• Название:

    жизнь кончается завтра


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



"ЖИЗНЬ КОНЧАЕТСЯ ЗАВТРА"


Мелкая морось влажного воздуха пропитывала унынием всё и насквозь...унылым казался сам вечер, бледный свет фонарей, где-то внизу, пустые улицы, даже собственный полёт под тяжестью промокших крыльев был нестерпимо унылым...

"Ненавижу свою работу! Тоска сплошная..." Внизу матовым бледно-голубым светом на фоне тёмной стены с мерцающими кое-где окнами вырисовывался обозначенный балкон. Вестник проверил навигатор.

"Да, это определённо здесь. Пора снижаться." Едва не врезавшись в паутину проводов, чудом избежав столкновения с рекламным щитом и дорожным знаком одностороннего движения, вестник не рассчитав тяжесть крыльев на повороте, мокрым шлепком впечатался на метр выше балкона и практически стёк на бельевые верёвки.

- Бл...дь! - Использование не нормативной лексики при исполнении обязанностей согласно пункту... навигатор треснутый об стену моргнул и затих. "Вот так уже лучше!" С грохотом выкарабкиваясь из развешанного белья, запинаясь о стулья, табуреточки, детскую коляску образца прошлого века и продолжая материться вестник таки встал на ноги и вытащил крылья из снесённого при падении пододеяльника...

- Здравствуйте..Вы кто? на пороге балкона стояла светящаяся бледно-голубым светом фигура бабульки лет эдак с гаком, в трясущихся от страха руках чётко прорисовывалась двустволка.

- А..Ну, я собственно к Вам. Бабулька поправила очки, оглядела "гостя" с ног до головы и с тяжёлым вздохом опустила ружьё.. - Смерть, значит.. ну, проходи.

- Вообще-то я не Смерть! Я вестник... Старушка бережно упаковала ружьё в полотенце и спрятала в шкаф.

- Да какая уже разница-то, милый? Итак, всё к одному...пойдём на кухню, я тебе чаю поставлю, продрог видать. Квартирка была светлая ухоженная, но до безобразия забитая явно дорогим сердцу барахлом, хранящиеся воспоминания бросались в глаза обилием антресолей, коробочек, шкатулочек...судя по отсутствию пыли, всё это бережно перебиралось, перемывалось и нежно перепаковавалось до лучших времён, которые по видимому уже не настанут... Кухня так же изобиловала всем чем угодно, включая объёмистые запасы баночек под скамейкой. - Вот, всё жду когда мои приедут, внукам вот насобирала..как теперь-то... Бабулька стояла посреди кухни сиротливо оглядывая, как впервые увиденное своё наследие...

- Как же это теперь? Я же варенье подписать не успела?..она устало опустилась на стул. - и подарки..подарки не завернула..

- Успеете, если захотите. Я же сказал: я вестник, я прихожу раньше, помогаю людям выбрать последний путь, по их желанию.

- Как это?

- Ну, услуга у нас такая новая, раньше, по ту сторону встречали и тогда уже проводили разбор биографии, а теперь приходим ещё при жизни, канцелярия не справляется, жалоб много с зала ожидания..вот,поэтому я и здесь, анкетку заполним и я полечу.

- Ну, спрашивай, раз надо.. бабулька смахнула слезу прихваткой и уставилась в равномерное пламя газовой конфорки под чайником.. - Вот, мне электрический-то подарили, а я всё испортить боялась..так по старинке и кипячу...а может ну его?

- Кого?

- Давай, новый попробуем?

- Как скажите... вестник удивлённо разглядывал оживившуюся старушку.

- Вот я его сейчас... из какой-то коробки вынырнул новенький электрический чайник. - Столько всего ведь, чем не пользовалась, то сломать боялась, то думала детям оставлю, чтоб новенькое было...у меня ведь всё есть, и микроволновка и блендер этот, импортный... а сколько всего за жизнь куплено было, чтоб не хуже чем другие... она вздохнула - всю жизнь на химзаводе, всё здоровье там оставила, всё время своё, а пенсия вон 4 тысячи, только что на лекарства по льготному дешевле...работали-работали, всё надо было денег, да чтоб не хуже других..вот сервиз в буфете стоит немецкий фарфоровый сервиз на двенадцать персон. А мы даже никогда в жизни из него не ели-не пили. О! Давайте возьмем оттуда по чашке с блюдцем и выпьем из них чаю, наконец. И для варенья розетки выберите самые красивые! И буфет этот, стенка полированная.. Ну зачем мы купили эту полированную “стенку”? Все детство детям испортили – “не трожь”, “не поцарапай”. А лучше бы стоял тут самый простой шкаф, из досок сколоченный, зато детям можно было бы играть, рисовать, лазать! Вещи.. с ума сходили по этом вещам, покупали, доставали, старались… А ведь они даже не делают жизнь комфортнее – наоборот, они мешают. Купила на всю зарплату финские сапоги. Мы потом целый месяц питались одной картошкой, которую бабушка из деревни привезла. И зачем? Разве кто-то когда-то стал меня больше уважать, лучше ко мне относиться из-за того, что у меня сапоги финские, а у других – нет? Знаете, я сейчас так жалею, что мы тогда не родили ещё деток. Жили мы в коммуналке, вшестером в одной комнате с моими родителями. И я думала – ну куда еще ребенка, куда? И близняшки спят в углу на сундучке, потому что даже кроватку поставить негде. А потом мужу по служебной линии выделили квартиру. А потом – другую, большую. Но возраст был уже не тот, чтобы рожать, а лучше б родила, да с детьми сидела. Ведь у мужа зарплата хорошая была. А просто все работали, и я тоже. Все детей в ясли и я, все в садик и я, все на продлёнку и я своих..., а потом летом – пионерский лагерь. Однажды вечером прихожу домой и понимаю – там живут чужие, совершенно мне не знакомые пятнадцатилетние люди. А ведь всё для них.. ничего не выбрасывала, всё хранила, внукам пригодится...а они и не забрали ни коляску, ни кроватку..новое купили. Зачем хранила? Лучше б продала, да в отпуск с мужем всей семьёй по путёвке съездили...а то выбрались за жизнь один раз в круиз.. на теплоходе по Волге до Астрахани. Какое же это было счастье! Мы были на экскурсиях в разных исторических городах, загорали, купались. Посмотрите, я до сих пор храню фотографии! а ещё мы как-то на выходные решили поехать в Ленинград. У нас тогда машина была еще двадцать первая ”Волга”. Семь часов за рулем. Утром сели завтракать в Петродворце на берегу Финского залива. А потом заработали фонтаны! Как же это давно было...ребятишки вон ещё маленькие... Бабулька за время монолога успела притащить все фотоальбомы и теперь выкладывала стопки фотографий перед вестником, обильно поливая изображения комментариями воспоминаний. - Сейчас думаю: ну вот почему я не родила даже пятерых? Ведь все было: муж хороший, надежный, добытчик, “каменная стена”. Работа была, детский сад, школа, кружки… Всех бы вырастили, подняли на ноги, в жизни устроили. А мы просто жили как все...Видела, как мой муж нянчится со щенком, и подумала – а ведь это в нем нерастраченные отцовские чувства. Его любви на десятерых бы хватило, а я... даже щенка оставить не разрешила, куда мол в квартиру, да дети маленькие, вот дача будет.. а дача, сколько времени муж её выбивал по инстанциям, да все выходные сам один строил, столько времени убили зря, теперь жалею, что времени с ним мало проводила, всё подгоняла быстрей, быстрей строй...а то соседи уже баню поставили...а ведь он фотографировать любил, мечтал ездить семьёй в путешествия...до сих пор его рюкзак в кладовке храню, так собранный и стоит со всем необходимым...там рядом с коробкой для внуков...я внукам то, всё насобирала детское, что от близняшек оставалось, а они не взяли вот, ну может ещё маленьких родят, эти то подросли уже...жаль вижу их редко, самой тяжело ездить, далеко а они редко приезжают..а я их каждые выходные жду, пеку что-нибудь, вот тесто на пироги на завтра поставила...а они ведь снова не приедут, да? бабулька как-то разочарованно огляделась.. вестник отставил блюдце из-под сливового варенья и покосился на панель навигатора, загрузка выполнения задания маячила 98% - оставался всего один нюанс... на кухне воцарилась тишина.

- Не приедут. ответила она сама себе и повернулась к гостю. -Вы меня простите, нахлынуло..Вы спросить меня о чём-то хотели..

- А Вы уже сами почти на все вопросы ответили, один остался...вестник смущённо разглядывал свои подсушенные крылья, в чёрных перьях предательски поблёскивала бельевая прищепка...но момент был явно не подходящий для её устранения, - Надо выбрать, как вы хотите уйти в последний путь.

- Вот ведь, незадача то какая..я никогда не думала об этом..

- Никто об этом не думает, а теперь вот надо.

- Сколько у меня времени?

Вестник пожал плечами,

- Я же не Смерть, я не знаю...я вообще, плохо в нём ориентируюсь если честно, у нас оно по другому идёт... изловчившись он таки незаметно дотянулся до прищепки, и теперь вертел её в руке под столом не зная куда пристроить.

- Что ж..тогда я не буду выбирать, я не хочу знать, как я умру, но я точно знаю, что я хочу сделать... индикатор высветился 99%. Бабулька медленно встала из-за стола и стала собирать фотографии.

- Это ведь ничего, что я не выбрала?

- Нет, ничего страшного...вестник попробовал улыбнуться - Главное, не то, как Вы хотите умереть, а как Вы хотите жить.

- Пожалуй...жаль, что никто не пришёл и не сказал мне это раньше. Ты в любом случае, зайди завтра, хорошо? Я тебе балкон оставлю открытым и белья там не будет. Она подмигнула и рассмеялась. Оказавшись на улице вестник немного замешкался и в нерешительности опустился на соседнюю крышу, нужно было выполнить последнее - отметить балкон знаком посещения, но почему-то ему совсем не хотелось этого делать. И ведь, завтра он всё-равно пообещал залететь...подумаешь, он отметит на день позже, что с того небесной канцелярии? Почему-то очень хотелось подарить ей несколько лишних часов жизни, может она хоть что-то успеет? Вестник треснул навигатором об трубу, убедился, что индикатор погас на отметке вставьте ботарею и взмыл в небо...

Балкон был приоткрыт, белья, как и обещала старушка не было. Более того - были срезаны даже верёвки! Во всей квартире творился какой-то хаос, в углу большой комнаты стояли упакованные к отправке коробки со списками содержимого и именами родственников и знакомых. Не было ни буфета, ни стенки, ни покусанных молью ковров, как будто здесь и не жил никто. На кухне всё выглядело так же, пустые стены и коробки со списками. На столе стоял вчерашний новенький электрический чайник, чашка с блюдцем и что-то накрытое полотенцем с закрепленной на бельевую прищепку запиской. Вестник улыбнулся, присел на единственный стул и развернул листок: "Здравствуй! Наверное, не успею сказать тебе спасибо. Пироги и варенье оставила тебе, я уехала повидаться с родными и отвезти им завещание, и деньги на ремонт квартиры, чтоб не потерялись. Вот, решилась наконец на путешествие, взяла мужнин рюкзак да фотоаппарат - поеду по путёвке. Остальное распродала и раздала знакомым, ещё не всё забрали, но это уже не важно. Дети сами разберутся, я им в письмах написала всё то, о чём говорила с тобой, всё то о чём жалею, что не успела сделать и как я их люблю, написала чтоб не повторяли моих ошибок и жили не откладывая желания на потом, жили, как будто жизнь кончается завтра. СПАСИБО."

Вестник медленно доел последний пирог, медленно вымыл за собой посуду и повесил на спинку стула полотенце. Ещё раз огляделся, свернул письмо, закрепил на него прищепку и убрал во внутренний карман. На балконе он долго смотрел на опустевшую улицу. Унылый фонарь обдавал матовым светом остановку на противоположной стороне улицы, где время от времени появлялись запоздалые пешеходы, читавшие расписание пропущенного транспорта... "И что им мешает жить? Почему они решаются на жизнь, только когда остаётся последний день? А что собственно мне мешает уйти с отдела "предвещания"? Может перевестись в другой отдел? Что с того, что у меня есть вечность, а у них нет?" Вестник медленно поднёс навигатор к перилам балкона, впитав бледно-голубое свечение индикатор показал 100% и окрасил свечение сиреневым оттенком. Дальше по этому адресу будет Смерть.