• Название:

    Нелепая ситуация


  • Размер: 0.1 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Нелепая ситуация

Глава 1. А что тогда?

      Было обычное утро, я снова проспала первую пару, позавтракала и все же отправилась в университет. Дорога до него была весьма неприятна, особенно та ее часть, которая проходила через метро. Помнится, в детстве я мечтала прокатиться в этом набитом доверху людьми вагончике. Но после двух лет жизни в столице, я поняла, что нужно быть поосторожней со своими желаниями, ибо теперь я езжу на метро в универ каждое утро. Честно говоря, до сих пор не могу понять, каким образом я уже на втором курсе, вроде только поступала в это чертово учебное заведение, а потом бац и второй курс. Это, определенно, магия. Впрочем, не удивляйтесь, я всегда люблю поразмышлять о чем-то эдаком по дороге к универу.

      Хотела бы сказать, что за своими размышлениями не заметила, как быстро доехала до нужной мне станции, но не тут то было, я прекрасно ощутила тот час, который провела под землей. Да, это еще один минус, дорога к универу полностью находится под землей, поезд ни разу не выезжает на свежий воздух.

      Подойдя к зданию университета, я уж было хотела перекреститься. Не то чтобы я набожный человек, но когда увидела у входа в свой "храм науки" какого-то идиотского клоуна, меня передернуло. Что это несносное создание тут забыло? Никогда не любила клоунов. Даже когда в цирке была, то пряталась под скамью, если они выходили на арену. Несмотря на то, что мои шансы проскользнуть мимо чудища незамеченной были ничтожны, я задержала дыхание и отправилась, так сказать, напролом.

- У тебя спина белая, - сказало это существо, и я сразу же попыталась посмотреть на свою спину. Она нифига не белая, какого... Вот блин! Точно! Сегодня же первое апреля, наверное, и этот клоун тут поэтому стоит.

      Раздраженная еще больше, я влетела в здание универа и отправилась в нужную мне аудиторию. Перед дверью я остановилась. Сегодня у нас Шилова ведет...

      Удобно устроившись на свободном месте, я достала свой блокнот и любимую ручку, которую получила как сувенир на концерте группы «Nightwish», еще когда Тарья была солисткой. Эта ручка - что-то вроде моего талисмана. Собственно, я собиралась записывать лекцию, но... В аудиторию вошла Юлия Андреевна и мой мозг начал создавать идею для нового фанфика.

      Да, я фикрайтер. Это единственное, что мне нравится делать. Писать, писать и еще раз писать, хотя читатели давно продолжения к одному ориджиналу ждут... Но сейчас не об этом. Юлия Андреевна давно стала главной героиней моих фанфиков, в основном, в жанре «фемслэш(юри)». Ну, нравится мне ее описывать и все. Шилова своим ласкающим слух голоском поприветствовала нас и объявила, что сегодня самостоятельная. Сухарик, а точнее Женька Сухарев, наш староста, раздал всем листочки с тестом, и в аудитории установилась тишина. Я быстренько накатала ответы, ибо эту тему знала хорошо, и принялась писать первую главу только что придуманного фанфика.

      «Юля уже больше не могла себя сдерживать, ее руки опускались все ниже и ниже, и вот, когда они достигли Катиного укромного местечка, девушка взвизгнула».

      Нет, какой-то бред выходит, нужно переписать, а то чувствую себя Йуным Аффторенком. И наверное, вырву-ка я листочек из блокнота, а то еще стырят, здесь таких много. А на жалкий листочек в клетку, надеюсь, не позарятся.

      «Катя уже давно заметила огонек в глазах Юли, но сделать первый шаг она была не готова, поэтому Шилова сама потянулась к губам подруги».

      Да, так пожалуй лучше. Я с головой окунулась в свою работу, но мой поток вдохновения был прерван тем, что кто-то тронул меня за плечо. Я уже было хотела надрать нахалу задницу, но вовремя опомнилась и поняла, что это Сухарик жаждет от меня ответов на самостоятельную. Я протянула ему листок и закидала все свои вещи в сумку. Пора отсюда валить и быстрее дописывать главу, а то у меня прямо руки чешутся, проклятое вдохновение, приходит всегда не вовремя.

      Хорошо, что у меня сегодня было две пары, первую я благополучно проспала, а вторая, слава Моргане, уже закончилась. Домой мне еще не хотелось, а дописать главу надо было, поэтому я пошла в свое любимое кафе неподалеку от универа, заказала чай и достала из сумки блокнот. Я перелистала весь и не могла понять, где глава, но потом до меня дошло, что я листик вырвала. Покопавшись в своей сумке, я все же нашла драгоценный помятый и небрежно сброшенный в сумку клочок бумаги. Вот только моему удивлению не было предела, когда я увидела на листке свои ответы по сегодняшней самостоятельной. Неужели... Тут в меня как будто молния ударила. Святые Угодники! Юлии Андреевне я сдала свой фем! Она ведь там в главной роли, Боже, что со мной будет?!

      Я посмотрела на время и решила, что у меня еще есть шанс застать Шилову в универе, а там уже сказать, что я сдала не тот листик. Так и не дождавшись заказанного мной чая, я кометой вылетела из кафе и побежала к серому зданию. Забежав в кабинет, в котором недавно так облажалась, я с огорчением выдохнула. Юлии Андреевны здесь нет и сумочки ее тоже нет, а это значит, что Шилова уже на пути к своей квартире. Я просто победитель по жизни, надеюсь, что она примет мой рассказ за шутку на первое апреля.

      На этот раз, выйдя из универа, я все же решила податься домой. Проторчав добрые полтора часа в метро, я еле дошла до квартиры. Если бы я умела ходить на руках, я бы дошла домой на них, ибо ноги болели невыносимо. Как разулась, я уже не помню, как дошла до кровати — тоже, но я чудесно помню, как в три часа ночи зазвонил телефон. Звонил никто иной, как Анька. Черт бы ее побрал!

- Алло, - сонно выдала я, и уже ожидала вопроса «Ты что, спишь?», который подруга всегда задавала, когда звонила, не смотря на время.

- Пустишь переночевать? - спросила Аня, и я услышала всхлипы. Опять ревела, что ли? Наверное, снова из-за парня своего, вот он урод.

- Конечно, - я, честно говоря, спросонья мало чего соображала, но двери я Аньке как-то открыла, потом так же «как-то» поставила чайник и выслушала ее историю. Оказалось, что парень ей изменил и выкинул потом беднягу из квартиры. Ну, говорю же урод, терпеть не могу, когда моих друзей обижают, это просто немыслимая наглость.

      Где-то в пять утра мы легли спать, а в шесть мне уже вставать и дуть на учебу. Тихонько, чтобы не разбудить подругу, я собрала нужные причиндалы и вышла из квартиры. О том, что меня сегодня ждет, я вспомнила уже перед входом в универ. Благодаря Ане я забыла о своей неприятности с Шиловой, но теперь-то в памяти все возродилось. Собравшись с духом, я вошла в здание, потом в аудиторию, а потом до меня дошло, что сегодня Юлия Андреевна у нас ничего не ведет. С одной стороны, я этому радовалась, а с другой понимала, что это только оттягивает все то, что должно будет со мной случиться. Я ведь даже не представляю ее реакцию. Нет, ну а как вы бы отреагировали, если бы ваша студентка написала о вас фемслэшный фик, а? Я понимаю, если бы она еще была нетрадиционной ориентации, но она ведь самая настоящая натуралка! У нее даже муж был, правда бросил ее, козел. Вот я бы ее никогда не бросила, на его месте разумеется, я ведь тоже натуралка, наверное. Вообще, этот вопрос меня не волновал раньше, но после того, как я нашла фикбук, начала писать, погрузилась в юри с головой, то начала задумываться об этом... А вдруг мне больше девушки нравятся? Впрочем, с парнями у меня дальше поцелуев не заходило никогда. И да, я еще девственница, ибо придерживаюсь правила «до свадьбы ни-ни», по крайней мере еще придерживаюсь, но мало ли чего будет, когда встречу идеального для себя человека, там я уже за себя не ручаюсь.

      Отсидев в душном помещении три пары, я отправилась домой, где меня ждала подруга, и надеюсь, она что-нибудь приготовила, ведь я до жути голодная, еще бы, утром так и не позавтракала ведь.

      Дома меня ждала гречневая каша и тосты с сыром, ну хоть что-то. На особые кулинарные изыски я и не надеялась, Анька ведь не особо хороший повар, но если что-то готовит, то делает это на высшем уровне, такая она. Подругу я застала за онлайн просмотром фильма. Как он назывался, я так и не узнала, но, судя по всему, ему подходило заглавие «Ты сказал, что не любишь меня, и я собралась броситься с моста, а потом меня спас другой парень, в которого я влюбилась, и у нас теперь все хорошо». В общем, фигня какая-то. Когда фильм закончился, Анька недовольно хмыкнула.

- Я думала, что это что-то стоящее, а на самом деле обычные розовые сопли!

Я уже хотела ей кое-что ответить, но передумала. Наверняка вчерашнее происшествие еще не стерлось из ее памяти, а этот фильм был просто способом сбежать от реальности. За три года нашего знакомства, я уже хорошо изучила ее повадки.

- Еще что-то посмотрим? - поинтересовалась я у подруги, но та отрицательно покачала головой.

- Я лучше твои фанфики почитаю, - да, Анька мой самый преданный читатель, именно она с самого начала моего творчества читала все: мой полуночный бред, неприкрытые признания в любви, первые фики о Шиловой...

      И вот вспомнилась же мне Юлия Андреевна! Представляю, как она читает мою «самостоятельную», а может и вовсе не читает, ведь многим людям это как бы противно. Хотя я никогда не понимала, что же тут противного? У каждого свои моральные принципы, и мы живем в свободной стране. Или уже приняли закон о запрете Любви, а я не в курсе? В наше время возможно все, особенно с такой властью.

      Аня принялась читать последние обновления моего профиля, а я тем временем перебазировалась на кухню - пить чай. Моя мама всегда удивлялась, как я могу выпивать столько чая в день. Ну разве три чашки в час - это много? Помнится, я как-то смотрела передачу, где в Японии женщина по десять чашек в час выпивала, и что теперь? Правда, у нее чашки раза в три меньше моих, но это же совсем неважно.

- Журавлева, - послышалось из комнаты, - да ты прям влюблена в эту Шилову, везде ее пихаешь!

      Я тихонько засмеялась, а потом впала в ступор. А вдруг так и есть? Вдруг Юлия Андреевна мне нравится как женщина? Ладно, что за бред в моей голове, это все от переутомления наверное, все-таки три пары отсидеть - это даже для меня рекорд, обычно больше одной в день не высиживаю.

- Насть, а сколько ей лет? - снова подала голос Анька. Я немного призадумалась. Кажется, мне кто-то говорил возраст Шиловой, но это же нужно напрячь мозг... Двадцать два? Нет, маловато. Двадцать четыре? Ну может быть. А нет, точно, вспомнила!

- Двадцать шесть, - крикнула я, чтобы Анька услышала, а то кухня от комнаты далековато находится. А ведь она меня старше на восемь лет, мамочка родная, да тут ченслэшем попахивает. Так, стоп. Вот же эти фикрайтерские замашки, постоянно все пейринговать, даже саму себя.

- Такая молодая и уже преподает? - удивилась подруга.
      Ну, а что тут такого. Я видела, что и в двадцать три кто-то там лекции читал. Говорят, что Шилову за какие-то выдающиеся черты взяли или что-то такое, я не вникала. Мне вообще нравится, когда преподы молодые, они лучше студентов понимают, а все эти тетки, которым за пятый десяток уже, только и умеют, что жаловаться на то, что мы самые худшие за всю историю университета. Это у них такая традиция, из поколения в поколение говорить подобные фразочки студентам.

- Ну, она хорошо преподает, - ответила я Аньке и принялась смотреть в свою чашку с чаем. От него такой приятный аромат бергамота...

      Подруга, слава Моргане, перестала задавать мне вопросы о Шиловой, да и вообще любые вопросы, и я могла спокойно подумать обо всем на свете. Я уже начала размышлять о том, как проведу лето, и тут вдруг, зазвонила мобилка. Вот же черт! Даже помечтать и подумать нормально не дают! Номер был неизвестен, но трубку я все же взяла.

- Алло, - кинула я слегка раздражительно.

- Анастасия Журавлева? - О, Мерлин, этот голос... Это же...

- Юлия Андреевна? - сердце в пятки ушло. Зачем она мне звонит? Точно прочла самостоятельную...

- Да, ты меня сразу узнала, значит богатой не буду, - как я поняла, она пыталась пошутить
      Вышло не смешно, но настроение у нее явно хорошее,а значит, кричать на меня сейчас не будут.

- Вы что-то хотели? - перешла я к волнующему меня вопросу. Надеюсь, что все обойдется, а надежда ведь всегда умирает последней... Может моя останется жива?

- Да, у нас тут наметили праздник на Пасху, и нужен кто-то, кто слегка поможет, вот я и обзваниваю студентов, даже самостоятельные ваши еще не проверяла, - я с облегчением вздохнула, может еще все будет хорошо? Я успею подменить свою работу, и Шилова ничего не прочтет...

- Хорошо, я согласна, - конечно, мне совсем не хотелось помогать, но отказать Юлии Андреевне я не могла. Она имеет надо мной какую-то власть. Жутко звучит.

- Спасибо, Настюша, - мне кажется, или я даже слегка покраснела? - А я пока пойду проверять ваши работы, до свидания.

      Я не успела ничего сказать, так как Шилова положила трубку. Ну вот, ничего не обойдется. Юлия Андреевна все прочтет и тогда... Тогда... А что тогда?

Глава 2. Бета

      Не знаю, кто меня заставил подорваться так рано. Пять утра - не очень привычное для меня время подъема. Может быть, Анька Матвеева, свалившаяся с кровати и еще минуты две думавшая, что ее сон - это реальность? А может быть в моем пробуждении виновен будильник, который какого-то черта зазвонил, хоть я и ставила его только на семь? В общем, я не знаю кого винить в том, что уже вторая пара, а я сплю как сурок, хотя при каждом шорохе содрогаюсь, ибо все же инстинкт самосохранения у меня работает на ура, если препод засечет, то я мигом стану как огурчик. Ага, маринованный...

      Следующая пара меня пугала. Биология, а то бишь Юлия Андреевна... Моя проклятая самостоятельная. Так, Настя, держи себя в руках, просто твой препод прочел фем про саму себя, что же тут такого? Да ничего. Я пыталась себя успокоить, но получалось как-то не очень. В аудиторию я вошла как ни в чем не бывало, а Шилова, которая уже была на своем месте, даже не взглянула в мою сторону. Так-с, может все же пронесло, и до моей работы она не добралась?

      Обычно время на паре тянется жутко долго, но закон подлости, как всегда, сработал: в этот раз час и двадцать минут пролетели так быстро, что я даже не успела заметить. Да уж, единственный закон, который всегда работает, это закон подлости. Все уже начали выходить из аудитории, я тихонько слилась с потоком, намереваясь выскользнуть в коридор, но вдруг услышала окрик Шиловой:

- Журавлева, останься.

      Вот черт, значит, точно прочитала. Что же мне теперь будет? Паника постепенно охватывала меня, по телу даже мурашки прошлись. Взгляд я сразу направила на очень интересный пол, а щеки предательски запылали.

- Настя, - обратилась ко мне Юлия Андреевна. - На вот, забери.

      Шилова протянула мой листочек с главой, и я покраснела еще больше, но все же взяла его в руки.

- Спасибо, - нужно же было что-то ответить, а это единственное, что на ум приходило.

- У тебя проблемы с пунктуацией, - сказала биологичка, а я впала в ступор. Неужели она читала все до конца? И ей даже противно не было? Если бы я закончила главу, то она бы там, так скажем, поимела девушку.

- Всегда этим грешила, - выдавила я из себя чистосердечное признание. Да, с пунктуацией у меня проблемы, ну с кем не бывает?

- Бета у тебя есть? - спросила Шилова, и моя челюсть отпала куда-то там на пол. Откуда она знает про бет? Неужели тоже на фикбуке тусуется?

- Бросила она меня, - с сожалением в голосе сказала я. Да, была у меня бета, но что-то у нас не срослось. Ей вечно все не нравилось, ну и разошлись мы как в море корабли.

- Надо, конечно, самой разбираться в правилах и писать без ошибок, - Юлия Андреевна сделала небольшую паузу. - Но я могу побыть твоей бетой, если захочешь.

      Буду честной, я ушам своим не поверила. Моя биологичка, героиня многих моих фиков будет моей бетой? О, Моргана, неужели я сплю?!

- А вы тоже знаете про фикбук? - ну да, глупее вопроса нельзя было задать, но это же я, все на своих местах.

- Да, писала раньше фанфики, - Шилова улыбнулась и заправила прядь волос за ухо. Все-таки, она очень милая. - Но это уже в прошлом, сейчас я вернулась из придуманного мира в реальный.

      А я ведь всегда думала, что фикбук со мной навсегда, неужели когда-то я тоже забуду о нем и перестану быть фикрайтером?

- Я бы хотела, чтобы вы были моей бетой, - и хватило же смелости согласиться, как я теперь буду писать, если знаю, что Юлия Андреевна будет это бетить?

- Какой у тебя ник? - спросила биологичка, а я еще размышляла над тем, правильно ли я делаю, что иду на такое.

- Чешир, - не задумываясь, сказала я. До сих пор не пойму, почему взяла именно этот ник. Может, потому, что этот кот такой же странный, как и я?

- Кстати, ты вчера согласилась помочь подготовиться к празднику, - напомнила мне Шилова. А я уж совсем забыла об этом. А еще меня волновал один вопрос:

- А почему вы обзваниваете студентов, почему не наш куратор?

- Наталья Вадимовна ушла в декрет, а меня поставили вместо нее, - объяснила мне Юлия Андреевна.
      А я-то думаю, чего это ее тошнило постоянно, теперь все стало ясно. Вот же, даже нам, своим дорогим студентам не сказала... Даже жаль, что она ушла, мы с ней дружили, можно сказать. Хотя в принципе, я рада, что нашим куратором поставили Шилову, а не Валентину Григорьевну, старую противную сплетницу.

- Понятно. Я уже пойду? - поинтересовалась я, в надежде получить утвердительный ответ, но не тут то было.

- Куда же ты, Настюша? Тебе в актовый зал прямая дорога, там скоро собрание начнется по поводу праздника, - обломала, так обломала. И зачем я только согласилась?

      В общем, как порядочный человек, я отправилась в актовый зал, вместо того, чтобы пойти домой, выпить чаю, почитать книгу... В зале было шумно, все что-то рьяно обсуждали, видать, я слегка опоздала на собрание. Я осмотрела присутствующих и заметила, что никого знакомого нет. Вот так ситуация. Хотя, это даже к лучшему, ведь все те, кого я знаю из универа, как бы это помягче сказать, слегка недоразвитые. Может, я тут кого нормального встречу.

      Я тихонько подошла к группе людей, стала позади всех и даже не слушала, о чем они говорят, но когда кто-то произнес «А Чешир подойдет...», я отозвалась.

- Чешир? - спросила, и все резко обернулись в мою сторону.

- О, привет, - обратился ко мне какой-то парень, по виду точно первокурсник.

- И тебе не хворать, - где мои манеры? Давно я их уже не видала, с класса так шестого, наверное.

- Я Аарон, - представился он. Странное у него имечко, однако. Уж точно не русское, да и видно по нему, что от наших отличается.

- Иностранец? - я даже веду диалог с незнакомым человеком. Браво, Настя, это прогресс.

- Немец, - сказал как отрезал. - Но всегда любил вашу страну и вот, переехал сюда и пошел учиться.

- А я Катя, - представилась, протягивая руку, светловолосая девушка, стоящая слева от меня.

- Настя, - я все же решила назвать себя, чего уж тут, знакомиться так знакомиться.

- Давай, я тебя с другими познакомлю, - прощебетала девушка.

      Катя представила меня Соне, симпатичной длинноволосой шатенке. Потом я пожала руку Арине, она была чуть ниже меня и подстрижена под каре. Ну и наконец, меня познакомили с Машей, которая была явно старше нас всех, скорее всего третьекурсница.

- Это все? - спросила я, ведь и так будет трудно запомнить, а если еще больше, то мой мозг взорвется.

- Нет, конечно, - ответила Арина. - Просто сегодня немногие смогли прийти.

      Стоило ей это сказать, в актовый зал буквально влетел запыхавшийся Сухарик. А он-то что здесь делает? Неужто тоже будет помогать?

- Женька? - я покосилась на одногруппника.

- О, Сухарев, ты как раз кстати, - сказала Маша, тем самым, оставив мое удивление без внимания.

- А где остальные? - Женька нахмурил брови, - Они ведь обещали, что придут.

- Ну, - подала голос Соня, - Майя уж никак не могла, она в гости уехала, а Вилка приболела. Что насчет остальных, я вообще не в курсе, даже не всех знаю.

      Моргана, где же их так много развелось-то? Нет, для помощи в подготовке к празднику люди, конечно, понадобятся, но как я их всех запомню? Надо бы им на лоб бумажки с именами приклеить, так было бы легче.

- Кстати, - шепнул мне Сухарик, - ты неплохо пишешь фем.

      Сказать, что я была в шоке — ничего не сказать. Наш тихоня Женька читает фем? Да и вообще что-то знает про фикрайтерство? Вот уж не ожидала!

- Кстати, Шилова обещала, что тоже будет нам помогать, - сказал Аарон, а я почему-то тут же покраснела. Честно говоря, не знаю, от чего. Или уже одно упоминание Юлии Андреевны заставляет меня принимать помидорный оттенок? А все из-за того, что она прочла мою «самостоятельную».

- Правда что ли? - выдавила я из себя, пытаясь не выдать своей реакции на Шилову.

- Походу, - Аарон пожал плечами. - По крайней мере, зал украшать она точно с нами будет.

      Святые угодники! Просидеть пару часов с Шиловой в аудитории, слушая ее лекцию, это еще куда ни шло. Но находиться в одном актовом зале, встречаться взглядом, да и вообще... Как я это выдержу?

- Кстати, а что мы вообще на этом празднике делать будем? - спросила я, а то действительно было ничего не понятно. Хоть бы кто объяснил.

- Ну... - протянул Сухарев, устремляя глаза в пол. - Что-то будем...

Я поняла, что спрашивать бесполезно, он сам особо ничего не знает.

- Стандартная концертная программа, - пояснила Катя, что-то писавшая в своей тетради.

      А я думала что-то оригинальное будет. Хотя, это даже к лучшему, меньше мороки. Интересно, а как мы зал будем украшать? Пасхальные яйца с потолков свисать будут? Или, может, пасхальный кролик у двери постоит?

***

      Наше собрание длилось еще пару часов, мы расписывали что, кого и куда. Я ненароком обмолвилась о том, что петь умею, но потом поняла, что это было зря, ой как зря. Теперь мне придется выступать перед публикой, а я это не очень-то и люблю. Хотя, если запилить им парочку песен Nightwish или Within Temptation, то я совсем не против.

      Мне вот вообще интересно, кто там, кроме нас, выступать-то будет. А то, как я узнала, Катя сыграет на гитаре, Майя на флейте, а еще какая-то девушка, о которой я ни сном, ни духом — на пианино. Итого, четыре человека со мной. Надеюсь, что это не весь концерт, ибо провал нам обеспечен. Интересно, а Шилова умеет играть на чем-нибудь?

      Праздник сейчас занимал почти все мои мысли, остальную часть я посвятила Юлии Андреевне, которая, кстати, должна была меня на фикбуке найти. Аньки дома не было, так что я могла спокойно залезть в интернет. Первым делом открываем фикбук. Так, что тут у нас: одно сообщение и ни одного отзыва. Я кликнула на иконку с конвертом и уже приготовилась к чему-то типа «Оцени мой фф, пожалуйста», но нет, меня ожидал сюрприз. Пользователь с ником «Эванна», писал, что я могу поставить его своей бетой. Это же Шилова, черт возьми! Так, пойду читать ее творчество сразу после того, как бетой поставлю.

      Когда я перепечатала главу с листочка на комп, и собственно, дописала ее, то выложила свою работу на сайт, а так же поставила Эванну бетой. Интересно, много ли у меня там ошибок? Боюсь, чтобы весь текст потом красным не оказался.

      Совершив все нужные процедуры, я заварила себе пуэр, свой любимый чай, залезла под одеяло и принялась изучать профиль Шиловой. Я, черт возьми, спать не буду, но все ее фанфики перечитаю!

Глава 3. Это меня пугает

- Анька! Твою же за ногу! Матвеева! - кричала я, бегая по квартире в одной футболке, которая служила мне ночнушкой.

- Чего тебе? - сонно спросила Аня, валявшаяся на диване.

- Какого хрена ты выключила будильник?! - я была уверена, что это она, так как нас в квартире двое, а я его точно не выключала.

- Ты сама вообще понимаешь, что несешь? - Матвеева насупила брови и соскользнула с дивана на пол. - Нафига мне отключать твой будильник?

- Ну а кто мог это сделать? Полтергейст? - психовала я, но потом меня осенило. - Погоди, а какой сегодня день недели?

- Суббота, ирод, - выругалась Анька и потопала на кухню, наверняка заваривать чай.

      Получается, что никто будильник не выключал. Я просто прохлопала то, что сегодня выходной, и мне никуда не нужно. Однако нервы себе с утра я была обязана потрепать.

- Мне вчера Максим звонил, - как бы невзначай бросила подруга, которая уже удобно устроилась на кресле с чашкой чая.

- И что хотел? - спросила я, тут же чувствуя укол совести. Аня была уже явно расстроена, а я еще с утра на нее наорала, ну что же за фигня такая.

- Сказал, чтобы я ему его браслет отдала, - Матвеева едва сдержала всхлип. - Тот, который он мне на годовщину подарил, типа символ нашей любви.

- Да идиот он, Ань, - я приобняла подругу. - Ты себе лучше найдешь.

- Где? - ну все, теперь уже слезы полились рекой. Вообще натура у Аньки чуткая, любит она поплакать.

- Да хоть в моем универе, - сказала я, а Матвеева подняла затуманенный слезами взгляд.

- Может, я тоже буду с праздником помогать? - а вот теперь рыданий как не бывало, в глазах зажглись огоньки, а губы растянулись в улыбке.

- Лишние руки не помешают, - обрадовала я подругу, хотя сама не знала, можно ли посторонних приводить, нужно будет Шиловой позвонить и узнать.

      Довольная как кот, Матвеева засела в интернет, а я осознала, что Юлии Андреевне позвонить просто не осмелюсь... Вообще, в свете последних событий, я и рядом с ней стоять, не краснея, не смогу. Да и голос дрожит при разговоре. Наверное, лучше в контакте написать, так легче.

      Я решила, что потом напишу Шиловой, а сейчас нужно сосредоточиться на сценарии праздника, который повесили на меня. Почему такая нелепость произошла? Да потому, что Сухарик обмолвился, что я фикрайтер. Все решили, что мне это будет сделать легче, чем остальным, а то, что я никогда сценарии не писала, никого не волновало.

      Так-с, посмотрим списочек тех, кто захотел выступить: Искровая, Ромашкина, Рай, Фрост (у Аарона даже фамилия не такая, как у простых смертных!), Молотилова, Шилова... Стоп! Юлия Андреевна тоже готовит номер? Интересно, что она будет делать? Танцевать со скелетом?

      Из мыслей меня вырвал звонок телефона. Ну, и кому там неймется? Я посмотрела на экран мобилки и нервно сглотнула. Мама?

- Алло, - я взяла трубку, ведь если бы проигнорировала этот звонок, это плохо бы закончилось.

- Привет, доченька, - мы с мамой уже месяц друг другу не звонили, а тут на тебе.

- Привет, что-то случилось? - сразу поинтересовалась я, ибо не верю, что она может позвонить просто так.

- Нет, ничего, - мама тяжело вздохнула. - Только тётя твоя нагрянула внезапно.

- Тётя Маша? - вот теперь-то я понимаю причину этого звонка.

- Ты сможешь приехать? - в надежде спросила мама, но мне пришлось ее огорчить.

- Нет, мам, я тут добровольно себя припахала приготовлениями к празднику в универе, - я придала голосу некую жалобность, чтобы мама почувствовала всю проблему моего положения.

- Тогда пожелай мне удачи, - попросила мать, ну а отказать я ей конечно не могу, тем более в такой ситуации.

- Удачи, - сказала я, и мы одновременно положили трубку, всегда так делаем.

      Вообще, с мамой у меня хорошие отношения, но после того, как я переехала в столицу учиться, мы стали редко общаться. Мне даже иногда не хватает теплых вечеров с чашкой горячего какао, как раньше.       Мы часто устраивали такие посиделки, мама рассказывала истории из своей жизни, а я внимательно слушала и удивлялась тому, какой же необыкновенной и насыщенной была ее жизнь. Мне всегда нравилось ее имя - Эвелина - и в правду редкое и очень красивое. Я бы хотела, чтобы мое имя было столь же прекрасно, но нет, меня назвал отец, а тут только радоваться можно, что не «Евдохой» например, и не «Даздрапермой», он у меня таких древних устоев...

      Однажды мама рассказала мне забавную историю про мою тётю. Она раньше и говорить-то о ней не смела, но тут почему-то решилась. В общем, вышло так, что они как-то мужей своих перепутали, а все потому, что имена и фамилии у них одинаковые. Оба Никиты, и оба Журавлевы. Поэтому мама, наверное, и оставила фамилию бабушки — Романова.

      Смешная история с мужьями вышла, мама и тетя чуть не повыходили замуж за избранников друг друга, потому что в ЗАГСе что-то напутали. В общем, день свадьбы, а невесты в ужасе мечутся. Женихи, кстати, только в сторонке стояли да хохотали, как мама говорила. Все потом хорошо было, но тётя Маша маме столько нервов вымотала: и кричала, и плакала, и даже платье свадебное грозилась посреди улицы снять. Мама все успокаивала ее, ведь сестры они, тем более Маша старшая. В общем, с тех пор, мама боится наедине с ней оставаться, такие дела.

      Ну, повспоминали прошлое и хватит, пора к сценарию вернуться. Мне его, кстати, потом заведующей кафедрой на одобрение относить. Она у нас женщина хорошая, да и умная, но больно уж ее боятся все студенты и не только нашего универа. Никто даже отчества ее не знает, только имя — Томирис. Говорят прошлую заведующую она свергла, хотя все преподы клянутся, что Екатерина Сергеевна сама ей своё место отдала. В общем, никто не знает, что было на самом деле, а если в столовой посидеть, то вообще можно услышать, что Томирис и Екатерина Сергеевна нетрадиционной ориентации и встречаются.

      Что-то я снова от сценария отошла. Для начала, нужно придумать само начало, как бы глупо это не звучало. Да еще и с пасхальной тематикой! Ну и на кой черт на меня повесили эту непосильную работу?       Допустим, что ведущие выйдут на сцену. Блин, нужно еще выбрать ведущих. Пусть это будет Маша, так как она постарше, и Сухарик, отплачу ему за то, что обмолвился обо мне как о фикрайтере. Итак, выйдут они, скажут какие-то слова, потом кто-то выступит, потом они снова выйдут. Да, я просто мастер писать сценарии.

- Есть будешь? - спросила Матвеева, отвлекая меня от важной работы.

- Была бы не против, - бросила я, даже не отводя взгляд от несчастного листочка, на котором должен был быть черновой вариант сценария.

      Как только я посмотрела на свой мобильный, чтобы узнать время, он сразу же зазвонил. Ну и кто на сей раз? Я уже даже на Шилову думала, но блин, Сухарик?!

- Алло, - сказала я с ноткой удивления в голосе.

- Привет, Настя, я это, - парень притих. - Поговорить насчет праздника нужно.

- Приходи ко мне, - сразу же предложила я. Ну а что? Здесь ничего такого нет, да и со сценарием мне поможет заодно.

- А где ты живешь? - поинтересовался Женя, ему же, в конце концов, нужно знать, куда идти.

- Значит так, если ехать с центра, то нужно садиться на четвертый троллейбус, а если... - Сухарев меня прервал.

- Я на машине, - сказал он. На машине? У него есть машина? Ну офигеть теперь!

- Тогда ищи улицу Михайловскую, там, если въезжать во двор со стороны магазина «Вишенка», то мой подъезд третий, а вообще, его легко узнать, там на двери написано «Закрывай дверь, черт тебя подери». А там уже в домофон позвонишь. Квартира 43!

- Хорошо, скоро буду жди, - уже было хотела ответить «вся в ожидании», но Женя бросил трубку.

      Я положила телефон на стол и встретилась с заинтересованным взглядом Матвеевой.

- Это мой одногруппник,- пояснила я, понимая, о чем думает Аня.

- Симпатичный? - Матвеева улыбнулась.

- Нормальный, - пожала плечами я. Как-то я особо на него не смотрела. Не могу сказать, симпатичный ли он.

***

- Нет, ну Жень, я не буду это петь, - возмущалась я, когда Сухарев предложил мне спеть какую-то детскую песенку.

- Зато на пасхальную тематику, - приняла сторону Женьки Матвеева. Конечно, я уже заметила, что последние полчаса она только тем и занята, что глазки ему строит.

- Мне уже не пять лет, я не буду петь этот бред! - ну а что я, я всегда стою на своем.

- Если найдешь что-то не детское и с пасхальной тематикой, то свистни, - кинул Женька, когда я садилась за ноутбук, а они с Аней шли на кухню пить чай.

- Хорошо, - согласилась я, лишь бы они уже побыстрее свалили из комнаты, а то я думать не могу, когда кто-то еще рядом есть.

      Наконец-то я осталась одна! Теперь можно устроить себе перерыв и зайти на фикбук. Открываем вкладочку и … Двенадцать отзывов? Нужно это заскринить, в жизни у себя подобного не видела. Все отзывы от разных людей, и это я еще на марафон ничего не посылала. Радовалась я первые пять минут, а потом, до меня начало доходить, что все они комментят мой новый фик про Шилову! К тому же, почти все оставившие отзыв не зарегистрированы на сайте, а значит, зашли сюда впервые... Причем именно на мою страничку и именно на этот фик... Боже, судя по именам, все они из моего универа! А в отзывах такое, что мама не горюй!

«О, Журавлева, а давно вы с биологичкой в таких отношениях?»

«Настя, ну ты даешь, я то думала, что ты натуралка»

«И не стыдно с учителем? Хотя, вряд ли такой, как ты может быть стыдно»

      Да что это за бред такой? Да, я пишу про Шилову, но не про себя с ней, а просто про нее. Какого лешего они все это пишут? Да еще и отзывы удалять нельзя! Вот же черт!

      Я взбесилась, взяла ноутбук, пошла на кухню и поставила его на стол, прямо перед Сухариком. Парень прочитал все отзывы и нахмурил брови.

- Кто-то явно пустил сплетню, - подытожил он.

- Но кто? - недоумевала я. Вроде никому дорогу не переходила...

      Женя не успел ответить, уже третий раз за сегодня зазвонил мой телефон. И сейчас это была Шилова. Чует мое сердце, это не к добру.

- Здравствуйте, - сразу сказала я, как только нажала «Принять вызов».

- Привет, нам нужно поговорить, - голос у нее был спокойный, но какой-то сухой.

- Ладно, говорите.

- Не по телефону, - сказала Юлия Андреевна. - Встретимся завтра в двенадцать в кафе «Атлантик».

- Хорошо, - ответила я и бросила трубку. Что-то меня это слегка пугает...

Глава 4. Что на этот раз?

- Все будет хорошо, Журавлева, - сказала Анька, хлопая меня по плечу. - Не дрейфь.

- С Богом, - выдохнула я выходя из квартиры.

      Сегодня было веселое утречко. Особенно когда я поняла, что до встречи всего полчаса, а я еще не одета нормально, да и вообще только из кровати выползла. Воскресенье же. В общем, надела я джинсы и клетчатую рубашку, те вещи, которые первые попались под руку. Наспех почистила зубы и съела парочку бутербродов, которые Матвеева приготовила для себя. Удивительно, но она встала на час раньше меня, что бывает очень редко. Зашнуровав свои несчастные кеды, которые ношу уже два года, я вылетела из квартиры под Анькино «Все будет хорошо».

      Про лифт я совсем забыла, поэтому ураганом пронеслась по ступенькам. Чуть не сбила соседку бабу Любу, спокойно идущую на базар за покупками. Потом, споткнулась о толстого рыжего кота, который частенько ошивается у нас под подъездом, но все же сумела не упасть, и побежать дальше.

      До кафе я добралась минут за двадцать, что уже говорило о том, что я опоздала на добрые полчаса. Зайдя в кафе, Шиловой я не обнаружила. Неужели уже ушла, так меня и не дождавшись? Однако я решила не делать поспешных выводов и сесть за только что освободившийся столик, попутно заказав чашку любимого чая.

      Когда я уже допивала вторую порцию Саусепа, в кафе буквально ворвалась Юлия Андреевна. Она оглядела глазами помещение и увидела меня. Я даже помахала, черт возьми. Биологичка подошла к столику и села напротив.

- Прости, что так сильно опоздала, - извинилась она. - Давно ждешь?

- Да нет, - отмахнулась я. - Сама на полчаса позже пришла.

- Да уж, мы друг друга стоим, - сказала Шилова, и я покраснела. Ну что за дурная реакция?

      И вообще я заметила, что постоянно краснею, если есть хоть малейший намек на «нас», как единое целое. С одной стороны это странно, а с другой мне от этого даже приятно становится.

- Вы хотели о чем-то поговорить? - поинтересовалась я, решив сменить тему, а то ее фраза звучала как-то неоднозначно, или это только мне так показалось?

- Да, я о той сплетне, которая уже обошла почти весь универ, - Юлия Андреевна опустила на секунду глаза, но потом резко их подняла и устремила свой взгляд на меня. - Это ведь не ты пустила?

      Меня слегка насторожили ее слова. Неужели она подумала, что это я? Да я бы никогда в жизни не поставила ее карьеру под удар, да и вообще никогда бы не сделала ей плохо.

- Конечно нет, - я сразу же отрицательно покачала головой. - Мне вот самой интересно, кто бы это мог сделать.

- Меня ведь могут за такое и с работы вышвырнуть, - отчаянно сказала она. - Там мало кто будет разбираться, правда это или нет.

      Да, а ведь она права. Даже бесит это. Люди не разбираются правда или ложь, им просто нужно соблюсти формальности. Если говорят, что замутила со студенткой, то вышвырнуть. Если кто-то сказал, что этот человек украл, то посадить. Большинству просто начхать на правду и лень разбираться во всем, лучше посмотреть футбол с бутылкой пива.

- Юлия Андреевна, никто вас не вышвырнет, все будет хорошо, - повторила я Анькину фразу, которая мне самой мало надежды внушала.

- Давай лучше на ты, - она слегка улыбнулась. - А то уже достало официальное обращение.

- Хорошо, - признаюсь честно, мне так тоже удобнее будет, ведь я уже давно мечтала её просто по имени называть.

      И я как идиот подумала, что это нас сблизило. Ну, мало кого на «ты» называешь, вряд ли это сближает людей, но мне просто хотелось думать иначе.

- Так что будем делать с этой сплетней? - Шилова вмиг стала серьезной и сложила руки в замок.

- Не знаю, - пожала плечами я. - Нужно найти того, кто это сделал.

- Интересно, с чего они вообще это взяли, - то ли она спрашивала, то ли размышляла вслух, вообще непонятно было.

      Мне на самом деле самой интересно, тот, кто пустил сплетню, вообще думал, что делает? И как ему такое в голову-то пришло? Пусть в аду горит!

- Может чего поесть закажем? - спросила я, прерывая неловкое молчание.

- Да, сейчас посмотрю меню.

      Минут десять мы обе тупо смотрели в красиво оформленную книжечку и выбирали что-то съедобное, а такого было мало. К нам подошла официантка.

- Уже выбрали? - вежливо спросила она, доставая блокнотик.

- Шоколадная Агарта, - сказали мы с Шиловой в один голос и засмеялись.

У нее такой заливистый смех, такой красивый. Я слышала, как смеются разные люди. Некоторые ржут как кони, другие икают как ослы, а Юля... Она просто божественно смеется.

- Ожидайте ваш заказ, - девушка кивнула головой и ушла от нашего столика.

- Любишь шоколад? - будто бы между прочим спросила Шилова.

- Как и ты, - ответила я, от чего она заулыбалась. Ну вот, я теперь знаю, что у нас есть что-то общее: обе опаздываем, обе любим шоколад.

- Кстати, про то, что эта сплетня точно не правда, знают еще два человека, - сказала я.

- И кто же? - Шилова вопросительно посмотрела на меня. Блин, от ее взгляда у меня мурашки по телу проходят, причем даже если смотрит она не на меня.

- Моя подруга, которая нам с праздником помогать будет и Женя Сухарев.

- Женька хороший парень, - я не знаю, к чему это сейчас сказано было.

- Я вот думаю, что все вместе мы сможем найти виновника, - предположила я.

- Да, думаю вчетвером это будет легче, - Шилова задумалась. - Но я даже представить не могу, кто бы это мог быть.

- Я тоже, - я тяжело вздохнула.

      Нам принесли «Шоколадную Агарту», которая, судя по меню, была из чистого шоколада, даже из шоколадной муки. Короче, объедение. Мы поели, еще поболтали немного и разошлись каждая в свою сторону. Я, признаться честно, хотела ее проводить, но это было бы странно, согласитесь. Как будто я ее парень, и мы со свидания идем...

      Я шла и понимала, что мне начинает нравится Шилова. И эта дурацкая сплетня только подогрела мою симпатию к ней. Ну и что, что она девушка, для меня это ничего не меняет. Вот только, наверняка, это важно и существенно для нее. И ведь действительно, связь со студенткой недопустима. Ее реально за такое могут уволить. Да и с чего я взяла, что могу ей понравится?
      От меня вечно какие-то проблемы.

      Открывать двери ключами мне было попросту лень, поэтому я позвонила в звонок. Анька соизволила поднять свою тушку с дивана и открыть мне.

      Я разулась и первым делом добежала до ноута, чтобы Матвеева не успела вернуться в комнату и занять его. Открыла фикбук и заметила, что Шилова уже отбетила мою главу. Она не была вся красная, но все равно ошибок много. Правила, что ли, подучить...

- Не успела домой вернуться, а сразу на фикбук, - в дверях появилась довольная морда Аньки.

- Ты чего такая радостная? - спросила я, но та только сделала вид, что ничего не понимает, и наигранно удивилась.

- Ты о чем?

      Если бы я общалась с ней не так хорошо и давно, то возможно бы и поверила в то, что ничего не произошло. Но я ж ее как облупленную знаю!

- Матвеева, выкладывай, - я схватила в руки подушку. Мое любимое оружие в битве.

- Да ничего такого, - Анька подбежала и к дивану и тоже запаслась подушкой. Она думает, что это ее спасет?

- Если бы «ничего такого», ты бы так не сияла, - я подходила все ближе, продумывая план атаки.

- Ладно сдаюсь, - ну вот, никакой выдержки у человека. - Мне Женя позвонил.

      Я в приступе хохота повалилась на пол. Почему мне смешно? Ну как можно радоваться тому, что Сухарик позвонил? Хотя, возможно только для меня он всего лишь староста и одногруппник, а для Аньки вон хороший кандидат на место парня. Матвеева в недоумении смотрела на меня.

- Ты чего ржешь? - спросила и стукнула меня подушкой.

      Я среагировала молниеносно, схватила подругу за ногу и повалила ее на пол, та даже вскрикнула от неожиданности.

- Ну держись! - крикнула Анька и принялась бить меня подушкой, я еле отбивалась, если честно.       Поэтому собственно и побежала по квартире, а подруга погналась за мной. В общем, мы выглядели как Волк и Заяц из «Ну погоди!». Я, на самом деле, обычно играю роль Волка, но тут уж так вышло, поменялись ролями с Матвеевой.

      Когда мы обе, уже конкретно уставшие, повалились на диван, из коридора вдруг раздался звук дверного звонка. Ну кого еще принесло, а? И не мог этот «кто-то» прийти тогда, когда мы галопом пробегали мимо входной двери?

- Матвеева, пойди открой, - кинула я подруге и зарылась лицом в подушку.

- Я сегодня уже открывала, теперь твоя очередь, - пробурчала подруга.

- Ну Анька, - жалобно проскулила я, а тем временем в звонок продолжали звонить.

      Матвеева притворилась спящей, и я поняла, что от нее уже ничего не добиться, это, собственно, коронный прием. Она вообще хорошо умеет притворяться, ей бы на актрису пойти, да вот только она уже учится на филолога заочно. Как она вообще может быть филологом? Ума не приложу.

Я неохотно встала и поплелась к двери. На пути к ней успела удариться локтем о дверной косяк. Больно, блин. В глазок, естественно, не посмотрела, а потому, открыв дверь, порядком удивилась.

- Мама?

      Интересно, что она здесь забыла. Вроде бы у себя дома гостей ждет, а тут сама в гости заехала. Чувствую я, что это неспроста.

      Последний раз мама ко мне так заявилась, когда разбила папину машину. Ну, не умеешь водить — не садись за руль. Нет же, села. Папу чуть удар не хватил, когда он узнал. Он свою машину очень любит.       «Вот и женился бы на ней» - коронная мамина фраза. Папа в ответ всегда ее обнимает и смеется. Кстати, это еще один человек, чей смех просто прекрасен.

      Мама стояла на пороге и переступала с ноги на ногу. Я ее, конечно, впустила, но мне было интересно, что, черт возьми, на этот раз?!

Глава 5. Неожиданности продолжаются.

- Потрудись объяснить, - я в упор смотрела на мать, которая, как ни в чем ни бывало, сидела за кухонным столом и спокойно пила чай.

- Ну доченька, - она поднесла чашку с горячим напитком к губам, но тут же поставила ее обратно, видимо, посчитав жидкость слишком горячей. - Я не хотела встречаться с Машей.

- Что? - мои глаза расширились до невозможного. - То есть ты хочешь сказать, что приехала ко мне, не дождавшись тёти?

      Мама, заметив мое негодование, оставила попытки что-то возражать и доказывать, поэтому просто кивнула в ответ. И смех, и грех.

- Как можно бояться собственной сестры?

- Я.. - начала мама, - я ее не боюсь!

      Если свое предложение она начинала слегка растеряно, то заканчивала его бойко, сведя брови на переносице и уверенно сверкая глазами. Ну да, как же, не боится. Даже папа бы на это не купился, хотя он человек очень доверчивый.

- Ладно, я спать, - махнула я рукой в сторону матери, не желая больше говорить о ее взаимоотношениях с тетей Машей.

      И все же я этого не понимаю. Как один совершенно ничем не обоснованный и абсолютно глупый случай мог повлиять на мамино отношение к сестре? Или у них и до этого были странности в общении?

      С такими мыслями я и легла спать. Снилось мне что-то совсем ненормальное: радужный единорог, на котором восседала Тарья Турунен, скакал по Хогвартсу, перед ним появилась рыжая девушка, которая стала петь какой-то гимн, а потом на них упал потолок... Я даже ничего не курила, честное слово.

      Утро было доброе, потому что все спали и я ни с кем не столкнулась лицом к лицу. Главное, что ванна свободна, а то с приездом мамы вероятность этого резко снижалась. Я сняла свою еле достающую до колен ночнушку и стала под душ. Капли стекали по телу, немного щекоча кожу, но я этого практически не замечала. Сейчас мои мысли занимала только Шилова. Я все чаще стала думать о ней, представлять ее, вспоминать ее голос, смех, глаза... Кажется, со мной что-то происходит.

      Накинув на себя легкий льняной халат, я вышла из ванной и отправилась прямиком на кухню. Чай с бутербродами уже соскучился по мне. Я не обратила внимания на казанок с пловом. Совсем не обратила. Даже когда съела две порции, все равно не обратила.

      В свою комнату я зашла на цыпочках, подобралась к шкафу и чудом умудрилась извлечь оттуда одежду, почти не открывая жутко скрипящую дверцу. Матвеева, которой я вчера постелила под батареей, даже не думала просыпаться, поэтому я, облегченно вздохнув, так же осторожно покинула помещение. Мамин визит был неожиданным для нас обеих. Аньке пришлось уступить диван и теперь довольствоваться местом на коврике. Хотя, она не сильно-то и спорила...
      Уже на кухне одевшись и причесавшись, я схватила свою сумку и выскользнула из квартиры.

      На улице сегодня было жарко. Я правильно поступила, не взяв с собой никакой куртки. Вообще, в конце апреля всегда тепло, но в этом году весна нещадно издевалась над нами. То восемнадцать градусов тепла, то два мороза. Нормы ни в одном глазу.

      Теплый приятный ветер ласкал мои щеки, от чего я даже улыбалась. Я. Улыбалась. По дороге в универ. Да где это видано вообще? Но мне сегодня было как-то очень хорошо.
      Зашла в метро, время пролетело незаметно, и вот, я уже в аудитории.

      Преподаватели все что-то рассказывали, а я все ждала, когда они уже перестанут чесать языком. Вот, например, Федор Вячеславович. Ну, что он за бред несет, скажите мне? Старик явно выжил из ума. Про Галину Терентьевну я вообще молчу.
      Как бы мне все это не нравилось, на лекциях я вела себя спокойно, наверное потому, что мечтала. Что-то слишком много в последнее время. Две пары пролетели так быстро, что я и моргнуть не успела.

      Сейчас ее лекция... Она скоро войдет, улыбнется как всегда, заговорит о чем-то, совершенно мне непонятном, но я буду слушать ее ангельский голос.
      И вот, хлопок двери - и Юлия Андреевна уже здесь. Стуча невысокими каблуками о паркетный пол и, кажется, что-то насвистывая, она подошла к столу и привычно опустила на него папку с лекционным материалом и журналом.
      Блин, один только взгляд на нее, и тепло разливается по телу, но...

      Какой-то урод вдруг включил свадебный марш! Кто эта тварь? На меня сразу же обернулась половина аудитории, и все дружно заорали «Горько!». Да чтоб вы сгнили на дне канавы! Сильно умные, да? Ну я вам сейчас покажу!

      Я вскочила с места и посмотрела на Шилову. Биологичка нерешительно осматривала галдящую толпу, явно мысленно прощаясь со своей работой, и в этот же момент я резко почувствовала свою вину перед ней. Надо все исправить!

- Молчать!!! - я закричала так громко, что даже у самой чуть уши не заложило.

      Стало так тихо, что можно было услышать стук упавшего на пол карандаша. Марш Мендельсона у кого-то на мобилке все еще звучал, и я яростно оглянулась в попытке найти источник шума. В такой тишине это сделать было совсем не трудно.
      Светловолосый парень, имени которого я даже не знала, растерялся. Я ухмыльнулась и подошла к этому козлу, иначе и не назовешь. Выхватила у него телефон и вышвырнула его в открытое окно. Белобрысый вскочил и начал в панике орать на меня:

- Это был айфон! Айфо-о-он!

- Вот видишь, как плохо быть идиотом? - съязвила я, а блондин все никак не мог поверить в то, что его любимый айфон сегодня умер.

      Я посмотрела на Шилову, и поймала на себе ее улыбку. Определенно, этот скандал стоил того.

      Всю лекцию в аудитории не было слышно ни единого звука, кроме медового голоса Юлии Андреевны. Белобрысый свалил с пары, ничем это не аргументируя. Хотя, мог бы и уважительную причину сказать, например: «Я на похороны своего айфона». Мне кажется, что все здесь находящиеся уяснили урок, который я преподнесла. Ну, а нефиг такое вытворять, ироды.

      После лекции Шилова сразу же собралась и ушла, что-то сказав про важные дела в деканате. Жаль... А мне так хотелось выловить ее, поговорить, а может, даже сходить еще раз в кафе...

      Домой я снова добиралась на метро. Как всегда, стояла, ибо никто и никогда в жизни не уступал мне места в общественном транспорте. С каждой остановкой поезда народу прибавлялось и прибавлялось, будто все они ехали в одно место. Совсем скоро стало ужасно душно, еще и возле меня примостился парень, выливший на себя литр одеколона если не больше.
      Слава Богу, еще одна остановка, и я почти дома...
      Поднявшись по скользким, только что помытым ступенькам к выходу из метро, я впервые в жизни задумалась, а зачем, по сути, уборщицы их моют? Ведь затаптывается все чистое буквально через несколько секунд...

      От метро до дома было десять минут быстрым шагом, и, уже почти заходя во двор, я все же поддалась искушению зайти в магазин и купить упаковку пирожных. В детстве мама мне всегда покупала именно эти, очень вкусные, не смотря на типичный набор химических элементов в составе.

      Открыв квартиру ключами, чтобы не выслушивать потом от Аньки претензии, я почти с ходу наткнулась взглядом на Сухарика. Он тут уже частый гость, и видно, что подруга решила за ним приударить. Что ж, хорошее телосложение, симпатичная прическа, красивые глаза... Неплохой выбор, Ань!
В общем, я их уже благословила, главное только не на моей кровати... Ой, что-то я далековато зашла.

      Я поставила на стол пирожные, и Анька потерла руки в предвкушении.

- Это же твои любимые! - воскликнула подруга. - И мои тоже.

- Все для тебя, - сказала я, чтобы подразнить Матвееву. Ведь у нее сразу идет ассоциация с песней Стаса Михайлова, которого она ненавидит. Как впрочем и я, но подразнить — дело благое.

- Только не это! - возмутились Аня с Женей в один голос. Они точно два сапога пара! Даже дразнить их можно одинаково. А что, мне это нравится.

      После их возгласа мы засмеялись. Обожаю, когда люди говорят в унисон. В детстве мы всегда загадывали желание, если такое случалось.

- Кстати, Настя, я тут кое-что нарыл, - сказал вдруг Сухарев, откусывая кусочек от пирожного.

- И что же? - поинтересовалась я, наливая себе чаю.

- Сплетню пустил кто-то из преподов, - сказал Женя, и я перелила воды в чашку. Пришлось вытирать.

- С чего ты взял? - не поняла я. Ну вот честно, зачем преподам это нужно?

- Во-первых, если бы это были студенты, то преподы не обратили бы на это внимания. Во-вторых, об этом реально гудит весь пед. состав. В-третьих, у тебя нет врагов, а у Шиловой могут быть, и вряд ли это студенты.

- Ну не знаю, - я нахмурила брови. - Звучит неубедительно.

- Да, понимаю, что аргументов мало, но все же, - Женя запустил пятерню в волосы и слегка их потрепал.

- Нужно будет насчет врагов у Шиловой узнать, - я призадумалась. - У меня ведь тоже могут быть недоброжелатели. Наверное...

- Одного ты себе уже сегодня нажила, - согласился Сухарик, напоминая о случившемся на биологии.

- Этот белобрысый козел мне не враг, - я засмеялась. - Я с животными не воюю.

      Волна хохота прошлась по кухне, у меня чуть чай носом не пошел, честное слово. Я оставила Женю с Аней одних и ушла в гостиную, где мама читала мои фики... Стоп. Что? Мои фики? Какого черта?

- Мам! - возмутилась я, но она только помахала пальцем и попросила ей не мешать.

      Что, так интересно что ли? Ладно, у меня вообще семейка странная и очень большая. Я даже всех не перечислю. Помню, как-то по истории в школе задали сделать свое генеалогическое древо. Я, в общем, дошла только до поколения моих бабушек и дедушек и то, пока с этими всеми связями разобралась чуть не сдохла. Хотя, на самом деле до сих пор ничего толком не поняла. Кто кому и как приходится в моей голове не уложилось.

      Я уже думала пойти телевизор в кои-то веки посмотреть, но тут мои планы нарушили. Звонок в дверь, мать его. Уже второй раз за два дня, почти в одно и то же время. Как я поняла, снова придется открывать мне, так как Анька занята Сухариком, а мама - моими фанфиками. Я, чертыхаясь, пошла к двери, со злостью открыла замок и слегка прифигела. Вы просто никогда не угадаете, кто стоял на пороге. Я бы сама не угадала.

- Ну привет, племяш, - сказала среднего роста женщина со слегка вьющимися русыми волосами и немного пухлыми щечками.

- И вам добрый вечер, теть Маш, - я впустила гостью в дом и уже мысленно представила мамину реакцию при их встрече. Ведь теперь она никуда не убежит, разве что в окно, да и то высоковато.

      Тётя Маша всегда любила быть неожиданной и непредсказуемой.
      Прошлую нашу встречу, например, запомнила не только я, но и весь город. Еще бы, тетя Маша, поругавшись с каким-то прохожим, который взял ее на "слабо", при всем честном народе вскарабкалась на трехметровую статую какого-то из поэтов и оттуда продолжала сыпать угрозами на своего обидчика.
      Если быть точнее, то залезла она только на постамент, не на саму статую, но снимать ее, тем не менее, пришлось спецслужбам.
      И сейчас эта необычная женщина стояла передо мной, и я боялась ее спрашивать, почему она приехала именно сюда. Неужто папа проболтался о мамином местонахождении...

Глава 6. Прямо в логово

- Маааам! - громко крикнула я, чтобы мать, наконец, отвлеклась от моих фиков.

- Я просила не мешать, - ответила она, на что тетя Маша только глаза закатила, мол, ее сестра всегда такая.

- Выйди в коридор! - еще громче крикнула я, чтобы мама потом не делала вид, что ничего не произошло.

- Это не может подождать? - возмущенно вопросила мать, видимо, действительно оторвавшись от текста.

- Выйди!

      Мы с тетей услышали тихое шарканье, и вскоре мама, зевая, вошла в коридор. Тут же недовольно вперившись в меня взглядом, она совершенно не заметила Машу, стоящую в тени двери. Я уже приготовилась к ссоре, но тут, Мария бросила свою сумку на пол и кинулась обнимать сестру. Та в полном шоке устремила на меня полный непонимания и вселенской тоски взор, заставив просто сложиться пополам в приступе хохота. Такое зрелище редко увидишь. Чтобы тетя Маша, да маму к себе прижимать? Что происходит?

      Я поняла, что мне нужно свинтить оттуда и оставить их вдвоем, все-таки сестры в кои-то веки обнимаются. Вспомнив о пирожных, я отправилась на кухню, открыла дверь, а там... Сухарик с Матвеевой целуются. Целуются, мать вашу! У меня на кухне!
      В общем, я была в шоке, но нарушать их идиллию не хотелось. Единственным безопасным местом была теперь моя комната, куда я и направилась. Врубила музыку в наушниках на полную, но хватило меня на минут пятнадцать от силы. Почему-то всегда спасавшие от безысходности звуки, сейчас просто резали слух. Я вытащила наушники из ушей и подумала посмотреть какой-то фильм, даже начала искать в интернете подходящий, но так и не нашла. Что же за день такой?
      Взгляд пал на почти чистый лист, где когда-то начинал писаться сценарий. Да, меня хватило буквально на четыре-пять строчек тогда. Нужно снова за него взяться, а то не дело это.

      Я уселась на кровати поудобнее и взяла ноутбук на руки. Быстро перепечатав с листка несчастные четыре строчки, которые в текстовом редакторе поместились в одну, я тяжело вздохнула. Работы непочатый край.
      Итак, ведущие Катя и Женя выходят на сцену, открывают праздник, потом выступает Соня, потом...

      Глаза на секунду закрылись, но когда я открыла их вновь, то уже была в лежачем положении, накрытая одеялом, а выключенный ноут покоился на столе. Рядом с улыбкой на лице мирно сопела Анька. Надеюсь, ей не Сухарик снится...

      Времени было немного, всего-то три часа ночи. Спать почему-то не хотелось, и я вышла на балкон - полюбоваться ночным городом. У некоторых в окнах еще или, может, уже горел свет. Либо кого-то мучает бессонница, либо кто-то явно не жаворонок.

      Я была одета слишком легко для ночной прохлады апреля, поэтому когда небольшой ветерок чуть качнул верхушки деревьев, по телу прошлась дрожь. Да, долго тут не полюбуешься!
      Прикрыв балконную дверь, я думала снова лечь спать, но прошла мимо кровати. Что-то туда не тянуло. Странно, правда? Все душу готовы продать, лишь бы поспать немного, да и я о том же по утрам думаю, но сейчас просто не хочется. Я зашла на кухню, поставила чайник и достала из холодильника пироженки. Осталось всего две из десяти! Две! Ну и прожорливые они все.
      Я с наслаждением стоптала эту вкуснятину, и как раз закипел чайник. Что же, весьма кстати, ибо ем я всегда отдельно от питья, это как-то еще с детства завелось.

      Напившись чаю, я поняла, что поспать мне все же удастся. После чашки горячего напитка меня всегда клонит в сон. Добравшись до кровати, я залезла под одеяло и заснула.

      Сон был таким приятным и нежным... Мне снилась Юлия Андреевна, она гладила меня по волосам и улыбалась... Да уж, ну и фантазии!

- Вставай! - кто-то затормошил меня за плечо, но я только поглубже закопалась в одеяло.

- Ты же опоздаешь на пару! - вскрикнула Матвеева, чей голос сквозь сон я уже узнала.

- Отстань, - пробурчала я, потому что просыпаться не хотелось. О, да, это тот самый случай, когда хочется продать душу дьяволу.

- Тебе Шилова звонила! - сказала Анька, и я тут же подорвалась.

- Что?!

- Ох, как быстро встала, я знала, что это сработает! - Матвеева заулыбалась своей удачной выходке и вышла из комнаты.

      А она действительно умеет будить, сна уже ни в одном глазу! Я натянула вчерашние джинсы и желтую толстовку с изображением Бонем Картер. Первым делом я направилась в ванную, но там оказалось занято. Вот почему я не люблю, когда в квартире много людей, они постоянно занимают ванную!

      Через полчаса нужная мне комната освободилась, и я смогла нормально умыться. Приняла бы душ, да только времени нет, пора бежать на учебу. Естественно, не поела, схватила сумку и побежала в сторону метро. Все как обычно, поезд, станции, люди, ни одного свободного места. До универа я уже добегала, потому что до начала пары оставалось две минуты.
      Дверь аудитории, как назло, отворилась с жутким скрипом. Журавлева пришла, блин! Преподаватель как раз подходил к своему законному месту. Обернувшись и просверлив меня негодующим взглядом, он все же кивнул, позволяя войти.
      Первая половина этой занудной лекции прошла благополучно, никаких свадебных маршей и похорон айфонов, ничего интересного, короче. Но потом, в дверь постучались.

- Журавлева Анастасия здесь? - спросила какая-то девчушка-первокурсница.

- Здесь, - ответил Анатолий Игоревич, указывая в мою сторону.

- Вас к заведующей кафедры вызывают, - пролепетала девушка. - Прямо сейчас.

      Я покинула аудиторию и спокойным шагом отправилась в кабинет Томирис, вот только было как-то не по себе. Зачем меня туда вызвали? Этой женщины пол-универа боится, а меня туда, прямо в логово?

      Я постучалась и дернула ручку двери на себя, впервые попадая в просторный и светлый кабинет заведующей. Как тут, однако, красиво... Но вот только что здесь делает Юлия Андреевна?

Глава 7. Частичка матери

- Ну здравствуй, Журавлева, - поприветствовала меня Томирис, от чего по телу сразу прошла дрожь. То, что помимо меня здесь находилась еще и Шилова, могло значить только одно: сплетни дошли и до заведующей.

- Здрасте, - ответила я, пытаясь не показывать свое волнение. Надеюсь, это получилось.

- Вы знаете, зачем Вас вызвали? - спросила заведующая, стуча пальцами по столу. Ой, вот только не нужно этого, страшно не люблю подобные звуки.

- Предполагаю, - бросила я и скривила лицо, потому что стук, издаваемый пальцами Томирис, доводил меня до бешенства.

- Александр Попов пожаловался на Вас, - сказала женщина, и я начала в уме перебирать людей, с которыми когда-то пересекалась. Попов... Попов.... Не припоминаю.

- А кто это? - спросила я, от чего глаза Томирис вылезли из орбит, а Шилова только тихонько захихикала.

- Парень, чей телефон ты выкинула в окно, заступаясь за меня, - подсказала мне Юлия Андреевна.

- А, этот выпендрежник! - ну, слава Моргане, все прояснилось. А то заставили тут вспоминать какого-то Попова. У меня вообще память на имена не особо хороша.

- Погодите, - Томирис свела брови к переносице. - Что значит, "заступаясь за тебя", Юль?

      А я вот не могу называть ее Юля, только Юлия Андреевна, ибо наглости у меня не хватает. Везет же этой страшной женщине, ее все боятся, слова поперек не скажут... Она может даже Шилову Юлей назвать.

- То и значит, - буркнула я. - Кто-то в универе пустил сплетню, что у нас с Юлией Андреевной, как бы это сказать... Романтические отношения. Если бы я знала кто, то уши оторвала бы этому негодяю!

- Ближе к сути, - сказала Томирис, впиваясь в меня взглядом хищника и продолжая методично постукивать по столу пальцами.

- Так вот, этот ваш ПОпов много чего о себе возомнил и, когда Юлия Андреевна входила в аудиторию, включил марш Мендельсона, а почти все студенты повернулись в мою сторону и начали кричать «Горько». Тут-то я и не выдержала. Выкинула крутой телефон Шурика в окно.

- Так держать! - воскликнула Томирис, заставив меня приоткрыть рот от удивления. - Александр-то мне совсем другое говорил.

- Не удивлена, - подала голос Шилова. - Он вообще сказочник, хорошие сочинения пишет, Юрий Григорьевич хвалил.

- А кто сплетню-то про вас пустил? - заведующая присела на стул и сложила руки в замок. - Нехорошо это.

- Если бы мы только знали, - вздохнула Шилова, опуская глаза.

      Как же это чудесно звучит - «Мы»! Прям тепло по телу разошлось...

- Ладно, я попробую все решить, - вынесла вердикт Томирис.

- Как же? - удивилась я.

- У меня свои методы, - ответила заведующая и сразу задала вопрос. - Какая у тебя сейчас пара?

- История.

- Иди-ка ты лучше домой, - произнесла Томирис, поправляя свои темно-каштановые волосы. - А то на истории будет весь поток, по-любому придется пересечься с Поповым. А драки я не допущу!

- Я не ослышалась?

- Уши почисти, Журавлева, - заведующая надела очки, предварительно протерев их тряпочкой. - Ну все, иди-иди, и ты, Шилова, тоже.

      Не помня себя от радости, я вышла из кабинета Томирис и направилась к выходу из универа, как вдруг на мое плечо легла чья-то ладонь... Шилова?

- Спасибо, Насть, за то, что проучила Попова, - Юлия Андреевна улыбнулась и поспешила отдернуть руку.

- Любой бы на моем месте так поступил, пустяки, - отмахнулась я, а то точно уже щеки румянцем залились.

- Не любой, - Шилова застегнула молнию на легкой белой курточке и снова обратилась ко мне. - Ты в сторону метро?

      Я кивнула.

- Можно с тобой? - спросила она, а я еле сдержала крик счастья.

- У Вас уже пары на сегодня закончились? - решила поинтересоваться я, когда мы покинули здание универа.

- Я взяла больничный, - она намотала на шею длинный синий шарфик. - Всегда в это время года простужаюсь.
      Блин, а я и не заметила, что она заболела. Хотя смотрю на нее постоянно.

- Это хорошо. Вам, то есть тебе, неплохо бы дома побыть, пока Томирис не решит что-то с этими сплетнями, - произнесла я, наслаждаясь прогулкой.

- И то верно, - ответила она, а потом мы замолчали.

      Весенний ветерок играл с моими волосами, а точнее постоянно норовил закрыть ими лицо. Я откидывала их назад снова и снова, но ветру было все равно. В конце концов, я решила ничего не предпринимать. Шилова уткнулась носом в шарф и периодически покашливала. Мне так хотелось ее обнять и утешить, как маленькую, но, конечно, это было бы опрометчиво с моей стороны.

      В метро мы расстались. Я поехала в одну сторону, а она - в другую. Хотя, перед тем как сесть в поезд, она упомянула, что дом ее как раз в моей стороне, но сейчас ей нужно в другое место. Жаль, могли бы даже в поезде вместе прокатиться.

      Сегодня просто невероятный день! Свершилось фантастическое событие! Какой-то довольно-таки симпатичный парень уступил мне место в вагоне и обворожительно улыбнулся, жестом приглашая сесть. Я бы даже запала на него, если бы постоянно не думала о Шиловой. Всю дорогу я вспоминала, как она тихонько шагала в своих туфлях без каблуков, как поправляла шарф и иногда улыбалась. Я не могла выбросить ее из головы, как не старалась. Хотя кому я вру! Я даже не пыталась этого сделать.

      Домой я дошла без приключений, если не считать, что какой-то козел проехал мимо меня на полной скорости и заляпал грязью недавно стираные джинсы. Убить мало! Я дотопала до квартиры, открыла дверь, на ходу сняла штаны и кинула их в стиральную машину. Потом в одних трусах и кофте зашла на кухню, где удобно расположились Анька, мама и тетя Маша. Интересно, сколько чашек чая они уже выдули?

- Ты что, так по улице ходила? - глаза у мамы округлились, а я подавила приступ смеха.

- Конечно нет, тетя Эви, - Анька коварно ухмыльнулась. - Еще в обуви же.

- Матвеева, не доводи, - рыкнула я на подругу. - Какой-то идиот на джипе обляпал мои джинсы.

- Ах вот оно что, - с облегчением вздохнула мама, делая глоток чая.

- О чем беседуете? - поинтересовалась я. Ну, а вдруг что-то интересное.

- Нам Аня рассказала о твоей ситуации, - сказала тетя, и я уже готова была растерзать Матвееву. - Я могу помочь.

- И как же? - спросила я, не надеясь услышать ничего дельного.

- Ну, могу определить, кто тебе отзывы на фикбуке оставил, - Маша хрустнула пальцами (она это любит). - Недаром же просидела пять лет на факультете компьютерных технологий.

- Ого! - я была очень удивлена. - Не ожидала даже.

- А ты что думала? - тетя Маша стукнула рукой по столу. - Мы с твоей мамой еще ого-го!

      Волна смеха покатилась по кухне, после чего тетя Маша удалилась исследовать отзывы к моим фикам, а я заставила Матвееву сварганить мне чайку.

- Мам, а это нормально, ну.. - начала я, но говорить было как-то стыдно что ли, никогда не разговаривала с матерью по душам. - Влюбиться в девушку?

- Мама как-то проводила со мной такую беседу, когда я влюбилась в свою подругу, - ответила родительница, а у меня челюсть отвисла.

- И что же она сказала? - заинтересовано спросила я.

- Сказала, что в подростковом возрасте это нормально. Ты только начинаешь любить и зачастую влюбляешься в тех, кто рядом с тобой, кто для тебя очень дорог. Этим человеком для меня оказалась моя подруга. Другие ребята ее всегда не особо жаловали, а я прониклась ее душой, рассказывала ей самые сокровенные тайны. Она никогда не называла своего имени. Но часто, когда ее сильно доставали, она кричала всем «Я вам еще отомщу», из-за этого ее начали называть Мстителем. Да, и она к этому имени привыкла, поэтому я тоже ее так называла. Хотя часто, ласкательно в уме произносила «Моя Мстяша», - мама замолчала, вытирая выступившую слезу.
      Наверное, эта девушка действительно была очень важна для нее.

- Мам, а что случилось потом? Ты ей призналась? - спросила я, наливая себе уже вторую чашку чая.       Матвеева тем временем завороженно слушала.

- Как-то раз зимним вечером мы пошли с ней в театр. На Ромео и Джульетту. Я настолько прониклась спектаклем, что решила признаться Мстителю в любви. Подобрала нужный момент и выдала все на одном духу. Сказала, что я ее люблю, что она для меня очень дорога и важна, но я пойму, если она откажет.

- И что она? - спросила, не сводившая глаз с моей мамы, Анька.

- Она меня поцеловала. Вот так просто взяла и поцеловала на улице, на виду у десятка людей. Я была счастлива, так счастлива, что даже словами не передать. Мы начали встречаться, потом поступили в один колледж, а потом моя мать поняла, что это уже серьезно, подростковый возраст проходит, а я все так же влюблена в девушку. Тогда, неожиданно для меня, она начала расспрашивать о Мстителе, куда она хочет поступать, какие у нее предпочтения. Я и не думала ничего дурного, но зря. Мама уговорила меня пригласить Мстяшу на Новый Год. Она положила подарки под елку, пусть мы и были взрослыми, но это уже было как традиция. Мститель открыла подарок, а там оказался билет на самолет в Германию и документы из престижного университета. Мать смогла устроить мою девушку в вуз ее мечты, - мама уже не сдерживала слез, только иногда вытирала их, - Мстяша была так рада, а я только подавала вид. Она ведь должна была уехать так далеко, пусть и в июле, но все же... То чувство, когда понимаешь, что расстанешься с любимым человеком надолго просто ужасно. Позже я поняла, что мать сделала это специально, чтобы я разлюбила Мстителя. До июля мы все время были вместе. Каждая минута мне казалась на вес золота. И вот пришла пора уезжать. Мстяша такая счастливая садилась в самолет, а я провожала ее, как оказалось, навсегда.

- Но почему? - воскликнула Анька, а мне стало на душе так тоскливо, что даже на пару с мамой и Матвеевой расплакалась.

- Она не приехала через год, хотя много раз обещала по телефону. Она все болтала о том, что там, в Германии, очень хорошо к ней относятся, и ей совсем не хочется возвращаться. Вскоре она перестала отвечать на мои звонки, а потом и вовсе сменила номер. Через три года я узнала, что она вышла замуж. Парня звали Генрихом, он был сыном ректора. Я узнала об этом от своей мамы. Она показала мне фотки, о них написали статью в местной газете. Мстяша стала очень красивой, а с Генрихом смотрелась еще лучше. Я плакала. Очень долго плакала и не могла забыть ее, но в один момент решила начать жизнь с чистого листа. Поступила в университет, нашла новых друзей, познакомилась с твоим отцом. Он долго ухаживал за мной, а на третьем курсе сделал предложение. Я согласилась.

- Ты хотела бы быть с ней, да мам? - спросила я, утирая слезы.

      Мама обняла меня и прошептала:

- Будь я с ней, не было бы тебя, мое золотко.

      Я улыбнулась. Такие моменты, как этот, надолго остаются в памяти. И пусть я не поняла, хорошо или плохо влюбляться в девушку, но я узнала частичку своей матери.

- Так, я все сделала! - крикнула из комнаты тетя Маша, нарушая нависшую после маминого рассказа тишину.

      Я подошла у ноутбуку, где было открыто несколько страниц вконтакте. Значит, это те люди, которые оставили отзывы на фикбуке. Ну что же, я просмотрела всех, но только один человек стал подозреваемым. Ира Шеранова, моя бывшая лучшая подруга, с который мы разошлись врагами, крупно поскандалив. Она всегда завидовала мне и втихую делала подлянки, в то время как я считала ее достойной доверия. Теперь она была подозреваемой номер один, с чем согласились все присутствующие.

Глава 8. Не желая забывать ее рук

      Сегодня ночью мне удалось поспать всего три часа. И не мешал никто вроде. Кота в доме нет, чтобы без устали гонял по квартире и не давал уснуть. Даже Матвеева, которая обычно закидывала на меня ноги, сегодня мирно сопела, свернувшись калачиком. Что же мне не давало спать до четырех, мать его, утра? Наверное, это та история, которую рассказала мама, не давала мне забыться приятными сновидениями. Я все думала, почему Мститель так поступила. Зачем предала мою маму? Конечно, ответы на такие вопросы из воздуха не берутся, но успокоиться я никак не могла.

      Уснула я как-то случайно, когда уже светать начало. Мне снилось... ровным счетом ничего. А так хотелось еще повидать Шилову. Хоть во сне, но увидеть ее каштановые волосы, находящиеся в легком беспорядке, пухлые губы с едва заметным розоватым блеском и, конечно же, глаза... Ее зеленые, словно изумруды, глаза. Кажется, я начинаю сходить по ней с ума, а ведь и повода-то не было.

      Проснулась я со звоном будильника, сигналом которого была одна из моих любимых песен. Да, я не придерживаюсь тупого правила «Если хочешь, чтобы тебе разонравилась песня, поставь ее на будильник».       По-моему, гораздо приятнее просыпаться под ласкающую слух мелодию любимой группы. Но, как бы хорошо все это ни было, телефон мой благополучно свалился на пол, пока я пыталась выключить заставляющий выползать из-под одеяла звон будильника. Но ему от этого ничего не будет, уверяю. Куда он только не падал: и в унитаз, и в снег, и со второго этажа. И ничего, живой, хоть и сенсорный.

      Я аккуратно скинула с себя ногу Ани, которая все же успела под утро ее на меня закинуть. Накрыла Матвееву получше, чтобы потом не жаловалась, что мерзнет из-за того, что я перетягиваю на свою сторону одеяло. На самом деле оно само ко мне тянется, у меня же печеньки.

      Все утренние процедуры прошли успешно, и можно было выдвигаться в универ.
      На улице было шумно, словно в пчелином улье. Машины проносились мимо меня, как стая мустангов. Что-то странные сравнения сегодня витают в моей голове.
      До метро я добралась довольно-таки быстро, даже успела купить и съесть по пути мороженое. Обыкновенный пломбир, другое не ем. Уже год не лакомилась подобным, а сейчас как раз потеплело, так что можно смело переходить с пирожных на мороженое.

      Я шла полностью погрузившись в себя, поэтому не заметила, как столкнулась с каким-то парнем.

- Девушка, будьте осторожны, - сказал он, и тут же осекся. - Журавлева, что ли?

      Я подняла глаза, и наши взгляды встретились. Заглянув ему за спину, я заметила букет алых роз.

- Она любит белые, - бросила я, и пошла дальше в направлении конца зала, чтобы сесть в последний вагон поезда. Всегда езжу именно в нем, надеясь на призрачное поверье о том, что там людей меньше.

      Вас интересует, кто это был? Никто иной, как Женька Сухарев. И куда он шел? Конечно же, к Матвеевой. Вот только она еще дрыхнет. Стоп, Сухарик не пошел в универ? Да ну ладно? Неужели Анька его настолько заинтересовала?

      Избавиться от этих рассуждений меня заставила толпа народу, которая, словно волна, понесла меня в вагон поезда. После того, как все зашли, двери сразу же закрылись, и мы тронулись с места.

      Кажется, в моей жизни что-то изменилось, потому что сегодня мне снова уступили место. Может, я старею? Типичная Настя: не уступают место — козлы, уступают - «я такая старая?»

      Включив «Wishmaster» в наушниках, я закрыла глаза и погрузилась в песню с головой. Вообще, потрясающая композиция. Она будоражит кровь в жилах. Конечно, от творчества любимой группы другого грех ожидать!

      После того, как прозвучало еще семь песен из моего плейлиста, я вышла на своей остановке. Прошлась по подземке, где уже вовсю продавали краску/наклейки и прочую хренотень для яиц на Пасху.

      Когда я вышла из этого ада, кишащего орущими продавцами и куда-то спешащими людьми, то свежий воздух показался мне глотком алкоголя, он был просто опьяняющим.

      Преодолев последние двести метров до университета, я с облегчением выдохнула и готова была уже зайти в аудиторию, но вспомнила про одно дело. Снова вышла на улицу, чтобы никто не мешал, и набрала номер, который знала наизусть, когда-то специально заучивала его.

      Ответом мне были только длинные гудки и «Номер не отвечает». Я рада хоть тому, что Ира не сменила карточку. Мы, конечно, пришли вчера к тому, что она главная подозреваемая, но мне кажется, что пусть и бывшая, но лучшая подруга не смогла бы меня настолько подставить. Да и к тому же, что ей плохого сделала Шилова? Мне отчего-то кажется, что навредить пытались именно ей.

      Оставив попытки дозвониться до Шерановой, я все же пошла отсиживать положенное время. Первую пару я видела во сне, потому что три часа спать - это не дело, и я доспала еще в аудитории. Вторая прошла примерно так же, хотя я периодически просыпалась. Потом, я ушла в мир сновидений еще и на половине третьей пары, а там, кажется, уже выспалась. Четвертая пара меня даже заинтересовала, и я что-то записала себе в блокнот. По окончании рабочего дня, который скорее был сонным царством, чем, собственно, полноценным днем, я пулей помчалась на улицу и на выходе столкнулась с Шиловой.

- Здравствуйте, - сказала я, поднимая сумку Юлии Андреевны, которая по моей вине выпала у нее из рук.

- Ой, привет, Насть, - Шилова заправила прядь волос за ухо. - Я как раз надеялась тебя застать.

- Зачем? - удивилась я, но от ее слов стало как-то приятно. Она надеялась меня увидеть...

- У меня сегодня день рождения, - она смущенно опустила глаза, - но праздновать не с кем. Все друзья разъехались. Раньше мы всем пед. составом отмечали, а я сейчас на больничном.

      Боги, да это же мой шанс познакомится с ней поближе, узнать ее! Ответ мой был очевиден.

- Куда пойдем? - спросила я, оттягивая улыбку до самых ушей.

- Куда угодно, - Юлия Андреевна смущенно рассмеялась. - Только я сначала кое-какие бумаги заберу.

- Вас, то есть, тебя, тут подождать? - спросила я, заметно покраснев.

- Да, если тебе не трудно, - сказала она и скрылась за дверью универа.

      Моему счастью не было предела. Она хочет отпраздновать свой день рождения со мной! Интересно, куда мы пойдем? Что будем делать? Ох, сколько вопросов накопилось.

***



      Мы шли по дорожке, выложенной большими треугольными плитами. Мимо нас спешили люди, а мы проходили мимо разноцветных вывесок различных зданий. Мне никуда не хотелось идти: ни в кафе, ни в кино. Нужно какое-нибудь особое, красивое место. Я блуждала взглядом по различным сооружениям и тут заметила небольшую красивую вывеску: «Галерея». Мне почему-то показалось, что Шиловой понравится эта идея.

- Может, туда зайдем? - спросила я, указывая на небольшое здание, вход в которое был украшен разнообразными нарисованными цветами.

- Отличная идея. Давно там не была, - согласилась Юлия Андреевна, слегка улыбаясь.

      Мы зашли в галерею и поднялись сразу же на второй этаж, потому что на первом была толпа народу. Я такого даже не ожидала.
      Экспонаты висели на стенах, привлекая внимание. Мы с Шиловой разошлись в разные стороны, чтобы осмотреть здесь все. На этих картинках были изображены люди всех народностей в национальных одеяниях. Русские, украинцы, болгары, шведы, французы, англичане... Этот список можно было продолжать еще долго. Честно скажу, я оказалась в подобном месте первый раз, и оно сразу же пленило меня.

      Шилова внимательно рассматривала картины, а я так же внимательно рассматривала ее саму. Сегодня на улице тепло, поэтому синий шарф не был замотан вокруг ее шеи, а просто небрежно лежал на плечах. Мне кажется, он ее неизменный атрибут. Легкое светло-коричневое пальто было полностью расстегнуто, поэтому я смогла рассмотреть элегантную светлую блузку и ниточку перламутровых бус. Темно-каштановые волосы небрежно спадали на ее плечи, а глаза затерялись в картинах.

      Что вы чувствуете, когда находите свой идеал? Лично у меня перехватывает дыхание, если расстояние между нами меньше двух метров. Почему она мой идеал? Да потому, что я влюблена в нее окончательно и бесповоротно, а тот, в кого ты влюблен, не может не быть твоим идеалом.

      Мы закончили осмотр картин и направились к выходу из галереи. Я судорожно начала соображать, что же делать дальше, но Шилова, кажется, уже решила.

- А давай пойдем в тир? - предложила она, тут же удивленно поднимая брови при виде моего скривившегося лица.

- Я не умею стрелять, - пояснила я ей свое замешательство.

- Не беда, научим, - Юлия Андреевна заговорщицки улыбнулась и бодро зашагала по улице, увлекая меня за собой.

      Честно говоря, я бы долго соображала, где тут найти тир. Хорошо, что со мной Шилова, которая знала короткий путь до парка аттракционов, то самое удивительное место, где куча детей бегают и жуют попкорн со сладкой ватой.

      В этот раз я даже почти не обращала внимания на раздражающий детский фактор, особенно в те волнующие моменты, когда Шилова учила меня стрелять.
      Она подошла сзади и взяла мои руки в свои, чтобы показать правильную стойку, да и вообще позицию пальцев. Получилось так, будто она меня обняла. Честно, когда она прижалась ко мне всем телом, разумеется случайно, без какого-либо эротического подтекста, я готова была плакать от нахлынувшего на меня счастья и восторга. Это такие чувства, которые трудно передать словами. Будто у тебя внутри забил фонтан.

      Стрелять я так и не научилась, к сожалению. После десятой попытки сделать из меня первоклассного стрелка, Шилова отступила.

      Следующее место, куда потянула меня Юлия Андреевна, было американскими горками. О Моргана, на такой скорости я еще никогда не ездила. А все эти резкие спуски, подъемы, а особенно повороты заставляли меня истерически орать, но не от страха, а от потрясающих ощущений.

      После горок, выбор пал на «Цепочку». Это, собственно говоря, такие качели на длиннющих цепочках. Короче, когда ты на них катаешься, такое чувство, будто летишь. Главное - не забыть пристегнуться, а то действительно можно улететь.

      Шилова с огоньками в глазах бегала от одного аттракциона к другому, совсем как ребенок. Я наблюдала за этим, и казалось, что лучшего дня в моей жизни не будет. Теперь знаю, куда ее водить, если что...

- Настя! - позвала меня Юлия Андреевна, которая уже стояла у кассы и покупала билетик на «Колесо Обозрения».

- Туда? - я посмотрела на колесо и на лбу выступил холодный пот. - Там же высоко.

- Струсила? - подколола меня она.

- Я? Да никогда! - и почему меня можно взять на слабо? Или это просто у Шиловой такая власть надо мной?

      Мы на ходу запрыгнули в одну из, даже не знаю, как это назвать, кабинок, что-ли. В нашем городе колесо было большое, но старое, еще советских времен. Я пристегнулась «ремнем безопасности» в виде заржавевшей цепочки, Шилова же к ней даже не притронулась. Мы начали набирать высоту, и я всячески старалась не смотреть вниз, по этой причине не сводя взгляда с Юлии Андреевны. Мы опустились и снова начали подниматься. Да сколько можно?!

- Три круга, - сказала Шилова, хотя я вслух ничего не спрашивала.

- Отлично, еще немного, - сказала я больше себе, чем ей.

      Чтобы успокоиться, я закрыла глаза, и почти в то же мгновение почувствовала, что меня взяли за руку. Так как кроме нас двоих здесь больше никого не было, я была уверена, что это Шилова. Наши пальцы как-то автоматически переплелись. Мне не хотелось открывать глаза. Казалось, что если сейчас я их распахну, то все исчезнет.

      Я и не заметила, как мы проехали три круга, и пора было уже вылезать из кабинки. С одной стороны я и рада, а с другой... Мы ведь были там совсем одни и очень близко.

- Наверное, уже пора по домам, - сказала Шилова, поправляя свое пальто, которое немного смялось после колеса. - Уже темнеет.

- Да, наверное, - ответила я, взглянув на небо. - И кстати, с Днем Рождения!

- Спасибо, - сказала она, улыбнувшись уголками губ. - Можешь идти домой, а мне еще кое-куда нужно зайти.

- Хорошо, до встречи! - бросила я, и, почему-то резко покраснев, развернулась и побежала в сторону метро.

      Мои руки все еще дрожали, не желая забывать ее рук.

Глава 9. Выкладывай

      Ночь наконец-то отступила, уступая место прохладному утру. Сегодня я спала как младенец, потому что была так же счастлива, как дитя. Вспоминала прикосновения своего ангела, расплывалась в улыбке.

      Я проснулась и принялась готовить завтрак на всю немаленькую семью, чем, собственно, всех и удивила. Да, давненько я таким не грешила.

      Мою стряпню уплетали за обе щеки и не могли нарадоваться. Даже тетя Маша похвалила, что бывало крайне редко.

- Вкусная еда выходит только тогда, когда у повара хорошее настроение, - выдала мама. - Поделись и с нами своей радостью, дочка.

- Да все как обычно, - отмахнулась я. Ну не готова я еще рассказывать всем про Шилову.

- Ну ладно, - тетя Маша сверкнула глазами. - Не хочешь - не говори.

      Ненавижу, когда она так делает. Чувствуешь на себе вину, будто ты ее чем-то обидела. Но ведь не все тайны нужно выдавать родственникам, разве нет?

      Матвеева взяла меня за руку и потянула в комнату, где с серьезным видом уставилась на меня:

- Выкладывай.

- Да ничего такого, - буркнула я и уже предприняла попытку сбежать, как вдруг Анька подорвалась и преградила мне путь.

- Я тебя как облупленную знаю, Журавлева, - подруга усадила меня на стул и с видом Шерлока Холмса принялась расхаживать по комнате. - Что-то определенно случилось.

- Я вчера вдвоем с Шиловой отмечала ее день рождения, - выдала я на одном духу, потому что знала, что от этой девушки, которая по нелепой случайности стала моей подругой, ничего не скроешь.

- Вот это да! - воскликнула Анька. - Целовались?

- Что? Нет конечно! - я сложила руки на груди и нахмурила брови.

- Ой, да ладно тебе, Настя, ты сто процентов об этом днем и ночью мечтаешь, - хихикнула подруга и вышла из комнаты.

      Ну, вот и как это понимать? Я-то, конечно, мечтаю, но можно об этом хоть вслух не говорить. В зеркало себя сейчас не вижу, но уверена, что от стыда покраснела с головы до пят.
      Такая реакция ярко говорит о том, что мне нравится Юлия Андреевна. Ни с одни человеком мне еще не было так хорошо, как с ней. Да никто бы в жизни не уговорил меня пойти на колесо обозрения, а она смогла.

      Я подняла свалившийся со стола телефон и увидела один пропущенный от Иры. Ага, значит, все-таки вышла на контакт. Я позвонила по номеру бывшей подруги, и скоро она взяла трубку.

- Алло, - раздался грубый и достаточно прокуренный голос в трубке. И это девушка, да-да.

- Привет, Ира, - сказала я и почему-то почувствовала страшную неловкость, будто бы это не с ней я купалась ночью голышом в реке и воровала шоколадки из супермаркета. Да, было дело...

- Ты что-то хотела, Настя? - как ни в чем не бывало спросила девушка.

- Да, хотела поинтересоваться... - я затихла на мгновение. Почему-то сейчас мне показалось, что наши подозрения по поводу Иры совершенно глупы и беспочвенны. - Это ты пустила сплетню про меня и Шилову?

- Нет, вот ты сейчас серьезно? - спросила Шеранова, и я тут же будто увидела негодование, отразившееся на ее лице. - Конечно не я, что за бред?!

- Просто из всех тех, кто оставил отзыв к фику, такое могла сделать только ты, - мне кажется или я сейчас обвиняю ни в чем не повинного человека? - Ты ведь раньше любила мне устроить подлянку...

- Журавлева, приди в себя! - она уже перешла на крик. - Да, я оставила отзыв, но я не пускала сплетню! Я даже позавидовала услышав ее. Если ты хочешь знать, то мне тоже нравится Шилова, поняла?! И я бы никогда не подставила ее!

- Прости, я.. - договорить я не успела, так как Шеранова бросила трубку.

      В итоге я еще и виноватой оказалась. Как всегда.

      Я посмотрела на время и тут же резко вскочила с места. Опаздываю, черт возьми! Я судорожно начала собираться и через пять минут вылетела из квартиры. Так же быстро я преодолела дистанцию до метро, но стоило мне подойти к поезду, как двери захлопнулись перед мои носом, и он тронулся. Ну отлично, теперь нужно ждать следующего. Хорошо, что они хоть часто ходят.

      Скоро приехал следующий состав, и я благополучно в него села. Выйдя из метро, я мигом помчалась в универ и на входе чуть не врезалась в Сухарика.

- Что-то мы часто сталкиваемся, - отчеканила я и уже было поспешила зайти в здание, как вдруг Женя схватил меня за рукав. - Чего тебе?

- Я знаю, кто пустил сплетню, - широко улыбнувшись, сказал Сухарев.

- Выкладывай, - сказала я, в точности повторив выражение лица Аньки, которая сегодня требовала правды от меня.

- Пошел я, значит, вчера на факультатив, все шло свои чередом, как вдруг к нам буквально ворвалась Валентина Григорьевна. Ну, тетка она странная, поэтому я особо не удивился. Я себе сидел и писал все, что нужно было. Как вдруг краем уха услышал разговор Катерины Олеговны и Валентины Григорьевны.

- Ну, и что они говорили? - я буквально сгорала от нетерпения узнать правду.

- Точной сути не помню, но отчетливо слышал вот это, - Женька сделал утиное выражение лица и залопотал, прямо как небезызвестная Валентина Григорьевна. - «Я специально пустила эту сплетню, мне что эта скандальная Журавлева, что эта напыщенная Шилова не по душе».
      Я едва сдержала смешок. Сухарев - отличный пародист, все-таки. Если б только это не было так грустно...
- А Катерина Олеговна такая, - продолжил тем временем староста, переключаясь на зычный бас другой преподавательницы. - «Валя, ты в своем уме, ты подставила их обеих!»
- А эта мымра что? - я крепко сжала кулаки, мечтая удушить сварливую училку.
- «Никого я не подставляла, сами виноваты», - пропищал Женька, вновь вживаясь в роль. - Вот так все и было.

      Черт подери!
      Злость стало очень сложно сдерживать, поэтому я резко сорвалась с места и побежала в кабинет этой старой козы. Но какое разочарование... Ее там не оказалось! Да и вообще она слиняла в отпуск, как мне объяснил Женя, к которому я потом вернулась.

- Убить ее мало! - прокричала я в порыве ярости. - Мы ей не нравимся, видите ли! Да всем срать на ее мнение! Тоже мне, нашелся пуп земли!

- Успокойся, - попытался усмирить меня Сухарев, но мы-то с вами знаем, что это бесполезно.

- Да руки бы ей выкрутить и язык отрезать! Хотя нет, лучше яду в кофе добавить! Какая же я злая, черт возьми!

- Ладно, Журавлева, угомонись, нам пора на пару.

- Ну да, точно, - а я, честно говоря, совсем забыла об этом в свете полученной информации.
- Тогда пошли? - спросил Женька, и я утвердительно кивнула.

      Преподаватели все что-то говорили, но я не вникала в суть. В моей голове всплывали только картинки отрубленной головы Валентины Григорьевны. О да, у меня богатая фантазия.
      Женя то и дело тормошил меня за рукав, тем самым возвращая в реальность, чтобы я хоть что-то усвоила из всего сказанного Игорем Вячеславовичем и остальными жрецами науки.

      Покорно отсидев три пары, я буквально вылетела из кабинета, увлекая за собой Сухарева.

- Идем ко мне, будем думать, что делать с этой химерой, - выдала я, когда мы выходили из универа.

      Парень согласно кивнул, направляясь за мной к метро. Уже представляю, как Анька растянется в счастливой улыбке, когда увидит Сухарика. Она, кстати, так ничего и не рассказала про тот случай с букетом роз. А может, он шел не к ней?

- Жень, помнишь мы столкнулись в метро? - обратилась я к старосте.

- Угу, - промычал Сухарев.

- Ты тогда к Аньке шел?

- Шел и не дошел, - пробубнил Сухарик и опустил глаза.

- Опаньки, это еще почему? - удивилась я.

- Какой-то идиот толкнул меня, когда я шел у дороги, и букет упал прямо под машину.

- Отлично, в моем списке а-ля «Кого убить первым?» есть еще место, запишем и этого туда.

- Хочешь стать серийным убийцей? - с насмешкой спросил Женя.

- А почему бы и нет, - ответила я, и мы вошли в метро.

Глава 10. Есть только мы

- Что это ты сейчас сделала? - спросила Анька, когда я влетела в кухню, сияя как начищенный пятак и сжимая мобильник в руке.

- Позвонила Шиловой и пригласила ее в гости, - протараторила я, после чего у Женьки начал нервно подергиваться глаз.

- А какой предлог? - поинтересовалась мама. Мама?!

- Что значит предлог? Я ей, вообще-то, ситуацию пояснила и решила, что насчет Валентины Григорьевны нам лучше думать вместе.

- Ах, ну да конечно, - на этот раз говорила тетя Маша. Я так понимаю, в этом доме уже все в курсе событий или как?

- И все-таки, она согласилась? - вопросила Анька, когда все уже пошли заниматься своими делами.

- Ага! Я сама в шоке, она просто сказала, что будет через десять минут, представляешь? - я даже не пыталась скрыть свой восторг от подруги.

- Тогда жди зво... - Анька не успела договорить, потому что в дверь позвонили.

      Я постаралась убрать глупую улыбку с лица и поспешила открывать.

- Привет, - выдала я, хотя должна была сказать уже отрепетированную речь, что-то вроде: «Здравствуйте, Юлия Андреевна, проходите, пожалуйста. Чай или кофе?».

- Привет, Настя, - сказала она, продолжая стоять на пороге. Ой, я совсем забыла.

- Проходи... те, - она просила обращаться к ней на ты, но я все еще не могу.

      Шилова зашла в квартиру, и я закрыла за ней дверь. Она сняла свой длинный синий шарф и повесила на вешалку, за ним последовал и светло-коричневый плащ. Я не могла отвести от нее глаз. Она была в бежевом платье до колен. В платье! Шилова даже на работу почти не надевала такую одежду. Неужели для меня нарядилась?
      Да уж... Как мне вообще такое в голову пришло?!

      Я проводила Юлию Андреевну в гостиную и отправилась на кухню ставить чайник, но оказалось, что мама и тетя Маша уже все подготовили и несут поднос с чаем и печеньем в комнату. Отлично сработано, ничего не скажешь.

      Все уселись на диване, а мне места не хватило, поэтому я села в кресло, приготовившись слушать великие умы нашего собрания.

- Я думаю, нужно нарисовать постыдный плакат и вывесить его в универе, - сказала тетя Маша, заставив меня покраснеть от стыда. Боже, нельзя было знакомить Шилову со своей родней, они же сумасшедшие...

- Или, как в Гарри Поттере, сделать значки. Что она у вас там ведет? - спросила Анька. Ну и идеи приходят к ней в голову.

- Историю, - ответил Женя.
«Да уж, она может выдумать таки-и-ие истории, что глаза из орбит вылезут», - пронеслось в моей голове.

- Тогда... - Анька на секунду задумалась. - "Историчка-психичка" на значках напишем!

      Шилова слегка засмеялась. Какой же чудесный у нее смех.

- Мне нравится, - сказала Юлия Андреевна. - Но, к сожалению, получится так, что мы еще и денег на нее потратим.

- Это верно, - согласился Сухарев.

      У меня зазвонил телефон, я извинилась и взяла трубку. Звонила Катя. Ой, чую нагоняя даст.

- Привет, Настя, - я уже по голосу поняла, что что-то не так.

- Привет, чего звонишь? - поинтересовалась я, хотя в глубине души догадывалась.

- Мне. Нужен. Сценарий. - она чуть не сорвалась на крик, но сдержала себя. - Пасха через пару дней, а мы еще даже не репетировали!

- Все завтра будет, - сказала я и положила трубку.

      Черт, и вот что мне теперь делать?!

- Мы тебе поможем, - подала голос Шилова. - В конце концов, это же я тебя запрягла.

      Я посмотрела на обитателей этой комнаты, и они все дружно закивали.

      Весь вечер мы придумывали и записывали сценарий. Женя разошелся не на шутку и в результате прописал почти все идеи и сцены. Остальные просто смеялись, пили чай и узнавали друг друга получше. Это было волшебно, признаюсь вам честно.

      Сухарик закончил писать и ушел, потому что ему позвонил отец и что-то сообщил. В общем, он не посвящал нас в подробности. Еще час после его ухода мы болтали о путешествиях. О том, кто и где хотел побывать. Оказалось, моя мама мечтает о Париже, а тетя Маша - о Калифорнии. Шилова же давно хочет в Лондон. Так, а теперь я знаю, куда ее свозить.
- А ты куда хочешь? - спросила Анька, допивая свой чай.
- Не знаю, - ответила я, тяжело вздохнув. - Туда, где буду не одна.
      А точнее, туда, где буду с Шиловой. Но такого я, конечно, не скажу.

      Уже стемнело, и Юлия Андреевна засобиралась домой. Я вызвалась ее проводить.
      Мы шли по темным улицам, едва-едва освещенным старыми фонарями. Мне казалось, что эти лампы больше светили на комаров, которые летали возле них, чем на дорогу. Шли мы медленно и не проронили ни единого слова. Это было похоже на магию, идти с ней вот так. Она аккуратно взяла меня за руку, но все так же продолжала смотреть под ноги, а я то краснела, смотря на нее, то улыбалась, ощущая ее руку в своей. Мы шли минут пятнадцать и вот, остановились у подъезда. Оказывается, она живет совсем недалеко от меня.

- Тепло сегодня, - сказала она, нарушив промозглую тишину, которая уже начинала немного меня пугать.

- Очень, - ответила я, но мне показалось этого мало. Мало ее. Все эти касания... Мне вдруг стало очень мало всего этого, и я, сделав небольшой шажок вперед, поцеловала Юлию Андреевну со всей искренностью, на которую была способна. Моя рука непроизвольно легла на ее волосы, а второй я чуть сильнее притянула ее к себе. Она отвечала на мой поцелуй так пылко и страстно, что я готова была растаять. Но вдруг она оттолкнула меня и убежала в подъезд, даже не оглянувшись. Я еще минут пять смотрела на серую дверь, за которой она скрылась, и не могла понять, что же произошло. Неужели я все испортила?

      Домой я шла совсем без настроения. Мысли путались, не давая мне понять, что же я сделала не так. Может, все слишком быстро? Не нужно было целовать, но... Она ведь отвечала, да еще как отвечала! Но что-то я, все-таки, сделала не так.

***

      Я бежала до метро, как могла. Сегодня Шилова выходит с больничного, а значит, на первой паре будет биология, а не замена, как в прошлый раз. Нужно успеть добраться до универа! Я забежала в метро и помахала ручкой только отъехавшему поезду. Я просто победитель.

      Конечно, я дождалась следующего состава, но на первую пару уже опаздывала. И это было плохо. Очень плохо. Заходить в аудиторию после преподавателя - уже неуважение, а обижать Юлию Андреевну еще и этим мне очень не хотелось. Остаток пары я просидела в столовке, поедая, к счастью, дешевые пирожки с картошкой.
      После звонка на перемену я лениво поплелась к аудитории, где должна была быть вторая пара, и замерла у входа. Зайти или прогулять, вот в чем вопрос...
      Если прогуляю, то будет больше времени на поиски Шиловой, а это мне жизненно необходимо. Но если останусь, то не придется переписывать лекцию...
      Пока я думала, ко мне со спины подошел преподаватель. Черт, значит уже не прогуляю.

      Я отсидела вторую пару и пулей вылетела из аудитории. Нужно найти Шилову. Срочно! И вот, я заметила ее в одном из коридоров универа. Я уже было обрадовалась, но она просто прошла мимо, даже не посмотрев на меня и пропустив мимо ушей мое хилое «Доброе утро». Да что же я, все-таки, сделала такого?

      Я отсидела третью пару, а затем и четвертую. Потом я тупо встала у выхода и решила дождаться Юлию Андреевну во что бы то ни стало. Через полчаса она появилась. Я стояла снаружи универа, поэтому она не могла видеть меня, выходя из двери. Как только я заметила ее, то взяла за руку и отвела в сторонку.

- Юля, - сказала я и сама себе удивилась, что могу ее так назвать. - Что я сделала не так?

      Шилова через силу улыбнулась и взяла мои руки в свои.

- Настя, пойми, это неправильно, так не должно быть, я просто разрушу твою судьбу, - она говорила шепотом, чтобы никакой любопытный студент не подслушал.

- Что ты говоришь, глупая? - и откуда во мне взялась эта смелость. - Я люблю тебя! И мне все равно, что там правильно, а что нет. Я вообще никаких правил не признаю! Просто будь со мной и мне больше ничего не нужно!

- Настя... я... - Шилова хотела было что-то сказать, но я легонько коснулась ее губ своими.

- Не думай ни о чем, есть только мы, - произнесла я, прям как главный герой из мелодрамы. Пусть это и звучит пафосно, но зато искренне и от души.

- Ой, - вдруг сказала Юля. - Сегодня же собрание, нужно зал украшать!

- Точно, - я совсем забыла об этом. - Мне еще сценарий нужно Кате отдать.

      Мы с Шиловой посмотрели друг на друга и засмеялись. Обе забыли об этом празднике, идеальная пара, обе склеротики. Мы пошли в актовый зал, где уже было куча народу, но не все. Кого-то явно не хватало, но я все никак не могла понять кого. Катя меня обняла от радости. Ну конечно, наконец-то она заполучила долгожданный сценарий. Да и у меня камень с души свалился, когда я его дописала. Ну, как я... Сухарик.

      Катя все лепетала что-то, Аарон рассказывал о пасхальном кролике так, будто вживую его встречал. Майя и Арина что-то писали на большом ватмане. А я судорожно вспоминала, кого же, все-таки, не хватает. И тут, будто отвечая на мой немой вопрос, в зал, держась за руки, вошли Женя с Аней. Дайте мне это развидеть! Не знаю почему, но эта парочка вызывает у меня смех. Это, наверное, потому, что я обоих хорошо знаю или еще почему-то. Я осмотрелась кругом, все как-то странно улыбались, но вели себя как обычно. Неужто они тоже знают про их отношения?

- Женя нам все уши прожужжал, - прошептала мне Соня.

      А, ну тогда все понятно. Теперь все вопросы отпали. Мы стали украшать зал. И что вы думаете? Я угадала! Яйца будут свисать с потолка, а Аарон в костюме кролика - стоять у двери.

      Майя и Арина закончили малевать свой плакат, и мы повесили его на стену. Нарисована на нем была пасхальная корзинка и внизу подпись «Христос Воскрес». Ну, вполне сойдет.
      Потом мы просто развешивали какие-то разноцветные штучки по стенам. Честно говоря, особо в это не вникала, но выглядело красиво.
      После того, как мы закончили, все пошли по домам. А мы шли домой парами. Я с Шиловой, а Анька с Сухаревым.

Глава 11. Тот день.

      Вот и настал тот день, когда мы все должны были опозориться. Ну, то есть, день нашего великого концерта. Все принарядились и уже по двадцатому разу перечитали сценарий. И зачем так волноваться, спрашивается? А затем, что в зале собралось немерено народу. Мы-то рассчитывали, что придет человек тридцать максимум, а тут вдруг все проявили заинтересованность...
      Правда, я отмазалась от выступления, хоть какой-то плюс в том, что писала сценарий. Ну не могу я перед такой большой аудиторией петь! К тому же, там еще и родители многих студентов, а это еще хуже, чем сами студенты.

      Все утро мне сверлили мозг потому что, я якобы должна была свергнуть Валентину Григорьевну с поста преподавателя. Но что я могу? Тоже мне, придумали. Если такие умные, пусть сами этим занимаются. Тем более сегодня мне уж точно не до этого, я ведь вместо Кати буду ведущей. Ну да, отмазалась от выступления, так ведущей поставили. Причем вместе с Аароном. Да, тут за пару дней все переиграли, вместо Кати и Жени, сделали меня и Аарона.

      Мы вышли на сцену: я в светло-зеленом, не знаю, где его вообще откопали, платье и Аарон в черном костюме и с кроличьими ушами на голове. Смотрелись мы весьма комично, мне кажется. Поэтому я не удивилась, что половина зала залилась диким хохотом. Правда, Томирис их мигом утихомирила.

      Аарон начал что-то говорить, а я засмотрелась на одну красавицу. Белоснежная блуза, которая подчеркивала ее прекрасную фигуру, черная юбка-карандаш, лакированные туфли на высоком каблуке и кудри. Это была Шилова, никто иной. Она накрутила волосы и надела шпильки! Я настолько засмотрелась на Юлю, что Аарону пришлось пихнуть меня в бок, чтобы я начала говорить свою реплику. Вообще, быть ведущей — это явно не мое. Но уж лучше читать с листочка, чем петь перед толпой народу.

      Я объявила, что кто-то там выходит на сцену, и мы с Аароном скрылись за кулисами. Катя, контролирующая общий ход мероприятия, была более, чем счастлива, и дала каждому по конфетке. Кстати, довольно вкусной. И не спрашивайте, что это за детский сад.

      По окончании номера мы с Аароном снова вышли на сцену, а потом снова ушли. Так продолжалось еще несколько раз и, в конце концов, этот кошмар завершился. Когда мы переводили дух и восполняли запасы энергии путем поедания Катиных конфет, в гримерку, которую мы использовали как временное убежище, зашла Томирис.

- Привет, ребятня, - каким-то слишком оживленным голосом сказала она. - Журавлева, у меня для тебя новость.

- Какая? - тут мне стало немного страшно.

- Скворцова Валентина Григорьевна уволена, - сказала она и широко улыбнулась. Все-таки, странный она человек, да и я первый раз вижу, чтобы она улыбалась.

- Но откуда вы узнали, что это она виновата? Вам кто-то доложил? - вдруг спохватился Сухарев.

- Нужно знать лазейки, - я и не ожидала, что она ему выдаст всю правду. - А теперь не расходимся. Сейчас для всех будет сюрприз.

      После этих слов Томирис поднялась на сцену. Мы поспешили в зал, дабы узреть обещанный сюрприз. Заведующая настроила микрофон под свой рост и объявила:

- А сейчас, наша гостья из Германии - «Odd Avenger»*.

      На сцену вышла женщина где-то возраста моей мамы. Она выглядела довольно эффектно, несмотря на то, что все ее одеяние было военной раскраски. Зал загудел, когда она запела что-то на немецком. Слов я не знала, но музыка была просто потрясающая. Я, Анька и Сухарик пошли к маме и тете Маше, которые обещали придержать нам места. И таки придержали.

      Odd Avenger исполняла уже третью песню, и я заметила, что у мамы на лице выступили слезы. Неужели музыка так тронула? Я не могла понять, что вообще происходит. Я ждала, когда уже закончится концерт, чтобы все же немного успокоить маму. Не похоже это на нее, плакать, когда вокруг столько народу.

      Наконец иностранная гостья допела последнюю песню, ее просили еще что-то на бис, но она отказалась. Причем на чистом русском. Но это оказались еще цветочки. По-настоящему я была в шоке, когда она спрыгнула со сцены и крепко обняла Шилову. Я прекрасно понимала, что разница в возрасте у них огромна, но все же во мне что-то закипало. Ревность? Юля подвела немку прямо к нам.

- Настя, познакомься, это моя мама, - представила ее Шилова.

- Мама? - моему удивлению не было предела. - Ты родом из Германии?

- Представь себе, - Шилова улыбнулась.

      Я повернула голову в сторону матери. Та встала и смотрела на певицу, словно увидела привидение. Она плакала, черт возьми, плакала и не могла ничего с собой поделать.

- Мстяша... - прошептала мама, и тут до меня таки дошло.

      Неужели эта певица это... Не может быть! Мать Шиловой - это бывшая девушка моей мамы? Боже, бред какой-то! Или мир действительно настолько тесен?

- Эвелина? - наконец-то подала голос Мститель. Я ведь имени ее до сих пор не знаю. Если вообще его хоть кто-то знает.

      Мама закрыла лицо руками, не в силах сдерживать эмоции. Я поняла, что их нужно оставить одних, и, схватив Шилову за руку, потянула ее к выходу. Но услышать, о чем они говорят, мне, все же, хотелось. Поэтому я провернула махинацию. Пока все были в шоке от встречи, я позвонила на мамин телефон, и взяла трубку. Так я могла слышать их разговор. Я думала, что Юля меня убьет, когда узнает, но нет, она была только рада. Да уж, многого я о ней еще не знаю...

Пока все были в шоке от встречи, я позвонила на мамин телефон, и взяла трубку.Мы сели на лавочке возле универа и принялись слушать.

- Этого не может быть... - произнесла мама, всхлипывая. - Я думала, что больше тебя не увижу.

- Я тоже была такого мнения, - ответила Мститель. Не сильно разбираюсь в психологии, но голос ее кажется, дрожал...

- Но почему ты со мной так? За что? - мама вновь заплакала, и это отдалось болью во мне. Потому что просто невыносимо видеть или слышать, как плачет твоя мама.

- Я с тобой? Да это ты залетела, когда я уехала в Германию! - Мстяша чуть повысила голос, и я явно услышала в нем щемящую обиду.

- Что ты такое говоришь?! Я вышла замуж и забеременела через пару лет после того, как узнала, что ты нашла себе жениха. Генрих или как там его? - мама тоже заговорила чуть громче, а мы с Юлей чуть ли не задержали дыхание, пытаясь не пропустить ни одной фразы.

- Но... Твоя мать мне сказала... - в голосе певицы послышалась неуверенность. Кажется, теперь понятно, кто был всему виной...

- Моя мать? Она же мне и сказала, что ты бросила меня, что нашла себе мужа. Что ты не любишь меня! - мама, видимо, тоже все поняла.

- Я не знала, Эви, прости, - виновато заговорила Мститель, видимо, обнимая маму, так как в трубке послышались посторонние шумы. - Но я-то вышла замуж по залету. А так бы вообще не выходила. Но как-то раз пошла на вечеринку, она была почти в начале года. В общем, я напилась. А ты же знаешь, меня несет от одного стаканчика вина. Ну, не знаю, как так вышло... В общем, залетела я от этого Генриха. Когда его отец узнал, то сказал, что мы просто обязаны пожениться. Да и аборт я бы никогда не сделала.

- Ты оставила дочке свою фамилию? - спросила мама.

- Да, я хотела, чтобы у нее было хоть что-то отсюда, с моей родины.

- Кстати, кажется, наши дети продолжают то, что мы неудачно начали, - произнесла вдруг мама, и мы с Шиловой переглянулись. Да откуда эти мамы все всегда знают?!

- Да, не даром говорят, яблоко от яблони недалеко... - Мстяша не договорила, так как к ним подошла Томирис. Мы поняли это по голосу, который уж точно нельзя было не узнать.

- Так, уважаемые родители, мы все идем в кафе, отговорки не принимаются.

      После этих слов она, по-видимому, удалилась.

      Наши мамы вышли, и мы все вместе, абсолютно всей командой пошли в кафе. Было весело, я вам скажу. Куча вкусной еды, фрукты, и напитки, причем не все безалкогольные, как должно было быть.       Томирис раскошелилась. Мол для старшего поколения заказала три бутылки вина и одну коньяка. Но кажется, старшее поколение больше пило соки, а младшее — вино. Потом мы все скинулись и купили два торта. Один фруктовый, другой шоколадный. Я умяла пару кусочков шоколадного. Дальше было еще лучше. Все пошли танцевать, но не я, конечно. Танцевать и я никогда не будем вместе. Вместо танцев, я увела Шилову на улицу.

      Уже темнело и слегка моросил дождь. Я не особо люблю гулять под дождем, но сейчас мне было все равно. Сейчас она была рядом.

- Как думаешь, наша с тобой встреча - это ирония судьбы? - спросила я, но Юля лишь покачала головой.

- Я не верю в судьбу, - она засмеялась, заправив прядь волос за ухо. - Наша с тобой встреча — это просто счастье для обеих.

- Да, думаю это больше похоже на правду.

      Я притянула Юлю к себе и коснулась ее губ поцелуем. Она посильней прижалась ко мне и взяла на себя инициативу. Боже, что она вытворяла! Я, пожалуй, умолчу об этом, это слишком личное.

      После поцелуя мы сели на ближайшую лавочку. Нам, собственно, повезло, кафе находилось недалеко от парка. Она положила голову мне на плечо, а я медленно и нежно гладила ее по волосам. Когда-нибудь в жизни настает момент, когда все идеально, вот например, как у меня сейчас. Главное - не разрушить эту идиллию. И уж поверьте, я не разрушу.

Конец.

* Нечетный Мститель