• Название:

    Исповедь негодяя


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



БОБ-АЛЕКС КИМ

"Помните, когда Вы указываете на другого указательным пальцем,

остальные четыре пальца смотрят на Вас."

Исповедь негодяя.

Пролог.

"Зачем Вы позвали меня? Вы ведь сами отреклись от веры. Теперь надеетесь на спасение?" "Ваши слова, Святой Отец, как всегда напоминают мой меч." - ответил я. "Ваш меч весь в невинной крови. Мои же слова чисты, как родниковая вода." - ответил старый монах. "Согласен. Мне не нужно спасение. И вряд ли мое раскаяние чем то поможет мне." "Ваша гордость губительна. Я всегда говорил Вам это." "Она уже погубила меня. Я не собираюсь раскаиваться. Просто не хочется брать туда то, что я держал в себе столько лет."

Глава первая.

В тот день, я шел от нее счастливый. Было чувство, что весь мир у моих ног. Я молод, полон сил, богат, я спал с женщиной, которую любил, как мне казалось на тот момент. Как много я не понимал. Тогда я не понимал, что все, что есть у меня - всего лишь лучи солнца зимой. Вроде они и есть, но в любой момент лютые морозы могут забрать все тепло лучей. Тогда я еще не понимал, что забрал у нее самое ценное, ее гордость, ее невинность, ее детство.

Мы познакомились с ней в замке графа Ханниса, на балу в честь ее дня рождения. Она была прекрасна, мила и счастлива. Она наслаждалась каждым мигом юности. И тут появился я. Огонь в глазах, ветер в движениях - это был весь я. На протяжении всего бала я был ее единственным кавалером. Мы ничего не замечали, ни неодобрительных взглядов ее брата, ни насмешек молодых людей, ни завистливых взглядов дам. Все что нам нужно было, так это просто быть вместе...

Та осень выдалась на редкость сухой и теплой. Мы гуляли по моим владениям, держась за руки. Я читал ей свои стихотворения, она то смеялась, то краснела. О, какой у нее был дивный детский смех. В ее глазах читалось лишь одно: "Люблю!" Если жизнь можно разделить на времена года, то это была осень как в лучших романсах: яркое солнце, танцы пожелтевших листьев и не гаснущая любовь.

Однажды я ее спросил: "Кто я для тебя?" Ее ответ меня не просто обрадовал, он заставил меня потерять разум: "Жизнь..." Я поцеловал ее.

Как-то ко мне подошел ее брат, наследник рода Ханнисов. "Я против ваших отношений. Твоя репутация может опорочить имя моей сестры." - сказал он. И я со всей юношеской пылкостью заявил ему, что никогда не оставлю ее, что все сделаю, чтобы быть с ней. И он не поверил. О, боги, как он был прав. Он тысячу раз был прав. И почему я не послушал его тогда...

Осень шла навстречу зиме. Время не изменило ничего. Пришедшие холода не остудили моих чувств к ней. А она с каждым днем все больше принадлежала мне. Каждый вечер я приезжал в замок Ханнисов, забирал ее и мы гуляли по бескрайним полям Альбиона.

Глава вторая.

Выпал первый снег. Все готовились к Рождеству. Этот период жизни можно было бы назвать зимой как в сказках: белый снег, веселье, радость и любовь, согревающая в любые морозы. Это Рождество прошло чудесно. Мы стояли на одиноком холме посреди полей в моих владениях. Безмолвная ночь. Мы смотрели на звезды, обнявшись. Ее голова покоилась на моей груди. Я вдыхал аромат ее волос, он пьянил меня, как крепкое шотландское вино. "Видишь ту самую яркую звезду?" - прошептал я. "Да..." - ответила она одними губами. "Это наша с тобой Вифлеемская звезда." Она улыбнулась. Я поцеловал ее.

В тот день, король собрал всех воинов в своем дворце. Я, как третий наследник трона, просто обязан был там присутствовать. Но я пренебрег этим, вместо этого я катался на льду вместе с ней. Король был в гневе. Но мне было плевать, для него я все равно всегда оставался ублюдком, незаконнорожденным наследником. Этот вечер был прекрасен. Я просто наслаждался зимним пейзажем, своей любимой. Мне просто хотелось забыть о своих обязанностях, титуле. Я просто хотел быть простым человеком. Мы вместе валялись в снегу, скатившись с горки. Мы целовались на льду. На нас все смотрели как на ненормальных, но никто не смел и слова сказать.

Началась война. Я был вынужден отправиться на нее в качестве военачальника. Я убивал врагов, думая, что это на благо государства. Потом я убивал невинных людей, оправдываясь все тем же: все на благо королевства. Мы насиловали, грабили. Тогда я не понимал, что за высокими призывами и словами скрывались всего лишь жестокость, цинизм и сребролюбие.

Я вернулся с войны. Я возмужал, но лишь снаружи. Внутри я оставался все тем же негодяем, не осознавая того.

Она бежала мне навстречу, счастливая и любящая. Она целовала меня, ласкала, шептала о любви, плакала от счастья. Я упивался этим.

Глава третья.

И снова солнце начинало греть страну дождя и тумана. Пришла весна. Дворец готовился к моему дню рождения. Король хотел, чтобы этот день рождения был особенным. Но 20 лет наследника было всего лишь поводом для приглашения союзников, очередная политическая игра. Я всегда был для него лишь марионеткой в борьбе за трон.

Мой день рождения и впрямь был шикарен. Великолепие королевского дворца было ошеломляющим. И без того прекрасный интерьер был дополнен различными дорогими предметами. Количество гостей было также немалым. Все отпетые негодяи пришли поздравить меня лживыми словами, улыбками и их дарами. И я был вынужден тоже надеть маску и также улыбаться им. Мне было плевать на всех. Я ждал ее.

И вот в зал вошла она. У меня просто пересохло в горле. Казалось, что все огни дворца были всего лишь поддельным светом по сравнению с ней. Я подошел к ней. Взявшись за руки, мы вышли в центр зала. Заиграла музыка. Мы кружились в танце, в другом.

Я предложил ей убежать из дворца. Она согласилась. Пока все были заняты поеданием королевских угощений, мы поднялись в мою комнату. Там и прошла наша первая ночь.

Она лежала, смотрела на меня. Я лежал рядом, гладил ее пряди, целовал ее тело. Снизу играла музыка, шумели гости. Но нам было не до них...

Глава четвертая.

После той ночи, мы часто встречались у нее в замке, у меня во дворце, проводя ночи вместе. Этот период был летом: жарким, страстным, горячим. Мне было плевать, что я забрал у нее самое ценное: ее невинность. А она просто верила мне.

Каждая наша встреча заканчивалась страстью. Я желал ее, а она меня. Это была животная необузданная страсть. Она была моим вином: после каждого бокала, я хотел еще и еще...

Никто не знал об этом. Это могло вызвать огромный скандал. Семья Ханнисов были уважаемы народом, и их репутация всегда была чистой и незапятнанной. Если бы узнали, что принц лишил их дочку невинности, не будучи в браке с ней, это было бы большим пятном на их репутации. И последствия могли бы быть разными, вплоть до восстания.

Мы скрывали нашу связь. И все считали, что мы всего лишь обычная пара. Но все было отнюдь не так. Но как известно, все тайное когда-нибудь становится явным. Наш случай не стал исключением...

Как то она написала мне письмо, в котором просила приехать. Я мчался на своем верном коне к ней. Она встретила меня вся в слезах. Я пытался ее успокоить. Сквозь слезы, она сказала, что беременна...

Глава пятая.

Вернулась зима. Но уже суровая, холодная, не жалеющая никого. Я просто не знал, что делать. Я не хотел ребенка и больше того, я понял, что мне и не нужна она. И что же я сделал? Вначале, я решил пусть все идет своим чередом. Я просто решил плыть по течению. Но жизнь не прощает ошибок. И течение изменило свое русло...

Все узнали, что этот ребенок от меня и что я ее бросил. Ее брат, наследник рода Ханнисов, заявил королю, что если он не отдаст мою голову, то начнется война. Отец, который никогда не считал меня сыном, просто согласился, чтобы сохранить власть. Естественно, что я не хотел терять жизнь. Я собрал своих верных воинов и напал первым на владения Ханнисов. Началась битва.

И даже тогда, я не считал себя виноватым. Я прикрывался различными отговорками, только не признавая, что я просто негодяй, насквозь прогнивший. Я не хотел признавать, что все простые люди гибли из-за моей ошибки, из-за моего блуда.

Это сражение я проиграл. Воины мои пали. Я остался один в поле, окруженный врагами. Они кружили вокруг меня коршунами. Но я не собирался сдаваться. Они издевались, избивали. И среди всей этой толпы, я видел лишь полный ненависти и презрения взгляд ее брата. В этот миг мне показалось, что я увидел ее глаза. Ее брат всего лишь сказал, что у его сестры родилась дочь. Я молчал. И еще он сказал, что пусть во мне и течет благородная кровь, но она стала заплесневелой, и такой отец его племяннице не нужен.

Он оставил меня, окровавленного и израненного, в поле. Он сохранил мне жизнь, но это и было главным наказанием и унижением. И даже в тот миг, когда я проиграл битву, я не признал своей вины. И это уже не было гордостью, это было что-то низкое, гадкое и презренное...

Эпилог.

Святой отец молчал в смятении. В его глазах читались то сочувствие, то презрение. Я молчал. "Я знаю Вас с детства. Когда я был еще молод, Вы были при дворце. И Вы всегда молчали или говорили загадками. Что Вы скажете теперь, Святой Отец?" "Господь прощает, но и наказывает. Но Вы сами прилюдно отреклись от Него. Чего Вы ждете от меня?" - старый монах тяжело вздохнул. "Ничего. Я повторюсь, мне не нужно прощение. Но у меня есть последняя просьба." "Мне найти Вашу дочь?" - монах посмотрел на меня и тут же закрыл глаза. "Вы как всегда проницательны..."

2014.