• Название:

    "Ты трус, ты раб, ты армянин" (Овик Ваноян)


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



«ТЫ ТРУС, ТЫ РАБ, ТЫ АРМЯНИН!» (анализ Овика Ванояна)

Строки из поэмы «Тазит» – одно из излюбленных вербальных орудий азербайджанцев в перепалках с армянами. Многие люди, прочитав поэму, неправильно понимают ее смысл (либо не понимают вовсе). Возможно, это следствие необразованности и глупости, но да не буду кого-либо обвинять в невежестве, а перейду ближе к делу. Для начала, я вкратце перескажу сюжет поэмы (рекомендую ознакомиться с ней в дальнейшем). Итак, жил был старый чеченец Гасуб, который был разбойником (одно из типичных занятий чеченских горцев времен Российской империи). Был у него дорогой ему сын. К великому несчастью Гасуба, некий завистник убивает его сына. Долго скорбел Гасуб. Через некоторое время к нему явился седой старик с отроком (подростком). Этот отрок – второй сын Гасуба, зовут его Тазит. Он был слабым младенцем, и поэтому Гасуб отдал его 13 лет назад в чужой аул, на чужое попечение, в надежде, что из него вырастят сильного чеченца (готового промышлять разбоем, надо полагать). Седой старик промолвил Гасубу:

«Прошло тому тринадцать лет,

Как ты в аул чужой пришел,

Вручил мне слабого младенца,

Чтоб воспитаньем из него

Я сделал храброго чеченца.

Сегодня сына одного

Ты преждевременно хоронишь.

Гасуб, покорен будь судьбе.

Другого я привел тебе.

Вот он. Ты голову преклонишь

К его могучему плечу.

Твою потерю им заменишь -

Труды мои ты сам оценишь,

Хвалиться ими не хочу».

Старик Гасуб был очень рад, он обнимал Тазита и благодарил старого наставника. Проходят дни, и печаль Гасуба смолкает. Тем временем, он уже начинает проявлять недовольство Тазитом, т.к. он совсем не походит на олицетворение такого чеченца, который есть в представлении Гасуба. Как-то раз Тазит ускакал из аула на своем коне; отсутствовал два дня, на третий же домой вернулся. Отец спросил его, где он был, и сын ответил, что слушал Терек (река на Северном Кавказе). Отец спросил, не видал ли он грузин или русских? Сын ответил, что видел тифлисского армянина-купца. Отец спросил, был ли купец со стражей, и сын ответил отрицательно.

«Зачем нечаянным ударом

Не вздумал ты сразить его

И не прыгнул к нему с утеса?», – рассердился Гасуб. Тазит потупил глаза и ничего не ответил.

Тазит снова ускакал из дома надвое суток. Когда он вернулся, от отца вновь посыпались аналогичные вопросы, и сын сказал, что в этот раз увидел сбежавшего от них раба.

«О, милосердная судьба!

Где ж он? Ужели на аркане

Ты беглеца не притащил?», – вновь рассердился Гасуб, и Тазит склонил голову.

«Нет, - мыслит он, - не заменит

Он никогда другого брата.

Не научился мой Тазит,

Как шашкой добывают злато. (подразумевается разбой)

Ни стад моих, ни табунов

Не наделят его разъезды.

Он только знает без трудов

Внимать волнам, глядеть на звезды,

А не в набегах отбивать

Коней с ногайскими быками

И с боя взятыми рабами

Суда в Анапе нагружать».

Тазит опять ускакал, и лишь на третий день вернулся, бледный, как мертвец. Посыпались все те же вопросы, и на этот раз Тазит ответил, что видел того самого супостата, то бишь убийцу его брата.

Отец взволнованно говорит:

«Убийцу сына моего!..
Приди!.. где голова его?
Тазит!.. Мне череп этот нужен.
Дай нагляжусь!»

На что Тазит дает неудовлетворительный ответ:

«Убийца был
Один, изранен, безоружен...»

Отец вконец теряет терпение:

«Ты долга крови не забыл!..
Врага ты навзничь опрокинул,
Не правда ли? Ты шашку вынул,
Ты в горло сталь ему воткнул
И трижды тихо повернул,
Упился ты его стенаньем,
Его змеиным издыханьем...
Где ж голова?.. Подай... нет сил...».

Но сын молчит, потупя очи.
И стал Гасуб чернее ночи,
И сыну грозно возопил:

«Поди ты прочь - ты мне не сын,
Ты не чеченец - ты старуха,
ТЫ ТРУС, ТЫ РАБ, ТЫ АРМЯНИН! (я специально выделил эти слова заглавными буквами, делая акцент на теме моего анализа)
Будь проклят мной! поди - чтоб слуха
Никто о робком не имел,
Чтоб вечно ждал ты грозной встречи,
Чтоб мертвый брат тебе на плечи
Окровавленной кошкой сел
И к бездне гнал тебя нещадно,
Чтоб ты, как раненый олень,
Бежал, тоскуя безотрадно,
Чтоб дети русских деревень
Тебя веревкою поймали
И как волчонка затерзали,
Чтоб ты... Беги... беги скорей,
Не оскверняй моих очей!».

Гасуб сказал это и лег, закрыв глаза, и так он пролежал до ночи. На следующий день он трижды позвал Тазита, но ему никто не отвечал…

Итак, если кто даже после всего этого так и не понял, в чем смысл, поясняю простым и доступным языком: по задумке, злополучную речь произносит отец Тазита, а не сам Пушкин от своего лица. «Ты трус, ты раб, ты армянин» – идет перечисление, и каждое слово таит в себе свой смысл оскорбления. В поэме происходят следующие три события: 1. Тазит встретил проезжавшего армянина-купца с товаром, и не захватил его; 2. Тазит увидел сбежавшего раба и не притащил его с собой; 3. Тазит встретил убийцу брата (одного, раненного, безоружного) и не убил его.

Следовательно:

1. Не напасть на купца – ты трус;

  • Отпустить раба – ты раб;

  • Отпустить беззащитного, раненного и убогого – ты армянин.

  • Как видно, слово «армянин» здесь приведено исключительно в качестве синонима великодушия и всепрощения. Что весьма примечательно, первоначально вместо слова «армянин» Пушкин хотел написать «христианин».