• Название:

    О СТРАХЕ И МСТИТЕЛЬНОСТИ ВЛАСТИ (Гл. Павловский..


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Радио/сайт ЭХО МОСКВЫ

29.07.2013

Разговор с Глебом Павловским

Ведущая Ольга Бычкова

 ...Сегодня в Москве на московских рынках проводят операцию по так называемой зачистке, несколько сотен человек задержаны, всё это произошло вследствие того, что позавчера в субботу был совершенно неожиданный почему-то для полицейских инцидент, когда они пришли задерживать человека, обвиняемого в изнасиловании, а тут на них напала целая толпа его друзей, коллег и родственников. И серьёзно пострадал один из полицейских, теперь мы сегодня имеем такую акцию.
Как вы думаете, как вы оцениваете действия полиции? И не приведёт ли это, например, к очередной истории из серии недавних историй не в Москве, но в таких небольших российских городах, где возникали какие-то такие странные истории с так называемыми неместными, которых не полюбили местные, предположим.

Г. ПАВЛОВСКИЙ - Здесь мы видим ту же самую слабость, в результате которой полиция не выполнила достаточно простую и известную по алгоритму задачу, потому что ведь хорошо известно, как действовать при малейшем сопротивлении задерживаемого. Известно, что его немедленно кладут лицом, извиняюсь, на землю. А если он всё продолжает сопротивляться, применяют болевые приёмы.

О. БЫЧКОВА - А если набегает толпа?

Г. ПАВЛОВСКИЙ - И там ничего этого не было бы. Толпа в каком-то смысле была спровоцирована очевидной слабостью и какой-то неуверенностью, это просто видно в клипе, неуверенностью действий милиции, которая вот только теперь проявляет смелость, задерживая каких-то 300 торговцев, которые вообще ни к чему не имеют отношения.

О. БЫЧКОВА - Там говорят, даже не торговцев, а какие-то прохожих, и вообще непонятно кого.

Г. ПАВЛОВСКИЙ - Это та же ситуация. Слабость там, где должна быть действительно проявлена сила, компенсируется проявлением мнимой силы там, где она вообще не нужна - на московских рынках. Понимаете, тут в конце концов действительно при такой форме сопротивления, когда речь идёт просто действительно об угрозе жизни одному из милиционеров, вообще-то говоря, должно быть применено табельное оружие, и права на это у милиции есть в отношении к задерживаемому, который фактически призывает к сопротивлению других.

Нет, они все эти красивые приёмы применяют только на митингах с мальчиками и девочками из московских вузов, а здесь речь идёт не о мальчиках и не девочках, а о серьёзных кавказских людях. Это значит, что у них уже сидит какой-то страх, ощущение неравенства.

Вот, есть граждане одного типа, которые гарантированно не будут сопротивляться, потому что они будут визжать, кричать, когда их задержат, но они не будут бить кирпичом по голове полицейского.
А есть совсем другие ребята. С этими надо осторожнее, надо повежливее.

Но за вежливость один из них получил...
До сих пор они не встречали сопротивления у тех, кто вышел на митинг, да такое яростное.

Они пришли на рынок, у них в голове сидело совсем другое. Они пришли, у них сидело то самое, о чём запрещено говорить прессе. У них сидела в голове национальность того, кого они пришли задерживать и тех, с кем он связан. Вот это у них сидело в голове, понимаете? И поэтому они вели себя осторожно и даже испуганно. Это же видно, просто это спрятать нельзя, они вели себя неуверенно, испуганно — не так, как они бы так вели себя в обществе интеллигенции, вышедшей на пикет. Там же они себя так не ведут.

О. БЫЧКОВА - Это очень большая разница, вот, как там и как здесь.

Г. ПАВЛОВСКИЙ - Да, а там, на митингах с мальчиками-девочками эти омоновцы просто мачо, не подходи - убью.

О. БЫЧКОВА - Это правда. Или посажу на год в СИЗО, как мы сейчас наблюдаем.

Г. ПАВЛОВСКИЙ - Проблема, повторяю, в слабости, проблема в том, что когда не решаются вопросы, даже такие простые, как задержание преступника, и это компенсируется за счёт других, возникает ощущение опасности, ведь слабая власть - это не плюс в России, это не плюс. Это не плюс. Плюс — это когда есть власть, которая ограничивает себя. Сильная власть - которая себя ограничивает. А не когда она просто слаба и сама не знает, что она будет делать через 5 минут, так же как в этом клипе. Мне он вообще кажется таким символическим. Там же все стадии — от страха вплоть до перехода в агрессию уже из окошка отъезжающего полицейского авто. Вот, мы уедем, а потом вам покажем. А пока оставляют эту толпу.

Это провоцирует. Слабость провоцирует, и провоцирует, в частности, формирование внутри Москвы каких-то таких квази-властей - диаспоральных, этнических, местных и так далее.