• Название:

    в мгновении вечность


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Серые стены,скрипя,впустили в комнату утро. Мерзкий визг будильника нарушил могильную тишину и заставил вылезти из-под байхового одеяла. Худая,белая рука устало откинула тяжелые зеленые занавески; сквозь мутные стекла окон настойчиво пробивались резкие лучи ноябрьского солнца. Теперь ничто не могло скрыть беспорядка и облезлости этой серой с потеками на стенах и облезлыми обоями коморки. Да,именно коморки. Это нельзя было бы назвать по-другому,еще нет таких слов,еще не так могуч наш язык,чтобы выдать всю нищиту этих пропитанных сыростью стен одним словом. Коморка,конура...место,где нет света,нет разговоров,нет запаха горячего чая,нет ярких красок,нет душистых цветов на подоконнике...

здесь никогда не звонит телефон, не пахнет бабушкиными пирожками с вишней,нет музыки,никто не звонит в дверь... эти стены не слышали шелеста страниц книги, не знают что такое,когда дверь нараспашку и ты бежишь в тапочках в подъезд-тебя там ждут...здесь не празднуют дни рождения, не пахнет апельсинами... здесь не живут. Здесь существуют.

И резкие лучи проснувшегося ноябрьского солнца казались неуместными в этих промозглых стенах. Он задернул шторы. Коморка вновь погрузилась во мрак. Даже стало как-то холоднее,буд-то наступила зима и все покрылось тонким слоем инея.

Белые,как у трупа,костлявые пальцы неуверенно нажали на выключатель и через несколько секунд комнатушка погрузилась в слабый туманный свет .

Он стоял посередине комнаты, бледный, среднего роста человек, с тонкими,сухими чертами лица, хрупкого телосложения,слегка сгорбившийся,с опущенной головой, но все-же красивый...его белые ладони прикрывали пронзительно-серые глаза,которые боялись даже этого скудного света...острые колени были слегка согнуты,буд-то он готов бежать,если будет необходимость; уши слегка шевелились,старательно пытаясь обнаружить посторонние звуки. Он простоял так несколько минут,и ,видимо,убедившись,что нет ничего,что могло бы помешать его тишине, двинулся вглубь комнатушки.

Баналные привычные ежеутренние процедуры...ничего нового, и он погрузился в раздумия. Он думал долго,и все эти несколько часов не шевелился вообще,застыл,как каменное изваяние нерешительности и отчаяния. Подумав еще немного,он огляделся по сторонам: его прищуренные глаза выражали презрение и недовольство к увиденному, был в них даже какой-то не объяснимый страх и удивление,как буд-то не здесь он просыпался каждое утро,не здесь засыпал...как буд-то здесь он первый раз.

Одним движением он надел серый или коричневый(от старости он уже потерял свой цвет) плащ, укутал себя по самые уши шерстяным

колючим шарфом и взял ссобой только одну вещь- маленький блокнот.

Впервые за столько лет он переступил порого этого дома без надобности. Он давно не позволял себе просто выходить из своей холупы,просто чтобы прогуляться,чтобы насладиться,чтобы улыбнуться...

Ноябрьская улица встретила его мелким дождем,на город опустился туман,стало сыро...в тайне от себя он обрадовался,что надел шарф,но в мгновении изгнал эту мысль,посчитав себя недостойным радоваться таким мелочам.

В огромном кармане серо-коричневого плаща костлявая рука сжимала карандаш...в другом-он чувствовал тяжесть блокнота..

Он шел по мокрой серой улице родного ,но в тоже время совсем чужого города.

Сворачивая на первом попавшемся повороте,слегка мешкаясь на перекрестках, он не заметил,как дошел до окраины. Здесь можно было замедлить шаг, поднять глаза и разжать кулаки в карманах.

Он был одним из тех,кому не было надобности пользоваться словами,он практически никогда не смотрел людям в глаза...он боялся.

Боялся,что посмотрев в глаза прохожего человека(ибо родных у него не было), он отдаст ему незначительную,но все же часть себя,своей души.

От этого взгляд его можно было бы сравнить по остроте с алмазом,по глубине-с озером, не имеющим дна ,а по цвету- с июльским небом ,когда оно во всей своей ярости обрушивает на мирных,распареных жарой,горожан холодный дождь.

И вот здесь,в этой самой дальней части города он поднял глаза,вздохнул

прохладный осенний воздух...и застыл в немом удивлении..

Яркие осенние краски радовали глаз,запах мокрых,распареных дождем листьев приятно щекотал нос...он поднял голову вверх закрыл глаза и замер так на долгое время,как паразит высасывая из природы ее радости,он пытался заполнить свою увядшую плоть хоть чем-то прекрасным.

Насытившись,он открыл глаза и даже расправил плечи,не зная что делать дальше(он не имел желания возвращаться сейчас в свою конуру) он сел на парапет и ,поразмыслив,достал карандаш и блокнот.

Чистые,белоснежные страницы так и просили что-то на них написать и рифмованые строки родились сами собой...исписав несколько страниц,он понимал,что прийдется когда-нибудь поставить точку,но как ребенок не мог остановится и завершить свое творение..и в это момент тишину нарушил звук легкой девичьей походки...это была она.

Под маленькими каблучками хрустели листья,осенний ветер развевал темно-каштановые волосы,легкий черный шелк платья не поспевал за быстрыми

шагами,летя сзади игривым шлейфом; поверх платья-пальто цвета осенних листьев,и теплый шарф в тон платью. Она держала в руке книгу,старательно прижимаяя ее к сердцу, и о чем-то размышляла,устремив свои голубые глаза ввысь,к небу,от чего они казались еще голубее.

Она была воплощением осени,ее неотъемлимой частью,и ,даже самой осенью была эта молодая девушка в глазах только что родившегося поэта..

Он опустил глаза,сгорбился,съежился,перестал дышать,что бы она случайно не заметила его,этого серого человека с его блокнотом,чтобы только не помешать ей ,не отвлечь ее внимание от внезапно посветлевшего неба. Он зажмурился,скривился и попытался полностью исчезнуть в своем серо-коричневом пальто,зарылся с носом в свой колючий шарф,и замер..мучительно ожидая самого худшего...

...он слышал лишь свои удары давно остановившегося сердца,и сквозь эти звуки он все отчетлевее слышал ее приблежающиеся шаги..

В его голове проносились одна за одной мысли,о том как она подойдет,заговорит,о том,какой у нее бархатный приятный голос,какие красивые глубокие глаза,что за книгу она так бережно прижимает к груди..он представлял,как они гуляют вместе по этим осенним красивым улицам его,а может и ее родного города,как они обсуждают поэзию, искусство,как встречают рассвет,и новый день...он даже услышал запах утреннего кофе,хотя никогда еще его не пил...он представил,как зимним вечером у камина он пишет ее портрет, учуял запах потрескавшихся поленьев,представил,как они вместе..... … …. ..

...он вспомнил свою комнатушку...эти облезлые серые холодные стены..вспомнил что у него нет камина...вспомнил мерзкий визг будильника..грязные запотевшие окна...вспомнил свою коморку,которую он сам сегодня испугался...которую бросил сам же ,как последняя крыса...

….он в последний раз представил эту девушку рядом...и понял,что этого вовсе не может быть...зарывшись еще глубже в свой колючий шарф,он просто стал слушать,как сквозь все более четкий приближающийся стук маленький каблучков замедлялись удары его сердца...

...последний вздох...последний стук сердечной мышцы.... ...и в вечности застыл вопрос... «Вы любите Блока?»...