• Название:

    Анальный период свинья грязь найдет 2

  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Анальный период: свинья грязь найдет 2



Автор: Дмитрий Лёушкин 

Некоторым образом продолжение протокола "Свинья грязь найдет!", но с несколько иной стороны. В данном протоколе обрабатывается "анальная фаза" развития ребенка, и нарушения, связанные с глюками родителей в поведении со своим ребенком в анальную фазу его развития, проявляющимися в виде, например, отвращения к фекалиям ребенка, наказаниям за игры с фекалиями и так далее, что в дальнейшем выливается в разного рода комплексы, проблемы, и закладывает вообще все деление чего-либо на "грязное" и "чистое". Материал насквозь фрейдистский, но тем не менее, чрезвычайно мощный. 

Для справки: Либидо (лат. libido) — желание, страсть, влечение, которое имеет целью достижение удовольствия. В бытовом понимании либидо ассоциируется с сексуальным влечением. Термин происходит из психоанализа Зигмунда Фрейда. :) 

На самом деле, этот протокл намного глубже, чем просто "дополнение для обработки грязи". Анальный период - это основа становления контроля и сверхконтроля, именно в нем эти штуки закладываются. Так что если вы страдаете от своего сверхконтроля, вполне вероятно, что хотя бы частично проблему поможет решить этот протокол. 

Под материалом в данной инструкции имеется в виду: 

1. Абсолютно все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях), будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), а также имевшие место в промежутках между жизнями, когда: 
• В раннем детстве, МЫ отождествляли себя с тем, что МЫ испускали из себя 
• Другой в своем раннем детстве отождествлял себя с тем, что он испускал из себя 
• Проецируя себя вовне, МЫ ощущали себя объектом и затем идентифицировались с тем объектом, который только что произвели (фекалиями). 
• Проецируя себя вовне, другой ощущал себя объектом и затем идентифицировался с тем объектом, который только что произвел. 
• МЫ идентифицировались с продуктом собственного тела. 
• Другой идентифицировался с продуктом собственного тела. 
• МЫ отделяли себя от продукта НАШЕГО тела, и этот внешний объект представлялся НАМ совершенно независимым от НАС, не имеющим с НАМИ ничего общего. 
• Другой отделял себя от продукта своего тела, и этот внешний объект представлялся ему совершенно независимым от него, не имеющим с ним ничего общего. 
• НАШЕ внимание было сосредоточено на том, что выделяется изнутри. 
• Внимание другого было сосредоточено на том, что выделяется изнутри. 
• МЫ осознавали собственное чувство удовольствия, связанное с дефекацией, испытывали глубокий интерес к анальному содержимому. 
• Другой осознавал собственное чувство удовольствия, связанное с дефекацией, испытывал глубокий интерес к анальному содержимому. 
• Объект, который исходил из НАС и который МЫ наблюдали, чрезвычайно занимал и завораживал НАС 
• Объект, который исходил из другого и который он наблюдал, чрезвычайно занимал и завораживал его. 
• МЫ чувствовали, что это часть НАС самих, извергнутая во внешний мир из какой-то скрытой части НАШЕГО тела, до сих пор НАМ неизвестной. 
• Другой чувствовал, что это часть его самого, извергнутая во внешний мир из какой-то скрытой части его тела, до сих пор ему неизвестной. 
• Этот объект казался НАМ драгоценным и совсем живым, он НАС притягивал. 
• Этот объект казался другому драгоценным и совсем живым, он его притягивал. 
• МЫ испытывали интерес к фекалиям, чувствовали их как нечто драгоценное, блестящее, мерцающее и волнующее. 
• Другой испытывал интерес к фекалиям, чувствовал их как нечто драгоценное, блестящее, мерцающее и волнующее. 
• МЫ ощущали гордость, наблюдая это волшебное вещество, которое только что вышло из НАС. 
• Другой чувствовал гордость, наблюдая это волшебное вещество, которое только что вышло из него. 
• МЫ пытались потрогать фекалии, почувствовать, понюхать свое драгоценное сокровище, поиграть с ним, взять его в рот и в конце концов размазать по телу, чтобы ощутить контакт с тем, что было только что у НАС внутри. 
• Другой пытался потрогать его, почувствовать, понюхать свое драгоценное сокровище, поиграть с ним, взять его в рот и в конце концов размазать по телу, чтобы ощутить контакт с тем, что было только что у него внутри. 
• НАМ было любопытно обнаружить себя в своих фекалиях, МЫ пытались вылепить из них подобие себя - человека - как первичное изображение человеческой индивидуальности. 
• Другому было любопытно обнаружить себя в своих фекалиях, он пытался вылепить из них подобие себя - человека - как первичное изображение человеческой индивидуальности. 
• МЫ как бы приносили продукт своего тела в дар НАШЕЙ матери как самую интимную и драгоценную часть себя. 
• Другой ребенок как бы приносил продукт своего тела в дар матери как самую интимную и драгоценную часть себя. 
• НАША мать хвалила НАС, выражая удовольствие и радуясь подарку. 
• Мать другого хвалила его, выражая удовольствие и радуясь подарку. 
• НАША мать ругала НАС, наказывала НАС, относилась к фекалиям как к чему-то грязному, постыдному. 
• Мать другого ругала его, наказывала, относилась к фекалиям как к чему-то грязному, постыдному. 
• НАША тяга к собственному анальному содержимому, желание потрогать его и попробовать на вкус вызывала у НАШИХ родителей резко отрицательную реакцию вплоть до наказания или угрозы наказания. 
• Тяга другого к собственному анальному содержимому вызывала у родителей другого ребенка резко отрицательную реакцию, вплоть до наказания. 
• В результате волнующие и приятные анальные ощущения превращались у НАС в тревожные и пугающие. 
• Волнующие и приятные анальные ощущения превращались у другого в тревожные и пугающие. 
• Хороший продукт, воплощение НАШЕГО Эго, превращался в скверный и неприятный, и очарование преображалось в отвращение. 
• Для другого, хороший продукт, воплощение его Эго, превращался в скверный и неприятный, и очарование преображалось в отвращение. 
• Табу на интерес к экскрементам заставляло НАС перенести интерес на землю, почву 
• Другой из-за табу на интерес к экскрементам переносил интерес на почву, землю 
• МЫ инстинктивно проявляли интерес к земле, к почве и открывали в ней качества, которые МЫ первоначально находили в фекалиях. 
• Другой находил в земле, почве, качества, которые когда-то находил в фекалиях 
• МЫ играли с землей или грязью, пытались лепить из нее 
• Другой играл с землей или почвой, пытался лепить из нее. 
• Анальное табу заставляло НАС различать приемлемые и неприемлемые объекты 
• Другой был вынужден под воздействием анального табу различать приемлемые и неприемлемые объекты. 
• Запах фекалий казался НАМ прекрасным 
• Другому нравился запах фекалий 
• НАМ нравились запахи, напоминающие каким-либо образом фекалии 
• Другой любил запахи, каким-либо образом напоминающие фекалии 
• МЫ проявляли склонность к запахам некоторых веществ с характерным душком, таким, как, например, омертвелая кожа между пальцами ног, выделения из носа, ушная сера или грязь под ногтями 
• Другой проявлял склонность к запахам некоторых веществ с характерным душком, таким, как, например, омертвелая кожа между пальцами ног, выделения из носа, ушная сера или грязь под ногтями 
• МЫ не ограничивали себя тем, чтобы нюхать или трогать эти вещества, но и брали их в рот 
• Другой не ограничивался тем, чтобы нюхать или трогать эти вещества, но и брал их в рот. 
• МЫ мяли и нюхали замазку, пластилин с вожделением 
• Другой мял и нюхал замазку, пластилин, с вожделением 
• НАМ нравился запах конюшни и вообще сельские запахи 
• Другому нравился запах конюшни и вообще сельские запахи 
• НАМ нравился аромат свежей земли 
• Другому нравился аромат свежей земли 
• МЫ верили, говорили, слышали или думали, что места с сельскими запахами или запахом свежей земли приносят оздоровление, могут вылечить от болезней 
• Другой говорил, что что места с сельскими запахами или запахом свежей земли приносят оздоровление, могут вылечить от болезней 
• МЫ наслаждались запахами духов, подсознательно представляя себе фекалии и их запах через противоположность 
• Другому нравился запах духов, так как он подсознательно представлял себе фекалии через их противоположность 
• Отвращение к фекалиям преобразовывалось у НАС в утонченность 
• У другого, отвращение к фекалиям превращалось в утонченность 
• МЫ имели эстетические интересы, рождающиеся из удовольствия от игры с землей, глиной, удовольствия от их запахов 
• Другой имел эстетические интересы, рождающиеся из удовольствия от игры с землей, глиной, удовольствия от их запахов 
• Тактильные свойства фекалий, такие, как влажность, клейкость, переносились НАМИ подсознательно на грязь, глину и замазку 
• Другой переносил тактильные свойства фекалий на грязь, глину и замазку. 
• Со временем, когда у НАС развивалось понятие о чистоте и укреплялись табу, грязь для НАС стала тоже неприемлемой. 
• Для другого грязь стала неприемлемой по мере того, как у него развивалось понятие о чистоте и укреплялись табу. 
• К веществам, способным оставить пятна на теле или одежде (клейкие, влажные или цветные), у НАС развилось отношение неприязни, МЫ старались избегать их как грязных вещей. 
• У другого развилась неприязнь по отношению к веществам, способным оставить пятна на теле или одежде, он старался избегать их как грязных. 
• МЫ играли с песком, который чище и суше, чем земля. 
• Другой играл с песком, который чище и суше, чем земля. 
• МЫ получали удовольствие от совместных игр в песке 
• Другому нравилось возиться в песке с другими детьми 
• Для НАС песок, как и замазка, был подсознательно не более чем фекальный символ - как бы дезодорированная и обезвоженная грязь. 
• Другой воспринимал песок на подсознательном уровне как символ фекалий 
• НАМ доставляло огромное удовольствие бесконечно наполнять песочные лунки водой и таким образом приближать материал, с которым МЫ играли, к первичному влажному состоянию. 
• Другому нравилось наполнять песочные лунки водой и таким образом приближать материал, с которым он играл, к первичному влажному состоянию. 
• МЫ пользовались для такого увлажнения собственной мочой, как бы подчеркивая таким образом близкую связь этих двух веществ. 
• Другой мочился на песок, подчеркивая связь этих двух веществ. 
• Вылепляя всевозможные формы из земли, песка и других материалов, МЫ получали огромное наслаждение 
• Другому нравилось лепить из песка, земли, разные формы. 
• Построив на берегу замок, МЫ с замиранием сердца наблюдали как прилив постепенно слизывает НАШЕ произведение, вновь превращая его в мокрую грязь, напоминающую тот самый материал, который и был с самого начала побуждением к этой игре. 
• Другой строил песчаные замки, затем наблюдая, как прилив слизывал их, постепенно превращая в мокрую грязь, символ фекалий. 
• По мере того как развивались понятия о чистоте, песок также становится для НАС неприемлемым 
• Для другого песок становился неприемлемым 
• МЫ собирали камешки и гальку 
• Другой собирал камешки и гальку 
• НАМ нужен был материал, для которого были характерны твердость, отсутствие запаха и сухость. 
• Для другого нужен был материал, для которого были характерны твердость, отсутствие запаха и сухость. 
• Камешки были для НАС "чистыми объектами", их удобно было собирать в кучки, символизирующие фекальную массу, что доставляло НАМ большое удовольствие. 
• Другой тащился, когда собирал камешки в кучки, символизирующие фекальные массы 
• Камешки, которые МЫ собирали и складывали в кучки, олицетворяли для НАС волшебную сущность НАШЕЙ личности, отраженную в реальности 
• Камешки невозможно разрушить, поэтому они стали для НАС символом постоянства и бессмертия. 
• Другой воспринимал камешки как символ постоянства и бессмертия, так как их было невозможно разрушить. 
• МЫ чувствовали, что в каменных монументах время останавливается, душа, выраженная в камне, бессмертна 
• Другой говорил, что в каменных монументах время останавливается, душа, выраженная в камне, бессмертна 
• Каменные монументы для НАС стирали разницу между рождением и смертью, пропастью между поколениями 
• Для другого, каменные монументы стирали разницу между рождением и смертью, пропастью между поколениями 
• Для НАС, в каменных монументах время стиралось, прошлое становилось настоящим, вечность казалась реальной. 
• Для другого, в каменных монументах время стиралось, прошлое становилось настоящим, вечность казалась реальной. 
• МЫ поклонялись камню (любому монументу) 
• Другой поклонялся камню (какому-то монументу) 
• Для НАС каменные сооружения олицетворяли извечное стремление человека к бессмертию души, как собственной, так и коллективной, совокупной. 
• Для другого каменные сооружения олицетворяли стремление человека к бессмертию души. 
• МЫ проявляли интерес к камням, они НАМ просто нравились 
• Другой проявлял интерес к камням, они ему нравились 
• МЫ собирали блестящие предметы 
• Другой собирал блестящие предметы 
• МЫ собирали стекляшки, разноцветную гальку, бусы, фруктовые косточки и зернышки 
• Другой собирал стекляшки, разноцветную гальку, бусы, фруктовые косточки и зернышки 
• МЫ собирали алмазы и бриллианты, золото и серебро 
• Другой собирал алмазы и бриллианты, золото и серебро 
• МЫ любили собирать, пересчитывать, сравнивать, обмеривать и взвешивать такие предметы 
• Другой любил собирать, пересчитывать, сравнивать, обмеривать и взвешивать такие предметы 
• Запрещение, табу на контакт и игры с анальным содержимым приводили к интернализации (перенесению внутрь) этого материала 
• Другой под воздействием табу на игры с анальным содержимым интернализировал этот материал. 
• МЫ начинали играть в абстрактные игры по правилам, которые позволяли НАМ активно переиграть родительские табу и наделить ими объекты окружения. 
• Другой начинал играть в абстрактные игры по правилам, которые позволяли ему активно переиграть родительские табу и наделить ими объекты окружения. 
• МЫ придумывали любого рода правила для игр 
• Другой придумывал любого рода правила для игр 
• МЫ преодолевали свое беспокойство, разрабатывая собственные правила игры, собственные заповеди, определяющие, что приемлемо, а что нет и как определенные объекты соотносятся с другими. 
• Другой преодолевал свое беспокойство, разрабатывая собственные правила игры, собственные заповеди, определяющие, что приемлемо, а что нет и как определенные объекты соотносятся с другими. 
• Эти правила игры полностью захватывали НАШЕ воображение, часто приобретая характер разной степени одержимости. 
• МЫ были заняты определением предметов, разделением их на категории 
• Другой определял предметы, разделял их на категории. 
• Постепенно для НАС ценность отдельных объектов перерастала в абстрактное и независимое понятие о ценности вообще. 
• МЫ играли в любого рода игры по правилам 
• Другой играл в любого рода игры по правилам 
• МЫ играли в карты 
• Другой играл в карты 
• МЫ играли в шахматы 
• Другой играл в шахматы 
• МЫ играли в домино 
• Другой играл в домино 
• МЫ участвовали в спортивных соревнованиях 
• Другой участвовал в спортивных соревнованиях 
• МЫ играли в игры, чтобы преодолеть те самые правила, которые МЫ сами себе навязали 
• Другой играл в игры, чтобы преодолеть те правила, которые он сам себе навязал 
• МЫ стремились подсознательно упорядочить сложный и запутанный окружающий мир, определить, что приемлемо или неприемлемо, хорошо или плохо, правильно или неправильно. 
• Другой подсознательно стремился упорядочить сложный и запутанный окружающий мир, определить, что приемлемо или неприемлемо, хорошо или плохо, правильно или неправильно. 
• МЫ определяли сравнительные характеристики, соотношения и взаимоотношения вещей, их сходство и различие 
• Другой определял сравнительные характеристики, соотношения и взаимоотношения вещей, их сходство и различие 
• У НАС развивались критерии истинного и ложного 
• У другого развивались критерии истинного и ложного 
• У НАС была подсознательная связь между золотом, деньгами и фекалиями 
• Другой говорил о связи между золотом, деньгами, и фекалиями 
• МЫ чувствовали, что золото - чистый материал - делает людей богатыми и уважаемыми, и, следовательно, богатые чисты, но, с другой стороны, золото, которым обладают богатые, символизировало для НАС грязь и непристойность. 
• Другой говорил, что золото - чистый материал - делает людей богатыми и уважаемыми, и, следовательно, богатые чисты, но, с другой стороны, золото, которым обладают богатые, символизировало для него грязь и непристойность. 
• Для НАС на уровне сознания золото было фундаментом экономики и финансов как мера монетарной стоимости, в то время как на уровне мистическом или религиозном оно символизировало лишь грязь и порок. 
• Для другого на уровне сознания золото было фундаментом экономики и финансов как мера монетарной стоимости, в то время как на уровне мистическом или религиозном оно символизировало лишь грязь и порок. 
• МЫ думали, читали, или говорили, что золото, которым дьявол награждает своих любимцев, после его исчезновения превращается в экскременты 
• Другой говорил, что золото, которым дьявол награждает своих любимцев, после его исчезновения превращается в экскременты 
• Противопоставление между хорошим и плохим Я проявлялось в НАШЕМ отношении к фекалиям, так же как и к их сублимированной форме - деньгам. 
• Для НАС фекалии олицетворяли богатство 
• Для другого фекалии олицетворяли богатство 
• МЫ говорили о человеке, находящемся без денег, что он «в дерьме» 
• Другой говорил о ком-то, у кого не было денег, что тот в дерьме. 
• МЫ говорил о ком-то, что у него «денег как грязи» 
• Другой говорил о ком-то, что у него «денег как грязи» 
• МЫ называли богатого скупца грязным 
• Другой говорил о богатом скупце, что он грязный 
• МЫ говорили о богатых "грязные" или "вонючие" богачи 
• Другой говорил о богатых "грязные" или "вонючие" богачи 
• МЫ говорили: он "настолько богат, что смердит" 
• Другой говорил: он "настолько богат, что смердит" 
• МЫ выбрасывали в период депрессии деньги в туалет 
• Другой выбрасывал в период депрессии деньги в туалет 
• МЫ подсознательно реагировали на беспорядок в комнате или в шкафу так, будто это кишечник, наполненный фекалиями, и НАМ доставляло удовольствие ждать, пока этот беспорядок накапливался и накапливался до той поры, когда у НАС появится желание разом освободиться от него, то есть прибраться, как если бы МЫ освободили наконец свой кишечник от долгого запора 
• МЫ чувствовали себя подавленными этим наступающим беспорядком и впадали в депрессию из-за невозможности расчистить его. 
• Посредством отношения к фекалиям МЫ проецировали свою внутреннюю сущность вовне 
• МЫ чувствовали, что посредством фекалий индивид становится общественным существом, поскольку НАШ продукт становится объектом, которым можно поделиться с другими. 
• Другой посредством фекалий становился общественным существом, поскольку его продукт становится объектом, которым можно поделиться с другими. 
• Фекалии представляли интерес для НАС и для тех людей, которые НАС окружали, и, поскольку мы вместе участвовали в игровых и трудовых действиях, мы становились сообществом. 
• Когда МЫ были младенцем, у НАС развился и закрепился навык сдавливания соска губами и ртом и выдавливания молока, и это перенеслось на анальную фазу 
• Когда другой был младенцем, у него развился и закрепился навык сдавливания соска губами и ртом и выдавливания молока, и это перенеслось на анальную фазу 
• Напряжение мускулатуры губ и челюстей распространилось у НАС на сфинктер, анальную мышцу 
• У другого напряжение мускулатуры губ и челюстей распространилось на сфинктер 
• Спазм этой мускулатуры стал для НАС определяющим в анальной деятельности и распространился на весь живот. 
• Спазм сфинктера стал для него определяющим в анальной деятельности и распространился на весь живот. 
• МЫ не получали хороших ощущений при кормлении грудью, и решили сдерживать фекалии. 
• Другой решил сдерживать фекалии, потому что не получил хороших отношений при кормлении грудью 
• МЫ старались задерживать фекалии, чтобы не отдать матери свое сокровище, когда она того ожидает. 
• Другой старался задерживать фекалии, чтобы не отдать матери свое сокровище, когда она того ожидает. 
• МЫ упрямились, сопротивлялись и все делали назло 
• Другой упрямился, сопротивлялся и все делал назло 
• МЫ удерживали свой продукт, так как НАША мать удерживала от НАС свой (молоко) 
• Другой удерживал свой продукт, так как его мать удерживала от него свой (молоко) 
• МЫ часами сидели на горшке, освобождаясь тогда, когда этого меньше всего ждут. 
• Другой мог часами сидеть на горшке, освобождаясь тогда, когда от него этого меньше всего ждут. 
• Такая форма упрямства доставляла НАМ наслаждение по типу замещения, ибо, не отдавая фекалии, МЫ испытывали удовольствие от задержки либидо, а освобождаясь в неурочный момент, мы были уверены, что мать не сможет испортить или отнять у НАС драгоценность. 
• Пачкаясь в фекалиях, МЫ сохраняли контакт с ними. 
• Другой пачкался в фекалиях, чтобы сохранить контакт с ними. 
• Мучительное удовольствие от того, чтобы не сдаваться, сдержаться, ни за что не делать того, что должно, крепко держать в себе свое напряжение и переживания, будто это ценности, с которыми невозможно расстаться, - все это было для НАС продолжением напряжения НАШИХ губ и челюстей в младенческом возрасте, хватающихся за материнскую грудь, их трансформация в маниакальное удержание анального либидо, проявляющееся в напряженных мускулах сфинктера, ягодиц и стенок желудка. 
• МЫ ощущали уверенность, что, пока МЫ держимся, МЫ существуем, но как только МЫ освободимся от содержимого, МЫ исчезнем, растворясь во враждебном окружающем мире. 
• Другой сдерживал дефекацию, так как был уверен, что пока он сдерживается - он существует, но исчезнет, растворится во враждебном окружающем мире, когда перестанет сдерживаться 
• Освобождаясь от фекалий, МЫ старались сохранить их и с большой тревогой реагировали на их исчезновение. 
• Другой, освобождаясь от фекалий, старался сохранить их и с большой тревогой реагировал на их исчезновение 
• Будучи взрослыми, МЫ испытывали беспокойное состояние при смыве туалета 
• Другой во взрослом возрасте испытывал беспокойное состояние при смыве туалета 
• МЫ испытывали некое опустошение, когда часть НАС исчезала в пустоту. 
• Другой испытывал некое опустошение, когда часть его исчезала в пустоту. 
• У НАС было стремление к приобретательству, накоплению, навязчивой экономии и к упорной погоне за материальным благополучием и богатством. 
• Другой стремился к приобретательству, накоплению, навязчивой экономии и к упорной погоне за материальным благополучием и богатством. 
• Личная ценность для НАС выражалась в том, чем МЫ обладаем 
• Для другого его ценность определялась тем, чем он обладает 
• В основе НАШЕЙ навязчивой склонности к приобретению вещей лежало тревожное чувство, что все это может вдруг исчезнуть, что окружение, совершенно безразличное или даже враждебное по отношению к НАМ, таит для НАС угрозу утраты личности, а может быть, и жизни. 
• Анальная напряженность проявлялась у НАС в анальной агрессивности. 
• У другого анальная напряженность проявлялась в анальной агрессивности. 
• МЫ воспринимали фекалии как средство причинить боль матери, а также наказать и расстроить окружающих. 
• Другой воспринимал фекалии как средство причинить боль матери, а также наказать и расстроить окружающих. 
• Упрямство и сопротивление у НАС было пассивным наказанием в отместку матери за ее отношение. 
• У другого упрямство и сопротивление было пассивным наказанием в отместку матери за ее отношение. 
• У НАС желание замарать мать фекалиями и дать ей почувствовать те же страдания, что МЫ чувствовали по ее вине, - ощущение, что МЫ плохие, что НАС презирают. 
• Другой имел желание замарать мать фекалиями и дать ей почувствовать те же страдания, что он чувствовал по ее вине, - ощущение, что он плохой, что его презирают 
• МЫ чувствовали дух противоречия и неповиновения, стремление раздражать и злить окружающих своим вызывающим поведением. 
• Другой имел дух противоречия и неповиновения, стремление раздражать и злить окружающих своим вызывающим поведением. 
• МЫ чувствовали себя отвергнутыми, и агрессивно использовали свои анальные функции, загрязняя окружающую НАС среду и «очерняя» людей. 
• Другой чувствовал себя отвергнутыми, и агрессивно использовал свои анальные функции, загрязняя окружающую его среду и «очерняя» людей. 
• МЫ превращались в «навозника», выискивали людские недостатки, с удовольствием унижали других, пятнали их репутацию. 
• Другой был «навозником», выискивал людские недостатки, с удовольствием унижал других, пятнал их репутацию. 
• МЫ получали наслаждение, очерняя другого человека, заставляя его почувствовать себя ненужным и презираемым, подобно тому как МЫ сами чувствовали себя в младенчестве. 
• Другой получал наслаждение, очерняя другого человека, заставляя его почувствовать себя ненужным и презираемым, подобно тому как он сам чувствовал себя в младенчестве. 
• НАШИ родители испытывали отвращение к НАШИМ фекалиям 
• Родители другого испытывали отвращение к его фекалиям 
• МЫ были чувствителен к реакции родителей, и выражение раздражения или отвращения заставило НАС ощущать, что МЫ произвели нечто очень плохое и поэтому сами МЫ плохи и неприемлемы для окружающих. 
• Другой чувствовал отношение родителей к его фекалиями, и ощущал, что он произвел что-то плохое, и поэтому он сам плохой и неприемлем для окружающих. 
• МЫ чувствовали отвращение НАШИХ родителей 
• Другой чувствовал отвращение своих родителей. 
• МЫ чувствовали себя отвратительными, грязными и неприемлемыми. 
• Другой чувствовал себя из-за отношения родителей отвратительным, грязным и неприемлемым. 
• МЫ старались отделить от себя этот неприятный объект, как бы не имея с ним ничего общего. 
• Другой старался отделить от себя этот неприятный объект, как бы не имея с ним ничего общего. 
• Продукт (фекалии) отделялся от НАС и как бы вел собственную независимую жизнь. 
• Фекалии другого отделялись от него и как бы вели свою собственную самостоятельную жизнь 
• МЫ чувствовали отделение НАШЕГО продукта от НАС 
• МЫ чувствовали разрыв разрыв между гранями собственного образа, самопредставления - разделение этого образца на грязную и чистую сущность. 
• Грязная сущность, движимая анальными импульсами, отделялась и проецировалась вовне, она видилась в "нечистых" людях - например, в низших классах, бомжах, и т.п.. 
• Чистота стала для НАС синонимом чистоты помыслов, непорочности, в то время как грязь, неопрятность стала символом всего низменного, отвратительного, подлого. 
• Для другого, чистота стала синонимом чистоты помыслов, непорочности, в то время как грязь, неопрятность стала символом всего низменного, отвратительного, подлого. 
• Грязные люди воспринимались НАМИ не только как нецивилизованные, неприличные и низкие, но и как постоянная угроза высшему, чистому обществу. 
• Другой воспринимал грязных людей не только как нецивилизованных, неприличных и низких, но и как постоянную угрозу высшему, чистому обществу. 
• НАМ указывали на на грязных как на ужасный пример того, что может с НАМИ случиться, если МЫ не будем вести себя примерно и сохранять чистоту. 
• Другому показывали грязных и говорили - вот, смотри что может с тобой произойти, если не будешь вести себя примерно и сохранять чистоту.
• Такими символами анальности - примерами всего грязного и неприемлемого - были для НАС низшие классы, или цыгане, евреи, негры, бомжи или иностранцы. 
• Другой воспринимал низшие классы, циган, евреев, негров, иностранцев, бомжей как символ анальности - символ всего грязного и неприемлемого. 
• Чистота ассоциировалась у НАС с благочестием, с высоким положением, с возможностью быть принятым в определенный круг. 
• Другой ассоциировал чистоту с благочестием, с высоким положением, с возможностью быть принятым в определенный круг. 
• МЫ противопоставляли чистое и нечистое, высокое и низменное, мирское и духовное, плебейское и аристократическое. 
• Другой противопоставлял чистое и нечистое, высокое и низменное, мирское и духовное, плебейское и аристократическое. 
• МЫ чувствовали разницу между приземленным, трудящимся в поте лица рабочим классом , и чистой аристократией, вовсе не замаранной трудом. 
• Другой чувствовал разницу между приземленным, трудящимся в поте лица рабочим классом , и чистой аристократией, вовсе не замаранной трудом. 
• Правящий класс, аристократия, олицетворял все чистое - чистых людей, которые часто моются, не едят пищу, которая считается нечистой, носят хорошую, чистую одежду, одним словом, людей, которым нет необходимости пачкать себя тяжким трудом. 
• НАША иерархическая система ценностей опиралась на противопоставление чистого и нечистого, высокого и низкого 
• Иерархическая система ценностей другого опиралась на противопоставление чистого и нечистого, высокого и низкого 
• В процессе расщепления МЫ не в состоянии были признать собственный продукт - его проекцию - как проявление собственной сущности 
• Другой в процессе расщепления был не в состоянии признать собственный продукт - его проекцию - как проявление собственной сущности. 
• Этот продукт для НАС был оторван от нее и представляется совершенно отдельным, независимым от нее объектом. 
• Для другого, этот продукт был оторван от его сущности и представляется совершенно отдельным, независимым от нее объектом 
• Неприемлемая для НАС часть подавлялась, отщеплялась и проецировалась вовне; внешний образ олицетворял все ощущения и влечения, которые МЫ не позволяли себе принять. 
• Неприемлемая для другого часть подавлялась, отщеплялась и проецировалась вовне; внешний образ олицетворял все ощущения и влечения, которые он не позволяли себе принять. 
• В процессе проекции расщепления запретные ощущения и влечения не исчезали, а лишь перемещались НАМИ вовне, воплощаясь во внешних объектах. 
• Поскольку эти объекты олицетворяли запрещенные импульсы и влечения, они представляют собой постоянную угрозу для НАШЕГО Эго. 
• Отколотая часть НАШЕЙ сущности, воспринимаемая в виде внешнего объекта, внешней силы, была для НАС вечным и опасным «другим», как будто эта отколотая часть НАШЕЙ собственной сущности гневается на НАС за то, что ее не принимают, отвергают, и постоянно готова НАС атаковать. 
• НАШЕ собственное Эго ненавидело ту часть НАШЕЙ сущности, что МЫ откололи от себя, а эта отщепленная и отвергнутая часть в свою очередь ненавидит Эго, отвергнувшее ее. 
• Внешний мир для НАС населялся опасными образами, призраками и монстрами, живыми, пульсирующими существами, которые МЫ не могли воспринять как что-то свое и поэтому воспринимали как опасность извне. 
• В детстве МЫ пытались справиться с беспокойством по поводу анального либидо путем навязчивого «сведения на нет». 
• Другой в детстве пытался справиться с беспокойством по поводу анального либидо путем навязчивого «сведения его на нет». 
• Вместо того, чтобы отделить от Эго неприемлемые анальные влечения и ощущения и представить их в виде отвратительных и опасных внешних явлений или объектов, МЫ пытались свести их на нет, исключить их при помощи навязчивых действий и ритуалов. 
• НАШЕ анальное либидо было слишком жестко ограждено от всякого выражения и поэтому неспособно к замещению и сублимации. МЫ его жестко подавляли. 
• Оно все сильнее давило на НАШЕ Эго, наполняя его все большей тревогой, и в конце концов Эго попыталось полностью отрицать наличие импульса. 
• Анальный импульс стал для НАС угрозой, и Эго пришлось нейтрализовать энергию этого импульса с помощью активного отрицания. 
• У НАС было влечение к игре с грязными предметами, и ему противопоставлялось навязчивое стремление очистить, отмыть руки или любую другую часть тела, дотронувшуюся до грязного предмета или материала. 
• Такое отрицание у НАС имело форму активного ритуала, имеющего целью преодолеть ту тревогу, которая иначе становилась для НАС невыносимой. 
• Каждый импульс, представляющийся непреодолимой угрозой для НАШЕГО Эго или искушением, МЫ хотели непременно отразить с помощью определенных ритуалов или уничтожить. 
• Однако, поскольку отторгнутый анальный импульс продолжал предъявлять свои требования, эти ритуалы становились навязчивыми, и у НАС возникал порочный круг. 
• Вместо того чтобы дать выход энергии, МЫ пытались ее блокировать, а блокированная энергия все равно искала выход для разрядки, вновь и вновь вызывая дополнительную тревогу. 
• МЫ, столкнувшись с непреодолимым табу, пытались самостоятельно справиться со своей тревогой при помощи навязчивых ритуалов, то есть как бы сами себе были жрецом и священником, совершающим церемониал очищения 
• МЫ участвовали в обрядах (например церковных), направленных на то, чтобы умиротворить коллективную тревогу или противостоять ей 
• Другой участвовал в обрядах (например церковных), направленных на то, чтобы умиротворить коллективную тревогу или противостоять ей 
• МЫ ощущали сильное чувство вины, в основе которого лежали анальные тревоги и конфликты. 
• У другого было сильное чувство вины, в основе которого лежали анальные тревоги и конфликты. 
• У НАС было состояние тревожного ожидания, предчувствия какого- то несчастья, беды. 
• Другой находился в состоянии тревожного ожидания, предчувствия какого- то несчастья, беды. 
• МЫ формировали какой-то ритуал поведения как защитный механизм, чтобы не допустить того, чтобы что-то плохое случилось 
• Другой придумывал какой-то ритуал поведения в качестве защитного механизма, чтобы не допустить того, чтобы что-то плохое случилось 
• НАШИ ритуалы были игрой, направленной на отрицание игры, игрой, выражающей демонстративное отрицание анальных влечений. 
• Для другого, ритуалы были игрой, направленной на отрицание игры, игрой, выражающей демонстративное отрицание анальных влечений. 
• Трансформируя влечение, доставляющее удовольствие, в акт выполнения долга, МЫ освобождались от чувства вины, а чувство тревоги и беспокойства снимали с помощью демонстративного отрицания желаний. 
• Трансформируя влечение, доставляющее удовольствие, в акт выполнения долга, другой освобождался от чувства вины, а чувство тревоги и беспокойства снимал с помощью демонстративного отрицания желаний. 
• Иерархическая система в обществе в НАШЕМ восприятии строилась на противопоставлении чистых и нечистых, высших и низших, аристократов и плебеев. 
• Другой строил свою иерархическую систему ценностей на противопоставлении чистых и нечистых, высших и низших, аристократов и плебеев. 
• МЫ воспринимали лидеров и правящие классы как имеющих ореол чистоты и благородства, отражающийся в их великолепных одеждах и ароматах, сверкающих драгоценностях 
• Другой воспринимал лидеров и правящие классы как имеющих ореол чистоты и благородства, отражающийся в их великолепных одеждах и ароматах, сверкающих драгоценностях 
• МЫ участвовали в обрядах омовения с тем, чтобы избавиться от грязи, приставшей к НАШЕМУ телу, и изгнать грязные мысли, засоряющие НАШ разум и душу. 
• Другой принимал участие в обрядах омовения с тем, чтобы себя от грязи, приставшей к его телу, и изгнать грязные мысли, засоряющие его разум и душу. 
• МЫ пользовались святой водой в церкви, участвовали в ритуалах омовения в священных реках, НАС окунали в озера или обрызгивали святой водой. 
• Другой пользовался святой водой в церкви, участвовал в ритуалах омовения в священных реках, его окунали в озера или обрызгивали святой водой. 
• Во времена СССР, НАС заставляли читать Карла Маркса или иного рода литературу этого типа и, только изучив священные тексты марксизма- ленинизма, МЫ могли считаться чистым от скверны буржуазных или религиозных предрассудков. 
• Во времена СССР, другого заставляли читать Карла Маркса или иного рода литературу этого типа и, только изучив священные тексты марксизма- ленинизма, он мог считаться чистым от скверны буржуазных или религиозных предрассудков. 
• НАМ приходилось произносить различные магические фразы или лозунги, заучивать их наизусть, чтобы считаться полноправными членами своего общества, быть признанными то ли священником, то ли королем, то ли лидером партии. 
• Другому приходилось произносить различные магические фразы или лозунги, заучивать их наизусть, чтобы считаться полноправными членами своего общества, быть признанными то ли священником, то ли королем, то ли лидером партии. 
• МЫ произносили ритуальные заклинания, которые являлись навязчивым отрицанием, защитным действием от грязных и злых влечений с помощью магических слов и их бесконечного повторения. 
• Другой произносил ритуальные заклинания, которые являлись навязчивым отрицанием, защитным действием от грязных и злых влечений с помощью магических слов и их бесконечного повторения. 
• МЫ пользовались процессом проекции для того, чтобы вывести вовне свои внутренние ощущения и - если они неприемлемы для НАС - как бы освободиться от яда, скапливающегося в психике. 
• Другой пользовались процессом проекции для того, чтобы вывести вовне свои внутренние ощущения и - если они неприемлемы для него - как бы освободиться от яда, скапливающегося в психике. 
• Чтобы защитить себя, то есть очистить свою нарциссическую сущность от этих болезненных накоплений, МЫ отбрасывали их от себя и взваливали их на внешний мир. 
• Чтобы защитить себя, то есть очистить свою нарциссическую сущность от этих болезненных накоплений, другой отбрасывал их от себя и взваливал их на внешний мир. 
• Мир таким образом превращался в навозную кучу из тех фантазий и влечений, которые МЫ не приемлем и отвергаем. 
• Для другого мир таким образом превращался в навозную кучу из тех фантазий и влечений, которые он не приемлет и отвергает. 
• Мочеиспускание являлось для НАС не просто биологическим или механическим действием, но также сопровождалось достаточно сильными ощущениями. 
• Оно играло значительную роль как защитный механизм против НАШЕГО одиночества и нарциссической депривации. 
• МЫ мочились при недостатке орального удовлетворения, как бы компенсируя недостаток потока молока потоком мочи, которая зачастую заменяет также и недостаток телесной ласки и тепла, если МЫ чувствовали себя обделенным ими. 
• Другой мочился, чтобы компенсировать недостаток молока, ласки, тепла, потоком мочи. 
• Это является компенсацией сенсорной депривации в тех случаях, когда НАС надолго оставляют одних. 
• Мочеиспускание стало для НАС чувством освобождения, когда поток мочи ломает преграды контроля и изоляции, и начинает связываться с генитальным наслаждением, с чувством пассивного плавания по волнам удовольствия, которое начало ассоциироваться с оргазмом. 
• Мочеиспускание, как и плач, было для НАС средством освобождения от напряжения и способом привлечь внимание. 
• Для другого, мочеиспускание, как и плач, было средством освобождения от напряжения и способом привлечь внимание. 
• МЫ воспринимали пустыню как символ сухости. 
• Другой говорил, что пустыня - символ сухости. 
• Чувство стыда для НАС было связано с всеохватывающим желанием быть мокрым, что впоследствии начинало осознаваться как постыдная слабость. 
• Другой ощущал всеохватывающее желание быть мокрым, но воспринимал это как постыдную слабость и в связи с этим чувствовал ужасный стыд. 
• Честолюбие было для НАС средством борьбы против этого чувства стыда 
• Для другого, честолюбие было просто средством борьбы против этого чувства стыда 
• МЫ завороженно следили за текущей водой или лодочкам, плывущим по речкам или ручейкам. 
• Другой завороженно следил за текущей водой или лодочкам, плывущим по речкам или ручейкам. 
• При исполнении или прослушивании музыкальных произведений для НАС вновь как бы воспроизводились ритмические ощущения мочеиспускания. 
• МЫ ощущали кожу и прикосновения. 
• МЫ получали удовольствие от рассматривания. 
• Другой получал удовольствие от рассматривания. 
• НАШЕ желание наблюдать что-либо, вызывающее эротические ощущения, было частью НАШЕГО общего желания все знать и выражалось в постоянном и бесконечном "почему". 
• У другого, его желание наблюдать что-либо, вызывающее эротические ощущения, было частью его общего желания все знать и выражалось в постоянном и бесконечном "почему". 
• МЫ чувствовали желание рассматривать сексуальные сцены или тайные части тела, в особенности гениталии представителя противоположного пола. 
• Другой чувствовал желание рассматривать сексуальные сцены или тайные части тела, в особенности гениталии представителя противоположного пола. 
• МЫ желали не только рассматривать, но и показывать собственное тело и гениталии 
• Другой хотел не только рассматривать, но и показывать собственное тело и гениталии 
• МЫ желали рассматривать, и это вызывало в НАС чувство стыда, что влекло торможение зрительных рефлексов. 
• Другой хотел рассматривать, но это вызывало в нем чувство стыда, и приводило к торможению зрительных рефлексов - зрение портилось. 
• НАШИ глаза, которым хочется все рассмотреть, становились для НАС источником тревоги и беспокойства, поэтому им хотелось как бы спрятаться, НАШИ глазные яблоки напрягались и втягивались. 
• Для другого его глаза становились источником тревоги и беспокойства, поэтому им хотелось как бы спрятаться, его глазные яблоки напрягались и втягивались. 
• Необходимость притвориться, что «я не смотрю», превратилась для НАС в физиологический рефлекс и зафиксировалась в виде нарушений зрения. 
• Другой должен был притворяться, что он «не смотрит», и это превратилось для него в физиологический рефлекс и зафиксировалась в виде нарушений зрения. 
• МЫ чувствовали желание рассматривать себя или дать себя рассматривать 
• Другой хотел рассматривать себя или дать себя рассматривать другим 
• Фиксация на эксгибиоционизме была для НАС компенсацией против страха быть непризнанным, против страха, что НАМ будет отказано в праве быть видимым. 
• Для другого, фиксация на эксгибиоционизме была компенсацией против его страха быть непризнанным, против страха, что ему будет отказано в праве быть видимым. 
• МЫ чувствовали желание спрятаться, желали секретности и были неспособны довести до конца какое-либо дело или достичь поставленной цели. 
• Другой хотел спрятаться, хотел быть в секретности, был неспособен довести до конца какое-либо дело или достичь поставленной цели. 
• МЫ желали демонстрировать НАШИ ягодицы, как компенсацию за то, что НАМ внушили, что анальное есть грязное и постыдное. 
• Другой желал демонстрировать свои ягодицы, как компенсацию за то, что ему внушили, что анальное есть грязное и постыдное. 
• Демонстрируя ягодицы, МЫ хотели оскорбить того, кто это видит, проецировать грязь на него и таким образом очистить себя, как бы утершись лицом смотрящего и таким образом дав ему почувствовать себя самого грязным. 
• Демонстрируя ягодицы, другой хотел оскорбить того, кто это видит, проецировать грязь на него и таким образом очистить себя, как бы утершись лицом смотрящего и таким образом дав ему почувствовать себя самого грязным. 
• Будучи женщиной, в детстве МЫ стремились ощутить себя мальчиком, что породило фантазии, что у НАС есть пенис, которым МЫ можем похвастаться, как часто это делают мальчики. 
• Будучи женщиной, в детстве другой стремился ощутить себя мальчиком, что породило фантазии, что у него есть пенис, которым он может похвастаться, как часто это делают мальчики. 
• Но поскольку пенис существовал лишь в воображении, МЫ ощущали, что предмет этот неприемлем, запретен, и фантазия перемещалась на более реальную часть тела, ягодицы. 
• Но поскольку пенис существовал лишь в воображении, другой ощущал, что предмет этот неприемлем, запретен, и фантазия перемещалась на более реальную часть тела, ягодицы. 
• НАШИ ягодицы стали для НАС центром внимания и гордости с желанием демонстрировать их. 
• Ягодицы другого стали для него центром внимания и гордости с желанием демонстрировать их. 
• Демонстрация ягодиц стала для НАС очень важной сексуальной фантазией, которую обычно приходилось подавлять, что в свою очередь вызывало в НАС чувство постоянной неполноценности и социальной униженности. 
• Демонстрация ягодиц стала для него очень важной сексуальной фантазией, которую обычно приходилось подавлять, что в свою очередь вызывало в нем чувство постоянной неполноценности и социальной униженности. 
• НАША личность и взаимоотношения с близкими терзала борьба между гордостью и стыдом, между надменностью и униженностью. 
• Личность и взаимоотношения другого с близкими терзала борьба между гордостью и стыдом, между надменностью и униженностью. 
• У НАС были высокие эстетические запросы и навязчивый перфекционизм, НАС постоянно мучили сомнения относительно собственной способности соответствовать этим запросам. 
• У другого были высокие эстетические запросы и навязчивый перфекционизм, его постоянно мучили сомнения относительно собственной способности соответствовать этим запросам. 
• МЫ были нерешительны, не уверены в том, правильный ли МЫ сделали выбор. 
• Другой был нерешительным, не уверенным в том, правильный ли он сделал выбор. 
• МЫ учились самостоятельно ходить в туалет 
• Другой учился самостоятельно ходить на горшок 
• МЫ получали большое удовольствие от контроля дефекации, так как это была одна из первых вещей, которая требовала от НАС осознанности НАШИХ действий 
• Другой получал большое удовольствие от контроля дефекации 
• НАС наказывали любым образом за то, что мы делали или не делали в смысле дефекации или мочеиспускания 
• Другого наказывали за что-то, что он делал или не делал в плане дефекации или мочеиспускания 
• НАШИ родители принуждали НАС ходить на горшок 
• Родители другого принуждали его ходить на горшок 
• Наши родители требовали, настаивали, чтобы МЫ «сейчас же сходили на горшок» 
• Родители другого требовали от него, чтобы он «вот прямо сейчас сходил на горшок» 
• МЫ отказались выполнять приказания родителей и у НАС начались запоры 
• Другой отказался выполнять предписания родителей и у него начались запоры 
• Родители «ломали» НАС, все равно заставляли делать по-своему, и наказывали за НАШЕ «упрямство» 
• Родители другого «ломали» его, все равно заставляя делать по-своему и наказывая за «упрямство» 
• НАШИ родители ругали, наказывали НАС за то, что МЫ отказывались сходить на горшок 
• Родители другого ругали, наказывали его за то, что тот отказывался сходить на горшок. 
• МЫ решили удерживать фекалии в себе, не отдавать их 
• Другой решил удерживать фекалии в себе, не отдавать их родителям 
• МЫ распространили удерживание на остальные типы поведения 
• Другой распространил удерживание на другие типы поведения 
• МЫ были упрямы, скупы, методичны и пунктуальны 
• Другой был упрям, скуп, методичен, пунктуален 
• НАМ было сложно переносить беспорядок, неразбериху, неопределенность. 
• Другому было сложно переносить беспорядок, неразбериху, неопределенность. 
• НАШИ родители стыдили НАС за промахи, которые МЫ допускали в процессе «хождения на горшок» 
• Родители другого стыдили его за промахи, которые тот допускал во время «хождения на горшок» 
• МЫ решили, что только сходив на горшок, можно получить любовь и одобрение родителей 
• Другой решил, что его будут любить родители только если он сходит на горшок 
• МЫ старались вытолкнуть фекалии из НАШЕГО организма, чтобы получить любовь 
• Другой старался вытолкнуть фекалии из своего организма, чтобы получить любовь 
• У НАС была склонность к разрушению, беспокойство, импульсивность 
• У другого была склонность к разрушению, беспокойство, импульсивность 
• В любовных отношениях в зрелом возрасте МЫ воспринимали НАШИХ партнеров в первую очередь как объекты обладания. 
• Другой в зрелом возрасте воспринимал партнеров как объекты обладания 
• МЫ считали трату денег обязательным условием проявления любви 
• Другой считал трату денег обязательным условием проявления любви. 
• МЫ чувствовали конфликт из-за того, что с одной стороны фекалии воспринимались родителями как подарок, а с другой - к ним не разрешалось притрагиваться, от них стремились как можно быстрее избавиться 
• Другой чувствовал конфликт из-за того, что с одной стороны фекалии воспринимались родителями как подарок, а с другой - к ним не разрешалось притрагиваться, от них стремились как можно быстрее избавиться 
• МЫ получали удовольствие от подтирания НАШЕГО ануса 
• Другой получал удовольствие от подтирания его ануса 
• МЫ получали удовольствие от прикосновения к НАШЕМУ анусу 
• Другой получал удовольствие от прикосновения к его анусу 
• НАМ мыли попку 
• Другому мыли попку 
• НАС шлепали по попке 
• Другого шлепали по попке 
• НАС били ремнем по попке 
• Другого били по заднице ремнем 
• Посредством управления актом дефекации МЫ в младенчестве управляли окружающим миром, контролировали его 
• Другой в младенчестве через управление процессом дефекации управлял окружающим миром, контролировал его 
• Если МЫ делали свои дела в горшочек и во время - НАС все любили 
• Другого все любили, если он делал свои дела в горшочек и вовремя 
• Если МЫ хотели отомстить НАШИМ родителям за недостаточное внимание и любовь - МЫ могли перепачкать все вокруг 
• Другой, чтобы отомстить своим родителям за недостаточное внимание и любовь, мог перепачкать все вокруг 
• Такой способ влияния на окружающий мир и взаимодействия с ним был для НАС предпочтителен, так как он был самый действенный из всех, которые были в НАШЕМ репертуаре 
• Из всех способов влияния на окружающий мир и взаимодействия с ним, которые имелись у другого, такой способ был наиболее действенным и поэтому предпочтительным 
• В процессе дефекации у НАС формировалась функция контроля 
• У другого в процессе дефекации формировалась функция контроля 
• В процессе становления контроля через акты дефекации, МЫ имели стремления прояв лять власть и контроль над окружающим миром и над окружающими людьми. 
• Другой в процессе становления контроля над актом дефекации, развил в себе стремление проявлять власть и контроль над окружающим миром и над окружающими людьми. 
• МЫ получали удовольствие от того, что родители находятся в НАШЕЙ власти 
• Другой получал удовольствие от того, что родители в его власти 
• НА горшке МЫ имели возможность проявить свое своеволие, свою способность настоять на своем, сделать так, как хочется НАМ, а не ухаживающим за НАМИ взрослым 
• Другой на горшке мог проявить свое своеволие, свою способность настоять на своем, сделать так, как хочется ему, а не ухаживающим за ним взрослым 
• НАМ в процессе актов дефекации и в любой связи с ними нравилось мучить окружающих, чтобы они знали, в чьей власти они находятся 
• В связи с актами дефекации, другой получал удовольствие, мучая окружающих, чтобы они знали, в чьей власти они находятся 
• НАМ нравилось контролировать НАШИХ родителей и МЫ пользовались каждой возможностью 
• Другому нравилось контролировать своих родителей, и он пользовался каждой возможностью 
• МЫ добивались контроля над окружающими взрослыми, сильными и поэтому опасными людьми, посредством акта дефекации 
• Другой добивался контроля над окружающими взрослыми, сильными и поэтому опасными людьми, посредством акта дефекации 
• МЫ должны были подчинить себе, контролировать сильные о опасные вещи 
• Другой должен был подчинить себе, контролировать сильные и опасные вещи 
• В зрелом возрасте у НАС была чрезмерная склонность к сверхконтролю над миром 
• У другого в зрелом возрасте была чрезмерная склонность к сверхконтролю над миром 
• В зрелом возрасте МЫ получали удовольствие от стимуляции НАШЕЙ анальной области 
• Другой в зрелом возрасте получал кайф от стимуляции своей анальной области 
• МЫ хотели анального секса в любой форме, предлагали его партнеру 
• Другой хотел анального секса в любой форме, предлагал его партнеру 
• МЫ отказывались от анального секса, когда НАМ его предлагал партнер 
• Другой отказывался от анального секса, когда ему его предлагал партнер 
• НАШИ родители наказывали НАС за то, что МЫ получали удовольствие от прикосновений к НАШЕМУ анусу 
• Родители другого наказывали его за то, что он получал удовольствие от прикосновений к его анусу 
• НАМ внушали, что анус - постыдно, грязно, недостойно, а любое связанное с ним удовольствие недопустимо 
• Другому говорили, что анус - постыдно, грязно, недостойно, а любое связанное с ним удовольствие недопустимо 
• МЫ чувствовали внутренний конфликт между анальным либидо и недопустимостью и постыдностью его 
• Другой чувствовал внутренний конфликт между анальным либидо и недопустимостью и постыдностью его 
• МЫ чувствовали вину за то, что МЫ получаем удовольствие, связанное с анусом 
• Другой чувствовал стыд, вину за то, что получал удовольствие, связанное с анусом 
• МЫ стимулировали свой анус 
• Другой стимулировал свой анус 
• МЫ вводили предметы в НАШ анус 
• Другой вводил себе в анус предметы 
• МЫ имели гомосексуальные контакты или иные половые контакты, связанные любым образом с анусом 
• Другой имел гомосексуальные контакты или иные половые контакты, связанные любым образом с анусом 
• Родители приручали НАС к навыками опрятности в связи с актом дефекации 
• Другого родители в связи с его актом дефекации приручали к опрятности 
• У НАС развилось стремление к порядку, систематизации 
• У другого развилось стремление к порядку, систематизации 
• МЫ получали удовольствие, удерживая в себе что-то ценное (во время акта дефекации) 
• Другой получал удовольствие, удерживая в себе что-то ценное (во время дефекации) 
• МЫ были бережливыми 
• Другой был бережливыми 
• МЫ были безалаберно расточительным, беспорядочным 
• Другой был безалаберно расточительным, беспорядочным 
• В НАШЕМ расточительном поведении ощущалась некая нарочитость, болезненность, "надрыв" 
• В расточительном поведении другого ощущалась некая нарочитость, болезненность, "надрыв" 
• МЫ были упрямы 
• Другой был упрям 
• МЫ упорствовали в своем поведении 
• Другой упорствовал в своем поведении 
• НАШИ родители все равно заставляли НАС делать по-своему побоями, угрозами, наказаниями 
• Родители другого все равно заставляли его делать как они хотели 
• МЫ решили, что отомстим им всем, когда вырастем 
• Другой решил, что отомстит им всем, когда вырастет 
• МЫ решили быть жесткими ко всем 
• Другой решил быть жестким ко всем 
• МЫ были жестоки к другим (физически или морально) 
• Другой был жесток к кому-то (физически или морально) 
• МЫ рационализировали НАШУ агрессию и садизм, уверяя самих себя, что МЫ, применяя жесткие и жестокие меры воздействия, заботимся о пользе других, а не удовлетворяем свои потребности 
• Другой рационализировал свою агрессию и садизм, уверяя себя, что на самом деле он просто заботится так о других, а не удовлетворяют свои собственные потребности 
• МЫ говорили себе, что МЫ сами мучаемся, сами страдаем от своей твердости и принципиальности, но интересы дела - воспитания и обучения других людей - требуют жестких мер. 
• Другой оправдывался, что он мол страдает сам от своей твердости, но такая уж у него доля, кто-то ведь должен делать это в плане обучения и воспитания других людей 
• МЫ воспринимали себя как жертву обстоятельств, что давало НАМ возможность удовлетворять одновременно и садистические, и мазохистические импульсы 
• Другой через восприятие себя как жертву обстоятельств, мог удовлетворять одновременно и садистические, и мазохистические импульсы 
• НАМ было свойственно умение контролировать различные ситуации и свое поведение 
• Другому было свойственно умение контролировать различные ситуации и свое поведение 
• МЫ гордились тем, что МЫ легко контролируем себя и жизнь 
• Другой гордился тем, что он легко контролирует себя и жизнь 
• МЫ старались держать все, вообще ВСЕ, под контролем 
• Другой старался держать все под контролем 
• МЫ паниковали при потере или угрозе потери контроля 
• Другой паниковал при потере или угрозе потери контроля 
• МЫ компенсировали собственную неуверенность в окружающем мире, воспринимаемом НАМИ как враждебный, посредством того, что добивались над ним тотального контроля 
• Другой компенсировал собственную неуверенность в окружающем мире, воспринимаемом им как враждебный, посредством того, что добивался над ним тотального контроля 
• МЫ играли с кем-то, мучая его каким-то образом, получая наслаждение от того, что взяли под контроль хотя бы часть опасного и тревожащего своей непредсказуемостью мира. 
• Другой играл с кем-то, мучая его каким-то образом, получая наслаждение от того, что взяли под контроль хотя бы часть опасного и тревожащего своей непредсказуемостью мира. 
• МЫ проводили советы, совещания, придавая им чрезвычайные важность и значимость, где подробно инструктировали, кому, когда, что и как необходимо сделать 
• Другой проводил советы, совещания, придавая им чрезвычайные важность и значимость, где подробно инструктировал, кому, когда, что и как необходимо сделать 
• МЫ строили системы правил и требовали от других их исполнения 
• Другой строил системы правил и требовал от других их исполнения 
• МЫ наказывали других за нарушение НАШИХ правил 
• Другой наказывал кого-то за нарушение его правил 
• МЫ пытались контролировать мир и людей посредством НАШИХ правил 
• Другой пытался контролировать мир и людей посредством своих правил 
• МЫ погрязали в собственных правилах, запутывались и, теряя контроль над жертвами НАШИХ агрессивно-садистических импульсов, впадали в тревогу 
• Другой терял контроль над жертвами своих импульсов, запутываясь и погрязая в собственных правилах, и впадал поэтому в тревогу 
• НАМ казалось, что НАС преследуют 
• Другому казалось, что его преследуют 
• НАМ мерещились козни, НАМ начинало казаться, что людей против НАС настраивают, подговаривают, хотят НАС опорочить, навредить НАМ 
• Другому казалось, что против него направлены козни, что против него настраивают людей, хотят ему навредить и опорочить доброе имя 
• НАМ казалось, что МЫ наказываем людей для их же блага, (типа потом поймет - спасибо скажет) - но в душе у НАС оставались какие-то сомнения, неуверенность в том, что это действительно так. 
• Другой наказывал людей для их же блага, но внутренне был не уверен в том, что на самом деле так оно и есть. 
• МЫ пребывали в раздрае, неустойчивости, внутреннем конфликте 
• Другой пребывал перманентно в раздрае, неустойчивости, внутреннем конфликте 
• Когда давление внутрипсихических конфликтов становилось непереносимым, у НАС подскакивало давление кровяное. 
• У другого подскакивало давление, когда давление внутренних конфликтов становилось непереносимым 
• МЫ читали любого рода книги, статьи, иного рода печатные материалы, видели кинофильмы, картины на любые темы, связанные с фекалиями, мочой, анусом, испражнением, чистым и грязным, и любым вышеописанным материалом. 
• МЫ слушали песни, музыку, стихи и поэтические произведения на любые темы, связанные с фекалиями, мочой, анусом, испражнением, чистым и грязным, и любым вышеописанным материалом 
• МЫ воспринимали любым способом информацию, воспитание и уроки на любые темы, связанные с фекалиями, мочой, анусом, испражнением, чистым и грязным, и любым вышеописанным материалом, от других, а также посредством идеологии, религии, законодательства, сказок, эпоса, баллад, былин, ритуалов, традиций, фольклора, анекдотов и т.п. 
• МЫ слышали или читали любого рода научные объяснения, связанные с фекалиями, мочой, анусом, испражнением, чистым и грязным, и любым вышеописанным материалом