• Название:

    Преступление и Наказание. Наше время.


  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOCX
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Зимний тёмный вечер.

Смотришь в окно, и уже по коже начинают бежать мурашки, вспоминается этот пронизывающий всё тело холод, заставляющий стучать зубы так, как будто появляется маленький человечек, который отплясывает чечётку у тебя во рту. Но делает он это не с удовольствием, а с каким-то страхом, пытаясь выложиться по полной. Его волнение выдает его и он фальшивит. Потом я осознаю, что я нахожусь дома, и по телу вновь начинает бежать приятное тепло, а на лице неосознанно выступает улыбка.
Я начинаю смотреть на этот зимний вечер совсем по-другому…

Уличный фонарь светом чертит круг, в котором начинается бал. И кавалеры, и дамы в умопомрачительных белоснежных нарядах, но, несмотря на это, они все удивительно разные. Они сцепляются в необыкновенном танце, кажется, что пары вот-вот растают! Мои глаза жадно «пожирают» увиденное, не хочется упустить ничего! Тело внезапно начинает двигаться, присоединяясь к этому чудному балу, и всё земное забывается, хочется жить только этим мгновеньем!

Но моё обезумевшее счастье прервалось, когда мой взор охватил эту жуткую картину: я увидел собаку, лежавшую на снегу. В такой холод, собаки закручиваются калачиком, что бы согреться, но эта лежала как то не естественно. Рядом с ней была ещё одна собака-щенок, присмотревшись получше, я понял, что собака мертва, а маленький щенок усиленно пытался вернуть её к жизни. Я отошёл от окна и сел на пол. Одна часть меня продолжала вспоминать тот чудесный бал и не хотелось думать больше ни о чём, но забыть ту картину, я тоже не мог. Просидев так минуту, я вскочил и, не одев ничего тёплого, выбежал на улицу. Затем сбавил скорость и медленно подошёл к щенку. Он посмотрел на меня и в его глазах как будто застыли слезинки, это бездыханное тело его мать, единственный кто может, хотя бы сделать вид, что понял тебя… Я аккуратно прикоснулся к нему, он был как ледышка. Медленно мой взор упал на его мать и руки сами потянулись к щенку, прижав к себе. Мы оба грели друг друга. Я не чувствовал холода, хотя руки слушались меня уже с трудом. Казалось, что он тоже вот-вот заснёт вечным сном.…И я поспешил домой. Придя, я уложил его в кровать и накрыл одеялом, щенок не сопротивлялся, будто понимая, что хуже уже и быть не может. Я смотрел то в окно, то на него….

Мои глаза начинали слипаться, в голове мелькали картинки этого дня. За окном буйствовала вьюга, которая взбудоражила железных коней и они истошно «кричали», не давая спать никому. Улица превратилась в рынок. Беспричинные крики людей, даже как-то забавляли меня, казалось, что вот-вот на улицу выйдет смельчак, который проучит вьюгу ну и машины заодно). Вскоре я заснул на полу, даже не заметив этого.

Проснувшись утром, я ощутил что-то мягкое и тёплое рядом с собой, я открыл глаза и увидел щенка. Он смотрел мне прямо в глаза, его взгляд ни с чем не сравнить, если бы я был миллионером, то непременно отдал бы все деньги за то, что бы ещё хоть раз увидеть, ощутить это невообразимое чувство. Мы долго смотрели друг на друга, но эту «игру в гляделки» прервало бурчание живота этого щенка, казалось, передо мной сидел далеко не щенок, а голодный лев, ведь звук был таким громким и долгим. Я подскочил и побежал на кухню. За всеми своими действиями я ощущал пристальный взор. Обернувшись, я увидел щенка, он сидел на том же месте, не шелохнувшись. Его взгляд был задумчивым, изучающий всё происходящее.

Я поставил блюдце с молоком рядом с ним и сам пошёл на кухню, что бы тоже чего-нибудь закинуть в желудок.

В меру крепкий чай, один кусочек сахара и лимон. Казалось бы так просто, а главное обыденно. Человек привыкает к этому и при удобном случае, он лучше выпьет чего-нибудь другого. А я же остаюсь верен своим пристрастиям, я не живу будущим, я живу настоящим, таща за собой прошлое…

Во всём простом и обыденном много удивительных и не открытых человеческому взору тайн. Но надо сказать, что может уйти очень много времени, что бы найти то самое, порой человек останавливается на полпути или же вообще не желает заглядывать вглубь.

Прошло минут 10. Я умылся, позавтракал, а ОН даже не притронулся к блюдцу с молоком, всё так же сидел на одном месте.

Так продолжалось 2 дня. Я понимал, что если его не накормлю, то стану свидетелем ещё одной смерти и нужно срочно принимать какие-либо меры.

Я стал есть перед ним: уселся поудобней на пол и разложил съедобное перед собой. Ел маленькими кусочками, не пользуясь столовыми приборами, какой бы не была консистенция блюда. И уже к вечеру, мы ужинали вместе с ним, вырывая понравившуюся еду, чуть ли не изо рта друг у друга.

Теперь я был голодным щенком, но это уже было не столь важно)

Весна. Начало чего-то нового. Жизнь пробуждается, но не из спячки! Просто каждый сезон бурлит по-своему.

Каждое утро тебя встречает приветливое, бескорыстное солнце, пение птиц и, конечно же, ОН! Я уже не представляю жизнь без этого маленького существа, порой я забываю, кто я и кто он. Мы стали не просто хорошими друзьями, мы стали частью друг друга, крепко связанные прочными невидимыми нитями!

Каждый день, был по-своему особенным, даже если он начинался и заканчивался так же как вчера, позавчера или поз позавчера. При одном взгляде на него внутри возникало море эмоций: радость, печаль, страх, умиротворение и ещё много-много всего разного, словами всего и не передать. И не смотря на то, что эмоции не гармонировали друг с другом, мне было очень хорошо! Жаль, что этого ощущения ну просто невозможно описать, даже если бы я был великим писателем!

Жизнь, как правило, никогда не стоит на месте и наш маленький городок не был обойдён этой «дамой».

Появлялись новые дома, которые гордо смотрели с высока, на дряхлые деревянные домики. Новые большие магазины, в которых блуждаешь как в лабиринте, парковки, всё то, что не столь важно, но то, без чего мы уже не можем.

Дом, в котором мы живём, хорошенько потрёпан жизнью и по технике безопасности его давно пора снести, но этого не происходит, т.к. под домом дряхлая канализация, её чуть заденешь и будет плохо половине города, ну и, конечно же кошелку нашего мэра.

Но я и не жалуюсь, этот дом стал родным для меня, неважно в каком он состоянии, главное, что только там я чувствую себя защищённым и свободным, я бы не смог так просто оставить его. Это как отдать кусочек своего сердца, а это, по сути, не возможно.

Рядом с нами поселялись эти гордые великаны, которые вмиг заселялись. Появилось много людей, разных, но, тем не менее, похожих друг на друга. Но все эти изменения не мешали радоваться нам жизни. Он рос, умнел, запоминал, и мы понимали друг друга с одного взгляда.

Вскоре я узнал, что наш тихий уголок, стал самым опасным и преступным местом. По ночам грабили, насиловали и убивали. Выходя на улицу, мы наблюдали на лицах людей ужас и панику, вздрагивающих при каждом шорохе. Выходя из подъезда, они делали глубокий вдох, перебежками добирались до машины и лишь там выдыхали. Они уходили с работы пораньше, дабы на улице не стемнело, и было не так страшно, многие из-за такой осторожности и трусости, по большей части, потеряли работы, начальству важен лишь результат, а если что, случится с его сотрудником - это уже просто не его проблемы, ему это не нужно и не важно. Глядя на происходящее, казалось, что мы попали в стадо загнанных овечек. Меня радовало то, что нам не приходилось лицезреть это каждый день, мы были постоянно в разъездах, узнавали что-то новое или закрепляли старое. Я продавал свои картины в разных городах. Первоначально я начал свою художественную деятельность, дабы хоть как-то прокормиться, а Он поддержал меня, с тех пор мы вместе рисовали, получая от этого огромное удовольствие, и знаете, наши картины были не так уж плохи, а даже востребованы! Но я не поднимал цен, хотя нам предлагали такие цифры, которых я в жизни не видел. В день мы питались одной картиной, грубо говоря. Порой нам хватало только на хлеб с молоком, и мы не считали это скудной едой.

А бывали дни, когда мы раздавали всю выручку беднякам, но не всем, Он выбирал, кому подать, а я лишь был его руками. Когда картины кончались, мы возвращались домой, лишь там нам творилось легко и не принуждённо.

Вскоре и меня настигла учесть, встретиться лицом к лицу с этими «волками». Вечером я возвращался из магазина, где приобрёл краски для рисования.

Их было 5, все с битами и в масках. Видно, что занимаются этим давно и заканчивать с этой деятельностью не намерены. Они требовали денег, но зачем они нужны просто так? Я купил на них, всё, что мне требовалось, и более не нуждался в деньгах. Я протянул им пакет с красками. Но что и следовало ожидать, краскам они не обрадовались.

Меня били со всех сторон, мои шансы на защиту были так не велики, скорее, я бы даже сказал, что их вовсе не было.

Я лежал и даже не пытался сопротивляться, потому что это было бесполезно. Я наблюдал за ними, изучив каждого. Сколько времени это продолжалось, я не могу сказать, казалось, вся моя жизнь пролетела перед глазами.

Я начал терять сознание…

Вдруг во двор въехала машина, но увидев это, сразу дала задний ход. Но и на этом спасибо ей, ведь именно она спугнула эту кучку. Мои глаза начинали закрываться, тело совсем не ощущалось, мне уже не хотелось ничего, я хотел смириться с этим и «оставить это тело». Но я услышал его, Он лаял так громко, казалось, его связки сейчас разорвутся. Я еле-еле повернул голову на окно своей квартиры, и Он сидел там, передними лапами пытаясь открыть окно и выпрыгнуть, что бы прийти мне на помощь. Увидев его, я прогнал все мысли и сказал себе, что мне нельзя уходить, я должен жить! Я пролежал так всю ночь, глядя на него и слыша его «слова». Какому-то соседу надоел этот лай, и он вызвал милицию, она та меня и обнаружила. Меня привезли в больницу. Милиционеры спрашивали что произошло, врачи спрашивали что болит, но я думал лишь о нем. Меня уложили на кровать, порвали одежду, кругом раздавались крики «Готовьте реанимацию!». На столе лежала салфетка, я потянулся за ней, уборщица, которая должна была приглядеть за мной, пока готовиться реанимационная, взяла её. «Воды?» спросила она, я медленно помотал головой и снова начал тянуться к салфетке, она мне её подала. На моих руках было много крови, что мне даже не пришлось просить ручку. Я написал свой адрес и протянул его ей, затем указал на карман, она полезла в него и вытащила ключи от квартиры. Затем прибежали врачи и увезли меня, что было потом, я не помню, я всё-таки не смог удержаться и потерял сознание.

Уборщица в этот же день отправилась по указанному мною адресу, её вёл туда интерес, если бы я сразу сказал, что у меня там Друг, то она вряд ли бы согласилась туда пойти. Она открыла дверь и увидела его. Он молча сидел перед входом и смотрел прямо на дверь. Потеряв много сил этой ночью, он даже не подал виду, что ему плохо!

Уборщица, зашла в квартиру, ведь любопытство, как живёт другой человек, распирает каждого. Наш скромный уголок она разглядывала не долго, оглядывая всё брезгливым взглядом, где то даже, на её лице выходила ухмылка, она удовлетворена, ведь человек живёт сравнением. Осанка выпрямилась, голова поднялась. Она пристегнула поводок к ошейнику и со словами: «Ну что, пошли псинка», вышли из дома. К себе домой она его не повела, впрочем, так же поступил бы каждый, они пришли в больницу, благо мой Друг отличался от всех собак и его не выгнали, как других бездомных собак, которые заходили полакомиться или же к своему хозяину, чаще всего без места жительства.

За мою жизнь боролись несколько часов. Я то приходил в себя, то снова был как в тумане, как в маленьком чёрном ящике. Я слышал слова врачей отрывками и, несмотря на то, что они говорили громко, я слышал всё очень тихо и едва ли понимал их .«У*****е собаку! К** ** **** впустил?!». Я услышал слово «собаку» и моё сердце начало громко колотиться, в голове теперь слышалось только тук-тук-тук-тук. Это был ОН! Отыскал меня, а ведь я лежал на третьем этаже, в закрытой зоне здания, это было написано на табличке, которая висела на двери при въезде в реанимационную.

Прибежали люди в белых халатах, но это были не врачи, скорее охранники, что бы забрать его, но он по-прежнему рвался ко мне, ему сделали укол снотворного, иначе его никак было не вывести оттуда. Благо, одна из техничек попалась такая простодушная, любила сладкое, что сказывалось на её фигуре, и в душе она была как ребёнок, жила ощущениями, по этому принципу она и приютила моего Друга в комнатке, где стоят, швабры и всё такое. «Какой же ты миленький и пушистенький!»

Она была ко всем добра, взаимностью так же отвечали и ей, но, не смотря на это у неё не было никого, а теперь появился друг… «Теперь мы будем вместе, ты любишь кремовый торт? Он такой вкусный, тебе обязательно понравится!»

Она говорила и говорила с ним... Несмотря на то, что на него ещё действовало снотворное и, по сути, он не отвечал ей взаимностью.

Я пролежал в коми больше месяца. Он приходил ко мне каждый день, я чувствовал его присутствие, ведь ради него я и остался здесь…

Именно его присутствие и подняло меня на ноги, врачи удивлялись, все пророчили мне лишь смерть. Ещё месяц я пробыл в больнице.

Учился заново ходить, держать ложку, одеваться, в общем элементарные и жизненно важные вещи. Все, казалось бы, так просто, но давалось с большим трудом.

Нас выписали. «У вас наверно очень сильно любящий вас ангел-хранитель!» Только это я и слышал во время пребывания в больнице.

«Да, мне позавидует любой» говорил я «А вот и он, мой ангел-хранитель!» указывал я на Него, дружелюбно виляющего хвостом, при одном моём взгляде на него. Врачи протягивали улыбку, а на лбу появлялись линии удивления и в таком не понятном состоянии уходили, для пущей картины им не хватало лишь крутящего пальца у виска.

А мне, по их мнению, смирительной рубашки.)

Но мне не важны мнения окружающих, я живу для себя и Него.

Я был ещё слаб, и за нами поручили ухаживать. А ухаживала, та навязчивая подруга моего Друга - техничка из больницы.

Она готовила, стирала, и ей всё это нравилось, в её глазах читалось, что лишь ради этого она живёт.

И конечно лучше для неё, чтоб я дольше оставался в таком беспомощном состоянии. Она не давала мне ничего делать «Лежите - лежите! Ну, я же вижу, что вам тяжело, ну ка отдайте мне, я сама вас покормлю!»

Как-то раз, в подъезде я услышал жалобное мяуканье и вышел на лестничную площадку. Это был маленький котёнок, я его взял, и в голове пробежала мысль, это будет мой «ключик к свободе»… С моим Другом мы решили разыграть сценку. Я приношу домой котёнка, даме с плюшкой во рту, он естественно нравится. И он остаётся жить с нами, но не долго, далее у моего Друга, как бы просыпаются инстинкты ненависти к породе кошачьих, и начинается самое интересное…. От этих погонь и их последствий, техничка быстро устаёт, забирает котёнка к себе и благополучно уходит от нас. «Ключик» успешно сделал свою работу!

Как мне потом показалось, котёнок бегал не потому что ему было страшно, а он как-будто был в курсе нашего плана и мастерски подыграл нам.

Мы остались снова вдвоём, но нам лишь это и надо!

Я редко выходил на улицу, в магазин ходил ОН, все знали о случившемся, и 3 раза в неделю нам давали буханку хлеба с молоком бесплатно.

С каждым днём я чувствовал себя лучше и принялся рисовать. Дома я просидел около двух недель. Далее мы снова отправились в путешествие. Там я продал свои картины. Вернувшись, домой, первым делом отдал деньги за предоставленный хлеб и молоко.

В нашем дворе было много людей с собаками, но у них совершенно не было на них время, они виделись лишь вечером.

Одна дама, видя какие у меня с Другом отношения, молила меня, что бы я присматривал за её питомцем, пока она работает.

Она с мужем, выделили деньги на постройку, как бы детсада для собак. Оказалось много желающих пристроить в него своих любимцев.

И я любезно согласился быть главным воспитателем, естественно, не скрою, мне за это ещё и прилично платили.

Мы не отказывали себе не в чём, жили полной жизнью, как в принципе, должен каждый человек.

Шли дни. Сменялись месяца. И вот в один солнечный день, когда я гулял с собаками, а их у меня было 6. Во двор приехала, здоровая чёрная машина- hammer . Из неё вышло 5 человек, все они улыбались. На улицу выбежали их девушки. Молодые люди любезно придерживали дверь подъезда, пропуская старушек. Но в этих мирных с виду горожан, я узнал тех самых «волков», которых так все боятся. После истории со мной, они залегли «на дно», так сказать. Меня они, конечно же, не узнали, наверно слишком много жертв, всех и не упомнить.

Я видел этих радостных людей каждый день, они здоровались со всеми и просто никто не поверил бы, что в ночи они меняют свою маску на совершенно противоположную.

Так длилось около месяца. Через месяц, эти «трусливые волки» снова вышли на охоту, в этот раз их жертвой стала проходившая молодая пара.

Всё повторялось по старому сценарию. Деньги-биты-кровь. Парень отдал деньги, но им показалось этого мало, они захотели ещё и его девушку в придачу…. Девушка кричала, но никто не выходил из своих квартир, а лишь плотнее прикрывали окна, …чтобы не так было слышно посторонний шум.

Я опять же сел на пол, вспоминал, что со мной было…, но так же я не мог просто пройти мимо! И мне всё равно кто бы был на месте этой девушки, я должен помочь. Я позвонил в милицию и вышел на улицу, Он побежал за мной, наверное, тоже помня, что тогда со мной случилось. Но я его останавливал, привязал к батарее и спустился, не запирая ключ на замок. Спустившись, я увидел жуткую картину: трое избивают битами и ногами молодого парня, у которого ещё жизнь то толком не началась, а двое в углу прижимают беспомощную девушку.

«Вот у меня есть деньги, возьмите их и оставьте их в покое….» Они все повернули головы в сторону меня и на лице их выступила ухмылка.

«А ты чё тут, самый смелый что ли?» Все остальные лишь «заржали», как стадо.

«Ну получается, что так …», проговорил я, подойдя ближе.

Никто раньше не смел им перечить, боялись и слово вставить, а тут я, естественно у них проснулся невозмутимый интерес ко мне. Двое подошли ко мне и в этот момент, девушка вырвалась и убежала, в соседний подъезд. Затем подошли ещё трое, окружив меня со всех сторон. Парень в этот момент, тоже потихоньку уползал, девушка помогла ему, и они заперлись в подъезде.

Кто-то взади, сильно стукнул битой мне по ногам, и я упал на колени. Они смотрели на меня с высока, и улыбка не сходила с их лица.

Один из них всё же вспомнил меня. «Эй, да это же наш маляр!» раздался оглушительный смех. «Ему мало видно было в тот раз!»

«Да мы не жадные, можем добавить!» Шуточки сыпались с разных сторон. Затем они приступили к делу. У одного в руке что-то блеснуло, вскоре я ощутил это на себе. Нож воткнулся мне прямо в живот. Тут раздался лай и из подъезда выбежал ОН!

Он повалил человека с ножом и принялся раздирать ему лицо, но нож вонзился и в него!

Два раза в него вошёл нож, но ОН не переставал защищать меня! Во двор, наконец, приехала милиция, но кучке, снова удалось скрыться.

Я взял на руки Его, он был весь в крови. Меня отвезли в больницу, я не показывал свою рану, главное, что бы спасли его!

Меня не впустили в палату, но я не смог удержаться и вбежал. Мы оба посмотрели друг другу в глаза. Но его глаза вскоре закрылись и не открылись. Мы попрощались с ним, но обещали друг другу встретиться…

Его взгляд, мне как бы сказал «Я сделал всё что мог, прости меня…»

Я простоял над кушеткой всю ночь. Я не мог поверить, всё это казалось мне страшным сном!

Наутро, меня попросили уйти, Его тело, я похоронил за нашим домом, где впервые Его и увидел, на это место, мы с ним часто приходили и просто наслаждались красотой природы.

Разве мог я когда-нибудь подумать, что моя жизнь начнётся с жуткой картины и ей же закончится…

Я не знаю, кто там, наверху заведует распределением бед и несчастий и есть ли вообще кто-то там.

Но я понял лишь одно…те, кто действительно, этого заслуживают, стоят в самом конце очереди. Может быть, даже там можно купить места?!

Мне остаётся лишь одно, - помочь им приблизиться к началу злосчастной очереди!...

Я заперся в домике для собак, просидел там два дня. Затем собрался с духом и решил действовать.

Я вспомнил про знакомого врача-химика. Мы познакомились с ним в не очень приятном глазу месте, - сыром подвале. Его открытия были специфичны. Он создавал яд для тяжело больных людей, которым не хотелось более жить. Но это, естественно, никто не одобрил. Закрыли лабораторию и перестали его финансировать. Но настоящий учёный никогда не закончит творить, какими бы жесточайшими не были условия. Я попросил у него одно из его изобретений. Не скрывая от него, для чего мне надо. Он принёс мне бутылочку и сказал, что это его новое изобретение, и оно как раз подойдёт для моего случая.

Я купил 4 бутылок пива и в каждую влил эту жидкость, 5-ый лежал в больнице, в глубокой коме. Девушка бросила его, т.к. у него не была лица, а друзья предали, зачем им в стае больной волк. Поставил эти бутылки под дверь квартиры, я знал, что каждую пятницу они собираются на этой квартире и «отмечают» конец рабочей недели, так сказать, хотя никто даже не знал, где они работают.

Позвонил в дверь и убежал. Они, конечно же, приняли это, даже не задумавшись от кого? зачем?

Тем было лучше для меня. На следующий день я пришёл к ним на квартиру, они не могли пошевелиться, их клетки тела постепенно умирали, при этом они чувствовали ужасную боль. Каждый тянулся к ножу, чтобы закончить эти муки. Но я забрал все ножи и запер квартиру. Об этой квартире не знал никто, там они собирались выпивать и снять девочек, так что помощи ждать им было неоткуда.

Конечно, эти муки не стоят и половины, из того, что я пережил,…потеряв самое дорогое в жизни.

Но я сделал то, что должно было быть – жизненное равновесие.

Если ты у кого-то что-то забираешь, то и у тебя рано или поздно что-то заберут, такова жизнь…

Теперь и я могу уйти…, чтобы вновь встретить Его!
Я принял большую дозу снотворного и заснул вечным сном…

Маленький старый дом снесли, в развалинах, отчётливо виднелась картина*…

*(Счастливый человек и собака, поднимающиеся ввысь, в яркий солнечный свет и чисто голубое воздушное небо, прочь, от серых красок жизни…)

Автор: Викто’р