Империя. Или покуда не вымерли драконы. Книга первая Судьба Рогнура

Формат документа: docx
Размер документа: 0.54 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Пролог
Сотворение нового мира
Приветствую тебя, путник! Спасибо, что зашёл ко мне! Я сейчас гляжу на тебя с небес, как и на другие мои творения, ведь ты, как и всё вокруг, являешься плодом моего воображения…
Я? Я - просто творец. Когда я родился на свет, свет сам озарил бесконечный холодный мрак космоса. Мне было одиноко и скучно, ведь мне даже не с кем там было поговорить, как сейчас с тобой…
У меня был только он, не хочу говорить тебе его имя, ибо лишь одно упоминание его может убить любое смертное создание ужасными ледяными вибрациями самой его тёмной сущности. Эта живая, голодная и прожорливая пустота след в след следует за мной повсюду, вечно алчущая погубить мои творения…
Так или иначе, это было уже много миллионов лет назад, когда во мне произошёл первый взрыв. Не такой взрыв, какой ты привык видеть, что разрывает вещи и причиняет боль и увечья. Это был просто огромной силы взрыв творческого вдохновения - силою воли я научился создавать внутри себя материю, а затем отправлять её в собственное путешествие в моей новорождённой Вселенной…
Одну за другой я расставлял в пространстве и времени яркие звёздочки, ибо я понял, что множество маленьких источников света способны гораздо лучше разгонять тьму… и он отступал от меня всё дальше и дальше, не справляясь со всеми сразу, перестав со временем пытаться укусить меня самого. Я был тогда ещё молод и неопытен...
Из множества разноцветных, больших и малых звёзд я собирал причудливые красивые образования, вы их сейчас называете галактиками. Это было не сложно, и я понял, что хочу усложнить себе задачу, начав создавать всё более мелкие тела, значительно более многообразные, которые будет согревать свет моих прекрасных звёзд.
Это всё ещё была просто материя, она была красива и радовала мой взор. От планет я перешёл к спутникам, а затем ко всё более мелким и сложным космическим телам. Те из них, что не были привязаны к звёздам, свободно гуляли по космосу, постепенно сгорая и растворяясь в небытии… В то время в юной ткани мироздания для меня не было более увлекательного занятия, чем наблюдать за их путешествием.
И это дало мне новый взрыв вдохновения – на создание чего-то яркого, уникального, невечного и бесконечно разнообразного, что будет неплохо украшать мои планетарные системы. Эту новую форму материи я назвал «жизнь».
Вся моя сущность радовалась, когда на одной из моих планет в глубинных водах забилась первая жизнь – самое маленькое, но не по значимости, моё творение. И она засияла своим собственным светом, отражая меня в самой своей сути. Тогда я понял, что создал первые живые души, и они со временем станут новыми хозяевами на своих родных мирах, а мне останется лишь тихонько отойти в сторонку и наблюдать…
Но свет моей новой материи был также сладок и для него - Неназываемого, который тут же поспешил наложить своё влияние на растущую и развивающуюся жизнь. Ещё в глубине вод, на планетах появились создания ужасные и кровожадные, которые стремились к одному – принести в мир боль и смерть. Эту задачу им диктовала их природа, коварно извращённая Всегубителем.
Миллионы лет эволюции на различных планетах были наполнены нашим противоборством, мне всегда казалось, что это доставляет ему какое-то садистское удовольствие.
Итак, шаг за шагом я пытался создавать всё новых своих детей, души которых будут светиться всё ярче и чище, приближаясь к моей собственной сути, чтобы они смогли навести порядок в своих мирах и помочь мне в вечной борьбе с губительной Пустотой…
Один из таких миров я создал четыре миллиона лет назад по вашему земному летосчислению, несколько крупнее, чем твоя Земля, удерживающий вокруг себя три луны. Его поверхность была наполнена глубокими океанами, высокими горами, горячими песками, густыми лесами и полноводными реками… Очень похоже на твою родную планету, правда?
Её разумные обитатели назвали свою планету – Герондия, молодая, но весьма разнообразная и полная жизни земля. Этот мир населяют различные, некоторые из них – жестокие и опасные, отмеченные Всегубителем, существа. Они появились в этом мире по моей воле, и теперь стремятся найти в нём своё место…
Множество испытаний, радостных и трагических событий ожидает здесь моих героев, я всегда слежу за ними… И теперь, я хочу перенести твой взор на их жизнь, на их судьбу и историю, через моих избранных героев. Узри же теперь участь одного молодого народа равнин, отважных и находчивых свардов, которая начнётся с моего главного героя – простого, пока ещё незначительного человека Рогнура, молодого юноши, представителя своего племени Дай-Мердоль. На его плечи ложится непростая ноша, этому герою предстоит сыграть одну из ключевых ролей в судьбе своего народа…
Книга первая
Судьба Рогнура
Глава 1
Обычный день в жизни племени
Всё начиналось тёплым летним утром 3-го, Месяца Рыбного нереста, когда Рогнур – молодой девятнадцатилетний юноша из племени стоянки Которды, проснулся утром в своём гамаке. Косые лучи света лениво пробивались сквозь отверстие в центре их соломенной конической крыши, а также сквозь плотную занавесь, закрывавшую вход в круглый дом, где он жил вместе со своей семьёй.
Жилище парня представляло собой обычный дом для людей из их племени: круглое, с плотными стенами из хитрого глиняного состава, с одной просторной комнатой, рассечённой внутри деревянными перегородками, и кухонной жаровней в середине. Окон в таких домах по обыкновению не было, дверей тоже, один лишь плотный навес из сшитых коровьих шкур служил единственной преградой между частными владениями семьи и внешним миром.
Люди Дай-Мердоль привыкли жить просто, по обычаю доверяя друг другу, и всегда были готовы встать все вместе плотной стеной в случае нагрянувшей снаружи деревни угрозы.
В своей родной общине Рогнур занимался рыбной ловлей, начав свою работу с двенадцати лет, времени юношеского совершеннолетия. Его дом находился на нижнем ярусе стоянки Которды, ныне обросшей новыми хижинами, превратившись со временем в полноценный посёлок, всего в семи ярдах от серого песчаного пляжа, где парень почти каждый день проводил время на простеньком деревянном пирсе, забрасывая леску в воду залива Шаддармал.
Его родители: отец Дриза и мать Мальза очень желали видеть своего сына женатым и благоверным мужчиной. Охотник Дриза не уставал лишний раз напоминать сыну о том, что каждый настоящий мужчина должен в своей жизни сделать три вещи: убить хищника, построить себе дом и возлежать с женщиной, только тогда он будет достоин отдать свою душу Стиртовалу, и, возможно, будет стоять рядом с Оканой Острой Бритвой, вождём и лидером их племени.
Но юный Рогнур в расцвете своих сил был мечтателем, и его взор устремлялся всё дальше и дальше от родного дома. Долгими часами он с берега любил любоваться на далёкий зелёный остров Тол-Бей, втайне желая отправиться в путешествие на него по воде. Иной раз парня манили глухие лесные чащи, сокрытые за быстрой Гремучей рекой.
Что можно рассказать о внешности этого юноши… Ростом он был в 178 см, чёрные кудрявые волосы, коротко остриженные, карие, с проблеском зелени глаза. Молодой рыбак своим телосложением был строен и гибок и почти всегда носил обычную стёганную рубашку, простые штаны и ножные обмотки. Из украшений у Рогнура была лишь разноцветная выпуклая раковина, привинченная верёвкой ему на шею. Этот подарок был ему от деда, по поверьям, приносивший удачу рыбакам.
В обычное время парень водил дружбу с Малваром, невысоким упитанным соседским юношей, носившим в Дай-Мердоль высокий статус сына вождя. Этому не слишком способному, непоседливому парнишке было шестнадцать лет отроду и, в силу такого положения, для него почти не было необходимости заниматься общественным тяжёлым трудом. Это давало мальчишке много свободного времени, и Малвар частенько забегал на берег к Рогнуру во время его рыбалки, устраивался рядом на пирсе, и они рассказывали друг другу разные небылицы… Иногда Малвар просился ходить с охотниками в лес, что им совсем не доставляло удовольствия, ведь ловчий из младшего был тот ещё…
Ещё Рогнур часто проводил свободное время в обществе Тризвен, местной дочери кузнеца, миловидной рыжеволосой девушки, восемнадцати лет, которая телосложением была высокой и статной по меркам женщин их племени, в 176 см ростом. Парень часто умасливал свою подругу пустить его посмотреть за работой в кузнице Калема Бурой Шкуры, её отца.
Ещё с детства они втроём вместе с Малваром любили пускаться во все тяжкие, убегая то в чащобу, то за реку, или соорудив себе один раз небольшой потешный плот и чуть ли не устремляясь на нём в открытое море. Если бы не сильное влияние вождя Оканы, отца младшего из троицы, на детей бы давно обрушилась вся тяжесть людского гнева, возникающего из-за их непокорного своенравия…
Этим утром, едва Рогнур поднялся со своего лежака, по обыкновению собираясь на утреннюю рыбную ловлю в заливе, как снаружи дома раздались звонкие выкрики:
- Эй! Рогнур! Ты дома? – Нотки голоса сразу показались парню знакомыми.
Это была его подруга Тризвен. Юноша отодвинул занавеси над входом и высунулся к ней наружу. Он не ошибся, за порогом стояла юная дочь кузнеца. Его подруга выглядела необычно взволнованной, как будто за ней пару минут назад гнался медведь, и её рыжие волосы были взлохмачены и спутаны.
- Доброе утро, Триз. У тебя что-то стряслось? – по-дружески спросил он её.
Девушка встревожено завыла и стала судорожно водить пальцем по носу, словно на нём завелась чесотка. Из её ясных серо-зелёных глаз пробивались сдавленные слёзы.
- Я больше не могу! Хмм… Они все меня уже достали! – девушка поспешила утереть рукой влагу у себя в глазах.
Рогнур с сочувствием посмотрел на неё, тут же поспешив разузнать подробности.
- Кто тебя достаёт? Расскажи мне всё, мы же друзья, верно?
- Этот напыщенный небритый ублюдок! Сын шакала! Всё время пытается ухватить меня за всё подряд или прижать к сараю. А мои родители ему благоволят, тупицы! Ненавижу!
Тут Рогнур понял, о ком здесь идёт речь… Пару недель назад его симпатичной подругой заинтересовался популярный в общине молодой воин Фульрен Бычий Глаз, сын одного из «братьев» вождя. Этот парень в свои двадцать лет был довольно высок и смел и всегда убегал за добычей впереди соплеменников. Его гордую натуру особенно подчёркивало опасное оружие, которое он носил - острый костяной клевец с выточенной ребристой рукоятью. По слухам, разносившимся среди оружейников, оно было выточено из обработанных костей саблезубого тигра, которые водятся на северных пустошах. Клык был спаян в горниле вместе с позвоночником зверя и был подарен деду Фульрена, пока тот не пал в битве… Затем оружие перешло к его внуку…
- Мда уж… Похоже, у нас теперь будут проблемы… - печально заключил парень.
Внезапно глаза девушки загорелись надеждой.
- А почему бы нам не перетереть с тупицей Малваром? У него же отец вождь Дай-Мердоль, разве коротышка не сможет достучаться до высшей власти? – с надеждой рассуждала Тризвен.
На это Рогнур скептически усмехнулся:
- Ну, ты конечно же можешь попробовать, но я бы на твоём месте не сильно надеялся на этого дуралея… - Он вспомнил многие «подвиги» своего приятеля, когда тот пытался произвести на кого-нибудь впечатление.
- Поживём - увидим. А ты сейчас опять идёшь на пирс, да? Можно я прогуляюсь с тобой, Рогнур?
Парень добродушно улыбнулся.
- Легко! Тогда возьми в руки сетку и пошли.
Затем Рогнур вместе с Тризвен понесли рыболовные снасти на песчаный морской берег, куда выходил край поселения Которды. В небе бодро кружили морские птицы, вылавливая в воде залива себе пропитание.
Напрягая все жилы, Рогнур с силой забросил рыболовную сеть в воду, чтобы та обхватила как можно большую площадь на мелководье. Теперь осталось только сидеть и ждать, пока новый улов не даст о себе знать.
Тризвен уселась рядом на пирсе, бодро плескаясь ногами в прохладной морской воде, а Рогнур сложил у себя за спиной плетёную корзину для рыбы и сел около подруги, зачарованно уставившись в морские дали.
- Триз, ты никогда не хотела уплыть отсюда далеко-далеко?.. - Парень указал ей пальцем на маленький зелёный остров, видневшийся вдали залива.
Девушка печально вздохнула.
- Ещё как хотела. Особенно в последний год. Моя мама уж очень озабочена подбором мне супруга. И многие ночи напролёт я мечтаю улететь отсюда, будто вольная птица, ускакать, словно дикая лань, или уплыть, как ловкий дельфин…
Во время разговора друзей у них за спиной послышался топот чьих-то босых ног по песку. Обернувшись, парочка заметила стремительно несущегося на них Малвара, нацепившего себе на шею ожерелье из волчьих зубов и держащего в руке сачок. Неловко споткнувшись о деревянные ступени пирса, он чуть не влетел на них сверху. На мгновение мальчишка остановился, отчаянно пошатываясь то взад, то вперёд.
- Смотри хоть, куда ты бежишь, дурень! – сердито окликнула его Тризвен.
- И тебе привет, почтенная оружейница! – с подколкой ответил сын вождя.
- Эй, Малвар! Дружище, тут у нашей подруги проблемы с соседскими парнями. Говорит, Фульрен Бычий Глаз домогается её на каждом шагу… - пояснил Рогнур и выжидательно посмотрел на друга.
Тот на секунду опешил, глаза Малвара беспокойно забегали.
- Фульрен Бычий Глаз… Ооомг! Вы уверены?
- Уверена! – презрительно прищурив глаза, подтвердила девушка. – У этого мужлана руки явно не на своём месте… Фу-ух! Поговори со своим отцом. Заставь этого идиота отцепиться от меня.
На лице младшего читалась явная неуверенность в собственных силах.
- Триз, я даже не знаю… Мой отец всегда говорил, что племенные обычаи относят такие дела на добрую волю. А что говорит кузнец, твой отец?
- Он ничего не понимает. Говорит, что я веду себя высокомерно. Но это же просто… насилие! Я считаю этого Фульрена мерзким и противным типом! И с ним я никогда и нигде…
Неожиданно для троицы, со стороны восточных складов в их сторону двинулась группа из четырёх молодых человек, все они были воинами-соплеменниками. В одном из них явственно угадывались черты заклятого ухажёра Тризвен.
- Эй, погодите! Смотрите вон туда… – Рогнур указал трясущимся пальцем в сторону идущей к ним четвёрки. – По-моему, это он и есть…
- О гром! Да проглоти их ликан! – панически воскликнула девушка.
- Вероятно, нам лучше будет отсюда уйти?.. – с надеждой предложил Малвар.
- Уже поздно убегать… - заметил Рогнур. – К тому же, у меня здесь расставлены сети. Мы должны разобраться с ними здесь и сейчас.
А тем временем, четвёрка дерзких самоуверенных бойцов мерно приближалась к ним, а их лидер Бычий Глаз стал пожирать дочь кузнеца своими жадными карими глазами…

Глава 2
Решение проблемы
На берегу стоял сухой летний полдень. Ясное голубое небо озаряло жаркое солнце, один лишь морской ветер пригонял на берег лёгкую прохладу с залива Шаддармал.
Медленно, с напряжением выгибая спину, Рогнур поднялся с деревянного пирса и в упор уставился в лицо ухмыляющемуся Фульрену. Его подруга с отвращением выгнула брови, готовая чуть ли не шипеть на заигравшегося дикаря. Малвар нервно поёжился, оглядывая этих крепких, в грозной раскраске молодых дружков Бычьего Глаза, глаза которых то и дело выстреливали им искры вызова.
Чтобы хоть как-то разобраться в ситуации, рыбак решил первым взять слово:
- Мы здесь вообще-то добываем пропитание для племени. Что это вам тут понадобилось?! – упрекающе бросил им Рогнур.
Лидер компании высокомерно расхохотался, потешно потирая рукой свой живот. Бычий Глаз взглянул на Рогнура свысока, сверху вниз, словно его соплеменник был пустым местом.
- А я вообще-то не к тебе сюда пришёл, сын крючка! – он указал пальцем на Тризвен. – Эта рыжая лиса скоро будет моей супругой!
Серо-зелёные глаза Тризвен яростно метали молнии.
Она гневно завопила на него:
- Никогда! Что ты о себе возомнил, паскудный дикарь?! – Он осёкся на полуслове, когда девушка в ярости прошлась ногтями по удивлённому лицу Фульрена, оставляя на нём кровавые борозды.
Трое дружков Бычьего Глаза принялись улюлюкать и бросать в него насмешливые крики, отчего их лидер в гневе ударил дочь кузнеца по лицу тыльной стороной ладони. От резкого удара девушка согнулась, мгновенно потеряв равновесие.
Малвар в панике был похож на трясущегося загнанного кролика и с надеждой уставился на своего друга-рыбака, наблюдая как Рогнур отчаянно поспешил оказаться между несостоявшейся парочкой и со всей силой толкнул Фульрена руками, так что тот кубарем свалился с пирса на горячий серый песок.
- Ааагр! – в гневе заорал Бычий Глаз. – Как же ты посмел поднять руку на воина своей общины?! А ну, хватайте его!
Трое стоявших рядом дружков Фульрена мгновенно окружили и схватили безоружного защитника. Скрутив ему руки и схватив сзади за шею, свора поставила Рогнура на колени перед их лидером, который в это время вставал с песка и отряхивался. Малвару и Тризвен оставалось лишь со страхом и ненавистью наблюдать эту ужасную картину, с опаской косясь на болтающиеся железные клинки, висевшие у каждого из воинов на поясе.
Бычий Глаз размашисто ударил парня ногой в живот, словно дикую собаку. Затем он поднял рыбака за подбородок, чтобы видеть его глаза.
- Я скажу отцу, а он скажет вождю, чтобы тебя вечером прилюдно высекли на площади за то, что посмел поднять руку на воинов племени. Ты будешь скулить, как девчонка, когда я буду загонять мокрые прутья тебе в спину. Вот увидишь! Ты даже дойти сюда завтра не сможешь!..
Наградив сына Дризы на прощание смачным плевком в лицо, Фульрен поднял руку и отозвал свою компанию:
- Бросьте этого щенка! Пошлите отсюда. А ты… - он упрямо уставился в удручённое лицо девушки. – Жду не дождусь, когда ты начнёшь делить со мною ложе… - Бычий глаз злобно засмеялся.
И под подлые, едкие смешки гнусная четвёрка покинула рыбацкий берег, уходя в верхнюю, главную часть поселения.
Малвар и Тризвен поспешили помочь подняться своему другу-герою, и дочь кузнеца заботливо обмыла ему от крови и грязи лицо и живот морской водой. Раны и ушибы саднили от морской соли.
Малвар от досады и унижения руками рвал себе на голове волосы и крутился по пирсу волчком.
- Вот же уроды! Я буду на вашей стороне, если нам из-за них будет грозить судилище… - набравшись храбрости, заявил сын вождя. – И не отрекусь от вас, даже если будет давить отец… – решительно сказал Малвар, раздумывая над грядущим.
- Дело это тёмное… Кхх! Кхх! – произнёс Рогнур, схватившись за горящий от боли живот. Злой удар подготовленного бойца оказался весьма болезненным.
- Нам надо драпать из этого селения! – бойко заявила Тризвен. – Местные племенные порядки все на стороне сильных. А слабых нынче никто не защищает…
Девушка жадно вдохнула ноздрями солёный морской воздух.
- Эй, Малвар! – сказала Тризвен в потоке вдохновения. - У меня есть тут одна идея… А ты иди пока, помоги Рогнуру вытащить из воды сеть и отнести домой рыбу.
- Сделаю. А что пока будешь делать ты? Что у тебя за идея? – удивлённо спросил сын Оканы.
- А я должна пока всё здесь подготовить… - загадочно ответила девушка. – Узнаете потом. Встретимся все на этом же месте через час…
Тризвен, словно открыв в себе второе дыхание, побежала вдоль левого берега моря, где песчаный пляж выходил к тёмным скалам. В той части берега среди острых как бритва камней было несколько пещер. А оставшаяся пара друзей выудила сеть со всей пойманной в неё рыбой и понесла все снасти домой к Рогнуру, который находился у подножия холма, на котором стояла большая часть стоянки Которды.
Хижина его семьи до сих пор пустовала, поскольку родители Рогнура почти весь день были заняты общинным промыслом.
Остановившись возле потухших углей, парень на время задумался… Затем Рогнур взял с собой маленький кожаный мешок и напихал в него пару горстей орехов и сухих фруктов.
Всё это он привязал к себе на пояс, сказав своему другу:
- Я возьму с собой для нас немного еды, поскольку чутьё подсказывает мне, что Тризвен задумала убраться подальше от нашей деревни…
- Ты думаешь, она правда?.. – возбуждённо причитал сын вождя. – Но тогда… А если нас хватятся?
Друг успокаивающе положил ему руку на плечо:
- Давай сначала встретимся с рыжей, а там будь, что будет…
На этом они закончили свой разговор, поспешив поскорее обратно к берегу…
У пирса их ждала дочь кузнеца, которая уже издалека махала им с азартным огнём в глазах.
- Смотрите сюда! Зацените! – Тризвен показала им руками на то, что плавало в воде внизу пирса - восемь связанных вместе верёвками досок, свободно державшихся на воде, по бокам которых торчали две длинные широкие палки.
- Что это такое? – с недоумением спросил Малвар, глупо уставившись на невиданное доселе сооружение.
- Это видимо плот, дубина, - объяснил ему рыбак. – Отец собрал однажды такой, только поменьше этого, чтобы ловить рыбу в дальнем море. Плот прослужил ему месяц-два, а меня он никогда с собой не брал, как бы я ни просил… - Рогнур с грустью вздохнул.
- Вы понимаете? Это наше спасение! Мы втроём уплывём отсюда на тот дальний остров, - горячо объявила Тризвен. – И никакой Фульрен, ни его мерзкие дружки нас никогда не достанут…
- Ха, не зря я всё-таки захватил с собой припасов из дома, - весело заметил рыбак.
Девушка посмотрела на Рогнура с одобрением.
- Это ты хорошо сделал, друг! Я тоже взяла. Я ещё набрала нам кувшин с родниковой водой, чтобы плаванье не истощило нас от жажды.
Рогнур смело залез на плот, обхватив рукой голый деревянный брус, что был по центру, и уставился вдаль на зеленеющую землю острова Тол-Бей. Наконец-то сбудется его давняя детская мечта…
Двое его друзей вскоре присоединились к нему на их «судне», и они с силой оттолкнулись палками от берега.
Летнее жаркое солнце ласкало мореплавателей своими лучами, а белые морские птицы кружили над ними небольшими стайками. Казалось бы, все их домашние проблемы остались далеко позади. Тризвен следила за их запасом воды и провианта, пока Малвар и Рогнур бодро гребли палками, стоянка Которды удалялась от них всё дальше и дальше.
Пока они пробыли в пути около часа, погода для путешественников перестала быть безмятежной и гладкой. Вода в заливе резко потемнела, став мутной, волны забеспокоились за бортом, шатая их плот из стороны в сторону.
- Вот же беда! – испугавшись, воскликнул Малвар. – Как бы нас здесь не завалило в море…
Рогнур ободряюще ответил ему:
- Да ты не дрейфи так сильно! Не завалит, если будем грамотно рулить плотом. И к тому же… - он показал ему на остров. – Земля впереди уже будет минут через десять-двадцать.
- Видимо, это духи предков разгневались на нас за то, что мы сбежали от племенного суда… - заключила дочь кузнеца.
- Так или иначе, мы доберёмся до этого острова. Любой ценой… - подытожил их лидер.
Рогнур оказался прав. Несмотря на сгущающиеся тучи и растущую в небе грозу, они вскоре добрались до берега Тол-Бея – небольшого, холмистого, заросшего пальмами острова, где имелось несколько морских пещер и немногочисленная живность. Среди людей их племени ходило множество легенд об этой земле, как о чём-то сакральном и пугающем, будто здесь всё время жило морское чудище, пожирающее всех, кого угораздило приплыть сюда.
Но никакой гигантской рыбы или кошмарного осьминога наша троица так и не встретила… Они дружно вытащили свой плот из воды подальше на берег, чтобы его не унесло течением в море, пока они будут исследовать остров.
Рогнур всмотрелся на окружающий пейзаж, оценивая их шансы быть застигнутыми грозой. Вокруг были только серые булыжники на песчаной отмели и высокие кокосовые пальмы с редкими листьями наверху, что вряд ли защитило бы их от дождя. Он беспокойно задумался – а что бы сказали его родители, услышав в деревне о нём грязные кривотолки, которые так явственно обещал пустить Бычий Глаз? Что подумает его отец, соплеменники? Теперь у Рогнура больше нет дома, он сбежал, поддавшись давнему порыву, и защищать его доброе имя больше некому. Эти мысли наводили волну грусти на юношу.
Через пять минут беспощадный ливень обрушился на них сверху, принуждая троицу бежать прямиком в редкий лес. Мелкие пугливые обезьяны, завидев людей, громко кричали и лезли повыше на деревья, удивляясь новым пришельцам на острове. Спустя некоторое время и обильно промокнув, троица всё же смогла найти себе прибежище в виде тёмной пещеры под береговой скалой. Это был природный туннель, метра два в ширину, который стал для них спасением от страшного проливного ливня.
- Ну наконец-то! – с облегчением выдохнула Тризвен, встряхивая и выжимая свои промокшие рыжие волосы. Со стороны она теперь выглядела смешно.
- Теперь-то будем жить… - довольно сказал Малвар, проделывая почти то же самое со своей копной.
- Здесь какой-то странный воздух, вам не кажется? – опасливо заметил Рогнур, оглядываясь по сторонам и принюхиваясь.
Малвар и Тризвен тоже принялись водить носами. И оба положительно кивнули ему, заметив, что в этой пещере издалека пахло жиром и костром, выдавая здесь присутствие неизвестного обитателя.
Друзья зашли дальше в туннель, бродя впотьмах, пока они не увидели тусклый оранжевый свет впереди. Ступая вперёд осторожными размеренными шагами, путешественники разглядели широкую пещерную залу, где на стенах выплясывали страшные беснующиеся тени.
Пока троицу одолевали сомнения и им на спины бодро лезли мурашки, со стороны костра путешественников окликнул усталый хриплый голос:
- Приветствую вас, незнакомцы! Какими судьбами вас занесло в пещеру старой Талил?
Все обернулись на сгорбленную седую женщину возле костра…

Глава 3
Морская ведьма
Тризвен, Малвар и Рогнур как вкопанные стояли в сырой пещере перед трескучим жарким костром. Через стену пламени на них таращилась пара старых голубых глаз, вопрошая от них ответа – кто они такие и зачем явились сюда?..
Первой слово решила взять Тризвен:
- Извините! Но мы просто добрались до вашего острова по воде, спасаясь от преследования. – Дочь кузнеца облегчённо выдохнула.
Старая ведьма пустила короткий смешок, неотрывно продолжая буравить их взглядом.
- Вот как? Погодите, давайте тогда посмотрим, подтвердят ли духи ваши слова…
Старуха поднялась со своего места, явив им себя в полный рост.
Когда огонь перестал мешать, ребятишки теперь смогли разглядеть её воочию - старая и сморщенная ведьма, с заплетёнными на голове двумя косичками и широкими морскими ракушками в качестве заколок. Лицо у неё было размазано в чёрных полосах, в каких-то сакральных ритуальных целях, а на тонкой иссохшей шее старухи болтались многочисленные бусы - жемчужные и из драгоценных камней. А на спине Талил носила белую волчью шкуру, неизвестно откуда ей доставшуюся. Весь облик ведьмы разительно отличался от любых их соплеменников. Она казалась даже более безумной и дикой, чем их шаман Гем Кровавый Клюв.
Над огнём она сделала несколько загадочных пасов руками, негромко приговаривая:
- Услышьте меня духи ветра, земли и мрака. Дайте мне знание того, что происходит за стенами пещеры, дайте заглянуть в души этих трёх чад… - Ведьма бросила в огонь горсть серого порошка, после чего в пламени раздался вой и вверх вспыхнул жар от фонтана искр.
Её колдовство напугало ребят, но троица всё равно оставалась на месте, словно заворожённая её странным ритуальным танцем.
Спустя некоторое время старуха прекратила делать свой шаманский обряд и громко хлопнула в ладоши, приковав к себе всё внимание.
- О, да! О-о-о, да! Теперь я знаю… - торжествующе напевала она. Ведьма принялась тыкать пальцем поочерёдно на каждого из троицы.
- Так, так… - она уставила палец на испуганного и трясущегося Малвара. - Избалованный сынок вождя. Считаешь, что всю жизнь можешь прожить, валяя дурака? Нет, как бы не так! – Затем она указала на удивлённого Рогнура. - А этот считает себя явно не тем, кем видит себя в своих снах. А к снам, мальчик, тебе нужно прислушиваться! – Теперь очередь дошла и до Тризвен, которая хмуро смотрела на ведьму исподлобья. - И пугливая девчонка, надеющаяся убежать из сетей мужчины… Хи-хи-хи-хих!
- Что такого смешного?! – возмутился Рогнур. – И скажи на милость, кто ты вообще такая?
Ведьма весело уставила на него свои пронзительные голубые глаза.
- Я морская ведьма Тол-Бея, чудище приливов. Та, которой Дай-Мердоль всё время пугают маленьких детишек в вашем поселении Которды. Но вы можете звать меня просто - Талил.
- И т-ты ведь не собир-раешься убить нас? – с трепетом пролепетал Малвар. – Или хотя бы не съешь?
Талил залилась задорным истерическим смехом, важно уставив руки в боки. Вдоволь насмеявшись над словами мальчишки, она внезапно сделала очень серьёзное лицо, которое вдруг стало похоже на морду грифа, и ответила:
- Нет, даже не думала. Хотя, ты такой упитанный мальчишка, что от тебя я могла бы и откусить кусочек… - ведьма хитро облизала губы своим длинным грязным языком.
Малвар тут же чуть не наложил в штаны от страха и поспешил спрятаться за спиной у Рогнура.
Рыбак начал сердиться оттого, что их водят за нос.
- Довольно! Прекрати пугать нашего друга. Лучше скажи нам, как мы сможем избежать несправедливого судилища в деревне? – отчаянно потребовал парень.
- Хм-м-м… Ты совсем не на то смотришь, юный воитель. И не о том сейчас думаешь. В вашем мире уже долгое время назревают страшные перемены… В восточных землях сгущаются тучи, по сравнению с которыми склоки в вашей деревне - пустая чепуха. Железные орды вскоре принесут с собою всюду кровь и смерть. Повсюду будут раздаваться стенания женщин и крики младенцев… Я ясно видела это в танце предков! Уже много дней подряд…
- О чём это она толкует? – с недоверием спросила Тризвен.
Старуха прицелилась в неё своим жезлом.
- О-о-о... Ты, девочка, можешь остаться здесь со мной. Станешь моей ученицей? Клянусь Бальтазаром, на этом острове тебе ничего не будет угрожать.
Дочь кузнеца растерянно уставилась на своих друзей. Малвар и Рогнур, оба предостерегающе отрицательно закивали головами. Подумав немного, Тризвен ответила Талил:
- Нет. Пожалуй, я откажусь от такого предложения. Я всего лишь дочь кузнеца, из простого люда. И буду держаться поближе к своим…
- Как хочешь. Но место моей ученицы ещё свободно. Приходи ко мне снова, если передумаешь… - Теперь старуха перевела внимание на Рогнура. – А ты… Ты хочешь знать, как ты сможешь победить своего соперника в поединке? Этого самодовольного дурака с острым клинком…
- Верно. Именно это я и хочу узнать. - Теперь рыбак уже с надеждой ловил каждое её слово.
- Гордый петух думает, что в бою лучше него воина нет. Однако, в тебе, мальчик, сокрыта спящая сила, о которой ты привык не думать и не замечать, растрачивая её на свои яркие мечтания. А она ведь только того и ждёт, чтобы её выпустили наружу…
- Что вы имеете в виду? – Рогнур опешил от такой странной новости.
Морская ведьма шаркающей, шатающейся походкой приблизилась к нему вплотную и нарисовала пальцами на лице юноши несколько странных рун.
- Вот так… - приговаривала Талил. – Погоди, сейчас ты почувствуешь себя совершенно по-другому…
В самом деле, через пару минут руны на лице Рогнура засияли в полумраке пещеры синеватым магическим светом и начали жечь кожу. Ему стало от этого очень дискомфортно. Рогнур почувствовал во всём своём теле боль и жар. От отчаяния он громко вскрикнул, тут же падая в глубокий обморок.
«Что ты сделала со мной? Что же теперь происходит?» – беззвучно шли слова в его разуме.
Душа юного рыбака провалилась в бескрайний туманный туннель, стены которого излучали призрачный синий и зелёный свет. Вдали перед глазами Рогнура засияли звёзды, а вокруг него беспорядочно летали странные светящиеся шары, словно то были души усопших. Внезапно он почувствовал, как его душа со страшной силой вновь врезалась в своё земное тело, как будто Рогнур свалился сюда с неба. Всё пространство вокруг помутилось перед его глазами.
Придя в себя, парень увидел, как над ним стоят, перепуганные, Малвар и Тризвен, пытаясь понять, жив он или нет, а старая ведьма лишь хитро ухмылялась в сторонке, потирая свои костлявые руки перед костром.
- Ты в порядке? – беспокоясь, спросила девушка. – Эй, дружище! Ты как, встать сам сможешь?
Рогнур лишь растерянно кивнул головой, приподнимаясь на руках с холодного пола пещеры. Теперь он чувствовал, что внутри его тела заиграла кровь, намного сильнее, чем когда-либо прежде.
Рыбак тут же потребовал ответа у ведьмы:
- Что ты со мной сделала?
- Я пробудила в тебе твою истинную природу. Ту, о которой тебе никогда не рассказывали родители и не рассказали бы…
- О чём ты сейчас толкуешь? – спросил он растерянно.
- О магии, конечно же, - невозмутимо сказала Талил.
Вся троица недоверчиво уставилась на старуху.
- Магия – основа всего великого и прекрасного в этом мире. Без неё тебе никак не исполнить своего истинного предназначения. Прислушайся к своему телу, мальчик… Ты ведь чувствуешь, как она теперь бурлит по твоим венам? Верно? Как будто сама твоя душа стала в два раза тяжелее…
Рыбак закрыл свои глаза и понял, что Талил была права. Всё теперь ощущалось не так, как прежде.
- Да, я чувствую внутри себя изменения, – сказал Рогнур. - Но как это всё поможет мне победить Фульрена и его дружков? Что вообще такое эта твоя магия?
- Всё решит один поединок… Стервец считает себя великим воином, но маг стоит на голову выше любого из них…
- Как это? Но, я же пока ничего не умею? Я даже не знаю вообще никаких магических чар…
- Импровизируй! Заставь ветер дуть тебе под парус, зажги огонь силой взора, вызови дождь посреди ясного неба. Вся природа в твоей власти, мальчик…
Тут ведьму решила спросить уже Тризвен:
- А эта сила у него навсегда или сама пройдёт через какое-то время?
- Магия – это такая же часть сущности, как голова или сердце. Вопрос только лишь, хватит ли ему силы воли держать свои чары достаточно долго. Неопытный новичок может очень быстро измотать себя… Советую потренироваться!
- А можно мы уже пойдём отсюда? – жалобно попросил сын Оканы. – Ведь наверняка, дома нас уже ищут…
- И то правда, - согласился с другом Рогнур. – Благодарим вас за всё, мудрая женщина! Пожалуй, нам пора идти.
Морская ведьма лишь мирно кивнула им напоследок, принявшись жевать какую-то странную водоросль из горшка.
- Ступайте. И не забудь! Развивай свои таланты, иначе ни тебе, ни твоим близким следующие несколько лет не пережить… Хи-хи-хи-хи-хиз!
Этими словами Талил попрощалась с юными путешественниками, и троица побрела назад по тёмному сырому туннелю пещеры.
***
Выйдя наружу к берегу, Рогнур, Малвар и Тризвен обнаружили закравшееся в небе утреннее зарево. Видимо, в пещере ведьмы они провели всю прошлую ночь.
- Я хочу поспать, сил больше нет! – уныло залепетал Малвар.
- И я того же мнения, - поддержала друга Тризвен. - Перед тем, как отправляться в обратный путь, нам лучше будет набраться сил… - резонно заметила девушка.
- Тогда решено! Давайте устроимся на ночлег возле этих нескольких пальм, - предложил им Рогнур.
Они так и сделали. Малвар и Тризвен сидели на земле полулёжа, опёршись о толстый ствол дерева, сладко задремав под ним.
А Рогнур, сколько ни пытался, всё никак не мог уснуть, ворочаясь на земле, полный возбуждения от заполнившей его новообретённой энергии. Он пробовал делать разные нелепые и смешные пасы руками, тянуть к себе камни и заклинать бегающих по деревьям мартышек.
Получалось плохо. В конце концов, парню хотелось придумать хоть что-то, хотя бы любое простенькое волшебство, которое поможет ему отразить атаки Бычьего Глаза в бою. Рогнур напряг все свои внутренние силы, так, что его брови над переносицей сильно сморщились. Его рыбацкие пальцы дрожали от текущей через них энергии, и, внезапный воздушный сгусток полетел вверх пальмы, сбивая с неё три спелых кокоса, один из которых прилетел Малвару в голову.
- Ааай! – завопил тот, проснувшись, потирая внезапно воспалившуюся на голове шишку. – Больно-то как!
- Что такое?! – изумлённо воскликнула дочь кузнеца, бойко озираясь по сторонам, подозревая, что за ними на остров высадилась группа преследователей.
Увидев такое изумление на лицах друзей, Рогнур издал весёлый смешок и объяснил:
- Я добыл нам немного орехов. Не хотите кокосового молока?
И после нескольких минут бурения их медным гвоздём, Рогнур, Малвар и Тризвен с жадностью утоляли свою жажду вкусным кокосовым молоком.
Вернувшись после отдыха на своё место высадки, ребята заметили на том же привычном месте их грубовато сделанный плот, который в целости и сохранности пережил недавнюю бурю.
Тризвен помогла друзьям вытянуть плот на воду, с тревогой сказав:
- Усаживайтесь за греблю, ребята. Вскоре нас всех ждёт непростое испытание… - рассуждала девушка, задумавшись о том, что же будет с ними после козней проклятого мужлана Фульрена. Как сильно теперь подмочена их репутация в родной общине?
- Не бойся, Триз. Мы там как-нибудь прорвёмся. Все вместе… - заверил её Рогнур.
Когда беглецы снова вышли в море, и остров Тол-Бей остался позади, карапуз Малвар вдруг зарделся любопытством и принялся осыпать своего друга вопросами:
- Ну, и какого это чувствовать внутри себя магию? Ты не перестал быть самим собой, Рогнур?
Его друг присел на плоту и нахмурился, раздумывая над ответом:
- Нет, не перестал. Если тебе интересно, на что это похоже, то я скажу так… Как будто ты всё это время спал, и тебя разбудил барабан «Крикун».
Малвар задумался над ответом Рогнура, неуклюже вытирая свой нос от налипшей на него соли.
- И ты не станешь внезапно превращаться в волков или летучих мышей, как это делают злобные ворожеи из друанских болот?
Тризвен насмешливо хихикнула над его нелепым вопросом, отвечая за Рогнура:
- Ну ты и недотёпа, Малвар! Лучше прекрати нести вздор! Мы знаем нашего друга всю жизнь, и поверь, едва ли он сможет сейчас сделать что-нибудь простенькое, а о превращениях в зверей я уже и не говорю…
- Верно. Так всё оно и есть… - смиренно согласился Рогнур, переживая из-за собственной слабости.
Пока на их пути в море незаметно шли минуты, нервы у троицы начали шалить, когда путешественники заметили на берегу своего поселения тёмные точки из бегающих людей с копьями и луками в руках. Их уже поджидали дома…
- Будем готовыми сдаться. И пускай нас отведут к вождю, - оповестил всех рыбак.
Тризвен нервно сглотнула комок, пока им с берега махал рукой остановившийся на пирсе воин. Тот явно требовал от них причалить и сойти на берег. Ещё трое воинов подбежали к нему, держа наготове луки, готовые запустить в беглецов целый град стрел, если они вдруг надумают резко шелохнуться или сменить направление движения.
Наконец, плот был удачно привязан к пирсу, и группа из взрослых воинов-мужчин Дай-Мердоль позволила троице мирно подойти ближе.
Суровый взрослый воин, бывший за старшего, обвинительным тоном провозгласил:
- Племенной совет нас вчера оповестил, что ваша троица отныне находится вне закона. Вину вашу должен разбирать вождь Окана Острая Бритва. Вы должны немедленно пройти с нами к нему… - Высокий и грубый боец жестом приказал идти за ним, тот самый, которого беглецы издали заметили с копьём.
Рогнур, Малвар и Тризвен поспешили заверить стражу, что они сдаются с миром и пойдут добровольно. Вещи их тут же поспешили конфисковать, как обычно поступают со всеми преступниками.
Впереди их ждало испытание на силу духа…

Глава 4
Поединок
Итак, троих наших беглецов, изгоев племени поневоле, сопровождаемых конвоем из шести беспощадных бойцов племени, вели по узким улочкам их родного поселения Которды, мимо глиняных домов, откуда их жители повыходили наружу, выкрикивая на обвиняемых разные ругательства и проклятия. Особо рьяные соплеменники успели бросить в ребят гнилые фрукты и плевались, обращаясь с бывшими собратьями, как с животными.
В верхней части стоянки Которды их ждала большая деревянная клетка, двери в которую перекрывались двумя прочными брусьями. Стражники завели их во внутрь, после чего закрыли там до начала судилища.
Малвар и Тризвен испуганно озирались по сторонам, ощупывая решётку изнутри, пока Рогнур пытался сосредоточиться на тех возможных вопросах, с которыми к ним станет допытываться вождь.
Через несколько минут за прутьями показался такой знакомый Малвару величественный силуэт в тяжёлых наплечниках и медвежьей шкуре, с охристыми орлиными перьями на голове. Эта тень слегка испугала Тризвен, но слова Малвара тут же успокоили её.
- Папа! – радостно вскричал карапуз. – Наконец-то ты пришёл! Слава драконам!
Всё верно. Перед ними стоял сам Окана Острая Бритва, сопровождаемый двумя своими лучшими воинами, и хмуро пялился на напортачивших юнцов сквозь прутья клетки.
- Во имя Стиболга, в какую передрягу ты вляпался опять, сынок?!
Юный сын вождя слегка потупился, мучаясь с ответом. Но убедительные взгляды его друзей заставили Малвара тут же стать решительнее.
- Всё дело в Фульрене и его дружках… - начал он рассказ. - Он постоянно достаёт Тризвен, дочь нашего кузнеца, угрожает ей. А вчера они припёрлись к нам на берег и избили Рогнура, который вступился за неё. А потом мы сбежали. Вот собственно и всё…
Зрелый вождь внимательно слушал рассказ своего сына, задумчиво потирая подбородок.
- Я понял тебя, надеюсь, честь семьи убережёт тебя от лжи… Всё не так просто, сын, наше племя исстари свято чтит заветы воинов. Поэтому я не могу вас просто так отпустить, игнорируя требования Бычьего Глаза, все остальные «братья» будут этим оскорблены. – Окана угрюмо вздохнул. – Боюсь, ты теперь тоже отправишься на судилище в качестве нарушителя и разделишь участь своих товарищей, какой бы она ни была…
- Мы готовы отстаивать свою невиновность, - отважно заявил вождю Рогнур. – Я готов принять вызов этого петуха и биться с ним за право чести.
Окана с уважением посмотрел на молодого рыбака, видя его решимость.
- Что ж, рад за твой боевой дух, сын Дризы. Но сначала нужно соблюсти все традиции… Мне пора идти, увидимся на площади.
С этими словами вождь ушёл, оставив друзей сидеть взаперти, дожидаясь своей участи на племенном суде.
Рогнур уселся в углу клетки, уткнувшись в колени, собирая внутри все крупицы своей магической силы, вскоре она ему очень понадобится…
Спустя некоторое время, когда солнце уже склонилось к вечеру, воины отворили их клетку и повели обвиняемых на главную площадь поселения, которая располагалась сразу напротив Длинного дома вождя.
На месте судилища повсюду горели факелы и сверкали красной краской тотемы с символической головой Рагатмала, дракона огня. Площадь была окружена толпой людей, стоявших по кругу, среди них были и родители Рогнура и Тризвен. Настроение у людей было возбуждённое, со всех сторон доносился шум и гам. В северной части круга сидел на своём почётном месте вождь Окана Острая Бритва, по правую его руку сидел Гем Кровавый Клюв, шаман их племени.
Далее, в кольцо площади проводили тяжбующихся: в левой её половине стояли обвиняемые – Рогнур и его друзья, а на правую половину почётно поднялся Фульрен с тремя собратьями. Из толпы раздавались гневные крики и плач матерей обвиняемых.
Внезапно Окана встал со своего места, властным жестом приказав народу притихнуть, когда он вскинул свой жезл вождя из благородного кедра.
- Тишина! Я, вождь племени Дай-Мердоль, объявляю это судилище открытым! Обиженные, молвите суть своего обвинения.
Четвёрка молодых воинов тихо скучилась между собой, договорившись, что слово будет держать Бычий Глаз.
Тот сцепил пальцы у себя на животе и, с ухмылкой косясь на Рогнура, начал обвинительную речь:
- Достопо…чтимые соплеменники и уважаемый вождь! Мы пришли сюда потому, что стали жертвами подлого оскорбления со стороны мерзких отребий, унизивших вчера нашу воинскую честь, - он указал на троицу, среди которых был и сын вождя. – И мы просим спра…ведливого воздаяния за наш каждодневный труд во благо общины.
- Я понял тебя… - Глаза Оканы гневно сверкнули, на мгновение испугав Бычьего Глаза. – И что же могут ответить на это обвиняемые? – Теперь вождь обернулся на другую сторону.
Защиту решил держать сам Рогнур, чтобы ни из-за Малвара, или Тризвен люди не обвинили суд в предвзятости суждения.
Рыбак нахмурил брови и откашлялся, постаравшись начать как можно увереннее:
- Благородные люди племени! – Из толпы послышались уничижительные вопли. – Я стою здесь перед вами потому, что честь некоторых наших воинов не такая уж и твёрдая, как нам бы того хотелось… Этот воин, - он указал пальцем на Фульрена. - уже много дней достаёт своим вниманием прекрасную девушку Тризвен, дочь Калема Бурой Шкуры. Она не раз жаловалась мне, а также моему другу… - Из толпы раздались гневные женские выкрики. - И в конце концов… - Рогнур задрал вверх свою рубашку, чтобы людям стало видно на животе его вчерашний кровоподтёк. – Эти воины доказали, что могут только лишь толпой забивать простого рыбака…
Шум и крики в толпе на площади становились всё более спорящими, разделившись во мнениях. Теперь у обвиняемых стало значительно больше сторонников, чем до начала судилища, а некоторые их соплеменники даже сцепились в драки.
Окана Острая Бритва приказал своим воинам привести людей к порядку, чтобы нормально продолжать процесс. Когда шум на площади более-менее успокоился, вождь снова взял слово:
- Доводы тяжбующихся сторон ясны, и обвинения серьёзны… Достопочтимый шаман Гем Кровавый Клюв, даю вам слово.
Седой сгорбленный старик, который своим видом чем-то напоминал морскую ведьму, отличаясь от Талил лишь чёрной волчьей шкурой и ястребиными перьями на голове, устало привстал со своего места, опёршись на посох. Его заплывшие туманом глаза медленно скользили по лицам людей на площади.
- По священным традициям Которды, - сказал он кряхтящим, как у утки голосом. - Я считаю, что истину тяжбующимся следует выяснять на поле битвы. Пускай вердикт судилища решит поединок…
Эти его слова были встречены восторженными криками в толпе соплеменников. Люди с нетерпением ждали проявления доблести тяжбующихся во имя Рагатмала, дракона-покровителя воинов.
- Да будет так! – согласился вождь. – Итак, стороны, выбирайте себе защитника и оружие…
Несколько воинов вынесли на площадь два стенда с разнообразным оружием. На них были дубины, луки, копья, даже каменные топоры.
- Можно я выберу свой родовой клевец? – заискивающе спросил Окану Бычий Глаз. – Просто мы с ним уже сроднились, как одно целое…
- Нет, ни в коем случае! – жёстко отрезал вождь. – Противники должны находиться в равных условиях…
Фульрен бросил злобный кровожадный взгляд на Рогнура, который уже подбирал себе оружие со стенда.
Наконец, бойцы определились с выбором. Фульрен взял себе две костяных дубины, а Рогнур решил обойтись одним надёжным копьём с каменным наконечником.
Их поставили в десяти шагах друг напротив друга, и вождь Окана торжественно приказал:
- Начинайте!
Бойцы начали осторожно подходить друг к другу. Бычий Глаз сделал агрессивный выпад двумя дубинами, на что Рогнур ловко кувыркнулся влево, избежав атаки. С обратной стороны он попробовал ткнуть противника в бедро, но Фульрен жёстко заблокировал удар своим оружием. Яростно обрушив весь град ударов дубинами на рыбака, пока тот неловко отражал их стволом оружия, Фульрен сделал яростные клещи, обрубив копьё пополам, что быстро отрезвило Рогнура, принудив того взять в руки два обрубка. Несколько напряжённых минут яростной борьбы заставили неопытного бойца обливаться потом, Рогнур уже стремительно выдыхался.
Заметив это, его торжествующий оппонент приостановил свой натиск и злобно усмехнулся:
- Вот, видишь! Ты мне не ровня, просто вшивый пёс! – Фульрен болезненно огрел рыбака по лицу головой дубины.
Изо рта Рогнура брызнула струйка крови, а на щеке появилась раздробленная рана. На какое-то мгновение он выронил обрубки копья из рук, бессильно завалившись на землю. Тризвен испуганно охнула, прикрыв руками лицо, а его мать Мальза издала умоляющий вопль, протягивая руки в сторону площади.
Бычий Глаз кровожадно занёс дубину над его головой, приготовившись нанести рыбаку решающий удар…
И тут что-то внутри Рогнура проснулось, образовав воздушную пробку между ним и его противником. Глаза Фульрена расширились как козлиные яйца от удивления и неверия, когда неизвестная ему сила беспощадно отбросила его назад, свалив воина кубарем на землю.
Скучавшее до этого лицо шамана сразу оживилось, и Кровавый Клюв начал очень внимательно следить за ходом поединка. Люди в толпе стали тереть глаза руками, не веря им, а другие охали от негодования, хватаясь руками за головы.
Уловив свой шанс, Рогнур поспешил встать с земли и вернуть себе в руки оружие. Фульрен злобно зарычал, снова яростно бросившись в атаку, на что оппонент снова сжал воздух перед собой, отшвырнув Бычьего Глаза в деревянный тотем дракона огня. Это падение неудачно закончилось для воина, оставив Фульрену ушибы и ссадины на туловище вместе с парой сломанных рёбер.
Рогнур воткнул острую часть копья в правое предплечье лежащего противника, забрав у того дубину и приготовившись нанести ей решающий удар Фульрену…
- Довольно! Довольно! Прекратите поединок! – раздался грубый возмущённый голос со стороны воинов.
Окана Острая Бритва решительно вскинул руку кверху, давая знак прекратить бой. А тем временем, в круг вышел Шакур Звериное Око, первый из «братьев» вождя, в сопровождении нескольких пожилых воинов Дай-Мердоль.
Он с возмущением и недоумением уставился на мокрого от пота Рогнура и бессильно лежащего на земле Фульрена.
- Этот поединок нельзя назвать решённым! – решительно сказал Шакур. - Один из бойцов сжульничал… - старый воин указал пальцем на рыбака. – Этот мальчишка колдун, и его надо изгнать из племени! Как простой рыбак смог повергнуть моего лучшего ученика? Вождь, мы требуем справедливости!
Окана с печалью посмотрел на Рогнура, обратившись за помощью к своему шаману:
- Достопочтимый Гем, что вы думаете по этому поводу?
Кровавый Клюв с удовольствием принялся разглагольствовать:
- Этот мальчик владеет магией, тут у меня сомнений нет. Не знаю, как долго он скрывал свою силу и почему, но он должен был немедленно оповестить об этом своего вождя и меня. Племя Дай-Мердоль всегда было общиной доблестных воинов, и магией тут могут владеть только шаманы племени, и это всем известно. Посему, хотя его оппонент и не в состоянии больше продолжать поединок, победа Рогнура не может быть засчитана… Судьбу этой тяжбы не нам теперь должно решать, а самим драконам… А вождю же я предлагаю решить отдельно судьбу этого мальчика: изгнание или смерть...
В толпе опять раздались спорные крики, по большей части яростные. Кто-то до такой степени боялся новой силы Рогнура, что требовал его смерти.
- Тишина! – сердито крикнул Окана. – Я должен подумать…
В это время к круг отчаянно вышли Дриза и Мальза, родители мага.
Его мать на коленях и со слезами на глазах умоляла Острую Бритву пощадить жизнь её юного сына.
- Великий вождь! – взмолился к нему Дриза. – Наша семья верно и доблестно чтила заветы племени и непоколебимо служила во благо общины. Если мы недосмотрели это его магическое проклятие, то это наша вина. Прошу вас, заберите тогда мою жизнь вместо его!
Шакур Звериное Око вместе с другими воинами испытывающим взором смотрели на своего вождя, ожидая вердикта.
- В этом нет необходимости… - успокоил Окана родителей рыбака. – Сегодня на стороне судьбы этого юноши сами драконы. – он взглянул на лежачего Фульрена, из руки которого собратья уже вытаскивали острый обрубок копья. – Поединок считается оконченным, но победитель не может быть определён. Посему, бой этот будет переигран, в следующий раз Фульрен будет биться с моим сыном.
Малвар нервно сглотнул, услышав роковые слова отца. Эта новость его серьёзно шокировала.
Острая Бритва продолжил:
- Но, поскольку я являюсь вашим доверенным вождём и свято чту традиции племени, повелеваю! Рогнуру, сыну Дризы покинуть стоянку Которды и уйти селиться подальше из этих мест…
Предчувствуя нависший над ним неотвратимый глас рока, Рогнур лишь уныло склонил голову и, согнувшись в коленях, ответил вождю:
- Я всё понял, великий вождь. Как скоро я должен буду покинуть селение?
- Можешь провести сегодня здесь последнюю ночь и подготовиться в путь, а завтра ты покинешь своё племя… – Окана многозначительно взглянул на Рогнура. – Не забудь попрощаться с родителями и друзьями.
После вынесения вердикта, Острая Бритва встал со своего места и отправился в Длинный дом. Людям приказали расходиться с площади. Тризвен горячо кинулась на шею Рогнуру, обнимая и целуя своего защитника. Кровавая рана на щеке от удара дубиной всё ещё горела и щипала его.
- Ты молодец! – в слезах воскликнула девушка. – Я видела, как ты поставил этого хвастуна на место. Бедняга Роги! Позволь, я хоть обработаю твои раны.
Мальза и Дриза взяли своего сына под руки и помогли ему дойти до дома.
Внутри хижины его раны совместно обмывали мать и Тризвен, а отец принялся осыпать сына градом вопросов:
- Как же так, Рогнур? Как ты мог стать этим… проклятым колдуном? – С лица Дризы не сходили изумление и мрачность.
Парень, стоная от щиплющей всё тело боли, старался подбирать правильные слова:
- Это всё случилось вчера, когда мы с друзьями плавали на остров Тол-Бей. Тамошняя морская ведьма с острова и наделила меня силой магии…
- Во имя драконов! – в сердцах воскликнула Мальза. – Но зачем, сынок?! Зачем ты согласился на всё это?!
- Да у меня и выбора-то особого и не было! Но она сказала что-то о моей судьбе, каком-то грядущем предназначении… И предсказала страшные беды нашим людям, если я откажусь.
В это время к ним в дом зашёл Малвар, миролюбиво кивнув всем.
- Здравствуйте! Привет, Роги! Отец попросил меня прийти к тебе и сказать… - Он застенчиво оглядел всех присутствующих. – Завтра отсюда отходит торговый караван. Это удобная возможность для тебя, присоединиться к нему. «Так ему будет безопаснее» – это слова нашего вождя…
Дриза, просияв, потрепал парнишку за кудри.
- Благодарим тебя, юный воин! И мы рады, что наш вождь проявляет такое неравнодушие к судьбе нашего сына, хотя на публике он этого и не показывал…
- Спасибо тебе за помощь, дружище. Раны всё ещё щиплют, бока болят, но думаю, что завтра я оклемаюсь...
- Ты пока ляг, отдохни, а я чего-нибудь соберу из припасов для тебя дома… - сказала на прощание Тризвен, перед тем, как покинуть их дом.
Друзья оставили в уединении семью Рогнура, пока те готовились ко сну, засыпая ночью с тяжёлыми мыслями, после внезапно нагрянувших перемен…
Глава 5
Исход из поселения
Этой ночью сон плохо шёл в сознание Рогнура, заставляя новоиспечённого мага, издавая стоны, без конца беспокойно ворочаться в своей постели…
Странные образы представали перед его глазами, вызывая лишь страх и тревогу. Кровавый дождь сыпался с неба, огромная равнина, залитая туманом, десятки и даже сотни лежащих повсюду мёртвых тел. И вот, в небе послышался ревущий гул от взмахов крыльев огромного создания, оно предстало перед Рогнуром размытым и нечётким, словно облако. Лишь яркие огни глаз исполинской твари сияли в тумане, словно два раскалённых в огне уголька. Оно испустило глубокий вздох, окутывая юношу прохладным синеватым паром, и сон внезапно покинул его.
Дикий крик петуха послышался утром снаружи, доносясь из соседних рощ, разбудив спящего в гамаке Рогнура, и тот протёр слипшиеся глаза. Его отец уже встал спозаранку и разжигал в доме очаг, подкладывая туда свежие угли и сухие ветви.
Воздавая руки к пламени, Дриза тихо вознёс молитву дракону огня:
- О, всемогущий Рагатмал, покровитель и отец всех воинов. Молю тебя, даруй защиту и своё благословение моему сыну, судьба которого больше не в наших руках…
- И да решат его судьбу драконы… - лаконично добавила Мальза, готовившая на кухне. Она взглянула на Рогнура. – Ну, чего разлёгся? Садись давай! Я тебе уже завтрак состряпала, чтобы мы в последний раз приняли пищу всей семьёй…
Её сын виновато опомнился, поспешив поскорее устроиться на полу рядом с родителями. Мама насыпала всем на сухие листья твердолистника порции фруктов, орехов и козлиного мяса. Особенно щедрую порцию она наложила своему сыну перед дорогой.
Совершая вместе с родителями свою последнюю трапезу, Рогнур услышал снаружи дома спорящие голоса Малвара и Тризвен, которые уже подоспели с утра к их дому, чтобы проводить своего друга в дальнюю дорогу.
Нацепив себе на спину походный рюкзак, сделанный для него отцом из шкур диких собак, Рогнур увидел, как Тризвен цепляет ему за спину ещё один, поменьше.
- Я набрала для тебя всего полезного… - смущённо сказала девушка. - И соединила его с твоим, так, что должно быть удобно нести…
- Благодарю тебя, Триз. – Рогнур сердечно обнял свою подругу.
Малвар тоже поспешил доложить о своём участии.
- Я только что разговаривал с Керхелем. Он сейчас стоит с караваном возле восточных ворот и ждёт тебя.
Рогнур сочувственно посмотрел на своего верного товарища, вспомнив вчерашние слова Оканы о том, что мальцу теперь грозит заменить его на битве с Фульреном.
- Ты давай, держись тут! – постарался сказать он как можно ободряюще. - Я вчера слегка проткнул этого заморыша, так что тебе должно быть проще биться с ним в следующий раз…
- Не волнуйся за меня! Как-нибудь выкарабкаюсь… - сказал смущённо карапуз, понимая, что их жизнь уже не будет прежней.
Пятёрка людей, состоящая из изгнанника, его родителей и двух его друзей двигалась по узким улочкам своего поселения, встречая на своём пути возбуждённых соплеменников, смотревших на Рогнура со смесью страха и подозрения. В спину им раздавались презрительные ругательства и плевки.
Сразу же за воротами стоянки Которды стояла цепочка из нагруженных поклажей яков и караванщиков. Самый старый из них – седой сгорбленный старик, левый глаз которого рассекал сплошной рубец, приветливо улыбнулся им своим беззубым ртом.
- Наконец-то, последний наш спутник прибыл! А то, мы уже думали отправляться без вас…
- Всё верно. Я ваш новый спутник и отправляюсь с вашим караваном… - обратил на себя внимание Рогнур.
Старик внимательно смерил его взглядом своего единственного серого правого глаза. Это явно был лидер караванщиков, Керхель.
- Мда… Мда. Не знал, что ты окажешься таким юнцом, какие только шутки не выкидывает с нами судьба, да?.. - Он хрипло засмеялся.
- Берегите его! Не хочу, чтобы моего сына сожрали дикие звери! – почти угрожающе, сказала Мальза Керхелю.
- Мы сделаем всё, что умеем, милая женщина… Но остальное гарантировать не сможем. В таком уж опасном мире живём…
Дриза напоследок крепко обнял своего сынишку.
- Будь смелым и мудрым, Рогнур! А мы с мамой будем молиться за тебя драконам…
Попрощавшись окончательно со всеми, юноша наконец выступил в путь с караванщиками, пробираясь пешком по далёким тропам Обветренных Равнин.
Их лидер Керхель шёл позади, что было необычным для ведущего караван, но старику хотелось побольше пообщаться с их новым спутником, да заодно и просветить мальца во все детали.
- Сын вождя сказал, что тебя зовут Рогнур, верно?
- Да, это так, - деревянно ответил парень.
- Красивое имя! Родители назвали тебя в честь великого воина, может, вашего предка?
- Не знаю о таких… У нас в семье все люди простые: ремесленники, рыбаки и охотники.
- Но ты-то сам не обычный, - вкрадчиво сказал Керхель. - И я это вижу по тому взгляду, которым ты осматриваешь всё вокруг. Наверняка тебя благословили сами драконы…
Рогнур лишь угрюмо молчал в ответ на слова старика, печально опустив голову. Да уж, ничего себе благословение! Хотя парень уже давно мечтал покинуть свою деревню, он никогда не мог ясно себе представить, как же это всё сложится… И сейчас, переживая один удар судьбы за другим, мучительно разрывая все связи с друзьями и с семьёй, молодой маг так и не мог назвать всё это исполнением своей заветной мечты, которой он грезил на пирсе, удя в заливе рыбу под ласковым тёплым солнцем.
- Не бойся! Всё не так страшно, если к этому привыкнуть… Посмотри на наших людей, тебя здесь никто в обиду не даст! Вон там, впереди идёт моя жена Сариби, сварливая старуха, но не дрожит ни перед волками, ни перед лихими людьми, позарившимися на наш товар. – Керхель весело рассмеялся. - А вон там идёт моя дочурка Лоза, дерзкая и горячая женщина. Замуж её выдать так и не удалось, зато в семейном деле знает толк! И ещё трое крепких мужиков охраняют наш караван: Урр и Мохар. А Дахар у нас работает подельщиком, делает там всякие безделушки и амулеты. Весьма скрытный парень со странным прошлым. Но проблем у нас с ним никогда не бывало…
Так Рогнур с помощью Керхеля познакомился со всеми своими новыми спутниками…
Караванщики держали путь по равнинным тропам, проходя почти спокойно милю за милей. К вечеру они дошли до опушки Волчьего леса и остановились там на привал.
Женщины привязали трёх нагруженных яков к деревьям, затем принялись расставлять импровизированный лагерь. Дахара вместе с Рогнуром отправили в лес за растопкой для костра. Из оружия у них был только кривой железный кинжал Дахара.
Этот молодой прохвост, тридцати двух лет отроду, с интересом посматривал на нового караванщика.
- Эй, парень! А как тебя занесло в нашу дружную компанию? – невзначай спросил мужчина, пока подбирал сухие ветки с земли.
- Дома я стал неприятен… - со вздохом ответил Рогнур.
- Ааа… Понимаю! Сам когда-то пережил то же самое… В юности я был тем ещё сорванцом... – с гордостью сказал он.
- Да я всего-то… пару дней назад получил способность к магии. И даже этого не хотел! А наше племя воинов совсем не обрадовалось этому…
После этих слов лицо Дахара стало выражать удивление и ироничную радость, как будто тот внезапно обнаружил рядом с собой редкий и драгоценный камень.
- Что ты сейчас сказал?! Так, мне не послышалось? Ты маг!
Такая непривычная реакция караванщика ввергла Рогнура в ступор. Обычно все, кто узнавал что-то о магии и колдунах тут же плевались в него или осыпали проклятиями.
- Я знаю всего-то пару трюков. Но ведьма посоветовала мне учиться, импровизировать…
- Это ведьма тебя таким сделала? Это же просто отлично! Во имя Тидонвоса! Тебе очень повезло, парень.
Рогнур смотрел на Дахара с непоняткой в глазах, даже растерянно.
- В чём же мне повезло? Я не понимаю…
Дальше долговязый косматый плут подошёл к юноше и по-дружески положил ему руку на плечо.
- Ты ещё молод и многого не понимаешь в жизни. Но лично я всегда считал людей, подобных тебе, кем-то вроде полубогов. Маги смогут изменить этот дикий мир, уверяю тебя! – Дахар на мгновение задумался. – Ладно, позже поговорим. Сейчас нам надо отнести весь этот хворост в лагерь, чтобы наши люди были спокойны…
Закончив беседу, они вернулись к остальным.
Уже наступил вечер, смеркалось, летний день бледнел, а в костре мерно потрескивали искры от растопки. Караванщики расселись вокруг огня, поедая на ужин яблоки и жареные бобы. Из Волчьего леса доносилось протяжное звериное завывание, волки уже вышли на ночную охоту. Мохар поправил возле себя лук, готовый в любой момент ринуться на защиту людей от хищников.
От звериного воя Рогнуру на мгновение стало не по себе, и юноша дрогнул плечами, но старый Керхель положил на него руку и сказал:
- Не бойся, юнец! Эти зверюги обычно не подходят близко к огню или большому скопищу людей. Но правда, в жизни у меня было несколько случаев, когда бешеные волки так и норовили цапнуть яков за ноги, пока моя Сариби, словно злющая медведица после зимовки, не бросалась на них с шестом, забивая одного за другим до смерти…
- Куда мы идём? – спросил Рогнур у старика.
- Мы направляемся в поселение Рогмулга, такая же стоянка, как и ваша, земля меняльщиков и пахарей, что стоит на великой Рогатой реке. Слышал о таком?
- Нет, никогда не слышал, - ответил парень со стыдом. – Мне никогда не рассказывали о таком родители.
- Сколько тебе лет, мальчик? – спросила его скучавшая у костра Лоза.
- Девятнадцать отроду.
- Хе-хе-хех! Не переживай, жеребёнок, ты ещё вырастешь знатным путешественником, если останешься с нами… - заверил его Керхель.
Урр, точивший до этого свой топор заточным камнем, от слов старика лишь иронично усмехнулся.
- Да в нынешние времена на Кервак Горзак особо не напутешествуешься! – грубоватым голосом пробормотал воин. - Слыхали толки из восточных поселений? Там зреет война! Кешдромат, лидер людей из Железных гор, собирает себе жестокую армию. Никому теперь здесь не будет покоя… попомните мои слова.
- Тот самый, которого в народе прозывают «Крестьянский Палач»? – спросил своего товарища Мохар.
- Да, тот самый, - Урр положительно закивал головой. - Говорят, он со своим воинством строит грозное городище и укрепился там, перейдя из родного поселения. Все окрестные земли либо сжёг, либо обложил данью, и собирается захватить новые…
Их ропот уже надоел старой Сариби, и она сказала:
- Хей! Мужчины, а ну-ка, перестаньте здесь роптать, словно зайцы! И ложитесь уже спать, утром нам предстоит сниматься с лагеря и продолжать свой путь…
Охранники каравана неохотно подчинились ей, и люди начали устраиваться поудобнее в лежаки из шкур горного козла, по двое сменяясь на ночном карауле. Рогнура в этот раз пощадили и в дозор не ставили, и парень постепенно убаюкивался треском костра и пением ночных сверчков.
Первый день его жизни в качестве изгнанника закончился…

Глава 6
Недружелюбная встреча
Когда Рогнур проснулся на рассвете, его встретила лёгкая прохладная россыпь утреннего дождя из пролетавшей мимо плотной тучи. Из спального мешка он высунул наружу свои руки, потягивая затёкшие от непривычной спячки на земле конечности.
Рядом с ним в лагере уже сновали проснувшиеся караванщики, Лоза подбрасывала новый хворост в костёр. Перекусив на дорожку скромным завтраком и хорошо накормив яков полевыми травами, торговцы принялись сворачивать свой походный лагерь, собираясь в дорогу.
Через час пути караван наконец обогнул Волчий лес и вышел к истокам реки Рогатой, владениям племени Тоз-Мершват. Проходя по сложному маршруту с лежащими повсюду булыжниками, Рогнур заметил вдалеке идущую к ним навстречу четвёрку людей. Приглядевшись повнимательнее, он разглядел в них скудно одетых воинов, тем не менее, вид у чужаков был довольно весёлый и устрашающий.
- Дэзра их побери! – выругался Дахар. – Опять эти шакалы бродят по дорогам…
- О чём он говорит? – спросил Рогнур у Урра.
- А ты что, не видишь? Это бандитская шайка, - сурово ответил тот.
Теперь до парня дошло… Четверо отпетых мерзавцев уверено приближались к их каравану, задумывая недоброе.
Две из них были дерзноватые девки с перьями на голове и лисьими шкурами на плечах. На их туловищах почти не было одежды, только меховая шкура прикрывала грудь и бёдра, в руках у бестий были луки и железные ножи. А двое мужчин из этой банды представляли собой ещё более ужасное зрелище. Один из них, черноволосый, был иссечён большим количеством шрамов, доставшимся ему от клинков и зверей, лицо и губы его были измазаны тёмной краской. Второй разбойник шёл вызывающей и надменной поступью, явно вожак банды, на туловище у него был надет костяной панцирь. Рыжие волосы вожака были завязаны в сложную причёску, украшенную сверху человеческим черепом. Подходя всё ближе, лихие люди достали свои топоры, луки и кривые клинки.
Внутри неопытного караванщика росла паника. Рогнур внимательно осмотрел своих спутников, оценивая их шансы. Трое нагруженных яков шли невозмутимо и едва ли были способны запаниковать и разбежаться по округе. Несмотря на боевую немощь стариков, Урр и Мохар казались достаточно крепкими воинами, вооружёнными луком и топором. Про Дахара можно сказать, что он был худощав, но довольно высок, и в руке у себя он уже держал кинжал. Лоза была довольно хрупкая и миниатюрная девушка, явно не воин. А у самого парня не было никакого оружия, кроме его спящей внутренней силы, которую Рогнур мог неумело трансформировать в магию.
- Держись за взрослыми и не лезь на рожон! – сурово окликнула его Лоза, подталкивая Рогнура назад рукой.
Наконец, путники поравнялись, остановившись друг напротив друга.
Дерзкий бродяга, одетый в кости, любезно окликнул их на ломанном горзакарском:
- Приветствую, караванщики! Что продаёте и куда путь держите? – Позади него раздались едкие смешки.
К нему вперёд вышел Керхель, сопровождаемый Мохаром и его топором, отвечая незнакомцу:
- Держим путь мы к славному племени Тоз-Мершват, но ваших ребят не привечаем. Так что разойдитесь отсюда подобру-поздорову…
Четвёрка бандитов уже залилась громким несдерживаемым смехом и улюлюканьем.
- Да что ты говоришь, дед?! – сказал их главный, сбросив маску приличия. - Во имя Молоха, мы никуда не уйдём без твоего добра! Отдавайте нам всё, что есть, и, может быть, мы сохраним ваши шкуры целыми…
- Караванщики, в бой! – пронзительно скомандовал старик и отпрянул назад, предоставив всё дело молодым.
Заревев, будто звери, кровожадными криками, шайка дерзко бросилась на них в атаку.
Пугаясь летящих мимо со свистом стрел, бывший рыбак ловко бросился под ноги переднему яку, осматривая снизу поле битвы. Налётчики приняли тактику рассыпного строя, дикарки пытались достать их стрелами.
Ловко прыгнув поближе к вожаку, Дахар принялся выделывать необычные пируэты с кинжалом, похожие на незатейливый ритуальный танец. Черепоносец направил на него тёмное, в засохшей крови лезвие своего искривлённого клинка. Жестокие глаза бандита уже вожделели увидеть, как он одним ударом срубит голову дерзкому караванщику.
Дахар заметил это и ловким движением присел вниз, ускользнув от мощного удара железным клинком. Через секунду он одним ударом беспощадно разрезал живот главарю, пока кинжал не стукнулся о костяной панцирь. Розовые верёвки кишок мгновенно вывалились из живота жуткого воина. Лидер разбойников выронил оружие из рук, в панике опустив глаза на свой живот, точнее на то, что торчало наружу из него.
- А-а-а-а-р-р-р! – в агонии заорал главный, с черепом на голове, безвольно свалившись наземь.
Урр оказался гораздо более ловким стрелком, чем две проворные девки бандитов, и попал одной из них стрелой в правое бедро, а другими двумя выстрелами пробил ей туловище, покончив с первой.
Мохару пришлось вести дуэль на топорах с испещрённым шрамами головорезом, получая в бою встречные удары и порезы. Оставшаяся дикарка ранила его стрелой в ногу, свалив воина на землю. Его оппонент тут же занёс над ним смертельное остриё топора, готовясь нанести караванщику роковой удар.
Лёжа под яком, Рогнур тут же опомнился, кастуя руками уже знакомую воздушную бомбу, тщательно целясь в верхнюю часть туловища бандита с топором.
Пока лезвие топора опускалось, его насильно выбило из рук воздухом, а заодно и заставило порывом отбежать назад и самого бандита. Тот почувствовал себя танцующим дурачком, тут же получив брошенный в лицо топор от Мохара, всё ещё лежавшего на земле.
Охранник каравана облегчённо ловил ртом воздух, внезапно избежавший гибели.
Последняя бандитка, увидев, что её подельников перебили и шансы теперь явно не в её пользу, крутанулась к ним спиной и бросилась бежать наутёк в сторону северных холмов. Урр пытался достать её стрелой, зря только старался, все три попали в нескольких футах от дикарки.
- Брось это, Урр! – окликнула его Сариби. – Пускай эта тварь бежит, всё равно уже не вернётся…
Тем временем, Рогнур уже вылезал из-под воняющего яка, с чего Лоза залилась приступом звонкого девичьего смеха.
- А-ха-ха-ха-хах! Ишь, чего это придумал! Ты там молоко у него не сосал? – Из-за глупой девичьей шутки, лица других караванщиков тоже оскалились в улыбках.
Это обидно зацепило Рогнура, и он поспешил оправдать себя.
- Я там не дурачился! Эй, Мохар! Помнишь, как тот бандит потерял своё оружие и отскочил назад? Так вот, это я наколдовал воздух, чтобы помочь тебе…
Лица окружавших юношу людей тут же стали суеверными и взбешёнными, у всех, кроме Дахара, который уже был осведомлён о его тайне.
- Во имя драконов! – охнула Сариби. – Так значит ты чародей?!
- Ну, только начинающий, - с неловкостью разъяснил парень. - Я ещё только учусь…
Обдумав всю ситуацию немного, глаза Мохара смотрели на Рогнура с уважением и благодарностью. Воин подошёл ближе и крепко обнял юношу.
- Да благословят тебя драконы, жеребёнок! Ты же и в самом деле спас сегодня мою шкуру. У меня вся жизнь пронеслась перед глазами, пока этот шакал заносил надо мною свой топор.
- Ну и ну… В первый раз за пятьдесят лет в караване у меня живой волшедей… - поразился, бубня себе под нос, Керхель.
- Тебе с твоими талантами не с караваном надо быть, а с более подходящими людьми… - тонко намекнул Дахар, понизив голос почти до шёпота. – Стоянка Рогмулга уже в паре миль пути, так что давай отправляться в путь, а там я тебе всё расскажу…
Караванщики убрали своё оружие и погнали яков дальше на юго-восток, к другому племени Обветренных Равнин.
А Рогнур шёл с ними преисполненный гордостью, оттого что хоть кто-то сегодня смог оценить его незаурядный магический талант.
Через пару часов вдалеке уже был виден серый дым и скопление деревянных зданий, стоящих посреди реки и окружённых крепким частоколом.
Глава 7
Новое племя
Ближе к середине дня, караван уже остановился за стенами поселения Тоз-Мершват, став лагерем недалеко от западных ворот деревни. Пока остальные занимались приготовлениями, старый Керхель подошёл к юному магу на пару слов.
- Вот мы и добрались к большому поселению, парень. На этом мой уговор с твоим вождём Оканой Острой Бритвой заканчивается… Монотонная, простая жизнь караванщика не поможет тебе раскрыть своей судьбы. – старик многозначительно взглянул на Рогнура умудрённым годами взором. – И мы тут все посовещались… В общем, Дахар, расскажи ему…
Долговязый косматый прохвост взял парня за плечо и деликатно отвёл в сторонку.
- Слушай, парниша. Я знаю тут хороших, надёжных людей, которые помогут тебе в стоянке Рогмулга. Слушай внимательно: зайдёшь в ворота, дойдёшь до реки и пройдёшь вниз на юг к третьему мосту. От него повернёшь на запад вдоль жилых домов, там будет неприметная хижина Сагриши Полпальца. Эта добрая женщина поможет тебе остепениться на новом месте. – Дахар закончил, но тут же внезапно опомнился. - Ах, да! И не забудь сказать ей при встрече одну заветную фразу: «Мыши всегда знают, куда бежать, когда прятаться и где пахнет едой».
- Так, так… - Рогнур старался всё запомнить хорошенько. - Хорошо, я понял. Значит, теперь будем прощаться? – грустно спросил юноша, уже успев привязаться к добрым караванщикам.
Дахар виновато закивал головой.
- Да. Но ты всегда заходи к нам, если вдруг наткнёшься на нас возле селений, заодно и поторгуем.
- Эй, парень! – окликнул мага Мохар. – Пойди-ка сюда.
Суровый воин достал из вещевого мешка пригоршню намытого серебра и протянул его Рогнуру.
- Ты сумел ловко спасти мою жизнь. Возьми это! Это честная плата, как охраннику каравана. Тебе здесь она сгодится…
- Благодарю, Мохар! – растроганно сказал юноша, забирая себе драгоценный металл.
- Вот и пришло время расставаться… - с грустью сказала старушка Сариби. - Заходи к нам, если будет нужен хороший товар! Бывай, юный чаротворец!
Попрощавшись со всеми караванщиками, Рогнур бойко вошёл в ворота поселения. Воины племени Тоз-Мершват, охранявшие их, бегло осмотрели идущего пришельца – худого, чумазого юношу в простых тряпках и с тремя сумами за спиной, и, не увидев в нём ничего подозрительного, спокойно позволили пройти дальше. Новое племя находилось в центральной части Обветренных Равнин и занималось, в основном, торговым промыслом, в том числе и с помощью быстрой реки, по берегам которой и выстроили стоянку Рогмулга. Это селение было крупнее и шире, чем родной дом Рогнура, здесь было всего двое ворот: западные и восточные. Можно было ещё приплывать сюда по Рогатой реке и быстро уплывать по течению дальше на юг.
Пройдя вдоль неё к третьему мосту, как ему и объяснил Дахар, юноша вышел к узкой улочке домов, пройдя к самому крайнему из них, что был ближе всех к частоколу. Около него на небольшом сухом пне сидела взрослая женщина, лет тридцати, и расслаблено раскуривала трубку.
Рогнур подошёл к ней ближе, рассмотрев повнимательнее: среднего роста, худая, зеленоглазая, с заплетёнными в косички русыми волосами, поседевшими на висках. На правой руке, которой она держала трубку, был обрезан указательный палец, оставив от себя лишь одну треть с покрасневшим концом.
Скулы женщины заметно заострились, а щёки впали, пока она игриво выдыхала дым. Хозяйка дома с любопытством уставилась на растерянного внезапного пришельца.
- Ты кто такой? – равнодушно спросила она.
- Здравствуйте. Я здесь ищу Сагриши Полпальца, вы её знаете?
- Ты что, тупой? – так же равнодушно спросила она. И вытянула к нему перед лицом свою покалеченную правую ладонь. – Я Сагриши. Чего надо?
Рогнур от внезапности опешил, понимая, что с каждой секундой выглядит всё глупее… Напрягая память, он старался поправить положение.
- Мыши всегда знают, куда бежать, когда прятаться и где пахнет едой… - продекламировал ей эту фразу парень и стал смотреть за её реакцией.
- Ах, да… - внезапно улыбнулась Сагриши. - Тогда всё понятно. Тебя прислали наши?
- Один хороший человек, по имени Дахар, сказал, что с вами можно подружиться и что вы надёжный человек…
- Ох… Так этот проныра тебя прислал ко мне? – Она иронично рассмеялась. – Тогда заходи в дом. Присядь у огня. Скоро всё обговорим…
Рогнур решил принять её пригласительный жест и настороженно вошёл в хижину. Сагриши последовала за ним во внутрь и уселась возле очага, а парень занял место напротив хозяйки.
- Дахар говорил тебе, кем он работал до вступления в караван? – как-то таинственно спросила она.
- Нет, он об этом не рассказывал. А кем?
Женщина опять рассмеялась, затем она перешла почти на шёпот.
- Он был доверенным соглядатаем Мышей. Ты понимаешь?
Юноша лишь отрицательно завертел головой.
- Сейчас, мальчик, ты стоишь на пороге новой жизни. Сначала расскажи мне без вранья, кто ты и откуда?
Рогнур слегка замялся, затем принялся рассказывать:
- Я Рогнур, сын Дризы, из поселения Которды, что к северо-западу отсюда. Пару дней назад был обыкновенным рыбаком, затем меня изгнали из племени за колдовство…
Сагриши Полпальца недоверчиво прищурилась, всматриваясь в глаза юноши и продолжая выдыхать дым из трубки.
- Ты говоришь, тебя изгнали за колдовство? У тебя есть магический дар? Докажи!
- Здесь, сейчас? – обескураженно спросил Рогнур.
- Да, именно здесь и сейчас…
Юный маг сделал несколько пасов руками над огнём, импровизируя и создавая в нём причудливые вихри. На какое-то время казалось, что огонь в очаге ожил, принимая форму загадочной птицы, которая машет им крыльями и кричит красным языком. Через пару секунд она лопнула, и пламя вновь упало на прежнее место.
Лицо хозяйки дома оставалось невозмутимым и равнодушным в течении всей демонстрации.
- Значит, ты не врёшь. Это хорошо! Нам пригодится такой человек, как ты… - удовлетворённо сказала Сагриши.
- Кто такие эти Мыши? – поспешил спросить её гость.
- Мыши – это братство солдат удачи, ловкачей и прохвостов, которые всегда готовы прикрыть друг другу спину… Мы стоим над любыми племенными порядками, видя для себя выгоду там, где другие не видят…
- Другими словами – преступники? – осторожно спросил Рогнур.
- Преступники – это те, кто, как животные, набрасываются на беззащитных путников за городом, убивают и насилуют женщин, калечат детей и насаживают их головы на копья… А у нас есть кодекс чести, хоть наша деятельность и связана с воровством. И, маг, для тебя не будет никакой более крепкой семьи после изгнания, чем мы… Что скажешь? – спросила она с вызовом.
На лице Рогнура пробегали нотки сомнения и возбуждения. Родители с детства приучали его к тяжёлому труду, всю жизнь он выполнял скучную монотонную работу во благо общины, которая теперь прогнала его прочь…
- Что мне надо знать, присоединяясь к вам? – уже более дружелюбным тоном спросил он женщину.
- Ты хочешь узнать правила? Умно… Первое – ты клянёшься в верности королю воров, даёшь слово служить ему до конца жизни и не выдавать никому его тайны. Второе – членство в Мышах должно быть тайной для всех, кто не принадлежит нашему братству. Его интересы превыше всего, уважай тех, кто старше тебя и выше по рангу. Третье – не нарушай приказов начальства, не воруй у Мышей и не вздумай убить никого из наших. За нарушение этих правил – смерть и вечный позор. Задания, которые тебе будут поручать, выполняй в точности, а одну треть платы с них ты будешь отдавать королю воров, в качестве взноса в братство…
Выслушав её длинную речь, молодой маг понял, что вступление к ворам для него уже неизбежно. Они могли хотя бы предоставить ему какую-то защиту от многих диких людей, ненавидящих магию и всех подобных ему.
- Как я понял, куча обязанностей – это ещё не всё? Есть какие-то преимущества от братства? Магии, например, у вас можно научиться?
Сагриши Полпальца сразу же наградила его едким смешком.
- Нет, магии у нас не обучают. И ты будешь первым магом в нашем братстве… Но информация – это наш хлеб насущный. Я слышала о тайном обществе алхимиков, которые изучают магию. И могу указать тебе места с колдунами и ворожеями, быть может они тебя поучат… - плутовка с вызовом уставилась на Рогнура. – Итак, твоё решение?
- Я хочу вступить в ваше братство, - сказал ей Рогнур, как можно решительнее.
- Прекрасно! Ты принят. Но только на испытательный срок... Чтобы вступить окончательно, нужно получить доступ к клятве Мышей. А к ней я тебя пока допустить не могу, поскольку я не король, а наводчица. Но, я могу поручать тебе мелкие задания, а ты будешь получать вознаграждения и совершенствовать свои навыки… Смекаешь?
- Вроде понятно.
Хозяйка дома указала Рогнуру на спальный лежак на полу.
- Ты пока ляг, отдохни. Вижу, ты устал после дороги. А я пока придумаю для тебя работёнку. И с этого момента ты получаешь ранг «Друг Мышей».
- Здорово! – с воодушевлением ответил Рогнур. – Я вам очень признателен за гостеприимство.
Парень уложил свои вещи рядом и поудобнее устроился на лежаке, уверенный в какой-то хотя бы призрачной защите уставом воров и их влиянием в этом селении. В первый раз в жизни его приняли в тайное братство, это заставляло его душу внутри трепетать. Вот бы Малвар обзавидовался, если бы узнал об этом.
Завалившись на бок, юноша наблюдал, как убаюкивающе мерцал и потрескивал огонь в очаге, а хозяйка дома перебирала какие-то каракули и мыслила грядущие планы…

Глава 8
На дело
Когда Рогнур проснулся, он почувствовал, что снаружи наступило утро. Дом Сагриши Полпальца оказался пустым, огонь в очаге уже погас и дымился тонкими завитками, только он один лежал здесь в лежаке на полу. Потянувшись своими затёкшими конечностями, бока у Рогнура тоже болели от непривычной спячки на полу вместо гамака, он с опасением стал проверять свои вещи, но они не подтвердились. Весь его походный багаж в рюкзаках был в полной сохранности, что добавляло чести хозяйке.
Рогнур вышел на улицу и жадно вдохнул утренний воздух, по небу гуляли длинные, идущие рядами облака. Хозяйка дома сидела всё на том же пне, что и вчера, и с наслаждением раскуривала свою трубку.
- С добрым утром, новичок, - манерно ровным и спокойным голосом сказала Сагриши. - Готов к своему первому заданию?
- Может быть нам сначала позавтракать? – сонно спросил юноша, ощутив у себя урчание в животе.
Женщина на этот раз укоризненно повертела пальцем левой руки, что выдавало в ней левшу.
- Нет, нет, погодь… Вчера я радушно приняла тебя, угостила ужином, но это совсем не значит, что я теперь буду исполнять роль твоей мамочки. Хочешь есть? Накорми себя сам! Таков путь всех Мышей…
- Ну и ладно. - Парень, недовольный таким ультиматумом, достал из своего рюкзака горсть орехов и сухих фруктов, которые передала ему в дорогу старая подруга Тризвен, и принялся уплетать их перед домом наводчицы. Чтобы утолить жажду, за водой ему пришлось сходить к Рогатой реке, благо вода там была ещё чистая и почти прозрачная.
Утолив свой голод, через полчаса Рогнур вернулся обратно к своей новой начальнице, Сагриши Полпальца.
- Первым делом ты должен знать, мой ранг в братстве «Сова», я здесь главная смотрящая за делами в стоянке Рогмулга. Есть и другие Мыши, выполняющие задания на Обветренных Равнинах, ты можешь их встретить на своём пути… Чтобы понять, кто есть наш, мы придумали тайный пароль: «Вопрос: что мышь ела сегодня? Ответ: только то, что стащила первой…»
Новичок с серьёзным видом кивал Сагриши, перебирая губами и осмысливая секретную фразу.
- Никогда не забывай этот пароль, общаясь с членами братства, если не хочешь получить от них стрелу или удар клинком под дых… - с едкой улыбкой объяснила смотрящая. - В других поселениях тоже когда-нибудь будут сидеть Совы, сейчас есть только в трёх: стоянки Рогмулга, Дрозгула и Нукреша. Если захочешь что-то продать, особенно краденое, то в конце восточной улицы, слева от ворот живёт наш барахольщик Миртун Кривой Глаз, можешь пользоваться его услугами. А если ты вдруг где-нибудь нарвёшься на неприятности или прогневаешь воинов племени, приходи сюда ко мне, и я постараюсь что-нибудь придумать, чтобы выкупить для тебя чистое имя у вождей племени. Учти, тебе это обойдётся в кругленькую сумму, так что не попадайся. На торговой площади находятся наши люди, если вдруг будет нужна информация. Это Мор Собака и Тильза Белая, наши соглядатаи здесь. Агенты Мышей есть в каждом поселении Кервак Горзак, на каждом рынке, обращайся к ним, если будет нужда.
В глазах Рогнура не исчезал удивлённый блеск и трепет, пока он слушал всё больше о масштабах влияния воровского братства в этих землях. Вот это была неожиданность - узреть для себя целый теневой мир под простым племенным укладом людей!
- Сейчас у меня есть для тебя первое задание. Ты готов? – требовательно спросила Сагриши Полпальца.
- М-м-м… Да, готов. Конечно же! – вдруг опомнился маг.
- Один мой знакомый осведомился, что здешний кузнец Харрен Стальной Зуб обзавёлся недавно ценным материалом. Нашему братству позарез нужна базальтовая соль, которую держит у себя этот оружейник. Добыв её, мы сможем обрабатывать свой металл так, что блеск клинков не будет виден при лунном свете. Ты должен пробраться к Харрену в кузницу, выкрасть соль и принести её мне. Делай всё по возможности незаметно…
- Хорошо, я постараюсь, - старался сказать Рогнур как можно более убедительно.
- Ты уж постарайся, друг Мышей. Удачи.
Теперь Рогнур отправился бродить по селению. Выйдя через мост к рыночной площади, он увидел сразу за ней Длинный дом вождя правящего здесь племени Тоз-Мершват, что значило: «Бегущие по рекам» и дом воинов рядом с ним. Кузница должна быть где-то за ними…
С краю поселения парень увидел кузницу, где трудился Харрен Стальной Зуб, грозного вида мастер по металлу, один суровый вид которого отбивал всякое желание приближаться к его вещам. Рогнуру пришлось выжидать для себя более удобное время, когда кузнец отойдёт в сторонку на отдых и пойдёт ужинать… Воришка бездельно слонялся по улочкам деревни, периодически посматривая на кузницу.
Через три часа Харрен отошёл мыться в реку, устав после изнуряющей работы рядом с жарким горном, и у Рогнура появился заветный шанс. Парень крадучись пробрался в кузницу, обсматривая все инструменты мастера, но никакого базальтового порошка среди них не было. Тут же подоспела паника, воришка начал беспокойно оглядываться по сторонам. Периодически проходящие мимо воины пока не обращали на него внимания.
Рогнуру пришлось залезть в дом кузнеца и порыться в его вещах. И тут тоже пусто.
- Где же он спрятал эту проклятую соль?! – панически рассуждал Рогнур, боясь, что его первое задание уже близится к провалу.
И тут его осенило обойти дом сзади и проверить возможные тайники. Через минуту такой нашёлся - грубый широкий камень, что лежал рядом с домом Стального Зуба был поднят, а под ним была выкопана ямка, где лежал кожаный мешок с измельчённой сине-серой стружкой.
Тем временем, возле дома раздались тяжёлые шаги. Это оружейник возвращался на своё рабочее место. Юноша быстро засунул мешок себе в рюкзак, положил большой камень на место и натужно протиснулся через другую сторону дома, между стеной и частоколом.
Прокравшись ещё дальше через несколько домов, воришка прислушался. Из кузницы доносились стук металла о металл и смачное чавканье Харрена Стального Зуба, раздувавшего огонь в горне.
Рогнур, окрылённый своим первым успехом в задании братства Мышей, старался сохранять на улице спокойное лицо, сдерживая кипящие у него внутри эйфорию и адреналин. Он пришёл обратно к дому Сагриши Полпальца, сидельный пень на улице уже пустовал.
- Есть кто дома? – окликнул он хозяйку.
- Проходи, друг Мышей, - послышался знакомый деловой голос изнутри.
Войдя в дом, Рогнур увидел, как Сагриши разговаривает там с какой-то молодой прыткой девушкой, смотрящей на него холодно и настороженно.
- Мадира, не беспокойся, это новичок. Он свой.
- Всё ясно, - пренебрежительно ответила девушка. – Тогда я поняла свою задачу, вернусь к тебе, когда выполню работу…
- Удачи, хорёк! Буду ждать твоего возвращения… - ответила ей сова и пронаблюдала, как высокая светловолосая воровка покинула её дом.
Теперь смотрящая обратила своё внимание на Рогнура.
- Садись, чего мнёшься? Как там твоё задание?
- Кто это был? – спросил у неё парень, слегка смутившись.
- Это наша Мадира Прыткие Ноги, более опытная воровка, чем ты, уже в ранге «Хорёк». Приходила ко мне за работой, вот и всё…
- Вот ваша соль… - сказал ей Рогнур, доставая заветный толстый мешочек из рюкзака.
Сагриши деловито заглянула в него, пощупав порошок пальцами.
- Да, это базальтовая соль. Ты справился. Надеюсь, кузнец не поотбивал тебе бока, пока ты подлезал к нему?
- Нет, - почти с упрёком ответил юноша. - Я всё сделал тихо, как мне велели.
- Хи-хи-хих! Хорошо. Ты честно заработал свои четыре медных камня.
- Не очень-то густо… - запричитал Рогнур, забирая свою награду.
- Цыц, мышонок! Все когда-то начинали с низов. Привыкай!
Теперь смотрящая задумалась.
- У меня пока есть для тебя только простые задания: кража вещи, чистка дома и подлог. Выбирай… Если хочешь найти что-нибудь повеселее, то у Виндры Волчьего Уха, живущего в стоянке Дрозгула, будет для тебя интересное задание…
- Давай тогда кражу вещи, - выбрал Рогнур. – Не хочу пока так быстро покидать стены нового поселения, да и опасно одному это.
- А я-то думала, вам, магам, нечего бояться. Ладно. В этом городе живёт Товма Старая, вредная карга, насолившая здесь многим. Проберись в её дом и укради её маленький тотем Гиднозела, дракона земли. Принесёшь его мне. Понятно?
- Всё понятно, - спокойно ответил Рогнур. - Позже я вернусь к тебе с ним. А где сегодня я смогу переночевать?
Ироничная насмешливая ухмылка озарила лицо совы.
- Барахольщик Миртун может сдать тебе свою постель, за плату естественно. Или ночуй на улице, мне всё равно…
Некогда угодливая хозяйка дома теперь облила его холодным душем, давая понять, что юный вор должен сам решать свои проблемы.
Поздним вечером Рогнур первым делом завернул к дому старухи. Осторожно прислушиваясь и оглядываясь, он услышал в хижине лишь мерный храп и сопение. Друг Мышей пролез под входным навесом внутрь, пока Товма Старая спала у себя на лежаке и осторожно, на цыпочках стянул глиняную фигурку бога-дракона, также тихо прокрадываясь из дома. Хозяйка продолжала лишь неровно храпеть во сне, иногда почёсывая свою морщинистую щеку костлявой рукой.
Как в процессе оказалось, гибкое и пластичное тело рыбака отлично подходило для ловкой работёнки вора, Рогнур даже удивился сам себе. Единственное что его смущало – это небольшой осадок вины, оседавший на его добродушной натуре. Если всё время промышлять воровством, то где ему найти время на магию? Кто его будет учить, да ещё с такой запятнанной совестью?
Тем не менее, дойдя до восточной части поселения Рогмулга, он постучал по стене дома Миртуна Кривого Глаза, местного барахольщика Мышей, намереваясь снять у него спальное место на ночлег.
- Что мышь ела сегодня? – хриплым голосом и позёвывая, спросил у Рогнура на пороге хозяин дома.
- Только то, что стащила первой, - с серьёзным видом ответил парень.
- Заходи, вор, - тут же сказал барахольщик. - Твой лежак на ночь будет стоить два медяка. Чур металл вперёд…
Пошарив у себя в мешке и сунув в его толстую руку два блестящих овала, молодой маг устроился поудобнее на лежаке в углу и отправился в сон на эту ночь…

Глава 9
Бешеный волк
Этим туманным утром восьмого, Месяца Рыбного нереста начинающий маг, новоиспечённый вор и член тайного братства «Мышей», Рогнур, сын Дризы, опустошил оставшиеся запасы еды из своей поклажи и покинул дом барахольщика Миртуна Кривого Глаза, отправившись на рыночную площадь в стоянке Рогмулга, где было наиболее людно.
Народец потихоньку начинал скапливаться около прилавков, ведя бойкую торговлю урожаем и безделушками, кое-где уже с утра вспыхивали потасовки задир, быстро усмиряемые воинами-стражниками племени Тоз-Мершват.
Но особенное внимание молодого мага привлёк стоящий на большом камне взволнованный человек с внешностью расгикса, к чему-то призывавший местных жителей.
Подойдя поближе к толпе зевак, Рогнуру удалось услышать, о чём тот толковал:
- Внимайте скорее в ваши уши! Раскройте свои глаза! Сюда придёт бешеный волк с востока! Послушайте меня, Бегущие по рекам! – отчаянно голосил странный незнакомец, стоявший босым и одетый в лохмотья.
Из толпы его тут же наградили огрызками фруктов и едкими смешками.
- Безумец! Вали отсюда! – завопил один неряшливый свард, сразу же получая среди друзей одобрительные отклики.
Но взлохмаченный и измученный жаждой, жилистый бродяга отчаянно продолжал свою призывную речь.
- Вы не понимаете! Я бежал из поселения Гуродайа… Среди людей Железных гор воцарился ужасный деспот! Он выстроил себе деревянный оплот на великой реке Геде. Каждый день в его армию приходят всё новые и новые воины… Это уже не просто племя Зорм-Тапарч, это безжалостные и жестокие люди! Они пожгли поля на востоке, убивали женщин и детей, насиловали! Вскоре они придут и сюда, к вам в дом…
«Что за вздор?!» – раздавалось в толпе обывателей.
- Этот убогий говорит правду! – заставил всех притихнуть один седовласый пожилой мужчина-свард, по своему виду, старый воин. – Я был когда-то на службе у Алкуита Белого Медведя, бывшего вождя племени Клыков и рогов.
Теперь вся рыночная площадь уже внимала ему, даже парочка воров-наблюдателей с рынка развесили уши. Люди желали услышать подробности от бывалого воина. Намэрр Крепкий Хребет присел подле того камня, где стоял оратор.
- Итак… - начал он. – С чего мне начать эту историю?.. Всё началось три года назад, сначала в моём родном племени Зорм-Тапарч, жившем в стоянке Гармака, где Кешдромат тогда ещё служил как один из «братьев», пока он вместе с группой заговорщиков не свергнул тогдашнего вождя Алкуита Белого Медведя и собственноручно казнил членов его семьи, включая жену, двух сыновей и трёх дочерей старика.

«Пускай их тела заберёт Мардозрог, а Стиртовал пожрёт их души» - победно кричал тогда новый вождь-узурпатор.

С этих пор, Кешдромат Могучий, тридцати восьми-летний самопровозглашённый тиран на Обветренных Равнинах, воцарился в стоянке Гармака, и в тамошнем племени начали происходить разительные перемены… Те времена, когда все насущные вопросы решались общим племенным собранием, теперь закончились. Кешдромат впервые стал узаконенным деспотом, который мог творить, что хотел, не принимая возражений. Приближённые вождя, сформировавшие костяк новых «братьев», обычно лишь формально голосовали «За». Новые законы и обычаи принимались единогласно, даже самые абсурдные и угнетающие людей. Были воины, душой верные погибшему Белому Медведю, что воспротивились безумному и кровавому узурпатору, но они, к сожалению, были малы числом и тиран периодически проводил «показательные обеды», где в буквальном смысле поедал своих «политических оппонентов».
Всех неугодных в племени Зорм-Тапарч даже не изгоняли, а сажали в клетки и потом публично казнили. Некоторых людей привязывали к столбу и сжигали заживо, других сажали на копья, а непокорных женщин притаскивали за волосы к месту казни и заставляли смотреть на мучительную смерть их мужей…
- Я увидел всю ужасную перспективу оставаться на родине и сбежал из племени, тайно спрятав в мешках жену и двух дочек… - с тяжестью на сердце признался старый воин Намэрр.
Его рассказ ещё больше взбудоражил галдёж толпы, некоторые люди из племени Тоз-Мершват начали паниковать.
- Нельзя ничего не делать! Нужно подниматься на борьбу с этим проклятым тираном-вдоводелом! – раздался из толпы возглас пылкого молодого охотника-сварда. Ему в ответ послышалось несколько одобрительных возгласов от соплеменников.
От этих речей о грядущей войне адамово яблоко Рогнура то поднималось, то опускалось. Его совсем не привлекали мысли о том, что придётся вновь надолго браться за оружие. Его неудачный поединок с Фульреном Бычьим глазом всё ещё противно висел в памяти, если бы не магия, он бы уже не был среди живых. И ближайшие проблемы у парня были: еда, ночлег и развитие своего магического дара. Самым разумным для Рогнура сейчас было – отправиться по совету Сагриши Полпальца в поселение Дрозгула и взять там задание у Виндры Волчьего Уха. Придётся опять ввязываться в мокрые делишки воров, но по крайней мере в пути он мог бы узнать о каких-нибудь магических ковенах, ведунах и вообще всех, кто мог бы обучить его волшебным чарам.
Пока толпа спорила, не прекращая шуметь на рыночной площади, разделившись во мнениях – собираться им на войну или бежать подальше от тирана из своих домов, Рогнур зашёл в дом Сагриши и получил от неё плату за статуэтку дракона, украденную ночью у старухи Товмы.
- Я отправляюсь на юго-запад, брать задание у Виндры… - сказал он своей начальнице.
- Удачи тебе, друг мышей! – тепло проводила его смотрящая.
После обеда едой, купленной на рынке, молодой вор двинулся к западным воротам деревни, собираясь в путь…
***
В полдень, когда солнце стояло высоко, Рогнур решился опять наведаться в кузницу к Харрену Стальному Зубу, но на этот раз в качестве покупателя. По лицу мастера было видно, что тот по горло занят работой и о недавней пропаже базальтовой соли из его тайника за домом пока ни слухом ни духом. Харрен был рад на мгновение отойти от раскалённого горна и помочь юноше с выбором оружия на пять медных камней, что он смог заработать на службе у воров за прошедший день.
- Ты что любишь, тяжёлое или лёгкое? – прогремел он Рогнуру низким басом. – Есть вот, дубины разные, копья там… Ещё смотри, луки на полке.
- Мне хочется что-нибудь многозадачное. И резать и швырять… - рассуждал Рогнур, разглядывая арсенал.
- Ха-ха-хах! Ну, на твои медяки я могу посоветовать тебе два метательных зубца. Вот они здесь, на прилавке.
И парня тут же накрыл прилив вдохновения, когда он увидел эти изящные и острые орудия. Метательные зубцы представляли собой выдолбленные из базальта острые куски, обработанные, заточенные, сбалансированные для бросков и имевшие на рукояти ушко, как у иглы. Молодой маг подумал, что это оружие прекрасно может сочетаться и с его стилем воздушного ускорения магией. Прекрасный инструмент для тренировки его навыков!
- Заверните мне два, - радостно сказал он, выкладывая свои медяки и намытое серебро из мешочка. – Беру зубцы.
Харрен Стальной Зуб оценочно рассмотрел потёртую одежду юноши и нагруженную на спину поклажу.
- Куда ты их будешь ложить? – спросил он у Рогнура с усмешкой. – В мешок сунешь? Тебе бы для оружия чехлы прикупить или сам сделай, если руки из того места растут.
- Больше денег нет. Пока что… Но благодарствую за совет.
- Эх, ну и щенки пошли бестолковые! – хмуро буркнул кузнец и тяжёлыми шагами поплёлся назад к горнилу.
(Сам ты бестолковый, ну, заглянешь потом в свой тайничок)
Присев подле реки Рогатой, парень достал из сумки моток верёвки и продел её в ушки двух метательных зубцов, привязав их таким образом к себе вокруг пояса. Это лучшее, что Рогнур смог придумать в данный момент, не имея настоящего чехла. Выйдя из деревни через западные ворота, он глазами выискивал там знакомый караван Керхеля или вообще каких-нибудь караванщиков.
На том месте, где они в прошлый раз распрощались, было пусто – осталась только вытоптанная трава и потухшая зола костра торговцев. Видать караван Керхеля уже снялся с места. Придётся преодолевать долгие мили самому. Рогнур выбрал тропу, ведущую на юго-запад к поселению Дрозгула. Путешествие начинается…

Глава 10
Одинокий странник
За стоянкой Рогмулга было несколько редких фермерских домов и возделанные поля. Парень с наслаждением вдохнул свежий загородный воздух, в котором ощущались только трава да полевые цветы и не было ни гари костров, ни дыма плавилен и человеческой вони.
«А что сейчас делают Тризвен с Малваром?» - с ностальгией подумал он. «А мама, а папа? Волнуются ли они за меня или вообще больше не вспомнят?» - Мысли о доме одна за другой лезли в голову, пока Рогнур проходил уже больше часа пути и вышел к южной опушке Волчьего леса.
Парень вздрогнул, увидев, что тёмные кусты в густой чаще зашевелились, оттуда послышались грубые голоса и разом стихли. Несомненно, это были люди, примерно трое. Юный маг быстро юркнул с тропы в кусты можжевельника. Чужаки его не услышали и продолжили топать дальше по тропам в сторону деревни, которую он недавно покинул. Рогнур пригляделся повнимательнее – нет, эти не представляли опасность, всего лишь парочка охотников с луками на спинах, одетые в защиту из шкур, тащили вдвоём на шесте забитого дикого кабана. У крупной зверюги лишь нелепо свисал язык и открывалась и закрывалась пасть в такт движению. Когда чужаки почти скрылись из виду, Рогнур снова вернулся на привычный маршрут и продолжил двигаться в сторону реки Турвы. Страшнее всего для него сейчас было лицом к лицу столкнуться с группой бандитов, разрозненные шайки которых окопались повсюду на Обветренных Равнинах и вели себя ещё хуже, чем дикие звери, хуже них могло быть только племя Кешдромата. С группой караванщиков было путешествовать куда спокойнее, и парень решил, что объединится с любыми из них по пути в поселение, если представится возможность.
Пройдя уже две мили и выйдя к длинному деревянному мосту, ведущему через овраг над быстрой рекой Турвой, Рогнуру встретилась ещё одна группа незнакомцев. В этот раз их опять было трое: старик, молодой мужчина и девушка. Они не были похожи на головорезов и остановились перед мостом, давая сначала Рогнуру перебраться на другой берег, так что от встречи теперь было не отвертеться.
- Приветствую тебя, путник, - манерно протянул седой старик, опиравшийся на корявую палку. – Ты из чьего племени?
- Бегущих по рекам, - тут же соврал юноша. Он не хотел выдавать свою настоящую родину, чтобы сохранить инкогнито. – А вы кто будете?
- Хорошее у тебя племя, далеко от орды Когтей, - заметил старик. – Мы? Мы просто мирные путники, хотим научиться искусству друидов. Хочешь с нами?
- Нет, мне пока не по пути. А что за друиды?
За старика ответил молодой свард:
- К югу отсюда живёт ковен повелителей зверей. Если захочешь обрести мудрость природы, как и мы, тогда иди от реки на юг. Тебе надо в Рощу слёз, что находится в Чахлом лесу.
- Ты такой пугливый, мальчик, - хихикая, заметила девушка. – А ведь природа может принести тебе свои дары, если ты получишь знание… Надеюсь, они меня научат превращаться в вольную орлицу. Удачи!
- Береги себя, мальчик, - бросил ему на прощание старик.
Рогнур остановился и смотрел троице вслед, пока те переходили мост. Что-то глубоко внутри подсказывало ему, что эти люди какие-то странные. С одной стороны, они не говорили ни о чём таком… преступном или опасном. Но было какое-то мимолётное чувство, что-то в их внешнем облике, поверх простой крестьянской одежды. Может быть тёмные круги вокруг глаз светловолосой девушки, воронье остроносое лицо старика или ожерелье из человеческих зубов на шее у молодого мужчины? Так или иначе, у парня после этой встречи осталось плохое впечатление. Зато появилась хоть одна зацепка о людях, практикующих магию, хоть это были друиды, хоть бы кто…
Было уже четыре часа дня, ноги Рогнура сгибались от усталости. Время было делать привал. Впереди лежали бескрайние равнины, кое-где ещё виднелись маленькие лесополосы. Парень присел на большой дорожный камень, противное урчание в желудке неприятно напоминало о голоде.
«Как же жаль, что магией нельзя утолять голод и жажду» - печально подумал он.
Рассеянно всматриваясь вдаль, глаза парня зацепили в 32-х ярдах от него красневшие зелёные кусты. Рогнур сразу подумал, что это должно быть съедобные ягоды. Приблизившись, он приподнялся духом – четыре куста дикой лесной малины. Теперь он жадно срывал все алые ягоды, сразу побеждая и голод, и жажду. Осталось только насобирать хвороста и расставить походный лагерь. Парень старательно взялся за сбор, внимательно смотря под ноги. В воздухе дыхнуло дохляком, в небольшом овраге неподалёку лежал мёртвый обглоданный горный лев – зрелище не из приятных. По ранам трупа казалось, что животное погибло от рук человека, гнилое древко копья торчало из туловища. И похоже было, что льва позже обглодали более мелкие хищники, вроде диких собак.
Судьбой выброшенный из дома, Рогнур и в самых смелых фантазиях не мог представить себе всю эту жестокость и беспощадность дикого мира, где нет защиты стен и надёжного плеча верных товарищей. Насобирав себе полную охапку хвороста, парень сложил его в кучу в углубление под сенью большого раскидистого дерева, одиноко стоявшего среди усыпанных камнями равнин. Он обложил всё небольшими булыжниками и достал из рюкзака кремень в количестве двух кусков, старательно стуча камнем о камень. Искра выбилась. Из кучи веток пошла тоненькая струйка дыма. Костёр загорелся. Теперь Рогнуру осталось лишь положить себе мягкий рюкзак под голову и заснуть на голой земле.
***
Проснулся молодой маг приблизительно в восемь вечера, бока неприятно болели, отлежавшись без движения. Снова вернулось чувство голода. На одних ягодах сильно сыт не будешь.
«Поймать бы кролика какого-нибудь, - подумал Рогнур. – Хотя, нет! Потом ещё кучу времени его готовить придётся… Лучше уж орехи или ягоды найти»
Дело близилось к вечеру, значит в темноте будут рыскать опасные хищники, особенно волки. Нужно было скорее сниматься с лагеря и понадеяться на удачу в пути… Затушив свой костёр, Рогнур поспешно двинулся на юго-запад, продолжая идти в стоянку Дрозгула, где проживает доселе незнакомое ему племя и находится ещё один важный представитель братства Мышей. Преодолевая очередную милю, парень заметил сгущающиеся на небе тучи, идущие со стороны залива Шаддармал. Далеко в его водах на севере виднелись чёрные скалы крупного острова, намного большего по размеру, чем Тол-Бей, на который Рогнур, Малвар и Тризвен сплавали втроём перед всей этой заварушкой. Об этом острове юноша ничего толком не знал, взрослые из его племени не интересовались такой информацией, но издали, во время грозы он выглядел весьма зловеще, окутанный туманом.
Дождь застал Рогнура в самый неподходящий момент. В тёплый летний день он не был бы ему помехой, но вечером на ветреном побережье было и холодно и мерзко. Поселение Дрозгула ещё даже не виднелось вдали, а за высокими холмами слышалось львиное рычание. Как же Рогнуру хотелось забраться в какую-нибудь пещеру, переждать там бурю и ночь, туда, где тепло, сухо и относительно уютно. Но вместо этого на него сверху обрушился ливень. Какое-то упрямое чувство, может быть даже личная гордость, заставляло его накрыть голову рюкзаком и идти дальше и дальше…
Парень не помнил себя, когда он от усталости свалился наземь, упав на редкую траву прямо перед большим колючим кустом. Что-то внутри Рогнура завибрировало, и куст загорелся тёплым оранжевым пламенем. Это было живительное пламя, дождь был не в силах затушить его. Оно словно бы накрыло всё вокруг себя облаком непроницаемости, став для него спасением. Обессиленный от изнурительного перехода при такой враждебной погоде, Рогнур свернулся на земле калачиком вокруг своего рюкзака и провалился в глубокий сон…
Глава 11
Таинственное видение
Парень стоял на берегу какого-то озера, внутри которого беспокойно гуляли волны на тёмно-синей воде. Повсюду раздавалось лошадиное ржание, жёлтый туман словно бы искажал зрение Рогнура. Он видел всё как наяву. Обернувшись назад, маг узрел перед собой незнакомую деревню, с большими конюшнями и полями. Она горела и дымилась. Вооружённые люди бегали туда-сюда, занимая оборонительные позиции. С запада слышались грозные боевые кличи и улюлюканье. Топот сотен ног приближался неотвратимо, как будто поднимается страшная волна, готовая накрыть собою всё, что попадалось на пути.
Рогнуру здесь стало совсем неуютно, ему хотелось бежать отсюда со всех ног, но ноги не слушались. Он побежал на север рысью, затем начал галопом, но ступни будто проходили сквозь землю, делая все усилия тщетными. Затем пришло лёгкое осознание, что это всё сон, и вроде бы всё это не по-настоящему. Но страх вернулся, когда над поселением пролетела огромная исполинская тень, её чёрные необъятные крылья закрыли собою солнце. Существо, похожее на багрового дракона, уставилось своей мордой прямо на юношу. Затем оно так же внезапно исчезло, остались только крики умирающих и стенания женщин. Молодой маг за спиной у себя услышал знакомый голос:
- Куда ты бежишь, глупый! – окликнул его лохматый седой старик, стоявший на воде озера. - Всё такой же Роги-попрыгун, как и девять лет назад…
Рогнур не поверил сначала своим ушам, а потом и глазам – перед ним стоял его собственный покойный дед, Стромм Мутящий Воду, который и подарил ему тот самый амулет из морской раковины, с которым юноша никогда не расставался. При жизни его дедушка был таким же рыбаком, как и Рогнур, а потом, как раз девять лет назад, его убила подлая шайка бандитов, дерзнувшая напасть на их родное поселение. Маленький Рогнур проводил со стариком очень много времени и страшно переживал потерю. Но время лечит…
- Де… Дедушка! – неуверенно протянул юноша. – Что ты здесь делаешь?..
- Цыц, юнец! Пока ты там валяешься на траве и скулишь о пустом желудке, послушай… - Стромм назидательно поднял вверх указательный палец. – То, что ты здесь видишь – не пустой сон. Это всё случится завтра в поселении на озере Йор-Так. Убийцы и подлецы возжелали подчинить себе весь Кервак Горзак. И это только их первые шаги…
- А что я, дедушка?!.. – с возмущением бросил ему Рогнур. – Меня просто вышвырнули из родного племени, и сейчас я просто пытаюсь выжить. Не лучше ли тогда убежать подальше отсюда?..
- И это говорит мне человек Дай-Мердоль? – сердито и почти с угрозой парировал дед, взлетев чуть повыше над водой. – Ты вырос в племени воинов, бился в поединке с тем, кому с самого начала пророчили победу. Тебя выбрала сама морская ведьма, предупреждая о грозящем всем кошмаре. Запомни, Рогнур! Чем дальше ты будешь бежать от войны с Обветренных Равнин, тем быстрее твои родные и друзья окажутся на пороге гибели. В лучшем случае, тогда твой народ проведёт свою жизнь в цепях, истязаемый кнутами клыкастых…
- Что же мне тогда делать?! – На лице юноши выражалось отчаяние.
- Прежде всего, быть воином и учиться тому, от чего привыкли бежать наши люди. Доверяй своему сердцу, Рогнур, и ты найдёшь нужных людей. Я буду следить за тобо… ой.
Голос дедушки доносился всё слабее и слабее, Рогнур опять со всей силы свалился обратно в своё тело. Вскочив с земли, весь в холодном поту, он увидел себя лежащим на берегу залива рядом со сгоревшим, дымящимся кустом. Небо уже прояснилось после дождя, разорвав облака. На нём светило два лунных серпа, наполовину сокрытых тенью: алый и бирюзовый, а третья луна, бледно-жёлтая, полно светила с краю неба, готовясь смениться на лениво вылезающий из-за горизонта солнечный диск.
«Стоянка Дрозгула будет уже недалеко!» - с уверенностью подумал парень, наплевав на свой голод и ноющее тело.
Рогнур будто открыл в себе второе дыхание, бодро помчавшись на запад. Впереди его ждало переосмысление всего происходящего и оценка явившегося ему во сне видения.
***
Утро выдалось сырым, земля тормозила шаги, на этом сказался вчерашний ночной ливень. Рогнур прошёл уже больше мили, всё ближе к новому племени. Какая удача! Недалеко от дороги росли извилистые орехи. Проголодавшийся путник быстро помчался к щедрым деревьям. Многие орехи уже валялись на земле, и до них ещё не добрались дикие свиньи. Собрав в охапку шесть зеленоватых шаров, Рогнур снял у себя с пояса один метательный зубец и стал счищать им склизкую кожуру, под ней находилась бурая раковина, которую было легко вскрыть оружием. На вкус орехи были горьковатые, но прекрасно помогли Рогнуру победить голод в начале дня.
Пройдя ещё полмили, он заметил впереди дым, исходивший из стоянки Дрозгула. Наконец-то показались жилые дома и частокол на холме. Это поселение было довольно хорошо защищено естественной рельефной преградой, имелся выход к морю. Оно казалось компактным, но только с востока, в западной его части располагались фермерские хозяйства. Местное племя ещё частично жило в пещерах, поскольку деревня была выстроена подле холмов, богатых серебром и железом. Люди уже пытались наладить добычу металлов. Когда Рогнур вплотную приблизился к воротам, охранники недоверчиво оглядели его. Один из них, крупный и твердолобый, вооружённый тяжёлой дубиной, утыканной железными гвоздями, спросил довольно резко:
- Чужеземец? Ты кто таков и зачем сюда пришёл?
Такая бесцеремонность не удивила друга Мышей, когда он всмотрелся в это неотёсанное лицо. Но он не растерялся.
- Я просто дальний родич Виндры Волчьего Уха. Пришёл его повидать из другой деревни.
- Какой деревни! – также грубо спросил второй стражник, с кинжалом на поясе и луком за спиной. На его носу виднелись швы, вероятно от полученной травмы.
- Стоянки Рогмулга… конечно же.
- Аааа. Я знал, что тот прохвост из торгашей! – довольно самодовольно протянул первый, с тупой рожей, своему напарнику. – Можешь входить.
Наконец, неприятная процедура закончилась и Рогнур смог увидеть деревню изнутри. За воротами сразу был берег, два пирса смотрели на залив, где с утра рыбаки уже удили рыбу. И тут парень сразу вспомнил о доме и о своих долгих беседах с друзьями на берегу. Дальше слева располагалась тропинка, ведущая между холмами на второй ярус селения. Там и располагались почти все дома, за исключением рыбачьих лачуг и крестьянских ферм. Рогнур поднялся туда и увидел просторный Длинный дом вождя. За ним чернели тёмные пещеры и шахты. Возле них слонялись испачканные в саже и земле люди, загруженные тяжёлой работой.
«Надо разузнать побольше об этом племени, - подумал Рогнур. – Здесь можно найти и другие виды заработка, помимо грязных воровских делишек».
Хоть тяжёлый труд и был дольше и изнурительнее, он гораздо более привлекал его, нежели преступная возня с ворами. Надо было выяснить у кого-нибудь, где найти дом Виндры Волчьего Уха. Рогнур отправился за этими сплетнями на рынок. Здесь традиционно располагалось несколько прилавков и шастал народ. Одна молодая девушка задумчиво стояла перед торговцем, высматривая себе семена и корнеплоды. Она критично перебирала их в руках, спорила с продавцом, сбивая цену. Рогнур решил попытать удачу:
- Эмм… - начал он, запинаясь. – Молодая дева. Разрешите вас…
- Чего тебе?.. – слегка раздражённо бросила ему она. Вглядевшись ей в лицо, можно было различить её красивые зелёные глаза и веснушки на щеках. Волосы у девушки были угольными и растрёпанными, без особого ухода. – Ты не из наших?
- Верно, - честно подтвердил Рогнур. – Мне бы не помешала помощь местного жителя. Так скажем, для знакомства с деревней.
- Ага! – радостно бросила она. – Дурачок заблудился и не знает, куда себя деть! – Девушка залилась почти истеричным смехом. – Меня звать Вейла Житница, я живу тут внизу за воротами на ферме.
- Приятно познакомиться, а меня зовут Рогнур.
- И? – недоумённо протянула Вейла.
- И, что?
- Рогнур Дурачок или Рогнур Долгий Ум? Прозвище у тебя есть?
- Нет ещё.
- Как так? – Фермерша внимательно, сверху вниз оглядела юношу. – Видать молодой ещё… Сколько уже тебе годов стукнуло? Признавайся!
- Девятнадцать. Но погоди!.. – Он тут же попытался вернуть нить разговора. – Я вообще-то ищу здесь дом Виндры Волчьего Уха. Ты знаешь, где его найти?
- Ищешь Виндру значит? – Девушка прищурилась. – Ну да, знаю, где он живёт. А зачем тебе этот скользкий тип?
- Тебе он не нравится?
- Да так и сяк, про него здесь разные слухи ходят. Вроде часто под покровом ночи к нему в дом серебро таскают оборванцы всякие. Из шахт. Да и бездельник он, к земле не притронулся ни разу. Другое дело ты! – Вейла одобрительно посмотрела на его жилистую фигуру. – Молодой, здоровый как лось, тебя бы на ферму к нам. Если хочешь, конечно же!
- Ничего не обещаю, но может быть поработаю… когда поговорю с Виндрой.
- Иди на восток, от спуска поверни налево, третий дом на бугре и будет домом Волчьего Уха. Всё запомнил, или мне повторить мед-лен-нее?
- Благодарю, не нужно. До свидания!
Друг Мышей пошёл именно в том направлении, куда ему указала фермерша, и вскоре ему предстоит встреча с ещё одним наводчиком воров…

Глава 12
Драгоценности и капуста
Рогнур увидел перед собой неприметную лачужку с навесом, возле неё разносился неприятный запах какого-то варева, так бы пахла свинячья рвота в хлеву. Приблизившись к навесу, парень постучал. Изнутри ему ответил голос:
- Войдите!
Друг Мышей раздвинул шкуры, зайдя в дом и окончательно убедившись, что его странный владелец напрочь не разбирается в кулинарии. Худощавый темноволосый мужчина с широкой короткой бородой, лет за сорок, со странной серой повязкой на голове, видимо из волчьей шкуры, хлопотал у себя над очагом, то досыпая в котёл какие-то специи из горшков, то скрупулёзно помешивая содержимое. Так или иначе, вонь от этого в хижине стояла такая, что Рогнур зажал себе рот и сделал мучительное усилие, прогоняя тошноту.
- Ну, чего припёрся? – холодно спросил его хозяин дома.
- Я друг Мышей. Меня послала сюда…
- Так, стой! – тут же перебил его смотрящий. – Я не начну вести разговор, пока ты не ответишь мне, что мышь ела сегодня?
- М-м-м. Только то, что стащила первой.
- Вот это уже другое дело! – успокоившись, сказал Волчье Ухо. - Прости, парень, но безопасность братства превыше всего. Так значит, ты пришёл сюда за работой?
- Верно. И за информацией о стоянке Дрозгула. Хотелось бы узнать, где здесь что и как…
- Так значит ты, малец, хочешь получить информацию? Информация – это тоже товар, прими к сведению. Но я всё же здесь «Сова», а значит должен держать наших людей в известности. По поводу твоих связей с братством в этом поселении, у нас тут есть я, Виндра Волчье Ухо, и за работой тебе идти ко мне. Если хочешь избавиться от тяжести - то сходи к Зобеку Тихому побарыжить. На рыночной площади работают два соглядатая: Умар Темногрив и Ютиль Полевой Цвет, к ним ходи за всеми сплетнями, а у меня тут дел и так по горло.
- Кхм-кхм! А что это вы здесь готовите?
Виндру обрадовал этот вопрос.
- Суп из скунсов, - с гордостью сообщил он. – Вчера мне принесли парочку. Знаешь, многие ведь говорят, что эти звери шлак и проку от них в еде не будет. Но многие люди – дураки! У них очень нежное мясо, лучше чем у кроликов.
- И вас никак не смущает их запах? – с удивлением спросил юноша.
- Вообще не смущает. Я своё обоняние повредил ещё мальчишкой, когда с друзьями сунулся носом в пчелиный улей. Помню, крик я развёл страшный тогда. Но мне теперь это особо не мешает. Деньги ведь не пахнут, знаешь ли…
- А что вы можете рассказать о местном племени? Я просто не отсюда…
- Меня это и не удивляет, по виду ты ещё совсем юнец. И экипировка у тебя… ухх, где же твоя экипировка?.. Хотя для низов братства это не столь важно… ладно, - Виндра откашлялся, долго вдыхая пар из котла. – Ты сейчас находишься в племени Морнги-Кетра, вождь здесь Грен Львиный Рык, крутой дядька, готов всем глотки перерезать, если кто позарится на драгоценный металл. Но о делах Мышей в шахтах пока не прознал… Хе-хе-хех! Кстати говоря, кто отправил тебя ко мне?
- Мне посоветовала зайти к тебе за заданием Сагриши Полпальца из стоянки Рогмулга.
- А, Сагриши! – Волчье Ухо мечтательно погрузился в воспоминания. - Та ещё чертовка, но задница хороша! Ну, чего ты у меня зря время отнимаешь, ты будешь брать задание или нет?..
Рогнур с удивлением заметил его частую смену настроения.
- Да-да. Конечно, я слушаю!
- Значится, есть тут девица одна, жена приближённого «брата» к вождю. Нульма её звать. И есть у неё одна очень ценная вещица, которой я хочу обладать – драгоценное ожерелье из зубов льва, купленное её муженьком у торговца из пустынь расгиксов, которое она почти всегда носит на шее. Кстати, она заведует в железной шахте, пока её муж Адвал Козий Рог сидит в казарме, либо лижет пятки Грену в Высоком зале.
- И как мне всё это дело провернуть? – немного растерявшись, спросил парень.
- А мне-то что за дело?.. – равнодушно фыркнул Виндра. – Я тебе дал контакты, хочешь совета, ищи связных на рынке. Или, если ты пока боишься браться за это дело, у меня есть более мелкие поручения, ну там кража, вынос, подлог…
Это предложение Рогнур решительно отвёл в сторону.
- Нет уж, благодарствую! Обойдусь этим. Ну всё, до свидания!
- Бывай, малец! – Волчье Ухо деревянным черпаком попробовал содержимое своего котла, смакуя губами вонючее варево.
Парень с облегчением покинул провонявший скунсами дом, робея от навалившейся на него новой миссии. Было опасно так сразу соваться к влиятельному семейству племени, без плана и без подготовки. К тому же, кошелёк Рогнура пустовал, и это создавало дополнительные трудности. Сопротивляясь окончательному погружению в криминальный мир, он решил отправиться за стены деревни на ферму Вейлы Житницы, девушки, которую он сегодня встретил на рынке.
После полудня день был ветреным, на этом сказывалось местоположение деревни у отрогов серо-коричневых Пустынных гор. Спустившись по тропе на нижний ярус деревни, юноша вскоре вышел за частокол через западные ворота к трём фермерским хозяйствам. Самая южная ферма была домом Вейлы. Рассматривая поле, Рогнур увидел там всходы пшеницы, грядки с дынями, крупные головки капусты, и это были ещё самые заметные из посевов… На грядках в поте лица трудились трое взрослых и один мальчик, лет десяти. Они пололи землю мотыгами, таскали бадьи с водой из вырытой колодезной ямы, сеяли новые семена на свободных участках. Две женщины с любопытством уставились на незваного гостя. Одна из них, помоложе, тут же приветливо воскликнула:
- Эгей! Смотрите, кто к нам заявился! Это же, как там тебя… Рогнур.
- Здравствуйте! – постарался он как можно дружелюбнее поздороваться с семьёй Вейлы. – Мне тут нужна работа и кров, желательно. Вейла посоветовала прийти к вам…
- Агась, - сказала уже немолодая женщина с серыми с проседью волосами. Наверное мать девушки. – Гаэл, что ты скажешь, поможем мальчишке?
Иссохший морщинистый мужчина с русой бородой притормозил полоть сорняки и задумчиво воткнул мотыгу в землю.
- А отчего же нет. Коли руки из того места, так на ферме у нас всегда найдётся работа. Ты сам по себе что ли?
- Вроде того. У меня нет семьи. И дома тоже нет. Как-то так…
Крестьяне все дружно посмотрели на Рогнура с сочувствием, а мальчонка, до этого бодро бегавший вдоль грядок за бабочками, остановился и принялся с любопытством разглядывать его.
- Какое горе! – сказала женщина. - Ну ладно, не будем дальше допытывать юношу. Вейла, иди покажи ему наше стадо коз. Пускай парень выведет их в поле на выгон. Это и будет его первое поручение на ближайшие три часа.
- Хорошо, мамочка! – Девушка взглянула на Рогнура с какой-то язвительной усмешкой. – Ну, чего стал, идём!
Они вдвоём прошли к их загону, где содержалось около десятка белых коз.
- Кстати, тебе надо знать – мою маму зовут Сейла, папу Гаэл Житник, а братца Дук Мелкий. Мне, надеюсь, дважды представляться не надо?
- Ну, конечно нет. Я помню твоё имя, Вейла.
- Значит, ты уже осмотрел деревню? Что ты о нас думаешь?
- Ну что сказать, люди в вашем племени трудолюбивые, удобное место, особенно против внешних захватчиков.
- Странно, - встрепенулась Вейла. - А чего это ты вдруг забеспокоился о внешних захватчиках? Сам бежишь небось откуда-то?
- Я не знаю, что на это сказать. Это всё сложно… Просто мне вчера сообщил один достоверный источник, что на востоке племя Зорм-Тапарч сегодня вторгнется в поселение Гуродайа.
- Серьёзно? Прямо сегодня? Ну, это мы узнаем, только через неделю, может быть… Обычно слухи из других племён сюда приносят караванщики. Но, я думала… То есть, я хотела сказать, что даже мы, простые крестьяне, знаем, что Кервак Горзак управляется через Совет Семи вождей.
- Может быть раньше так и было, но всё теперь меняется… Я слышал эту историю от воина в стоянке Рогмулга – Кешдромат Вдоводел и его новая армия…
- Знаешь, мне и на ферме забот хватает! – У Вейлы уже заканчивалось терпение. – Так что, кончай это! Вот, бери пастушью палку и гони коз на луг, пока солнце не будет на западе. И смотри, чтобы ни одна коза не потерялась! Оружие-то у тебя есть?
- Есть два метательных зубца.
- Ну вот и славно! Метнёшь их, если вдруг нападут хищники или ещё кто…
После этого, под пристальным взглядом фермерши Рогнур принялся исполнять свою новую работу пастуха коз…

Глава 13
Работа у Житников
Следующие несколько часов Рогнур провёл, выгоняя стадо из восьми белых коз и двух серо-белых козлов на западные луга. Животные вначале слушались плохо, но крепкая пастушья палка и суровые крики юноши постепенно смогли приструнить скотину. В поле козы мирно жевали сорные травы, а парень тем временем присел отдохнуть под сень дерева, уткнувшись усталой спиной в непокорный ствол. Пока хищников на горизонте не было видно. От скуки Рогнур сложил пальцами квадрат у себя перед глазами и пытался применить магию на одном из козлов.
- Подчиняйся мне… ну же! Давай, козёл, слушайся меня… Подойди ко мне сюда! Иди сюда… иди.
Но козёл как ни в чём не бывало продолжал безмятежно блеять в своём стаде, с удовольствием крутя бородой и пощипывая дикую травку.
«Наверное для подчинения животных специальные знания нужны…» - подумал Рогнур. Ему сразу же пришла в голову та встреча с тремя путешественниками на дороге к стоянке Дрозгула, искавших тайный круг друидов. Быть может, ему действительно стоит наведаться в Рощу слёз.
Солнце уже шло к закату, настало время гнать стадо обратно на ферму Житников. Когда парень закончил свою работу, он чувствовал себя голодным и изнурённым. На ферме его уже поджидали Вейла и её мать Сейла.
- Молодец! – похвалила его Сейла. – Все козы на месте. Хочешь поужинать с нами?
- Ещё бы, - устало ответил Рогнур. – Очень мило с вашей стороны.
Все вместе они впятером уселись вокруг очага на небольших соломенных подушках. И вскоре пастух получил щедрую миску горячей похлёбки из варёной зайчатины с бобами.
- Ты ещё задержишься у нас? – осведомился у Рогнура Гаэл. – А то я уже придумал для тебя новую работу.
- Кстати, а когда я получу плату за сегодняшнюю? – тут же не преминул спросить юноша.
Мужчина отвязал с пояса мешок с деньгами и протянул ему в руки два медяка. Рогнур тут же забрал их. Не густо, но зато честный труд. Гаэл Житник глядел на него, уже предвидя вопрос:
- Это плюс ко всему остальному, вроде еды и ночлега. И кстати, у нас в доме лишних кроватей нет. Но зато во дворе висит один гамак, можешь его занимать.
- Думаю, что это справедливо, - согласился Рогнур. - Так какая работа у вас для меня на завтра?
- Я тут подумал, что вам вдвоём с Вейлой можно поручить отвезти на рынок наш урожай. И распродать его в течении дня, разумеется.
- Ага… - без особого энтузиазма сказал Рогнур. – Значит, продавать урожай. Понятно.
- И не вздумай с утра отлёживать бока в гамаке! – сурово бросила ему Вейла. – Встанешь завтра с первыми петухами, как и я.
Закончив вечернюю трапезу в гостях у Житников, парень так устал, что ему захотелось поскорее завалиться в удобную сеть на улице. Гаэл ему дал небольшой пучок сена, чтобы мягче лежалось голове. Расставленный между двумя толстыми деревьями гамак так соблазнительно манил Рогнура к себе, что тот мешком завалился в него. Вся его одежда за день насквозь провоняла запахом коз, ноги чесались; работа на ферме не принесла особой радости.
«Мне всего-то нужно заработать достаточно денег на хорошее снаряжение, и можно будет отправиться в длительное путешествие по дикой глуши…» - с надеждой раздумывал Рогнур. Однако, фермеры не располагали большими средствами, и парень опять вспомнил про дела воров. Впрочем, в поселении есть ещё и шахты, целых две. «Кстати о шахтах… А что, если утащить оттуда побольше драгоценного металла? А что на это тогда скажет Виндра Волчье Ухо, который уже имеет с них текучку?» - безнадёжные планы, думал парень, с угрозой лишиться поддержки братства.
Под конец вечера мысли бодро лезли в голову, на улице пели сверчки, небо было ясным, усыпанное бесчисленными яркими звёздами. Рогнур любовался на них, но ему отчаянно хотелось помыться. Хоть бы какой дождь завтра прошёл! Парень ворочался и ворочался, раскачиваясь в гамаке. К нему уже подступил сон, где Рогнур радостно бежит по песчаному пляжу, раскинув руки… вот он забегает в морскую воду, вода брызжется белой пеной. Парень радостно поливает себе лицо, и…
Рогнур ощутил на себе влагу, одежда на теле начала тяжелеть, и юный маг внезапно очнулся от приятной дрёмы. Широко раскрыв глаза и ничего не понимая, он почувствовал, как ему в лицо хлещет дождь. Прямо над его головой низко висела чёрная тучка, метра два в диаметре. Всё остальное небо оставалось почти таким же безоблачным. От испуга Рогнур неудачно крутанулся и выпал из гамака, больно стукнувшись о землю.
Не зная, чем могла быть вызвана эта внезапная и отчасти забавная погодная аномалия, молодой маг усилием воли постарался передвинуть эту дождевую тучку в сторону от своей постели. Она покорилась ему.
«Наверное, это из-за меня…» - подумал Рогнур. Он тут же воспользовался заветной возможностью искупаться и промочить водой свою неказистую одежду. Пришлось всё стянуть с себя, оставшись в одной набедренной повязке. Затем он сосредоточенно смотрел на тучку и, щёлкнув пальцами, заставил её раствориться в пространстве. Свою мокрую одежду парень развесил на ветках.
«Ну, вот это уже лучше!» - довольно подумал Рогнур, устраиваясь обратно в гамаке голышом. Дальнейшую часть ночи он провёл в беззаботном сне.
Рано утром послышался истеричный крик петуха и вторившие ему собратья с соседних ферм. Рогнур почувствовал, что уже начал подмерзать и принялся скорее натягивать обратно свою постиранную одежду, пока Вейла не застала его в таком неудобном положении. Ожидая перед дверью дома Житников, юноша с наслаждением вдыхал утренние ароматы, и вскоре к нему вышла Сейла.
- Что ты стоишь здесь, проходи в дом, - любезно сказала женщина. - Я вам спозаранку приготовила завтрак, потому что сегодня у вас много дел...
Рогнур вместе с Вейлой уселся на мягкие подушки, получая на листе твердолистника утреннюю порцию яблок, орехов, салата с мидиями и деревянный стакан дынного сока. Гаэл тем временем хлопотал во дворе, снарядив для них здоровую телегу, набитую многочисленными плодами трудов с их фермы: яблоки, капуста, дыни, арбузы, лук, чеснок, салат латук, редис и т. д. Всю эту поклажу им вдвоём с Вейлой предстояло вручную толкать на верхний ярус деревни, где находилась рыночная площадь. Мда, задачка не из приятных, особенно если учесть, что Рогнуру предстояло стоять там большую часть дня.
Где-то минут сорок они натужно толкали тяжёлую телегу, восходя на склон, затем поставили её в торговый ряд, предназначавшийся для фермеров. Всё утро под палящим солнцем парень слушал наставления Вейлы Житницы касательно рыночной торговли. Разные люди приходили к ним за товарами. Была даже загорелая, тощая, длинноногая женщина, одетая в дорогое платье песочного цвета. Её длинную шею украшало роскошное золотое ожерелье с львиными зубами, и без того делая ещё прекраснее её красивое лицо с большими опаловыми глазами. Рогнур сразу понял, кто это стоит перед ним, и как бы невзначай поинтересовался у неё, нужны ли Нульме новые рабочие в шахте.
- Конечно, несмотря на то, что это тяжёлый труд, от желающих работать на наших железных рудниках нет отбоя, - принялась манерно растягивая слова, излагать Нульма. - Меня это не удивляет, особенно припоминая, сколько отваливает мой муж Адвал каждому шахтёру за одну смену. Но, в последнее время у нас возросла текучесть кадров, так что лишние руки всегда не помешают… Конечно, приходи.
Рогнуру было ясно – самый короткий путь к пополнению его кошелька - прихватить её ожерелье для Виндры Вольчего Уха, как можно скорее, пока его не опередили другие воры. За весь день работы на рынке он уже порядком подустал от общества Вейлы и её семейства. Вечером они вдвоём прикатили пустую телегу обратно на ферму, и Рогнур получил от Гаэла восемь медяков за свою долгую и изнуряющую работу. Поужинав с фермерами, он свою последнюю ночь провёл на улице в гамаке, прикидывая у себя в голове различные схемы его завтрашней авантюры с кражей драгоценности у хозяйки железной шахты. На что же ему стоит сделать ставку - на ловкость или на магию?
Глава 14
Тьма и железо
Начав утро с последнего завтрака в доме у Житников, которые по доброте душевной не стали брать за это с Рогнура плату, он временно распрощался с ними, сообщив, что хочет поработать на железных рудниках.
- Глупости это всё, - брезгливо ему сказал Гаэл. – Только пылью там надышишься, да и во тьме и ногу сломать не долго. Ну ты это, приходи ещё за работой, если нужно. А на ферме тут всегда работы полно.
- До свидания, Роги Дурачок! – игриво бросила ему Вейла и поцеловала юношу на прощание в щеку.
- И тебе тоже… - чуть смутившись, сказал Рогнур, покидая ферму.
Неся на спине все свои пожитки, он устало топал по влажным и грязным улицам. Небо сегодня проливало мелкий летний дождик, что было хорошо для посевов Житников, но не для него. Шахта железа находилась на самом западном отроге гор, рядом с казармами. У чёрной пещеры, укреплённой деревянными штольнями, стояла пара охранников с палицами.
- Я пришёл наниматься на работу в шахту, - безжизненно произнёс Рогнур, глядя в их тупые и злобные лица.
- Что-то ты хлипок больно, чтобы рубить камни, - промычал один из них, у которого во рту не хватало нескольких зубов. – Что-то не нравишься ты мне.
– Меня вчера сюда пригласила Нульма, вроде бы ваша хозяйка. Верно?
Охранники тут же присмирели и охладили свой пыл.
- Госпожа… ну, ладно! Проходи внутрь, записывайся у Косого Гекка.
- Вот так бы и сразу… - сказал Рогнур и самодовольной походкой двинулся во тьму шахты.
Внутри там было пыльно и сыро, а в воздухе пахло запахом горящих факелов. Парень прошёл в первую крупную пещеру, где находился засаленный тощий мужичонка, одетый в лохмотья. До этого он расслабленно сидел на табуретке, но когда услышал приближающиеся снаружи шаги, гордо выпрямился на своём посту.
- Стой, кто идёт? – важно, но с долей волнения, осведомился он у Рогнура.
- Приветствую! А вы должно быть Гекк Косой? – начал было Рогнур, обратив при этом внимание на лёгкое косоглазие привратника.
- Ещё раз не-е-ет! – гневно завопил тот со стула. – Боже, как же я ненавижу, когда меня так называют! И ты, - он с угрозой вытащил из-за пояса бронзовый кинжал и наставил его на Рогнура. – Ещё раз так назовёшь меня, и моё лезвие окажется у тебя под рёбрами…
- Эй, погоди! Ладно, ладно! – Парень миролюбиво замахал руками. – Прости меня, я это не со зла. Просто охранники снаружи назвали тебя именно так и направили к тебе…
- Очень на них похоже! – с презрением прошепелявил Гекк. – Кстати, меня зовут Гекк Мухолов, я здешний привратник и прораб в шахте. Ты сюда за работой?
- Да, именно за этим, - Рогнур положительно закивал головой.
- Погоди, дай-ка я на тебя посмотрю. Молодой, здоровый и судя по виду, свард. Местный?
- Нет, вообще-то я не отсюда. Просто с детства мечтал стать шахтёром. - Парень постарался изобразить воодушевлённую гримасу поубедительнее.
На лице Гекка появилась смесь удивления и жалости.
- Так, так. Вещи свои оставишь в камере рабочих. Затем берёшь кирку и иди к остальным в ведущие туннели. Всё понял?
- Эмм, Гекк Мухолов, а когда здесь объявится хозяйка?
- Кто? Госпожа Нульма? Не знаю. – Прораб пожал плечами. - Заходит сюда время от времени, а на меня внимания-то особо не обращает. В основном она следит за отгрузкой товара.
- Ага, понял. Ну, бывай. – Рогнур спустился дальше по туннелю, зашёл в камеру рабочих, где сложил свой рюкзак, заныкав его подальше от остальных под груду камней. Доверять незнакомым шахтёрам – дело сомнительное. Затем он взял с полки кирку, глаза парня уже привыкли к полумраку, и отправился к самой шумной бригаде.
Там было особенно пыльно, и лидер группы шахтёров только отмахнулся от Рогнура, послав его разрабатывать боковой залежь, мол не мешай. Целый день парень звонко ударял киркой по камням, изредка выдалбливая железо, ведь его сторона не была так богата металлом, как ведущая. Заодно он ещё посматривал на наполненные железом тележки, в надежде, что к ним всё-таки заглянет Нульма со своим драгоценным ожерельем. В лёгкие ему забралось много пыли, отчего Рогнур стал часто кашлять, глаза тоже покраснели и слезились. С каждым часом работы руки всё больше болели, в ушах звенело и одежда юноши становилась всё грязнее и грязнее.
Он сделал перерыв, уйдя в другой туннель, где была вода и пища для рабочих. Со стола Рогнуру достались крохи печёного батата и чарка пресной воды. Рабочие что-то бубнили о своём, почти не обращая на него внимания. Так незаметно, когда он уже потерял счёт времени, его смена уже подошла к концу. Рогнур забрал свои вещи и стоял с другими шахтёрами в очереди к Гекку Мухолову, чтобы получить свою заработанную плату.
- Десять медяков за смену, - весело сказал привратник, глядя на измотанного новичка. – Молодец, ты хорошо сегодня поработал, судя по твоему чумазому виду. Ну как, всё ещё рад исполнению мечты?
- Ага уж, - едва скрывая раздражение, ответил Рогнур. Хуже, чем в шахте для него работы ещё не было, даже не считая торговли на рынке с Вейлой Житницей. Но он с благодарностью взял плату и оправился прочь с верхнего яруса деревни, спустившись на песчаный берег. Там он имел возможность смыть с себя пот и грязь, а затем ещё и вызвать новую грозовую тучку, чтобы смыть с одежды запах морской соли. Теперь ему в голову уже пришла идея пробовать подрабатывать призывателем дождей на крестьянских полях. Такая работёнка имела куда меньше шансов свести его в могилу раньше времени.
***
Вечер неуклонно приближался, и хотя он знал, что это лучшее время, чтобы пробраться в дом Нульмы, у Рогнура все силы остались в железной шахте. Он постарался собрать побольше сухих коряг на берегу и, сложив их в кучу в небольшом углублении, сел напротив и сосредоточенно делал магические пасы, пытаясь вызвать искру. Где-то с пятой или шестой попытки у начинающего мага получилось разжечь костёр. Осталось только положить рюкзак под голову и вытянуть ноги на песке, чтобы измученное за день тело смогло отдохнуть.
Когда оранжевое солнце осветило водную гладь, объявляя новый день, в горле Рогнура всё так пересохло от жажды, что он опять вызвал свой магический источник дождевой воды, подставляя под капли сдвинутые вместе ладони и насыщаясь этой влагой. Парень прикинул, что образ жизни знатной дамы сильно отличается от простых людей, вроде Житников, и его вчерашний опыт это показал. Ранним утром она ещё должна была валяться в постели, не обременённая повседневными заботами о выживании. Стоило попробовать стянуть ожерелье для Виндры.
И Рогнур сделал свой ход. Он тихой поступью поднялся на верхний ярус стоянки Дрозгула, где за левым поворотом стояла богато украшенная костями и яркими красками хижина хозяйки железной шахты и её мужа Адвала Козьего Рога. Осторожно заглянув вовнутрь, воришка увидел в доме спящих на разных кроватях супругов. Ожерелья на шее Нульмы не было, женщина снимала его на ночь, возможно, чтобы острые львиные зубы не царапали во сне её нежную кожу, однако, вид спящего рядом сурового воина вызывал опасения. Не нужно быть гением, чтобы понять – один неверный шаг, и голова незадачливого вора слетит с плеч, о чём свидетельствует лежавший рядом с Адвалом огромный топор с остриём из высококачественного железа.
Нужно было как-то отвлечь громилу…

Глава 15
Повара и куры
Пускаться в дом наобум было самоубийством, Рогнур это знал. Он повернул обратно к центру деревни, где стоял рынок. Там он нашёл торговца домашними курицами, приглядев у него себе подходящую «приманку». Заплатив фермеру два медяка, парень захватил в охапку двухлетнего тощего, хохлатого петуха, перья которого были столь чёрные, что казалось, будто птица извалялась в саже.
«Тише, тише, петушок… ну, успокойся» - ласково приговаривал Рогнур, пока возвращался к дому Нульмы. Ещё раз заглянув внутрь, вор увидел, что хозяйка уже сидит возле зеркала и одевается, а Адвал всё ещё лежит в постели и лениво почёсывает пятку.
Ну всё! Была не была! Рогнур осторожно просунул под навесом хохлатую голову петуха, затем туловище, а затем резким броском он запустил птицу в полёт. Петух тут же пришёл в возбуждение и громко закудахтал, хлопая крыльями. Нульма тут же оторвалась от наведения красоты, не успев всунуть правую серёжку в ухо, и высоким голосом, будто по-девичьи, закричала: «Что это за чёрт?!..». Муж тут же затрепыхался в постели от криков жены и пришёл в ярость, увидев, как по их дому бесстыдно куролесит петух с красной головой. Козий Рог тут же схватил свой здоровенный топор, намереваясь срубить голову наглой птице. Со стороны это зрелище смотрелось забавным, Рогнур всё видел сквозь боковую щель в дверном навесе – как Адвал под истерические вопли Нульмы и испуганные крики петуха крушит всю мебель вокруг и рычит от злости сквозь зубы.
- Ну, погоди! Сейчас ты у меня получиш-шь! Ну давай, иди сюда! – со злобой и азартом в голосе рычал свирепый воин. Вот только умом он не вышел. Пока громила гнался за бедной птицей, он успел споткнуться о кухонный котёл, отчего с торжественным звоном свалился на пол и выронил свой топор. Вор тут же поспешил воспользоваться этим моментом и слегка приподнял входной занавес для побега птицы. Несдававшийся петух, отчаянно пытавшийся выбраться из западни, тут же юркнул через появившееся отверстие.
- Он убежал, Адвал! Он на улице! – с яростью и досадой в голосе закричала Нульма, которая уже сама жаждала сварить из него куриный суп.
Парень поспешил скорее отойти в сторону, на всякий случай подобрав с земли увесистый булыжник. Через несколько секунд из дома вырвалось взмыленное, косматое создание, державшее над головой железный топор, и побежало за птицей вниз по дороге на нижний ярус, везде встречая недоумённые и насмешливые взгляды зевак. Жена тоже выскочила на порог, провожая взглядом Адвала и с бессильной злостью тряся кулаками. Рогнур тут же решительно стукнул Нульму булыжником по затылку. Женщина со стоном, мешком свалилась на землю. Поскорее схватив её под мышки, парень затащил бессознательную хозяйку в дом. На её красивой тонкой шее всё ещё красовалось то самое прекрасное золотое ожерелье из пустынь расгиксов, нижний край которого был опоясан белыми зубами льва. Аккуратными движениями расстегнув его на хозяйке, Рогнур быстро сунул его себе в мешок и, увидев, как Нульма со стоном шевелится на полу, приходя в себя, быстро драпанул прочь из их дома.
Парень нёсся по улице как оголтелый, дом Виндры Волчьего Уха был совсем не далеко, через один дом на север на той же улице. Прибежав к нему и как следует отдышавшись возле входа, Рогнур тут же представил, какого было сейчас петуху, которого чуть не зарубил топором безмозглый воитель. Но он выполнил свою работу и ожидал награду. Осторожно постучав по стенке, парень услышал заветное «Войдите» и предстал перед своим воровским начальством.
В этот раз Виндра не готовил ничего на кухне, а просто сидел в углу на подушке и молча раскуривал длинную трубку.
- А, это ты, новичок, - деланным вежливым тоном сказал Волчье Ухо. – Ну, как тебе наши железные копи?
Рогнур вначале опешил от его слов.
- А… откуда вы знаете?
Смотрящий хитро улыбнулся, подмигнув ему правым глазом.
- Я уже говорил тебе, что информация – это товар. А манёвры наших людей в этом поселении я знать просто обязан. В шахте были мои люди, чего ещё непонятно?.. Ты сюда зачем припёрся?
Рогнур молча достал из-за спины мешок и аккуратно вытащил оттуда сверкающее в свете пламени драгоценное ожерелье Нульмы.
- Вот это красота, ты согласен? – Лицо Виндры выражало неподдельный восторг. – Это прекрасная новость. Наконец-то я смог заполучить его! Ты молодчина, парень!
Юноша протянул ожерелье начальнику, а тот тут же поспешил его спрятать подальше с глаз.
- Твой ранг до этого был «Друг Мышей», верно?
- Так и есть. Если мне не изменяет память, именно так меня назвала Сагриши.
- Поздравляю с повышением, юнец! Теперь ты «Щипач». Это ранг неопытных воров, сумевших уже проявить себя. Держи свою награду за задание – десять медяков и плюс премия за повышение ранга, один серебряник.
- Вот это да! – не веря своим глазам, выдохнул Рогнур. Ему в жизни не доводилось держать у себя столько денег.
- То ли ещё будет, парень. Продолжай служить королю воров и по-настоящему разбогатеешь. Сейчас у меня остались лишь простые задания, а за чем-то по-настоящему интересным ты можешь снова обратиться к Сагриши Полпальца в стоянке Рогмулга. Что скажешь?
- Пожалуй, я пока отправлюсь в свободное путешествие по Обветренным Равнинам. Давно хотелось сгонять на рынок за снаряжением…
- Очень хорошая идея! – одобрительно произнёс Виндра, придирчиво озираясь на лохмотья парня. – Ну тогда, будь здоров!
И неопытный вор покинул стены дома Волчьего Уха, направившись на рыночную площадь, увидев по пути, как мимо проходящие люди шепчутся, стоя напротив дома Нульмы и Адвала: «Ограбили знатную женщину. Неслыханно! Ворьё проклятое! Оглушили и драгоценность стянули, дэзра их забери! Ещё и мужа из дома выманили, окаянные...»
От этих неприятных речей у Рогнура покраснели уши. Но он собрал всю свою волю в кулак и с неживой миной пришёл на рынок, теперь могущий себе позволить как следует затариться. Пополнив свой мешок свежей провизией, он надолго остановился у прилавка кожевников. Здесь он купил себе новые, пахнущие свежей кабаньей кожей ножны для своих двух метательных зубцов. Затем, он взял себе новый, более просторный и удобный рюкзак из волчьей шкуры и переложил туда весь свой багаж. Старый же отцовский, из шкур диких собак он продал за три медяка. Также Рогнур обзавёлся новым надёжным кошелем из шкуры домашней свиньи и взял себе переносной спальный мешок из козьих шкур, чтобы не спать в путешествии на голой земле. Теперь осталось лишь решить вопрос с одеждой. Поверх старых шмоток он одел кожаные сапоги из волчьей шкуры, плотную кожаную кирасу из того же материала и пару кожаных наручей. Для головы он не захотел брать душный и неудобный шлем, обходясь одной лишь тряпичной косынкой угольного цвета, прикрывавшей череп от палящего солнца.
Теперь Рогнур был похож на разбойника с большой дороги, а два острых метательных зубца, до этого небрежно висевших на верёвочке, угрожающе блестели на поясе. Большую часть заработка парень потратил, однако у него в кошельке оставалось ещё четырнадцать медяков, что позволяло ему протянуть ещё, как минимум, неделю. Ему захотелось наведаться в Рощу слёз, место, где по слухам обучают премудростям друидов. Для мага пришло время покинуть стоянку Дрозгула и отправиться в новое путешествие.
Выйдя за ворота деревни, парень наконец ощутил свободу от тяготившей его мокрой воровской работы. Он жадно вдыхал солёный морской воздух, доносимый с залива свежим летним ветром. Плотные облака на небе не хотели покидать эти края, поэтому сегодня всё ещё угрожал дождь. Рогнур в новой экипировке расхаживал горделиво, чувствуя себя в ней настоящим воином. Однако, настоящее его оружие мирно дремало у него внутри, способное обуздать стихии и нуждавшееся в глубоком дальнейшем изучении. «Однажды я вернусь домой совсем другим человеком…» - подумал он, смакуя воспоминания о родителях и двух своих самых близких друзьях, которых он покинул.
Впереди тропинка терялась в степных холмах, ведя к висячему деревянному мосту, постепенно заворачивая к Чахлому лесу…

Глава 16
Прогулка по Чахлому лесу
Выйдя в дикую глушь, Рогнуру сначала почудилось, будто вечер приближается необычайно быстро. Но приглядевшись, он заметил, что это просто раскидистые кроны деревьев перекрывают солнечные лучи. Прямо перед самим деревянным мостом, надёжно раскинутым над обрывом, молодой маг встретил стаю из трёх лесных волков, жадно догрызающих валявшуюся на земле тушу пойманной молодой оленихи. Двое из них были серыми, с примесью охристых оттенков, третий же имел чёрную гриву и был одарён почти угольной шкурой, с небольшими серыми пятнами на морде и боках. Угольный волчара как раз первым и учуял Рогнура, высунув окровавленный нос из шеи своей добычи. Его глаза засияли жёлтым хищным блеском, вожак издал пару сигнальных подвываний, требуя у остальных переключить своё внимание на новый «обед».
«Ну вот, ещё этого мне сегодня не хватало, - мысленно пожаловался Рогнур. – Ну ладно, парень, ты сам знал, куда шёл…»
Маг принял боевую стойку, взяв в руки свои метательные зубцы. Трио волков тут же принялось обступать его, загоняя в кольцо. Волчий мех на одежде Рогнура только злил животных, похоже они ощущали, что за участь постигла их собратьев. Не став ждать, пока осторожные звери бросятся первыми, маг сосредоточенно зашвырнул зубец в левого, усиливая бросок воздушным ускорением. Метательное оружие описало в воздухе дугу, оставляя за собой красивый белый след, беспощадно вскрыло шею серому волку, отчего тот отчаянно заскулил, и вернулось, словно бумеранг, обратно в левую руку Рогнура. Остальные два заметили гибель своего и немедленно отреагировали. Крайний правый, серый слегка опешил, немного испугавшись юношу, но средний, угольный пришёл в ярость и свирепо бросился на обидчика, намереваясь цапнуть за руку. Внутри Рогнура бил адреналин, его реакция была единственной защитой от клыков зверя. Он мгновенно среагировал правой рукой, тут же раскроив зубцом челюсть вожака, а левой рукой вновь забросил оружие в третьего, который уже собирался трусливо отступать в лес. Но его участь уже была решена. Оружие вновь красиво описало в воздухе дугу и вернулось в руку хозяина. Поистине, сегодня удача была на стороне парня.
Рогнур вздохнул, разглядывая на земле три убитые туши. Сейчас он с укором себе заметил, что не умеет разделывать и ошкуривать добычу. В стоянке Которды, где он прожил девятнадцать лет, его ни разу не брали с собой на охоту. Даже бестолкового Малвара брали, а Рогнура с этим делом как-то обошли стороной… Что поделать, придётся ему восполнить этот недостаток знаний позже…
Рогнур отправился дальше в лесную чащу. Похоже, в глубине Чахлого леса стало ещё темнее. Деревья вокруг становились всё выше и какими-то умирающими. Густые и зелёные, а также могучие тёмные ели сменились на высокие, бледные, голые снизу тополи, верхушки которых были укрыты широким покрывалом белой паутины. Здесь ему действительно становилось не по себе, отовсюду раздавались пугающие звериные звуки: от уханья совы, до тяжёлого звериного рычания. Продираясь сквозь колючий кустарник, парень заметил впереди открытую поляну с пляшущими в странном диком танце людьми. Эта поляна была заметно благоустроена для каких-то собраний и была единственным жилым островком во всём этом жутком лесу.
«Должно быть, это и есть та самая Роща слёз, о которой говорили путники, встретившиеся мне на пути, - подумал Рогнур. – Если так, то мне надо найти здесь кого-нибудь из друидов.»
Парень несмело вышел на свет к обитателям рощи. Здесь творилось нечто невообразимое… В центре поляны находился высокий деревянный крест, к которому был привязан жуткий идол, слепленный из кучи веток, смолы и черепа медведя с приделанными к нему ветвистыми оленьими рогами. В глазницах черепа сверкали вырванные глаза филина. Под ногами идола стояла широкая каменная чаша, расписанная кровавыми рунами, значения которых Рогнур не знал. Вокруг креста на расстоянии 22-х ярдов было расставлено ещё пять жаровен, в которых играло оранжевое пламя. Перед идолом неизвестного божества лежало восемь половинок распиленных брёвен, очевидно служивших здесь сидениями, уложенными в два ряда, по четыре в каждом. По краям поляны были расставлены укромные палатки, укрытые звериными шкурами, служившие жилищем для тех, кто проводил здесь обряды. Вся окружающая обстановка говорила сама за себя – здесь находилось языческое капище.
У парня в мыслях закрались сомнения, не ошибся ли он местом? И как в таком жутком и странном капище могут жить друиды? Люди, рассудок которых был расшатан какими-то настоями, в экстазе плясали вокруг жаровен, выполняя какие-то дикие и несуразные движения, подобные обезьянам. Всего парень здесь насчитал человек двенадцать, но не факт, что их не было больше. Трое самых спокойных из них сидели на брёвнах перед жутким идолом, одетые в странную и дикую одежду, под стать своему божеству. Каким-то образом один из них ощутил в этом месте присутствие чужака, и его взгляд стрельнул через плечо прямо на Рогнура.
- Смотрите, братья, - спокойным, умиротворённым голосом бросил жрец, окликая своих коллег. - В нашу скромную обитель прибыла молодая душа.
По телу Рогнура прошла дрожь, но он старался сохранять дружеское расположение и даже попытался изобразить на лице улыбку. Получилось правда коряво – приветливая улыбка парня была похожа на вымученный оскал.
- Доброго денёчка вам, лесные отшельники! – весёлым голосом начал бродяга. Трое жутких жрецов с раскрашенными в пёстрые тона лицами, одетые в грубо сшитую одежду из шкур и костей животных, приблизились к нему. У их главного, что первым заметил Рогнура, был жуткий иссохший посох, на верхушку которого был присобачен голый человеческий череп, исписанный странными столбиками из тёмно-синих рун. Нижняя его челюсть пугающе открывалась и закрывалась при движении палки, словно череп пытался говорить или насмехаться над всеми.
- И кто же сегодня явился к нам? – деловито рассуждал духовный лидер капища, обступая пришельца по кругу. – Ты пришёл в Рощу слёз, чтобы помолиться владыке охоты?
- А это разве святилище Рагатмала? – рискнул спросить Рогнур.
Жрец усмехнулся.
- Нет, да ты что! Почитатели дракона огня остались где-то там, в крупных сёлах. Да и он покровительствует лишь имитации, фальшивым охотникам, играющим со своими детскими игрушками. Но, погоди, где же мои манеры! Позволь представиться, меня зовут Симир Зоркий, я здесь верховный жрец Асмодея, дэзрического князя хищников.
- Меня зовут Рогнур, очень приятно! Как вы сказали? Асмодея… никогда не слышал о таком.
Верховный жрец снисходительно рассмеялся и приобнял юношу за плечо, подводя его посмотреть поближе на алтарь. Двое остальных жрецов мирно уселись на брёвна, оставшись наблюдать за их беседой.
- Посмотри на нашего владыку, юноша, - он указал пальцем на гротескного слепленного идола на кресте. - Сила его могучая и древняя, что старше магии ворожей и ведьм. Жаль, что так мало городских знает Асмодея. Однако, ты забрался очень далеко в лесную чащу, где прочие давно бы струсили и отступили. Скажи тогда мне, мальчик, зачем?
- Меня влекло простое любопытство. По дороге мне встретились старик, девушка и мужчина, направлявшиеся сюда, и они сказали, что здесь могут научить премудростям друидов.
Жрецы Асмодея тут же насмешливо переглянулись между собой.
Симир ответил ему:
- Да, ты говоришь истину, к нам и правда позавчера приходили эти трое путников. Кости старика ты можешь найти где-то на обочине капища. Боюсь, что мы его уже съели. Девушка осталась с нами, с честью пройдя обряд посвящения и разорвав глотку своему другу на алтаре владыки. Хочешь встретиться с ней? Я могу привести её сюда.
Тут до Рогнура наконец дошло, что это за люди. Он тут же прищурился и насторожился, собираясь достать оружие, но двое жрецов дэзры молниеносно прыгнули со своих мест ему за спину, больно скрутив парню руки. Их движения были нечеловечески быстрыми, словно на него набросились горные львы.
«Никак не могу выбраться! Сжали словно медведи!» – с бессильной злостью подумал юный маг.
Лицо их верховного жреца Симира тут же сбросило маску дружелюбной любезности, и он едко произнёс:
- В чём дело? Тебе не по нраву наши обычаи? Или ты хотел здесь увидеть бородатых старцев, одетых в мох и разговаривающих с птичками? – Другие жрецы злобно засмеялись. – Однако, судьбу твоей шкуры будет решать князь Асмодей. Будешь ли ты способен стать его охотником, либо займёшь место добычи, которая сегодня накормит нас. Сейчас мы это выясним…
Рогнур продолжал отчаянно извиваться в руках двух отмороженных жрецов-каннибалов, пока Симир Зоркий сунул свою загорелую руку в мешок за странным круглым сосудом. Из глиняной фляги он налил в чашу бурую смесь, внешне похожую на блевоту и пахнущую немногим лучше. Он с беспощадным лицом поднёс её к Рогнуру и заставил собратьев силой открыть ему рот, пока жрец насильно не залил содержимое в глотку. На парня сразу же накатили тошнота, головная боль и головокружение, и через минуту-другую он свалился наземь без сознания…

Глава 17
Побег из лимбо
Беспомощный и одурманенный странным зельем после подло устроенной жрецами Асмодея ловушки, юный маг остался лежать на земле. Душа Рогнура поспешила расстаться с телом, вырванная из него неведомой силой. Он почувствовал лёгкую тошноту, когда его дух водоворотом скрутило в центре туловища, после чего он на космической скорости улетел в неведомый тоннель, стенки которого двигались и переливались, видом своим напоминая кровавую сеть капилляр. Прошло около минуты, когда тоннель кончился и вокруг парня не было ничего, кроме кромешной тьмы. Рогнур каким-то шестым чувством ощутил, что сейчас находится очень далеко от дома, даже не на своей родной планете. Вокруг не было ни пространства, ни времени, его дух парил здесь, словно блуждаемый в невесомости. Затем ощутилось присутствие чего-то большого и зловещего. Бесконечную тьму вокруг юного мага осветили два горящих багровым огнём глаза. Это ужасающее и могущественное нечто находилось совсем рядом и буравило его своими вертикальными, словно у кошки, зрачками.
Отчаянное желание души Рогнура спрятаться от него подальше оказалось тщетным. Злобная сущность хищно осклабилась бездонной пастью белых и длинных, словно сабли, клыков. Чёрная трёхпалая лапа с острыми когтями схватила дух Рогнура и поднесла к себе поближе, тварь продолжила буравить его взглядом.
- Ты не обычная скотина, которую мне посылает Симир, - прогремело чудовище до мурашек жутким басом. – Отмеченная силой душа прекрасно впишется в моё царство. Я доволен! Теперь ты получишь мою метку зверя…
Окружающая тьма на мгновение отступила, явив на свет безобразное многорукое поганище, с чёрной, как ночь, шерстью. Его длинный хвост был разделён натрое на кончике, шесть кривых рогов доходили до самой спины и отнюдь не украшали голову. А раздвоенный, брызжущий слюной язык вызвал бы у любого огромное желание провалиться сквозь землю. Оно готовилось отметить Рогнура горящим клеймом, появившимся на одной из его длинных лап. Но откуда-то раздался другой голос, уверенный баритон, чуть повыше, но всё же не менее могучий:
- Ну-ка стой, мерзкое чудище! – Рогнур обернулся на этот спасительный голос, тут же ослеплённый белым и ярким, словно горящая звезда, сиянием. – Именем хранителя жизни и смерти, Асмодей, я приказываю тебе отпустить душу этого смертного.
Тварь, вероятно и бывшая тем идолом, которому поклонялись безумные каннибалы, громко и бесстыдно расхохоталась:
- Вы, драконы, такие надменные и бесцеремонные! Ты в курсе, что сейчас находишься именно в моём царстве?
- Ты лжёшь, коварный дэзра! – парировал ему голос. – Мы сейчас находимся в лимбо, за завесой измерений. Тут тебе легко обходить законы мироздания и заражать смертных своим проклятием двойственности. Отпусти смертного сейчас же!
- Размечтался, Стиртовал! Сначала попробуй, отбери! – Асмодей создал вокруг Рогнура непроницаемую шарообразную клеть, оставив на время висеть в сторонке, и яростно бросился на величественного бледного дракона.
Началась битва за душу смертного, Рогнур с благоговейным чувством наблюдал за ней со стороны. Попытавшись сцапать дракона лапами и вцепиться в шею, дэзрический князь в ответ получил тяжёлый удар хвостом и когтистых задних лап. Затем Асмодей, издав ужасающий вой из хора десятков голосов, отлетел прочь, а Стиртовал, воспарив на крыльях, обжёг чудище сияющей зеленоватой струёй, вырвавшейся из его пасти. Асмодей затрепыхался от боли, весь залитый кисло-зелёной жидкостью, похожей на эктоплазму. Он тут же завибрировал своей багровой токсичной энергией и поспешил удрать из лимбо. С громким хлопком дэзра растворился во тьме, оставив их двоих наедине.
Всем своим духом Рогнур ощутил ликование, однако, всё же оставался страх перед дальнейшей неизвестностью. Величественная исполинская фигура всмотрелась в него своими сияющими изумрудным светом глазами. Один взмах лапы дракона – и клеть вокруг юноши рассыпалась на мельчайшие кусочки.
- Твой путь сегодня иной, юная душа! – прогромыхал ему Стиртовал. – Ты совершил ошибку и на сей раз прощён. Но… впредь будь осторожен, играясь с магией демонопоклонников. Драконы прощают неопытных, но не прощают дураков. Возвращайся в мир живых!
И душу Рогнура вновь потащило в длинный тоннель, на этот раз светящийся зелёно-белой сетью капилляр. Через минуту всё тело юноши пронзила тупая боль, словно от падения на землю с большой высоты. Он сделал мучительный вдох и обнаружил себя лежащим на алтаре, а вокруг него стояло с десяток почитателей Асмодея, которые выжидали чего-то и таращились на него с хищным оскалом.
- Итак, наш юный посвящённый наконец вернулся! – торжественно и как-то задумчиво произнёс Симир Зоркий, нежно поглаживая свой длинный посох-череп. – Интересно, станет ли он теперь одним из нас и получил ли он печать Ас…
- У-У-У-Б-И-Т-Ь С-М-Е-Р-Т-Н-О-Г-О!!! – раздался яростный приказ со стороны висящего идола. Этот жуткий голос показался Рогнуру знакомым. Наверняка это вопил озлобленный своим недавним горьким поражением дэзрический князь Асмодей.
- Р-А-З-О-Р-В-А-Т-Ь Н-А К-Л-О-Ч-К-И!!! – продолжали доноситься страшные угрозы.
- Братья, вы слышали волю владыки! – радостно воскликнул верховный жрец. – Убейте его!
Слова подействовали на Рогнура, как ведро холодной воды. Голова уже перестала кружиться, парень вскочил с каменного помоста, достав с пояса оружие. Вопреки ожиданиям, демонопоклонники не стали доставать клинки и дубины, а принялись массово приседать на корточках, корчиться от боли и обрастать звериной шерстью. Тут юноша понял, что за отметину собирался ему оставить дэзрический князь. Рогнур в сердцах заорал:
- Прочь! – Послышался громкий воздушный хлопок, и трое жрецов отлетели вдаль на десять шагов.
Рогнур сотворил те же чары, и ещё трое оборотней было отброшено и оглушено. Пара, оставшаяся совсем близко, уже мало была похожа на людей и готовилась броситься на юного мага. Он что есть мочи побежал к одной из горящих жаровен и, накастовав чары, оживил в ней огонь, превратив пламя в живую огненную птицу, полетевшую прямо в бегущего за ним оборотня. Опасная зверюга испуганно заскулила, охваченная огнём, и принялась в панике ворочаться на земле, пытаясь сбить пламя на шерсти. Ещё двое проклятых ринулись к нему, обнажив острые когти и клыки. Рогнур оживил ещё одно пламя из другой жаровни, но не смог заставить придать ему форму птицы, в голове послышались шум и шипение. Внутренняя магическая энергия парня стремительно выдыхалась. Сделав отчаянное усилие, он бросил пламя на землю, создав перед собой высокую горящую стену. Оборотни с досадой рычали, но боялись переступить за неё.
Парень сразу понял, что вот сейчас настал его момент и, поправляя поклажу на спине, бегом побежал обратно в Чахлый лес.
Со стороны языческого капища ему доносились угрозы Симира Зоркого:
- Мы всё равно достанем тебя, глупый мальчишка! Мы найдём тебя и сдерём шкуру! Ты никогда не забудешь Рощу слёз…
Обливаясь потом, Рогнур бежал среди деревьев наощупь, в почти полной темноте, осознавая, что его магических сил едва-едва хватило чтобы выбраться из западни живым. Вдобавок, судя по поверьям, оборотни не обычные живые создания, и убить их не так-то просто. Сегодня он потратил день впустую, чуть не превратился в проклятую тварь, увидел кошмарную дэзрическую сущность и… кажется, одного из драконов-богов. Ночь безжалостно окутала землю своим покровом. Лучше бы ему сейчас найти себе какую-нибудь пещеру или берлогу…

Глава 18
Новый друг
Он бежал и бежал, не помня себя, как ошпаренный, через непроглядную лесную чащу. Пот градом стекал под чёрную бандану и по спине. Сзади доносилось угрожающее завывание оборотней, ринувшихся за Рогнуром вдогонку. Внезапно его нога зацепилась о древесную корягу. Удар! И перед глазами парня засияли звёзды, а земля, усеянная опавшей листвой, беспощадно провалилась под ним. Рогнур болезненно грохнулся на каменный пол пещеры. Сверху ему на лицо посыпались пыль и земля. Было одновременно противно и больно, Рогнур быстро отряхнул пальцами грязь с лица. Теперь болезненно заныла левая нога – кажется он получил вывих, и под селезёнкой тоже сильно покалывало в туловище.
Пролежав так на земле с полминуты, Рогнур отдышался и начал осматривать помещение, где он только что очутился. Судя по запаху и черноте вверху, это была звериная берлога, метра три в высоту, глаза парня постепенно адаптировались к темноте. Повсюду была непривычная тишина, кроме него самого в пещере не слышалось ни звука, что давало небольшую надежду провести здесь ночь и переждать погоню.
«Что ж, прекрасно, груз прибыл по назначению» - иронично подумал Рогнур, оценивая своё положение. Он спокойно встал с грязного пола и снял свою поклажу со спины, готовясь разбить здесь походный лагерь.
Прошла примерно одна секунда, перед тем, как жёсткая рука грубо схватила его сзади за бандану, а перед горлом парня заблестело остриё стального клинка.
- Ст’ой на м’есте и н’е двигайс’я, ч’еловек! – громким шёпотом прошипело ему в ухо загадочное создание. - К’то ты таков и с как’ими нам’ер’ени’ями забрался в мо’ё уб’ежище? Да’ю п’ять секунд на отв’ет.
Лезвие клинка опасно соседствовало с горлом мага, что заставило Рогнура поторопиться с объяснениями.
- Да-а-а я здесь про-осто случайно заблудился… Не на-адо убива-ать меня! Пожалуйста!
Существо начало успокаиваться и убрало холодное оружие от горла юноши, дав возможность повернуться к нему лицом и представиться. У Рогнура отвисла челюсть, когда он увидел во мраке пещеры смотрящие на него два изумрудно-зелёных глаза. Казалось, что незнакомец прекрасно видит его в темноте и смотрит прямо в душу.
- А можно тут разжечь свет? – с интонацией удивлённого ребёнка осведомился Рогнур.
Незнакомец ответил ему на ломанном горзакарском, с каким-то странным акцентом.
- ’Я н’е возр’ажа’ю, но ты в’еди с’еб’я б’ез глупост’ей. – После этого хозяин берлоги отошёл вглубь пещеры на семь ярдов, вдалеке послышался стук камня о камень, и огонь костра оранжевым светом разогнал тьму и сырость вокруг.
Рогнур ещё больше удивился, теперь яснее разглядев экзотическую внешность своего нового знакомого: небольшой и худощавый гуманоид, в 170 см ростом, с маленькими тонкими ладонями, раскосыми изумрудными глазами, острыми скулами, тонкими губами и торчащим подбородком. По бокам головы этого создания торчали странно вытянутые уши, доходившие ему почти до верхушки черепа, а его каштановые волосы были заплетены сзади в широкую косичку. Он был одет в лёгкую кожаную броню, какую предпочитают охотники, где на месте левого наплечника торчала медвежья голова. На вооружении у незнакомца были длинный лук и короткий изогнутый клинок нечеловеческой работы.
Экзотик с таким же неподдельным любопытством разглядывал Рогнура, с подозрением уставившись на его боевой прикид и на висящие на поясе метательные зубцы.
- Нет, ты не подумай, я не разбойник!.. – тут же поспешил оправдаться Рогнур, видя, как на лице лучника сердито сходятся тонкие изогнутые брови. – Я обычный путешественник, спасался бегством из капища демонопоклонников.
- И’з Р’ощи сл’ёз? – со знанием дела спросил незнакомец.
- Да-да! Из Рощи слёз. Асмодей послал своих оборотней за мной вдогонку, я бежал и бежал дальше в лес… а потом… БУМ! И я упал сюда. – Рогнур выразительно описал своё падение, жестикулируя руками. – Мда, кстати, меня звать Рогнур, а как вас зовут? – он вежливо протянул руку хозяину берлоги. Тот с удивлением уставился на неё, не понимая, что вежливость обязывает её пожать в ответ.
- Позвол’ьте т’огда т’оже пр’едставит’ься. Зов’ите м’еня Кле’влинд’ил Л’истр’ейд.
- Клевлиндил Листрейд? – переспросил Рогнур, мучительно выговаривая незнакомое имя.
- Д’а. Это мо’ё им’я.
- Ты не похож на людей, которых я обычно встречаю, заметил ему маг, во все глаза поражаясь необычной внешности Клевлиндила.
- А кт’о во’общ’е ск’азал, будто ’я ч’еловек? – обижено ответил лучник и скрестил у себя руки на груди. - Эл’ьфы лучше в’ас во вс’ём!
- Как ты сказал? – Значит ты эльф. На Обветренных Равнинах я ещё никого подобного не встречал. - Клевлиндил устал смотреть на его глупо удивлённое лицо и самоустранился, отойдя от Рогнура к костру и подбрасывая ветки в огонь. Присев на корточки, эльф принялся греть руки над огнём.
- Почувствовав наконец, насколько он был сейчас нескромен, для своего положения, Рогнур мучительно захромал к костру.
- Клевлиндил, слушай, дружище… у меня тут синяки и ссадины, да и нога походу повредилась. Ты не разрешишь мне остаться в твоём убежище на ночь? Вряд ли я смогу теперь удрать от оборотней…
- Н’у ост’авай’ся. М’ы эт’их тв’арей зов’ём в’улкоды. Д’авай с’юда, ’я п’осмотр’ю.
Эльф помог Рогнуру стянуть его кожаные поножи и осмотрел его распухшую, посиневшую ногу в области голеностопа.
- К’ажется, эт’о выв’их, - деловито поставил диагноз Клевлиндил. Он порылся в своей сумке и достал оттуда небольшую деревянную баночку с густой мазью, цвета морской водоросли. Эльф старательно растёр ей ногу парня и вытянул её поближе к огню.
- С’иди сп’окойно. Ск’оро р’ана д’олжна пр’ойти… - После этого эльф улёгся, задрав руки за голову, на кучу из лежавших в углу пещеры шерсти и листьев и беззаботно болтал ногой, насвистывая себе мелодию какой-то неизвестной охотничьей песни.
- Эм-м, - неуверенно протянул Рогнур. – Ну в общем, спасибо! – Клевлиндил ничего ему не ответил. Мазь на ноге ужасно воняла рыбьим жиром, но нога и правда перестала болеть и отёк начал уменьшаться.
- Эй, Клевлиндил, ты ещё не спишь?
- Н’у, п’ока ещ’ё н’ет, - невозмутимо ответил тот.
- Я просто хотел спросить… У тебя есть семья или ещё кто?
- С’емья, о’тчизна остал’ись д’алеко в л’есах м’оего дома. Я уж’е стр’анству’ю по м’иру мн’ого и мн’ого м’есяцев… Ох’очусь, пр’ячусь и ст’араюсь н’е показыват’ься н’икому на гл’аза.
- Так значит, ты покинул свой родной дом, верно? У меня та же история. В родном племени меня изгнали за мой магический дар. – Эльф после этих слов лениво повернулся в его сторону.
- Что т’ы г’овор’ишь? Т’ак зн’ачит т’ы нес’ёшь на с’ебе благ’ослов’ение б’огов? ’Я зн’ал, что в’ы, л’юди, т’упы, но н’е на ст’олько…
- Вообще я с тобой согласен, - Рогнур дружелюбно рассмеялся. – Но что поделать, так уж в нашем племени заведено.
- Р’асскажи мн’е п’обольш’е об эт’ом св’оём благ’ослов’ении, - вежливо попросил его Листрейд.
- Ну что ж. Слушай…
И Рогнур принялся разъяснять эльфу все подробности своих приключений у морской ведьмы Талил…
Глава 19
Прощай лес
Так за их беседой прошло часа полтора, и Рогнур сам не заметил, как заснул на полуслове. Пролежав так во сне с рюкзаком под головой, парень очнулся уже ясным утром. В пещере этого конечно было не заметить. Когда Рогнур беспокойно открыл глаза, эльфа рядом уже не было, а костёр около него уже почти догорел, лишённый постоянного топлива.
«Сколько же я проспал? - испуганно подумал парень. – И куда делся этот Клевлиндил?»
Пока Рогнур шарил в своём рюкзаке, силясь найти в нём запасы еды, сзади почти бесшумной поступью пришёл Листрейд. В руках он нёс новую партию хвороста и пару пристреленных в лесу кроликов.
- П’риветств’уй с’олнце, ч’еловек! – сказал он вместо «доброго утра», чем чуть не заставил Рогнура подпрыгнуть на месте от неожиданности.
- Эх! Клевлиндил, ну тебя! Нельзя же так пугать!
- Мда, ’я и совс’ем заб’ыл, как’ой у в’ас сл’абый слух. В’ы, челов’еки, пох’ожи на м’едведя посл’е сп’ячки. И жив’ёте стол’ько же…
Вид двух упитанных серых длинноухих, вызвал у Рогнура сосущее ощущение в желудке. В последний раз он обедал мясом на ферме у Житников, а теперь ему несказанно повезло встретить в пути охотника, хоть даже и не человека.
- Ты их собираешься приготовить на завтрак? – спросил парень у эльфа, смотря на кроликов, пока тот развешивал тушки на импровизированном вертеле.
- Как т’ы уж’е усп’ел зам’етить, да. Т’ы сам-то разд’елывать доб’ычу уме’ешь?
- Я… - смущённо замялся Рогнур. – Никогда этим не занимался. Случая не было.
- Эт’о как так? – удивился Клевлиндил, таращась на меховую экипировку мага. – А гд’е ж’е тогд’а ты разд’обыл вс’ё сво’ё снар’яжение?
Рогнур уже начал подозревать вопиющую отрешённость лесного эльфа от цивилизованной жизни.
- Клевлиндил, ты вообще слышал когда-нибудь о таком месте, как рынок? Деньги?
Вместо ответа, Листрейд обжёг Рогнура пронзительным презрительным взглядом, словно того сильно задели слова мага.
- Мы н’е л’юбим нар’ушать г’армонию с природ’ой! – с очень серьёзным лицом ответил эльф. – Д’а, м’ы иногд’а обм’ениваем е’ё дары, то’лько б’ез н’енужного мет’алла. Н’аш Дом Рей’нджеров уч’ит эл’ьфов самосто’ятельно доб’ывать и д’елать себ’е вс’ё необход’имое.
Клевлиндил продолжал готовить кроликов для вертела, а в это время Рогнур старательно пытался вытянуть из эльфа хоть какую-нибудь информацию о его прошлом и образе жизни загадочного эльфийского народа. Нужно сказать, что эльфийский рейнджер оказался довольно крепким орешком и за свою родню не выдал ни словечка. Он лишь обмолвился, что родился в местечке под названием Тавни-Филэнь – что-то вроде эльфийской заставы на гигантском дереве, а само эльфийское королевство, Великий Лес, находится далеко на востоке за степями кроггов и землями полуросликов.
Через час кролики были готовы к употреблению. Маг разделил свои купленные на рынке запасы пищи с новым другом, а эльф в ответ поделился своей тарелкой из твердолистника.
- И всё-таки, Клевлиндил, что ты забыл в этом проклятом месте, Чахлом лесу? – с живым интересом спросил Рогнур.
- Н’е тво’ё д’ело, челов’ек, - безразлично ответил Листрейд. – Т’ы се’йчас должен беспоко’иться о вул’кодах, кот’орые могут поб’ежать по тво’ему следу.
- Всё внутри меня вопит – надо бежать отсюда как можно дальше! Но я ведь уже говорил тебе про сны и знаки…
- Да, говор’ил. ’Я зна’ю, дракон. – Клевлиндил задумчиво принялся крутить свой лук вокруг своей оси. – ’Я прошу у теб’я разр’ешени’я следов’ать за тобо’й и пр’икрывать те’бе спину.
- Что?.. – Рогнуру сначала показалось, что он ослышался. – Ты собираешься стать моим спутником? Но… почему?
- ’Я не могу рассказать т’ебе вс’ё, но это св’язано с драконами. ’Я намер’ен получ’ить их бл’агослов’ение…
Юноша не мог поверить своему счастью, эльф-рейнджер не иначе как был ему подарком судьбы.
- Да, разумеется, Клевлиндил, ты можешь пойти со мной.
- Куд’а держ’им путь? – с энтузиазмом спросил эльф.
- До того, как я упал сюда, я собирался просто спастись от злобных волколаков. Ещё раньше я направлялся в стоянку Рогмулга.
- Уж’е выдв’игаемс’я?
- Пожалуй, тут, в пещере нам делать больше нечего. Давай сворачивать лагерь…
***
Собрав всю свою поклажу, юный маг и лесной эльф оставили одинокую берлогу и вышли наружу на дневной свет. В этой части леса солнечные лучи гораздо лучше пробивались сквозь бледные, корявые кроны деревьев. На опушке было спокойно, из леса раздавались обычные звуки зверей и уханье совы. Клевлиндил беспокойно сканировал глазами ближайшие к пещере тропы.
- Заметил что-нибудь странное? – взволнованно спросил его Рогнур.
- Нет, – безразлично ответил эльф. – Зд’есь есть нескольк’о сл’едов вул’кодов, но он’и стары’е, не позж’е вч’ерашней ночи.
Парень заметил, что речевая грамотность Листрейда на горзакарском стала постепенно улучшаться, да и акцент стал уже не таким тяжёлым. Продолжительное общение с носителем языка приносит свои плоды…
Двое путников без всяких трудностей пересекли чащобу леса, утолив свою жажду у чистого ручья и набрав там полные бурдюки с водой. Когда они прошли где-то полмили на восток, на Рогнура вдруг напала новая волна любопытства.
- Клевлиндил, можно задать тебе личный вопрос?
- Как’ой вопрос? – насторожившись, спросил рейнджер.
- О вашем народе. Например… насколько велики познания лесных эльфов в магии?
- ’Я бы и н’е стал выдав’ать наши та’йны чужаку, врод’е теб’я, чарод’ей. Кон’ечно, среди н’ас есть хранит’ели леса и е’го дочери, влад’еющие ог’ромным могущ’еством. Но н’ам, рейндж’ерам така’я мудрость н’е дост’упна.
- Выходит, ты просто обыкновенный лучник… - печально заключил Рогнур, втайне надеявшись заполучить себе учителя магии друидов.
- И д’а, и н’ет… - горделиво произнёс Клевлиндил. – У н’ас есть ин’ые навыки выж’ивани’я и общ’ения с природой. Но ’я их теб’е всё равно не р’асскажу.
Маг заметил, что закрытость лесного эльфа снова усилилась. Самым лучшим для него сейчас было не обострять растущую отчуждённость и молча идти к ближайшему населённому пункту.
Через полторы мили далее перед их взором нарисовалось обширное длинное озеро, которое сварды прозвали Кровавым. Его воды по краям разбавляли глинистые залежи, отчего вода на мелководье приобретала красноватый оттенок. Подле озера, к юго-западу лежала деревня, чуть крупнее стоянки Которды. Местное племя за частоколом умудрялось вместить всё, кроме нескольких рыбацких лачуг на берегу озера. Конюшни, фермы, даже Священная роща располагались под более-менее надёжной защитой стен. В стоянку Дурагвала позволяли войти трое ворот, располагавшиеся на северо-западе, северо-востоке и на юге поселения.
В лесу эльф, по совету Рогнура, настрелял три куропатки и фазана, и они собирались продать дичь на местном рынке, чтобы добыть немного денег на пропитание.
«Мда уж… Это явно не та деревня, где работает Сагриши Полпальца, - с досадой подумал новичок братства Мышей. – Походу я сильно струхнул, раз вывел нас сюда, подальше от языческого капища…»
Клевлиндила ему винить было не в чем. Хоть рейнджер с виду был немного диковат и неразговорчив, но покорно следовал всюду за Рогнуром и пока исправно слушался его приказов, да и денег не требовал...
- Интересно, есть ли здесь наши люди? – сказал Рогнур вроде самому себе, но проговорился вслух, отчего эльф навострил уши.
- Чт’о ты име’ешь в виду? – полюбопытствовал Листрейд.
- Охх! Вовремя ты. Ну, знаешь, я тебе расскажу. Только по секрету. – Эльф понимающе кивал острым подбородком. – На самом деле я состою в тайном братстве. Клевлиндил, ты обещаешь хранить мою тайну?
- Кон’ечно! Разуме’ется, о ч’ём речь! Не бо’йся, твои челов’еческие дела мен’я не сильно инт’ересуют. Что дела’ем дальше?
- Дальше на рынок! - уверенно скомандовал Рогнур и весело взмахнул рукой вперёд, пока они входили в северо-западные ворота деревни…

Глава 20
В гостях у цивилизации
Внутри стоянки Дурагвала кипела жизнь: крестьяне работали на своих фермах до заката, с рыночной площади раздавался галдёж и суета, а воины спокойно патрулировали улицы селения, больше похожие на спешенных всадников, чем на привычных стражников. Зайдя на рыночную площадь, маг и эльф продали там свою дичь и шкурки кроликов, которых съели утром, выручив за всё шесть медяков. Люди недоверчиво косились на внешность лесного эльфа, кто-то оживлённо перешёптывался в тени, обсуждая новых пришельцев.
- Не обращай на них внимания, Клевлиндил, они просто дикие дураки… - посоветовал своему компаньону Рогнур. Парень знал, что он способен даже в одиночку раскидать толпу особо буйных местных, а вдвоём с эльфом здесь их никто не остановит.
- Вот поч’ему ’я старалс’я не показыват’ься в ваших неот’ёсанных деревушках, - недовольно бормотал Листрейд. – В’аши л’юди ведут себ’я крайне нев’ежливо.
На рынке путешественники купили себе помидоров, огурцов и яблок, а также горсть сушёных миндальных орехов. Затем они прошли в Священную рощу, чтобы осмотреть местную достопримечательность стоянки Дурагвала. Вокруг огромного хвойного дерева, напоминавшего гигантский кедр, водили хоровод четыре разновозрастные девы. Они исполняли нечто вроде ритуального танца или богослужения дракону земли, Мардозрогу. Клевлиндила потянуло присоединиться к ним, а Рогнур присел на одно из сидячих брёвен, оставшись смотреть.
- Ома хйама мади хунг! – протяжно повторяли жрицы, ритмично и низко кланяясь древу в танце.
Лесной эльф встал перед деревом на оба колена и воздал руки к небу, вознося молитву:
- Айе сорланья, кади метт! – что на эльфийском означало: «Хвала матери-природе за сей чудесный дар!».
На Рогнура священное дерево не произвело такого сильного впечатления, скорее ему было любопытно - его огромные размеры были вызваны естественным фактором роста, или же тут вмешалась некая магия… Он терпеливо подождал, пока Клевлиндил завершит свой эстетический экстаз и закончит молитву природе. Когда эльф встал с колен, маг позвал его идти с ним.
Вернувшись на рынок, Рогнур внимательно осмотрел людей, толпящихся там. Среди обывателей особо выделялась дева, как вначале показалось Рогнуру, болевшая неизвестной болезнью. Всё её тело было покрыто рыже-полосатой шерстью, черты лица были вытянуты, словно морда, вокруг её губ имелись усы, острые уши настороженно вращались в разные стороны, а глаза были янтарно-зелёными, с вертикальными зрачками. Она заметила на себе пристальное внимание Рогнура и призывающе помахала ему когтистой лапой.
Они с эльфом подошли к странной незнакомке. Она спросила:
- Ты что, из наших? Назови пароль.
- Мыши всегда знают, куда бежать, когда прятаться и где пахнет едой. – Рогнур произнёс всю фразу залпом, на автомате, явно шокированный странным видом воровки. Она была одета в обычное крестьянское платье, ну, не считая выреза сзади под длинный вертлявый хвост.
- Пароль верный, вор. Я здесь соглядатай, меня звать Липкий Хвостик, будем знакомы. Чего надобно?
- Прости, если я вёл себя невежливо, просто меня вначале смутил твой необычный внешний вид.
- Ну, это бывает с вашими, местными… - презрительно фыркнув, сказала Хвостик. – Ты только учти, я, как и твой эльф, не человек. Я пришла сюда из далёких южных пустынь кашатов.
- Кашатов? - поражённо переспросил парень. – Так значит есть даже такие удивительные сущ… - Он опять устыдился своей деревенской отсталости. – Так, ладно, проехали. Я в братстве занимаю ранг «Щипач», мне просто нужна информация об этом поселении и о здешних связях…
- Ну хорошо, - Кашатка деловито облизала губы широким, шершавым языком. – Значит, в этой деревне правит воинственный вождь Хеднер Красная Могила. Держит вместо обычных воинов всадников, любит совершать набеги на земли соседей. У него есть личный шаман, правда старый и дряхлый, Гульба Глотающий Кости, из кроггов, подонков-кочевников, населяющих степи к востоку от Обветренных Равнин. Из наших в этой деревне, кроме меня, можете найти ещё Дорга Свиное Рыло, не слишком смышлёный дуриснок с севера. Вон он там. – она указала им на неуклюжего, обросшего тёмными волосами и густой бородой детину, стоявшего около прилавка.
- Если он дурак, тогда почему же его взяли в братство? – недоумённо поинтересовался Рогнур.
- У хрюнделя свои секреты, касательно того, как он прошёл посвящение в Мыши… - понизив голос, промурлыкала Хвостик. – Скорее всего, громила никакого особого изящества не проявил. И ещё, мальчик, запомни, наш местный скупщик – это Умйа, живущая в неприметном доме на северо-восточной окраине деревни.
- Какие новости слышно с Обветренных Равнин? – продолжал спрашивать щипач, пока его компаньон-эльф отрешённо точил камнем свой изогнутый клинок, присев на большой булыжник неподалёку.
- Что конкретно тебя интересует? Торговля или война? Я здесь ведаю делами братства, хотя даже до меня дошли слухи об армии головорезов из Зорм-Тапарч. Кажется, теперь появился достойный конкурент нашему вождю Хеднеру, - Липкий Хвостик засмеялась глубоким гортанным смехом.
- Есть ли угроза делам Мышей из-за всей этой войны за передел власти? – слегка взволнованным голосом спросил Рогнур.
- Если есть мозги, то лучше не высовывайся почём зря. Король воров собирается хранить нейтралитет в этих событиях.
- Благодарю тебя за информацию, Липкий Хвостик. Ну что ж… пожалуй нам пора.
- Благодари монетой, - ровным голосом произнесла воровка. – За мою информацию я беру три медяка.
- Что ж… - угрюмо пробурчал Рогнур. – Ладно, вот, возьми свои деньги.
- Ступай тихо, словно по песку, - сказала она на прощание, в своей необычной кашатской манере.
- Идём, Клевлиндил, - позвал эльфа маг, и понял, что солнце уже подошло к середине дня. – Нужно миновать хотя бы половину пути до заката.
- Нав’ерное сто’ит обогнуть озеро с с’евера, - предложил рейнджер.
- Это самый короткий путь до стоянки Рогмулга?
- Да. ’Я уже так ход’ил.
- Тогда сделаем так, как ты сказал, Клевлиндил. Вперёд.
Острочертное лицо лесного эльфа озарила самодовольная улыбка оттого что Рогнур ценит его мнение.
Вскоре они двинулись по мшистым, заросшим камышом и рогозой, берегам озера Кровавое. По дороге им попадались рыжие лисицы и мыши-полёвки. Никакого живого люда не было вплоть до самого вечера. Когда же солнце налилось красным цветом, готовясь к закату, Клевлиндил заметил подозрительное движение впереди и резко одёрнул Рогнура, намекая ему пригнуться.
- Что там такое? – насторожившись, спросил юный маг.
- Т’ихо! Вп’ереди, в тр’идцати шагах, два воина, легко од’етые, вооружен’ы луками, на быстроногих жер’ебцах… - поспешил отрапортовать рейнджер.
- Что они там делают? Они ищут нас?
- Нет. Не дума’ю. Скорее вс’его, они осматрива’ют тер’риторию на предмет серь’ёзности обороны. Это разв’едчики.
- О нет… Клевлиндил, я кажется знаю, чьи это разведчики! Это армия Кешдромата выстилает себе дорогу.
На лице эльфа выразились сразу и досада и сожаление.

Глава 21
По полям, по равнинам
Рогнур всё стоял и стоял на месте, то ли оттого, что они впервые оказались настолько близко к войне, то ли оттого, что боялся кровожадной армии когтей, притаившейся где-то рядом за бугром…
- Ну, что буд’ем дал’ьше делать? – теряя терпение, осведомился Клевлиндил.
Молодой маг тут же попытался собрать свою волю в кучу.
- В каком направлении они движутся?
- На юго-зап’ад, к стоянке Дур’агвала.
- Ты достанешь их отсюда стрелой? – с надеждой спросил юноша.
- Да запр’осто! – Эльф в ту же секунду достал свой красивый лук и вдел две стрелы в тетиву. Прицеливаясь где-то секунды две, он сначала сильно прищурил глаза, а затем выпустил стрелы. Глаза рейнджера после этого казались в два раза больше.
Рогнур услышал жужжащий свист, он не успел уследить глазами, как две летящие смерти понеслись дугой вдаль, сначала пробив кожаную жилетку одного разведчика, сбросив с коня, затем другая вонзилась под лопатку второму, и он издал мучительный стон, падая замертво.
- Готово! – тут же отчитался Листрейд.
- Пошли, обыщем их трупы, - сказал Рогнур.
Эльф с отвращением повёл носом, открыто презирая подобное занятие. Но маг знал, что это лишь неприятная жизненная необходимость. В карманах разведчиков он нашёл пять медяков, небольшие лоскуты свиной кожи, на которых они лезвиями вырезали расположение поселений, лесов и рек, чтобы потом передать данные своим командирам.
- Это надо сжечь! – Рогнур освободил лошадей от уздечек и отпустил на волю, скинув снарягу в кучу вместе с картами. Встав напротив неё, он сосредоточенно выставил руки вперёд, сделав ладонями треугольный символ, и силой магии поджёг весь хлам.
Клевлиндил с интересом наблюдал за его действиями, скорее взглядом любопытного исследователя, чем взором ошарашенного деревенщины, какие привык видеть парень от своих сородичей свардов.
- Мощь стихи’и огня – опасная маг’ия для неопытных, - с интонацией знатока сообщил Листрейд. – В л’есу огон’ь может наделать не’мало, проблем…
- Буду знать… - слегка раздражённо ответил Рогнур. И чего это эльф вздумал придираться? Теперь им надо продолжать путь к стоянке Рогмулга. Маг и эльф пошли дальше на север через зелёные равнины. Леса отсюда были далеко, реки и озёра тоже. Лишь одинокие и немногочисленные деревья встречались им на этой открытой всем ветрам местности.
Через милю впереди показалась серая каменистая гряда. Рогнуру померещилось рядом чёрное пятно, но это был не хищный зверь, а всего лишь мрачная дыра в шахту. Парень это понял по полусгнившим штольням, поддерживающим проход. Около неё, справа от входа стоял кривой путеводный знак «Шахта Кема». Верхняя надпись, где должно быть написано, какая руда здесь добывается, кем-то была стёрта намеренно, отчего остался лишь размазанный белый след.
Маг переглянулся с эльфом, тот тоже не чувствовал себя уютно в этом месте. Из чёрной глубины дыхнуло неприятной сыростью и тленом, отбивая всякое желание заходить внутрь. Розоватое солнце уже опускалось к закату, путникам надо было разбить себе лагерь к ночи.
- Клевлиндил, скажи, ты хочешь, чтобы мы провели эту ночь в этой шахте Кема? – с нотками сарказма спросил Рогнур.
- Н’ет. ’Я лучше на воздухе, где-н’ибудь под деревом вздремну.
- И я с тобой согласен. Это место навевает на меня дурное предчувствие. Давай лучше отойдём отсюда за холмистую гряду и разожжём там костёр.
- Веток здесь поч’ти нет, - пожаловался рейнджер. – А те немног’ие, что вал’яются под ногами, слишком сырые для костра.
- Эй, Клевлиндил! Не беспокойся, ты что забыл, что у меня есть магическая способность создавать огонь из ничего? Один раз я даже смог зажечь куст прямо под дождём.
(Правда Рогнур не был целиком уверен, что в ту ночь именно он сам спас себя от истощения, а не высшие силы)
- Тогда подойдут и сырые… - Эльф уже смирился с необычными странностями своего нового спутника.
Пройдя от шахты Кема подальше к большому, раскидистому дереву, они разложили в круг немногочисленные сырые ветки, а маг накастовал на них достаточно тёплый и постоянный шар огня. По задумке он должен продолжать гореть, даже если топливо для костра закончится.
Рогнур с наслаждением разложил на земле свой уютный спальный мешок из козьих шкур, заметив при этом, что у лесного эльфа не было в снаряжении ничего подобного.
- Клевлиндил, а где же твой?
- Мой чт’о? – недоумённо спросил Листрейд.
- Мешок для сна.
- Мне н’е нужен мешок дл’я сна, - брезгливо бросил эльф.
- Если хочешь, мы можем по очереди нести дозор. Я могу уступать тебе свой на время.
- Нет. Не сто’ит. Мы, лесные эльфы, привыкли спать на деревьях. Так мы пост’упаем вне нашего лесного царства, потом’у что мы оч’ень тоскуем по дому…
- А как же там, в берлоге? Ведь в пещере нет деревьев.
- Тог’да мы скл’адываем в кучу листья и шерсть и сп’им, как наши лесные с’обратья.
- В вашем лесном царстве обитают не только эльфы?
- Да. Е’сть много других волш’ебных существ.
Рогнур разлёгся на земле и мечтательно сложил руки под голову.
- Эхх! Хотел бы я побывать на твоей родине, Клевлиндил.
Эльф тем временем забрался на толстую ветку дерева и принял удобную позу, упёршись о ствол ногами.
- Чужаков наш нар’од обычно съеда’ет, - с ехидной долей юмора, сказал Листрейд.
- Ах, значит так вот… - обиженно бросил Рогнур. – Ну, может когда-нибудь я стану великим чародеем, и, кто знает… Может быть для меня они… сделают исключение.
- ’Я внимательно слежу за тво’ими успехами! – шутливо сказал рейнджер.
- А завтра потом ещё кроликов настреляем, ладно? Уж больно они вкусные.
- Ох’ота начнётся завтра. А сейч’ас, ты давай спи.
- И тебе приятных снов, Клевлиндил.
Рогнур с наслаждением вдыхал ночной воздух и любовался на три близко стоящие в небе луны: Литоварус, Эрергелус и Хорувалус. Красный месяц был наполовину в тени, бирюзовый почти полный, а бледно-жёлтый почти ушёл в новолуние. Юный маг не боялся мирно засыпать под охраной чуткого слуха лесного эльфа…

Глава 22
Ночные визитёры
Юный маг не знал сколько времени прошло с той поры, как он закрыл глаза, но его сон был потревожен странным внутренним ощущением опасности. Рогнур открыл глаза, вокруг костра всё ещё была ночная тьма, а лесной эльф мирно дремал на дереве, уткнувшись лицом в лук, словно обнимая подушку. Вдруг откуда-то снизу послышались возня и шелест задетых кореньев. Парень закрыл глаза и прислушался, всё было взаправду – в их сторону раздавалось неуклюжее шарканье множества ног.
- Эй, Клевлиндил! – бросил Рогнур, понизив голос. – Просыпайся, здесь не безопасно.
Эльф нахмурился, резко дёрнул длинным ухом, будто прицелившись на звук, и широко зевнул.
- Ч-что? О’пасность? – Рейнджер тут же проверил тетиву своего лука, спрыгнул с дерева и начал прислушиваться.
Неровный шаркающий звук идущих ног постепенно усиливался. Эльф сразу же смекнул, в чём дело, подняв руку за стрелой в жесте боевой готовности.
- Там идут скал’и. Пригот’овься защ’ищаться.
- Кто?.. – Рогнур тут же достал из чехлов свои метательные зубцы. – Сколько их там?
- Судя по топоту ш’агов – дес’ять или двенадцать. Не щ’ади ни одного, руб’и им головы. Не дав’ай их зубам вонзитьс’я в твоё тело или заболе’ешь…
Такая встреча с незваными ночными визитёрами отнюдь не обрадовала Рогнура. Вскоре с другой стороны холма начали вылезать скверномордые, жуткие твари, протягивая к ним свои алчущие живой плоти руки. Все они были одеты в лохмотья, их тела сочились кровавыми язвами, глаза были водянисто-белыми, как у мертвецов. На вооружении у упырей было лишь их численное преимущество, нечеловеческая ярость, жажда крови и когти.
Первого Клевлиндил сбил с ног мощным залпом стрелы, прилетевшей в голову. Скали надвигались на них заторможено и неловко, Рогнур запустил свой волшебный метательный удар зубцом, метко срезав голову с гаденькой, полулысой женщины-скаля, после чего об её туловище споткнулись следующие.
Рейнджер продолжал стремительно раздавать летящие выстрелы, сбивая нежить с ног, затем ловко напрыгивая на упавших сверху и отрубая им головы. Юный маг постепенно смекнул, что их вонючие и гниющие противники убиваются только наверняка, уничтожив их тела, и сделав сосредоточенные пасы руками, поднял из костра свой магический огонь, бросив огненный шар в самую гущу напирающей нежити. Скали по-звериному орали от гнева и боли, давно уже потеряв всё человеческое внутри. Активно применяя свою магию, Рогнур делал пламя всё более разрастающимся, мысленно приказывая ему напрыгивать сверху на врагов.
Листрейд с удивлением заметил, что ему уже не в кого стрелять, все твари падали замертво, источая мерзкий смрад горящей плоти и пепла. Когда магическое пламя пожрало свои последние жертвы, оно вдруг пропало само по себе, избавив путешественников от лишних хлопот по его тушению.
- Пр’евосходно! – довольно заключил эльф. – Н’енавижу н’ечистых тварей!
- Да. Теперь и я тоже. Кто они вообще такие? И откуда они берутся?
- Они - плод бол’езни, разносимой нем’ёртвыми душами, запертыми в м’ёртвых телах… Эта напасть пр’ишла из царства д’эзры.
- Блестяще! – саркастически протянул Рогнур. – Ещё одних монстров нам подарили эти проклятые демонические князья. Клевлиндил, а вдруг они вышли из той самой заброшенной шахты?
- В’есьма вероятно, - заключил эльф, пригнувшись и изучая следы, неаккуратно оставленные нападавшими. – Возмож’но, в шахте Кема могут б’ыть и более опасные твари, чем ск’али…
- Тогда нам надо сниматься с лагеря?
- Е’сли хочешь? Но ’я бы на тво’ём месте уже не паниковал. Ск’оро рассвет и вряд ли утром у нежити буд’ет охота повторить напад’ение…
Слова компаньона убедили парня, немного успокоив расшатавшиеся от внезапного пробуждения нервы.
- Хорошо, Клевлиндил. И что ты предлагаешь?
- ’Я могу пойти настрел’ять нам дичи, а ты заново разож’ги костёр и охраняй л’агерь.
- Ладно, договорились.
И рейнджер взял в руки свой длинный лук, оставив походный лагерь и тихой поступью пробираясь по диким равнинам в поисках их будущего завтрака. Рогнур присел на своё прежнее место, прикрыл веки и, сложив перед собою руки, принялся сосредоточенно создавать в них огненный шар, постепенно раздвигая ладони и расширяя его. Оранжевый магический огонь тепло приветствовал своего создателя, казалось, что пламя не желает обжечь его. Затем Рогнур заставил шар принять форму птицы, и пламя покорилось его воле – горящая птица затрепетала клювом и крыльями. Через минуту маг заставил птицу стать рыбой, и она поплыла по воздуху, оставляя за собой причудливые сполохи. Один взмах руки - и огненная рыба нырнула в место для костра, снова оживив его.
Эти упражнения истощили волшебные силы Рогнура, и чувство голода, поднимавшееся в животе, всё больше и больше давало о себе знать.
«Эхх! Скорей бы эльф уже вернулся!» - удручённо подумал парень и услышал у себя за спиной шелест кустов. Это возвращался с охоты Листрейд, неся на плече молодого оленя, с короткими, но ветвистыми рогами.
- Ну ничего себе! – восторженно воскликнул маг. – Как же олень тут оказался в поле?
- Хех! Этот, в’идимо, отбился от ст’ада. У тебя о’вощи ещё есть?
- Есть небольшой запас. – Рогнур полез в свой рюкзак за провизией.
Теперь они около часа разделывали тушку оленя, оставив себе его рога и шкуру для дальнейшей продажи. День начинался ясным и тёплым. После завтрака путники снялись с лагеря и отправились по каменистым полям дальше на север в поселение Рогмулга. Они добрались до него за полдня без особых трудностей. Входя в деревню через восточные ворота, Рогнур увидел там остановившийся подле ворот караван торговцев. Парень понадеялся вновь встретиться с Керхелем и с Дахаром, который тоже состоял в воровском братстве.
Но, подойдя ближе, его ждало разочарование – это были совсем другие торговцы, совсем ему не знакомые. Тем не менее, они приветливо улыбались путешественникам, предлагая осмотреть их привезённые товары, аккуратно разложенные на земле на широком покрывале. Во главе каравана была пожилая, смуглая женщина-расгикс, по имени Ностме. С ней в караване был ещё более старый муж-свард, и ещё какой-то очень маленький, но взрослый человечек в причудливой пёстрой одежде, продававший различные склянки с эликсирами. До этого ещё Рогнур ни разу не встречал в своей жизни стеклянной посуды. Вероятно, карлик прибыл из дальних краёв. Караван охранялся тремя воинами: мужчина-свард с клинком, дева из восточных степей кроггов с копьём и луком и странное существо, похожее на гигантскую ящерицу, одетое в едва прикрывавшую чешуйчатое тело броню и вооружённое бронзовым клевцом и луком. Людоящер недовольно буравил стоявшего с отвисшей челюстью Рогнура своими жёлтыми глазами с вертикальными зрачками и теребил языком воздух.
Парень поспешил отвести взгляд, чтобы не злить его дальше.
- Приветствую, караванщики! – постарался как можно дружелюбнее обратиться Рогнур. – Какие новости слышно с равнин?
Женщина, являющаяся лидером каравана, учтиво поклонилась путешественникам, ответив скрипучим голосом:
- Да всё чаще и чаще встречаем в дороге беженцев. Бегут они все из восточных земель. Война там идёт…
- А как тогд’а проходит ваша т’орговля? – полюбопытствовал лесной эльф.
- Дык караванщиков эта война не касается, - улыбнувшись беззубой улыбкой, ответила ему Ностме. - Наша работа - возить товары по Обветренным Равнинам. Вожди ж отдали приказы нас не трогать. Жаль только разбойникам никакие приказы не значатся…
Эльф и маг продали караванщикам рога и шкуру оленя за четыре медяка и вошли в деревню в поисках Сагриши Полпальца…

Глава 23
Неспокойные жители
Сегодня в стоянке Рогмулга было суматошно. Люди из других деревень проходили через эти края из-за судьбой сложившегося центрального расположения племенной вотчины Тоз-Мершват. Кажется, всему виной были недавние военные события. Когда эльф и маг проходили мимо реки Рогатой, у моста они застали ссору двух молодых супругов-свардов. Их крики раздавались по всей округе, женщина была в ярости, в истерике размахивая руками и скандаля:
- Ну что? Хорошо погулял сегодня, задница хряка! И что ты думал? Что это будет повторяться снова и снова с этой распутной бабой у меня за спиной... А я ему еду готовь, дом убирай, детей расти! – После этих слов она с размаху отвесила мужу оплеуху, да так, что тот от неожиданности покосился. Ответка мужа не заставила себя долго ждать – он тут же ударил жену рукой наотмашь. – Ахх! Да как ты смеешь! Свинья! Придурок! Знаешь что?! С этого момента ноги моей дома не будет! И детей сам корми!
- Ну и пошла к дэзрам! – сердито выпалил мужчина-свард, целясь в жену галькой, поднятой с земли, пока она, круто развернувшись, отправилась собирать свои пожитки из дому.
Рогнур, быстро смекнув, что этим события кончатся ещё печальнее, поспешил незаметно применить магию, тихо накастовав жест рукой, отчего нерадивый супруг перелетел через перила моста прямо в воду. Листрейд смотрел на всю эту процессию отрешённо безразлично, как на детские игрища. А женщина-свард, увидев, что её изменщик теперь мокрый барахтается в реке, обернулась и залилась злорадным звонким смехом, покидая его.
«Только бы никто про это не прознал…» - с опаской подумал Рогнур, вспоминая чем закончилось его прошлое открытое применение магии в своей деревне.
Они шли дальше и дальше к дому смотрящей на окраине. Сагриши Полпальца встретила их, привычно сидя на пне с трубкой возле дома.
- Так-так… - недовольно протянула она. – Я вижу здесь людей наших и не наших… Это не годится!
- Этот лесной эльф – мой телохранитель. И он вообще не местный… Сагриши, поверь, ему можно доверять.
- Неужели? – саркастически бросила сова. – Но ты сначала задай себе вопрос, юноша, а может ли ему доверять король воров? И может ли тогда после этого он доверять тебе…
Парень понял, к чему ведёт его воровская начальница и не стал тратить время на бессмысленный спор. Он отвёл за руку эльфа в сторонку и шёпотом сказал:
- Клевлиндил, ты же понимаешь, она моя начальница. Я вынужден попросить тебя отойти ненадолго к самому южному мосту. Обещаю, я скоро вернусь к тебе…
- Ну л’адно. ’Я буду ждать тебя в’озле реки. Но местных болванов не буду щ’адить, если будут нарыв’аться.
- Вот молодец!
Сагриши поманила Рогнура в свой дом, наверняка опасаясь длинных ушей лесного эльфа, чтобы обсудить с ним возможную мокрую работу.
- Итак, молодая мышь, я слышала, что ты добился успеха в деле Виндры Волчьего Уха и получил небольшое повышение… Какая работа тебя интересует: по мелочи или ты метишь на самое «вкусное»?
- Осведомительница в стоянке Дрозгула сказала, что у тебя есть хорошо оплачиваемая миссия. Я возьму её.
- Мне нравится твоё честолюбие, щипач! Это хорошее качество для любого вора братства. Значится, у нас есть один богатый и влиятельный клиент, имя его останется анонимным, который хочет приобрести себе в хозяйство двух свирепых ручных волчат.
- Волчат? Я не понимаю, что всё это значит? Почему ему не нанять охотников и не изловить волков в лесу?
Сагриши осуждающе повела пальцем.
- Нет, нет, нет. Тут всё не так просто. Ты попросил у меня работу – я тебе ясно даю инструкции. Отправляйся на ферму Ленха Беззубого и укради у него из клеток двух серых волков, возрастом четыре года. Ферму ты найдёшь на юго-западе от этого поселения. Она там единственная среди холмов. Волков затем доставишь в дом Серебрянки и не вздумай покалечить животных – отвечать за это будешь своей головой…
- Ладно, я всё понял. Отправлюсь завтра, после сна.
- Можешь вместе со своим другом снять комнату у Миртуна Кривого Глаза, только поменьше болтай с эльфом о делах братства.
- Ну конечно, можешь на меня положиться – про дела братства я могила.
- Тогда ступай.
Рогнур покинул хижину смотрящей, увидев снаружи тёмный вечер. Тучи сгущались, погода стала пасмурной, и им с компаньоном требовалось место, чтобы поужинать и остаться на ночлег. Встретив эльфа рядом с южным мостом, парень удивлённо заметил его весело державшего в руке стрелу с нанизанными на неё тремя серебристыми рыбёшками.
- ’Я тут немного порыбачил, пока уб’ивал скуку, - довольно заявил Клевлиндил. – Мы е’ё можем продать или зажар’ить, как хочешь.
- Думаю, лучше сварим из неё уху. Пошли в дом Миртуна Кривого Глаза, у него можно будет поужинать и переночевать.
- Жаль. А ’я-то думал поскорее покинуть этот вон’ючий рассадник людишек…
- Извини, лесной брат, но нам будет лучше переждать эту ночь за укреплённым частоколом. Ты же сам знаешь, что вблизи шныряют вражеские разведчики и другие твари.
- А в этом есть какой-то смыс’л… - согласился Листрейд, призадумавшись.
Остаток вечера и ночь маг и эльф провели в доме скупщика братства Мышей.
***
Утром снаружи запели петухи. После вчерашней вечерней ухи у Рогнура внутри ощущалось сосущее чувство голода. Вероятно, возвращение к привычной рыбачьей еде обострило у его желудка дурную привычку. Листрейд сидел рядом и проверял свою тетиву на луке.
- Куда идём дальше? – бодро спросил эльф, словно бы ему вообще не был нужен сон.
- Да погоди! Давай сначала на рынок сходим, припасами запасёмся. Мне дали задание на одинокой ферме на юго-западе отсюда. Подробностей пока сказать не могу, но ты скоро всё узнаешь…
- Ок’азывается, ваш народ столь же скрытный, как и мои соб’ратья. А ’я вначале считал вс’ех людишек простаками…
- Приготовься открывать новые горизонты! – с подколкой сказал Рогнур.
Купив немного съестных припасов и стрел для рейнджера (Листрейду очень захотелось опробовать на своём луке человеческие стрелы), вор и его телохранитель вышли через западные ворота стоянки Рогмулга, отправившись по вытоптанной тропе сначала в сторону стоянки Дрозгула, а затем, свернув через полмили на юг, к ферме Ленха Беззубого.
Это была унылая хибара с длинными сараями в низине между холмами. Вокруг фермы росли редкие хвойные деревья. Рогнур начал не на шутку беспокоиться о том, каким способом он сможет поманить за собой хищных зверей. Разобраться с возможным сопротивлением – это ещё полбеды. Столкнуться с агрессией хищников и ненароком поранить их – вот настоящая проблема. Парень решил спросить совета у Листрейда:
- Дружище, слушай, есть тут такая проблема… В общем…
И эльф терпеливо выслушал его мямли о том, чем именно является задание Рогнура. На что рейнджер ответил:
- Не беспокойся. К’ажется, настало время мне открыть одну из тайных способ’ностей моего народа – звериную речь Эл’Горзе. С детства нас учат уваж’ать всех живых существ и по возмож’ности не отнимать жизнь без нужды. Для этого мы используем звериный язык Эл’Горзе.
- Здорово, Клевлиндил! Он поможет успокоить волков?
- Более чем. И позват’ь их за собой.
- И ещё, знаешь, охрану фермы тоже лучше бы не убивать.
- Вот как? Тогда мне придётся применить ак’упункт’уру…
- Опять иностранные термины. Ну ладно, применяй… что тебе там надо применять… Я постараюсь не мешать.
Началась тайная операция по изъятию волков…
Глава 24
Миссия «Два волка»
Издалека было видно, как на ферме шныряют туда-сюда работники. Несколько мужчин таскали урожай моркови и свеклы в амбары, а три женщины пололи сорняки на грядках. Рогнур с первого взгляда сообразил, что это не обычная ферма, вроде той, что у Житников за стенами поселения. Помимо того, что Ленх Беззубый держал в клетках ручных волков, его владения всё время обходили дозором четыре воина-охранника. Вид у парней был суровый, хотя и слегка туповатый. Именно они в первую очередь представляли угрозу для кражи животных, и эльф с магом пошли на дело…
Высокий и волосатый дуриснок с каменным топором остановился напротив большой кучи сена и уставился на лес, лениво теребя бороду. Клевлиндил, бесшумно крадучись, ткнул в него пальцами, в шейную и грудную артерии. Дуриснок при этом болезненно захрипел, его колени подогнулись, после чего стражник оказался на руках эльфа, а потом засунутый в сенную кучу.
«Вот это да! Весьма ловко!» - восхищённо подумал Рогнур, издалека наблюдая за действиями своего компаньона.
Дальше Листрейд взялся за грубовато отёсанного охранника-сварда, у того был вздёрнутый, как у хряка, нос и толстые надутые губы. В руках он держал крепкую дубовую дубину. Точно так же рейнджер вырубил охранника и утащил тушу на кучу капусты. Третьего стражника, усатого седого сварда с косичкой и каменным тесаком было не достать, не лишившись незаметности, поэтому эльфу пришлось приманить его, покричав в его сторону звуками молодого оленя. Дурачок сразу же с жадностью помчался к углу внешней стены дома, надеясь забить благородную добычу, чем тут же воспользовался Клевлиндил, сделав тому подножку, а затем опять вырубив сварда акупунктурой. Тело его он утащил в кусты шиповника.
Работники фермы продолжали заниматься своими делами, пока ничего не заметив, но время для воров было ограниченно, а последний стражник был самый непростой. Хмурый лысый воин-расгикс с кривым железным клинком в руках стоял недалеко от самих клеток с волками и набирал воду для питья из колодезной ямы. Подходить к нему, не потревожив тонкое чутьё волков, было бесполезно, поэтому Листрейд сразу начал шептать хищникам заклинания на Эл’Горзе:
- Та’тоща, ивн у’эл вогс… Та’тоща, ивн у’эл вогс.
Волки своим острым слухом уловили речь эльфа, задёргали ушами и принялись жалобно поскуливать и вилять хвостиками.
- Эй, а ну заткнитесь, волчары вонючие, пока я не рассердился! - злобно бросил им воин-расгикс и постучал по деревянным прутьям решётки палкой. – Кормёжка будет строго по расписанию!
Мгновение, и на его шею надавили пальцы Листрейда, оборвав грубую ругань. Глаза охранника выпучились и округлились в удивлении, как козлиные яйца. Эльф прикрыл их рукой, когда тот вырубился. Тело воина пришлось оттащить в сторонку, а Рогнур уже открыто прибежал к клеткам, освобождая серых братцев. Молодые четырёхлетние волки были на удивление дружелюбны к нему и не подавали признаков дикой отчуждённости или хищной агрессии, словно они с парнем давно уже были одной стаей.
- Вот это впечатляет, Клевлиндил! Меня научишь?
Вместо ответа, эльф гордо задрал нос кверху и сказал волкам:
- Те’доса!
Те покорно последовали за ним. Но ворам тут же не повезло: крестьянка, нёсшая корзину с яблоками, увидела их преступление и, бросив всё на землю, истошно заорала: «А-А-А-А-Х-Х-Х! ПОМОГИТЕ-Е-Е!».
Ленх Беззубый тут же прибежал с грядок, жуя во рту соломинку, и сделался красным от гнева, увидев, что его драгоценных питомцев собираются стибрить у него из-под носа.
- Воры! Здесь воры! Хватайте их! Не дайте мерзавцам увести волков!
Судя по всему, на его ферме жило несколько разных ветвей его большой, но дружной семьи. И все крестьяне тут же похватали в руки опасные садовые инструменты: мотыги, грабли и вилы. Иные люди побежали в сарай за оружием.
- Ты вс’ё ещё хоч’ешь никого не убивать? – с недоверием спросил эльф, видя растущую на лице Рогнура панику.
- Да, разумеется! Погоди, я сейчас что-нибудь наколдую…
Юный маг принялся лихорадочно думать – воины из взбесившихся фермеров никакущие, настоящая охрана лежит без движения. Нужно как-то выиграть время на то, чтобы безопасно вывести животных подальше от фермы. Но как? Рогнур закрыл глаза, глубоко сфокусировался на лужайке между ними и противниками и направил сконцентрированный поток силы прямо в землю…
Ноги у всех находящихся рядом подкосились от громкого удара земли, поляна рядом с амбаром пришла в сверхъестественное движение и раскрылась, словно раковина у устрицы. Чрево земли явило себя, раздвигая земляные пласты, чем сильно испугало разъярённую толпу фермеров. Люди бросали на землю вилы, мотыги, бежали кто куда, паникуя от грохота землетрясения и страшной картины.
«Наконец-то! Получилось!» - радостно думал Рогнур, видя, что агрессивные настроения в их сторону значительно поубавились, а Ленх Беззубый от злости сломал вилы о колено, не зная, то ли ему бежать со всеми, то ли отправиться в дом за луком и стрелами. Волки при этом грустно смотрели на трещину, трусливо поджав хвосты. Когда парень прекратил использовать магию, она так и осталась там, формой похожая на гигантское раскрывшееся око, с красной склерой глубоко внизу.
Её Рогнур решил всё-таки закрыть, чтобы избежать несчастных случаев падения глупых людишек в недра земли. Опять он напряг всю энергию, сдвинул земные стенки вновь, пока там не осталась одна лишь глубокая яма в глубину метра три. Такое мощное заклинание сильно истощило его. Со лба парня градом лился пот, лёгкие горели от напряжения.
- По-мо’ему, тебе уже хватит! Дав’ай, бросай это, и пойдём отсюда скоре’е! – пытался его подгонять эльф.
- Да, да! Я се-ейча-ас! – запыхиваясь, откликнулся Рогнур, убегая с ними на каменистую равнину. Они пробежали три сотни ярдов без передышки, сначала повернув за север, а потом на запад, к реке Турве, где Сагриши Полпальца сказала ему искать дом Серебрянки.
Они остановились передохнуть под высоким деревом, рейнджер собрался настрелять для их питомцев зайцев.
- Представляешь, Клевлиндил, я сегодня уже четвёртую стихию использовал. Сначала я освоил воздух, затем огонь, далее воду, и вот… теперь землю.
- ’Я вижу твой огр’омный потенциал в применении магич’еской силы. И всё ещё убежд’ён, что над тобой висит благослов’ение богов. Но до насто’ящего элемен’талиста тебе ещё рано… На моей родине эльфийские маги творили куда боле’е могущественные вещи.
- Ха-ха! Ты умеешь ободрить! Это твоё «благословение богов» висит надо мной, как тяжёлое бремя.
- ’Я пошёл на охоту…
И лесной эльф рысью отправился на равнину, оставив Рогнура разбивать для них лагерь. Если бы не помощь его нового необычного друга, путешествие в одиночку доставляло бы парню значительно больше сложностей. И лишних жертв на этом задании… Клевлиндил вернулся через пару часов, принеся с собой двух кроликов для них и двух зайцев для волчат. После обеда солнце уже находилось на западе, а значит им придётся поторопиться, если они хотят доставить волков клиенту к ночи.
***
Миновав реку Турву через неглубокий переход и пройдя от места лагеря в общей сложности чуть больше мили, два вора привели двух волков к добротной двухэтажной усадьбе, огороженной невысоким забором из серых булыжников. Дом охранялся строгими воинами в кожаных доспехах, вооружённых луками и клинками. Подойдя ко входу, Рогнур сказал охраннику:
- Мыши всегда знают, куда бежать, когда прятаться и где пахнет едой.
- Значит, тебе к хозяину? Погоди, сейчас… Эй, Хенрик! Сходи в дом, позови сюда Зудезу Умного, к нему пришли деловые люди...
Квартету из людей и животных осталось ждать ещё около десяти минут на входе в усадьбу, пока к ним спокойной несуетливой походкой не вышел важный с виду зрелый расгикс, державший в руке горящий факел.
- Добрый вечер! Я вижу с вами волков. Это многое объясняет… Идите за мной, в усадьбу. Прошу сюда…
Глава 25
Воссоединение семьи
Рогнур вместе с Клевлиндилом послушно проследовал на задний двор владений клиента, сопровождаемый управляющим и ещё одним охранником, бредущим сзади. Первым делом Зудеза собирался разместить волков в их новом доме. Молодой вор тем делом заметил, что их клиент должно быть пользовался большим влиянием в этих землях, если смог одним из первых обзавестись таким большим хозяйством и жить обособленно от племенных поселений, где было наибольшее количество воинов, способных отражать набеги зверей, бандитов и армии Когтей.
Пока управляющий открывал калитку в просторный деревянный решетчатый вольер для серых братцев, из дома позади послышались поспешные шаги, идущие к ним. Из-за чего волки возбуждённо заскулили и по-бунтарски сорвались с места.
- А-ха-ха-ха-хах! Стойте! Ну не так сразу! Болдай! Вескун! Как же я рад вас видеть, ребята!
Рогнур и эльф с удивлением обернулись, увидев смуглого, одетого в дорогую одежду из леопардовой шкуры, мужчину с гривой угольно-чёрных волос. У него не было ни усов, ни бороды, но щетина на лице была обильная и жёсткая. Тот беспомощно упал на землю, пока волчары накинулись на него, жадно облизывая лицо и стараясь обнять лапами.
- Хозяин, - смущённо прошептал Зудеза Умный.
- Очень рады, - старался повежливее ответить Рогнур. – Похоже волки уже знают его…
- Это давняя дружба… - со знанием дела сказал Листрейд.
Когда волки закончили изливать на него свои порывы, хозяин усадьбы наконец смог встать с земли, выдавая свой довольно-таки высокий рост, и проводил своих питомцев в вольер.
- Как же я рад. Как же я рад… - ничуточку не сдерживаясь, бормотал мужчина-свард.
Он повернулся к своим гостям и внимательно их осмотрел. Глубокие серые глаза знатного человека выдавали острый ум.
- Так значит вы из братства? – наконец сказал тот.
- Только я, а лесной эльф мой телохранитель.
- Хе-хех! Мда, раньше я такого не встречал. Ну, в общем, это ведь не запрещается… Иди сюда, друг! – Хозяин усадьбы стиснул Рогнура своими железными объятиями, а потом ещё и похлопал по плечу эльфа. Для меня будет честью, если вы сегодня будете моими гостями.
Маг с эльфом переглянулись, после чего Рогнур сказал:
- Нисколько не возражаем.
Сумерки на улице уже обратились в ночь, поэтому Рогнур был только рад получить сегодня крышу над головой. Хозяин дома представился как Дрезгуль Кошачий Глаз и приказал своему управляющему отнести вещи гостей в их комнату. У себя в деревне парень никогда не встречал таких сложных домов, где было множество комнат с дверьми, окон, лестниц и дорогого убранства. В центре первого этажа имелось углубление в полу, где горел добротный очаг. И сидеть им предложили не вокруг его, а на деревянных стульях и за столом. Дрезгулю прислуживал не только Зудеза, но и две кухарки, которые готовили вечернюю стряпню для хозяев и его гостей.
Клевлиндил слегка ёжился на стуле, явно не привыкший к обедам по всем правилам цивилизации. Рогнур выразительно посмотрел на него, намекая прекратить капризы хотя бы на время ужина. Рейнджер после этого нехотя успокоился.
- Итак, каков ваш настоящий ранг в братстве, брат Рогнур? – осведомился клиент.
- Щипач. Я в братстве ещё недавно, но уже успел наделать подвигов…
- Молодняк. Как же это наверное освежает и бодрит – жизнь вольного гуляки, а? Ешь, где хочешь, спишь, где хочешь и никакой тебе административной волокиты, ответственности… - хозяин дома мечтательно уставился в потолок.
- Ну да. Что-то в этом есть… - согласился с ним Рогнур скорее из вежливости. Его-то не от хорошей жизни занесло в братство Мышей. Но в подробности своих проблем он Кошачьего Глаза решил не посвящать, а лучше сменить тему. – Эмм… Скажите, а почему вы потеряли своих волков? И как они оказались на ферме Ленха Беззубого?
- О, это долгая и печальная история. На самом деле тот старый хрыч у меня их стянул, ещё когда щенкам было чуть больше года. Оставил мне записульку, что это воровство якобы идёт в счёт долга моей матери. Вот мерзавец! Мои люди не один год его искали, просто дел раньше невпроворот было… Ну, скажите мне, какое было лицо у старого придурка?
- Оно было в большой досаде, – сообщил Рогнур. - Он даже сломал свои вилы о колено.
- Серьёзно? Ха-ха-ха-хах! Сломал вилы о колено? Вот это да! Умора…
Тем временем слуги принесли им ужин – нарезанные жаренные ломти картофеля с запечённой бараниной и овощным салатом. Из напитков были клюквенный сок и западное вино. Такой роскоши ни Рогнур, ни Листрейд отродясь не видывали.
Кошачий Глаз рассказывал им причудливые истории о своих давних путешествиях в земли кронустигцев. Затем пошли байки о том, как на обратной дороге в Кервак Горзак ему в пути встретилась группа полуросликов, принявшая его по ошибке за своего бога-великана Майолу и похитившая его в свою республику на полгода. Пресытившиеся вином и сытным ужином гости уже через пару часов клевали носами, и Дрезгуль вежливо попросил управляющего проводить их в свои покои спать. Это была широкая комната с лежанками на полу на троих человек, две из которых маг с эльфом смогли занять.
- Если же ночью вам понадобится туалет, - поспешил предупредить их Зудеза. - свободно выходите из дома в заднюю часть двора в деревянную постройку, куда ходят стражи. Приятных вам снов.
Рогнур свободно растянул усталые конечности на соломе, уставившись глазами в окно. Его желудок был полон невероятно вкусной едой. Благодаря его магическому дару и компаньону-эльфу миссия была выполнена с триумфом. Пока его внезапно не уколола досадная мысль – оплату за задание он ведь ещё не получил.
«Надо будет поговорить об этом с управляющим… - подумал парень. – Но это всё утренние дела…»
- Эй, Клевлиндил. Ну и как тебе гостится в знатном доме?
- Слиш’ком сухо, слиш’ком мягко, - пожаловался рейнджер, всю жизнь привыкший спать в пещерах и на деревьях.
- Ну что поделать… Ты уж потерпи, дружище, ладно? Завтра мы почти наверняка пойдём обратно в дом Сагриши Полпальца.
- Каждый раз возвращ’ение в то место будет более оп’асным…
- Что ты имеешь в виду? – с тревогой спросил Рогнур.
- Я’сно же – боевые порядки злого племени дв’игаются в их сторону…
- Да уж… Дружище, как это не печально, но ты прав. Надеюсь, завтра дорога будет ещё спокойной…
- Ты сей’час лучше спи, набирай’ся сил.
- И тебе доброй ночи, друг.
В небе им в окно светил яркий бирюзовый Эрергелус, пока этой ночью эльф и маг в безопасности ночевали под надёжной крышей дома Серебрянки…

Глава 26
Новое приключение
Ночью Рогнур опять гулял во сне. Ему снилось, что он вместе с Клевлиндилом идёт вдоль реки Рогатой обратно в деревню. Небо было неестественно чёрное, и в нём совсем не отражались звёзды. Затем вдалеке показалась стоянка Рогмулга, над которой коптился серый дым, языки пламени беспощадно пожирали дома жителей. Затем в реке начали всплывать трупы, их уносило потоком дальше на юг. Мертвецами были и простые крестьяне, и воины, пронзённые стрелами или покалеченные и сочащиеся кровью. Парню снова стало совсем неуютно во сне, и он хотел поскорее выбраться из этого места. Ноги как обычно не слушались его и просто дрыгали на месте сквозь землю.
«Это какой-то кошмар, - подумал маг. – Надо поскорее проснуться».
Внезапно сзади послышался пронзительный птичий крик. Над его головой взвились вверх стайки охристо-серых соколов. Птицы яростно, издавая нестройный гомон, понеслись в сторону горящей деревни.
Рогнур тем временем ощутил позади себя присутствие своего деда и обернулся. Стромм Мутящий Воду смотрел ему прямо в глаза, спокойно и уверенно. Старик вытянул вперёд руку и положил её парню на плечо, после чего Рогнур очнулся от тревожного видения.
За окном было уже утро, яркий розоватый рассвет пробивался из-за облаков. Рогнур обнаружил возле себя эльфа, который до этого спокойно затачивал охотничий кинжал. Компаньон лишь бесстрастно поднял на него глаза, увидев взмыленное и беспокойное лицо мага, который внезапно вскочил с лежака в холодном поту.
- Что, присн’ился плохой сон? – почти равнодушно спросил Листрейд.
- Это был совсем не сон! – Холодное спокойствие эльфа вывело Рогнура из равновесия. – Это было видение! Как одно из тех, что мне ранее уже посылали боги-драконы или мой дед, не знаю точно…
Тонкие брови рейнджера задумчиво сдвинулись на переносице.
- И что в нём?
Юный маг тяжело вздохнул, затем вытер руками лицо от струек ночного пота.
- Оно не сулит нам ничего хорошего… Опять горящее поселение, мертвецы. Как раз туда мы сегодня и пойдём.
- Значит война в эт’их землях набирает обороты… - сказал Листрейд без удовольствия. – ’Я уже говорил, что не сбегу от тебя, если в твои планы входит лезть во все эти стычки.
- Я признателен тебе за это, мой друг, но давай сначала вежливо попрощаемся с хозяином дома.
Меньше чем через минуту к ним в комнату пришёл Зудеза Умный и пригласил к завтраку. На вопрос Рогнура о том, когда он получит награду, старый слуга лишь презрительно фыркнул и напомнил ему, что ворам за наградой следует возвращаться к своему осведомителю.
На завтрак хозяин дома не явился, более того, они кушали уже за более мелким столом для прислуги. Хотя еда всё также была хороша на вкус и включала в себя курицу и овощной салат. Из напитков им дали тыквенный сок.
- А где сейчас твой хозяин? – полюбопытствовал Рогнур у управителя, когда уже вставал из-за стола.
- Господин отправился на охоту с волками, прибудет домой не скоро. Полагаю, гостям уже не терпится вернуться к своей основной работе?
- Самой собой, Зудеза. Мы не будем больше докучать тебе своим присутствием. – Показная вежливость парня источала сарказм. – Ну… Спасибо за гостеприимство. Бывай!
Управитель дома Серебрянки учтиво проводил мага и эльфа к самим воротам, а может быть просто хотел убедиться, что они по пути не заблудятся в усадьбе.
Дальше их ждало несколько миль до стоянки Рогмулга. День путешественников начинался бодро, с сытыми желудками и после уютных постелей. Один эльф оставался совершенно равнодушен к благам цивилизации. По дороге они иногда встречали мелкие группки крестьян, бредущих в другие поселения на запад. Все с унылыми, перепуганными лицами. Кажется, что слухи о приближающейся вскоре армии Когтей уже облетели все окрестные земли. Дурная слава завоевателя заставляла простых людей паниковать и искать убежище в соседних владениях.
- Тьфу! – с презрением сплюнул Листрейд. – Как эти люд’и смогут победить врага, когда они даж’е не хотят сражаться?
- Не суди их строго, Клевлиндил. Не все из них могут быстро отойти от мирной жизни и научиться владеть оружием. – Рогнур на своей шкуре знал, какого это – когда твоя жизнь висит на острие клевца воина. Когда повсюду восхваляется культ силы и те, кто имеют оружие, получают всю власть. Вряд ли это можно назвать справедливым.
Приблизительно к полудню они наконец вошли в западные ворота поселения и сразу же направились к дому Сагриши Полпальца, чтобы получить там вознаграждение за «освобождение из плена» Болдая и Вескуна и возвращение их к законному хозяину. И опять Рогнуру скрепя сердце пришлось просить друга подождать его рядом с мостом, потому что мокрые дела воров не обсуждались при «посторонних».
Парень подошёл к дому совы, её не было снаружи и пришлось постучать по стене.
- Входи! - раздалось из дому.
Рогнур застал свою начальницу за обедом. На блюде из твердолистника лежали разрезанные куски мяса каких-то мелких животных, то ли белок, то ли бурундуков.
- Я выполнил порученное задание.
- Да, я уже слышала, - ответила Сагриши загадочным тоном. – Клиент с утра доставил мне уведомление… а также твою награду.
Рогнур глядел на неё с недоумением и предвкушением. Смотрящая заметила это выражение на его лице и лукаво усмехнулась. Затем она достала у себя из-за пазухи маленький кожаный мешок и, вытащив его награду оттуда, протянула свою руку вперёд. Вор в ответ вытянул свою и услышал у себя на руке приятный тонкий звон. Посмотрев в неё, он не поверил своим глазам – два золотых, бешеные деньги по меркам его семьи! Колени парня задрожали и подкосились. Он еле смог устоять на ногах.
- Не… неу… - Слова всё не лезли из глотки как надо. – Неужели! Сразу двое золотых! Это ж надо…
- Судя по всему, хозяин имел сильную привязанность к своим двум питомцам, - сказала Сагриши задумчиво. - И оценил по золотому каждого…
- Дрезгуль Кошачий Глаз очень щедрый и великодушный человек, - совершенно без лести заявил Рогнур. – Мне он действительно понравился.
- Это хорошо, щипач. А теперь, если не возражаешь, может не будешь отвлекать меня своим бурным порывом радости? Потому что, по моим сведениям к этому поселению уже сегодня прибудет армия Когтей. И может статься, что нам придётся болезненно переживать осаду и залечь на дно.
Слова женщины тут же спустили его с небес на землю. Скоро случится та самая буря, о которой его предупреждала даже шаманка-отшельница Талил, по вине которой он теперь несёт крест мага.
- И что же мне делать? – мучаясь смятением, спросил её парень.
- Ну… В последнее время ты показал, что являешься достаточно ценным дарованием для братства. Поэтому, если хочешь мой совет, то сейчас я не советую тебе брать никаких мелких заданий, у нас и без того полно хлопот. Самое достойное задание тебе сейчас сможет выдать смотрящая Исто Колючий Шип, которая руководит в стоянке Нукреша, поселении к северо-востоку отсюда между двумя озёрами. Это достаточно далеко от боевых действий, учитывая политику братства Мышей не вмешиваться в войну.
- Спасибо, я понял, - ответил Рогнур с почтением. - Тогда я вскоре отправлюсь в стоянку Нукреша. Береги себя, сова.
- За меня не переживай, юнец. Удачи тебе!
Рогнур покинул дом осведомительницы с двояким чувством – он стал богачом и он оказался в центре военных интриг. Как вор он должен был смиренно отойти в сторонку и переждать, пока всё уляжется. Но как свард, сын народа, судьбу которого он разделял, он просто не мог остаться равнодушным к тем ужасным обстоятельствам, которые вскоре ожидают эту деревню. Он опять воссоединился со своим компаньоном и отправился на рынок, где закупился провизией и купил эльфу столько железных и костяных стрел, сколько влезало в его колчан. Да что там, он купил Клевлиндилу ещё один колчан и доверху заполнил и его. Теперь они свисали со спины рейнджера с обеих сторон. Себе вместо привычной банданы, Рогнур купил уродливую чёрную медвежью голову, которая служила и шлемом, и маскировкой в зарослях.
- Ты решил вооружить’ся, чтобы охранять деревню? – серьёзно спросил лесной эльф.
- Нет, сегодня мы уходим отсюда. Но ещё не далеко. Я думаю, что снаружи мы сможем устроить захватчикам некоторые трудности… - маг лукаво посмотрел в глаза рейнджеру.
- Понял, понял… - заговорщически протянул тот.
Пока они шли к выходу, в поселении люди заметно засуетились. Стражники с укоризной и презрением смотрели на них, как на двух хорошо экипированных воинов, которые убегают из поселения, вместо того чтобы остаться и предложить свою помощь защитникам. Но Рогнур знал, что без грамотного плана его способность к героизму смерти подобна. К тому же, со стороны поле битвы будет гораздо виднее. Эльф сможет бить врагов далеко и метко, и у них останется запасной путь к отступлению на север.
- К воротам, воины! Враги уже наступают! – послышался пронзительный возглас дозорного. Тут же предупредительно затрубил рог.
Это уже будут не единичные разведчики. Это к ним привалила целая армия тирана Кешдромата Могучего. На закате река Рогатая обагрится кровью…

Глава 27
Осадные манёвры
Повсюду нарастала паника и тревожность, гам людей всё усиливался, пока жители стоянки Рогмулга готовились к защите своих владений. Осада вот-вот начнётся, что заставило Рогнура с Клевлиндилом ускориться на бег трусцой. Они обогнули деревню с севера и помчались к руслу реки. Эльф одним прыжком ловко перепрыгнул её, а вот у мага с этим возникли проблемы. Ноги его не могли так замечательно пружиниться, как у лесного народа. Парень сделал глубокий вдох, разбежался и что есть силы сиганул через реку Рогатую. Его ловкости хватило лишь на то, чтобы запрыгнуть чуть дальше середины реки.
Рогнур тут же оказался промокшим в воде почти по пояс.
- Вот дэзра! – с досадой выругался юноша. – Сейчас бы и без этого можно было обойтись.
Рейнджер лишь саркастически развёл руками, показав свою непричастность к его неудаче.
- Что мне делать даль’ше? – спросил Листрейд с нетерпением, пока Рогнур отряхивался и стаскивал с ног промокшие насквозь сапоги.
- Осмотри вражеские силы. Посчитай сколько их и с какого направления они идут… А я пока приведу себя в порядок.
Рогнуру пришлось снять с себя ещё и штаны, оставшись снизу в одних лишь набедренных обмотках. Мокрые части меховой брони он разложил на траве на сухой части берега.
Клевлиндил зорко вытаращился вдаль и принялся докладывать:
- Вижу наступл’ение боевых порядков с востока. Вперёд вышли люди, мечущие кувшины с горюч’ей смесью, их около 25-ти человек. За ними скачут боевые волки, около 18-ти звер’ей. Эти силы прикрывают основные – пример’но 40 воинов с копьями и где-то 76 с дубинами. Позади всех медленно движется кавалерия, около 28-ми всадников, во главе которых находится их лидер-вождь.
- Мда… - тревожно протянул Рогнур. – Значит и этот ублюдок сам явился сюда. Интересно, чем будут обороняться защитники деревни?
Листрейд слегка усмехнулся, увидев Рогнура раздетым по пояс, а потом сделал серьёзное лицо, вынося свой вердикт.
- Будучи за их стенами, ’я не заметил внутри сколь-нибудь серьёзной охраны. Кажется, эти люди больше заботят’ся о своих рыночных делах…
И юный маг знал, что это печальная правда. Армия завоевателя представляла собой хорошо вооружённые банды агрессивных воинов и выдрессированных зверей. Времени на раздумья у них больше не было! Нужно действовать сейчас, немедленно!
- Клевлиндил, обстреливай переднюю линию! – Рогнур сам удивился командному тону своего голоса, отчего пришёл в боевое возбуждение.
- Сейчас ’я их достану. – Рейнджер быстро встал на удобную позицию и старательно нацелился на дальнего воина в шестистах ярдах. Стрела с костяным наконечником пронзительно засвистела, тут же освободив место на тетиве для новой. Эльф увидел, как его выстрел свалил с ног метателя кувшина с горючим, попав тому в переднее основание шеи.
- Попал? – нетерпеливо спросил его маг, но эльф не стал отвечать на вопрос своего лидера, посчитав его риторическим.
Ловкие выстрелы из крепкого лука Листрейда продолжали поражать всё новые и новые цели. Однако эльф не мог поспеть за всеми сразу, и огненные снаряды штучно попадали в крыши домов и частокол деревни. Внешняя защита стоянки Рогмулга не изобиловала мощными укреплениями, какие обычно любят строить дворфы в своих наземных фортах, и представляла собой высокий, но обычный частокол и деревянные ворота. Поэтому нападавшим было достаточно сжечь внешние стены, чтобы прорваться внутрь.
Рогнур понял, что Клевлиндилу нужна поддержка и принял крайне сосредоточенную позу, насколько позволяло его неловкое положение. Дождавшись, пока его не озарило вдохновение, маг сунул обе свои ладони в воду, вдохнув жизнь в сам речной поток. Он концентрировал все свои магические силы, изменив саму суть реки Рогатой, сделав её густой, желеобразной, червеподобной яростной массой, которая поднялась над руслом и вытянула шею, уставившись на армию Кешдромата двумя злобными голубыми щёлками глаз.
«Беги туда, быстрее! – мысленно науськивал Рогнур только что созданное им элементальное существо. - Раздави злобных людей!»
И этот гигантский водяной червь немедля подчинился ему, тут же оглушительно плюхнувшись в реку. Эльфа и мага сразу же накрыло фонтаном освежающих брызг чистой воды. Студенистая масса яростно двигалась в сторону поселения, словно исполинская морская змея, издавая сейсмический гул и треск. Всего за несколько минут она уже проскользнула под всеми тремя мостами деревни и вынырнула на поле битвы, приводя в панику и волков и простых воинов, и в бешенство сурового азартного вождя армии Когтей.
Кешдромат Могучий сидел на своём лучшем вороном коне в стороне от основной осады, предпочитая ясный обзор поля битвы в окружении своих главных военачальников. Ещё десять минут назад он предвкушал почти лёгкую победу над очередным племенем, а теперь он увидел, что у осаждённых есть неизвестные союзники. Из-за реки на них сыпался непрерывный поток стрел, а теперь ещё приятнее – огромная элементальная тварь, приводящая в панику волков, сминающая и обращающая в бегство основные наступательные силы.
- Заур, быстро скачи в лесополосу и выводи резервные силы бандитов.
- Слушаюсь, вождь! – немедля отрапортовал всадник и помчался выполнять приказ.
- Глуза, возьми с собой двадцать всадников и быстро нанесите удар в тыл через реку. Там сидят их подлые дружки.
- Всадники, за мной! – послушался другой приближённый и повёл своих людей в контратаку на неизвестного союзника врага.
Водяной элементаль яростно бился с армией захватчиков, но на деле его атакующий потенциал таял на глазах. Каждая новая атака истончала его, делая слабее, было заметно, что жизнь была дана твари лишь временно.
- Твоя магия слабеет, - поспешил Клевлиндил уведомить Рогнура, пока сам он истратил уже больше одного колчана стрел. – Твой ход…
На парня начали нападать сомнения, как бы он не натворил ещё больше бед, только навредив защитникам. Его последняя магическая импровизация затратила слишком много энергии. А его компаньон-эльф немедля ждал от него следующего шага. Парень психанул и уселся на траву - надевать на себя обратно штаны и сапоги.
- На нас движется отр’яд всадников! ’Я переключаюсь на них! – Рейнджер принялся запускать оставшиеся стрелы в контратакующую группу кавалеристов, намеренно щадя лошадей.
Рогнур прекрасно осознавал свою бесполезность – стоит ему сейчас атаковать магией - и она лишь отклонит траектории летящих стрел, тем самым только помешав эльфу. И вообще он не воин, а война – это дело солдат.
Постепенно, одного за другим, Листрейд вынес весь кавалерийский отряд, вооружённый только копьями. Их лошади пугливо разбежались в разные стороны, унося трупы некоторых всадников на своих спинах.
- У меня осталось всего несколько стр’ел, и они нам ещё пригодятся в дороге. Думаю, тут ’я больше ничего не смогу сделать…
- И как обстоит ситуация в поселении? – с надеждой спросил парень. – Атака отражена?
- Боюсь, что нет, - с разочарованием заключил Листрейд. – Из леса к ним вышли подкрепл’ения из разбойн’ичьих банд. Восточные ворота уже совсем сгорели и пали, атакующие вошли в деревн’ю. Остатки сил успешно перегруп’пировались, даже после атаки твоего существа. Скорее вс’его, их главный командир держит вс’ю армию железной хваткой. – В словах Клевлиндила послышались нотки уважения к их врагу.
Рогнур всей душой ощутил неминуемую тщетность их сегодняшней битвы и горечь за участь тех несчастных, которым теперь суждено стать жертвами бессердечных ублюдков и нелюдей.
- Выходит, мы проиграли… Да, Клевлиндил?
- Мы – нет. Они – да. Но это не толь’ко наша вина. Они не подготовились заранее. А то, что мы сегодн’я оказались здесь, для защитников является сч’астливой случайностью…
Начинающий маг понимал, что слова друга имеют цель ободрить его, но на его горячей юной душе всё же повисло уныние.
- Не понимаю, как мой народ докатился до такого! – в гневе выкрикнул Рогнур. – Ты видишь это, подонок?! Мы разогнали твоих всадников! – Со стороны казалось, будто Рогнур ругается на пепелище. – Когда-нибудь, ты получишь своё… Кешдромат!
Клевлиндил по-дружески потряс его за плечо:
- Идём. Близится ночь, и нам нужно буд’ет разбить лагерь, желательно подальш’е отсюда.
Рогнур понимал, что упираться будет уже глупо и бессмысленно, и им теперь остаётся только отступать на северо-запад…

Глава 28
Проиграв битву
Весь оставшийся вечер Рогнур пребывал в мрачном настроении. Его верный напарник лесной эльф старался избегать смотреть ему в глаза и вместо беседы всё время проводил в раздумьях, возможно вспоминая свою далёкую родину. Через сорок минут блуждания по холмистым буграм, они наконец вышли на нормальную утоптанную тропу. Теперь дорога будет более ясной даже в темноте…
Сегодня армия негодяев будет праздновать свою кровавую победу. И это уже не просто обычное племя Зорм-Тапарч. Это уже настоящая армия слишком амбициозного завоевателя, чьи знаменосцы и барабанщики рисуют на своих полотнах и инструментах три багровых полосы, символизирующие Когти. С момента прихода в эти земли отцов-основателей, Обветренные Равнины управлялись Советом Семи вождей, собиравшимся только в знаменательные моменты в особом символическом месте на берегу великой реки Геды. Во всём остальном племенные поселения жили полностью обособленно и независимо, сохраняя между собой формальный союз. Эта традиция сохранялась издревле, пока один из вождей не сошёл с катушек и не решил стать самопровозглашённым Верховным вождём.
И это был Кешдромат Могучий, капризы которого сегодня решают участь мирных людей племени Тоз-Мершват, у которых просто не было ни хорошо вооружённого ополчения, ни достаточно большого количества защитников деревни. Конечно помощь мага и эльфа выкосила многих захватчиков, но это лишь раззадорило и обозлило оставшихся. Как бы они своей помощью не оказали им медвежью услугу…
И Рогнур отчаянно пытался гнать эти мысли прочь из головы, дабы они не разъедали его разум. Когда в сером ночном небе показался полный Хорувалус, путники поняли, что уже слишком поздно бродить ночью до стоянки Нукреша, хоть даже они и идут по тропе.
- Клевлиндил, я думаю нам пора разбить ночной лагерь. Что-то усталость сегодня тянет меня к земле…
Листрейд с пониманием кивнул ему.
- Как насч’ёт той опушки среди тр’ёх сосен?
- Годится. Сделаем привал там.
Самое главное – это то, что они отступили на значительное расстояние от воинов врага, и теперь месть Когтей на них обрушится не скоро… Будущее этих земель грозит стать ещё более мрачным, если юный маг не продолжит вести борьбу с экспансией хозяина Орлиного Когтя. Но сегодняшний день уже совсем выбил Рогнура из сил. Если бы не помощь и поддержка его верного компаньона, который несмотря ни на что держался бодрым и ясно-мыслящим, то парень наверное бы просто свалился посреди поля боя. Какая это странная магия, когда близкие люди заряжают тебя своей энергией и дают силы не сдаться тогда, когда в одиночестве ты уже теряешь всякую волю и кураж.
Наспех разложив спальный мешок и натаскав веток для растопки костра, Клевлиндил сказал, что залезет на сосну и будет спать там, путники наконец получили заслуженный отдых после тяжёлого дня...
***
Утром их разбудил не только рассвет, но ещё и вопли. Рогнур неприятно поморщился, когда до его ушей со стороны дороги долетели пронзительные женские крики: «ПОМОГИТЕ! ПОМОГИТЕ!».
- Уфф! – сонно протянул маг. – Чего это ещё такое…
Рейнджер уже стремительно спрыгивал с дерева, зорко уставившись на источник беспокойства.
- Там по тропе бежит женщ’ина, она испуганна. За ней гонятся двое мужчин, похожие на обыч’ных свардов.
- Ну так чего же мы ждём? Идём, Клевлиндил! Выручим её.
- Если ты считаешь, что это целесообр’азно, то ’я не буду возражать.
Так их утро сразу же началось с героических подвигов. Маг и эльф побежали к дороге, настигая преследователей дамы в беде, одетых в жалкие лохмотья и вооружённые дубиной и коротким железным кинжалом.
- Не трогайте её! – отважно закричал Рогнур и выбежал вперёд, вытащив из ножен свои метательные зубцы. Эльф встал чуть позади него, приготовившись стрелять из лука.
Двое оборвышей недоумённо обернулись, явив свои небритые и немытые физиономии.
- Вы это чё! – сердито бросил им тот, что был с проседью и почти беззубый. – Колдовка! Не мешайте нам изловить колдовку!
- Верно! Не мешайте нам ловить! – вторил ему второй, чуть повыше, рыжий и с дубиной.
В чём же дело? Опять преследуют людей за волшебство? Для Рогнура, изгнанного из собственного племени, это была больная тема. И парень начал быстро выходить из себя.
- Я сказал - проваливайте отсюда! Живо! Или мы сейчас от вас мокрого места не оставим.
Старик сплюнул на землю и грязно выругался.
- Это ж надо! Это как же?! Колдовку защищают! Да прокляни тебя Стиртовал!
Другой свард, что был помоложе, оценочно осматривал их, особенно его трусило от эльфа.
- Нет, давай, батя, это… Домой.
Старший гневно погрозил Рогнуру пальцем.
- Ну ты… наглый малец! Клянусь, ты пожалеешь, что помог сегодня этой твари избежать правосудия.
- Она нам убивала скот и портила посевы, - добавил второй. Тот всё-таки понимал, что шансы не в их пользу и грубить не решался.
Юный маг ответил им ехидной ухмылочкой.
- И тем не менее, земляки, я настаиваю. Ступайте домой, возвращайтесь к своим семьям – и разойдёмся тихо-мирно.
Двое крестьян угрюмо, с неохотой убрали оружие и побрели по дороге на запад, в сторону стоянки Которды.
Рогнур ощутил прилив морального удовлетворения оттого что смог защитить от жестокой расправы человека, с которым у него много общего. Пока они провожали глазами двух уходящих мужиков, сзади к ним вышла женщина, которая до этого звала на помощь. Она была низенькая, миниатюрная, с копной каштановых русых волос и россыпью веснушек на носу и щеках. Одета она была в лисьи шкуры, на шее у неё висели различные амулеты из зубов и когтей животных, на руках были медные браслеты с рунами, а глаза незнакомки источали тёплый яшмовый блеск.
- Спасибо вам, незнакомцы! – пропела она им высоким, мелодичным голоском. В уголках глаз у женщины укоренились морщины, что выдавало её возраст уже за тридцать. – Честное слово, без вас я бы пропала и валялась бы в глуши с пробитым черепом.
- Пустяки! – самодовольно сказал Рогнур, явно рисуясь. – А чем ты вообще их так разозлила?
- Ну, люди с Обветренных Равнин весьма ограниченны и глупы. И совсем не уважают женщин, стремящихся к «запретной» мудрости.
- Как тебя зовут? – спросил её Клевлиндил, внезапно заинтересовавшись незнакомкой.
- Я Замита. Последовательница культа Бальтазара. Это очень странно, не так ли, но я ощущаю в вас мистицизм.
- Это что ещё такое? – тут же поспешил осведомиться Рогнур.
- Ну, это означает, что тонкий мир уже коснулся вас, и вы излучаете искру, которой обделена большая часть обычных обывателей этих земель…
Клевлиндил после этого отвёл Рогнура за руку в сторонку и тихо прошептал ему в ухо:
- ’Я бы не доверял этой женщине. Она носит довольно тёмные чародейские знаки и поклон’яется дэзрическому князю.
Рогнур с пониманием кивнул своему другу и продолжил беседу с Замитой:
- Так значит, ты занимаешься магией? Ты что, шаманка?
- Хи-хи-хи! Да ты что! Шаманка звучит для меня как оскорбление. Нет, я ведьма. Я чту Бальтазара, князя запретных тайн. И я, и мои сёстры занимаемся настоящим прогрессом в тайнах мистицизма, а не стоим позади трона вождя и не плетём каверзы и интриги...
- Надо же, как это всё интересно! – парень попытался изобразить настоящую заинтересованность. – А я не мог бы присоединиться к последователям вашего… демонического князя?
Замита одарила его радостной улыбкой, ответив с пониманием:
- Так значит, ты тоже мечтаешь заглянуть за грани неведомого? Познать запретные тайны, укрытые от нас богами? Ну, тогда тебе с нами самое место. Кстати, я сейчас как раз направляюсь туда. На юго-западе отсюда находится одно секретное место, Чёртов провал. О нём знают лишь посвящённые. Можете идти со мной, тогда всё и узнаете…
Рогнур и Клевлиндил настороженно переглянулись между собой, обдумывая дальнейшие действия…

Глава 29
В окраинных землях
Странная незнакомка с неизвестными намерениями обескуражила Рогнура, сына Дризы. Приглашение ведьмы Замиты посетить очередное дэзрическое капище мгновенно пробудило болезненные воспоминания мага о его пленении в лимбо. Ища новых знаний, он вляпался в секту оборотней-фанатиков, которые собирались принести его в жертву на алтаре, и от которых он отчаянно спасался ночью бегством, буквально свалившись на голову Клевлиндилу Листрейду. Тщательно всё обдумав, Рогнур дал ведьме окончательный ответ:
- Нет, ты уж нас прости, но мы вынуждены отклонить твоё приглашение. У нас сейчас есть неотложные дела в деревне к северо-востоку отсюда.
На лице Замиты читались укоризна и разочарование.
- Вот как? А я уж подумала, что вы испугались. Тогда вы будете не лучше тех двух остолопов, которые гнались за мной, пуская слюни.
Клевлиндил, напротив, одобрительно посмотрел на своего друга. Эльфу тоже не хотелось пачкаться в делах с тёмной магией.
- Ну всё, рад что твоя жизнь вне опасности. Теперь нам следует разойтись своими путями. Удачи тебе, Замита! Пока.
- А если на меня снова нападут в пути? В этой долине водятся горные львы и смрадные вепри. Хрупкой женщине здесь опасно бродить в одиночку.
Парень ощутил, что его пытаются подцепить на крючок, но не поддался на женскую уловку.
- Замита, такая талантливая ведьма, как ты, без нас не пропадёт. Я думаю, ты владеешь хотя бы основами защитной магии, чтобы отпугнуть диких зверей. Прощай!
- Эх! Ну и бес с вами! – Молодая ведьма безразлично махнула им на прощание рукой и грациозной походкой, раскачивая бёдрами, пошла по тропе на запад, в сторону Чёртового провала.
Рейнджера она чем-то обеспокоила.
- И ты так прост’о дал ей уйти? – не поверив происходящему, спросил Листрейд. – Она же куль’тистка демонов. Им нельзя доверять. Правильно всё-таки говор’или те двое кр’естьян. Колдовка опасна.
Юный маг в этот раз проявил упрямство и с вызовом уставился в глаза эльфа.
- Да, Клевлиндил! Я её отпустил. Просто дал ей уйти. Ты хочешь у меня узнать, почему?
- Хотелось бы.
- Потому что магия на моей родине преследуется старыми варварскими обычаями. Потому что я знаю, из какого поселения бежала эта женщина. Она бежала из МОЕГО поселения, Клевлиндил! Откуда изгнали меня самого, лишив всех прав на общение с семьёй и друзьями! И права на справедливость…
Тонкие брови лесного эльфа стремительно меняли своё положение, тонкие губы подрагивали, а сияющие изумрудные глаза источали лёгкую грусть и сочувствие.
- Изв’ини, ’я вовсе не хотел открывать твои душевн’ые раны… Путь изгоя ухаб’ист и труден, но, преодолевая его, ты открыва’ешь для себя духовное озарен’ие.
Слова друга смогли ободрить парня и даже заставили улыбнуться.
- Вот оно как… Да ты оказывается философ. Ладно, не будем о грустном. Ну её, эту ведьму! Пока не будет доказательств её злодеяний. Пошли что ли позавтракаем?
- Сначала мне придётс’я поохотит’ься на дичь…
Нужно было возвращаться к основным делам. Пока Рогнур собирал хворост для повторной растопки костра, Листрейд достал в поле двух жирных кроликов. Обе бурые тушки уже мёртвые свисали с пояса лесного эльфа, когда он бодро вернулся в лагерь между трёх сосен.
Покончив с завтраком, путешественники наконец снялись с места, отправившись дальше по тропе в сторону стоянки Нукреша. Проходя милю за милей, они увидели вдалеке Белый лес. А слева от него два не очень крупных озера: Кость ящера и Белое. Между ними и притаилась деревенька, которую они искали. Внешний вид стоянки Нукреша немного напоминал городище. Тёмные стены частокола опоясывали деревню по эллиптической окружности, крестьянские фермы находились за её стенами – перед западными воротами и перед восточными. В центре поселения имелась естественная природная возвышенность (с учётом её и было выбрано место под строительство). На этом холме располагались все главные постройки: Длинный дом вождя, дом шамана, казармы и конюшни. Рынок, кузнец и прочие дома находились на нижнем ярусе деревни.
Главной целью Рогнура здесь было найти местную смотрящую братства Мышей и взять у неё «жирное» задание. Недостатка денег у парня сейчас не было, но ему не хотелось просиживать штаны без дела, особенно после его фиаско с обороной стоянки Рогмулга.
Следы цивилизации приятно манили своими ароматами разных товаров с рынка, находящегося прямо на входе в деревню, сразу за западными воротами. Перед входом Рогнура ожидал ещё один приятный сюрприз. Послышались знакомые голоса:
- Лоза, послушай, не забивай себе голову дурью! – теряя терпение, восклицал сиплый голос старика. – Сейчас я управляю караваном, значит, доченька, ты будешь сидеть тихо и помалкивать.
Парень оглянулся на это тощее, жилистое тело, один глаз.
- Керхель! – радостно воскликнул Рогнур, признавая своих первых надёжных спутников вдали от дома. – Вот не ожидал здесь наткнуться на ваш добрый караван.
Старик на время прекратил выяснение отношений и с не меньшим приливом радости выкрикнул приветствие, широко распахнув объятия:
- Хо-хо-хо! Да неужто это ты, парень! И разрядился-то как, вы посмотрите! Вылитый головорез-северянин, не иначе!
Остальные караванщики тоже отвлеклись от расстановки лагеря, пожирая глазами Рогнура и его нового компаньона.
- А это кто тут с тобой? – Керхель перевёл свой единственный глаз на эльфа. – Разрази меня Картазмол! Лесной народец. Очень приятно, я простой торговец. – Старик намеревался тоже приобнять рейнджера, но тот просто отступил на пару шагов назад, уклоняясь.
- Эй, мам, гляди! – звонко воскликнула Лоза, дочь Керхеля. – У нас тут наш недавний знакомый. И возмужал-то как! – Сариби тоже бросила свои дела, с отвисшей челюстью уставившись на парочку путешественников.
- Ну-с-с, - начал было Керхель. – Раз такое дело, то тебе видать скидку положено объявить. Не хочешь присесть с нами у костра и поведать о своих последних приключениях?
- Это можно! – Рогнур не стал отказываться от предложения, но и не собирался посвящать старика во все свои мокрые тайны и воровские дела.
Они просидели у костра больше часа, Керхель, Рогнур и Клевлиндил, рассказывая друг другу последние новости с Обветренных Равнин. Эльф правда старался держаться молча.
Старик сказал, что некоторые люди из его каравана стали сильно беспокоиться насчёт военного положения, грозящего почти каждому поселению. На что Керхель убеждённо повторял, что караванщиков эта война не касается. Кто бы ни правил в Кервак Горзак, он всё равно будет нуждаться в налаживании экономических связей в завоёванных поселениях. И им просто будет нужно всего лишь вовремя отходить подальше от театра военных действий.
Рогнур в свою очередь рассказал ему, как он нашёл себе работу на ферме и в шахтах, как он отбивался в лесу от разных диких тварей и разбойников. И даже мельком обмолвился об их с эльфом небольшом участии в обороне стоянки Рогмулга.
- Да ну, ты что, с ума сошёл?! – почти истерично завопил Керхель. – Там же смерть схватить - что пить дать! Ты, парень, ещё такой молодой, а уже спешишь отдать свою душу драконам!
- Старик, только не надо считать меня за ребёнка! – вспылил Рогнур. – Я прекрасно отдаю себе отчёт, чем я рискую. И перед каждым нападением армии подонков на деревню, драконы посылают мне видения… Порой не все могут делать то, что им хочется…
- Безумец, безумец… - Керхель продолжал бормотать, присев на бревно возле костра.
Дахар Меткий Удар, до этого тихонько сидевший подле них и вылавливающий каждое слово, заразившись интересом к Рогнуру, наконец подал голос:
- Тихо, парень, не береди нервишки деда. Давай лучше раздавим с тобой по чарке медовухи, мне надо тебя спросить кое о чём важном.
Рогнур не забыл этого лихого охранника каравана, который посоветовал ему стать частью дружной воровской «семьи» и вручил тот самый заветный пароль. Маг пересел рядом с ним. Разлив между ними в деревянные чарки мех крепкого пойла, Дахар, совсем понизив голос, спросил:
- Ну что, ты воспользовался моим предложением вступить в братство?
- Да, я уже выполнил несколько миссий. Теперь я нахожусь в ранге «Щипач».
- Неужели? – Казалось, караванщик не поверил своим ушам. – Да ты видимо далеко пойдёшь, парень… Нравится такая работёнка?
- Более-менее. Да и мне пока выбирать не приходится. Время-то сейчас тяжёлое, да и выживать на что-то надо...
- Ну, с этим конечно не поспоришь! Ты замолвил Сагриши словечко, что это я прислал тебя?
- Да. Само собой.
Дахар лукаво ухмыльнулся, отхлёбывая медовуху из своей чарки.
- Значит я вернул ей свой долг. Больше стерва не станет на меня давить.
- Какой долг? Ты вообще о чём?
- Да так, пустяки… Не забивай себе этим голову. В двух словах – в прошлом я потерял её протеже… Это был конкретный завал миссии.
- Хмм… Ну, со всеми бывает. Не стоит себя за это постоянно грызть.
- Хех! Да нет, тут такое… Знаешь, не все теряют младшую сестру подруги. Особенно, когда ты клянёшься привести её домой в целости и невредимости… До этого у меня с Сагриши были самые обжигающие страстные отношения. До того дня…
- И ты с тех пор перестал выполнять работу братства? И прибился к каравану… Вот оно как.
- Да. Вроде того.
Так Рогнур и Клевлиндил просидели в компании каравана Керхеля до самого вечера…

Глава 30
Неожиданная работёнка
Хотя встреча Рогнура с друзьями-караванщиками доставила ему кучу радости, но день уже неумолимо клонился к сумеркам, а это означало, что им надо было поспешить посетить здесь дом местной осведомительницы братства Мышей. Купив у Керхеля немного орехов, яблок и гранатового сока в дорогу, парень поспешил откланяться:
- Был очень рад снова встретить вас, добрые сварды! Но боюсь, что дела наши не потерпят отлагательств.
- Удачи тебе, малец! – чуть-ли не проронив слезу, выдохнул Керхель. – Заходи ещё, у нас всегда полно всякого товару. И не вздумай погибнуть почём зря!
От Дахара Меткого Удара, бывшего ловкача братства, Рогнур узнал, где в стоянке Нукреша находится дом Исто Колючего Шипа – на северо-восточной окраине, рядом с частоколом и восточными воротами. Поскольку эльфа Мыши не допускали во внутренние дела, пришлось опять отправлять Клевлиндила прогуляться. Рогнур дал ему десять медяков, сказав, что этого будет вполне достаточно, чтобы вдоволь наесться и напиться, покупая еду на рыночной площади. Рейнджер на это лишь уныло вздохнул и с неохотой взял деньги, предоставив Рогнура на время самому себе.
Итак, добравшись почти по темноте к простому, непримечательному дому осведомительницы, Рогнур привычно постучал по стене.
- Кто там? – ответил ему хриплый женский голос изнутри.
- Мыши всегда знают, куда бежать, когда прятаться и где пахнет едой… - чётко проговорил парень.
- Ну тогда заходи, вор.
Рогнур прошёл под навесом в заветный дом. Внутри на мягких подушках сидела женщина, лет под сорок, чьё лицо не пожалели ни годы, ни враги. Серо-пепельные волосы, с проседью на висках неуклюже свисали на плечи. Лицо Исто Колючий Шип избороздили мимические морщины и огромный длинный багровый шрам, проходящий вертикально по лицу через правый глаз сверху донизу. От этой травмы её правый глаз совсем побелел, как у слепого, а второй был голубой. Одета женщина была в простое мешковатое платье, как и у любого другого жителя деревни.
Она заметила, как Рогнур вначале шокировано отреагировал на её внешность и стал изучающе осматривать её.
- Хе-хе-хех! Ну и в каком же ты ранге, мальчишка? – начав уже недобрым тоном, спросила сова.
- Эээ… Я щипач. Пришёл взять у тебя задание.
- Щипач. Ну что, как ты считаешь, я красивая?
Внезапный вопрос Исто прямо-таки озадачил Рогнура.
- Эээ… Конечно! Очень красивая!
Смотрящая на это лишь издевательски усмехнулась.
- Вот так всегда!.. Какому мужчине ты вопрос не задашь – так вы все врёте. И все почти одинаково!
- Что я такого сказал?
- Думаешь, я не смотрелась в своё отражение на берегу озера или я не видела, как на меня смотрят местные Думан-Мердоль?
Парень потихоньку начал понимать, почему эту женщину прозвали Колючий Шип. Рогнур начал терять терпение.
- И что такого тебе не нравится в твоей внешности?
- Я расскажу тебе, чтобы ты наконец перестал рассматривать меня. Раньше я жила на одинокой ферме к юго-востоку отсюда, возле реки Геды. Но затем то место, где жила наша семья, приглянулось армии Кешдромата Вдовьего Плача для строительства его крепости. Подонки после этого припёрлись к нам домой и скрутили всю мою семью и меня. Я естественно сопротивлялась и кусалась, за что кривой клинок Зорм-Тапарч полоснул мне лицо. Отца убили, мать и двух сестёр изнасиловали и заморили голодом, а меня посчитали слишком уродливой для забав и посадили в клетку. Я тогда горела ненавистью и не собиралась им сдаваться. В конце концов, я сломала замок и сбежала из клетки, добравшись живой сюда. Живя вначале на подаяния добрых людей, вспоминая свой сгоревший дом и замученную семью, на рынке я встретилась с членами братства Мышей и стала его частью. Можно сказать, я самая молодая сова в братстве. Ведь это я активно вела инициативу, чтобы король воров поставил меня здесь смотрящей.
Парень внимательно слушал её тяжёлый душещипательный рассказ, не закрывая рта. Судьба эту женщину сильно потрепала, это было заметно. Затем она спросила его:
- Тебе дать кражу, чистку или подставу?
- Эмм… Мне вообще-то сказали, что у тебя есть крупное задание.
- Так-так. Значит, за самой сливкой пришёл? Я вообще-то думала давать это задание вору, рангом не ниже, чем ловкач или хорёк. Ты точно хочешь рискнуть?
- У меня есть эльф-телохранитель, так что да, я готов рискнуть.
- Интересно. Ну, тогда я думаю, инициативность должна вознаграждаться… У меня есть очень важное и деликатное задание, особенно учитывая текущую военную ситуацию в Обветренных Равнинах. Наш вор Алем Мокроух, в ранге «Хорёк», загремел прямо в клетку к ублюдкам Кешдромата.
Теперь Исто вовсю насладилась ошалелым выражением лица юного щипача.
- Ты не ослышался, моё задание включает в себя незаметно пробраться в стоянку Гармака, влезть в их темницу и вызволить из неё нашего человека. Разумеется, ты должен будешь привести его сюда ко мне, живым и, желательно, дееспособным.
Да уж!.. Задание оказалось уже совсем другого уровня, с риском для здоровья и жизни. Но Рогнур всё равно не собирался отступать.
- Беру! – без колебаний заявил парень. – Я обещаю тебе, я вызволю его, но мне нужны его приметы.
- Алем Мокроух – кронустигц, 27-ми лет, молодой, соломенные волосы, голубоглазый, среднего роста. Так понятно?
- Понятно. У меня только последний вопрос. Можешь рассказать мне о связях братства в этом поселении?
- А ты, я смотрю, деловой. Ну ладно, в стоянке Нукреша живёт наш барахольщик Хикми Придурковатая, ей можешь сбывать краденое и устраиваться на ночлег. На рынке есть два наших соглядатая: Пращур Долговязый, молодой дуриснок, и Костеглот, этот мужичонка вышел из кроггов, что кочуют в восточных землях.
- Ну всё, уже поздно… Не буду больше донимать тебя своим присутствием.
- Я искренне желаю тебе удачи, щипач, - уже гораздо более тёплым тоном сказала Исто Колючий Шип. – Не каждый вор способен отправиться в логово зверя и рисковать своей шкурой.
- Я и не только вор… - загадочным тоном сказал ей Рогнур.
Парень покинул дом осведомительницы, гуляя под звёздами по тёмным улицам в сторону рынка, возвращаясь к своему компаньону. Вскоре он обнаружил Клевлиндила, сидящего недалеко от опустевших лавочек в позе медитации на широком пеньке. Эльф мирно сидел с закрытыми глазами, водя острыми ноздрями по воздуху.
- Эй, Клевлиндил, ты тут не заснул? – шутливо осведомился маг.
Тот медленно открыл светящиеся зеленоватым светом в темноте глаза.
- Мне стало оч’ень скучно… Ты как? Взял для нас зад’ание?
- Да, взял. И я даже не знаю, обрадуют ли тебя такие новости… В общем, нам с тобой придётся отправиться на освободительную миссию в тыл врага. Поэтому, сегодняшнюю ночь мы проведём в стенах этого поселения, снимем комнату у скупщика. А завтра будем опять закупаться экипировкой у кузнеца, купим тебе побольше стрел. А там нас ждёт долгое путешествие, полное опасностей и риска погибнуть...
Эльф всё это выслушал с совершенно невозмутимым лицом.
- Хмм. Ну что ж, мн’е нравится такой раск’лад. Ага, вот ещё что… - Рейнджер пошарил у себя в пустом колчане, взял ладонь Рогнура и вернул в неё те десять медяков, что парень дал ему сегодня на карманные расходы. – Заб’ери себе, мне они не к чему.
Удивлению Рогнура не было предела.
- Но как же?.. Клевлиндил, ты совсем не нашёл применения деньгам? Что же ты здесь делал в моё отсутствие?
- Ис’следовал улицы, - спокойно ответил эльф.
- И чем же ты питался?
- У меня свои методы. - Тон эльфа неизменно оставался невозмутим.
- Ты хоть не голодный?
- Нет. ’Я не голоден.
- Ну, от разговора с тобой я сам теперь проголодался. Ладно, пойдём искать себе ночлег. А там у скупщика чего-нибудь пожуём…

Глава 31
К чёрту на куличках
Скупщик братства Хикми Придурковатая достаточно гостеприимно приняла у себя вора и рейнджера. Перекусив на ночь фруктами и орехами, а также распив между собой кислый гранатовый сок, путники переночевали там до утра, дожидаясь открытия рынка и кузницы.
Утро их встретило достаточно ветреной и пасмурной погодой. Небо было непроглядно-серым и не предвещало им спокойного дня. Зайдя к кузнецу Оттмару Седогриву, Рогнур всерьёз озаботился обновлением их экипировки и снаряжения. Несмотря на все его уговоры, Клевлиндил наотрез отказался менять свою лёгкую кожаную броню, с почти незащищёнными руками, за исключением наручей на запястьях, и открытой головой.
- Нет, мне намн’ого удобнее в своей привычной шк’уре, - заявил лесной эльф. Казалось, он что-то недоговаривал, или это его упрямство было связано с какими-то тайными обычаями его народа. – ’Я не собираюсь надевать на голову эти дурац’кие звериные морды.
- Послушай, дружище, ты же понимаешь, куда мы с тобой идём? – парировал ему Рогнур. - Чем больше мы натянем на себя защиты – тем лучше.
- Покупай себе. – Рейнджер был непреклонен.
Тогда юный маг стал подбирать себе более тяжёлый вид оружия, чем простые метательные зубцы. Из топоров, луков, копий, клевцов и дубин, он выбрал для себя изящный короткий меч, с одной режущей кромкой. Это был охотничий резак: в длину около 19-ти дюймов, из лучшего закалённого железа, с обитой медью рукоятью. Передний край резака, в отличии от тесака, был заточен, так что оружием можно было наносить колющие удары. Вместе с ним прилагались и ножны, которые Рогнур с удовольствием разместил у себя на поясе слева. Он хотел было спросить у Седогрива, есть ли у него в ассортименте что-нибудь для магов, но… сдержался, ведь маги и ведьмы в этом краю всё ещё были не в чести, а парню совсем не хотелось, чтобы на него донесли шаману и вождю, а там ему и вообще запретят вход в поселение...
Новую броню Рогнур себе покупать не стал, хотя денег было всё ещё достаточно. Его лёгкая меховая броня вкупе со шлемом из медвежьей головы прекрасно подходила для дальних переходов по Обветренным Равнинам, осталось только набрать полные колчаны стрел для Листрейда. Далее юноша поспрашивал у местных о возможных маршрутах в стоянку Гармака. Те, кто не вылуплял глаза и не убегал прочь с криками и ругательствами, рассказали ему о двух возможных путях. Первый путь к племени Зорм-Тапарч пролегал через юго-восточную тропу от стоянки Нукреша, огибая Белый лес и выходящий напрямую к Орлиному Когтю – главной крепости Кешдромата Могучего, недавно выстроенной на руинах фермы семьи Исто Колючего Шипа. Затем им нужно будет пересечь великую реку Геду и отправиться на северо-восток до самого поселения, где держат заключённого. Второй вариант казался ему более коротким, но и таил в себе скрытые неизведанные опасности. Тогда им бы пришлось продираться напрямую через Белый лес, затем взбираться по узким тропам Железных гор и, наконец, миновать реку Клыкастую, свернув на юго-восток к стоянке Гармака.
Рогнур решил посоветоваться со своим другом:
- Ну, что ты думаешь, Клевлиндил? Будем проходить прямо через армии врага или пролезем скрытно по холоду и лесным дебрям?
- Не мне это решать… - равнодушно ответил эльф. – Но, если хоч’ешь моё мнение, ’я бы выбрал путь через лес.
Такой ответ эльфа казался слишком уж очевидным – лесной эльф выбирает путь через лес. Но если вдуматься, в этом и правда есть логика, ведь лучшая тактика для вора или партизана – незаметность.
- Тогда выбираем твоё предложение! - ободряюще сказал Рогнур. Ему хотелось, чтобы Листрейд чувствовал, что с ним считаются как с равным, а не как с обыкновенным солдатом.
В районе полудня они выдвинулись из деревни и отправились под тени деревьев. Те дикие звери, которые им встречались в лесу, а именно: небольшие стаи волков и одинокие бурые медведи, убегали прочь без боя, поскольку лесной эльф умело применял на них Эл’Горзе. Особая гуманность рейнджера к дикой природе ощущалась во всех мелочах – если зверь не был нужен в пищу, то убивать его не было смысла…
В Белом лесу росло много странных кустов с дикими ягодами, о которых Рогнур понятия не имел. Он постоянно задавал эльфу вопросы, вроде: «Это что за ягода?», «А эта, чёрная, съедобная?», «А эти грибы?». Листрейд предпочитал молча сканировать лесные прогалины глазами и активно вертеть ушами и часто сердился из-за града сыплющихся на него вопросов. В конце концов, дошло до того, что все съедобные ягоды и грибы он начал молча собирать в рюкзак, оставляя все ботанические уроки до ночного привала.
Через пару часов им на пути встретилась тёмная пещера, из которой воняло сыростью и пылью. Рейнджер пригнулся и пошарил рукой перед входом, осматривая белую в жёлто-серной слизи субстанцию. Это оказалась паутина.
- Здесь обитают пауки-душители, - со знанием дела заявил эльф. – Даже перед входом разб’росана паутина. Не советую использовать эту пещеру для ноч’ного лагеря.
От его слов Рогнура пробрала дрожь. Он полюбопытствовал:
- А какие они из себя, эти пауки-душители? Сильно опасные?
- Разм’ером они с крупную собаку, желтобрюхие, с чёрными глазами. Длина хелицеров дос’тигает десяти сантиметров. Имеют привычку прыгать на добычу свер’ху и плеваться в лицо удушливой слизью. Не любят дн’евной свет, поэтому обычно вылезают на охоту по ночам. Охот’ятся на всех, начиная с мелких грызунов и птиц, заканч’ивая оленями и волками…
Рогнур стал совсем обескуражен его рассказом и внезапно захотел оказаться от этого паучьего логова как можно дальше…
- Спасибо за урок природоведения. – Парень довольно фальшиво пытался сохранять спокойный тон. - Пойдём отсюдова дальше.
Листрейд лишь весело усмехнулся, как будто догадавшись о его страхах. Они завернули на северо-восток. Через пару сотен ярдов эльф у больших извилистых коряг резко пригнул Рогнура к земле, сказав:
- Тсс! Сей’час надо сидеть тихо.
- В чём дело? – растерянно, пониженным голосом спросил маг.
Рейнджер рукой указал ему на здоровенное рыжевато-охристое пятно у родника.
- Смотри туда. Видишь? Это оч’ень опасный вид кошачьих, на которых оч’ень редко срабатывает даже Эл’Горзе – тигр-саблезуб.
- Откуда ты знаешь, что на нём не срабатывает твой Эл… короче, язык зверей?
- Так ’я проходил этим путём задолго до того, как набрёл на берлогу, где познаком’ился с тобой… Считаешь, ’я не пытался?
Рогнур почти с благоговением и отвисшей челюстью смотрел, как огромная, размером почти с носорога, кошка величественно вытянула морду над прохладным ручейком, ритмично зачерпывая воду своим розовым шершавым языком. У тигра-саблезуба мышцы лап и на спине просвечивали сквозь гладкую полосатую шкуру, а жёлтые клыки-сабли небрежно погружались в воду, скрывая свою ужасающую длину.
- И что случилось дальше… ну, после того, как ты попытался успокоить тигра?
- Кошка яростно бросилась на меня, и ’я был вынужден играть с ней в салочки по деревьям. Затем ’я скинул ему барсука и отвл’ёк зверя приманкой…
- Надо же. Какой коварный приём… Ну, думаю, тогда выхода у тебя не было. И как нам сладить с этим?
- Не вступай с ним в бой. Просто крад’ись за мной. Мы обойдём его тихо.
Клевлиндил согнулся вприсядку и побрёл вперёд, наглядно показывая Рогнуру приём скрытности. Парень неуклюже пытался повторять все движения за эльфом, но ножны нового оружия неудобно упирались в бок и то и дело зацеплялись о землю. От напряжения у Рогнура на лбу выступил пот.
Шуршание в кустах привлекло внимание хищника, и он оторвался от водопоя, подозрительно уставившись в сторону Рогнура и Клевлиндила. Пригнувшись к траве всей своей мощной тушей для охоты, тигр-саблезуб мягко и бесшумно ступал к источнику странного шума. Он напоминал собой приближающуюся неминуемую котострофу, и если бы о присутствии кошки не было известно заранее, то он одним ударом мог бы снести жертве голову…

Глава 32
Танцы под луной
Сердце Рогнура отплясывало чечётку, он понемногу начинал терять самоконтроль по мере приближения к ним огромной клыкастой кошки. Тигр-саблезуб принялся водить носом, принюхиваясь в поисках очередной добычи. Под шлемом-мордой мага потекли струйки нервного пота, а тело его разрывалось между отчаянным желанием дать дёру и оставаться неподвижным. Ловким бесшумным движением Клевлиндил наложил стрелу на тетиву, и буквально за секунду она со свистом описала в воздухе высокую дугу, угодив в дальние кусты дикого папоротника.
Хищник мгновенно среагировал на странный шум в кустах позади и, сделав свирепый рык, ринулся в сторону мнимого животного. Смертельная угроза на время отступила, и у мага с рейнджером появилась заветная возможность проскочить мимо.
- Т-с-с-с! – понизив голос, шепнул Листрейд. – Он ещё близ’ко, пошли дальше, толь’ко не шуми.
- Я п-понял… п-п-понял, - процедил Рогнур сквозь зубы, пытаясь сохранять спокойное выражение лица. Но глаза всё равно предательски выдавали его панику.
Они, крадучись, двинулись дальше на северо-восток, через сотню ярдов перешли на спокойный шаг и заходили всё дальше в чащу, уже подумывая о месте для ночного лагеря. В этих местах деревья росли густо и солнце почти не пробивалось. Однако, вдалеке через тернии виднелся оранжевый свет.
- Эй, Клевлиндил! Гляди туда. – Рогнур показал ему на необычно освещённое в Белом лесу место. – Должно быть, там есть огонь, а значит эта часть леса обитаема.
Лесной эльф с подозрением всмотрелся на дальние пляски света, которые энергично мерцали в вечерних сумерках, создавая собой причудливую игру света и тени. До длинных ушей рейнджера постепенно начали доходить весёлые крики и людской смех.
- Верно, там есть люди. Но стоит ли нам так откр’ыто выдавать себя? Неизв’естно ещё, дружелюбны ли они или враждебны…
- Тут ты конечно прав, дружище, - поддержал его Рогнур. – Так чего мы ждём, раз появилась такая возможность сэкономить время на сборе валежника и расстановке лагеря? Пойдём, подкрадёмся к ним поближе и разведаем…
- Только дер’жись в тени кустов, иначе нас зам’етят, - наставительно сказал Листрейд.
Путники осторожно приближались к таинственному лагерю… Уже ближе послышался ритмичный стук барабанов, мелодичное пение свирели и звонкие удары медной палочкой о треугольник. Вся эта нестройная какофония довольно плохо сочеталась с привычными звуками дикой природы. Казалось бы, лес тут заканчивается и начинается цивилизация, но нет, это было всего лишь изолированное место, где собирались почитатели очередного дэзрического князя.
Рогнур и Клевлиндил с любопытством выглянули из кустов. То, что они увидели, поразило и шокировало их. На поляне возвышалось исполинское каменное изваяние очень странной формы, похоже оно было на грубо слепленную из булыжников бабу с рогатым бородатым лицом и длинным крючковатым носом. Скульптура божества была похожа больше на поделки людей, живших в пещерах. У ног каменного изваяния лежали чаши с подношениями последователей в виде фруктов, жаренного мяса и вина. На капище танцевали и веселились мужчины и женщины - от совсем юных, едва вступивших в половую зрелость, до седовласых и пожилых, но пляшущих здесь резво, будто бы годы снова были не властны над ними. Все они были раскрашены синими полосами в области глаз, предплечий, живота и ног.
- Похоже, они тут веселятся… - Рогнур сказал это эльфу приподнятым голосом, будто начиная проникаться здешней музыкой и общим настроением.
- И ты пос’мотри, как они одеты…
Цепкий глаз рейнджера тут же уловил странность в одеяниях последователей князя дэзры Вакхира. Груди девушек и женщин свободно выглядывали сквозь пятнистые повязки из шкур через специально сделанные отверстия. Такие же тонкие повязки обтягивали их бёдра, открывая почти всё самое сокровенное. Юноши и мужчины все были с голым торсом и небольшой соломенной набедренной повязкой, сквозь которую, время от времени, мог свободно выглядывать стоячий член. Их обувь на ногах различалась больше: от сапог до вязанных ножных обмоток. Группа из пяти музыкантов: двух барабанщиков, флейтиста и треугольщика, весело наигрывала нестройные мелодии. Когда они уставали, их поочерёдно сменяли другие, чтобы музыка на поляне не затихала.
- Похоже, они сейчас не настроены агрессивно, - задумчиво сказал Рогнур своему компаньону. – Клевлиндил, может нам выйти и поздороваться?
- Делай как знаешь, но учти, что зд’есь эти люди поклон’яются дэзрам. – рейнджер пальцем указал ему на статую, на случай, если Рогнур случайно не заметил её, засмотревшись на почти голых девок.
- Ну, это плохо. Хотя, эти люди разительно отличаются от тех, которых я видел в Чахлом лесу, и вряд ли в ближайшее время собираются нас съесть… - Рогнур упрямо решился и вышел на свет из кустов, рукой подзывая эльфа за собой.
Некоторые из танцующих и обнимающихся на поляне людей обратили свои взоры на двух выходящих из кустов пришельцев. Это капище было обустроено похожим образом, как и капище Асмодея, но не в таких агрессивных и людоедских красках. И в воздухе витал какой-то странный аромат сладострастия, пробуждающий у присутствующих здесь все потаённые желания. Из толпы им навстречу вышла женщина. Она была практически обнажена, вся изукрашенная синими красками, и носила большую серебряную диадему на голове, из которой торчал причудливый венец из павлиньих перьев. Женщина выглядела как северянка из дурисноков, длинная коса до открытого зада, соломенный цвет волос и светло-голубые глаза. Казалось, она выглядит значительно моложе своего настоящего возраста, с объёмистыми налитыми грудями и широким задом, которым она кокетливо виляла при походке. Её алые полные губы растянулись в приветственной улыбке, когда она им сказала:
- Добро пожаловать, уставшие странники, в Синюю рощу Вакхира. Вы пришли сюда в поисках отдыха или хотите принести дань уважения двуликому богу?
Рогнур чувствовал себя обязанным взять слово, ведь номинально он был лидером в их паре, но на время впал в ступор, увидев перед собой женщину столь ослепляющей красоты. Его дружок в штанах отчаянно хотел выпрямиться, невовремя причиняя неудобства.
- Эм-м-м, - начал было маг. – Простите, не хочу показаться невежливым, просто непривычно видеть здесь столько людей столь… обнажёнными.
Светловолосая жрица заливисто засмеялась, обнажая довольно целые и удивительно белые зубы. Из толпы кутил также послышались задорные и весёлые смешки.
- Тогда давайте растопим холодный лёд смущения, стоящий между нами, - продолжила жрица. – Я Хельда Порочная, здесь главная жрица Вакхира, князя, дарующего все земные и неземные удовольствия и наслаждения. Как же мне звать тебя и твоего друга?
- Э-э-э. Меня звать Клевлиндил Листрейд, - Эльф уставился на него с возмущением. - Ой, простите! Это моего друга зовут Клевлиндил Листрейд, а меня звать Рогнур. Мы просто проходили мимо и решили немного отдохнуть в вашем… святилище.
Глаза Хельды выразили лёгкую досаду.
- Вот как… Значит вы явились сюда не для поклонения великому князю. Ну что ж, можете провести ночь здесь у нас, мы дадим вам место для ночлега, еду и выпивку. А также, если вы хотите, девушку или юношу, ну это уж как вам нравится…
Последнее предложение жрицы привело Рогнура в ещё большее замешательство. Ему не хотелось блистать своим невежеством перед целой толпой людей, которых было здесь раза в три больше, чем на капище оборотней, и он вплотную приблизился к Хельде, шепнув ей на ухо:
- А это как? Что нам надо будет делать с девушками? Это значит вступление в брак?
Хельду Порочную опять рассмешил его наивный вопрос, и она тут же пояснила:
- Нет, ну что ты! Здесь мы свободно занимаемся соитиями для простого земного удовольствия. Вакхир раскрыл своим последователям секрет секса, после которого женщины не обременяются вынашиванием плода, если всё сделают правильно.
- Честно говоря, я ещё не знаю… Мне надо посоветоваться с другом, вы не возражаете?
- Что вы, нет. Делайте всё, что считаете нужным. И мы не будем вас торопить. Сегодня вы должны испытывать только наслаждения! – Главная жрица вскинула свои изящные руки к небу и принялась танцевать. Вокруг неё, словно мотыльки на огонь, стали виться юноши и девушки, казалось, что все они хотят сделать этот «секс» именно с ней.
Рогнур увидел своего компаньона немало смущённым от обильного внимания к нему женщин и даже мужчин. Лесной эльф казался им привлекательной экзотикой, и почти каждый последователь Вакхира стремился понравиться остроухому. Рогнур спросил:
- Ну, кажется всё обошлось. Угрозы для жизни нет. Тогда заночуем здесь?
Рейнджер с сомнением посмотрел ему в глаза, ответив:
- Честно говоря, ’я бы выб’рал это место последним из всех, котор’ые можно было выб’рать… Но, поскольку решать тебе, ’я проведу эту ночь тут вм’есте с тобой. Пока ты сов’сем тут не потерял голову от обилия челов’еческих самок…
- Эй! Ну что ты, Клевлиндил. Ты можешь хотя бы ненадолго расслабиться? Давай хотя бы потанцуем…

Глава 33
Оргия в Синей роще
С головой окунувшись в чарующую атмосферу нестройной музыки, красоток и возбуждающих ароматов, Рогнур, наречённый «избранным» богами-драконами, о чём поведал ему в лимбо Стиртовал, привёл за руку своего лесного компаньона к одному из трапезных столиков. То были сплошь пеньки и брёвна, зато они были полны вкусных фруктов и жаренной курятины, крольчатины и свинины.
К ним участливо присела Хельда Порочная в сопровождении двух спутников: молодой, стройной и русоволосой девушки-сварда и красивым, атлетичным, с тонкими чертами лица, почти раздетым догола юношей-свардом. Верховная жрица Вакхира с улыбкой наблюдала, как её гости с аппетитом уплетали угощение, после чего им сразу же поднесли деревянные чарки с красным вином.
- Ну как, храбрые войны? Вам по нраву наши угощения?
Вместо ответа Рогнур смачно рыгнул, отчего тут же прикрыл рот рукой, устыдившись, а Клевлиндил лишь одобрительно кивнул головой в ответ на вопрос Хельды.
- Наша Праздная Ночь только начинается! – сказала жрица, кокетливо прищёлкнув губами. - Тогда не хотите ли присоединиться к нам в танцах?
- С удовольствием! – смело сказал Рогнур. А рейнджер молча поднялся с места и пошёл с ними.
Теперь путешественников закружила ритмичная волна сладострастия, которой в этом капище прониклись все. Юноши и девушки, мужчины и женщины, даже старики и старухи совершали ритмичные и хаотические движения, доведённые почти до безумия. Казалось, что всех гуляющих здесь накрыло густым потусторонним покровом мира дэзры и царившая здесь таинственная сила обладала собственной волей. Она хотела, чтобы люди предавались здесь самым простым земным удовольствиям, веселились, гуляли и развратничали. Магу и рейнджеру показалось, что вино, которое им наливали, было необычным. Теперь все рамки их рассудка были расшатаны и выбиты к чертям.
- Э-э-эй-эй! К-клевл-и-индил! – Речевой аппарат Рогнура тормозил и не успевал за мыслью. – Ч-ч-что-то м-м-мне… е-е-хо-ро-шоо!
- ’Я-я-я- т-т-еб-бя п-п-пони-и-има-а-аю, ч’-е-е-лов-е-е-к!
После этого несуразного диалога, упитым спутникам показалось, что их тела теряют равновесие, и, шатаясь, они оба схватись друг за друга. Лесной эльф и свард так и застыли в положении замка, когда руки одного опирались на плечи другого, и неожиданно… жадно поцеловались. Этого никто из них не мог предвидеть.
- Эй-эй! Погодите! – тут же возмутилась Хельда Порочная. – Парни, сначала возьмите меня! Между собой и потом можете заниматься этим, но сейчас вы у меня в гостях.
Жрица Вакхира вместе со своими последователями разомкнула сцепившуюся парочку и принялась стаскивать одежду с Рогнура. То же самое девушки и юноши стали делать и с Клевлиндилом. Танцы на поляне почти прекратились, и люди принялись предаваться плотским утехам, беспорядочно и неразборчиво, словно они сами того не осознавали, где сейчас находились…
Наши герои оказались в относительно приятной компании Хельды и её самых прекрасных последователей. Их приятно гладили, щупали и наворачивали различные финты на их телах… Буря экстаза достигала то одного, то другого человека на поляне. В конце концов, даже музыканты перестали играть и включились в общую оргию. Всё это действо длилось порядка трёх часов, пока последний человек в капище не уснул голым на земле, откинувшись без сознания…
***
Утро 17-го, Месяца Рыбного нереста Рогнур встретил тяжело. Парень ощущал в своём теле целый букет различных дискомфортных ощущений – начиная от пробуждения голышом посреди толпы абсолютно голых людей, затёкших и ноющих конечностей, розового тумана в глазах, после которого всё вокруг двоится, троится и шатается…
Точно в таком же положении оказался и его друг Клевлиндил, левое ухо которого было смято от долгого лежания на земле и теперь смешно дёргалось от шока в прояснившихся изумрудных глазах. Последователи князя дэзры тоже понемногу приходили в себя, правда они не были столь смущены своим положением, в отличие от наших героев. Для тех всё было знакомым и привычным.
- Эй, Клевлиндил, ты как себя чувствуешь? – стараясь не выдавать шока, осведомился Рогнур. – Ты в порядке? Идти можешь?
- М-м-да, могу! – ответил рейнджер, выпрямляя своё левое ухо и потягиваясь. – Где наше снар’яжение?!
- Да где-то тут… Всё вокруг раскидано как попало… Не волнуйся, сейчас найдём.
- Р’огнур, моя память как дырявое сито. Вс’ё как в тумане… Ты что-нибудь помн’ишь после выпитого вина?
Юный маг не стал ему лгать – он тоже ничего не помнил после вечерней трапезы вместе с Хельдой Порочной и после того, как их позвали танцевать и веселиться…
- Нет, прости, Клевлиндил, моя башка тоже сейчас такая, будто в ней понаделали дыр… Кто знает, что эти странные люди вчера делали с нами?..
- Только то, чего вы действительно заслуживаете, развлекали вас и доставляли неземные удовольствия… - сказала Хельда Порочная томным голосом, грациозно по-кошачьи потягиваясь и всё ещё обнажённая. Её прекрасные налитые груди весело подпрыгивали в такт движениям.
Рогнур и Клевлиндил стыдливо прикрыли перед ней свои гениталии, тут же покраснев.
Верховная жрица и ещё несколько молодых девушек лишь игриво засмеялись.
- Ой, да не смущайтесь вы так! Не стоит стесняться своих желаний. Вы можете остаться здесь с нами и посвятить свою жизнь поклонению великому князю удовольствий… Что скажете на это? – Хельда игриво потеребила себе правый сосок.
- Ну уж нет! То есть, извините, но нас с компаньоном ждут очень важные дела… И вообще, мы участвуем в войне… Вы не подскажете, где наши вещи?
- Да не волнуйся ты, красавчик! Скоро всё найдём! И вашу одежду и снаряжение… Ничего у вас насильно не заберём…
Через сорок минут поисков вокруг голых людей, парочка путешественников наконец нашла всю свою снарягу и нацепила её на себя, убедившись, что ничего не утеряно. Последователи Вакхира были с ними удивительно милы и обходительны, почти как слуги. Утром Хельда ещё раз угостила их печёным картофелем и мясом, правда от её вина гости отказались, заменив его на ключевую воду.
- А из вас бы получись весьма хорошие последователи Вакхира, - мечтательно промурлыкала верховная жрица капища, устремив на гостей свои ярко-голубые глаза. – Но если будете ещё в этих местах – то заходите к нам в гости, не стесняйтесь!
- Возможно, очень может быть… - пробормотал Рогнур, смущённый сотворённым им прошлой ночью в пьяном угаре непотребством. – Но как же, верховная жрица?.. Скажи, разве ты не боишься за свою душу? Неужели твой князь демонов ничего от вас не требует взамен?
- Хи-хи-хих! – Хельда тепло улыбнулась. – О, юный воин, ты думаешь, что мы все здесь находимся в рабстве? О нет! Ты заблуждаешься. Возможно Вакхир и представляется вашему глупому народцу нечистым дэзрой, но это полная ложь и заблуждение. Я пришла сюда служить, потому что была приглашена сюда высшей силой. Вакхир теперь течёт по моим венам и по венам его последователей… Он – это мы. Мы – это он. У нас здесь все свободны от глупых правил и запретов диких племён, помешанных на выживании и стычках между собой. В нашем святилище есть всё, что нужно для долгой и счастливой жизни… И когда наши бренные оболочки отслужат своё – Великий господин заберёт нас на свои райские пажити, где мы будем наслаждаться удовольствиями вечно…
Слова Хельды Порочной погрузили Рогнура в философские раздумья.
- Неужели есть такой простой путь в жизни, как отдаться своим самым низменным желаниям?.. И что, Хельда? Остальной мир для вас больше ничего не значит?
- Котик, я бы с радостью приняла весь остальной мир в свою Синюю рощу! Именно здесь для меня кипит настоящая жизнь, её сладостное горячее дыхание, волнующий трепет её бьющегося сердца… Честное слово, я бы сама лично заездила тебя до изнеможения… Но если ты избрал для себя другой путь… Тогда до встречи!
- И тебе не хворать! – Рогнур и Клевлиндил тепло попрощались со жрицей, кивнули или помахали некоторым другим последователям Вакхира и отправились прочь из Синей рощи на запад, в сторону мрачных Железных гор.
Где-то внутри себя маг напряжённо гадал, а не разверзнется ли вокруг него земля и не утянут ли его в царство демонов разгневанные боги-драконы, один из которых предупреждал его об осторожности в общении с дэзрическими князьями... Но в глубине души Рогнур чувствовал ликование оттого, что он приятно согрешил вчера и увидел за два дня столько голых баб (мужиков и парней можно не считать), сколько его друг детства Малвар, да и вообще любой житель его деревни отродясь не видывали…
Лесной эльф натянул себе на лицо несменяемое, суровое и в чём-то даже горделивое выражение. После всего случившегося, Листрейд казался даже более отрешённым, чем он был обычно. Возможно, в душе рейнджер презирает близкое общение с подобными культами и последователями тёмных сил…

Глава 34
Умный в гору пойдёт
Закончив свои бурные «ночные приключения» в Синей роще Вакхира, путники вышли на окраину Белого леса, ведущей к поднимавшейся горной тропе. Свежее утро встречало их ласковым солнцем и приятной трелью лесных птиц, кружащих в любовных танцах. Впереди петляла узкая протоптанная тропинка, с краю помеченная сделанными вручную маяками из сложенных друг на друга булыжников, которые повторялись через каждые тридцать ярдов. Наверняка прошлые первопроходцы так помечали безопасный путь для следующих горных путешественников.
Каждые последующие шаги в гору давались Рогнуру всё труднее, а пружинистые ноги лесного эльфа вероятно были привычны к восхождению на вершины, в связи с чем на лице Клевлиндила не имелось никаких признаков усталости. Впереди они не встречали никого, кроме скачущих по склонам горных козлов, ищущих горные травы, и парящих в воздухе величественных горных орлов, охотящихся на грызунов. Изредка у них под ногами пробегали лисы.
- Воздух в этих унылых горах больно бьёт в лицо, - пожаловался Рогнур эльфу. – Клевлиндил, не понимаю, как ты не мёрзнешь здесь на высоте в своей лёгкой броне?
- Нас, рейнджеров, хорош’о обуч’или управлять своим телом в различных пог’одных условиях, - самодовольно пояснил Листрейд. – Мы не пр’осто дети леса, а ещё и дети вс’ей природы…
Так они час за часом взбирались всё дальше и дальше вглубь Железных гор, намереваясь коротким путём обойти все патрули армии Когтей. По пути путники собрали запас хвороста, а Клевлиндил настрелял для ужина пару рыжих лисиц. Приближался вечер. Их ноги уже выбились из сил, и идти дальше было невозможно без привала. Устроившись под козырёк одной из скал, где маг с эльфом выбрали себе место для лагеря, вскоре там загорелся костёр, на котором поджаривались тощие лисицы. Кроме как на своём спальном мешке, Рогнуру больше негде было отдыхать. Вокруг лежали лишь серые голые камни, промёрзлые уже много времени.
- Клевлиндил, как же ты будешь отдыхать здесь ночью? Здесь нет деревьев, одни лишь паршивые камни. Я могу сменять тебя в карауле и уступать свой спальный мешок. Мне не жалко.
Эльф, казавшийся до этого несгибаемым и горделивым, спокойно сказал:
- Благод’арю, друг. Сейчас мне действ’ительно не помешает спальный мешок.
Отужинав лисьим мясом с солью, яблоками и картошкой, запив всё гранатовым соком, парочка стала по очереди дежурить на карауле. Сначала в мешок влез Листрейд, а Рогнур сидел на лисьих шкурах возле костра и старательно грел руки. Естественная природная преграда, защищавшая их, хорошо сохраняла тепло огня.
Первое время маг не слышал ничего, кроме завывания ветра и дальнего воя волков, но позже где-то вдалеке послышалось странное кряканье, напоминающее утиное. Оно периодически повторялось, затем к нему добавились подозрительные писки и щёлканье.
Рогнур не растерялся и тут же растормошил своего компаньона.
- Эй, Клевлиндил! Вставай! Тут происходит что-то подозрительное…
- А-а-а-а! Сейчас! ’Я сейчас! – Эльф быстро вылез из уютного спального мешка и схватил в руки свой лук с колчаном. Рогнур последовал его примеру и достал из ножен свой клинок.
Они не стали тушить костёр, потому что ночью в горах это было равносильно смерти от холода, и, тихонько крадучись, двинулись к источнику подозрительного шума.
- Ты знаешь, что это за твари? – спросил маг, пока рейнджер определял на слух расположение новой угрозы.
- Нет, ’я таких не встречал. Но ’я бы сказал, что они неб’ольшие по весу и их много…
- Фи-и-и! Ещё и этого нам здесь не хватало! – Рогнура накрыла досада из-за того, что этот маршрут они изначально выбирали в качестве обходного, где по идее почти не должно встречаться врагов…
Так они высунулись из-за каменистого бугра, проводя разведку. Увиденная картина поразила путников:

В темноте по горным склонам шаркала колонна странных существ, они были маленькие, неотёсанные, грязные. Их телосложение было нескладным и сутулым, встречались твари землистого, серого и красного оттенков, но глаза у всех были ярко жёлтые, как и у любого ночного хищника. Морды у уродцев были длинные, то ли похожие на крокодильи, то ли на крысиные, и длинные мясистые хвосты болтались сзади. Сведущие знали бы, что этими тварями были кобольды – искомые обитатели подземных нор и лабиринтов, обитающие в этих горах. Из одежды на них не было ничего, кроме облезлых лохмотьев и самодельной брони. И вооружены кобольды были таким же самодельным оружием плохого качества. Тем не менее, всё это выдавало зачатки интеллекта в их маленьких головах, что добавляло опасности тем, кому не повезёт внезапно встретить этих тварей вдалеке от дома…
- Ну и мерзость! – выругался Рогнур, понизив голос почти до шёпота. – Даже представить себе не мог, что такие монстры могут водиться в этой каменной пустыне…
- Посмотри! – Листрейд указал ему на пару забитых горных козлов, которых чудовища вручную тащили кучками по пять-семь штук. – Они ид’ут с охоты. Где-то недал’еко находится их логово.
- Ну и фиг с ними! Что нам с этого, рейнджер? Ты же не собираешься идти за этой нечистью во тьму?..
Эмоции переполняли чашу терпения юного мага, что заставило его говорить чуть громче нужного… Это и привлекло внимание тощего ушастого серого уродца, шаркающего позади колонны своих собратьев. Существо навострило свои длинные уши, а затем вытаращило свои жёлтые глаза на высунутые из-за бугра головы эльфа и мага, тут же обнаружив нерадивых шпионов. Оно издало пронзительный писк, взбесившись, уставив на них свою четырёхпалую руку и призывая соплеменников.
- Мать-перемать! Теперь придётся драться… Клевлиндил, пали!
Эльф тут же поспешил вдеть стрелу в тетиву и застрелил в голову серого кобольда. И тем не менее, похоже, что они ненароком разворошили улей. Вся колонна монстров побросала свою добычу на землю и превратилась в нестройную кучу агрессивной толпы, кричащей, визжащей и рыкающей на своих обидчиков. Новая добыча теперь занимала всё их внимание, а подземных тварей здесь было около сорока штук против двух скалолазов.
Клевлиндил никак не мог подобрать себе удобное место для огневой позиции, горы были не самым его любимым ландшафтом, но, тем не менее гасил кобольдов, как мог. Рогнур же боялся даже с охотничьим резаком вплотную приблизиться к напиравшей на него толпе тварей и воззвал к дремавшей внутри него магической силе, запустив в них порыв ветра. Кобольды с противными визгами разлетались кто куда, но на их место тут же вставали новые. Они пытались тыкать в наших героев кривыми копьями, бердышами и кинжалами, но с помощью магии и лука эльфа, пока удавалось сдерживать их натиск.
Через несколько минут кровавой битвы все окружающие скалы были залиты тёмно-синей кровью подземных тварей. Казалось, что кобольдов перебито уже больше половины. В это время три самых дальних красных монстрика, с маленькими торчащими рожками на лбу, достали из-за пазухи круглые метательные снаряды со странной жидкостью, вылепленные из несколько иного материала, нежели глина, а скорее похожего на гуано летучих мышей.
Твари подобрали подходящий момент, бросив несколько бомбочек с едким противным газом под ноги Рогнуру и Клевлиндилу. Даже очищенный морозом горный воздух не смог сдержать эту удушающую вонь. Носовые пазухи и лёгкие путешественников заполнило вонючим запахом серы, грибов и какого-то зелья. Всё перед их глазами помутилось и окуталось в зелёный туман. Силы стремительно покидали Рогнура, он опёрся рукой о скалу, прекратив бой и пошатываясь. К горлу мучительно подступал приступ тошноты, заставив желудок мага немедленно вывернуть наружу своё содержимое. То же самое почувствовал и Листрейд, выронив свой лук и оказавшись в неудобном конфузе. Рогнур обессилел и свалился подбородком на землю, а эльф встал на колени, после чего так же завалился на бок, усыплённый коварным оружием кобольдов. Тварей в живых осталось штук шестнадцать, некоторые из них убежали под землю, чтобы подозвать подкрепление, ведь добыча их теперь стала значительно тяжелее…
Забрав у наших героев всё оружие, поднимая за руки и за ноги, кобольды потащили их в свои глубокие подземные норы, намереваясь сделать нечто страшное…

Глава 35
В подземном плену
Над мрачными Железными горами стояла ночь. Толпа из разношёрстных подземных тварей вырубила усыпляющим газом Рогнура и Клевлиндила, протащив их по промёрзлым склонам порядка четверти мили ко входному отверстию их подземного царства. Вход в пещеру был в высоту метра два, достаточно для того, чтобы пленники не стукались головами о потолок. Кобольды сегодня были довольны своей добычей. Что касается потерь, то монстры к ним были почти равнодушны. Их радовала только кровавая резня подальше от дневного солнца, да и всё бытие этого народца было хищническим и порочным.
Прошло уже порядка нескольких часов, когда кобольды утащили Рогнура и его спутника глубоко в подземные лабиринты своего логова. Парень мучительно откашлялся, наконец очнувшись. Перед его глазами всё качалось, как после тяжёлого похмелья, а во рту ощущался запах последней рвоты. Юный маг обнаружил себя в одних тряпищах на гениталиях, и эльфа рядом в таком же состоянии. Всю их броню, одежду, поклажу и снаряжение забрали подземные уродцы – весьма печальная картина.
Когда зрение Рогнура постепенно пришло в норму, он обнаружил, что вокруг очень темно. Их посадили вдвоём в довольно тесную подземную камеру без освещения и мебели, представляющую собой выдолбленное в скалах углубление, не превышающее и полутора метров в высоту. Передняя её часть была сплошной решётчатой дверью, крепко запертой на засов. Где-то далеко за ней мерцал бледно-голубой свет. Теперь Листрейд тоже начал приходить в себя, потирая руками лицо и осматриваясь в темноте.
- Оуэв’Вайяр! – в гневе закричал эльф. – Мо’я гол’ова раскалыва’ется! – В состоянии ярости и досады речевой акцент Листрейда на горзакарском ещё больше обострился. – Чумные параз’иты! Куда же нас зан’есло…
Рогнуру до этого ещё никогда не удавалось увидеть своего друга таким несдержанным и вспыльчивым, ну разве что, когда тот был опьянён священным вином князя дэзры… Откуда-то издалека их окликнул голос:
- Хэ-хэй! Ну чего ты там лопочешь, эльфийская морда! Всё равно рок судьбы уже неизбежно навис над всеми нами.
- Ч-что? – Рогнур был поражён. – Кто это здесь?.. Назовись, незнакомец! И заодно скажи, что вы собираетесь здесь с нами сделать!
Грубый тяжёлый бас прохрипел дальше:
- Лично я ничего не собираюсь с вами сделать! Да и больно нужно… Просто вы попали в плен к тупорылым грязным кобольдам, вот вам и весь смысл до медяка!
- А ты кт’о сам здесь? – осведомился у голоса Клевлиндил, пытаясь вернуть себе самообладание.
- Я? Я такой же пленник, как и вы. Сижу вот здесь, в соседней камере слева. Уже три дня я отсчитываю здесь минуты и часы, чтобы хоть как-то убить время. Я уже пытался вручную выбить решётку, заманить в камеру одного из этих гадов, но всё бесполезно… Сегодня они припёрлись сюда, я думал – мне уже кирдык, а они оказывается привели новых пленников. Повезло-то мне как!
- Ну, это как посмотреть! – сказал Рогнур саркастическим тоном. – Вот нам с другом совсем не повезло, когда мы просто встали в горах лагерем, и мы встретили этих… кобольдов.
- Ха-ха-хах! Спорю, они для вас тоже подготовили свои взрывающиеся игрушки. Которые с ног валят даже здорового лося…
- Именно так, - печально согласился Рогнур. – Кто бы мог подумать, что эти гады оказывается такие хитрые проныры…
- Д’олго вы ещё собир’аетесь мило болтать?.. – Клевлиндил уже, казалось, был на взводе. – Нам надо выбир’аться отсюда, да поск’орее!
Юный маг опомнился, возвращаясь к печальной реальности. Воздух в камере источал смрад и вонял мертвечиной. Наверняка монстры не собирались делать из них постоянных рабов, а скорее устроят себе знатный ужин из человека, эльфа и… незнакомца. От скорости и предприимчивости пленников зависела их жизнь.
- Ладно, хватит разговоров! Клевлиндил, у тебя хорошее ночное зрение. Осмотри, пожалуйста, что там происходит снаружи решётки, и не видно ли вдали часовых и наши вещи…
Рейнджер сделал как он велел и прислонил своё лицо к прутьям, слишком узким, чтобы могла полностью пролезть голова. Его изумрудные, светящиеся в темноте глаза тщательно разведали затхлый коридор, не найдя вдалеке никаких признаков их собственности или кобольдов.
- Нет, там пусто. Голые ст’ены, не считая свет’ильников вдали.
- Эй, парни! Может быть вам вдвоём попробовать продырявить свою решётку? У меня-то не получилось, но, как знать, вдруг вам с этим повезёт больше…
- Мне кажется, это абсолютно глупо, - ответил Рогнур, нащупав пальцами толстую перекладину снаружи. – Эти гады нас прочно замуровали.
- Слухай, парниша! Дело – канешно дрянь! Знаю! Но у себя дома нас не раз натаскивали укреплять крепления на дверях. Потому что прочная середина при таране остаётся целой, но уверенно вылетает, если как следует не закрепить дверь по краям…
- Да ты у нас мастер по дверям, - сказал маг опять с сарказмом. – Что ж ты тогда до сих пор отсюда не вышел? У меня-то дома дверей не было вообще…
- Смотр’и сюда, Рог’нур! – Клевлиндил уверенно указал ему на едва заметные глазу крепежи решётки внизу. – Если ты воспользу’ешься магией и ударишь здесь и здесь… То решётку мож’но будет расшатать…
- Отлично! Я приготовлюсь… - Начинающий чародей сложил ладони на груди и сконцентрировался на создании воздушной бомбы. Потоки воздуха всё сгущались и сгущались между ладонями, пока он не выстрелил ими в левый нижний крепёж, после чего тот взорвался, как трухлявая щепка. Но этого было не достаточно. Маг повторил своё первое действие, сурово сдвинув брови над переносицей и так же выстрелил в правый крепёж. Решётчатая дверь слабо подалась вперёд.
Пленники напряжённо прислушались, не бегут ли в их сторону часовые подземные твари. Полминуты всё было тихо. Освобождение продолжилось.
- Давай, Клевлиндил, теперь навались! – Оба товарища по несчастью продавили дверь снизу, и та прогнулась вперёд, дав им достаточно широкую щель, чтобы протиснуться наружу.
Победа! Теперь они смогли выскользнуть из своей темницы, но у них по-прежнему не было ничего за пазухой. Нельзя было вот так скакать голышом в смертельном лабиринте врагов.
- Эй, други! Вы ведь не оставите здесь меня одного?! – взволнованно спросил незнакомец.
- Разумеется, нет. Сейчас только определю, где ты… - Рогнур с Клевлиндилом сняли засов с соседней камеры третьего пленника. Тот вышел к ним наружу, тяжело переступая с ноги на ногу и похрипывая. Эльф посмотрел на него с презрением, самодовольно заявив:
- Ха-ха! ’Я так и знал, что ты один из грязн’ого подземного народца.
- Прикуси язык, эльф! Я не люблю грубиянов, а за освобождение, спасибо! – Перед ними стоял невысокий, сильно коренастый мужик с крупными ладонями, большим мясистым носом и лохматой рыжей бородой. Такие же рыжие волосы были сплетены в несколько тонких косичек и доходили ему до плеч. Это всё, что Рогнуру удалось разглядеть в нём в темноте, эльф видел куда лучше.
- Ты часом не один из кобольдов? – шутливо осведомился маг.
- Ещё чего! Сравнивать расу дворфов с этими пещерными паразитами – просто дурь собачья! Моё имя – Болвинг Рубильщик, я экспедитор и геологоразведчик. Меня повязали, когда я искал здесь хорошие рудные месторождения для своего клана.
- Был бы очень рад встрече, Болвинг, если бы не нынешние обстоятельства. Ну что ж, будем знакомы. Теперь давайте искать своё снаряжение. – Эльф лишь высокомерно фыркнул, знакомство с дворфом его сильно не прельщало.
Троица принялась осматривать коридор, он был довольно узок: все камеры находились только вдоль правой стены и были пусты, за исключением гнилой соломы на земле и окровавленных костей животных. Вероятно, бывших пленников здесь кормили лишь сырым мясом – стало быть, кобольды не проявляли особых изысков в кулинарии и не занимались откармливанием добычи. Атмосфера здесь была удручающей, они боялись издать какой-либо лишний звук.
Продвигаясь всё ближе и ближе на свет по длинному, петляющему коридору, беглецы увидели дальше широкую подземную камеру, где на примитивных табуретках восседали трое кобольдов и пожирали крыс. За их спинами находилась ещё одна крупная решётка, за которой находилась целая гора сложенных вещей, среди которых были драгоценности, оружие и броня. Рогнур был уверен, что среди этой кучи награбленных трофеев они найдут и свои вещи…
Глава 36
Блуждая по норам
Итак, где-то глубоко в подземных ходах лабиринта пещер кобольдов оголтелая троица из эльфа, гнома и человека искала свои вещи и оружие. И, крадучись тихой поступью, они добрались до нужного помещения. Вот только была одна проблема! Трое жирных часовых подонков сторожили вход в сокровищницу, а у беглецов на вооружении был один лишь голый энтузиазм…
Рогнур, по привычке чувствуя себя лидером группы, жестами указывал остальным прокрадываться к кобольдам вдоль стен, окружая монстров с разных сторон. Сам он отчаянно надеялся на свою оставшуюся внутреннюю силу и уже мыслил, чем бы ему запустить во врагов…
Сами охранники были мелкие, даже в сравнении с дворфом Болвингом, и бестолковые, привыкшие сидеть на расслабоне. У серого кобольда справа на поясе висел большой железный ключ, и дураку понятно было, что он от сокровищницы. Это и был их единственный билет к возможности спастись из подземного плена.
Пока неопытный маг думал, что ему наколдовать, дворф неожиданно сорвался с места и бросился на монстров, крича на бегу: «Получайте, твари!». Первый кобольд больно получил в харю, ибо гномьи кулаки были сравнимы с увесистыми камнями – широкие и жёсткие. Следующий кобольд с хрипами тоже попал под раздачу. А третьему Клевлиндил просто свернул шею, обхватив сзади.
- Тс-с-с! – нервно шикнул на своих товарищей Рогнур. – Не шумите! Иначе вы рискуете вообще сорвать наш побег…
- Я ожидал больше благодарности за то, что вырвал из лап этих уродцев для нас этот драгоценный ключ, - проворчал себе под нос Болвинг. Дворф тут же вставил его в замочную щель, совершив три оборота.
Дверь в складскую пещеру со скрипом отворилась, и перед их взором предстали горы и кучи разного хлама, вперемешку с золотом и драгоценными камнями. Последних здесь было не так много, как обычно грезят разношёрстные искатели сокровищ. Троица быстро принялась копаться во всём этом трофейном барахле, выискивая своё снаряжение. По счастью, всё ещё сохранилось в целости, Рогнур даже обнаружил здесь свой спальный мешок (вероятно кобольды не забыли утащить всё и из их походного лагеря). Болвинг Рубильщик тем временем принарядился в свой привычный наряд: лёгкая кожаная кираса, с тяжёлыми железными наплечниками, бурый плащ с капюшоном, медные наручи и поножи, украшенные причудливыми гномьими рунами. Из оружия у него были два коротких топора из гномьей стали и небольшой арбалет. Это всё не было привычным для Рогнура и других обычных людей из Кервак Горзак, но мир был намного шире, чем кажется…
- Други, как же мы будем делить тутошнее золотишко и камни? – с живым интересом поинтересовался дворф. – Чур я беру камешки, а жёлтый металл оставьте себе.
- Да теб’е бы сейч’ас только об этом и думать! – сердито прошипел лесной эльф. – У жадного гн’ома только одно на уме…
- Прикуси язык, эльф! Я вообще-то разговариваю с твоим командиром, а не с его обслугой… - Рейнджер в гневе сжал кулаки и заскрежетал зубами – отношения между этими двумя стремительно накалялись.
Рогнур тем временем поспешил тут же встать между ними (в голове у него сразу проскользнуло воспоминание, когда он так же оказался между Тризвен и Фульреном на пляже). Нужно было скорее спасать командный дух.
- Успокойтесь, ребята! Сейчас крайне неудачное время для глупых ссор! Давайте так – кладите всё ценное в мешок, и если мы выживем – то снаружи всё и поделим…
- Годится, паря! – одобрительно сказал Болвинг.
- Ладно уж… - Листрейд недовольно скривил лицо, но разумные доводы его убедили сдерживать эмоции.
Троица вытащила из крепежей для себя парочку горящих факелов, готовясь идти дальше в одном из двух лежавших перед ними тоннелей.
- В каком направлении мы пойдём? – спросил Рогнур у Клевлиндила, надеясь на его ночное зрение.
Пока эльф раздумывал – дворф сказал за него:
- Извини, паря, но остроухий не очень шарит под землёй. Если спросишь меня, а я опытный пещерный разведчик, то я бы сказал, что выход для нас находится со стороны идущих сквозняков. – Болвинг засунул себе в рот палец и, смочив его слюной, выставил вверх перед каждым доступным проходом. – Ветер идёт вон оттудова, - он указал им на восточный тоннель. – Значит нам туда!
- Хорошо, Болвинг, мы доверимся тебе. Не подведи нас!
Побег продолжался. Наша троица пробиралась всё дальше по извилистым подземным ходам, встречая на своём пути редкие группки кобольдов и убивая их, по возможности скрытно. По пути они находили боковые ответвления в просторные подземные «спальни» монстров, стараясь их избегать. Беглецы не ставили себе целей подчистую зачистить всё подземное логово, да и это скорее всего было бесполезно. Их интересовало лишь сохранение собственных жизней и свобода на поверхности…
По пути им встречались нехитрые коридорные ловушки и капканы, которые издалека замечал Клевлиндил, а Болвинг довольно легко обезвреживал. Всё было сделано довольно топорно, зато во благо злого умысла этих монстров. Через милю блуждания под землёй через бесконечные проходы троица достигла самого продуваемого помещения в этом тёмном лабиринте.
Это был огромный по своим размерам зал, самый благоустроенный и хорошо обставленный из всего подземного царства. Здесь факелов было значительно больше, а потолок пещеры был значительно выше. Повсюду слышались шум и гам, нестройное рычание и вонь… В середине этого исполинского зала возвышалась грубо сделанная из скалы лестница, увенчанная настоящим троном. Вокруг него стояли высокие и такие же несуразные деревянные тотемы, изображавшие богов подземного народца. Это были мерзкие рыбоподобные твари, раскрашенные в красные, зелёные и жёлтые цвета. Их зубастые морды агрессивно скалились на всех смотрящих.
- Выходит, у этих уродцев есть и предводитель… - понизив голос, сказал Рогнур, увидев внизу жирную, лилового цвета, тушу, сидевшую на троне и высокомерно сверкавшую на всех огнями своих красных глаз. Вокруг него суетились и обслуживали кобольды-лакеи, а подле тотемов стояла стража, так же плохо одетая, как и остальная братия, но зато с более горделивой выправкой.
Теперь они поняли, отчего их сюда вело чутьё горняка – тронный зал верховного кобольда в конце заканчивался выходом на бьющий канал подземной реки, уводившей своё течение на юг к водопаду, прочь из подземного мрака. Со стороны это всё выглядело очень красиво и живописно, если не считать самих обитателей этих пещер…
Где-то во мраке, что скрывал дальние части тронного зала, послышался тяжёлый топот и сердитое хриплое завывание. Откуда-то далеко доносился звон цепей. Троица тем временем затаилась за бугром и посовещалась:
- Итак, что в итоге мы имеем… - подытожил Рогнур. - Огромная подземная камера с холодной рекой и кучей монстров. Друзья, и как скажите нам теперь отсюда выбираться?
- Ну, можно поискать отсюда и другие проходы, - задумчиво сказал дворф. – Или же попытаться по-быстрому соорудить плот на троих и сплавиться отседова по реке…
- Здесь наход’ится верховный коб’ольд. Мы могли бы вз’ять его в заложники и потреб’овать вывести нас отс’юда… – предложил своё рейнджер.
Юный маг почувствовал, как его ухо полоснуло что-то острое. Едва беглецы успели обернуться, как их вплотную окружили кобольды-стражники, выставив свои кривые копья у них перед лицом. Их злобные жёлтые глазки горели зловещей решимостью. А тем временем звук тяжёлых шагов становился всё ближе и ближе, убивая их надежду на успешное освобождение из подземной темницы. Из тени вылезала громадная неуклюжая фигура свирепого горного тролля, привязанного за шею цепью и ведомого на поводу у двух особо крепких рогатых кобольдов. Рогнур уже догадывался, что именно острый нюх этой злобной твари и учуял их присутствие в тронном зале. Вся их конспирация накрылась с треском, и дальнейшая судьба дворфа, эльфа и мага была под угрозой нависшего рока…

Глава 37
Его Величество верховный кобольд
Отчаянная попытка побега из подземного царства злобных кобольдов оказалась под угрозой. Трое таких разных прохвостов оказались зажаты в кольце монстров. Вдобавок ко всему, над ними горой угрожающе нависли две здоровые, мерзкие и жирные твари –горные тролли, укрощённые самыми отчаянными храбрецами из кобольдов. Многие из них наверняка погибли, совершая долгие попытки приручить этих исполинских монстров. Глаза чудовищ сверкали в темноте кровожадным рубиновым оттенком.
Со стороны трона послышалось весёлое ворчание и улюлюканье. Затем высокий хриплый голос повелел:
- Т-тащите с-сюда пленников-беглецов! – И послушные кобольды повиновались.
Тыкая им в спину копьями, они вынудили Рогнура, Клевлиндила и Болвинга встать на колени перед повелителем этого царства, который в обычное время беспокойно вертелся на своём троне, замышляя свои экспансионистские планы, а сейчас он принял весьма напыщенную позу, стараясь произвести впечатление на троицу.
- В-вы осмелились п-пытаться покинуть-убежать из моего царства! – высокомерно и пискляво заорал верховный кобольд. – М-мои слуги-войны всегда стоят н-настороже! Вы уже оценили моих троллей?
Эльф и гном не знали, что им сказать в ответ, и за них взял слово маг:
- Более чем, о, могущественный владыка!
Гадкое существо на троне с упоением развесило свои уши, явно наслаждаясь своим превосходством.
- М-мои братья-кобольды очень плохо понимают ваш язык-слова. Но я весьма хорошо-умело владею языком жителей п-поверхности!
- И как же тебе удалось обрести такой талант, ваше великолепие? – Рогнур продолжил играть в эту игру, оттягивая подольше время их казни.
- У-у-у! У меня был-сидел тут один пленник-человек из вашего народца. Я и заставил его научить меня говорить-излагать приказы словами…
- Вот как? Значит ему это прекрасно удалось! Теперь вы владеете языком свардов получше нашего! И где же этот человек теперь?
Верховный кобольд с наслаждением пощёлкал губами, смакуя ответ:
- Со временем, этот человек начал всё сильнее-настырнее проситься домой. Он мне н-надоел! Вот я и приказал его кинуть на обед к троллям. В-вот весело, да?
Слушая всё это, лесной эльф сердито нахмурился, а дворф в гневе стиснул кулаки. Мерзкое развращённое чудовище на троне вызывало всё большее омерзение у Рогнура. Он представил себе это измученное бездыханное тело несчастного, лежащее на дне ямы, обглоданное крысами, копошащимися у него в туловище, а потом и крысы пойдут в пищу троллям и кобольдам…
В какое же мерзкое место их занесло! Рогнур остановил свой взгляд на потолке пещеры. Там наверху висели ещё одни гадкие создания, обитающие во мраке. Они были ещё темнее, чем сама пещерная тень, и свисали вниз головой, находясь в дневной спячке. Весь потолок тронного зала был местами утыкан гигантскими пещерными нетопырями, похожими на титанов среди летучих мышей. Верховный кобольд смотрел на них с вызовом, ожидая продолжения диалога. Рогнур продолжил:
- Несомненно, он это заслужил. Если ваше великолепие так решило – то значит это закон! Да и кстати, зачем ваши слуги схватили меня и моих друзей, когда мы мирно прохаживались по этим горам?
- Ха-ха-ха-ха-хах! Д-да ты какой-то странный, дубина! В-ведь наш мир создан-устроен очень просто! Здесь есть царство Урлика Большерота, а там, наверху-снаружи мои охотничьи угодья. И все-всё, найденное-пойманное на поверхности будет моей собственностью…
- Так значит, вас величать Урлик Большерот… Ясно. И что же вы теперь собираетесь сделать с нами?
Урлик всё активнее вертелся на троне и опять расхохотался в садистском удовольствии.
- Ты – раб! Они тоже-также мои рабы! Мои воины снимут-стащят вашу одежду, а потом мы посадим вас в более надёжную подземную яму, рядом с троллями…
На такой исход никто из троицы никогда бы не согласился. Нужно было действовать и немедленно! И тут у Рогнура в голове начал зреть план… Он тихо подал знак Клевлиндилу:
- П-с-с! Слушай, видишь тех здоровенных крылатых тварей наверху?
Рейнджер быстро взглянул на потолок своим ночным зрением и положительно кивнул.
- Сможешь использовать на них свой язык зверей?
- Не знаю, но ’я очень постар’аюсь! – И Листрейд принялся быстро нашёптывать свои эльфийские заклинания. Слух у нетопырей был отменный, но обычно равнодушный ко всему происходящему в тронном зале. В этот раз их инстинкт дневного анабиоза был подавлен, и крылатые твари отреагировали на Эл’Горзе.
- Итак, великий и ужасный Урлик Большерот… - Маг снова продолжил неприятную беседу, чтобы оттянуть время. – Боюсь, что мы с друзьями более не собираемся задерживаться у тебя в гостях. Кроме того, у нас нет никакого желания становиться твоими рабами! Поэтому, катись-ка ты в Ад!
Самодовольное и обрюзгшее существо на троне с каждой секундой становилось всё надутее и свирепее. Морда Урлика стала похожа на переспелую сливу. Он зашипел, как гадюка, и заорал:
- Да как ты смеешь! Ни один раб не станет мне дерзить-перечить! Ч-что это? Длинноухий что-то замышляет… С-стража! Остановить его! Выпускайте троллей!
Послушная орда кобольдов немедленно принялась выполнять приказ своего повелителя. Уставшие от долгого сдерживания серых исполинов, дрессировщики спустили их с поводка. Две свирепые громадины со страшным мычанием бросились на троицу. Рогнур поспешил применить на них свою воздушную бомбу – и плотный сгусток сжатого воздуха ударил в голову правого тролля. Тот стукнулся плечом об левого, отчего второй тролль рассвирепел и ударил в туловище своего собрата. Первый тролль от этого тоже начал беситься и ввязался в драку со вторым. Две тупые серые громадины теперь совсем забыли про свою задачу и устроили между собой дуэль, обрушивая друг на друга град ударов.
Видя всё это безобразие, верховный кобольд истерично голосил:
- Н-немедленно прекратить! Т-тролли должны рвать-убивать этих пленных! Остановите их н-немедленно! О-о-ох! Что это?
С потолка принялись слетать огромные крылатые тени. Размах крыльев каждого нетопыря был примерно четыре метра. Десятками они падали с полотка и тут же набрасывались на кобольдов-стражников, раскидывая тех в панике. Эльф тем временем громко кричал им: «Идель’Енль- Серт’Нтонль! Идель’Енль-Серт’Нтонль!». Трое самых крупных и крепких нетопырей налету схватили за плечи наших героев и унесли их прочь в сторону подземного канала.
Злое рычание дерущихся троллей, пронзительные писки крылатых созданий и гневные яростные вопли Урлика Большерота ещё долго эхом сотрясали стены подземного лабиринта кобольдов…
А наших героев уверенно выносили прочь на свободу на чёрных перепончатых крыльях этих детей мрака. Под ногами шумел водопад, а небо озарял сиреневый цвет заката. Рогнур и Клевлиндил пробыли в подземном плену больше суток. Суровые Железные горы пробегали у них под ногами и вскоре остались позади. Нетопыри спустились аж к крупному озеру Синему, на берегу которого и высадили всех троих. Сначала три чёрные твари сели рядом с ними на берегу, потом Клевлиндил сказал им что-то на Эл’Горзе, и нетопыри улетели домой.
Радости и счастью беглецов от новоприобретённой свободы не было границ! Троица принялась обниматься между собой, даже эльф не побрезговал по-дружески обняться с дворфом. Позже Болвинг Рубильщик сказал:
- Ну, парни! Вчера я и не мечтал более свет белый увидовать… Не знаю, как бы я протянул ещё несколько деньков, если бы не вы! По такому случаю… Вот! – дворф протянул им мешок с утянутым из подземелья добром. – Забирайте весь этот хлам себе! Мне он в дороге будет только мешать и без надобности…
- Вот значит, как ты решил… - Рогнур прекрасно понимал, что благодарный спасённый сделал всё это на эмоциях. Но он всё-таки из вежливости взял мешок – Эй, Болвинг! А ты куда теперь собираешься направляться?
- Домой, в отчую усадьбу. Здесь как раз рядом граница ваших Обветренных Равнин. Можно сказать – мы сейчас прямо около неё сидим. А на северо-востоке лежат земли моего народа…
- Ты наверное такой же усталый и голодный, как и все мы… Оставайся с нами на ночь здесь, около озера. Мы пока чего-нибудь нарыбачим или настреляем, а потом и разойдёмся кто куда…
- Тогда решено! – сказал дворф радостно. – Мне нужен крепкий сук и ветка ивы – тогда посмотришь, какую крутую удочку я могу смастерить…
Так эта компания из эльфа, дворфа и мага принялась раскладывать лагерь на берегу озера…

Глава 38
Непривычные порядки.
На следующее утро Рогнур и Клевлиндил собирались прощаться с Болвингом Рубильщиком, дворфом, который занимался разведкой полезных ископаемых, но по несчастью оказался схвачен в плен злобными подземными тварями. Прошлым вечером ребята оказались измотаны и истощены, но всё равно смогли утолить свой голод и жажду местной дичью и рыбой. А сейчас, в это сонное и туманное утро они проводили разбор полётов.
- Не хворайте там, други! – прощался Болвинг со своими спутниками. – Будете проходить у нас мимо Кул-Морнаса, стучите! И скажите дозорным, что вас пригласил Болвинг Рубильщик, как своих дорогих друзей!
- Да, вот уж у нас и приключение случилось… - шутливо-иронично сказал Рогнур. – Ну, будь здоров, Болвинг!
- Пока! – Дворф натянул себе на голову капюшон и бодрой походкой направился к границам земель Кервак Горзак, уходя отсюда в дальние страны, где находился дом его предков.
Хоть с Рогнуром и произошла в пути небольшая задержка, он всё ещё надеялся исполнить поручение, возложенное на него смотрящей братства Мышей. Даже в таком пугающем месте, как стоянка Гармака, где царили злые люди, должны были скрываться агенты воров.
- Ну что, Клевлиндил, давай идти на разведку… - сказал юный щипач слегка обеспокоенным тоном.
- Никак ты нервн’ичаешь? – с усмешкой спросил его друг.
- Есть немного… Понимаешь, это уже вроде как не наш дом… Это какая-то чужая земля, насильно захваченная врагом. Всё в мире меняется слишком быстро, и мне совсем не нравится, куда это ведёт…
- Тогда постарай’ся сохранять хотя бы внеш’нее спокойствие. Чем больше ты пока’зываешь свои эмоции - тем боль’ше шансов, что к нам будет повышенное вним’ание…
- Ну тут ты безусловно прав, дружище!
Так они повернули от озера Синего на юго-запад и вышли перед новым поселением, стоянкой Гармака, бывшей резиденцией Кешдромата Могучего, который ныне правит из Орлиного Когтя. Это поселение было одним из самых больших, много добра из соседних владений сюда натаскали... Ворот у деревни было двое: с севера и юга. А за восточной стеной стоял лагерь основных сил захватчиков, где рекрутеры набирали новобранцев в армию Когтей и собирали банды наёмников. Внутри поселение отличалось наличием двух железных шахт, поскольку оно географически находилось у отрогов Железных гор.
«Странно, что в этой деревне совсем нет конюшен, ведь у тех подонков, напавших на стоянку Рогмулга была кавалерия, - подумал Рогнур. - Должно быть, Кешдромат как-то пополняет свои силы из захваченных им земель…»
Они вошли в деревню через северные ворота. Стоянка Гармака не отличалась уютом – всё здесь говорило о диких нравах здешних владык и человеконенавистничестве. Помимо грубого вида воинов, исполнявших здесь роль стражи, вокруг частокола деревни в землю были вбиты очень эксцентричные украшения – колья с насаженными на них головами бунтовщиков и всех тех, кто посмел чем-то провиниться перед Кешдроматом. Кровавые знамёна, изображавшие три резких линии, будто от когтей, на чёрном фоне, как бы говорили сами за себя - ничего хорошего сюда входящий не жди…
Сначала Рогнур думал, что к сопровождающему его Клевлиндилу местные стражники отнесутся, как минимум, с подозрением, но они почти не обратили на него внимания. Кто знает, почему? Вероятно потому, что лесной эльф был не местный, а значит весь террор завоевателя обрушился в основном на свардов – его собственный народ.
- Куда мы ид’ём сейчас? – осведомился эльф.
- Давай сначала осмотримся, сходим на рыночную площадь, поищем там источники информации… - Рогнур понимал, что здесь он сильно рискует, миссия, порученная ему в этот раз, требует неспешности и разумного подхода…
На рынке они побродили вдоль прилавков, купили себе немного провианта и в тени обнаружили любопытного, потрёпанного жизнью сварда. Он был неопрятный и грязный, одетый в серые лохмотья, с повязкой на голове – весь из себя напёрсточник.
- Добрый день, славный родич, - начал беседу Рогнур. – Что мышь ела сегодня?
- Хе-хе-хех! – улыбнулся тот ему своим сухим ртом с гнилыми зубами. – Только то, что стащила первой, брат. Чего надобно тебе от бедного Слабоумного Марфа?
- В первую очередь, кому можно доверять в этом жутком месте?
- Наши шишки отседова далеко… Но на рынке есть я и, если тебе нужно, вон там стоит скользкий ящеролюд Азз Гнилая Шкура, тоже из наших. И во втором доме слева от северных ворот живёт Джулс Мустанг, ей можешь сбывать всё барахлишко…
- Хорошо, приятно что я здесь не один из братства. Скажи, а где здесь находится тюрьма?
- Ага, вот ты здесь зачем... Выходит, тебя прислали за нашим… Тюряга здесь та ещё дыра – сточная канава! Врагу не пожелаешь туда попасть... Дело вот в чём, у местных рудокопов оказалась пара ненужных туннелей, где железа ни хрена не нашли. Вот тутошний вождь и приказал их отгородить и переоборудовать в темницу для бузотёров. Вход в неё через решётку в земле – дальше по лесенке на четыре метра вниз…
- Благодарю тебя, Марф. Ты нам очень помог с информацией.
- Эй, не спеши, мышонок! За это позолоти мне ручку четырьмя медными. Или хош, сыграйте со мной в напёрстки партейку-другую?..
- Ну ладно, - вздохнул Рогнур. – Вот, держи! – Четыре медных камня со звоном упали в морщинистую ладонь соглядатая.
- Будь здоров, мышонок. Ты ещё заходи ко мне, если надо…
Когда они отошли от Марфа в сторонку, Листрейд спросил:
- Вот уж стр’анных людей набирают в ваше братст’во. Почему же они вымогают метал’л со своих же бр’атьев за помощь?
- Ну, Клевлиндил… Ты меня прямо озадачил таким вопросом… Да ты не бери в голову! Это просто их схемы… Не я устанавливаю правила в этом сообществе, понимаешь?
Теперь им понадобилось придумать план. Если это тюрьма амбициозного тирана – значит она хорошо охраняется. Вскоре они нашли её, но над люком стояло четверо стражников. Близко подходить к ней, если ты не воин Кешдромата, было опасно. Так за весь день эльф и маг обошли всю деревню, разведали, что где находится, и на ночь решили остановиться в доме скупщицы Джулс Мустанг.
За вечерней трапезой они вдвоём с рейнджером принялись обсуждать возможные варианты этой операции:
- Если мы нападём на них этой ночью, - начал Рогнур, - вырубим всех охранников и спустимся вниз…
- То туда вскор’е набегут ещё охр’анники и запрут нас в этой же яме… - возразил эльф.
- А если мы нападём скрытно?
- Так у нас не получится – нас двое, а стражи минимум ч’етверо… Кто-то из них ср’азу кликнет подмогу…
- Клевлиндил, а если ты по-быстрому вырубишь всех стрелами? Тогда я мог бы остаться снаружи и отбиваться магией, пока ты не вытащишь на поверхность Алема Мокроуха…
- Рогнур, ты забыл, где мы находимся? За стенами деревни стоит большой лагерь враж’еской армии. Оттуда придёт столько подкрепл’ений, что тебя рано или поздно убьют…
- Это тоже верно! Но тогда… Может быть нам лучше порыскать в этом лагере и стащить оттуда вражескую оснастку? Одевшись как Когти, мы могли бы получить пропуск в камеру Мокроуха почти без сопротивления…
- Дружище, вот эта идея мне уж’е нравится! – Клевлиндил одобрительно закивал головой.
- Эй, Джулс! – окликнул хозяйку Рогнур. – А где сейчас находится сам «великий вождь»?
- Кешдромат? Ну что ты, его здесь нет, причём уже давно… Здесь остался только шаман племени Зорм-Тапарч Шахуд Гнилостень. Да и ещё этот упырь Рослый Грест, оставленный руководить прежней столицей. Довольно мерзкий персонаж! И к тому же ещё и садист. А почему вы спрашиваете?
- Да так… не бери в голову. Просто сама знаешь, сейчас идёт война, а Кешдромат является одной из ключевых фигур. Знаешь, а мы ведь присутствовали при осаде стоянки Рогмулга. И неплохо так помогали защитникам…
Женщина в ответ на это лишь невесело усмехнулась:
- Я слышала, что стоянка Рогмулга пала под армией Кешдромата. Мы – воры, война - не наше дело. – Клевлиндил с любопытством навострил уши. - На войне нужны солдаты, а не воры. Один-два человека не сделают погоды и в конце концов… просто погибнут.
- Ну тогда скажи мне, женщина, почему оставшиеся деревни не соберутся вместе и не дадут отпор этим шакалам? – в сердцах выпалил Рогнур.
- Потому что все шаги тирана весьма чёткие и отмеренные… Сеять всюду уважение и страх. Он умеет запугать простых людей, и служат ему только поистине отмороженные мерзавцы. Среди людей на Обветренных Равнинах никогда не было военного единства. Все всегда жили просто, в своих общинах. То, что сейчас происходит, эти изменения… Это всё нечто новое. Но ты ещё молод, и я советую тебе заниматься только делами, которые тебе поручают смотрящие… Ради твоего же блага, парень!
- И всегда так!.. – Рогнур, огорчённый, отвернулся к стенке, закутавшись в свой спальный мешок. Равнодушие и страх, окружавшие людей повсюду, могут навсегда сковать вольный и гордый народ свардов в тяжёлую цепь рабства…
Глава 39
Овцы в волчьей шкуре
Так путники провели ночь в единственном сколь-нибудь безопасном месте, которое можно было найти в этом очаге порабощения народа Кервак Горзак. Именно отсюда разгорелось пламя войны, распространяющееся на всё новые и новые мирные земли, под пятой армии беспощадного завоевателя…
Но у Рогнура сегодня была иная задача… Его в темнице дожидался томящийся воришка Алем Мокроух. Когда юный маг проснулся, рядом сидел уже бодрый Клевлиндил и скрупулёзно обрабатывал точильным камнем свой эльфийский клинок. Его лидер умылся и разделил утренний завтрак из куриного омлета, салата из редиса и яблочного сока со своим спутником-эльфом. Не теряя зря времени, они поспешили покинуть дом Джулс Мустанга и вышли через северные ворота стоянки Гармака, собираясь незаметно пробраться в соседствующий с поселением лагерь армии Когтей.
Сначала они увидели за воротами три крестьянские фермы, где угрюмые люди работали с раннего утра, ссутулившись под пугающими бичами надзирателей, проходящих по их рядам вдоль полей.
«Как это всё мерзко! – подумал Рогнур, поморщившись. – Интересно, это тот знаменитый тиран их сюда поставил? А если такое теперь происходит и в стоянке Рогмулга…»
Лесной рейнджер, словно угадывая его мысли, тут же прошептал ему:
- Даже если мы сейч’ас уберём этих надсмотрщ’иков, на их место скоро поставят других… Это им не поможет.
- Знаю, дружище. Знаю… - ответил Рогнур с грустью.
Впереди запахло жаровнями, жаренным мясом и потом. В поле раскинулось множество воинских палаток, укрытых разными шкурами, где базировались наёмники злобной армии. С утра всех будили и гоняли командиры, а после ежедневной муштры буйная солдатня распивала вино и грог, развлекаясь с девками. Прямо сейчас, до полудня, большинство людей были на обучении биться в строю на поле к югу от лагеря. Немногочисленные стражники патрулировали вдоль костров, охраняя имущество солдат. Нашим героям нужны были лишь двое из них, подходящих по комплекции.
Клевлиндил ловко зашёл к одному за спину, пока тот считал ворон на дереве, и вырубил того запястьем по затылку, утащив тело в палатку. Там его ждал Рогнур и принялся стаскивать с бессознательного стражника шмот, пока его компаньон отправился на охоту за вторым. Стоны, мычания и вонь изо рта сопровождали всю эту неприятную процедуру… Вскоре лесной эльф притащил второго ублюдка и быстро принялся обнажать его.
- Ты чего копаешься? – сказал он недовольно, смотря как Рогнур мучается со своим «телом». – Надо действ’овать уверенно, время с’ейчас против нас…
- Да, ты прав. Прости! – После этого маг преодолел свою брезгливость и принялся раздевать воина в ускоренном темпе.
Они взяли в палатке два больших мешка, уложив туда всё своё снаряжение, кроме оружия. Стражников они связали верёвками, привязав обоих к столбу и завязав тряпками глаза, чтобы их за такие делишки не опознали. Пришлось потерпеть, надевая на себя вонючее тряпьё воинов Зорм-Тапарч, но к счастью, шкуры были подходящими им по размеру. Теперь парочке осталось найти возле деревни место, где можно спрятать свои вещи, для этого они выбрали рослые кустищи с северо-западной внешней стороны частокола.
Так, управившись со всем за пару часов, двое освободителей уверенно вошли в деревню, подражая надменной и грубоватой походке местных стражников. У отрогов гор, где рядом находились две железных шахты, была деревянная решётка, вокруг которой стояли четверо часовых. Они с подозрением уставились на двух незнакомцев, одетых как их коллеги, но которых местные здесь доселе не видели.
- Стоять на месте! – громко выкрикнул рослый бывалый стражник темницы, бывший в четвёрке лидером. – Кто такие? Что здесь делаете? И почему я вас не знаю?
- Посторонись, идиот! И не мешай! – Рогнур очень старался говорить злобно и уверенно. – Меня сюда послали по приказу самого Фульрена Бычьего Глаза. Он требует привести в лагерь преступника по имени Алем Мокроух. Сегодня этот малый будет казнён за свои преступления…
Стражники, дрогнув, неуверенно переглянулись между собой. Старший ответил за всех:
- Я не знаю никакого Фульрена Бычьего Глаза. Кто он таков? Командир наших?
- Стражник, ты что, сумасшедший?! Бычий Глаз стоит очень высоко в армии Кешдромата Могучего! Он его левая рука. Ещё раз говорю, он немедленно требует к себе Алема Мокроуха.
- Хорошо-хорошо! – сдался тот. – Приказ я выполняю… Странно это… Значит у нас теперь и за воровство смертный приговор ввели. Ну, значит его голова вскоре будет красоваться на кольях вокруг поселения, хе-хех! Поднимайте решётку!
Двое других стражников похлопотали над крышкой в подземную темницу, а третий сунул Рогнуру и Клевлиндилу два факела.
- Который из них Мокроух? – спросил Рогнур главного.
- Ищите четвёртую камеру слева.
Внизу было сыро, тесно и воняло грязью и испражнениями, там не было даже ни одного стражника, брезговали. Сперва по виду и не скажешь, что раньше это помещение было шахтой. В длинном тёмном тоннеле было восемь камер по обеим сторонам, где томились измученные, слепшие от темноты нарушители здешних законов. Они пришли сюда только за одним человеком, который был таким же членом братства Мышей, как и Рогнур. Только ему сегодня повезло… тому, что в четвёртой камере слева. Свет факела неприятно бил ему в глаза, скрюченной в углу фигуре в лохмотьях, заросшей и небритой. Вблизи можно было разглядеть достаточно молодого кронустигца с зелёными глазами.
- Кх-кх-кх-кхе! – процедил тот. – В-вы что… Пришли отправить меня б-бриться к палачу? Я слышал там… разговоры снаружи.
- Замолчи, преступник! – грубо ответил ему Рогнур. Сейчас ты пойдёшь с нами…
- А ты не указывай мне, козья морда! – дерзко заявил ему Мокроух. – Если бы клинок был у меня, а не у вас, я бы уже давно посчитал твои рёбра…
- Ну всё, давай! Шевели своими дрыгалками!
- Н-ну вы и гады! Ублюдки вонючие! – Пленный вор весь их путь до лестницы сопровождал парочку крепкими оскорблениями…
Они заставили заключённого вылезти на поверхность, и завязали ему руки сзади верёвкой.
Со стороны четвёрки стражников раздавались едкие смешки, когда Алем тщетно извивался и брыкался, плюясь в их сторону.
- Ублюдки вонючие! Чтоб вас дэзры забрали!
- Не волнуйтесь! – успокаивающе бросил им Рогнур, сегодня этот воришка будет долго страдать перед смертью…
- Очень прошу, отрежьте ему для меня причиндал и язык! – прокричал им вдогонку главный стражник.
- Обязательно! Всё ему отрежем… - торжественно пообещал Рогнур, играя роль жестокого палача. А сам рукой придвинул к себе голову вора и, понизив голос, сказал тому: «Веди себя спокойно - и всё будет хорошо…»
Когда они миновали северные ворота деревни, Листрейд высказался:
- Ф-ф-у-у-х! Признать’ся, быть в компании этих жив’отных было утомительно…
- Согласен, дружище!
Алем Мокроух с выпученными от удивления глазами смотрел на них.
- Ч-что?! Что всё это значит?! К-кто вы такие?
- Как бы тебе объяснить, чтобы ты наконец понял… Алем, что мышь ела сегодня?
- А-а-а-а! Только то, что стащила первой… Так это же пароль! Наш. Выходит, что вы пришли меня освободить?..
- Верно! – кивнул ему Рогнур.
Вор сразу же изменился в лице и затанцевал вприпрыжку на одном месте, словно молодой козлик, радуясь такой разительной перемене в своей сегодняшней участи.
- О-о-о-о! Слава драконам! Я знал, что братство не оставит своего! Ура! Наконец-то я дождался своих спасителей!..
Когда Алем наконец успокоился от охватившей его эйфории и пришёл в себя, он сказал:
- Эй, ну так чего же я до сих пор хожу связанный?! Скорее, развяжите мне руки!
- Ладно, - сказал ему Рогнур, вытаскивая из чехла свой метательный зубец. – Но только веди себя хорошо и не буянь…
- Буду хорошим мальчиком, не боись! Вы же всё-таки как-никак мои братья…

Глава 40
Смывая прошлое
Солнце на ясном небе стояло ещё высоко, когда парочка ряженных стражников доставала из диких зарослей кустарника свои вещи. Рогнур и Клевлиндил вновь нацепили на себя своё привычное облачение, сложив бывшие наряды племени Зорм-Тапарч в освободившиеся мешки, предложив их Алему Мокроуху, запущенному, отощавшему и зловонно пахнувшему после месяца заключения в подземной яме. Тот радостно взял мешки со снарягой себе, но категорически отмахивался от того, чтобы переодеться.
- Нет! Сейчас я ни за какие коврижки не напялю это тряпьё. Посмотрите на меня! Я же совсем потерял в тюрьме человеческий облик… Мне сначала надобно помыться да побриться.
- О боже! – раздосадовано выдохнул Рогнур, предвидя, сколько ещё мороки ожидается впереди с его «заданием». – Алем, ты хоть понимаешь, в каком сейчас мы находимся положении? О нашем жульничестве вскоре станет известно. Скоро тюремщики забьют тревогу, а у врагов достаточно много воинов, чтобы бросить за нами вдогонку несколько отрядов…
- Хочу вам напомн’ить, - включился в разговор Листрейд, - что впереди наход’ится ещё одна вражеская крепость, Орлиный Коготь.
- Мда… ещё приятнее. Теперь нам надо придумать стратегию возвращения назад. И я хочу, чтобы мы добрались до Исто Колючий Шип целыми и невредимыми.
- Парни! Прошу вас, сжальтесь над измученным пленником! Я так отощал, так испоганился в проклятой яме. Мне всего-то нужно немного еды и пару часов…
- Ну, уговорил! – недовольно буркнул маг. – Клевлиндил, давай отойдём где-то полмили на юго-запад от деревни, и там мы расставим временный лагерь. – Он пошарил у себя в мешке, достав оттуда кисть винограда и краюху чёрного хлеба, купленного на местном рынке. – И на, поешь по пути…
- Как же это вовремя! – обрадованно воскликнул Мокроух. – Прим-м-м-нохо благх-х-дарех-хн!
Троица повернула от стоянки Гармака на юго-запад, тихой рысью продираясь вдоль холмов и камней, стараясь избегать главной дороги, по которой иногда проходили люди и солдатня Когтей.
Отойдя на четверть мили от военного лагеря врагов, они дали Алему возможность стянуть с себя грязную одежду и помыться в реке Геде. Освободившийся узник отмывал там свою задницу порядка получаса. Бритьё и стрижку, в том числе и отросших ногтей, пришлось отложить на потом… Теперь Мокроух достал меховые доспехи Когтей из мешка и надел их на себя, перестав наконец напоминать своим видом беглого заключённого.
Рогнур тем временем сидел с напарником на берегу, отвернувшись от обнажённого воришки и прикидывал у себя в голове их дальнейший маршрут. Ему почему-то казалось, что проблем со встречающимися на их пути людьми будет гораздо меньше, чем повторение перехода по горам над царством Урлика Большерота, дико злого кобольда, который наверняка не забыл их недавний побег на нетопырях в компании дворфа Болвинга Рубильщика. Кобольды сейчас наверняка обшаривают Железные горы вдоль и поперёк в алчной надежде разыскать их и съесть живьём… Спасителям оставалось лишь обогнуть эти горы с юга и, миновав вражеское укрепление Орлиный Коготь, безопасно вернуться в стоянку Нукреша, выполнив своё задание.
Наконец вор закончил все свои гигиенические процедуры и вернулся к ним.
- Зря вы конечно не присоединились ко мне. Знаете, водичка там просто отличная!
- Спасибо, обойдёмся, - сухо ответил Рогнур. – Смотри, не подхвати там ещё и насморк.
Дальше два вора и один рейнджер прошли остаток дня на северо-запад, пока перед их глазами не выросло уродливое деревянное городище, детище Кешдромата Могучего. Эта крепость была выстроена недалеко от главной тропы, где раньше стояла мирная ферма семьи Исто. Повсюду здесь горели оранжевые и жёлтые огни костров и факелов, зловеще мерцая в вечерних сумерках. В её стенах были надстроены башни, с которых дозорные вели наблюдения за окрестностями. Сам Орлиный Коготь состоял из двух частей: нижний и верхний ярусы. Нижний был правее, в котором располагались главные ворота, несколько конюшен и палатки воинов. Оттуда на холм вёл крутой деревянный мост прямо над оврагом, укреплённый снизу перекрёстными балками. На этой естественной природной преграде располагался ещё один ряд стен, дозорные башни и главные казармы для «братьев» вождя, ну и разумеется, донжон Кешдромата.
Сам тиран вряд ли в данный момент находился здесь, поскольку сейчас он вёл свою армию рядом со стоянкой Рогмулга, но выстроил это место очевидно в качестве своей главной резиденции на Обветренных Равнинах.
- Ведите себя тихо, - решительно шепнул маг своим спутникам. – Если нас здесь обнаружат часовые - то нам наверняка крышка…
- ’Я подозреваю, что тот часовой на северо-вост’очной башне не оставит наш сектор без внимания. Думаю, будет луч’ше убрать его стрелой…
- Ладно, Клевлиндил, делай что должно – и будь что будет…
Лесной эльф быстро выдернул из колчана стрелу, и тетива напряжённо затрещала, пока железная стрела не описала в воздухе высокую дугу и вонзилась в горло часового на башне. Тот мгновенно задохнулся и осел на деревянный пол, поперхнувшись собственной кровью. Больше им никто не мешал проскочить мимо городища и к ночи выйти на окраину Белого леса…
После целого дня в пути и напряжении, путники решили сделать привал на ночь. Рейнджер поспешил в лес на охоту за их ужином, а Рогнур и Алем остались собирать хворост для костра и расставлять лагерь.
- Ну и как давно ты в нашем братстве, побратим-вор? – решил от скуки завязать беседу Мокроух.
- Не так давно. Я бы сказал, меньше месяца.
- Я в братстве Мышей уже два года. Добился ранга «Хорёк», но к обещанной клятве королю воров меня так и не допустили. Хе-хех! Ну, видимо не пришёл ещё мой час узнать, на кого я всё время гну спину…
- Да, это всё странно… - согласился Рогнур, задумавшись. – Все эти правила братства с их секретностью… Да и сама личность нашего предводителя - сплошная загадка.
- Ты-то сам в каком ранге за свой месяц службы? – осведомился Мокроух.
- Да я всего лишь щипач.
Вор сгоряча бросил свой хворост на землю.
- Твою мать! Всего лишь!.. Да я стал щипачём только через восемь месяцев на службе у смотрящих. Ты либо гений, либо тебя удача ну очень уж любит…
- Ну, что-то во мне конечно есть… - не стал отрицать Рогнур. – Правда, я ещё сам не понимаю своего места в этом мире…
- Не переживай из-за этого, парень! Если боги-драконы позволяют нам ходить под этим небом – значит в этом мире есть место и для таких ублюдков, как мы… Я осиротел ещё в раннем детстве, попал в банду разбойников рабом. Но звёзды были ко мне благосклонны, выкарабкался. А теперь и ты, единственный из воров, который не зассал пробраться в самую тёмную задницу этих земель, чтобы спасти мою шкуру, который взлетает по карьерной лестнице со скоростью дрозда… Наверное правду говорят, что удача любит храбрых! Или глупых… впрочем, богам оно виднее…
Пока побратимы-воры заболтались, к ним уже вернулся Клевлиндил, принёсший им на ужин двух фазанов. Летний вечер тянулся долго. К концу дня наши герои, отужинав, уже спали без задних ног…
Глава 41
Прилежная мышь
На утро следующего дня их встретила очень ясная погода, небо было ярко-синим, без единого облачка. Когда троица снялась с лагеря, они прошли пешком четверть мили на север по главной вытоптанной тропе вдоль опушки леса, где перед их глазами развернулась настораживающая картина: двое молодых мужчин, судя по их рваной простой одежде, обычные сельские обыватели, отбивались от троих преследователей – те были одеты как рядовые головорезы армии Когтей. Было похоже, что парни просто пытаются утекать прочь, наспех контратакуя воинов тяпкой и вилами. Бой был явно не честным, поскольку Когти бросались на них с опасным боевым оружием и один уже подрезал беглецу клинком ножное сухожилие…
- Надо им помочь! – возбуждённо сказал Рогнур, давая сигнал своим спутникам перебить вражеское отребье.
- Дааа! – воинственно крикнул Клевлиндил и уже потянулся рукой за луком и стрелами.
- Смерть ублюдкам! – яростно закричал Алем Мокроух и тут же в замешательстве обнаружил, что у него под рукой совсем нет оружия. Рогнур заметил это и снисходительно бросил ему свой охотничий резак.
- От души, брат! – бросил тот магу с благодарностью и ринулся в бой на головорезов.
Трое вражеских воинов были в кровавом азарте, затем они услышали свист стрелы, которая тут же оказалась в спине их собрата. Тот закашлялся, бросил топор и тяжело свалился на живот. Остальные два потеряли интерес к добыче и приготовились контратаковать Алему и Рогнуру. Лесной эльф учтиво оставил остальных врагов своим спутникам, по одному на каждого. Рогнур бросил сразу два своих метательных зубца, зарядив их полёт магией, после чего те, со свистом описав в воздухе дугу, одновременно срубили бородатую голову воину-сварду. Из его шеи брызнул тонкий фонтан багровой крови. Алем Мокроух два раза парировал удар железного клинка противника и вонзил охотничий резак тому под ребро, пробив его тонкую кожаную броню.
Все трое подонков были перебиты. Их жертвы остались живы, хотя и ранены. Раны одного мужчины ограничивались парой порезов на руке и щеке, а у другого была подрезана левая икра и побита спина. Парочка молодых мужчин-свардов уселась на траве отдышаться, сделав своим спасителям благодарные кивки. По парням видно было, что их лёгкие сейчас горят от изнеможения.
- С-с-с-пасиб-а! – наконец выдохнул один из них. – Эти па-а-донки погнались за нами от самой стоянки Рогмулга. Мы едва не погибли.
- А, это то недавно завоёванное поселение… - с грустью сказал Рогнур. – Как жаль, что там было так мало защитников.
- Всё не так! – горячо возразил незнакомец. – Нам на помощь тогда пришёл сам речной бог. Он буквально смывал ряды врагов с поля боя. Но укрепления деревни были слабыми, ворота быстро рухнули, из-за чего наши поспешили поскорее сдаться. «Сдаться» - означает затаиться и выжидать…
- Мы не будем терпеть правление вонючего людоеда! – подал голос второй беглец. – Обветренные Равнины собираются противодействовать узурпатору.
- Вот как?.. – усмехнулся Мокроух. – А что такие голодранцы могут противопоставить армии головорезов и разбойников? Вас же самих сейчас чуть не пришили… Если бы не мы…
- Смейся сколько хочешь, придурок! Но я, Стен Оглобля, клянусь извести Кешдромата Вдоводела из своего дома! И я не один, кто жаждет его смерти… - Стен решительно порвал свою штанину, получив кусок ткани для того, чтобы перевязать ногу собрата.
- Ваша решимость достойна уважения, - задумавшись, сказал Рогнур. – Верно, это надо сделать, изгнать эту проклятую армию с наших земель… Но как вы собираетесь действовать?
- Мы начнём из подполья. Мы соберём людей, разделяющих нашу борьбу за свободу Кервак Горзак. Если ты хочешь присоединиться к нам, ищи нас на северо-западе в Одинокой пещере в горах.
- Ладно, примем к сведению. – Рогнур достал из своего рюкзака бурдюк чистой воды и последнюю горсть земляных орехов, протянув всё Стену и его раненному спутнику. – Берите! Для таких людей, как вы, не жалко.
- Ладно, мы возьмём еду, но не думай, что мы какие-то попрошайки… Я остался перед тобой в долгу и этого не забуду… Как тебя зовут, герой?
- Зови меня Рогнур. А это Клевлиндил.., а это… Впрочем, не важно.
- Тогда будь здоров, Рогнур, и вы двое тоже…
Они распрощались с этими путниками, новоявленными подпольщиками, с чувством воодушевления. Магу было приятно знать, что его народ ещё не утратил волю к сопротивлению захватчикам. Но они отвлеклись, сегодня его делом было сопроводить в добром здравии Алема Мокроуха к своему начальству. В районе двух часов дня они пересекли ворота стоянки Нукреша и сразу прямиком направились в хижину Исто Колючего Шипа, чтобы отчитаться о выполнении задания.
Сова в это время принимала у себя двух воров. Один стоял снаружи дома и ждал своей очереди. Вторая воровка находилась в хижине смотрящей, обговаривая там свою работу. Вор увидел рядом с ними Алема Мокроуха и лукаво улыбнулся ему, сказав:
- Надо же! Какие люди! Ты всё-таки ещё жив, пройдоха…
- Хе-хе-хе! Эрм Сивый, кореш! Как поживаешь, зараза?
- Да нормально, то - там, то – сям. Гоняют в последнее время по мелким делишкам… А эти двое значит тебя вызволили из ямы?
- Было дело, братишка… Ты бы видел, как мы обставили этих цепных олухов! Вот уж веселье было!..
- Ну ладно, тогда поболтаем об этом позже за стаканом доброго вина. Я пойду к смотрящей…
Воровка вышла и отправилась на задание. Затем Рогнур ждал, пока Эрм Сивый разберётся со своими делами около пятнадцати минут. И вот, наконец-то дом Исто оказался свободен для Рогнура и Алема. Клевлиндилу пришлось остаться снаружи и ждать.
В хижине стоял стойкий запах табака и варёного картофеля. Обычно хмурая и раздражительная Исто Колючий Шип сегодня выглядела гораздо веселее.
- Я освободил нашего человека и привёл его сюда в целости, - отчитался перед ней Рогнур.
- Я и сама это вижу, щипач, ты хорошо постарался. Ну что, дубина ты этакая! - обратилась она к освобождённому вору. – Братство вытащило наконец твою шкуру из дерьма… Надеюсь, что это послужит тебе уроком, Мокроух, и ты не станешь впредь попадаться… Теперь, вали отсюда!
- Да слышу я, слышу!.. – обиженно брякнул Алем и гордо ретировался из дому.
- Думаю, пришло время обсудить мою награду… - с надеждой сказал Рогнур.
- Хм… Это не такая уж ключевая работёнка для братства, скорее святой долг каждого вора. Но король воров этого не забудет, попомни мои слова. Согласно приказу, тебе в награду причитается повышение до ранга «Хорёк», плюс премия – два кинжала из тёмной стали в ножнах, за храбрость. Передаю тебе привет от Сагриши Полпальца.
- Благодарю за такую «щедрость»! – деревянно произнёс Рогнур, немного разочарованный такой «щедрой» оплатой.
- Цыц, хорёк! Знай своё место! Твоё начальство лучше знает, чего ты заслуживаешь. Новую работу будешь брать?
- Нет, лучше я пока отмечу своё повышение… - он забрал два призовых кинжала, затем сунув их себе в рюкзак, и попрощался со смотрящей.
Снаружи дома его ждал Клевлиндил. Эльф увидел хмурое замешательство на его лице.
- Что-то случил’ось?
- Да нет… Меня вроде даже повысили… Клевлиндил, да дело вовсе не в том. Просто я в последнее время много задумываюсь над тем, чем мы обычно занимаемся…
- Мы делаем р’азную работу на твоё таинственное бр’атство. Разве нет?
- И это разве помогает людям, которые сейчас страдают от войны и её бесчинств?.. Не думаю, Клевлиндил. Не думаю… Заночуем здесь, может быть закупим на оставшиеся медяки побольше провизии…
- А дальше?
- А дальше мы отправимся к тем ребятам, которые хотят создать здесь подпольную армию сопротивления Когтям. Что ты об этом думаешь?
Эльф сначала усмехнулся, его тонкие брови бегали туда-сюда над переносицей. Затем он ответил:
- ’Я думаю, что эти ребята долго не прот’янут без нашей помощи… Но с нашими тал’антами может что-то и выйдет…

Глава 42
Зародыш сопротивления
Сняв на ночь комнату в доме Хикми Придурковатой, наутро Рогнур вместе с Клевлиндилом прошлись на рынок, закупив там себе горшок бобов, немного слив и две полоски копчёной баранины. Парень долго размышлял, что ему делать с вручёнными ему вчера Исто призовыми кинжалами, поскольку в данный момент никакой надобности в них для него не было. Он достал оленьи ножны из рюкзака, вынул один из кинжалов, чтобы хорошенько рассмотреть в руке. Холодная тёмная сталь совсем не блестела на солнце, а эфес кинжала был украшен двумя коваными завитками, которые смотрели в разные стороны.
«Это оружие подошло бы хладнокровным убийцам… - с дрожью подумал Рогнур. – И если к кому-нибудь надо подобраться в темноте. Пускай пока лежат…»
На него произвела впечатление вчерашняя встреча на дороге со Стеном Оглоблей и его приятелем. Он твёрдо решил помочь этим отважным, безбашенным смельчакам в их нелёгком деле сопротивления. Рогнур ничего не знал ни о войне, ни о какой-либо стратегии и тактике. Покинув стоянку Нукреша, он обратился к эльфу:
- Эй, Клевлиндил, можно задать тебе вопрос?
- Ну, чего?
- Скажи, у вас, лесных эльфов, обучали на родине военному ремеслу?
Листрейд угрюмо уткнулся взглядом в землю, медленно отвечая:
- Наш лесной народ старает’ся не вести войн. Лесные эльфы по своей сути – пациф’исты. Мой отряд рейнджеров обучался разведке, слежке, зап’оминанию всех тайных схронов в наших лесах. Мы денно и нощно бдели границы наш’его лесного царства от монстров и браконь’еров. Почему тебе это интересно?
- Да так… Вчерашних ребят вспомнил, ну, помнишь тех, кто убегал от свары Когтей?
- Этих…
- Вот им я теперь и собираюсь помогать в подпольной войне с захватчиками. Но я и не представляю, с чего начать…
- ’Я могу посоветовать тебе начать с того, что’бы прийти в их тайное место…
- Ты просто мастер давать советы, дружище! – сказал Рогнур с усмешкой.
Дальше в пути они почти не разговаривали, пешком преодолевая долгий путь на северо-запад через холмистые равнины, чистые ключи и вытоптанные тропы. Если бы Рогнур сейчас повернул прямиком на запад, он бы вышел прямо к себе на бывшую родину, стоянку Которды, откуда его по приказу вождя Оканы Острой Бритвы (не без сильного давления со стороны соплеменников) изгнали и запретили возвращаться под страхом смерти. Там остались его родители, Дриза и Мальза, а также двое друзей детства, Тризвен и Малвар. Всё изменилось в жизни парня в тот роковой день…
***
Юный маг и рейнджер провели в дороге целый день, один раз разбив себе лагерь на отдых. Охотясь и опустошая запасы, они сводили концы с концами, за сутки они миновали больше трёх миль, отстреливаясь от волков, войдя в безымянную холмистую долину. На западе от этой небольшой горной гряды находился лес Друан, а на востоке Вдовий лес. Вся нынешняя местность казалась очень дикой, необузданной и наполненной хищными зверьми: от лис, до свирепых пещерных медведей. На отрогах гор упрямо росли ели, пробивая каменистую почву острыми корнями.
Путники искали здесь конкретную цель – широкую, запрятанную в скалах пещеру, куда вчера их пригласил прийти Стен. Когда тайное место оказалось найдено, Рогнур сказал: «Наконец-то!». Войдя во мрак, они поводили носами, ощутив здесь запах масла и костров, выдававших обитающих здесь людей. Неясные шёпоты и тихие шаги эхом отдавались от неровных сырых стен. Вскоре им навстречу вышли двое воинов с каменными копьями и требовательно воскликнули: «Вы кто такие?!»
- Успокойтесь, ребята! – примирительно ответил Рогнур. - Мы пришли сюда вам помогать… Нас сюда пригласил Стен Оглобля, знаете этого малого?
- Ну допустим, знаем. Тогда проходите, сварды. – Листрейд после этого брезгливо фыркнул.
Охранники расступились, пропустив их вперёд, а сами пошли следом, держась на три шага позади. Спустившись вглубь пещеры, Рогнур поразился тому, насколько та была велика изнутри – множество новых ответвлений и подземных камер, даже небольшие подземные озёрца давали здешним людям питьевую воду. Но обустроена база была слабо, два-три костра и меньше десятка человек присутствовало здесь.
- Это и есть всё твоё сопрот’ивление? – насмешливо произнёс Клевлиндил.
- Не стоит спешить с выводами, друг. Давай сначала с ними поговорим… - Рогнур заметил в группе воинов знакомое лицо, Стена Оглоблю, который сейчас сидел подле костра и обсуждал какие-то планы с соратниками. – Приветствую тебя, Стен! Как вы добрались сюда, после нашей последней встречи?..
- А-ха-хах! Смотрите, кого сюда черти принесли! Это же Рогнур и его друг-эльф, если мои глаза не обманывают меня… - Стен решительно подошёл к ним и по-дружески пожал руку Рогнуру, а затем Листрейду. – Мы с приятелем ковыляли, как могли… Но потом встретили ещё двоих наших и добрались сюда уже быстрее…
- Кстати, мы с другом готовы помогать вашему делу всем, чем только сможем… - Рогнур поспешил заверить собравшихся в своей преданности.
- И это будет очень кстати! – подал голос другой воин, старый и седой, в котором Рогнур тут же узнал того разглагольствовавшего крепкого старика с площади в стоянке Рогмулга, Намэрра Крепкого Хребта. – Потому что наши враги сильны и многочисленны и нам будут нужны воины с «особыми» талантами, вон как этот лесной эльф.
Рогнур и Клевлиндил растерянно переглянулись.
- Рейнджер доселе подчинялся мне, а я вроде как действительно владею некоторыми талантами в нашем дуэте – я чародей.
В пещере тут же послышался нестройный хохот и галдёж воинов.
- Кто, кто? – с ядовитой усмешкой переспросил Стен Оглобля. – Чаркаде… Кто-нибудь, объясните мне, что этот дурак несёт?
- Он гов’орит, что вам здесь мог бы понадобить’ся… шаман, - ответил за друга лесной эльф.
Теперь смех прекратился, и воины уже смотрели на Рогнура во все глаза.
- Да-да! – обрадованно воскликнул очередной черноволосый воин со шрамами из угла. - Это как раз то, что нам сейчас не повредит – помощь богов-драконов и наш личный шаман.
Рогнур благодарно посмотрел на Клевлиндила за то, что друг выручил его.
- Шаману нужно такое особое имя, которыми те любят себя величать… - задумчиво сказал Намэрр, потирая бороду. – Парень, ты такой юный, а драконы уже одарили тебя силой, чтобы ты смог помогать нам… Что определяет тебя, юноша? Чем ты обычно живёшь, дышишь?..
Рогнур растерянно опустил глаза, лишь виновато пожав плечами.
- Н-нуу… не знаю. Я обычно просто странствую по нашим землям.
- Колобродничаешь и куролесишь? – с подколкой бросил ему Стен.
- Тогда решено! – объявил Крепкий Хребет. – Отныне каждый на Обветренных Равнинах будет знать тебя под именем - Рогнур Скиталец. Мужи, поприветствуем нашего шамана! – Ему вторили одобрительные бодрые крики воинов.
- Это всё конечно хорошо… - сказал ещё один свард, средних лет и одноглазый на правый глаз. – Но нас здесь чрезвычайно мало. Ходят слухи, что ублюдочный сын собаки Кешдромат собирается штурмовать стоянку Дурагвала и уже готовит свои войска к походу на юг. – В пещере послышались тревожные оханья. - Скольких воинов мы собрали здесь сегодня, ребята? – обвиняющим голосом спросил Кан Очевидец. - Семь и ещё двое новеньких пришли… И как же мне, скажите, выдворить изувера со своей земли?!
- Так, присядь пока, Кан! – сурово ему сказал Намэрр. – Сбрось с себя призрак отчаяния, остуди свою голову…
- Можно слово? – подал голос Рогнур. – Я бы вам предложил как-то обозначить ваше подпольное движение. Выбрать себе имя, символ и знамя для вашей армии…
«Отличная идея», «Надо так и сделать» - раздались одобрительные возгласы в толпе.
- Я хотел бы, чтобы это объединение принесло нам свободу и справедливую кару на головы наших врагов… - сказал Магд Трёхзубый. – В связи с этим, хочу предложить вам одну благородную птицу, обитающую над моим домом на реке Рогатой, хищного сокола.
- Соколиные охотники парят над землёй и пикируют на свою добычу сверху, разя её, как длань богов, - мечтательно произнёс Намэрр.
- Тогда назовите вашу фракцию «Парящие Соколы», - предложил Рогнур.
- Кто за то, чтобы мы назвали нашу армию Парящими Соколами, поднять руку вверх! – громко объявил Стен Оглобля. В воздух поднялись все восемь рук, кроме эльфа, который принципиально не голосовал.
Воеводы внимательно всех посчитали и утвердили наименование своей фракции. Кан Очевидец решительно сказал:
- Итак, мои соратники, Парящие Соколы, что ещё у нас там сегодня на повестке дня?..

Глава 43
Первые шаги
Историческая дата: 23-е, Месяца Рыбного нереста, ознаменовала собой создание на Обветренных Равнинах повстанческого движения объединённых племён, единственная цель которого – казнь Кешдромата Могучего, уничтожение и выдворение всех его вооружённых сил за пределы этой земли. Весь этот процесс начался в Одинокой пещере в северных горах, где находилось от силы девять воинов, четыре из которых были избраны воеводами Парящих Соколов, один лесной эльф, роль которого ещё не была определена, и один шаман, которого воины нарекли – Рогнур Скиталец.
Парень был невероятно горд и смущён обретением своего первого прозвища. В мыслях он уже витал в облаках, воображая, как он бахвалится и важничает своим погонялом перед разными деревенскими девицами, а те со страстью вешаются ему на плечи, умоляя выбрать одну из них себе в супруги…
Но реальность была жестока. Война – не дело для легкомысленных юнцов, и Рогнур вскоре спустился с небес на землю, включившись в общую работу армии. Воеводы сидели вокруг костра, продолжая обсуждать все насущные вопросы:
- Как вы думаете, оставшиеся вожди-бездельники включатся в нашу борьбу за свободу Кервак Горзак? – спросил Намэрр Крепкий Хребет.
- Кто-то должен отправиться в соседние деревни и заручиться поддержкой остальных свободных вождей, - сказал Кан Очевидец.
- Это, конечно же, дело первой важности, но у нас и так-то людей не хватает! – с горячностью выпалил Стен Оглобля. – А ещё нам позарез как нужны припасы и провизия для воинов.
- Воеводы, могу вам порекомендовать подходящего кандидата, - тут же с готовностью произнёс Рогнур Скиталец. – Мой напарник – это лесной рейнджер из далёких стран. Он мастерски умеет выслеживать дичь и разведывать местность.
Клевлиндил Листрейд лишь сдержанно кивнул им, смиренно соглашаясь с решением своего лидера.
- Тогда давайте назначим эльфа первым снабженцем нашего убежища, - одобрительно сказал Магд Трёхзубый. – Воеводы, вы согласны?
Вся четвёрка проголосовала «За». Затем на обсуждение вынесли вопросы тактического планирования. На одной из ровных стен пещеры нарисовали стратегическую карту Обветренных Равнин, где красной краской отметили все оккупированные владения армией Когтей, а именно: стоянка Гармака, Орлиный Коготь и стоянка Рогмулга. Нейтральные поселения отметили серой краской, а крошечные силы Парящих Соколов отметили пока одной синей точкой, обозначавшей Одинокую пещеру.
- Известно ли, куда враг будет наносить следующий удар? – осведомился Кан Очевидец.
- Наши люди из оккупированной деревни сообщают о двух сотнях воинов в лагере к югу от стоянки Рогмулга.
- Мне есть, что добавить к этим сведениям, - подал голос Рогнур. Своего шамана, пусть даже и такого молодого, воеводы теперь были обязаны почтительно выслушивать. – Недавно, мы с моим компаньоном разведывали местность в сердце вражеских земель. В лагере возле стоянки Гармака можно насчитать ещё человек триста. Если враг соединит эти силы с западными – то не пройдёт и месяца, как он двинется завоёвывать следующую деревню…
- Это всё серьёзно, - с грустью выдохнул Намэрр. – У Кешдромата уже полностью налажена военная машина. Кто-то должен вносить в неё ошибки и саботировать пополнение армии вражин.
- Дружище! – ответил ему Стен Оглобля. – Нас здесь сидит едва ли с десяток бойцов, а ты предлагаешь рассеивать наши ресурсы на диверсии?
- Скажи мне, Стен, у тебя большой опыт ведения войн? Или ты слепой на оба глаза! У врага сейчас пополнения происходят быстрее, чем у нас. Если не замедлить эту разницу – то всё наше дело окажется бесполезным!..
Рогнур заметил, как густеет в пещере воздух и среди воевод уже назревает ссора, и он тут же поспешил сгладить ситуацию:
- Позвольте дать совет мне, вашему шаману. Если убедить армию Когтей, что от них отвернулись боги-драконы, тогда они с гораздо меньшей охотой пойдут за своим вождём, верно? Я могу сделать одну большую диверсию, которая распугает наёмников и выведет их из строя… на какое-то время.
- Здесь речь заходит уже о тёмных путях магии, в которых мы, воины, себе ногу сломаем… - задумчиво сказал Магд Трёхзубый.
- А мне нравится настрой паренька! – с задором в голосе сказал одноглазый Кан. – И более того, я лично хотел бы его сопровождать в этой нелёгкой миссии.
- Кан, ну зачем это тебе? – разочарованно сказал Стен Оглобля. – Нам для тебя и здесь работы хватит…
Но матёрый вояка был непреклонен. Он решительно поднялся с места и заявил:
- Мне кажется несправедливым, что Парящие Соколы оставят своего нового шамана без телохранителя. К тому же, загадочные способности этого паренька лично мне любопытны. Ребята, ну вы же помните, каких шаманов мы с вами наблюдали с детства – старые, надменные и всё время крутятся рядом с вождями. Иногда правда знахарничают… А этот – другой. Мальчишка – настоящий воин, вы посмотрите только на его одежду! Мне интересно, какие из его талантов мы сможем использовать для нашей освободительной войны, не думаю, что он годится только в ополченцы…
- Гммм… - протянул Крепкий Хребет. – В твоих словах есть мудрость, воевода. Тогда военный совет решил – ты и Рогнур Скиталец направитесь в лагерь врага подле стоянки Рогмулга и сделаете всё необходимое, чтобы задержать продвижение его армии вглубь свободных земель свардов…
- А мы пошлём кого-то вербовать ополченцев, - сказал воевода Магд. – Может быть, я сам этим займусь.
- Перерыв! – зычно бросил Стен Оглобля, и остальные воеводы поддержали его.
***
Военный совет прекратился. Клевлиндил Листрейд решил проститься со своим напарником.
- Ну, значит нам пришло вр’емя расстаться… - уныло сказал рейнджер.
- Не волнуйся, Клевлиндил, ты всё также помогаешь исполнению моего предназначения. Только немного иначе… Скажи мне, ты хочешь помочь делу Парящих Соколов и освободить мой народ от гнёта тирании?
- Если это важно для тебя, ’я поддержу их… Ты - мой друг, избранный богами. Но ’я долго не потерплю их ком’андный тон, хе-хех!
- Удачи тебе, Клевлиндил, и будь осторожен! – Рогнур по-дружески крепко обнял своего напарника. – Постарайся лишний раз не устраивать перепалки с воинами, а то их и так здесь не хватает... (улыбка)
После этого эльф покинул пещеру и отправился на охоту, занявшись добычей провизии и выслеживанием вражеских лазутчиков. Теперь Рогнуру предстояло поближе познакомиться со своим новым спутником, воеводой Каном Очевидцем. Тот спокойно стоял, опёршись спиной о стену и насвистывал себе под нос мелодию какой-то воинской песни.
- Ну что, ты готов, салага? – даже как-то ехидно спросил он.
- Давай-ка сразу разъясним, кто вообще будет ведущим в нашем дуэте?
- (тяжкий вздох) Обычно я, поскольку именно я являюсь высшим чином в нашей небольшой организации… но, по правде говоря, я это дело не люблю. Давай лучше ты веди. А я пока посмотрю на твои навыки. Мне интересно, как ты себя проявишь в качестве лидера…
«С чего это вдруг такой интерес?» - подумал Рогнур.
- Ладно, тогда идём. Время прощаться с соратниками…
Далее новопомазанный шаман Рогнур Скиталец, вместе с таким же зелёным воеводой Каном Очевидцем отправились через холмистые равнины на юго-восток, делая свои первые шаги к сопротивлению тирании…

Глава 44
Чёртов провал
- Сколько тебе лет отроду, парень? – невзначай спросил Кан, пока они проходили через горную долину. – И интересно узнать, кем были твои родители?
Рогнур с грустью вздохнул оттого что его болезненно уколол прилив прошлых воспоминаний.
- Хм… Мне полных девятнадцать лет, мои родители… простые жители деревни, из рыбаков и фермеров.
- Ха, надо же! Прямо совсем как у меня… Ну, я не имел в виду возраст, мне-то явно побольше, чем тебе… в мои сорок два. Я сам родился и вырос в стоянке Нукреша. Работал сначала в семейном бизнесе, потом потерял глаз… Это тёмная история.
- Ты же воин, понятное дело, - Скиталец попытался логически прочитать своего нового спутника. - Наверняка на войне можно потерять всё что угодно… и не только глаз.
- Хе-хе! Вот тут, парень, ты не угадал! Глаз мой я потерял в двадцать пять лет. Спорим, не угадаешь где?..
- Я попробую… тебе его выбило стрелой?
- Нет. Вторая попытка.
- Нууу… глаза тебя лишил хищный зверь?
- Неа. Последняя попытка.
- Ты увидел что-то, из-за чего потерял глаз?
- Это уже почти попадание, но только наполовину… Легко догадаться по моему прозвищу, что я стал свидетелем чего-то очень ужасного! Но ужасен тогда был только я… в своей неловкости…
- О чём это ты?.. – Рогнур уже заразился любопытством. – Расскажешь мне свою историю?
- Ну отчего же нет. Дело было на охоте… Были я, мои братья Кнут и Мика, и мы вместе выслеживали оленей в Белом лесу. Вот значит я сижу в засаде, мои братья сидели чуть поодаль от меня, и вижу, как на опушку выбегает самка оленя с двумя детёнышами. Я уже вытаскиваю стрелу из колчана, как слышу позади себя хрипы и сопение, будто это мой брат Кнут стоит за спиной. Он эту привычку дурацкую всё никак у себя не выведет. И я ему такой говорю: «Замолчи, дурак, добычу спугнёшь», оборачиваюсь я на него, а там за спиной совсем не мой брат… Медведь гризли собственной персоной! Я сразу кааак заорууу: «Атас! Бегите отсюда! Тут сучий медведь!», дал дёру, что аж пятки в задницу ударялись… и потом я как врезался мордой в сук… В череп он вошёл через глазницу на сантиметров пять.
От представленной в воображении картины, Рогнура аж передёрнуло. Он спросил:
- А что было дальше? Что сделал медведь?
- Да братишки мои так воинственно заорали и выставили вперёд копья, что косолапый решил сдать назад. А меня они вдвоём притащили в деревню к нашему шаману. Долго меня ещё там выхаживали, да и боль, если честно была адская. С тех пор меня и прозвали Кан Очевидец. Теперь моя очередь спрашивать! Что такое вообще эта твоя магия? Может ли каждый этому обучиться?
Рогнуру показалось, что зрелый воин принимает его за очень сведущего чародея, или это статус шамана так наделяет авторитетом в глазах обывателей…
- Что такое магия?.. Ну, как бы однозначного ответа на это дать сложно. Представь, что ты всю жизнь считал, что всё понял, что каждый день ты просыпался и чувствовал – вот она жизнь. И ничего другого не знал. А потом, в один прекрасный момент, ты проснулся и ощутил у себя внутри что-то ещё… некую новую энергию.
- Как-будто выпил ведёрко хмельного, да? – шутливо бросил Кан.
- Вроде того… Вначале ты и вправду проваливаешься куда-то в тоннель. А потом ты всё ощущаешь по-другому. У меня это начиналось с детства, когда мне снились яркие сны… и они вроде сбывались. Если спросишь, всякий ли может этому научиться – то нет. Старые чародеи говорят, что вначале человек должен быть отмечен некой Высшей Силой…
- Здорово, Скиталец! Но что-то мне подсказывает, что этот дар не принёс тебе особого счастья… Я правильно думаю?
- И тут ты тоже метко подметил… Из-за всего этого меня прогнали из дому. Поэтому я и странствую по миру… Пока не присоединился к вашей фракции.
- Ой, дружище, за это можешь не переживать. Если другие поселения поддержат нас – ты будешь вхож всюду, как наш почётный шаман. Мы с тобой представляем единую освободительную армию Обветренных Равнин. Я здесь воевода, один из четверых. Может чему-то и научишься у меня…
Дальше они ничего не говорили друг другу около минуты. Потом Рогнура понесло:
- По поводу всей этой войны с Кешдроматом… Мне ведь приходили видения во снах, когда его головорезы нападали на деревни, оба раза. Не знаю, может быть предки, либо боги посылают мне все эти предупреждения… Как будто они хотят, чтобы я остановил захватчиков…
Кан Очевидец остановился и, проникнувшись духом участия, по-дружески положил руку Рогнуру на плечо, сказав:
- Конечно! Мы обязательно их остановим, не сомневайся! Иначе я просто спрыгну со скалы от позора… Никогда на моей родине не было столь паршивых и вероломных вождей, как этот Кешдромат, будь он трижды проглочен дэзрами! Наш народ должен жить в мире, по заветам наших предков, а не быть игрушкой в руках безумного властолюбца.
Увлёкшись беседой, путники не заметили, как погода стремительно начала портиться. Минута за минутой, небо погружалось в омут серых туч, с которых вскоре начал срываться плотный летний дождь. В этом поле росли одни лишь редкие, низкорослые деревья, под которыми было не укрыться. Неожиданно, с правой стороны на их пути открылась поразительная, но весьма уродливая природная конструкция. Это был каскад из чёрных скальных выступов, извивающийся и уходящий вглубь земли. Вокруг этого странного природного провала были воткнуты деревянные шесты с козьими головами, кем-то давно оставленные в качестве украшения. На Рогнура и Кана своим единственным белым, сгнившим глазом безразлично смотрела мёртвая рогатая морда с высунутым языком. Наверняка, в ясную погоду над ней бодро совершали танцы мухи.
- Что-то мне не очень нравится это место, - дрогнувшим голосом процедил Рогнур. – Может, поищем себе другое укрытие?
На его страхи Кан лишь победно рассмеялся, чувствуя моральное превосходство.
- Нет, да ты что! Я хочу поскорее увидеть твою магию в деле… Даже если там внутри и есть враждебно настроенные обитатели. Пойдём!
Шаману пришлось лишь придушить у себя внутри всю тень сомнения и робости, и он смело ринулся в чернеющую темноту за воеводой.
***
Внутри пещера освещалась тусклым светом коптящих настенных факелов, следовательно была обитаема. Червеобразный тоннель плавно спускался вниз, в сырость и какую-то уютную теплоту. Рогнур окликнул своего напарника, понизив голос:
- Кан, ты знаешь что-то об этом месте, что я должен знать?
Лицо воеводы озарила ехидная усмешка.
- Да ты не волнуйся так. Это место довольно известно на Обветренных Равнинах. Это же знаменитый Чёртов провал, капище демонопоклонников.
По спине Рогнура сразу же пробежал холодок. Он тут же вспомнил странную ведьму-расгикса Замиту, которую они с Клевлиндилом случайно спасли от преследующих её крестьян, и которая настойчиво приглашала его сюда…
- Знаешь, Кан, я не думаю, что приходить сюда – хорошая идея. Связываться с ведьмами и демонами весьма рискованно.
- Тебе-то откуда об этом знать? – слегка разочарованно парировал Очевидец. – Я вот бывал в капище Вакхира, и знаешь… меня там приняли довольно хорошо и гостеприимно.
Щёки Рогнура тут же залил румянец. Он смутно помнил ту яркую ночь, которую они с эльфом провели в Синей роще.
- Синяя роща Вакхира – это совсем другое! Я тоже там был. – Единственный левый глаз воеводы с ребяческим восторгом вперился в Рогнура. – Но я также был и в Роще слёз Асмодея, а там меня чуть не убили оборотни. Пойми, мы не знаем, что это за дэзра!..
Тем временем, на них дыхнуло облаком странной алой пыльцы. Обоих спутников мгновенно парализовало. Конечности Рогнура налились свинцовой тяжестью, а челюсть лишь беспомощно отвисла.
- Так-так, - послышался из тьмы высокий женский голос. - Кто это тут у нас? Незваные гости пожаловали!
Над беспомощными Рогнуром и Каном нависло трое ведьм, наставивших на них свои зазубренные костяные клинки.

Глава 45
Вызов Бальтазара
Ощущения паники и беспомощности накатывали на Рогнура, словно холодные волны прилива. Он мешком свалился на каменный пол пещеры, его соратник Кан тоже. В бегающих по стенам тенях их окружали одни лишь злобные демонопоклонницы. К трём ведьмам, одетым в бурые шкуры с черепами на поясе и на плечах, вскоре присоединились ещё несколько – пленников схватили и отнесли в главную подземную залу. Несмотря на беспомощность, тело юного мага всё так же чувствовало всё, что с ним происходит.
Теперь не было сомнений, что это было дэзрическое капище. В главной зале, где ведьмы проводили свои обряды, стояла исполинская статуя их божества, выглядевшая столь отвратительно, сколь и смрадно. На широком квадратном постаменте возвышался плетёный человек, метра четыре в высоту, с огромной глиняной головой, чьи сочленения сплетались человеческими внутренностями и кишками. На его унылом вылепленном лице сверкали два глаза-сапфира, а сверху и сзади из круглой головы торчали кости человеческих рук и ног, выполняя роль волос.
Перед идолом располагался алтарь для подношений, ещё дальше, в центре зала стояла каменная плита для жертвоприношений, а вокруг неё стояло три высоких деревянных столба, к двум из которых привязали Скитальца и Очевидца. Вокруг пленников стали сталпиваться ведьмы, среди которых промелькнуло и одно знакомое лицо – та самая ведьма-расгикс Замита, которую Рогнур с эльфом накануне спасли на дороге от разгневанных крестьян.
- Что здесь происходит, сёстры? – раздался властный, но приятно-женственный голос из темноты.
- Вторженцы! – отвечали ей из толпы.
- Богохульники!
- Новые жертвы прибыли!
Рогнур почувствовал, как его связанные конечности туго сдавливаются верёвками, контроль над телом постепенно возвращался к нему… Он посмотрел на своего воеводу и увидел, что тот ощущает то же самое. К ним подошла самая верховная жрица капища. По ней можно сразу было сказать, что она самая важная персона здесь: властная и тощая женщина-кронустигц, исписанная узорами цвета индиго. Её голую грудь прикрывало огромное ожерелье из золота, камней и костей, волосы у неё были тёмно-серыми, как уголь, глаза призрачно-серыми. И в руках она держала длинный плетёный посох, украшенный в голове причудливым клешнеобразным навершием. Одна лишь алая юбка прикрывала округлые бёдра главной ведьмы. Она повернулась к своему идолу и громко обратилась:
- Услышь зов своей дочери, о Великий! Тебя призывает Аша Багровая Накидка. Яви нам свою волю, мудрейший князь… - Демонопоклонницы вокруг восторженно загалдели, словно стая чаек.
Рогнур, чувствуя, что к нему возвратилась способность к речи, старался окликнуть в толпе свою знакомую.
- За… Замита! Эй! Замита, подойди сюда! – Ему в ответ сразу же прилетело в зубы от какой-то другой ведьмы, со злобными словами: «А ну, заткнись, мясо!». Больше он пытаться не стал.
Со стороны статуи послышался могучий гортанный голос:
- Мои последовательницы! Время пришло! Аша, слушай мою волю! Начинай обряд жатвы!
Плечи верховной жрицы на миг дрогнули. Она робко спросила:
- Н-но, повелитель… Вы уверены, что время пришло?..
- Д-А-А-А-А! И выполняй немедленно!
Ведьме ничего не оставалось, кроме как подчиниться своему дэзрическому лорду. Она повелела своим сёстрам:
- Несите сюда Око Могущества! – Последовательницы послушно подчинились, а остальные ведьмы собрались в широкий круг около алтаря. Вскоре в залу торжественно принесли в руках сосуд из человеческого черепа, со срезанной верхушкой, и ведьма на коленях преподнесла его верховной жрице. Аша вытащила из него очень красивый ритуальный амулет, рубиновый и крупный, словно яблоко, он сверкал во мраке алым светом, переливаясь серебряной цепочкой. Она положила амулет у ног плетёного человека и присела на широкий тупой камень. Затем она торжественно объявила:
- Мои дорогие сёстры, слушайте внимательно! Бальтазар, наш повелитель, приказал нам начать обряд жатвы, в связи с чем, мне нужно чтобы двадцать лучших из нас сейчас вызвались принять в нём участие. Те, кто считает себя достойными, стройтесь сейчас по левую и правую стороны от плиты…
Всего Рогнур насчитал здесь ведьм восемнадцать, но это были только те, которых было видно с его стороны. Со стороны Кана было примерно столько же. Шаман смотрел на воеводу с надеждой, ожидая какого-нибудь плана, но тот лишь виновато вздыхал и отрицательно мотал головой, мол, сейчас не рыпайся…
А ведьмы тем временем устроили между собой настоящий турнир, это было чуть ниже в свободной части залы, прямо под столбами, где висели Рогнур и Кан. Первыми вышли биться каштановая свардка и рыжая дурисночка. Когда верховная жрица один раз хлопнула в ладоши, те яростно бросились в атаку друг на друга, швыряясь магическими молниями и ледяными шипами. Они стрелялись друг в дружку минуты три, пока рыжая дурисночка на упала на землю, истекая кровью. Тогда свободные ведьмы, не участвующие в дуэлях, понесли её тело на жертвенную плиту, а Аша Багровая Накидка разрезала одежду на побеждённой и вскрыла ей грудную клетку ритуальным костяным ножом. Это зрелище потрясло Рогнура, у Кана волнений оно вызвало куда меньше. Вид мёртвого тела, только что бывшего живым, хруст костей, багровая кровь и запах… Всё это вызывало у юного парня порывы рвоты. Но он твёрдо решил сдерживаться изо всех сил.
Затем верховная жрица вытащила из груди ведьмы сердце, взяла его в правую руку, а Око Могущества в левую и оросила его выжатой кровью. Амулет был возвращён на место, сердце и труп побеждённой куда-то унесли, а бои продолжились…
Так поступили и со следующей проигравшей, и с третьей… и с четвёртой… И теперь Рогнур понял, в чём заключается ужасный ритуал Жатвы демонопоклонников – зарядить таинственный амулет. Замита не обращала на него никакого внимания, лишь вызвавшись драться за эту сомнительную честь. Шаману уже показалось, что ведьмы о них и вовсе позабыли… Когда победивших и оставшихся в живых ведьм осталось лишь трое, Аша сделала новое заявление:
- Итак, достойные сёстры! Для вас пришло время тянуть жребий, кому-то из вас выпадет участь сразиться с одним из пленников.
Трое оставшихся: молодая рыжая свардка, светловолосая, но уже с проседью, дурисночка и смуглая ведьма-расгикс Замита. Им принесли три палочки, одна из которых короче. Её вытащила молодая рыжая ведьма. Теперь осталось решить, кто из пленных будет участвовать. Для этого верховная жрица обратилась к плетёному человеку.
- Мой господин! Кого из пленников ты выберешь для обряда?
- Я выбираю того, что с медвежьей головой, - Рогнур понял, что это про него. – Выдайте ему всё его оружие, чтобы у ведьм не было лёгкого преимущества!
Теперь парень ощущал на себе всю ответственность за свою дальнейшую судьбу – перспектива оказаться вон на той каменной плите с вырванным сердцем - его совсем не радовала. Но ведьмы принесли его резак и метательные зубцы, и всё вернули обратно. Вероятно, победительницы были очень самоуверенны, хотя и получив ранения. Рогнур только сейчас заметил во взгляде Замиты узнавание. Он посмотрел на неё с укором, но ведьма лишь ответила ему долгим холодным взглядом.
- Давай, сокол! Сделай её! Я буду болеть за тебя! – бодро кричал Кан Очевидец своему собрату.
- Воин, назови нам своё имя, чтобы ты не погиб безызвестным… - обратилась к Рогнуру верховная жрица.
- Меня зовут Рогнур Скиталец, - с достоинством заявил шаман.
- Вот как? Интересно… - задумчиво сказала Аша.
Следующая дуэль была между Рогнуром и молодой рыжеволосой ведьмой. Она не доставала никакого оружия, но Рогнур помнил, как та бодро мечет молнии. Оружие было слишком медленным, единственное, чем можно было отразить магию – была только магия. Рогнур решил продумать у себя в голове всю тактику заранее. Они встали друг напротив друга. Багровая Накидка хлопнула в ладоши. Ведьма вытянула вперёд руки, рождая синие искры, но её магия с громом отклонилась, а сама магичка была отброшена в стену воздушным взрывом. Рогнур тут же не преминул этим воспользоваться, и его метательный зубец со свистом полетел в горло противнице. Девушка беспомощно схватилась за шею и, умирая, осела на пол, размазывая стену окровавленной ладонью. Скиталец сразу же подошёл к ней и вытащил свой зубец.
- Хмм… Неплохо для новичка, - с удивлением сказала Аша. На Рогнура в ответ из толпы демонопоклонниц обрушилось шипение и улюлюканье.
Он отошёл в сторону, ожидая своей очереди. Следующий бой был между зрелой светловолосой ведьмой и его знакомой Замитой. Дуэлянтки обрушивали друг на друга огненные шары и ледяные потоки. Битва затянулась надолго… Лёд и пламя бились между собой, как непримиримые супруги. Пока сосульки не растаяли под жаром магического огня и Замита не накинулась на свою соперницу, отчаянно вгрызаясь той в глотку. Светловолосая ведьма издала отчаянный хрип, а ведьма-расгикс выплюнула у себя изо рта кусок плоти.
- Тебе нужно время отдохнуть? – спросила Замиту верховная жрица.
- Хмм… пять минут! – устало и с тяжёлым, сбившимся дыханием ответила победительница.
Рогнур неожиданно для себя понял, что попал в финал какого-то ужасающего конкурса красоты. Сражаться насмерть с женщиной, которую он неделю назад как спас, было морально тяжело. Было много невысказанных вопросов и не меньше ответов… Но кто в этом богами проклятом месте даст ему эти ответы?..
Хлопком в ладоши верховная жрица объявила финальный бой. Рогнур готовился к жаркой тактике своей противницы. Расслабляться было некогда. Оранжевый огненный шар полетел прямо в него. Он отразил его воздушной атакой, и тот полетел обратно. Замита ловко кувыркнулась в сторону. Рогнур сконцентрировался на потолке пещеры над ней, и на ведьму со страшным треском обрушились сталактиты. Ведьма отчаянно помчалась от обвала, но её по правому плечу полоснул осколок скалы. Держась за плечо, она уже не могла накастовать полноценный огненный шар и пустила на Рогнура поток огня. Пока обжигающая стрела не коснулась его тела, шаман предельно сосредоточился и исторг из ладоней первую в своей жизни молнию, которая за секунду блеснула во мраке серебристо-синим светом и поразила Замиту в левую грудь. Ведьме пришлось оборвать свои чары, и она изнурённо упала на задницу.
На секунду Рогнур решил прекратить бой и вплотную подошёл к Замите, вопрошая:
- Ты же помнишь меня, Замита, верно? – Раненая ведьма утвердительно кивнула. – Тогда скажи мне, зачем ты на меня напала?
Замита лишь прожгла его злобным взглядом, процедив:
- С-сила – это всё! Д-дружба – ничто! Умри! – Ведьма сделала отчаянную попытку перевернуть ситуацию себе на пользу, но Рогнур быстро вытащил свой охотничий резак и перерубил ей обе ладони. Замита с испугом уставилась на свои фонтанирующие кровью обрубки, а Скиталец стремительно зашёл ей за спину, схватил за волосы и перерезал глотку ведьме.
Бой был окончен. Рогнур, их пленник, победил. Верховная жрица Аша Багровая Накидка, явно не ожидавшая такого исхода, живо принялась совещаться со своими подручными ведьмами…
Глава 46
Неожиданный подарок
Рогнур с сочувствием смотрел, как затёкшие от верёвок руки и ноги Кана Очевидца мучительно ныли, но он пока не решался что-нибудь сделать, чтобы облегчить участь своего воеводы, ведь ведьмы здесь были в гораздо большем преимуществе. Поэтому Скиталец молча наблюдал, как кровь из двадцатого сердца вылилась на их драгоценный дэзрический амулет – предательница Замита получила свой приговор. Верховная жрица бегом приблизилась к победителю Обряда Жатвы и взволнованно произнесла:
- Предполагалось, что победителем поединков окажется последовательница Бальтазара, но ты - наша жертва и таковым не являешься… Только мой повелитель рассудит этот спор, - И Аша смиренно протянула свои тонкие красивые руки к идолу. – О, мой повелитель тайн, великий князь! Яви мне свою волю и скажи, как поступить с последним выжившим...
Гигантский плетёный человек ей ответил громким раскатистым голосом:
- ЭТОТ МАГ ДОКАЗАЛ, ЧТО ДОСТОИН ВЛАДЕТЬ МОИМ АМУЛЕТОМ. ОКО МОГУЩЕСТВА ПО ПРАВУ ТЕПЕРЬ ПРИНАДЛЕЖИТ ЕМУ. ОТНЫЕ, ОН - МОЙ ВЕСТНИК В МИРЕ СМЕРТНЫХ. ДАРУЮ ЕМУ ВСЕ СВЯЗАННЫЕ С ЭТИМ СТАТУСОМ ПРИВИЛЕГИИ! ТЫ МЕНЯ ПОНЯЛА?
Багровая Накидка лишь послушно кланялась:
- Конечно, мой князь! Я всё поняла… Мы не смеем перечить твоей воле!
- И ЕЩЁ, ЖРИЦА! МНОГИЕ МОИ ВЕДЬМЫ СЕГОДНЯ ОТДАЛИ СВОИ ЖИЗНИ. ТЕПЕРЬ В СВЯТИЛИЩЕ ПРИШЛО ВРЕМЯ МУЖСКОГО НАЧАЛА, ДО СЛЕДУЮЩЕГО ОБРЯДА ЖАТВЫ…
- Я поняла… - сказала Аша, брезгливо поморщившись. – Мы сегодня же выберем себе нового верховного жреца…
- УМНИЦА! – самодовольно ответил голос дэзры, затем он затих окончательно. Ведьмам же осталось выполнять приказы своего господина.
- Волею Бальтазара тебе оказана великая честь носить на себе Око Могущества, так что жертвой сегодня тебе не быть, смертный, - холодно сказала Аша с плохо скрываемым презрением. Возможно жрица даже завидовала ему.
- И я требую освободить так же и моего товарища, всё-таки мы с ним состоим в одной армии…
- Ладно, сделаем, - процедила сквозь зубы Багровая Накидка.
- И я надеюсь, что вы соизволите вернуть все наши вещи.
Верховная жрица на это ничего не сказала, лишь жестом приказала своим подручным ведьмам исполнить все прихоти Рогнура. То, что всё так быстро изменилось, и их положение приговорённых пленников резко перевернулось на положение командующих здесь, начало-таки опьянять юного мага. Он с облегчением смотрел, как его одноглазый друг растирает освободившиеся вновь руки и ноги для лучшего притока крови.
- К чёрту сделки с демонами! – угрюмо пробурчал Кан. – Вот лучше бы вы сразу нас так гостеприимно встретили… - съязвил он верховной жрице.
Она лишь брезгливо вздёрнула кверху подбородок, сказав:
- Носитель Ока Могущества, если твой дружок сейчас не заткнётся – я прикажу своим ведьмам отрезать ему язык…
- Что вы, не нужно этого! Мой товарищ просто мало бывал в святилищах дэзра и совсем не обучен манерам. Я сам вправлю ему мозги позже... – Две совсем ещё юные ведьмы подошли с ним с подносом, на котором лежал ярко сияющий артефакт. Он светился гораздо ярче прежнего алым пламенем, камень прямо-таки источал энергию.
- А теперь, вестник Бальтазара, на колени! – Скиталец послушно подчинился и опустился перед ней на оба колена. Аша Багровая Накидка торжественно взяла Око Могущества в руки и надела на шею Рогнура. Он закрыл глаза и мгновенно ощутил, как могущественная сила постепенно перетекает из амулета прямо в него. Это было невероятное ощущение, всё его тело задрожало от удовольствия. Увидев это, лицо верховной жрицы растянулось в улыбке:
- Ну как, почувствовал на себе силу нашего господина? Тебе нравится вкус этой власти, Рогнур?
Скиталец, чувствуя в её вопросе двойное дно, решил не отвечать. Вместо ответа он осведомился у Аши:
- Скажи, а о каких ещё привилегиях для меня говорил твой повелитель?
- Не думай, что ты здесь теперь управляешься. В святилище всё также правит верховный жрец. Сегодня мы выберем для себя жреца-мужчину. А ты, как избранник Бальтазара и носитель его артефакта, конечно получаешь нашу защиту и можешь в любое время брать для себя максимум трёх последователей-телохранителей.
- Рогнур, слушай! – одёрнул его воевода. – Это же отличная возможность пополнить нашу армию.
- Даже не мечтай об этом, бродяга! – жёстко отрезала Аша. – Наши маги будут заниматься только охраной избранного, и ничего больше.
- Благодарю, жрица, но пока я обойдусь. Надеюсь, вы позволите нам свободно покинуть ваш Чёртов провал?
- Разумеется, можете свободно идти...
- Бывай, жрица! – сказал Рогнур. – Быть может, вскоре мы ещё встретимся…
У выхода их догнал спешно бегущий и пыхтящий юный колдун и протянул им мешок с дарами.
- П-погоди, избранный! В-вот, возьмите это с собой. Вам пригодится в дороге.
- Благодарю тебя, человек, - деловито сказал Рогнур и развернул в руках мешок. Там лежала курица, куски солонины и яблоки. Еда им всегда пригодится в дороге. – Ты хороший последователь, господин похвалит тебя.
Услышав такую похвалу, юный парнишка раскраснелся и смущённо умотал вглубь пещеры. Кан Очевидец разразился смехом, после того, как тот скрылся.
- Вооо даёт! Нет, ну ты видал это! Удачный же у нас сегодня день! Ну, не считая того, что пару часов провисели связанными. Но зато нам и еды дали, да и тебя каким-то таинственным артефактом наградили.
- Кан, если ты и дальше будешь так нам приключения находить – то вскоре нам и помереть недолго… Я до последнего увиливал и притворялся, пытаясь изображать из себя их сторонника. Но снаружи Чёртового провала это делать уже ни к чему...
- Прости, друг, понимаю, как тебе тяжело! Но я сам видел, что из тебя выйдет прекрасный боец армии освобождения, да и шаман Парящих Соколов тоже. А как ты в эту шельму молнию запустил! Можешь повторить?
- Иди ты! Я уже сегодня устал. – Но где-то у себя внутри Рогнур знал, что это ложь. То есть, сначала это и было правдой, после двух напряжённых боёв и общения с князем-дэзрой. Но после того, как на него надели эту яркую зловещую безделушку, Скиталец вообще не чувствовал каких-либо затрат своей магии. Он приметил возле входа в пещеру старый иссохший пень и прицелился в него рукой – «ВЖУХ!» И серебряная молния с громом ударила в сухую корягу. Отдача от этого приёма аж пошатнула Рогнура. Пень вспыхнул мгновенно, словно факел. Молния была намного увереннее, чем в прошлый раз, но юный маг даже не ощутил для себя никаких последствий.
- Просто потрясно, Скиталец! – восторженно воскликнул Очевидец. С нетерпением жду, когда мы начнём палить по всем этим ублюдкам захватчика.
Рогнур по-дружески улыбнулся ему:
- Я тоже.
***
Остаток дня они прошли в пути через холмистые равнины и реку Рогатую. Рогнуру сразу же вспомнились их неуклюжие попытки с Клевлиндилом Листрейдом остановить здесь осаду стоянки Рогмулга. Как он тогда промочил штаны и наслал водяного элементаля на армию Кешдромата Могучего. Теперь-то Скиталец понимал, что без настоящей армии все их усилия окажутся тщетными. Но сейчас с ним был воевода Парящих Соколов, растущего повстанческого движения. И они находятся на первом задании повстанцев, с целью внести разлад в силы врага. Ближе к сумеркам, они расставили походный лагерь у отрогов реки, чтобы перекусить, поспать и отдохнуть до ночи, когда будет удобнее всего прокрасться во вражеский лагерь и нанести удар. Рогнур задремал в своём спальном мешке и видел сон:
Он стоял один на пологом, продуваемом всеми ветрами холме. Небо над ним было застлано кровавым туманом и багровыми тучами. Вокруг летали стаи каркающего воронья и кидались вниз на лежащие трупы. Рогнур посмотрел себе под ноги – весь лысый холм был завален телами убитых воинов: застреленных, порубленных и сгнивших. Вместо глаз у них зияли лишь белые шары, которые чёрные птицы жадно выклёвывали. Этот сон отнюдь не был приятным для шамана. И тут небо разразилось раскатистым ударом молнии, и на него посыпались багровые капли человеческой крови. Ужасный ливень всё нарастал, пока полностью не залил кровью весь холм…

Глава 47
Ночная диверсия
Когда Рогнур проснулся в холодном поту, был уже поздний вечер. Кан тем временем уже бодрствовал и точил свой меч точильным бруском. Вокруг их лагеря слышалась мирная песнь сверчков. Воевода поднял на него свой единственный левый глаз и увидел, насколько его напарник проснулся взмыленным и испуганным.
- Что, плохо спал? – спросил Очевидец невзначай. – Ты знаешь, вон тучи собираются. – он указал пальцем на небо, на котором уже почти не было видно лун и звёзд. - Я думаю, дружище, что нам пора показать этим шакалам, чего стоит свободный народ свардов.
Рогнур тем временем утёр руками пот со лба, сделал из бурдюка несколько жадных глотков ключевой воды и, уставившись в потрескивающий костёр, с готовностью кивнул.
- Идём, - уверенно сказал шаман.
Двое диверсантов Парящих Соколов спешно свернули свой лагерь, прицепили к своим рюкзакам спальные мешки и двинулись на юг. Первым делом, Рогнуру хотелось разведать обстановку в оккупированной стоянке Рогмулга, мирном торговом поселении и первом, в котором его приютили после изгнания из родной деревни. Они решили входить через западные ворота, что не были тронуты осадой. Даже в темноте Скиталец заметил, что стражу сменили на головорезов Когтей, а также подле ворот на стенах частокола развевались новые знамёна, три красных царапины на чёрном полотне – знак Кешдромата.
- Да ты смотри, как эти твари тут освоились! – с гневом прошептал Кан. – Но ничего, найдутся и здесь люди, готовые бороться за свободу.
- Надеюсь, что так, Кан. – Сердце парня мучительно защемило от осознания того, что пришлось пережить защитникам деревни. После того, как они с эльфом перебили волков, кавалерию и часть пехоты, здесь оставалось несколько кровожадных банд с большой дороги. Вряд ли такая чернь пощадила бы хоть кого-нибудь…
Они подошли к воротам, стражники сразу же с подозрением вскинули копья.
- Стоять, бродяги! Кто такие и почему заходите в деревню так поздно? – Вид у обоих стражников очень походил на обычных разбойников, чумазый и с нескладной одеждой, будто разными частями снятой с их жертв в виде трофеев.
- Расслабься, паря! – начал говорить Кан. – Мы тебе не угроза. Я Эврон, а это мой брат Ихон, мы прослышали, что здесь набирается войско твоего повелителя… И, в общем, мы с братом решили в него вступить.
Охранник, говоривший с ними, подозрительно смерил взглядом их обоих сверху вниз, после чего сказал:
- Вали тогда чуть на юго-запад, в полевой лагерь. Там вам нужен воевода Отр Огнедышаший, к нему и идите наниматься.
- А что теперь в деревне? – осведомился Рогнур. – Рынок ещё работает, а кузнец?
Оба стражника злобно рассмеялись. Второй ответил ему:
- Не переживай, в стоянке Рогмулга новый вождь, Свен Бешеный Вепрь, его поставил сюда сам Кешдромат Могучий. А чего ж рынку-то не работать?
- Правда здешнее население уплатило нам крупную дань за то, что так упёрто сопротивлялось… Гы-гы-гы! – добавил первый.
- Ждём с нетерпением, когда мы сами начнём собирать свою дань, дружище! – располагающе заявил Кан. – Ну всё, бывайте!
Добившись того, чтобы их без всяких проблем пропустили внутрь, диверсанты наконец вошли в стоянку Рогмулга и с отвращением сплюнули на землю, видать разговор с бандитским отребьем оставил у них во рту неприятное послевкусие.
- Думал, не выдержу и запущу в них огненный шар, - с презрением выдохнул Рогнур.
- Да ты потерпи, диверсант, быть может, скоро нам твои огненные шары как раз и понадобятся…
- Кан, похоже сейчас у нас нет никаких шансов освободить эту деревню…
- Верно. Сейчас злодей обещал своим людям новые владения, уже сменил вождя на своего. Но есть и те, кто не смирился и обездоленные, которых мы призываем в Одинокую пещеру. Пойдём, посмотрим на Длинный дом.
Перейдя реку по северному мосту, они увидели расставленные в полукруг столбы с развешенными на них обгорелыми телами побеждённых. Их здесь было восемь. Ужасающее зрелище, призванное устрашать всех, кто мог хотя бы помыслить о сопротивлении новой власти, и запах горелой плоти… Детям лучше не смотреть!
- Вот они, новые законы на Обветренных Равнинах! – с презрением сказал воевода. – Пойдём теперь посмотрим на западные ворота.
Вторые ворота, которые осаждающие напрочь сожгли при осаде, уже были снесены и обставлены строительными лесами. Кто-то всё-таки поручил оккупантам построить новые. Рядом валялась куча брёвен и длинные пилы, ночью плотники прекращали работать, отправляясь спать. Рогнур и Кан прошли мимо них, пепел всё ещё гулял под ногами.
Теперь они направились к военному лагерю на юго-запад, где находились основные военные силы Когтей. Рогнур был в стоянке Гармака и знал, что оттуда вскоре ожидается подкрепление. Соединив обе армии, Кешдромат будет готов ударить по следующей деревне, а силы сопротивляющихся будут гарантированно меньше и хуже подготовлены, чем у захватчиков. Огромный урожай палаток, расположенный в чистом поле, сверкал кучей костров. Рогнур насчитал здесь примерно пятьдесят костров и восемьдесят палаток воинов. Ночью бойцы либо пьянствовали и пели песни возле костров, либо спали. Вдоль палаток постоянно сновали часовые, ведущие ночную смену.
- Ну что ж, дружище, - весело сказал Кан. – Думаю, в такую темень бесполезно искать этого Отра Огнедышащего. Боюсь, что нам придётся перебить здесь кучу народа. Или переполошить…
- Что ты имеешь в виду? – спросил Скиталец. - У тебя назрел план?
- Знаешь, в детстве я с братьями был ещё тем сорванцом, ещё до того медведя… И часто я баловался тем, что поджигал факелом осиные гнёзда, такие противные, серые. Помню, как они тогда яростно жужжали и вылетали с подгорелыми крылышками. И эти воинские палатки мне кажутся похожими на эти самые осиные гнёзда, но вместо факела у меня есть ты, дружище. Не мог бы ты наколдовать нам немного пламени для запала? Хе-хе!
- Хмм… - шаман задумался. – Как ты думаешь, сколько здесь сейчас вражеских воинов? Двести… триста?
- Ну нет, Рогнур, похоже, ты вообще ничего не смыслишь в военном ремесле. Да я и одним своим опытным глазом вижу, что в одну палатку уместится минимум по пять солдат. Их здесь около четырёх сотен, не меньше.
- Тогда нас ждут большие проблемы, если нас обнаружат четыре сотни врагов. Но если мы преуспеем в нашей миссии, мы не только задержим их продвижение, но и вдохновим тех, кто может вступить в сопротивление.
- Тогда давай сделаем это, сокол. Это осиное гнездо слишком уж разрослось, и мне оно не нравится! Но тебе придётся наколдовать здесь что-то действительно большое, чтобы поджечь его в нескольких местах сразу…
Перед Рогнуром в памяти нарисовалась вспышка молнии, которая мгновенно подожгла сухой пень рядом с Чёртовым провалом, и его вдруг осенило.
- Я знаю, что делать! – решительно произнёс маг. – Устроим им грозу с молниями.
- Давай! – радостно поддержал воевода.
И шаман Парящих Соколов решил нанести свой удар. Рогнур встал посреди поля, расставив ноги на ширину плеч, воздал руки к небу. Дэзрический амулет, болтающийся у него на шее, зазвенел тихой зловещей песней. Он ярко засиял алым пламенем в ночи. Кан Очевидец заметил, что глаза у мага изменили свой цвет. Они налились сильной энергией цвета индиго, тёмно-синее пламя вызывало трепет. Холодный ветер неожиданно завыл, и без того скопившиеся в небе тучи стали чёрными и тяжёлыми. Раздался удар грома, затем второй, третий, четвёртый… Из лагеря армии Когтей послышались взволнованные голоса. Сине-белая вспышка молнии ударила в одну из накрытых шкурами палаток и превратила её в горящий костёр. Через секунду обрушилась следующая и сделала тоже самое с другой крайней палаткой. Молнии продолжали бомбить палатки с интервалом от одной до трёх секунд без перерыва. Ветер беспощадно гонял пламя пожара, распространяя его всё дальше и дальше. Из палаток с криками посыпались воины, крича и ругаясь грязными словами. Солдаты тут же позабыли о своём боевом построении и превратились в неуправляемую толпу, топчущую друг друга и сметающую всё на своём пути. Ну прям паникующие осы, не иначе! Некоторые воины с дуру прыгали в костры прямо из своих горящих палаток. Из огня да в полымя…
Ужасающая гроза с молниями длилась не переставая уже более семи минут. Рогнур смотрел на всё и сам не мог поверить своим глазам… Где-то у себя внутри он боялся, что сейчас у него закончатся все силы, и он без сознания свалится на землю. Но все его прежние ощущения оставили его. Он ощущал одну лишь силу. Цельную магическую энергию, и даже не вспотел. Где-то около шестидесяти вражеским воинам всё же удалось унести ноги из лагеря. Были среди них и обгоревшие, успевшие затушить на себе пламя в зародыше. Когда Скиталец увидел, что все вражеские палатки были сожжены дотла, он прекратил колдовать.
Обернувшись на своего компаньона, Рогнур увидел, как тот стоял молча, раскрыв рот от изумления и не в силах закрыть его назад.
- Ну вот и всё, Кан. – спокойно произнёс шаман. – Наша работа здесь сделана. Теперь они не скоро оправятся.
- О, милостивые боги! – медленно произнёс Очевидец. – Это было просто… нечто. И как ты ещё держишься на своих двоих, а?..
- Да знаешь, легко. Я даже совсем не вспотел.
- Рогнур, прости пожалуйста мои предчувствия, но мне кажется, что тут проклятый дэзра вмешался…

Глава 48
После бури
- Что ты сейчас имеешь в виду? – с тревогой спросил Рогнур у своего напарника. От слов воеводы по спине пронёсся холодок.
Кан с выраженным пониманием и сочувствием указал пальцем на ярко светящуюся алую безделушку, болтающуюся у него на шее.
- Всё дело в этой таинственной драгоценности, не зря ведьмы над ней столько крови пролили, точно тебе говорю!
Скиталец взял Око Могущества в левую руку, задумчиво повертел его у себя в руках. Затем он поднял глаза на своего друга:
- Да. Пожалуй, ты прав. Эта вещь волшебная и наделена таинственным могуществом… Но я пока не заметил ничего в ней вредного…
- Дружище, да я и не спорю! Ты выиграл это сокровище в честном турнире. Оно твоё. Просто не распространяйся слишком об этой вещи, ладно?
- Почему я не должен о ней говорить?
- А ты сам подумай, Рогнур. Кого по-твоему мы набираем в нашу армию, свардов, верующих в драконов-богов, или демонопоклонников? Мы же не хотим, чтобы кто-нибудь заподозрил нашего доброго шамана в связях с нечистью?.. Пускай лучше пустят слушок, что на армию этих гавноедов обрушился гнев богов. Вот тут-то люди к нам и скорее потянутся…
- Пожалуй, и тут ты тоже прав, друг. Договорились!
Они спокойно шли, наслаждаясь свежестью ночи, в поле ещё стоял сильный запах озона, после магической грозы. Вокруг слышался бег и крики улепётывающих новобранцев Когтей, обгорелых и напуганных. Что сказать, Кешдромат сегодня ночью получил первый серьёзный вызов противостояния его экспансивным амбициям.
Выполнив своё задание, Рогнур и Кан отправились пешком обратно в Одинокую пещеру. Так они были в пути всю следующую ночь, ходили мимо Чёртового провала, на сей раз не став заходить внутрь, пару раз расставляли походный лагерь, чтобы поспать и подкрепиться…
***
Ближе к вечеру следующего дня, миновав поля, холмы и реки и добравшись до горной долины, двое Парящих Соколов вновь вошли в своё тайное убежище.
- Смотрю, люду тут поприбавилось… - с удовольствием промолвил Кан Очевидец, заметив, что в подземных камерах стало значительно больше костров и палаток, а в коридорах Намэрр гоняет строем четверых новобранцев.
- Уже вернулись? – с удивлением спросил воевода Магд. – Или вы там потерпели неудачу? – с подозрением осведомился он.
- Ничего мы не потерпели неудачу! – обиженно возразил Очевидец. – Совсем наоборот, мы там насчитали у них полный контролируемый посёлок и соседний лагерь в четыреста ртов.
- Четыреста! – ошеломлённо выдохнул Трёхзубый. – Этак мы их очень долго ещё будем догонять! Если это вообще возможно…
- Братишка, да ты погоди! Это ещё не самое поразительное… Ведь наш сокол Рогнур их там здорово подкосил.
- Что, решили срубить там пару десятков голов? – с интересом спросил Крепкий Хребет, дав своим молодцам передохнуть от тренировок полчаса.
- Нет, ветеран, - продолжал Кан, явно наслаждаясь растущим к ним вниманием. – Мы там оставили штук шестьдесят, и то те обгорелые калеки.
- Что, Кан, решил про себя байки начать травить? – презрительно прищурился Стен Оглобля. – Значит, ты сказал, их там было около четырёх сотен, а вы двое вынесли из них триста шестьдесят? Ты нас за дураков тут держишь?
Рогнуру совсем не нравилось, куда завёл их этот доклад, но ему было трудно вставить хоть слово, перекрикивая спорщиков.
- Я тебе как раз и объясняю, дубина ты сельская! – продолжал горячо отстаивать свою позицию Кан Очевидец. – Наш шаман уже на близкой ноге с драконами и смог обрушить на врагов свардов их кару. Не веришь мне, сходи тогда сам в Стоянку Рогмулга, опроси местных, они тебе расскажут, какая жуткая гроза у них гремела вчера и сожгла дотла все вражеские палатки.
- Тогда вы просто молодцы! – Намэрр был искренне рад и крепко обнял за плечи сначала Рогнура, а затем и Кана.
- Хмм… - задумчиво промычал Стен. – Ты приносишь нам удачу, шаман. Если мы убедим другие селения, что сами драконы благословили нашу борьбу, тогда к нам значительно охотнее повалят ополченцы…
- А где сейчас Клевлиндил Листрейд? – поспешил спросить у воевод Скиталец, забеспокоившись за своего друга-эльфа.
Ему ответил Крепкий Хребет:
- А, тот шустрый эльф? Не беспокойся, твой друг в порядке. Сейчас мы послали его в дикую глушь, дали под опеку ещё двоих охотников, пускай их учит добывать нам провиант. По правде говоря, чем больше егерей он нам обучит, тем лучше.
- У нас людей ещё мало, - сказал Магд.
- Сколько же вам удалось собрать, пока нас не было? – спросил воевода Кан.
Стен Оглобля объяснил:
- Сюда пришли девять человек. Обучать их и вооружить нужно минимум две недели. Четверо вообще крестьяне с полей, ни разу ещё не держали в руках оружия. Решили пойти к нам в ополченцы, когда армия тирана отобрала их собственные дома и грядки.
- Но мы думаем, что люди ещё продолжат приходить сюда и вступать в армию Парящих Соколов… - уверенно сказал Трёхзубый. – Женщины, что укрылись здесь, вышили нам наше знамя. – Он подошёл к груде всякого хлама и вынес оттуда свёрнутое полотнище, на котором изображался символ их фракции, демонстративно развернул его в руках и показал Рогнуру и Кану – бронзовая голова сокола смотрит на восток на синем фоне.
- Красотища! – медленно проговорил Кан. – Это символ свободы для всего нашего народа… А он… - Очевидец по-дружески положил свою правую руку на плечо Рогнура. – Наше секретное оружие. Ударная мощь соколов…
- Возможно… - не стал возражать ему Намэрр, самый опытный из воевод повстанцев. – Ну ладно, мы тут войной занимаемся, или чем?.. Ну что, Кан, на следующее задание вы вновь отправитесь вместе?
- Если для меня нет здесь иной работы – то почему бы и нет...
- Наши осведомители уверены, что Когти собираются напасть на стоянку Дурагвала. Вождь племени Драс-Йорма Хеднер Красная Могила напрочь отказывается присягать под власть тирана. Это хорошо для нас! На него можно положиться, а вот на вождя Иттилу Немороженного ещё следует повлиять и склонить его на нашу сторону. Поскольку вы существенно затормозили продвижение военной кампании Кешдромата, то переговорами с вождём племени Думан-Мердоль займётесь вы двое. – он указал на Кана и Рогнура.
- Что нам следует сказать вождю? – осведомился Рогнур.
- Придумайте что-нибудь, проявите свою изобретательность, найдите веские доводы… - пояснил им воевода Магд.
- Не волнуйтесь, - заверил их Кан. – Мы пару часиков отдохнём здесь, а потом выдвинемся в стоянку Нукреша, потолкуем с тамошним вождём.
- Вижу, что с заданием вы разобрались, - с удовлетворением сказал Стен Оглобля и отправился тренировать новобранцев.
- Ладно, располагайтесь тут, - гостеприимно предложил им Намэрр. – Вон там стоит девка-кухарка, спросите её, она вам даст солонины и жареного лука, можете с кипятком. Ну а я пошёл дальше исполнять свою работу…
Кан Очевидец стоял и улыбался, упёршись затылком в стену пещеры.
- Ну надо же, солонина и жаренный лук… Хе-хе-хех! Мы и там в глуши лучше питались…
- Ну ведь им же нужно целую ораву людей кормить… - попытался оправдать повстанцев Рогнур.
- Слушай, чародей, а ты не можешь наколдовать нам парочку куропаток или ещё что-нибудь съедобное?
- Хмм… Никогда раньше такого не пробовал…
Рогнур сосредоточенно закрыл глаза, свёл руки вместе и начал представлять, как в его руках появляются свежие куропатки. Полминуты он так и простоял в трансе, но когда он открыл глаза, ничего так и не появилось…
- Ладно, дружище, брось это дело! Ха-хах! Я думал, ещё немного, и ты дашь пердежа от напряжения…
- Легко тебе говорить! – обиженно буркнул Рогнур. – Ты же не маг.
- Давай-ка лучше поймаем вон ту повариху…

Глава 49
Дипломатическая миссия
Пока Рогнур Скиталец и воевода Кан Очевидец держали путь в стоянку Нукреша на переговоры к вождю Иттиле Немороженному, немногочисленные агенты Парящих Соколов уже пустили сплетни о том, что на Обветренных Равнинах появилась армия сопротивления, объединённая под символом головы бронзового сокола на синем фоне. Ни один из военачальников Кешдромата ещё не знал об этом, поскольку все были заняты подавлением смятения и нерешительности в собственной армии из-за толков о божественной каре, особенно именно в той части, где находились ведущие боевые силы возле недавно захваченной стоянки Рогмулга. Это происшествие было для завоевателя полной неожиданностью, до сих пор война с другими вождями шла ясно да гладко…
Рогнур и Кан покинули Одинокую пещеру глубокой ночью, чтобы к полудню следующего дня успеть явиться в приёмное время к вождю племени Думан-Мердоль. У Скитальца почти закончились деньги, его кошель теперь весил не тяжелее воробья. Можно было понадеяться, что в дороге им встретятся шайки бандитов, и тогда, рассчитывая на свою возросшую магическую силу, он сможет разжиться у них драгоценным металлом, но как назло, в ночи им встретилась лишь стая из трёх волков, с которыми они быстро разобрались и даже не стали тратить время на снятие шкур, чтобы не терять его зря.
В этот день, ближе к полудню, солнце жарило беспощадно, отчего Рогнур захотел снять с головы свой медвежий шлем, у его напарника голова вообще была голая, с растрёпанной копной немытых волос. Наконец показались злачные фермы стоянки Нукреша, значит они почти прибыли на место. Пройдя западные ворота, рынок и поднявшись по крутой дорожке на холм, где находился Длинный дом, Скиталец обратился к страже, что стояла у входа:
- Мы ищем встречи с вашим вождём, у нас к нему дипломатическая миссия.
- И кто же вас послал к вождю Иттиле? – недоверчиво и даже как-то грубо спросил бывалый стражник.
- Мы - армия сопротивления агрессии Когтей, - ответил за шамана Кан. - Наши воеводы желают обсудить с вождём возможное взаимовыгодное сотрудничество…
- Понятно, - воин кивнул суровой головой с бородой. – Тогда сдайте мне сейчас всё ваше оружие, и можете входить.
Рогнур с сомнением посмотрел на Очевидца, но тот ободряюще подмигнул ему своим единственным левым глазом, давая знать, что всё нормально. Бывший рыбак всегда общался со своим вождём Оканой Острой Бритвой без каких-либо мер безопасности, но, возможно, всё это было лишь потому, что его с детства видели в компании Малвара, сына вождя, да и какого-либо оружия, кроме удочки, у парня раньше вообще не было.
Войдя в Длинный дом, маг ощутил курящийся здесь запах благовоний, возможно здешний шаман постарался. Во внушительном зале находилась длинная прямоугольная жаровня и столы вдоль неё, а в самом дальнем его конце на вытесанных каменных ступенях возвышались два кресла, вождя и его супруги. Оба резных кресла из благородной сосны были заняты: крепким зрелым вождём с длинными каштановыми с проседью волосами до плеч и небольшой щетинистой бородкой, завязанной на конце узлом, и его значительно более молодой супругой, выглядевшей значительно моложе женщин своего возраста в силу своего удобного положения. Супруга вождя тоже была из свардов, голубоглазая и светловолосая, с окрашенными в золотистый цвет губами. Она была одета в прекрасное облегающее ситцевое платье с воротником из меха. На её шее и руках висели богатые украшения, подчёркивая важный статус. Вождь Иттила сидел в правом кресле, а его жена в левом. Он увидел в зале двух медленно подходящих к трону посланцев и уверенно, без посредников произнёс:
- Так, так… Вижу, день становится интереснее! Это кого это к нам сегодня принесло?..
Рогнур с воеводой переглянулись, и они решили, что первым слово должен взять шаман.
- Великий вождь, мы пришли к тебе по воле народа свардов. Ужасная угроза с востока угрожает всем нашим людям, и твоим тоже… - Иттила тут же перебил его:
- Стоять! Здесь прекрати говорить. Скажи мне, во-первых, что за армию вы здесь представляете? А то мне ничего не понятно! – В Высоком зале раздались смешки «братьев».
- Мы - Парящие Соколы, - твёрдо произнёс воевода. – И наша армия собирается драться за свободу Кервак Горзак! – Похоже, робость Очевидца уже совсем испарилась. Несколько воинов в зале ответили ему одобрительными криками. Но, похоже вождя это мало волновало.
- Хмм… А я Иттила Немороженный, вождь племени Думан-Мердоль, и я не вижу здесь никаких веских причин для вашего нахождения в моём зале. – Такие холодные слова вождя вызвали по спине холодок у самого Рогнура.
- Но, великий вождь, разве вы не знаете… - продолжил воевода. – Безумный агрессор собирается захватить все земли народа свардов. Он уже собрал самую большую армию на Обветренных Равнинах. Вашему племени тоже грозит опасность.
- Неужели? – саркастически спросил Иттила. – А я вот на днях получил от Кешдромата Могучего заверение, что моему племени он как раз не угрожает и желает лишь мирных торговых сношений с нами. – Очевидец на это лишь растерянно открыл и закрыл рот. Рогнур попытался спасти переговорный процесс.
- Люди говорят, что эта злосчастная армия проклята самими богами-драконами. И что сами Высшие Силы требуют извести их с наших земель.
- Простой люд всегда был туп и суеверен в своих предзнаменованиях. Такие вещи может заявлять только шаман. Скажи-ка мне, воин, ты шаман?
- Я – шаман! – уверенно заявил Рогнур. – И на эту должность меня назначил совет воевод нашей армии.
- Ну, если так… Скажи тогда мне… шаман, сколько людей вы собрали под ваши знамёна… соколов, правильно?
- Несколько сотен. – Рогнур рискнул пойти на блеф. Кан Очевидец держался рядом с непроницаемым лицом.
- Ты сейчас отвечаешь за свои слова? – с вызовом осведомился вождь. – Потому что я не потерплю здесь лжи ни от кого, кто осмелился заявиться ко мне с глупыми просьбами…
Рогнур с минуту растерянно молчал, теряясь с ответом…
- Хмм… Ладно, можешь не отвечать. Всё равно я не собираюсь ввязываться в тёрки других вождей. Насколько мы знаем, Кешдромат собирает себе людей не только с земель Кервак Горзак, но и нанимает вольных бойцов с холмов кронустигцев, степей кроггов и пустынных земель расгиксов. Не обижайтесь, но я очень сомневаюсь, что у вас достаточно много людей, чтобы потягаться с армией Когтей. Это дело гиблое. – Жена вождя Тина Ясноглазая одобрительно переглянулась с ним и бросила на повстанцев надменный взгляд.
- Выходит, вы не заинтересованы в объединении наших военных сил во благо всего нашего народа? – плохо скрывая раздражение, спросил Рогнур.
- Нет, я собираюсь оставаться нейтральным. Меня прежде всего интересует благополучие людей моего племени, а затяжная изнуряющая война ему совсем не способствует… Вы им проиграете, я так думаю…
Жестокие слова вождя Иттилы больно кольнули в сердце Рогнура. Казалось бы, их дело с самого начала обрекли на провал…
- Ну, что делать, вождь, - подытожил за него Кан. – Парящие Соколы принимают твой ответ, и он нас конечно огорчает. Однако, ты здесь в своём праве, а мы пока оставляем за собой нейтральные отношения с вашими «храбрыми людьми».
- Желаю вам удачи, соколы, а она вам понадобится… Ну всё, меня ждут следующие просители! Стража, проводите наших дипломатов к выходу…
Дипломатическая миссия в стоянке Нукреша завершилась полным поражением. В душе у Рогнура стояла гроза с молниями. Он отчаянно давил в себе тёмные порывы сжечь весь Длинный дом Иттилы дотла. Полное неверие и пренебрежение! А ещё безразличие и разобщённость с другими племенами их народа. В этом случае, угроза перед единым врагом - и знамя Парящих Соколов может стать силой, объединяющей раздробленный, страдающий народ. И всё же, у них теперь есть кое-какие данные о подкреплениях армии Когтей, будет что рассказать воеводам…
- Не очень был приятен этот тип, да? – Кан Очевидец старался приподнять дух своего товарища. – Прямо-таки зазнавшийся вождишка!
- Ничего, друг, мы им ещё покажем…
Теперь они отправились на рынок, чтобы посмотреть ассортимент еды и купить там себе приличного сока, яблочного или сливового.

Глава 50
Совет воевод
Летний зной продолжал донимать Рогнура своим палящим солнцем и сухим, безветренным воздухом. Это всё ужасно раздражало его, вкупе с общим мрачным настроением. До сих пор юноше удавалось выходить победителем из любой ситуации, он действительно уверовал в свою особую судьбу, предречённую таинственной морской ведьмой Талил. И несмотря на старания Кана Очевидца поднять ему настроение шутками и угощением, а воевода запросто сошёл бы Рогнуру за отца, в силу возраста, магу отчаянно хотелось выпустить пар.
Молча он отошёл в сторонку от своего спутника и уверенно воздал руки к небу, направив туда мистические энергопотоки, невидимые простому глазу. В небесах от его магии завыл ветер, жара начала стремительно отступать, появилась серая дымка, затем тучи принялись сгущаться, тяжелеть. Смена погоды воздействием магии ускорялась за считанные минуты. Гроза стремительно приближалась и ширилась до самого края горизонта. Удар грома. Капли дождя, словно слёзы, принялись срываться на землю, затем плавно перейдя в освежающий ливень…
С удовлетворением Рогнур снова опустил руки и вернулся к Кану. Тот задумчиво уставился на него своим пронзительным единственным глазом, сказав:
- Что ж, дождь в такую жару отнюдь не помешает… Только не рекомендую тебе посылать молнию в дом Иттилы Немороженного, это нам лишь сделает ещё одного врага…
- Я не хочу сегодня больше вспоминать этого труса, - угрюмо пробурчал шаман. – Я больше беспокоюсь за тех несчастных людей, которым больше некуда идти, кроме как присоединиться к Парящим Соколам. Война забрала у них почти всё нажитое. Им надо что-то есть и где-то жить…
- Ну да, в сообразительности тебе не откажешь, парень. Не волнуйся, у нас ещё есть, как минимум, три потенциальных вождя-союзника.
Рогнуру сразу вспомнилась его родная деревня и их вождь Окана Острая Бритва. Старик по-доброму относился к нему, даже тогда, когда тот стал заложником племенного «правосудия» и был вынужден изгнать его. Кто знает, может быть он станет куда более ценным союзником, чем вождь племени Думан-Мердоль?..
- Что нам делать теперь? – спросил Рогнур воеводу, чтобы хоть как-то выйти из состояния душевного опустошения.
- Вернёмся в наш штаб и доложим о своём провале воеводам…
- Тогда пошли…
Не став зря терять время в стоянке Нукреша, переговорщики ушли через западные тропы. Дождь, призванный Рогнуром, сейчас пришёлся весьма кстати, обрадовав не только их, но и почти всех местных жителей. Летняя жара мало кому нравилась…
***
Следующей ночью Рогнур Скиталец и Кан Очевидец дошли до Одинокой пещеры, что была пока единственной базой повстанцев на Обветренных Равнинах. Вход охранялся ночным караулом, который впустил их внутрь. Путники в дороге почти не отдыхали и сильно устали, но они знали, что теперь находятся в самом безопасном месте и спокойно разложили на земляном полу свои спальники. Все воеводы в это время уже закончили работать, и их доклад придётся отложить до завтра.
Скиталец не знал, сколько времени уже прошло, поскольку когда он проснулся, в пещеру не проникал дневной свет. Он чувствовал только сосущий голод в животе и видел перед собой странного человека, который пристроился рядом на большом широком камне, смотря на Рогнура сверху вниз.
- Вижу, мног’о тропинок ты уже ис’ходил без меня… - раздался в полумраке знакомый голос с иноземным акцентом.
- Клевлиндил! Это правда ты! Дружище, как же я рад тебя видеть! – Рогнур тут же загорелся радостью и встал обнять своего друга-эльфа. Тот в ответ лишь сдержанно похлопал его по спине. – И чем ты тут занимаешься, лесной рейнджер?
- Твои сол’даты всё время отправляют мен’я добывать пропитание. Это было не так утом’ительно, как обучать пятерых почти бездар’ных новичков…
- Тебе не очень нравится в компании людей, верно? – сочувственно задал вопрос шаман, скорее риторический. Лесной эльф положительно кивнул. – А мы с Каном ведём самую активную партизанскую войну с Когтями. Уже сорвали их недавние планы наступления на стоянку Дурагвала…
- Может ты им скажешь, ч’тобы меня отпустили с тобой? – с надеждой предложил Листрейд. Судя по его интонации, ему уже надоели эти леса и повстанцы.
- Я бы с радостью это сделал, мой друг, хоть сейчас. Но наши люди, оказавшиеся в таком незавидном положении, остро нуждаются в провианте, а лучшего охотника, чем ты, Клевлиндил, здесь нигде не сыскать…
- Кажется, ’я понял, к чему ты клонишь… Вам нужн’а целая армия. – Эльф разочарованно вздохнул. – Что ж, видно придётся мне терпеть это, пока вы не наберёте дос’таточно провизии…
- Ты уж потерпи, друг! Просто помни, что всё это часть нашего предназначения…
Тут пришёл Кан, приветливо вскинув ладонь эльфу.
- Я тут сходил отлить. А вы, старые кореша, тут о своём беседуете… Ладно, Рогнур, нам пора идти с отчётом к воеводам…
- Ты извини нас… - с грустью сказал шаман эльфу. – Долг зовёт. До встречи, Клевлиндил.
Вчера вечером Рогнур не обратил внимания, но штаб Парящих Соколов всё более начинает приобретать благоустроенный облик. На стенах висели полотнища с их эмблемой, а в одной из подземных камер, прямо под намалёванной на стене картой, поставили большой круглый плоский камень, служивший сразу и столом и подставкой для тех, кто вносил изменения на карту Обветренных Равнин, она тоже похорошела и стала более подробной. Вокруг стола было расставлено пять обтёсанных прямоугольных камней поменьше – четыре места для совета воевод и одно для шамана. Три места уже были заняты Стеном Оглоблей, Магдом Трёхзубым и Намэрром Крепким Хребтом.
- Присаживайтесь, воины, - добродушно пригласил их воевода Намэрр. – Мы с нетерпением ожидаем ваш доклад…
Рогнур и Кан присоединились к ним за столом. Прислуга из женщин им тут же принесла завтрак на твердолистнике. На стенах пещеры, потрескивая, коптились факелы, создавая на них длинные изогнутые тени от людей. Первым слово решил взять Кан Очевидец, исходя из своего возраста и звания воеводы:
- Достопочтимые воеводы, братья… Приносим свои извинения, но вождь Иттила Немороженный отверг наше предложение объединить свои силы в нашей освободительной войне. – В помещении раздались разочарованные охи негодования.
- И чем этот тупица думает! – с горячностью вымолвил воевода Магд. – Кешдромат же его живьём сожрёт! И спалит к чертям все его поля…
- Он сообщил нам, что Кешдромат заверил его в нежелании вести войну с его племенем, - отрапортовал Рогнур.
- Безусловно, агрессор просто тянет время, - взял слово воевода Намэрр. - И доверять его обещаниям нельзя. Рано или поздно, он заставит вождя Иттилу преклонить перед ним колено, или же сожжёт его владения дотла и поставит там своего вождя…
- Он сообщил нам также, что Кешдромат получает подкрепления в виде иноземельных наёмников, – сообщил Очевидец. – Дэзра его побери! Похоже, у этого парня есть талант завлекать к себе людей на службу…
- И что это в корне меняет? – парировал Магд Трёхзубый. – Наёмники все ненадёжные ничтожества! Они сразу же разбегутся, как только у него закончится золото или они окажутся на стороне проигравших…
- Может и так… - задумчиво проговорил шаман. – Но сколько людей сейчас у нас?
- Тридцать пять новичков, которых ещё полмесяца тренировать… - ответил Намэрр. – Все сидят на строго ограниченном пайке. Поймите, сейчас у нас основная задача – это наладить снабжение повстанцев оружием и провиантом. Если мы не найдём поддержки в соседних селениях – то наша армия будет не больше одной из бандитских банд…
- И нам требуется наладить сеть осведомителей в стане врага, - добавил своё воевода Стен.
- И чем в итоге займёмся мы?.. – Кан решил поторопить воевод с их расшаркиваниями.
Предводители Парящих Соколов переглянулись между собой. Намэрр решил ответить за всех:
- Мы тут с соратниками прикинули нашу дальнейшую стратегию и решили, что светлый образ героя поднимет решимость нашего народа… Ведь наш молодой шаман, чего уж тут таить, стоит нескольких сотен солдат, судя по его последним решительным действиям… Так вот, Скиталец, мы хотим, чтобы ты отправился в оставшиеся нейтральные деревни, можешь даже начать с самой ближней отсюда, стоянки Которды. Твоё задание будет вести себя героически, помогать простому люду, и возьми с собой Кана в помощь. – он странно посмотрел на Очевидца. – Для тебя, воевода, у нас есть особое задание… Можешь гордиться собой, ибо это честь!
- У меня уже по этому поводу дурное предчувствие… - выдал свои мысли вслух Кан Очевидец.
Глава 51
Лик свободы
- Нет! Ни за что! – гневно возмутился Кан Очевидец, услышав приказания воевод. – Я такой чушью заниматься не стану.
- В чём дело, воевода? – сердито ответил Стен Оглобля. – Мы уже дали тебе приказ, выполняй.
- А ты забыл, дубина, что я наделён всеми теми же полномочиями, что и вы? – неотступно парировал Кан. – Вы, во-первых, должны были обсудить такие щекотливые вопросы со мной!
Рогнура немного забавляла эта ссора между его напарником и воеводами. Всё началось, когда Намэрр приказал Кану взять с собой тяжёлый длинный стяг со знаменем Парящих Соколов и везде таскать его с собой.
- Да что в этом такого-то? – негодовал воевода Стен.
- Хм? И ты ещё спрашиваешь! Неудобная, громоздкая херня, везде её таскать за собой, мешает драться, столько лишней мороки мне…
- Но это же наш символ, Кан! Прояви уважение! – пытался на него надавить Крепкий Хребет.
- Я добиваюсь уважения к нашей армии битвами и победами в этих битвах. Хочешь, чтобы воевода таскал повсюду за собой знамя? Хрена с два! Выделите мне тогда для этого одного человека.
Трое воевод стоически вздохнули и, переглянувшись между собой, кивнули в знак согласия.
- Ладно! Будет тебе знаменосец, подожди минуту… - сказал воевода Магд.
- Зачем они хотят, чтобы мы носили за собой это знамя Парящих Соколов? – поинтересовался Рогнур у своего напарника.
- Чтобы мы с тобой делали за них всю грязную работу, пока они тут муштруют повстанцев. Это как одна пташка чирикнет другой и понеслась…
- Ааа… Понятно.
Через пять минут Магд Трёхзубый привёл к ним молодого свежего воина, тощего, с длинными русыми волосами до плеч, одетого в лёгкую броню из козьих шкур. Вместо шлема его голову опоясывал плетёный обруч.
- Вот, знакомьтесь! Это ваш третий спутник, он будет нашим знаменосцем. Вы должны его защищать.
- Хорошо! Пожалуй, с этим я могу смириться… - резонировал Кан. – Ну всё, парень. Бери с собой эту штуку и пошли…
***
- Как тебя звать, парень? – осведомился Рогнур у новичка, который в пути пыхтел, удерживая на весу длинное древко дуба, с заострённым колом внизу. Полотнище повстанцев с шумом трепыхалось на ветру.
- Дурка, сын Рота, уважаемый шаман.
- Не стоит обращаться ко мне так официально. Ведь мы же свободная армия всё-таки… Зови меня просто Рогнур Скиталец.
- А вот меня, сопляк, не вздумай звать иначе, как воевода, - высокомерно пробурчал Кан. Видно было, что новенький пока его раздражал. Или его раздражало глупое знамя рядом – всё равно.
- Да, конечно, воевода! Фуух!
- Не хочешь нам немного о себе рассказать? – полюбопытствовал Скиталец. – Кем ты был до вступления в нашу армию и откуда…
- Я был дровосеком из стоянки Гуродайа. После полного поражения наших защитников я долго скитался без работы, прятался, где-то мог собирать случайную еду… Потом, неделю назад я встретил Стена Оглоблю с его спутником, и они предложили мне вступить в армию.
- Дровосеком значит… - Воевода оценочно смерил салагу своим цепким левым глазом. – То-то и оно, что у тебя из оружия один лишь колун на поясе.
- Ну что ты, Кан, этот недостаток легко можно исправить... Я могу выделить новичку что-то из своего. В противном случае отберём у врагов…
- Ну и что, Скиталец, этот «воин» всё равно будет стоять в стороне и охранять знамя. Да и зелен он, как орех по весне…
- А ты его в свободное время обучай, воевода. Ты же вроде опытный воин – это вроде как твоя работа. Не я же буду его обучать своей?..
Кан Очевидец брезгливо поморщился, хотя наверное только для виду. В душе-то он всё равно понимал, что Рогнур прав.
- Хорошо! Слышь, салага, будешь заниматься со мной воинскими тренировками на привалах, каждый раз по часу.
- Слушаюсь, воевода! – с заметной радостью ответил Дурка.
Первый походный лагерь они устроили на опушке леса Друан, возле реки Гремучей. Это Рогнур настоял здесь сделать привал, потому что ему требовалось морально подготовиться, чтобы войти в родную деревню, из которой его меньше месяца назад выгнали с позором. Знамя Парящих Соколов было надёжно воткнуто в землю, острым его концом при умении можно было колоть как копьём, и гордо развевалось на ветру, представляя путников всему миру. Ни у одной независимой деревни на Обветренных Равнинах ещё не было своего знамени. Собственные символы имелись только у армий Когтей и повстанцев.
Рогнур наблюдал как Кан с клинком гоняет Дурку с топором по лужайке, отгоняя от себя дурные мысли о своём прошлом. Парень в начале делал смешные и неуклюжие финты, за которые воевода его безжалостно наказывал пинками под зад.
- И что, этому тебя учили воеводы почти неделю?! А ну, старайся серьёзно, салага! Иначе дам тебе ещё один пинок под зад…
Рогнур в это время уселся перед ручьём, сложив ногу на ногу и медитировал, пытаясь успокоить волнение и улучшить течение в магических каналах в своём теле. В какой-то момент под пеленой век шамана возникла вспышка, словно засиял просвет, через который был виден вход в серую морскую пещеру и плещущие под ней волны.
«Это та самая пещера…» - подумал Рогнур, потрясённо открыв глаза. В его памяти всплыл образ острова Тол-Бей и их совместного приключения с Малваром и Тризвен, которое закончилось обретением его магических способностей. Но почему этот образ явился ему именно сейчас? Рогнур этого не мог знать.
Когда время тренировки вышло, Кан и Дурка вместе с Рогнуром уселись возле костра на отдых.
- Слушай, Кан, мне надо кое-чем с тобой поделиться… наедине.
- Эй, салага! Ну-ка сходи отлить туда подальше в кустики… Нам с другом надо место для разговора.
- Слушаюсь, воевода. – Дурка был послушным и подобострастным, как всегда.
- Я не хочу возвращаться в свою родную деревню. То есть хочу… Не знаю, как объяснить…
- Тебя разрывают сомнения и страх перед прошлым… Были плохие отношения с родителями или соплеменниками?
- И да, и нет… Но меня выгнали оттуда после суда поединком.
Лицо воеводы оживилось в порыве любопытства:
- Ну-ка, ну-ка!.. Ты защищался в суде поединком. Это интересно!
- Да, я дрался за честь моих друзей. И даже выиграл, пока толпа воинов не начала орать и возмущаться. В итоге, меня дисквалифицировали и победу не засчитали…
- И изгнали из деревни за то, что ты нарушил их незыблемые священные традиции… - прошамкал Кан, стараясь подражать голосу противного старичья.
- Понимаешь, Кан, это было меньше месяца назад. Как сейчас меня там примут, я даже не представляю…
- Как представителя Парящих Соколов, разумеется. Если хоть кто-то там тебя тронет – мы навалимся в твою деревню со всей освободительной армией, не беспокойся, дружище. В крайнем случае, спалишь все их дома… - Рогнур безмятежно рассмеялся. Товарищу удалось поднять ему дух.
Затем они помахали издалека Дурке, давая понять, что они закончили секретничать и тот уже может возвращаться в лагерь. Впереди Рогнура ожидало непростое воссоединение с бывшими соплеменниками. Но он нёс с собой знамя освобождения. Теперь он не был простым рыбаком – он был воином свардов.

Глава 52
Родительский дом
Во второй половине дня троица из Парящих Соколов уже проходила мимо крестьянских ферм, расположенных перед восточными воротами стоянки Которды. Люди, работавшие там на грядках, с любопытством и трепетом провожали взглядом троих суровых воинов с собственным знаменем, спутники зелёного Дурки добавляли ему авторитета. Страх и волнение Рогнура начали постепенно пропадать, а вместо них в груди поднималось растущее тёплое чувство ностальгии по детству. В памяти мага начали проскальзывать воспоминания, он видел себя, шестилетнего, идущего за руку с дедом в лес по грибы.
Двое воинов-стражников подле ворот уже настороженно рассматривали их идущую процессию. Но Рогнур решил, что первым слово будет держать Кан Очевидец, будучи единственным воеводой у них в отряде.
- Стойте, пришельцы! – потребовал один из стражников. - Кто вы такие и почему прибыли в наше селение?
- Не стоит воспринимать нас как угрозу, сторож, - начал беседу Кан. – Мы, Парящие Соколы, пришли к вам сюда, чтобы защитить вашу деревню.
Стражники испуганно переглянулись между собой.
- Вы ведёте войну с Когтями, так?
Воевода положительно кивнул.
- Ты совершенно прав, воин. Но мы и добрыми делами занимаемся. Вот этот парень, - Кан кивнул на Рогнура. – был раньше жителем вашей деревни. Ваш вождь изгнал его отсюда, однако он теперь является важным представителем нашей фракции, и я вам не советую его трогать…
Теперь стражники с любопытством уставились в лицо Рогнура, скрытое под медвежьим шлемом.
- Ну-ка, воин, сними шлем. Покажи нам своё лицо. – Скиталец молча стащил шлем с головы, стараясь не выдавать признаков волнения.
- Ага! – самодовольно воскликнул стражник. – Так это он! Щас… Роб, нет… Рогнур по-моему тебя звали, верно? Тебя ещё судил вождь Острая Бритва, а потом тебя отсюда выгребли за святотатство…
- Какое ещё святотатство? – осведомился Кан Очевидец.
- Да что-то там вроде… шаманизм без лицензии… Гем Кровавый Клюв что-то там говорил…
- Если это имеет значение, мой друг Рогнур уже является официальным шаманом Парящих Соколов.
Стражники на это лишь махнули рукой.
- Хех! Да нам-то всё равно, тот вождь, который выносил приговор, уже не властвует здесь. Теперь его заменил Грогар Высокий, без году неделю назад… - Рогнур от неожиданности раскрыл рот, не веря своим ушам.
- Эй, Рогнур, - окликнул его другой стражник. – Ты только сильно в деревне не бузи, а то Грогар ведь отец того самого, с которым ты дрался…
- Фульрена… - сквозь зубы процедил шаман. Вот так новость! Его дома меньше месяца не было, а проклятый Бычий Глаз тут уже остепенился до сынка вождя и хозяйничает… - Как же это всё произошло? – Рогнуру хотелось немедленно узнать всю подноготную последних событий.
- Да нам-то особо некогда вникать… - оправдывался воин. – Нам сказали, что «братья» сняли полномочия со старого вождя Оканы, а мы тут просто несём службу. Политика - не наше дело.
- Ладно! – Скиталец уже понял, что от этих двоих дуболомов ничего не добьёшься, и решил узнать всё от своих родителей и других жителей деревни. – Мы идём в деревню.
- Проходите! – сказал стражник, уже проникнувшись почти почтением. То ли статус шамана так на них повлиял, то ли принадлежность изгнанника к армии фракции, враждебной Когтям.
Зайдя в ворота, теперь Рогнур сам стал вести троицу и свернул налево в сторону пляжа, где в его конце находился дом его семьи. Парень мечтал о том, чтобы дома оказались его родители и с предвкушением постучался в стену.
- Эгей! Дриза! Мальза! – Никто ему не ответил.
«Да что же это такое!» - негодовал Рогнур. Где же его родители? Он решил, что не имеет права просто так врываться в их дом и поэтому повёл своих соратников к пирсам, где забрасывали свои сети двое рыбаков. Шлем Рогнур так и продолжал носить в руках, не скрывая лица.
- О боги! – донеслось волнительно с причала от одного из рыбаков, что был волосами и ростом очень похож на Рогнура. – Сынок, это ты?..
- Отец! – радостно закричал парень и побежал навстречу к нему в объятия. Из Дризы отчаянно вырвался крик радости. Не веря, что его собственный сын стоит во плоти перед ним, он отошёл от него на пару-тройку шагов и зачарованно смотрел на Рогнура. Голубые как море глаза рыбака постепенно наполнялись слезами счастья.
Рогнур тоже поддался этому приливу чувств и расплакался от счастья на плече у отца.
- Отец… - медленно, сквозь слёзы проговорил он. – Где же мама?..
- Ма… Мальза сейчас торгует за прилавком рыбой, сынок. А я теперь рыбачу здесь, как делал до этого мой отец и мой сын.
- Эй, Дурка! – повелительно приказал Кан. – Втыкай свою деревяшку в песок и садись за удочку. Заменишь отца нашего шамана ненадолго…
- Слушаюсь, воевода! – уже по-привычке, без особого энтузиазма ответил знаменосец.
- Кан, тебе наверно придётся тоже остаться и охранять наше знамя…
- Ну ладно! – нехотя согласился воевода. - Но только не оставляйте нас одних здесь надолго…
- Пойдём, отец. Поищем маму… - Рогнур пошёл вместе с Дризой на рынок, по пути вкратце рассказывая о своей новой жизни, упуская из виду некоторые интимные подробности о магии, дэзрах, Синей роще и братстве воров.
- Мальза, смотри, кого я к тебе привёл. – Дриза насладился тем, как его жена охнула, чуть не рухнув наземь от шока из-за возвращения её сына.
- Погоди, мама! – волнуясь, кричал Рогнур, пытаясь поймать её на руки, чтобы Мальза не ударилась. - Стой! Не стоит так делать…
- Как тебе удалось вернуться в деревню, Роги! – Женщина тут же отвесила ему смачную оплеуху. – Я молилась за тебя драконам каждую ночь! А ты не мог прислать нам весточку через караванщиков?.. - Её крики сразу же начали привлекать к ним внимание толпящихся людей на рынке. Парочка воинов узнала Рогнура и его родителей, и принялась шушукаться между собой. Затем один из них куда-то отошёл.
- Прости, мама… Не надо бить меня больше! Я даже как-то и не подумал об этом. Виделся с караваном Керхеля всего один раз после расставания.
- Признаться, мы с твоей матерью в душе надеялись, что ты останешься работать караванщиком, - с грустью сказал Дриза. - И каждый раз по их приезду мы приходили к воротам, в надежде увидеть тебя среди них, ну а потом хотели узнать хотя бы новости...
- Ну, Роги! Ну дуралей, совсем как твои друзья! – процедила его мать сквозь зубы. – Пойдём домой! Сегодня я раньше закрою свой прилавок и выскажу тебе всё дома…
- А что с моими друзьями?.. – растерянно спросил парень, но Мальза прикрыла ему рот, взглядом давая понять, что лучше им продолжать беседу у них дома. Дриза также выудил сети из залива вместе с Дуркой, и теперь все впятером сидели вокруг очага его семьи. Знамя парящих соколов гордо реяло возле входа в хижину. Пришло время поведать Рогнуру о многом, что он здесь пропустил…
- Твоя подруга Тризвен сбежала из деревни… - начал рассказывать Дриза. – Девочка так расстроилась, когда тебя изгнал вождь…
- Как?.. Триз! Куда же она сбежала? Её пытался кто-нибудь искать?
- Люди говорят, что эта дубина Фульрен Бычий Глаз назначил за неё награду в пять серебряников, - с презрением сказала Мальза. – Всё никак не успокоится, чертина этакая!
- А как же их назначенный поединок с Малваром?
- Ооо… Малвар, твой дружок ещё тот разгильдяй! – увлечённо продолжила его мать. – В общем, когда девка сбежала, бой за неё и отменили насовсем. Сыну вождя уже не пришлось биться. Затем прошло где-то дней десять, как к вождю Окане заваливается толпа «братьев» во главе с Шакуром Звериным Оком и Грогаром Высоким, и выдвигают ему недоверие. Вызвали вождя нашего на суд перед всем племенем, где Грогар оспорил его право руководить стоянкой Которды. Сказал он, мол, у Острой Бритвы здесь не осталось ни разума, ни жены, ни наследника, хотя сами до этого зарезали его жену Тульпу Прекрасную, мать Малвара, прямо у них в доме, у всех на виду. А сам мальчонка был свидетелем сей трагедии и после этого сильно трусанул, убежав отсюда в лес…
- Неужели… - медленно проговорил Рогнур, не веря своим ушам. Эта ужасная новость шокировала его. – Но что же стало с самим вождём Оканой?
Дриза ответил ему:
- Вождь старый наш ныне томится в клетке, Грогару на потеху. Не знаю, почему тот так над ним издевается. Некоторые наши люди всё ещё уважают Острую Бритву и сочувствуют ему, принося тому в клетку пищу и воду…
- Мне это всё очень не нравится! – в сердцах воскликнул Рогнур. – Кан, надо бы переговорить с этим новым «вождём», папашей этого подлеца Фульрена.
- Погоди, друг, не руби так с плеча! Ты же не хочешь сказать, что собираешься менять здесь власть? Не забывай, что Парящим Соколам сейчас нужна любая поддержка от любых селений.
- Хм… Нового вождя я не знаю, могу судить о нём только по тому, что я услышал… Но старому вождю я обязан, он был хороший человек. Отец! – Дриза обратил на него свой взгляд. – Скажи, а что сталось с тем плотом, на котором мы с друзьями уплывали к морской ведьме?
- Я слышал, что он так и остался лежать на складе на берегу, под охраной стражи.
- Это хорошо! Думаю, я знаю, куда направилась моя подруга… Сколько дней уже сидит в клетке вождь Окана?
- Восемь, - сообщила Мальза. - Думаю, что ещё неделю он там не протянет. Кончат они его, звери этакие…
- Не обязательно, - сказал Кан Очевидец. – Обычно новым вождям, чья власть ещё не крепка, нужен политический заложник, чтобы оказывать давление на другую половину, не поддерживающую новый порядок…
Так незаметно они проболтали до самого вечера…
- Уже почти ночь, сынок, - сказала его мать, не без тонкого намёка. – Тебе пора устроиться спать. Мы твой лежак так никуда и не убирали, потому что всё ещё надеялись в душе на твоё возвращение…
- Спасибо! Тогда я свой спальный мешок отдам Дурке, пускай новичок берёт.
Неожиданно в их дом громко постучали:
- Эй, хозяева! – раздалась грубая речь снаружи. - Немедленно позовите сюда вашего сына Рогнура.
Скиталец смело вышел к ним наружу. Перед домом он увидел группу из шести воинов вождя.
- Ну, вот он я! Чего надобно?
Прибывшая бесцеремонно группа «братьев» смерила его надменным взглядом.
- Завтра вождь Грогар Высокий требует тебя и твоих знаменосцев к себе. Отказывать нельзя. Явишься к нему не позже полудня, иначе объявишься снова врагом племени Дай-Мердоль. Всё ясно?
Лицо у Рогнура сделалось хмурым, и он положительно кивнул:
- Хорошо. Мы навестим завтра твоего вождя. Даю слово.
- Мудрый ответ! – насмешливо бросил воин, бывший у них за главного, и жестом приказал остальным возвращаться в казарму.
- Чего им-то надо от тебя? – спросил Кан Очевидец, с презрением прищурив свой левый глаз, провожая взглядом удаляющуюся группу воинов.
- Наверное хотят узнать, зачем мы здесь и зачем притащили наше знамя… - предположил Рогнур. В глубине своего сердца он чувствовал, что здесь таятся куда более личные мотивы…

Глава 53
Приём у узурпатора
Ночью Рогнур безуспешно старался нормально заснуть… Слишком много слишком ярких эмоций ему пришлось пережить за день. Родители, которые старательно пытались выяснить все подробности того, как ему удавалось выживать в пустошах и попасть в армию, затем ещё и проблемы с друзьями Рогнура, и наконец, самое неприятное – семейка Бычьего Глаза знает, что он здесь и скорее всего готовит ему ловушку. И вдобавок ко всему, он должен был позаботиться о лояльности местных жителей к Парящим Соколам. Утром у Рогнура для этого созрел план…
- Ну что? – спросил у него Кан. – Есть у тебя идеи, как нам завоевать симпатии местных обывателей?
- Да, для начала есть тут одна… - ответил ему Рогнур. – Но сперва мы должны пойти в Длинный дом и отговорить нового вождя убивать старого. Помни, Кан, мы должны тянуть время казни Оканы как можно больше…
- Я смотрю, на бывшего вождя у тебя есть особые планы… - сразу сообразил воевода.
- Да. Но не спеши сейчас с расспросами, я объясню всё потом. А теперь пошли в Длинный дом.
Позавтракав у родителей Рогнура, они всей троицей двинулись на верхний ярус деревни. Привратник у входа как всегда требовал у гостей разоружиться – необходимая неприятная процедура для общения с вождём... Но Скиталец не страшился этого, ведь у него при себе всегда было самое страшное оружие здесь, усиленное амулетом дэзры. Высокий зал почти не изменился с тех пор, как Рогнур посещал его в детстве, вероятно новый вождь ещё не успел внести сюда свои коррективы. Вождь Грогар Высокий был готов к встрече с ними, слева от него сидела его жена Мирта Темноволосая, а давний злейший враг Рогнура Фульрен Бычий Глаз сидел за одним из столов сбоку в компании своих друзей-воинов.
Вождь и его супруга с любопытством разглядывали входящих посланников, несущих знамя бронзовой головы сокола, смотрящей на восток на синем фоне, а Фульрен, злобно прищурившись, прожигал взглядом Рогнура и о чём-то шептался с приятелями. Воевода Кан взял на себя обязанность первым взять слово:
- Достопочтимый вождь, мы получили вчера вечером от ваших воинов приглашение зайти к вам на огонёк. Как видите, Парящие Соколы уже явились сюда.
Грогар молча выслушал его слова, странно хмурив брови и цокая губами, словно недавно выпил спиртного. К слову сказать, поза вождя в кресле была довольно вальяжной и расслабленной.
- В-вы, воины Парящих Соколов, скжити мне, с к-какой целью явились в нашу древню?..
Кан с Рогнуром удивлённо повели бровями, переглянувшись между собой. Теперь для них всё было очевидно – вождь Грогар уже с утра себе залил за воротник. Как это неучтиво!
- Мы набираем армию, чтобы сражаться с силами Когтей. – Теперь Рогнур взял инициативу разговора на себя. – И мы считаем, что в стоянке Которды имеется много хороших воинов, которые пожелают стать добровольцами…
Лицо вождя стало задумчивым и печальным. Грогар ответил:
- Оч-чнь жаль, что мы живём в т-такое время, когда племена свардов рвут друг другу г-глотки. У мня здесь мало лишних воиноф, хотя, можете поискать их где-то на улице…
- Отец! – резко встал со своего места Фульрен. – Ты что, забыл о том, о чём мы вчера говорили?
- Ч-чего тебе надобно, сын?.. – Грогар нехотя обернулся на вопли своего отпрыска.
- Спроси у них, почему они посмели нарушить наши законы? Ты видишь здесь преступника, что был осуждён за колдовство нашим шаманом Гемом. – Кулаки Рогнура сжались сами по себе, пока он слушал ядовитые речи мерзавца, но он старался держать себя в руках.
- Это правда, соколы? – осведомился вождь у троицы.
- Позвольте вам возразить, уважаемый вождь, - ответил за своего друг Кан. – Всё стало гораздо сложнее, чем было когда-либо на наших землях. Теперь я и мой друг, Рогнур Скиталец, занимаем очень важные положения в истинной армии свардов на Обветренных Равнинах. Если вам угодно, он наш шаман и выполняет очень важную роль. Во время войны все законы молчат, уважаемый вождь, но вы это и без меня знаете.
Его слова заставили подняться и закряхтеть самого Гема Кровавого Клюва:
- Есссли воины говорят правду – то я не в праве отказать в крове своему побратиму-шаману. Рогнур Скиталец имеет право здесь находиться как представитель драконов-богов. – Старик учтиво сделал им подбородком поклон и уселся обратно на своё место. Такая неожиданная поддержка от человека, осудившего его в прошлом на изгнание, вызвала смятение у Рогнура. Ему хотелось в будущем побольше переговорить об этом со старым пройдохой.
- Ну вот, видишь… - лениво бросил Грогар своему сыну. Тот со злостью стукнул кулаками по столу, чем особенно вывел из себя Рогнура.
Скиталец не стал терпеть больше агрессивных нападок во время переговоров и подошёл напрямую к Фульрену. Теперь их разделял только стол.
- Послушай меня теперь, щенок! Ты не имеешь никакого права мешать посланцу и шаману в их работе! Если тебе больше некуда изливать свою желчь – выйди отсюда и очисти помещение от своей вони…
- Да как ты смеешь! – Сейчас казалось, что у Бычьего Глаза от злости пойдёт пар из ушей. – Я здесь сын вождя!
- Одной деревни? – скептически парировал Кан Очевидец. – Вы всё же должны знать, что предатель Кешдромат Могучий нарушил законы всех земель Кервак Горзак, и мы теперь вершим правосудие за всех свардов. Вождь Грогар, вы же не хотите, чтобы тиран сжёг вашу деревню и насадил на колья всю вашу семью?.. – Вождь с отвращением поморщился, представив себе эту картину.
В зале начал подниматься галдёж. Мирта, жена Грогара, поднялась со своего кресла и тихо подошла к месту своего сына, уводя того, брыкающегося, из Высокого зала. Более зрелым людям сейчас хватило ума не накалять обстановку и вывести из зала скандалиста. Дружки Фульрена на удивление остались на своих местах и притихли, вылавливая каждое слово из их беседы. Когда страсти наконец улеглись, Рогнур снова заговорил с Грогаром Высоким:
- Мы знаем, что у вас имеется один замечательный воин, которого мы с радостью будем видеть в рядах армии освобождения…
- Хмм, да? И кто же это по-вашему?
- Ваш бывший вождь Окана Острая Бритва.
- Не, нет! Это исключено! Я отказываюсь! – Грогар эмоционально замахал руками, выражая свой категоричный отказ.
- Почему же нет, вождь? – осведомился Кан Очевидец. – Ведь ваше положение здесь пока ещё шатко, а если старый вождь отсюда уйдёт – за ним потянутся и его сторонники…
- В том-то и дело, что положение моё здесь ещё не очень упрочнено. Мне нужен Окана в пределах досягаемости…
- А что с сыном Острой Бритвы, Малваром? – спросил Рогнур.
- Его сын убежал в лес, - объяснил вождь. - Вначале мы послали вдогонку поисковую группу, но позже назначили за его голову награду в один золотой, за мёртвого - пять серебряников.
«Значит мерзавцы его так и не нашли…» - воодушевлённо подумал Скиталец. Его тут же осенило:
- Вождь Грогар, у нас есть к вам предложение! - Что, если мы сами найдём этого мальчишку, а вместо награды вы отдадите нам Окану Острую Бритву. Его сын сможет заменить отца в клетке…
В зале опять стало шумно, и за столами послышались мужицкие споры. На это Грогар Высокий сказал:
- Если думаете, что поймаете мальчишку там, где не справились пятнадцать человек – валяйте! Можете заменить старика на его сына, и берите тогда Окану в свою армию. Хе-хе!
- Мы только настоятельно просим вас не причинять Острой Бритве никакого вреда до нашего возвращения… - не забыл добавить Рогнур.
- Не волнуйся, шаман! Он у меня там надёжно спрятан… - Грогар опять залился хриплым, неприятным смехом.
- Тогда мы пойдём… - Парящие Соколы считали их переговоры оконченными, причём удачно. А всё начиналось со злобных козней заклятого врага, Фульрена, но Рогнур сумел обернуть и эту ситуацию себе на пользу.
- Ты и правда собираешься обменять своего друга на его папашу? – поинтересовался воевода у мага, когда они вышли из зала.
- Нет, ну что ты! Нам просто следует грамотно растянуть время. Думаю, что мы сможем усадить Окану обратно в кресло вождя. А обязанный нашей фракции вождь дорогого стоит…
- Ха-ха-хах! Рогнур, именно благодаря таким, как ты, соколы и обретают известность…

Глава 54
Лес Друан
После встречи с новым вождём стоянки Которды, Рогнур первым делом сходил к обоим родителям и вкратце рассказал им о том, как всё происходило и о своих дальнейших планах. Он твёрдо решил отправиться в лес Друан, спасать своего никудышного друга детства, даже если ему там придётся обнаружить лишь его труп.
- Да уж, Кан, я раньше и не думал, что ты такой хороший переговорщик, - восхищённо заметил Рогнур, когда они трое переходили реку Гремучую. – Расскажешь другу, в чём твой секрет?
- Да нет, что ты! Это всё пустяки. Меня не просто так воеводой назначили, разве это не очевидно, а? На самом деле тут нет ничего особо сложного, просто я всегда смотрю людям прямо в глаза и говорю от сердца…
- Понятно, - сказал шаман. – Значит, весь секрет твоей убедительности в искренности… Слушай, Кан, а ты хорошо орудуешь луком?
- Ты хочешь проверить? – ответил с вызовом воевода. – Ну тогда предлагаю небольшое пари, чисто между нами – я попаду вон в то дупло дерева, на расстоянии сорока ярдов. А ты сможешь, Рогнур?
- Не знаю, давай попробуем.
Кан Очевидец принял стойку лучника и натянул свой охотничий лук, прицеливаясь где-то секунды четыре. Потом его стрела со свистом полетела по дуге и оказалась прямо в дупле большого дуба.
- Молодец! – восторженно сказал Рогнур.
- Прекрасный выстрел, воевода! – подобострастно воскликнул Дурка.
- Хорошо, теперь ты! – Кан сунул лук и стрелу в руки мага.
Рогнур владел навыком стрельбы плохо, это было не его оружие. Он пытался подражать движениям своего соратника, но натянул тетиву слишком сильно, из-за этого стрела выскользнула из неё и взметнулась вертикально вверх. Кан ликующе рассмеялся, а Рогнур решил схитрить – он сделал пару незаметных движений рукой, и стрела вдруг ожила в воздухе, вернувшись в стадию полёта. Словно хищный коршун, она стремительно помчалась прямо в нужное дупло.
- Что за… Ты сжульничал, чёрт тебя побери! – Воевода по-дружески отвесил Рогнуру подзатыльник. – Клянусь всеми богами, ты применил свою магию, горе-лучник.
- Ну хорошо, признаюсь, я это сделал. Ну не даётся мне овладеть луком настолько быстро, ведь это не моё оружие…
- Тогда зачем ты вообще спрашивал за мои навыки стрельбы?
- Ну, я просто хотел убедиться, что не зря хожу с тобою в лес, и ты мог бы нам настрелять обед.
- Да это легко! – сказал Кан. – Настреляю, за это ты не беспокойся. Вы оба только учтите, что в лесных чащах бродят и другие охотники за наградой.
- Нужно их всех убивать, - сурово заявил Рогнур. – Они все - лишь гончие псы папаши Фульрена. Мне их не жалко.
- Я вижу, ты совсем не располагаешь симпатиями к семье нового вождя. Хе-хе-хе! – Рогнур с отвращением поморщился.
- Эй, можно я скажу? – обратил на себя их внимание знаменосец.
- Валяй! – сказал Очевидец.
- Там в лесу, я только что видел какие-то мелкие зелёные фигуры, прыгающие по деревьям. Вон там, - Дурка показал им пальцем на дубовую чащобу.
- Хе-хе! Ты правда в этом уверен, салага? – развеселился Кан. - Быть может, ты просто сильно струсил отправляться с нами в лесные дебри?..
- Погоди, друг! – остановил его Скиталец. – Я лично ему верю. И знаешь почему? Потому что мы сами уже сталкивались с разными вредными тварями в диких пустошах…
- В самом деле, Рогнур? Смотрю, такой юнец, как ты, пережил уже много приключений… И какими же?
- Оборотни, скали, подземные твари… Даже парочку горных троллей тоже видели с другом-эльфом.
- Хмм… Неужели моя собственная жизнь была так скучна до встречи с тобой?.. – задумался воевода. – Так или иначе, теперь не забывайте посматривать наверх. Возможно, за нами теперь следят…
Троица осторожно заходила всё дальше и дальше в лес. Тишина постоянно нарушалась уханьем сов, цокотом копыт оленей и далёким глухим рычанием диких зверей. Все трое высматривали кого-то, похожего на шестнадцатилетнего мальчишку, но час проходил за часом, а поиск проходил безрезультатно. В процессе Кан настрелял им парочку зайцев, которых повесил на пояс Дурке, прибавив ему ещё ноши к его штандарту. Так они и бродили по лесу Друан, пока не наткнулись на широкую тёмную берлогу крупного зверя.
- Скорее всего, медвежья, - оценочно сказал Очевидец. – Надо бы забраться внутрь и разведать.
- Там темно, - сказал Рогнур. – Попытаюсь что-нибудь наколдовать для освещения. – Маг сделал пасы руками в стремлении сделать им освещение, это привело к тому, что сверху над ним воссияло пятно яркого белого света. – Лети за мной! – приказал он родившемуся светящемуся сгустку.
- Молодец, дружище! – одобрительно произнёс Кан. – Эта штука хотя бы не настоящий огонь, а то лесные медведи жутко бесятся от факелов. Пошли внутрь…
Троица следопытов робко вошла в медвежью берлогу, освещая себе путь магическим светильником. Хозяина берлоги внутри не было, но он оставил там своё потомство из трёх крохотных медвежат, размером не больше собаки, которые беспокойно мычали и ковырялись в окровавленных останках двух разодранных людей. Больше всего это зрелище напугало знаменосца, который прикрыл рот от ужаса.
- Три беспризорных мишки! – угрюмо сказал воевода Кан. – Только этого нам ещё не хватало! Не ручаюсь, выйдем ли мы назад, если сюда заявится их родитель… Рогнур, прогони их чем-нибудь, мне надо проверить останки их обеда…
Маг просто взмахнул руками вверх, и трое малышей, испуганные, взлетели к потолку берлоги, зависнув на месте. А он вместе с Каном принялся разглядывать объеденные человеческие останки, чтобы выяснить, не принадлежат ли они Малвару. Все эмоции и брезгливость сейчас были не важны, Рогнур это понимал и быстро учился выдержке у бывалого воина.
- Нет, это не мальчишка, - вынес свой вердикт Кан. – Это просто очередные охотники за наградой попались под горячую лапу медведя. Зато у них в карманах я нашёл шесть медяков, нам они пригодятся.
- Пойдёмте уже отсюда! – с надеждой взмолился разнервничавшийся Дурка.
- В чём дело, салага? Боишься, что станешь следующим блюдом их мамаши? – с издёвкой бросил ему воевода.
- Вообще говоря, Кан, он ведь прав! Малвара здесь нет, поэтому я возвращаю медвежат на место, и давайте скорее уходить отсюда.
- Ойй! Что такое? – Кан приложил свою руку к уху. – Кажется, я слышу снаружи тяжёлые шаги медведя…
- Что?.. Да иди ты! – Троица спешно унесла ноги из берлоги, предоставив детёнышей самим себе.
Выбравшись наружу, они постояли несколько минут, опёршись на стволы деревьев возле небольшого мшистого бугра, чтобы отдышаться и прийти в себя.
- Солнце уже находится на западе, - заметил воевода. – Этак мы будем бродить по лесу до ночи, если скоро не найдём мелкого…
- Это мы ещё и на ночь здесь останемся, если нужно… - уверенно заявил Рогнур. Он отчаянно стремился спасти старого друга.
***
Пробродив по лесным дебрям ещё с полтора часа, спасатели заметили, что зашли в область леса с ещё более высокими и толстыми деревьями, на вид им было не меньше двухсот лет. Стволы были сильно обросшие мхом, а сверху виднелись плоды рукотворного труда – какие-то деревянные замшелые постройки с узкими соединительными мостиками. Некие таинственные лесные жители соорудили здесь себе жильё.
- Быть может, это сделали те самые твари, о которых упоминал Дурка? – предположил Рогнур.
- Будь я проклят! Так и есть! – согласился Очевидец.
Вверху над ними послышался громкий воинственный крик, скорее всего, это был сигнальный клич. И несколько невнятных зеленоватых существ начали прыгать с дерева на дерево, словно цепкие обезьяны. Их количество стремительно росло, будто те магическим образом выпрыгивали из ниоткуда…
Одна из тварей спрыгнула прямо за спиной у Рогнура и, издав высокий агрессивный рёв, занесла перед ним свой мелкий кривой кинжал. Шаман понял, что этот лесной народец не настроен на дружелюбное знакомство.
Глава 55
Находка
Сверху, снизу, слева, справа – отовсюду на них спускались лесные гоблины. Мелкие монстры, размером с шестилетнего ребёнка, общались между собой на собственном странном полузверином наречии из рыкающих, хрюкающих и визжащих звуков. Одеты они были в смесь тряпья и костей, ну прямо как кобольды, однако вели дневной образ жизни и обитали в собственных шалашах на верхотуре.
Однако, бойцы из гоблинов были слабые, и те предпочитали обильно размножаться и брать числом. Дурка от страха теперь получил сильный впрыск адреналина и разил монстров наповал, размахивая свёрнутым штандартом, как шестом. Кан Очевидец рубил и кромсал гоблинов своим топором, быстро переходя с одного на другого. А Рогнур во всю веселился, выпуская в тварей сверкающие молнии с ладоней. Его обычная усталость от траты маны снисходила на нет, а глаза шамана при активном использовании магии самостоятельно меняли свой цвет с зелёно-карего на индиго. Через десять минут гоблинопад прекратился, и вокруг троицы вырос урожай из полусотни маленьких трупов. Кровь, лившаяся из монстров, была тёмно-зелёной и липкой, а их самодельное оружие не годилось на продажу даже барахольщикам Мышей.
- Фууух, наконец-то! – с облегчением выдохнул воевода. – Эти выродки следили за нами с тех самых пор, как их на окраине леса заметил знаменосец.
- А я ведь вам говорил… - сбивчиво дыша, пролепетал Дурка.
- Чего ты хочешь? Чтобы я признал, что ошибался? Ну да! Я ошибался! Рад теперь, гений?
- Не стоит так говорить, воевода, - произнёс Дурка, уязвлённый. – Я всего лишь хочу вам хорошо послужить…
- Ладно вы, перестаньте спорить, - сказал Рогнур в хорошем расположении духа. – Вы лучше обыщите тварей, на случай, если при них имеется какое-то ценное добро…
К сожалению, у мёртвых тел ничего ценного не нашлось, ну, если поблизости нет коллекционера, который собирает части от гоблинов… Скиталец с подозрением уставился на постройки гоблинов на деревьях.
- Нам надо забраться туда наверх и всё осмотреть, - серьёзно сказал он.
- Думаешь, твоего приятеля твари уже схватили и держат у себя в доме? – спросил Кан. – Оно конечно, может и так… Но скажи мне на милость, Рогнур, как мы залезем по дереву на высоту двенадцать метров?..
- Вы можете оставаться внизу, а я сам себя доставлю наверх, - сказал шаман. – Сейчас придумаю какой-нибудь магический трюк…
- Хмм… Ну ладно, делай. Только не ной потом, если нам придётся собирать твои косточки с земли… - Кан тем временем оторвал кусок одежды с мёртвого гоблина и принялся чистить им своё оружие от липкой крови. Дурка последовал его примеру и стал чистить штандарт.
Рогнур закрыл глаза и полностью сфокусировался. Мысленно он представил вокруг себя завихряющийся ветер, затем он перенёс его ниже, в область ног, затем под стопы… После этого маг сделал один решительный прыжок, выстрелив собой из воздушного вихря у него под ногами. Вращаясь вокруг своей оси и воспарив над землёй, ему не составило труда попасть наверх и приземлиться на замшелый дощатый балкон примитивных построек гоблинов.
- Хе-хех! Получилось! – радостно вскричал Рогнур своим соратникам внизу.
- Смотри там не упади! – донеслось ему в ответ снизу от Очевидца.
Скиталец осмотрелся по сторонам – было много подвесных мостов-дорожек между деревьями, а шалаши были очень низкие для того, чтобы нормально в них зайти. Это заставляло парня передвигаться здесь ползком. Сделав с десяток шагов, ему понадобилось приложить недюжинное усилие, чтобы не провалиться, гнилые доски под его стопами подозрительно трещали. В шалашах не было ничего, кроме настилов из шкур и птичьего пуха. Ели гоблины с грубо выдолбленных деревянных чаш, которые лежали либо пустыми, либо заполненные окровавленными костями животных. Одна широкая площадка в центре мини-поселения особо привлекла внимание Рогнура тем, что на ней располагались сразу две овальные клетки, плетёные из заострённых веток. Парню показалось, что одна из клеток была заполнена изнутри чем-то…
- Кто здесь? – донёсся хриплый, обезвоженный голос за прутьями.
- Я ищу сына вождя Оканы, - ответил Рогнур в нарочито деловой манере. Фигура, запертая в клетке, после этого полностью замолчала. – Кто ты такой, пленник? Несостоявшийся обед зелёных тварей? – Ответа не последовало.
Рогнуру надоела такая скрытность собеседника, и он старательно пытался отпереть конструкцию, безуспешно потратив на это несколько минут.
- Гррр! Ладно, сейчас я спущу тебя отсюда, но ты должен мне довериться, договорились? – Ответом было упрямое молчание узника. Рогнур сосредоточился на том, чтобы силой магии поднять клетку в воздух, как он это проделывал с медвежатами в берлоге, а потом плавно опустить её на землю, недалеко от Кана и Дурки.
Себя ему так же поднять совсем не получалось, и парню в голову пришла одна безумная идея – достать свой охотничий резак и встать на край одной из дорожек, ведущей к дереву. Ловко и быстро разрезав тонкие канаты, Рогнур что есть мочи ухватился за край моста и полетел… прямо навстречу дереву. Ударившись ногами о ствол, он обнаружил, что до земли уже оставалось метра два и спрыгнул.
- Ты парень – сорвиголова! – смеясь, сказал воевода Кан. – Удивляюсь, как это мы с тобой ещё не родственники. Так-так, ну что там в клетке… - Он внимательно осмотрел её одним глазом, после чего взял в руки топор и подрубил прутья снизу. Дно напрочь вывалилось, а вместе с ним вывалился и грязный, лохматый, исхудавший юноша.
- Малвар? – с надеждой спросил Рогнур, таращась на нелюдимое лицо освобождённого узника.
- Нет! Я не знаю никакого Малвара, - заявило чумазое создание.
- Нет?.. – с недоверием произнёс Кан. – Тогда кто же ты? И как ты попал в клетку гоблинов? Отвечай!
- Я… я просто… - заплетаясь, пытался выдавить ответ свард. – Караванщик, который заблудился далеко от дороги…
- А ты случайно не из каравана Керхеля, парень? – осведомился Рогнур.
- Да, - ответил бродяга. – Именно оттуда. Сюда больше никакие другие караваны не ходят…
- Значит ты был в стоянке Которды, - не унимался Рогнур. – Слушай, приятель! Взгляни на меня теперь повнимательнее и скажи, мы раньше не встречались? – Маг вплотную подошёл к сидящему бродяге и уставился ему прямо в глаза.
- Нет… это какая-то уловка! Ты хочешь заставить меня вернуться! – завопил парнишка. Он начал впадать в истерику.
- Ну разумеется, Малвар, мы хотим вернуть тебя домой. И Триз тоже…
- Рогнур… - мучительно выдохнул из себя сын Оканы и горько заплакал. Его дух тоже был сломлен, пострадало не только тело. Сейчас бывшего упитанного сынишку вождя было совсем не узнать – грязный, заросший волосами и щетиной оборванец, исхудавший так сильно, что его рёбра просвечивали наружу, а щёки начали проваливаться.
- Что с тобой, дружище? – заботливо сказал Скиталец. – Ты многое вынес в последнее время, верно?.. – Но его друг детства ничего не ответил, лишь сидел в хныкающей позе, закрыв лицо руками.
- Ну ладно, Рогнур, посмотри-ка на время! – озабоченно сказал Кан. – Солнце уже почти зашло, а мы тут плутаем в лесной чаще, да ещё и зря теряем время на этого нытика…
- Успокойся, дружище! Не будь с ним так строг. Просто Малвар не слишком… приспособлен к жизни одинокого лесного отшельника. Эй, друг! Мы вернём тебя к отцу, слышишь? Завтра ты уже придёшь домой…
- Не хочу домой! – отчаянно завопил Малвар. – Мой отец мёртв, как и моя мать! Бычий Глаз сказал, что он обязательно найдёт меня и… кастрирует. – После этих слов воевода залился приступом истерического хохота.
- И ты всерьёз испугался угроз этого недовоина, Малвар? – скептически сказал Рогнур. – Поверь мне, твой отец всё ещё жив, и скоро мы вернём вам ваши законные привилегии в деревне…
- Извини, Рогнур, но я так больше не могу… - Кан достал из своего рюкзака моток длинной верёвки. Испытывающе посмотрев на Рогнура, он завязал узел на руках Малвара, прицепив мальчонку к себе на поводок, чтобы тот никуда не сбежал.
- Кан, извини, но это уже перебор… - возмущённо выдохнул Скиталец.
- Из нас двоих я один воевода, и воин из меня более опытный. Мальчонка здесь в лесу поехал кукухой… Теперь нам за ним нужно следить ночью, глаз не сомкнув, а то ещё и убежит от нас в какие-нибудь дебри…
- Может быть, ты и прав, друг, - печально заключил Рогнур. – Что будем делать дальше?
- Домой идти надо, вот что! Включи-ка нам здесь свой волшебный огонёк, чтобы я ночью мог увидеть наши следы. Грогар Высокий примет нас к себе только завтра… Нужно скорее собрать всех, кто готов сейчас взяться за оружие и помочь нам вернуть власть былому вождю…
Глава 56
Контрпереворот
- Пап! Мама! Проснитесь! – громким шёпотом раздалось в темноте. Это Рогнур прибыл домой прямо посреди ночи. Его родители быстро повскакивали со своих постелей.
- Р-рогнур, что такое?.. – начал было Дриза, протирая сонные глаза.
- Действовать нужно немедленно! – серьёзно сказал Скиталец. – Мы привели сюда Малвара, сына Оканы. – он указал им рукой на лохматого, чумазого юношу во рванье, чьи руки были связаны верёвкой. - Он много времени провёл в лесу Друан и немного тронулся умом…
Мать Рогнура охнула, увидев насколько жалкий вид теперь имел бывший наследник вождя.
- Неужели это он… - медленным шёпотом произнесла Мальза.
- Мама, папа, мне нужно чтобы вы немедленно обошли дома всех, кто не доволен сменой вождя в нашей деревне. Велите людям вооружаться и собраться на площади перед Длинным домом. Мы скоро освободим Окану и прибудем туда…
- Сделаем, сын! – решительно сказал Дриза. – Мы верим тебе и твоим друзьям из соколов. Удачи вам! – Напоследок отец крепко потрепал сына за плечи и, взяв за руку свою жену, убежал из дома выполнять поручение Рогнура.
- Смелые у тебя предки, Рогнур, - восхитился Кан. – Такие просто так под тирана не прогнутся… Думаю, пришло время воссоединить сынка с отцом. Как ты считаешь, размазня? – Он сурово взглянул на Малвара. Тот ничего не ответил, привычно сохраняя молчание, но на лице его появилась нервная судорога.
- Дурка, ступай на рыночную площадь и собирай всех селян под наше знамя, - скомандовал Рогнур знаменосцу. – А мы с Каном пойдём вызволять вождя Окану.
- Не бросайте меня одного надолго! – умоляющим голосом сказал новичок.
- Не волнуйся, салага! – покровительственно сказал воевода. – Мы скоро к тебе присоединимся. Ты только постарайся напустить на себя мужественный вид, ведь ты представляешь собой наше лицо, так сказать…
- Я буду стараться быть храбрым, даже если умру, воевода!
- И сделай ещё одно одолжение, салага – не умирай! А то ведь мне придётся всюду таскать за собой этот дурацкий штандарт вместо тебя… - Дурка кивнул и отправился на площадь. А Рогнур вместе с Каном тихой поступью прокрались за воинские казармы.
Теперь Рогнур решил, что время пришло. Он вытащил из своего рюкзака два кинжала из тёмной стали, вручённые ему в качестве награды от братства Мышей. Один из них он вручил Очевидцу.
- Что это за оружие? – понизив голос, спросил воевода.
- Бери, оно не отражает свет, - объяснил Рогнур.
- Аааа… Понял. Сейчас это будет весьма кстати…
Возле трёх клеток, служивших здесь тюрьмами для провинившихся, неусыпно дежурила стража. Обычно их было двое, но сейчас, когда одну из клеток занимал бывший вождь, число часовых увеличили до четырёх. Кан бросил камешек в сторону кустов, чтобы привлечь внимание стражников. Часовые переглянулись между собой и послали одного, чтобы проверить. Дальше всё произошло очень быстро. Рогнур дёрнул двух крайних воинов к земле телекинезом, а среднего заколол кинжалом в сердце. В это же время Кан пустил стрелу прямо в лоб часовому, подошедшему к кустам. Пока двое оставшихся стражников поднимались с земли и доставали оружие, Рогнур и воевода быстро перерезали им глотки кинжалами.
- Готовы! – победно сказал Кан, стараясь не повышать голос.
Рогнур взял факел и осветил им клетки. Две из них были пусты, а в третей сидел Окана Острая Бритва. Шаман быстро отворил засов и открыл решётку, повелев бывшему вождю: «выходи». Воевода тем временем притащил за шкирку Малвара, уже освободив того от верёвок. Окана сонно сощурился, весь пропахший испражнениями, но начал стремительно оживать, узнавая перед собой лицо своего сына.
- Нет… Неужели?.. – не веря своему счастью, произнёс Острая Бритва. – Ты всё-таки жив, сынок! – Воин тут же вскочил на ноги, игнорируя боль в ослабших затёкших суставах, и крепко обнял своего сыночка за плечи.
- Папа?.. – как-то отрешённо, по слогам пролепетал Малвар.
- Да, сынок! Мы снова вместе. Слава драконам! Я всё время молился об этом…
- Позже ещё наобнимаетесь, - строго сказал Рогнур. – Сейчас нам нужно спешить, используем элемент внезапности.
- Но… Кто же вы такие? – недоумённо спросил Окана.
- Я тот, кто однажды был обязан тебе жизнью, вождь Окана. Ты помог мне уйти отсюда невредимым, теперь я вернул тебе должок.
- И вы будете в долгу перед Парящими Соколами, которые вернут вам власть, - не забыл добавить воевода Кан.
- Постой… - Острая Бритва на миг задумался. – Ты же Рогнур, сын Дризы, верно? Кажется, я узнал твоё лицо.
- Верно! Мои родители сейчас собирают всех твоих сторонников, но сначала мы пойдём в дом шамана. Если заручимся его поддержкой, перевес будет на нашей стороне…
- Погодите, я сейчас… - Лицо мужчины исказила боль. – Просто ещё чувствуется боль в ослабших коленях.
Четвёрка бесцеремонно зашла в дом Гема Кровавого Клюва, который ночью мирно спал в своём гамаке.
- Эй, ты, шаман! Просыпайся! - беспощадно потребовал Скиталец. Старик заохал и залепетал, поднимая сонную голову.
- Что такое?! Как вы посмели ворваться в мой дом!
- Спокойно, старый мешок с костями! – припугнул его Очевидец. - Перед тобой стоит твой вождь и его найденный сын. Кому ты всё ещё верен, Грогару Высокому или Окане Острой Бритве, отвечай!
По морщинистому лицу Гема пробежались волны страха и сомнения. Но он ответил им почти сразу:
- Драконам! Я верен прежде всего нашим богам. Но вождь Окана правил здесь гораздо дольше и достаточно справедливо… Вся эта смена руководства - лишь капризы гордости Шакура и Грогара, не более… Если у вас достанет людей…
- Людей достаточно, - заверил его Рогнур. – Поднимайся, одевайся и тащи свою задницу на площадь. Ты нам нужен сейчас. Вставишь там одно хорошее словечко за прежнего вождя, чтобы народ успокоить… - Кровавый Клюв засопел, со скрипом встал с гамака и стал медленно натягивать на себя свою рабочую одежду: чёрную волчью шкуру и обруч с орлиными перьями. Свой волшебный посох шаман тоже захватил с собой.
Через десять минут они уже подходили к площади, на которой собралась толпа, вооружённая рогатинами, дубинами и факелами. Было ещё штук восемь настоящих воинов, всей душой преданных старому вождю Окане, готовые драться за его возвращение во власть. Дурка стоял перед воткнутым в землю штандартом и держался весьма уверенно, находясь в толпе.
- А вот и мы! – весело сказал Кан, увидев своего знаменосца. – Сейчас начнётся самое интересное, салага…
Люди на площади стали приветственно выкрикивать имя своего прежнего вождя, когда увидели того, идущего под руку с сыном. Их запущенный внешний вид совсем не смутил односельчан.
- Командуй, вождь! – отважно воскликнул один из воинов, преданных Окане.
- Погодите… - Острая Бритва выразительно поднял ослабевшие руки, стараясь утихомирить толпу. – Сейчас я передаю командование соколам. Вот этот у них воевода, его слушайтесь. – он указал на Кана Очевидца.
- Воины, стройтесь перед Длинным домом! – громко скомандовал одноглазый воин. – Ополченцы послушно подчинились.
Рогнур вместе с Гемом Кровавым Клювом вышли вперёд. Перед входом в дом Грогара Высокого стоял непроницаемый заслон из дюжины воинов, которых тоже подняли по тревожному сигналу посреди ночи, обнаружив подозрительное скопление людей на площади. Продираясь сквозь охрану, вышел сам вождь, идущий рядом со своим сыном Фульреном. Тот бросал на всех презрительные взгляды, а увидев оборванных Окану и Малвара, так и вовсе давился смехом.
- Я что-то не понимаю! Что здесь происходит? – грозно осведомился вождь Грогар.
- Самозванец, пришёл твой час покинуть занятый тобою дом… - решительно сказал воевода Парящих Соколов.
- Ааа… Понятно… - скептически произнёс Грогар, увидев здесь своего бывшего лидера. – Я вижу, вы собрали перед моим домом несколько бродяг… Что ж, у меня дома есть для них место – на псарне! – Бычий Глаз, Шакур Звериное Око и другие воины за ними разразились приступом злого смеха.
- Вождь Грогар Высокий, - взял слово Рогнур. – Как шаман и слуга драконов, я обвиняю тебя в насильственном захвате власти, убийстве Тульпы Прекрасной, пленении законного вождя стоянки Которды и покушении на убийство его сына…
- Да как ты посмел, щенок! – с вызовом бросил ему авторитетный крупный воин Шакур, вооружённый двуручной секирой. – Ты сам – преступник, изгой из нашего племени…
- Это ложь! – неожиданно сказал шаман Гем. – Сей юноша является законным слугой богов-драконов и моим побратимом-шаманом. Слушайте меня, воины Дай-Мердоль! – Старик вскинул вверх свой посох. – Все, кто чтит драконов и наши законы, отступитесь от ложного вождя и присягните вновь на верность Окане Острой Бритве.
Из двух десятков «братьев», стоявших на входе и внутри Длинного дома, сложили оружие лишь пятеро-шестеро. Остальные стали свирепо размахивать топорами, копьями и дубинами, ожидая приказа своего вождя.
- Убейте их! – яростно закричал Грогар, вскинув свой клинок вверх. Люди с обеих сторон бросились уничтожать друг друга. Брат пошёл на брата…
Вождя Окану и его сына обступили защитники точно так же, как и Грогара с его сыном. Рогнур не использовал оружие, лишь швыряя из рук ледяные шипы. Внутри себя он также чувствовал холод и беспощадную ярость за всё, что ему пришлось пережить из-за этих ограниченных гордецов, алчущих власти и наказывающих других за различия. Ведомые опытным Каном и могущественным Рогнуром, ополченцы быстро прорубали ряды защитников узурпатора. Тяжеловесный и могучий Шакур Звериное Око схватился с Каном Очевидцем в беспощадной дуэли. Его медленные и размашистые удары секиры не успевали попадать в ловкого воина. Исторгнув яростный боевой клич, Шакур выбил обухом секиры топор из рук воеводы, но тот быстро нырнул под ноги громиле и вонзил тому кинжал прямо в шарики. Звериное Око после этого выронил своё оружие и пронзительно заорал от мучительной боли в паху.
- Ну что, получила горилла? – победно произнёс воевода Кан, увидев своего противника упавшим на колени, и пробил кинжалом ему кадык. – Хватит уже орать!
Грогар и Фульрен увидели, что проигрывают битву и стали отступать в Длинный дом с горсткой воинов. Мятежники толпой ввалились внутрь, безжалостно убивая поверженных «братьев».
- Отойдите, он мой! – громко крикнул Рогнур, доставая свой охотничий резак и подступая к Фульрену. У того в руках был наготове окровавленный клевец из костей тигра-саблезуба.
Противники одновременно издали яростные крики, последовал удар за ударом, громкий звон оружия. Рогнур заметно окреп во время своих путешествий по Обветренным Равнинам, но и Фульрен не стал слабее. Всем было очевидно, что эти двое люто ненавидели друг друга. Фульрен оцарапал лезвием клевца Рогнура по щеке, а тот подрезал ему левое бедро.
- Я убью тебя, жалкий рыбак! – гневно заорал Бычий Глаз.
- Ты заплатишь за то, что сделал с моими друзьями! – так же злобно закричал Рогнур.
Фульрен выбил у него меч из рук. Рогнур в ответ бросил молнию ему в оружие. Бычий Глаз с испугом выронил свой родовой клевец. Дико заорав, он накинулся на Рогнура, хватая его за шею обеими руками. Они оба повалились на пол и стали кататься по доскам, пытаясь убить друг друга. Фульрен грязно ударил Рогнура в глаза, тот от боли яростно вскинул руки, из которых пошёл поток оранжевого магического огня, который мгновенно поджёг его врага. Люди испуганно начали отстраняться от них. Бычий Глаз дико орал от обжигающей боли. Когда Рогнур смог открыть глаза, они были тёмно-синими. Красный амулет на его шее зловеще сиял в полумраке. Шаман не переставая пускал поток пламени на своего заклятого врага, сжигая того заживо. Воздух в Высоком зале наполнился дымом и кровью, а также запахом жаренного мяса.
- Нет! – отчаянно закричал Грогар Высокий Скитальцу. - Что ты делаешь? Это же мой сын! Прекрати это сейчас же!
- Всё ещё пытаешься здесь командовать! – презрительно бросил Рогнур, смотря, как догорает почерневшее тело Бычьего Глаза. – Ты здесь больше не вождь, и кроме того, твоя жена должна разделить участь убитой матери Малвара…
Грогар Высокий уже бросил оружие, стоя на коленях рядом со своей женой и пуская слёзы, видя обугленные останки своего сына.
- Нееет! – с болью издала крик Мирта Темноволосая. – Фульрен!
- Вождь Окана, может быть вы лично хотите привести приговор в исполнение? – предложил ему Рогнур, разгорячённый опьяняющей победой.
- Мне тяжело сейчас браться за оружие, - задумчиво ответил Окана. – Суставы на руках ослабли от сидения в клетке. Да и в штанах, если честно, тоже ощущения не очень, приходилось ходить под себя… Пускай же соколы вынесут приговор для этих заговорщиков.
- Как пожелаете, достопочтимый вождь! – удовлетворённо сказал Рогнур. Он взял в руки свой метательный зубец и оттащил за волосы жену Грогара, расположив её напротив него. Двое воинов, преданных Окане, скрутили свергнутого вождя, удерживая его голову так, чтобы тот мог всё видеть.
- Нет! Не надо! Пожалуйста! – слезливо молила Мирта, со страхом зажмурив глаза, боясь смотреть в лицо Скитальцу.
- Кровь за кровь! – сурово сказал тот и перерезал горло жене Грогара.
- Твааарь! – яростным, срывающимся голосом заорал овдовевший узурпатор. – Когда-нибудь я встречу тебя в аду, мразь! И отплачу тебе там за всё!..
- Можешь попытаться, - безразлично пожал плечами маг. – Теперь ты…
- Эй, постой! – неожиданно воскликнул Кан Очевидец. – Дружище, погоди, остынь! Не нужно перегибать палку.
Рогнур стоял, с недоумением смотря на своего воеводу, пока тот говорил с Оканой.
- Уважаемый вождь, вы согласны, что наказание должно быть соразмерно преступлению, ведь так?
- Так, - положительно кивнув, сказал Острая Бритва.
- Ну так вот, к чему я веду… Из-за этого подлеца вам пришлось страдать. Так зачем же лишать его жизни так просто?.. Пускай посидит лучше в той же клетке, что и вы… А лучше прикажите вашим плотникам изготовить для него деревянные колодки, чтобы он мог стоять у всех на виду, и каждый житель деревни мог нассать ему в рыло…
- Неплохая идея, - сказал, улыбнувшись, восстановленный во власти вождь.

Глава 57
Из дому чужак - вон
Это кровавое ночное противостояние завершилось победой, и Рогнур понимал, что сейчас ему нужно как следует выспаться, чтобы восстановить свои силы. Слуги отмыли и переодели Окану и его сына, а бывшего вождя Грогара Высокого на время поместили в клетку, где до этого сидел Острая Бритва, пока местные столяры не изготовят для него «позорные колодки». Воины выносили тела всех убитых из Высокого зала, а горничные старательно отмывали тряпками полы от крови, грязи и крошащейся сажи с обгорелых останков Фульрена. Скиталец и его родители наконец вернулись домой, Кан и Дурка расположились в Длинном доме, чтобы в случае чего они могли быстро встать на защиту вождя. Яркое знамя Парящих Соколов так и осталось стоять на рыночной площади, мягко развеваясь на ветру, являясь неодушевлённым свидетелем случившегося контрпереворота в стоянке Которды.
На следующий день, после полудня Рогнура посетил гонец Оканы с приглашением для него и его соратников к праздничному обеду в Высоком зале. Такой высокой чести Острая Бритва ему ещё ни разу не оказывал за всё время его проживания здесь… Встретившись там с Каном, Рогнур втихую пытался обсудить с ним их дальнейшую стратегию.
- Ни о чём сейчас не волнуйся, Рогнур, - заверил его воевода. – Ты вроде собирался разыскать другую свою подругу?
- Да. Её зовут Тризвен.
- Хорошо, вот и разыщи её, ты пока свободен. А я, мой друг, сейчас вынужден покинуть тебя. Мне, как воеводе нашей армии, стоит наедине с вождём Оканой обсудить объединение сил Парящих Соколов и стоянки Которды… Очень важно, чтобы над твоей деревней сейчас развевались наши знамёна.
- Я тебя понял, Кан. Дурка тоже останется здесь с тобой?
- Да, я думаю, здесь он пригодится больше. Будет кого гонять по бессмысленным мелким поручениям… Хе-хе!
Тем временем вождь Окана явился в зал, и это стало сигналом, что всем приглашённым пора усаживаться за столы. Прислуга проворно бегала с подносами из меди, таская на них вкусные яства. Баранина, свинина, курица, оленина, овощи, фрукты и рыба - всё, что так любили кушать воины свардов, было здесь. Когда все блюда были расставлены на столах, слуги сразу переобулись в виночерпиев, разливая из глиняных кувшинов белое и красное вино, а также привезённую на северных торговых судах брагу. Воины, сидевшие за столами, были в весёлом расположении духа. Многие из них всё ещё обсуждали события вчерашней ночи. Иные и вовсе горячо нахваливали Рогнура и Кана, и ещё шамана Гема упомянули… Большинство жителей деревни теперь могли вздохнуть свободнее, ведь стиль управления Грогара был куда более жёстким и агрессивным, чем у Оканы, во многом благодаря его сыну и приближённым «братьям». Вождь сегодня заметно похорошел после освобождения из заключения, его побрили и привели в порядок. Его сын Малвар сидел подле него, занимая бывший стул матери, убитой лично Шакуром Звериным Оком, которого вчера прикончил Кан Очевидец. Окана привстал со своего места, держа в руке керамический кубок с красным вином, чтобы сказать вступительную речь.
- Кхм, кхм… Мои дорогие собратья Дай-Мердоль и наши друзья! Не могу подобрать слова, как я рад сегодня видеть всех вас за своим столом… Особенно после той жижи, которую мне совали в клетку, куда меня посадил изменник Грогар. – В зале послышался добрый смех. - Моя жена была вынуждена раньше срока вверить свою душу Стиртовалу. – Рогнур сразу же вспомнил огромного бога-дракона, встретившегося ему в лимбо. – Но мой дорогой сын… мой первенец и наследник теперь сидит здесь, рядом со мной! – Отец игриво потрепал Малвару шевелюру на голове свободной рукой. Рогнур не мог не заметить, насколько бывшее ранее серым лицо сына вождя налилось жизнью сегодня. Похоже, разум постепенно возвращается к нему…
«За свободу!» – почти хором скандировали пирующие за столами.
- За свободу! – согласился Окана и осушил свой первый бокал.
Рогнур с удовольствием положил себе баранью вырезку вместе с печёным картофелем и луком. Белое вино приятно потрепало ему язык. Кан сидел рядом и жевал ножку курицы, довольно подмигнув ему левым глазом. Через пять минут вождь вновь встал и произнёс следующий тост:
- А сейчас я хочу сказать, как сильно я благодарен тем воинам, что зовутся Парящие Соколы. Вчера они вернули мне свободу, а заодно и сына и сыграли ведущую роль в устранении заговорщиков… Один из них вырос в нашей деревне, вот этот герой! – Окана жестом попросил Рогнура встать и явить себя залу. В ответ послышались одобрительные возгласы и гам. – За соколов! – торжественно сказал Острая Бритва.
«За соколов!» - скандировали голоса из зала.
Пиршество было в самом разгаре. На вождя Окану то и дело вешались разные молодые девки, предлагая ему вновь обзавестись женой, но тот смущённо отстранялся от них, говоря, что приличному мужу нельзя меньше месяца находиться в трауре. К Рогнуру и Кану тоже подкатывали симпатичные молодые особы, даже Дурку считали за героя, ведь он вчера собрал всех под своё знамя… Очевидец вышел из зала в обнимку с одной стройной русоволосой девицей, ведя её в уединённые кусты, чтобы потрахаться. На шею Рогнуру повесились сразу две юных блондинки, которые гладили и целовали его.
- Пойдём к нам домой, - хихикая, сказала одна, голубоглазая. Её сероглазая подруга уже настойчиво подталкивала Рогнура вперёд.
- Ну лаан… ланд… Я уже иду… - заплетаясь в словах, отвечал Скиталец, не в силах противиться магии вина и женщин. Он слишком перебрал за столом с вином, наверное с непривычки, что не помнил, как дошёл до чужого дома и красотки мгновенно овладели им… Они уложили его на мягкие козьи шкуры, стащили одежду и разделись сами. Блондинки скакали на нём сверху, как на жеребце, поочерёдно сменяясь между собой. Голубоглазая нащупала на груди Рогнура серебристый амулет с большим красным камнем, восхищённо сказав:
- Смотри, Хульги, какая красота!
- Ничего себе драгоценность! – очарованно сказала вторая. – Ты видела когда-нибудь что-либо подобное, Терта?
- В нашей деревне-то? Да ни в жизнь! Слушай… дорогой, можно я только на минуточку примерю его на свою шею?.. – Тонкая рука Терты алчно потянулась за цепочкой. Рогнур особо не был в сознании. Лишь его рука сама произвольным движением схватила за руку распутную девку, больно сжав её правое запястье до хруста костей.
- Аааай! Придурок! – завопила Терта от пронзившей её руку боли.
- Да что ты делаешь, парень! – пришла к ней на помощь Хульги и старательно пыталась разжать его пальцы. – Отпусти её, ну же!
Пальцы Рогнура наконец разжались, а сидевшая на нём девка упала на пол, больно ударившись лбом о пустой котелок. Большой драгоценный рубин, находившийся в амулете, зловеще замерцал алым сиянием.
- Ой, моя девочка! – сочувственно залепетала Хульги. – Ну как ручка, болит? А твой лобик… наверно будет шишка.
- Не буду больше ублажать этого придурка! – со злостью выпалила Терта, достав у себя с полки лист лопуха и старательно растирая им повреждённую руку.
- Ну ты тогда иди, подруга, к старому Гему, - махнув рукой, сказала сероглазая блондинка Хульги. - А я пока ещё поразвлекусь с его корнем и стеблем… Просто я не стану трогать ту безделушку, она наверно магическая…
- Ну и дура же ты! – обиженно бросила ей сероглазая Терта и натянула на себя домотканое платье, а затем выбежала из дома. Хульги же осталась и принялась тереться своей упругой грудью о ствол Рогнура, пока из него не брызнула белая жидкость…
Он плохо помнил всё, что было на выходе из Длинного дома. Проснулся маг уже через несколько часов без штанов и с жуткой головной болью.
- Ооох… Моя голова! – поморщившись, проговорил он, придя в себя после бурного застолья.
- Мррр! Мой дорогой, ты уже встал, - ласково сказала Хульги, сладко потягиваясь на шкурах. Она перевернулась кверху попой, держа свою смазливую округлую голову на локтях. Её соломенные волосы растрепались.
- Что? Кто? Что я здесь делаю? А ты кто такая?.. – Бессмысленный поток вопросов посыпался изо рта Рогнура, когда он увидел себя голым в незнакомом доме рядом с распутной девкой.
- В чём дело, любимый? Ты что не помнишь, как обещался жениться на мне в Высоком зале?
- Что-то не припоминаю… - саркастично ответил он, пока поднимал с пола свою повсюду валяющуюся одежду. – Как тебя зовут, девушка?
- Да Хульги я, уже говорила. Здесь с нами ещё подруга была, Терта, ты разве не помнишь? Зря конечно ты сломал ей запястье, когда она хотела примерить твой амулетик, из-за этого ты заставил её уйти…
По спине Рогнура пробежал холодок. Он испуганно взял в руки Око Могущества, внимательно рассматривая его.
- Эта вещица очень опасна! Она вся пропитана дэзрической магией. Никогда не смейте брать её, ясно?
- Ну надо же, - обиженно протянула Хульги, перекатившись на задницу. Теперь перед ним затряслись её торчащие бурые соски. – Как загадочно! Я бы с удовольствием послушала от тебя всю историю, связанную с этой вещицей…
- Нет, притормози! – резко сказал ей Рогнур, уже почти одевшись. – Кажется, мне за столом в голову ударило вино… То, что было между нами – ошибка. Прости меня за это! И попроси прощенья от меня у своей подруги. Мне сейчас нужно срочно встретиться с вождём… Пока!
- Вот так вы всегда и делаете, мужики! – кричала ему Хульги вдогонку. - Сначала используете бедную девушку, а потом, поджав хвост, убегаете! Герои…
Глава 58
Возвращение к истоку
- Вождь Окана Острая Бритва приказал, чтобы я пропускал тебя без очереди и не отнимал оружия, - объявил Рогнуру стражник на входе в Длинный дом.
- Прекрасно! Ну, бывай! – Шаман вошёл в Высокий зал и увидел там вождя, но не в своём кресле, как обычно, а упражняющимся во владении длинным железным мечом со спарринг-партнёром.
- Добрый вечер, вождь Окана, - поприветствовал его Рогнур и слегка склонил голову в уважительном поклоне. – Я вижу, вам сегодня не сидится… Возвращаете былую форму?
Окана на время остановил тренировку, его оппонент стоял, обливаясь потом, держа в руках изрубленный круглый щит.
- А ты очень наблюдателен, сын Дризы, - ответил Острая Бритва, улыбаясь. – Верно, как я могу вести свои войска в битву с захватчиками, если я сам буду хилым воином... Ты чего-то хотел?
- Да. Я просто хотел узнать, общались ли вы сегодня с воеводой Каном?
- Через три часа после застолья он заходил ко мне. А где всё это время был ты?
Неудобный вопрос заставил щёки Рогнура вспыхнуть.
- Я… (непродолжительная пауза) сильно перебрал с выпивкой и очнулся в компании девушки… - честно ответил парень, надеясь на понимание Оканы. Тот залился приступом весёлого смеха.
- Вот как?.. Вино всегда преподносит нам неожиданные сюрпризы, если сильно увлекаться им… Не правда ли?
- Совершенно верно, вождь!
- Смотри только, чтобы через девять месяцев девка не принесла тебе другой сюрприз в виде бастарда… Ах да, и по поводу моих переговоров с воеводой Парящих Соколов… Мы договорились, что стоянка Которды берёт на себя обязательство отсылать часть своего урожая с ферм, а также мяса и сыра для вашей армии. По поводу воинов, сам понимаешь, у нас сейчас недобор после междоусобицы, все мои бойцы на счету. Однако, я издал указ, по которому каждому свободному жителю деревни разрешается стать добровольцем и по своему желанию вступить в армию сопротивления. В качестве гарантии нашего союза и до конца этой войны с Кешдроматом Могучим, мы принимаем знамёна Парящих Соколов как свои собственные, наши ткачихи уже копируют изображение вашего герба…
- Что ж, это прекрасно, что вы включились в борьбу с этими изуверами, армией Когтей! – ощутив положительный душевный подъём, сказал Рогнур. – Знаете, я видел, на что они способны! Я считаю, что весь народ Обветренных Равнин должен подняться на войну с ними…
- Это будет уже ваша задача по заключению с ними военного союза… - со знанием дела, сказал Окана. – Тебе нужно что-то ещё?
- О да! Понимаете, когда я вернулся сюда, мне рассказали о том, что мои друзья попали в беду… Одного своего друга я уже спас из плена у лесных тварей, но осталась ещё моя подруга, Тризвен. Помните её?
- Конечно помню, мальчик! Это была бойкая дочь Калема Бурой Шкуры и торговки Мальриты. Хорошая девочка! Вы из-за неё тогда устроили целую заварушку… Ой, лучше мне об этом не напоминать, да?
- Ничего, за прошлое я уже отомстил. Вождь, я хотел попросить у вас разрешение забрать со склада плот, который Тризвен сделала для нашего прошлого «побега». Думаю, я знаю, куда она сейчас отправилась…
- Ладно, бери, если он тебе так нужен.
- А вашего сына я могу тоже взять с собой?
Лицо Острой Бритвы вдруг стало угрюмым.
- Моего сына… Малвара, взять с собой? Я буду с тобой откровенен, Рогнур, в другое время я бы окружил его тремя телохранителями и никуда бы не отпускал… Но сейчас я смотрю на него – и мне больно! Мальчик совсем зачах и впал в апатию, а я не знаю, как его растормошить…
- Хмм… - Рогнур на миг призадумался. – Может быть вам стоит устроить боевые тренировки и ему тоже? Хотите, я поговорю с ним?
- Можешь попробовать. Скорее всего он просто недостаточно окреп психикой, чтобы выдержать все последние ужасные события, которые приключились с нами здесь…
- Думаю, ему просто нужно время. Тогда я вам обещаю, что не буду его никуда забирать отсюда, просто постараюсь немного приободрить его…
- Тогда действуй! Скажешь сторожам, что я разрешил тебе забирать плот и пользоваться им по своему усмотрению…
- Спасибо, великий вождь! – Рогнур поднялся по лесенке в комнату Малвара и увидел его там, сидевшего на кровати, сложившись бомбочкой, и бессмысленно уставившегося в стену.
- Эй, привет! – поздоровался Скиталец со своим другом. Малвар на его приветствие никак не отреагировал. – Как дела, друг? – Опять ответом было молчание. Рогнур присел рядом с ним на стул. – Знаешь, дружище, я сейчас отправляюсь искать Триз. Твой отец разрешил мне забрать наш плот, ты помнишь? – Малвар на это промычал что-то невнятное. – Я словно вчера помню тот день, когда мы втроём тогда сбежали на плоту на маленький остров, где мы прятались от Бычьего Глаза и его банды… Теперь, дружище, все они мертвы. Мы вместе им отомстили за себя, нашу подругу и за твоих родителей… Тебя это обрадовало, Малвар? – Мальчонка лишь зажмурил глаза и уткнулся лицом в колени.
- Б-Б-Б-Е-Т-Т-Р-А-А-А-А!!!!! – неожиданно вырвалось из уст сына вождя. По спине Рогнура пробежали мурашки.
- Что ты говоришь? Я тебя не понимаю. – Но Малвар теперь лишь злобно уставился прямо ему в лицо, обнажив жёлтые зубы. Это была неприятная ухмылка. Секунд десять он неотрывно буравил Рогнура глазами, а затем, словно забыв, где он сейчас находится, Малвар совершенно успокоился и отстранённо зевнул. Маг совсем не узнавал своего друга, это был какой-то неживой, ненастоящий Малвар, тот самый карапуз, который носился за ним всюду всё детство… Он мог быть неуклюжим, мог быть глупым, мог быть трусливым, но он никогда не был таким ненастоящим. Как будто какая-то мерзкая дэва засунула свои когтистые пальцы в его живот и выдернула из него всю душу…
«Его состояние сейчас похоже на какую-то странную болезнь… - подумал Рогнур. – Лучше я пока оставлю его здесь, под надзором…»
Перед выходом из Высокого зала Скиталец встретил Кана Очевидца.
- Ну что, уже собираешься отчаливать? – спросил его воевода.
- Да, наверное. А ты что будешь делать?
- Надо забирать с собой Дурку и возвращаться с рапортом в Одинокую пещеру. Совет воевод будет рад узнать о нашей маленькой победе…
- У нашего врага есть Орлиный Коготь и три деревни, а у нас одна база и одна деревня – неплохие у нас шансы, а?
- Да ладно, шаман, хорош прикалываться! Войну выигрывает терпеливый. Но ты-то не сможешь усидеть на месте и побежишь жахнуть в Когтей своей грозой или ураганом…
- Как только я найду свою подругу и удостоверюсь, что она в безопасности…
- Тогда ступай потом в стоянку Дрозгула. Там мы и встретимся, пока Кешдромат всё ещё собирает свои силы для наступления…
Рогнур по-дружески обнял Кана и попрощался с ним, затем сказал своей матери на рынке, что отправляется на поиски Тризвен и упомянул, что Малвар сейчас сильно болен. На берегу он пошёл к складу и передал сторожу приказ Оканы. Стражник спросил, нужно ли ему помочь донести плот до воды, но Рогнур отказался от помощи людей, вместо этого он воспользовался помощью магии. Под удивлённые взгляды односельчан он спокойно шагал по пляжу, лишь слегка направляя рукой плот, летевший по воздуху. Вскоре «судно» с брызгами приземлилось на воду. Шаман ощущал себя полным энергии и, спокойно держась за мачту, толкал вёсла телекинезом - и те гребли сами.
Так незаметно проходила минута за минутой, а солнце всё спешило садиться за горизонт… Поздним вечером его ноги уже ступили на берег острова Тол-Бей, места, где обитало Чудовище Приливов. Но Рогнур знал настоящую правду о хозяйке острова – это была старая морская ведьма, столь бесцеремонно связавшая его с миром колдовства и давшая юноше цель в жизни…
Рогнур всё шагал и шагал вперёд под светом магического огонька, спускаясь всё дальше во мрак морской пещеры…
- А вот и он… - раздался хриплый старческий голос из полумрака.
- Роги, это ты?..

Глава 59
Предостережение Талил
Рогнур вошёл всё в тот же зал пещеры, где меньше месяца назад его наделили магической силой. С прошлого раза здесь почти ничего не поменялось, за исключением того, что возле костра сидели теперь две женские фигуры, а не одна старуха.
- Здравствуй, Талил, - приветственно обратился к ней Скиталец. – Извини, что побеспокоил тебя, но я пришёл сюда в поисках своей пропавшей подруги…
- Она и вовсе не пропала, дурачок! – Вторая ведьма встала и приблизилась к нему вплотную. – Вот она я! – игриво сказала Тризвен. - Понимаю, что мой внешний вид теперь слегка изменился…
- Триз? – недоумённо произнёс Рогнур. Да, действительно, перед ним стояла та самая дочь кузнеца, но она уже совсем не была похожа на деревенскую жительницу. Весь облик его подруги стал более диким. Её длинные рыжие волосы теперь были заплетены в одну толстую косу до пояса и в четыре тонкие косички по бокам. Навершие её причёски украшал гребень, вытесанный из острой морской раковины. Веснушчатое лицо девушки теперь было измазано тёмно-зелёной краской, идущей длинной полосой между глазами. На шее у Тризвен висело жемчужное ожерелье, на руках были браслеты из мелких ракушек. И кроме того, у неё теперь был свой личный длинный посох, сделанный из коралла цвета сирени, с трезубчатой головкой. - О боги! Это и правда ты! Но что ты здесь делаешь, Триз? И как ты смогла в одиночку добраться сюда через воду?
- Это длинная история, Рогнур, – вздохнув, сказала девушка. Талил в это время молча сидела подле огня и смотрела на них, улыбаясь своим почти беззубым ртом. – Ну, если вкратце… Когда тебя изгнали из деревни, мне посыпались угрозы от Фульрена и его шайки. Этот придурок был очень зол на тебя за своё унижение и за раненое плечо. И он очень хотел отыграться за всё на Малваре.
- Всё верно, Триз. Они даже убили его мать.
- Что?! – ошеломлённо выдохнула Тризвен и с недоумением посмотрела на Талил.
- Он говорит правду, девочка, - спокойно произнесла морская ведьма. – Но их судьба уже была предрешена. Пускай твой друг расскажет тебе, что было дальше…
- После твоего побега суд поединком потерял весь свой смысл, и вождь Окана его отменил для нас.
- Именно этого я и добивалась! - с укоризной заметила Тризвен. - Чтобы дурачку не пришлось за меня калечиться… или умирать.
- Но потом приближённые Бычьего Глаза и его отца Грогара Высокого, а также знаменитого воина Шакура Звериного Ока, устроили в стоянке Которды переворот, сместив законного вождя и поставив на его место отца Фульрена. Бычий Глаз даже объявил за тебя награду в пять серебряников.
- Какой ужас! Поверь, я вовсе не хотела, чтобы до этого дошло…
- Как ты смогла добраться до острова? Ведь наш плот находился на складе деревни…
- А я исхитрилась приготовить для себя новое средство, - самодовольно ответила девушка. – Надутый козий пузырь, укреплённый воском. Я привязала его к туловищу верёвкой и не тонула на воде. Вот так я и догребла сюда, вся уставшая...
- Хе-хе-хе! Как же это изобретательно! – Теперь Рогнур развеселился. – Я хочу сообщить тебе радостную новость, Тризвен… Твой обидчик Фульрен мёртв.
- Мёртв… - ошеломлённо повторила Тризвен.
- Я убил его, Триз. И награду за тебя отменили, потому что мы вернули вождю Окане его законные полномочия. Весь народ деревни собрался на эту битву… В конце концов мы победили, а Грогар Высокий занял место отца Малвара в клетке…
- Ты меня поражаешь всё больше и больше, Роги! – восхищённо сказала девушка. – Раньше ты мог только рыбу удить… И что, Малвар тоже сражался вместе с тобой?
После её вопроса лицо Рогнура заметно помрачнело.
- Нет… Малвар в сражении не участвовал… Эх, ещё одно горе! Об этом я как раз хотел поговорить с Талил…
- Хмм… - в полутрансе протянула Чудище Приливов. – Так ты хочешь узнать у меня, что сейчас происходит с вашим третьим другом, который в прошлый раз был здесь вместе с вами?
- Да! Ты можешь сказать, в чём причина странного поведения Малвара? – осведомился Рогнур у старухи.
Талил опять взяла в руки маленький мешочек с загадочным серым порошком и бросила горсть в огонь. Потом она принялась внимательно всматриваться в пламя…
- Всё плохо. Очень плохо… - вынесла свой вердикт морская ведьма после недолгого анализа её видений. – Душа вашего третьего друга теперь заблокирована.
- Что?! – почти одновременно воскликнули Рогнур и Тризвен.
- Цепкие лапы Гетхлу дотянулись до этого юноши, пока в его обороне была брешь из-за горечи потери по матери…
- Кто такая эта Гетхлу? – нетерпеливо спросила дочь кузнеца.
- Ой, моя девочка! Тебе ещё рано с ней связываться. Она – страшная сила, паучиха безумия, что поражает души и плоть смертных, столь же могущественная, сколь и уродливая…
- Подожди-ка… - задумался Скиталец. – А эта Гетхлу случайно не из рода демонов?
- Всё верно, - продолжила Талил. – Она заведует собственным царством в Ином мире. У неё есть собственное капище на крупном острове Шу-Кане, что находится к югу отсюда. Она грешит тем, что сводит приглянувшихся ей людей с ума в моменты их уязвимости, а после их смерти Гетхлу забирает их души в своё царство…
- Выходит, Малвар теперь не просто болен… - шокировано проговорил Рогнур. – Он проклят! Прошу тебя, колдунья, помоги ему! – умоляющим голосом обратился он к Талил. – Нельзя, чтобы душа нашего друга досталась дэве!
Чудище Приливов лишь беспомощно развела руками.
- Не в моей власти вызволить вашего друга из лап Гетхлу. Она слишком сильна, а я слишком стара для таких приключений… Но… - Она выразительно взглянула на Тризвен. – Ты можешь заручиться помощью моей ученицы.
- Твоей ученицы?.. – Ещё один сюрприз Рогнуру на сегодня. – В чём дело, Триз, она тебя обучает?
Девушка положительно кивнула:
- Да. Талил говорит правду, Роги. Теперь я такая же, как и ты… – Она демонстративно вытянула правую руку вперёд и продемонстрировала, как у неё на ладони рождается жёлтое пламя. А потом Тризвен задушила его в кулаке.
- Не могу в это поверить! – поражённо сказал Скиталец. – Почему же тогда ты не взяла в ученики меня?
- Это всё слишком сложно для тебя, мальчик! Нити судьбы очень запутанны, и не жди, что они проведут тебя лёгкими путями… Моей ученице ещё очень далеко до конца своего обучения, но она уже кое-что умеет и давно сидит на этом крошечном острове, заскучав тут взаперти…
- Ты отпускаешь меня с ним? – Девушка потребовала от наставницы чёткого ответа.
- Отпускаю, до конца твоего предназначения… - Морская ведьма весьма многозначительно посмотрела в глаза Тризвен - и та всё поняла.
- Это же здорово, Триз! – радостно сказал Рогнур. – Значит теперь мне будет не так одиноко среди тех, кто предпочитает в бою оружие.
- Сражайся, Скиталец! – убедительным тоном сказала Талил. – Сражайся до конца… Верь драконам, они присматривают за тобой. Твоя судьба теперь тесно связана с будущим этих земель…
- Сначала мне нужно освободить моего друга! – почти яростно бросил ей шаман. Ему уже надоели её постоянные метания вокруг да около, и что ведьма всё время давит на него.
- Скажи-ка, Талил, это было твоих рук дело, когда мне во время медитации являлись видения этой пещеры?
- Всё может быть… - загадочно ответила колдунья. – Но ты теперь стоишь здесь…
- Моя верность друзьям привела меня сюда, а не дружба с тобой. В другое время я бы выслеживал отряды врагов и уничтожал их…
- Ты изменился, Рогнур… - с грустью заметила Тризвен. – Стал жестоким. Наверное это случается со всеми, когда они взрослеют…
- Не говори ерунды, Триз! – Парень горячо возразил ей. - Я всё такой же, просто сейчас наша земля находится в огне… Идёт война за свободу Кервак Горзак.
- И соколы теперь парят над полем брани… - поэтично заметила Талил.
- Как же тебе много удаётся видеть из стен своей пещеры… - саркастично сказал Рогнур.
- Заночуй сегодня здесь, в моей обители, Скиталец, - предложила ему ведьма с хозяйским гостеприимством. – А завтра утром вы вместе сможете отчалить на остров Шу-Кан.
- Хорошо, благодарю за предложение.
Глава 60
Новый остров
На следующее утро Рогнур и Тризвен попрощались с морской ведьмой Талил и вышли на пляж острова Тол-Бей, чтобы спустить свой плот на воду. Его подруга жадно вдыхала свежий запах морского прибоя.
- Ты чувствуешь это, Рогнур? – с наслаждением спросила она. – Это запах свободы!
- А по-моему, просто морская соль, - безразлично сказал Скиталец.
- Чёрт возьми, у тебя нет никакого чувства поэзии… - Рогнур не стал её разубеждать, просто смолчал. Ведь куда этой девке понять все его душевные терзания…
- Можно задать тебе вопрос, Триз?
- Да, задавай.
- Что ты почувствовала, когда морская ведьма наделила тебя силой магии?
Девушка улыбнулась, пробуждая в голове те самые ощущения.
- Это так сразу и не опишешь… - задумчиво сказала она. – Это как сравнивать ползание ребёнка с его способностью ходить… Ну, если ты спрашиваешь про мои ощущения – то это было путешествие за грань материального мира.
- И ты проваливалась в какой-то мистический тоннель, как я?
- Похоже, что да! – весело сказала Тризвен и рассмеялась.
- Похоже, тебе не нравилась твоя прошлая жизнь в деревне, верно? – спросил у подруги Рогнур, грустно улыбнувшись.
- Это у нас общее, Роги. Помнишь, как мы с тобой мечтали сбежать оттуда?..
- Да, я помню свои мечтания на берегу… И куда это нас с тобой приведёт?.. Одним лишь богам известно.
- Ладно, позже расскажешь мне обо всех своих приключениях… А теперь давай двигать это судно в море.
- Погоди-ка, Триз, я сам… - Скиталец попридержал ведьму левой рукой, а правую он направил вверх, оторвав плот от земли телекинезом. Судно совершило свой недолгий путь по воздуху, а затем мягко плюхнулось на воду… - Ну как, Триз? Старуха тебя такому учила?
Ученица Талил лишь беспомощно развела руками.
- Нет, на такое действие потребуется слишком уж много энергии… Я научилась собирать магическую силу через посох, но эти фокусы с движением предметов Талил мне ещё не объясняла. И как тебе удалось без учителя достигнуть такого быстрого прогресса?
Рогнур ответил ей первое, что пришло ему на ум:
- Да я просто мастер вляпываться в разные истории… И только моя магическая сила и спасала меня… Хе-хе!
- Теперь будем вляпываться вместе, дружище! – тепло сказала ему Тризвен. – Давай уже скорее покинем этот надоевший остров.
Они погрузились на плот. У Тризвен с собой не было рюкзака, как у Рогнура, один лишь заплечный мешок, куда она сложила свои небольшие пожитки. Шаман продолжал двигать вёслами с помощью магии, чем он вызывал бурную реакцию у ученицы ведьмы - скорее лёгкая зависть стала одолевать её… Плот держал курс на юго-запад, сушу было видно ещё издалека. Через полтора часа они уже вплотную подошли к берегу острова Шу-Кан. Проблема была лишь в том, что берег острова был сплошь крутой, усыпанный острыми скалами, им негде было высадиться…
- Этот остров больше, чем остров Талил, но он нравится мне гораздо меньше… - недовольно промолвил Рогнур.
- У тебя ещё остались силы грести вёслами? – с надеждой спросила Тризвен.
- Да, Триз, не беспокойся. Я всё ещё могу вести эту штуку вокруг острова.
Они продолжали плыть вдоль побережья на запад, ища себе подходящее место для высадки. Впереди над морской гладью расстилался туман, значит берег впереди теперь будет не столь крутым… Вскоре на их пути в воде послышался всплеск.
- Ты слышал это? – беспокойно спросила девушка.
- Да, - понизив голос, ответил Рогнур. – Тише… прислушайся…
Нечто теперь обратило внимание на их прибытие сюда. Всплеск вёсел по воде и широкий след, оставляемый их плотом в движении, разбудил живущих здесь морских обитателей, водяных плавунов. Рогнуру и Тризвен не повезло, что их гнездо находилось как раз на ближайшей илистой отмели, где не было скал и начинался серый отлогий берег. Не прошло много времени, как вокруг их плота на воде появлялись концентрические воронки с пузырьками. Сначала воронка была одна, затем их стало три, пять, семь… Они следовали за их судном, Скиталец это заметил даже сквозь туман.
- Осторожно, Тризвен! У меня дурное предчувствие насчёт этих кругов…
- У меня тоже, - согласилась девушка. – Там в воде что-то есть…
Настал момент, когда у них за спиной резко вынырнула мерзкая чешуйчатая харя и своими длинными руками-ластами вцепилась в борт плота, пытаясь затормозить его. Тризвен вскрикнула от неожиданности, увидев это странное существо, плавуна, у которого было лягушачье тело иссиня-зелёного цвета, с большим перепончатым гребнем на спине, а голова была почти человеческой, округлая и лысая, с белыми рыбьими глазами и жабрами на шее. Плавуны обычно нападали на морских обитателей возле берега острова Шу-Кан, пользуясь своими длинными перепончатыми лапами с острыми когтями, а также двумя рядами острых рыбьих зубов. Охотились они обычно группами по четыре-пять особей, а сейчас им представилась такая возможность отведать свой любимый деликатес - человеческое мясо.
Рогнур быстро выпустил молнию с ладони в грудь наглому монстру, после чего тот с хрипом отлетел обратно в воду. По бокам бортов полезли ещё двое, третий прицепился сзади за край борта. Тризвен взяла в руки свой коралловый посох и испустила из него шквал льда, который пронзил острыми осколками сразу двух плавунов. Один из монстров поломал им правое весло, за что немедленно был наказан Рогнуром выпущенной молнией ему в череп. Морские твари особенно старались достать Тризвен, но она мстительно ударила обухом посоха по вытянутой перепончатой лапе монстра.
- Получай, тварь! – в ярости кричала юная ведьма.
Рогнур и Тризвен добили ещё троих, в общей сумме - семь плавунов, и с грустью обнаружили, что в дне судна образовались щели, а оба весла и вовсе поломаны. Но была и положительная сторона во всей этой ситуации – плот уже вынесло приливом на берег, вместе с трупами некоторых монстров, и они уже могли ощущать твёрдую сушу под ногами.
- Мда уж… - раздосадовано протянул Рогнур. – Эти твари знатно постарались, уничтожив наш плот…
- Главное, что мы остались живы, Рогнур… И мы уже смогли высадиться. – Ведьма с любопытством оглядела окрестности. Где же они теперь очутились? Узкий отлогий берег из серого песка, заваленный тиной, корягами и всяким морским мусором, в котором копошились буревестники. Дальше от берега петляла узкая тропинка, уходившая наверх по лесистым холмам. Хвойные деревья и вязы пробивали своими корнями серые скалы. Нигде не наблюдалось никаких признаков цивилизации…
- Какое же это неприятное место, - безрадостно произнесла Тризвен. – Лишь бы ноги здесь не сломать, пока будем исследовать остров…
- Триз, посмотри туда, - Рогнур показал ей пальцем на тёмно-зелёные кучки жижи, валяющиеся на левой стороне берега. – Похоже, это яйца тех мерзких тварей. Когда-нибудь из них вылупятся такие же уродцы…
Лицо девушки передёрнуло от его слов:
- Фуу! Не надо напоминать мне про этих тварей, Рогнур. Лучше пойдём отсюда подальше и поищем место, где поклоняются этой подлой Гетхлу.
- Хорошо, пойдём, - Парочка двинулась по мокрому песку, затем вышла на каменистую почву. – Скажи мне, Триз, ты когда-нибудь посещала какое-то из языческих капищ демонопоклонников?
- Нет, а что? – недоумённо спросила она.
- Ты что, плохо слушала Талил? Мы сейчас ищем одно из них. Лично мне ранее доводилось побывать уже в трёх.
- Ну ничего себе, Рогнур! – восхищённо сказала девушка. – А разве связываться с язычниками не опасно?
- Ну, по крайней мере не со всеми… - ответил Рогнур, таинственно улыбаясь. Ему сразу вспомнились его приключения с Клевлиндилом Листрейдом в Синей роще Вакхира. – Но, в большинстве случаев от демонопоклонников стоит ожидать неприятных сюрпризов…
Девушка молча уставилась на едва заметный блеск красного рубина на шее Скитальца.
- А где же твоя раковина, которую ты раньше носил? Ну та, которая тебе досталась от дедушки…
- Я временно убрал её в рюкзак, чтобы почистить от грязи… - уклончиво ответил ей Рогнур и поправил у себя на шее дэзрический амулет, чтобы он не так бросался в глаза его подруге…
Глава 61
Чёрная яма
Морские монстры окончательно отрезали им обратный путь через море, так что Рогнуру и Тризвен ничего не оставалось, кроме как исследовать дальше незнакомый остров… Осторожно цепляясь за деревья, они восходили по крутой тропе всё выше и выше… Рогнура всё время не покидало ощущение, что за ними кто-то наблюдает со стороны, но он не мог понять откуда. Хвойные леса на скалах казались слишком тихими и необитаемыми. Здесь даже не пели птицы, что являлось редкостью.
- Странно, - сказала Тризвен. – Мы зашли уже в самую чащу, а в лесу даже олень не проскочил…
- Верно, это необычно, - согласился Рогнур. - Мне здесь не нравится, Триз. Место под стать той дэзрической твари, в честь которой тут построили капище…
- А как мы поймём, где здесь капище? Что мы ищем?
- Да всё просто, ученица ведьмы, на капище обычно присутствует огромный идол. Ну, по крайней мере у остальных было так…
Впереди они наткнулись на круглое тёмное отверстие под большим деревом, чьи иссохшие корни свисали над ним, доходя чуть ли не до середины входа. Вначале магам показалось, что это была звериная берлога, но из дыры густо пахло сыростью, намекая на длинное подземелье. Рогнур наколдовал свой светящийся сгусток, оглянувшись на реакцию Тризвен. Та лишь с интересом уставилась на его магический фокус.
- Неплохо, Роги! – восхищённо сказала девушка. – Я тоже хочу таким пользоваться.
- Теперь ступаем тихо, Триз. Держись за мной…
Во мраке они обнаружили длинный кишкообразный туннель, в высоту метра два, пол в нём был сырой и землистый. И повсюду стояла гробовая тишина, как будто стены здесь поглощали все звуки… Чем дальше они продвигались вперёд, тем больше встречалось на их пути ответвлений в другие проходы. Рогнур и Тризвен старались их игнорировать, строго держась прямого курса. Через несколько минут они обнаружили у себя под ногами паутину, которая устилала собой весь дальнейший пол пещеры.
- Твоя Талил сказала, что дэва Гетхлу – паучиха? – уточнил Скиталец у подруги.
- Да вроде, да… - всё больше нервничая, ответила Тризвен. – Так ты думаешь, она здесь?..
- Не знаю, Триз. А это что? – Рогнур увидел движение в одной из боковых дыр. Им навстречу вылезла кошмарная тварь – гибрид паука и женщины, высотой в человеческий рост. Чёрные лапы на тёмно-сером брюхе быстро постукивали по земле, преследуя их. Из одежды у чудовищного мутанта были лишь лифчик и наручи, всё из чёрной кожи. Красные глаза с дикой кровожадностью уставились на свои жертвы, а длинные чёрные когти на руках были готовы хватать добычу и удерживать, вплоть до смертельного укуса зубами-хелицерами…
- Не позволяй ей поймать тебя, Триз! – крикнул ей Рогнур, приготовив к атаке свои метательные зубцы. Он бросил их оба одновременно, подрубив женщине-пауку две передние паучьи лапы.
Чудовище дёрнулось от боли, издав высокий страшный вопль, обнажив ряд острых паучьих зубов на бледном женском лице. В ярости оно брызнуло в Рогнура своей желудочной кислотой, но парень ловко увернулся. Тризвен ударила тварь выпущенной из своего посоха молнией, попав прямо под брюхо, а Рогнур добил её повторным броском зубцов, которые, попав одновременно в шею, срубили мутантке голову. После этого обезглавленное тело женщины-паука ещё с минуту барахталось и подёргивалось, пока окончательно не осело на месте…
- О боже! – воскликнула Тризвен, находясь в лёгком шоке. – Вот это гнусь!
- И не говори! Ты, кстати, неплохо сражалась, Триз…
- Хотела узнать у тебя, Роги… Ты своим оружием и экипировкой где обзавёлся?
- Хмм… - Рогнур растерялся с ответом. – Вначале я заработал подработкой денег и купил всё себе сам…
- И много тебе там платили? Мне кажется, такое достойное снаряжение стоит дорого.
- Труд чародеев ценится особенно хорошо, Триз, - старался поубедительнее лгать Рогнур, скрывая от подруги свои связи с воровским братством. – Когда война закончится, ты тоже сможешь немало заработать на подвигах…
- Подожди, Рогнур! Я слышу ещё шаги… - Девушка оказалась права, за спиной у них появились ещё две твари-мутантки, которые до этого следили за ними, затаившись в кронах елей. Женщины-паучихи выпятили вперёд свои паучьи брюха, выстрелив в них сетями. Рогнур и Тризвен почти синхронно отразили их шквалом огня, испепелив паутину, а затем перевели его на самих чудовищ. Те сразу вспыхнули, как две жаровни, заорав от боли.
- Здесь надо быть настороже… - медленно произнёс Скиталец, смотря на догорающих чудищ.
- Конечно, паучихи обитают рядом со своей госпожой… - логически рассуждала Тризвен. – Где-то ниже по туннелям должно быть их главное святилище.
- Идём скорее, пока за нами не пришли другие…
В течении нескольких минут скитаний по туннелям они заворачивали во всё более глубокие подземелья, выйдя, в конце концов, в самую просторную подземную камеру в этом лабиринте пещер. Здесь наверху даже была дыра в потолке, через которую виднелось небо, и стояла огромная статуя княгиньи-дэвы Гетхлу, представляющая собой уродливую смесь коричневой глины и драгоценных камней, склеенная неизвестным органическим составом в исполинскую шестирукую женщину с тремя глазами-изумрудами. Сама статуя идола от них находилась ещё сравнительно далеко, до неё ещё надо было пробраться через разноуровневые сложные части зала, по краям которого чернели побочные ходы в туннели. Маги заметили суетливые движения наверху и нескольких жрецов в лохмотьях.
- Эмм… Здравствуйте! – громко обратился к ним Рогнур. Двое из демонопоклонников оглянулись на него.
- Кто вы такие? – спросил их сиплый старческий голос, тон которого был нестабилен и скакал по разным интервалам. – Что же привело вас в Чёрную яму Гетхлу?
- А вы должно быть её жрецы, так? – задал встречный вопрос парень.
- Да, меня звать Сеттра Поедатель-мух, - ответил ему старик, чей внешний вид пугал своим уродством. Левый его глаз был совсем чёрным, почти как у насекомого, вокруг него на лице выступали непонятные хитиновые наросты, а правая рука жреца уже была бурой клешнёй. – Я верховный жрец в этом святилище, построенном для прекраснейшей из дэв!
- Это он имеет в виду ту ужасную шестирукую образину? – тихонько прошептала на ухо Рогнуру подруга, указав пальцем на идола.
- Простите меня за нескромный вопрос, но старик… что с тобою сталось? – осведомился Скиталец у верховного жреца Гетхлу.
- А, ты об этом… Богиня уже одарила меня частью своего благословения, - радостно сообщил Сеттра. – Но я пока сохраняю большую часть себя, чтобы лучше исполнять свои обязанности лидера этого капища…
- А что происходит здесь с вашими последователями? – дерзнула спросить у него Тризвен.
- Некоторые сюда приходят сами. Некоторых приводят сюда их родные и близкие и оставляют жить с нами... Часть из них упиваются благословением Гетхлу и дремлют в своих коконах, другая их часть ухаживает за дремлющими, пока те переживают метаморфозы…
- И эти метаморфозы способны породить нечто, подобное гибриду человека и насекомого? – осторожно спросил Рогнур.
- Да, могут. Обычно женщины становятся пауками, мужчины скорпионами, а прекрасные и гордые красавицы перерождаются в ужасных медуз… - объяснил Поедатель-мух.
- И вы называете всё это благ… - Тризвен не успела закончить фразу, как Рогнур зажал ей рот.
- Ш-ш-ш! Помолчи, Триз! – шикнул он на неё. Несдержанность в таком опасном месте могла им стоить жизни…
- Нам всё равно, чем вы здесь занимаетесь, верховный жрец, - старался сменить тему шаман. – Но наш друг сильно заболел, и говорят, что Гетхлу тому причина.
Сеттра положительно кивнул:
- Вполне возможно. Богиня всегда выбирает себе «любимчиков», иногда раздавая свой дар по своей прихоти… Пути богини неисповедимы…
- Но мы хотим исцелить его безумие, - упрямо настаивал Рогнур. – Вы можете нам помочь?
- Ммм… Хотелось бы, но не могу. Я всего лишь скромный слуга Гетхлу в этом святилище. Может быть, если вы встанете перед Её Великолепием, я обращусь к ней с молитвой и оглашу вам Её волю…
Рогнур и Тризвен задумчиво переглянулись между собой.
- Ладно, - сказал Рогнур. – Мы постоим пока и подождём… А ты вызови сюда свою… богиню. – Оба мага встали в круглую часть зала, над которой возвышалась огромная гротескная статуя Гетхлу. Верховный жрец воздал свою руку и клешню к статуи:
- О, величайшая из богов, Гетхлу! Внемли моему зову, умоляю тебя! Двое смертных просят о Твоей милости! Мы примем Твою волю, какой бы она ни была…
Из статуи идола ему ответил коварный женский голос, который почти прошипел:
- УБИТЬ ИХ! НЕМЕДЛЕННО! ТЫ УСЛЫШАЛ МОЮ ВОЛЮ, ЖРЕЦ. УБЕЙТЕ ЭТИХ ДВУХ СМЕРТНЫХ! ВЫПУСКАЙТЕ МОИХ ДЕТЕЙ… А-ХА-ХА-ХА-ХАХ!
Внезапно две арки, что находились за спиной Рогнура и Тризвен, захлопнулись деревянной решёткой, изолировав их в этой части зала. Сверху было видно других жрецов Гетхлу, которые поворачивали механизмы. Они выпустили из подземных темниц множество разных мутировавших тварей: мужчин-скорпионов, женщин-пауков и змееволосых медуз, которые с клокотом и шипением понеслись по своим дорожкам на арену. Тризвен судорожно схватила в руки свой коралловый посох, начиная паниковать:
- Не может быть… Не может быть! Это же наша смерть…
- Успокойся, Тризвен! – прикрикнул на неё Рогнур. – Соберись и не поворачивайся к чудищам спиной… Без боя мы им не дадимся!
Впереди их ожидала бойня или…
Глава 62
Ухватиться за соломинку
Двое чародеев стояли спина к спине в середине круглой арены, ограждённой блоками из мегалитов. Вскоре четыре коридора, ведущие в центр зала, заполнились потоком чудовищных творений Гетхлу. Рогнур оглянулся на свою подругу, взмыленное лицо Тризвен выдавало её – она сильно нервничала, несмотря на его воодушевление. Рогнур понимал, что сейчас для него будет самым трагичным потерять ещё одного друга и он должен любой ценой защитить её от агрессивных мутантов.
- Старуха тебя научила каким-то защитным чарам? – быстро спросил он ученицу ведьмы. – А то нам сейчас они как раз понадобятся…
- Водяной барьер! – бойко воскликнула девушка и ударила своим коралловым посохом в пыльную землю. Через её руки в древко полилась энергия, и за считанные секунды вокруг парочки образовался густой водяной купол, достаточно плотный, чтобы твари отскакивали от него, со злобным шипением падая друг на друга. – Всё очень плохо, Рогнур. Здесь есть медузы, Талил рассказывала мне о них, о том, что те владеют ужасающей способностью окаменевающего взора.
- Вот чёрт! – с досадой бросил Рогнур. – А она не говорила тебе, как это работает?
- Не смотреть им в глаза…
- Тризвен, постой! У меня зародилась идея! – Скиталец протянул свои руки к водяному куполу и направил на него свою магию. Из рук парня непрерывно шли потоки ледяного воздуха, обрабатывая барьер с разных сторон, пока он окончательно не затвердел, будто гигантская скорлупа. Чудовища снаружи сначала превратились в смутные очертания, а потом и вовсе пропали из виду. Теперь с ледяных стенок на них смотрели лишь их собственные изумлённые отражения.
- Что ты такое задумал? – поражённо спросила Тризвен.
- А ты просто помолчи и прислушайся… - Рогнур таинственно улыбнулся. Снаружи их ледяного барьера творился хаос. Слышались крики боли, жуткий вой и злобное рычание. Дюжина медуз, прислуживающих Гетхлу, стала жертвой собственного страшного оружия – кидаясь на зеркальный ледяной купол, они натыкались на собственные отражения, женщины-пауки и мужчины-скорпионы тоже видели там их злобные шипящие морды и обращались в мёртвый камень. С помощью этой хитрой уловки чародеям удалось избавиться от восьми-десяти тварей, пока медузы не поняли, что нужно прикрыть свои лица и отползти назад. Чудовищные паучихи кровожадно запрыгивали на купол сверху, тщетно соскальзывая с него на землю, а люди-скорпионы злобно лупасили по нему своими хвостами и клешнями.
- Долго барьер их не сдержит, - печально заключил Рогнур и бросил электрический поток с ладоней в ледяной купол, чем сразу сделал его наэлектризованным. Мутанты выли от боли, попадая под электрический ток. Через минуту они даже отступили от них на несколько шагов, впав в некоторое замешательство.
- Рогнур, мы здесь окажемся в ловушке, - обеспокоенно сказала Тризвен. – Нам нужно избавиться от всех этих монстров, только так мы выберемся отсюда живыми…
- Думаю, ледяной барьер уже полностью себя изжил. Ты как? Можешь ещё пользоваться магией?
- Думаю, пока ещё могу, дружище, - Она удивлённо взглянула на шамана. – Ну а ты… выглядишь довольно бодрым, я скажу.
- Когда-нибудь я расскажу тебе всё об этом подробно, Триз. А сейчас нам надо с тобой объединить нашу магию. Слушай внимательно! Я растоплю ледяной купол и вновь сделаю его жидким, чтобы нам было хорошо видно этих гадов. Затем, ты используй только водяные атаки, а я пропущу через них молнию…
- Действуй, Роги, - решительно сказала ведьма. – Рогнур исторгнул из рук потоки горячей воды, окутавшей барьер и растопившей его. На мгновение внутри стало очень жарко, и, горячий пар заполнил всё пространство внутри купола. Чудовища снаружи радостно заклокотали и зарычали, вновь увидев своих противников. Тризвен агрессивно направила свой лиловый магический посох на скорпиона, выстрелив в него потоком воды через защитный барьер, а Рогнур пустил через него электрические разряды. Девушка очень старалась накрыть магической атакой площадь пошире. Такая термоядерная смесь оглушала и пугала чудовищ, но этого было недостаточно, чтобы остановить им сердца.
- Вон там медузы! – предупредительно воскликнул Рогнур, видя, как семеро тварей зловеще сползают к ним с возвышенности на своих змеиных «ногах». Око Могущества, до этого спокойно висевшее у него на шее, послушно откликалось ему, разгораясь алым сиянием своего крупного рубина. Глаза Скитальца вновь изменились, приняв глубокий тёмно-синий цвет индиго, а из рук мага яростно вылетали ледяные копья, беспощадно пронзающие всех чудовищ, стоящих перед ним.
В эту минуту маги прекрасно понимали - одно неловкое движение – и им конец! Удар хвоста скорпиона, огромные клешни, способные перерубить их напополам, окаменевающий взгляд медузы или липкая сеть паука – всего этого необходимо было любой ценой избежать. В этом Рогнуру и Тризвен помогали ловкость, магия и отчаянное желание выжить любой ценой…
К несчастью, защитный водяной барьер начал стремительно ослабевать, рассыпаясь за считанные секунды. Но мутантов уже осталось немного, штук пять-шесть, и чародеи добивали последних своими молниями. Наконец, всё пространство вокруг них было зачищено и завалено смердящими тушами с тёмной кровью. Здесь было настоящее поле брани из десятков мёртвых монстров.
- Ура! – в исступлении закричала Тризвен, подняв над головой свой посох. – Мы сделали это.
Глаза Рогнура со временем вернули себе первоначальный зеленовато-карий цвет. Он сердито уставился на сидящих сверху последователей Гетхлу. Маг громогласно заговорил со статуей княгини демонов:
- Ты видела это, подлая повелительница?! Мы уничтожили твоих детей! Теперь ты будешь говорить с нами, или нет?..
Находящиеся на верхних парапетах жрецы испуганно припали на колени в молитвенной позе, умоляя свою госпожу о милосердии лично для себя. Через мгновение, будто по волшебству, решётки на арках снова поднялись, открыв им путь на свободу.
- ЛАДНО! ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ ОТ МЕНЯ, СМЕРТНЫЙ? –послышался со стороны шестирукого идола рокочущий, нетерпеливый женский голос. – ПОДНИМИСЬ К МОЕМУ АЛТАРЮ И… ПОГОВОРИМ…
Рогнур с удовлетворением вышел прочь с кровавой арены, Тризвен же была особенно этому рада, всё ещё в трепете и в мурашках от властного голоса дэзрической княгини. Поднявшись на верхнюю площадку подземного зала, прямо под ногами идола Гетхлу, Скиталец снова заговорил с ней:
- Мы знаем, что твоя скверна захватила нашего друга Малвара, сына Оканы Острой Бритвы. Мы хотим, чтобы ты вернула ему рассудок и сняла с него свои злые чары…
- ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХАХ! – донёсся в ответ почти истеричный смех. – ТАК ВЫ СЮДА ПРИШЛИ ИЗ-ЗА ЭТОГО МАЛЬЧИШКИ? ВОТ ОНО ЧТО… ТЫ ЗНАЕШЬ, ЭТО ДОВОЛЬНО ДЕРЗКАЯ ПРОСЬБА, СМЕРТНЫЙ… НО ЧТО ТЫ МОЖЕШЬ ДАТЬ МНЕ ВЗАМЕН?..
Наглость и высокомерное отношение демонической царевны просто взбесили Рогнура. В воздухе уже ощущались идущие от него злобные флюиды. После этого он выпустил огненный шар из своих рук в одного из почитателей Гетхлу.
- Ты хочешь поторговаться за нашего друга, дэва? – почти риторически выпалил шаман, видя, как визжа бегает догорающий демонопоклонник. – Что мы можем тебе предложить?.. – Следующий огненный шар полетел в Сеттру Поедателя-мух, верховного жреца Гетхлу. – Может быть я оставлю кого-нибудь в живых из твоих рабов… Знаешь, следующей может оказаться твоя статуя… - Тризвен помогала ему, уничтожив ещё двух культистов своими сгустками жёлтого огня.
- НЕТ! – в злобной панике заорал голос дэвы. – ЛАДНО, ОСТАНОВИТЕСЬ! ПРЕКРАТИТЕ НАВОДИТЬ ХАОС В МОЁМ СВЯТИЛИЩЕ… - Рогнур и Тризвен на время прекратили свои атаки. Уцелевшие последователи Гетхлу трусливо убегали и спешили ретироваться, кто куда. – ДОЛЖНА СКАЗАТЬ, ВЫ МЕНЯ СЕГОДНЯ ПРОСТО ПОРАЗИЛИ, СМЕРТНЫЕ! ТАК И БЫТЬ, Я ДАМ ВАМ СРЕДСТВО ИСЦЕЛИТЬ ВАШЕГО ДРУГА, - Слово «друг» Гетхлу произнесла с особой ноткой презрения. – НО ПОСЛЕ ЭТОГО ВЫ ДАДИТЕ МНЕ СЛОВО, ЧТО УБЕРЁТЕСЬ ИЗ МОЕГО СВЯТИЛИЩА И НЕ НАВРЕДИТЕ БОЛЬШЕ МОИМ ПОЧИТАТЕЛЯМ…
- Да, мы уйдём из твоего подземелья и не будем более обижать твоих поклонников, - заверил её Рогнур. После этого перед идолом засиял сгусток кислотного зелёного цвета, из которого в воздухе материализовался предмет, очень похожий на зелёный побег чудесного дерева. Он плавно опустился в каменную чашу на алтаре дэвы.
- ВЫ ДОЛЖНЫ ДАТЬ ЕМУ ЭТОТ МАГИЧЕСКИЙ ПОБЕГ С ДЕРЕВА РОЖДЕНИЯ. ЭТО ВЕРНЁТ СМЕРТНОМУ ЕГО ДУШУ В ЕГО ПОЛНОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ. НАДЕЮСЬ, ЧТО МЫ С ВАМИ БОЛЬШЕ НЕ ВСТРЕТИМСЯ, ТЩЕДУШНЫЕ НАСЕКОМЫЕ…
- А мы тоже как надеемся… - с иронией сказал Рогнур. - Благодарим тебя за доброту, Гетхлу! Прощай!
Тризвен с любопытством принялась осматривать сей причудливый побег, повертев его у себя в руках. Рогнур снял со спины рюкзак и протянул к ней руку за лекарством, получив предмет, он заботливо упаковал его вовнутрь, чтобы оно никуда не делось. Теперь им никто более не мешал покинуть злосчастную Чёрную яму.
Выйдя наконец на свежий воздух, они обнаружили, что снаружи уже была полная ночь, на небе ярко сияли звёзды, увенчанные тремя величественными лунами.
- О боже, уже так поздно… - устало произнесла Тризвен, зевая. – Знаешь, Роги, все эти события меня ужасно вымотали.
- Твой первый магический поединок? – понимающе спросил парень.
- Нет, не совсем… - смущённо ответила девушка. – Там на острове… Талил иногда устраивала со мной учебные поединки на магии. Но то, что я пережила здесь… Брр! Не хочу больше даже вспоминать об этом.
- Главное, что нам удалось найти целебное средство для Малвара, Триз. А сегодняшний день со временем останется в прошлом…
- С этим я согласна, дружище! Но… я устала. Нам нужно разбить лагерь на ночь. И могучие драконы! На чём мы уплывём отсюда?..
- Не знаю, Триз! - сказал ей Рогнур, грустно рассмеявшись от их очевидной неудобной ситуации.

Глава 63
Путь домой
Маги были измотаны пережитым днём, особенно выдохлась Тризвен после их напряжённой схватки на арене. Рогнур устал скорее морально, нежели физически, поскольку дэзрический артефакт, висящий у него на шее, полностью оберегал его от магического истощения. Это как лотерея с тёмными силами, никогда не угадаешь, где ты найдёшь, где потеряешь…
К ночи они устроились на утёсе, смотрящем на материк, и так и заснули на пустой желудок. Казалось, демоническое влияние полностью погубило всю живность на острове. Рогнур уступил свой спальный мешок подруге, не успев ещё снабдить её собственным, и устроился на толстой ветке вяза, подражая своему другу-эльфу. Парень задумчиво засыпал, уставившись на оранжевое пламя костра, потрескивающее в ночи. Он заметил, как Тризвен повернулась к нему спиной и издавала звуки, похожие на всхлипывания.
«Да… тяжело ей сегодня пришлось, - подумал Рогнур. – Ну ничего, Триз смелая, она к такому привыкнет»
Утро встретило их сырой и ветреной погодой, привычной для острова Шу-Кан. После пробуждения Скиталец первым делом начал пристально всматриваться вглубь леса, не затаились ли в чаще преследующие их фанатики Гетхлу. Но никого из демонопоклонников или мутантов он не увидел на горизонте. Рогнур спрыгнул с дерева и тут же подошёл к Тризвен, которая уже сматывала свой спальный мешок.
- Триз, ну как ты? – спросил он её, обеспокоившись её состоянием.
- Хмм… Как тебе сказать? Умираю с голоду.
- Хе-хе! Понимаю, я тоже. Ты не замечала на этом острове хоть одну живую зверушку, хотя бы мышь?
- Печально, но нет. – Девушка с грустью склонила голову. – Роги, даже не знаю, что с нами может случиться раньше: или мы застрянем на этом проклятом острове, или умрём с голоду?..
- Или станем мутантами. Триз, из тебя получится прекрасная паучиха, ты знаешь? – Подруга тут же шлёпнула его рукой по плечу.
- Ну ты совсем уже! Роги, немедленно прекрати свои детские шуточки и лучше помоги мне найти что-то вроде пилы.
- Ты хочешь сделать для нас плот, верно?
- Да. Я тут подумала… этот лес отлично подойдёт нам для строительства судна, а древесные лианы заменят нам канаты.
- Прости, Триз, но мечом деревья не спилишь. Только магия. – Девушка смерила его оценочным взглядом.
- А магией ты сможешь спилить стволы ровно и по одинаковой длине? – Рогнур вместо ответа снял у себя с пояса свой охотничий резак и протянул ей.
- А ты тогда сделай на деревьях зарубки, а я постараюсь всё сделать ровно.
- Ладно. Начнём…
Тризвен и Рогнур занялись изготовлением своего «судна спасения». Девушка делала надрезы на стволах деревьев в нужных местах, а также залазила на некоторые, нарубая себе мотки лиан. Рогнур же старался предельно концентрироваться и с удивительной точностью посылал потоки режущего ветра, который сваливал тяжёлые стволы на землю. Это было в новинку для него. Сначала слышался резкий свист, затем грохот падающего дерева, и так восемь раз… Затем шаман с помощью телекинеза перенёс все брёвна на берег. Ведьма же несла в руках скрученные мотки лиан и принялась соединять брёвна в единый плот. Позже Рогнур смущённо уставился на получившуюся у них конструкцию и сказал:
- Этот плот у нас получился не такой… полноценный, как тот, предыдущий. Решила обойтись без мачты и вёсел? – В ответ Тризвен обожгла его обиженным взглядом.
- Я вообще-то сделала его из говна и палок! Если тебе он не нравится - то делай свой…
Тут Рогнур решил, что его занесло, и он захотел как-то загладить свою вину:
- Постой, Триз… Прости меня. Я и сам знаю, что сказал сейчас ерунду… - Она смиренно вздохнула и тоже уставила свои глаза на тёмно-серый песок.
- И ты меня извини, Роги. Просто я подумала, что тратить время на вытачивание вёсел без подходящего инструмента нет смысла, раз уж ты можешь использовать свою магию и направить течение нам на пользу.
- Разумеется, подруга, я всё сделаю. Не бойся, милая, я вытащу нас отсюда. – Веснушчатые щёки ведьмы залились румянцем.
- Тогда давай скорее грузить лекарство нашего друга на борт и отчаливать уже с этого жуткого места…
- Согласен! Выдвигаемся!
Маг постарался как можно аккуратнее спустить их импровизированный плот на воду, затем взобрался на него сам и подал руку Тризвен, когда она вместе со своим посохом, пыхтя, вскарабкалась на борт. Рогнур решил, что их груз крайне ценен и рюкзак снимать не стоит в течение всего путешествия. Но его напарница заметила это и принялась возражать.
- Лучше передай всю поклажу мне, - твёрдо сказала она. - И сосредоточься на призыве к нам попутного течения.
Парню не оставалось делать ничего, кроме как согласиться. Он встал на середину плота и распростёр свои руки так, что принял форму креста. Находясь в некоем полутрансе, Рогнур бормотал себе под нос заклинания водам залива нести их в сторону стоянки Которды. Как это ни странно, но у него это получалось. Так они постепенно начали набирать скорость, сравнимую с уверенным ходом ладьи дурисноков. Правда ладья северян обычно ловит ветер своим парусом. Так они проплыли час, два… гораздо быстрее, чем тогда, когда они вместе с Малваром гребли вёслами вручную, уже миновали остров Тол-бей, на который Тризвен поглядывала, улыбаясь.
- Ты уже скучаешь за своей старой наставницей, Триз? – осведомился Рогнур у напарницы.
- Немного. Но я ещё столько не видела во внешнем мире. И ты здесь, со мной. Мне это приятно.
«Почему она это сказала? – подумал про себя Рогнур»
В ответ ей он промолчал, смутившись, и обернулся в сторону покинутого ими острова. Скиталец был готов поклясться, что течение в заливе стало беспокойным. На расстоянии полумили от них из воды начали высовываться склизкие серые горбы неизвестного существа. Одно Рогнур знал точно, оно поплыло вслед за ними с проклятого острова Шу-Кан.
- Эй, Тризвен! Погляди туда! – Рогнур показал ей пальцем на пугающую картину на воде. – За нами следует водяной монстр. Наверняка мерзкая Гетхлу так и не смирилась с тем, что ей пришлось уступить нам, простым смертным…
Девушка раскрыла рот в ужасе, едва не закричав, увидев, как над водой высунулась плоская змеистая морда, с двумя бесцветными глазами-шарами и длинными рядами мелких треугольных зубов. Морское чудище стремительно сокращало расстояние между ними и совершило пугающий прыжок над водой, явив им всю свою длину. Теперь они поняли окончательно, что на них напал морской змей, наверняка натасканный паучихой безумия. В длину эта тварь была не меньше двадцати метров, а сама её морда была метра три и могла сжевать их плот целиком и не подавиться. Нужно было что-то предпринять и быстро, пока их лекарство вместе со спасателями не оказалось в желудке морского чудовища.
- Тризвен, бери мои вещи и спасайся сама! – отчаянно закричал ей Рогнур и постарался пустить под судно самый мощный и долговременный поток течения, который уж точно донесёт её к берегам деревни. – Я отвлеку эту тварь на себя, может быть даже побываю у неё внутри… Прощай, Триз, и любой ценой передай это лекарство Малвару!
У девушки не было времени даже что-либо ему возразить, и она, оторопев, наблюдала как Рогнур выбросился за борт в воды залива, покинув её. Затем Тризвен что-то пронзительно закричала ему сверху, но Рогнур этого уже не услышал, потому что морская вода уже заложила ему уши. Его тело продолжало камнем падать ко дну, на что немедленно среагировала морская змея. Чудище с азартом кинулось на Рогнура. В голове у мага не было никакого иного плана, кроме как поскорей миновать пасть с острыми рядами зубов и оказаться внутри гигантского монстра. Челюсти морского змея тут же схлопнулись, заглотив Рогнура. Тот даже не почувствовал боли, за секунду провалившись в скользкую кишку пищевода. Руки и ноги парня так и болтались в беспорядке, он никак не мог зацепиться за вибрирующие и склизкие внутренности.
Собрав всю свою волю в кулак, Рогнур взял у себя с пояса метательный зубец и что есть силы воткнул его в плоть монстра. Тут же начались резкие вибрации и сдавленный хрип – твари было больно. Парень так и повис на одной левой руке, держась за оружие. Он оглянулся вниз, там находился желудок змея, где в зеленоватой желчи булькало разное мерзкое содержимое. Он понимал, что надо держаться подальше от этой желчи, если он не хочет стать переваренным…
«Если бы как-то избавиться от этой дряни… - подумал Скиталец. – Нужно дать Тризвен выиграть побольше времени. Интересно, а эта тварь сможет переварить очень горячую пищу?..»
Свободной рукой Рогнур накастовал поток огня, направленный прямо в желудок чудовища. Вибрации в гигантском теле стали всё более беспокойными. Рогнур увидел, как желудочная желчь закипела, сок испаряется и снизу начались резкие спазмы. Тук-тук! Тук-тук! Тук-тук! Желудок морского монстра стал похож на второе бьющееся сердце, а Рогнур продолжал беспощадно поливать внутренности змея магическим огнём. Стенки пищевода покраснели и сморщились. Здесь было невыносимо душно от недостатка кислорода и жара. Со лба Рогнура градом лился пот, когда неодолимая сила резко вытолкнула его вверх. Метательный зубец, за который шаман держался, так и остался в пищеводе морского змея, а сам Рогнур стрелой вылетел из пасти чудовища вместе с волнами красной крови из изжаренного желудка. Перед глазами у него всё помутилось, Скиталец только и видел, как морское чудище извивалось от боли, жадно глотало воду и резко мотало головой. Вместо того, чтобы пытаться выплыть на поверхность, маг направил свои руки себе под ноги и принялся испускать морозную магию. Без остановки…

Глава 64
Возвращение
Двое пожилых рыбаков ловили рыбу на берегу залива Шаддармал, каждый сидел на своём пирсе параллельно друг другу. Погода сегодня приносила со стороны моря клубы тумана. Один из стариков увидел в море странное зрелище – как в их сторону плыл коряво сделанный плот, похожий больше на корабельный обломок, с поклажей на борту, а позади него гребла ногами странная рыжая девушка, сильно отличавшаяся по виду от местных, и толкала плот к берегу. Вскоре и второй старик обратил на неё внимание, раскрыв от удивления свой беззубый рот.
- Эй, смотри туда, Хонс! Там в воде плывёт чужестранка. Что будем делать, старина? Будем звать караул?
- Да нет же! Ты погоди пока, дубина! – возбуждённо воскликнул первый рыбак. – Возможно девчушка не представляет никакой опасности. И может быть ей нужна помощь…
- Ну хорошо, хорошо! Вот только ты потом не говори вождю, что старый Ивар тебя не предупреждал, если будут проблемы.
Тризвен что есть сил вытолкнула свой плот на берег, двое рыбаков сразу же побросали свои сети и подбежали к ней оказать помощь.
- Кто ты, девочка? – спросил её Хонс. – И как тебя к нам сюда занесло? – Ведьма отряхнула свои рыжие волосы от солёной воды, уставила руки в боки и сначала глубоко отдышалась. Было видно, что она выдохлась от плавания.
- Я Тризвен, дочь Калема Бурой Шкуры, если это вам о чём-то говорит. – Старики тут же переглянулись между собой, кивая ей с пониманием.
- О, да! Ремесленник Калем, знаем такого. И его жену Мальриту тоже, - воодушевлённо сказал рыбак Ивар.
- Я привезла с собой лекарство для сына вождя. Со мной был ещё один спутник, но… - Лицо девушки исказила гримаса боли. – Весьма вероятно, что он погиб в море.
- Надо же… - произнёс Хонс. – Как жалко, как жалко…
- Помилуй нас Гиднозел! – испуганно воскликнул рыбак Ивар, устремив свои старые глаза вдаль залива. – Что это за тварь!..
Все трое обернулись к морю и увидели в нём такое, чего доселе никогда не видел ни один свард – гигантский айсберг, с закупоренным внутри морским чудовищем, плавно двигался в их сторону к берегу. На его вершине сидел Рогнур, он улыбался во все 32 зуба и радостно махал рукой Тризвен, которая на эмоциях издала радостный вопль и принялась душить в объятиях старого Хонса.
- Он жив! – кричала ведьма, пуская слёзы от счастья. – Роги не съело морское чудовище.
- О боги! – вымученно выдохнул Ивар и без чувств упал на задницу прямо на мокрый песок.
- Ничего себе голова! – поражённо воскликнул Хонс, разглядывая мёртвую тварь через почти прозрачный айсберг, где тело змеи располагалось вертикально, головой кверху, а большая его часть была скрыта под водой.
Через пару минут айсберг сел на мель на расстоянии восемнадцати метров от берега, и Рогнур аккуратно спрыгнул с него в воду, выплывая на пляж уже самостоятельно.
- Нет, тут не может быть сомнений! – поражённо воскликнул рыбак Ивар. – Это же вы! Герой, вернувший к власти вождя Окану и приведший сюда этих бойцов из Соколов.
- Верно, - не стал отрицать Рогнур и направился прямиком к Тризвен. – С тобой всё в порядке, Триз? Лекарство Малвара в целости?
- Дурак! – сердито крикнула девушка. – Со мной-то всё в порядке, ты лучше расскажи, что там случилось с тобой. И что эта тварь теперь делает в огромной глыбе льда?
Парень скромно потупился и загадочно опустил глаза, после чего сказал:
- Сначала я очень быстро оказался в животе монстра и чуть было не переварился. Но я оказался для него слишком острым блюдом, и змей подхватил изжогу. Несварение от меня было столь сильно, что змеюку окончательно выморозило… - Рогнур весело захихикал по-ребячески.
- Вы знаете, это чудище наши люди обязательно захотят вытащить на всеобщее обозрение, - не преминул заметить им рыбак Хонс. - Эй, Ивар! Поднимайся скорее, дубина, и пошли со мною звать сюда народ.
Шаман Парящих Соколов тем временем водрузил себе на плечи свой рюкзак и сказал напарнице:
- Благодарю тебя за то, что сберегла мои вещи, Триз. В желудке морского змея я бы их обязательно посеял. На это видимо и надеялась проклятая Гетхлу. Думаю, мы о ней ещё услышим…
- Не переживай об этом сейчас, Рогнур. Нам надо скорее спешить в Длинный дом и помочь нашему нерадивому другу.
Они спешным шагом отправились на верхний ярус деревни и уже через пять минут вошли в Высокий зал, где в своём кресле восседал восстановленный в правах вождь Окана и принимал просящих. Острая Бритва тут же отвлёкся от своих основных обязанностей и от избытка чувств привстал со своего места, с ожиданием уставившись на Тризвен и Рогнура.
- Приветствую, вождь, - обратился к нему Скиталец. – Похоже, я нашёл и вторую свою подругу и лекарство для твоего сына…
- Простите, люди, но приём придётся отложить до завтра, - объявил Окана тоном, не требующим возражений, под недоумённое оханье соплеменников.
Он спешно подошёл к магам и, понизив свой голос, принялся излагать:
- Мой сын уже совсем плох. Несколько дней назад он мог заниматься хоть какой-то деятельностью, но вчера он накинулся на служанок, что кормили его с ложки. Одной Малвар отгрыз половину уха, её мы отправили к шаману. А вторую он сильно ударил палкой по голове, у бедной девочки останется шрам. Мне пришлось позвать четверых воинов, чтобы те скрутили его и привязали к кровати. В рот ему пришлось вставить кляп.
- О боже! – в шоке выдохнула Тризвен, выслушав такие скверные подробности.
Рогнур ободряюще положил свою руку на плечо вождю, сказав:
- Не волнуйтесь! Мы с Тризвен выяснили, в чём заключается причина безумия вашего сына – это княгиня демонов Гетхлу. – Лицо Оканы исказилось от бессильной ярости и боли. – Мы даже нашли капище её поклонников на острове Шу-Кан и имели с ней диалог.
- В общем, лекарство теперь у нас, - закончила за него Тризвен.
- Прекрасно! – радостно воскликнул вождь. – Ну так чего же мы ждём, его надо дать Малвару как можно скорее!
Спальня больного находилась на втором этаже Длинного дома. Из комнаты шёл странный, нездоровый запах, словно от каких-то ядовитых грибов. Войдя в неё, чародеи увидели в какое жалкое и неузнаваемое существо превратило проклятие их друга – весь мокрый, грязный, с вылезшими волосами и покрасневшими глазами он был привязан к кровати по рукам и ногам, рот был завязан тряпкой. Из под его одежды воняло испражнениями, мыть Малвара теперь никто не рисковал. Тризвен с силой подавила у себя порыв рвоты, прикрыв себе обеими руками рот. Рогнур старался собраться и достал из рюкзака свёрнутый побег дерева Рождения, выторгованный ими у Гетхлу. Отец с большим энтузиазмом старался им помогать, чем только мог.
- Вытащите у него изо рта кляп, - скомандовала Тризвен, и вождь бережно развязал рот своему сынишке.
После этого Рогнур особенно тонко ощутил, как комнату наполнили зеленоватые волны магической энергии. Малвар застонал от боли, что есть вытягиваясь животом вверх. После этого его глаза налились кислотным цветом, словно в них пульсировал яд, и больной громко заговорил чужим голосом:
- Ха-ха-ха! Ну что? Ты не ожидал такого, малыш? – Голос его был не мужским и не женским, словно голоса княгини дэвы и Малвара слившись образовали новую тональность.
- Убирайся отсюда, Гетхлу! – в гневе воскликнул Рогнур. – У нас с тобой был уговор, ты помнишь?
- Я не собираюсь идти на поводу у жалких смертных, вроде вас! Сейчас я заставлю этого мальчика проглотить свой язык, и его душа отойдёт в моё царство грёз…
Рогнур испуганно повелел:
- Держите его! Разожмите его челюсти, если понадобится!
- Скорее суй побег! – тонким голосом воскликнула Тризвен.
Вождь Окана тем временем старался не дать Малвару шевелить челюстями, дабы коварная дэва не воспользовалась его одержимостью и не сгубила окончательно. Рогнур с силой сунул ему в рот волшебный побег, а отец заставил жевать челюстями. Изо рта Малвара послышались хрипы и чавканье, а от его тела пошли странные вибрации, после чего в комнате раздался громкий хлопок и стало внезапно тихо. Глаза Малвара закрылись, словно от потери сознания, и тот так и остался лежать в кровати, безвольно уронив голову на подушку.
- Ну что? – нетерпеливо спросил вождь Окана. – Теперь он поправится?
- Хмм… - протянул Рогнур, стараясь придать себе экспертный вид. – Я бы сказал, что тёмные силы очень коварны, но похоже Гетхлу теперь отпустила его.
- Слава драконам! – с облегчением выдохнул Окана, и его плечи устало ссутулились.
- Тогда теперь его можно развязать и вымыть, - внесла своё предложение Тризвен.
Вождь кликнул свою прислугу, и трое человек сразу ввалились в комнату, принявшись исполнять распоряжение Острой Бритвы. Среди слуг не было ни одной девушки, поскольку после вчерашнего инцидента те Малвара сильно побаивались. Парнишку развязали и понесли за плечи в предбанник, чтобы там тщательно отдраить от него всю заскорузлую грязь и дерьмо.
Окана сделал им пригласительный жест на свежий воздух:
- Вы наверняка голодные? Позвольте пригласить вас к трапезе.
Рогнур и Тризвен страдальчески переглянулись между собой, понимая, что сильно увлёкшись всеми последними событиями, напрочь позабыли про свои пустующие желудки…

Глава 65
Друзья детства
Обслуга вождя щедро одаривала спасителей Малвара различными яствами, в число которых входили: жаренная свинина, тыквенное рагу, колбасы, сыры и всякие растительные закуски. Всё это они запивали брагой и яблочным соком. Рогнур взглянул на Окану – тот сидел во главе стола с затаённой улыбкой. Рассматривая его лицо, можно было даже заметить, как на нём морщины разгладились – видимо у отца отлегло от сердца.
- Никогда я ещё не обедала в Высоком зале, - сказала Тризвен шёпотом Рогнуру.
- О, ты ещё не видела какой пир закатывал Окана в честь победы над узурпатором Грогаром Высоким, - с гордостью сказал Скиталец.
- Что ты будешь делать теперь, после того как Малвару станет лучше? – с живым интересом поинтересовалась подруга.
- Мой предыдущий напарник ушёл на задание, - ответил Рогнур задумчиво. – Думаю, что навещу разок родителей и отправлюсь искать поддержку сопротивлению в других деревнях...
- Признаюсь, что мне не очень хочется видеть своих родителей, - сказала ведьма, опустив глаза. - Всю жизнь я чувствовала себя дома, словно в клетке. Все эти ограничения, родительские планы и так далее… - Тризвен с отвращением поморщилась.
Парень закивал ей с пониманием.
- Твои родители живы, Триз, ну хоть этому ты рада?
- Хмм. Мне этого вполне достаточно. Хотя я больше не считаю, что что-то им должна. Теперь Талил стала мне настоящей матерью, другой мне и не надобно.
- Хе-хе! Интересно, узнает ли тебя теперь Малвар, когда придёт в себя?
Тем временем, к вождю Окане прибежала возбуждённая служанка и во всеуслышание объявила: «Мальчик очнулся!». Рогнур и Тризвен сразу же повставали со своих мест и помчались вслед за вождём в верхнюю комнату. Там в кровати лежал раздетый до пояса Малвар, весь измождённый своим последним состоянием.
- Па?.. – сухим голосом произнёс мальчишка, когда увидел в комнате стоящего Окану, с лицом в слезах от счастья.
- Сынок! – Отец порывисто бросился душить его в объятиях, отчего спина Малвара издала хруст.
- Мне кажется, что я очень долго спал… - задумчиво сказал парень. – Но теперь я снова дома.
- Да уж, нервишки ради тебя нам себе изрядно пришлось помотать… - по-дружески изложил Рогнур.
- Неужели? – Малвар принялся рассматривать своего потерянного друга во все глаза, вновь услышав знакомый голос. – Рогнур, а что ты здесь делаешь? Тебя вернула Тризвен?
- Нет, ошибаешься, дубина! Это я вернул Тризвен, - парировал ему Рогнур.
- Не строй из себя героя, идиот! – Девушка отвесила Скитальцу щедрый подзатыльник. – Я сама вернулась сюда, чтобы спасти тебя, старина.
- В любом случае, прекратите шуметь! – прикрикнул на них вождь. – Моему сыну сейчас нужен покой и уход.
- Вы правы, простите нас, вождь, - извиняющимся тоном сказал Рогнур. Теперь он обратился к Малвару. – Так или иначе, с семьёй Фульрена теперь навсегда покончено, мы отомстили за твою мать. Тебя мы тоже исцелили от проклятия и с радостью поболтаем с тобой о всех наших приключениях, когда ты поправишься.
Тризвен поцеловала своего друга на прощание в щёку и вышла из комнаты вслед за Рогнуром, а тот уже собирался навестить дом своих родителей.
Позже…
- Значит вам удалось вырвать Малвара из проклятых лап Гетхлу? – ошеломлённо произнёс Дриза, выслушав рассказ сына. – О боги! Воистину, чудеса в мире случаются.
- Мы должны принести жертвы Лакрусу в благодарность за исцеление сына вождя, - решительно заявила Мальза.
- Делайте, как знаете, - сказал им Рогнур. – Только нам с Тризвен уже пора в путь.
- Постой, Триз, - окликнула девушку Мальза. – Ты знаешь, что твоя мать настоятельно просила меня сказать ей, если ты вновь объявишься в деревне? Что ты намерена делать?
Лицо девушки исказила насмешка.
- Мальза, можешь просто передать ей, что я жива и здорова и что домой я возвращаться не собираюсь.
- Ну знаете, как-то некрасиво всё это, - принялся причитать Дриза. – Всё-таки это твои родители, девочка.
Рогнур на это лишь безразлично пожал плечами.
- Скажи мне, отец, мой воевода Кан Очевидец здесь не объявлялся?
- Нет, его здесь не было уже несколько дней, сразу после того, как вы с ним разминулись.
- Что ж, тогда я думаю, что нам с Тризвен следует навестить окраину. Парящим Соколам срочно требуются новые подкрепления. Дальше наш путь лежит к вождю Грену Львиному Рыку в стоянке Дрозгула. Постараемся уговорить его встать на нашу сторону.
- Удачи тебе, сынок! – ласково сказала Мальза и, потянувшись на носочках, поцеловала его в обе щеки.
- До встречи, мам, пап. И пусть драконы сберегут вас от беды. – После тёплого прощанья Рогнур вместе со своей спутницей покинул родительский дом.
Сегодня погода была ясной, щедро светило солнце и было жарко. Родители собрали им кое-каких припасов в дорогу, а Окана Острая Бритва по просьбе Рогнура приказал одарить Тризвен собственным рюкзаком из шкуры дикой свиньи, а также личным спальным мешком из козьих шкур. Девушка с благодарностью приняла подарки, но лицо её выражало сдержанность. Так что путешествие их начиналось вполне благополучно.
Когда они вышли за ворота на тропу, Тризвен вдруг проявила интерес к безделушке, мирно висящей у Рогнура на шее.
- Роги, а что это за таинственная драгоценность блестит у тебя на шее? Помню, раньше ты носил дедовскую раковину. – Рогнур знал, что рано или поздно она заметит эту его награду из Чёртового провала и уже подготовил заранее приблизительный ответ.
- Да это просто моя награда из ковена ведьм за победу в турнире. – Тонкие брови Тризвен недоверчиво сошлись на переносице, девушка задумчиво хмыкнула.
- Награда из ковена ведьм, говоришь? Серьёзно? Так это она даёт тебе такую лошадиную выносливость при использовании чар? Я давно заметила, что ты спокойно кастуешь заклинания, когда я уже еле стою на ногах. Чего только стоило, что ты заковал в лёд гигантского морского монстра…
- Ну, это смотря как посмотреть, Триз, – с усмешкой ответил ей Рогнур. – Быть может, Талил дала мне куда больше магических сил, чем тебе, откуда нам знать?..
- Ты не прав, Рогнур! – резко парировала подруга. – Наставница объяснила мне, что силы Хорувалуса открываются всем изначально в одинаковой степени. Так что это за ковен такой, что раздаёт такие могущественные призы?
- Триз, не пугай меня! Мне теперь кажется, что ты вошла в роль дознавателя в армии Когтей. Зачем тебе знать все подробности об этом артефакте, если другого такого уже не выиграть?
- Потому что ты недостаточно доверяешь мне, Роги, - с обидой ответила девушка. – Теперь ты говоришь, что эта драгоценность жуткой силы – артефакт, и что целый магический ковен признал тебя своим чемпионом? Давно ты стал магом, Рогнур, чтобы заслужить такую честь?
Её приставучие вопросы уже начали Рогнура порядком раздражать, и он решил резко сменить тему:
- Эй, Тризвен, давай лучше поговорим о наших общих врагах. Ты видела когда-нибудь главную резиденцию Кешдромата Вдоводела, Орлиный Коготь? – Ведьма сердито сощурилась на него, но нехотя сменила тему.
- Нет, мне не доводилось.
- А вот мы с моим другом-эльфом продирались прямо рядом с ним – впечатляющее зрелище, скажу я тебе. Оттуда тиран вероятно и собирается править всеми Обветренными Равнинами. Но мы ему не позволим превратить нас в рабов, только бы собрать побольше бойцов в армию.
- У тебя уже есть мысли, как мы сможем склонить на нашу сторону вождя племени Морнги-Кетра?
- Вообще-то небольшой план у меня есть: создать себе положительную репутацию в стоянке Дрозгула и убедить народ надавить на вождя...
- Хм! Легко сказать, дружище! Про рудокопов ведь говорят, что это суровый народ.
- Ну ты их, Триз, сразишь наповал своим обаянием. Встанешь в гордую позу, аки морская царица, ударишь своим трезубцем о землю – и они все падут к твоим ногам… – Тризвен от его слов взорвалась приступом истерического хохота.

Глава 66
Вой в ночи
Они прошли около трёх миль на юго-запад, огибая берег залива, в пути Рогнур выстреливал молниями в зайцев и фазанов, обеспечивая им сытный ужин, пока им не пришлось расставить лагерь у двух деревьев на берегу реки Турвы. Приближалась ночь, путники устали за день. Скиталец всячески старался во всём помогать своей подруге, но Тризвен по большей части обиженно отмахивалась от этого, не желая казаться слабой, и старалась всё делать самостоятельно.
- Ты умеешь разделывать тушки? – спросил Рогнур Тризвен, когда она притащила полный котелок воды с реки.
- Ну да, конечно. Мама меня этому ещё дома научила. – Парень получил болезненный укол по самолюбию, ведь он вначале своего путешествия ничего не смыслил в шкуродёрстве, пока этому его не научил друг-эльф.
- Давай, ты тогда разделывай того зайца, а я возьмусь за этого? Посмотрим, кто справится лучше.
- Хорошо, - ответила девушка, плохо скрывая насмешливую мину. - Если ты так этого хочешь…
Они взялись за свою добычу кухонными ножами, у Рогнура получилось снять шкуру быстрее, оставив каплю меха лишь на кончиках лап. Через пять секунд Тризвен справилась со своим зайцем, с досадой посмотрев на Рогнура.
- Ну что, теперь ты доволен? – с плохо скрываемым раздражением произнесла ведьма. – Раз ты так хорошо с ними управляешься, может быть ты тогда приготовишь весь ужин сам? Я пока лягу у костра, отдохну. – Она демонстративно разлеглась на спальном мешке, сложив руки под голову.
- Ну чего ты взъелась на меня, Триз? – спросил у неё Рогнур с недоумением. – А я-то думал, ты меня похвалишь, ведь я в охоте раньше мелко плавал. А вот мой друг Клевлиндил обучил меня всему… и немного от Кана досталось.
Тризвен снисходительно вздохнула, поднимаясь с лежака:
- Ну вот так ты и должен был говорить с самого начала, а не бахвалиться своими навыками путешественника перед хрупкой и ранимой девушкой, как я. – Логика подруги начала заводить Скитальца в тупик.
Через полчаса они уже ужинали наваристым рагу из крольчатины и фазанины, пригодились также картошка, лук и морковь, которые им надавали в деревне. Ночное небо сегодня было усыпано мириадами звёзд, совсем без облаков, Рогнур и Тризвен лежали на своих спальных мешках, созерцая их красоту.
- Только подумай, Триз, какой наш мир на самом деле огромный, - восторженно сказал Рогнур, воздавая руки к небу. – Мы столько лет почти не видели ничего дальше нашей деревни.
- Да, с этим я с тобой согласна. Признаюсь, поначалу я немного завидовала тебе, когда тебя изгнали из дому. Твои родители много дней ходили грустные, но я знала, что именно там, за забором кипит настоящая жизнь.
- И ты решила пойти по моим стопам? – шутя, осведомился парень.
- В некотором роде да… - ответила Тризвен, задумавшись на мгновение.
Внезапно, их беседу нарушил протяжный далёкий вой, доносившийся из чащи Волчьего леса. Этот звук вызвал холодок по спине у обоих путников. В лесу ему отвечали другие звериные завывания, всего где-то три-четыре. Девушка привстала, обняв руками колени.
- Рогнур, я боюсь! Ты слышал это? – Парень положительно кивнул ей.
- Да, то ли это волки охотятся в лесах, то ли это оборотни.
- Что? Оборотни?.. – Тризвен сразу вспомнилось, как Рогнур некоторое время назад обмолвился с ней парой слов о своих злоключениях с этими чудовищами.
- Не волнуйся, Триз, я смогу защитить тебя, если эти твари придут за мной, ведь у меня теперь гораздо больше опыта в заклинаниях и есть мой чудный амулет. – Девушка внезапно пересела поближе к нему и прижалась к его груди, призывая обнять её за плечи.
- Скажи, а эти вервольфы не заразны? Проклятие оборотней не передаётся через укусы или царапины?
- Сдаётся мне, что нет, Триз. Когда меня пленили в Роще слёз, князь демонов сначала намеревался заклеймить меня «меткой зверя», только потом я бы стал его рабом.
- Этот, Асмодей, верно? И ты думаешь, он всё ещё пытается отомстить тебе?..
- Милая, ну ты же видела, какие мстительные эти повелители-дэзры? Одна только Гетхлу чего стоит…
(В кустах послышался злобный рык)
- Это правда, я… - Тризвен не успела договорить, как из соседних кустов на них выпрыгнули три тёмные мохнатые фигуры. Они сверкали в ночи своими жёлтыми хищными глазами и явно намеревались задрать их когтями сверху.
Ведьма закричала от испуга и неожиданности, но Рогнур уже инстинктивно выпустил из рук свою традиционную воздушную бомбу, вовремя отбив их атакующий манёвр, раскидывая вервольфов в стороны.
- Скорее хватай посох, Триз! Не стой к ним спиной. – Девушка покорно взяла в руки своё оружие и приготовилась к сражению.
Это и правда были те самые вервольфы из дэзрического капища, слуги Асмодея, который был так сильно раздосадован, что не смог заполучить Рогнура в свою свору. Парень знал, что оборотн