Языковые значения и перевод

Формат документа: docx
Размер документа: 0.02 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


ЯЗЫКОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ И ПЕРЕВОД
Языковые значениия.
Эквивалентная лексика.
Безэквивалентная лексика и способы ее перевода.
В современной семиотике(наука об общих свойствах знаковых систем, в том числе языковых) принято говорить о трех основных типах отношений, в которые входит знак, т.е. о трех типах значений.
Референциальное значение.
Отношения между знаком и предметом, обозначаемым данным знаком.
Предметы, процессы, явления реальной действительности, которые обозначаются знаками принято называть референтами знаков, референциальными отношениями же называют отношения между знаком и его референтом.
Прагматическое значение.
Отношения между знаком и человеком, который использует данный знак.
Люди, использующие знаки в т.ч. языка, не безразличные к ним, они вкладывают в них собственное, субъективное отношение к знакам, а через них – к референтам. Такие отношения называют прагматическими.
Внутрилингвистическое значение.
Любой языковой знак существует не в изоляции, а как составная часть определенной знаковой системы, а потому находится в сложных и многообразных отношениях с другими знаками той же знаковой системы. Такие отношения называются внутрилингвистическими.
Референциальные значения и перевод.
Синонимичные понятия: денотативное, понятийное, предметно-логическое.
Референтом знака является не отдельный предмет или процесс, а целое множество однородных предметов, процессов и явлений.
Основная проблема передачи референциальных значений заключается в несовпадении круга значений, свойственных единицам исходного и переводящего языков.
Типы соответствий:
Полное соответствие/ полная эквивалентность.
Частичное соответствие/ неполная эквивалентность.
Отсутствие соответствий/ безэквивалентность.
Эквивалентная лексика
На уровне слов и словосочетаний эквивалентность – возможность передачи равного или относительного объема информации, содержащейся в лексических единицах китайского языка. Полные эквиваленты – слова, значения которых всегда совпадают в обоих языках, независимо от контекста. К ним относят термины, имена собственные, географические названия, традиционно установившиеся словарные эквиваленты.
Будда – 佛 fó, ООО有限公司 yǒuxiàn gōngsī
Перевод предложений,содержащих прямые соответствия не встречает особых затруднений.
Все остальные лексические соответствия – неполные эквиваленты, т.е. 1 слову КЯ будет соответствовать несколько значений русского слова.
气 – газ; воздух; цы; оскорбления
Выбор того или иного значения будет определяться контекстом. Контекст бывает широким, когда значение можно понять только прочитав весь абзац, страницу, книгу.
Существуют такое понятие как частичная эквивалентность – это языковая избыточность или языковая недостаточность. В этом случае одно и то же понятие в разных языках имеет избыточное или недостаточное словесное выражение. Рассмотрим русское слово «брат». При переводе на китайский нужно уточнить, какой из братьев – младший (弟弟) или старший (哥哥)– имеется в виду. Так русское выражение «мой брат» обозначает два разных, с точки зрения китайского мышления, понятия. Для русского языка – это явление избыточности, для китайского – проявление языковой недостаточности. К примерам проявления недостаточности русского языка можно отнести слова: рука (手、胳膊), нога (脚、腿), практически все термины родства.
Приведем еще один пример. В русском языке есть 2 разных слова – «аэродром» и «аэропорт». Первое обозначает комплекс сооружений и технических средств, обеспечивающих взлёт, посадку, размещение и обслуживание самолётов. Аэропорт – комплекс сооружений, предназначенный для обслуживания воздушных перевозок, имеющий для этих целей аэродром и другие наземные сооружения. Смысл этих двух понятий передается одним китайским словом 飞机场. Таким образом, китайское слово для русского языка обнаруживает языковую недостаточность, а два русских для китайского – языковую избыточность. К подобным примерам можно отнести китайские слова 汽车站 (остановка, автовокзал), 月亮 (месяц, луна), 婚礼 (свадьба, бракосочетание), 衬衫 (рубашка, блуза). Это весьма распространенное явление следует учитывать при переводе.
Безэквивалентная лексика
К безэквивалентной относится лексика, содержание которой невозможно сопоставить с какими-либо иноязычными лексическими понятиями. Обозначаемые такими словами (или словосочетаниями) понятия или предметы уникальны, характерны для жизни (быта, культуры, исторического развития) одного народа и чужды другому. Такие слова не имеют точных соответствий в других языках, и, следовательно, требуют особого подхода при переводе.
Существуют следующие способы перевода безэквивалентной лексики:
1) Транскрипция (воспроизведение звуковой оболочки иностранного слова). Например: McDonald’s>麦当劳màidāngláo, Coca-Cola>可口可乐 – kěkǒu kělè, квас>克瓦斯kèwǎsī. Для транслитерации китайских имен собственных и географических названий на русский и другие языки, использующие кириллицу, используется транскрипционная система Палладия. Транскрипционная система названа в честь главы Русской Духовной миссии в Пекине отца Палладия (Петра Кафарова), заложившего ее основы в середине 19-го века. Например: 胡锦涛hú jǐntāo > Ху Цзиньтао, 浙江zhèjiāng > Чжэцзян (провинция).
2) Калькирование (перевод реалии с сохранением ее семантического содержания). Например:苹果 – корпорация Аpple,桥牌 – карточная игра «бридж» (от англ. bridge – мост), 雀巢 – компания Nestlé (от англ. nest – гнездо).
3) Описательный перевод (используется тогда, когда значение реалии невозможно понять без дополнительного комментария): 寿面 – лапша, подносимая в день рождения как символ долголетия; 春联 – парные надписи с новогодними пожеланиями, которые вывешиваются на дверях домов.
4) Приблизительный перевод (перевод реалий с использованием родо-видовой замены). Например, в поговорке «秀才不出门,全知天下事» употреблено слово 秀才 – сюцай, первая из трёх учёных степеней в системе государственных экзаменов при дин. Мин и Цин. При переводе видовое понятие 秀才 целесообразно заменить на родовое. В этом случае перевод поговорки будет звучать так: «Ученый человек, не переступая порога своего дома, может знать обо всех делах в Поднебесной».
5) Функциональный аналог (языковая единица исходного языка передается такой единицей языка перевода, которая вызывает сходную реакцию у слушателя/читателя). 顾客是皇帝 (букв. Клиент – это император) > Клиент всегда прав.
6) Совмещенный способ:
- Транскрипция и калька: 吉尼斯世界纪录大全 книга рекордов Гиннеса
- Транскрипция и пояснение: 北齐 – Династия Северная Ци; 法论功 – религиозная секта «Фалуньгун».
- Калька и пояснение: 三峡 – три ущелья на реке Янцзы.
Важно также указать на так называемую ложную безэквивалентность – кажущееся отсутствие эквивалентов в языке перевода в силу недостаточных языковых или энциклопедических знаний. Так, некоторые образные фразы учащимся, изучающим китайский язык, кажутся безэквивалентными, в то время как эквивалентов можно найти много. Например, «валять дурака» – 耍死狗shuǎsǐgǒu, 耍活宝, 装洋蒜, 装糊涂; «метать бисер перед свиньями»: 对牛弹琴 duì niú tán qín (досл. играть на цитре перед быком), 对驴说经 duì lǘ shuō jīng (досл. читать ослу буддийский канон).
Прагматические значения и перевод.
Вторым типом отношений, в которые входит знак, является отношение между знаком и человеком, пользующимся данным знаком (то есть отношение между языковым знаком и участниками речевого процесса – говорящим или пишущим и слушающим или читающим). Люди, использующие знаки языка, отнюдь не безразличны к ним – они вкладывают в них свое субъективное отношение к данным знакам, а через них – к самим референтам, обозначаемым данными знаками. Так, украинские слова «скакун», «кінь» и «шкапа»; «апартаменти», «хата», «халупа»; «трапезувати», «куштувати», «їсти», «уминати», «жерти» обозначают, соответственно, одни и те же референты, то есть имеют одинаковые референциальные значения, но они отличаются по тем субъективным отношениям, которые существуют между этими знаками и людьми, использующими эти знаки. Эта субъективные отношения (эмоциональные, экспрессивные, стилистические и пр.), которые через знаки переносятся на обозначаемые знаками референты, называются прагматическими отношениями. Как правило, прагматические значения языковых знаков являются одинаковыми для всего коллектива людей, говорящих на данном языке.
Прагматические значения поддаются передаче при переводе в меньшей степени, чем референциальные значения, поскольку отношение разных человеческих коллективов к данным предметам, понятиям и ситуациям может быть различным. Структура прагматического значения сложная и включает четыре компонента: стилистическую характеристику слова (нейтральная, обиходно-разговорная, книжная, поэтическая, терминологическая), регистр (фамильярный, непринужденный, нейтральный, формальный, возвышенный), эмоциональную окраску (отрицательно-эмоциональные, нейтрально-эмоциональные и положительно-эмоциональные слова) и коммуникативную нагрузку.
Вполне обычной является ситуация, когда лексемы двух разных языков, полностью совпадающие по своему референциальному значению, расходятся в отношении прагматических значений, то есть по стилистической характеристике, регистру или эмоциональной окраске («三秋» – «три года», «衣钵» – «традиции», «золотой человек» – «极好的人», «окрутить» – «使结婚» и т.д.). Расхождение значений единиц исходного языка и языка перевода в процессе перевода нередко ведет к тому, что те или иные из этих значений оказываются при переводе утраченными. Обычно это выражается в замене стилистически или эмоционально «маркированных» слов исходного языка нейтральными словами языка перевода. Но если такие потери при переводе являются до некоторой степени неизбежными, то совершенно недопустимо обратное – замена нейтральной лексики на прагматически маркированную. Так, например, при переводе на китайский язык предложения «Пришел какой-то старик», стилистически нейтральное «старик» следует переводить как «老人» или «老头儿», но никак не стилистически окрашенным «老头子» (старикашка, старый хрыч), имеющим уничижительный оттенок и указывающий на чувство неприязни.
С рассматриваемой проблемой передачи прагматических значений тесно связан вопрос о передаче при переводе метафорических значений слов. Речь в первую очередь идет здесь о передаче эмоционально окрашенных сравнительных оборотов («трусливый, как заяц» – «胆小如鼠», «упертый, как баран» – «固执得象头驴», «сильный, как медведь» – «强壮如牛»). В ряде случаев для названия некоторых качеств в одном из сопоставляемых языков вообще нет сравнительных оборотов; в этих случаях могут возникать затруднения при переводе.
Следует отметить, что доминирующим фактором, определяющим «порядок очередности» передачи значений, является характер самого переводимого текста. Если для такой жанровой разновидности текста, как научная и техническая литература, характерна преобладающая роль референциальных значений, то для художественной литературы, в особенности для лирической поэзии, ведущими и основными часто оказываются не референциальные, а прагматические отношения. Из этого вытекает, что при переводе текстов художественных, в особенности поэтических, переводчик нередко вынужден жертвовать передачей референциальных значений с тем, чтобы сохранить несравненно более существенную для данного типа текстов информацию, заключенную в выражаемых в нем прагматических (эмоциональных и пр.) значениях.
Передача внутрилингвистических значений при переводе
Под внутрилингвистическим значением имеется в виду отношение данного языкового знака к другим знакам той же языковой системы. Эти отношения, существующие между единицами самого языка, многосторонни и разнообразны. К их числу относятся отношения звукового сходства между словами, отношения сходства морфемной структуры слов, отношения семантического сходства или несходства, отношения сочетаемости слов друг с другом в строе предложения и пр.
Внутрилингвистические значения в силу своей сущности поддаются передаче при переводе лишь в самой минимальной степени. Как правило, они при переводе вообще не сохраняются, ибо каждый язык имеет свою, сугубо специфическую систему внутрилингвистических значений входящих в него единиц. Тем не менее в определенных случаях в пределах того или иного контекста существенными оказываются именно внутрилингвистические значения тех или иных единиц ИЯ, поэтому возникает необходимость их передачи в переводе. Передача этого типа значений единиц исходного языка (а порой даже их фонетического или графического облика) является необходимой в тех случаях, когда сами единицы языка становятся предметами высказываний, т.е. в исходном тексте речь идет не о тех или иных предметах, явлениях или понятиях объективной действительности, обозначаемых при помощи языковых средств, а о самих этих средствах. Так китайское предложение «黄河干流像一个巨大的“几”字» можно передать на русский язык лишь при условии, что вопросительное числительное «几» останется непереведенным и сохранит иероглифическую форму, иначе данное высказывание не имело бы смысла.
Итак, можно прийти к выводу, что общую схему порядка очередности передачи значений, пригодную для текстов любого типа и жанра, составить принципиально невозможно. В каждом конкретном случае переводчик должен решать, каким значениям необходимо отдать преимущество при передаче, а какими можно жертвовать, с тем, чтобы свести до минимума потери информации, наиболее существенной для данного текста.
X