Г.Лебон как предшественник теории массового общества

Формат документа: docx
Размер документа: 0.67 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Министерство науки и высшего образования Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
Реферат на тему «Г. Лебон как предшественник теории «массового общества» в социологии»
Кафедра социологии и психологии
Выполнила: Грекова Наталья Константиновна
Экономическая социология
1 курс
Содержание
Введение
1. Жизнь Гюстава Лебона.
2. Теория «массового общества» Г. Лебона.
Заключение
Список использованной литературы
Введение.
Реферат посвящен анализу научной деятельности известного в XIX и ХХ вв. социального психолога и экспериментатора Гюстава Лебона (Gustave Le Bon) (1841–1931). В работе проанализированы взгляды Лебона на на закономерности развития общества и массового поведения людей. Разобраны основные факторы, обусловливающие коллективные действия людей в толпе. Поднимается проблема лидера толпы, его характеристик, приводится классификация толп.
Учение Лебона оказало значительное влияние на последующее развитие социальной психологии и социологии. Его социально-психологическая характеристика феномена толпы до сих пор сохраняет свою научную значимость и широко используется в анализе поведения индивидов в составе уличной и др. видов толпы. Приемы воздействия лидеров на народные массы в настоящее время активно используются СМИ, политической пропаганде, предвыборных кампаниях, рекламе и т.п.

1. Жизнь Гюстава Лебона.



Французский исследователь опирается лишь на метод наблюдения. Лебон признаёт метод наблюдения наиболее адекватным способом получения информации о чувствах, настроениях, переживаниях человека в толпе, об особенностях эмоционального строя «вождя массы», о соотношении индивидуальных «аффекта и интеллекта» в ситуации деперсонализации личности. С помощью метода наблюдения Лебон доказал, что поведение индивида в толпе носит бессознательный характер. Социолог тщательно наблюдал за толпой во время социальных конфликтов, революций, переживаний. Он слушал народ и анализировал его поведение, поэтому глаза и ухо большие. Шарж описывает поведение Лебона во время исследований общества.
Гюстав Лебон (Gustave Le Bon) – социолог, психолог, врач, экспериментатор, популяризатор науки – был авторитетным ученым конца XIX – начала XX в. с мировым именем.
Лебон родился в 1841 г. в городке Ножан-ле-Ротру (департамент Эр и Луар), что в 100 км к юго-западу от Парижа. Здесь Гюстав с братом Жоржем и родителями прожил всего восемь лет, но в городке есть улица, названная в его честь. Отец семейства, Жан-Мари-Шарль Лебон, был чиновником, мать, Аннет-Жозефин, – домохозяйкой. Они принадлежали к среднему классу, имели бретонские и бургундские корни (их гербы датированы 1698 годом). О детстве Гюстава известно мало, за исключением того, что он окончил лицей в Турсе, куда был переведен отец, и во время учебы слыл средним учеником.
Семейное занятие на ниве провинциальной государственной службы продолжил Жорж, а Гюстав, едва закончив лицей, устремился в Париж, где поступил в медицинский колледж. Через шесть лет учебы он получил медицинскую лицензию, но решил не ограничиваться лечением больных, а достигнуть академических высот и общественного признания.
Во время Франко-прусской войны 1870–1871 гг. Лебон жил в Париже. Он добровольно поступил на медицинскую службу и организовал военное отделение карет скорой помощи. В качестве главного врача он наблюдал за поведением военных в трудных условиях. Вооружившись же практическими знаниями о ведении войны, военной дисциплине и изучив поведение человека в состоянии сильного стресса, он написал трактаты о руководстве военными действиями, которые, будучи одобрены генералами, изучались в военных академиях. В конце войны Лебон получил звание кавалера Почетного легиона.
Лебон был свидетелем не только Франко-прусской войны, но и Парижской коммуны (18 марта – 28 мая 1871 г.). Он видел, как революционные парижане жгли дворец Тюильри, библиотеку Лувра, городской зал и театр Ренессанса, часть Дворца правосудия и другие уникальные произведения архитектуры. Лебон обратил особое внимание на события и явления, происходящие в это время в обществе, и вскоре к Лебону пришел коммерческий успех.
На формирование двух влиятельных концепций зрелого Лебона: психологии расы и разума толпы, оказала влияние эволюционная теория Ч. Дарвина. Теория эволюции была для Лебона, по мнению Р. Ная, «самой лучшей заменой религии, надежным, консервативным, практичным, совершенно неписаным божеством». Хорошим подспорьем труду Лебона стала и «позитивная» наука, особенно изложенная в работах О. Конта («Курс позитивной философии» (1830–1842) и «Система позитивной политики, или трактат по социологии, устанавливающий религию человечества» (1851–1854) и Г. Спенсера («Основные начала» (1862), «Принципы психологии» (1855), «Принципы социологии» (1876–1896). Другим источником вдохновения был «Опыт о неравенстве человеческих рас» (1853– 1855) Ж.-А. Гобино. Так же при разработке теоретической базы для своей концепции в «Человеке и обществе» Лебон опирался и на современные ему учения о первобытных обществах Э. Б. Тайлора («Первобытная культура»), Д. Леббока («Доисторические времена», «Начало цивилизации») и др. В 1882 г. Лебон обратился к правительству с целью получения денег для путешествия в Аравию, чтобы изучить расовые характеристики ее народов, но просьба была отклонена. Он отправился в поездку за свой счёт. Вскоре Лебон снова обратился к министерству за поддержкой путешествия – на этот раз в Индию. В этом случае ему повезло, и он отправился в почти годовую этнографическую поездку по Индостану. За 10 лет Лебон посетил Англию, Италию, Испанию, Польшу, Россию, Марокко, Египет, Палестину и Индию. В конце Первой мировой войны Лебон купил сельскую виллу в Марн-ля-Кокет и проводил там большую часть года, совершая лишь эпизодические поездки в Париж. Его здоровье ухудшилось: эксперименты, которые он проводил в своей домашней лаборатории, вызвали у него прогрессирующую слепоту. Он стал носить широкополую фетровую шляпу для защиты глаз от света, нанял секретаря для чтения корреспонденции. Полная слепота настигла Лебона за год до смерти. А до этого он написал четыре книги (в основном комментарии на текущие события), активно печатался в журнале «Анналь политик э литтерер» (Annales politiques et litteraires), редактировал «Библиотеку научной философии» и участвовал в публичных дискуссиях. Это было очень свойственно его кипучей натуре. Так, прямо перед смертью он еще редактировал свою статью. Лебон умер в 1931 г. от бронхиальной пневмонии, в которую переросла простуда.
Гюстав Лебон жил в одно время с Гербертом Спенсером (1820-1903), на работы которого он опирался в своих учениях. Его соотечественником являлся социолог и философ Эмиль Дюркгейм (1858-1917). Французский социолог Габриэль Тард (1843-1904) не просто жил в одно время с Лебоном, но так же занимался теорией толпы.
2. Теория «массового общества» Г. Лебона.
В последней трети ХIХ в. особое внимание исследователей привлекли массовые движения. Это были революции, протестные выступления экономического, социального и политического характера, охватившие ряд европейских стран. Наиболее рельефно они дали о себе знать во Франции, поэтому не случайно именно в этой стране возникли концепции, в центре которых находился анализ поведения больших групп людей – «массы», «толпы». Именно этой проблеме и посвятил в значительной части свои работы Лебон.
Лебон является первым признанным теоретиком масс в конце XIX века. Главной моделью для него была толпа, рассматриваемая как психологический феномен, возникающий при непосредственном взаимодействии индивидов независимо от их социального положения, национальности, профессии, даже повода, вызвавшего образование данной толпы.
Работа над двумя самыми влиятельными концепциями «Психология толп» и «Психология народов» началась в 1880-х гг. В начале десятилетия Лебон опубликовал тысячестраничный отчет о культурной и физической эволюции человечества, начиная с его животного состояния. «Человек и общество» (1881) – очередная попытка европейского мыслителя реконструировать происхождение и развитие человека на протяжении всей его истории. В этой работе Лебон воспользовался теорией рефлексов, чтобы совместить некоторые культурные явления и социальные институты с биологической природой человека. Рефлекс у него – это реакция любого объекта на внешнее окружение: камень расширяется или сжимается со сменой температуры, растения реагируют на изменения света. И в человеческой психологии, доказывал он, внешние раздражители обеспечивают возбуждение, которое вызывает соответствующую пропорциональную реакцию организма. В случае частого повтора подобный процесс достигает свойства настоящего рефлекса. Таким образом, для автора «Человека и общества» высокоорганизованные мозговые функции – это просто более сложные эволюционные шаги автоматических действий спинного мозга. Более того, Лебон полагал, что если какой-либо рефлекс оказывается достаточно полезным организму, то он сохраняется в форме унаследованной адаптации и переходит к потомкам. Та же самая наследственность применялась им в равной мере и к комплексу эмоциональных рефлексов. Их Лебон называл «чувствами». Чувства, по его мнению, охватывали все «разнообразные состояния, называемые аффектами, страстями, эмоциями и т. д.». Лебон наделял их полной властью над сознательной волей личности в тех обстоятельствах, когда внешняя среда оказывала сильное воздействие на организм.
В исследовании «Человек и общество» он сделал важный шаг в развитии теории коллективной психологии.
Желая найти подтверждение своим гипотезам, высказанным в этой работе, Лебон отправляется в Центральную Европу, затем в Аравию, Индию и другие страны для изучения расовых характеристик народов. Большое количество материала по «истории рас», набранное за 15 лет путешествий, использовано в работе «Психологические законы эволюции народов». Психологической иерархии рас посвящена третья глава «Психологических законов...». Это едва ли не важнейшая глава, поскольку именно в ней автор обосновывает превосходство одной расы над другими. Лебон констатирует, что подобно морфологическим расовым классификациям, основывающимся на анатомических признаках, психологические расовые классификации опираются на небольшое число неизменных глубинных (основных) характеристик. Он говорит о психологических характеристиках, но в основе созданной им расовой модели лежит цивилизационный критерий, т. е. ступеньками в иерархии рас служат не психологические характеристики, а уровни развития цивилизаций. Лебон выделяет четыре группы рас: первобытные, низшие, средние и высшие. При этом существительное «раса» используется им во множественном числе по-видимому, обозначая группу народов, следовательно, правильнее читать: первобытные народы, низшие народы, средние народы и высшие народы. Первобытные народы, по мнению Лебона, не обнаруживают «никакого следа культуры». Они остановились в своем развитии на периоде, близком к состоянию «животности». Этот уровень соответствует каменному веку. В нем сегодня находятся фиджийцы и австралийские аборигены. Над первобытными народами расположились народы низшие, «представленные, главным образом, неграми». Они способны лишь к зачаткам цивилизации, к ее варварским формам. К средним народам Лебон относит китайцев, японцев, монголов и «семитические народы». При их ранжировании он, видимо, использовал метод исключения: «…они создали высокие типы цивилизаций, которые смогли превзойти одни лишь европейцы». Иными словами, азиатские народы «средние» потому, что они ниже европейских, но выше негров и первобытных народов. Наконец, к высшим расам относятся только индоевропейские народы, оказавшиеся «способными к великим открытиям в сфере искусства, науки и промышленности». Высшие расы отличаются от низших как характером, так и умом. Используя свое интеллектуальное превосходство, они двигают прогресс цивилизации. Наиболее важными чертами характера высших рас Лебон считает настойчивость, энергию, способность владеть собой (волю), а также нравственность. Само собой разумеется, что другие расы не обладают такими качествами и оказываются, следовательно, аутсайдерами исторического процесса.
В «Психологических законах...» Лебон представил термин l’âme – «душа», или «разум», народа. Он применил его к общему комплексу чувств людей, составляющих расу или нацию. Душа каждой расы имеет много «возможностей» характера, большинство из которых находится в скрытом состоянии, но во время какого-либо кризиса новые «необходимости» вызывают «вибрацию» мозговых клеток, заставляя индивидов и даже целые нации сходить с ума или неожиданно менять черты устоявшейся личности. «Коллективная душа» является понятием, постоянное использование которого позволяет обнаружить близость расовой проблемы и проблемы поведения толпы.
Применительно к расе (нации, народу – они у Лебона часто созвучны по содержанию) это определенные моральные и интеллектуальные психологические особенности, составляющие то, что называют национальным характером. Душа расы «управляет всей эволюцией народа». Вводя такое фундаментальное по своему значению понятие, как «коллективная душа», Лебон стремится с его помощью объяснить и деятельность народов (рас), и групповое поведение. Вместе с тем, нельзя не отметить определенной произвольности, абстрактности и неопределенности «коллективной души». Это понятие постулируется как существующее изначально, априорно, но конкретных и реальных доказательств его не приводится.
Лебон верил, что в Европе единства расовой души достигли только британцы. Благодаря этому они и стали лидирующей европейской нацией. Романским же нациям, особенно французам, грозят упадок и социальное разложение, главные признаки которых – пацифистские настроения и упадок военной силы, видимость благополучия и увеличение личного эгоизма, постоянное вмешательство государства в частную жизнь и сильные соседние государства – были налицо. Шокируя публику своими пессимистическими преувеличениями, Лебон, однако, оставлял ей надежду, что Франция преодолеет судьбу, если воспользуется предлагаемыми им лекарствами: проведет обширную образовательную реформу и возродит воинственный дух нации. Да и французские интеллектуалы приветствовали печальный прогноз Лебона как «ценное тонизирующее средство» для обессилевшего отечества.
Выводы Лебона дали толчок двум темам: расовой психологии и психологии масс. От этого толчка обе психологии покатились по наклонной плоскости и застыли, дойдя до крайностей (до кавычек), превратившись, первая – в «психологию» расизма, вторая – в «психологию» толп. В почти неизменном виде эти выводы можно найти и в последующих лебоновских психологических опусах.
А пришел Лебон к следующим заключениям: раса обладает психологическими характеристиками, столь же зафиксированными, как и физические. Чтобы изменить психологические характеристики, потребуется жизнь не одного поколения, так как их формирование и закрепление в «душе расы» происходит в течение ряда столетий. Психологические различия так же разделяют народы, как и их анатомические отличия. Индивиды, составляющие низшие расы, равны между собой. По мере того как народы цивилизуются, индивиды, составляющие их, все больше отличаются друг от друга. Причина всех войн в истории – несходство ментальных основ различных народов. Душа расы формируется общими чувствами, общими интересами, общими верованиями. Цивилизованные народы входят в состав не естественных рас, а «рас искусственных», созданных историческими условиями. Психологические основы народов подвержены действию времени. Всегда очень медленно формируясь, они могут очень быстро исчезнуть. В основании любой цивилизации лежит набор идей, среди которых важнейшее место занимают религиозные.
«Психологические законы» – больше, чем проекция расового мышления. Они содержат основу, схему социальной психологии, которая занимала Лебона в последние годы XIX в. Безусловно, его концепция расовой души была источником для модели духа толпы. Этой работой Лебон отдал дань интересу современных ему психологических учений к проблемам жизни коллективов. Шаги в этом направлении Г. Тарда (1843–1904) и работы по криминальным коллективам в Италии подвигли Лебона объединить свои мысли по коллективным явлениям в новой книге.
«Психология толп» (1895) стала самой известной и покупаемой книгой Лебона: за 14 лет (1895–1909) вышло 14 ее изданий. Выводы «Психологии толп» аналогичны выводам «Психологических законов». Лебон добавил лишь два предложения к последнему тезису о значимости религиозных идей: «...мы живем в один из исторических периодов, когда на время небеса остаются пустыми. В силу одного этого должен измениться мир». Написана, точнее, переписана эта часть как всегда эффектно, чтобы оживить воображение читателя, в чеканных формулах, а повтор применен для лучшего запоминания (этому автор-психолог и учит в своих трудах).
Вторая книга «Психологии толп», наиболее ценимая в науке, носит название «Психология масс» и состоит из трех разделов (13 глав). Теория коллективов не была рождена в интеллектуальном вакууме. Вся история социальных исследований во Франции обнаруживает взаимоотношения между социальными и политическими переменами. Для Лебона и других социальных психологов современное общество входило в «эру толп», в этот термин он вкладывал преимущественно негативное содержание. Такое восприятие было особенно острым во Франции – единственной европейской демократической республике. У многих парижан еще не стерлись из памяти впечатления о недавнем народном неистовстве в дни Парижской коммуны, а в 1870–1871 гг. город пережил осаду, которая сопровождалась многочисленными коллективными явлениями: от истерической охоты на «прусских шпионов» до поисков и конфискации накопленной еды и частых массовых манифестаций, вылившихся в кровавую трагедию.
По его мнению, «толпа», или «масса» – это большая группа людей, собравшихся в одном месте, воодушевленных общими чувствами и готовых следовать куда угодно за своим лидером: «Толпе необходим вожак. Вожак не обязательно умен, так как ум рождает сомнения». С психологической точки зрения Лебон видит толпу иначе: «При известных условиях […] собрание людей имеет совершенно новые черты, отличающиеся от тех, которые характеризуют отдельных индивидов, входящих в состав этого собрания. Сознательная личность исчезает, причем чувства и идеи всех отдельных единиц, образующих целое, именуемое толпой, принимают одно и то же направление. Образуется коллективная душа, имеющая, конечно, временный характер, но очень определенные черты.
К тому же автор замечает поразительный факт, что индивиды, составляющие толпу, каковы бы ни были их образ жизни, род занятий, характер или ум, впадают в определенное состояние, которое заставляет их чувствовать, думать и действовать иначе, чем если бы каждый из них был в отдельности. Это состояние, по Лебону, патологическое поведение, своего рода коллективное сумасшествие, является эпидемией, умственной заразой. Этот базовый механизм он применил также к анализу распространения на континенте революционных и религиозных идей, моды, общих эмоциональных состояний и др.
Если умственной заразы недостаточно для установления нерациональной, бессознательной природы передачи различных эмоций и идей внутри толпы, Лебон предлагает другой принцип передачи: внушение. Использование внушения в качестве инструмента воздействия на коллектив сближает его теорию с теорией гипноза.
Ход мыслей каждого человека в толпе направляется ее общим настроением. В толпе человек теряет свое индивидуальное мышление, заражаясь этим общим настроением. Он превращается из простого человека в «человека толпы». В ней индивид теряет чувство реальности и оказывается подверженным влиянию лидера значительно сильнее, чем в обычных условиях. Причем чем дольше по времени человек находится в толпе, тем больше он теряет себя, подвергаясь влиянию и толпы, и лидера, и тем слабее у него становится чувство реальности, лидер вводит его в, так называемое, заблуждение: «Толпа никогда не стремилась к правде; она отворачивается от очевидности, не нравящейся ей, и предпочитает поклоняться заблуждению, если только заблуждение это прельщает ее. Кто умеет вводить толпу в заблуждение, тот легко становится ее повелителем; кто же стремится образумить ее, тот всегда бывает ее жертвой».
В «Психологии народов и масс» Г. Лебон выделяет два вида факторов, влияющих на коллективные действия: отдаленные и непосредственные. Отдаленные факторы подготавливают почву, на которой впоследствии развиваются новые идеи. К данной группе факторов французский исследователь относит расу, традиции, время, политические и социальные учреждения, образование и воспитание. Они формируют общую направленность убеждений и взглядов толпы. Непосредственные факторы действуют на уже подготовленную толпу, порождают в ней уверенность и приводят к возникновению определенных решений. Именно благодаря непосредственным факторам, полагает Г. Лебон, «разражается бунт, устраивается стачка, или же громадное большинство вдруг возносит какого-
нибудь человека к власти или низвергает какое-нибудь правительство. Особое внимание французский мыслитель уделяет подробному рассмотрению отдаленных факторов, определяющих идеи и представления толпы. Следует отметить, что исследователь не ограничивается простым указанием на то, как тот или иной фактор воздействует на толпу. Он подвергает каждый фактор скрупулезному анализу и показывает его роль в более широком социально-историческом контексте. Определяющим фактором Г. Лебон считает расу. Все достижения цивилизации являются, в конечном счете, выражением души расы. Раса, утверждает исследователь, делает толпы разных стран неповторимыми и уникальными.
Еще одним существенным фактором, влияющим на мнения толпы, выступают традиции. «В традициях выражаются идеи, потребности и чувства прошлого расы; в них заключается синтез расы, всей своей тяжестью давящий на нас». Традиции во многом определяют характер действий людей в толпе. Г. Лебон критикует тех историков, философов и социологов, которые верят, что народ может порвать со своим прошлым и начать все с чистого лица, руководствуясь исключительно побуждениями разума. Французский мыслитель убежден, что общественные и гуманитарные науки в конце концов последуют примеру биологии, представители которой осознали громадное влияние наследственности, прошлого на эволюцию живых существ. «Народ, - пишет Г. Лебон, - это организм, созданный прошлым, и как всякий организм, он может быть изменен не иначе, как посредством долгих наследственных накоплений».
Определенное влияние на формирование мнений толпы, согласно Г. Лебону, оказывает время. Именно фактором времени французский исследователь объясняет, почему одни идеи получают широкое распространение в массах, а другие – нет. Каждая идея, утверждает автор, должна соответствовать времени, эпохи. В противном случае она не получит поддержки населения. «Идеи – это дочери прошлого и матери будущего и всегда – рабыни времени!».
Лебон делил толпу на однородную и разнородную. Он классифицирует толпы следующим образом:
А. Толпа разнородная:
– анонимная (уличная толпа);
– неанонимная (присяжные, парламент и т. д.).
Б. Толпа однородная:
– секты (политические, религиозные и т. д.);
– касты (военные, духовенство, рабочие и т. д.);
– классы (буржуазия, крестьянство и т. д.)
При сопоставлении характеристик разных видов толп Лебон призывает учитывать их расовый состав, так как душа расы подчиняет себе душу толпы и ограничивает ее колебания, при этом «низшие свойства толпы выражаются тем слабее, чем сильнее в ней развита душа расы»
Характеризуя толпу как группу людей, охваченных общими чувствами, стремлениями и настроениями, социолог выделял следующие ее черты: зараженность общей идеей, сознание непреодолимости собственной силы, утрата чувства ответственности, нетерпимость, догматизм, восприимчивость к внушению, предрасположенность к импульсивным действиям, готовность к бездумному следованию за лидерами, неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики.
Г. Лебон посвятил отдельную главу своей книги «Психология масс» характеристике лидеров толпы (или, как он из называет, «вожаков») и способов, которые они используют для воздействия на толпу. Ученый полагает, что феномен лидерства связан с природным инстинктом подчинения власти вождя (предводителя). Лидер объединяет толпу, управляет ее действиями и ведет за собой. Кроме того, он выполняет организационную функцию, упорядочивая структуру толпы. Первоначально, отмечает Г. Лебон, вожак является рядовым членом толпы, ведомым общей идеей, настроением. Эта идея полностью овладевает им, превращая в фанатика, готового на любые жертвы ради распространения и реализации данной идеи. Лидер толпы – это человек действия. Он не склонен к рассуждениям, которые, как правило, ведут к сомнениям и нерешительности. У вожака толпы ослабевает инстинкт самосохранения настолько, что он готов погибнуть мученической смертью за свои убеждения. Все эти качества увлекают толпу, которая, не имея собственной воли, всегда пойдет за человеком с сильной волей и даром убеждения. «Роль всех великих вожаков главным образом заключается в том, чтобы создать веру, все равно, религиозную ли, политическую, социальную, или веру в какое-нибудь дело, человека или идею, вот почему их влияние и бывало всегда очень велико».
Г. Лебон выделяет две категории лидеров. Обе категории представлены людьми с сильной волей. Однако, лидеры первого типа не способны проявлять активность в течение продолжительного периода времени. Лидеры второго типа, напротив, обладают не только сильной, но и стойкой волей. Их энергия со временем не ослабевает. Представители первого типа, будучи смелыми и решительными, по мнению Г. Лебона, больше подходят для «внезапных дерзких предприятий», совершаемых в экстремальных условиях. Для спокойной повседневной жизни они совершенно не подходят. В качестве примеров лидеров данного типа Г. Лебон называет наполеоновских маршалов М. Нея и И. Мюрата, а также знаменитого итальянского революционера Дж. Гарибальди. Вторая категория вожаков оставила более глубокий след в истории. К ней принадлежат основатели религий и выдающиеся исторические личности (Г. Лебон относит к этому типу лидеров св. Павла, Магомет, Х. Колумба).
Г. Лебон выделяет следующие способы действий лидеров толпы, направленных на то, чтобы увлечь за собой массы: утверждение, повторение и зараза. «Простое утверждение, не подкрепляемое никакими рассуждениями и никакими доказательствами, служит одним из самых эффективных средств для того, чтобы заставить какую-нибудь идею проникнуть в душу толпы». Утверждение должно быть кратким и простым. Действие утверждения существенно усиливается, если оно многократно повторяется. Когда лидер повторяет одну и ту же формулу десятки и сотни раз, он воздействует на бессознательную часть психики индивидов, в которой формируются мотивы всех наших поступков. Многократное повторение простых утверждений вызывает эффект массового заражения, когда какая-нибудь идея стремительно распространяется по толпе и захватывает всех ее участников.
Г. Лебон отмечает, что все рассмотренные выше способы воздействия лидера на толпу окажутся бесполезными, если у лидера будет отсутствовать ключевое, по мнению французского мыслителя, качество – обаяние. Ученый определяет обаяние как «род господства какой-нибудь идеи или какого-нибудь дела над умом индивида. Это господство парализует все критические способности индивида и наполняет его душу удивлением и почтением». Обаяние парадоксальным образом может складываться под влиянием противоположных чувств – восхищения и страха. Обаяние лидера способно многократно усиливаться после его смерти. Г. Лебон приводит в качестве примера увеличение количества «поклонников» таких выдающихся личностей, как Александр Македонский, Юлий Цезарь, Магомет, Будда и др., после их смерти.
Французский исследователь рассматривает два вида обаяния: обаяние приобретенное и обаяние личное. Приобретенное обаяние имеет искусственный характер. Оно связано с богатством, репутацией, статусом индивида. Так, например, военный в полном обмундировании, судья в мантии или владелец крупной компании всегда вызывают большее уважение, нежели рядовые члены общества. Личное обаяние носит врожденный характер и каким-то сверхъестественным образом выделяет человека среди массы других людей. Лишь единицы обладают им. Среди великих исторических деятелей, обладающих личным обаянием, Г. Лебон выделяет Будду, Магомета, Жанну д’Арк, Наполеона. Именно наличие у них личного, природного обаяние позволило им покорить толпу и увлечь ее за собой.
Одним из последователей Г. Лебона является Зигмунд Фрейд (1856-1939). Именно своим трудом, опубликованным в 1921 г., точное название которого по-французски "Психология масс и анализ Я", Фрейд делает свой первый рейд, если угодно, официальный, в область социальной психологии. Лебон довольствовался тем, что описал их, Тард проанализировал их, показав, что они собой представляют. Фрейд в своей работе пытается их объяснить, сказать, почему они таковы, каковы есть. Такой подход является основополагающим в науке. 
Заключение.
Несомненно, теория толпы Г. Лебона продолжает сохранять свою актуальность, а книга французского исследователя «Психология народов и масс» должна присутствовать в библиотеках современных политических деятелей. Для современного российского государства и формирующегося гражданского общества могут оказаться весьма полезной мысль Г. Лебона о том, что свобода, равенство и демократия, несмотря на всю их привлекательность, могут оказаться бесполезными и даже вредными для общества, социально-исторические основы которого не соответствуют данным общечеловеческим ценностям. Нельзя навязывать народу учреждения и идеологию, которые не соответствуют его исконным ценностям, традициям, верованиям. Та же самая демократия принесет людям пользу лишь в том случае, если граждане будут готовы воспользоваться ее возможностями. В противном случае демократия превратится в охлократию; вместо взвешенных решений, принятых в результате логических рассуждений, будет царить хаос, а народные массы под влиянием случайных лидеров будут подрывать устои общества, развязывать конфликты и создавать напряженность. Построить эффективно функционирующую систему институтов гражданского общества в «век толпы» невозможно. Однако, в «век публики», о котором писал современник и соотечественник Г. Лебона Г.Тард, данная задача может быть решена.
Однако, теория массового общества Лебона сильно подвергается критике публицистов, философов, социологов. Так, например, Л.Е. Оболенский утверждал, что настроение толпы есть не что иное, как настроение отдельных личностей, ставшее одинаковым под влиянием одних и тех же обстоятельств, Г. Уоллес упрекнул его в неопределенности трактовки бессознательного, на котором основывается действие механизмов как заразительности, так и внушаемости. По его мнению, выражение «толпы всегда бессознательны» порождает резонный вопрос: социальные объединения лишены коллективного сознания или же каждый индивид в них полностью бессознателен? Многие видели серьезную методологическую ошибку Лебона в некритичности перенесения характеристик отдельных толп времен Великой французской революции и Парижской коммуны на феномен стихийных групп в целом. В результате эпизодическое, если не рандомное, поведение получило вид неизменного атрибута. Подвергалась критике и классификация толп: первоначально критики пытались вносить свои поправки, то уже к началу 1920-х гг. была признана чрезмерность генерализации Лебоном понятия толпы, выражающаяся в его некорректном распространении на иные социальные объединения на основании второстепенного признака.

Список использованной литературы
Г.Е. Зборовский «История социологии», 2014
Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство.», А.В. Окатов «Теория толпы Г. Лебона в контексте изучения современного гражданского общества», 2015. №1(9).
Лепетухин Н. В. Жизнь и «психологии» доктора Гюстава Лебона // Вопросы истории естествознания и техники. 2016. Т. 37. № 4.
Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство.», А.В. Окатов «Г. Лебон о социально-психологических основах общества».
Г. Лебон «Психология народов и масс». 1996.
Г. Лебон «Человек и общество». Т.1.
Г. Лебон. «Психологические законы эволюции народов». 1894.
X