Профилактика наркомании, исходя из понимания действия наркотической тяги

Формат документа: docx
Размер документа: 0.76 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.




Теги: Иеромонах Прокопий (Пащенко)
  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Профилактика наркомании, исходя из понимания действия наркотической тяги
Профилактика наркомании – как помочь детям обрести ресурс, помогающий не соскользнуть в наркоманию и прочие виды зависимого поведения? На что обратить внимание?
Данный текст представляет собой расшифровку (дополненную и расширенную) доклада иеромонаха Прокопия на антинаркотической секции XXVII Международных Рождественских образовательных чтений. Более подробно некоторые из озвученных в докладе идей развиваются в цикле лекций «Проблема отклоняющегося поведения: Родственникам, родителям, педагогам» (линия воспитания продолжается в цикле лекций «Родители и дети. Воспитания»; запись доклада – первая запись в этом цикле).
* * *
Несколько лет назад для паломников Соловецкого монастыря были организованы лекции. К нам обращаются люди в очень тяжелых жизненных случаях. У нас нет реабилитационного центра, но люди приезжают к нам, как к последней инстанции. Этим людям нужна развернутая картина мира, в которую они могли бы вписать себя, понять свои потребности и т.д.
Началось самостоятельное изучение науки. Потребовались советы многих людей, специалистов. На каком-то этапе я читал некоторое время лекции в реабилитационном центре «Саперный» (город Санкт-Петербург), а также – в центре социальной адаптации во имя святителя Василия Великого (центр для подростков, находящихся в конфликте с законом). Прошло время, и выезды закончились (для монаха такие долгие разъезды не самое лучшее время препровождения), лекции читались эпизодически. Сейчас (в основном) это делается в летний период для паломников. О наркотиках прошло несколько циклов лекций, тем была за это время поднята масса.
(основные идеи лекций и подготовленных текстов о преодолении зависимого поведения приводятся в первой части статьи «Преодоление зависимого поведения», отдельное название первой части – «Зависимым и их близким: лекции и тексты иеромонаха Прокопия (Пащенко)»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1729/).
В отношении темы доклада, как экскурсовод из фильма «Неуловимые мстители» скажу: «Об этой картине можно говорить часами, но, к сожалению, вынужден быть краток». Некоторые мысли будут излагаться тезисно. В скобках по ходу текста будут даваться ссылки на тексты и лекции, в которых мысли, изложенные в докладе тезисно, даются в развернутом виде.
Вкратце стоит сказать, что причины, в связи с которыми человек входит в употребление, могут быть разными. Иногда употребление начинается, когда угасает творчество. Выйти из этого положения человек может только в случае, когда познает, в чем состоит истинное творчество и почему угасает радость жизни
(подробно разбиралась тема в цикле лекций «Горение сердца»; есть текстовая, дополненная версия лекций; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1789/).
Все вопросы надо разбирать конкретно…
Я бы назвал профилактической деятельностью ту деятельность, в результате которой у нашего подопечного (в частности, у подростка) могло возникнуть «нечто», что помогло бы ему не встать на преступный, наркотические и прочие пути. Сходу скажу, что тему наркотиков ограничивать не совсем верно и правильно. Представители современной науки профессор Ц.П.Короленко и академик Н.В.Дмитриева высказывают мысли о формировании склонности к вхождению в неуправляемое состояние – о формировании аддиктивной системы / аддиктивной личности
(подробнее см. в главе «Аддиктивная личность / Аддиктивная система / Аддиктивный механизм» из четвертой части статьи «Обращение к полноте: Становление личности как путь преодоления зависимого поведения»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1896/).
О чем идет речь (если – своими словами)? Любой поступок, совершенный по страсти (поругались вы, покурили или выпили, в целом это не так уж и важно), при повторяемости, растянутой во времени, формирует внутри нас некое хаотизированное состояние, и во что оно выльется - зависит от фантазии, количества свободных денег в кармане и т.д. У кого-то выливается в наркоманию, а у кого-то в экстрим. Не в этом суть.
Следует признать, есть и специфика в наркотиках. Те же авторы отмечают, что проблема аддиктивного поведения (в том числе наркоманов) часто рассматривается исключительно сквозь призму химического компонента. Конечно, наркомания влияет на биохимию организма, постоянно говорят о нарушении работы таких нейромедиаторов как дофамин и серотонин. Да, есть и биохимические аспекты проблемы, но они не составляют всего проблемного массива. Человек разумен, вследствие работы разума и изменения поведения могут перестраиваться многие процессы, протекающие в организме, то есть нарушения могут быть исправлены, они не фатальны
(см., к примеру, главу «Справедливо ли полагать, что главной причиной наркомании является генетическая обусловленность и физиология?» из пятой части статьи «Мировоззренческий сдвиг – детонатор наркотического "бума" и распада общества»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2021/).
Да и наркотизации часто предшествуют иные истории. Употребление наркотиков нередко является уже заключительной стадией.
(см., например, упомянутую четвертую часть статьи «Обращение к полноте…»).
Существующая профилактическая деятельность не сопоставляет себя с реальным процессом. У современных социальных педагогов и наркологов существует свой собственный образ зависимого человека, образ проблемы, но он часто далек от реальности. Известная книга Нассима Талеба «Черный лебедь» рассказывает, что наши модели часто не соприкасаются с реальностью.
Почти все присутствующие здесь (все мы) родились в эпоху модерна и не совсем понимаем, с кем и с чем мы имеем дело. Современные подростки вырастают сейчас в эпоху постмодерна. Не буду ссылаться на светских криминалистов и исследователей, которые сейчас изучают тему преступности и зависимостей в постмодернистском мире.
Это люди, лишенные сострадания и эмоциональных привязанностей. Взывать к их чувству совести и чувству долга в некоторых ситуациях не имеет смысла. Можно поставить вопрос - понимают ли они смысл выражения: «Неужели тебе не стыдно?» Некоторые авторы, описывая детей, лишенных эмоциональных привязанностей, используют следующие выражения: впечатления от общения с такими детьми может быть выражено с помощью метафор «ледяное выражение глаз», «глаза рептилии», за внешним обликом в подобных случаях просматривается «нечеловеческая андроидная сущность, изображаемая, например, в научно-фантастических литературных произведениях, в кинофильмах о вторжении инопланетян»
(см. главу «Послесловие к поэме. Игрок и постмодернистский дух эпохи» из третьей части статьи «Преодоление игрового механизма»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2016/).
Общий язык с этими людьми можно установить, начав с темы страдания, депрессии (то, что ими могло быть пережито). От чего возникают? Как протекают? Нельзя забывать – вы общаетесь с представителями другого поколения
(для расширения понимания вопроса см. док. фильм Тофика Шахвердиева «Убить человека» (2002)).
Некоторые авторы отмечают, что современный антинаркотический метод настроен на когнитивное воздействие, т.е. на процесс говорения. Можно констатировать, что происходит трагическая ситуация. Люди активно занялись социальной помощью, началось изучение прикладной психологии. Но из всего арсенала методов стало использоваться все худшее, то есть то, что лежит на поверхности, в небольших книжечках. Серьезные исследования привлечены не были. Как раз все худшее - это и есть когнитивная технология: попытка воздействовать на подопечного путем применения образов, метафор и ассоциаций. Это все действует, но лишь на каком-то этапе и лишь при определенном уровне накала эмоции. Но современные авторы отмечают, что в момент вспышки страсти (тяги к аддикции) все наши когнитивные, мысленные настройки рушатся. Настолько эта вспышка сильна, что буквально сметает все на своем пути. Здесь можно вспомнить и святителя Феофана Затворника, писавшего, что в момент вспышки страсти умовые настройки рушатся.
Я бы хотел выстроить свой доклад на четырех простых образах, чтобы педагогам и учителям была понятна ситуация и они могли бы свою деятельность сопоставлять с тем, что существует в реальности.
Все мы видели в учебниках по географии модель земли. Это пышущая магма внутри планеты, стремящаяся вырваться наружу и литосферные плиты, удерживающие ее сверху. Там, где происходит прорыв и магма выходит наружу, появляется вулкан, разрушение и смерть. Так же и наша страсть, вырвавшаяся наружу, сдержать ее мы уже не можем.
Конечно, мы не можем сводить человека к этим двум позициям, но модель есть модель. Мы делаем срез.
Существует лимбическая система – наши инстинкты. Так же выделяют кору головного мозга, которая выполняет функции торможения наших инстинктов. Конечно, вопрос о соотношении коры и подкорковых структур было бы опрометчиво воспринимать как сигнал к тотальному торможению последних. Не подавить, а преобразить, ввести с помощью деятельности разума в конструктивное русло – вот задача, на которую указывал верующий ученый академик Ухтомский(подробнее см. в главе «Инстинкты и разум» из первой части статьи «Три силы: Цель жизни и развязавшееся стремление к игре (казино, гонки, игра по жизни)»; URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1939/).
Примечательно замечание Ухтомского, сделанное им в отношении известного атеистического лозунга «Религия – дурман для народа». «Как же быть, – в такой плоскости Ухтомский разворачивает вопрос, – если продолговатый мозг – естественный тормозитель спинного, а головной мозг – естественный же тормозитель продолговатого?» И развернув в этой плоскости вопрос, Ухтомский резюмирует: «Пускай Красота и религия будут дурманом для импульсивного пресмыкания; пускай они будут тормозителями ближайшей обыденности с ее непосредственными интересами. Им естественно и подобает быть тормозителями интересов полового аппарата, кишечника и выделительных органов! Это не унижает, а тем более возвышает их. Они снимают с очереди ближайшее и наличное ради далекого и предстоящего! Дурманят и затормаживают свиное в человеке, чтобы помочь в нем человеческому!»
Представьте 4 позиции:
Современный подросток. Воздействие на его мысли.

СМИ и рэп-культура пронизаны наркотиками. И мы этого не изменим. Говорить подросткам можно много полезного и правильного, но, хотим мы того или не хотим, они общаются с людьми, взаимодействуют со средой, следовательно, получают сигналы-стимулы, ориентирующие на наркоупотребление. Эта ситуация, если и изменится, то, наверное, не при нашей жизни. Но мы можем дать подросткам навыки критического осмысления информации. По результатам исследований, большая часть школьников не обладает функциональной грамотностью, т.е. не способна понимать текст, выделить в нем причинно-следственные связи, проецировать идеи текста. Не способны они разобраться и в структуре манипулятивного сообщения, чтобы сделать вывод, которых их обезопасит от влияния этого сообщения.
У человека есть потребности.
Представьте из лимбической системы множество стрелочек. Именно представьте. Тогда будете развивать в себе функции коры, а если смотреть на экран [доклад не сопровождался презентацией, показом слайдом] – активируется лимбическая система.

Например, есть потребность быть счастливым. Человек вписан в какую-то культуру, и он понимает, что счастье – это стремление к цели, основанной на смысле. Об этом пишут и духовные авторы и светские, можно даже проводить параллели. Цель и смысл основаны на истине. Стремясь к этим целям и смыслам, вступая в социальное взаимодействие (построенное на любви), человек может получить признание в обществе, реализацию своих потребностей и стать счастливым.
Блаженство – немного другое понятие. Блаженство Феофан Затворник связывает с исполнением заповедей Божиих. Если бы человек исполнял заповеди, он был бы счастлив.
Если потребности существуют, то при отсутствии адекватного взгляда на них, они могут быть эксплуатированы (в том числе наркомафией). Наркотики сейчас позиционируются как бренд, неотъемлемый атрибут модной жизни, как средство доступа к счастью и блаженству. Человек, не понимающий, что такое подлинное блаженство, фактически беззащитен.
То есть, если у человека есть адекватная картина мира (соответствующая тем закономерностям, которые есть на самом деле), то у него есть шансы стать счастливым. Если у него такой картины мира нет, то есть риск, что, стремясь к счастью, он столкнется с противоположностью его. Например, в любви и в дружбе он будет стараться прийти к пиковому переживанию для себя, при том пренебрегая потребностями других. В итоге другие от него отвернутся и он останется один.
Одиночество можно отчасти понимать как тип восприятия действительности. Чтобы преодолеть одиночество, нужно отчасти изменить и свои представления о действительности
(см., например, две беседы «Одиночество. Изоляция»; часть 1 – https://youtu.be/ZeLOum_Hs5Y; часть 2 – https://youtu.be/Z7XFIY4ae_4).
Если человек пытается преодолеть одиночество на основании ошибочных представлений о жизни, то он в одиночестве увязает. На фоне одиночества – депрессия, на фоне депрессии – стремление «разбавить» эмоциональную боль химическими аддиктивными агентами (наркотики, алкоголь) или – нехимическими (экстрим и пр.).
Как это реализуется в плане наркотической профилактики? У человека есть естественные потребности: иметь смысл жизни, поддерживать общение с себе подобными, направлять свои поступки к определенной цели и пр.. На эти потребности наркосеть нанизывает свои представления, которые подросток воспринимает за пути реализации своих потребностей.
Современные подростки в наркосети получают общность, сообщество. Они зарабатывают, рисуют на асфальте рекламу наркотических сайтов – 300 рублей за трафарет. Одновременно у них сформировались интрига, конспирация. Они – в этом один из трендов наркосети, – борются, мол, с системой. Все им нравится и все привлекает. Потребностями здесь тонко манипулируют.
Вывод: на первом и втором этапах подросток должен освоить навык критически оценивать информацию и понимать, в чем его потребности. Если ситуация на данном этапе проиграна, то стрелочки из первых двух рисунков соединяются. Стрелка, идущая изнутри, срастается со стрелкой, идущей снаружи. Рождается желание.
Рождение желания.

Первый раз человек попробовал запрещенное вещество. Наркомания развивается с первого приема (если мы говорим про опиаты; понятно, что в специальной литературе приводятся разные данные насчет сроков, в рамках которых формируется зависимость. Но возникает такое ощущение, что научная литература не берет во внимание факт возникновения сильнейшего переживания, которое при условии несопротивления ему начинает активно перестраивать и подчинять себе внутренний мир человека – возникает доминанта восприятия
(подробнее см. главы «Квинтэссенция цикла лекций "Обращение к полноте" и лекции "Две доминанты", «О забывании наркоманической эмоции» из третьей части статьи «Обращение к полноте: Становление личности как путь преодоления зависимого поведения»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1899/).
Возникает некая сильная эмоция, аналогов которой в реальной жизни он подобрать не может. Но сильные эмоции такого плана (как правило) не повторяются длительное время. Мозг истощается в попытке поддержать их на более-менее «длительной дистанции». Несчастный ребенок пьет кофе и чай, даже занимается конным спортом. Он пытается получить удовольствие (чтобы конный спорт его «вставил», простите за выражение). Желает сконструировать эмоцию, которая бы перехлестнула наркотический опыт
(подробнее см. главу Неустранимая спортом проблема сознания» из пятой части статьи «Обращение к полноте: Становление личности как путь преодоления зависимого поведения»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1902/).
Если бы человек вышел в новую плоскость жизни, то понял бы, что эмоции и ощущения – не самое главное. Например, есть любимая профессия, и ты к этой цели идешь. Тогда 5-7 лет ты должен трудиться и терпеть, чтобы получить возможность в полной мере начать раскрывать заложенные в тебе таланты. То есть, если вспомнить Ухтомского, в жизни появляется то, что снимает «с очереди ближайшее и наличное ради далекого и предстоящего». Ты хочешь погулять, принять участие в ярком городском празднике, но у тебя есть важная цель, ради которой ты готов отложить до поры до времени свой выход на улицу (регуляция поведения идет с помощью заблаговременно активированных лобных долей, в частности – орбифронтальной коры)
(см. подробнее главу «Справедливо ли полагать, что главной причиной наркомании является генетическая обусловленность и физиология?» из упоминавшейся пятой части статьи «Обращение к полноте…»).
Но если человек с детства понимает, что его эмоции и ощущения – единственно важное, то он беззащитен. Если наркотическая эмоция была им пережита, рано или поздно он рискует вернуться к употреблению.
Наркотическая тяга.
Из всей лимбической системы идет жирная стрелочка.

Следует признать трагическую бессмысленность производимой сейчас наркотической профилактики. В школах говорят, что наркотики – это плохо. Дети согласны, они не спорят. Это чистые юные души, которые понимают, что брать у мамы деньги из кошелька – нехорошо. Но они просто не знают, с чем они столкнутся, когда впервые это попробуют. И это «что-то» будет превышать их способность сопротивляться.
К тому же дети ощущают себя бессмертными. Они не верят, что употребление реально отнимает жизнь. Сама тяга и ломка начинается через какое-то время (условно говоря, месяц). Ребенок, употребивший впервые, никакой ломки не испытывает. В угрозы и увещевания взрослых (ты умрешь, или у тебя что-то заболит) не верит и успевает втянуться. Когда начинает действовать тяга, она выдавливает все мысли из сознания. У человека не остается никаких иных идей, не связанных с аддиктивной реализацией.
Здесь могут помочь только навыки. Глубоко укоренные навыки, которые воспитывались с детства. Я не беру супердуховность. Я говорю о банальном воспитании. Например, установка родителей: Не пойдешь гулять, пока не помоешь посуду. Ребенок может злиться и хлопать дверью, но вынужден как-то регулировать свою злость и эмоции, чтобы пойти погулять.
Навыки
Более подробно см.
– в лекции «Две доминанты» (http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1820/);
– в главе ««Квинтэссенция…» из упоминавшейся третьей части статьи «Обращение к полноте…»;
– в главе «Материалы о преодолении зависимого поведения» из первой части статьи «Преодоление зависимого поведения» (http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1729/).
– в пунктах 2,3 из цикла лекций «Что делать и как жить?»;
– В примечании к данному тексту.
Пост.
Посмотрим на пост с позиции нейрофизиологии. В среду, пятницу и многодневные посты мы учимся навыкам самоконтроля. Рука тянется к мороженому, а мы руку останавливаем.
Человек, у которого навыки поста были сформированы, в критический момент себя сможет регулировать, остановить.
Игумен Анатолий (Берестов) руководитель и духовник Душепопечительского Православного Центра во имя Святого Праведного Иоанна Кронштадтского отмечает, что из 10 тысяч обследованных пациентов, только нескольких человек были из верующих семей.
Послушание.
Если просьба ближнего не противоречит Евангелию и Вашей совести, лучше ее исполнить. Например: ребенок отдыхает, а родители просят его сходить в магазин за сметаной. Он должен быть приучен с детства – встать и пойти. Мама у плиты стояла, папа зарабатывал, а ты сходишь в магазин.
В критический момент (будь то уныние или тяга лечь на диван или –употребить, напиться), если у человека был навык преодоления себя – у него есть шанс.
Любовь к ближнему.
Если с детства человек приучен подавать милостыню, прислушиваться к ближним, он в том числе учится отрываться от собственных разрушительных импульсов и идей. У этого человека шансы есть.
Режим.
Многие современные люди боятся, что режим нарушит их творчество. Но наоборот творчество и возможно только в ситуации наличия в жизни режима (см. часть 8-ую из упоминавшейся работы «Горение сердца»). Например: вы в 12.30 испытываете урчание в животе. При отсутствии режима вы больше работать не сможете и будете думать – идти или не идти кушать и – во сколько идти. Если же режим есть, вы спокойно работаете еще полчаса и в 13.00 идете на обед.
Ребенок, которому с детства привили режим, имеет шансы выстоять.
Эти 4 пункта почти никак не представлены в нашей системе образования. Для иллюстрации возьмем чистописание. Кому нужно чистописание в век компьютеризации? Но нейродефектологи говорят, что чистописание развивает лобные доли. Если эту мысль спроецировать на разбираемую тему, то получается следующее: этот навык учит ребенка себя сдерживать, он злится, что буква не получается, но выводит.
Другой пример. Экранизация всего, что мы видим. Перевод всего образовательного процесса на экран. Это хорошо, это помогает. Но восприятие зрительных образов, длительное общение с экраном, влечет за собой стимуляцию лимбической системы. Кора головного мозга в это время находится в состоянии угнетения. Чем дольше кора угнетена, тем меньше у человека способность анализировать и структурировать информацию. Чтение, обсуждение (причем, обсуждение заинтересованное) способствуют развитию лобных долей.
Сейчас не буду ссылаться на исследования, целью которых являлось изучение личностных особенностей игроков
(см. главу «Эгоизм и порабощение инфернальным силам» из третьей части статьи «Преодоление игрового механизма»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2016/).
Но результаты подобных исследований можно сопоставить с описанием последствий пережитых травм именно лобных долей головного мозга. У человека при этом угнетена способность сопереживать, сдерживать свои порывы
(см. подробнее цикл лекций «Преодоление игрового механизма», к примеру, пункты 5.1 и 11.1).
Мы живем в эпоху сетевого воздействия. Иногда еще ссылаемся на термин «Информационные войны», но это уже вчерашний день. Сетевое воздействие предполагает многоплановое, многоуровневое внедрение в психику моделей поведения с помощью неявных методов. У человека создается ощущение овладения моделями поведения, которые он принимает за свои. Противостоять сетевому воздействию можно с помощью «симметричного ответа», то есть ответа на всех тех уровнях, которые пытается захватить сеть.
То есть система защиты должна предполагать охват не одного какого-то сегмента, а быть многоуровневой (так как поражение личности развивается на разных уровнях). Пример многоуровневого ответа дается в работе центра святителя Василия Великого
(см. о некоторых принципах работы центра в пункте 2f цикла лекций «Проблема отклоняющегося поведения: Родственникам, родителям, педагогам», а также – в главах «Учить здоровым реакциям при отказе от приема веществ, изменяющих состояние сознания», «Выздоровление отчасти зависит от наличия социальных связей с трезвомыслящими людьми», из первой части статьи «Подсадить нельзя вылечить? О метадоне, заместительной опиоидной терапии (ЗОТ) и другом взгляде на проблему наркопотребления и противодействия ему»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1423/).
В центре есть среда, есть подростки, которые постоянно является коррелятом. Что такое коррелят? Человек с педагогическим образованием убежден, что освоил необходимые методики. Отныне все его должны внимательно слушать и относиться к нему, как к авторитету. А коррелят – подростки, которые попали в Центр по приговору суда за хранение и распространение наркотиков, разбойные нападения. Они вас игнорируют, если вы начинаете применять недолжные методики.
Должна быть воспитана новая парадигма педагогики. На данный момент в педагогике и психологии реализуется все самое худшее – когнитивные технологии (говорение). Многие светские специалисты со мной согласны. Психология дает жесткие стандартизированные схемы, которые специалистами «набрасываются» на пациентов, а в итоге – нет понимания картины мира, понимания того, что в реальности зависимость делает с человеком.
Один из наркологов (не буду называть фамилию) описывает наркотизацию сквозь позицию учения о психоанализе. Приходит к выводу: чтобы уберечь детей от наркотиков, родители в обнаженном виде должны заниматься зарядкой с ребенком и не препятствовать, когда ребенок копается в фекалиях. В реальной жизни, когда папа ходит в трусах, а мама полуобнажена, травматизация детей наступает очень быстро.
Предложение: взять заинтересованных людей, не имеющих педагогического образования (известный специалист по креативному мышлению Эдвард де Боно не раз в своих книгах отмечал, что новые подходы трудно увидеть тому, кто привык действовать в русле усвоенного паттерна; применительно к докладу можно сказать, что трудно увидеть перспективы для выработки новых подходов тому, кто многие годы развивался в русле существующих педагогических паттернов, усвоенных во время учебы). Возможно, не очень уместно ссылаться на фильм, но Кевин Костнер, когда снимал фильм «Телохранитель», запретил Уитни Хьюстон проходить актерские курсы. Иначе она не смогла бы сыграть саму себя (здесь не отрицается значение образования, скорее только ставится вопрос о том, что трудно иногда уловить какие-то принципы, если многие годы мыслил в определенной парадигме).
Эти заинтересованные люди проходят трехмесячную подготовку в центре Василия Великого, видят, как на практике проходит работа. Реализацию некоторых принципов работы с подростами, находящимися в группе риска или уже прочно обосновавшимися в ней, невозможно, крайне затруднительно понять, если не увидеть ее «вживую». И потом эти люди работают в школах. Главное – наличие совместной деятельности с детьми (а не просто говорение), так потихоньку прошедшие подготовку люди смогут в реальной обстановке выковывать подходы, совместное обсуждение которых (сформируется так называема Big Data) впоследствии сможет положить начало новой парадигме профилактики зависимого поведения. Данные, собранные во время деятельности, прошедших подготовку людей, анализируются.
Пример для иллюстрации: В одной школе есть мальчик с телесной особенностью (не буду уточнять какая). Над ним подтрунивают сверстники. Пока он был в 4 классе, они его били. Сейчас он шестиклассник. Он окреп физически, «накачался», освоил приемы рукопашного боя. Сейчас он уже авторитет для шестиклассников. Они смотрят ему в рот и делают все, что он скажет. Папа его тоже учился в этой школе, во время приступов ярости переворачивал столы прямо на уроках. И этот мальчик тоже стал переворачивать столы. Но он единственный из учеников, кто открывает дверь учителям. То есть в мальчике есть и добро, и зло. И куда весы склонятся, не знает никто. Но помочь склонить весы в нужную сторону может даже одно доброе слово.
Здесь важно не сломать в человеке его «харизму», а перевести в конструктивное русло с помощью формирования мировоззрения, навыков, что в физиологическом плане представлено развитием лобных долей. Здесь можно употребить аналогию: мотор у машины мощный, а руль слабоват. Если «надстроить» над подкорковые структуры мировоззрение и навыки, то бушующие порывы можно перевести в конструктивное русло. Человек может стать, например, спасателем. То есть – хочешь рисковать, рискуй, но по конструктивным поводам. Или – строителем, который берется за самые сложные проекты
(см., например, главу «Конструктивный исход для авантюрной жилки» из четвертой части статьи «Преодоление игрового механизма»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2023/).
Шипунова Т.В. (доктор социологических наук) ссылалась на исследование, которое проводилось в Германии. Социальная деятельность, направленная в отношении лиц, которые уже встали на определенный путь – равна нулю. Эти исследования отказались проводить у нас в РФ, потому что, как декларируется, у нас есть все нужные механизмы, гранды выделяются, проекты запущены, все работает. На бумаге все хорошо. Но это исследование в Германии показало, что работает только профилактика. Вот если найдется человек, который скажет этим мальчикам доброе слово (необязательно на тему наркотиков), то, может, это слово и поможет им выйти из зарождающегося зависимого поведения в какую-то конструктивную плоскость.
Но чтобы это слово легло на душу, оно должно упасть тогда, когда «дверца открыта», то есть, когда ребенок готов воспринимать. А когда он готов воспринимать? Когда на собеседовании с ним говорит школьный психолог? Не факт.
Только совместная деятельность помогает подойти к цели в отношении данного вопроса. Когда ты с ребенком вместе что-то делаешь, куда-то устремлен. Сегодня он перед тобой открылся, и ты можешь сказать одно слово, которое в него вложится. Просто говорение без участия в совместной деятельности может мало к чему привести.
Этот опыт был использован в пионерской организации. А она в свою очередь методы работы переняла у скаутов.
«Скаутинг, – по выражению одного человека, – это – христианство в действии. Это – учение Христа, влитое в рамки понимание и деятельности детей…». Для изучения темы скаутского движения и его принципов работы с молодежью можно рекомендовать книгу Бориса Солоневича «Молодежь и ГПУ (жизнь и борьба советской молодежи)», из которой и приводится данная цитата.
Если практическая деятельность в конструктивном направлении будет отсутствовать (в частности, у подростков), их подхватит наркомафия, включит их в свою общую деятельность и даст им обманным путем иллюзию удовлетворения их потребностей.
* * *
Примечание к схеме и вопросу о навыках
Выше приводились краткие заметки в важности навыков в деле профилактике зависимого поведения, приводились также и ссылки на источники, в которых данный вопрос разбирается подробнее. К упоминавшимся источникам можно добавить также лекции «Проблема отклоняющегося поведения: Родителям, родственникам, педагогам», откуда и приводятся нижеследующие выдержки.
На всякий случай перечисляются названия пунктов, имеющих прямое отношение к данному тексту:
2a. Дети и взрослые в эпоху постмодернизма. Страсти, преступность и постмодерн
2b. Понятие нормы (если говорим об отклоняющемся поведении, надо спросить – отклоняющемся от чего)
2c. Профилактика (что дать человеку, чтобы не стал зависимым). Мозг, лобные доли (кора) и либмическая система (подкорка)
2d. Профилактика и мозг. Четыре стадии захвата сознания разрушительных эмоцией. Понимание четырех составляющих – стратегия защиты
2e. Что может противостоять разрушительной эмоции (о навыках см. также 1d–2d)
2f. Школа – нет ответа на четыре составляющих. Совместная деятельность с детьми и опыт центра свт. Василия Великого как возможный ответ
2g. Воспитание (мозг и четыре этапа формирования отклоняющегося поведения, воспитание и вера, главное, что нужно учесть).
2g. Воспитание. Мозг и 4 этапа формирования отклоняющегося поведения.
Мы разбирали 4 аспекта формирования зависимого поведения. Я не фанат нейробиологии; Современные авторы утверждают, что человек определяется нейромедиаторным обменом. На самом деле человек – это нечто глубже, чем результат действия дофамина и серотонина. Тем не менее, нейробиологии всё-таки немного коснемся.
Вы знаете, что у нас есть подкорковые структуры, как ее называют – лимбическая система. Это эмоции и инстинкты. Я бы не рискнул называть это рептилоидным мозгом, как это обычно называют. Такая терминология ведет к неправильным выводам. Как пример – неверный вывод, что гармонично развитая личность должна подавлять все импульсы (подкорковые структуры). То есть когда подкорковые структуры называют примитивным, рептилоидным мозгом, возникает как бы сама собой идея, что импульсы идущих из этих областей должны быть подавлены как примитивные.
Взгляд на процесс саморегуляции как тотальное торможение подкорковых структур (в случае именования их рептилоидных мозгом) может повлечь за собой утрату способности к сопереживанию, радости, творчество, спонтанности. Спонтанности – не в эзотерическом, а в хорошем смысле понимаемой, понимаемой как способность увидеть, например, красоту, что-то большее, чем открывается рассудку
(см. статью «О спонтанности (в хорошем смысле понимаемой)»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2040/).
Последствия гипер-торможения: человеку не хватает тех человеческих эмоций, которые жизнь и отношения делают жизнью и отношениями (вспомним истории про чопорных англичан и «сухих» немцев).
Задача лобных долей – не гипер-торможение, а регуляция (будем различать гипер-торможение и просто торможение, то есть нормальное, именуемое еще саморегуляцией). Бурный поток, не оборудованный набережными, разливаясь после обильных дождей, сметает на своем пути дома. Если «вводится в берега», то, сохраняя интенсивность, становится судоходным каналом, по которому ходят корабли, транспортируются грузы.
Лобные доли развиваются, в частности, например, в процессе внимательного чтения. Мы не просто читаем, а пытаемся сопоставить прочитанное с личной жизнью. Мы учимся делать выводы. Когда проявляем эмпатию, хоть это и не очень подходящее слово, всё-таки ближе к сути вопроса такие термины сострадание, сопереживание. То есть, пытаясь понять внутренний мир другого человека, мы формируем тот физиологический орган, с помощью которого мы можем понять себя, принять сложное, социальное решение (см. «2-й пункт: Испытание совести» из первой части статьи «Внешняя жизнь и мир мыслей»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2105/).
Первое искушение – это импульс извне, импульс в виде любой информации. Если в человеке нет навыка анализа и критического осмысления, любая информация его будет таранить и заражать. Подросток сейчас не может определить, манипулятивно сообщение или нет, ложно или правдиво, стоит ли ему следовать. Характерно поверхностное восприятие информации. Как на уровне нашего общения с детьми это можно претворить в практический какой-то вывод? Время белого/черного уже прошло. Информация нередко обладает качество неоднозначности, зло мимикрирует (маскируется) под добро. Необходимо наличие умения сопоставлять, делать выводы, устранять прорехи в своем мировоззрении (манипулятор может говорить, например, о наполнении себя позивитивными мыслями, а сам в то же время может поддерживать движения, которые вносят в жизнь негатив; тот, кто поддается словесным чарам манипулятора, тот имеет прореху в мировоззрении, так как закрывает глаза на тот негатив, который манипулятор вносит в жизнь).
Итак, человек не разобрался с внешним импульсом. Внешний импульс – это, может быть, наш инстинкт. Он тоже по отношению к нашему сознанию является как бы внешним. Мы в своем сознании строим планы и цели, идем куда-то, и вдруг человеку захотелось напиться (или другое проявление), и он не пошел, куда хотел.
Второе – картина мира, понимание человека. Как он осмысливает себя, мир, в котором живет? Как осмысливает свои внутренние влечения? Дает ли им право на развитие или считает, что лучше их не развивать?
На третьем этапе происходит сращивание внутреннего импульса с той трактовкой потребности, которая транслируется извне или формируется под действием страстей внутри (я хочу того-то и если ничего плохого в том нет, то почему же не могу реализовать свое желание?).
Пост. Вот сейчас Рождественский пост, хочется мороженого. Если мы придем в гости к неверующей бабушке и она нас угостит – ну, наверное, можно. Но самостоятельно? Многие люди говорят: я не могу соблюдать пост, я болен. Мы все больны! Даже человек, который не может поститься, он может соблюдать пост. Если необходимо из-за болезни сделать отступление от поста, он может заранее эту меру определить.
Когда возникает неуправляемое состояние (формируется тяга), человек не может ничего противопоставить тяге, потому что он не привык себя никак ограничивать. Если же соответствующий навык приобретен, то у человека будет способность какой-то ресурс противопоставить.
О посте:
Ответ «Пост и вопрос про отступление от поста» (https://castbox.fm/vb/170331167)
Ответ «Пост. Зачем нужен пост» (https://castbox.fm/vb/189008052)
О значении поста в деле преодоления наркоманической тяги см. в разделе «Пост» в статья «Две доминанты» (http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1820/)
О значении поста в деле преодоления предпосылок на основании которых человек становится открытым для охваченности неуправляемыми состояниями – в ответе «Любовная зависимость, зависимые отношения (также - о зависимом отношении в целом)» (https://castbox.fm/vb/187304941).Послушание. Многие воспринимают послушание, как некую покорность. Действительно, есть послушание духовнику. Вы знакомы с ним давно, следовали его советам и достигали желаемого. Вы убедились за много лет, что он человек опытный, зла вам не желает. Только тогда вы добровольно хотите поступить как он советует. И когда он дает совет, мы уже знаем, что он всегда (или часто) был прав и исполняем сказанное. Возможно, мы сами к этому пониманию придем со временем, но, чтобы сэкономить это самое время, послушаемся.
Если нет двух уважающих друг друга людей, духовника и чада, которые вместе движутся к одной цели – Христу, то говорить о послушании вряд ли приходится. Скорее это попытка свои агрессивные импульсы облечь под христианские мотивы.
Молитва. Мы читаем Псалтирь, усилием воли заставляем себя сосредоточиться на словах Псалмов, это усилие аккумулируется, накапливается. В ситуации же неуправляемого состояния, у нас будет какой-то ресурс совладать с собой.
Любовь к ближнему, способность вдуматься, понять, посмотреть на человека не с точки зрения своей собственной концепции, а попытаться абстрагироваться от своей трактовки, попытаться понять, как он мыслит. Этот подход как раз и формирует лобные доли.
Соответственно, если ты сознательно отвернулся от ближнего, ты больше не можешь рассчитывать и надеяться, что Господь милостиво отнесется к тебе. Как вы хотите, чтобы с вами поступали, так поступайте и с другими.
Как гласит пятая заповедь: «Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да долголетен будеши на земли». Она мотивирует людей на общение с родителями. Даже когда они станут старенькими, капризными, как детки.
Четвертый пункт – у нас может быть общий разговор, когда нас объединяют понятия. Общая система ценностей.
В качестве иллюстрации можно прочитать Экзюпери «Цитадель». Притча про двух садовников: два садовника при расставании (одного из них похитили разбойники) писали друг другу письма. Один из них написал: я утром подрезал свои розы. И второй ответил: я утром подрезал свои розы. И им этих фраз хватило, чтобы общаться. Их объединяла одна система ценностей, в том числе и вера. И поэтому расстояние для них не существовало.
Если подытожить два основополагающих пункта, на которые можно обратить внимание, учитывая всё сказанное выше – это доминанта на лицо другого и навык самоотказа.
Это учение академика Ухтомского о доминанте. По сути – это способность проявить деятельное внимание к ближнему. Есть масса способов помочь воспитанию этого «делания». Многих родители приучали к милосердию: подать милостыню, с кем-то поделиться. Этот аспект дает человеку всё: опыт, социальный контакт, счастье (не люблю этот термин, так как его кто только нынче не пытается перетянуть на свою сторону).
Если мы берем теорию Льва Выготского о развитии высших психических функций, то его теорию можно сопоставить с идеями Ухтомского о любви, как о способности проявить деятельное внимание к ближнему
(см. подробнее в главе «Эгоизм и порабощение инфернальным силам» из третьей части статьи «Преодоление игрового механизма»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2016/).
Академик Ухтомский говорил, что доминанта на лицо другого – это самая главная доминанта в человеке. Если человек способен проявлять внимание к ближнему, то у него формируется опыт. У него есть шанс на создание развернутой картины мира из разрозненных сигналов, которые человек получает. Тогда у человека появятся уши, чтобы слышать (подробнее см. в цикле лекций «Искра жизни: Свет, сумерки, тьма»).
Второй момент – это навык самоотказа.
Современные исследования на тему синдрома дефицита внимания указывают важность следующей схемы: ритм-последовательность-чередование. При утрате уклада (включающего ритм-последовательность-чередование) возникает риск того, что ребенок не научится ориентироваться в собственных переживаниях, структурировать их, не освоит навыки саморегуляции.
Наш богослужебный круг – ритмичен, что дает человеку (и даже ребенку) возможность адаптироваться к какому-то укладу. Великий пост повторяется каждый год, и у нас есть возможность улучшать его прохождение. Наступает следующий пост (цикличность, да!), ты вспоминаешь, как это было раньше. Всегда есть возможность сделать шаг вперед. В семьях, где уклада нет, где всё происходит хаотично, у ребенка крайне трудно обстоят дела с формированием предпосылок для последовательного конструктивного развития.
В семьях, где уклада нет, где всё происходит хаотично, у ребенка нет никакой возможности начать последовательное конструктивное развитие.
Встает вопрос о важности внимания к собеседнику в процессе обучения. Если навык внимания к собеседнику не выработан (если ребенку родители говорили, что учитель – никто), то как ребенок будет вникать в то, что говорит учитель?
P.S.:
Косвенные данные, свидетельствующие в пользу изложенных мнений, можно получить, исходя из наличия практики стимуляции префронтальной коры с помощью электрического тока (с помощью формируемого током магнитного поля). Речь идет о клинической практике лечения нарко-зависимых, суть которой – в стимуляции префронтальной коры техническими средствами (транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС)).
Методика была разработана на основе экспериментов, проходивших на крысах, подвергшихся формированию зависимости от кокаина. Было установлено, что у этих крыс «область мозга, отвечающая за способность удерживать себя от чего-либо, была необычно "тихой"». С помощью определенных технологий «уснувшие» клетки активировались, вследствие чего интерес к кокаину у грызунов пропадал.
В основу методики положены также данные опытов, в результате которых было показано, что «у людей, страдающих зависимостью от кокаина, уменьшен объем серого вещества в префронтальной коре, что приводит к ослаблению способности осмысливать свои действия».
Комментируя данные о появлении ТНС, не знаешь, радоваться ли по поводу появления новых технологий, которые, как заявляется, помогают победить нарко-зависимость. Или – ужасаться тому, что европейская цивилизация настолько обеднела в культурном отношении, что никаких других способов воздействия на процесс саморегуляции уже не осталось.
Отказ от любви, понимаемой как деятельное внимание к ближнему, и обращение к жесткому индивидуализму, а также – отказ от практики анализа собственных поступков – и вот человек остается без сигналов, стимулирующих развитие префронтальной коры
(о значении эмпатии и саморефлекции в процессе стимуляции префронтальной коры см. «2-й пункт: Испытание совести» из первой части статьи «Внешняя жизнь и мир мыслей»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2105/).
Отказ от поста, от практики формирования навыков самодисциплины, от привлечения детей к трудовой деятельности – и вот дети остаются без сигналов, стимулирующих развитие префронтальной коры.
С изменениями в префронатальной коре, как пишет нейробиолог Марк Льюис, и связан феномен зависимого поведения. Согласное его концепции зависимости, речь идет о том, что желание реализовать привлекательные цели часто перевешивает способность человека к самоконтролю. Сиюминутная привлекательность и подавление систем саморегуляции приводит к тому, что уменьшается координация между мотивационным ядром мозга и префронтальной корой.
Утрачиваются связи между некоторыми отделами префронтальной коры, отвечающими за когнитивных контроль, и полосатым телом. Нейронная сеть полосатого тела изменяется с каждым опытом. При повторении опыта достаточного количества раз к изменениям в нейронной сети адаптируется и процесс поступления дофамина [нейромедиатор, действие которого ассоциируется, в том числе, и с ощущение эйфории].
[Иными словами, вследствие изменений в нейронной сети некоторые стимулы становятся столь значительными, что в ответ на контакт с ними происходит выброс дофамина. О дофамине много пишется в контексте размышлений о наркомании, алкоголизме, игромании и прочих формах аддикции. Мол, выброс дофамина провоцирует погружение человека в зависимое поведения. Мол, человеку настолько нравится, что его мозг поливается дофамином в ответ на стимул, что человек раз за разом безвольно подчиняется соблазну пойти на поводу у стимула. Но не все авторы отмечают, что сам человек, по сути, закладывает в свой мозг указанания, на какие именно стимулы реагировать выбросом дофамина].
Человек может, например, приходит в восторг от пребывания в Париже. А может прийти в восторг во время нахождения на стадионе, когда играет его любимая футбольная команда [у фаната одно упоминание о его любимой команде может ассоциироваться с выбросом дофамина, но у другой человек, который не следил за игрой этой команды, равнодушно воспринимает информацию о ее проигрышах/ выигрышах]. По подобному принципу строится сеть синапсов и при повторении опыта употребления, например, героина.
«По мере того как мы предвосхищаем и проживаем эти события, каждая синаптическая сеть усиливается и оттачивается, так что захват дофамина осуществляется все более избирательно». Когда человек начинает думать только о Париже, Лондон перестает его интересовать.
Подобно этому, человеку начинает нравиться кокаин, а то, что нравилось прежде (музыка, еда и пр.) – перестает нравиться. «Хотя привычки зависимости укореняются сильнее, чем многие другие, нет четкой демаркационной линии между зависимостью и регулярным достижением других привлекательных целей, ни в действиях, ни в функционировании мозга».
Если нет четкой демаркационной линией между зависимостью и стремлением к достижению иных привлекательных целей, что, собственной тогда будет тормозиться с помощью ТНС? Ведь привлекательными целями могут быть и стремление к учебе, творчеству, общению. Будут тормозиться и эти стремления?
Известную мысль, что понятие здоровья (один из многочисленных комментариев к попытке дать определение) связывают с идеей равновесия между процессами торможения и возбуждения можно прокомментировать примером из игровой практики. Вот, скажем, школьник во время урока физической культуры бежит с баскетбольным мячиком по полю, идет игра, команда – на команду. Ему хочется самому забросить мяч в корзину (привлекательный сиюминутный стимул), но польза дела призывает дать результативный пас другому игроку, находящему в более выгодной позиции (отсроченная перспектива).
Есть школьники, которые не могут дать пас по той причине, что не могут попрощаться с мячом. Даже, находясь в невыгодной позиции, окруженные игроками из другой команды, они будут упорно идти к кольцу «в одно лицо» и терять мяч. Таких игроков обычно не любят в команде, им могут даже не пасовать, так как всем понятно, что скорее всего такой игрок мяч потеряет.
В данном смысле идея торможения предполагает не тотальный отказ от игры, а пересмотр стратегии. Школьник учится тормозить один импульс ради того, чтобы развить возбуждение на «другом конце системы».
То есть проблема торможения предстает, скорее, как проблема выбора одних стратегий и отказ от других. Если в ход идет практика стимуляция процесса торможения самого по себе, то на практике мы можем получить безынициативного игрока.
Неким комментарием к такому положению дел является размышления о последствиях попытки тормозить проявления синдрома дефицита внимания с помощью препаратов. Так некоторые исследователи рассказывают, что «если давать детенышам лабораторных животных стимулянты по такому же курсу, который прописывают детям с СДВГ, то по мере взросления эти животные теряют свою естественную живость, становясь ленивыми и нерасторопными, даже когда им грозит опасность. Ученые предположили, что нечто подобное должно происходить и с детьми: они могут казаться совершенно здоровыми, но по мере взросления становятся безынициативными и ни к чему не стремятся».
И эта апатия у перекормленного препаратами молодого поколения по мере взросления будет возрастать. Иной исследователь считает, что при попытке решить вопрос медикаментозными средствами будет наноситься вред прилежащему ядру мозга. Последствия будут выражаться в том, что внутренняя мотивация будет вытесняться «медикаментозно сформированными поведенческими рефлексами. При таком нарушении, даже испытывая голод или сексуальное возбуждение, человек все равно будет оставаться вялым и инертным».
Иными словами, необходимо обучение, накапливание навыков, формирование картины мира, формирование понимания, какие процессы – тормозить, а какие – продвигать. Аналогию представляет игровое поле. Необходимо найти на поле ориентацию, понимать ход игры, чтобы в нужное время сделать правильный выбор между посылом дать пас и посылом пойти к кольцу самому (иногда ведь и отдать мяч – неверное решение, иногда ведь и нужно пойти на риск, ринувшись к кольцу!).
Кстати, можно предположить, что командные игры с развернутыми правилами как раз и помогают формировать лобные доли, устанавливать связи между корой и подкорковыми структурами. Для детей, которые никак и ни при каких условиях не хотят читать, может быть, именно такие игры и станут альтернативой в деле продвижения к развитию лобных долей.
По крайней мере, нейродефектолог Шевцова Е.Е. считает в народных играх «все предусмотрено: развитие праксиса, гнозиса. Жаль, что дети мало двигаются. К этому надо возвращаться обязательно. Всё это регулируется корой. Выполняя те или иные движения ребенок развивается и когнитивно». Логоритмика – выполнение упражнений в сочетании с пением, например, способствует развитию связей в мозге.
Подводя итого, можно сделать следующее предположение. При всем пафосе, адресуемой к методике ТНС, трудно за ней усмотреть перспективу. Если нет целостной культуры, если нет мировоззрения и реализуемой на его основе деятельности, если нет формируемой на основе этой деятельности совокупности увязанных друг с другом и ядром личности навыков, то что даст простая, техническая стимуляция мозга
(о формировании цельной личности, обладающей иммунитетом в отношении разрушительных тенденций см. в статье «О детских суицидах, вообще, и о суицидальных группах "Синие киты", в частности»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2101/)?
Эмпатия, саморефлексия, пост, мировоззрения, навыки – все это, исправляя «проблемные» области мозга, стимулирует префронтальную кору, но не в отрыве от всей жизни в целом. В случае же с ТНС человек получает дозированную стимуляцию некоторых областей мозга, но без обращения к эмпатии, саморефлексии и «прочим составляющим» вся «прочая жизнь» способствует стимуляции других, «проблемных» областей.
Да, определенный отдел мозга стимулируется, но вся жизнь человека выстраивается в русле, способствующем сползанию в зависимость (от наркотиков или иную зависимость, возможно, – так называемую процессную аддикцию, то есть зависимость не от химического вещества, а от участия в каком-то процессе). Следствий из факта со-сущестований разнонаправленных процессов в жизне-пространстве отдельно взятого человека и его мозга – масса. Среди них, – предположение, что эффект, производимый стимуляцией, будет носить временный характер.
Может, человек и не вернется к наркотикам, но запросто вместо них найдет что-то еще, новую форму аддикции. Ведь образ жизни не изменен, следовательно, области мозга, участвующие в аддиктивных процессах, продолжают получать стимуляцию, следовательно так или иначе формируются предпосылки для формирования у человека склонности к погружению в измененное состояние сознания. Личность не развивается, а значит и в данном случае уместны слова одного нарколога, высказанные им в отношении с его точки зрения, малоперспективных методик выведения наркозависимых из зависимого поведения: «Мы не делаем почти ничего, что вело бы к формированию и укреплению личностного начала в человеке»
(см. главу «Проблема выхода из зависимости и проблема становления личности» из части четвертой статьи «Обращение к полноте: Становление личности как путь преодоления зависимого поведения»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1896/).
По теме см. также некоторые материалы:
– Главы «Главная проблема – не в "снятии ломки", а в изменении жизни», «Наркотикам необходимо противопоставить иной, не наркотический, образ жизни» из первой части статьи «Обращение к полноте: Становление личности как путь преодоления зависимого поведения»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1895/.
– Глава «Религиозный взгляд на зависимость от психоактивного вещества (ПАВ). Почему принимать наркотики – это плохо?» из первой части статьи «Мировоззренческий сдвиг – детонатор наркотического "бума" и распада общества»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/narcomania/939/.
– Глава «Разложение сознания с помощью психоактивного вещества как своеобразная попытка выйти из-под гнета страдания» из части второй («Пьянство как следствие нерешенных внутренних проблем») статьи «Тирания мысли и алкоголь: О выходе из состояния «тирании мысли» и преодолении того, что толкает человека к алкоголю»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1890/.
– Лекции 1-13 цикла лекций «Зазеркалье». Первые 13 лекций цикла имеют отношение к теме наркотиков и к теме вхождения в измененное состояние сознания.
Из аннотации к циклу лекций «Зазеркалье»: «Беседы этого цикла – не только о наркомании. Они, вообще, о том, что происходит в мире с человеком. Проблема наркомании является всего лишь узенькой прослойкой в глобальном процессе раскультуривания. Раскультуривание предполагает стирание того, что называют «культурным человеком», а также превращение его в некого мутанта. 
Здесь нужно говорить не только о влиянии употребления ПАВ на личность человека. А также – и о снижении уровня образования, о процессе распада института семьи, об активизации тенденций оккультно-эзотерического характера, о наплыве представлений, заимствованных из восточно-мистических психопрактик и учений. Человек, находящийся в условиях информационного хаоса, не может найти точки опоры. Он окружен ложными идеями, перевернутыми понятиями. Куда ни наступит – проваливается.
Такой взгляд на проблему помогает понять: перестать употреблять наркотики – этого мало. Нужно еще и осознать: кто ты? Куда ты идешь? Без понимания картины мира человеку трудно найти свое место в жизни, трудно понять, куда идти. А без понимания того, что зависимость делает с человеком, сложно отказаться от зависимости. Пытаясь найти выход из тупика, человек нередко меняет одну зависимость на другую, "ходит по кругу". И неудивительно, что на определенном этапе он приходит туда, откуда ушел.
Зависимость обнуляет человека. Не во всех случаях столь важно, – какая именно (хотя особенности у каждой, конечно же, есть). Главное то, что человек зацикливаясь на своей страсти, перестает развиваться как личность. Перестает воспринимать объемно и глубоко этот мир и окружающих людей. Его внутренняя жизнь принимает однонаправленную активность, все мысли и желания "клонятся" в сторону страсти. А если нет подлинного развития, то наступает регресс».
X