Раздел 5. История ветеринарии в дореволюционной России в 18,19 и начале 20 веков

Формат документа: docx
Размер документа: 0.07 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


1-ая часть
Лекция № 5 История ветеринарии в дореволюционной России в 18, 19 и начале 20 веков
Реформы Петра I и их значение для развития ветеринарии России.
Зарождение ветеринарного образования.
Борьба с эпизоотиями и развитие ветеринарно-санитарного дела.
Развитие военной ветеринарии.
Реформы Петра I и их значение для развития ветеринарии России.
XVIII век в России характеризовался усилением власти дворян-крепостников, эксплуатацией крепостных крестьян и развитием торгового капитала. Страна вступила на путь интенсивного экономического и культурного развития. Большую роль в этом сыграли правительственные реформы Петра I (1682- 1725) в области промышленности, сельского хозяйства, военного дела, торговли, науки и культуры.
В ходе реформы Петра I наибольшие сдвиги произошли в области промышленности. Количество мануфактур увеличилось с 30 до 200. Быстрыми темпами развивалась металлургия, текстильная промышленность, возникли судостроительные, шелкопряденное, стеклянное и фаянсовое дело, производство бумаги. Изменения в сельском хозяйстве были незначительны. Продолжалось освоение земель на юге страны, в Поволжье и Сибири. Расширялись посевы технических культур (льна, конопли, табака, винограда). Разводились более продуктивные породы скота. Коневодство давало лошадей для русской кавалерии.
Продолжалось освоение земель на юге страны, в Поволжье и Сибири. Расширялись посевы технических культур (льна, конопли, табака, винограда). Разводились более продуктивные породы скота. Коневодство давало лошадей для русской кавалерии.
В условиях XVIII в. петровские преобразования носили прогрессивный характер. Петр создал дворянскую империю, которая просуществовала до 1917 г. Широкое развитие получила промышленность по переработке продуктов и сырья животного происхождения (мясная, салотопенная, кожевенная, шерстеперерабатывающая и др.).
В XVIII в. с развитием промышленности и торговли в России почти вдвое увеличилось число городов: с 336 в 1725 г. до 634 в 1801 г. Значительно возросла численность населения в стране.
По указу Петра I в 1708 г. в России было создано 8 губерний; в 1711 г. учрежден Правительствующий сенат, а в 1712 г. торгово-промышленные компании. В 1718 г. организуются различные коллегии: военная, адмиралтейская, коммерческая, иностранная и др.
В 1705 г. по указу Петра I Конюшенный приказ был преобразован в Главную дворцовую конюшенную канцелярию. Аптекарский приказ - в Аптекарскую канцелярию (1707-1724), затем в Медицинскую канцелярию (1725—1762), а еще позднее -в Медицинскую коллегию Правительствующего сената (с 1763 г.). В 1722 г. в С.-Петербурге был построен специальный завод для производства медицинских инструментов (ныне завод «Красногвардеец»). На этом заводе изготовляли и некоторые инструменты для коновалов, а позднее для ветеринарных лекарей.
Изучение литературы по истории ветеринарии в России второй половины XVIII в. показывает, что в этот период в государственных конных заводах уделялось особое внимание ветеринарно-санитарным требованиям к животноводческим помещениям, изоляции больных лошадей от здоровых и карантину.
В 1794 г. доктор медицины Петербургского медико-хирургического училища Ф. К. Уден (1754-1823) опубликовал статью «О пользе учреждения в России скотоврачебных училищ». В ней указано на необходимость обеспечения русской армии (артиллерии, кавалерии), а также гражданских ведомств «скотскими врачами и коновалами». В этой же статье Ф. К. Уден предложил проект структуры такого скотоврачебного училища и его основных задач. К сожалению, эта рекомендация ученого об организации ветеринарных училищ и подготовке ветеринарных лекарей в России правительством не была поддержана. В ряде стран Европы (Франции, Голландии, Норвегии и др.) таких заведений уже было 18.
Зарождение ветеринарного образования.
Петр I уделял большое внимание развитию ветеринарии, называя ее «доброй коновальной наукой», а также кузнечному делу, и в частности «ковочному искусству» (ковке лошадей).
В целях улучшения ветеринарного и санитарного дела на государственных конных заводах и в животноводческих хозяйствах царского двора привлекали коновалов, кузнецов, а также животноводов из различных губерний России, приглашали из-за границы иностранных коновалов и кузнецов.
Утверждение некоторых современных авторов о том, что еще в 1733 г. в с. Хорошево при Хорошевском конном заводе под Москвой якобы была открыта школа-пансионат по подготовке ветеринарных кадров, ошибочно. Согласно историческим исследованиям С. И. Волкова, опубликованным под названием «Хорошевская конюшенная школа в 30-40-х годах XVIII в.» (1951), здесь была организована не ветеринарная, а общеобразовательная конюшенная школа и открыта она была не в 1733 г., а 12 июня 1735 г. В этой школе в течение пяти лет юноши изучали общеобразовательные предметы: чтение и письмо по русскому языку, арифметику и другие, а после того как они «достаточно обучатся», их отдавали вольным мастерам государственных конных заводов для подготовки по различным специальностям: кузнечной, слесарной, кожевенной и др. Для обучения «коновальной» (ветеринарной) науке из окончивших Хорошевскую конюшенную школу отбирали лучших учеников, «кои в науке понятнее». Дальнейшую подготовку они проходили в школе Спасского духовного монастыря в Москве, где изучали латинский язык и лечебные травы. По окончании их распределяли по конным заводам, где под руководством конских мастеров - коновалов в течение трех лет они осваивали теоретические и практические основы ветеринарии и ковочного дела.
После такого длительного обучения ученики конных заводов подвергались экзаменации, которую проводила специальная экзаменационная комиссия, назначаемая Главной дворцовой конюшенной канцелярией. В зависимости от результатов экзамена учеников аттестовали как «коновал-мастер» или «коновальный подмастерье».
По данным Н. Я. Новомбергского (1910), в 40-х годах XVIII в. в России было 68 русских конских мастеров (коновалов), в 1758 г.-20 казенных конных заводов, на 17 из них работали русские коновалы - мастера и подмастерья и лишь на трех - иностранные коновалы (иноземцы).
3. Борьба с эпизоотиями и развитие ветеринарно-санитарного дела.
До начала XVIII в. ученые-медики, любители-коневоды и коновалы разных стран мира преимущественно занимались иппологией - изучением анатомии, физиологии лошади, а также иппиатрией - изучением ее болезней и лечением. На болезни сельскохозяйственных животных других видов мало обращали внимания. Огромный падеж крупного и мелкого рогатого скота, а также свиней от различных эпизоотических болезней, в частности крупного рогатого скота от чумы, повального воспаления легких, сибирской язвы, овец от оспы, происходивший в целом ряде стран Европы и Азии, в том числе и в России, причинял ощутимый экономический ущерб.
Большая смертность среди людей наблюдалась от инфекционных болезней, общих для животных и человека, зооантропонозов (сибирская язва, бешенство и др.). Так, в 1797-1798 гг. в ряде стран Европы и Азии, в том числе в России, от сибирской язвы погибло «несметное количество» сельскохозяйственных животных, а также людей, «став жертвой сей болезни» (С. Ф. Хотовицкий, 1831).
Широкое распространение инфекционных болезней среди сельскохозяйственных животных явилось основной побудительной причиной обстоятельного изучения «скотских падежей» (эпизоотических болезней), разработки рациональных мероприятий по профилактике, лечению и борьбе с ними. В эту важную работу включились ученые-биологи, медицинские лекари и ветеринары. Борьба с эпизоотиями была решающим толчком для организации ветеринарных школ и училищ в странах Европы и подготовки ветеринарных кадров.
В Русском государстве в XVIII в. все мероприятия по профилактике и борьбе с заразными болезнями домашних животных проводились в начале Аптекарской канцелярией, а позднее Медицинской коллегией. Общее руководство и надзор за этими медицинскими организациями с 1711 г. осуществлял Правительствующий сенат. Он издавал соответствующие указы и распоряжения. В губерниях страны с 1737 г. борьба с эпизоотическими болезнями находилась в ведении городских медицинских лекарей, а с 1797 г. - губернских врачебных управ.
Охрана здоровья лошадей от заразных и незаразных болезней и их лечение проводились под руководством Главной дворцовой конюшенной канцелярии, а на местах в государственных конных заводах - управляющих и коновалов-мастеров.
Архивные материалы («Сенатский архив... 1732- 1797 гг.», «Архив Государственного Совета, 1768- 1825 гг.» и др.) показывают, что в России эпизоотии чумы крупного рогатого скота, сибирской язвы, бешенства, ящура, оспы овец и других заразных болезней имели широкое распространение. В стране только за период 1744-1746 гг. официально зарегистрировано свыше 80 крупных вспышек эпизоотии различных инфекционных болезней.
Большой отход лошадей и волов от острых инфекционных болезней наблюдался в русской армии. Так, по данным медицинского лекаря Г. М. Орреуса (1784), во время русско-турецкой войны (1768-1774) только «в 1769 г. на юге Малороссии (Украины) от чумы пало около 12 тыс. волов, закупленных для армии, используемых в обозе и на продовольствие».
К числу первых исторических документов в области профилактики и борьбы против чумы крупного рогатого скота относится указ Правительствующего сената от 28 июля 1730 г. «О мерах предосторожности от скотского падежа». В нем предлагалось в неблагополучном населенном пункте проводить следующие мероприятия: 1) накладывать на такой пункт карантин; 2) объявлять об этом сельским жителям; 3) выставлять караульные посты на дорогах, ведущих в этот неблагополучный пункт; 4) немедленно зарывать трупы павших животных с кожей в землю; 5) изолировать и лечить больных животных; 6) проводить дезинфекцию помещений и др. Указом запрещается въезд на лошадях и волах в неблагополучные по эпизоотии пункты, а также выезд из них, торговля, прогон скота и пр.
19 января 1741 г. Правительствующий сенат издал указ «О полицейской должности» и сообщать в Главную полицию С.-Петербурга о падеже скота от эпизоотии из городов и уездов страны. 11 марта 1745 г. последовал указ сената «О запрещении ввоза в Россию скота и разного мяса из Голландии и других мест по случаю скотского падежа» (чумы крупного рогатого скота), а 21 марта того же года-указ «О запрещении пригона крупного рогатого скота в Петербург на мясо из Малороссии» ввиду наличия там эпизоотии.
Во второй половине XVIII в. в России была уже известна роль некоторых кровососущих насекомых в переносе и передаче «яда язвенного», «заразы» (заразного начала) от трупов павших животных при сибирской язве на людей и животных. Об этом ярко говорит указ Правительствующего сената от 6 июля 1761 г. «О борьбе со скотскими падежами». В указе отмечалось: «Не малый конской и скотской падеж больше от того происходит, что палый (т. е. павший) скот в отдаленных от жилья местах с предосторожностью не зарывают в ямы, а бросают в лесах и на полях, от чего на том палом скоте... появляются мухи, которые, укусая и здоровый скот, тем ядом заражают, и от того оный умирает, что от таковых мух и людям от укушения приключаются некоторые болезни».
В рукописи «Замечание о скотском падеже в Сибири» от 15 мая 1786 г. (Тобольск, 1907) говорится о том, что в распространении сибирской язвы среди сельскохозяйственных животных, в частности лошадей, и падеже их большую роль играют кровососущие насекомые (комары, мухи-жигалки, слепни и др.). Эти кровососущие насекомые, отмечается в рукописи, «которые и по свойству своему имеют ядовитые жала, а напитавшись такой падали согнившей, еще смертный яд и жала свои впускают и, прилетая с одной на другую здоровую лошадь и жаля их, тем заражают оных, от которой заразы валеж (т. е. падеж) лошадей неминуемо последует... Насекомые, набираясь яду от павшей животной, жаля заражают всю скотину...».
Таким образом, трансмиссивный путь передачи возбудителя сибирской язвы от трупа к здоровым людям и животным через кровососущих насекомых был известен в России уже давно, до научного обоснования этого открытия.
Во второй половине XVIII в. большинство русских медиков считали причиной инфекционных болезней человека и животных не миазмы - гнилостные испарения, находящиеся в воздухе, а контагий - «заразительный яд», «заразительную материю». Медицинский лекарь Московского университета И. С. Андреевский (1793), пытаясь изучить этиологию чумы крупного рогатого скота-при помощи микроскопа, писал: «Причина сея болезни есть вещество ожитворенное... зараза».
Б. Н. Палкин (1951) отмечает, что опытное доказательство заразительности сибирской язвы, тождественности заболевания у сельскохозяйственных животных и людей, описание патологоанатомической картины и различных клинических форм этой болезни, метода лечения и профилактики является заслугой медицинского штаб-лекаря С. С. Андреевского (1760-1818). Ему же принадлежит современное название этой болезни - сибирская язва, названной им, по месту ее изучения в Сибири в 1786- 1789 гг. С. С. Андреевский автор книги «Краткое описание сибирской язвы, содержащее предохранительные и врачевательные средства в пользу простого народа» (1796).
За период 1713-1800 гг. в России было издано 86 указов по предупреждению (предосторожности) заразных болезней сельскохозяйственных животных и борьбе (пресечению) с эпизоотиями и по ветеринарно-санитарному делу. В 1763 г. в стране опубликовано «Собрание разных наилучших наставлений и предохранительных средств от скотского падежа, изданное в пользу деревенских жителей», а в 1764 г.-«О правилах лечения больного скота и о полицейских мерах при сем случае».
В деле изучения заразных болезней, общих для человека и животных (зооантропонозов), болезней, свойственных только животным (чума, повальное воспаление легких и др.), а также разработки мероприятий по профилактике, лечению и борьбе с ними в России прогрессивную роль сыграли ученые Русской Академии наук (основана в 1724 г.). Медицинской коллегии (1763), Московского университета, (1755), а позднее члены Вольного экономического общества в С.-Петербурге (1765).
Так, согласно инструкции Русской Академии наук, выдаваемой руководителям научных экспедиций в различные окраины России (Урал, Сибирь, Дальний Восток, Северный Кавказ и др.), участники их были обязаны на местах, кроме исследования флоры и фауны, изучать и описывать в своих дневниках «особливые болезни, в той стране обыкновенно случающиеся, а также... скотские падежи, ежели где бывают, о сих болезнях и падежах примечать, какие в тамошних местах против оных употребляют средства... с успехом».
В целях охраны государственных границ России от заноса из соседних стран эпидемий и эпизоотии еще в 1602 г. был издан указ царя Бориса Годунова «Крепить заставы по всему Смоленскому рубежу». Начиная с 40-х годов XVIII в. на границах Русского государства стали устраивать сухопутные и приморские карантинные отделения. Санитарный надзор за импортируемыми и экспортируемыми товарами, в том числе за скотом, продуктами и сырьем животного происхождения, на морских и сухопутных границах (в таможнях), а также охрану их осуществляли пограничные медицинские лекари, чиновники и солдаты карантинной стражи. 12 августа 1745 г. был издан Специальный указ «Об учреждении застав в потребных местах», а 7 июля 1800 г. правительство опубликовало «Устав портовых и пограничных карантинов».
В XVIII в., как и в предыдущих столетиях, в России при различных эпизоотиях проводилась дезинфекция, а также окуривание животноводческих помещений можжевельником, серой и другие мероприятия.
Некоторые вопросы зоогигиены и ветеринарно-санитарного дела в России в XVIII в. опубликованы в правительственных указах и наставлениях, а также в трудах Российской Академии наук. Так, на основании представленных ее учеными данных, Правительствующим сенатом 12 апреля 1770 г. был издан указ «О содержании скота в удобных хлевах и на хорошем корме в предосторожность от болезней и падежа». Важную роль в распространении ветеринарных знаний в России, кроме Академии наук, сыграло Вольное экономическое общество в С.-Петербурге (ВЭО). Основной задачей этого общества являлось «распространение в народе полезных и нужных знаний», в том числе по зоогигиене и достижениям в области «борьбы со скотскими и конскими падежами» (эпизоотиями).
В октябре 1765 г. ВЭО составило «Экономический вопросник» (65 вопросов) и «Конкурсные задачи» (1765, 1770, 1790 и 1801), разослало их в различные губернии страны. По мере поступления ответов на эти вопросы лучшие работы публиковались в «Трудах» общества, а некоторые из них - отдельными изданиями (А. И. Ходнев, 1865).
В связи с ростом городского населения и общей численности русской армии и флота еще в начале XVIII в. придавалось особое значение санитарному контролю продуктов растениеводства и животноводства. Это ярко подтверждают опубликованные указы Петра I: указом от 18 сентября 1713 г. «О непродаже худого мяса» мясникам запрещалось убивать больных животных и продавать такое мясо; указ от 18 июня 1718 г. «О наблюдении порядка... за продажей мяса в рядах и в других местах» предписывал «чтобы никакой скотины и животности без свидетельств не били»; указ от 11 сентября 1719 г. «О битии мясниками скотины в показанном месте», т. е. на бойне и др.
Убой сельскохозяйственных животных в С.-Петербурге, Москве и других крупных городах производился на бойнях под надзором специальных смотрителей, назначаемых полицмейстерской канцелярией, а осмотр мяса на рынках -медицинскими лекарями и их помощниками.
7 апреля 1749 г. был издан указ Правительствующего сената «О непревозке к Российским портам на кораблях и других судах из тех мест, где оказывается скотский падеж, никакой скотины и мяса копченого и соленого...». В этот период в ряде стран Западной Европы и Азии широкое распространение имели чума и повальное воспаление легких крупного рогатого скота, сибирская язва и др.
С. П. Живодеров (1953) и Л. А. Зыкин (1964) отмечают, что Россия была первой страной в мире, где в узаконенном порядке еще в начале XVIII в. начал применяться ветеринарно-санитарный предубойный осмотр скота и после убоя осмотр мяса, мясопродуктов, а также рыбы, контроль их на рынке. Инициатором этого дела был Петр I.
При нем же заготовка скота и убой его на мясо для русской армии и морского флота производились в населенных пунктах, благополучных по эпидемическим и эпизоотическим болезням. Позднее это положение было подтверждено в руководстве «Провиантские регулы» - продовольственные правила (I изд. в 1758г., П изд. в 1792г.).
В целях обеспечения ветеринарно-санитарного порядка в Москве, С.Петербурге и других городах, а также на скотопрогонных трактах правительством был издан ряд указов и распоряжений губернаторам разных губерний России.
С целью получения кожевенного сырья и технического сала для кожевенной, мыловаренной и свечной кустарной промышленности разрешалось снятие шкур с трупов животных, павших от незаразных болезней. 21 ноября 1797 г. был издан специальный правительственный указ «О запрещении варить на сало палый скот вместе с кожей и шерстью».
Литература по ветеринарии. В течение 1751-1800 гг. в России было издано 28 разных книг по животноводству и 30 книг по ветеринарии: по общей ветеринарии опубликовано 14 книг, по болезням лошадей-12, крупного рогатого скота-3 и собак- 1. Заслуживает внимания руководство по чуме крупного рогатого скота медика А. Г. Бахерахта (1724-1806) «Предохранительное средство от скотского падежа» (1773). Эта работа была написана по конкурсу Вольного экономического общества в С.-Петербурге и награждена золотой медалью и 35 червонцами.
Медицинский лекарь Г. М. Орреус (1738-1811) занимался изучением чумы крупного рогатого скота и разработкой мероприятий по борьбе с ней. Им опубликован ряд работ по этой инфекции.
В 1774 г. в С.-Петербурге была издана книга неизвестного автора под названием «Птичий двор». В этом руководстве кроме описания различных видов и пород домашней птицы, гигиенических правил освещены заразные (оспа, чума и др.) и незаразные болезни и их лечение. В 1792 г. вышло второе издание книги. Нашими исследованиями установлено, что автором этого первого отечественного руководства по птицеводству является Г. Н. Теплев (1725—1779) - русский государственный деятель, автор и других опубликованных работ.
Различные вопросы ветеринарии и зоотехнии довольно подробно и обстоятельно для своего времени освещены в фундаментальном руководстве медицинского лекаря И. С. Андреевского «Новый полный методический лечебник конский, скотский и других домашних животных, как-то:
овец, коз, свиней, собак, кошек и домашних птиц... изданный в пользу любителей скотоводства» (3 тома, 6 книг, М., 1793).
Профессор земледелия и животноводства М. Г. Ливанов (1751- 1800) в трудах «Руководство к разведению и поправлению домашнего скота» (1794) и «О земледелии, скотоводстве и птицеводстве» (1799) освещает различные виды и породы сельскохозяйственных животных, основы зоогигиены, а также описывает некоторые заразные и незаразные болезни крупного и мелкого рогатого скота, свиней и домашней птицы, их лечение.В деле распространения и пропаганды зоогигиены, ветеринарии и зоотехнии в России во второй половине XVIII в. важную роль сыграл первый отечественный ученый-агроном А. Т. Болотов (1738-1833). Редактируя и издавая журналы «Сельский житель» (1778-1779) и «Экономический магазин» (1780- 1789), он опубликовал более 400 работ и статей по вопросам сельского хозяйства, и в частности по заразным и незаразным болезням, лечению больных животных и ветеринарной санитарии.
Следует отметить, что в большинстве своем в XVIII в. отечественная литература по животноводству и ветеринарии была рассчитана на массового читателя - «для пользы народа», «для любителей скотоводства». Девизом всей этой печатной литературы было широкое проведение мероприятий по зоогигиене и профилактике в животноводстве. «Предохранение, - писал ученый-медик А. Г. Бахерахт (1773),- есть главнейшая и ко исполнению легчайшая часть лечения».
Изучение сельскохозяйственной литературы, а также периодической печати в России второй половины XVIII в. показывает, что ветеринарный специалист может найти в ней материалы по многим вопросам животноводства и ветеринарии, некоторые из них не потеряли научного и практического значения и в настоящее время.
4.Развитие военной ветеринарии.
Развитию и усовершенствованию структуры русской армии и морского флота уделялось особое внимание. Большое значение придавалось бесперебойному обеспечению армии лошадьми (верховыми, артиллерийскими и обозными). С этой целью еще указом Петра I от 16 января 1712 г. в Казанской, Киевской и Азовской губерниях были организованы государственные конные заводы. В середине XVIII в. насчитывалось 20 таких конных заводов. Нужды армии и страны диктовали породную и типовую специализацию конского поголовья.
В деле пополнения русских воинских частей лошадьми известную роль сыграли крупные частные конные заводы. По данным Д. Дубенского (1896), в 1700-1725 гг. в стране имелось 3 крупных частных конных завода, а в 1776-1800 гг. их насчитывалось уже 35.
По инициативе Петра I были сформированы 2 драгунских и 27 пехотных полков. В 1701 г. в русской армии было уже 14 драгунских полков, а в 1725 г. русская кавалерия состояла из 33 полков полевых драгун, 4 гарнизонных полков и эскадрона конницы. В каждом драгунском полку числилось 1000 строевых лошадей и 300 обозных. В 1725 г. в регулярной русской армии только в драгунских полках имелось до 43 тыс. лошадей (А. Бегунова, 1981).
В 1712г. для каждого кавалерийского полка был определен штат: 10 коновалов (коновальных мастеров), а артиллерийского полка - один коновал и «его три товарища» (т.е. коновальные подмастерья), а также 10 кузнецов (подковных мастеров). В гарнизонном полку, в котором имелось 240 обозных лошадей, были предусмотрены только кузнецы. Каждый драгунский полк имел обозную аптеку. В качестве руководства по аптечному делу использовались рукописные сочинения. Так, в рукописи аптекаря Даняла Гдрсяна «Аптека обозовая» (1708 г.) говорилось, что «когда лекаря нет,... служивые люди могут сами себе помощь дать при своих и конских немощех»
В июне 1709 г. под Полтавой русские войска разгромили шведские войска короля Карла XII. В плен были взяты тысячи солдат и офицеров, в том числе шведские коновалы и кузнецы. Учитывая это, Петр I 31 марта 1715 г. издал указ «Именной, объявленный из Сената». Этот указ гласил: «...в Москве и в губерниях, где мочно, сыскать из шведов... коновалов для посылки в полки, в губерниях же учить доброй коновальной науке, а ныне в положенные на губернии полки из каждой губернии кузнецов и коновалов, ежли есть в готовности, а буде нет, хотя наняв, прислать в скорых числах». Данный указ свидетельствует о том, что Петр I придавал большое значение развитию коновального и кузнечного дела, а также подготовке кадров.
В русской армии вопросу регулярного обеспечения солдат и офицеров различными продуктами питания, а лошадей - фуражом и доброкачественности их уделялось особое внимание. 6 апреля 1766 г. правительством был утвержден специальный «Штат Главной провиантской канцелярии и ее конторы, а также... провиантских магазинов» для русской армии и гарнизонов.
В опубликованном руководстве «Провиантские регулы» (Продовольственные правила, 1792), «сочиненные для учрежденной при обсервационном (наблюдательном - автор) корпусе комиссии», подробно освещается санитарная оценка качества пищевых продуктов, фуража, вопросы режима их хранения, порядок реализации и др. При захвате русскими войсками трофейных продуктов («взятого от неприятеля провиантов») предлагалось проверить их органолептически на безвредность, а затем поставить биологические пробы на кошках и собаках, а фураж - «через употребление скоту». Таким образом, в руководстве «Провиантские регулы (1792) обстоятельно для своего времени освещены вопросы санитарной охраны людей и лошадей от различных пищевых и кормовых отравлений.
2-ая часть
Характеристика сельского хозяйства России 19 века
В первой половине XIX в. территория Российской империи расширилась до 18 млн. кв. км за счет новых территорий (Сибирь, Кавказ, Аляска). Население увеличилось почти вдвое и составило более 70 млн. человек. Территория Российской империи делилась на губернии и области, которые, в свою очередь, подразделялись на уезды.
Россия представляла собой крепостническое государство. Дворяне, имели огромные привилегии. Основную массу населения представляли крестьяне. Они подразделялись на:
помещичьи или частновладельческие;
государственные, удельные (принадлежавшие императорской фамилии; экономические (бывшие монастырские) и др.
Купцы и мещане составляли несколько процентов населения.
В сельском хозяйстве было занято 9/10 ее населения.
Около половины аграрного сектора составляло помещичье хозяйство, другую половину занимала система государственного феодализма, в которой владельцем земли и крестьян являлось государство. В деревне развивались товарно-денежные отношения. Хлебный экспорт в середине XIX в. составил около 70 млн. пудов. В поместьях стали использовать сельскохозяйственные машины, расширялся ассортимент сельскохозяйственных культур. Картофель стал основным продуктом питания населения. В то же время эффективность хозяйств повышалась за счет усиления эксплуатации крестьян. Крестьяне должны были работать на помещика от 3 до 5 дней в неделю. Но помещичьи хозяйства приходили в упадок. Более половины помещичьих имений было заложено. Помещичий долг государству и кредитным учреждениям достиг более 400 млн. рублей.
Население деревни оставалось нищим, голодным, темным, забитым и политически инертным. В связи с этим аграрно-крестьянский вопрос был центральным в экономической и социально - политической жизни России на протяжении XIX и начала XX в. Он предполагал: личное освобождение крестьян, наделение их землей и изменение общинной системы землепользования.
В начале XIX в. совершился последний дворцовый переворот в России (1801 г.) и на престол взошел Александр I , его сменил Николай I. В этот период Россия вела борьбу против наполеоновской Франции, воевала с Турцией и Ираном и победоносно закончила Отечественную войну 1812 г. и Крымскую войну 1853 - 1856 гг.
В 50 губерниях Европейской части России имелось (млн. голов): 22,7 крупного рогатого скота, 40,5 овец, 12,0 свиней и 16,3 лошадей, в 1856 г. соответственно 26,6; 52,2; 9.7 и 18,6.
По данным французского экономиста Л. В. Тенгоборского (1854), в 1846 г. общий валовой доход от животноводства в России составлял (млн. руб.): молочного и мясного скотоводства- 98,3 (36%), овцеводства -25,0 (9%), козоводства- 0,13, свиноводства (вместе со щетиной) -21,0 (7,6%) и коневодства-18,0 (6,5%).
Основная причина медленного развития животноводства в России - массовый падеж сельскохозяйственных животных от заразных и незаразных болезней, слабая борьба с ними, антисанитарное и нерациональное содержание животных и их примитивное кормление, особенно у крепостных крестьян, а также весьма незначительное число ветеринарных работников.
Для подготовки отечественных специалистов различных отраслей знаний в России открылись университеты: Казанский (1804), Харьковский (1805), Петербургский (1819), Киевский (1833) и другие (Академия наук –вСтановление и развитие ветеринарного образования
25 августа 1803 г. министр внутренних дел В. П. Кочубей представил царю доклад о заведении в С.-Петербурге, Москве и Лубнах «трех скотоврачебных училищ». В этом докладе министр подчеркивал: «Скотоводство есть один из источников богатства нашего, а введение скотоврачебных училищ не только послужить может к исцелению больного скота и к прекращению тех пагубных падежей оного... но и повлияет на умножение и усовершенствование скотоводства». В .П. Кочубей отмечал, что «искусные коновалы и кузнецы также нужны для русской армии и конным заводам». Царь Александр I одобрил доклад и написал на нем: «Быть по сему».
Осенью 1803 г. из С.-Петербургской медико-хирургической академии в целях подготовки преподавателей для скотоврачебных училищ было направлено за границу 6 медицинских лекарей и студентов:
И. Д. Книгин, И. Гернбург, А. И. Петров, Б. К. Мильгаузен в Берлин, Я. К. Кайданов, А. И. Яновский в Вену, К ним присоединился уже бывший за границей медицинский лекарь X. Г. Бунге. В сентябре 1807 г. все командированные возвратились в Россию.
Следует отметить, что еще в августе 1803 г. впервые в России в учебный план медицинского отделения (факультета) Московского университета было введено преподавание основ ветеринарии. Лекции в этом учебном заведении читал доктор медицины, позднее профессор И. С, Андреевский (1759-1809). В 1805 г. в связи с организацией в университете кафедры «Скотолечение» ему было поручено ведение этой дисциплины. В течение 1805-1809 гг. И. С. Андреевский на основе составленного им учебного плана преподавал основы ветеринарии студентам медицинского факультета. Он читал на русском языке анатомию и физиологию домашних животных, зоогигиену, диететику, патологию, терапию, эпизоотологию - учение о конских и скотских падежах, а также фармакологию-«о лекарствах простых, приготовленных и сложных, изъясняя их доброту, действие, употребление и способ приписывать оные сообразно каждому животному».
Перу И.С. Андреевского принадлежат первые отечественные фундаментальные руководства и учебники по животноводству и ветеринарии: «Новый полный методический лечебник конской, скотской и других домашних животных...» (1793); «Наставление, или изображение правил, собственно принадлежащих к сбережению конского здоровья» (1795); «Анатомические изменения кишечника под воздействием глистов» (1803, первая отечественная докторская диссертация по гельминтологии на латинском языке); «Краткое начертание анатомии домашних животных» (1804); «Начальные основания медицины, ветеринарии или скотолечения» (1805), и др. Эти опубликованные труды Андреевского долгое время служили научно-практическим руководством для отечественных ветеринаров и животноводов. Профессору И. С. Андреевскому принадлежит замечательное и верное определение роли ветеринарии. «Хотя округ врачебной науки человеческой обширен, - отмечал ученый, - но ветеринария обширностью своей превосходит оную. Ибо та ограничивается познанием одного предмета, а сия познанием многих разнородных, требующих больше сведений и должного попечения о сбережении здравия каждого из них».
Ветеринарию И. С. Андреевский считал важным источником знания не только для животноводов, но и для работников здравоохранения. «Сие искусство, - писал он, - по сходству может также служить к извлечению весьма полезных наставлений и для излечения некоторых болезней и в людях». И. С. Андреевский считал, что «познание болезни есть половина лечения, а познание причины - есть совершенное излечение».
По отзывам современников, И. С. Андреевский был одним из ученейших и самых трудолюбивых профессоров медицинского факультета Московского университета.
В 1805 г. в Дерптском (Юрьевском) университете была организована кафедра «Скотное лечение». До 1820 г. ею заведовал доктор медицины профессор X. В. Дейч (1768-1820). Курс «Скотолечение» в Виленском университете в .1806-1820 гг. вел доктор медицины профессор Л; Я. Боянус (1776-1827)-известный биолог-эволюционист. В 1806-1820 гг. курс основ ветеринарии на медицинском факультете Харьковского университета читал доктор медицины профессор В. Ф. Пильгер (1760-1828).
17 июня 1808 г. при С.- Петербургской медико-хирургической академии было открыто первое в России «скотоврачебное» (ветеринарное) училище (отделение). С этой целью были построены специальное двухэтажное деревянное здание, ветеринарная клиника и учебная кузница. Заведующим училища был назначен доктор медицины профессор И. Д. Книгин (1773—1830). Он является автором первого учебного плана по ветеринарии в России, утвержденного ученой конференцией академии (1807).
Петербургское ветеринарное училище имело три кафедры: анатомическую (зооанатомия, сравнительная физиология и скотские падежи, т.е. эпизоотология); терапевтическую (патология, терапия, фармакология и диететика) и хирургическую (хирургия, наставление о заводах и экстерьер домашних животных).Кафедры возглавили профессора И. Д. Книгин, Я. К. Кайданов и А. И. Яновский. Всего штат училища насчитывал 13 человек, в том числе 3 профессора, 3 адъюнкта, прозектор анатомии и его помощник, аптекарь, учитель рисования и др.
Согласно уставу С-Петербургской медико-хирургической академии (1808) в ветеринарном училище имелось два разряда обучающихся: на первый разряд принимались абитуриенты с познанием словесных наук и языков для подготовки ветеринарных лекарей, а на второй разряд-знающие только русский язык и арифметику «кои будут их помощниками», т. е. ветеринарными фельдшерами. Обучение учащихся первого разряда длилось 4 года, второго- 3. Общее число учащихся в ветеринарном училище в Петербурге было незначительно. Так, в 1809 г. по первому разряду обучалось всего 5 человек, а по второму разряду-22 человека, в 1810 г. соответственно 17 и 22. Практические занятия учащихся проводились в зооанатомическом кабинете, в ветеринарной клинике и кузнице.
Профессор Я. К. Кайданов (1779-1855) - талантливый естествоиспытатель и педагог. В докторской диссертации «Четвертичность жизни» (1812, на лат. языке) он впервые осветил четыре формы жизни: примитивную, растительную, животную и человеческую. Эти формы жизни исторически связаны между собой. Высшие организмы происходят от низших. Ученый-эволюционист Я. К. Кайданов рассматривал природу как единое развивающееся целое. Эта обстоятельная работа способствовала развитию эволюционной идеи, а последняя, в свою очередь, — биологической науки в дореволюционной России. «Наука о высшей нервной деятельности, созданная Сеченовым и Павловым, является блестящим подтверждением правильности предсказания Кайданова» (В. Болхвитов, А. Буянов и др., 1950).
В августе 1812 г. состоялся первый в России выпуск шести ветеринарных лекарей из Петербургского ветеринарного училища.
Ветеринарные дисциплины изучали также слушатели медицинского отделения С -Петербургской медико-хирургической академии. Особенно обращалось внимание на изучение эпизоотологии конских и скотских падежей. В конце 1807 г. перед организацией ветеринарного училища президент этой академии П. Франк в докладной министру внутренних дел писал "Ветеринарная наука имеет тесную связь с медициной, и поэтому она необходима каждому медику и хирургу, а поэтому поставить в обязанность всем студентам медико-хирургической академии слушать ветеринарные лекции». Слушание лекций по эпизоотологии и ветеринарной полиции для студентов медицинского отделения было обязательным. В 1812- 1883 гг. из академии было выпущено 145 медиков-ветеринаров.
В. И. Всеволодов (1790-1863)-ветеринарный и медицинский лекарь, доктор медицины, заслуженный профессор, академик С.-Петербургской медико-хирургической академии. Его перу принадлежит ряд первых фундаментальных научно-практических и учебных руководств: «Наружный осмотр (экстерьер) домашних животных» (1832, докторская диссертация); «Зоохирургия или рукодеятельная ветеринарная наука...» (1836, удостоена Демидовской премии); «Анатомия домашних животных» (1846-1847) и др.
Ему «обязана русская ветеринарная медицина своим научным возрождением, а зоотехнические руководства В. И. Всеволодова (1832, 1836-1837) были опубликованы на 30 лет раньше аналогичных зарубежных изданий.
Еще в 1847 г, В. И. Всеволодов предложил эффективный метод борьбы с эпизоотией чумы крупного рогатого скота путем «обязательного убивания зачумленного скота как верного средства к пресечению распространения чумной заразы», а также ведения строгого карантина. Но этот метод борьбы с чумой стал проводиться в стране только с 1879 г.
П. И. Лукин (1793-1838)-ветеринарный и медицинский лекарь, доктор медицины, профессор, автор первого отечественного руководства «Эпизоотические болезни, или скотские падежи» (1836), «Зоофармакология» (1836) и «Зоотерапия» (1837). Историческая заслуга П. И. Лукина в том, что он в руководстве по эпизоотологии впервые ввел новые научно обоснованные термины: «эпизоотия», «эпизоотические», «энзоотические», «спорадические» и др. Причиной инфекционных болезней животных он считал «материю - заразу, производящую эпизоотию». Исходя из этого ученый подразделял заразные болезни на «прилипчивые» (контагиозные, заразные) и «неприлипчивые» (неконтагиозные). В руководстве он подробно осветил также меры профилактики, лечения и борьбы с отдельными эпизоотическими болезнями домашних животных.
Г.М. Прозоров (1803-1885) -медицинский и ветеринарный лекарь, доктор медицины, заслуженный профессор, академик С.-Петербургской медико-хирургической академии - является автором первого отечественного руководства по ветеринарному акушерству. «Ветеринарная родовспомогательная наука с отделением о болезнях детенышей» (1849); «Записки по зоофизиологии и зоофармакологии» (1850); «Полное наставление к распознаванию и лечению болезней у лошадей» (1851); «Ипподиэтика, или наставление к сохранению здоровья лошадей» (1853); «Руководство к ветеринарной терапии со включением эпизоотических болезней, с описанием болезней человека...» (1865) и др.
Следует отметить, что некоторые опубликованные руководства по животноводству и хирургии В. И. Всеволодова и ветеринарному акушерству Г. М. Прозорова являются одними из первых работ в этом направлении в мировой литературе.
В конце 1808 г. из С.-Петербургской академии были направлены для организации «скотоврачебного» училища (отделения) при Московской медико-хирургической академии адъюнкт X. Г. Бунге (1781-1861). медицинские лекари А. И. Петров (1779-1849) и Б. К. Мильгаузен (1782-1854). Позднее они были утверждены профессорами различных ветеринарных дисциплин.
Московское ветеринарное училище при Московской медико-хирургической академии было открыто 2 февраля 1809 г. Его структура, учебный план, численность кафедр, штат профессоров и преподавателей, контингент обучавшихся и срок подготовки ветеринарных лекарей и их помощников были такими же, как и в С.- Петербургском ветеринарном училище. Первый выпуск ветеринарных лекарей и их помощников из Московского ветеринарного училища состоялся в 1813 г. В 1842 г. это училище было закрыто.
Крупным ученым и педагогом Московского ветеринарного училища был доктор медицины, профессор Московского университета, академик Московской медико-хирургической академии X.Б. Бунге. Его перу принадлежат издания: «О чуме рогатого скота» (1809); «Краткое описание болезни овец, при которой находятся в печени черви» (1823); «О раздражении спинного мозга» (1843); «О главнейших повальных болезнях домашних животных» (1847); «Руководство к распознаванию и лечению внутренних конских болезней за исключением повальных» (1854) и др.
Из числа воспитанников Московского ветеринарного училища следует отметить профессоров П. И. Страхова (1798-1856) и А. И. Кикина (1810- 1852), которые опубликовали ряд оригинальных работ по ветеринарии, медицине и зоотехнии.
В 1823—1832 гг. подготовка ветеринарных лекарей осуществлялась в ветеринарной школе Виленского университета, а после его закрытия с мая 1832 по 1842 г.-в ветеринарном отделении Виленской медико-хирургической академии. Ветеринарные науки в этих учебных заведениях преподавали профессора-медики Л. Я. Боянус (1776—1827) и А. О. Адамович (1802—1881).
Профессор Л. Я. Боянус - талантливый высокообразованный ученый, пропагандист ветеринарной науки и практики в России. В работе «О ветеринарной науке и ее успехах с 1790 по 1805 г.» он пропагандировал организацию ветеринарных (скотоврачебных) училищ и подготовку ветеринарных кадров в стране.
В руководстве «Введение в сравнительную анатомию» (Вильна, 1815) молодым людям, стремящимся в науку, он рекомендовал: «Надо пожелать, чтобы те, которые стремятся к научной славе, поняли бы, что к этому ведут только два пути. Первый путь - энергично и умело войти в жизнь науки; уметь связать то, что является разъединенным; будить спящих; бороться с тем, что тормозит науку и вводит в заблуждение; постоянно звать людей к новому; критиковать разумно; хвалить и поощрять сердечно; наконец, предугадывать то, что еще таится во мраке будущего... Второй путь состоит в том, чтобы выбрать себе в области науки достойный изучения предмет, изучить его со всем напряжением сил при помощи тех средств познания, которые дает наша эпоха, прорабатывать эту свою тему с великой любовью и преданностью к науке и с неослабляющим терпением улучшать и совершенствовать свой труд, чтобы он послужил тем фундаментом, на котором современники или потомки могли бы строить, как на твердой скале» (цит. по Б. Е. Райкову,1952).
25 июля 1835 г. был утвержден Устав университетов, которым при медицинских факультетах Московского, Дерптского, Казанского и Харьковского университетов предусматривалось учреждение практических ветеринарных школ.
20 января 1839 г. при Харьковском университете была открыта ветеринарная школа с 3-годичным курсом обучения. В 1851 г. она была преобразована в самостоятельное Харьковское ветеринарное училище. Директором его был назначен профессор Н. Д. Галицкий.
В январе 1840 г. в Варшаве была организована Школа простых ветеринаров. С 1845 г. она стала называться Варшавской ветеринарной школой. В этой школе готовили ветеринарных помощников. Обучение длилось 3 года. В 1858 г. был установлен 4- и 3-годичный срок обучения. Выпускали ветеринарных лекарей (ветеринаров) и их помощников.
14 января 1848 г. на основании правительственного указа в Дерпте (Юрьеве) было основано ветеринарное училище. Училище после 4- и 3-летнего обучения выпускало ветеринаров и ветеринарных помощников. В училище работали известные ученые и педагоги Ф. А. Брауель (1807-1882), Ф. С. Унтербергер (1810-1884) и др.
В развитии материалистического эволюционного учения в ветеринарии, и в частности в деле подготовки квалифицированных ветеринарных кадров, прогрессивную роль сыграли отечественные ученые-эволюционисты: М. В. Ломоносов (1711-1765), А. А. Каверзнев (1748-1820), А. Н. Радищев (1749-1802), И. С. Андреевский (1759-1809), Л. Я. Боянус (1776-1827), Я. К. Кайданов (1779-1855), В. И.Всеволодов (1790-1863), К. М. Бэр (1792-1876) и др.
Важный вклад в отечественную ветеринарию внесли хирург и анатом И. В. Буяльский (1789-1866), физиолог и фармаколог А. М. Филомафитский (1807-1849), хирург и анатом Н. И. Пирогов (1810- 1881) и др.
Среди населения России постепенно укреплялся авторитет ветеринарных работников как специалистов. С октября 1848 г. по май 1864 г. в ветеринарных клиниках (заразной, терапевтической, хирургической) Дерптского (Юрьевского) ветеринарного училища в среднем ежегодно находилось до 1200 больных животных разных видов, не считая случаев эпизоотических болезней. В 1848 г. в Петербурге была открыта городская общественная ветеринарная лечебница, в 1852 г. в Одессе -частная ветеринарная лечебница, а позднее другие.
В целях обеспечения губерний и уездов страны младшими ветеринарными работниками начиная с 40-х годов XIX в. различные министерства стали практиковать подготовку этих кадров. Двух-трех юношей (не моложе 17 лет) из крестьянских семей отдавали на обучение губернским ветеринарным врачам (лекарям). На протяжении трех лет они изучали элементарные основы теории и осваивали практические навыки по ветеринарии на животноводческих фермах ведомств или помещичьих хозяйств. После такого обучения ученики сдавали экзамен на звание ветеринарного ученика или коновала.
29 апреля 1854 г. Министерство внутренних дел разослало губернаторам специальные «Правила для руководства при испытании людей, ищущих звание ветеринарного ученика». Эти правила включали 8 вопросов по ветеринарии, зоотехнии и кузнечному делу, («О подковывании здоровых лошадей»).
Подготовка ветеринарных учеников (коновалов) в Министерстве внутренних дел, Министерстве государственных имуществ и других за 1844—1860 гг. себя не оправдала. Всего было подготовлено около 160 ветеринарных учеников.
8 февраля 1821 г. Комитет министров издал распоряжение министру внутренних дел, чтобы «в каждой губернии определить по одному ветеринарному врачу, сверх штата, с жалованием из сумм, оставшихся от неполного комплекта медицинских чиновников по губерниям».
17 июня 1836 г. правительством был утвержден штат ветеринарных врачей: в 33 губерниях по 2 врача и в 16 губерниях по одному (не считая Сибири и Черноморья, куда врачей назначали особым распоряжением). Всего по штатам 1836 г. на всю Россию было предусмотрено 84 ветеринарных врача.
На протяжении почти всего XIX в. ветеринария и все ветеринарное дело в стране находилось под управлением медицинского департамента Министерства внутренних дел, а в губерниях - губернских врачебных управ, которые возглавляли медицинские инспектора. Это тормозило развитию ветеринарии. Ветеринария должна была стать самостоятельной от медицины.
До 1812 г. в России отечественных ветеринарных врачей почти не было. В 1810 г. кроме профессоров Л. Я. Боянуса, X. В. Дейча, Ф. В. Пильгера, приглашенных ранее из-за рубежа для заведования кафедрами «Скотолечение» в различных университетах, работали еще 8 иностранных ветеринарных лекарей. Согласно медицинскому списку в 1812 г. в стране числилось 6 отечественных ветеринарных лекарей, а в 1825 г. -уже 215.
В 1845 г. были установлены звания ветеринар и ветеринарный помощник, а также ученая степень- магистр ветеринарных наук. В 1859 г. работали 530 ветеринаров (в том числе 22 магистра ветеринарных наук) и 209 ветеринарных помощников. 282 ветеринарных врача были вольнопрактикующими, т. е. занимались частной практикой.
24 декабря 1846 г. по инициативе преподавателей ветеринарного училища в С.-Петербурге было основано первое в России общество ветеринарных врачей. Оно сыграло большую роль в развитии научной и практической ветеринарии, в частности в изучении известных и малоизвестных инфекционных, паразитарных и незаразных болезней домашних животных, их лечения, профилактики и борьбы с ними.
16 июля 1860 г. при Министерстве внутренних дел был учрежден «Особый временный Комитет об улучшении ветеринарной части в России и о мерах к прекращению скотских падежей в империи». Членами его, помимо представителей Военного министерства, Медицинского департамента, были назначены магистры ветеринарных наук И. И. Равич, А. Л. Золотовский, И. В. Рожнов и др. Комитет составил «Проект постановления по ветеринарной части». В нем говорилось, что в России работает незначительное число ветеринаров и что они находятся «на скудном содержании... лишены той нравственной опоры их деятельности, которую всякому специалисту доставляет самостоятельность в его распоряжениях». Комитет разработал также проект Ветеринарного устава, который предусматривал «обеспечение нравственного и материального обеспечения положения гражданских ветеринаров с представлением им всех прав и преимуществ, коими пользуются медицинские чины гражданского ведомства». В проекте предлагалось учредить Главное управление ветеринарии, ученый комитет, губернские, областные и уездные ветеринарные управления, независимые от медицинского департамента Министерства внутренних дел.
Борьба с эпизоотиями в 19 веке.
Наблюдались эпизоотии различных инфекционных болезней: сибирской язвы, чумы и повального воспаления легких (перипневмонии) крупного рогатого скота, бешенства, ящура, оспы овец, сапа лошадей и др. Некоторые из них (зооантропонозы) имели широкое распространение и среди людей (эпидемии).
До 70-х годов XIX в. в России общего государственного статистического учета заболеваемости, падежа и выздоровления животных не было. По данным Министерства внутренних дел, Министерства государственных имуществ, Министерства уделов гибли миллионы голов сельскохозяйственных животных разных видов. В отчете Министерства внутренних дел за 1841 г. указывается, что экономический ущерб от падежа сельскохозяйственных животных от эпизоотических болезней составил более 1 млн руб., по данным Министерства государственных имуществ, за 1848 г.— 1,7 млн. руб., а за 1849 г.—3,2 млн руб.
До организации самостоятельной ветеринарной службы-Ветеринарного управления и Ветеринарного комитета при Министерстве внутренних дел, все ветеринарное дело, включая и борьбу с эпизоотиями, в основном находилось в ведении Медицинской коллегии Министерства полиции, а с 1811 г.- Медицинского департамента Министерства внутренних дел. В губерниях и областях страны ветеринарные лекари (врачи) подчинялись губернским и областным управам, в частности, губернскому или областному медицинскому инспектору. В некоторых губерниях и уездах за неимением ветеринарных специалистов мероприятия по профилактике и борьбе с эпизоотиями выполняли медицинские врачи.
До 30-х годов XIX в. медицинские и ветеринарные лекари в борьбе с эпизоотиями руководствовались правительственным постановлением «Собрание узаконений по полицейской части...» (1817), наставлениями «Краткие замечания о чуме рогатого скота» и «О сибирской язве и способах ее лечения» (1830). В 1832 г. эти наставления были включены в специальный раздел «О мерах к пресечению скотских падежей» в первый «Свод законов Российской Империи» (ПСЗ).
Согласно существовавшему законоположению в этот период в случае появления эпизоотии какой-либо инфекционной болезни в населенном пункте на основании клинического осмотра сельскохозяйственные животные подразделялись на три группы: здоровые, больные и подозреваемые в заражении. Больных и подозреваемых в заражении животных изолировали и содержали в карантинном помещении, где подвергали соответствующему лечению. В животноводческих помещениях проводили дезинфекцию: «смывание» горячим раствором щелочи, «хлорированной известью» и «окуривание химическими газам» (горящей серой и др.).
В 1848 г. на государственных границах функционировало 27 сухопутных и 11 приморских карантинных отделений, 17 сухопутных и 10 приморских карантинных застав. Общий штат всех охранно-пограничных медицинских и ветеринарных служб России состоял из 334 штатных чиновников и 2519 офицеров и солдат карантинной стражи. Вместо ранее действовавшего «Устава пограничных и портовых карантинов» (1800 г.) 20 октября 1832 г. был утвержден новый «Устав о карантине и положения о карантинной службе», и в частности «О карантине для животных» на границах России.
На основании главы IV («О способах и сроках карантинного очищения») этого закона здоровых домашних животных, поступавших из зарубежных стран, подвергали 14-дневному профилактическому карантину. В случае обнаружения среди них какой-либо «настоящей заразы» (инфекционной болезни) больных и подозреваемых в заражении животных содержали в карантине 28 дней и подвергали соответствующему лечению и санитарной обработке.
4 июня 1841 г. был утвержден новый «Устав медицинской полиции», и в частности «О карантинах для животных», который имел существенные недостатки.
В 1845 г. издан «Устав ветеринарной полиции или правила для предупреждения и прекращения повальных заразительных болезней домашних животных».
В 1810 г. профессор Московского ветеринарного училища X. Г. Бунге, работая в Западной Сибири по изучению чумы крупного рогатого скота и сибирской язвы, составил ценное «Описание повальных болезней рогатого скота с означением нужнейших для прекращения оных мер». В 1811 г. по его инициативе в военных крепостях Сибири (Петропавловск, Омск, Николаевск и др.) были организованы пограничные таможни и карантинные линии для ветеринарно-санитарного осмотра животных и «окуривания скотских кож, шерсти и прочих вещей, вывозимых из киргизских степей» в Европейскую Россию. В ветеринарную практику введены наставление «О средствах очищения меновых товаров и прогоняемого скота» и 14-дневный карантин. В 1821 г. в Омске издали «Правила медицинских чиновников, какими средствами из сырых скотских кож истреблять чумную ядовитость» (правила дезинфекции кож).
В 1847 г. заслуженный профессор Петербургского ветеринарного училища В. И. Всеволодов в работе «Об убивании зачумленного скота как верном средстве к пресечению распространения чумной заразы» выдвинул научно обоснованный метод «убивания», т.е. уничтожения больного и подозрительного по заболеванию чумой крупного рогатого скота. Но, к сожалению, этот эффективный способ борьбы с эпизоотией чумы стал применяться в России только через 32 года, после введения правительственного закона от 3 июня 1879 г.
В 1852 г. профессор Дерптского ветеринарного училища П. П. Йессен - противник убоя больного чумой крупного рогатого скота-выдвинул свой способ борьбы-чумопрививание (искусственная прививка чумы). Автор считал, что контагий чумы при проведении через организм животного будет ослаблен, и такая прививка может вызвать у животных невосприимчивость (иммунитет). Пользуясь поддержкой Министерства внутренних дел, П. П. Йессен в период 1853-1860 гг. организовал в ряде губерний страны «чумопрививательные заведения». В качестве материала для прививок использовали секреты глаз, носа, рта больных, а также желчь и кровь павших животных. Однако у животных, привитых таким материалом, не вырабатывалось устойчивости к заражению. Искусственные прививки способствовали распространению чумы на территории России.
В январе 1864 г. «Комитет по улучшению ветеринарной части и изысканию мер к прекращению скотского падежа» при Министерстве внутренних дел постановил закрыть чумопрививательные заведения в стране и поручить дальнейшую разработку учения о сущности и причинах чумы рогатого скота образовательным заведениям».
С именем профессора П. П. Йессена связано внедрение в ветеринарную практику ряда новых клинических исследований-термометрии (1848), ректального исследования (в частности, для диагностики колик у лошадей), маточного зеркала (1869) и клистирного насоса (1869) (Э.К. Эрнитс, 1980).
В 1856-1858 гг. профессору Дерптского ветеринарного училища Ф.А. Брауэль (1807-1882) независимо от от зарубежных ученых (А. Поллендер, К. Давен) обнаружил в крови погибшего от сибирской язвы человека и зараженных от него больных и павших животных палочковидные бациллы ("вибрионы") и первый указал на диагностическое значение этих микробов. Ученый экспериментально доказал восприимчивость животных к сибиреязвенной инфекции. Ф.А. Брауэль установил, что бациллы сибирской язвы не проходят через плаценту больной самки к эмбриону.
В 1843 г. профессор Петербургского ветеринарного отделения Г.М. Прозоров в работе "Отношение человека к природе, влияние на человека заразных болезней, свойственным животным" впервые выдвинул теорию о живой природе возбудителя сапа лошадей. Причиной этой инфекционной болезни он считал "живое заразитльное существо... развивающееся подобно семени" В 1849 г. К.П. Юневич защитил одну из первых диссертаций «Сап лошадей» на ученую степень магистра ветеринарных наук. В этот период различали две клинические формы сапа: носовую и кожную.
Ветеринария в России во второй половине XIX
и начале XX вв.
Отмена крепостного права (1861 г.). принесла свободу более чем 30 миллионам крепостных крестьян, расчистила дорогу для становления буржуазных отношений, экономической модернизации страны. Однако реформы позволили сохранить помещичье землевладение и российские крестьяне оставались в экономической зависимости от помещиков.
Из 280 млн. десятин земли 102 млн. находились в частном владении. Большая (77 %) и лучшая часть земли принадлежала помещикам. К концу 70-х годов XIX в. капиталистическая система ведения хозяйства стала постепенно вытеснять отработочную. Помещики, не сумевшие перевести свое хозяйство на новые рельсы, постепенно разорялись и продавали свои имения. Сельское хозяйство продолжало развиваться по экстенсивному пути.
В начале XX в. наблюдается рост предпринимательства и капиталов, совершенствование производства, его техническое перевооружение, увеличение количества наемной рабочей силы во всех сферах народного хозяйства.
К началу XX в. Россия из отсталой аграрной страны стала аграрно-индустриальной державой. По объему промышленной продукции она вошла в пятерку крупнейших государств.
В помещичьих латифундиях производилась примерно половина товарного хлеба России. В большинстве имений осуществлялась капиталистическая реорганизация, применялся вольнонаемный труд. Некоторые помещики продолжали отдавать часть земли в аренду, получая плату в форме отработков. В 20 % помещичьих имений сохранились полукрепостнические методы эксплуатации. Они постепенно разорялись.
Примерно половина земельного фонда страны принадлежала крестьянам. На одно крестьянское хозяйство приходилось около 7 десятин земли, что было недостаточно для ведения рентабельного и товарного хозяйства.
После аграрной реформы 1906-1910 гг. по валовому сбору зерна Россия стояла на первом месте в мире.
В России не имелось и единого руководящего ветеринарного органа. После отмены крепостного права (1861 г.) при МВД существовал Особый комитет для улучшения ветеринарной части и принятия мер по прекращению скотских падежей в империи. В 1868г. в составе Медицинского департамента Министерства внутренних дел были учреждены совещательный Ветеринарный комитет и Ветеринарное отделение как административный орган. В Ветеринарное отделение входило 6 чиновников, и только один из них был ветеринарным врачом. Задачи Ветеринарного отделения: регулирование ветеринарного надзора за гуртами промышленного скота, изыскание средств для содержания гражданской ветеринарной части, разработка законов по борьбе с чумой рогатого скота.
В 1889 г. Ветеринарное отделение было обособлено от Медицинского департамента и подчинено председателю Ветеринарного комитета (на правах директора департамента). Эти два учреждения были объединены в Ветеринарное управление, но законодательно это было закреплено только в 1901 г.
Лишь в 1891 г. была учреждена должность заведующего ветеринарной частью в Уральской, Тургайской, Акмолинской областях и киргизских степях Астраханской губернии; в 1892 г.-в Оренбургской, 1893 г.-в Ставропольской, Тобольской, Томской губерниях, Семипалатинской области; в 1895 г.-в Семиреченской области. Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерниях.
В мае 1901 г. руководство гражданской ветеринарией было сосредоточено в Ветеринарном управлении и Ветеринарном комитете Министерства внутренних дел. Ветеринарные специалисты, находившиеся на службе в Министерстве внутренних дел, губернских и областных управлениях, бактериологических лабораториях, противочумных станциях, охранно-карантинных пунктах пограничных районов, железнодорожных и грунтовых ветеринарных пунктах, составляли правительственную ветеринарию, В правительственной ветеринарии в 1904- 1912 гг. насчитывалось 1066-1433 ветеринарных врача, что составляло 34,6 % от общей численности ветеринарных врачей в стране. Правительственные ассигнования составлялись из процентного сбора, взимавшегося за гуртовой скот, из сумм сбора в неземских и привисленских губерниях.
В круг обязанностей правительственной ветеринарии входила инспекторская работа в губерниях, областях и зонах деятельности ветеринарных учреждений. Она осуществляла ветеринарный надзор за гуртовым скотом, за перевозками сырых животных продуктов и их переработкой: взимала процентный сбор с гуртового скота; должна была следить за выполнением ветеринарно-санитарных законов и инструкций.
Земская ветеринария. Земское самоуправление было введено в России в 1864 г., но ветеринарным делом эти организации начали заниматься несколько позднее. Земская ветеринария впервые была организована в двух уездах Вятской губернии (1867 г.), затем (1875 г.) в трех уездах Костромской губернии. С 1880г. земская ветеринария стала создаваться и в других местах: из 90 губерний и областей России в 34 губерниях европейской части имелась земская ветеринария. Вначале штат ветеринарных работников в губернских земствах ограничивался должностями ветеринарного врача и его помощника. В 1888 г. при Московском губернском земстве было создано специальное ветеринарное бюро. Организатором его стал известный земский ветврач В. Ф. Нагорский (1845-1912).
Земская ветеринария имела три формы организации: губернскую, уездную и смешанную. В одних губерниях была только губернская организация, в других-только уездная, в третьих-и губернская, и уездная. Ветеринарное бюро при губернской земской управе должно было объединить деятельность ветеринарного персонала губернии. Обязанности ветеринарного бюро включали: сбор сведений о положении животноводства, об .эпизоотиях, амбулаторно-ветеринарной деятельности, о ходе страхования скота, годовых отчетах ветеринарных врачей; подготовку докладов по ветеринарной части губернскому земскому собранию; составление проектов смет; рассмотрение актов об отчуждении больных животных. Земские организации занимались и подготовкой ветеринарных кадров, так как имевшиеся ветеринарные учебные заведения не обеспечивали потребность земских губерний. В связи с этим количество ветеринарных специалистов в земствах постепенно увеличивалось.
Земская ветеринария внесла значительный вклад в борьбу с заразными болезнями, особенно с чумой рогатого скота. Наряду со штатными ветеринарными специалистами для борьбы с чумой был введен ряд должностей-чумных агентов, надсмотрщиков, стражников и др. Они осуществляли ветеринарно-санитарный надзор за убоем скота, передвижением гуртов. В соответствии с законом «Об обязательном убивании зачумленных животных» (от 3 июня 1879 г.) земствам предоставлялось право взимания особого сбора (налога) с владельцев скота в размере 1,5 % стоимости животных. Эти средства расходовались на содержание ветеринарной службы. Земская ветеринария проводила борьбу с ящуром, сибирской язвой, рожей свиней и другими заразными болезнями. Предохранительная прививка скота против сибирской язвы вакцинами Л. С. Ценковского впервые была проведена в Херсонском земстве в 1884 г. Ветеринарные врачи Воронежской и Орловской губерний впервые провели массовые прививки свиней против рожи вакцинами Д.Ф. Конева (1900г.). Земские врачи были инициаторами введения в ветеринарную практику диагностических препаратов: маллеина и туберкулина.
Массовая иммунизация животных увеличила потребность в биологических препаратах, поэтому в отдельных земствах создавались ветеринарно-бактериологические лаборатории и станции. В 1883 г. была одна лаборатория, в 1905 г. -21, в 1912г. -30. Наиболее крупными были Курская, Екатеринославская, Саратовская, Херсонская ветбаклаборатории.
Земская ветеринария, начиная с 1890 г., проводила большую работу по бесплатному лечению больных животных. Лечебная работа проводилась ветеринарными специалистами уездных земств. В 1900 г. в Вятской губернии была оказана лечебная помощь 136 тыс. больным животным, в Саратовской-116, в Таврической - 55, в Нижегородской -49, в Курской -43 тыс. К 1900 г. имелось 38 стационарных ветлечебниц, 406 врачебных амбулаторий и 402 фельдшерских пункта. В 24 земских губерниях лечебная помощь животным оказывалась бесплатно, в 4-платно. В дальнейшем объем лечебной работы увеличивался. В 1913 г. в земствах было около 450 благоустроенных лечебниц. К 1914 г. насчитывалось 1374 ветеринарно-врачебных участка, 2638 ветеринарно-фельдшерских пунктов.
Образцовой была земская ветеринарная организация Саратовской губернии, которая проводила большую противоэпизоотическую, лечебную работу, обеспечила обследование животных, организовала пункты искусственного осеменения животных и т.д. Значительную роль в развитии Саратовской земской ветеринарии сыграл губернский ветеринарный инспектор Ф.А.Березов (1858-1913). Он долгое время руководил мероприятиями по профилактике и ликвидации заразных болезней, организацией лечебной работы в губернии. Был инициатором бесплатного оказания ветеринарной помощи животным, принадлежащим крестьянам. Часто выступал в сельскохозяйственных журналах по пропаганде ветеринарных знаний.
Активным деятелем земской ветеринарии был Н.А. Шадрин (1858-1924), который в течение 22 лет (с 1885 г.) работал земским ветеринарным врачом Мелитопольского уезда Таврической губернии, затем - заведующим ветеринарным бюро Нижегородской земской управы. Н. А. Шадрин - пионер в создании ветеринарной службы и бесплатной помощи больным животным населения Мелитопольского уезда. Он участвовал в ликвидации чумы рогатого скота, в борьбе с сапом лошадей, с сибирской язвой и другими болезнями, внедрил в своем уезде и губернии предохранительные прививки против сибирской язвы, рожи свиней, оспы овец, маллеинизацию лошадей, туберкулинизацию, организовал строительство ветеринарных учреждений. Н. А. Шадрин опубликовал более 200 рефератов и 100 научных статей. Особое внимание он обращал на изучение эпизоотии в России, разработке организационных вопросов земской ветеринарии, организации доступной и бесплатной ветеринарной помощи животным, страхованию, статистике и отчетности. Активно участвовал в работе ветеринарных съездов и совещаний.
Значительный вклад в организацию земской ветеринарии внесли В.Ф. Нагорский, М. И. Романович, А. Р. Евграфов, С. Н. Павлушков и др. Они работали в определенное время земскими ветеринарными врачами, выступали за улучшение деятельности земской ветеринарии.
Городская ветеринария объединяла городских ветеринарных работников. В начале XX в. в городских ветеринарных учреждениях работало 372 ветеринарных врача. Малочисленная городская ветеринарная служба, слабо оснащенная медикаментами, инструментами и другими средствами, не обеспечивала надлежащий ветеринарно-санитарный надзор и лечебную деятельность в городах России.
Ветеринарная служба государственного конезаводства в 1904- 1912 гг. насчитывала более 60 ветеринарных врачей, которые, наряду с ветеринарным обслуживанием конных заводов, занимались улучшением породного состава русских лошадей, вопросами селекции.
Кроме того, в России имелись сверхштатные ветеринарные врачи и фельдшера, которые занимались частной практикой. В 1904-1912 гг. их число колебалось в пределах 152-189. В целом в дореволюционной России постоянно ощущался недостаток ветеринарных врачей и фельдшеров. Во всех ведомствах страны, в 1912 г. числилось 4142 ветеринарных врача и 6828 фельдшеров. В Европейской России работали 3076 (74,2 %) врачей, на Северном Кавказе и в Закавказье-467 (11,3 %), в Средней Азии и Сибири-599 (14,5%). Две трети всех ветеринарных фельдшеров работало в Европейской России. Нагрузка на ветеринарного врача была большая. В среднем по России один врач обслуживал район в 4513 кв. верст с поголовьем 24596 единиц скота, в Азиатской России- 23 550 кв. верст и 44 394 единицы скота (площадь в 5,2 раза больше, скота в 1,8 раза
X