Дом на берегу дороги.

Формат документа: docx
Размер документа: 0.74 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Дом на берегу дороги
Вступление
«Посвящается всем моим родным и близким душам, как в этом мире, так и за его пределами».
Опять на часах два часа ночи, опять не спится. А все, потому что не надо спать днем. Ну, ничего скоро будет печка и дрова и сладкий, теплый, утренний сон прочь исчезнет из жизни. Как же я мечтаю писать под треск дров только что разогревшейся печки.
А все - таки интересно рассматривать писателя как под микроскопом. Анализировать, что же ему думается, глядя в монитор, где он сейчас присутствует? Ну, явно не там, где сидит. На первый взгляд, кажется, что работа писателя скучная. Сидит человек, тупо уставившись в монитор, и барабанит что - то там себе под нос на клавиатуре. Ни на домашних не отвлекается, ни на животных. А на самом - то деле писатель - это человек - Душа. Он хоть и сидит дома на кухне в обнимку с ноутбуком и чайником, но мыслями он далеко от родных пенат. Он воображает себя героем, или делает кого - то героем. Таким героем, которым бы хотел стать сам, или же просто разрешает своей фантазии повеселиться. И обязательно запечатлеет свои мысли, если не на листке бумаги, да и телетайп уже прошлый век, то на экране монитора он обязательно распишет все увиденные в его голове картины. Мне близка душа писателя, я вот только не пойму я - псих - одиночка или ночной писатель?
Вам бросилось в глаза название этого произведения? Почему такое странное название? Можно было назвать и проще, например "Дом на обочине реки". Но как то захотелось так, к тому же всему есть свое оправдание: на часах третий час ночи, и нормальные люди давно сопят кверху носиками в своих колыбельках. А вот не нормальным как раз в это время не спится: они либо блуждают по квартире, либо в их головы потоком льется информация с других планет! У меня даже НЛО между строчками летает!!!

Глава 1. Писатель – фантаст.
I
Н
е много о себе: Зовут меня Марк Шолтес, мне 30 лет, я один из неудачливых писак. Почему неудачливых? - наверное, потому что я мот и кутила и меня вообще никак не интересует мирская жизнь. Родился я в небольшой, обычной семье: где мать была пианистка, а отец работал на заводе. Братьев и сестер у меня никогда не было. Всю жизнь я рос сам по себе, хоть и в строгих условиях. Мать меня любила, но не больно нянчилась. Все что я могу сказать, она была строгая женщина, но я тоже любил ее. Отца я мало помню, он толком и не появлялся дома. Думаю этого рассказа хватит для того чтобы понять, что же привело меня сюда, в настоящее. 
- Такси, - я махнул рукой и машина притормозила.  - До Берлинского, добросишь?
- Садись.
Пятнадцать минут на машине, и я на месте.
Надо честно признаться, что у меня есть друг полицейский. И именно благодаря ему я сейчас иду на раскрытие приключений. Конечно для него, это раскрытие преступления. Но мне и такой поход в радость, все какая- то новизна событий в моей стране «Застакании». 
Дело в том, что когда мы с ним вчера виделись, он раскрыл мне тайну, о том, что расследует загадочное дело. И тогда у меня в голове созрела мысль: "Новый сюжет к моей книге". Я давно уже ничего не писал, а тут сам Господь мне шанс кидает. Я уговорил друга взять меня с собой на раскрытие дела. Вдруг я, что выужу из этих событий жизни для своей книги. И друг согласился.
  Хлопает дверца такси, машина уезжает, за спиной пыль столбом. Я иду по камням и думаю: «Какого дьявола, здесь не проложат асфальт? Я ободрал свои новые черные, кожаные ботинки».
Раньше здесь проходила горная речушка, которая со временем обмельчала, высохла и стала дорогой, по которой теперь ходят люди и обдирают свою обувь о камни и булыжники.
Я поднимаюсь в гору все выше и выше. Вот, наконец, дохожу до дома, где недавно пропали два человека. Место здесь и, правда мистическое и очень красивое. Светит солнце, вдоль дороги стоят дома. На горизонте видно как дорога извиваясь, распадается на три луча и дальше теряется в поле цветов у подножия голубой горы. Свое название гора получила из-за породы голубых скал. - Завораживающе!!! Переведя взгляд с гор на дом, я увидел, что дом стоял в самой низине. Дом был из белого кирпича. Ворота и ставни, выкрашенные зеленой краской, плавно сливались с рядом растущими деревьями. Во дворе толпились люди в форме и гражданском. Полицейский что - то спрашивает у людей и записывает к себе в блокнот. Я пытаюсь протиснуться в калитку, и тут натыкаюсь на своего друга Тео.
Мы обменялись рукопожатием, и он проводил меня к остальным.
На улице стояла адская жара. Я зашел в дом, здесь было прохладно, помещение казалось просторнее внутри, чем снаружи. Комната всего одна, но какая! Она была похожа на залу в царском дворце. Лепнины на потолках хоть и не наблюдалось, но убранство комнаты, ее интерьер, был весьма не обычен для сельской местности. Он будто бы был выкраден и перенесен сюда из дворца Франции XVII века. Потолки комнаты выкрашены в белый цвет, и достаточно высокие: метра 4 – 5 в высоту, а может и больше. На потолке висела люстра, как будто только что вынесенная из театра. Ну, вы знаете эти огромные, громоздкие люстры с висюльками. Стены комнаты были разрисованы розовыми большими цветами. Пол был выложен серой плиткой. Из мебели пару кресел старинной работы, и два дивана, той же серии с резной спинкой и изогнутыми ножками украшали собой помещение. Посреди зала стоял квадратный стол из черного стекла, его окружали деревянные, стулья из красного дерева. Рядом на пол был брошен ковер из медвежьей белой шерсти. Необычных размеров в углу стоял светло деревянный шкаф. Он был такой узкий и высокий, что казалось, не выдержит гравитации и упадет плашмя на нас сверху. За его стеклянными дверцами, громоздились какие- то старинные игрушки, статуэтки и книги.
Рядом с большим залом, как, оказалось, примыкала маленькая комнатка - кухня.
Кухня на вид казалось убогой, как будто ее случайно выдернули из квартиры бедняка и поместили сюда. Это была не большая комнатка с узким, маленьким окном, с мутным стеклом внутри. Выцветшие мелкие, некогда розовые хризантемы еще украшали пожелтевшие от времени обои. С потолка, выкрашенного желтой краской, свисала на проводе лампочка с тусклым светом. А может быть, краска была белая, но из-за разлившегося желтого света лампы, потолок казался, похож на кусок сливочного масла. Рядом стояла зеленого цвета печь. Не высокий, облезлый, деревянный столик примостился в углу напротив печки, пара таких же табуреток под ним. Вблизи находился старинный деревянный буфет, в котором горкой громоздились керамические тарелки на верхних полках, а внизу стояли кастрюли и чугунки.
Когда я прошел в зал, меня все радушно поприветствовали (так как меня все давно знали), и снова уткнулись носом в свои дела. Один из полицейских вел перепись предметов, другой просто так слонялся без дела. Эксперт в белом одеянии, бегал с лупой и пробиркой.
Я решил посидеть на кухне, из которой мне прекрасно было видно, что происходит в зале. Присев за стол, я достал блокнот и стал делать пометки в моих набросках для новой книги. Так как присутствующие знали обо мне и моей цели, никто почти на меня внимания своего не обращал. Что позволило мне углубиться в свои мысли и сочинить начало моего произведения. Я сделал пару записей в блокнот и вышел во двор. 
II
- Фрэнк, пойди сюда, я кое- что нашел, - крикнул один из полицейских, выходя из подвала дома.  - Посмотри, это кажется записка или письмо? - протянул он свернутый лист бумаги в руки уже не молодому, худощавому мужчине в черных очках от солнца.
Несмотря на теплую погоду, Фрэнк, был одет в черное шерстяное пальто и шляпу. В руках был
Кейс с бумагами.
- Благодарю Сэди, я завтра с этим разберусь, - Фрэнк взял бумажку из рук полицейского, положил в прозрачный файл, и убрал в дипломат.
- Кто это? - спросил я у Тео, подойдя к нему.
- Где? - спросил тот.
Кивком головы я указал на мужчину в черном пальто и очках.
- Ах, это? Это «главный», по расследованию дела. Так сказать, заказчик. Это его сын пропал на днях вместе со своей женой, - ответил Тео. - Понимаешь, здесь такая история произошла.… Пропала супружеская пара при загадочных обстоятельствах. Как утверждают соседи - эта пара из дома никуда никогда не выходила кроме своего двора. Они находились в этом доме, а потом бац…
и исчезли.
- Бред, какой то, - тряхнул я головой. – Может их, убрал кто? 
- А кто? Мотива не было. Молодожены жили одни, ни с кем не общались. Странные были как из другой реальности к нам прибыли, - развел в стороны руки Тео, пожимая плечами. - Запутанное это дело, темное, и никому не хочется в него ввязываться.
- Может неприятели, какие были или враги тайные? Иначе, зачем вести себя столь странным образом? – спросил я.
- Да не было никаких врагов, дружелюбными они всегда были, хоть и держались ото всех в стороне, - ответил Тео.
- Понятно. Ну, если что узнаешь еще, ставь в курс дела, - похлопал я друга по плечу. И направился к Фрэнку.
- Мистер Фрэнк? - крикнул я, помахав ему рукой.Фрэнк Хивинтли обернулся и остановил на мне свой взор поверх очков.
- Да, это я, что Вы, хотели молодой человек? - Здравствуйте. Заранее приношу свои извинения. Я знаю о вашей недавно произошедшей трагедии, и хочу предложить вам свою помощь. Я писатель - фантаст, и я часто сталкиваюсь с невероятными явлениями. Если вам понадобится моя помощь - буду рад Вам помочь.
«И зачем я соврал? - Все мои невероятные явления замыкаются на «алкогольном портале». Из-за чего меня и знают все коллеги Тео, не однократно с ними: то в баню, то на рыбалку ездим», – пробежала мысль в моей голове.
Фрэнк Хивинтли, снял свои черные очки, убрал их в карман. Посмотрел пристально на меня своими выцветшими серыми глазами и сказал:
- Спасибо сынок.
Мы обменялись визитками, пожали друг другу руки и разошлись.
III
На часах было два часа ночи, а я все не мог оторваться от ноутбука и кружки горячего, сладкого чая.  Я писал свою книгу, которой дал название "Дом на холмах". Я уже написал пару глав, как зазвонил телефон. - Мистер Марк у телефона! - завопил радостно я, думая, что звонит Миралина. Она как раз должна была позвонить мне сегодня вечером.
Миралина - это прекрасная, свободная девушка, "девушка в красном платье", как называю ее я, из-за ее любви к красным вещам. Что сказать, мы дружим, между нами прекрасные, теплые, яркие отношения, в которых нет ни истерик, ни ревности, ни жалости. Правда, эти отношения столь редки, что приходится писать книги, или ввязаться в какую-нибудь авантюру, только чтобы не начать скучать по ее взгляду и прикосновениям.
  - Мистер Марк, Здравствуйте! Вас беспокоит Фрэнк Хивинтли, - раздался в трубке мужской хриплый голос. - Простите за поздний звонок, но вы единственный к кому я могу обратиться по столь важному делу. Не будет ли у вас минутки встретиться со мной в ресторане "Полес - мартч".
Это важно.
Смесь чувств обуяло мой организм: от гнетущего любопытства до обжигающего кровь адреналина, прошлось по мне словно волной, и я быстро выпалил:
- Конечно Мистер Хивинтли, я буду там через 10минут.
Собираясь к нему на встречу, я думал, что заставило его позвонить мне, а не более опытным специалистам по раскрытию преступлений? К тому же столь поздно. Нет ли в этом подвоха? Что за срочность и какое событие меня будет ожидать через 10 минут. Все же надо быть готовым всегда ко всему.
Я зашел в ресторан, окинул взглядом сидящую толпу, выловил взглядом Фрэнка, и пошел за его столик.
-Здравствуйте, Мистер Фрэнк, - протянул я ему руку.
Фрэнк выглядел подавленным, испуганным и озабоченным. Трясущимися руками он пожал мою ладонь и пригласил присесть за столик. Я присел, отодвинул от себя меню, подозвал официанта и заказал себе тоже крепкого сладкого кофе.
- Что случилось, мистер Хивинтли? - спросил я.
Старик окинул меня взглядом, согнулся, прокашлялся и сказал:
- Марк, сынок, этот дом не простой... Я купил его сыну с женой три года назад, так как он приглянулся Эсильде – жене моего сына, но я не знал об особенности дома. В случившемся виноват я, мне надо было самому все проверить. Я не знаю то ли мне радоваться, что так все произошло, то ли плакать. Я попытаюсь сам все исправить, - проговорил мужчина, протянул мне записку, и опустил голову на сложенные перед собой руки.
- О чем вы говорите, Фрэнк? Что это? - спросил я, держа в руках свернутый листок бумаги.
  - Марк, это то, что сегодня полицейский обнаружил в подвале, - поднял взгляд на меня старик. - Я не могу ее никому показать, мне не верят. Меня считают придурковатым стариком, хотя делают вид, что помогают мне. Я очень долго работал на СПБП - «Служба По Безопасности Планеты», пока не вышел на пенсию и теперь мне так отдают дань или уважение. Поэтому я никому не могу раскрыть свой секрет. Но сегодня я встретил тебя. И твои слова, прозвучавшие столь искренне, запали мне в душу, сынок. Я хочу, что бы ты изучил это письмо дома, и если я не вернусь, то ты раскроешь тайну
остальным, через свои книги.
- Какую тайну, мистер Фрэнк? – спросил я.
- Всему свое время сынок, - ответил Хивинтли.
- Но…
- Просто сделай так, как я говорю, разберись с этой запиской дома, - жестким тоном проговорил бывший агент «СПБП»
- Хорошо, как скажите, Фрэнк, - не стал спорить я, сложил записку и положил в карман пиджака.
Мы еще немного поговорили, и тут Фрэнк засобирался.
- Мне пора, был рад встрече сынок. Надеюсь, еще увидимся!
Встав из-за стола, он подошел ко мне и обнял по-отцовски. - Мистер Фрэнк, подождите, что значит "если я не вернусь". Вы куда - то уезжаете?
  - Ты все поймешь сам, когда придет время, - Фрэнк надел шляпу и удалился.
«И что это значит? - пораскинул мозгами я. - Что мне с этим делать? Надо скорее брать такси и ехать домой. Все же не терпится узнать, что в этой записке».
IV
Приехав домой, едва успев разуться, я прошел на кухню. Кухня была самым моим любимым местом в доме. Здесь я мог сидеть в тишине, на мягком диване в обнимку с ноутбуком, пить зеленый чай и смотреть в окно. Вид из моего окна открывался волшебный, мой любимый дом находился рядом с лесом и речкой.
Каждый раз утром как я садился писать, я смотрел на утреннее голубое небо, на котором как будто монета сияло солнце. Создавалось впечатление, что художник забыл монету на только что нарисованной картине. И того художника зовут Бог и свою монету он оставил не случайно.
Я видел как золотые, тяжелые лучи солнца играют в пушистых макушках зеленых деревьев. Словно золотая пыль они играли и путались в бархатных листьях зелени, оседали у реки, и алмазным сверканием отражались на воде. Солнце как будто опускало руки, чтобы поласкать лес и речку. И речка отвечала в ответ солнцу поцелуем волн. 
Были и другие картины в моей повседневности, которые волновали меня намного больше этой. Когда раскаты грома и ветвистые яркие молния прорезавшие это грешное небо, пугали и интриговали не только меня, но и кота Висконтия. Я раскрывал окно настежь, садился на подоконник, подставлял лицо и руки немому ветру, впитывая всей кожей сладострастный танец дождя. Висконтий в это время прятался на диване за подушками. Время от времени, когда все утихало, прыгал на подоконник, до следующего удара молнии.
Но сейчас на дворе было темно и тихо, только звезды шелестели в ответ от радости меня вновь увидеть за окном. Через него из вечера в вечер они рассказывают мне о том, сколько они за свои
миллиарды лет повидали.
Я достал записку из кармана, развернул и обалдел.
- Что это? Дебильная шутка? Или маразм старика? - думал я, теребя в руках бумажку, которую оставил мне Френк.
Это был чек, о покупке осенних ботинок, 45-го размера в магазине "Юнибейт".
- А где сам секрет? - возмущенный я уставился в чек. - Мне, что в книгах на весь мир рассказать о том, что какой - то дядя, приобрел в "Юнибейте" ботинки 45 размера? Что за чертовщина?! Может он мне дал не тот листок! - выругался я про себя.
Я достал из портмоне визитку с его номером и стал звонить.
- Ну же Фрэнк, возьми эту чертову трубу, старый маразматик, запудривший мне мозг!!!
Но в трубке лишь мерно шли гудки. Недолго думая я набрал своему другу.
- Тео, приветствую. Да, извини, я знаю что на часах уже четвертый час ночи, но ситуация не требует отлагательств. Скажи мне, что ты думаешь
по поводу Фрэнка Хивинтли?
- Марк, я выражусь мягко, он старик, у которого в голове вечно полно больных мыслей. Там все семейство странное. Я очень сочувствую ему, ему сейчас не сладко, он потерял сына и невестку. Жена его еще раньше ушла. Он остался совершенно один. Раньше служил... ммм... впрочем, это секретная информация, и я не имею право ее распространять посторонним лицам. Сегодня в девять, в кафе "Чайная Устрица". И не забивай себе этим голову. Доброй ночи или утра! - в трубке послы -
шались нервные гудки.
На всякий случай я сложил чек и убрал обратно в карман. Прошел в комнату, разделся и улегся на кровать. Немного полежал за ноутбуком, а потом стал укладываться спать. Зеленоглазый кот Висконтий свернулся пушистым серым клубочком у меня в ногах и замурчал.
Я долго не мог уснуть, в моей голове крутилась карусель из не досказанных фраз Мистера Фрэнка и загадок, предстоящих узнать мне завтра от Тео.
V
«Смысла не было ложиться в четыре утра», - промелькнула мысль в гудящей от будильника голове. Я открыл один глаз и взглянул на время: восемь часов.
- Какого черта, надо было назначать встречу на девять утра? Ну почему так рано? - зарылся я лицом в подушку еще больше. Полежав, какое то время, все-таки пришлось себя переселить и подняться. Я чертовски не выспался! Я встал, шатаясь, пошел, умылся, оделся, выпил кофе, поймал такси. В общем, в девять утра я сидел в кафе "Чайная устрица" сам как чайная устрица. Я не ахти представляю, как она выглядит. Но догадываюсь, что будет с устрицей, залей ее кипяточком. Такой же лохматый, помятый и не выспавшийся имею сейчас вид и я. 
- А вот и Тео, Здорово, Друг! - встал я и пожал
ему руку. 
- Приветствую, Марк, - в довольной улыбке расплылся Тео.
Мой друг был человек 34х лет, не высокий, симпатичный на лицо, с короткими рыжими волосами, голубыми глазами и улыбкой с белизной. Всегда носящий джинсы и рубаху и не признающий мужские строгие костюмы, за исключением рабочей формы. В нем меня забавлял его не предсказуемый юмор, было неизвестно что он отмочит в любую секунду, и слегка развязанное поведение. В общем, он такой с детства, за что часто и получал ремнем. Особенно когда передразнивал свою бабушку.
- Ну, давай Тео, рассказывай, что вчера недорассказал, - посмотрел я на него.
Тео откинувшись на спинку стула и закинув ногу себе на колено, не предвзято закурил сигарету, – Что рассказывать то? Особо нечего.
Тео придвинулся ближе ко мне.
- Я сказал, что Фрэнк служил на Службе По Безопасности Планеты, и там познакомился со своей женой. Она вела отчеты, и какие - то бумаги. А он отважно сражался за планету... Вот только не спрашивай, с кем он сражался, все равно не знаю. Я не знаю и того что у них там происходило в СПБП, никто не знает, все могут только догадываться, это очень засекреченная информация. Все что я знаю, мне это рассказал мой один старый знакомый, которой раньше работал там. Меня особенно не интересовала эта ситуация, так как эти фантастические истории ну никак не могли помочь следствию, тем более что все, что он рассказывал, не было подкреплено никакими доказательствами, вот я и не особо вдавался в подробности.
Полицейский отпил горячий чай из голубой чашки, который только что принесла официантка, и улыбнулся девушке.
Девушка улыбнулась в ответ и смущенно отвела глаза. - Тео, мы здесь не для этого, - потряс я друга за плечо. - Ты можешь мне дать данные того человека, который работал в СПБП?
- Могу, но тебе зачем? - удивленно уставился на меня Тео.
- Для благого дела, я же книгу пишу. Ты забыл?
Я не стал рассказывать другу о своей встрече с мистером Хивинтли, решил для начала сам в этом
запутанном деле разобраться.
- Да, конечно, только больно - то никому не болтай о нашем разговоре, – ответил Тео.
Тео написал мне на салфетке адрес доктора Роуфа Денли. Я поблагодарил друга за встречу, и мы разошлись. Я пошел ловить такси, а Тео к барной стойке знакомиться с официанткой.
- Ох, уж этот Тео Мастисс, - думал про себя я.
VI
В полдень я стоял у двери дома мистера Денли и звонил в звонок. Дверь мне открыл мужчина средних лет со светлой бородой и седыми волосами.
- Чем могу быть обязан? - спросил он.
- У меня к вам разговор, мистер Денли.
Роуф удивленно посмотрел на меня и произнес, – проходите молодой человек.
Мы прошли в комнату, обставленную белоснежными мраморными статуэтками обнаженных женщин. В комнате помимо статуэток стояла кожаная белая мебель. На стенах покрытых красными обоями с рисунками белых птиц, висела пара картин в дорогих рамках с позолотой. Приковывала взгляд к себе одна из картин. На холсте было изображено море, пожирающее все, что попадалось на его пути. Под тяжестью его волн на дне его прожорливого желудка мирно покоились песочные часы, красный человеческий череп, не понятно, откуда взявшаяся ветка ели и перо дикой чайки.
Мне стало любопытно, что же этим произведением хотел сказать художник. Наверняка в этой картине таится глубокий смысл, и я почти догадываюсь, что же все - таки хотел передать нам автор.
Пожирающее море, он расценивал как вечность, которая словно змея, притаившись после укуса, выжидает падения своей жертвы. Ничто не вечно... гласит народная пословица, но вечно ничто, хочу сказать вам я. Так же и вечность, притаившись, ждет распада империи, разложения общественного устройства, краха не сбывшихся надежд в чужой голове перед смертью, и восстановления настоящих человеческих качеств, покрытых вековой пылью на забытых дорогах бытия.
Песочные часы, вероятно, символизируют время. Которое говорит нам, что в верхней чаши весов песка осталось совсем мало, как и времени у человечества на раздумья об этом мире и роли глаз и сердца в нем.
Человеческий череп - это явно, " человечность", но неспроста художник покрыл его красной краской. Этим он хотел сказать, что вся наша человечность облита океаном крови. Кровь, которую мы пускаем мечами своей гордости и эгоизма, раня своих родных и близких людей и людей за пределами души Вселенной.
Свежую каплю в это произведение, как свежий глоток воздуха на поле битвы, где еще горит и дымится земля, вносит живая зеленая ветка ели. Художник как будто хотел разбавить свои застоявшиеся мысли в душной голове, где давно не открывали форточки, каплею жизни.
Мысли стекающие красками по холсту, запечатлели фантазию художника, в материальный «передатчик» информации (картину) собственной души прохожим.
В формах ярких и властных прятались и бродили скрытые помыслы автора. Который, скорее всего, был одинок. И свои краски те, что у него на душе, он выплескивал на белый девственный холст, не только того что натянут на деревянную раму, но и на ткань своей жизни.
Перо, наверняка мертвой чайки, можно расценивать как смерть. И неспроста море поглотило перо, так же и смерть под пятой у вечности.
Я оторвался от картины и обвел взглядом комнату. Интерьер комнаты говорил о благородном вкусе и размере достатка хозяина дома.
- Присаживайтесь мистер... - Стараясь докончить фразу, Денли взглянул на меня.
- Мистер Марк, - подхватил я, и пожал Роуфу руку, в знак знакомства.
- Присаживайтесь, мистер Марк, - повторил с улыбкой Денли. - Что привело вас ко мне? И какого характера будет беседа?
Я улыбнулся, - доктор Роуф, я нашел вас по своим источникам. Мне сказали, что вы можете посвятить меня в тайну жизни Фрэнка Хивинтли. Дело в том... даже не знаю, как вам сказать, это очень запутанное дело. Фрэнк Хивинтли меня как недавно близкого человека попросил расследовать дело о свершившейся пропаже его сына и невестки при загадочных обстоятельствах, - проговорил я, рассматривая висевшие под картинами, ножны с мечами.
Я немного рассказал о себе, о том, что я известный писатель и показал пару своих книг. Что бы у мистера Денли не возникло никаких подозрений по отношению меня и родилось доверие.
VII
Роуф Денли поерзал в своем кресле, уселся поудобнее и начал рассказ.
- Мы с Фрэнком были давние друзья. Мы работали вместе и дружили, пока он не увел у меня Роуз, теперь это покойная жена мистера Фрэнка. Мы были агентами по безопасности планеты. Защищали планету от вторжения пришельцев и угрозы метеоритов и болидов.
Однажды нас вывели на орбиту и дали секретное задание: провести переговоры с пришельцами. Их тарелка остановилась рядом с нашей планетой. Мистер Фрэнк пошел первым. Я остался в космическом корабле.
Когда Фрэнк вернулся, он стал совсем не похож на себя. Его как будто подменили, от того жизнерадостного человека, любящего весь этот мир не осталось и следа. Он смотрел на меня совершенно чужими глазами. Сколько я его не спрашивал о том, что же на самом деле произошло у него там, на это я не получал ответа. В тот день, когда мы вернулись на Землю, мистер Хивинти уволился, а точнее ушел на пенсию по собственному желанию. Сказав, что он больше в том, что происходит, участвовать не будет. Но как все ни пытались добиться от него, что же он все - таки узнал, и в чем же он не хочет так участвовать? Ничего он никому не рассказал. Все подумали, что мужик сошел с ума, от столь не простой работы.
- Может быть кофе? - участливо спросил меня Роуф, прервав рассказ.
- Можно, - ответил я, улыбнувшись.
- Луиза! - позвал Роуф, обернувшись и посмотрев в дверной проем, - принеси нам две чашечки кофе.
Из проема выглянула полная кухарка в синем платье и бежевом мятом переднике.
- Слушаюсь, хозяин, - проговорила женщина и снова исчезла.
- Чем конкретно вы с мистером Хивинтли занимались? Это была война миров или только переговоры? - спросил я Роуфа.
- По-разному, мистер Марк, по-разному... Иногда переговоры заканчивались войной, иногда война - переговорами.
Мужчина замолчал, было ясно, что дальше он меня в свои секреты углублять не будет. Я уставился на Роуфа, не мигая.
Я понял, что он так же, как и остальные не в силах разгадать эту загадку на счет дома, или просто, что то утаивает. Я понял, что ничего полезного от него не узнаю, он не станет делиться с простым прохожим, хоть и «близким» человеком его бывшего напарника, своими тайнами.
Их секретные дела, связанные с НЛО меня не больно интересовали. Значит, мне надо самому побывать в том странном доме, а точнее там, куда я еще не заглядывал. И это место было подвалом. Что же меня раньше не осенило сунуть свой нос в подвал. Вот где загадка из загадок.
-Скажите, обратился я к Роуфу из интереса, - когда умерла миссис Роуз, что послужило причиной смерти?
-Сердечный приступ, в связи со смертью ее любимицы – собаки, она ее очень любила. Роуз спасла один раз из автокатастрофы щеночка, и забрала к себе, так как ее хозяин не выжил. А хозяин жил один, собака бы просто оказалась на улице, если бы не Роуз. А вот вторую аварию уже взрослая псина не пережила, – попала собака под колеса автомобиля когда Роуз из гаража выезжала.
- Любила она эту псину сильно, души в ней не чаяла, – вздохнул мужчина. - Все верила, что в собаке душа ее покойного отца, вот и нянчилась с ней как с ребенком, ни на минуту не расставалась. Мы тогда еще только начинали жить вместе, когда она эту собаку подобрала, - из глаза Роуфа выкатилась слеза, он быстро смахнул ее обратной стороной ладони.
В моей голове крутилась мысль, – надо заглянуть в подвал дома Фрэнка.
- Как же мне попасть в подвал? - размышлял я, пока Роуф рассказывал о чем - то еще, как мне показалось важном для него, а не для меня.
-Я сочувствую вам, доктор Денли. Спасибо за беседу. Извините, но мне пора, - проговорил я, смотря в глаза Роуфа, вставая с дивана.
- Рад был Вам помочь, мистер Марк. Обращайтесь, если будет что - то нужно, - Денли пожал мою руку, и проводил до двери.
- Так и не попили кофе. Ох уж эта не расторопная кухарка Луиза, – проговорил извиняющимся тоном Роуф.
- Ничего страшного, - ответил я, улыбнувшись, – в следующий раз. 
Мы попрощались и я вышел.
«Так и что мы имеем? – углубился я в свои размышления. - Фрэнк был женат, увел женщину у своего же друга, которая потом умерла от сердечного приступа. У него есть сын с невесткой, они пропали в злосчастном доме. Никаких больше родственников, никаких зацепок… Подвал!? – место, в котором я не был!…Подвал!»…
Я шел по улице и думал где же мне достать ключи, чтобы пробраться в дом детей мистера Хивинтли. Фрэнк все так же не отвечал на телефон, его сотовый был выключен.
« Дадут ли мне ключ в полиции, если Тео отправили в командировку? Хм,… скорее всего, нет. Ждать друга из командировки слишком долго»…
В конце концов, я решил не тратить время на раздумье о том, где взять ключ, я решил поступить по-другому.
VIII
Вечером, когда стемнело, придя к дому детей мистера Фрэнка, Марк перелез через забор. Подошел к двери в подвале с уличной стороны. Огляделся по сторонам. И убедившись, что за ним никто не подсматривает, сбил висячий замок большой деревянной палкой, которую нашел валяющуюся не далеко от двери, и зашел внутрь.
Желтым светом загорелась лампочка на сером потолке, когда Марк провел рукой по выключателю. Перед глазами открылась картина обычного, захламленного, ничем не примечательного с виду подвала.
Спустившись по ступеням вниз, он открыл ящик комода и стал перебирать вещи, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку, ведущую к разгадке о доме. Старые бумаги, пластинки некогда великих музыкантов, статуэтка богини Фемиды из серого металла, покрытого ржой, все эти вещи наполняли ящики комода. Наверняка у каждой вещи лежащей в этом подвале есть своя история, так же как и у человека, - размышлял Марк, теперь перебирая пыльные, тряпичные мешки с игрушками.
Марк вытащил куклу из мешка. Кукла была хоть и очень старой, но еще по-прежнему красивой. Ее темно каштановые, кудрявые волосы спадали на кукольные, цвета слоновой кости, плечи. Словно живые карие глаза уставились на Марка. Алая краска с ее губ потрескалась и местами отвалилась, но это не портило ее прекрасной улыбки. Платье на кукле было из бархатного изумрудного цвета материала, прикрывающее ее красивые стройные ноги в белых башмачках.
«Мама» - проговорила кукла строгим мужским басом, старой ржавой батарейки.
Марк невольно издал звук похожий на ор, откинул куклу в сторону, оступился и упал. Падая, он нечаянно зацепил рукой статуэтку деревянного мальчика, приделанную к буфетному шкафу. Статуэтка повернулась лицом на восток, и на удивление и страх Марка, шкаф с посудой отъехал от стены, за которым образовалась закрытая металлическая дверь, исписанная не понятными символами.
Глава 2. Там за порогом.
I
Х
олодный ветер хлестал по щекам и заворачивал юбку, прибивая ее к теплым ногам Эсильды. Девушка шла, не разбирая дороги на свет хижины старца Степана. Словно мотылек, летящий на огонек, она чувствовала давно позабытый восторг, проходящий по ее венам горячей волной и обжигающий ей сердце. Сколько часов она шла буквально на ощупь, в непроглядной сизой мгле, уже потеряв всякую надежду на то, что ей вообще удастся выжить здесь среди мутной пустоты в тесных объятиях тумана.
«Я в этом мире не одна, радовалась она. Наконец то, еще люди. Но кто я? И куда я иду? – я ничего не помню, ничего, ничего...», - тревожным звоночком раздавалось эхо слов в ее голове. - Кто же я? – со страхом и отчаянием повторяла про себя Эсильда.
Дойдя до избушки деда, девушка робко постучала в окно. В окне горел свет, чья то тень промелькнула и исчезла.
- Кто еще там? – раздался недовольный мужской голос за дверью.
- Простите, помогите мне. Я, кажется, заблудилась, и не помню, кто я, – жалобно вымолвила девушка.
Дверь отворилась, на пороге стоял не молодой, худощавый мужчина, невысокий, с белесой бородой и в какой - то странной, теплой шапке.
- Проходите барышня. Надо сказать, что вы не первая кто посещает ветхую лачугу забытого всеми старца, удивленно проговорил дед и отступил назад, давая девушке пройти.
Эсильда зашла в дом, и растеряно потупив взор в пол, начала снимать у двери свои красные, испачканные в грязи башмачки. Отряхнув свою нежно розовую юбку от листьев и веток, поправила цветастую рубашечку, прибрала выбившиеся из косы растрепанные ветром волосы, посмотрела в зеркало и прошла в комнату.
В избушке была одна комната и прихожая. У входа в комнату находилась раковина с умывальником, под ней стояло ведро картошки, дальше шла печь, она располагалась у окна, напротив печи стоял топчан, что служил кроватью старику, между печкой и топчаном был стол, на нем в маленьких жестяных банках горели свечи, так как на улице уже стало темнеть. Рядом с кроватью были разбросаны, какие то не понятного вида вещи и лежал кинжал. В комнате было тепло и сухо, пламя свечей отбрасывало страшные тени на стены, пол и потолок хибары старца.
- Не стесняйся меня, проходи. Чувствуй себя как дома. Ты, наверное, голодна? – спросил мужчина.
Девушка села на стул у печи, сложила руки на коленях и проговорила:
- Простите меня, что я как снег вам на голову упала. У меня беда – я не знаю, кто я и куда мне идти, единственное, что я помню, так это свое имя зовут меня Эсильда. Самое главное: я не знаю где я и что меня сюда привело. Какое сейчас время?
Юное создание закрыло лицо руками, и едва удержалось, чтобы не зарыдать. Потом посмотрела на старика полными глазами слез, ища в глазах старца помощь или поддержку.
- Ну, будет тебе, деда то расстраивать, - проговорил старец. На, вот, лучше супа поешь. Старик поставил тарелку супа на стол и положил кусочек хлеба перед Эсильдой. Девушка с большим аппетитом накинулась на похлебку.
- Кушай. А как поешь, потом и расскажешь, чем я могу твоему горю помочь. Место здесь гиблое дочка, людской люд здесь не ходит. Ветер, пыль, да туман здесь лишь и обитают. Я сам удивляюсь, как вас сюда заносит. До тебя здесь молодец проходил, тоже память свою, где то на съедение волкам оставил, и куда путь держит, не ведает.
Эсильда закончила трапезу, поблагодарила дедушку за еду и принялась слушать его рассказ.
II
- Дочка, какое время сейчас я и сам не знаю. Нет здесь времени. Ветер, пыль, да туман живут по своим законам. Глушь здесь и пустота. Что про парня то, так он ушел своей дорогой, говорит, знает, что идти ему надо, чувствует это.
Здесь же задерживаться, смысла нет, – нет здесь жизни. Смерть одна вокруг так и ходит. Что до меня, так я с ней давно подружился, вот и обитель здесь для себя нашел. Всем тут каюк приходит, а мне благодать, живу среди тишины и пустоты, ветры и тумана меня не сильно донимают. Чужаков вот на погибель уводят, если кто случайно сюда забредет. А тебя я смотрю, не тронули, понравилась ты им значит, вот они тебя и довели до моей хибары.
- Дедушка, что же мне делать? Куда идти? – взмолилась девушка, глядя на старца.
-Утро вечера мудренее, ложись-ка, а ты спать, устала, наверное, с дороги то, а я подумаю, как нам эту задачку решить и скажу тебе ответ завтра.
- Хорошо, – смиренно проговорила девушка. Улеглась в теплую постель на мягкую перину и забылась беспокойным сном.
Во сне ей снился ее любимый город. Город, что погряз в хаосе и разрухе, который натворили люди своими жуткими деяниями во «благо». Это так они думали, что поступают во благо, но во благо кого? Людей? Машин? Природы? Бога? Чье благо они стремились так рьяно сохранить, убивая одного за другим животных, растения, людей? Почему же это благо прокатывалось войной, голодом и страданиями человек не раз по жизни? Таким ли уж благом является то, что творится из века в век человеческой природой? Кто же мы??? – еще звучал голос в голове девушки, которая только что отошла от сна. И вовсю рассматривала старую избу старца.
III
Было уже утро, так показалось Эсильде. Мебель на полу больше не отбрасывала тени страшных монстров. Словно в запотевшее окно просачивался белый свет тумана, который слабо освещал нутро избы. Изба была уютной, но в тоже время устрашающей. Пугали не понятные вещи, разбросанные по углам комнаты. Эсильда никогда не видела этих вещей, и так же не знала, их предназначений.
Она поднялась с постели, налила воды в чайник и поставила на горячую печь. От печи шло мягкое, приятное тепло, наполнявшее комнату и просачивающееся в каждый уголок избы. Еще ребенком она любила сидеть у печи и читать сказки. Ей нравилось, когда они вдвоем с отцом топили печь.
О, это волшебное детство, в нем все и всегда выглядит сказочно. Каждое действо и каждое слово несет в себе не постижимую, манящую тайну бытия. Ее завораживало потрескивание дров пылающих огнем, словно кость, схваченная огненной собакой.
- Обживаешься потихоньку? – улыбнулся мужчина, заходя в избу и неся в руках еще охапку дров. - А я вот, тут дровишек наколол. Кстати меня зовут… Эх, да не кому меня и звать то, - махнул рукой старец. Имя мое Степан, из рода магов я буду, если признаться. Только чудес детка, от меня не жди. Магия оно, ведь, не столько чудеса, сколько жизнь обыденная, привычная. А кроме чудес в жизни, ничего и не происходит, подмигнул дедушка Эсильде.
Эсильда, улыбнулась в ответ и налила им с дедом чаю.
- Может приготовить чего дедушка? – участливо спросила девушка.
- Можно и приготовить, – ответил старик. Можешь картошки пожарить, вон она в ведре под раковиной.
Девушка приготовила вкусный обед, и они поели.
- Что же мне делать дедушка теперь, как моему горю помочь? Ведь не могу я вспомнить «кто я» и «откуда».
- На это у меня есть два ответа, почесал бороду Степан. - Первое – ты можешь остаться жить здесь. Второе – идти дальше, искать путь свой. Рюкзак я тебе с собой дам и не обходимыми вещами в дороге обеспечу.
- Куда же я пойду дедушка? Я же сгину здесь, пропадом пропаду в этом месте, пробормотала Эсильда, потупив взор в пол, и пустив слезу.
- Значит, у меня оставайся,- ответил дед Степан.
-Я подумаю, - проговорила Эсильда.
IV
Тем временем Марк пытался открыть дверь всеми способами. Дверь была тяжелая, металлическая и явно запиралась на ключ. Плюнув на все, измученный Марк подошел к буфету, отвернул статуэтку мальчика на запад. Шкаф со скрипом заехал обратно и спрятал дверь.
Марк снова повернул статуэтку на восток, дабы убедится что «механизм» работает. Шкаф с посудой отъехал снова, представив перед взором Шолтеса все ту же злосчастную дверь. Марк снова отвернул «мальчика» и дверь исчезла за шкафом.
-Черт подери, должен же быть ключ! – проговорил Марк, убирая по местам разбросанные по подвалу вещи.
- Эх, если бы не ты, милаха, то копаться бы мне здесь век, - сказал Марк красивой кукле, той, что так его испугала, и убрал обратно в мешок.

V
- Мастисс, Мастисс, я жду тебя завтра после обеда в кафе «Старый Гриндвич», мне есть много чего тебе рассказать. Звонил я другу, уже находясь у себя дома, выкуривая вторую сигарету на крыльце.
- У тебя входит в привычку звонить мне ночами, - пробурчал Тео. - Какого дьявола тебе не спиться, Марк?
- У меня развилась бессонница из–за этого дела, извини Тео, если разбудил. Но привычку я перенял от тебя, - улыбнулся я в трубку, зная, что друг этого не увидит.
- Ладно, до завтра Марк. Завтра мне все и расскажешь, - вздохнул голос в трубке.
Когда я пришел в кафе, Тео еще не было. Я занял свободный столик у окна, где с подоконника свисала цветущая розовыми цветами герань, и присел.
Мне нравился стиль этого кафе, его чистые лакированные белые столы, без намека на царапины или потертости. Хотя их никогда не касалась скатерть. Стулья с металлической спинкой под серебро и мягким удобным сидением из синего материала. Не высокие натяжные потолки. Скромность и уют обитали в этом помещении. Но вместе с ними присутствовало, какое - то чувство толи радости толи торжества в душе. Нежно голубые стены кафе, и развешанные цветы в горшках на окнах, явно говорили о женской руке хозяйки этого заведения. Вот только я все не мог понять, почему у кафе такое странное название «Старый Гриндвич».
Любопытство не оставило меня в покое. Я подозвал официантку, заказал пару слоеных пирожных, чай и спросил:
- Милая девушка, скажите, а почему у кафе такое странное для него название?
  Девушка улыбнулась в ответ, и коротко рассказала о том, что у хозяйки этого ресторана в молодости был любимый человек по имени Грин, полное имя Гриндвич. Между ними была короткая, но красивая любовная история. Когда они расстались, прошло много времени с тех пор, как хозяйка открыла кафе, и назвала его в честь старого возлюбленного.
- Потрясающе, – умилился я. - Какая прекрасная история, - улыбнулся я девушке.
- Простите, но мне нужно идти, нам не позволено подолгу, разговаривать с клиентами, – проговорила девушка, улыбнулась в ответ и убежала за заказом, оставив после себя шлейф нежного и волнующего аромата духов.
Даже официантки подходили к образу этого кафе, такие женственные, легкие, радостные, в одинаковых голубых платьицах, с белым шелковым фартуком в синюю клетку, подметил я.
Мои размышления прервал возглас Тео.
- Здорово, Марк! - помахал он рукой у меня перед носом, в то время когда я провожал взглядом приятную официантку.
- Привет. Тео. Представляешь, я обнаружил в подвале потайную дверь, - и тут я с нетерпением кинулся рассказывать другу о своих вчерашних приключениях.
- Ничего себе, - удивился Тео. - Ну, ты даешь, - ошарашено смотрел он на меня.
- Тео, мне нужна твоя помощь. Мне надо найти ключ от той двери за буфетом, - посмотрел я в глаза другу. Он наверняка должен храниться в доме.
- Я чем могу помочь? К нам в участок таких данных не поступало. К тому же они еще не знают о той двери.
- Вот и пусть не знают. Я тебя прошу, не говори им ни о чем. Пусть в полиции забудут вообще об этом деле.
Все равно ведь они к нему серьезно не отнеслись. Я сам во всем разберусь. В конце концов, мистер Фрэнк сам меня об этом попросил.
- Фрэнк сам тебя попросил? – удивился Мастисс.
- Но.… Но это мой долг, моя работа, - возразил полицейский.
- Я тебя прошу Тео, ради нашей же дружбы. Я прошу ничего им не говорить.
- Я ничего не понимаю и начинаю беспокоиться. Что ты задумал? Когда Фрэнк сам тебя попросил?
- Я найду ключ и открою ту дверь. Дальше по обстоятельствам буду действовать, - посмотрел я на друга. – В тот день Фрэнк дал мне свою визитку, когда все толпились во дворе. И попросил помочь разобраться в случившемся.
- С ума сошел? За той дверью может быть что угодно. Поручи лучше разобраться во всем этом полиции. – Тео пытался переварить только что полученную информацию.
- Нет! Я тебя прошу. Во-первых, они считают Фрэнка сумасшедшим, во вторых – эту дверь нашел я, и мне полагается узнать, что за ней таится. Мне это интересно, я хочу помочь Фрэнку, и написать свою новую книгу.
- Не нормальный!!! Ты не нормальный!? – возмутился друг.
- Если ты хочешь Тео, то помоги мне в этом деле сам, но не вмешивай сюда полицию, - сказал я.
Другая молодая официантка принесла мой заказ.
Мастисс вздохнул и уставился в окно, в это время там как раз под горячими лучами солнца парковала свой красный кабриолет эффектная блондинка в желтом купальнике, но Тео в этот раз было не до этого. Он подумал, перевел свой серьезный взгляд на меня и сказал, что согласен помочь другу и ничего не скажет на работе.
- Благодарю дружище, - ответил я и пожал Тео руку. Тогда до вечера.
Я встал, расплатился, и вышел из кафе, даже не отпив и глотка чая.
Тео так и остался сидеть с ошарашенным видом. В этот раз ему было не до смазливых милашек. В его голове свернулся шар из не понятных ему мыслей, которые бегали по кругу, ища выход. Где то в углу памяти зашевелилась горстка живших в нем стереотипов и сцен, выуженных, памятью из старых фильмов ужасов.
VI
Марк стоял на краю дороги и кутался в пальто. Дул сильный ветер, извиваясь в пшеничных волосах Марка. Было холодно. Солнце едва начало касаться земли. Закат багровым цветом, словно омытое кровью небо, распростерся над голубой горой.
Визг тормозов, и вот черное «Феррари» подъехала к остановке. Тео заглушил мотор своей «мулатки» как он ласково называет свою машину, вылез, закрыл дверь, и направился ко мне.
Мы пожали руки, он пристально посмотрел мне в глаза и мы, молча, направились в дом через черный вход со стороны оврага.
- Проходи Марк, чувствуй себя, как дома, - пошутил Тео, уже вставляя ключ в дверь и запирая ее изнутри.
Мастисс все-таки умыкнул ключи от дома Фрэнка из своего участка.
Я нервно хохотнул.
- Не фига себе, дома. Более жуткого места я и не видел. Трудно чувствовать себя как дома в месте на подобие этом, – улыбнулся я, проглатывая комок, подкативший к горлу.
Мы поднялись по ступеням темного коридора наверх.
- Днем еще здесь не настолько жутко, чем вечером, – заключил Тео, обведя взглядом комнату.
- С чего начнем поиски? – спросил полицейский, прошел в комнату, занавесил окно тяжелыми сиреневого цвета шторами и включил свет.
- Давай начнем со шкафа, там очень много всякой ерунды, - проговорил я, уже копаясь в статуэтках.
Надо ли говорить, что мы вытащили и перетрясли все книги, разглядели и простукали, перетряхнули игрушки и статуэтки, но ключа не обнаружили. За то я увидел бумагу о покупке дома, в ней указывалось, что дом был куплен 17 лет назад.
- Выходит Фрэнк мне врал, - проговорил я вслух свои мысли.
- Что? О чем ты? - спросил Тео.
- Фрэнк говорил мне, что он приобрел этот дом для детей три года назад, но тут в бумаге ясно указано, что дом куплен в 1969 году, это 17 лет назад, понимаешь?
Тео, взял у меня из рук документ, - М-да… дилемма Марк, - проговорил друг, и почему то нервно расхохотался.
- Я не понимаю, для чего надо было врать, если ты просишь о помощи? Что за игру ведет старикашка? У меня не складывается мозаика, для чего надо было оставлять бумагу о покупке дома на видном месте, если ты не хочешь что бы я о ней знал. Или хочешь? А может это западня для меня? Но что с меня взять? У меня нет ни денег, ни славы как таковой, - размышлял вслух Марк, ходя по комнате. - И куда пропал сам Фрэнк, черт побери?
- А может ему, действительно требуется помощь, просто он не мог сказать мне всей правды. Но как тогда я ему смогу помочь? Мне придется заново все распутывать самому.
- По-моему, ты загоняешься, – это раз, Фрэнк мог не успеть спрятать бумаги - это два. И что-то тут однозначно не чисто – это три, - проговорил Мастисс.
- Тео, мне кажется, мы не там ищем, - посмотрел я на Друга.
- Я все равно уже все просмотрел: ни в комнате, ни в кухне нет ничего. Я даже стены простукал на наличие тайников этого чертового дома, – сказал Тео. - Но даже тайник, я не обнаружил!
VII
Вдруг свет потух, за окном раздался сильный раскат грома, сверкнула молния, в подвале, что то громко грохнуло. Марк и Тео от испуга вжали головы в плечи. Широко открытыми глазами посмотрев друг на друга.
- Что это было Марк? – шепотом смог выдавить из себя Тео.
- Я не знаю, но там, в подвале, что то происходит, – так же шепотом ответил мужчина.
- Надо уносить от сюда скорее ноги, - сказал Мастисс.
- Нет, погоди. Надо спуститься и посмотреть, что там происходит. Иначе, зачем мы сюда пришли?
- Уж точно не затем что бы нас здесь убили, – сказал Тео.
- И как ты работаешь в полиции? – усмехнулся писатель трусости друга. В конце концов, у тебя есть ствол.
- Блин, это ты накатил сто грамм и теперь чувствуешь себя героем. Ты лучше спроси меня, как я попал в полицию?
- Да? И как ты попал в полицию?
- Меня устроил дядя, брат матери. Мне нужна была работа, что бы прокормить семью. Отец бросил нас, когда мне исполнилось шестнадцать лет, а у меня еще есть младшие: две сестры и брат. И храбростью я никогда не отличался.
- Извини, – искренне проговорил шепотом Марк и стал прокрадываться к двери, светя перед собой своим карманным фонариком.
Тео собрал силу воли в кулак и шагнул за порог комнаты, - Не оставляй меня здесь, Марк, я с тобой.
Парни спустились в подвал и увидели перед собой, что дверь расписанная символами распахнута настежь. Шкаф отодвинут и мирно стоит в углу.
Полицейский и писатель оцепенели от ужаса.
- Что если сюда кто-то пробрался, от туда? – пробормотал Тео, пялясь в не закрытую дверь. - Может инопланетяне?
Марк обвел взглядом комнату подвала и никого не увидел.
- Какие к черту инопланетяне Тео? Дверь открыта, понимаешь? Дверь сама открылась. Как будто приглашает нас, зайти в нее, - обрадовался Шолтес. Выключил фонарь и убрал обратно в карман.
- Вот это то и пугает, - проговорил Мастисс, ка -
кой странный этот дом, обосраться можно.
VIII
Писатель и полицейский снова уставились в дверной проем. Там за порогом была иная реальность. Вход в иную реальность закрывала радужная мыльная паутина, как показалось Марку с первого раза. Но приблизившись к двери, он обнаружил, что это была вовсе не завеса из паутины, а пространство то, что находилось за дверью, состояло из сгустков цветной энергии. По пространству за дверью как будто проходили волны электрического заряда. Оно все вибрировало и переливалось разными цветами.
Марк вспомнил, что уже видел эту картину, когда ел цветы зеленого мамоха. Но сейчас его сознание не было затуманено наркотиком, и он видел все воочию.
Он протянул руку, что бы попробовать пространство на ощупь. Но ничего не ощутил. И тогда он собрался с мыслями и шагнул за порог.
Тео с любопытством юнца, и не которой опаской шагнул следом за ним. Перед глазами парней предстал удивительной красоты пейзаж. Посмотрев на небо, создавалось впечатление, что на друзей смотрит перевернутый океан. Гладь небесной водной поверхности была испещрена волнами, они появлялись и снова пропадали, словно это жидкое небо – океан дышит. Но ни капли не падало на землю, не смотря на то, что здесь так же присутствовала гравитация.
Друзья замирали от восторга, смотря на это тяжелое, мощное, величественное небо, которое казалось вот - вот водой обрушиться вниз. Все так же светило солнце, зеленое, теплое, большое солнце посреди океана. Вдалеке над горизонтом в небе как бы летали, а может быть плавали в небе – океане, птицы. Трава, на которой стояли два человека, подрагивала от проходящих по ней электрических разрядов. Сами разряды не ощущались человеческим телом. Нужно сказать, что вся природа имела электрические импульсы, будь то земля, песок, деревья, камни, цветы, вода... Все приходило в слегка уловимое движение от них. Продираясь сквозь мягкие и гладкие, зеленые заросли и кустарники, путники увидели перламутрово – розовато белую гладь реки. И над ней нависающий деревянный мост.
- Тео, мне это сниться? ущипни меня, - обратился к другу Марк, не отрывая взгляда от реки. - Не можем мы с тобой быть вместе в одном сне. Да и с ума сходят поодиночке, - заключил полицейский. - Я ничего не понимаю, эта чертова дверь, она, что, ведет в другую реальность?
- Похоже на то, мой друг, похоже на то.
- Слушай, давай вернемся обратно, а завтра соберемся и... О господи, мне даже представить страшно, что нас здесь может ожидать. Может ну их: и детей и Фрэнка? Притащим шезлонги, возьмем по коктейлю, ляжем здесь и будем созерцать эту красоту? - ошарашенно проговорил Мастисс. - Нет, я обещал, а раз обещал, то сдержу слово. - Ты прав, нам нужно взять все из дома не обходимое, и только потом отправляться в путешествие.
X
На следующее утро писатель и полицейский, наполнив рюкзаки не обходимой кладью для похода и прихватив с собой парочку, другую огнестрельного оружия с запасными обоймами, которые Тео позаимствовал со своего полицейского участка, а другими словами - умыкнул, отправились в путешествие по внутренней реальности дома.
  - А если мы их не найдем? - обратился друг к Марку, когда они уже шли по мосту, - что будет тогда? - Не знаю. Мы должны их найти. Что будет тогда, если мы не найдем дорогу назад домой? Вот это вопрос Тео, а над остальным и размышлять не
стоит, - попытался пошутить Марк и подмигнул другу.  - Твою мать, не шути так Шолтес, мне не до шуток! Уж не до таких точно!
- Вечно ты паникуешь по всякой ерунде, нет в тебе и грамма оптимизма и жажды к приключениям и аферам, - улыбнулся Марк.
- Что это?!!! Там вдалеке, что то надвигается на нас, это зебра!? - полицейский отпрянул на два шага назад.
Писатель схватился за огнестрельное оружие, которое ранее ему дал друг. Облако, на подобие, зебры плыло по мосту. Можно сказать это была воздушная зебра. Когда Тео понял, что опасности она собой не представляет, он попытался ухватить уходящую мимо него зебру за хвост, облако растаяло тут же на глазах друзей. 
Этот мир полон живых миражей, мы с тобой с утра вроде не курили, - заржал Марк, посмотрев на Тео. Тот выглядел как большой ребенок, ловил руками воздух, пытаясь собрать зебру обратно.

Глава 3. Священный лес.
I
М
арк, одетый в коричневую куртку и синие вылинявшие джинсы, по-прежнему держал ствол в руке, прислонившись спиной к перилам моста.
- Ты похож на героя из одноименного фильма "Зачем встает зарница". Такой же отпетый добродушный негодяй, - засмеялся Тео. - Помнишь, мы с тобой смотрели этот фильм, когда ты решил меня познакомить с Миралиной? Ты всегда сравнивал девушку главного героя с ней. Тебе нравился ее характер, волевой и упрямый, а так же стильные красные вещи, в которые она одевалась. Кстати, я давно не спрашивал: как Миралина?
  - Я не знаю Тео, она давно уже не объявлялась, а на мои звонки и письма не отвечает. Но думаю у нее все хорошо. Причем настолько хорошо, что она забыла даже обо мне, - погрустнел Марк, повертел ствол в руках и убрал в кобуру на джинсах. - Извини, не знал, ладно, не кисни, - проговорил Тео, хлопая друга по плечу. 
- Да я и не кисну, - попытался улыбнуться Шолтес.  Друзья и не заметили за разговорами как оказались на другой стороне моста.
Мост заканчивался, и от него вела узкая тропинка в гущу леса. Полицейский на минуту остановился и залюбовался природой.
Пейзаж был настолько красив и интересен, что от него трудно было оторвать глаз.
Тео с замиранием сердца смотрел на то, как деревья сосен дубов и пихт своими пиками упираются в небо, похожее на океан. А зеленые лучи солнца падают на листву, деревья, одежду и руки, словно во сне.
«Твою мать, этого не может быть! Это сон, бред, галлюцинация, что угодно, но этого не может быть!» – размышлял про себя удивленный полицейский.
Уже пройдя пол леса и ни разу не заблудившись, Марк и Тео наткнулись на большое ухоженное кладбище животных, которые были схоронены как люди, со всеми почестями: фотография, памятник, оградка, венки. По коже пробежали мурашки от увиденного. В столь волшебном лесу и такое место.  Это даже не островок печали. Здесь царит страх и ужас, кому понадобилось делать такое. Там, откуда они пришли, животных просто зарывали в землю, но никак не хоронили их как людей. Здесь же, эти люди либо настолько сильно любят своих питомцев, либо это сумасшедшие люди.
Эта мысль пугала, и Тео подумал, что отсюда надо делать скорее ноги. Марк прошел мимо пары другой могил, и понял, что животных здесь почитали даже больше чем людей. Возможно, что к людям здесь относились даже с пренебрежением.
Одна из каменных плит могилы гласила: "Животные никогда не предадут, не обманут, не унизят. Они верные спутники Луны, и часть сердца Вселенной".
- Доля правды в этом конечно есть, но уж не слишком ли их здесь возносят? - проговорил Марк и посмотрел на друга.
  - Пошли отсюда быстрее, надо делать ноги, не нравится мне здесь, - сказал Тео. - Кстати ты обратил внимание, что это за животные? Здесь схоронены, ежи, бобры, волки, белки... Бррр, не нравится мне здесь, - повторил мужчина.
- Причем здесь луна? - Они спутники Луны... Они что выползают все из своих нор, когда восходит луна? - в недоумении Марк уставился на Тео.
- Может, они после смерти уходят на луну или за луной? – придумал свою версию друг. - М-да, представляю, такую стаю животных спешащих на луну. И что у них там? Лунариум? Лунный зоопарк? Животный рай?

II
- А луна уже восходит, - прохрипел грубый голос, откуда то сбоку. Из чаще леса прямо на парней шел большой черно - серый волк. - Я вас не покусаю, обещаю. Мы хоть и не любим людей, но не питаемся ими. Прошу проследовать за мной в мое пространство. Без меня вам дороги дальше не найти. А что ищете вы, я знаю. А коли боитесь - то убирайтесь отсюда по добру, по здорову. Здесь трусам делать нечего.
Это Священный лес животных, а животные не знают что такое трусость. Потому прошу, не осквернят сие святое место своими грязными, зловонными мыслями.
- А вы знали, что мысли пахнут? - спросил волк, подойдя к Марку и заглянув тому в его карие глаза.  Друзья стояли как вкопанные.
- У кого то они пахнут свежестью полевых цветов, у влюбленных медом пчел с райского сада, а у трусов и негодяев они воняют гнилью, плесенью, разложившимся трупом надежд. Потому что и пропавшие люди, когда то были юнцами, в которых жили светлые мечты, - прорычал Волк, кругами расхаживая между двух друзей.- Ладно, хватит басен, если желаете, идемте за мной.
Марк и Тео переглянулись, но двинулись следом за волком.
«Чего только не встретишь в этой реальности», – подумали оба.
Волк привел их в чащу, и остановился у большого, толстого дуба. Прорычал, какие то не понятные слова и в коре дуба открылась дверь. Волк шел впереди, указывая друзьям дорогу.
Внутри было тепло и темно, где то вдалеке горел тусклый свет, деревянная лестница вела вниз. Лестницей служили корни дуба, сплетенные определенным образом в виде ступеней. Спустившись вниз, друзья попали в маленькую, но уютную комнату, где на потолке горела лампада, которая освещала пространство. На полу лежал ковер. Напротив входа, у дальней стены стояли стеллажи с книгами.
Рядом находилось кресло с пледом и стол. На столе валялась куча исписанных листов. Стояла керосиновая лампа. На одном из листов лежало гусиное перо, с которого немного стекло свежих чернил и испачкало лист.
«Им только что писали», – пронеслась мысль в голове Марка. - Явно, мы отвлекли хозяина своим присутствием».
Марк и Тео, пока рассматривали комнату и не заметили, что рядом нет волка. Не много погодя в светлицу вошел высокий человек.
- Что стоите в дверях, как дурни? Садитесь, видите, лавка у стены, - сказал он.
Человек сел в кресло, закинув ногу на ногу. Взял трубку из ящика стола и закурил.

III
Оглушающую тишину нарушил Марк:
- Простите. Где мы? И зачем вы нас сюда привели?
- Вы, я слышал, девчонку одну ищете, которая по воле рока, сюда забрела случайно, - сказал человек, спокойно выпуская кольцо дыма в потолок.
- А я вам помочь решил, потому что без меня вам не найти ее никогда. Заблудитесь вы, да и сгинете в дальних краях этого леса. Но услуга, как говорится, за услугу. Я вам помощь и вы мне помощь, – посмотрел мужчина на нас своими ярко серыми глазами.
«Нам все равно деваться некуда», - огрызнулся про себя Тео, сидя на лавке, болтая ногами.
- Мы не любим грубых чужаков, словно прочитав его мысли, произнес человек в кресле. Не любим тех, кто порочит наш лес, лезет сюда за жаждой наживы на чужой крови, крови зверей. Тех, кто своим присутствием ранит нашу Родину, – этот Священный лес. Тех, чьи мысли далеки от долга и любви.
Даже в этом Богом забытом месте есть охотники – зверееды. Каждую неделю, именно на восьмой день «Восходницы», - этот день следует у нас после воскресенья, перед понедельником, в лесу начинается смертоубийство. Вы видели кладбище? Оно очень большое. Те, чьи трупы не успевают забрать зверееды, мы хороним с почестями здесь. Каждую Восходницу между зверями и людьми происходит великая битва. Мы очень устали, а численность нашего населения леса все уменьшается в разы с каждым разом, скоро от Священного леса ничего не останется. Мы надеялись на помощь. И вот пришли вы. Мы просим у вас помощи. У нас нет больше сил бороться со звереедами. Звезды говорят, что как раз, вы и есть те, кто избавит наш лес от насилия и убийства. Зверееды вооружены всегда луками со стрелами. И нападают на нас ночью.
Я предлагаю вам заключить сделку, вы избавляете нас от звереедов, мы в свою очередь расскажем вам, как найти пропавшую девочку.
- Как? Как мы избавим вас от звереедов, если даже не знаем ничего о противниках, кроме того что они лучники? – спросил Марк. Какова армия охотников? Сколько их?
- Их 15 человека и с ними Шаман, в одежде из наших шкур, со своим проклятым бубном. При помощи, которого он и опьяняет зверей Священного леса, и они словно околдованные вылезают из своих нор и идут к нему на встречу.
- Где они обитают, охотники? – спросил Тео, вставая с лавки.
- Они здесь не обитают. Я же сказал, у них есть Шаман, - человек докурил свою трубку и убрал в ящик стола. - Этот Шаман открывает звучанием бубна портал в наш лес, каждую Восходницу.
- Мы мало знаем о противнике - их 15 человек и колдун. Нас двое и ваша орава загипнотизированных, а оно наверняка так и будет, зверей. И как мы можем победить этих разбойников своей такой армией? – вопросил Марк.
- Вас, двое, вы с пушками, и я – не просто человек, я - оборотень. И при своих я - волк.
- Ну, предположим, - Марк потер кобуру, в которой хранился револьвер, на его бедре. - Нам нужен план, - посмотрел он на Тео.
- Сколько у нас времени? - обратился Тео к человеку, сидящему в кресле.
- Пару дней, - ответил Мистер - Волк.
IV
В лесу было тихо, лишь шелестела листва деревьев, которую изредка трепал ветер. Все звери попрятались по своим норам, только птицы сидели на ветвях, и казалось, чего то ждали.
Марк, Тео и Мистер - Волк растягивали на поляне ловушки для охотников. Полицейский смастерил рогатку из веток дуба, и теперь набивал полные карманы желудей и орехов, с ближайшего орешника.
Оборотень, закончив расставлять ловушки, сел посередине поляны. Достав позолоченный рожок, на котором были нарисованы большая зеленая ель и маленькие деревья, он стал в него дуть.
Тишину леса прорезала классическая музыка, не известных доселе Марку и Тео композиторов. Звери стали вылезать из своих нор и собираться у ног оборотня. - Что ты звал нас хозяин Священного леса? – спросил еж, встав на задние лапы. В это время с его спины скатился гриб, и подкатился к лапам белочки, стоящей позади. Белочка подняла и подала гриб ежу.
- Вернанд, вы потеряли, - мило улыбаясь, белка, протягивала гриб ежу.
- Спасибо, непревзойдённая Милинда, - ответил еж, и водрузил потерю обратно на спинные колючки.
- Я собрал Вас, о пушистые звери этого Священного леса, потому что сегодня день Восходницы. И в полночь нас ожидает великая битва с извергами – охотниками. Которые вторгаются в чужое пространство, и начинают уничтожать все на своем пути. Вы помните, каким этот лес был раньше, он был необычайно красив и щедр на свои плоды.
Сейчас уже лес не тот, и с нами половины наших родных уже нет. Каждую Восходницу приходят сюда ловцы наших голов и убивают все живое, убивают нас. Пришло время прекратить эту бойню, великой битвой ловцов звериных голов и пушистых воителей, защищающих свою честь, свою жизнь, свою Родину – Священный лес.
Звери, окружившие Мистера – Волка, внимали каждому его слову и единогласно кивали в ответ. –
- Я призываю сейчас каждого заткнуть свои уши пучком травы, листвой, плодом с дерева и идти по своим делам. А ночью, ровно в полночь мы атакуем банду головорезов и Шамана. Никто не сможет одурманить нас своей музыкой бубна, если мы не будем слышать. Но прежде, запаситесь шишками, желудями, орехами, расставьте ловушки, растяните растяжки. Запаситесь всем, что вы можете использовать как оружие. Пришло время покончить с охотниками и колдуном раз и навсегда, и в этом нам помогут наши друзья. Оборотень представил зверям писателя и полицейского. Звери дружно поклонились людям. Марку и Тео больше ничего не оставалось делать, как поклонится в ответ.
Белка сидела на пне, плела ловушку из ядовитой травы и пела песню:
Я зеленой ниткой шкуры латала,
Луна над лесом,
Плыла в тумане свежей крови.
Среди темной ночи.
Плачут волки за далекой сопкой –
Знают, дело к Восходнице
И не жить им завтра больше,
У оленей красны рога.
Он колдун, он ведун, он шаман, он проклят,
Сам собою во многих мирах.
Под его ногой танцуют травы,
Или бубен у меня в груди?
Скоро луна, скоро полночь, скоро на охоту.
За добычей, за нами, за нашими сердцами.
(*переделанная песня)
V
Наступило время Восходницы. Марк и Тео притаились в кустах и стали поджидать охотников. Тут не далеко попрятались и звери. На поляну ударила молния, открылся портал и из него вышли Шаман и его головорезы.
Портал представлял собой, что то типа овального входа заполненного жидким розовым туманом и звездной пылью. Мужчина достал свой бубен и начал в него ритмично бить. Лес околдовала космическая музыка, завораживающая собой все вокруг. Звери начали медленно выползать из своих укрытий. Трое из охотников шагнули в разные стороны и были немедленно пойманы в ловушки – сети из ядовитой травы (своими колючками она проникала глубоко под кожу и пускала по венам яд), которая тут же их крепко спеленала и подвесила высоко к дереву. Один из головорезов провалился в яму со змеями, и был сразу убит гадюками.
Марк вылез из своего укрытия и пару тройкой выстрелов положил еще двоих. Все звери от мало до велика, ринулись на охотников. Шаман перестал играть, и достал большой нож. Началась пальба, резня и суматоха. Тео не заметно подкрался сзади к одному из охотников и положил его на землю выстрелом в голову, в то время когда тот целился из лука белке в глаз. Половина зверей было убита, половина ранена. Птицы падали с деревьев, задетые случайными пулями. Зубы оборотня жадно сжимали горло молодого паренька – головореза, который минутой ранее пытался его убить.
По лесу текли реки крови, тут и там валялись трупы людей и зверей вперемешку с оторванными конечностями и головами. Придушив молодого паренька, волк напал на Шамана. Он схватил его за руку, в которой тот держал нож. Рука мужчины невольно раскрылась, и нож упал на землю. В это время, откуда то из кустов просвистела стрела и вошла прямо в брюхо волку. Волк упал на листву у ног Шамана и превратился в человека. Шаман поднял свой нож и занес над лежащим человеком истекающим кровью, что бы покончить с ним.
Марк и Тео в это время отважно сражались с остальными охотниками. Шаман посмотрел на Мистера – Волка, пнул его сапогом в грудь и сказал:
- Поднимайся не благодарный скот, ты пойдешь со мной.
Спрятав тесак в свою весящую на бедре суму, он поднял бубен и три раза в него ударил. Перед ними сверкнула молния, и открылся портал в другой мир. Подхватив на руки оборотня, он шагнул в портал, за ним последовали оставшиеся в живых два охотника. Портал с грохотом грома закрылся, оставив всех в полуночной тишине. Марк лежал головой у пня, с виска стекала струйка крови.
Тео подсел рядом с Марком, потрепал того и спросил:
- С тобой все в порядке?
Писатель кивнул и молча сел. Оглядел лес и ужаснулся. Стал приподниматься, оступился, за что-то зацепился ногой и упал в кусты. Полицейский поднял друга.
- Да, не привык, Марк, ты к таким приключениям.
Марк обвел полицейского мутным взглядом и сказал что с ним все нормально. Посмотрев на землю, он понял, что споткнулся об забытый шаманом бубен.
Друзей обступили звери, подошла белка и стала плакать и говорить что Мистера – Волка раненного забрал с собой Шаман.
VI
Рано утром писатель и полицейский вышли из дома оборотня, и пошли на поляну, где еще вчера происходила великая битва зверей и охотников. Тео прихватил с собой, два ствола, с новой заряженной обоймой, а Марк - бубен. Всю дорогу их сопровождала белка, умоляя друзей взять ее с собой. Но Марк и Тео были категорически против, неизвестно, какие опасности их могли поджидать в параллельной реальности этого мира. На дорогу белка и остальные звери собрали друзьям еду.
Глубоко вздохнув, писатель сел на поляну в позу лотоса, его била мелкая дрожь. Картина перед его глазами с расчленёнными трупами зверей и людей наводила глубокий ужас. Мысли в его голове перескакивали одна на другую, но все они кружились, словно старая пластинка в граммофоне.
Всегда страшно ступить в неизвестность, ведь невозможно знать, что ждет тебя в ней, какие таит она в себе секреты. Марку было страшно шагнуть в портал, но обратной дороги не было, надо было найти Фрэнка, его сына и Эсильду, пока не начала стираться память.
Главный секрет этой реальности был в том, что все кто сюда попадает, начинают потихоньку терять память. Это место как будто забирает людей себе полностью и не дает им вернуться домой.
Вот и писатель начал ощущать, что то странное. Он перестал помнить, как зовут половину его родных и близких, из головы стерлось несколько воспоминаний о прошлом.
У полицейского наблюдалось то же состояние. Слава Богу, ни Шолтес, ни Мастисс не успели к своим годам обзавестись семьей. Им нечего было терять, в случае если они не смогут вернуться домой.
Но у Тео была подруга, с которой он раньше жил и планировал создать семью, а у Марка – « любовь в красном», любовь всей его жизни.
Писатель собрался с мыслями, подавив в себе чувство жалости, взял себя в руки и начал ритмично бить в бубен. Полицейский стоял неподалеку и как загипнотизированный следил за движениями Марка.
  Вдруг поднялся сильный ветер, звери попрятались по своим домам и норам, все кроме белки. На поляну ударила молния. Портал раскрылся в виде трещины между мирами, которая под звуки бубна, становилась все шире. Марк перестал играть тогда, когда понял, что спокойно может пройти в нее. Повесив бубен себе на плечо, он взглянул на Тео и шагнул в портал. Следом за Марком пошел Тео. Портал с грохотом закрылся, ветер стих.
Лес снова стал прежним, манящим своей безумной сказочной тишиной, лишь только изредка ее нарушало пение птиц, поющих свою песнь во славу двум героям с бубном.

Глава 4. Приключения Марка и Тео.
I
В
олоча тело Мистера - Волка под руки, по длинному мрачно освещенному коридору и оставляя на полу лужи свежей крови, охотники остановились у мощной железной двери. Они исполняли приказ шамана, когда выйдя из портала, он передал тело Мистера – волка, своим головорезам, а сам поспешил приготовить лабораторию.
Набрали код, двери открылись, и они попали в хорошо освещенную комнату, с разного рода электронной аппаратурой, пробирками, медицинскими инструментами и операционным столом. Положив оборотня на операционный стол, они приковали его руки и ноги к кушетке стола.
К ним подошел Шаман, в белом медицинском халате и маске. Похлопав Мистера - Волка по щекам, он понял, что тот без сознания.
Тут же немедленно он попросил выйти своих головорезов за дверь и оставить их с оборотнем один на один.
  - Как думаешь, что он с ним сделает? - спросил один из охотников своего товарища стоя за дверью операционной. - Не знаю. Может, пришьет хвост, или отрежет ногу, а вместо нее вставит копыто. Тебе ли не все равно, что у этого свихнувшегося человека на уме? Наше дело маленькое - быть кланом этого колдуна, и служить ему до конца времен своих, пока он с нами что-нибудь не сделал.
- Дааа, и клана уже как такого нет, - вздохнул первый головорез. Перебили, как пить дать, чудаки, какие то. Интересно откуда они взялись в лесу Шамана? - Да кто их знает? - махнул рукой второй головорез. - Торэно жалко, молодой был мальчишка, всегда зимних уток спасал, пряча их в дымном лесу.
- Торэно был паренек что надо, - вздохнул первый. - Говорят, что он раньше был лучшим другом Мистера - Волка.
- Чего разбазарились как базарные бабки? - Прикрикнул на них Шаман, через пять минут выходя из лаборатории. - Отвезите Мистера - Волка в комнату - палату.
Охотники сразу же подчинились указанию. Отвезли оборотня в палату и переложили на кровать, даже не заглянув под простыню, как бы сильно не было их любопытство.
  К полудню Мистер - Волк открыл глаза, начал рассматривать потолок и стал потихоньку приходить в себя.
II
- Будь проклят тот день, когда я пошел за тобой – кричал Тео, падая в воздухе, из портала в реку.
Марк летел перед ним, со страхом наблюдая, какая красота стояла вокруг. Здесь все дышало воспоминаниями детства Марка. Когда дядя первый раз взял его на рыбалку, в округе стояла точно такая же красота. Отвесные скалы смотрели в светло синее небо. Между ними разливалась и переливалась лазурным светом не глубокая река…
Марк понял, что Шаман крадет память, каким то образом и прячет воспоминания по мирам, которые можно открыть только бубном.
Где то высоко в небе с грохотом захлопнулся портал. Который до этого представлял собой трещину между мирами, и Марк мог разглядеть в трещине неба частичку Священного леса и мордочку любопытной белки, которая завораживающими глазами смотрела из того мира в этот.
Один за другим мягко шлепнувшись в реку, друзья начали плыть к берегу. Уже сидя на берегу выжимая и просушивая свою одежду Тео, задал Марку вопрос:
- Это точно тот мир, в который ушел Шаман и забрал с собой Мистера - Волка?
- Я надеюсь, - проговорил Шолтес, зашнуровывая мокрый ботинок после того как вылил из него воду.
Немного просушив одежду, бубен и провизию, писатель и полицейский отправились снова в путь.
-Я так устал, хочу на диван и кружку горячего чая. Все бы за это отдал, – сказал Тео, лениво идя уже несколько километров следом за Марком.
- Я тоже, – ответил Марк, - но судя по всему, дома нам не видать еще долго. Если хочешь, сделаем привал.
Мужчина скинул рюкзак, а вместе с ним и бубен, и присел у дерева, Тео последовал его примеру.
-Посмотри, какое дерево, в детстве я лазил по такому и стрелял из рогатки по птицам. Что там такое на ветке весит? – полицейский показал другу на высоко расположенную от земли ветвь.
- Чертовщина, какая то, – вздохнул писатель и полез на дерево, что бы снять зацепившуюся за ветвь вещь.
- Мои опасения подтвердились Тео, это твоя рогатка, – крикнул Марк, перелазив с ветки на ветку. Лови, мужчина скинул рогатку вниз.
- Как, твою мать, это может быть? - непонимающе уставился Тео на рогатку поднятую земли, это действительно была его рогатка. - И что за опасения Марк?
Писатель посмотрел вниз на друга.
- Кто - то ворует наши воспоминания и разбрасывает их по мирам. Может быть это Шаман? – проговорил он.
Сидя высоко на дереве Шолтесу открылся прекрасный вид на всю округу. Вдали сверкали изумрудным светом стеклянные купола чьего то дворца. Дворец стоял посреди золотого пшеничного поля. Марк спустился с дерева и сказал, что нужно идти во дворец тот, что в поле. Ибо кроме дворца здесь пока больше ничего нет. Одно длинное поле из золотых колосьев по обе стороны реки.
- Я не удивлюсь, если этот мир не закончен и там за полем ничего нет, – сказал писатель, закинул рюкзак и бубен на плечо, и они с полицейским снова двинулись в путь.
Шолтес и Мастисс стояли у изумрудных ворот и рассматривали в отражении себя.
- Здесь где – то, должен быть звонок, – полицейский провел рукой по двери и косяку. Так ничего и, не обнаружив, он просто толкнул дверь из толстого, зеленого стекла внутрь.
Дверь открылась, и друзья увидели перед собой изумрудного цвета зеркальный пол и зеркальные стены. Здесь все было выложено зелеными зеркалами, даже ваза состояла из мелких квадратов изумрудного зеркального стекла, стоящая на зеленом стеклянном круглом столике, у стены, поодаль от Марка.
Писатель и полицейский стояли во дворе на зеркальной площадке и не решались пройти дальше, что бы поискать вход во дворец.
- Наверняка тоже чье то воспоминание, явно из сна, – почесал затылок Марк.
- Здесь есть кто-нибудь? – крикнул Тео, сложа руки рупором.

III
Приподнимаясь с постели, Мистер-Волк почувствовал острою боль в боку и снова рухнул на подушку. Зашитая рана с вынутой стрелой уже почти не кровоточила, все-таки Шаман был отличным лекарем.
В дверях палаты появился мужчина в белом халате – Ну что пробудился сукин сын? – грубым голосом спросил Шаман оборотня.
- Что ты сделал со мной, старый черт? Оставь, наконец, меня и моих друзей в покое! – со злостью в голосе проревел оборотень.
- Я же тебя предупреждал, – прорычал мужчина в ответ.
- Что все, что я делаю, я делаю тебе на благо! Почему ты никогда меня не слушаешь? Священный лес навлечет на все миры беду, если вовремя не избавится от зверей мутантов.
- Они никакие не мутанты! Они мои друзья! – оставь их отец, прошу тебя.
- Нет! Ты много не знаешь, Шаман отвернулся к окну и завел руки за спину, сжав их в кулаки.
- До того как я создал этот мир, который ты забрал у меня, что бы жить среди зверей. Я ввел в их ДНК ген мутации, что бы из животных сделать людей. Но что-то пошло не так и, теперь имея разум человека, они все равно остаются животными и живут на уровне инстинктов. Все бы ничего, но ген начинает делать свое дело, и животные вынуждены мутировать в кровожадных монстров. Они становятся опасными для всех Вселенных. После 49-ти Восходниц животных будет уже не остановить. Они придут, что бы уничтожить все на этом свете, и тебя тоже. Поэтому я и моя группа людей пытаются истребить все население Священного леса, чтобы не допустить катастрофы. Так что не лезь не в свое дело и не мешай мне.
- Но ведь они живые отец, все чувствуют, мыслят. Неужели нельзя повернуть работу гена вспять или удалить его? Неужели нельзя все исправить без резни и поножовщины?
- Если бы было можно, я бы исправил. Но ты помешал мне, встав против меня!
- Правду ли ты мне говоришь, отец? Или это очередная ложь, выдуманная для того, что бы прикрыть эксперименты над своими подопытными.
- Ты никогда не верил мне, и вел войну против меня и Торэно.
- Он сам меня предал, – огрызнулся Мистер – Волк. - Обо всех моих действиях он докладывал тебе и мешал моим планам.
- Да не предавал он тебя, а помочь хотел тебе – вздохнул Шаман. - Уберечь тебя от беды. Он не раз тебе пытался все объяснить, но ты и слушать ничего не хотел. Ты был не готов к объяснениям.
- Что же я натворил?! Я убил его! – ужаснулся оборотень, упал в подушку и зарыдал. Он всегда был моим лучшим, моим единственным другом. Мы с Торэно дружили с раннего детства до тех пор, пока ты не создал этот, чертов, Священный лес. Это все ты виноват! Ты! – закричал сын в гневе, соскочил с постели и набросился на отца с кулаками.
- Успокойся, что сделано, то сделано! Торэно уже давно ушел отсюда, когда понял, что больше не хочет ни с кем воевать, и помогать мне, создавать миры, – оттолкнул Шаман сына обратно на кровать.
Мистер – Волк согнулся от острой боли в боку.
- Но, как это? Я сам лично его задушил в битве, – тяжело дыша, парень уставился на отца не понимающим взглядом.
- Не его ты задушил. С тех пор как он ушел, я создал его клон, мне нужен был помощник. Естественно с его согласия, – посмотрел Шаман на сына и снова отвернулся к окну.
Прошла минута молчания, парень сидел на кровати, зажимая рукой бок и обдумывая слова отца.
- Куда ушел Торэно? – наконец прервал молчание парень – оборотень.
- Я не знаю, просто ушел и все, одному ему известно куда.
- Кто эти двое, что помогали тебе? – Обратился отец, к сыну отвернувшись от окна и посмотрев тому в глаза.
- Мои друзья из параллельного мира, пришли с определенной миссией найти своих заблудших сюда друзей.
- Кажется, они украли мой бубен! – неожиданно схватив за грудки оборотня, прорычал Шаман в лицо сыну. - И как мне теперь их найти? Что прикажешь мне теперь делать? Сидеть, тут сложа руки и ждать пока Вселенную, как большой сыр съедают звери – мутанты???
- Вставай, собирайся! - Шаман кинул на постель больного, его постиранную и зашитую одежду. Отправляйся к Утренней горе, там живет злой колдун - фермер, тебе надо будет у него забрать маленький бубен, что открывает двери миров. В помощь даю тебе своих ребят, коней и провизию. Дорога твоя будет тяжелая и долгая. На, выпей, – отец протянул оборотню пузырек с зеленой жидкостью.
- Что это? – морщась от неутихающей боли в боку, спросил сын.
- То, что прибавит тебе сил, и ты забудешь о ране, – ответил Шаман.
Оборотень быстро выпил настой и стал одеваться. Отец не обманул, ему действительно стало лучше. Поэтому уже к обеду он и пятеро молодых ребят смогли отправиться в путь.
IV
В это время Марк и Тео искали выход из зеркального замка. После того как они зашли, дверь позади них захлопнулась и превратилась в зеленое зеркало.
- Это, похоже, зеркальная ловушка, – сообразил Тео, ощупывая зеркальные стен и полы, ища выход в виде двери.
- Здесь есть кто-нибудь? – крикнул Марк.
Не услышав ответа, они почувствовали, что зеркальный пол и стены вздрогнули, потом еще раз и еще.
Тут ребята увидели, как на них надвигается здоровый черный мохнатый паук. Постукивая лапами о зеркальные плиты пола, он наводил ужас своей мощью и своими размерами. В это время Марк неожиданно на их счастье вспомнил, что у него на плече висит бубен. Немедля ни секунды, он взял его в руки и стал по нему бить. Мелодия бубна отражалась от стен зеркала и звенела в ушах. Паук остановился и больше не двигался. По правую руку от Марка в зеркальной стене от вибрации стала образовываться дыра, наполненная жидкой розовой пылью. Ребята быстро в нее шагнули и оказались за воротами замка.
- Скорее уносим отсюда ноги! – проговорил полицейский.
Писатель забросил бубен на плечо, и они оба побежали по полю подальше от проклятого дворца. Добежав до конца поля, они свалились в колосья, чтобы отдышаться.
Марк раздвинул колосья, и увидел под собой небо, он понял, что они находятся на большой высоте.
Большая площадь поля с дворцом просто висела в воздухе над таким же полем с дворцом. Там в колосьях прятались двойники Марка и Тео, а может быть, это даже были они сами. Потому что там двойник Марка смотрел вниз, точно так же как сам Марк здесь, а Тео - ломал булку. Марк перевел взгляд вверх и увидел, что и рядом и над ними так же плавают отрезки земли, на которых все тот же дворец с куполами и два человека прячущиеся в поле. И там мы, – проговорил про себя писатель.
Тео сидел рядом и ел хлеб, приготовленный и собранный ему в дорогу белкой.
- Я, кажется, сильно проголодался ото всех этих потрясений, – проговорил Тео с набитым ртом, жуя хлеб. А белка очень вкусно печет. И вообще если бы не этот замок с пауком, я бы думал что я в детстве на сборе урожая с матерью. Моя мать пекла такой же вкусный хлеб. Начал собирать свои воспоминания Мастисс.
- Кажется, ты прав Марк, кто то прячет от нас наши воспоминания по закоулкам этих миров – заключил Тео.
Марк обратил свой взгляд на друга, – как ты можешь, есть в такой ситуации? Иди сюда, посмотри.
Тео подсел к Марку ближе заглянул за колосья и увидел ту же картину что и Марк.
- Хех, интересно, что это за рекурсия, или как это там правильно называется? Обалдеть можно, под нами мы, над нами мы, и везде мы. Дааа, это будет по круче, чем трипы после ускоряющих средств, – вымолвил Тео, дожевывая булку.
-Мы плывем в воздухе на поле с дворцом паука и везде в небе как бы отражаемся, нас тут тысячи или даже бесконечность, о-о-о-о, у меня кружится голова, – вздохнул Шолтес.
- Надо отсюда выбираться, это ни не законченный мир, а мир, замкнутый сам на себя. Здесь кроме повторяющегося поля с дворцом, висящим в воздухе ничего нет. Ну, еще парочка твоих воспоминаний завалялась, – посмотрел писатель на полицейского. - Забирай их и сваливаем. Он снова начал бить в бубен. В пустоте рядом с краем поля появился овальный портал.
- Ну вот, твою мать, нам еще и прыгать придется, нельзя ему было образоваться над полем? – недовольно пробурчал Марк. - За мной!!!
Он разбежался, оторвался от поля, повис на мгновение в воздухе и скрылся в портале вперед ногами. Друг не мешкая ни минуты, прыгнул за ним.
V
В этот раз они приземлись в стог сена, возле какого то деревянного амбара.
- Мне начинают надоедать эти прыжки, – сказал раздраженно Шолтес, отряхивая джинсы от соломы.
- Мне тоже, – промолвил Мастисс и заметил, что к ним приближается человек, неся перед собой вилы, направленные острием на них. Этот человек был явно фермером, если судить по комбинезону из джинсовой ткани, и соломенной шляпе на нем. Такую одежду обычно носят фермероделы.
- Кто такие? – мужчина слегка, но больно ткнул вилами в ногу Тео. Что вы здесь забыли? И откуда вы? – обвел старик взглядом друзей.
- Не тыкайте больше, пожалуйста, больно же, – посмотрел Тео на фермера, потирая ушибленную ногу. Мы все расскажем. Это длинная история, нельзя ли нам перебраться в более удобное место для этого разговора? Слишком горячо сегодня ваше палящее солнце. Я бы был вам очень благодарен за стакан воды, – морщась то ли от боли, то ли от солнца, проговорил Тео.
Марк следил за обоими, не проронив ни слова.
- Хорошо, пойдёмте – мужчина все так же держал вилы перед собой на случай самообороны. Но Марк и Тео даже не думали нападать на старика.
Сидя на мягком диване, накрытым пледом в красно белую клетку, Марк и Тео как можно яснее пытались объяснить, кто они и как сюда попали. В тайне надеясь, что это место не на подобии их планеты, иначе их тут же упрячут в психушку. По крайней мере, будь они на месте этого фермера, то именно так бы и поступили, слишком бредовым выглядел их рассказ.
Старик, как ни странно отнесся к их рассказу спокойно, даже принес по бокалу травяного отвара и тарелку печенья.
- Вы, наверное, устали с дороги и приключений, вот подкрепитесь.
Поблагодарив фермера за заботу, наслаждаясь, горячим отваром каких - то ароматных полевых трав, Тео откинулся на спинку дивана и простонал:
- Боже, как давно я об этом мечтал. Все-таки тяжело жить без удобств и как только первобытные люди жили?
- У вас уютная веранда, – проговорил Марк, закрывая глаза и глубоко втягивая ноздрями воздух, – здесь даже воздух ароматный. – Скажите, вы что-нибудь, знаете о Шамане? Без него нам никогда не найти наших друзей. Я даже не знаю, в каком из миров нахожусь сейчас. - писатель допил отвар и отставил пустую кружку в сторону.
VI
Этот мир называется «Утренняя гора». Видите, перед моим домом, напротив веранды, где мы сейчас сидим, стоит высокая гора вся в цветах? Так вот, она появляется только утром, а к вечеру исчезает и так каждый день и это не мираж, это настоящая гора. Шамана я знаю лично, когда то он украл у меня этот бубен. Фермер крутил, в руках бубен открывающий миры. - Но благодаря вам, моя вещь вернулась ко мне обратно.
В глазах фермера блеснул злой, зеленый огонек. Его пальцы скривились и жадно вцепились в обод бубна. Черты лица стали молодыми, и ужасно страшными, рот искривился, седые волосы почернели, фермер расхохотался так, что в жилах друзей застыла кровь.
- Это моя вещь! Отдайте мне ее, – злобно прорычал Фермер.
От его голоса небо заволокло тучами, закружил ветер, поднимая пыль и срывая цветы.
- МОЙ БУБЕН! Он должен принадлежать мне!!! – фермер возвел руки к небу – МНЕ!!!
- Твою мать! – полицейский выронил кружку с чаем, быстро выхватил из-за пояса пистолет и, не раздумывая пустил колдуну пулю в лоб.
Фермер мертвый упал на пол, пуля прошла на вылет, из дыры в черепе лилась кровь. Волосы обрели былую седину, а лицо – старость.
- Что ты наделал Тео? – вскричал Марк, сидя до этого в глубоком трансе, хотел встать и подойти к старику, ну тут же неловко завалился на правый бок и упал со стула рядом с трупом.
У Тео вспотели руки, и закружилась голова. Ветер стих, снова светило солнце и стояла жаркая погода. Тео почувствовал, как его веки тяжелеют, словно налитые свинцом и закрываются. Он провалился в глубокую темноту и больше ничего не ощутив, забылся глубоким сном.
Глава 5. Любовь оборотня.
I
3
33 дня скакали всадники, а с ними их главарь оборотень. Дорога действительно оказалось долгой и трудной. Лес сменялся городом, город полем и снова начинался новый лес. Опять начала заканчиваться провизия и Мистер – Волк предложил остановиться у подножия приморских цыганских скал. Название свое скалы получили из-за того что это излюбленное место остановки цыганского табора.
Оборотень решил сделать привал, наловить и закоптить на костре рыбы, поймать и пожарить мясо какого-нибудь животного, обитающего в лесу за скалами и вообще отдохнуть от дороги.
- У меня уже квадратная задница от этой езды! - Вечно отец, от тебя одни беды, – возмущался парень, разводя костер, и пытаясь сесть на песок. Рядом сновали ребята, подготавливая все для привала: кто то стирал одежду, кто то пошел к чистому ручью наливать воды во флягу, кто-то, задрав выше колен штанины уже стоял, рыбачил.
« Все-таки хорошую команду дал мне отец, – размышлял Волк, - хоть в чем-то смог облегчить мне путь, в который я не попал бы без его помощи».
Сын злился в тайне на отца, он так и не смог его простить, не смотря на всю правду. Отнюдь, все дело было даже не в Священном лесе. Священный лес был выкраден оборотнем назло отцу. Когда Мистер – Волк был маленьким, отец не уделял должного внимания сыну, мать бросила их обоих, потому что не смогла жить с шаманом и колдуном в одном лице. За это отец наказал мать, когда нашел ее живущую с любовником в лесу, и сослал ее доживать свой век в один из миров. К сожалению, сын не знал в каком она мире, ведь миров бесконечное множество. Иначе он давно бы ее забрал оттуда просто украв у отца бубен. Сын давно простил мать, а вот отец был жестоким человеком и ни в какую не хотел слушать просьбу сына вернуть мать в наш мир.
Будучи еще совсем ребенком, мальчишка как то забрался в лабораторию отца и случайно выпил колбу с каким-то раствором, после этого он каждую ночь стал превращаться в волка, а когда вырос смог управлять этим состоянием по желанию. Имея такое преимущество перед остальными людьми в клане, оборотень однажды прокрался в кабинет отца и украл бубен. Правда, для этого ему пришлось перегрызть глотки двум охранникам, охранявшим вход в кабинет.
После этого он спрятался в Священном лесу (о котором когда то рассказал ему отец) среди себе подобных, думая что отец не найдет его. Но отец нашел и забрал бубен. А оборотень остался жить в лесу, сказав отцу, что домой больше не вернется.
Постарался забыть свое имя, которое ему дала мать, у него было красивое имя – Эдвис, став, таким образом, Мистером – Волком.
Постарался забыть отца, который жестоко поступает с близкими ему людьми. Установил в лесу свои правила и законы. Стал предводителем зверей и обрел здесь смирение и покой до первой Восходницы.
В Священном лесу год был в 365 дней, длилось такое времяисчисление 10 лет. Потом дней в неделе стало восемь. Потому что пришла, чертова Восходница, запланированная отцом при построении мира. Если звери станут опасны для мира, каждую Восходницу должна происходить зачистка леса.
II
Был уже почти вечер, когда оборотень Эдвис сидел и мешал сухой веткой в костре угли, размышляя над своей никчемной жизнью, как вдруг раздался сильный взрыв. Парень невольно пригнулся. На горизонте океана из воды стала вырастать огромная белая статуя женщины в одеянии-простыне.
Статуя перестала расти и начала приближаться к берегу. Ее нос сандалия с грохотом открылся, и по ступеням на берег спустилась молодая девушка с золотыми волосами в белой мантии. Одного взгляда хватило ей, что бы понять, что она столкнулась с измерением любви.
Девушка с любопытством рассматривала Эдвиса, сидящего у костра. Его жгуче черные волосы и такие же брови, правильные черты лица, серые глаза и пухлые губы говорили о том, что их владелец слишком прекрасен, что бы быть настоящим. Однако он не был миражом. Его вылинявшие, когда то синие джинсы были слегка в песке, а белая рубашка сушилась на ветке. От широких загорелых плеч и накаченной груди девушка с трудом отвела взгляд. Что-то зашевелилось в ее сердце, казалось, там распустился бутон цветка и его лепестки щекочут ее изнутри. Горячим водопадом кровь прилила к низу живота, и девушка ощутила, дикое возбуждение. Алым румянцем зарделись ее щеки. Она подошла к парню и заговорила первая.
- Прости, если напугала тебя. Меня зовут Лопарена, я из рода океанских русалок, живем мы под водой. Иногда поднимаем свою статую - дом из воды и пугаем корабли, и тут она расхохоталась совсем как настоящая русалка. Если уж совсем плохое настроение – то мы их топим, – нахмурила она свои красивые, изящные брови.
Легко ступая по песку, она подошла к парню. Обняла его и положила свою голову ему на грудь. Прислушиваясь к сердцебиению его сердца, она тихо произнесла – а ты мне понравился, - прижалась она к нему еще крепче. Потом отступила в сторону, чтобы посмотреть на парня издалека.
Легкий океанский ветер ласково трепал подол ее длинного белого струящегося платья на ее стройной фигуре. Золотистые волосы украшала диадема из прозрачных камней, горящих под последними лучами уходящего солнца всеми цветами радуги.
Она стояла на берегу океана словно нарисованная, эфемерная, едва уловимая, будто богиня, спустившаяся с небес.
«Наверное, она и была богиней, богиней океана», – подумал Эдвис, и понял, что влюбляется в нее. Первый раз в жизни он ощутил, как приходит настоящая любовь. Так резко и неожиданно, словно гром среди ясного неба, но в то же время нежно, как будто прошел котенок мягкими лапками по осенним, сухим и хрустящим листьям парка.
Парень, немного оправившись от приятного шока и ее красоты, рассказал ей о том, что он сын Шамана и зовут его Эдвис. Здесь он не хотел прятать свою личную историю, в конце концов, это был его настоящий мир. И перед ней, почему то ему хотелось быть искренним и беззащитным. Его команда с очарованием смотрела на русалку.

III
Эдвис рассказал Лопарене всю свою историю, о том кто он, откуда и куда путь держит. Девушка предложила парню и его ребятам доплыть до колдуна в статуе. Так будет быстрее и безопаснее добраться до гор, нежели скакать на конях день и ночь.
Ребята согласились, собрали все необходимое, взяли коней и стали подниматься по ступеням
статуи. Лопарена и Эдвис шли позади всех. Они держались за руки и смотрели с упоением друг на друга.
Все зашли в полутемное помещение. Оранжевым, как апельсин, гладким и мягким материалом было выстлано нутро статуи, тут и там на стенах горели факелы в виде небольшой лампы, в которой плясал огонь. Лампа крепилась к стене железным витиеватым обрамлением. На полу лежал белый ковер с рисунком из красно - коричневых цветов. Помещение было достаточно просторным и заканчивалось белоснежной мраморной лестницей наверх. Статуя внутри была заполнена комнатами, одну из которых занимала не понятно, откуда взявшаяся, конюшня. Ребята сразу определили своих коней по стойлам, а сами разбрелись по комнатам для гостей.
Помимо Лопарены в доме еще жили две русалки - Лявиса и Сифима, они были сестрами Лопарены.
Когда все перезнакомились и разошлись по своим местам, Лопарена взяла Эдвиса за руку и отвела в свою спальню без окна.
Сидя на кровати с русалкой оборотень спросил ее о том, где же она прячет свой хвост?
Лопарена подошла к одному из шкафов и, открыв его, выудила из его недр, что то блестящее и переливающееся. С легкой небрежностью кинула, это одеяние на постель к Эдвису, и расхохоталась.
Оборотень подумал, что она хочет показать ему свое платье. Он взял в руки наряд и увидел, что это было никакое не платье, а необычайной красоты рыбий хвост, пластины, чешуи которого, горели огнями маленьких солнц при свете прикроватного ночника.
- Знаешь, таких нарядов у меня много – подмигнула она ему и улыбнулась.
Теперь оборотню все стало понятно.
Лопарена стояла вблизи от него и улыбалась. Она была нежна и прекрасна. Эдвиса словно магнитом тянуло к ней. Молодость и горячая кровь сыграли свою роль. Не в силах больше противится природе, он подошел к русалке и обнял ее. Их губы слились в сладострастном поцелуе. Эдвис подвел ее к кровати, и осторожно сняв диадему, положив ее на туалетный столик. Взял Лопарену на руки и, уложив на постель, начал страстно целовать и обнимать. Его жаркие поцелуи и горячее сильное тело сводили ее с ума. Не понимая, что она делает, она расстегнула ремень его брюк, в диком возбуждении он скинул брюки на пол.
Он нежно ласкал ее тело сквозь прозрачное платье, и это ему доставляло ни с чем несравнимое удовольствие.
Девушка вся дрожала от возбуждения под его ласковыми и в то же время властными пальцами. Ее золотистые волосы разметались по подушке, и от этого она казалась еще прекрасней. Эдвис отщелкнул брошь ее платья, и оно соскользнуло за ненадобностью на пол. Их взгляды встретились, а губы снова слились в поцелуе, их тела сплелись, а души сошлись в едином порыве. Эдвис никогда не обладал девушкой до этого дня, для него это было новое ощущение. Он смотрел в ее цвета океана глаза и любил ее каждым движением своего разгоряченного тела. Ему казалось, что он тонет в океане тепла и близок к безумию от столь приятного и невыносимого чувства, чувства которого он не мог описать словами, это было выше, чем блаженство и ярче чем наслаждение. Забыв обо всем на свете, он как будто бы исчез на время из мира и проблем что так его тревожили и раздирали его душу и нутро. Под частые удары его сердца из новой неизведанной реальности эта девушка показала ему дорогу в рай.
Эдвис еще спал, когда Лопарена принесла ему в фарфоровой чашке чай с нежным ароматом, полевых цветов и, разбудив нежным поцелуем своих чувственных губ, сказала что уже утро. Оборотень слегка потянулся и мило улыбнулся девушке.
Вспомнив вчерашний вечер, где то в глубине души стало тепло и это приятное тепло разлилось по всему телу.
- Вставай, пойдем, я покажу тебе весь свой дом. Ты еще не был наверху, - сказала Лопарена.
IV
Они поднялись по белым мраморным ступеням в центр управления, где у руля сидела Лявиса.
Она сидела в кожаном черном кресле, закинув свой зеленый блестящий хвост в мелкую круглую пластинку чешуи, на стол с кнопками.
- Приветствую влюбленных, – ее огненно алые губы расплылись в улыбке, она смотрела на нас своими ярко зелеными глазами с озорным огоньком.
- Давай слезай негодяйка. Чего расселась? Иди лучше Сифиме помоги, она сегодня готовит на большое количество человек. А ты как всегда прохлаждаешься. Опять пугала пиратских ребятишек? – недовольно свела брови у переносицы Лопарена, слегка пожурив сестру.
- Я то, че, они сами в меня едой кидаться начали, когда я солнечные ванны, сидя на камне, принимала, – проговорила обиженно Лявиса, запрокинув свои длинные ярко рыжие как пламя костра волосы, на одно плечо и расчесывая их пальцами.
- Иди, говорю, – Лопарена хлопнула девушку, откуда то взявшимся в ее руках полотенцем.
- Ой, все, иду я, – юная русалка скинула хвост со стола, встала, нагнулась и демонстративно расстегнула молнию на бедре, чувственно смотря мне в глаза. Ее обнаженную грудь прикрывали длинные слегка вьющиеся рыжие волосы, она провела рукой по бедру и нежно спустила блестящую кожицу на пол. Подняла хвост, перебросила через руку и, оставшись в одних белых трусиках, легко ступая босыми длинными ногами по полу, вышла за дверь. Напоследок снова мне, улыбнувшись, когда проходила мимо меня.
Я вытер пот со лба и выдохнул.
Лопарена глядя на меня расхохоталась, объяснив, что ее младшая сестра та еще «шкода». И что бы я больно то не расслаблялся в ее присутствии, а то соблазнит, песен напоет, и за борт статуи выбросит, будешь потом собой в океане золотых рыбок кормить. И снова весело расхохотавшись, села за пульт управления.
V
- Берем маршрут на горы. - Система «викинг», с вами говорит центр управления статуи Кавана,- берем маршрут на горы, – проговорила девушка, водя пультом по столу и нажимая какие-то кнопки с разноцветными огоньками.
- Вас поняла. Центр управления статуи Кавана, говорит система «Викинг», - донеслось, откуда то из динамиков с невысокого потолка комнаты.
И в ту же минуты, все открытые окна - иллюминаторы захлопнулись, статуя-корабль подпрыгнула и быстро начала терять свою высоту, погружаясь в воду. Почему я сказал терять свою высоту, потому что статуя была высотой с самый высокий маяк, который я только мог видеть.
Оказавшись под водой на глубине океана через пару минут, в комнате рубки открылись новые большие круглые окна.
- Это что бы любоваться видом, – проворковала Лопарена, чмокнула меня в щечку, увидев мой изумленный взгляд.
- Дааа, здорово, наверное, жить в такой красоте: то в небесах, то на воде, то под водой, – проговорил я, уставившись в иллюминатор, смотря как мимо проплывают разноцветные рыбки, иногда заглядывая к нам.
- Скучно, вздохнула девушка, - очень скучно. Ведь рано или поздно ко всему привыкаешь. И начинает надоедать то, что раньше вызывало нелепый восторг.
Мы плыли в глубине огромного, великого, опасного и прекрасного океана.
Наблюдали жизнь рыб снующих туда-сюда среди океанских разноцветных рифов, видели несколько таких же плывущих статуй, которые проплывали мимо нас. Даже на самой глубине видели заброшенный город русалок.
Лопарена сказала, что это не город, это место в котором временами проходит русалочья ярмарка, где они обмениваются найденными вещами на дне океана.
Вы не представляете себе, как глубок океан, он настолько глубок, что наш маяк – статуя просто песчинка в его желудке. Здесь столько мест, куда не плавала нога человека. Столько вещей покоится на дне, в затонувших уже полуразвалившихся кораблях. Даже сундуки с золотом разбитые и никому не нужные, становятся собственностью его величества океана, потому что достать их со столь глубокого дна не под силу никому.
VI
Мы сидели и обедали в большом зале. Здесь был накрыт большой стол и подано много-много разных вкусных блюд. Конечно, в основном на столе присутствовали морепродукты разных видов. И приготовлены блюда были по-разному: от варёного - до жареного и даже копченого омара. Поданы на красивых тарелках, уложены среди овощей зелени и ягод. Стол ломился от яства и красоты.
В светло розовом коротком платьице сновала сестренка Лопарены - Лявиса, накрывая на стол. Эта шельмовка не сводила с меня своих зеленых глаз, то и дело, пытаясь со мной флиртовать, но я был начеку. Сифима же не обращала на меня никакого внимания, впрочем, она ни на кого из присутствующих не обращала внимания, не только на меня.
- Сестра – монахиня прям, а не русалка, – подумал я, и тот час был одарен яростным взглядом Сифимы.
«А что если русалки умеют читать мысли», - промелькнуло в моей голове, пока я жевал сочный хорошо прожаренный с хрустящей корочкой кусочек рыбы.
Честно говоря, Сифима выделялась из своих сестер - она была самая старшая, красотой не блистала, всегда строга и сдержанна со всеми. Ее стройное тело обволакивала сиреневая, рифлёная не прозрачная ткань. Ее русые волосы всегда были собраны в пучок на голове, поблекший взгляд синих глаз и бледные губы говорили о том, что она не радуется жизни как ее сестры. А быть может, просто не умеет. На нее то и дело стал украдкой поглядывать один человек из нашей команды.
- Вирнер, пнул ногой под столом я чувака, – Нравится? Да? – я показал взглядом на Сефиму.
Сефима тут же смутившись, отвернулась и стала перетирать тарелки.
- Ну, наверное,… правда, я старый солдат, не знающий слов любви, поэтому у меня никаких шансов, – вздохнул мужчина.
- Ой, да брось, – рассмеялся по-детски я, - А не боишься, что завлечет и утопит? Это ж русалка, – подмигнул я мужику.
- Ну, ты же не боишься, – проговорил Вирнер. И продолжил вяло жевать свой кусок пищи.
И снова ко мне как пощечина прилетел разъярённый взгляд Сифимы.
Слегка смутившись, я молча уставился в свою тарелку и продолжил трапезу.
«Не понимаю, не понимаю, как можно жить в своем замкнутом мирке и бояться оттуда, выглянуть хоть на секунду. Проявить свои чувства, надежно спрятанные и хранящиеся в темнице души под замком. Хотя взгляд гнева она мечет как лучник стрелы», – размышлял оборотень Эдвис, гоняя вилкой рыжую, круглую ягоду по тарелке.

Глава 6. Живое воспоминание Марка.
I
А
в это время в другой стороне этой же реальности, глубоким сном спали Марк, Тео, и уже навсегда забывшись вечным сном, колдун – фермер.
Был уже вечер, смеркалось, Утренняя гора начала терять свои очертания и тускнеть, вот – вот, еще немного и она пропадет совсем.
Неизвестно откуда прилетела серая ворона с желтым клювом и села на плечо писателя Марка Шолтеса. Громко пару раз, каркнув и немного походя по его груди, она вспорхнула и улетела в направлении исчезающей горы.
Марк открыл глаза, голова раскалывалась. Он приподнялся и огляделся. Вспомним сегодняшнее утро, он встал и подошел к лежащему на полу фермеру. Посмотрев на старика, писатель понял, что тот мертв. Шолтес подошел к другу и потрепал того за плечо, Тео крепко спал.
Писатель нашел в кармане помятую пачку сигарет и закурил. Он смотрел вдаль и наблюдал, как исчезает гора, словно растворяется в воздухе в вечерних сумерках зари. Серое небо слилось с желто красными облаками, в воздухе плыл аромат цветов. Полевые цветы устилались ковром перед избушкой старика и уходили вдаль. Боль в голове Марка начала потихоньку угасать, толи от успокаивающего дыма медленно тлеющей сигареты, то ли от запаха трав. Немного придя в себя, писатель потушил окурок о перила веранды и выбросил в сторону. Подошел к Тео, снова потряс его за плечо, но тот не реагировал. Тогда Марк слегка плеснул ему в лицо водой из графина стоящего на столе.
Тео застонал и произнес:
- «Детка, выгуляй сегодня сама собаку, я очень устал и хочу спать».
- Вставай быстро, – резко сказал Марк.
От грубого голоса Марка, Тео испуганно раскрыл глаза и вытаращился на него. К нему тут же вернулись воспоминания сегодняшнего дня, и он произнес:
- Я убил его?
- Да, ты его прикончил. Нам надо отсюда сваливать.
- Я не хотел, это вышло случайно, я не ожидал… - начал мямлить Тео.
Он вскочил, нашел пистолет, валяющийся под столом, и быстро засунул его в кобуру.
- Я, правда, не хотел, он сам. Это какой то чокнутый старик.
- Этот чокнутый старик, чуть не отравил нас, - произнес Марк, взвалил свой рюкзак на плечо и взял в руки бубен.
Тео схватил свой рюкзак, прихватив лежащие печенья в тарелке на столе фермера, быстро сунул их в карман рюкзака.
- Ты, что хочешь открыть портал? Мы разве не пойдем по этому миру, что бы узнать что здесь? А раскрыть тайну об исчезающей горе? Неужели тебе не интересно? – спросил полицейский.
- Мы бы пошли дальше не будь здесь трупа, – ответил Марк. Здесь опасно, поэтому мы сваливаем. И писатель начал ритмично бить в бубен.
Каждый раз, когда он бил в бубен, у него получался совсем другой ритм, наверное, поэтому они всегда попадали в разные миры. Быть может, у каждого портала была своя мелодия – ключ открывающий его.
II
В этот раз они приземлились, посреди чьего - то огорода, угодили прямо в вилки с капустой.
- Твою мать! Я отбил себе весь зад, вот засада – выругался Тео, - И кажется, каким то образом порвал в портале штанину своих брюк.
Штанина его брюк ниже колена была разодрана на лоскутки и болталась на ноге от легкого порыва ветра. Нога была в ссадинах и царапинах.
Марку повезло больше, он упал в стороне от жестких плодов овощей. Он посмотрел на Тео:
- Ты его видел? – спросил он друга, вставая с земли и отряхиваясь.
- Кого? - спросил тот.
- В портале был тигр, он плавал в звездной пыли. В тумане я смог увидеть его большую усатую рыжую морду с яростным оскалом, которая проплывала возле меня. Наверное, это он своими когтями задел тебя.
- Боже, что за бред? Ну откуда может взяться в портале тигр? – недовольно произнес Тео.
- Мне почем знать? Но я уже начинаю верить всему. Быть может он хранитель этого портала, – задумался Шолтес.
- Да? Тогда нам лучше туда больше не попадать, – вздохнул мужчина, ощупывая ногу.
- Чей это дом? - спросил Тео.
Марк широко раскрытыми глазами уставился на небольшую избушку с высокими белыми окнами, выходящими на огород.
- Дом моей бабушки, – проговорил, не веря своим глазам, писатель.
III
Скрипнула калитка, в огород, размахивая белой косынкой, бежала старуха.
Она кинулась Марку на шею, обняла его и заплакала:
- Марк, сыночек, какой ты стал, как же долго я тебя не видела.
Марк стоял как вкопанный. Его бабушка умерла вот уже как 20 лет. И он не знал что делать. То ли это действительно его покойная бабушка, то ли обман, очередного чужого мира. Вокруг все было «забыто настоящее». И этот дом, и двор и кроны деревьев, под которыми он гулял в детстве, гоняя гусей по двору еще юным мальчишкой.
- Здравствуй бабушка, - Марк слегка, недоверчиво обнял старушку, и посмотрел на Тео, ища в том поддержу.
- Это кажется одно из твоих воспоминаний, – едва шевеля губами, произнес Тео.
Бабушка перестала рыдать, утерлась платком, - Чей то, я дура, старая, держу вас здесь. В дом айда те. Я вас чаем с плюшками напою.
Друзья прошли во двор. Тео зашел в дом, Марк задержался на крыльце.
Здесь все дышало его воспоминаниями: каждая травинка, деревяшка, камушек, кусочек неба. Все говорили ему о том, что это часть его жизни, что он снова здесь. Спустя столько лет ему выпала благодать ощутить это состояние вновь. Он словно здесь когда то оставил частичку души и вот теперь снова ее обрел. Марк был счастлив и в то же время грустил, понимая, что он здесь ненадолго и с этим состоянием ему вновь придется распроститься.
Поборов в себе грусть и чувство ностальгии, писатель вошел в дом.
В горнице было светло и уютно. С потолка спускалась керосиновая лампа, которая всегда висела над столом, в ней едва теплился огонь, но за окном было еще светло. Тео сидел у окна и зашивал свою порванную штанину. Марк сел за стол, где ему уже был налит бокал чая.
Друзья сидели за столом, и пили чай, бабушка хлопотала около теплой печки, доставая плюшки, припрятанные конфеты, варенье, думая, чем же еще угостить долгожданных гостей.
Потом угомонилась и села за стол напротив двух друзей.
- Сынок, как же я рада тебя видеть, – своими голубыми глазами она с любовью смотрела на Марка, подперев свою морщинистую щеку ладонью. – Как же я скучала по тебе.
- А у меня от тут Манька отелилась, теленка Семка назвали. Гуси все сдохли, один по одному, старыми были, а можъ хворь какая взяла, – вздохнула старушка, расправив фартук на своих коленях.
- Да что я все о своих гусях, ты то как, дорогой, поживаешь? – старушка с любопытством уставилась на внука.
- Хорошо бабушка, - улыбнулся Марк, дел много, вот и редко к тебе езжу, – соврал писатель, толком не понимая, что происходит.
За столом беседа плавно перетекла о хозяйственных делах: гусях, курах, соседях и не дописанных книгах внука. Марк совсем расслабился, пребывая внутри настоящего момента своего живого «воспоминания». Его проблемы связанные с поиском Фрэнка и последние невероятные события, что произошли с ним, улетучились в небытие.
«Вот она, моя родная бабушка. Как же долго я не был дома, дома на родной земле. Вот, они, эти стены, этот вкусный запах пирогов, белая кошка Муся, мирно спящая на лавке. Бабуля, живая и веселая, ее родной взгляд, морщинистые руки держащие бокал с рисунком в красный горошек… как же хорошо дома» - подумал Марк Шолтес, закрыл глаза и откинулся на спинку стула, наслаждаясь внутренним состоянием радостного покоя.
Ночью, когда все легли спать, писатель ворочался и не мог уснуть. Он все пытался разобраться в том настоящий ли это мир или подделка.
Наконец он встал, собрался, разбудил Тео и сказал, что пора уходить.
- Ты что даже не попрощаешься с бабушкой? – удивленно уставился друг на писателя.
- Не могу, мне тяжело. Лучше так сбежать. Так будет лучше всем. К тому же это не настоящий мир. Ты забыл? Это наверняка один из миров Шамана, в котором он спрятал мое воспоминание о бабушке.
- А что если это реальная старушка? – уставился полицейский на писателя. И ты сейчас просто в одном из миров своего прошлого?
- Будь я сейчас действительно в своем настоящем прошлом, я бы имел вид ребенка, а не взрослого 30 - летнего мужчины. Ведь тогда я был ребенком. Поэтому не морочь ни мне, ни себе голову и собирайся!
В потемках друзья прокрались во двор и спрятались за сарай.
- Аааа, только не это, опять нырять через портал, – испуганно уставился Тео на Марка.
- А что есть другие предложения? – спросил писатель у полицейского и достал бубен.
Тихая музыка бубна, словно удары по крыше весеннего дождя, ворвалась в ночную тишину. В сарае забеспокоилась корова Манька и продолжительно замычала. Рядом с сараем образовалась дыра, заполненная звездной пылью и туманом.
- В этот раз я первый, – проговорил Тео, собрался с духом и засунул голову в портал, что бы проверить, нет ли там тигра. Его тут же засосало внутрь.
Марк закинул бубен на плечо, посмотрел последний раз на окна бабушкиного дома, тяжело вздохнул и шагнул в туман.

Глава 7. Знакомство с империей СанАтори.
(одно из возможных будущего)
I
П
ортал открылся, в комнате какого – то замка, и выкинул друзей наружу. Друзья лежали на ковре под сводами куполообразного потолка, который был разрисован разными фресками. На картинах были изображены, какие то женщины с младенцами, кровопролитные бои воинов и древние боги. Зала дворца была пуста.
- Я так хочу домой, – простонал Тео, поднимаясь с пола. Марк ничего не сказал, только вздохнул и в очередной раз уже по привычке отряхнул свои штаны.
Он встал, вокруг все было не знакомым: «значит настоящий мир» - подумал мужчина.
Друзья подошли к большому окну и увидели, каких то людей одетых в старые лохмотья, таскающих на себе с чем - то тяжелым белые мешки, и людей которые стояли поодаль с кнутами в руках и хлыстали провинившихся. Какие то деревянные здания находились рядом. По улице то и дело ездили кареты с лошадьми.
- Только этого еще не хватало, – посмотрел писатель на полицейского, – бубен нас закинул в Феодальный век, не иначе?
- Надо отсюда выбираться, – прошептал полицейский. И не успел договорить, как друзья услышали чей - то разговор и шаги по лестнице, которые направлялись прямо в эту залу.
- Прячься, – успел сказать Марк и запрыгнул за тяжелую оконную портьеру из сине-зеленого переливающегося материала. Тео недолго думая последовал за ним.
II
- А жить то как? Как жить, скажи мне? – из коридора все ближе к зале приближались возбуждённые голоса.
- После того как Он, узнал великую тайну всех времен и народов, нам житья не будет! Ах…– дама рухнула на стул стоящий рядом с дверью, после того как зашла в зал. Закрыв лицо руками, она облокотилась на столик, и после минутного молчания твердо произнесла:
- Нам нужно с ним покончить.
- Сильвио Пабаначи! Ты же мне в этом поможешь? Женщина бросилась к коленям мужчины, страстно обхватила их руками и, подняв заплаканное лицо, посмотрела снизу вверх на любовника в белом камзоле.
- Лютиция! Успокойся. Я сделаю все, что ты попросишь! – Сильвио погладил женщину по светлым волосам.
Лютиция обхватила подол своего дорогого белого платья с блеклым цветастым рисунком, встала, опустила его, и прильнула к груди Сильвио:
- Мы ведь воспитаем этого ребенка вместе?
- Конечно Лютиция, вместе, – ответил мужчина, едва сдерживая зловещую улыбку.
- Его надо убить сегодня вечером. Приблизительно где то в восемь часов он обычно гуляет по вишневому саду царского двора, - женщина стала нервно расхаживать по комнате. - Лучше из пистолета и… безболезненно… он все же мой муж.
- Сильвио, я прошу, только не причиняй ему боли, – женщина снова рухнула в колени мужчины, страстно заломив руки вперед.
- Все пройдет хорошо. Поверь мне. И не нервничай. В твоем положении это вредно, – Мужчина поднял даму с колен и усадил в кресло, обделанное крупным жемчугом. Лютиция в порыве страсти упала ему на грудь.
- Сегодня вечером Винсенто Эскадар отправится к праотцам, ты встанешь у руля империи, а я буду тебе во всем помогать, - обнимая женщину, проговорил Сильвио.
- Да и вся империя будет нашей! Мне больше не придется подчиняться мужу и выполнять его дурацкие указания, – глаза Лютиции горели алчным огнем, смотря в глаза своему любовнику.
- Тсс, кто - то идет, - Сильвио оттолкнул от себя императрицу и быстро отошел в сторону.
В зал вошла горничная, в руках она несла стеклянную вазу с сиреневыми цветами.
- Доброе утро мадам, доброе утро месье, – сказала горничная и поставила вазу на камин из белого мраморного камня.
- Завтрак, мадам, подавать? – обратилась горничная к Лютиции.
- Да, неси в мою спальню. Я буду завтракать там, – в голосе с высокомерными нотками отдала указание женщина служанке, отвернувшись.
- Слушаюсь мадам, – служанка отвесила поклон и вышла за дверь.
- Нужно быть осторожнее, моя дорогая, – Сильвио, словно уж заюлил вокруг Лютиции, – возьми мой носовой платок, а лучше пойди в свою комнату и приведи себя в порядок. Не дай бог, что подумают слуги, ведь я друг твоего мужа.
Все это время, Марк и Тео не издавая шороха, стояли за занавеской. Хотя за плотной портьерой ничего и не было видно, слышали они все прекрасно.
После того как императрица ушла в свою опочивальню, а мужчина в белом камзоле удалился вниз по лестнице, Марк и Тео решили вылезти из своего укрытия.
III
- Что нам делать дальше Марк? – спросил полицейский писателя.
- Я думаю нам пора перестать прыгать по мирам, и изучить хотя бы этот мир. Нет даже и 50 процентной доли вероятности, что мы сможем попасть в мир Шамана и спасти Мистера – Волка, ведь миров бесчисленное множество. Мне кажется, мы забыли, зачем мы здесь. Нам нужно найти Фрэнка и его детей.
План действий таков – мы спасем от смерти императора - рогоносца, и возможно он не откажет нам в помощи познавании этого мира. А если все миры еще и плотно переплетаются друг с другом, то я думаю, в прошествии тысячи лет мы все - таки найдем тех, за кем сюда пришли, – произнес Марк. Ведь домой нам теперь не вернутся, хотя я и не теряю пока надежду.
- Это сейчас что, было жуткой издевкой? – недовольно посмотрел Тео на друга. Если да, то это было совсем не смешно.
Шолтес не успел ничего ответить, как друзья услышали снова звук шагов поднимающихся по лестнице. Мужчины снова нырнули за оконную портьеру.
Это был Сильвио, он шел, оглядываясь по сторонам. В руках он нес небольшой пузырек с прозрачной бесцветной жидкостью.
Подойдя к одному из сервантов, он открыл не большую дверцу и аккуратно спрятал пузырек в одну из фарфоровых сахарниц старого сервиза, которым никогда не пользовались и он просто стоял здесь для красоты.
- Скоро моя дорогая, ты почувствуешь мою настоящую любовь к тебе. И мне точно не нужен твой выродок. Империей СанАтори буду править я один, и мне будут подчиняться миллионы.
У глаз молодого Сильвио скопились морщинки, мужчина прищурился и ехидно улыбнувшись, закрыл дверь серванта, в котором спрятал яд для Лютиции.
Когда шаги снова удалились вниз, Марк и Тео уже вылезли через окно, по веткам какого то дерева, и спрыгнули на землю. Прошли под кустами, не заметными мимо людей, и вышли в вишневый сад. Зайдя вглубь сада, нашли себе укрытие в зарослях фиолетового можжевельника и решили отдохнуть и дождаться здесь императора.
Марк и Тео успели поесть, поспать и прогуляться по саду пока дождались вечера.
И вот неподалеку они увидели, как кто - то с важным видом и прямой осанкой прохаживался среди деревьев вишни, иногда останавливаясь, что бы подумать, обнять дерево или посидеть на траве. Они прокрались ближе и увидели статного мужчину с золотой короной на голове, которая блестела в лучах уходящего солнца. В синей мантии и красном камзоле он гулял среди деревьев. На его мужественном лице читалась печаль.
- Нужно к нему подойти и заговорить с ним как то, – прошептал Марк, раздвигая кусты зелени, что бы получше разглядеть Висенто.
- Давай, а он нас не застрелит с испуга? – уставился полицейский на писателя.
- Надеюсь, что нет, – проговорил Марк и вышел из укрытия.
Следом за Марком последовал Тео.
IV
- Висенто Эскадар! - крикнул Марк, поднимая руки вверх и приближаясь к мужчине. За ним следом шел с поднятыми руками Тео.
- Стоуйте! Гдеу стоуите, – проговорил с акцентом мужчина в мантии, выхватил из-за пояса пистолет старого образца, и направил его на незваных гостей. - Отвеучайте быустро, кто вы таукие? И зачеум вы сюда пожалоували?
- Ваше Величество - Висенто, мы – странники, мы пожаловали с миром. И хотим вас уберечь от большой беды. Это долгая история. Уберите ваш пистолет, и мы вам все расскажем, - проговорил Марк Шолтес.
- От каукой беуды? О чем вы тут бреушете псы?
Только после того как друзья рассказали императору о готовящемся нападении и своей истории, Висенто убрал пистолет.
- Эх, змэую на груди приугрел, змэуюку, – вздохнул император.
- Тише, скорее прячьтесь, – успел сказать Марк и прыгнул в кусты. За ним следом последовали Тео и Висенто.
В сад, с небрежным видом, срывая вишенку, вошел Сильвио, будто бы он пришел просто прогуляться. А сам своими глазами жадно шарил по лесу в поисках императора.
V
Сильвио Пабаначи вынул из ножен нож, спрятал за спину и пошел искать Висенто.
- Висэ, Висентно, ты здесь друг мой? Мне нужно с тобой поговорить. Лютиция сказала, что ты на прогулке.
- Воут пиес! Сеуйчас я ему задаум, – ринулся император, доставая пистолет.
- Ваше Величество, сядьте, – одернул его за руку Марк. Еще не время, пусть он подойдет поближе.
Но Висенто было уже не удержать. Его глаза сверкнули, в гневе, он отбросил руку Марк от себя и пошел к Сильвио навстречу.
- Ты зваул меуня смеурд! Что ты хочеушь соука? – сдвинул брови император, и грозно стал надвигаться на предателя. - Сначаула жену мою охомутаул, но она - то бауба глупауя. Туак ты еуще и влаусть у меуня заубрать хоучешь паудла?
- О чем ты, Висэ? – Сильвио противно сладким лживым голосом залебезил перед разъярённым императором. С женой твоей каюсь, да, черт сам попутал. Не хотел я, я же друг тебе.
- Не друог ты мнеу! Соубака ты, не человеук! Смеурть соубаке! Смеурть!!! – проговорил император и пустил Сильвио пулю в грудь со стороны сердца.
Сильвио рухнул на колени как подкошенный, захрипел и свалился, изо рта вытекла струйка крови, глаза остекленели.
В царском дворце крики и суматоха, двое похорон в один день. Лютиция отравилась ядом кода узнала, что Сильвио убит. Ей больше не было смысла жить. Она его безумно любила всю свою жизнь. Но что бы не было огласки всем сказали, что императрица по ошибке вместо лекарства от боли в голове выпила отраву. А Сильвио упал и наткнулся грудью на острую ветку.
Таким образом, император сохранил власть, честь и достоинство перед своим народом. И согласился помочь двум странникам с бубном, он взял их под свое покровительство пока они гуляют под небосводом этого мира.

Глава 8. Снова в детство.
I
У
же несколько месяцев потерявшаяся девушка жила у старика. Она помогала ему по хозяйству и училась ведовству. Иногда Эсильда выходила вместе с дедом на охоту. Они стреляли из лука по зверям, которые обитали в дымном лесу. Лес получил свое название из-за густого тумана, клубящегося словно пар, между стволов деревьев. В таком лесу очень трудно было разглядеть что птиц, что животных, но дед научил девочку прислушиваться и реагировать по звукам.
- У тебя не плохо, получается, - сказал как то дед, обращаясь к Эсильде, и указывая на пару убитых стрелой зимних уток, в ее руке.
У этих уток были белые перья, зеленые лапки и зеленый клюв, за эту белизну их и прозвал дед зимними.
Ничего не сказала девочка, только улыбнулась старцу.
Однажды она сидела и вязала деду безрукавку, как спица случайно выпала из рук девочки. Упала со звоном серебра на пол и, покатившись, исчезла в щели пола. Девушка попыталась достать спицу, попробовала вынуть половицу и на удивление, та легко поддалась. Глазам Эсильды предстала ужасная картина – в подполе под половицей была вырыта яма, в которой лежал, чей то скелет, он был одет в синюю шелковую мантию, обшитую по краям черными узорами, на черепе красовалась корона. На скелете лежал царский скипетр, держава и коричневый мешочек с чем то.
От увиденного девушке стало дурно, – Значит старик, ни какой не добрый, раз хранит здесь скелет какого то человека. Нужно уносить от сюда скорее ноги, пока дед не пришел. И тут же метнувшись к углу, девушка быстро набила сумку своей вязаной одеждой и оставшейся провизией, выбежала из избушки и понеслась, куда глаза глядят, в сторону дымного леса.
Пробегая между стволов деревьев, Эсильда споткнулась о корень Вихеи (лесное дерево дымного леса) и полетела в овраг.
Дерево Вихея растет исключительно на краю оврага. Разбрасывая свои корни по земле, что бы ловить ими животных и людей и, отправлять их тела в овраг, забирая себе души при испуге и падении.
Так гласила народная легенда, когда это место еще было обитаемым, и здесь жили дымные народы (которые прекрасно могли охотиться в тумане).
Но после того как это место посетил злой колдун, он убил царя дымного мира и усыпил все население, отправив их спать на уровень ниже этой реальности. То есть они существуют как бы здесь, но их никто не видит. Они находятся как бы в буфере обмена этого дымного мира. Из всего народа один человек не поддался злым чарам колдуна, он построил себе избушку на отшибе, стал там жить и начал изучать магию. Что бы в следующий раз, когда вновь столкнётся со злым колдуном, смог победить его, и вывести народ из сонного морока. Но для этого ему нужно было хранить кости царя дымного мира, что бы дух царя всегда был рядом с ним. Кстати он его и обучал древней магии.
Какая - то часть правды от легенды есть, вот только никто не возвращался из оврага и не мог, что то доказать. Поэтому когда Эсильда летела в овраг, туман расступился, и она увидела на дне энергетическую воронку со звездной пылью, – это был автономный портал в мир.
Мир, который доселе не был знаком Эсильде в это время, но был ее миром в прошлом.


II
Летя в низ, у девочки замирало сердце. В низу под ее ногами шумела река из розовой звездной пыли.
Легко окунувшись в нее, девочка на миг закрыла глаза и задержала дыхание. Но открыв глаза, она увидела перед собой, длинношеего жирафа, который вяло, жевал траву и листья с высоких деревьев.
Обратив свое внимание на девочку, животное смотрело на нее пару минут, не отрываю своих необычно серых глаз, развернулось и медленно пошло в сторону реки.
Сиреневая река омывала желтые песочные берега острова Лефки.
Девочка посмотрела вверх на небо и увидела весьма впечатляющий водоворот портала. Посреди голубого неба была разлита розовато серебристая лужица со звездной пылью. Она была похожа на перевернутый водоворот, который никуда не исчезал, а был здесь частью неба.
- Забавно, – подумала девочка Эсильда.
И только тут она обратила внимание, что стала ниже ростом, а точнее превратилась в ребенка. Ребенка, на котором было одето красное платье в белый горох. А на хвостах завязаны два банта, ощупывала голову руками Эсильда. Ее ноги украшали белые гольфы до колен и красные детские сандалики.
- Мир детства, – осенило, Эсильду, и тут же обрадовавшись, вприпрыжку она побежала к реке.
Погладив жирафа, когда он к ней наклонил свою с рожками голову, девочка опустила свои руки в воду, зачерпнула горсть воды и с радостью умылась ею. Вода была прохладной и в тоже время вкусной, с запахом фруктовых конфет.
Снова зачерпнув, она попила воду из ладоней, и тут увидела вдалеке, как к берегу острова приближается корабль с белыми парусами. Он плыл к Эсильде. На носу корабля стоял человек в черной шляпе и зеленом камзоле с золотыми пуговицами, он смотрел в подзорную трубу. Когда корабль причалил к берегу, человек по трапу спустился на берег, подошел к девочке и, сняв шляпу, поприветствовал юное создание.
Представился, что его зовут Зоер, и он рад сопроводить девочку до детского дворца, где ее давно ждут и уже подали большой красивый торт на стол. Девочка обрадовалась, запрыгала и захлопала в ладоши.
- Я согласна Зоер, поехали! – юное создание забралось к человеку в зеленом камзоле на руки, обхватив своими маленькими ручками его за шею.
Когда корабль причалил, маленькая Эсильда увидела что на берегу реки стоит розовый дворец, его крыша была перевязана большим белым бантом. У двора стояли белые собачки с коричными пятнами.
Статуи собак были из шоколада. Розовые ступени крыльца дворца вели в большую комнату заполненную игрушками до потолка. Здесь были мягкие слоны, плюшевые собаки, резиновые верблюды, мячи, куклы и другие игрушки. В углу комнаты стоял игрушечный клоун, который был очень высоким и упирался своей шляпой с помпоном в потолок. Одна его штанина была желтая, другая синяя, на нем была одета кофта в красно – зеленую клетку. Рыжие, кудрявые, волосы, выбивались из под желтой шляпы, с красным помпоном наверху, и нелепо торчали в разные стороны. Была в нем одна деталь, которая не понравилась девочке сразу – его широкая улыбка, казалась Эсильде не доброжелательной и даже смахивала на злобный оскал.
Эсильда слезла с рук Зоера и с радостным визгом понеслась играть в игрушки, стараясь не обращать внимания на страшного клоуна.
III
В это время когда Степан возвращался с охоты, он шел по дымному лесу, волоча на себе тела двух убитых волков. Сегодня как никогда было слишком туманно и тихо, он не смог поймать ни одной утки, поэтому пришлось добыть себе «отважное» мясо.
Старик не любил убивать волков, считая их очень умными животными, приравнивая их интеллект к человеческому. Но кушать тоже надо было что - то.
Вдруг мужчина увидел, как привычный туманный дым прорезали лучи солнца. На мгновение он зажмурился и даже скинул со своих плеч добычу, закрыв руками лицо. Свет солнца был не привычен для глаз, спустя столько лет проведенных в тумане.
Сквозь пальцы старик впервые, за все время, что он здесь находился, увидел верхушки деревьев. Туман потихоньку становился прозрачен, солнце светило все ярче.
Мужчина осмотрелся и увидел себя стоящим на зеленой тропе. Он почувствовал как что - то невидимое, словно энергетическая волна, рухнуло на землю сверху, накрывая его. И увидел перед собой спящие тела людей. Он побежал и радостно стал будить каждого. Туман отступал все дальше. Белый дым нашел себе обитель в кроне деревьев леса, где он всегда и обитал. Народ дымного мира просыпался. Колдун, что обрек их на вечный сон, был убит полицейским на веранде. И теперь ничего не угрожало больше дымному миру и его жителям.
Глава 9. Поиски Марка и Тео.
I
В
ерсия номер один не для печати, а вот вторая как раз подойдет, – говорила прелестная блондинка в элегантном красном костюме юной девушке сотруднице, которая принесла ей две статьи, напечатанные для журнала.
- Миралин, может, сегодня выпьем по чашечке кофе в обед вместе? – улыбнувшись, проговорил молодой человек, обращаясь к блондинке, просунув голову в ее кабинет.
- Не сегодня, Эдвард, ты же ведь знаешь у меня полно дел, – ответила Миралина, мило улыбнувшись коллегам.
- Ну, тогда может быть завтра?– все не унимался Эдвард Ваттисон.
- Возможно, – Миралина встала и закрыла дверь, когда оба коллеги испарились из ее кабинета.
- Боже, как же я от всего устала, мне срочно нужен отпуск, - простонала девушка, откинувшись на спинку кожаного кресла.
Миралина Кибетт была одним из выдающихся и уважаемых редакторов модного журнала «Виолеттэ». Все коллеги и сослуживцы души не чаяли в этой прекрасной особе и блестящем руководителе. Она тоже любила свою работу и отдавала ей всю себя. Наверное, поэтому у нее так было мало времени, на какие - то там бы не были романы.
Но часть своего времени, которое она могла выкроить, она с удовольствием проводила с одним из средне известных писателей по имени Марк Шолтес. Он был ей другом и одновременно ее миром. Всеми силами Миралин старалась не привязываться к этому человеку. Ибо она знала, что любая привязка доставляла ей боль. Но все равно она безумно скучала и с нетерпением ждала их встречи. Вот и сегодня ей, что то наскучило работать и захотелось увидеть его.
Ее карие глаза излучали вселенскую грусть, когда она смотрела на его фотографию в рамке на ее столе.
- Решено, брошу все дела к черту и поеду к нему, слишком давно не виделись. Выпьем сегодня пару бокалов вина, он как обычно укроет меня пледом и расскажет одну из своих историй к новой книге, – думала про себя девушка.
Но так просто ей уйти не удалось. Этот навязчивый Ваттисон снова увязался за ней и все-таки уговорил ее выпить с ним по чашечке кофе.
Сидя в обычном кафе с серыми стенами и белыми кожаными диванами, девушка скучала и рассматривала приборы и салфетки, лежащие на столе, в то время как вечно не уверенный в себе Эдвард, нес опять какую то чушь.
- Было приятно с тобой побеседовать,– соврала Миралина, и встала из - за стола. - Обед давно уже закончен и мне пора по делам. Нужно подписать пару контрактов о сотрудничестве.
- Да конечно, парень вскочил, что бы поцеловать на прощание ее руку и попрощаться. Сделав неуверенно движение рукой, он смахнул вилку со стола, и та со звоном упала на пол. Эдвард нагнулся под стол в поисках злосчастной вилки.
- До встречи, - холодно ответила Миралина, поняв, что же он хотел сделать, и отправилась к дверям кафе.
- Какой же я все-таки остолоп, – думал про себя Эдвард, теребя поднятую вилку и смотря уходящей девушке в след.
II
Этим же вечером Миралина прикупила продуктов, пару бутылок вина, тортик и отправилась к Марку без звонка, надеясь сделать сюрприз.
Но писателя не оказалось дома. Пришлось своим ключом открыть дверь и зайти в печальном разочаровании.
Скинув туфли в прихожей, Миралин проследовала на кухню. Засунула торт в холодильник и, откупорив бутылку вина, села напротив окна.
Было уже, где то за полночь, а Марка все не было дома.
«Опять, неизвестно где носит, собирает события к своей очередной книге. Опять празднует, пьет, даже не думает обо мне», – думала девушка, допивая бокал вина, в раздумьях качая ногой под столом.
Неожиданно в дверь поскреблись, и ей послышалось кошачье мяуканье с подъезда. Запустив кота Висконтия в дом, она тут же накормила его. И они оба ушли спать на диван под теплый белый плед, который так любила Миралина, потому что он пах туалетной водой Марка.
Утром проснувшись, и снова не обнаружив и следов Марка дома, девушка всерьез забеспокоилась, не дозвонившись до писателя, она стала обзванивать сначала всех друзей и знакомых Марка, потом скорую, и морги. Но Марка нигде не было, он, словно сквозь землю провалился. Тогда она вспомнила, что Марк, когда то знакомил ее со своим лучшим другом полицейским, и стала искать в записной книжке его номер телефона. Обрадовавшись, что нашла, она тут же позвонила по номеру, но трубку никто не торопился брать.
Рядом с телефоном Марка был записан еще один номер, какой то Сандрины Бокк, в скобках была приписка, что это девушка Тео. Тогда Миралина стала звонить и по этому номеру. В трубку ответил детский голос, сказав, что «мама поливает в саду цветы» и попросил подождать несколько минут.
Когда трубку взяла Сандрина, выяснилось что она бывшая девушка Тео. Они недавно расстались из-за того, что Тео ужасный бабник, и не пропускает ни одной юбки. И вот уже где то с месяц они не перезванивались. Поэтому Сандрина ничего не знает: где он и что с ним. Но по просьбе Миралины все же решилась позвонить, и разузнать хоть какую-нибудь новость о Марке. Но и эту девушку постигла не удача.
Забеспокоившись, о своем бывшем друге (все - таки он был ей не безразличен) Сандрина позвонила в участок, но там ей сказали, что он взял отпуск за свой счет на пару – тройку месяцев.
Получалось, что никто не знал куда пропал и Тео.
Сандрина выложила версию, что оба друга могли поехать отдыхать, никому ничего не сказав. Но Миралина сразу эту версию отвергла. Ведь они-то с Марком часто перезванивались, говорили обо всем, и у них не было секретов друг от друга.
- Я сейчас малыша отдаю бабушке и еду к тебе, – сказала Сандрина Миралине и положила трубку.
III
На часах был полдень, две девушки сидели на кухне и допивали бутылку вина, ломая голову о том, где же могут быть их друзья.
- Я, кажется, вспомнила - Миралина вскочила как ошпаренная. Я не знаю, говорил ли тебе Тео, но у него там какое то странное дело было, о пропаже в доме двух людей. Марк все рвался раскрыть это дело и написать новую книгу, – щеки девушки зарумянились, по венам быстрее побежала кровь от выброса адреналина, что есть хоть какая то, но зацепка.
- Не стыкуется, – вздохнула брюнетка в джинсах и голубой майке. Я звонила в участок, – Тео взял отпуск на три месяца.
- Все правильно, чуть ли не приплясывала Миралина от радости, – все правильно, он взял отпуск, что бы самостоятельно расследовать это дело и взял с собой Марка. В моем журнале, была одна такая статья, где пропадает полицейский при расследовании преступления.
- И что дальше? Его нашли в черных мешках, в багажнике, какой то тачки, – хмуро проговорила Сандрина и закурила.
- Нет, там совсем другая концовка. Его находят на курорте, с какой-то бабой, у них там роман, а на работу он тупо забил, - задумавшись, произнесла Миралина Кибетт.
- Все они козлы, – усмехнулась брюнетка, выпуская кольцо дыма в потолок. Вот и этот возможно тоже, и твоего дружка с собой забрал поразвлечься.
- Нет! Я в это не верю! – нахмурилась Миралина и залпом осушила бокал вина. Мой Марк – человек серьезный, да, выпить любит, не без этого. Но ему, можно сказать положено, он же писатель. А писатели сама знаешь, люди творческие, в рамках не держи, а то погнут и рамки и руки покусают, которые держат эти рамки, – настроение Миралины совсем скисло, и она безжизненно упав на стул, промолвила:
- Где же их теперь искать? Где их черти носят? - Может, заявим в полицию, … хотя… я думаю, смысла нет.
- Ну и чем нам там могут помочь? Ничем – сказала брюнетка.
Настроение Миралины снова упало вниз.
- Ты знаешь, где находится тот дом, в котором пропали люди? – спросила Сандрина.
- К сожалению, нет. Мы договорились с Марком, созвонится, но я как обычно задержалась на работе и пропустила все его звонки, я про все совсем забыла. А когда приехала к нему, было уже поздно. Утром я стала звонить тебе.
- Ясно. Тогда нам ничего не остается, как сидеть и ждать вестей, – проговорила Сандрина. Или есть еще предложения? – посмотрела она своими голубыми глазами в глаза девушки редактора.
- Издать статью о пропаже человека в городе, – потупила Миралин взор в пол.
- Ну да, ты круче ничего не придумала? Пропал человек ни с того ни ссяго, известный писатель между прочим. Давай создай пищу желтой прессе, они с удовольствием помоют его и твои косточки тоже. Вы ведь кажется в отношениях? Или я ошибаюсь? – Сандрина посмотрела на девушку сквозь свои очки. Не известно еще, какую репутацию припишут твоему издательству. Ты этого хочешь? Хочешь всеобщего скандала?
- Мое издательство тут причем? – нахмурилась блондинка снова.
- А кто Марка продвинул в писатели, кто ему помог? Кем он был до тебя? – Мойщиком окон?
- Ну да ты права. Не думала, что ты и об этом знаешь, – покраснела девушка.
- Тео, когда то тоже знакомил меня с Марком и многое о нем рассказывал. И вот представь, был писатель и его не стало. Ваше издательство родило гения и потеряло. Как? Зачем? Почему??? «Паника», чужие домыслы, и сплетни. И вот уже людям есть кусок «жратвы», который можно помусолить.
- Ты права – снова повторила Миралина. Значит, будем ждать, - тяжело вздохнув, девушка допила еще один бокал. Ей ну никак не хотелось ждать. Ее сердце подсказывало, Марк находится в беде, но чем ему помочь и как, она не знала.

Глава 10. Книги Заклинаний – книги Миров.
I
Т
ем временем Марк и Тео жили во дворце короля Висенте Эскадара.
- Меня на немного увлекла новая жизнь, но уже что-то наскучили эти рыцарские турниры, шикарные королевские балы и эти неудобные наряды, – ворчал Тео, натирая до блеска свой меч и убирая его обратно в ножны. Он поправил лацканы своего пиджака и отряхнул нелепые зеленые шаровары, одетые на нем. – И вообще надоел весь этот мир, со своими сводами правил и образом жизни, который далеко отличается от нашего привычного мира. Хочу в свою квартиру, к родным и друзьям. Не поверишь, но я уже скучаю по своей работе. А после работы я бы с удовольствием выпил кружечку пива, в каком ни будь душном пабе. Черт побери, здесь нет даже унитаза. И эти шаровары, ну просто королевские шорты мне невыносимо натирают, я хожу в раскорячку, – возмущался Мастисс, пытаясь одернуть сзади завернувшуюся штанину.
- Вечно ты всем не доволен, – проговорил Марк, чистя свои сапоги, - здесь отличное пиво и условия. Подумаешь туалет на улице. Но ты прав, засиделись мы здесь, пора нам двигаться дальше. Ведь наша цель найти Мистера - Волка, Эсильду, Дэмаса и Фрэнка.
- Что? Кто такой Дэмас? Ты мне про него не говорил, – уставился Тео на друга.
- Дэмиас Хивинтли, – сын Фрэнка.
- Ааааа, точно, - вспомнил Тео.
- Немало известный художник и скрипач. Это ему Фрэнк приобрел тот злосчастный дом. Парень действительно талант и рисует прекрасные картины, я смотрел тогда дома в интернете. Но из дома парень никогда не выходил. Картины с отцом ездили по выставкам городов. – продолжил Марк. -
Как оказалось свое вдохновение, он черпал из параллельной реальности, той, что таилась за дверью. Как я сразу не понял это, ума не приложу.
Эсильда – жена Дэмаса. Эсильда – была не менее известной танцовщицей, пока не упала с лестницы и не повредила ногу. После рокового случая, больше не вышла на большую сцену, из-за травмы голени уже не могла танцевать. Стала так же все время проводить дома, рядом с мужем.
На что они жили, спросишь ты? – Картины Дэмаса отрывали буквально с руками, какая то притягательная сила в них таилась. Какая - то магия жила в них.
Когда отец понял что эти картины – золотая жила, он стал проводить аукционы, где картины улетали мгновенно за огромные деньги, на которые, хватало небедно прожить не только детям Фрэнка, но и самому старику
- Откуда ты все знаешь? – спросил Тео.
- Про своих детей Фрэнк мне рассказал в тот вечер, в ресторане «Полес – мартч». Ну и половина я узнал из новостей интернета. Ты знаешь я не люблю все эти светские тусовки, кто на них и ходит часто так это Миралина, ну ее работа обязывает. Я же появляюсь на таких раутах редко, в основном, когда меня Миралина вытащит. Я больше предпочитаю посидеть где-нибудь с тобой в баре, попить пивка. Поэтому о жизни богемной элиты мало знаю, как и саму элиту кстати.
II

Недолго горевал Эскадар после смерти изменницы жены. Нашел себе в жену прелестницу Вилавиту. Свадьба шла неделю, на свадебный бал были приглашены все жители империи СанАтори.
Девушка была красива и скромна собой. Родителей у нее не было, воспитывала ее прабабушка.
Родители и бабушка погибли в не далекой прошедшей войне, которая была за битву империи.
Колдун хотел захватить сей мир и подчинить своей власти, но был повержен магическим заклинанием книги, хранившейся в библиотеки подвала императорского дворца. И больше не стал и носа совать в этот мир.
В полдень Марк и Тео решили поговорить с Висенто, о том, что им пора возвращаться к своим целям - найти Фрэнка и остальных.
Император решил помочь друзьям и рассказал им о магической книге, что хранится в подвале. С помощью ее заклинаний можно было увидеть все миры и найти заблудившихся людей.
Друзья обрадовались такому повороту событий и вместе с императором поспешили в подвал.
Подвал был еще одной комнатой королевского дворца. Высокие потолки с фресками, серые стены, мраморные высокие статуи, и деревянные стеллажи с книгами – все это сильно потрясало сознание обычного современного человека. Чей взгляд привык к не высоким потолкам и не широким комнатам квартир. Кто уже почти забыл, что такое книги, да еще в таких количествах. Их было тут миллиарды миллиардов.
Марк уже забеспокоился, что император никогда не сможет найти книгу заклинаний. Но опасения его были напрасны.
Император подхватил мантию своей синий бархатной накидки, и встав на лестницу, раздвинул стоящие на полке книги, выудил на свет большой бархатный вишневый мешок.
Когда он стащил мешок, перед глазами предстала серая книга с золотыми надписями. Книга была в жестком переплете, по краям она была украшена драгоценными камнями. Под лучами факелов библиотеки они сверкали и переливались, словно роса на траве, нет, это даже было круче. Эту красоту нельзя было выразить в словах, это надо было только видеть.
Марк и Тео так и не смогли прочитать название книги, оно была на странном нечитаемом языке.
Когда Висенто открыл книгу, из нее выпорхнуло серое перо и мягко опустилось на стол.
- Воут, тепеурь, вы видитеу докаузатеульство воуйны с Колдуном за битву Саунаутоури. Книгуа дауже на паумять о нем сеубе пеуро с поуля биутвы остаувила.
От книги шел аромат ладана, шелест ее страниц вводил в состояние какого то транса.
Переплет и страницы книги были совсем новыми, не смотря на то, что книге было уже несколько миллионов лет. В нашей мерности, она бы давно превратилась в тлен.
- Стаурец Симоурий, принесиуте две свеучи, – обратился Висенто к дедушке с седой бородой, живущем в этой библиотеке.
Тут же на столе образовалось две зажженных свечи, а старец Симорий посеменил по своим делам.
III
Висенто Эскадар попросил нас с Тео взяться за руки, а сам стал читать заклинание, держа книгу:
Гам думан дарин растилажна,
Гам думан шатина туруманлита.
Хатлой ворома мазу хривишна,
Отлойс ворома мазу радовина
Дарест! Дарест! Дарест!
Похожи нем Фреунка Хивиунтли,
И жо отцоков рощеных: Дэмас, Эсильда.
Гам думан дарин растилажна,
Гам думан шатина туруманлита.
И же го нем вижна сноти,
Дше вуждиет Мистер – Волк.
Дарест Диа! Дарест Виче!
Шберечь хас оф авирока.
Неизвестно откуда, в библиотеке поднялся дикий гул и сумасшедший ветер. Пространство сотрясало ударами грома. Подвал то и дело озаряло светом, как будто била молния. Хотя ее на самом деле не было. В подвале не было и окон. Ветер был настолько силен, что мы с Тео еле удержались за столешницу, что бы ни улететь. Свечи потухли.
Висенто был, не приклонен, и продолжал читать. Меня и Тео била мелкая дрожь. Вдруг все стихло. Над магической книгой образовалось туманное облако.
Сначала друзья отражение свое в нем увидели, потом стали различать миры параллельные.
Куда-то пропал акцент короля, и он заговорил женским голосом книги:
- На самом деле миров бесчисленное множество, – проговорил император. Книга сейчас показывает только те, где находятся ваши друзья.
Смотрите, мужчина – оборотень, имя, данное при рождении Эдвис - он в 78 мире - в мире греха, где царствует Богиня Фиранида – Богиня равновесия. Здесь ей и самое место, она уравновешивает пространство мыслями своих 128 воинов, борющихся здесь за справедливость. Книга немного рассказала об оборотне.
Эсильда в мире номер 6 – мир грез, мир детства. Здесь ей не угрожает опасность, если она не станет направлять свое воображение на зло. Она здесь совсем ребенок, любое ее желание тут же исполняется Зоером (охранником детского острова Лефка). Корабль что приплыл за ней, отвезет ее во дворец розовых простыней и игрушек. В этом мире Бог – маленькая Эсильда.
Дэмиас, – путешествует по внутреннему миру снов своих картин. На берегу рыбацкой хижины старого рыбака снова рисует свои картины, давно забыв, кто же он на самом деле. Лишь его рука помнить лицо его жены и рисует ее портреты изо дня в день. Он долго смотрит на них, но не может вспомнить кто же она. Мир 99 – забытое море надежды.
Ваши друзья ушли еще не далеко. Им повезло. По сравнению с теми, кто жили до них в доме, открывающий, главные ворота во внутреннюю реальность. Но тех уже не вернуть. Миры забрали их себе, навсегда стерев память о прошлой жизни.
Миры можно открыть несколькими магическими предметами, например – ключ из сапфирового камня (открывает ворота один раз, так как его легко сломать), небесная живая птица – лазурный орел (семь дверей миров), главный бубен (открывает все и везде, придает носящему его - могущество) и маленький бубен (который только открывает миры).
У бубна есть один не достаток. У каждой двери – своя мелодия или мелодия с заклинанием. Нелегко запомнить даже дюжину из них. Так же существуют автономные порталы – выходы в другие миры. Они появляются сами, когда и где захотят, так прописано пространство Ту-Богом. Через них ваши друзья и попадают в другие миры случайно.
Вам нужно запомнить всего три мелодии, открывающие портал к 6,78,и 99 миру.
Облако наиграло мелодии, заискрилось, вздрогнуло и исчезло.
Марк отлично мог восстановить по памяти эти мелодии, они ему были очень знакомы. Вот только никак не мог вспомнить откуда. Возможно, что из прошлых жизней.
Книга захлопнулось, и все стихло.
Пробыв пару минут в шоке от происходящего, друзья переглянулись и расцепили руки.
IV
Висенто сидел в кресле и выглядел очень уставшим. Нужно много энергии, что бы соединится с книгой, – пояснил он, посмотрев на писателя и полицейского.
- Книга сказала нам только про троих «друзей», но и словом не обмолвилась о старике Фрэнки. Где его нам искать теперь? – спросил Марк.
Если книга не сказала вам о вашем друге, значит, его нет ни в одном из ее миров. Эта книга «Верхней Полярности» она показывает только верхние миры. Есть книга «Нижней Полярности» она показывает нижние миры. Но та книга, к сожалению, утеряна или уничтожена. Так как люди не хотели знать о нижних мирах. Слишком страшные вещи происходят в них. Миры, кишащие монстрами и чудовищами, где главный закон всего – убей или будешь убит, ложь, манипулирование и издевательство. Их сто миров, и главный бог, создавший их – Ту-бог (Второй Бог). Но об этом в
следующий раз, мне надо отдохнуть.
- Симорий, приготовьте опочивальню, – приказал император.- Я хочу немного вздремнуть.
Симорий вышел из – за стеллажа с книгами.
- Слушаюсь. Сейчас все будет сделано, – сказал старец и поспешил наверх во дворец.
- Мне очень жаль, но ваш друг, скорее всего, где то в одном из нижних миров, если еще жив – обратился Эскадар к друзьям, спрятал книгу обратно, и пошел следом за Симорием.
- Я так понимаю те, кто в верхних мирах еще потерпят нашей помощи, а вот Фрэнки надо вынимать, – проговорил писатель, опиравшись на стол, и смотря, куда то вдаль библиотеки.
- Как мы его найдем? Если не знаем, в каком он мире? У нас нет той книги, да даже если бы и была… блин, да я ни за что не стану спускаться в мир тварей, я лучше до конца своей жизни буду ходить в царской не удобной одежде и жить без унитаза, чем погибну, где то в преисподней. Шолтес, ты с ума сошел? – воскликнул Тео.
- Как? Скажи мне, как ты собрался найти Френка? Как спустится в нижний мир? Если мы даже не знаем его, блин, «координат», - спросил раздраженный мужчина.
- Я буду открывать бубном мир за миром и когда-нибудь смогу попасть в нижний мир? – ответил писатель.
- Ну и наивность, - возмутился полицейский словам друга. – А что, если нет? Если ты не откроешь нижний мир никогда? Что тогда?
- Значит, я найду книгу «Нижний полярности», - нахмурил брови писатель.
- Да, где ты найдешь, уничтоженную книгу?! – все больше продолжал раздражаться полицейский.
- Не знаю, но найду, - настойчиво стоял на своем Марк. – Ты идешь со мной?
- Это безумная идея, поэтому нет, - вздохнул Тео.
- Значит, я пойду один! – спокойным тоном проговорил Марк, посмотрев на друга.
- Вот и иди, ты и так затащил меня черт знает куда. Зачем я только тебя послушал и пошел за тобой! Теперь вместо дома, я болтаюсь здесь, здесь - неизвестно где! И неизвестно когда попаду домой, если попаду. Хренов ты чудак. «Я хочу написать книгу, мне нужна ценная история, я хочу всех спасти… бла – бла – бла…», – с издевкой изобразил Тео Марка.
- Ты ужасный человек! – Тео сверлил своими голубыми глазами друга. И писатель из тебя, надо сказать, так себе! – разозлившись, заключил Мастисс, в лицо Шолтесу. - Я, умываю руки, потому что твоя идея безумна и ведет нас прямо в ад, – сказал полицейский и развернулся, что бы уйти.
- Книга заклинаний поможет попасть тебе домой, – холодно произнес Марк, - пока я здесь, можешь воспользоваться бубном.
Мужчина отвернулся спиной к другу. На его лице не дрогнул ни один мускул, но в душу вошла мадам осень с ее холодом, грустью и грязными лужами. Забралась выше, в сердце, засела там острым ножом по самую рукоять. Так выглядела печаль в мыслях писателя Марка. Было очень неприятно от слов друга, после того сколько они прошли вместе, и в то же время, внутри как будто кто-то нарочно будил спящего зверя, имя которого злость. Обида и боль сковали горло Шолтеса, и от этого произнесенные другом слова казались ему еще горче.
Полицейский поднялся наверх, за ним с грохотом захлопнулась дверь в подвал.
Марк остался в библиотеке один.
«Лучший друг, который никогда не бросал в беде, покинул, в самый не подходящей момент. В чужом мире среди чужих, им бы надо держать вместе, и противостоять всем неблагоприятным событиям, происходящим на их пути, тоже вместе. Но Тео думал по – другому. Тео никогда не позволял себе выражаться в адрес Марка столь грубо. Что же с ним случилось в этот раз? Друзья всегда шли бок о бок по жизни, их крепкую мужскую дружбу не могли разрушить даже разногласия из-за женщин. В этот раз Тео показал свое настоящее лицо, когда действительно запахло жареным», – думал писатель. Спустится в ад для него действительно испытание. Хорошо. Значит, я пойду один в мир ужаса и страха, ведь я дал слово и мне его сдержать. Даже если я паду от стрел воинов тьмы или языков пламени огнедышащего чудовища, которого сейчас вырисовывает мой больной мозг. Я готов ко всему, даже к смерти. Ибо у меня нет выбора, я держу и несу ответ.
V
Стояла мрачная погода. Синее небо заволокло тучами, тут и там проскакивали молнии, от силы удара грома закладывало уши. Поднялся ветер, двое друзей, переодевшись в свои привычные одежды, взяв рюкзаки наполненные снедью, стояли на мосту.
Тео Мастисс не посмел бросить друга. Тем же днем они помирились. Потому что у Марка был поистине золотой характер, и он прощал людям их злость и оправдывал их ошибки. Ближе к вечеру, они стояли вдвоем у дворца, в руках с бубном.
- Нам возможно никогда не спасти Фрэнка – вздохнул Марк, рассматривая в руках бубен.
Тео молчал.
- Никто не знает мелодию бубна, открывающую нижние миры. Поэтому мы идем за Мистером – Волком.
Марк начал стучать в бубен мелодию, открывающую 78-ой мир грехов. Перед ними образовался привычный портал.
Из дворца размахивая руками, бежал к друзьям Висенто Эскадар – Миулые вы моуи, ну куда вы соубрались на ночь гляудя? – у императора снова появился акцент. Висенто было печально отпускать друзей, он успел привязаться к ним за это хоть и не длительное время. Но деваться было некуда. Он обнял каждого на прощание и пожелал им удачной и легкой дороги. После чего друзья скрылись в портале. А император так и остался стоять на мосту, махая рукой им в след.
VI
Портал открылся перед большим длинным столом,
за которым сидело много народа, компания что-то
шумно обсуждала.
Общество явно было пьяным и веселым. Вдруг все стихли и уставились на друзей.
- Здрасте, – проговорил Марк, кивнув головой. Тео стоял бок о бок рядом с ним.
Марк выхватил взглядом из толпы Мистера – Волка, обрадовался и подошел к нему.
- Наконец-то, мы тебя нашли! Как ты? – спросил Марк.
- Пойдемте, выйдем друзья, - холодно обратился он к писателю и полицейскому, взяв обоих под руки. Это ко мне по личному делу, – громко сказал он народу, сидевшему за столом. Никто особо не удивился, все снова стали жевать пищу и активно, что то обсуждать и смеяться.
- Короче, тут такое дело, верните бубен, ребята, – сказал Эдвис, и сдвинул брови у переносицы, от чего в его взгляде ясно читалась угроза.
- Послушай сюда, толкнул в плечо его Марк, – бубен нам нужен, с помощью него мы можем собрать своих друзей по мирам. Я смотрю, ты цел, здоров и не вредим, а мы тебе на выручку спешили.
- Вы не понимаете! Отец убьет меня, если я не принесу ему бубен! Тут мистер – Волк рассказал друзьям всю историю, произошедшую с ним. Я был в горах, – старый шаман ушел, его больше нет, нет ни в одной реальности. Быть может он ушел в ту реальность, которую создал для себя сам. Но туда нам, любому вход заказан. Мне теперь не найти второй бубен. А он очень нужен отцу.
- А нам что прикажешь делать? – спросил Тео, уставившись на Эдвиса, мы отдадим отцу его вещь, но только после того как вернем своих друзей.
- Нет!!! Вы не успеете! Этого делать нельзя! Нельзя ждать! – понимаете, звери – мутанты, становятся с каждым днем сильнее, они уничтожат все измерения, съедят Вселенную, как большой сыр, так сказал отец.
Марк с Тео переглянулись.
- Ладно, ты знаешь, как попасть к твоему отцу? Ты идешь с нами? – спросил Тео.
- Да, несомненно, я пойду с вами. Только предупрежу обо всем свою жену.
- С помощью бубна мы можем попасть к отцу, я знаю мелодию этого мира. Мне достаточно ее сыграть, и представить себе, место, в которое желаю попасть, – сказал Эдвис.
В коридоре статуи уже все собрались.
Лопарена стояла печальная и задумчивая, еще раз на прощание обняла мужа и пожелала ему удачи в пути. Эдвис не взял ее с собой, так как это может быть очень опасно.
Лявиса своими широко распахнутыми глазами с озорным любопытством рассматривала Марка и Тео, глупо хихикая и прячась за сестрами.
Сифима сжав губы, теребила какой - то платок в руках. Вирнер и вся команда Эдвиса, столпились около друзей с бубном. Они тоже по командованию Эдвиса должны были шагнуть в портал, что бы вернутся к отцу. Вирнер был невысокий, скромный мужичонка с усами. Все на что хватило его смелости, так это встать рядом с Сифимой, он то и дело украдкой поглядывал на нее, вздыхая.
- Ладно, давай скорее, – смутившись, кашлянув, Марк обратился к Мистеру – Волку, который снова прощался с женой в долгом поцелуе.
- Вот держи, – открывай, – сказал писатель и протянул парню бубен.
Эдвис взял бубен, склонился, присел на одно колено и стал играть. Музыка ветра и звон металлических трубок, стучащих друг об друга, пронзили дом – статую. Рядом с лестницей образовался портал. Все осторожно зашли в него. Последним шел Эдвис. Еще раз, поцеловав свою любимую, он сказал, что вернется и исчез в портале. Портал закрылся.
VII
Белые кафельные стены и стеклянные полы операционной забрызганные кровью, наводили ужас на путников.
Мертвые, истерзанные, но еще живые воины Шамана хрипели, стонали и еле двигались в разных углах комнаты. Один из них усиленно полз в сторону полицейского, что то шепча. Своей рукой он закрывал рану на боку, из которой лилась кровь.
- Они… – хрипел он, они… придут и за вами. Это началось… В образе них предстанет смерть перед каждым. Никто не спасется…никто. Он протянул руку к Тео, его тело вздрогнуло, раз, другой, и рука обессиленно упала на пол. Тело больше не подавало признаков жизни. Воин был мертв.
- Твою мать! – взвизгнул Тео и отпрянул в сторону от трупа. Тут же поскользнулся на луже крови и с размаху упал на стеклянный пол затылком. Под рыжими волосами Тео растекалась черная лужа крови. Его голубые глаза остекленели, смотря в потолок.
Марк подбежал к Тео, но тот уже был мертв. Неизвестно откуда прискакала крыса. Она была огромных размеров, больше человека, почти доставала до самого потолка. Люди в команде с Эдвисом начали стрелять из своих оружий по крысе.
Громадное животное озверело еще больше, подошло к одному из парней, и, оторвав ему голову, запустила в дальний угол комнаты. Тело забилось в конвульсиях еще стоя на ногах, из шеи фонтаном брызгала в стороны кровь.
Второго воина она сожрала целиком, лишь только кости хрустели. Ни пули, ни стрелы не брали крысу. Марк успел отбежать в сторону и спрятаться за шкаф с медицинскими инструментами, пока крыса расправлялась с остальными.
Мистер – Волк, превратившись в оборотня, набросился на крысу, но тут же был выброшен в окно лаборатории. Послышался звон стекла, осколки усеяли пол.
Марк почувствовал как за что-то задел ногой. Это был Шаман, он был весь в крови, глаза его были наполнены первобытным ужасом, он схватил Марка за штанину и прошептал – Смерть всему, конец Вселенной, простите… и…
Мужчина умер, судорожно вцепившись Марку в штанину.
Звери монстры – начали, есть Вселенную, а точнее тех, кто ее наполняет. Они не останавливались не перед чем, и их нельзя было ничем истребить. Это был конец мира, света, тьмы, жизни, конец всего…
Марк с ужасом захлопнул книгу заклинаний и откинул в сторону.
Его била дрожь, он нервно убрал книгу обратно в мешок, и, спрятав между книгами, выбежал из подвала.
VIII
- Висенто, простите, не хотел Вас беспокоить, но я взял книгу без Вашего разрешения, и она открыла мне ужасную картину, – стоял Марк на пороге спальни императора. – Мы все умрем! Конец Вселенной! - с ужасом на лице произнес писатель.
- Чтоу онуа теубе покаузала? – спросил император, приподнимая больную голову от подушки. На глаз сползла мокрая повязка, лежащая на голове.
Я рассказал, как все было, на что император улыбнулся и сказал:
- Идиу к сеубе, Всеуленноуй ничеуго не гроузит.
Его голова снова откинулась на подушку. Император поправил повязку.
- Но? Как же, я же видел это, собственными глазами, – возразил я.
- Элия, – книуга зауклинауний, проусто не теурпит чужауков, воут оуна теубя и реушила напугауть. Книуга не люубит науходиться в чужиух рукаух. Тоулько импеуратору оуна всеугда покаузываует праувду. Еусли проуявляуешь злоусть книугу так же неульзя брауть в руки, оуна слиушком чувствиутельна к тауким энеургиям. Таук чтоу успокойуся и остаувь меуня в тиушине, оуна чеуртовски, мноуго забиурает сиул.
Я облегченно вздохнул, пожелал императору хорошего отдыха, извинился и вышел за дверь.
- Ничего себе, не любит чужаков, – возмущался я, спускаясь по лестнице.
На лестнице я столкнулся с Тео.
- Марк, извини меня за то, что я тебе наговорил. Просто сдали нервы. Я пойду за тобой хоть в ад. Естественно я не брошу своего лучшего друга в беде, – проговорил Мастисс, искренне смотря в мои глаза.
Я улыбнулся и обнял своего друга, – я знал это дружище.
Мы спустились во двор, обговаривая план наших дальнейших действий.
Решили все - таки идти завтра за Дэмиасом, лишние руки нам не помешают в помощи.
Когда пришли в свое крыло дворца, были неприятно удивлены пропажей бубна. Поставив во дворце всех на уши, в том числе и императора. Узнали что, к этому делу причастна служанка бывшей императрицы. Она с самого начала знала что Марк и Тео пришельцы из другой реальности.
Служанка проходила мимо в то время, когда друзья выпали из портала, и подслушала их разговор. Взяв бубен, когда никого не было в комнате Марка, она спрятала его в хижине родственника-бедняка.
Служанка никак не хотела сознаваться в содеянном. Но была выдана камердинером, в пылу жаркой с ним ссоры. Она пообещала камердинеру, что как только продаст бубен в ломбардную лавку тайных вещей, куш от продажи поделит с ним пополам, но обманула.
Марку ничего не оставалось делать, как только отправляться в лавку тайных вещей, что бы вернуть бубен себе.

IX
Лавка вещей, что стояла на окраине города, была собственностью странного старичка. Он скупал старинные вещи и некоторые из них выставлял здесь на продажу.
Внутри лавки пахло, каким то не обычным волшебным ароматом старины и присутствовал запах каких то ароматических масел. Здесь было уютно и тепло. Стекла витрин поблескивали, от падающих на них лучей солнца, через окно. Витрины были наполнены часами, украшениями, старинными игрушками и статуэтками. В общем люди несли, кто что мог, главное, что бы вещь, содержала в себе какую-нибудь ценность, например историю.
И тогда старик покупал ее с радостью, очищал от пыли, полировал и выставлял на витрину.
- Вечер добрый, есть, кто живой? – проговорил Марк, зайдя в лавку.
Зазвенел колокольчик на стеклянной двери, и из недр лавки вышел маленький, щупленький старичок в зеленой вязаной жилетке и в очках.
- Здравствуйте, чем я могу Вам помочь? – Спросил он.
- Вам женщина продала украденный бубен. Я хотел бы его вернуть. Дело в том, что воровство было совершено во дворце императора, его же прислугой. Я хорошо заплачу вам.
- Я бы с радостью, но, к сожалению, ни чем вам не могу помочь. Нам никто не приносил бубен ни сегодня, ни вчера, никогда.
Было видно, что старик не врет. Тут взгляд Марка отвлекла на себя красная шкатулка, она сверкала белыми камнями по краям
Внутри нее за стеклом крышки стояла золотая танцовщица. Которая наверняка крутилась, когда играла музыка.
Она так манила к себе, что писатель захотел ее купить.
- Простите, я могу приобрести у вас вон ту красную шкатулку, - спросил Марк, тыча пальцем в стекло витрины.
- О, да конечно, это редчайшая, уникальная вещь, из старинного дворца я уже не помню, чей семьи. Ко всему прочему она еще и музыкальная, – улыбнулся старичок.
Старик открыл шкатулку, но из шкатулки не донеслось ни звука.
- Как же я совсем забыл, раздосадовано головой покачал хозяин лавки, - она же сломана.
- Ничего, я ее все равно беру. Марк расплатился с продавцом, спрятал шкатулку в карман, и вышел.
По дороге домой Марк открыл шкатулку, и на его удивление она заиграла, танцовщица закружилась и начала вращать головой:

На руках умирал ребенок крестной матери,
Он носил в своем сердце любовь проклятой.
Жил бы он на радость ветрам и полям,
Но не нужен был он ни здесь, ни там.
Злой колдун обрек их на беду.
Злой колдун придумал им боль.
Он у них отнял надежду и еду,
Он у них отнял любовь.
И теперь они прокляты оба,
И теперь их пристанище нижний мир.
Там где ужас и страх, ненависть, злоба,
Там где Ту-бог, чей то кумир.
Нижняя книга – книга миров,
Та, что таит в себе мира ключи.
Если откроешь портал ты в Цыргов,
Можешь ее ты у Деда - Сия найти.
Спела шкатулка и крышка захлопнулась. Марк остался стоять в глубокой задумчивости. Придя домой, Марк показал «покупку» Тео и рассказал о своей встрече с хозяином лавки. Он снова открыл ее, и она спела ту же песню.
- Что это значит? – уставился Тео на друга.
- Она подсказывает нам, где искать книгу нижних миров? – не уверенно произнес писатель.
- Ясно. А где будем искать бубен? – спросил Мастисс.
- У служанки, – сказал сердито Марк.
Тем же вечером служанка вернула друзьям бубен и была выдворена вон императором.
После друзья с императором спустились в подвал, открыли книгу заклинаний, узнали номер мира деда - Сия. Запомнили мелодию и тут же со всеми попрощавшись, отправились в путь.
X
Снова в новой реальности.
Цыргов оказался городом, в котором живут высоко духовные люди, верхушку этой касты составляют монахи. Которые приняли обед не касаться мирской жизни и ее соблазнов. Они ушли в горы, построив там храм. У них есть учитель, зовут его Дед - Сий. Он обучает монахов силам искусства духовной жизни. Его храм самый могущественный во Вселенском мире. Именно его храм способен хранить страшную книгу нижних миров. Дабы она не попала в чужие руки желающие зла.
Портал выкинул наших друзей в низине горы, на которой стоит храм Сия. Кое - как забравшись на половину горы, Марк и Тео решили сделать привал и отдохнуть. Когда они, прислонившись к скале, немного задремали, откуда ни возьмись, прилетел черный ворон. Он сел на скалу и громко каркнув пару раз, разбудил друзей.
- Не спать, КАР… нельзя здесь спать! – проговорил ворон, расхаживая по гладкому выступу скалы.
- Нижняя книга миров …КАР… Книга нижних миров – погибель… КАР… Вас ждет погибель.… Не ищите ее. Забудьте о ней… Уходите! КАР… Уходите!
- Кыш, проклятая птица, – сказал Тео, и кинул в ворона мелким камнем.
- Дурак… КАР, - сказала птица и улетела в сторону храма монаха.
Остаток горы друзья преодолели с легкостью, отдохнувшими.
Забравшись на вершину горы, друзья увидели храм, он выглядел словно нарисованный. Багровые стены его поглощали лучи солнца. Серая покатая крыша с вырезами разных фигурок драконов опускающихся над окнами с черными рамами, выглядела не обычно. На крыльце дома стоял Дед - Сий, сложив перед собой руки.
Его бежевое одеяние и короткая седая борода очень шли ему. Он был похож на мудрого старичка.
«Наверное, он и был мудрым старичком» – подумал Тео.
- Я знаю, зачем вы сюда пожаловали, – сказал он, даже не посмотрев на Марка и Тео.
Его взор был направлен в небо, где летал черный ворон.
- И вот что я вам скажу, уходите отсюда! Я не стану жертвовать всеми мирами ради одного человека! Вы не знаете, не ведаете, что хотите сделать. Вы зря сюда пришли, отправляйтесь домой! – произнес Сий и ушел в дом.
Писатель и полицейский не ожидали такой грубой встречи, они даже не знали, что им теперь делать. Ведь книгу миров им никогда не заполучить без согласия деда - Сия.
- Пошли вон…КАР.… Проваливайте! – кричал ворон, круживший теперь над друзьями.
- Проделать такой путь, чтобы сдаться? Ну, нет! – набрался смелости Марк. – Пошли Тео, нас ждут дела.
Марк и Тео без спроса вломились в храм. На маленьком коврике боком к ним сидел дед Сий.
- Я же сказал, идите вон. Чего какие настырные? – со спокойным безразличием произнес дед и поднял руку в сторону друзей. Какая - то неведомая сила подняла друзей в воздух и швырнула об стену.
Тео упал и потерял сознание, слишком большой силы прошелся по нему удар.
Марк, сидел спиной к стене, смотря в пол, пытаясь прийти в себя. Из его кармана выпала шкатулка, открылась и запела:
На руках умирал ребенок крестной матери
Он носил в своем сердце любовь проклятой.
Жил бы он на радость ветрам и полям
Но не нужен был он ни здесь, ни там
Злой колдун обрек их на беду.
Злой колдун придумал им боль
Он у них отнял надежду и еду
Он у них отнял любовь.
И теперь они прокляты оба
И теперь их пристанище нижний мир
Там где ужас и страх, ненависть, злоба,
Там где Ту-бог, чей то кумир.
Нижняя книга – книга миров
Та, что таит в себе мира ключи
Если откроешь портал ты в Цыргов,
Можешь ее ты у деда - Сия найти.
- Откуда у тебя это? – спросил Сий, подойдя к Марку, подняв шкатулку. - Рия, внученька моя, – прижал монах шкатулку к своей груди.
- Из старой ломбардной лавки, – собрав силы, хриплым голосом проговорил Марк и отключился.
XI
Марк и Тео открыли глаза почти в одно время, в келье старого монаха. Рядом сидел дед - Сий.
- Очнулись? Дед погорячился, ему простительно. Вы слишком настырные. Так и быть я помогу вам, но с одним условием вы вытащите мою внучку и моего правнука – младенца из преисподних нижних миров.
- Она моя внучка, – монах указывал на фигурку за стеклом. Злой колдун проклял ее и ее сына и бросил его в ад. А ее – в шкатулку. Эта балериночка живая, это Рия.
Сий держа в руках шкатулку, целовал золотую фигурку танцовщицы. - Это моя Рия, внученька моя. Каким - то образом она нашла, как попасть ко мне.
- По - моему он чокнутый, – в раз подумали Марк и Тео и переглянулись.
- Почему вы сами не расколдуете свою внучку? Вот же она перед вами в шкатулке, - с недоверием спросил писатель.
- Не могу. Понимаете, она не здесь, она там. Там в одном из нижних миров, заточена в шкатулку. Только там вы ее сможете освободить, и тогда исчезнет эта шкатулка здесь. Все миры как то связаны и имеют много уровней. В нижнем мире ее мир - Шкатулка, такая же большая как квартира или город, и она там живет. Здесь это все проявляется в маленькой вещички, вроде бы игрушки на первый взгляд. Но все игрушки живут своей жизнью и имеют свою историю на других уровнях реальности.
Глава 11. Путешествие по нижнему миру.
I
Т
ы посмотри, что выделывает этот фокусник – обратился Тео к другу.
По длинному канату, раскинутыми между высокими старыми домами, шел щупленький человек в черной пальто. В руках его были огненные шары, которые он один за другим подбрасывал в воздух и ловил. Он жонглировал огненными шарами, как будто это были обыкновенные мячи.
Проходящих мимо друзей, людей нисколько не волновало зрелище, творившееся наверху.
В нижнем мире жили обыкновенные люди с лицами из старых детских журналов. Они ходили по улице, держа в руках воздушные шары, некоторые водили за ниточки живых слонов.
- Простите, что это за город мистер? – обратился Тео к одному мужчине в серой шляпе.
- Ку-ку, кукуракама – проговорил мужчина, подпрыгнул, крепче ухватился за шарик и ушел.
- Извините, где мы? –снова обратился Тео, уже подойдя к женщине, державшей за руку маленькую девочку с розовыми бантами на голове.
- Ка-ба - туми - ка – ба – проговорила женщина, и ушла.
« Они все здесь сумасшедшие, какие то» – подумал Тео.
- Марк, что будем делать? – спросил полицейский у друга.
- Тебе не кажется, что в этом нижнем мире живут сумасшедшие люди? – уставился писатель на полицейского.
- Я сам только сейчас об этом подумал. Я уже тоже скоро сойду с ума. После того как этот старый хрен, монах, закинул нас через книгу нижних миров прочтя заклинание. Я, честно говоря, думал, наложу в штаны, пока готовился к встрече со страшным неизвестным, - произнес Тео.
- Знаешь, ты настоящий друг, - похлопал по плечу писатель полицейского – ты за мной даже в ад пошел.
- Самое главное нам потерявшим половину памяти, не потерять еще здесь половину рассудка, – вздохнул Тео.
Друзья пошли вдоль улицы, и Марк увидел в конце улице ломбардную лавку. Точно такую же лавку, в какой он приобрел красную шкатулку в одном из верхних миров.
Марк и Тео зашли внутрь помещения. Там их встретил все тот же старичок – Здравствуй Марк, ты за Рией пришел и ее сыном. Я знаю, где они находятся, и подскажу тебе.
- Откуда вы знаете мое имя? – удивленно писатель уставился на хозяина лавки.
- Что вообще это за вещь? – Марк протянул шкатулку старику.
- Я многое о тебе знаю. Я существую в одно время в разных мирах одномоментно. Я хранитель старинных вещей и их историй. У каждой вещи, как ты знаешь, есть своя история, и не только история. У каждой вещи есть своя реальность, свой мир, свой хозяин – улыбнулся старик. - Когда мне в руки попала это шкатулка, - старик взял шкатулку из рук Марка. - Ее принес, какой то человек из богатой семьи. Я сразу понял, что шкатулка не простая, когда я ее открыл, она рассказала мне свою историю, а потом замолчала. Долгое время я ждал человека, которому нужно будет спуститься в нижний мир и вот шкатулка сама выбрала тебя, Марк.
- Пойдемте со мной, - мужчина отдал шкатулку обратно писателю, и указал друзьям на дверь комнаты.
Зайдя в комнату, Марку и Тео стало тепло и радостно на душе, вспомнилась атмосфера родительского дома.
Вся комната была залита светом, по углам комнаты стояли фикусы в горшках, рядом шкафы с книгами. Пара кресел и столик находились посередине комнаты.
- Пойдемте, подойдем к окну, – жестом старик указал на окно в ближнем углу комнаты.
Перед взором Марка и Тео открылась великолепная картина – на горизонте стоял круглый мост, упираясь своими серебряными пиками в мягко оранжевое небо.
Выглядел он так, будто царская корона встала на ребро. Инопланетные автокорабли в форме синих пластмассовых блюдец скользили по нему, не задевая его. Этим кораблям нечем было задевать платформу моста, у них не было колес. В том месте, где должны быть колеса, была только неоновая зеленовато белая подсветка. Однако мост имел свою силу гравитации, поэтому корабли не падали.
«Корона» лежала на сером кафельном асфальте. Вокруг сновали люди.
- Здесь за мостом находится город Шкатулборг, город танцовщиц, там вы и найдете Рию. Своего малыша она может забрать из империи СанАтори, император Висенто Эскадар ее ребенок, попавший в будущее. Колдун обманул Рию и не стал кидать младенца в ад. Он отправил его в одно из параллельных веток будущего, что бы мать и дитя никогда не встретились. Придя с Рией в империю СанАтори, империя исчезнет, вы найдете там лишь младенца лежащего под деревом. Фрэнка ты сможешь отыскать на заброшенной колокольне с часами. Он живет там давно и пытается запустить старые не ходящие часы. Всю свою жизнь он убивается по времени, желая попасть в прошлое и исправить свои ошибки. Еще немного и он сойдет с ума, - сказал хозяин лавки.
И отдал Марку еще две сувенирных, на первый взгляд, фигурки.
Первая была статуэтка из керамики в виде дерева, под которым лежал младенец. Вторая представляла собой часовню с колоколами. В башне, где висели колокола, к колоколам был привязан веревками человечек из керамики.
II
Поблагодарив хозяина лавки, и убрав «подарки» в рюкзак, я и Тео отправились на поиски Рии.
Подойдя вплотную к мосту в форме короны, мы увидели, что это не вероятных размеров конструкция, в центре которой спрятаны черные инопланетного металла шары. Они вращались по кругу и вокруг своей оси с определенной скоростью, тем самым образуя между собой магнитный резонанс. Вся конструкция сильно шумела и создавала вибрацию моста.
К нам подъехал синий автомобиль «Такси», в котором сидели две девушки, они предложили подвезти нас и мы согласились.
Мы сели в автокорабль и поехали по мосту, не касаясь машиной платформы моста. Мы чувствовали своим телом легкую вибрацию и шум моста. Здесь наверху он был не так сильно слышен. Из окна автомобиля вырисовывался фантастический вид города Шкатулборга.
Везде стояли серые здания с острыми пиками, втыкающимися в оранжевое небо. Деревья здесь были из тонкой стали, отражающие своими рифлёными листьями блики солнца нам в глаза. Серая плитка асфальта была местами с узорами. На плитке были выгравированы узоры не знакомых цветов, и какие то надписи.
Все люди женского пола, которых мы встречали по пути, были не старше сорока лет. Особенной примечательностью было то, что все они были одеты в балетные костюмы, в балетных пачках. Они не шли, а танцевали при ходьбе. Создавалось впечатление, что мы попали в город балерин. Что было самое странное так это то, что людьми мужского пола были только я и Тео.
Поэтому нас сразу приметили, окружали и стали приставать с кучей вопросов: кто мы такие, откуда и зачем пришли.
Мы немного рассказали о себе и о том что ищем одну из балерин. Из толпы выделилась одна девочка, лет пяти, подошла к нам и сказала, что знает Рию и поможет встретиться нам с ней.
Идя за девочкой, все никак не переставали удивляться этому миру. Зайдя в одно из серых зданий с пиками, мы оказались в темной комнате, где из-за этой темноты упустили из вида девчушку.
Не успел я опомниться, как мои глаза ослепил яркий свет прожекторов, которые осветили большую арену, на которой мы стояли. Полы и стены арены здесь были ярко красного цвета, под темным потолком горела пара слепящих прожекторов.
Когда глаза привыкли к яркому свету. В центре арены я увидел невысокую стройную девушку в розовом костюме, на которую светил один отдельный желтый прожектор. Под этим светом казалось, что тело девушки покрыто золотом. Костюм балерины украшала вышивка с белым цветком на боку, который начинался у плеча и заканчивался на бедре. Она была очень красива, ее каштановые волосы были убраны на голове в пучок под розовую резинку. Она танцевала, на каком то стальном кубе. Как же красиво она танцевала. Эта грация, эти прогибы, взмахи ногами, волнообразные чувственные движения руками, все это вводило меня в какой то транс. Я словно прибывал в обычном, земном сне, забывая кто я, и что я здесь делаю. И вдруг музыка резко оборвалась. Свет погас.
Где то вдалеке арены зажглись, пара светильников. Я вынырнул словно с какой - то глубины, пытаясь несколько секунд прийти в себя. Девушка спустилась с куба и подошла ко мне, снимая на ходу резинку с волос. Волосы тут же кубарем распустились по ее нежным плечам.
- Простите за мой танец, кто то снова открыл
шкатулку, - произнесла девушка, смотря на меня
своими ярко карими глазами. - Мне, Пелина сказала, что вы меня искали. Кто вы?
- Вы, Рия? Меня за вами прислал дед - Сий, что бы вызволить вас из плена Шкатулборга, - проговорил я.
Девушка кинулась мне на шею, обняла и заплакала:
- Спасибо. Я так устала, вот уже много лет как злой колдун заточил меня сюда, и я вынуждена танцевать по прихоти людской, по каждому людскому любопытству, каждый раз как кто- то возьмет в руки шкатулку.
Захваченный ярким зрелищем я не сразу обратил внимание, что Тео нет рядом.
- Тео, где ты? – крикнул я. – Рия, ты не видала рядом со мной друга, когда танцевала? Он только что был здесь.
- Нет, - покачала головой Рия. - Когда я танцую, я вся увлечена процессом, можно даже сказать что в забвение, какое то впадаю, забывая себя.
- Где Пелина? Может быть, она что то знает?
- спросил я.
- Пелина сейчас танцует, - ответила Рия.
III
Марк и Рия пошли по длинному темному коридору, в одной из таких же комнат танцевала Пелина. Когда свет и музыка погасли, она спустилась с куба и подошла к нам.
- Что случилось, Рия? – спросила девочка.
- Пропал друг Марка, этой фигуры, – Рия указала на меня.
- Дело плохо, покачала головой Пелина. Значит, его унесли тени ветров, что обитают в Шкатулборге и охраняют город от чужих.
- Почему тогда они не унесли Марка? – спросила Рия.
- Фигура Марк был слишком втянут вниманием в твой танец, тени ветров спутали внимание фигуры Марка с вниманием Смотрящих (людей открывших шкатулку) и не заметили фигуру Марка. Возможно, что фигура Тео к этому моменту отвлеченно думала, пока ты танцевала, вот они и увидели, что в городе есть чужак.
- Ничего не понимаю! – возмутился Марк. - Тени ветров воруют тех, кто здесь о чем- то отвлеченно думает?
- Нет. Они уносят тех, кто отвлеченно думает во время танца, смотря на танец. Тогда они видят чужака, ответила Рия. – Они видят не самого человека, они ощущают твое внимание. Если твое внимание рассеивается среди танца, то они не могут увидеть тебя.
- В любом случае, вам стоит поторопиться с поисками вашей фигуры Тео, как бы чего не случилось, – рассмеялась Пелина, развернулась и исчезла в темноте своей комнаты.
- А сейчас? – спросил Марк, - когда я здесь просто существую, они меня могут увидеть?
- Нет, видят только тех, кто присутствует при танце, но на него не смотрит.
- Куда они могли утащить Тео? – с беспокойством спросил Марк
- Сделать его очередной танцовщицей… Вам придется обойти весь город, все комнаты, просмотреть все танцы… – донесся веселый голос Пелины из темноты.
- Рия, но как мы узнаем, что танец начался?
- По музыке, – улыбнулась Рия, я ее услышу.
- Сколько здесь арен танцев?
- Девяносто и у каждой арены своя музыка. Не бойся, мы найдем твоего друга. Ничего страшного с ним здесь не случится, – сказала Рия и посмотрела Марку в глаза.
«Не знаю почему, но именно ей я верил. Ну что может быть страшного в городе – Шкатулке? Ну, схватили тени ветров Тео, ну привяжут ему на голову розовый бант, поставят на куб и заставят танцевать.… Здесь всего 90 комнат, рано или поздно, но мы его с Рией найдем, потом найдем Фрэнка, ее младенца …, и когда-нибудь все- таки попадем домой», – горько вздохнул Марк, размышляя про себя.

IV
В розовых в обтяжку лосинах, натянутых на волосатые ноги, стоял Тео босыми ногами на серебристом кубе. Его бело – розовая пачка, искрилась под светом прожекторов, во время танца. Мощную грудь полицейского обтягивала светло розовая кофта с вышивками белых цветов. На голове друга был завязан розовый чепчик, украшенный белоснежными лилиями.
Тео неуклюже делал движения руками и ногами во время танца, нагибаясь то в одну, то в другую сторону, пытаясь удержать равновесие, и не свалится с куба.
- Вовлекись в его танец, иначе нас заметят, – прошептала Рия Марку на ухо.
Марк подавив смешок от увиденного, стал серьезен, и попытался заставить себя влиться в танец. Слава Богу, сделать это было проще простого, так как музыка и свет комнаты завораживали сознание, намертво прикрепляя его к танцу.
Когда танец закончился, и кто-то там наверху закрыл шкатулку. Глаза Тео открылись и уставились на нас.
- Помогите мне, - умоляюще едва прошептал полицейский, шевеля губами. – Я не могу пошевелиться, мне слишком узок этот наряд.
Мы с Рией подскочили как ошпаренные к Тео и начали с него сдирать это розовое безобразие. Радует то, что одежда Тео лежала в металлическом кубе, на котором он танцевал.
Освободив друга и вызволив его из шкатулки. Марк взял бубен и сказал, что пора сваливать. Несколько раз, ударив ладонью по бубну, взял за руку Рию и шагнул с ней в образовавшийся портал, Тео последовал следом за ними.
V
Смелость человека, обычно приводит его к истине. И каждый раз, проявляя смелость, ты трансформируешь мир под себя, так было и в этот раз. Рия, оказалась девушкой не робкого десятка, и уже в портале начала со смехом играть с тигром, снова проплывавшим в звездной пыли мимо друзей. На страх Тео и радость Марка, Рия чудным образом приручила тигра и оседлала. Портал выкинул всех четверых в мир: Марка, Тео и Рию верхом на тигре. Они оказались в песчаной пустыне, где по кругу была выстроена зеркальная стена до неба.
Тигр рычал и бросался на зеркало, видя в отражении лишь улыбающегося тигра.
Но вдруг отражение изменилось, и тигр что находился по ту сторону зеркала, стал вести себя так, как вел себя наш портальный тигр, то есть рычать и бросаться в отместку.
Но вдруг тигр в отражении успокоился, и стал водить лапой по зеркалу. Наш тигр стал повторять движения за ним. Если тот начинал рыть и разбрасывать в стороны песок, то наш тигр тоже приступал рыть. Балерина, как пригвождённая сидела в стороне на песке.
Марк подошел к зеркалу и увидел отражение себя, но оно не показалось ему знакомым. Тот, что стоял по ту сторону зеркала был совсем не Марк.
Его взгляд и эта ехидная ухмылка выдавали в том Марке совсем другого человека.
Вдруг неожиданно человек из зеркала засунул руку к себе в карман. Марк невольно повторил действие за ним.
Человек вынул руку из кармана и Марк вынул.
Человек за зеркалом поднял правую ногу и согнул в колене. Сколько бы ни противился Марк не видимой силе, но его нога приняла тоже положение, что и у человека за зеркалом.
Двойник Тео наворачивал круги по песку, Тео кружился вместе с ним и не мог остановиться.
Писателю надоела эта игра, он зажмурился и на время зеркальный мир пропал из его поля зрения. Тогда он нащупал на песке увесистый камень и, размахнувшись с силой, запустил его в зеркало.
Тот час послышался звон разбитого стекла. Марк распахнул глаза и увидел, что все зеркало стало черным, их двойники исчезли, мир потемнел, как будто кто - то включил ночник. А перед Марком зияла огромная темная дыра в разбитом зеркале.
Все трое переглянулись. Писатель первым шагнул в проем, образовавшийся от камня, за ним последовали полицейский и балерина сидящая верхом на тигре.
По ту сторону зеркала все так же хрустел песок под ногами. На синим вечернем небе сгустились сумерки. Вдалеке друзья услышали звон колоколов.
Какой - то человек неистово бил в колокола, в сумасшедшем порыве дергая канаты.
- Нам туда, - сказал писатель и повел всех за собой. Прижимая к себе крепче бубен.
Неизвестно что могло ждать их всех здесь. В этом пустом песчаном мире, со звуком колоколов, леденящих кровь в венах. Но двигаться надо было дальше.
Рия прильнула грудью к тигру, обняла его за шею, еще сильнее прижавшись к нему, и закрыла глаза. Пытаясь согреться от проносящихся ветров, она зарылась лицом в его густую шерсть.
Марк шел на колокольню. Его ноги ныли, а спина болела, бубен натирал плечо. Тео подняв воротник куртки и увертываясь от мелких песчинок, приносящихся с ветром, прятал лицо.
Еще издалека писатель узнал человека, который бил в колокол. Это был Фрэнк Хивинтли. Его порванное пальто говорила о том, что ему много чего пришлось перенести в одиночку.
Едва друзья успели забежать внутрь часовни, как поднялась большая песчаная буря. Ветер бушевал что есть силы, грохотал гром, и сверкала молния.
Свет от молнии через окна освещал нутро помещения. Все трое, вместе с тигром, поднялись по лестнице наверх.
Марк и Тео с трудом оторвали обезумевшего старика от веревок.
Они спустили его вниз и усадили в одно из кресел.
VI
- Мне не нравился ваш мир, поэтому я построил свой, – хриплым голосом заговорил старик.
Но в своих фантазиях и страхах заблудился не только я, но и мои дети. Сначала это было большой забавой, но потом привело к трагедии.
Мой мир начали дополнять собой мои дети, и все было хорошо, пока я не создал здесь автономного человека, следящего за порядком в этом мире.
Запомните, творчество это хаос, оно не может обрести порядок.
Автономный Человек, вышел из-под управления, подчинив мои фантазии и фантазии моих детей себе. Он стал из них делать свои миры. Миры полные ужаса и кошмаров. Имя его Шаман, лаборатория - его дом. И этот человек больше мне не подвластен. Я создал монстра, думая о благе и порядке. Иными словами: Автономный человек стал самостоятельным сознанием, выросшим из искусственного интеллекта.
Когда я был молодым и служил на СПБП, там при встрече с инопланетным разумом, мне передали информацию, что настоящая наша планета Земля давно разрушена, а мы живем на большом космическом корабле «Земля-2», с такими же декорациями как на настоящей планете.
Представьте в космосе висящий шар – планету. Нажимаешь на кнопку пульта управления планетой, и шар разбирается, его стенки отъезжают в стороны. Перед нашими глазами открывается плоский серебристый корабль, с мигающими синими лампочками на борту. На этом корабле, на его верху расположены континенты и материки, на которых мы все живем. Стоят здания, деревья, ездят машины, светит солнце, гуляют облака на небе.
Небо, облака и солнце, погода, приливы и отливы морей и океанов, все абсолютно «держится» на управлении корабля. На корабле стоит пока автоматическое управление. Пока… А что будет если управление кораблем кто то возьмет на себя? Он может нас всех стереть с лица искусственной планеты, уничтожить как букашек, если только захочет.
Вы понимаете, что наш мир искусственен? Он не настоящий, – завопил старик, вскакивая с кресла.
- Совсем умом тронулся дед, - подумал Тео, покрутив пальцем у своего виска и посмотрев на Марка.
- Вы считаете меня сумасшедшим, - прищурился старик, взглянул на всех троих и расхохотался так, что у Марка по спине пробежали мурашки.
Немного походя по комнате, Фрэнк снова сел в кресло и продолжил рассказ.
- Все что мы видим - не настоящее. Мы живем в фальшивом мире. Все о чем мы мечтаем – реальность. Наши фантазии и страхи реальны, другие измерения более реальны и живы чем наш мир.
Когда я узнал об этом, я уволился со своей службы, которая тоже была частью общего спектакля. Я купил дом, и за дверью в подвале, во внутренней реальности создал свой мир, который населил живыми существами из своей головы. Я получил на это разрешение, от главных управленцев планеты. Они инопланетного (космического) происхождения. Нет, не думайте, они не создали нас, но они спасли нас от глобальной катастрофы, предоставив нам, человечеству, свой корабль, который они впоследствии, переделали под нашу планету, стерев всем память о разрушении «Земли-1». И стали присматривать за нами, как родители присматривают за своими детьми.
- В чем заключалась их выгода? – спросите вы.
- Их выгода заключалась в том, что мы единственные обитатели космоса в человеческой форме. Нас не обходимо было сохранить как вид, если бы мы выпали из этой цепочке, то остальные существа тоже начали бы исчезать и космос стал бы заворачиваться обратно в точку.
- Почему вы меня обманули? Там в ресторане Вы сказали мне что не знали об особенности дома, – удивленно уставился писатель на старика.
- А что я мог тебе тогда сказать? Правду? И ты бы мне поверил? – своими выцветшими глазами Фрэнк посмотрел на Марка. Да я вообще боялся кому - либо об этом рассказывать. Меня могли упрятать в психушку, и всем было бы плевать на меня. Ну, сошел старик с ума, из – за морально не простой работы, ну и хрен бы с ним.
Я никому не хотел ни о чем рассказывать, пока не произошла трагедия. Мне понадобилась помощь, но кому я мог доверять в этом мире? Кто бы смог меня действительно понять? И тут ко мне сам приходишь ты! Писатель, не ординарный человек, которому не интересно мирское, но вызывает большое любопытство то, что таится за гранью познанного. И я, понял, что это мой шанс! Что ты действительно тот, кто мне в силах помочь. Тот, кто не остановится от страха перед неизведанным. И я был прав. И вот теперь ты здесь. Простите меня, но я был в отчаянии. Я понимаю, что сам натворил дел, но АвтоЧеловек стал сильнее меня и мне никогда с ним не справится. А надо было, что то делать. Надо было спасать невестку и сына.
Я не мог тогда попросить помощи у управленцев планеты, ведь я больше не служил в СПБП и не летал в космос. Я никак не мог их вызвать. Они смотрят только за состоянием корабля, на котором держится наш мир. Но не за нашими жизнями. Здесь мы предоставлены сами себе. Мир за дверью в подвале, мой мир, хоть он и реален, но ничем не ограничен. Я пытался самостоятельно бороться с АвтоЧеловеком, вызывая его на битвы магии и меча, и каждый раз я проигрывал в сражении.
Вы видите, что он со мной сделал, он почти чуть не лишил меня рассудка, привязав к этой колокольне. Если бы не вы, мне бы так здесь и мотаться до самой смерти. Но вы поспели вовремя.
Автономный человек очень разозлен, кто то украл его бубен, с помощью которого он захватывал и принуждал все миры себе. Он еще может передвигаться по мирам, но это стоит ему больших усилий. В своей лаборатории он разрабатывает зелье – телепортации, которого хватает телепортироваться туда и обратно, ровно на 20 минут.
VII
- Этот бубен? – писатель показал старику бубен, висящий на его плече.
- Да, это он! – сказал Фрэнк, и улыбка засияла на его лице. Я не ошибался в тебе сынок.
- Зачем чек вы мне оставили перед уходом, о каких- то ботинках 45-го размера? – уже более мягким тоном спросил Марк.
Фрэнк сначала удивленно уставился на писателя. Затем полез в карман своего пальто, достал оттуда сложенный лист бумаги и развернул.
- Эх, старый совсем стал, вот она записка то.
Здесь, в записки подчерком моей невестке, зашифровано в стихотворении как можно открыть в подвале дверь, ведущую во внутреннюю реальность. Про мальчика, который глядит на восток, про ключевое слово: «Тайник», что дверь открывает. Про волшебную прогулку под зеленым солнцем в мире мокрых чаек:
«В этом темном мрачном месте,
Радужный мир живет в уголке.
Мы пойдем с тобою вместе,
Крепче держи ключ в руке.
Когда мальчик глядит на восток,
Произнеси заветное слово: « Тайник»
Нам откроется мокрого неба клочок,
Из заветной двери он возник.
Там, где зеленые лучи ласкают глаза,
Там, где трава должна бить током.
Можешь деревьям ты все рассказать.
Здесь сумасшествие не будет пороком».
Полицейский отдал мне записку, так и не поняв, что в ней. Он подумал это просто стихи моей невестки.
Я когда тебе отдавал записку, подумал, что ты сможешь ее расшифровать. Здесь почти буквально все написано. Но случайно перепутал ее с чеком, и
даже не подумал, что повел тебя по трудному пути, без подсказок.
Фрэнк закончил говорить, и в комнате настала полнейшая тишина.

VIII
Молчаливую тишину нарушил раскат грома, яркий свет грозы снова осветил комнату. Марк стоял возле кресла старика. Тео прислонился к стене, на которой была нарисована картина - девушка, сидящая в цветах у реки. Рия с тигром находились возле лестницы.
Вокруг все замерло, вдруг послышался звон разбитого стекла, и осколки окатили всех четверых. Через окно в комнату, кубарем влетел человек в черном плаще и приземлился на пол.
- Как же долго я тебя искал, - прорычал он и кинулся на писателя. Марк не успел увернуться, ледяная, жестокая рука черного человека вцепилась в глотку Шолтеса, пригвоздив его к стене, начала душить. Друзья писателя замерли как вкопанные и даже не шевелились.
- Неужели это конец, - думал Марк, хватая ртом воздух.
- Снова твои игры, я устал жить в темноте! Дай же и мне волю. Теперь я буду править этим миром, а ты, ты поплатишься за то, что всегда сдерживал меня! И никто, никто тебе не поможет. Твои друзья не настоящие, и сам ты плод моей больной фантазии, ты - никто. Это я тебя придумал, это я был простым мойщиком окон, подростком неудачником и безответно влюбленным мужчиной. А ты, ты так и не дал мне пожить, упрятав меня в темницу своих мыслей, стал писателем. И когда я хочу сбежать из своей тюрьмы, ты напиваешься. Ведь ты, точно знаешь, что Я это ТЫ! - грозно расхохотался черный человек, лица которого не было видно из-за темноты в помещении.
Марк потряс головой и ведение исчезло.
- Привидится же такое, - подумал вслух писатель.
- Что ты видел? – встрепенулся старик в своем кресле?
Здесь происходят видения разного рода, на этой колокольне смешаны мечты и воспоминания мои твои, их, Шамана и всякого сюда входящего, или бывавшего здесь ранее. Именно здесь я создал Автономного человека и его личность. И она частично привязана к этому месту.
- Зачем вы добавили личность обычному стражнику мира, который следит за порядком? Разве вы не подумали о последствиях? О том, что может произойти, если он выйдет из под вашего управления, Фрэнк? Вы же сделали его живым! – проговорил писатель.
- Да, я сделал его живым, черт побери. А значит, сделал его слабым. Ведь все живые – слабы, лишь только мертвые имеют невообразимую силу, ибо им уже нечего терять, они мертвы внутри, - старик сжал ручку кресла.
Вот ты, Шолтес, ты такой сильный и мужественный, потому что просто не догадываешься, что тебя нет. Ты живешь лишь в чьем то больном воображении, и то урывками, когда тебя пишут. А в остальное время тебя не существует. Твои друзья – лишь проекция тебя, они живы, лишь пока есть ты.
Марк обернулся назад – вокруг все снова замерло. Тео, Рия и Тигр, стояли как статуэтки.
- Ну что, теперь ты веришь мне? – спросил Фрэнк и злобно рассмеялся. Он вскочил с кресла и начал ходить по комнате.
- Ничего не существует того, во что ты веришь, сынок, - злобно улыбнулся старик. - Пора бы уже это понять.
- Ты врешь! Марк набросился на старика и схватил того за грудки. Ты все врешь! Ты просто сошел с ума!
- Остынь, - старик оттолкнул мужчину в кресло.
- Я знаю, что я говорю, ведь я был там, когда мне рассказали правду об этом мире. Нас здесь никого не существует. Нас нет вообще, и никогда не было.
- Знаешь, что это за инопланетный корабль, создающий и поддерживающий якобы нашу жизнь? – спросил старик глядя Марку в глаза. - Это чей то компьютер. Кто - то пишет книгу нами и пишет нас. И мы лишь мысли этого автора. Мы подневольные и исполняем только тот сценарий, который он создает нам. Остальное все бутафория, фальшивая реальность, которую, ты никогда, и не видел своими глазами. Ты просто знаешь реальность, ту определенную, которую тебе загрузили в твою голову. Но никогда ее не прочувствуешь. Потому что ее нет.

IX
Марк вновь зажмурился и потряс головой, снова видение исчезло.
Он осмотрел комнату, там было все как прежде. Старик по прежнему сидел в кресле, Тео стоял у стены и водил по картине пальцем, размышляя о чем - то в своих мыслях. Рия гладила голову тигра, на котором сидела.
- Вы что - то говорили Фрэнк? – обратился писатель к старику.
- Да, я говорил, что создал живого монстра, не думая о последствиях. Ведь я хотел как лучше. Он был мне помощником и одновременно другом. Я сделал его почти человеком, - с горечью вздохнул старик.
- Фрэнк, что это за место? Меня мучают видения, одно за другим.
- Это место, колокольня, она – край мира. Здесь собралось все, и прошлое и будущее и настоящее.
- Простите Фрэнк, край мира фантазий или край общего мира? – спросил Шолтес.
- А разве есть разница? – уставился своими выцветшими глазами старик на Марка. – В конце концов, мир один, он только тот, что есть в эту секунду. И это его край.
- Мне тяжело понять Вас, Фрэнк, хоть вы и говорите все напрямую. Мне кажется, отсюда пора убираться, пока мы здесь все не рехнулись.
- Да, пошлите отсюда уже быстрее, давно пора, а то я тут начал залипать в картину, и Рия в своих мыслях летает, - оживился Тео. - Куда мы теперь?
- Я думаю нам надо забрать Дэмиаса, вот туда и отправит нас эта мелодия. Марк начал бить по бубну. Около него собрались Рия на тигре, Тео и Фрэнк. Прямо под ногами образовался портал и все пятеро в нем исчезли.

Глава 12. Жизнь картин Дэмиаса.
( В одном из верхних миров)
I
С
егодня Дэмиас был не весел, из-под его руки не выходил ни один узор.
- Чертова кисть, чертовы краски! – рассердился Дэмиас Хивинтли, и в гневе перевернул мольберт и бросил в сторону.
Потом подошел и поднял с травы холст, на котором писал прекрасную деву. Провел по нему рукой и прошептал: «Кто же ты, о, прекрасная незнакомка?».
Мужчина, уже в который раз, писал свою любовь на белом холсте, но никак не мог вспомнить ни кто она, ни как ее зовут.
- Что-то ты сегодня не в духе Дэм, - проговорил рыбак, который шел от реки только что с пойманным уловом. Пойдем в хижину, обедать пора.
Дэмиас забрал у старика два тяжелых ведра с рыбой и они оба поплелись к хижине, с соломенной крышей.
Пока старик готовил на костре уху, Дэмиас сидел на крыльце хижины и пытался вырезать фигурку из дерева.
Дэмиас Хивинтли был красивый мужчина двадцати трех лет. Его черные кудрявые волосы нещадно жгло золотое солнце, но казалось, это его нисколько не беспокоило, и он даже не пытался спрятаться в тень. Он был одет в льняную серую рубаху и потертые от времени серые джинсы. На ногах его были резиновые сланцы.
По его смуглому телу струился пот, но он все продолжал работать над фигуркой из дерева, и не замечал не удобств. Наконец работа была закончена, и в его руках оказалась статуэтка девушки, которую он все время изображал на своих картинах.
- Опять ты! - разозлился мужчина и швырнул деревянную статуэтку в кусты. Она пролетела мимо рыбака и скрылась в зеленых зарослях.
- Дэм, поаккуратнее, ты, чуть меня не зашиб. Что на тебя, черт подери, нашло?
- Я, я не могу ее вспомнить. Но она не выходит у меня из головы, - вздохнул мужчина, опустил голову на руки, скрыв лицо и едва не заплакал. Лишь одинокая слеза скатилась из его карих глаз, и упала на песок.
- Хватит Дэм, ты обязательно ее вспомнишь, раз рисуешь ее картины. Перестань себя и меня расстраивать, и пойдем уже есть, уха сварилась.
Дэм и рыбак принялись за трапезу.
В это время рядом с костром в стороне образовался портал и из него вышли четверо: Фрэнк, Марк, Тео и Рия. Тигр снова скрылся в портале.
- Дэмиас, сынок, – мужчина с радостью кинулся к парню, сидящему у костра.
- Кто вы? Я Вас не знаю! – отпрянул парень от старика, случайно выронив ложку.
- Но как же, это ведь я, твой отец. Как же ты меня не помнишь? – Фрэнк растерянно опустил руки, не зная, что делать дальше. Ты видно дымным лесом шел, все там память свою и оставляют.
- Нет времени объясняться, пойдем с нами Дэмиас, - сказал Тео и потащил парня за руку.
- Никуда я с вами не пойду, - еле вырвался мужчина из цепких объятий полицейского.
- Сначала объясните, кто вы и откуда? – вмешался в не понятную ситуацию рыбак. - Зачем вы сюда пришли и что вам надо?
Марк Шолтес попытался рассказать понятно всю произошедшую историю о поисках сына Фрэнка и его невестки.
- Так вот, наверное, кого ты Дэм, все время пытался вспомнить, жену свою, - заключил рыбак, смотря на Дэмиаса.
Молодой мужчина не понимал, что происходит и просто растерянно смотрел на всех пятерых.
- Я разве женат? – И когда это было? Почему я ничего не помню, - расстроился Дэмиаса, схватился за голову, застонал и сел на песок. – Почему я совсем ничего не помню?
- Если все так, как вы говорите, - сказал рыбак, подумав, то я вынужден попрощаться с Дэмом. Я действительно нашел его на берегу океана, когда пошел в очередной раз ловить рыбу. Парень сидел, обхватив руками голову. Его безумный взгляд напугал меня, но я все же заговорил с ним и, получив вразумительный ответ, понял, что парень еще цел сознанием. Но если его одного оставить он сойдет с ума от страха. Поэтому я взял его к себе и научил рыбачить.
Память сама вернется к тебе сынок, как только увидишь свою любимую, - рыбак обнял по-отцовски парня и похлопал по спине. – Прощай Дэм, светлой тебе дороги.
Марк подошел к Дэмиасу, взял его за руку и повел к остальным – ничего не бойся. Мы тебе не враги. И все действительно так, как я говорю. Доверься нам, прыгай в портал.
Марк стал стучать в бубен, а Рия начала веселится пританцовывать и петь: Доверься нам, прыгай в портал, доверься нам, прыгай в портал.
Когда портал блеснул розовым скоплением звездной пыли, Марк и Рия взяв молодого мужчину за руки, шагнули в портал. За ними немедленно последовали Фрэнк и Тео.
Рыбак остался сидеть на берегу и смотреть вдаль как будто ничего и не произошло.
II
Когда друзья очутились снова на берегу реки. Они подумали, что портал не сработал. Но оказалось, из измерения картин нет выхода. Пока они как в галерее не посмотрят все «картины» (миры).
Почему именно в мире забытое море надежды очутился Дэмиас? – спросил Марк Фрэнка.
- Это одна из его написанных картин «Рыбак и море или забытое море надежды», - ответил старик.
- Понятно. Сколько картин он написал?
- Дэмиас написал пять картин.
- Слава, о Боги, - Тео шлепнулся на колени в песок и распростер руки к небу. Нам надо пройти всего 5 миров его картин. Хорошо хоть не тысячу, - скривил гримасу полицейский в сторону Фрэнка.
- Я так хочу домой, - застонал Мастисс.
Рия развеселилась, расхохоталась и по детски захлопала в ладоши глядя на Тео.
- Шолтес, я скоро обезумлю от этого путешествия, - наигранно он вцепился в штанину писателя, вновь скривил гримасу и провозгласил – Все, я остаюсь здесь. Бросьте меня. Идите дальше. А я буду жить в картине Дэмиаса. Все лучше, чем день за днем проводить в пыльном офисе полицейского учатска и смотреть на одни и те же рожи. Я лучше буду лицезреть пейзаж, тот, что открывается за морем, а старый рыбак накормит меня ухой.
Тео приставил раскрытую ладонь к глазам, как бы наблюдая за горизонт. – Теперь я тетя - Ассоль.
- Хватит паясничать, - улыбнулся Марк, и поднял друга с песка. Нам осталось еще не много, и мы будем дома.
- Дайте мне хотя бы поесть. Давайте сделаем привал, – Тео снова картинно упал на песок.
- Хорошо привал так привал, - вздохнул писатель и сбросил с плеч рюкзак, чтобы достать еду.
Перебирая продукты в рюкзаке, Марк обнаружил, что статуэтка с колокольней исчезла. Значит, дед - Сий был прав, когда говорил о «многоуровневости» миров.
- Что за картины писал ваш сын? – обратился писатель к старику, мирно жевавшему свой кусок вяленого мяса.
- Одну из картин ты можешь наблюдать сейчас, взглянув на нас со стороны.
- Он что писал картины про нас? Но.… Откуда он мог знать? – удивился Марк.
- Он, так же как и я, и ты, был на колокольне и видел не понятные ему видения. Из них он черпал идеи к своим картинам. Эта картина называлась «пятеро на привале у реки».
- Замечательно, - недовольно пробурчал Марк. И отпив глоток воды из фляги, с удовольствием, наконец - то смог затянуться своей последней сигаретой.
- Я бы сейчас все отдал за бокал горячего крепкого чая, – промолвил Мастисс, с аппетитом откусывая кусок от хлеба.
- Опять? Ты уже один раз чуть свою жизнь не отдал за чашку чая у Фермера. Да и я с тобой тоже. Кстати, чай оказался ну очень крепкий, - с сарказмом произнес писатель, посмотрев на полицейского.
- Ладно, ты теперь что, будешь всю жизнь мне это припоминать? – прищурившись, ответил другу Тео.
- Нет, только оставшуюся ее половину. Надеюсь у нас она еще длинная, - иронично ответил Марк.
- Опять ты со своими черными шуточками своего дурацкого юмора, - промолвил Мастисс и молча продолжил жевать.

III
Когда привал был окончен, друзья снова собрались в путь.
Нам осталось пройти еще три картины, - сказал Фрэнк.
За песчаным берегом начиналось поле цветов. Среди них стояла девушка в розовой юбке, цветастой кофте и красных башмаках.
- Любимая, - закричал Дэмиас, и побежал через поле к ней. Когда он добежал, образ девушки растаял как дым.
- Третья картина «Любимая в поле цветов», - заключил старик. За нее помню, на аукционе, мы заработали не плохой куш.
Сразу за полем возвышался огромный черный куб, облепленный светло сиреневыми шарами, стоящий на оранжевой плоскости.
- Геометрический абстракционизм, четвертая картина сына. Когда то он увлекался этим стилем и стремился в нем писать свои картины.
- Боже, когда же это экскурсия по живой галерее закончится, - снова наигранно завопил полицейский. Мои глаза и уши отказываются это воспринимать. Заткнииииииись Фрэнк, Тео запрокинул голову к небу и закрыл глаза руками.
- Извините его Фрэнк, - сказал писатель. Он не любит живопись. - Тео, прекрати, пожалуйста, свои детские выходки.
Тео посмотрел на Марка, послушно замолчал и пошел следом за остальными.
Последняя картина «Инопланетный красавец», - сказал тихим голосом Фрэнк, что бы ни раздражать лишний раз Тео.
Здесь на морских волнах стояла тяжелая огромная скульптура дракона из серого камня. В пасте держал дракон красную живую розу. Его синие глаза сверкали в лучах зеленого солнца. У его лап мирно спала красивая девушка в белом одеянии.
- Я так понимаю, это последний мир и мы можем отправиться дальше? Надеюсь, портал нас пустит, - спросил старика писатель.
- Да, ответил тот.
- Ну и правила у вашего мира. Мы отсюда не могли выйти пока не посмотрим все картины Дэмиаса, - пробурчал полицейский. – Эдакий принудительный вернисаж. Ах, вернисаж, ах, вернисаж…
- Увы, это не мой мир, здесь все создавал мой сын.
В очередной раз раздалась музыка бубна, портал поглотил в себя всех и через минуту выплюнул обратно.
- Что? Мы опять здесь? – ошалел полицейский.
- Я не понимаю, что происходит Фрэнк? Мы что от сюда никуда уже никогда не сможем выйти? – заволновавшись, спросил Марк.
- Чтооооо? Мы так и останемся жить в картине? – запаниковал Тео.
- Я, честно говоря, и сам не понимаю, почему портал не сработал, - ответил старик.
Рия в страхе прижалась к Марку.
- Есть еще одна картина, папа, - выдавил из себя слова Дэмиас, до этого не проронивший почти не слово. Я не кому не показывал ее еще.
Там за оврагом, лежит убитый вождь краснокожих. В его трубке мира еще теплится огонь. В его глазах застыл ужас. Синие звери водят вокруг него хоровод на задних лапах, на их мордах ужасный оскал, а глаза переполнены злостью. Зеленое солнце разбито на осколки и разлетелось по небу. В мире царит теперь вечная темнота и хаос.
- Ну, нет, на эту картину я смотреть не пойду, я и так не любил живопись, а теперь и подавно. Это уж, как-нибудь без меня, - занервничал Мастисс.
- А придется, - обернулся к другу Марк, - иначе нам отсюда не выйти, - проговорил он серьезным тоном.
Когда все, переправившись через овраг, смогли посмотреть на картину.
Портал, наконец - то забрал путников и больше не возвращал их в мир картин Дэмиаса.

IV
Шаман долго корпел над своими пробирками в лаборатории, и вот, наконец, долгожданный раствор телепортации был готов. Он давно следил за путниками через свой хрустальный шар и всегда знал, где они находятся.
Недолго думаю, мужчина выпил жидкость из пробирки и случайно оказался в мире грез и детства.
На двадцать минут он был заточен в клоуна, что стоял у кровати ребенка. Шаман с ошибкой сделал раствор и поэтому не мог сейчас обрести свое физическое тело, на время он обрел тело 5ти метровой зубастой гидры, с его сознанием. Это нисколько не напугало шамана, а только обрадовало этому могуществу.
Тем временем Эсильда уже давно наигралась в игрушки и уже мирно посапывала в своей постели.
Но сон ребенка очень чуткий сон. Тут она услышала, что то шуршит рядом с кроватью. Она сквозь прищуренные глаза увидела, что клоун начал шевелится. Эсильду обуял дикий страх, и она что есть мочи закричала. Но никто ее не мог услышать, ведь во дворце она была совсем одна.
Клоун начал медленно нагибаться к девочке. Эсильда вскочила с постели и в страхе забилась в угол. Огромный 5ти метровый клоун подошел к девочке, нагнулся и открыл рот, нещадно шипя и вереща. В его глотке копошились и извивались щупальца, готовые вот - вот схватить и проглотить девочку. Ребенок стоял белый как мел, отчаянно в руках сжимая плюшевого мишку.
Вдруг в комнате открылся портал, и путники вовремя оказались в спальне Эсильды.
- А ну, не тронь ее, безмозглое чудовище! – заорал Тео и начал стрелять в ногу клоуна. Уж что - что, а защищать людей его святое дело.
Клоун обратил внимание на путников и повернул к ним свою открытую пасть с извивающимися щупальцами. Он заверещал так, что в комнате поднялся ветер, и друзей чуть не сдуло. Чудом их прибило к роялю, стоявшему неподалёку.
Клоун вытянул изо рта щупальцу и, схватив за ногу Тео, вышвырнул его вон, полицейский, пролетев несколько метров, приземлился в зале на большого плюшевого розового медведя.
Гидра обратила внимание на Марка, вытянув изо рта вторую длинную, слюнявую щупальцу, сорвала с плеча писателя бубен, и тут же его проглотила. Марк отпрянул в сторону.
Эсильда заплакала, сорвалась с места и побежала к Фрэнку. Неизвестно откуда раздалась музыка бубна.
Всех путников вместе с Эсильдой и Тео засосало в портал.
Портал открылся в нижнем мире и вышвырнул друзей. Больше бубен не принадлежал Марку и его друзьям. Они были обречены.
Там куда их отправил Шаман, обитали чудовища похлеще «клоуновской гидры».
Белые грифоны - людоеды, зубастые гаргульи и мощные и огромные гидроподобные чудовища с крыльями и четырьмя лапами.
Друзей ждало новое приключение, на этот раз страшное. И не известно смогут ли они выбраться из него живыми и найти дорогу назад, без бубна. Или им суждено погибнуть в этом мире ужаса и кошмара. Именно про этот мир говорил Дед - Сий, пытаясь предостеречь друзей.
Глава 13. Нижний мир. Обитель чудовищ.
I
Э
сильда почувствовала, как исчезает пол под ее ногами. Что - то странное происходило с ее телом – оно обретало прежние формы взрослой девушки.
Первое что она ощутила, это каменистую поверхность дороги, когда коснулась ее своими башмачками. Она осматривала себя в изумлении, когда услышала раздавшийся грохот и высказанное недовольство Тео.
Тео вылетев из портала, наткнулся на камень и рухнул на землю. Пока полицейский вставал, Дэмиас не знал радоваться ему или плакать. Он увидел свою жену. Он был рад встрече с ней, но его радость омрачало черное каменистое ущелье, в котором все они находились. Он, понимал, что в этом мире им грозит смертельная опасность, и возможно он видит свою любимую в последний раз. Дэмиас невольно двинулся к девушке и крепко ее обнял.
– Наконец - то я тебя нашел, - промолвил мужчина, память которого вернулась к нему в миг.
- Это все прекрасно, - проговорил Марк. – Семья воссоединилась, но нам надо думать, что делать дальше и куда идти.
Оглядев ущелье, стенами которого служили каменные глыбы, на которые было невозможно забраться, Фрэнк стал размышлять, куда двигаться дальше.
В темном небе проискрило несколько вспышек молний, но грома не было слышно.
- Здесь очень жутко, - проговорила Рия, наблюдая нисколько за местом, сколько за обнимающейся парочкой.
Тео сразу предложил всем идти туда, и наобум показал в сторону черного, огромного замка, вселяющего ужас одним только своим видом.
Очертания замка проглядывали из-за скал. В замке горел тусклый свет окон. Над замком сгустились тучи серого неба.
- Мы пойдем в сторону молний, - громко сказал Марк. Возможно, там мы найдем укрытие.
- Это не логично, - сказал Тео, - В замке мы можем найти что-нибудь полезное и укрыться от монстров.
- Разве тебе не понятно, Тео? – проговорил писатель. – Если замок до сих пор стоит, значит, там водятся какие-нибудь чудовища. Да и вряд ли его обитатели встретят нас с распростертыми объятиями.
- А идти в неизвестную сторону, думаешь лучше? Когда не знаешь, что может ожидать нас там, - спросил полицейский.
Только он договорил свои слова, как рядом в скале послышался шорох. И писателю показалось, что огромный камень, лежавший, не подолёку от них двинулся.
- Ты это слышал? - прошептал Тео Марку.
- Мне здесь очень жутко, проговорила Рия, - пойдемте уже куда-нибудь.
Снова раздался шорох, и камень снова немного двинулся.
- Пойти в сторону молний, не такая уж плохая идея, - проговорил Тео, смотря на этот камень. – Только давайте поскорее.
И путники двинулись подальше от замка, в сторону, которую указал Марк.
Пройдя не так далеко, друзья услышали громкий крик. Но понять, кому он принадлежит - птице или зверю, они так и не смогли. Но это точно было, что то большое.
- Смотрите, - прошептал Тео, указав пальцем на камень, от которого они ушли.
Оглянувшись, путники увидели, как камень обрел крылья и встал на задние лапы. Ударив об землю хвостом и взмахнув пару раз крыльями, оно взлетело и направилось в сторону крика.
Друзья вошли в лес. Тео отошел за дерево по нужде, не успев расстегнуть штаны, перед ним в траве открылся не малых размеров, чей то зеленый глаз и посмотрел на Тео. Тео и очухаться от страха не успел, как на глаз наступило своей ветвистой ногой большое дерево. Полицейский что есть мочи побежал к своим друзьям с криками:
- Бежим отсюда, здесь живые деревья!
Но Фрэнк, останавливая перепугавшуюся компанию своих друзей, пояснял, что это Дендроиды - хранители леса. И они нам зла не причинят. Обычно они стоят смирно и оживают только в случае опасности. Скорее стоит бояться тех, из - за кого проснулись хранители.
- Какая разница? – сказал Тео. – Все равно давайте отсюда сваливать, здесь очень опасно.
- Здесь везде очень опасно, - сказал Марк, - Так что не понятно куда сваливать. Сейчас главное держаться вместе.
II

Приятели решили сделать не большой привал и обсудить, что делать дальше.
Не успели они найти место, где можно присесть, как над ними широко раскинув крылья, пролетела большая птица, а за ней следом пролетел огромный дракон, извергая клубы огня.
- Это не к добру, - сказал Марк, и был очень сильно прав.
Клубы пламени, зацепившись за верхушки деревьев, быстро перебирались с одного дерева на другое.
Путники не успевшие опомнится и попытаться убежать, почувствовали, что вокруг них весь лес заходил ходуном.
Дендроиды завизжав, дружно побежали в одну сторону, подальше от огня, пока пламя не перекинулось и на них. К большому удивлению друзей, от леса ничего не осталось, кроме несколько сожженных деревьев и маленьких кустов.
Когда лес скрылся из виду, путники увидели, что оказались недалеко от скалистой стены, на которой возвышалась 15ти метровая, семиглавая гидра. Гидра, заметив людей, направила все головы в их сторону, расправила крылья и одним прыжком оказалась перед ними.
Издав мощный рев, головы приблизились и открыли пасти, чтобы сожрать путников. Людей охватил дикий холодный ужас. Бежать было бесполезно.
В это время неизвестно откуда стая летучих мышей набросилась на головы гидры.
Летучие мыши, что приближались к голове, приобретали человеческий облик. Пробегая по шее гидры, вновь становились мышами.
Гидра, пытаясь отмахиваться от незваных гостей, смогла лишь зацепить двух мышей, перед тем как была полностью обезглавлена.
Огромные головы упали на землю, подняв клубы пыли. А тело гидры, извивая своими шеями, рухнуло за ними следом.
Марк и Тео, опомнившись, схватили пистолеты и направили на темные человеческие силуэты, выходящие из клубов пыли. В руках у этих людей были окровавленные клинки.
- Мы не причиним вам вреда, - проговорил самый молодой из них. Более старший, человек скомандовал, что бы вампиры нарезали гидру на куски и взяли с собой все, что могли унести.
- Да опустите вы уже стволы, - сказал главный вампир, слизывая с клинка кровь. – Мы не едим людей.
Марк и Тео, медленно опустив оружие, не доверчиво спрятали его за пояс.
- Как вы, здесь оказались? И что вы вообще забыли в нижнем мире? – спросил вампир.
После пережитого страха, первым заговорить смог Марк – Это очень долгая история, и мы бы рады найти отсюда выход.
- Здесь очень опасно, - ответил вампир. – Поэтому идемте поскорее в наш замок и там уже обсудим дальнейшее действие. Возможно, мы сможем вам помочь. По-крайней мере, с нами вы будете здесь в безопасности.
Долго убеждать путников не пришлось. После всего пережитого ими, они с радостью согласились на приглашение, так как идти им все равно было некуда. А поживиться ими в любую минуту мог кто угодно.
III
Вид замка больше не страшил путников. Они за сегодняшний день уже многое повидали, чтобы испытывать страх перед каким то обычным черным замком. Им хотелось только есть и спать.
Вампиры на удивление были очень дружелюбными и разговорчивыми с людьми. Они им рассказали про чудовищ, обитающих в этих местах, и пару историй. Одна из них друзьям даже показалось веселой.
Путников рассадили за большим обеденным столом. Где им подали большие куски сочного жареного мяса и игристого красного вина.
Тео умял кусок мяса быстрее всех, и попросил вторую порцию. Марк же догадываясь, откуда мясо, лишний раз рисковать не стал. Он держал в руке бокал с вином, не решаясь его попробовать.
- С мясом то все понятно, - сказал Марк. – А где вы достаете вино?
- Кровь гидры, саламандры и других чудовищ, обитающих в этом месте - этим мы утоляем свою жажду.
Полицейский, доев второй кусок мяса, запивая его вином, косо посмотрел на вампира, но продолжить трапезу не отказался.
- Лучше вы расскажите, как вас сюда занесло, - проговорил старший вампир. – У нас редко бывают гости, особенно люди.
И Марк, вкратце, поведал историю о том, в какой беде они оказались. Ведь теперь из этого мира у них выхода нет.
Главный вампир, допивая очередной фужер вина, нелепо ухмыльнулся, посмотрел на всю компанию и проговорил – Есть у вас один выход из этого мира. У нас есть красивейший сад с большими хрустальными воротами. И открываются они в любое нужное вам пространство и время. Но открываются эти ворота сапфировым ключом. Ключ можно достать, убив магического дракона, и воспользоваться ключом, сможет лишь тот, кто его убил.
Марк тут же смекнул, почему вампир с ухмылкой смотрел на их компанию.
- Нам же не одолеть дракона, - проговорил он.
- Придется, - ответил вампир. – Если его убьет кто то из наших, то и ключом может воспользоваться только он. Я лишь могу выдать вам магические мечи и дать пару инструкторов для обучения владения мечами. Дня за три я думаю, вы сможете овладеть основами боя, а на большее времени у вас нет. Но взамен тело магического дракона и его кровь достанется нам. А сейчас отправляйтесь спать. Мои люди вас проводят в ваши покои.
Фрэнк, Рия, Дэмиас и Эсильда уснули сразу. А Марк и Тео не могли заснуть до утра с мыслями о предстоящей битве с драконом.
IV
Проснувшись, писатель обнаружил что Фрэнк, Рия, Дэмиас и Эсильда еще спали. Тео уже не было в своей постели. Марк подумал, что он уже начал тренировки. Писатель оделся, вышел из своей комнаты и решил отправиться в тренировочный зал. И тут он себя поймал на мысли - за весь вчерашний день они настолько сильно устали, что даже не осмотрели замок, в котором находились. А ведь он был очень красив, не смотря на свою мрачную атмосферу.
На серых стенах кирпичной кладки, освещенных свечами в канделябрах, висели головы разнообразных монстров, от самых маленьких, до самых больших. Перед некоторыми Марк останавливался на несколько секунд, чтобы их рассмотреть. Коридор его вывел в обеденный зал, через который ему пришлось пройти, чтобы попасть в тренировочную комнату. Обеденный зал был освещен многочисленными свечами, был очень просторным, даже очень огромным, как показалась, Марку.
Столы были застелены белыми скатертями, все стулья как один были задвинуты под стол. А на стенах висели живые картины, на которых были изображены, на удивление писателя, разнообразные места природы от шепчущих водопадов до разъярённого пламени вулкана. С потолка прямо над столом свисала люстра в форме черной летучей мыши, по кругу ее обхватывали кольца с канделябрами, в которых горели свечи.
- Поразительная красота, - подумал писатель и прошел в комнату, где уже тренировался полицейский.
Он так нелепо, махал своим мечем, что это даже немного рассмешило Марка.
- Почему ты вечно надо мной ржешь? – возмутился Мастисс. Думаешь, у тебя получится лучше? Ты знаешь, какие они тяжелые?
- Главная ошибка вашего друга, - сказал вампир, это то, что он не верит в магию меча. Для него меч это просто холодное оружие. Он не понимает, что как только применит свою фантазию, клинок обретет легкость и магические свойства.
- Возьмите свой, и попробуйте сами, - обратился второй молодой вампир к Марку.
Серебряный меч оказался у писателя в руках. Рукоять меча была осыпана драгоценными камнями. Пламя свечей танцевало в них свой завораживающий танец, от сверкающих камней было трудно отвести взгляд.
Марк поднял клинок над головой, встал в стойку, его рука несколько онемела от тяжести оружия.
- Примени магию, - сказал молодой учитель, - подумай о том, как будешь сражаться с драконом. Шолтес взмахнул мечом и жестко разрубил воздух, представив вымышленного дракона. Меч выпал из его рук и со звоном упал на черную плитку пола.
- Меч, не любит грубые удары, - проговорил вампир, обучающий Марка. Взмахи должны быть изящны, бой это искусство. Полюби это искусство, как любишь писать свои книги. И тогда все удастся.
Марк поднял меч, и повторил свой удар уже более изящно и легко. Он представил, как клинок наполняется легкостью и в то же время мощью.
Меч и правда стал легким и начал ловко разрезать воздух, вырываясь из руки писателя. Марку даже не надо было стараться правильно держать меч, он просто держал его за рукоять, когда меч все делал сам. Единственное что делал писатель - направлял его мыслью.
Обучение Марка прошло легко и можно сказать беззаботно. Наполнить предмет своей мыслью для Марка - плевое дело. Он с легкостью наполнял своими мыслями книги. Так почему же не вложить мысль в меч?
А вот с Тео вампирам пришлось повозиться, в конце концов, они решили на его обучение плюнуть. И сказали ему, что выльют для его револьвера пули из серебра, авось и помогут.

V
Когда урок закончился, Марк и Тео прошли в обеденный зал пообедать.
За столом уже сидели все: влюбленная парочка, державшаяся за руки – Эсильда и Дэмиас, их отец и Рия, которая была одета в красивое болотного цвета платье, вместо привычной пачки. Воротник и накидка платья, были осыпаны драгоценными камнями, на ногах ее были удобные туфли, на носу которых, так же сверкали мелкие камушки.
- Тебе очень идет это платье, - сделал комплимент девушке Марк, присаживаясь рядом на стул.
- Спасибо, я тоже очень довольна, - девушка просто светилась от счастья. – Честно говоря, я так устала уже от этого балетного костюма, что просто жуть. Людвиг - старший вампир, посочувствовал мне и предложил этот наряд.
Главный вампир зашел в комнату, - О, я уже смотрю, вы все в сборе, - улыбнулся он. – Тогда я попрошу подать еду к столу.
Когда еда была подана на стол, радости Марка не было предела. Это была обычная еда: борщ, жареная семга, блины со сметаной, вяленое, жареное, и других сортов мясо свинины.
Марк ужасно проголодался, ведь он не ел уже почти два дня. Он с нетерпением, но, тем не менее, с подозрением накинулся на еду.
- Я вижу с выбором пищи, я сегодня угодил, - рассмеялся старший вампир. - Я старался.
- Откуда у вас это? – спросил Марк, жуя уже третий кусок жареной рыбы.
- Пришлось наведаться в один магазин нижнего мира и скупить с полок все, что у них было.
После того как друзья поели, они решили прогуляться по замку.
Пройдя коридор со страшными головами, торчащими из стены, друзья вышли в сад, где висели серого цвета яблоки и росли темно синие цветы, друзья дошли до ворот из хрусталя.
Хрустальные ворота по краям с обеих сторон украшал вьющийся плющ с голубыми цветами.
Ворота были полностью хрустальными с вырезанными на них рисунками ангелов с трубами. Замочная скважина, куда вставлялся ключ, была золотой.
- Вот ты, какой выход из ада, - проговорил Тео и провел по хрусталю рукой.
- Ладно, что тут без толку стоять, пойдемте отсюда, - сказали Рия, и направилась обратно в замок. За ней пошли все остальные.
- Фрэнк, кто создал нижний мир? – спросил Марк старика.
- Я не знаю сынок, - ответил Фрэнк. Мне была дана возможность создать только один свой мир, там за дверью в подвале. Я не создавал нижний мир и даже не знал, что он существует. Но теперь я понимаю, что все миры пересекаются с моим миром. Мой мир был красив и чист, в нем светило зеленое солнце и переливалась перламутровая река. Эсильда здесь своих «красок» не добавляла, она только любовалась моим творением и творением своего мужа, а сын мой в нем рисовал свои живые картины.
Все было замечательно, пока Авто-человек (Шаман), не вышел из под контроля, и не подчинил своей власти все миры.
Тогда Дэмиас решил с ним расправиться и пропал, а после ушла вслед за мужем Эсильда.
Кое - что я тебе еще не рассказал сынок, когда я пришел сюда создавать свою реальность, здесь уже жило целое поселение людей. Я не касался их дымного мира, а они не касались моих миров. Но теперь всем правит Шаман.
- Натворил я старый дел то, ох -ох -ох, - застонал старик и схватился за голову.
- Я помогу вам, чем смогу. Вы же видите я уже здесь. Так что успокойтесь, - похлопал по плечу Фрэнка писатель.

VI
На второй день после обучения владения мечами, когда все собрались за обеденным столом, распахнулось окно замка, и в комнату ворвалась серая летучая мышь. Она села на подоконник, и превратилась в очаровательную молодую женщину с рыжими кудрявыми волосами. На ней было одето темно красное длинное платье с черными вставками. На ногах были колготки в сетку, обуви не было. За ее спиной сверкали молнии. Обведя всех взглядом, она заулыбалась, поболтала ногами в воздухе и спрыгнула с подоконника.
Игривой походкой подошла к главному вампиру, поцеловала его в макушку, села рядом с ним и проговорила, что еле чудом спаслась от большой черной птицы, летящей за ней следом.
- Каринола – проговорил главный вампир, представляя гостью друзьям, сидящим за столом.- Моя спутница жизни, моя кровь, моя темнота и моя жена, – сказал вампир и взял ее за руку.
Когда все перезнакомились, дама стала рассказывать о себе путникам.
Оказалось что она бывшая жена Шамана, того, кто бросил ее в нижний мир, за то, что она хотела от него сбежать с Альфредо – главным вампиром, который раньше был человеком. Но пошел в нижний мир за ней, и, превратившись в вампира и найдя ее, стал жить здесь со своими собратьями.
Она очень скучает по сыну – Эдвису. Но возможности его увидеть, у нее нет, пока жив Шаман.
- Сколько всего мне пришлось пережить, прежде чем меня нашел и спас Альфредо, - вздохнула дама, с печалью и неким страхом в зеленых глазах.
Марк и Тео снова поведали свою историю, которую им пришлось пережить. И рассказали Кариноле о том, что они знакомы с ее сыном и Шаманом. Что они могут выбраться из нижнего мира, получив сапфировый ключ дракона, и рассчитаться с Шаманом за все его злодеяния.
- Там на темной горе, живет этот дракон, - показала женщина рукой в распахнутое окно.
Он большой и сильный. Его могучие лапы при полете рвут небо на части. От взмаха его крыльев поднимается ураган. Свой сапфировый ключ он хранит в скорлупе яйца, как зениту ока. Никто не смеет тревожить его покой и уйти оттуда живым.
Вам понадобится этот шар, - женщина преподнесла на ладони серебряную сферу Марку. - Она создаст защитный барьер, который защитит вас от огня дракона. Иначе вам не одолеть его.
Точно такую же сферу она положила в ладонь Тео.
- Блин, влипли, так влипли, - проговорил полицейский, крутя сферу в руках.
VIII
На следующий день Марку и Тео предстояла важная битва с драконом. Фрэнк, и остальные решили остаться в замке вампиров.
Писатель и полицейский с утра подготовили свое оружие к сражению. Марк заговорил клинок на удачу, и убрал его в ножны, Тео зарядил барабан своего револьвера специально вылитыми серебряными пулями.
Путь к дракону оказался не близкий. Опасности на пути они не встретили.
«То ли нам просто везло, то ли заговор на клинок действительно действует» - подумал Тео, взбираясь вверх по крутой горе.
- Интересно, нам еще далеко? Может, сделаем передышку? А то от этой высоты у меня уже кружится голова, - сказал полицейский.
Марк оглянулся назад, и действительно начало склона, откуда они начали взбираться, видно уже не было.
- Что ж приятель, давай отдохнем, - проговорил Марк. – Нас ждет тяжелая битва, кто знает, на что этот дракон способен.
Только Марк присел, друзья услышали дикий рев, который оглушил их на несколько секунд.
- Ты спрашивал, далеко ли еще нам? – проговорил Марк, обращаясь к Тео. – Мне кажется, мы уже пришли.
Вдруг в воздухе стало тепло, склон под ногами образовал ровную поверхность.
Писатель ощутил что поверхность, на которой он стоит, стала вращаться, высоко в воздухе над землей мерцая начал появляться силуэт дракона.
Дракон был фиолетового цвета, с прозрачными крыльями с радужным отливом. Движения дракона были очень легкими и плавными.
- Первая мысль писателя, который вцепился в клинок – как же я его там достану?
Под ногами Марка из земли с большой скоростью выросла огромная глыба. Он еле успел отпрыгнуть в сторону Тео.
Полицейский, направив револьвер на дракона, выронил его из рук, так как пистолет стал невыносимо горячим. Раскаленный до красна, револьвер приземлился у ног полицейского.
Выхватив из ножен меч, писатель заметил, что в его сторону летит несколько ледяных осколков, образовавшихся просто неоткуда. Он, вспомнив свои уроки с вампирами, ловко отбил осколки своим клинком.
Возле дракона начал появляться огненный шар, который все больше и больше расширялся в своих размерах, приближаясь к друзьям.
Тео не раздумывая, встал перед Марком и достал сферу. Сфера засветилась глубоким синим цветом, и вокруг друзей образовался защитный барьер, который очень был похож на мыльный пузырь.
Вокруг пузыря бушевало яростное пламя, которое утихло после нескольких секунд.
- Вовремя, - проговорил Марк, посмотрев на Тео.
Дракон все так же парил в воздухе. Друзьям показалось, что дракон отдалялся все дальше ввысь. Как Тео прокричал – Марк, … земля!
Марк опустил голову вниз, и увидел, зыбучая рыхлая земля всасывала потихоньку их в себя.
Раскаты грома прозвучали в небе, как над Марком и Тео стали скапливаться разряды молний.
- Это конец, - подумал Марк.
Двинуться они не могли, в земле они уже стояли по колено. Сфера защищала только от огня и никакая удача меча здесь уже не могла помочь.
Молнии двинулись вниз на друзей, как раздались три выстрела, вдруг вокруг друзей все стало прежним. Они стояли на склоне горы. Марк посмотрел на Тео, который держал в руке свой револьвер, поднятый с земли.
Полицейский спокойно положил револьвер в кобуру на пояс своих штанов и посмотрел на свои ладони. На них зияли небольшие ожоги.
- Теперь дело за тобой, - проговорил полицейский, посмотрев писателю в глаза.
Марк оглянулся и увидел, что дракон сидит на склоне горы ниже них. Писатель сжал в руке клинок и бросился в сторону дракона.
Дракон взлететь уже не мог. Ему осталось только защищаться. Серебряные пули разорвали его крылья на клочки, из ран лилась кровь и стекала по животу дракона.
Над драконом образовалась огромная золотая птица, которая рассыпалась золотой пылью прямо над ним. Кожа существа стала каменеть.
Когда писатель приблизился к чудовищу, он почувствовал стремительный ветер, который, по его мнению, должен был придать крыльям дракона большую скорость.
Клинок Марка вонзился в живот беспомощного существа. Неведомой ударной волной писателя отбросило назад. Существо замерло, и окончательно окаменело. От клинка меча по телу дракона прошлась ветвистая молния, его тело начало сыпаться и разрушаться. Большие глыбы камней, падающие сверху на друзей, едва их не придавили. Марк и Тео вовремя смогли отбежать на безопасное расстояние.
Стоявший возле осколков камней, оставшихся от магического существа, Тео повернулся к Марку и спросил:
- Почему?
- Что? – не понимая вопроса, спросил Марк.
- Это же магический дракон, - проговорил Тео.– - Почему он просто нас не разорвал на части или не превратил в глыбы льда? – Почему он не смог себя защитить?
- А мне кажется, все ясно, - ответил Марк. – Он владел сильной магией, но управлять ей не мог. Если дракон хотел атаковать, магия сама выбирала, как ей это делать. Так же и с защитой. Магия выбрала, что бы он улетел на большой скорости, используя ветер, но его крылья были сильно повреждены.
- А что за золотая птица была над ним? – спросил Тео.
- Это все магия. Она таинственна и не постижима, - подмигнул другу Марк. - А нам не стоит здесь стоять. Нужно побыстрее взять ключ и вернутся в замок.
IX
Марк взял ключ из разбитой скорлупы, и спрятал его в карман куртки. Когда они с Тео спустились с горы, в низу их уже ждал Альфредо со своими братьями.
- Мы видели эту битву, это было феерично, - сказал главный вампир. – Вы взяли то, зачем шли?
- Да, - писатель показал ключ.
- Отлично, теперь возвращайтесь. А мы заберем останки дракона, через час они превратятся в магические кристаллы.
Уставшие писатель и полицейский вернулись в замок. Там их встретили друзья. Они вкратце рассказали о своих приключениях и поднялись в свою спальню. Там они проспали до вечера.
Когда они спустились в обеденный зал, за столом уже все собрались и во всю пировали победу Марка над драконом. Когда друзья показались в дверях, их радостно все поприветствовали и усадили за стол.
- Сегодня, я предлагаю отметить всем здесь собравшимся, великую победу над магическим существом, - главный вампир поднял свой фужер, и продолжил: Я предлагаю, выпить за храбрость двух друзей, Марка и Тео, именно они одолели самую сильную тварь этого мира. Именно благодаря им, мы теперь свободны. Мы больше не узники этого мира. Имея магические кристаллы, мы обретаем небывалую силу.
- С этим кристаллом, - он показал всем сидящим, кольцо с камнем, в котором мерцала и переливалась розовая пыль, мы покорим этот мир себе. Каждая тварь этого мира, будет покланяться нам. Нам не придётся больше в страхе сражаться с ними за свою жизнь.
- Я говорю, вам спасибо, о други, от всего сердца!- и он залпом осушил свой бокал до дна.
Каринола, стоявшая, рядом с вампиром, подняла свой бокал, кивнула головой Марку и Тео, улыбнулась и отпила из бокала.
- Спасибо вам, проговорила Рия, подняла в знак уважения свой фужер шампанского и чуть-чуть пригубила.
Фрэнк встал из-за стола и кинулся обнимать Марка, со слезами радости на глазах, - я знал, я верил сынок, что ты все сможешь. Я верил в тебя!
Только двое влюбленных Дэмиас и Эсильда не обращали внимания ни на кого, кроме себя, держась за руки. Казалось, для этих двоих, кроме них никакого мира не существует.

X
Когда все спустились к воротам в сад, то начали прощаться.
Каринола подошла к Марку, обняла и заплакала – увидишь моего сыночка, скажи, что со мной все хорошо, и я по нему очень скучаю.
- Конечно, сделаю все, что в моих силах, не плачь,- ответил писатель, приобнимая женщину.
- Вы все такие хорошие, с вами так жиль расставаться, - проговорила Рия, обнимая всех по очереди. – Людвиг, спасибо за платье.
Старик Фрэнк, улыбнулся и поднял шляпу, в знак прощания. – Спасибо, друзья, - проговорил он.
Эсильда и Дэмиас стояли, держась за руки, они улыбнулись и просто молча поклонились всем: Прощайте!
- Я и не знал, что вампиры могут быть такими добрыми и отзывчивыми существами, - проговорил Тео, обнимая Альфредо.
- Мы всегда любили людей, - с доброй иронией улыбнулся тот.
- Прощай Альфредо, надеюсь, еще увидимся, сказал Марк, поворачивая сапфировой ключ в золотой замочной скважине.
В тот же миг ангелы, изображенные на воротах, затрубили в свои трубы, ворота распахнулись, и друзьям в глаза ударил яркий свет. Закрываясь и отворачиваясь от него, они ступили внутрь. Ворота захлопнулись, оставляя вампиром в тишине и сумерках этого мира.
- Каринола, душа моя, пойдем, не печалься. Все будет хорошо,– проговорил главный вампир, и взял молодую девушку под руку. И все дружно отправились обратно в замок.
Глава 14. Старая месть злого гения.
I
д
а сколько раз вам можно говорить? Мне нужен верблюжий глаз, а не верблюжья колючка, - неистовал Шаман, меряя шагами свою лабораторию, и снося все на своем пути.
Вер – блю - жий глааааз! – проговорил по слогам Шаман, встав перед одним из своих головорезов.
- Я, по вашему, что, зря зверей разводил в Священном лесу? Вы что тупые? Они мне были нужны для опытов! О-пы-тов, вы слышите? Именно благодаря их клеткам я могу создавать разные зелья. Зачем мне ваша трава? Ее генетический материал устарел и больше ни на что не годен, уж в священном лесу, точно! Я даю вам два дня, что бы вы мне добыли верблюжий глаз, иначе я сам вас превращу в верблюдов! А теперь пошли вон! – закричал Шаман, и швырнул в закрывающуюся дверь тару с зеленой жидкостью.
Стеклянная колба разбилась, окрасив дверь зелеными подтеками.
- Понабрал уродов, ничего не могу сделать без меня, – гневался Шаман, потирая бубен, - «Наконец то ты со мной» - думал мужчина.
В это время в комнате у окна, с грохотом открылся портал и из портала вышли все: Фрэнк, Рия, Дэмиас, Эсильда и Марк с Тео, последние держали в руках револьверы, дуло которых было направлено на шамана.
- Из рук Шамана выпал бубен, - Как? Как вы выбрались?– ошарашенно смотрел мужчина в белом халате на своих гостей.
- Ну, здравствуй, сукин сын, - проговорил Марк, и подошел к шаману.
- Не ждал нас, старый гоблин? - проговорил Тео, ногой оттолкнул бубен в сторону, и встал рядом с Марком по другую сторону.
- Как же ты мог? Ведь ты мне был вторым сыном, - сказал Фрэнк, с грустью в глазах, взял Шамана за руку.
- Я? Твоим сыном? Не смеши меня старый старикашка. Я был твоим механизмом, по охранению твоей реальности в порядке и безопасности. Как ты меня называл? Автономный человек, вот как, помнишь? Я был для тебя только машиной, роботом. Ты пользовался мной, как хотел, и не думал, что у меня есть душа и свои дела здесь. Ты, на минуточку, если вспомнить, ЗАБЫВАЛ! что этот мир и мой тоже! – прорычал Шаман в лицо старику, - И выдергивал меня в любое время что бы провести отчет или укомплектовать новую реальность для тебя. Ты и делал ее только под себя, ВСЕГДА, а я лишь был нужен тебе в качестве инструмента! Но ты и представить не мог, что рано или поздно, я вырасту, и ты за свои деяния поплатишься, старый, сумасшедший старик!
- Не дергайся, - сказал полицейский и нацепил на запястья Шамана, невесть откуда взявшиеся металлические браслеты.
- Откуда они у тебя? – удивился писатель.
- Я их таскал всегда с собой, в потайном кармане куртки, знал, что они пригодятся – подмигнул Тео Марку, и прищелкнул наручники к спинке стула, на котором сидел Шаман.
- Сынок, - упал старик перед Шаманом на колени, - я ведь все делал для тебя. Я думал, тебе нравится создавать со мной реальность наших снов. Я дал тебе все что смог, я вырастил и воспитал тебя. Ты был смыслом моей жизни, ведь мы вдвоем творили миры…
- Я не верю тебе, сказал мужчина и посмотрел своими голубыми глазами в глаза старику. Если все что ты говоришь, правда, тогда прикажи своим людям, отпустить меня.
- Не могу, - с грустью в голосе проговорил Фрэнк, - Ты очень опасен.
- Ложь, опять одна ложь, - заорал Шаман и заерзал на стуле. Ты никогда меня не любил! Я ненавижу тебя, и все созданные тобой миры! Я разрушу здесь все! Все, слышишь? – взгляд Шамана стал как стрела ядовитым, его крик превратился в шипение. – Думаешь, я настолько глуп, что позволил себя поймать? Нееет, это вы здесь все глупцы! Я знал, что вы придете, я знал! Мой волшебный шар показал мне это. Перед вашим приходом я успел выпить зелье телепортации. Я исчезну, но ваш мир рухнет! Я разрушу его собственными руками! Слышишь, старииик, - прошипел шаман и растворился в воздухе. Лишь только браслеты слегка звякнули о спинку стула. А Шамана уже и след простыл.
- Не фига себе, - уставился Тео на пустой стул, где секунду назад еще сидел человек.

II
Комната, где находились путники, представляла собой лабораторию. Белые стены и потолок, широкое большое окно, с видом на океан. Полы из синей плитки. Вдалеке стоял операционный стол, с нависающими светильниками. Рядом находилась куча инструментов в серых металлических поддонах. По всей комнате расположены столы, с какими-то аппаратами, в которых торчали пробирки и колбы с раствором. У стены стояли шкафы забитые стеклянными тарами, в которых плескалась разного цвета жидкость.
- Ну и черт с ним, - проговорил Тео. Ладно, хоть бубен не упер. Что будем делать дальше Марк?
- Я не знаю. Фрэнк, что нам делать? – спросил писатель.
Старик растерянно потупил взор в пол.
В это время, в уголке прислонившись к стене, заплакала Рия. – Я так хочу домой. Мне бы найти моего малыша и обнять деда.
Дэмиас и Эсильда, начали успокаивать ее.
-Блин, мы совсем забыли про Рию, надо найти ее ребенка и вернуть их домой, - проговорил Марк.
- А что делать с Шаманом, с этим автономным человеком? – вопросил Тео. – Ведь он угрожал разрушить весь мир.
- А где мы его сейчас будем искать? Откуда мы знаем, куда он отправился? – вопросом на вопрос ответил Марк.
- А вот у этого колдуна, точно, где - ни будь зелье телепортации в прошлое припрятано, сказал писатель и открыл дверцы шкафа.
Из недр шкафа писатель вынул флакон с коричневой жидкостью. К флакону была прикреплена бумажка с надписью: «Шаг синьоры в прошлое»
- Может, оно, - спросил Шолтес, и показал пузырек всем остальным.
- Это что, надо пить? – скривил лицо Мастисс, - Фу, выглядит, омерзительно. Может, есть, что ни будь еще? К тому же мы не синьоры? И в какое прошлое? Лично я не хочу, выпив эту жижу, ласты склеить и представится праотцам, рано мне еще. Фу, - снова взглянул Тео на пузырек.
Он подошел к шкафу и увидел, что на его полках стояло множество таких пузырьков с другими цветами жидкости.
- Вот, например, - сказал он, и взял с полки шкафа флакон с синей водой. - И надпись вполне устраивает: «Менестрели идут по радуге в другие города» или вот другой флакон «розовый цветок авонако притаился в пустыне»
- Где логика вообще у тебя? – уставился Марк на друга. Ты не боишься, что выпив это, ты превратишься в сиреневого единорога и действительно уйдешь по радуге? – хмыкнул он. Нет, этот раствор нам точно не подойдет. И вообще кто знает, может этим раствором, Шаман усыплял своих подопытных «кроликов», что бы те с радужными мыслями, навеки вечные сложили свои лапки.
- И выругаться нельзя, здесь же все - таки дамы, Марк, твою мать! Вечно ты со своей буйной фантазией, которая не щадит никого, – проговорил Тео, и поставил флакон обратно на полку.
- Будем пить, все же это, - вздохнул писатель и открыл флакон. Едкий запах коричневого раствора ударил в ноздри Шолтесу. – Брр, - передернуло мужчину.
- Ничего мы пить не будем, - вмешался хриплый голос Фрэнка в разговор. Шаман оставил свой бубен, именно с помощью него, мы и попадем в мир прошлого.
Фрэнк протянул бубен Марку, - Действуй, сынок.
- Уф, светлая мысль, - обрадовался полицейский и как же я смог вообще забыть про бубен.
Марк взял бубен, и в задумчивости уставился на него - Почему он не убил нас, если знал что мы придем?
- Потому что в нем говорит дух соперничества. Если бы он нас убил, ему бы стало не интересно. А так он играет с нами и хочет отомстить мне, - проговорил Фрэнк. – Он просто обиженный ребенок.
III
За младенцем в прошлое! – провозгласил Марк и ударил по бубну.
Зазвенели колокольчики на бубне, он приобрел другую раскраску. Писатель оторвал взгляд от вещи и понял, что они уже перенеслись в другой мир.
Путники стояли на косогоре. Впереди вблизи них росло дерево, под которым плакал младенец, завернутый в белое одеяло.
Марк подошел к ребенку и поднял его с земли.
- Висенто, как же ты изменился, - проговорил Марк, улыбнувшись заплаканному мальчику.
- Мой сын, - Рия подбежала к писателю, забрала младенца и прижала к своей груди. – Мой крестный сын, моя кровиночка.
- Теперь пора отправляться к Деду - Сию, - Марк прочитал над бубном какой то заговор, ударил по нему два раза.
Поднялся ветер, Рия сильнее прижала ребенка к себе. Путники встали рядом с Марком и были тут же переброшены ветром в храм Деда - Сия.
- Внученька, - закричал старик, бросив палку, о которую секунду назад опирался.
Он поспешил к девушке, что бы обнять ее. Но пройдя пару шагов, он упал на землю. Рия подбежала к Деду и, подняв его с земли, обняла. У обоих на глазах были слезы. Сий обнимал внучку и смотрел на ребенка, лежащего на ее руках, улыбаясь.
- Спасибо вам, храбрые герои с бубном. Я смотрю, вы нашли всех кого искали, - сказал старик, смотря на путников.
- И вам спасибо, - ответил писатель. – Без вашей помощи у нас бы ничего не вышло.
Друзья попрощались с Рией и ее Дедом и отправились домой.
IV
Марк проснулся от тупой боли в виске. Открыв глаза, он провел рукой по виску, на его пальцах была кровь. Осторожно приподнимаясь, он сел. В глазах все плыло, голова кружилась. Осмотрев комнату, он понял, что находится в лаборатории Шамана.
Рядом лежал раненный Тео, из его плеча торчала стрела.
Писатель вынул стрелу из полицейского, тот закричал и согнулся от боли.
Марк подошел к операционному столу, на нем лежала прикованная Рия, во рту у нее был кляп. В ее глазах был страх. Марк вынул кляп, и девушка прошептала:
- Освободи меня.
Кое-как писателю удалось высвободить девушку из пут операционной кушетки.
Они увидели, что старик Фрэнк заперт в клетке, которая находилась у окна. Рядом на полу лежали осколки хрустального шара.
Марк и Рия попытались открыть клетку, но тщетно.
- Уходите отсюда, - прошептал старик, вцепившись в прутья решетки. Найдите моих детей, спасите их. Послышались шаги вдалеке, писатель и балерина спрятались за дверью.
В это время в комнату вошел Шаман, увидев, что Рии нет на месте, он очень разозлился.
Писатель, выскочив из–за двери, нанес ему по голове удар тяжелой пепельницей, которая стояла на полке.
Мужчина в белом халате, который секунду назад стоял на своих ногах, пошатнулся и рухнул на пол.
Марк проверил все его карманы и нашел связку ключей.
Высвободив Фрэнка из заточения, и собрав свои вещи и оружие, писатель нашел бубен под столом и стал в него торопливо бить.
Когда щель между мирами открылась, Марк быстро закинул раненого друга к себе на плечо, держа в руке бубен, он шагнул с друзьями в портал.
Шагнув назад в портал, они вернулись в тоже место, откуда пришли.
Зайдя в замок вампиров, там они нашли Эсильду и Дэмиаса, те кинулись их обнимать.
- Что произошло? – спросил Альфредо, увидев раненого Тео.
- Я сам толком не понял, - проговорил писатель, усаживая друга на пол. – Ему надо помочь, он ранен.
Вампиры протерли рану полицейского какой то жидкостью, и рана тут же срослась, не оставив и следа.
- Этот сукин сын, стрелял в меня, он целился именно в меня, - возмутился Тео, потирая место на плече, где пару минут назад торчала стрела.
- Они поджидались нас, - проговорил Дэмиас. После того как вы вышли из портала, головорезы шамана набросились на вас, не дав вам даже опомнится. Мы с Эсильдой вовремя успели шагнуть назад. Извините нас, но мы все равно нечем не смогли бы вам помочь, - парень потупил взор в пол.
- Нам надо вернутся, и отвесить ему люлей, - сказал Тео, держась за пистолет, торчащий из -за пояса его штанов.
- Не время сейчас, это мы сделаем потом. Сейчас надо вернуть Рие ее дитя, и отправить их домой, - проговорил Марк.
Вновь попрощавшись с вампирами и поблагодарив тех за помощь, люди исчезли в портале.
Вернувшись в прошлое и найдя под деревом орущего младенца Винсенто, Рия забрала его, и путники отправились в храм Деда – Сия.
После долгожданной встрече и слов благодарности, старик спросил друзей, чем он им может помочь, за то, что спасли его внучку.
Марк попросил, на время, найти убежище для Фрэнка и его детей, так как шаман стал очень опасен и жаждет убить старика и его семью. А сами они вернутся, что бы сражаться с ним.
Дед согласился. Фрэнк с благодарностью и искренними слезами в глазах посмотрел на Марка и пожал ему руку со словами:
- Спасибо, сынок.
Прямо точь в точь как в тот день их знакомства.
Марк и Тео снова отправились за приключениями, на прощание, пообещав прийти за друзьями и вернуть Фрэнка и детей домой, если они (писатель и полицейский) смогут возвратиться.
V
Когда статуя причалила к берегу, Эдвис попрощался со своей любимой, и с ребятами сошел на берег.
У берега реки играли, чьи то дети. Он подошел к ним и попросил показать, где живут их родители.
Своей команде он приказал ждать его на берегу.
Дети отвели Эдвиса в заброшенную лачугу. Там его встретила женщина в сером платье и рваном переднике.
Когда он рассказал что ищет злого колдуна, обитающего в этих местах, женщина поведала ему историю о том, что колдун был найден мертвым в своем доме.
Когда Эдвис спросил, не знает ли она что – ни будь о вещи, которая открывает параллельные миры.
То на его разочарование женщина рассказала, что той вещью являлись два бубна, один, что по больше, придавал силу, другой был просто ключом открывающим порталы. Тот, что придавал силу, был выкраден Шаманом, а тот, что открывал миры, был сожжен в огне, когда люди этого мира, проходившие мимо дома колдуна – фермера, и обнаружившие его труп, решили избавиться от магической вещи, приносящей зло, как они считали. Его дом и его тело они тоже предали огню, что бы злой колдун никогда не смог уже сюда вернутся.
C одной стороны, Эдвиса постигло большое разочарование, он так долго провел в пути, что бы ничего не найти. С другой - его охватила радость - отцу не достанется бубен. А именно благодаря долгой дороге, он и нашел свою любовь.
Мистер - Волк поблагодарил хозяйку этой лачуги и вернулся к своему клану на берег. Там он велел своим ребятам рассказать всю историю о сожжение колдуна и бубна его отцу, которую он минуту назад поведал своему клану. Пообещав добросить их до места на статуе. Ибо на конях в пути им бы пришлось пробыть несколько лет. А сам он останется со своей любимой. Так же велел передать, что бы отец ни искал его никогда.
VI
- Эти ублюдки, опять удрали, - проревел Шаман, держась за голову. Он метнулся к столу, под которым лежал бубен. Бубна не было на месте.
Краем глаза Шаман увидел лежащие осколки стекла у клетки, где сидел Фрэнк. Это был расколот его хрустальный шар, по которому он мог следить за путниками.
Когда то этот шар подарил ему на день рождение Фрэнк, что бы Шаман мог всегда видеть, где его отец, если вдруг заскучает по нему. Теперь же шар был разбит самим Фрэнком.
Шаман стал свирепеть. В его груди разгоралось пламя злобы. Он оперся руками на металлический стол, свесив голову.
«Они оставили меня в дураках, - злился человек, - забрали у меня все. Отняли не только бубен, но и хрустальный шар. Я убью их всех!»
В это время в комнату вошел человек:
- Босс, там ...
- Не сейчас! – проорал шаман, тут же выпрямившись и посмотрев на мужчину. -
Я убью их всех, до единого, - прошипел он и его взгляд стал ужасно злобным.
Через минуту в комнату вошли еще два человека. Они были из клана Мистера – Волка, которые только что прискакали назад. Передав слова Эдвиса, они поспешно вышли в дверь, увидев, что Шаман не в духе.
Мужчина нервно ходил по комнате. Он сносил и разбивал все, что встречал на своем пути. Под действием гнева, он разнес всю свою лабораторию на осколки. Он орал так что, его люди, стоявшие за дверью, вжимали головы в плечи от страха.
Буря длилась полтора часа. Наконец в лаборатории все стихло. Подозрительная тишина еще больше пугала головорезов Шамана. Те только молча переглядывались.
Дверь лаборатории хлопнула, оттуда вышел спокойный Шаман. Он приказал своим людям убрать все в лаборатории и навести порядок. А сам в это время отправился в комнату и лег спать.
Он долго не мог уснуть и все размышлял, что же ему делать дальше. Какой план мести составить. Как заставить Фрэнка и его друзей испытать ту боль, обиду и разочарование которые, испытывал сам Шаман. В конце концов ему все же удалось уснуть, спустя пару часов размышлений о мести. Месть – это единственная мысль, которая теперь не отпустит его, пока не свершится. Чувство обиды словно змея, обвилось вокруг горла, и теперь душит его. Душит до слез.
VII
-Берите бубен, вам пора отправляться в путь. Теперь вас ждет битва с Шаманом. Старика и его детей я спрячу у себя в храме, - проговорил старец Сий, и ушел вглубь храма вместе с остальными путниками. Оставив Марка и Тео наедине.
Марк легко запрокинул бубен на плечо. Тео проверил обоймы револьверов. Пуль осталось не так много. Спасало то что, еще была обойма с серебряными пулями, вылитая вампирами.
- Я не хочу возвращаться в Его лабораторное логово, - проговорил Тео, посмотрев на Марка. Может лучше будет, если мы заберем семью Фрэнка и все отправимся домой. Запрем этот, чертов, вход во внутреннюю реальность, и сожжем этот злосчастный дом?
- Нет, нельзя так делать, нам надо довести дело до конца. К тому же есть опасность, что Шаман сможет выбраться в наш мир. А мне бы до этого не хотелось доводить.
- У тебя есть хоть какой–нибудь план, Марк? – спросил полицейский.
- Пока нет, но я думаю, что нам надо попасть на край мира, в заброшенную колокольню. Именно там сходится прошлое, и будущее в одну точку. Возможно, мы сможем увидеть, один вариант из вариантов событий, как и чем нам победить Шамана. То, что мы разбили его магический шар и забрали у него бубен, не значит, что мы его обезоружили. Мы его только обозлили. Стало быть, он сейчас жаждет нашей крови и разрабатывает план как нам отомстить. Понимаешь, Тео?- проговорил Марк, пристально смотря другу в глаза. – Мы не должны допустить ни одного промаха, иначе всему конец. Нам надо быть внимательнее и расчетливее. Ибо враг слишком не предсказуем и опасен.
- Хорошо, я, пожалуй, соглашусь с тобой, - ответил Тео.
Полицейский встал рядом с писателем. Марк взял в руки бубен, сняв его с плеча. Глухая мелодия бубна зазвучала в храме деда – Сия, отскакивая от стен.
Через портал друзья очутились на краю мир. Пряча лица в воротники куртки от песчаного ветра и песка, Марк и Тео пришли в здание колокольни.
Марк сел в кресло и расслабился, Тео встал рядом.
Друзья увидели, как по стене помещения, в котором они находились, начали ползти живые картины, как будто кто - то включил проектор.
- Сегодня вы одни здесь. Ну, так, узрите то, зачем пришли, - голос Вселенной или кому принадлежал этот голос, я не знаю, но он вдруг стих.
На стене появилось изображение портала и двух друзей, одетых в джинсы и куртки. Писатель и полицейский сразу узнали в них себя.
Друзья сидели в кафе «Старый Гриндвич», когда вдруг посуда, стоящая на столах задрожала. На улице через окно было видно, как стемнело небо, и поднялся ветер. Люди бежали по улицам, мужчины закрывали лицо от пыли, кто портфелем, кто отворотом пиджака. Женщины визжали и прятались в ближайших витринах магазина.
Прямо перед окном, где сидели писатель и полицейский, приземлился не весть, откуда то взявшийся Шаман. На нем был одет железный устрашающий костюм. В его руке был бубен. Он стал бить в него и вводить мир и людей в транс. Зомбированные люди сидели и не шевелились. Марк обратил внимание, что у этих людей в глазах пропали зрачки и радужка, и остался один белок. Он перевел свой взгляд на Тео, у того слава богу все было нормально. И он не был загипнотизирован. После того как Шаман ввел весь мир в транс, он своей рукой разбил окно кафе, и запрыгнул на подоконник.
- Вот вам и пришел конец, - проревел он, доставая из - за пояса стальной нож. На рукоятке ножа был изображен прямоугольник, разрезанный пополам, одна его часть была красной, другая белой. Следом вырезана роза, в центре которой находился красный камень, походу это был рубин.
Он занес свою руку с ножом над Марком и вонзил нож по самую рукоять в его грудь. Из раны брызнула кровь. Он рывком вынул нож из тела писателя. И занес клинок над полицейским.
- Этого не может быть, - писатель упал со своего кресла, зажимая рукой грудь, и начал задыхаться.
Показ фильма тут же прекратился. Полицейский подбежал к Марку, проверяя ранен ли он.
Но Марк не был ранен.
- Это всего лишь, чья то злая шутка, - Тео стал успокаивать друга.
Едва отдышавшись и придя в себя, писатель проговорил – Что ни какая это не шутка, а одно из возможных будущего. И оно может произойти, если Шаман проберется в их мир. Так что этого никак нельзя допустить.
Марк взял себя в руки и сел обратно в кресло.
- Покажи другой вариант развития событий, - приказал он то ли стене, то ли голосу этого места.
- А других вариантов нет, вас ждет именно это развитие событий, - проговорил голос со стороны лестницы. Писатель и полицейский повернули головы в сторону голоса. С лестницы спускался доктор Роуф Денли.
- Здравствуйте, друзья мои. Давно мы с вами не виделись.
- Что это все значит? – вскочил Марк со своего кресла. Тео молча стоял, остолбенев, и уставившись на Роуфа.
- Ну что же вы, такие отважные, любопытные. Глубоко копаете, далеко ищите. А слона в стогу сена и не приметили, - улыбнулся Роуф, стоя перед мужчинами.
- Марк, до тебя так и не доходит, кто я и какова моя роль во всем этом? А вот друг твой давно догадался. Он подошел к полицейскому и приставил к его голове дуло пистолета:
- Ну что поиграем?
- Не трогай его, ты, сукин сын, - заорал Марк на Роуфу.
- Отдай мне свой бубен, и он будет жить, – приказал мужчина Марку.
Писатель невольно подчинился приказу.
Роуф проведя рукой в воздухе, открыл портал и закинул туда бубен.
- Он должен принадлежать моему приемному сыну, но не вам, - обратился мужчина к друзьям. Роуф спрятал пистолет и принялся расхаживать по комнате.
- А теперь я расскажу вам одну историю, очень давнюю историю: Когда то были, жили два друга, не разлей вода, таких же верных и преданных друг другу как вы. И все были счастливы до того момента, пока они не влюбились в одну девушку, живущую по соседству с ними. Одному повезло больше, и девушка вышла за него замуж. Второй же не подавал виду, но как оказалось никогда не оставлял надежды отбить свою любовь у друга. И в один прекрасный день мужчина узнает новость что жена, которую он любит больше себя и своей жизни, все же решает уйти к другому. И этот другой и есть твой друг. Тот друг, с которым ты делишь свою работу, свой кров и свою пищу. Он был тебе роднее, чем брат, а поступил хуже врага. Думаю, вы понимаете, о чем идет речь? – мужчина поднял бровь и посмотрел на друзей.
Когда я потерял то, чем я жил и дышал все свое время, когда я потерял смысл своей жизни. Я создал себе новый смысл жизни - этот мир, эту параллельную реальность за дверью в подвале. Мне в этом помогли мои друзья пришельцы. Я все подделал так, что бы заманить туда Фрэнка, своего бывшего друга, и как видите, у меня это получилось. Старик едва не лишился рассудка, живя в мире своих иллюзий и потихоньку теряя память. А помог мне в этом созданным им же, автономный человек. Всеми обиженный выросший ребенок, ныне Шаман – мой приемный сын, мой помощник.
Вы теперь пленники этого мира. Наверное, я все - таки сжалюсь над вами и оставлю вас здесь потихоньку сходить с ума. В то время как я устрою расправу над Фрэнком и его выродками.
- Что ж, всего вам хорошего друзья, - мужчина, громко расхохотавшись, скрылся в портале, который нарисовал рукой.
VIII
- Что теперь делать? – спросил Тео Марка. Мы погибнем здесь? Ведь от сюда нет выхода.
- Я не знаю, Тео, – ответил писатель. Давай осмотрим здание хотя бы. У нас теперь много времени.
- Давай, - кивком головы согласился полицейский.
Поднимаясь по лестнице наверх, друзья только сейчас заметили, какими дряхлыми были ступени лестницы, перила рассыпались буквально на глазах.
- Тео, лестница, такой старой была? – спросил удивленно Марк.
- Наверное, мы просто не заметили этого сразу, - растягивая слова проговорил Тео.
- Мы не могли этого не заметить, спуская Фрэнка с колокольни. Лестница была новой.
- Значит этот конец, мир начал рассыпаться. Мы проиграли, Марк.
Писатель почувствовал, что у полицейского изменилось поведение.
- Заткнись, я даже слышать этого не хочу, - в агрессии, которая возникла из ниоткуда, заорал вне себя Шолтес. Мы не имеем права падать духом. Ты меня понял? – писатель схватил за грудки поникшего полицейского. – Приди в себя, - он ударил его по лицу.
Полицейский вяло посмотрел на Марка – я чувствую, она зовет меня, старая ведьма, в лохмотьях протягивает ко мне свои кривые пальцы. Мне жутко Марк! – в глазах полицейского читался страх.
- Приди в себя! Это все иллюзия. Роуф хочет свести нас с ума, – писатель снова ударил друга ладонью по щеке.
- Она убьет нас, понимаешь? Она придет за нами и убьет нас, - обезумел полицейский.
Марк стал трясти Тео за грудки, пытаясь привести в чувство, в это время лестница подними, заскрипела, пошатнулась, и обвалилась. Друзья рухнули в низ.
IX
Писатель и полицейский провалились в комнату кукол. Здесь были куклы разного роста и телосложения. Куклы были страшными и уродливыми на лица, все они сидели вряд на полках и смотрели на друзей. На стенах горели ночники, что еще больше придавало ужаса этой комнате.
- «Мама», - голосом старой ржавой батарейки сказала одна кукла, сидящая посередине ряда. И Марк с трудом, узнал в ней ту самую красавицу, которую он нашел в подвале. Лицо куклы было изуродовано, глаза закрыты. Ее зеленое платье обвила паутина. На ее плече сидел серый, жирный, мерзкий паук.
Внезапно кукла распахнула свои большие некогда карие, теперь красные глаза, и посмотрела на друзей, протянув к ним свои руки.
- Аааа, - заорал Тео, и ломанулся в ближайшую дверь, под факелом, от его поникшего поведения не осталось и следа. За ним побежал и Марк. Оставаться здесь было глупой затеей однозначно.
Мужчины закрыли дверь и подперли ее одним из кресел стоящим в этой комнате.
Комнату, в которую они забежали, так же освещали горящие ночники.
В центре комнаты стоял большой стол, вокруг него были расположены кресла. На столе сидел серый облезлый кот.
Сердце Тео колотилось как бешеное, он ощущал себя загнанным страхом в тупик. Внезапно буря эмоций стихла, ему на мгновение показалось, что он дома.
- Висконтий? - кис – кис – кис. Что ты здесь делаешь? – позвал полицейский облезлое животное, в котором узнал бывшего толстого кота Марка.
- Мяу, - кот с визгом прыгнул на мужчину и вцепился тому в лицо. Марк еле отцепил кота от друга. Кот снова запрыгнул на стол.
Все лицо Тео кровоточило, по щекам были большие царапины от когтей.
- Это не Висконтий, - проговорил он, утирая рукавом куртки кровь со лба и щек.
- Ясен хрен, что не Висконтий. Откуда ему здесь взяться? – оторвав кусок от своей рубашки, писатель стал стирать кровь с лица полицейского.
В это время половицы комнаты заскрипели и послышались, чьи то шаги. Друзья спрятались за ширмой стоящей рядом с дверью и стали подглядывать в ее щель.
К столу медленно приближалась фигура в белом одеянии, взяв кота на руки, она так же медленно удалилась обратно.
X
Марк и Тео бесшумно вылезли из своего укрытия. Они приготовили пистолеты, и пошли к двери, за которой скрылась фигура в белом.
Открыв дверь и направив на человека пистолет, Марк был ошеломлен. Ведь в этой комнате за столом сидел именно он.
Старый старик в белом халате с облезлым котом на руках, был не кто иной, как Марк Шолтес. Он сидел и писал очередную рукопись.
- Стреляй, это не я, - обратился Марк к другу, продолжая смотреть на того кто сидел за столом. Писатель опустил свой револьвер, – Сам в себя я выстрелить не в силах. Одна из иллюзий Роуфа. Стреляй, это приказ!
Тео спустил курок. Серебряная пуля, которая должна была разнести череп в щепки, пролетела сквозь растворяющегося человека и разнесла кукле голову. Тело куклы соскользнуло с полки и упало на пол.
Как оказалось из комнаты с куклами они никуда не выходили. Все что с ними произошло - им привиделось в тот момент, когда кукла протянула к ним свои руки.
- Надо отсюда убираться, проговорил Марк, и они с Тео стали вылезать в пролом лестницы.
XI
Выбравшись из комнаты страшных кукол, писатель и полицейский стали подниматься по обваленной лестнице.
- А мы точно оттуда вылезли? Или нам это опять кажется? – спросил Тео.
- Я если честно, уже сам не понимаю что здесь реальность, а что только, кажется, - ответил Марк.
Вдруг на третьем этаже, в окне они увидели, как прямо на них надвигается волна воды. Они стали быстро пробираться на верх. Волна, разбив стекло, хлынула с силой внутрь, поглотив Марка и Тео в себя. Друзья на минуту зажмурили глаза и задержали дыхание. Открыв глаза и вынырнув наружу, они оказались в фонтане храма деда - Сия.
- Наконец то, думал я уже не смогу вас оттуда вытащить. Книга нижних миров показала мне, что с вами случилась беда.
Марк и Тео, высохнув, и переодевшись, уже пили чай в одной из кельи монаха сидя за низким столом. Фрэнк, его дети и Рия с младенцем на руках, сидели рядом на подушках.
В комнату вошел дед - Сий, в руках он нес большую чашку с чайным отваром. Он поставил ее на стол перед собой и сел. Друзья рассказали, что с ними случилось.
- Зачем вы отправились на колокольню в край нижнего мира?
- У нас не было плана, - ответил Марк. Мы хотели посмотреть будущее.
- И едва выбрались оттуда живыми, - заключил старец и, отпив из своей чашке, продолжил, - Край нижнего мира, едва ли не самое опасное место в нижнем мире. Обитель богов и духов, место, соединяющее в себе все миры и воспоминания. Место, в котором зарождался нижний мир, самый страшный и ужасный из миров.
Я расскажу вам одну историю. Когда то я, как и вы, жил в обычном мире среди людей. До тех пор пока не перешел дорогу злому колдуну. Тогда я был юным парнем и учился в школе, а тот колдун был моим учителем. Как то на одном из занятий я усомнился в правдивости его слов, за что и был скинут им в нижний мир, в доказательство что место, о котором говорил колдун, существует. Тогда здесь еще не было и половины миров. Однажды сразившись с колдуном на старой колокольне и чуть не лишившись рассудка, мне чудом удалось забрать книгу нижних миров и вынести ее с колокольни. Тогда я и не подозревал, какие испытания меня ждут.
Светлые силы верхних миров заметили меня, утвердили мою смелость, забрали к себе, и в награду и наказание сделали меня хранителем этой книги. Спрятав мой мир от посторонних глаз.
Только чистый сердцем может хранить эту книгу не размножая зла. Людская фантазия живая и безграничная, и все монстры, которых выдумало человеческое сознание, начинают обитать в закрытом нижнем мире.
Колдун долго искал меня после, но так и не смог найти.
Мой ворон - Гердакль, с которым вы все уже знакомы – мой охранник, и сторож этого места, - с преданностью во взгляде посмотрел Сий на птицу.
Гердакль словно в подтверждении этих слов, слетел с места, на котором сидел и стал расхаживать по столу с важным видом.
- Чертова, птица, которая обозвала нас дураками, - хмыкнул полицейский, и придвинул к себе свое блюдо с угощением. Чтобы ворон, на случай, не успел у него ничего своровать.
- Сам дурак! – проговорил Тео, птице склонившей голову и пристально смотря на него.
- Не дразни его, - одернул друга писатель.
- Как вы смогли не сойти с ума на колокольне? – переменил тему Тео, обратившись к Деду – Сию.
- Поначалу я боролся со своими мыслями, страхами и воображением, стараясь сдерживать их разбушевавшуюся натуру в своем уме. Но потом я понял, что нужно отпустить контроль, принять все таким, как оно приходит.
Сделав страх своим врагом, я делаю себе только хуже. И тогда я принял и его. У меня не было выбора.
Оно отступило от меня. Когда в моей голове настала тишина, мир будто бы замер. Потом я зашел в комнату, на одном из пьедесталов стояла в раскрытом виде книга и я забрал ее с собой.
- Что было дальше? – спросил Марк.
Однажды листая книгу, в мире сумасшедших я увидел прелестную девушку. Она не была похожа на остальных, она размышляла. Я спустился в нижний мир и забрал ее с собой. Вскоре она родила мне сына, который бросил мою тайную обитель, когда умерла жена, и пошел искать счастье по нижнему миру. Потому что ему стало скучно, жить в закрытом месте. Никому нельзя было выходить за границы купола защиты светлых сил. Ибо и в этом высшем мире есть души желающие познать тьму. Однако мой сын наивно надеялся найти себе пристанище в нижнем мире, в мире родом, откуда и его мать. Как оказалось позже, там не все сумасшедшие, есть и разумные семьи, правда с разными отклонениями в природе своей.
К тому времени колдун не прекращал своих попыток найти меня, ему нужна была его книга. Позже мы встретились с сыном во дворе его дома, и он показал мне свою дочь. Так я и ходил к ним в гости, через книгу, повидаться с внучкой, ибо сын наотрез отказался жить со мной в тайном мире.
Когда моя внучка выросла, ее покойная подруга оставила на нее ребенка, сделав ее крестной матерью младенца. Рия любила сына как своего. В один из дней, когда мы гуляли по улице, то случайно столкнулись с колдуном, который не забыл о моем существовании. Он все - таки нашел меня. Но не смог забрать книгу, ибо она уже принадлежала светлым силам, а я был всего лишь хранителем, который спустился в нижний мир. Тогда он от своей злости, на моих глазах убил моего сына и его жену, проклял внучку и ее приемного ребенка, а меня ранил в плечо.
Я вернулся в свою обитель и раскрыл книгу нижних миров, там я увидел ее и мир шкатулки. Я не мог вернуться обратно и вытащить их, он поставил на ее мир свою защиту. Сколько бы в Шкатулборг я не спускался, я не мог зайти, энергетическая голубая решетка образовывалась передо мной всякий раз, как я туда попадал, она не пускала меня пройти в город. Младенца он забрал с собой. Несколько лет я не мог с ними встретиться и ничем не мог помочь. Я был всего лишь стражником книги, моя миссия была, что бы ни один монстр не смог вырваться за пределы нижнего мира. Что бы никто не воспользовался книгой и не вызвал монстров в наш мир или в другие миры. Я был вынужден продолжать охранять нижний мир. Колдун был сильнее меня, но его интересовала только книга.
Однажды он нашел меня в верхнем мире и хотел прорваться сквозь купол. Но у него ничего не вышло, купол оставил на его теле ожоги. Колдун отступил и исчез.
Дальше появились вы, - он посмотрел на писателя и полицейского.
- Все потихоньку встает на свои места. Чем больше информации – тем полнее картина, - проговорил Тео, откусывая хрустящий кусочек булки. Он так сильно любил выпечку.
Марк выпрямившись, заявил, - я так понимаю тем колдуном как раз и был старик фермер, убитый полицейским на веранде. А писателем книг миров явно являлся доктор Роуф Денли. Логично себе представить, что у Фермера был бубен, и ему нужна была книга, что бы ориентировать по мирам или что бы выпустить из нее монстров.
А дед-Сий как герой забрал книгу с постамента, что бы она не досталась злому колдуну.
А может быть она бы и не досталась злому колдуну, потому как он не мог ее взять с постамента (только чистый помыслами может касаться книг, - так говорил Висенто), и для этих целей, колдун специально кидает в нижний мир, тогда еще парня-Сия, что бы в последствии драки забрать книгу. Но что-то идет не так и колдун, проиграв, остается без книги, - стал вслух рассуждать Марк. - А что расскажет нам Фрэнк? – все посмотрели в сторону старика.
Старик потупил взор в пол.
XII
- Какого хрена, Фрэнк, вы мне ничего не рассказали о своем друге Роуфе Денли? – писатель уставился на мужчину.
- Я прошу прощения перед всеми вами. Мне надо было сразу сказать, что доктор Роуф Денли, мой напарник, мой друг – был моим старым заклятым врагом, но это было в прошлом! После того как я отбил у него его жену, я думал между нами снова настал мир, я наивно думал что он смирился с этим. Мне казалось, он успокоился и все простил мне, и мы продолжили так же дружить. Я не чуял никакого подвоха. Я не знал! – старик вскочил и опрокинул чашку с чаем. После того как умерла Роуз мне казалось что наше дружба стала еще крепче. Ведь у нас была общая боль, объединяющая нас, - мужчина устало сел на место.
- Надо быть полным болваном, простите меня Фрэнк, при всем моем уважении к вашей старости, я хочу спросить, а мудрость Вы, где закопали? – съязвил Тео.
- Успокойся, - писатель укоризненно посмотрел на полицейского. - Мистер Фрэнк, ваш друг оказался подлым человеком в мире, желающим вам зла и смерти. Он не смог вам простить ту обиду, которую вы ему нанесли, когда забрали себе его Роуз.
Тео недовольно перевел взгляд на посуду стоящую на столе, - Из-за Вас, Фрэнк, мы теперь в полной жопе, - прошипел он.
- Я скоро не буду помнить, как меня зовут! – полицейский, разозлившись, стукнул кулаком по столу.
Дед - Сий на минуту вышел из комнаты. Когда он вернулся, в руках он держал два плоских зеленых камня в оправе и на веревках.
- Вот вам талисманы, которые я изготовил сам. Они помогут вам быстрее обрести память и не утерять оставшиеся воспоминания. Старец одел талисманы на шеи Марка и Тео.

Глава 15. Лазурный орел.
I
Э
то все прекрасно, - сказал Марк. – Но как же нам путешествовать между мирами?
- Нам надо достать бубен и убить шамана. Иначе нам никогда не попасть домой. А я, честно говоря, уже очень соскучился по дому, - вторил ему Тео.
- Есть у меня один способ, как открыть двери миров. Правда, способ этот можно использовать всего семь раз, - сказал Сий.
- Неужели у деда есть голубой орел? – догадался полицейский.
Монах недолго думая отвел друзей в комнату, где на статуе сидела лазурного цвета оперения птица.
Тео подошел к птице и попытался ее взять. Но орел ловко выскочил из рук полицейского.
Марк сказал:
- Я сам орла поймаю. Он вытянул руку вправо и приказал птице сесть. Как не странно, но орел подчинился команде. И с монумента, расправив крылья, орел перелетел на руку писателя.
- Тот самый голубой орел, открывающий двери семи миров, о котором и говорила книга, - проговорил писатель, рассматривая орла. – Откуда он у вас, дед – Сий?
- Этот орел, когда то спас мне жизнь, и остался жить со мной, долгая история. Ее я расскажу, как-нибудь в другой раз, - сказал монах.
А сейчас идите, вам пора.
Тео и Марк с орлом на руке вышли во двор. Перья птицы под лучами солнца горели голубым огнем, так что слепили глаза.
- О, великая небесная птица, открывающая врата миров, открой нам один из миров, в котором живет Шаман, у которого бубен всемогущества, - проговорил Марк, смотря орлу в его желтые глаза.
Птица слетела с руки писателя и взмыла в воздух. Очертив в воздухе знак бесконечности, она устремилась к земле. Прямо перед друзьями птица очертила голубое кольцо, которое превратилось в портал, наполненный розовой звездной пылью, и снова села на руку Марка.
Друзья не думая шагнули в портал. С такой птицей им почти не было страшно. Небесно голубая птица своей мощью и сообразительностью вызывала в путниках доверие к себе.
II
Портал выбросил друзей у дома бабушки Марка. Тео снова упал задницей на вилки с капустой в огороде, Марк - рядом.
- Эй, орел, ты чего то попутал! Это не мир шамана. Это одно из воспоминаний Марка о детстве, украденное шаманом, – Тео встал, потирая ушибленное место, и недовольно посмотрел на орла.
В глазах орла читалось глубокая мудрость и спокойствие.
- Ну что это значит? – спросил орла Марк и вздохнул. Орел слетел с руки писателя и уселся на забор.
К Марку на встречу снова бежала старушка.
- Здравствуй, бабушка, - обнял писатель старуху.
- Как я рада тебе сынок, заходите в дом. Я сейчас вас чаем напою.
Тео смотря вокруг себя, изо всех сил старался понять, что происходит. Он снова перевел взгляд на орла и заметил, что у того немного потускнел окрас перьев.
Они вошли в горницу старухи. С момента их ухода здесь ничего почти не изменилось, все так же хлопотала бабка у печи, лежала белая кошка, даже посуда та же в горошек.
- Сынок, вы в тот раз так неожиданно ушли, я даже не успела с вами попрощаться.
- Это не настоящий мир, – не выдержал Марк, смотря на бабушку.
- Ну как же сыночек не настоящий? Самый, что ни на есть, настоящий, - проговорила старуха.
- Нет, ты – одно из моих воспоминаний детства, - упрямился Марк. Ты, умерла давно.
Старуха посмотрела на Марка взглядом, в котором не было ни удивления, ни страха. Что нисколько не озадачило писателя. Тео сидел молча в стороне и гладил кошку, изредка поглядывая на друга.
- Внучонок, дорогой мой, я знаю, что я умерла. Я умерла в вашем мире. Но помимо вашего мира, есть еще множество миров, и будет еще. Люди, которые покидают ваш мир, после смерти уходят в свой. Здесь каждый способен творить то место, в котором будет жить. Вы сейчас находитесь в потустороннем мире. Ваш орел – еще и хранитель дверей потустороннего мира. Не зря он привел тебя сюда. Я твоя настоящая бабушка и очень рада тебя здесь видеть. Честно говоря, я и не думала что когда–нибудь, снова увижу тебя.
Дело в том, что мы - «уходящие сюда», можем создать здесь мир, в котором будем жить и так как творим мы на основе старого, то и вещи и стены и природу ты видишь привычными. То есть такими же, какими они были в вашем мире. Но вот людей своих близких и родных мы не творим. Зная, что ты живешь с фальшивыми своими родными, пропадает весь интерес вообще, что - либо делать в этом мире.
- Но разве ты не можешь отсюда уйти? – спросил Марк.
- Нет, я не могу покинуть этот мир. Пока не пробуду здесь определенный промежуток времени. И не начну мыслить по – другому. Пока я привязана к своим привычкам, к этому дому, к своим воспоминаниям – я не уйду от сюда. И это акт моей доброй воли.
- Но, ты, же можешь, снова вернутся в наш мир, - возразил Марк.
- И что я там буду делать? Время идет вперед в вашем мире, дорогой мой, - старуха потрепала внука по щеке. - Мой дом давно разрушило время. Деревня имеет другой вид. Людей половина уже нету прежних. Все течет, все меняется. Вот и ты уже вырос. В вашем мире мне просто нет больше места. Когда нам становится тесно в вашем мире – мы уходим.
Марк тяжело вздохнул и обнял бабушку. На его глаза навернулись слезы.
- Я очень скучал по тебе, когда ты ушла. Я тоже уже и не надеялся тебя увидеть вновь, моя милая бабушка.
Напившись чая с плюшками, друзья попрощались со старушкой. Теперь уже окончательно зная, что они никогда больше не увидятся, пока Марк жив. Ибо в потусторонней мир не так легко попасть ни с помощью магического предмета ни с помощью мага. Это можно сказать заграничный мир, если так можно выразиться.
Орел минуту назад сидевший на заборе взмыл в небо, проделав тот же самый трюк, он открыл портал друзьям.
III
В этот раз путники попали в мир заброшенной колокольни.
- Чертов орел! Я снова, сюда не пойду, - проговорил Тео, быстро развернулся и попытался шагнуть назад в портал. Но портала давно и след простыл.
- Нет, скажи мне, ты, что это специально? – спросил полицейский, уставившись на орла.
Тео показалось, что в глазах орла промелькнул некий смешок.
- Нет, ты посмотри на него Марк, он еще и издевается.
- Никто над тобой не думал издеваться. Раз орел привел нас сюда, значит так нужно.
Орел, сидевший на плече Марка, снова изменил окраску. В этот раз голубой цвет его оперения больше не отбрасывал блеск, перья стали матовые.
- Марк, ты это тоже заметил? С ним явно, что то происходит, - проговорил, беспокоясь Тео.
- Да, я это тоже вижу. Кажется, он меняет окраску. Писатель погладил птицу по голове.
- Надеюсь, он не болен, и не умрет, - проговорил полицейский. – А то нам каюк придет без него.
- Хорошо, что ты это понимаешь, - кивнул головой писатель.
В одной из комнат заброшенной колокольни, той самой, откуда их спас дед, была библиотека. Ну как библиотека, библиотекой ее можно было назвать с трудом. Это была комната, в которой у окна на золотом постаменте стояло две книги. Книги явно было три, так как рядом с ними стоял пустой постамент.
- Здесь как раз и лежала книга нижних миров, которую забрал монах, - промелькнула мысль в голове Марка.
Он подошел к одной из книги и увидел книгу верхних миров. Если Висенто еще младенец, и его мы вернули Рии, значит, империя СанАтори была в будущем, и когда-то значит, и он сможет забрать отсюда эту книгу, - размышлял Шолтес.
Еще один постамент держал книгу средних миров.
- Марк, посмотри, это же книга нашего мира и его параллельных «соседей», - Тео подскочил и стал листать книгу средних миров.
- Интересная вещь, - отрешенно сказал Марк.
- Посмотри, это же мы, с тобой идем по улице вдоль домов. Идет дождь, и мы не знаем, куда забежать спрятаться, и вот, наконец, не выдерживаем и забегаем под крыльцо первого попавшего дома, - не унимался полицейский, разглядывая живые картинки.
- Дальше я даже листать не хочу. Не хочу я знать свое будущее, - Марк безапелляционно захлопнул книгу перед носом Тео.
Мир содрогнулся.
- Эй, ты бы поаккуратнее, - возразил другу Тео.
- Ладно, - смягчился писатель – И так, что мы имеем? Я так понимаю что край мира, эта колокольня, содержит в себе очень много тайн. Одна из них это комната с книгами заклинаний - книгами миров. В них рассказаны все судьбы. Нашего и
параллельных миров. Если уничтожить книгу – уничтожатся все миры, что в ней написаны. - Дед – Сий выкрал книгу нижнего мира, что бы она вновь не попала в руки злому колдуну…
- Угу, а Винсенто в будущем заберет свою книгу и уйдет жить в верхний мир, - сказал Тео.
- Может нам тоже свою книгу забрать? Книгу средних миров? – спросил Марк у орла.
Орел отвернул голову от Марка, что означало как знак: «нет».
- Слишком не посильная ноша, быть хранителями книги и знать будущее любого, - задумчиво проговорил Тео.- Насколько я помню, Висенто придется бороться за свою книгу, значит, его обнаружит все - таки колдун? Стало быть фермер хотел завладеть книгой «Верхней Полярности», раз не смог забрать книгу «Нижней Полярности».
- Любое будущее можно изменить, - пробубнил в задумчивости Марк.
- Как бы оно там не было, но я бы не советовал забирать с собой книгу. Даже орел со мной согласен, - проговорил Тео.
- Зачем тогда орел нас привел сюда? – спросил Марк.
- Наверное, что бы это показать, - ответил Тео.
- Что бы показать, что? Что у каждого есть судьба, да не одна? Что все предрешено и много раз. Просто выбирай, по какой идти дороге? – недовольно проговорил писатель.
- Ну да, что типа мы написаны или нас кто - то пишет, - сказал, нахмурившись, полицейский.
В это время орел, сидевший до этого спокойно на одном из шкафов, встрепенулся и открыл портал.
Друзьям больше ничего не оставалось делать, как только шагнуть в него. А небесная птица снова потемнела.
В третьем мире они пробыли пару минут, собрали парочку завалявшихся воспоминаний о своей юности, о первой любви и первой разлуки и орел их быстро перевел в четвертый мир. Снова изменив окраску.
IV
Четвертый мир предстал перед друзьями в виде зеркального зеленого замка, с хозяином пауком.
- Я так понимаю, орел хочет, что бы нас здесь сожрали? – скривил недовольную гримасу Тео.
- Или он хочет, что бы мы закрыли все свои «дела» в этом мире, - проговорил писатель.
- В каком смысле? – спросил полицейский.
- В смысле завершили все свои действия, которые не смогли завершить. Вот и посылает нас в те миры, из которых мы удрали, - ответил Марк.
Синяя птица в знак согласия склонила голову. Потом вспорхнула и уселась на одну из стеклянных толстых стен.
- Сейчас сюда явится паук, что нам делать? – забеспокоился Тео. - Я очень боюсь пауков, а при виде этого я накладываю в штаны, - нервно рассмеялся полицейский.
- Смотри, в той стороне дверь. Давай забежим туда? – сказал Марк.
Писатель и полицейский забежали в комнату из зеленого зеркала.
На полу комнаты они обнаружили лежавший ключ.
Писатель взял ключ и положил в карман. В это время стеклянный полы дворца задрожали, и появился большой черный паук.
Писатель тихо прокрался сзади к пауку и увидел у того замочную скважину под ключ на ноге. Он с опаской вставил туда ключ и пару раз провернул его. Паук с грохотом развалился на части. Из него выскочил белый зайчик и поскакал прочь. По зеркальным полам и стенам замка стали расползаться во все стороны трещины.
Орел до этого спокойно сидевший, сорвался с места, настиг зайца и тут же заглотил его.
- Что происходит? – Тео вылез из своего укрытия и подошел к Марку.
- Сам не понимаю. Но мне кажется, орлу было надо, что бы мы сломали этот мир, - проговорил писатель. - Или же он просто проголодался.
V
Пятая дверь открытая священным орлом вела на открытую площадку, где стоял самолет. Мир был весь в оранжевом свете. Как будто кто- то опрокинул ведро оранжевой краски на город.
Спустится, с этой высокой платформы не представлялось возможным, если не использовать самолет. Высота платформы достигала высоты самого высокого небоскреба в мире.
Самолет представлял собой аэроплан. Писателю и полицейскому ничего не оставалось больше делать, как залезть в него. Ни Тео, ни Марк не умели пилотировать самолет. Но это был единственный шанс спуститься с этого постамента.
- Ты что – ни будь, знаешь о том, как водить эту летающую штуку? – прокричал против ветра Марк другу, усаживаясь за штурвал и одевая очки и шлем.
- Я боюсь, мы разобьемся! – пребывая в небольшом шоке только и смог выдавить из себя Тео.
Орел сел на спинку кресла сзади Тео и вцепился в нее когтями посильнее.
Марк как смог завел мотор.
- Раньше я, что то читал о том, как управлять самолетом, прокричал писатель, взлетая в небо. – Но помню, что не дочитал книгу до конца-аааааа.
Самолет до этого набравший высоту стал падать вниз.
- Мы точно разобьемся! – полицейский сжался на своем сидении и зажмурил глаза. – Выравнивай штурвал Маааарк, - прокричал он.
В это время пока Марк никак не мог справиться с управлением летательного аппарата, орел расправил свои широкие крылья и пару раз ими взмахнул, унося аэроплан с друзьями в голубую высь. Достигнув предельной высоты, он спокойно вновь сложил крылья. В это время писатель уже нашел нужное положение штурвалу.
- Кажется, я научился управлять этим монстром, - прокричал радостный Марк, повернувшись к другу.
Но сразу понял что, что - то пошло не так, когда увидел расширенные зрачки Тео.
- Луна-аааа, - проорал тот, что есть мочи.
Когда Марк повернулся лицом к штурвалу, столкновения была уже не избежать.
Огромная белая луна, которая только минуту назад выглянула среди облаков, уже летела вниз.
С грохотом она обрушилась на землю и покатилась кубарем с горы прямо в речку. Слава богу речка былая мелкая, поэтому удар луны об дно реки не вызвал цунами. Но поднявшиеся брызги воды город омыли прилично.
Покорёженный самолет, вместе с друзьями, благополучно доставил до земли своими большими крыльями орел. Если бы не он, путники бы разбились на смерть, летя следом за луной.
- Ну, вот и все, приехали, - сказал Тео и отключился.
VI
В себя они уже пришли в камере заключения. У Марка была ссадина на лбу в виде веточки и слегка кровоточила. Тео отделался легким испугом, но у него побаливала шея от удара о спинку кресла.
- Где мы? – осмотрелся Тео и увидел серые стены потолок и пол, а на окнах решетки.
- Кажется, мы сбили их луну, и за это нас посадили в тюрьму, - сделал не утешительные выводы Марк. Он вытер капельки крови со лба и в ужасе воскликнул – а где наш орел?!
- Он не просто орел, он наш спаситель! Если бы не он, мы бы были уже мертвы! А все ты, - «посмотри я, как могу, как могу?» – в очередной раз рассердился Тео на друга.
– Получается, они забрали нашего орла, - проговорил полицейский, вставая с тюремного ложа и потирая шею.
В это время раздались шаги тяжелых ботинок надзирателя тюрьмы, звякнул ключ в замке камеры.
- Вы проговариваетесь к немедленному суду, прошу за мной.
Писателю и полицейскому ничего не оставалось делать, как пойти следом за мужчиной в форме.
- Простите, коллега, а где наш лазурный орел? – тихонько спросил Тео.
- Разговорчики! Отставить! – буркнул надзиратель и провел их в залу суда.
Когда все люди расселись по своим местам, путники так и остались стоять посередине зала перед лицом немолодого судьи в парике и красной мантии.
- И так, вы странцы из других миров, решились покуситься на наш мир. Угнали с памятника самолет, что бы сбить нашу луну и разрушить наш город!
В зале сразу шумно зашушукались. Судья стукнул молотком по стулу, – «Тишина в зале».
- Простите товарищ судья…
Успел проговорить Марк, как мужчина в другом парике тут же его перебил: Ваше Величество. К судье надо обращаться «Ваше Величество».
- Простите, Ваше Величество Судья, все было совсем не так. Мы не хотели разрушать ваш мир. К тому же мы попали в него совершенно случайно.
Дело в том, что наш орел открыл портал на вашем высоком памятнике. Мы не знали, как спустится с него. Поэтому приняли решение, что спустимся с него на самолете, на вашем самолете. Но, к сожалению никто, из нас не умеет управлять самолетом, в связи, с чем случайно, я повторяю, случайно, была сбита ваша луна. Которая, опять же случайно угодила в реку и омыла ваш город, - как мог писатель старался разъяснить ситуацию судье.
- Извините, Ваше Величество, а где наш лазурный орел? – вмешался в разговор Тео.
- Ваш орел, тоже находится под стражей. Слуги, внесите сюда орла! – приказал судья.
Двери залы распахнулись, двое слуг несли клетку с орлом.
- Прошу, Сир, вернуть нам орла и отпустить нас, - просящим тоном проговорил полицейский. – За луну приносим свои извинения, корыстных целей не имели.
- Складно трезвоните странцы. Но луна то вон, в реке валяется. Нам теперь с ней что делать? Кто ее к небу нам обратно приколотит? И за то, что разбили наш памятник, кто наказание понесет? – сдвинул брови на переносице судья. – В общем, так, я вынес заключение дела.- Вы приговариваетесь на два часа, к хождению в полку с остальными солдатами на параде, в честь восхождения солнца завтрашнего дня. После можете забирать орла и быть свободны. Приговор вынесен и обжалованию не подлежит, - мужчина снова стукнул по столу молотком. - Ах, да, чуть не забыл, вот вам ведро краски и кисти, и что бы до завтра снова покрасили наш серый город в оранжевый цвет. Ведь из-за вас всю краску и смыло. Луну можете оставить, как и лежит в реке. Мы потом из нее луна-парк сделаем, музей на воде, - уже более мягким голосом проговорил судья.
Ночь, переночевав в тюрьме на жестких ложах, утром друзья уже были введены в строй к солдатам. Под знойным, палящем солнцем, два часа
маршировали Марк и Тео, в ногу с остальными военными.
Кстати говоря, их солнце тоже оказалось не настоящим, приколоченным к облакам куском блестящего картона.
- Ты знаешь, я, кажется, узнал это место, - проговорил Марк. Этот мир обитель сумасшедших людей. Один из нижних миров. Так что нам не обязательно выполнять их приговор. Мы и так два часа в этом строю потеряли. Берем орла и сваливаем.
Прокравшись к выходу и схватив клетку с орлом, они ринулись в кусты. Там освободив орла из заточения, снова шагнули в портал.

VII
Шестой мир представлял собой Священный лес. Место им показалось сильно знакомым. Вокруг было место побоища: лежали растерзанные трупы людей и животных, в стволах деревьев торчали стрелы, трава была испачкана кровью. Тут они услышали знакомый голос – запыхавшийся знакомый голос.
- Что, у вас не получилось? А где бубен?
Орел плавно сел на плечо Марка, и взглянул на белку с травою в ушах. Наверняка орла схватил бы хохот, если б он мог смеяться, но он лишь взмахнул крыльями. Тео огляделся и спросил белку, - что у вас тут происходит? Шаман еще раз вторгался на вашу землю?
Белка немного потупила глазками, вынула траву из ушей и недоуменно проговорила:
- Что значит еще раз? Где бубен, вы не смогли им воспользоваться? – белка была в полной растерянности. – Где Мистер - Волк? И что эта за лазурная птица с широкими крыльями?
- Как много вопросов, - проговорил Марк. – Лучше объясни, что у вас снова за побоище, очередная восходница? Быть не может, Шаман был занят нами, и не мог к вам прийти.
- Очередная Восходница? Да что с вами не так, что случилось с вами в портале? – белка сделала пару шагов назад и присела. – Вы только что открыли портал, и ушли за Мистером - Волком, и не прошло и минуты как вы упали передо мной с этой огромной птицей.
- Вот оно что, – проговорил Марк. – Тео нам надо помочь зверям, после восходницы.
Был уже вечер, Марк и Тео помогли зверям убраться после произошедшей битвы, попутно рассказывая белке вкратце об их путешествии.
- Надо же, - сказала белка, разглядывая Лазурного орла, она никак не могла им налюбоваться, - Значит, Мистер - Волк где-то на свободе, надеюсь, шаман оставит его, но что вы будете делать дальше, ведь у вас остался один прыжок в портал.
- Отдохнем немного, да завтра сделаем последний прыжок, – Марк, посмотрев на орла, повернулся к Тео. – Надеюсь, наша птица откроет портал в мир Шамана.
- Возьмите меня с собой! – белка вскочила на лапки и запрыгала на месте, - Возьмите! Возьмите! Возьмите!
- Нет, – пробормотал тихо Тео. – Тебе надо о зверях позаботиться, время у вас есть, но если орел нас пошлет не в тот мир, или мы не справимся с Шаманом, то он придет к вам!
Белка замерла на месте, на ее мордочке читалась печаль.
На следующий день, друзья, пополнив рюкзак снедью, и взяв с собой орла, отправились дальше.
VIII
Они очутились в подвале дома на берегу дороги, в подвале того самого дома, в котором все и началось.
Писатель и полицейский не успели опомниться, как сразу увидели человека в белом халате, колдующего у двери, которая вела во «Внутреннюю реальность».
Шаман закончил читать заклинание и обратил внимание на друзей.
- Вы, два придурка, теперь не сможете помешать моим планам. Глупая птица спасла вас, принеся вас сюда. Впрочем, вы мне уже не интересны. Вы останетесь здесь, в то время как я разделаюсь с тем миром раз и навсегда. Я уничтожу его, я сотру его в порошок. О, как же я его ненавижу. Он принес мне столько боли и разочарований.
Марк не успел ничего ответить, как Тео, ни теряя, ни секунды, подлетел к Шаману и вцепился ему в глотку со словами: Если бы не ты, ничего бы этого не было.
Завязалась драка. Марк достал пистолет и стал целиться в Шамана. Мужчина оттолкнул Тео от себя и судорожно стал бить в бубен. Не знакомый ритм стал окутывать помещение подвала, вводя друзей в транс, музыка была приятной и в тоже время вводила в состояние измененного сознания. В это время орел, взмахнув крыльями, слетел с плеча Марка, вцепился в бубен и стал рвать его на клочки. Мелодия прекратилась, и друзья сразу очнулись. Все увидели, как орел и бубен растворяются в пространстве, превращаясь в голубую пыль, которая разлилась по воздуху, но вскоре тоже исчезла.
- Черт бы вас всех побрал, - заорал Шаман и стал открывать пузырек с жидкостью телепортации, которую, как знал, приготовил на всякий случай.
Он успел сделать только глоток, как снова подлетел Тео и выбил у него пузырек из рук.
Шаман исчез, склянка покатилась по полу.
Марк поднял пузырек, в ней оставалось еще пару мелких глотков сиреневой жижи.
- Надо за ним, - проговорил писатель и, отпив свой глоток, исчез.
Тео успел перехватить пузырек.
- Похоже на кисель, - подумал он, допивая остатки сиреневого коктейля телепортации, с побочным эффектом многомирья.
Глава 16. В след за Шаманом.
I
П
о длинному мрачному коридору, освещенному светильниками шел вампир Людвиг, в руках он нес фарфоровую чашку с кровью гидры. Он только что собирался насладиться своим напитком в гостиной, как услышал, какой то грохот. Вампир посмотрел наверх, над его головой открылся портал, откуда неожиданно выпал Шаман. Людвиг успел отпрыгнуть в сторону, кровь из чашки немного расплескалась на поднос. Шаман осмотрелся и заключил:
- Нижний мир, черт бы вас всех побрал! Подобрал полы своего халата и дал деру.
Вампир не успел опомниться, как тут же ему на голову свалились из портала Марк и Тео. Людвиг упал и расплескал свой напиток во все стороны, фарфоровая чаша разбилась на осколки.
- Прости друг, - проговорил Марк. – Ты не видел здесь Шамана?
- Ой, какая встреча, - улыбнулся Тео.
Вампир сначала неловко улыбнулся, потом показал рукой в проход длинного коридора:
- Он побежал туда. Бегите быстрее, вы его догоните.
Сказал вампир и стал собирать осколки чашки на поднос.
- Спасибо, - лишь успели выкрикнуть Марк и Тео и унеслись следом за Шаманом.
- Ну и денек, - подумал вампир и пошел на кухню, налить себе нового напитка.
Пробегая мимо большой головы торчащей из стены, Шаман зацепился подолом халата за клык дракона, выпирающий из пасти. Пока он пытался освободиться, прибежали Марк и Тео и начали дубасить мужчину. Кое-как Шаману удалось раскидать друзей и освободится, он снова дал деру. Но друзья вновь его настигли. Тео прижал его к стене, Марк достал ствол и направил на Шамана, он собирался выстрелить в него, что бы покончить с ним раз и навсегда. Слишком много было с ним возни. Но не успел он, и подумать нажать на курок, как всех троих снова засосало в портал.
Портал выбросил друзей в городе танцовщиц. Шаман воспользовался удачей и снова удрал. Тео потирал ушибленный зад, он больно стукнулся при падении о серую плитку асфальта, Марк искал свой пистолет. Наконец он нашел его, лежащим в стороне, подобрал, и они снова побежали следом за Шаманом.
Пробегая по широкой улице, они поняли, что потеряли из виду мужчину. Марк случайно посмотрел в окно рядом стоящего здания и увидел, что Шаман стоит на кубе и танцует.
Друзья зашли в красную комнату и стали как заворожённые смотреть на танец Шамана.
По - истине это было забавное зрелище.
Мужчина в белой пачке, над которой нависало пузо, в розовом чепчике и в лосинах в обтяжку на волосаты полные ноги, старался держать равновесие, балансируя на кубе и поднимая то одну то вторую руку, нелепо выделывая ногами пируэты, при этом стараясь не упасть.
Наконец музыка кончилась, и Шаман снова пустился в бега. Писатель и полицейский не смогли двинуться с места, зажав животы руками, они катались по полу от смеха.
Это надо было видеть как взрослый мужчина в пачке и чепчике быстро убегает, пробегая между друзьями, развевает воздух белой балетной юбкой, которая быстро покачивалась на его талии вверх – вниз. При этом мужчина так торопился, что забыл свою одежду. Когда друзья открыли куб, на котором стоял Шаман, их снова разобрал дикий хохот, там лежали его рубаха, штаны и белый халат.
Пока писатель и полицейский приходили в себя от смеха, в комнате на полу снова возник портал, и мужчины с криками в него провалились.

II
Роуф Денли в этот день сидел в своем кресле и наслаждался одиночеством. Сегодня для него была особенная дата - день рождение его покойной жены.
По этому случаю, он одел свой белый костюм и красную бабочку. В одной руке он держал сигару, в другой - стакан виски.
Он смотрел на портрет своей бывшей Жены – Роуз, который стоял на столике, рядом с креслом, где он сидел.
Роуф встал с кресла, положил непотушенную сигару в хрустальную пепельницу, потом зашел в сад и срезал самый красивый цветок на его взгляд. Он занес его в дом и поставил в вазу рядом с портретом. Все время, думая о жене. Мужчина взял портрет в руки и нежно провел пальцем по лицу фотографии за стеклом.
В это время неожиданно его раздумья прервал испуганный голос Шамана.
- Они преследуют меня и хотят убить, - прокричал Шаман, забежав в комнату.
Роуф спокойно поставил портрет на стол и сел на место, снова взял сигару и затянулся.
– Я ничего не могу сделать с ними без бубна всемогущества. Орел разорвал его на клочки там, в подвале дома на берегу дороги. Мои зелья остались в лаборатории мира Утренней горы. Я обезоружен и опозорен. Прости меня отец! – Шаман упал на колени перед креслом Роуфа.
- Ты знаешь, мы проиграли, - спокойным тоном ответил мужчина. - На колокольне я прекрасно видел, что это конец игре. Поэтому стоит расслабиться и ждать последней минуты. Ведь есть еще потусторонний, заграничный мир. И я жду не дождусь этой минуты, что бы вновь встретиться с Роуз.
Роуф докурил сигару и спокойно взял пистолет, лежащий рядом с вазой, в которой благоухала только что срезанная роза.
- Умоляю, не убивайте меня, я постараюсь все исправить. Не убивай меня отец, - взмолился Шаман.
- Я не убиваю тебя, я беру тебя с собой, - проговорил мужчина, и выстрелил Шаману прямо в сердце.
Мужчина схватился за грудь, захрипел и упал.
Его открытые глаза, не мигая уставились в пустоту.
Из смертельной раны в его груди ручьем лилась кровь на дорогой ковер Роуфа.
III
Писатель и полицейский очутились в своем городе
и стали размышлять, куда мог побежать Шаман,
они снова упустили его из виду.
- Может быть, он побежал в дом Роуфа. Здесь ему бежать было просто не куда, это не его мир, - наконец осенило Тео.
- Точно, нам надо срочно туда, - проговорил Марк, и друзья снова побежали.
Попав через открытую дверь в дом Роуфа, они увидели убитого Шамана, лежащего на полу в луже крови. Роуф по - прежнему сидел в своем кресле и допивал виски. Он даже не перевел взгляд на незваных гостей, просто спросил:
- Ну что, довольны? Вы разрушили все, чем я жил. Это я создал весь тот мир, что таится за дверь в подвале в доме на берегу дороги. Я управлял этим миром своим сознанием, я творил, я гордился своими созданиями. Я сильно в них верил, и они начинали жить, и я жил вместе с ними. Но пришли вы, и забрали все у меня. Вы отняли мой смысл жизни - МОЮ РЕАЛЬНОСТЬ! Это была моя ВСЕЛЕННАЯ – Моя мечта! И, о, да, это я с помощью своих друзей-инопланетян засунул туда Фрэнка.
- Можете по праву считать меня Богом, - рассмеялся мужчина
Марк и Тео недолго думая подошли к Роуфу и наставили на него пистолеты:
- Ваша песенка, кажется, подошла к концу, - язвительно проговорил полицейский.
Роуф спокойно остался сидеть в кресле:
- Стреляй, что же ты медлишь? Убей меня, ведь у меня и так ничего нет, так что я уже мертв. Осталось умертвить только тело. Пора бы и ему уже на покой.
Марку стало жалко этого озлобленного на весь мир человека. Всю свою жизнь он провел в муках мести и страдании. Он не видел жизни за пеленой из крови, которая каждый раз простиралась перед его глазами, когда он думал о своей жене и бывшем друге. Он был разбит и раздавлен, когда его жена ушла к другому, бросив его в одиночестве в четырех стенах. Где день ото дня, перед окном, завешанным шторами от солнца, он сидел в пустой квартире и думал о ней.
Роуф воспользовался жалостью и замешиванием
друзей, вскочил с кресла и силой удара правой руки выбил сначала у одного, потом у другого пистолеты. Револьверы разлетелись с грохотом по разным углам комнаты.
Надо сказать, что Роуф неплохо дрался, поэтому первый удар прилетел в лицо Марку. Писатель отлетел от кресла, где сидел Роуф и сбил спиной напольную мраморную статуэтку обнаженной девушки. Она упала и раскололась на несколько больших осколков, Марк еле устоял на ногах.
Тео не мешкая не минуты, накинулся на Роуфа, и стал его душить. Роуф схватил небольшую мраморную статуэтку обнаженной девушки, стоящей на столе и нанес ей удар по голове полицейского. Руки Тео обмякли, разжались, и он в отключке сполз на пол. Роуф соскочил с кресла, снял со стены меч и взял его в руку.
- Если уходить, то уходить красиво, - проговорил он.
Марк, схватил меч, висевший на другой стене.
Роуф шагнул к Марку и сделал выпад в его сторону. Марк тут же отбил удар. Денли отступил назад и попытался снова нанести удар Марку, но писатель помнил, как его учили драться на мечах вампиры, правда меч там был магический, а здесь простой, но техника осталась почти та же. Поэтому
Марк снова с легкостью смог отбить удар. Роуф применил хитрость и напал на писателя с разбегу. Марк выставил меч вперед, сталь со звоном сошлась со сталью. Роуф усилил упор, рука Марка согнулась, и клинок меча оказался у его горла. Он смог вывернутся и отскочить в сторону, выставив клинок вперед себя.
- Бой, это искусство, сынок, - Денли сделал шаг назад.
Писатель начал атаковать и махать мечом в разные стороны. Роуф стал отступать, что бы его не задело. Он встал рядом с одной из статуй, продолжая уворачиваться от оружия противника. Наконец его осенило отвлечь внимание Марка от себя. Он толкнул статую, и она упала и разбилась у ног Шолтеса. Из статуи брызгами фонтана рассыпались драгоценные камни. Роуф воспользовался, что Марк замешкался, смотря на драгоценности, которые переливались всеми цветами радуги, и напал на мужчину. Роуф смог выбить меч из рук Марка, и приложил острие своего клинка к его горлу.
- Вы, не превзойденный игрок мистер Марк, - проговорил Роуф Денли.
Вдруг Марк услышал выстрел, тело Роуфа дрогнуло, клинок скользнул по горлу Марка, слегка поцарапав ему шею, ноги мужчины подогнулись, и он стал падать.
Марк подхватил падающего Роуфа и присел с ним на ковер.
- Скоро я встречусь с ней. Спасибо вам, что дали мне это осознать, - промолвил Роуф.
Тео сидел в углу у дивана и одной рукой держался за голову, по его волосам стекали капельки крови, а второй рукой держал револьвер, из которого только что прозвучал выстрел.
Тео молчал.
Марк положил тело Роуфа на ковер и отошел.
- Мне его чертовски жаль, - проговорил писатель. Надеюсь, в потустороннем мире он действительно встретится с ней.
Парни обвели взглядом комнату, два трупа лежали на белоснежном дорогом ковре с золотыми узорами, по которому растеклись багровые лужи. Не смотря, на ужасную картину, эти два трупа подходили к интерьеру этой комнаты с красными стенами. Осколки разбитых статуй и рассыпанные драгоценности по ковру, дополняли окружающую нелепую обстановку.
- Что будем делать дальше? – спросил Тео друга.
- Надо идти домой, и отдохнуть хорошенечко от всего, - вздохнул Марк, вставая с пола.
- Эта идея мне подойдет! – согласился Тео.
IV
Когда они пришли к писателю домой, дома их
ждал сюрприз. Две не трезвые девушки спали на диване, по - середине между ними пристроился кот.
Завидев хозяина, он сразу встрепенулся, и побежал к нему на встречу. Жалобно мяукая и отчаянно трясь об ноги, кот просил к себе внимание писателя, пока тот снимал куртку.
Марк взял кота на руки и стал его гладить. Висконтий замурчал от удовольствия, трясь головой о руку и небритый подбородок писателя.
Миралина открыла глаза и улыбнулась.
- Я рада, что вы дома, - сонно произнеслась она и поднялась с подушки, что бы поцеловать Марка.
Сандрина потянулась и сквозь сон спросила:
- Где вы были?
Потом она открыла глаза, и села на постели, посмотрев сначала на писателя, потом на полицейского.
- Мы за вас переживали, - сердитым тоном сказала девушка.
- Я, кажется, соскучилась, - проговорила Сандрина и обняла Тео за шею.
- Прости меня малыш, - сказал он глядя ей в глаза.
- Мы, кажется, здесь лишние, - шепнул Марк на ухо Миралине. – Пойдем на кухню.
Марк и Тео за едой рассказали все то, что с ними произошло. Сначала девушки не поверили словам своих друзей, они думали, что те как обычно зависали в каком-нибудь баре, и придумали эту историю, чтобы не сознаваться в своих грехах. Но слишком уж невероятной была их история. И когда они попросили предъявить им доказательство, полицейский опомнился что они сейчас в настоящем мире, а, следовательно, должны отвечать по законам его. А они поступили опрометчиво - бросили два трупа в доме.
- Нужно срочно, позвонить своим ребятам и все рассказать, - взволнованно произнес Тео, потирая в задумчивости, ладони.
- Только не говори им о двери в подвале, - умоляюще произнес Марк. – Лучше придумай какую-нибудь историю, о том, что Роуф нам угрожал.
Тео позвонил в участок и сказал о случившемся.
- Ладно, я ухожу. Еще увидимся, - сказал Тео. – Мне надо там быть лично.
На прощание обнял Сандрину, взял куртку, и дверь за ним захлопнулась.
- Мне тоже пора идти, - проговорила девушка Тео.
Она попрощалась с Миралиной и Марком и вышла за дверь.
Писатель и его девушка остались одни.
- Как обычно, едим пиццу и смотрим фильм, - радостно произнесла Миралина, подскочила к любимому и обняла его.
- Точно, так и поступим, - писатель закружил девушку по кухне, крепко держа ее в своих объятиях.
V
- Тео, может ты, объяснишь, мне что здесь, черт побери, произошло, - спросил Грэг, коллега Тео, расследовавший дело о пропаже детей Фрэнка.
- Легко, - ответил Тео, в доме Роуфа есть камеры. - Давай и посмотрим, что же здесь было на самом деле, если ты не веришь моим словам.
- Это что за ряженый клоун? – спросил начальник, тыча пальцем в, экран на Шамана, просматривая видеосъёмку.
- Это его приемный сын, кажется, - неуверенно проговорил полицейский. – Дело в том, что во время убийства мы были не далеко от дома Роуфа, проходили случайно. Услышали выстрел и поспешили прийти на помощь.
С полным не понимаем и недоверием, посмотрел начальник на своего подчиненного Тео Мастисса, потом обратно на экран монитора.
- Жалко нет звука, - вздохнул Грэг.
«Слава богу, что его нет», - подумал Тео, и провел рукой по волосам. Место ушиба еще ныло. На затылке полицейского после удара вздулась шишка.
- Ладно, - наконец сказал Грэг, - этому делу мы не дадим ход и не приведем его к огласке.
- Уберите здесь все, - приказал он своим подчиненным - Думаю смертью доктора Денли, за неимением служанки Луизы, никто не будет интересоваться. Детей и родственников у него нет. О приемном сыне я слышу впервые. Вел он скромную и не заметную жизнь, для глаз народа. Его этому обязывала его работа,- что бы никто ничего не знал. Луизе же, когда она вернется из отпуска, скажем, что хозяин умер от сердечного приступа.
VI
Как - то дописывая очередную главу в своем романе «Дом на холмах», писателя Марка Шолтеса посетил тигр из портала. Он проплывал в его сознании между мыслей и будущих строк книги.
Марк испытал чувство вины, что бросил Фрэнка и его детей в мире Деда - Сия, хотя там им ничего и не угрожает. Дверь запечатана Шаманом. И где мистер – Волк никто и понятия не имел. Надо было возвращаться обратно и что-то делать, что бы завершить дела и вызволить Фрэнка. Но сначала придется открыть дверь в подвале. А как это сделать, на ум Марку не приходила ни одна идея.
В полдень в парке писатель назначил встречу своему другу. Начиналась золотая осень, которая окрасила листья деревьев в красно – желтые цвета. Было уже прохладно, но солнце еще светило по-летнему, хотя уже так не грело. Марк сидел на лавке любовался природой и рассматривал прохожих, гуляющих по аллеи. Сначала прошла пожилая пара. Он нежно держал ее за руку, боясь отпустить. Казалось, что последние дни своей жизни они проживают в этом парке, гуляя по нему вдвоем. Завтра ее не станет, и что будет делать он? А он снова придет в их парк, сядет на лавку и будет сидеть один, в глубокой задумчивости, вспоминая их прогулки под кронами этих деревьев. А сейчас надо насладиться минутами, где они вместе, пока не ушло время.
Следом за ними проехала на самокате веселая девчонка в салатовой курточке, на вид ей было лет восемь. Молодая женщина в сером пальто и черной шляпе с широкими полями, неся в руках тяжелые пакеты, шла из магазина, легко ступая своими черными каблучками сапог на тротуарную плитку. Всеобщую композицию завершало пение птиц и шум колышущейся листвы деревьев, которую настигал непривычно холодный, после знойного лета, порыв ветра. Марк втянул ноздрями воздух, и, застегнув молнию на своей куртке, прислонился спиной к лавке.
Вдалеке он заметил знакомую фигуру, это шел Тео, сегодня он был в полицейской форме. «Наверное, прямо с работы, сейчас как раз обед», - подумал писатель и встал, что бы поздороваться. Тео подошел к Марку, они радостно пожали друг другу руки, и сели на лавку.
- Как твои дела Тео? – начал первым разговор писатель. – Что нового в жизни? Как работа?
- Все замечательно. Какая работа? – Отпуск еще не закончен, осталось пару недель отгулять и все.
А на счет событий жизни, мы помирились с Сандриной и возможно, скоро будем жить вместе, - проговорил довольный мужчина. – У тебя как? Как Миралина?
- Рад за тебя, - ответил Марк. У меня тоже все хорошо. С Миралиной – по-прежнему, - грустно улыбнулся писатель. – Как обычно, у нее полно работы.
- Она всегда была не простой, - сочувственно похлопал по плечу Марка друг.
- Почему тогда ты в рабочей форме? – спросил Марк.
- На работу вызывали на пару часов, надо было заменить человечка.
Кстати, что с делом доктора Роуфа? - поинтересовался писатель.
- Они его закрыли, представляешь? За неимением улик и свидетелей. Правда они до сих пор в непонятках, что за заварушка произошла в доме Роуфа с нами.
- То, что они его закрыли, это нам на руку, - проговорил Марк. А то, что они в «непонятках», - надеюсь, они найдут этому какое-нибудь логическое объяснение сами и забудут.
Писатель достал сигарету из пачки и закурил, полицейский повторил за ним.
- Осталось незавершенное дело, и оно не дает мне покоя, - проговорил мужчина, выдыхая ароматный дым табака в сторону. – Мы не вытащили Фрэнка и его детей из той реальности. А я обещал ему и должен обещание сдержать. Ты мне в этом поможешь? – писатель посмотрел в глаза полицейскому.
- Помогу, чем смогу, ты ведь знаешь, - отозвался Тео, - и глубоко затянулся сигаретой.
Откинувшись на спинку лавки и выпустив дым из легких, он задумчиво проговорил – вот только как мы туда попадем? Ведь дверь, ведущая во внутреннюю реальность, запечатана шаманом.
Тео потушил и выкинул окурок в урну рядом с лавкой, повернулся к Марку и сказал: - Ты помнишь, что Роуф, как создатель миров, мог открывать портал в любом месте, где ему захочется. Значит либо он обладал магической вещью, открывающей порталы, либо магическим знанием. А вдруг есть еще порталы? Нам нужно это выяснить.
- Ты прав, значит, нам нужно снова попасть в дом Роуфа, - проговорил Марк.
Глава 17. Властители миров.
I
В
ечером в кабине Роуфа, два искателя изрядно устав от поисков магической вещи, открывающей двери в другие миры, пили кофе, сидя за большим деревянным столом с резными ножками.
- Я даже не знаю, что мы ищем, - проговорил первым Марк. Что если нет никакой магической вещи открывающей порталы. Может Роуф был магом?
- Ну конечно, магом он был, - ухмыльнулся полицейский. А магии так никого и не научил, просто нашел бубен и отдал его Шаману.
- Почему нашел? Может, создал, - сказал писатель.
- Может и создал, но магом он точно не был, иначе не был бы сейчас мертв.
- Что если он нарочно ушел в потусторонний мир? Он так грезил своей Роуз.
- Да хоть бы и так. Мне все равно. Может ну их Френка и его отпрысков? Там ничего им уже не угрожает, пускай живут? – Тео уставился на Марка.
- Нет, так нельзя, я обещал его вызволить оттуда. Значит надо, что то придумать, - сказал мужчина, и стал дальше пересматривать вещи, лежащие в кабинете доктора Денли.
Прошло часа полтора поисков. Марк в помятой рубашке с завернутыми рукавами вылез из очередного книжного шкафа. Он небрежно бросил книгу на стол.
- Смотри, что я нашел, книга называется «Тайник», а в ней тот самый стих, что писала Эсильда в своей записке.
Тео закрыл последний ящик комода, и устало опустился на стул.
- Я так задолбался, - вздохнул он.
- Тео сиди и не дергайся, - прошептал Марк, смотря другу за спину.
- Боже, что там еще может быть? – ужаснулся полицейский.
- За твоей спиной сидит портальный тигр, - проговорил Марк, не сводя глаз с тигра.
Тео замер. Тигр зевнул и засветился фиолетовым светом. Он прыгнул на стол перед друзьями, походил вокруг своей оси. Марк подумал, что тигр хочет лечь. Но как бы ни так. Животное посмотрело в глаза писателю и прыгнуло к одному из шкафчиков с книгами. Неожиданно открылся портал, и тигр исчез в нем. После чего портал быстро закрылся.
- Тео, ты это видел? – стоял ошарашенный Марк.
- Еще бы, я чуть в штаны не наложил с испугу, когда он около меня приземлился, - ответил испуганный полицейский.
- Портал открылся вон у той полки, - писатель показал рукой в направлении шкафа с книгами в синих обложках. Может там вход?
- Тео, - проговорил Марк, - а что если все гораздо проще, чем мы думаем. Вот смотри, Роуф был хозяином миров, потому что он их создал и как никто знал о них все, естественно он в них верил. И когда он хотел посетить какой - то мир, он просто создавал портал в том мире, который ведет сюда и здесь открывалась дверь.
- Ой, блин, это не фига не проще, - ответил Тео и почесал затылок. - Хочешь сказать если я стану творцом мира, то из моего мира я могу открыть портал сюда в любом месте, в котором пожелаю? Как вообще все это работает?
- Так оно и есть! – воскликнул Марк, мы были в этих мирах, нам не надо верить, мы знаем, что они существуют! Мы знаем, что они созданы были Роуфом, и мы знаем, что у них нет хозяина! Значит, - Марк выдержал паузу, - их творцами станем мы.
- Ты рехнулся, совсем? – полицейский с беспокойством посмотрел на писателя.
Подойдя к Тео, Марк похлопал по плечу полицейского и тихо проговорил – смотри. Я открою портал, я сам открою портал. Куда, говори, Тео, быстрее.
Тео вспомнились, конечно, вампиры и их гостиная в замке нижнего мира, и поэтому он сказал - Обитель чудовищ, хочу к вампирам.
У Марка округлились глаза от удивления, но возражать он не стал, – к вампирам так к вампирам. Ему вспомнилось место, куда они попали, когда гнались за шаманом. Писатель с уверенность стал водить рукой в воздухе, пытаясь повторить движение Роуфа, которые, он видел при встрече с ним на колокольне. Все что он мог, это с уверенностью подумать, как в той стороне открывается портал в комнату, где они находились. Но ничего не произошло.
Тео посмотрел на Марка, и спросил, - ты действительно думал, что откроешь портал, так же как это делал Роуф?
- Да, но что-то не так? Вроде все так же. Может, я делаю какие-то не те движения?
Тео с усмешкой посмотрел на Марка, - а нужно действительно делать эти неуклюжие движения?
- Ну как бы, я старался, – ответил Марк, взглянул за спину Тео и рукой толкнул его в грудь.
В глазах Тео Марк начал быстро удаляться, после чего полицейский, почувствовал спиной, что налетел на что то мягкое, он еле смог удержаться на ногах.
- Твою мать, - проговорил, кто то у него за спиной и Тео мгновенно повернулся и, испугавшись, сделал два шага назад.
Перед ним стоял старший вампир Людвиг, и растерянно смотрел на разлитую по подносу кровь гидры из чашки.
За спиной Тео мерцая, образовался Марк.
- Ты долго здесь будешь стоять? – обратился он к Тео. Нам ведь нужно попасть к деду - Сию.
- Добрый вечер, – проговорил писатель, обратив внимание на рядом стоящего вампира.
- Какой вечер? Вы были здесь десять минут назад, гоняясь за шаманом. Как? Вы его поймали? - спросил Людвиг.
- Это долгая история, но шамана больше нет, и проблем от него не будет, - ответил Марк.
- Это хорошая новость. Не хотите ли вы с нами отужинать и все рассказать?
Но Марк, кивая головой, сказал вампиру, что у них есть незаконченные дела, но к ним они обязательно вернутся и все расскажут.
Писатель посмотрел на полицейского. Тот в растерянности, не веря своим глазам, смотрел на Люд -
вига.
- Идем, - проговорил Марк и, взяв Тео за руку выше локтя, они вновь исчезли в портале.
II
В храме монаха – Сия:
- Я бесконечно благодарен Марку и его другу за то что они не оставили нас в беде, - проговорил Фрэнк.
- Я очень надеюсь, что они победят Шамана и придут за нами, что бы помочь вернутся нам домой, - вздохнула Эсильда.
- Марк и Тео хорошие люди, без них я никогда не смог бы встретится со своей внученькой Рией, - дед Сий приобнял бывшую балерину, и все четверо разошлись по своим комнатам.
Фрэнк сидел у окна в своей келье и думал о том, сколько всего он натворил в своей жизни. Но ведь он все это делал не специально, он был просто жертвой обстоятельств. Разве его вина в том, что он сильно любил Роуз? Конечно же, нет, ведь он не заказывал любовь. Любовь это не блюдо что заказывают в ресторане, любовь это, скорее всего письмо, которого вроде бы, как и ждешь, но в то же время оно приходит неожиданно. Роуф Денли, человек, которому он доверял больше чем себе, оказался злодеем, затаившим обиду. А ведь был лучшим и единственным другом. И Фрэнк хотел сохранить и пронести эту дружбу до гробовой доски в своем сердце. Безусловно, он был виноват в том, что забрал у лучшего друга любимую девушку, но разве была его вина в том, что он любил ее, а Роуз отвечала ему взаимностью. Эти миры чуть не свели его с ума, они почти забрали у него близких людей и подчинили его своей власти. Если бы не пришла помощь, откуда не ждали, Фрэнк Хивинтли давно бы пропал среди этих миров или бы был убит Шаманом. Как хорошо, что в тот день, в доме на берегу дороги, Фрэнку улыбнулась удача, и он повстречал замечательного человека. Человека, которым движет чувство долга и чести, человека, чьи заслуги можно по праву назвать героическими, и имя ему – писатель – фантаст - Марк Шолтес.
Как же Фрэнк был счастлив, что его дети, на конец то были рядом с ним.
Эсильда и Демиас стояли на балконе и смотрели на шпиль башни храма, где кружили птицы. Вдали виднелся над храмом нависающий купол из золотого света, защищающий мир деда - Сия от темных сил.
Этот мир, казался Эсильде не обычным, и все равно, если вспомнить все миры, в которых они побывали, все это кажется одним миром. Просто один целый мир, где всем хватит места, чтобы жить, - размышляла про себя девушка.
Дэмиас же думал о том, что неплохо было бы вновь попасть в гости к вампирам. Как бы странно это не звучало, но ему понравилось в этой преисподне, полной ужаса, страха и небывалых приключений.
Только Рия не думала не о чем, укладывая ребенка в колыбель. Она радовалась, что ее сын снова с ней, спустя столько месяцев разлуки. Ее любимый дедушка рядом и этот мир не так уж и плох, что бы в нем жить.
III
Портал открылся у подножия горы, на которой стоял храм деда - Сия.
- Марк, ты облажался. Не мог подумать чуть выше горы? Нам теперь опять подниматься. А эта гора уж ну очень крутая, - возмущался Тео, поднимаясь по склону.
- Ходьба полезна для здоровья, а ходьба по горам вдвойне, - парировал писатель. К тому же если будешь часто передвигаться с помощью портала, станешь ленивым и толстым.
- Я думаю, мне это не грозит, я не умею открывать портал,- обиделся Тео на шутку друга и стал молчать преодолевать тяжелый путь.
- Давай я тебя научу, - почувствовал обиду в голосе Тео Марк. – Тут все просто. Представляешь, где хочешь оказаться и для убедительности, чертишь рукой в пространстве проход. Вспомни, как это делал Роуф или Лазурный Орел. – Давай же сейчас и начни.
- У меня не получится, я не верю в магию. Я больше верю сухим наукам. Помнишь, что получилось тогда в тренажерном зале у вампиров, я не смог овладеть магическим мечом. Так что и это у меня вряд ли выйдет.
- А ты попробуй! - не унимался Марк. Кто верит что у него получится – у того и получается.
- Хорошо, - согласился Тео. – Я попробую, но если что - то пойдет не так, я не виноват.
Полицейский постарался удобно встать на склоне, закрыл глаза и вытянул руку вперед.
- Хорошо, а теперь представь место, в которое бы ты хотел попасть, - стал помогать ему Марк, надеясь что это место будет храмом Сия.
Тео Мастисс не открывая глаз, начертил рукой вход в иной мир и почувствовал, как куда - то проваливается. Друзей засосало в портал.
- Да вы издеваетесь! – донесся голос вампира, откуда то с боку.
Полицейский открыл глаза и увидел несчастного Людвига, обреченно смотрящего на валяющуюся, на полу чашку.
Марк, зажимая рот рукой, старался сдержать свой смех.
- Ребята, это уже третья чашка, - с досадой в голосе проговорил Людвиг и снова поплелся на кухню. Его догнал Марк и предложил налить напиток и помочь донести до гостиной. Людвиг отказываться не стал.
Когда они пришли в гостиную, Людвиг спросил – Может все - таки расскажете о ваших приключениях?
Людвиг, нам надо забрать Фрэнка и его детей из Цыргова, а ты накрывай на стол, через некоторое время мы будем у тебя.
Писатель, усадив вампира в гостиной с чашкой крови гидры, попрощался с ним и вышел к Тео.
Полицейский по-прежнему стоял в растерянности, рассматривая свои руки и окружающую обстановку.
- У меня что, вышло? – ошарашенный Тео уставился на Марка, когда тот вышел из комнаты.
- Да, у тебя все получилось. Я даже не буду спрашивать, почему ты не открыл портал в храме. Слишком уж тебе полюбились вампиры. Да? – подмигнул писатель полицейскому. И рассмеявшись, пропал в портале, Тео немедленно последовал за ним.
IV
- Так вышло совершенно случайно, - стал оправдываться Тео, когда они с Марком оказались у дверей храма.
- Теперь и ты можешь ходить из одного мира в другой, шагая в тот мир, который представил. Это как ходить по комнатам квартиры, - улыбнулся Марк и похлопал друга по плечу.
- Нет, - возразил Тео, - это намного круче.
- Дураки, кар, - прокричал ворон, сидя на козырьке крыльца. Привет героям! Кар, Кар, Кар.
- Бесит меня эта дурацкая птица, - возмутился полицейский.
- А ну кыш, - махнул он птице рукой. Но та осталась сидеть на месте, лишь слегка склонив голову на бок, она пристально посмотрела на Тео.
- Тео, перестань, - одернул Марк друга за рукав куртки. - Не зли ворона деда - Сия.
- Да я и не злил, это он над нами издевается. Думает, раз у него есть крылья, значит ему все можно, - скривил мужчина недовольную гримасу, посмотрев на птицу
- Дурак, кар, - прокричал ворон и улетел.
Войдя в храм первым они встретили деда - Сия.
- Вы вернулись, - проговорил Дед - Сий с улыбкой на лице.
- Да и с неплохими новостями. Мы вернулись за Фрэнком и его детьми. Сейчас мы отправимся к вампирам в нижний мир, нас там ждет застолье, если хотите, можете с Рией отправиться с нами.
- Ах да, Марк совсем забыл сказать, – немного покривился Тео – теперь мы Властители миров, которые создал Роуф.
- Слава ясным силам! – проговорил монах, - я скажу Рие, чтобы она собиралась, она будет рада повидать Людвига. Но после верните нас обратно.
Из коридора темной комнаты показался Фрэнк. Увидев Марка, старик кинулся ему навстречу.
- Марк, сынок, ты живой, я верил, что ты придешь за нами, - старик обнял писателя, и тут он увидел Тео.
- Спасибо, спасибо, что не бросили нас здесь - прошептал он.
Через некоторое время Марк, дед - Сий, его внучка с младенцем на руках, Фрэнк и его дети: Эсильда и Дэмиас наблюдали, как Тео вырисовывает портал в нижний мир. Портал раскрылся, и первым в портал случайно попал мимо пролетающий ворон Гердакль. Птицу с невероятной силой втянуло в розовую туманную пыль.
- Стой, Гердакль, куда же ты? – вскрикнул монах Сий и исчез в портале, прижимая к себе книгу нижних миров. Остальные шагнули следом.
V
Людвиг сидел на кресле и попивал кровь гидры,
наблюдая, как его младшие братья накрывают на стол. В эту минуту из коридора влетел ворон с криком: «Кар, дураки, кар».
Сделав пару кругов по комнате, ворон сел на стол. Он, склонив голову, стал приглядываться к вкусной грозди винограда, свисающей из тарелки с фруктами.
Не прошло и пару секунд, как из коридора показался дед - Сий и остальная компания.
- Вы вовремя, – проговорил Людвиг, - мои братья уже почти накрыли стол. Давайте рассаживайтесь, и рассказывайте о ваших приключениях.
Вампиры и их гости пировали за столом, Марк и Тео, перебивая друг друга, рассказывали свою историю, о том, как они победили хозяина миров злого гения Роуфа Денли.
Уже поздним вечером, когда застолье почти закончилось, и историю полную невероятных событий не раз обсудили между собой все присутствующие, Людвиг подозвал деда - Сия к себе, тот не торопясь встал и подошел к старшему вампиру. Людвиг рассмотрел книгу и узнал в ней ту самую книгу заклинаний, исчезнувшую из края нижнего мира заброшенной колокольни.
- А ты тот монах, что выкрал эту книжку из библиотеки, не дав колдуну выпустить монстров в другие миры. Жаль, что тебя наказали за это высшие силы верхнего мира.
- Наказание? О чем вы это, Людвиг? Стать монахом и охранять эту книгу для меня благая честь, и храм Цыргова мне по нраву.
- Вот как, - улыбнулся старший вампир. – Но только вот книгу надо вернуть на место, в чем нам и помогут наши друзья. – Людвиг перевел взгляд на Марка и Тео, к которым подошла Каринола.
Каринола была одета в длинное черное платье с завязками, на плечах держался шелковый черный плащ с красной подкладкой.
- Вы видели моего Эдвиса? – обратилась она к Марку.
- Нет, - тихо ответил писатель, и потупил взор в пол. - Мы даже забыли, в каком из миров его искать.
- А вот с этим мы можем помочь, – вмешался в разговор Людвиг. - Вам обязательно нужно вернуть книгу на постамент в библиотеку колокольни, где вы и сможете в остальных книгах найти расположение сына Каринолы.
VI
На краю нижнего мира, в библиотеке заброшенной колокольни стояли Марк и Тео. Фрэнк и его дети, дед Сий и Рия были отправлены по домам своих миров. Купол что защищал храм деда - Сия, исчез в то время, как только книга нижних миров коснулась постамента. В мире Утренней горы в Священном лесу звери стали не опасны для Вселенной. Марку и Тео не понадобилось больших усилий, чтобы найти Мистера Волка.
- Ну что Марк, нас ждет мир Утренней горы - проговорил Тео. - Давай, скорее, закончим наши дела, наконец, и вернемся в наш мир.
Посмотрев по книге верхних миров расположение Мистера – Волка, Марк начертил рукой вход в портал, он и Тео в него тут же вошли.
Сначала друзья не поняли, куда их вывел портал. Они не могли дышать, и были погружены под воду.
Мужчины недолго думая стали плыть наверх. Наконец вынырнув и вдохнув свежую струю воздуха, они заприметили корабль и стали к нему плыть.
При близком рассмотрении корабль оказался гигантской статуей погруженной в воду. Кое-как мужчинам удалось забраться на ее голову.
Они выжали свою одежду, огляделись, и с ними заговорила система «Викинг».
- Здравствуйте, - загремел голос, откуда то с небес.
- Твою мать, что это за хрень Марк, - перепугался Тео.
- Меня зовут система «Викинг», рада вас приветствовать на корабле. Ваша цель пребывания? -
- Мы ищем Мистера – Волка, - сказал писатель, глядя в небо и пытаясь понять, откуда идет голос.
За рулем рубки вновь сидела Лявиса и общалась с нашими путниками.
- Кто вы? – спросил динамик из мраморного цветка на голове статуи. Тут только Марк и приметил, откуда идет голос. Он понял, что с ним разговаривает система корабля.
- Мы друзья Мистера – Волка, пришли за ним, что бы сказать ему, где находится его мать, - проговорил писатель.
- Минутку, - раздался голос из динамика. - Проходите.
В голове статуи открылся вход, и Марк с Тео поспешили войти, пока их не смыло волной со скользкой поверхности корабля.
Внутри статуи их встретил Эдвис, он обнимал прелестную женщину с золотыми длинными волосами.
- Здравствуйте друзья, рад снова вас видеть. Знакомьтесь это моя жена – Лопарена, она из рода океанских русалок.
- Очень приятно, - ответил искренне Марк и поцеловал руку девушке.
- Рад знакомству, - проговорил Тео, не отрывая от русалки взгляд.
«Повезло же оборотню», - думал он. - Она настоящая богиня, как красива.
- Мы пришли за тобой по просьбе твоей матери, она ждет тебя в нижнем мире. Мы отведем тебя туда. Ибо теперь владеем мирами мы. Шаман убит, лес в безопасности, - проговорил Марк, смотря на парня.
- Моя мать, что вы о ней знаете? – парень схватил Марка за руку. – Как она?
- С ней все в порядке. Впрочем, если ты готов, то можешь с ней встретиться, прямо сейчас.
- Да, конечно. Я хочу этого, я так долго ждал, - оборотень взял за руку девушку. И все четверо исчезли в портале.
VII
Каринола грустно сидела рядом с Людвигом, наслаждаясь недавно наступившей тишиной после прошедшей пирушки. Старший вампир отсчитывал минуты, ему стало интересно, как быстро появится портал, и оттуда выскочат Марк и Тео. Но комнатная пустота оставалась всего лишь пустотой, тихой и лишь изредка мелькали вампиры младшего ранга, выполняя разные мелкие заботы по замку.
- Я спать, – тихо проговорила Каринола, медленно встала и пошла в направлении коридора, что вел в ее спальню.
- Постой, подождем еще минутку, - проговорил Людвиг – они вот прямо сейчас уже должны появиться, и мне интересно как они это сделают. - Ни разу еще не появились без шума и гама! – утвердительно ухмылялся Вампир.
- Нет, я больше не могу их ждать, я устала и хочу лечь, - отстегнув плащ, и оставшись в красивом черном платье, проговорила Каринола.
- Я провожу тебя до твоих покоев.
Людвиг встал и решил сопроводить мать Мистера - Волка, которая находилась уже посреди комнаты. Но сделав пару шагов, его откинуло назад на свое кресло. Возник портал и оттуда вышли четверо путников. Как только портал захлопнулся, Марк, и Тео пристально посмотрели на вампира, который неуклюже находился на своем кресле. Лопарена осматривала новые для нее декорации, а Мистер волк почувствовал, как холодные руки сзади обняли его, и пытались все крепче прижать к себе.
- Эдвис, сыночек мой, – еле смогла произнести его мать со слезами на глазах.
Услышав голос матери, Эдвис взял ее за руки, повернулся, и, смотря в ее радостные глаза, прижал к себе. Марк и Тео наблюдали за этой картиной, после полицейский перевел взгляд на вампира,
- Вы, все сидите здесь, а мы Мистера - Волка нашли, и далеко не одного его.
- Мама, я хочу тебя познакомить со своей девушкой! – Эдвис приблизился к русалке, - Лопарена, русалка, а это моя мама Каринола!
- Очень приятно, – вытирая слезы радости, проговорила мать Мистера - Волка.
-Уже поздно, да все наверняка устали, не знаю как в вашем мире, но в нашем давно уже ночь, давайте отдохнем, и наутро все обсудим, – предложил Людвиг, - встав с кресла.
Марк хотел возразить, что им с Тео пора домой, в свой мир, но Эдвис успел сказать, что утром к нему будет большая просьба. Так что писателю и полицейскому пришлось остаться на ночь.
VIII
Утром первым встал Марк, выйдя из своих покоев к тронному залу, увидел Людвига со своими собратьями, обсуждающих новые походы и еще какие то планы. За столом сидел Мистер - Волк и о чем- то думал, писателю показалось, что тот всю ночь не спал.
- Какие то проблемы? – Марк подошел к Эдвису.
- Я хочу сделать Лопарене предложение! Но она русалка и здесь ей не место, но и мать я бросать не хочу.
- Кольцо, тебе нужно кольцо! – первое, что пришло в голову писателю.
- Зачем? – удивленно спросил парень. - Это такая традиция в нашем мире, сейчас, подожди немного.
Марк поспешил к Людвигу, тот выслушав писателя, отправил за чем-то одного из своих собратьев. Младший вампир исчез в темноте коридора и через пару минут уже стоял возле Марка. В его руке была небольшая шкатулка, он ее открыл и протянул писателю.
Тео встал с постели из-за постоянно веселого шума, что шел из коридора, ведущего в столовую. Выйдя из комнаты, он наткнулся на Марка.
- Выспался наконец-то, да, долго нам не удавалось поспать – проговорил писатель.
- Что там происходит? – спросонья спросил полицейский.
- Свадьба. Мистер - Волк сделал предложение русалке, я ему взял кольца с драконьим камнем, что были у вампиров, и одно такое же отдал его матери, которая будучи вампиром, сможет им воспользоваться и в любое время навестить сына.
- А почему меня не разбудили? Идем гулять на свадьбе?
- Нет, нам пора забрать оборотня и его невесту, перекинуть их в свой мир. Встретится с белкой в Священном лесу и сказать, что Восходницы больше не будет. На этом можно и самим домой.
- Домой, давай поскорее домой, я готов, – сказал Тео. - Подожди, а как же они смогут отпраздновать свою свадьбу? Если мы их сейчас заберем отсюда.
- В мире Утренней горы, Тео. Вампиры теперь могут ходить по мирам, так же как мы. У них есть кольцо с волшебным камнем, которым только вампиры могут открыть портал.
IX
Вернувшись в свой мир, писатель и полицейский попрощались, договорились созвониться и разошлись по домам. Они не знали, что пока были у вампиров, прошло пол месяц, из-за разницы течения времени между мирами. Тео в доме у себя нашел записку от его девушки Сандрины, которая повествовала о том, как она нашла молодого парня, что уделяет ей больше времени, и поэтому вновь расстается с полицейским. Тео прочитав тяжело вздохнул, открыл бутылочку пива и уселся на свой широкий диван.
“Стал властителем мира ”- подумал он, а девушка от него ушла, вот бывает же.
Марк, вернувшись, домой, увидел как Миралина Кибетт, его девушка, смотрит какую-то передачу по телевизору. Она, увидев писателя, не проявила никаких эмоций. Тот подошел к кухонному бару, достал самую дорогую бутылку вина. Открывая пробку, проговорил, - дорогая, а твой будущий муж, стал Властителем многих миров, я хочу тебе…
Но тут в его сторону влетел пульт от телека, взбешенная Миралина стояла и злобно смотрела на него.
- Властелин, мира, ты еще смеешь издеваться, я взяла отпуск на работе, а тебя не было почти месяц, пришел, ни цветов, ни объяснений, мы с Сандриной голову сломали, куда вы пропали. Видимо, верно, она сделала, что нашла себе другого парня, – Миралина развернулась и направилась к выходу.
Марк только начал оправдываться, но она вскрикнула, что ничего не хочет слышать и ушла прочь. Писатель сжимал в руке кольцо с драконьим камнем. Первый фужер вина был выпит залпом, интересно как там сейчас Тео, подумал Марк.
X
Ничего не предвещало беды, как говорится, я сидела на кухне и пила чай, как вдруг посередине кухне с треском открылся портал и из него вышли двое – это были Марк и Тео.
Я поперхнулась чаем. Марк пристально смотрел мне в глаза, а Тео озирался по сторонам.
- Смотри, Марк, это почти такой же, как наш мир, - проговорил полицейский, трогая пальцем горячий чайник.
- Айя – яй – яй, горячий. Тео приложил палец к губам.
- Смотри Тео, это же Она! Сидит, пишет про нас, - ухмыльнулся писатель, заглянув ко мне в ноутбук.
- Вы, что живые? – Я ошарашенно вытаращилась на персонажей моей книги, которые стояли посередине кухне.
- Значит, мы нашли тебя Ту-Бог, ты не представляешь, сколько миров нам пришлось проскакать, что бы найти, где обитаешь ты, - с раздражением в голосе проговорил писатель.
- Вы что, правда, существуете? – Я подошла к Тео и ткнула того пальцем в грудь. И кстати, меня зовут Миралина Квин, - подняв голову, я посмотрела ему в глаза.
- Не надо в меня пальцем тыкать, - возмутился полицейский.
- Как вы нашли меня? Как вы вообще узнали обо мне? – спросила я, подойдя к Марку.
- Ты сама открыла себя, на краю нижнего мира в заброшенной колокольне. Значит, ты хотела, что бы мы о тебе узнали. И вот мы здесь, чего уж теперь удивляться, - ответил мужчина.
- Возможно, - проговорила я и села на стул. - Но я до конца не верила, хотя надеялась, что возможно вы, где то действительно существуете из плоти и крови, в одном из миров. Можно сказать, я надеялась на утопию. Ведь такого не бывает в реальной жизни! Уж никак я не была готова увидеть вас воочию своими глазами.
- Была готова, не была, - какая разница,
мы тоже не были готовы, когда ты нас засунула в такую жопу, - вмешался в разговор сердитый Тео. Вспомнив о том, какие приключения им пришлось пережить.
- Мы пришли, что бы сделать тебе предложение, мы хотим, что бы ты пошла с нами и вместе мы напишем еще парочку отличных миров. Таких миров, где будут счастливы все, - продолжил писатель.
- Так что собирайся, портал не карета, ждать не будет, - проговорил Тео, и хотел начертить рукой вход в другой мир.
- Вы возьмете меня с собой? Навсегда? - спросила я.
- Да. Тебя что-то останавливает? – писатель с удивлением посмотрел на меня.
- Останавливает ли меня?! – вопросом на вопрос воскликнула я.- Меня да не то, что останавливает, это полностью переворачивает мою жизнь!
- Привычка к этому миру, вот что тебя держит, - отпусти ее и забудь. Есть и другие миры, и ты об этом знаешь, - писатель стал рисовать в воздухе дверь в мир.
Портал открылся, он был переполнен розовой и серой пылью вперемешку со звездами.
Марк Шолтес подвел меня к порталу, он взял меня за руку, а Тео Мастисс встал рядом, и мы скользнули в портал. Портал исчез, на кухне наступила тишина. На столе остывал в чашке не допитый чай. Экран ноутбука высвечивал текст книги, где автор не успел поставить последнюю точку.


Содержание
Глава 1. Писатель – фантаст.
Глава 2. Там за порогом.
Глава 3. Священный лес.
Глава 4. Приключения Марка и Тео.
Глава 5. Любовь оборотня.
Глава 6. Живое воспоминание Марка.
Глава 7. Знакомство с империей СанАтори.
Глава 8. Снова в детство.
Глава 9. Поиски Марка и Тео.
Глава 10. Книги Заклинаний – книги Миров.
Глава 11. Путешествие по нижнему миру.
Глава 12. Жизнь картин Дэмиаса.
Глава 13. Нижний мир. Обитель чудовищ.
Глава 14. Старая месть злого гения.
Глава 15. Лазурный орел.
Глава 16. В след за Шаманом.
Глава 17. Властители миров.



X