История ТВ. СССР

Формат документа: docx
Размер документа: 0.02 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


РОССИЯ
Экспериментальный период
У истоков электронного телевидения в России стоял уже упомянутый профессор Петербургского технологического института Борис Львович Розинг. В 1907 году он доказал, что для передачи сигналов на расстояние можно использовать катодную электронно-лучевую трубку. В 1911-м Розинг продемонстрировал картинку, состоявшую из пересекающихся линий на светлом фоне. Развертка изображения осуществлялась у него в принципе так же, как и в современном ТВ.
Несмотря на мировую, а затем гражданскую войны и последующую разруху, эксперименты с телеизображением не прекращались. Так, в начале 20-х годов сообщалось, что радиолаборатория в Нижнем Новгороде открыла «новый фотоэлемент, который при усовершенствовании может передавать изображение на расстояние».
В Ленинградском физико-техническом институте при содействии академика А.Ф. Иоффе молодой инженер Лев Сергеевич Термен к 1926 году создал три установки «электрического дальновидения» – сначала на 6 строк развертки, а затем – на 32 и 64. Аппаратура позволяла передавать движущееся изображение с расстояния до 50 метров на полутораметровый экран. С помощью установки Термена летом 1927-го К.Е. Ворошилов наблюдал за передвижением офицеров во дворе здания наркомата обороны, узнавая их лица.
Это было электромеханическое ТВ, причем более высокого качества, чем в США и Англии, и до электронного оставался один шаг, но изобретателю не дали его сделать. Л. Термена посылают резидентом советской разведки в США, где, помимо этой деятельности, он организует собственную фирму и монтирует аппарат «терменвокс» – электромузыкальный инструмент, в котором звук рождался от движения руки возле антенны. Он становится миллионером, его знают Ч. Чаплин, А. Дункан и другие знаменитости. Когда же в начале войны Термен возвращается на родину, его арестовывают, а бесценную аппаратуру ломают. Потом – лагеря, совместная работа с С.П. Королевым и А.Н. Туполевым за колючей проволокой, долгие годы забвения и нищенская старость.
Мировой бум механического ТВ затронул и СССР. Пробные передачи в средневолновом диапазоне с использованием механической системы сканирования и диска Нипкова начались в Москве в апреле 1931 года. Разрешающая способность составляла 30 строк/12 полей в секунду. В октябре того же года на комплексе, созданном П.В. Шмаковым, из московского радиовещательного узла начались передачи «на основе твердой программы». Система стала действовать и в Ленинграде. Движущееся изображение удалось показать лишь в августе 1932 года, а изображение со звуком – в ноябре 1934-го.
Вряд ли в погоне за приоритетами малострочные передачи в СССР можно принимать за начало телевизионного вещания. Регулярные передачи по механической системе в 1929-1935 годах шли в Англии, но там их считают лишь предысторией ТВ.К середине 30-х годов повсюду в мире стало ясно, что механическое ТВ достигло предела своих возможностей. Советские ученые были хорошо осведомлены о состоянии разработок в Европе и США, поддерживали контакты с зарубежными исследователями. Так, в начале 30-х лабораторию В.К. Зворыкина в США посетили специалисты в области радиоэлектроники С.А. Векшинский и А.Ф. Шорин, а Зворыкин приезжал в Москву и довольно обстоятельно рассказывал о своих работах в Доме ученых. Большой интерес у «отца электронного ТВ» вызвал наш многокаскадный умножитель – преобразователь света в электрический ток. Позднее Зворыкин разработал аналогичный прибор у себя. Таким образом, обмен научной информацией носил двусторонний характер.
Во Всесоюзном электротехническом институте С.И. Катаев создал передающую телевизионную трубку и кинескоп. Это позволило начать в 1937 году опытные передачи на УКВ в Ленинграде. В лабораторных условиях здесь удалось поднять четкость изображения до 431 строки, т. е. до стандартов, достигнутых на Западе. Однако передачи Опытного ленинградского телецентра шли на оборудовании в 240 строк. Телерепертуар включал эстраду, фрагменты оперных и балетных спектаклей, фотогазету.
Между тем в Москве на Шаболовке заканчивалось строительство нового телецентра возле знаменитой шуховской радиобашни, сооруженной еще в 1922 году. Центр был оснащен американским оборудованием на 343 строки. Его обкатка началась 25 марта 1938 года показом кинофильма Ф. Эрмлера «Великий гражданин». Аудитория была невелика: в Москве насчитывалось всего 30 телевизоров. К началу войны их успели выпустить около тысячи.
Регулярное вещание по «высококачественному электронному способу» (как тогда говорили) открылось 10 марта 1939 года демонстрацией хроникального фильма о XVIII съезде ВКП(б). Передачи – обычно спектакль плюс кинофильм – велись пять вечеров в неделю. Было принято решение перевести телевещание на стандарт в 441 строку. Позднее наиболее целесообразным признали стандарт в 625 строк.
Во время войны передачи в Москве и Ленинграде были прекращены, но исследования в области телетехники, связанные с военными целями, продолжались. В 1943 году в Московском энергетическом институте была даже создана кафедра телевидения. День 7 мая 1945 года был отмечен возобновлением телепередач. Программы шли до сентября 1947-го, пока не началась реконструкция шаболовского телецентра, и возобновились 16 июня 1949-го уже на стандарте 625 строк, которого российское, как и европейское ТВ, придерживалось до перехода на цифровой формат в 2000-2010-х годах.
Развитие материально-технической базы
В январе 1955 года передачи московского телецентра стали ежедневными. Тогда здесь работало около 80 человек, а в столице насчитывалось 15 тыс. телевизоров.14 февраля 1956 года вышла в эфир вторая (московская) телепрограмма. (Третья – в помощь высшей и средней школе – открылась в 1965-м.) В середине 50-х начался массовый выпуск отечественных телевизоров. Можно точно назвать время вхождения телевизора в среднюю московскую семью – 1956-1957 годы, когда ТВ показывало невероятно популярный цикл лекций о зарубежном кино профессора ВГИКа Г.А. Авенариуса с привлечением никому не известных архивных лент, а затем – прямые трансляции с Международного фестиваля молодежи и студентов.
Еще в предыдущем десятилетии открылись телецентры в Ленинграде и Киеве, позднее — в Риге, Харькове, Свердловске. В конце 50-х на территории СССР насчитывалось около 60 программных студий.
В 1961 году первую московскую программу стали принимать в Ленинграде, и в том же году Европа впервые увидела прямую трансляцию из Москвы: репортаж о торжественной встрече первого в мире космонавта Ю.А. Гагарина. Сигнал из Москвы по кабелю поступал в Ленинград, оттуда – в Финляндию и далее по каналам Евровидения распространялся на другие страны.
Советский Союз с его огромной территорией был одним из первых государств, наладивших использование спутников связи для телевизионного вещания. В 1965 году был запущен ИСЗ «Молния-1», а к 1967-му были введены в эксплуатацию первые 20 наземных станций спутниковой системы связи «Орбита». Система охватывала все 11 часовых поясов страны – от Калининграда до Камчатки. Позднее появились более экономичные системы «Экран» и «Москва».
К сожалению, по политическим мотивам советское ТВ выбрало тупиковую систему цветного вещания СЕКАМ. Этот выбор стал одной из причин упадка как французской, так и советской телевизионной промышленности. СССР отгородился ею от «большого телевизионного мира». Как бы то ни было, обкатка цветного телевидения началась в ноябре 1967 года, когда в эксплуатацию был сдан новый московский телевизионный центр в Останкине. Он имеет самую высокую телебашню в Европе – 540 метров. В последнее десятилетие телебашня расширяла свои мощности за счет трансляции все новых и новых телеканалов, УКВ-радиостанций, пейджинговых, сотовых и других служб и была загружена до предела, когда в августе 2000 года в верхней ее части вспыхнул пожар, оставивший на три дня без передач 16 млн. зрителей Москвы и Подмосковья и причинивший ущерб на 80 млн. долларов.На территории СССР была создана самая крупная в мире система телевизионного и радиовещания, включавшая 160 программных радиотелецентров, более 18 тыс. телевизионных и 1,2 тыс. радиопередатчиков, 10 спутников и 500 тыс. километров наземных линий связи. Она обеспечивала почти полный охват населения на территории страны двумя телевизионными и тремя радиопрограммами из Москвы. В каждой из союзных республик (кроме России) существовала также программа, вещавшая на местном и русском языках. Накануне распада СССР в системе Гостелерадио СССР работало около 90 тыс. человек, из них 23 тыс. в Москве.
По объему телепросмотра советские зрители находились на среднеевропейском уровне, значительно уступая японцам и американцам. Согласно одному из подсчетов, в типичной семье «голубой экран» горел 2,8 часа в будние дни и 3,9 часа в субботу и воскресенье.
В Ленинграде в начале 80-х годов были проведены эксперименты со стереоскопическим ТВ – использовался принятый в США и ряде других стран простейший, так называемый «очковый», метод. Велись эксперименты и со стереозвуком, и телетекстом. Советское ТВ пыталось быть арбитром между американскими, японскими и западноевропейскими электротехническими компаниями в выборе общемирового стандарта для телевидения высокой четкости (ТВЧ).
Обслуживание пропаганды
Советские пресса, радио и телевидение официально именовались «средствами массовой информации и пропаганды», информационные и развлекательные передачи воспринимались под углом их пропагандистского предназначения. Роль вещания в СССР на последнем этапе его существования была сформулирована тогдашним главным идеологом Политбюро ЦК КПСС Е.К. Лигачевым: «Все телевизионные и радиопередачи должны быть подчинены одной цели – разъяснению и претворению политики партии». Тотальный политический контроль над вещанием оправдывался целью «повседневного политического, культурного и эстетического воспитания населения». Председателя Гостелерадио назначало Политбюро, руководство ЦК следило за кадровыми перемещениями на вершине вещательной пирамиды и за содержанием программ, особенно информационных и публицистических.
Еще в 1952 году установилась традиция: каждую субботу показывать киножурнал «Новости дня». Но поскольку кинохроника не могла заменить собой оперативной информации, с 1956 года Центральная студия телевидения нерегулярно, но обычно в конце вещательного дня стала повторять в дикторском исполнении «Последние известия», прозвучавшие по радио. Позднее эти новости стали дополняться двумя-тремя сюжетами, снятыми операторами специально для ТВ. Тем не менее вплоть до 1960 года первые пять минут «Последних известий» представляли собой сокращенный выпуск радионовостей в чтении теледиктора. Размежевание с радио заставило переименовать выпуски информации в «Телевизионные новости» («ТН»). В 1968-м их заменила программа «Время».
Эта главная пропагандистская передача собирала рекордную аудиторию – до 150 млн. человек ежедневно – благодаря не столько каким-то своим достоинствам, сколько программированию. Она выходила в эфир в 21.00, и так как ее были обязаны дублировать все каналы, то у зрителей просто не было никакого выбора. Хотя к тому времени во многих странах уже был накоплен опыт представления информации звездами журналистики – ведущими, официальная стилистика передачи требовала присутствия в ней дикторов, которые поочередно зачитывали текст с листа, бесстрастно озвучивая агитационно-пропагандистские материалы. Существенную часть «Времени» занимала официальная некомментированная хроника: приезды и отъезды руководителей партии и государства, встречи на высшем уровне, многочисленные заседания. Порой слово предоставлялось передовикам производства, видным деятелям науки и культуры – в основном для того, чтобы они могли поблагодарить с экрана партию и правительство за «отеческую заботу» о них. Значительная часть программы посвящалась рассказу об успехах социалистического содружества и бедственному положению трудящихся в мире капитала. В зависимости от очередной пропагандистской кампании акцентировки могли меняться, но все материалы имели тенденциозную двухцветную окраску – «у них и у нас» и подавались сухим, казенным языком.
Использование ТВ с целью «воспитания советских людей», формирования «нужного» общественного мнения имело переменный успех. Зрители скептически относились к подслащенным сообщениям на внутренние темы: рапорты об успехах сельского хозяйства, например, вызывали недоумение у человека, отстоявшего очередь за продуктами. В меньшей степени этот скептицизм распространялся на официальные версии зарубежных событий: рядовой зритель редко пересекал «железный занавес», западные радиостанции глушились, в продажу из-за границы поступали только коммунистические газеты.
Идеологизация распространялась не только на информацию, но и на развлекательные и культурно-просветительные передачи. Партийные руководители не упускали случая подчеркнуть, что ТВ использовало еще не все резервы для «морального и эстетического воспитания трудящихся». В ответ на эти призывы «голубой экран» предлагал зрителям такие претенциозные эпопеи, как «Летопись полувека», «Правда о великом народе», циклы о Ленине. Телефильмы воспевали «человека труда» и подчеркивали преимущества советского образа жизни. На экране отсутствовали многие жанры, давно вошедшие в обиход мирового телевидения: мыльные оперы, ток-шоу, триллеры и т. п. Зритель был огражден от мирового кинопроцесса, в лучшем случае он мог составить некоторое представление о зарубежном кино по отрывкам из «Кинопанорамы». Интересные советские киноленты лежали на полке, предпочтение отдавалось фильмам о рабочем классе и историко-революционным, как бы топорно они ни были сработаны. На этом сером фоне демонстрация удачных отечественных сериалов («Семнадцать мгновений весны») или редких зарубежных постановок («Сага о Форсайтах») воспринималась как событие, о котором «все говорили».
На волне хрущевской оттепели в самом начале 60-х появились передачи, выпадавшие из этого общего ряда. Важной вехой в становлении экранной публицистики было еженедельное обозрение Ю. Фокина «Эстафета новостей». Это были неотрепетированные беседы известных людей с ведущим, иногда сопровождаемые специально снятыми кинокадрами. Зрителей подкупала именно импровизационность, спонтанность передачи. Она выбивалась из общей стилистики, когда все, от генерального секретаря партии до передовика производства, говорили по бумажке.
Разумеется, «живые» передачи с идеологической точки зрения таили опасность своей непредсказуемостью и по мере внедрения студийных видеомагнитофонов подвергались цензурной правке в записи.
В 1961 году впервые вышла в эфир популярнейшая передача «Клуб веселых и находчивых», или «КВН». Это были построенные на импровизации состязания в эрудиции и остроумии команд, состоявших из студентов вуза или представителей какого-то предприятия или города. (Позднее такая же популярность выпала на долю игры эрудитов «Что? Где? Когда?»)На застойном этапе отечественной истории наибольшего успеха достигли авторы передач, носивших образовательный уклон, – «Клуб кинопутешествий», «В мире животных», «Очевидное – невероятное», «Кинопанорама». Выбор зрителя был невелик, и любая рубрика, более или менее свободная от идеологической зашоренности, могла рассчитывать на гарантированную массовую аудиторию, особенно если ее создавали яркие талантливые личности.
X