Часть 12. Червовый Бродвей.

Формат документа: docx
Размер документа: 0.02 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Часть 12. Червовый Бродвей.
Каждая страна в реальном мире популярна не только своими достопримечательностями, но и местами для публики 18+. Географический размах этих мест  обратно пропорционален их порочному диапазону и скандальной репутации. Обычно, семь смертных грехов правят бал в одном здании, одной улочке, одном квартале, максимум. Сами вспомните: улица Красных фонарей в Амстердаме, Пигаль в Париже, Репербан в Гамбурге, Сохо в Лондоне и прочие злачные места.
Хотелось бы сказать, что Страна Поэтов не имела подобные «греховные мили» (прим.автора., так называют злачные места в Германии), но, увы и ах.
Как говорится, мечты у всех разные, и каждый фантазирует в меру своей испорченности.
Только в отличие от реального мира, Червовый Бродвей переплюнул по масштабам все его вертепы. По сути, это был мини-город-государство, на западной границе Страны Поэтов, на побережье Коленного моря (уровень которого был действительно по колено, если герой, решивший повторить трюк Иисуса, был сильно подшофе), состоящий из пяти улиц: Тупик Бостон, Улочка Шатун, Саунд-Стрит, Калуарный Проезд и Закулисный Торжок.
Добраться до этого городка можно было только по одной дороге – автостраде БАН-2 (безбашенное автомобильное направление).
Город встречал вас огромной неоновой вывеской с его названием и изображением червовой дамы – официального символа этого места. Она присутствовала на всех геральдических элементах, а также официальная валюта Бродвея – козыри – выпускались с изображением этой королевы красных сердец.
Проезжая блок-пост, вам выдавалась простая атласная маска, если вы хотите посетить Бродвей инкогнито, а также можно было разменять, либо что-то продать, чтобы получить местные денежные знаки, ибо другие горожане не принимали.
Минуя шлагбаум, вы сразу попадали на огромную ярмарку на Чаянной Площади, где из-за обилия приезжих и их автомобилей - яблоку негде было упасть. Вокруг Площади стояли пять каменных арок, ворота которых открывались ровно в полночь, и пропускали вас в строго определенное место города, т.е. на одну из пяти улиц.
Это правило называлось Каноном Распутья, содержание которого определялось знаменитым изречением: «из двух зол – выбирают меньшее». Тут же зол было пять, и каждое было по отношению к другому большим злом, которое не следовало выбирать. Например, если вы решили хорошенько выпить, то вам прямая дорога на Улочку Шатуна. Но вы не можете потом постучаться в двери, например Саунд-Стрита. Даже приведя адвоката и, задыхаясь от одышки, дотащив несколько сводов рутинной практики, чтобы подтвердить факт улучшения вокальных качеств под «градусом» и повсеместности этого явления в реальном мире, вас не пустят. Каждый должен развлекаться только в строгом месте в период одной ночи. На следующий день – Бога ради, Саунд-Стрит ждет вас, стоит только записаться.
Каждые ворота охраняются и курируются Нянями. У всех улиц Червового Бродвея свой Нянь: у арки Тупика Бостона – Юла, жилистый парень с разноцветным ирокезом, с голым торсом (иногда в майке), в тренировочных штанах и кедах; у арки Улочки Шатуна – Глот, бородатый пожилой крупный мужчина, в хорошей физической форме, но с вечными синяками и ссадинами, а также воспаленными глазами, одетый в идеально белую рубашку, брюки, ушанку и коричневые сандалии; у Саунд- Стрита – Хади, мужчина блондин средних лет, с залысинами, в футболке-поло, брюках, ботинках и галстуке-бабочке, который постоянно молчит; у Калуарного Проезда – Курти, единственная девушка на этой прелюдии к празднику жизни, фигуристая брюнетка, со стрижкой боб-каре, в корсаже, лосинах и высоких сапогах, на голове которой постоянно красовались интересные головные уборы (сегодня она нахлобучила шляпу с широкими полями и огромным черным пером); и у Закулисного Торжка – Дил, шатен с модной стрижкой, в хорошем дорогом костюме, с кожаной сумкой на бедре.
Чтобы попасть на свою улицу, в зависимости от ваших желаний, необходимо было попасть в список одного из Нянь. Из-за колоссального скопления народа, на запись, ее оплату, проверку и пропуск уходило бы черт знает сколько времени. Но, в свое время на Закулисный Торжок попал очень интересный агрегат, выброшенный Перфектами – Дизель «Мираж». Приборы Хронохранителей смогли поставить на конвеерное производство и продавать, к тому же работал он достаточно просто, по принципу тепловизора – их устанавливали на самых высоких точках арок, где каждый Нянь мог спокойно сканировать присутствующую толпу около своих ворот, которая находилась в пределах предусмотрительно установленного ограждения, и видеть тех кто в списке на экране небольшого КПК (прим. Автора – карманный персональный компьютер. Те счастливчики, которые на экране «светились» красным светом – могли проходить, а кто синим – должны были подойти к Няню после запуска основной массы гостей и заплатить Пошлину Кайфа – плату за удовольствие.
Записаться всегда можно было либо с помощью знакомых, либо через почту, либо терпеливо отстояв громадную очередь – наше дело предложить, ваше дело отказаться – как гласят неоновые вывески над головами Нянь.
Ксанф и Яска нетерпеливо подпрыгивали около входа в Тупик Бостон.
- Ну и какого черта мы тут делаем? – Яска с опаской поправлял маску на лице и старался надвинуть капюшон как можно ниже.
«Приказ хозяйки», - мысленно ответил на его вопрос рыжий. Он тоже был не в духе, но в отличие от своего напарника, причина была не в томительном ожидании.
- Она не могла сама пойти и поговорить с этой…? – продолжал ругаться гитарист и нахмурился, пытаясь вспомнить имя.
- Джесс, - тихо подсказал Ксанф.
- Джесс, - издевательски передразнил его Яс, - нафига нам вообще информатор?
- Джокер пришел в себя и рассказал очень дикие вещи, необходимо проверить. Хо…Аида посоветовала обратиться к Джесс, ее старой подруге. А она Мама Тупика.
- Поближе информатора не было? - напоследок проворчал музыкант, снова натянул капюшон и принялся бесцельно разглядывать толпу.
В каждом тупике помимо Няней, был глава, которых называли Мамами и Папами. Единого главы у всех пяти улиц не было, но они жили в удивительно мирном и гармоничном соседстве.
- Наконец-то, - простонал Яска, когда начали сканировать толпу и пропускать людей по списку.
Аида побеспокоилась, чтобы стражи беспрепятственно попали на первую улицу.
Тупик Бостон был сплошным танцевальным залом, целым цементным лабиринтом, дорога в котором была устлана паркетом, на стенах где-то были нарисованы граффити, где-то просто были голые стены, набитые звукоизоляцией. То тут, то там валялся, висел, стоял, лежал самый разнообразный танцевальный реквизит. Вдоль «проулков» лабиринта выстроились тренера, которые приглашали на свои направления с помощью громкоговорителей. И музыка. Много музыки и самой разной, которую ты слышишь, когда переходишь из одного зала лабиринта в другой.
Ксанф уверенно лавировал между танцующими, разминающимися, тянущимися, отдыхающими потными телами, направляясь в самые дальние залы Тупика – Гримерные. Яска за напарником еле поспевал.
Рыжий вышел в очередной коридор, вдоль левой стены которого было три двери. Аида сказала толкаться в последнюю.
- Приказ есть приказ, - пробормотал Ксанф, дождался запыхавшегося стража и уверенно двинулся к нужной двери из красного дерева.
Постучал.
Дверь на удивление быстро открыли, только не сильно, насколько позволяла цепочка. В щели из-за полумрака в комнате невозможно было разглядеть хозяйку.
- Джесс?
- Да, в чем дело? – командный тон тренера проскальзывал даже в обычной беседе.
- Мы хотим просто задать несколько вопросов, - влез Яска.
- У меня со стражами разговор короткий, - фыркнула девушка, - тут не ваша юрисдикция. Договор о сепарации посмотрите у Марко. Всего хорошего.
И она хлопнула дверью, чуть не прищемив нос музыканту, который уже открыл рот, чтобы что-то сказать.
- Брысь, - недовольно поморщился Ксанф и пихнул Яску в угол.
Снова постучал. Каламбия пикчерз не представляет – дубль два.
Тишина. Девушка вернулась к своим делам.
- Джесс, - почти переходя на крик, громко позвал страж, - мы от Аиды, она сказала, что вы можете нам помочь.
Тишина.
Выждав минуту, Ксанф с тоской посмотрел на закрытую дверь. Они ехали в такую даль, хотя могли бы воспользоваться своими связями, чтобы узнать нужные вещи, но нет, надо быть же таким влюбленным и ревнивым идиотом.
- Пойдем, дружище, - Яска обнял скисшего напарника за плечи и повел на выход.
Он прекрасно понимал состояние друга. Сан стал совсем хмурым после инцидента с Джокером, еще хуже стало, когда эта Аида несколько дней ухаживала за альтер-эго, не отходя от его кровати. Рыжий, конечно, цепко держал свои эмоции на привязи, но по глазам можно было видеть, какая буря твориться в душе этого парня. Яс был неплохим физиономистом и почти на 100% определял многие характеристики состояния людей только по одному натренированному взгляду им в глаза.
- Стойте, - услышали за своей спиной стражи.
В дверном проеме стояла невысокая крупноватая блондинка, с развитой мускулатурой ног и плеч, большим бюстом, с серо-голубыми глазами, круглым милым лицом, в тренировочных штанах, майке, медицинском корсете и джазовках.
- Заходите.
Парни зашли в небольшую комнату, заставленную шкафами и коробками, которые полностью скрывали стены и пол. Везде были ткани, перья, блестки, стразы, паетки, кучи костюмов и реквизитов. В центре этого хаоса стоял торшер, стул и небольшой стол, на котором красовалась швейная машинка и портновская коробка.
- Садитесь куда-нибудь, - не глядя на гостей, махнула рукой девушка и вернулась на свое место за шитьем.
Яска смело попытался пристроится на каких-то коробках, но с громким воплем повалился навзничь и буквально упал в море блесток.
Ксанф бросился выручать друга. Отплевываясь от приставучих блестяшек, музыкант решил, что лучше постоит.
Для хозяйки этот инцидент как будто прошел мимо. Она была занята костюмом и полностью поглощена работой.
- Аида сказала, что вы можете дать информацию.
Блондинка посмотрела на Ксанфа, как на сумасшедшего, и хихикнула:
-Ребят, я не по части продажи информации, вам в другую улицу надо, в Торжок.
- Но вы же Эмпат?
Блондинка вздрогнула.
- Откуда вы знаете?
Эмпаты – это такие виды Опустошенных, которые умеют чувствовать других Жеодов в любое время и на любом расстоянии. В принципе, все Жеоды имели небольшую склонность к Эмпатии, но эти ребята были спецы по части поиска других Пустых.
- Вы знаете о Семостях?
- Конечно.
- В Седьмой войне вы были за них? – грубо спросил Яска.
- Нет, конечно, - криво усмехнулась Джесс и посмотрела теперь на другого стража, как на жертву деменции. – Меня бы истребили, как остальных 39 Жеодов.
Только сейчас до музыканта дошла глупость заданного вопроса. Он почувствовал себя провинившимся школьником и смущенно отвел глаза, внимательно разглядывая непонятные яркие тряпочки.
- Есть предположение, - замялся Ксанф, - что они вернулись…
- Бред, - фыркнула девушка, крутанулась на стуле и принялась яростно строчить на машинке.
Найдя штепсель, страж безжалостно оборвал механическую трель.
- Так помогите нам доказать это, - наклонился он к Джесс, прямо глядя ей в глаза, - недавно было совершено нападение на Жеода…
- Я знаю, - опустив глаза, глухо сказала девушка. – На Суммана (вид Жеодов, управляющих молнией и электричеством).
- Совершенно верно, вы же умеете чувствовать других…, - страж решил не произносить слово «Пустых», дабы не обидеть девушку.
- Умею, конечно, вот только это Пустые другого уровня… - прошептала девушка, трясясь от страха. – Они могут почувствовать мое присутствие.
- Мы будем с вами рядом, - ободряюще улыбнулся Ксанф, - к тому же, нам нужно, чтобы вы хотя бы отголоски их присутствия ощутили, а не выяснили где они.
Джесс в волнении закусила губу.
- Что ж, хорошо, - выдохнула она и встала. – Только будьте рядом, если со мной начнет происходить что-то неладное, живо будите.
- Хорошо, - рыжий жестом попросил напарника подойти поближе.
Тем временем глаза блондинки приобрели бирюзовый оттенок и засветились.
- Поехали, - прошептала она.
X