Дипломат Литвинов

Формат документа: docx
Размер документа: 0.02 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


2. Дипломат М.М.ЛитвиновМаксим Максимович Литвинов, урождённый Меер-Генох Моисеевич Валлах (5 (17 июля) 1876, Белосток, Гродненская губерния, Российская империя — 31 декабря 1951, Москва, РСФСР, СССР) — революционер, советский дипломат и государственный деятель, народный комиссар по иностранным делам СССР (1930—1939). Член ЦИК СССР 2—7 созывов, депутат Верховного Совета СССР 1—2 созывов. Член ЦК ВКП(б) (1934—1941).
Биография. Родился в семье еврейского торговца. Учился в хедере, а затем в реальном училище. Закончив в 1893 году учёбу в Белостокском реальном училище, поступил вольноопределяющимся в армию, служил пять лет в Баку в составе 17-го Кавказского пехотного полка. После демобилизации в 1898 году работал бухгалтером в городе Клинцы, затем управляющим на сахарном заводе в Киеве. После возвращения домой Максим проникся марксистскими идеями и вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Он перебрался в Киев и стал активно участвовать в работе партийного комитета. В 1898 году Литвинов стал членом РСДРП; в 1900 году — член Киевского комитета РСДРП. Наладил подпольную типографию, в которой печатал революционные брошюры и листовки. В 1901 году арестован, в 1902 году — один из организаторов и участников побега 11 «искровцев» из Лукьяновской тюрьмы Киева.
Эмигрировал в Швейцарию. Участвовал в распространении газеты «Искра» как агент, ведающий транспортировкой газеты в Россию; член Администрации Заграничной лиги русской революционной социал-демократии. После 2-го съезда РСДРП (1903) вступил в ряды большевиков, хотя, по его признанию, личные симпатии связывали его тогда с оказавшимися в числе меньшевиков Л. Д. Троцким, П. Б. Аксельродом, В. И. Засулич, Ю. О. Мартовым.
Весной 1904 года нелегально приехал в Россию, ездил по стране по партийным делам. Был членом Рижского, Северо-западного комитетов партии и Бюро комитетов большинства. Делегат III съезда РСДРП (1905); участвовал в организации первой легальной большевистской газеты «Новая жизнь» в Петербурге: отвечал за издательскую деятельность газеты, которую формально издавала М. Ф. Андреева, а руководил работой Максим Горький.
Во время революции 1905—1907 годов Литвинов занимался закупкой и поставкой в Россию оружия для революционных организаций. Летом 1905 года на острове Нарген близ Ревеля Литвинов подготовил приёмку английского парохода «Джон Графтон» с грузом оружия и взрывчатых веществ. Пароход не дошёл до места назначения, так как наскочил на мель. В 1906 году, закупив большую партию оружия для кавказских революционеров, Литвинов с помощью македонского революционера Наума Тюфекчиева доставил его в Болгарию в Варну. Однако отправленная Литвиновым яхта из-за шторма села на мель у румынского берега, команда разбежалась, а оружие было растащено румынскими рыбаками. Из-за крушения судов эти два случая стали известны, однако сколько кораблей с оружием дошло до места назначения, остаётся тайной.
С 1907 года жил в эмиграции. В 1907 году был секретарём делегации РСДРП на международном социалистическом конгрессе в Штутгарте. В 1908 году арестован во Франции в связи с делом о разбойном нападении в Тифлисе, совершённом Камо в 1907 году Франция выслала Литвинова в Великобританию. В Лондоне он провёл десять лет. При содействии директора лондонской библиотеки Чарльза Райта Литвинов получил работу в издательской компании «Уильямс энд Норгейт». Был секретарём лондонской группы большевиков и секретарём Герценовского кружка.
В июне 1914 года стал представителем ЦК РСДРП в Международном социалистическом бюро. В феврале 1915 года выступал от имени большевиков на международной социалистической конференции (англ.)русск. в Лондоне.
Революция застала М. М. Литвинова в Лондоне. С января по сентябрь 1918 года он являлся дипломатическим представителем Советской России в Великобритании (с января уполномоченный НКИД, с июня полпред РСФСР).
Первоначально Британское правительство не признало его полномочий официально, но поддерживало неофициальные контакты с Литвиновым, выделив для этого одного из чиновников МИДа Рекса Липера, через которого Литвинов мог передавать министру иностранных дел Бальфуру всё, что сочтёт необходимым.
Сам Литвинов вспоминал об этом периоде работы: «Каковы были мои отношения с английским правительством и английской общественностью? В этом отношении резко различаются два периода: до и после заключения Брестского мира. До заключения Брестского мира отношение ко мне официальной и неофициальной Англии было, учитывая время и обстоятельство, сравнительно благожелательно».
Литвинов сделал попытку ликвидировать продолжавшее существовать в Лондоне старое русское посольство, возглавляемое К. Д. Набоковым, сотрудники которого не признали Советской власти и отказались работать с Троцким. Он направил к Набокову сотрудника с письмом, требуя передать ему Чешем-Хаус (здание посольства), но получил отказ.
6 сентября 1918 года Литвинова арестовали в ответ на арест в России английского дипломата Локкарта. Проведя 10 дней в Брикстонской тюрьме, Литвинов был освобождён, а через месяц страны организовали обмен этих дипломатов. По возвращении в Россию в ноябре 1918 года Литвинов был введён в состав коллегии Наркомата иностранных дел РСФСР.
В декабре 1918 года по указанию Ленина он был командирован в Стокгольм, откуда пытался установить контакты с представителями Антанты. В начале 1919 года возвратился в Москву и в марте участвовал в переговорах с приехавшим в Советскую Россию американским представителем Уильямом Буллитом. В ноябре 1919 года Литвинов выехал в Копенгаген, где вёл переговоры с британским представителем О’Грэди, которые завершились 12 февраля 1920 года подписанием британско-советского соглашения об обмене пленными. Нарком Чичерин высоко оценивал деятельность Литвинова в Копенгагене в 1920 году: «его пребывание за границей имеет для нас прямо-таки неоценимое значение, он один даёт нам постоянную замечательно проницательную информацию о каждом биении пульса мировой политики». В 1920 году назначен полпредом РСФСР в Эстонии и уполномоченным Политбюро ЦК РКП(б) по золотовалютным операциям за границей.
22 марта 1920 года Литвинов был назначен советским правительством «…уполномоченным для решения всех вопросов, связанных с предстоящим возобновлением торговых сношений, со всеми необходимыми для сего правами, в том числе — с правом вести переговоры… производить все без исключения коммерческие, банковские, финансовые и валютные операции…». Было переправлено, по подсчетам А. Г. Мосякина, около 375,7 тонн золота на сумму 485,3 млн руб. из имевшихся 422,9 тонн на сумму 546,2 млн руб.
В Стокгольм поступали как разнообразные конфискованные драгоценности, золотые монеты и банковские слитки, которые формально покупались шведскими банками потом по заказу этих банков переплавлялись на шведском монетном дворе, клеймились как шведские слитки, продавались на Стокгольмской бирже и перепродавались далее на других биржах Европы. Вырученные при продаже деньги поступали на счета «Центросоюза» и созданной Литвиновым «Норвежско-русской торговой компании» в шведских и норвежских банках, затем использовались для закупок и переводов в другие банки. Лишь треть этих денег израсходовали на закупки зерна, паровозов, снаряжения для Красной армии и пр., а основная масса золота легла на секретные партийные счета в западных банках, тратилась на финансирование советской разведки, деятельности Коминтерна, пропаганду и прочее. К 1 сентября 1921 года в казне Госбанка РСФСР осталось всего 57 тонн золота, несмотря на постоянное изъятие золота у населения, а во всех запасах РСФСР к февралю 1922 сохранилось всего 168.7 тонны золота .Выступая в апреле 1928 года в Москве на 3-й сессии ЦИК, Литвинов признал: «В 1921 году я находился в Ревеле и через мои руки прошло несколько сот миллионов рублей нашего золота, проданного мною за границу. Бóльшая часть этого золота была продана мною непосредственно или через разных посредников крупным французским фирмам, которые это золото переплавляли не то во Франции, не то в Швейцарии, откуда это золото находило свое последнее убежище в кладовых американского резервного банка». По одной версии, таким образом формировалось «золото партии» для финансирования мировой революции, для подкупа и на случай потери большевиками власти. По другой, более общепризнанной версии, это были компенсации западному деловому миру, пострадавшему от национализации своих активов в Советской России и от принятого большевиками 3 февраля 1918 решении об отказе от долгов царской России.
С 10 мая 1921 по 1930 год — заместитель наркома по иностранным делам РСФСР (с 1923 года — СССР) Г. В. Чичерина. Б. Г. Бажанов, бывший секретарём Политбюро ВКП(б) в 1920-х годах, вспоминал:
Первыми вопросами на каждом заседании Политбюро обычно идут вопросы Наркоминдела. Обычно присутствует нарком Чичерин и его заместитель Литвинов. …
Чичерин и Литвинов ненавидят друг друга ярой ненавистью. Не проходит и месяца, чтобы я [не] получил «строго секретно, только членам Политбюро» докладной записки и от одного, и от другого. Чичерин в этих записках жалуется, что Литвинов — совершенный хам и невежда, грубое и грязное животное, допускать которое к дипломатической работе является несомненной ошибкой. Литвинов пишет, что Чичерин — педераст, идиот и маньяк, ненормальный субъект, работающий только по ночам, чем дезорганизует работу наркомата; к этому Литвинов прибавляет живописные детали насчёт того, что всю ночь у дверей кабинета Чичерина стоит на страже красноармеец из войск внутренней охраны ГПУ, которого начальство подбирает так, что за добродетель его можно не беспокоиться. Члены Политбюро читают эти записки, улыбаются, и дальше этого дело не идёт. Мои отношения с Литвиновым дошли до белого каления, между тем Политбюро им дорожит, и мне остаётся только просить о назначении меня на маленькую работу в провинции, лишь бы уйти от Литвинова" (Из письма Чичерина к Ворошилову в январе 1928 года).
По совместительству Литвинов был членом коллегии наркомата Госконтроля и заместителем председателя Главконцесскома. В 1922 году входил в состав советской делегации на Генуэзской конференции. В декабре 1922 года председательствовал на конференции по разоружению в Москве, куда были приглашены Польша, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия. В 1927—1930 годах являлся главой советской делегации в подготовительной комиссии Лиги Наций по разоружению.
В 1930—1939 годах — нарком по иностранным делам СССР. Возглавлял советские делегации на конференции Лиги Наций по разоружению (1932), на Мирной экономической конференции в Лондоне (1933), в 1934—1938 годах представлял СССР в Лиге Наций.
Вместе со своими коллегами, министрами иностранных дел Франции Луи Барту и Чехословакии Эдвардом Бенешем, был главным сторонником системы коллективной безопасности, которая бы объединяла СССР, западные демократии и центральноевропейские страны для сдерживания агрессивных планов нацистской Германии.
Я помню, как из старого состава ЦК подверглись критике Ежов, Литвинов и некоторые другие. Критика и ответ на критику носили чрезвычайно острый характер. Я думал, что Ежов действительно мощный человек, а на самом деле он оказался маленького роста, с довольно жалким лицом. Наоборот, Литвинов защищался, как лев, дело доходило до взаимных оскорблений. Его полемика с Молотовым носила явно враждебный характер. — Георгий Попов
В конце апреля (20—27) 1939 года в Кремле состоялось правительственное совещание с участием Сталина, Молотова, Литвинова, Майского, Мерекалова и других. «Тогда, как заметил Майский, в отношениях между Сталиным и Молотовым, с одной стороны, и Литвиновым с другой, уже существовала напряжённость]. В крайне возбуждённой атмосфере, в которой Сталин с трудом сохранял видимое спокойствие, <…> Молотов открыто обвинил Литвинова в политическом головотяпстве…». 3 мая, после доклада Сталину о последних событиях, связанных с англо-франко-советскими переговорами, отстранён от должности. Молотов обвинял бывшего наркома: «Литвинов не обеспечил проведения партийной линии в наркомате в вопросе о подборе и воспитании кадров, НКИД не был вполне большевистским, так как товарищ Литвинов держался за ряд чуждых и враждебных партии и советскому государству людей». Ввиду серьёзного конфликта между председателем СНК тов. Молотовым и наркоминделом тов. Литвиновым, возникшего на почве нелояльного отношения тов. Литвинова к Совнаркому Союза ССР, тов. Литвинов обратился в ЦК с просьбой освободить его от обязанностей наркоминдела. ЦК ВКП(б) удовлетворил просьбу тов. Литвинова и освободил его от обязанностей наркома. Наркоминделом назначен по совместительству председатель СНК Союза ССР тов. Молотов.
С уходом в 1939 году с поста наркома прекратил активную политическую деятельность. В феврале 1941 года на XVIII партконференции выведен из состава ЦК.
Возвращён к работе с началом Великой Отечественной войны. На беседе у Сталина с Гопкинсом 31 июля Литвинов присутствовал в качестве переводчика.
В 1941—1946 годах заместитель наркома иностранных дел СССР, одновременно в 1941—1943 годах посол СССР в США и в 1942—1943 годах посланник СССР на Кубе. Известно, что перед отъездом из США Литвинов нанёс визит вице-госсекретарю США Самнеру Уэллесу (Sumner Welles), во время которого критиковал Сталина за непонимание Запада, советскую систему за негибкость, и особенно своего преемника на должности наркома иностранных дел Вячеслава Молотова. С 1946 года в отставке.
В конце 1951 года он перенёс очередной инфаркт и скончался 31 декабря. Похоронен на Новодевичьем кладбище
Выводы:Максим Литвинов, посвятивший дипломатической работе более тридцати лет жизни, способствовал выходу Советской России на мировую арену и установлению деловых связей с западными государствами.
Спокойный, всегда уверенный в себе, очень аккуратный в делах – так современники описывали Максима Литвинова. Злые языки за его спиной говорили: "недипломированный дипломат". Несмотря на отсутствие не только дипломатического, но и обычного университетского образования, нарком иностранных дел Советского Союза одержал много внешнеполитических побед. Особую значимость некоторых из них историкам еще предстоит осознать.
"Он сумел отстоять интересы СССР, он многое сделал. Его главная заслуга, которая до конца пока недооценена, это создание антигитлеровской коалиции".
Максим Литвинов внес большой вклад в развитие международных отношений во время Второй мировой войны, а также в послевоенное мироустройство. На основе антигитлеровской коалиции, в создании которой он принимал активное участие, была образована Организация Объединенных Наций.
X