Психотерапия семьи ЗО ЛАБОР РАБ

Формат документа: docx
Размер документа: 5.22 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Психотерапия семьи
Лабораторные занятия
Организационная часть занятий:
«Психотерапия семьи» включает 4 семинарских занятия и 3 лабораторные работы.
КТ1 – Третий и четвертый вопросы семинара 1:
Подготовка презентации по теме «Классики семейной системной психотерапии» (выбрать по желанию одного автора: Джей Хейли, Сальвадор Минухин, Мара Сельвини Палаццоли, Мюррей Боуэн, Карл Витакер, Верджиния Сатир, Носсрат Пезешкиан; В.К. Мягер, Т.М. Мишина, Л.И. Захаров, Э.Г. Эйдемиллер). Требования к презентации в Приложении к семинарскому занятию.
Письменное составление таблицы «Сравнительный анализ индивидуальной, супружеской и семейной психотерапии».
КТ2 – второй вопрос семинарского занятия 2
Характеристика направлений и школ семейной терапии. Подготовка письменного доклада и презентации по выбранному направлению (2 вопрос семинара; письменно; требования и индивидуальные темы к написанию доклада и презентации указаны в приложениях). Выбрать по желанию одно из направлений.
КРТМ – Задание для КРТМ: выбрать семью для анализа или проанализировать свою семью, опираясь на Приложение 1 и Приложение 2 первой лабораторной работы (ПЛАН СБОРА ДАННЫХ ПО СЕМЕЙНОЙ и ИСТОРИИ АНАЛИЗ СОБРАННОЙ ИНФОРМАЦИИ). Заполнить все возможные для вас пункты схемы и обратить внимание на трудности, которые возникли в ходе работы и на последнем лабораторном занятии сдать в виде письменного отчета.
Все остальная информация, которая представлена в лабораторных занятиях - для ознакомления и умственной переработки с целью последующего использования в практической деятельности.
Задания по КТ высылаются преподавателю согласно расписанию, выставленному диспетчером, график отправления материалов по КТ следующий:
КТ1 – выслать в день, когда будет выставлен третий семинар
КТ2 – выслать в тот день, когда будет выставлен четвертый семинар
КРТМ –прислать в день, когда в расписании будет стоять 4 лабораторная работа.
Каждый студент выполняет задание и отсылает Скляренко Ольге Николаевне отдельным письмом с темой – Фамилия студента и КТ, например, «Полякова, КТ1»
на электронный адрес: smagolga@yandex.ru
или в вкЕсли Вам что-то непонятно, вы знаете, как меня искать.
Лабораторное занятие 1.
Первичная беседа с семьей
Теоретическая подготовка по теме «Этап первичной беседы с семьей»
Сбор данных по семейной истории.
Конспект для теоретической подготовки к лабораторному занятию 1
Основные этапы психологического консультирования семьи
Можно выделить следующие этапы психологического консультирования семьи: предварительный этап записи; этап первичного приема; диагностический этап; этап составления психологического заключения; этап совместного анализа причин возникновения проблемы и определения путей ее разрешения; заключительный этап (О. А. Караабанова)
Предварительный этап записи. Этап первичного приема.
Первая беседа с семьей
Задачи первого интервью:
Сторонники различных направлений системной семейной терапии могут по-разному проводить первую встречу. Причем наблюдаются довольно значительные различия как по содержанию беседы, так и по форме общения с семьей. Одних терапевтов будет больше интересовать информация о семейной истории в нескольких поколениях, другие прежде всего сделают акцент на структуре семьи и взаимодействиях ее членов. Последователи Стива де Шазера постараются вообще не говорить о проблемах семьи и будут фокусировать внимание клиентов на их целях и ближайшем будущем, когда проблема перестанет существовать.
Точно так же и форма взаимодействия с клиентами у каждого подхода будет особой. Представители Миланской школы, проводя циркулярное интервью, станут вовлекать в беседу всех членов семьи. Терапевты структурного направления любят пересаживать клиентов, устраивая различные диадические взаимодействия между ними. Сторонники же постклассических школ семейной терапии (нарративный подход; краткосрочная терапия, ориентированная на решение) будут довольно долго беседовать с каждым по очереди в присутствии других членов семьи, удерживая остальных в позициях наблюдателей.
Таким образом, теоретическая парадигма подхода будет определять метацель и стиль ведения первого интервью. Тем не менее существуют также общие задачи, решать которые терапевт должен уже на первой встрече с семьей вне зависимости от избранного им направления. Известно, что чаще всего клиенты уходят с терапии сразу после ее начала. Поэтому формирование терапевтических отношений является важнейшей и неспецифической для конкретного подхода задачей первой сессии. Уже в начале работы терапевту важно:
создать доверительную атмосферу, ощущение у клиентов, что их понимают и говорят на одном языке;
вызвать надежду на изменения и усилить мотивацию к дальнейшей работе именно с этим терапевтом;
задать структуру отношений, обсудить правила и взаимные ожидания от терапевтической работы, заключить соглашение о целях, длительности, цене и составе участников терапии.
Однако начальная и завершающая стадии первого интервью довольно схожи для всех ведущих концепций системной семейной терапии. Основные различия приходятся прежде всего на середину интервью. (А.В.Черников)
Приходу семьи на прием, как правило, предшествует контакт с клиентами по телефону. В данном разговоре терапевт или секретарь договариваются с представителем семьи о встрече, уточняют повод обращения и состав семьи, коротко дают представление о семейной терапии и характере предстоящей работы.
ТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР
Семейная психотерапия начинается не с первого интервью, а с первого контакта с кем-то из членов семьи. Прежде чем назначить первую встречу и решить, стоит ли вообще начинать психотерапию, специалист должен получить исходную информацию. Ниже приводится список вопросов, которые надо задать при телефонном разговоре:
1. На что жалуется звонящий (коротко, только основное - супружеская проблема или детско-родительская).
2. Кто является инициатором обращения.
3. Каков состав семьи.
4. Сколько лет детям.
Анализ ответов на эти вопросы позволяет составить предварительную системную гипотезу. Мара Сельвини-Палаццоли и ее коллеги (Palazzoli et al., 1980) подразделяют гипотезы на полезные и бесполезные. Они исходят из предположения, что эти гипотезы должны описывать паттерны отношений, то есть иметь системный характер. При очной встрече с семьей психотерапевт проверяет свою предварительную гипотезу.
Если проблема связана с ребенком, то на первую встречу приглашают всех, кто проживает вместе, особенно настаивая на присутствии самого ребенка и обоих родителей.
Если родители разведены, то терапевт старается вовлечь в работу всех отвечающих за ребенка взрослых. Кроме того, терапевт выражает пожелание, чтобы братья и сестры проблемного ребенка также присутствовали хотя бы на первой встрече.
Обычно телефонный разговор продолжается не больше 10 - 15 минут, однако позволяет получить первичную информацию для терапевтической гипотезы (А.Я.Варга).
СТАДИИ ПЕРВОГО ИНТЕРВЬЮ
Джей Хейли [Haley, 1976], основатель стратегической терапии, разработал вариант проведения первого интервью, включающий следующие стадии:
1) Социальная стадия (терапевт встречает семью, удобно устраивает ее в кабинете, устанавливает контакт с каждым членом семьи).
2) Проблемная стадия (членов семьи по очереди расспрашивают об их видении проблемы).
3) Стадия взаимодействий (членам семьи предлагают поговорить друг с другом).
4) Стадия установки целей (семью просят конкретизировать запрос и определить более точно, каких именно изменений они хотят).
5) Заключительная стадия (на ней обговариваются условия терапии и уточняется состав участников. Иногда уже на первой встрече семье дается домашнее задание).
Организация рабочего пространства (С.Файнс)
Подготовьте все необходимое до прихода клиентов. Если к вам придут супруги с детьми, надо продумать, как расставить стулья. Неплохо было бы иметь по крайней мере один лишний стул, – сразу станет ясно, не подвергается ли кто-либо из членов семьи остракизму со стороны остальных. Расставленные по кругу стулья – это хороший способ подчеркнуть вашу принципиальную терапевтическую установку: в разговоре все равны и каждому будет предоставлена возможность высказаться.
Чтобы подчеркнуть равноправие всех членов семьи, психотерапевт должен неторопливо и тепло поздороваться с каждым из них, повторить имя каждого, в том числе ребенка, и даже младенца, сидящего на руках у матери. После этого дайте возможность членам семьи самим выбрать для себя место или, что тоже бывает, сесть туда, куда укажет семейное «начальство». Сам психотерапевт должен сесть последним.
Итак, консультант получил первое впечатление о том, какова расстановка членов семьи. Садятся ли муж и жена вместе или же они разделены детьми либо пустым стулом? Садятся ли все дети ближе к отцу либо к матери, или же каждый из детей располагается сам по себе, поближе к одному из родителей? Кто с кем устанавливает визуальный контакт? Сели ли пришедшие так, чтобы все они могли видеть друг друга? Указывает ли кто-то из членов семьи, где, по его мнению, должен сесть специалист?
Иногда бывает целесообразно всем, включая специалиста, разместиться вокруг стола. Мы по собственному опыту знаем, что, поскольку стол скрывает часть нашего тела, сидя за ним, мы чувствуем себя более защищенными, а это хоть немного, но снижает нашу тревогу. Но есть и другие причины. Если вы подозреваете, что от членов семьи можно ожидать вспышек насилия или других негативных проявлений сильных эмоций, стол может стать полезным средством контроля за ситуацией. Он будет обеспечивать преграду на пути прямого физического контакта, а также устанавливать дистанцию между членами семьи. Стол поможет начинающему семейному консультанту чувствовать себя уверенней. Хотя использование стола – дело вкуса консультанта, иногда вы можете сделать этот выбор осознанно, предложив (или не предложив) сесть вокруг стола, руководствуясь тем, что вам уже известно о данной семье. Еще одно замечание об использовании стола во время первой встречи: иногда нам захочется что-то изменить на последующих сеансах, и отказ от использования стола может стать для клиентов важным терапевтическим знаком, что они уже начинают менять привычные структуры межличностного взаимодействия.
Семья у себя дома
Если первое интервью проходит в форме домашнего визита, то специалист имеет меньше возможностей, чтобы контролировать ситуацию. Как при любом домашнем визите, очень важно заранее известить семью, по телефону или письмом, о времени вашего прихода, о том, какова цель вашего визита и с кем именно вы собираетесь встретиться. Придя в дом, вы, вероятно, увидите, что самой тихой и просторной комнатой, которая наиболее удалена от телевизора, является кухня или столовая. Возможно, для ваших целей не очень подойдет гостиная, потому что стоящие там кресла и диваны располагают ко сну, особенно детей. Вы не совершите ошибки, если сами скажете, которая из комнат больше подходит для встречи. Кроме того, именно вы как профессионал должны попросить уменьшить громкость телевизора или радиоприемника. Возможно, вам понадобятся дополнительные стулья, поэтому не забудьте попросить принести лишний стул (по причине, о которой говорилось выше). Поскольку это дом клиента, он, скорее всего, укажет, где вам сесть, и вы вежливо примете предложение. Интересно также составить себе представление, является ли ваше место почетным? Теперь у вас появилась возможность пронаблюдать, какое место выбирает тот или иной член семьи и как они рассаживаются по отношению к вам и друг к другу (С.Файнс).
Интервью
Интервью Хейли подходит для большинства семей и легко реализуется от стадии к стадии. Рассмотрим более подробно задачи, возникающие перед терапевтом на каждом этапе оценочного интервью.
1) Социальная стадия
Большинству людей непросто сразу начать достаточно значимый откровенный разговор. Поэтому, когда члены семьи появляются на пороге кабинета, терапевт делает специальные усилия по их раскрепощению. Обычно в начале встречи терапевт представляется и просит всех назвать свое имя. Он предлагает клиентам познакомиться с окружающей обстановкой и объясняет формат встречи. При этом лучше, если терапевт поочередно вступит в контакт с каждым членом семьи. Ему важно дать понять семье, что никто не будет забыт и опыт каждого является ценным.
Разговаривая с семьей, терапевт решает сразу несколько взаимосвязанных задач. Он интересуется каждодневной жизнью семьи, одновременно используя техники присоединения. Устанавливая контакт с членами семьи, он также наблюдает за их взаимодействиями.
В начале интервью терапевт уточняет информацию, полученную по телефону, о том, кто проживает вместе и, соответственно, все ли присутствуют на сессии. Специалисты большинства направлений семейной терапии находят полезным уже на социальной стадии составлять упрощенную генограмму трех поколений семьи, дополняя ее потом в ходе терапии. Обычно набрасывается первичный рисунок родственных связей, выясняется возраст, стаж в браке, образование и род занятий членов семьи, где кто проживает, а также состояли ли супруги в других браках и есть ли от них дети. Кроме того, терапевт обычно интересуется, проходили ли они терапию раньше и с каким результатом. Кто направил семью к данному специалисту и почему?
Важно также выяснить, в какой квартире живут члены семьи и как они распределяются по комнатам. Встречаются, например, случаи, когда ребенок спит вместе с матерью в одной комнате, а отец — в другой. Отметив для себя здесь проблемную зону (если она есть), терапевт может вернуться к ней на следующих стадиях интервью, предложив, например, нарисовать план квартиры, отмечая личное пространство каждого человека. Данная информация позволяет оценить коалиционную структуру в семье и меру контроля и власти, которыми обладает тот или иной член семьи. Кроме того, она иногда дает возможность формулировать очень конкретные домашние задания, связанные с перепланировкой, изоляцией или совмещением психологических пространств.
Социальная стадия занимает обычно несколько минут и не встречает сопротивления у членов семьи, так как воспринимается в логике знакомства терапевта с семьей. Получение общей информации о семье уже в самом начале сессии служит хорошим подспорьем для терапевта в понимании того, кто может быть задействован в конфликте и какие области семейной системы необходимо исследовать более подробно.
На этой стадии терапевту рекомендуется самому удерживаться от обсуждения семейных проблем, послуживших поводом для обращения, и останавливать в этом клиентов, пока не будут получены общие сведение о жизни семьи и не будет установлен контакт с каждым из них. Поэтому, рисуя генограмму семьи, терапевт старается не задавать вопросов о взаимоотношениях. Он спрашивает только о фактах и родственных связях, оставляя дискуссии о взаимоотношениях на более поздние стадии интервью.
Уже на социальной стадии интервью, еще не задавая вопросов о том, что привело к нему семью, семейный терапевт должен активно собирать информацию о проблемных зонах семьи, используя наблюдение.
Следует отметить настроение, с которым члены семьи входят к нему в кабинет. Он отслеживает качество отношений между родителями, то, насколько они сотрудничают друг с другом, кто из взрослых пришел на консультацию неохотно. Когда проблема связана с ребенком, у родителей часто существует несогласие в том, что с ним делать. Иногда ребенок играет роль козла отпущения и родители перед лицом его проблем, наоборот, сплачиваются.
Когда клиенты входят в кабинет терапевта, важно, чтобы они имели возможность спонтанно рассесться, как каждый из них хочет. Порядок, в котором они садятся, представляет собой своеобразный мини-тест на структуру семьи и может быть использован при построении терапевтических гипотез.
Перечислим некоторые типичные варианты рассаживания:
мать может сесть среди детей, а отец на краю группы, что, возможно, отражает его роль в семье;
родители сидят отдельно от проблемного ребенка, демонстрируя единую позицию;
проблемный ребенок сидит между родителями, что, возможно, отражает его связующую функцию в их браке. При таком рассаживании родители более склонны спорить друг с другом;
мужчины сидят рядом, а женщины отдельно от мужчин, что может свидетельствовать о дифференциации в семье по половому признаку;
бабушка сидит между мамой и детьми, вероятно, регулируя их взаимоотношения и т.д.
Важными диагностическими параметрами являются пространственная дистанция между клиентами, рассаживание по коалициям и наличие связующих группировок членов семьи.
Терапевт наблюдает, как ведут себя родители с детьми. Дисциплинируют ли они их или позволяют спонтанно взаимодействовать друг с другом? Излишне опекают ребенка, отвечают за него на вопросы или не взаимодействуют с ним, а только говорят о том, что следовало бы с ним сделать, и т.д.
Поведение ребенка по отношению к терапевту может указывать на то, что семья ожидает от терапии. Если ребенок боится терапевта, то это может свидетельствовать о том, что он думает, будто находится здесь для наказания или что его здесь оставят. Часто подросток узнает о встрече с психологом за час до визита. Хорошим способом установления контакта с ним может быть разговор об этом и эмпатическое понимание его чувств.
Терапевту важно отметить, кто в семье пытается привлечь его на свою сторону даже на этой стадии знакомства. Если один из членов семьи слишком дистантен, то, может быть, потребуется больше усилий для его вовлечения в работу. Если один из родителей навязывает свое мнение слишком часто, терапевту могут понадобиться специальные шаги, для того чтобы сохранить нейтральность и не вступать с ним (или против него) в коалицию в течение сессии. Если родители смотрят на ребенка с раздраженным видом, а затем обращаются к терапевту, — возможно, они приглашают терапевта объединиться с ними против проблемного ребенка, продолжая формировать стереотип козла отпущения.
Приложение 1.
ПЛАН СБОРА ДАННЫХ ПО СЕМЕЙНОЙ ИСТОРИИ
1. Состав ядерной семьи. Здесь указываются пол, возраст, имена, профессии, места учебы членов семьи.
2. Взгляд членов семьи на предъявляемую проблему, в частности, их представление о времени начала текущих симптомов, а также об истории проблемы.
3. Сбор информации о ядерной эмоциональной системе:
Когда, где и как состоялась встреча будущих супругов. Как они ухаживали друг за другом. Какие значимые события происходили в тот период.
Кто был инициатором заключения брака. Когда, где и как состоялось заключение брака. Кто на нем присутствовал. Каковы были отношения членов родительских семей.
Значимые события в ядерной семье со времени заключения брака: переезды, болезни, рождение детей, смерти, разводы, смены работы.
4. Затем переходим к выяснению состава расширенной семьи. Здесь отмечаются пол, возраст, имена, профессии, места учебы членов расширенной семьи.
5. Сбор информации о расширенной семье:
У каждого из супругов выясняется, какие существенные события произошли в период после оставления им родительского дома и до вступления в брак.
Выясняются паттерны, характерные для личной жизни, профессионального развития, получения образования.
Значимые события в обеих родительских семьях до и после ухода из дома члена рассматриваемой ядерной семьи.
Семейные истории сиблингов.
Отношения родителей — их встреча, брак, значимые события их жизни.
Построение генограммы для родительских семей мужа и жены.
Приложние 2.
АНАЛИЗ СОБРАННОЙ ИНФОРМАЦИИ
1. Развитие симптома в ядерной семье, его первое проявление и хронология. Кто является носителем симптома. Чувства и фантазии членов семьи, касающиеся начала проявления симптома. (при быстром развитии симптомов вполне вероятно, что они являются реакциями на некие нарушения в расширенной семье. В этом случае прогноз хороший. Если симптомы развиваются медленно, в течение долгого времени, они обычно происходят от дисфункции в ядерной семье, формировавшейся в течение долгого времени.)
2. На какой стадии жизненного цикла находится ядерная семья. Боуэн выделяет следующие стадии семейного цикла: брак; рождение ребенка; полная ядерная семья (когда все дети уже родились); стадия ухода детей из дома (от ухода первого ребенка до ухода последнего); старость; смерть. Для каждой стадии характерны свои значимые треугольники.
3.Эмоциональные процессы в ядерной семье. Опишите и проанализируйте отношения между членами семьи и способы защиты от близости, которые они используют (дистанцирование, конфликт, проекции, гипер- или гипофункционирование).
4. Стрессоры семьи. Узловые события (существенные для хода жизни межпоколенческой семейной системы - точки скопления феноменов, вследствие которых семейная система может стать более открытой, или более закрытой, или разрушиться), активизирующие тревогу в семейных полях (ядерной и расширенной эмоциональных системах). Возможные узловые события: рождение ребенка, поступление в школу, смена школы, переезд семьи, супружеская сепарация, развод, повторный брак, стресс на работе, безработица, физические травмы, болезнь, смерть.
5. Эмоциональная реактивность. Как семья реагирует на стрессоры, какое количество и интенсивность симптомов при этом присутствует.
6. Адаптивность семьи. Приспособляемость семьи напрямую связана со степенью ее дифференциации. Здесь важно соотношение между стрессорами, действующими на семью, и реактивностью семьи. Например, если семья подвергалась большим стрессам, но имеет малую реактивность, то это говорит о высокой степени дифференциации. Если стрессоров немного, но реактивность большая, то это низкий уровень дифференциации.
7. Стабильность и целостность расширенной семьи. Уровень функционирования расширенной семьи. Доступность расширенной семьи для ядерной семьи.
8.Эмоциональные разрывы. Количество незавершенных эмоциональных привязанностей в ядерной и расширенной семьях. В каких формах (эмоциональное или физическое дистанцирование) выражается эмоциональный разрыв. Чем больше эмоциональный разрыв с родительской семьей, тем больше симптомов возникает в ядерной семье.
9. Паттерны и темы, присутствующие в семейных полях. Паттерны и основные события в ядерной и расширенной семьях взаимосвязаны. Здесь мы анализируем, что общего существует в ядерной и расширенной семьях: типология симптомов, конфигурация слияний и эмоциональных разрывов, значимые треугольники, эмоциональные процессы, процессы проекции, корреляция значимых событий.
10.Уровень дифференциации семьи. (чем ниже общий уровень дифференцированности в семье, тем чаще и интенсивней проявляется феномен эмоциональных волн, то есть ряд тревожащих узловых событий, «пронизывающих» семейную систему).
11. Фокус терапии. Существуют две клинические цели:
Снижение тревоги, ведущее к облегчению симптома. (чем ниже уровень дифференцированности, тем труднее мотивировать индивида к работе над базовым личностным изменением — он больше живет в мире чувств, чем в мире мыслей. У него выше эмоциональная зависимость от других и слабее способность пожертвовать сиюминутным комфортом ради достижения нового понимания).
Долгосрочное стремление повысить базовый уровень дифференциации.
Определитесь, какой из этих фокусов вы выберете для этой семьи.
12. Прогноз. Как вы оцениваете результат для данной семьи, основываясь на обследовании эмоциональных факторов.
Прогноз хуже всего, когда весь процесс проекции сосредоточен на одном ребенке или у одного из супругов развивается болезнь (это свидетельствует об интенсивности процесса проекции).
Прогноз ухудшается в том случае, если семья выражает свою недифференцированность, используя лишь один механизм.
Если присутствуют все механизмы (эмоциональные процессы) и каждый из них не столь фиксирован, это указывает на лучший прогноз изменений.
Наилучший шанс для радикальных изменений имеется при наличии потенциала открытой коммуникации и существовании отношений с родительской семьей.
Чтобы определить уровень сплоченности семьи, полезно на приеме обсудить следующие темы.
1. Эмоциональная связь:
Обращаются ли члены семьи за помощью друг к другу?
Чувствуют ли члены семьи себя близкими друг другу?
Важно ли для членов семьи чувство единства?
2. Семейные границы:
Предпочитают ли члены семьи общество друзей обществу друг друга?
Близки ли члены семьи с посторонними в большей степени, чем друг с другом?
Приветствуют ли члены семьи нежданные визиты к ним домой?
3. Принятие решений:
Советуются ли члены семьи друг с другом по поводу принятия решений?
Существует ли способ повлиять на уже принятые решения?
4. Время:
Любят ли члены семьи проводить время вместе?
Трудно ли им долгое время находиться вместе?
5. Друзья:
Существуют ли у членов семьи близкие друзья (отдельные от других членов семьи)?
Как принимаются друзья других членов семьи?
6. Интересы и отдых:
Часто ли семья собирается вместе?
Предпринимают ли члены семьи совместные мероприятия, приносящие удовольствие всем участникам?
Чтобы определить уровень гибкости семьи, полезно на приеме обсудить следующие темы.
1. Лидерство:
Может ли каждый член семь быть лидером?
Кто лидер у них в семье?
Как они принимают решения по важным для семьи вопросам?
2. Контроль:
Учитывается ли мнение детей при принятии семейных решений?
Принимаются ли семейные решения только родителями?
3. Дисциплина:
Выбирают ли дети самостоятельно форму поведения?
Обсуждают ли родители вместе с детьми форму наказания?
4. Роли:
Каковы способы выполнения повседневных дел в семье?
Могут ли домашние обязанности переходить от одного члена семьи к другому?
Существует ли в семье четкая система прав и обязанностей?
5. Правила:
Какие правила существуют в этой семье?
Изменяются ли эти правила под воздействием обстоятельств?
Приложение 3.
Системное интервью с индивидами и семьями как диагностический инструмент
ФАЗА БЕСЕДЫ (Когда?) ТЕМА (Что?) МЕТОДЫ (Как?)
Приветствие Присоединение С какими ожиданиями пришла семья? Кто их направил на консультацию?
К кому они обращались прежде? Линейные вопросы на тему знакомства.
Определение проблемы Вопросы об актуальной жизненной ситуации в семье.
Как семья видит свою актуальную проблему?
Какие существуют триггерные ситуации?
История проблемы.
Какая система понимания проблемы и причин ее возникновения существует в семье?
Предыдущие попытки решения.
Как раньше семья справлялась с трудностями и проблемами?
Какие использовались способы решений? Циркулярный опрос.
Расширение
взгляда
на проблему Как семья взаимодействует по поводу текущей проблемы?
Как может развиваться ситуация наихудшим образом? Как можно усугубить проблему?
Каковы положительные стороны проблемы?

Гипотетические вопросы (Что было бы...? А если бы...?) Циркулярный опрос.
Прояснить круги взаимодействия на уровне поведения, на уровне мыслей и чувств.
Позитивные функции проблемы.
Рефлексивные вопросы.
Определение цели (конкретной и поведенческой) Вопросы о психологических ресурсах каждого. Вопросы о том, как каждый представляет себе будущее с проблемой и без нее.
Какая была бы жизнь семьи без проблемы, без симптома? Рефлексивные вопросы.
Контракт Расставание Приложение 4
КАРТА ПЕРВИЧНОГО ПРИЕМА
Состав семьи (вся семья в целом) _____________________________________
Повод для обращения_______________________________________________
Кто направил_______________________________________________________
Описание проблемы (со слов клиентов) _________________________________
Идентифицированный пациент_______________
Структурные параметры _____________________________________________
Характеристики подсистемы родителей ________________________________
Характеристики детской подсистемы __________________________________
Семья с точки зрения сплоченности_____(подчеркнуть) __________________
Разобщенная Раздельная Связанная Запутанная
Семья с точки зрения гибкости_____(подчеркнуть) ______________________
Ригидная Структурированная Гибкая Хаотичная
Особенности иерархии_______________________________________________
Внешние границы __________________________________________________
Внутренние границы________________________________________________
Ролевая структура семьи
Стадия жизненного цикла и успешность ее прохождения
Характер структурных проблем________(подчеркнуть)
межпоколенные коалиции__ реверсия иерархии___
тип несбалансированности семейной структуры _________________________
Динамические параметры
Особенности коммуникации членов семьи _____________________________
Способы, используемые идентифицированным пациентом для поддержания в семье желательных паттернов взаимодействия___________________________
Семейные правила __________________________________________________
Семейные мифы ____________________________________________________
Стабилизаторы_____________________________________________________
История проблемы __________________________________________________
Предыдущие попытки решения _______________________________________
Определение целей психотерапии _____________________________________
Исторические параметры семьи _______________________________________
Уровень дифференциации семьи____________(подчеркнуть)______________
Слабый Умеренный Хороший
Основные треугольники_____________________________________________
Эмоциональные процессы в ядерной семье __________________________________________________________________
Семейные стрессоры__________________________________________________________
Эмоциональная реактивность_______________________________________________________
Адаптивность ______________________________________________________
Стабильность и целостность расширенной семьи ________________________
Эмоциональные разрывы ____________________________________________
Фокус в терапии ________
Прогноз________________
Генограмма расширенной семьи
Лабораторное занятие 2.
Сбор данных по семейной истории
Теоретическая подготовка по теме «Генограмма в практике семейной психотерапии»:
- теоретико-методологические основания трансгенерационной модели психотерапии. Теория семейных систем М.Боуэна.
- история создания метода генограммы- техники и приемы практического использования генограммы.
Построение генограммы семьи, прослеживающей три поколения.
Объект оценки - не просто ядерная семья, а многопоколенная семейная эмоциональная система, составленная из перекрывающихся эмоциональных полей ядерных семей и расширенной семьи. Таким образом, должно быть исследовано не менее трех поколений. Под эмоциональными полями подразумеваются автоматические реакции членов семьи на изменения дистанции между ними — иначе говоря, некие психологические силы притяжения и отталкивания. Поле влияет на эмоциональное функционирование каждого члена семьи. Согласно Боуэну, поле первично, индивидуальные реакции вторичны. Поле выражается, в частности, в предсказуемости реакций членов семьи.
Для того чтобы оценить семейную систему, необходимо собрать информацию об истории семьи. Для получения базовых фактов обычно достаточно одной-двух сессий, но весь процесс исторического исследования может потребовать и больше времени. Беседы ведутся, как правило, с одним из супругов или с супружеской парой. Информация структурируется, а в результате беседы должна быть получена генограмма семьи.
Терапевт не должен забывать, что он имеет дело с живыми людьми, к тому же находящимися в данный период в состоянии стресса. Необходимо, чтобы он объяснил семье важность сбора информации о семейной истории и построения генограммы. Кроме того, важно, чтобы во время своих изысканий терапевт был внимателен к актуальному состоянию членов семьи и их потребности обсуждать проблему, которая привела их в терапию именно сейчас.
Различия во взглядах и методах психологической работы с семьей, подразумевают использование инструментария характерного определенному подходу, однако возможен интегративный стиль работы. Психоаналитики, системные семейные терапевты, гештальт-терапевты, и представители других подходов могут придерживаться в собственной практике инструментария как относящегося к культивируемому ими подходу, так и заимствовать из других школ, направлений и подходов.
Инструментом, который может быть использован в работе с семьей представителями различных психологических подходов, является генограмма. Генограммы показывают семейную информацию графически [6]. Методика позволяет посредством построения схемы, отражающей историю расширенной семьи на протяжении трех и более поколений, показать, как образцы поведения и внутрисемейных взаимоотношений передаются из поколения в поколение; как события, подобные смертям, болезням, крупным профессиональным успехам, переездам на новое место жительства и др. влияют на актуальные поведенческие паттерны.
Генограмма дает возможность получить целостную картину жизни семьи, рассматривая все феномены и события семейной жизни в интегральной, вертикально направленной перспективе [4]. Стоит добавить, что при работе с генограммой характерна фокусировка. То есть, какие именно возможности генограммы использовать в работе с клиентом и на чем акцентировать фокус внимания в работе – остается на усмотрение специалиста. Для одних специалистов, генограмма может остаться на уровне компактного изображения людей в виде символов, а для других специалистов стать активно работающим инструментом в психологической практике.
Первый вариант, ориентированный на сбор информации, является наиболее распространенным и чаще всего используется в системном подходе, когда необходимо записать информацию о семье и, задав определенные вопросы выстроить гипотезу, какие вопросы задавать для того чтобы выстраивать гипотезы остается на усмотрение специалиста.



Эмоциональные отношения между членами семьи

Структурные особенности метода «Генограмма»
Возраст записывается внутри символа.
Поколения обозначаются вертикально. Старшее поколение записывается сверху, младшее снизу:
- Прародитери- Родители
- Дети
Дети обозначаются слева направо от старшего ребенка к младшему.




Дополнительные характеристики семьи
Любая значимая информация о членах семьи (семье в целом) зарисовывается и/или записывается на генограмме в месте, выбранном самим специалистом в соответствии с конкретными обстоятельствами. То есть, специалист самостоятельно принимает решение о том, куда заносить сведения о здоровье, симптоме, работе, образовании, социальном статусе, титулах, достижениях и т. д.
Вариант работы, ориентированный на сбор информации о семье с дальнейшим построением гипотез, является наиболее распространенным в работе специалистов, взаимодействующих с семьями. Для реализации генограммы на практике в представленном варианте, специалисту необходимо освоить основные символы, обозначения, структурные особенности генограммы и интегрировать данные знания с основным подходом, которого придерживается специалист в собственной работе. Интеграция генограммы с применяемым в практической деятельности подходом, позволит ставить необходимые вопросы, осуществлять высокотехнологичное интервью по сбору информации и выстраивать гипотезы по работе со случаем.
Второй вариант использования семейной генограммы может применяться для диагностики, где посредством коммуникации специалиста и клиента расширяются сведения о семейной системе. Предлагаемый вариант способствует проведению семейной терапии, когда клиент посещает психолога в одиночку. Согласно теории семейных систем, М. Боуэна: «семейная психотерапия является семейной не потому, что на терапевтической сессии присутствует несколько человек, а потому, что терапевт определенным образом формулирует проблему» [5]. Рассмотрим данный вариант работы поэтапно:
1 шаг. Специалист предлагает клиенту самому составить «семейное дерево». Рекомендуется называть клиенту предстоящую работу: «семейное дерево», «карта семьи», «родословная» и минимизировать использование профессиональных терминов: «генограмма», «геносоциограмма», «фокусированная генограмма» и т. д.
2 шаг. На следующем этапе, специалист инструктирует о том, что нужно будет рисовать свою семью и родственные связи в виде символов.
3шаг. Знакомство клиента с основной символикой (правила изображения мужчины, женщины, беременности, родственных связей). Обычно, мужчин обозначают квадратами, а женщин – кругами, возле которых можно указать дату рождения человека, дату его смерти (если он уже умер). Линиями между значками обозначаются отношения между людьми – вступление в отношения, в зарегистрированный или незарегистрированный брак, разъезд, разрыв, развод. Предлагаемой символики достаточно для начала работы по составлению «семейного дерева» (генограммы).
4 шаг. Составление генограммы. Когда клиент начинает составлять генограмму, задачей специалиста является наблюдение за процессом и сопровождение, так как клиент по ходу работы может задавать вопросы (например: Можно ли изобразить отца, если родители развелись? Изображать ли дедушку, если он умер?). Подход клиента к составлению генограммы и некоторые зарисовки, позволяют выстраивать гипотезы для дальнейшей работы.
Некоторые замечания:
-Чем больше символ (фигура), обозначающий члена семьи, тем большую значимость этот член семьи имеет для клиента. И наоборот, чем меньше символ, обозначающий члена семьи, тем меньшую значимость он имеет для клиента.
-Непопадание кого-либо из членов семьи на генограмму, может свидетельствовать о конфликтных, негативно окрашенных отношениях, либо об отсутствии контакта с данными членами семьи. Важно обратить внимание, с кого начинает рисовать генограмму. Часто это эмоционально значимый человек или человек.
-Вертикальное расположение членов семьи на одной горизонтали подчеркивает иерархические особенности. Тот член семьи, который занимает доминирующее положение, может быть зарисован выше других.
На материале генограммы проводится подробное интервью. По мнению А.В.Черникова, интервью по генограмме может включать в себя следующие вопросы:
1. Состав семьи. Кто живет вместе с вами? В каких они родственных отношениях? Были ли у супругов другие браки? Есть ли от них дети? Где живут остальные члены семьи?
2. Демографическая информация о семье: имена, пол, возраст, стаж брака, род занятий и образование членов семьи и т.д.
3. Настоящее состояние проблемы. Кто из членов семьи знает о проблеме? Как каждый из них видит ее и как реагирует на нее? Имеет ли кто-нибудь в семье подобные проблемы?
4. История развития проблемы. Когда проблема возникла? Кто ее заметил первым? Кто думает о ней как о серьезной проблеме, а кто склонен не придавать ей особого значения? Какие попытки решений были предприняты, кем и в этих ситуациях? Обращалась ли семья раньше к специалистам и были ли госпитализации? В чем изменились взаимоотношения в семье по сравнению с тем, какими они были до кризиса? Видят ли члены семьи проблему как изменяющуюся? В каком направлении: к лучшему или к худшему? Что случится в семье, если кризис будет продолжаться? Какими видятся взаимоотношения в будущем?
5. Недавние события и переходы в жизненном цикле семьи: рождения, смерти, браки, разводы, переезды, проблемы с работой, болезни членов семьи и т.д.
6. Реакции семьи на важные события семейной истории. Какова была реакция семьи, когда родился определенный ребенок? В честь кого он был назван? Когда и почему семья переехала в этот город? Кто пережил тяжелее всего смерть члена семьи? Кто перенес легче? Кто организовывал похороны? Оценка прошлых способов адаптации, особенно реорганизаций семьи после потерь и других критических переходов, обеспечивает важные гипотезы о семейных правилах, ожиданиях и паттернах организации.
7. Родительские семьи каждого из супругов. Живы ли родители клиента? Если умерли, то, когда и от чего? Если живы, то чем занимаются? На пенсии или работают? Разведены ли они? Были ли у них другие браки? Когда они встретились? Когда поженились? Есть ли у клиента братья или сестры? Старшие или младшие и на сколько? Чем занимаются, находятся ли в браке и есть ли у них дети?
8. Другие значимые для семьи люди: друзья, коллеги, учителя, врачи и т.д.
9. Семейные взаимоотношения. Есть ли в семье какие-либо ее члены, прервавшие взаимоотношения друг с другом? Есть ли кто-нибудь, кто находится в серьезном конфликте? Какие члены семьи очень близки друг к другу? Кому в семье этот человек доверяет больше всего? Все супружеские пары имеют некоторые трудности и иногда конфликтуют. Какие типы несогласия есть в паре клиента? У родителей клиента? В браках братьев и сестер клиента? Как каждый из супругов ладит с каждым ребенком?
10. Семейные роли. Кто из членов семьи любит проявлять о других заботу? А кто любит, когда о нем много заботятся? Кто в семье выглядит волевым человеком? Кто самый авторитетный? Кто из детей более послушен родителям? Кому сопутствует успех? Кто терпит постоянно неудачи? Кто кажется теплым? Холодным? Дистанцированным от других? Кто больше всех болеет в семье? И т.д.
11. Трудные для семьи темы. Имеет ли кто-нибудь из членов вашей семьи серьезные медицинские или психиатрические проблемы? Проблемы с физическим или сексуальным насилием? Употребляют ли наркотики? Много алкоголя? Когда-либо арестовывались? За что? Каков их статус сейчас? И т.д.
Список литературы:
1. Варга, А. Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс / А. Я. Варга, Т. С. Драбкина. – СПб.: Речь, 2001. – 144 с.
2. Варга, А. Я. Введение в системную семейную психотерапию. (2-е изд. стереотипное) / А. Я. Варга. – М.: Когито-Центр, 2012. – 182 с.
3. Лейбин, В. М. Краткий психоаналитический словарь-справочник / В. М. Лейбин. – М.: Когито-Центр, 2015. – 192 с.
4. Олифирович, Н. И. Терапия семейных систем / Н. И. Олифирович, Т. Ф. Велента, Т. А. Зинкевич-Куземкина. – СПб.: Речь, 2012. – 570 с.
5. Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика / под ред. К. Бейкер, А. Я. Варги. – М.: Когито-Центр, 2012. – 496 с.
6. Черников, А. В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики / А. В. Черников. – М.: Независимая фирма «Класс», 2012. – 208 с.
7. Шнейдер, Л. Б. Семья: оглядываясь вперед / Л. Б. Шнейдер. – СПб.: Питер, 2013. – 368 с.
8. Хильденбранд Б. Введение в работу с генограммой» / Б. Хильденбранд, – 2012, – 176 с.
9. Каслоу Ф. Генограмма как проективная техника в диагностике и психо-терпии: учебное пособие. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. – 160 с. https://megalektsii.ru/s1775t8.html10. Шутценбергер А. Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы. – М: изд-во Института Психотерапии, – 2001 https://psy.wikireading.ru/466511. Примеры составления генограммыhttps://www.youtube.com/watch?time_continue=6&v=Z0TavDDIJrw&feature=emb_logohttps://ievgrashyna.de/science/ispolzovanie-genogrammy-v-psixoterapiihttps://www.youtube.com/watch?v=7IP04CbL1FwПРИЛОЖЕНИЕ
Примеры схематических изображений







Эмоциональный окрас отношений
Эмоциональный окрас изображается с помощью линий, которые соединяют двух человек. Эти линии могут соединять двух любых людей на генограмме. Могут использоваться разные цвета, чтобы иметь более полную и наглядную картину. Стоит отметить, что если вы соедините каждого человека, то генограмма может оказаться очень перегруженной, поэтому следует расспросить обо всех связях, но нанести только те, которые заслуживают внимания и относятся к терапии.

Дети помещаются под родителями, слева направо от самого старшего до самого младшего. Здесь же отображаются аборты или неудачные беременности. Также сюда можно внести животных, если они играют важную роль в жизни пациента (например, для бездетных пар).

Пример генограммы



Лабораторное занятие 3
Диагностика в работе с семьей
План:
Закрепление теоретических знаний и практических навыков сбора информации о семье.
Знакомство с методами, принципами и задачами диагностической работы с семьей.
На предыдущих лабораторных занятиях мы обсуждали варианты выявления основных параметров семьи, которые надо учитывать при психологическом анализе и останавливались на способах сбора информации.Задача этого занятия – закрепление теоретических знаний и практических навыков сбора информации (социальная стадия интервью), а также знакомство с различными методами получения сведений о семье.
Э. Г. Эйдемиллером (2003) был введен термин «семейный диагноз». Семейный диагноз описывает нарушения в жизнедеятельности семьи, способствующие возникновению и сохранению трудностей в ее функционировании, выражающихся в появлении индивидуальных дисфункций у одного или нескольких членов семьи, либо препятствующих нормативному прохождению семьей стадий ее жизненного цикла и переживанию ненормативных кризисов. Семейный диагноз позволяет определять характер нарушений семейного функционирования и планировать направления психологической помощи семье.
Задачи диагностики семьи можно разбить на три группы:
1. Выявление основных параметров семьи, которые необходимо учитывать при ее психологическом анализе
2. Выбор методов для получения необходимых сведений о семье и для оказания на нее психологического воздействия
3. Определение показаний к семейной диагностике и терапии, то есть решение более общего вопроса: в каких случаях при изучении трудностей клиента или определенного психического расстройства необходимо обращаться к анализу семьи?
Основные принципы диагностической работы с семьей заключаются в следующем (Эйдемиллер и др., 2003):
1. Единство диагностики и психологической помощи. Наряду с традиционной задачей психодиагностики – определение актуального состояния семьи и ее членов, процесс диагностики следует использовать для:
- стимулирования мотивации клиента к самопознанию и самосовершенствованию;
- выявления недостатков в развитии тех или иных качеств, способностей, которые важны для гармонизации отношений в семье и их стабилизации; выбора такой формы психологической поддержки, которая необходима и достаточна для данной семьи;
- отслеживание изменений, происходящих в отношениях между членами семьи на различных этапах психологической или психолого-педагогической работы.
2. Отказ от наращивания арсенала психодиагностических методик, когда основное внимание направленно на разработку и применение программ психологической или психолого-педагогической помощи.
3. Максимальная приближенность диагностики к естественным жизненным условиям.
4. Направленность диагностической работы, прежде всего на выявление имеющихся у семьи и каждого из ее членов ресурсов развития и самопомощи.
5. Исследование семьи в ее развитии. Специалисту важно знать историю семьи, семейные мифы, ценности, правила, устойчивые представления и отношения как внутри семьи, так и с внешней средой.
Для диагностики семейных взаимоотношений используют различные методы социально-психологической диагностики: опрос, наблюдение, эксперимент, социометрические методы, методы поперечных и продольных срезов, количественно-качественный анализ документов, тестирование. Предлагаемые психодиагностические процедуры дают возможность проведения клинического и эмпирического изучения семейной истории, структуры семьи, состояния супружеской подсистемы, факторов семейного благополучия и неблагополучия, особенностей детско-родительского взаимодействия. В результате их использования можно получить полную и надежную информацию о взаимоотношениях членов семьи и определить семейный диагноз.
Одним из начальных и важнейших этапов диагностической работы является проведение оценочного интервью (Малкина-Пых И.Г., 2005).
Оценочное интервью дает специалисту (психологу, социальному педагогу) возможность получать информацию о семейной структуре, взаимодействиях, исторических корнях семьи и задачах жизненного цикла, с которым семья не справляется в настоящий момент. Результатом интервью для исследователя должен быть ряд гипотез, на основании которых он может планировать создание необходимых условий для решения проблемы. Для семьи хорошим итогом первых встреч является совместно разработанный контракт на дальнейшую работу, усиление мотивации и вовлечение в терапию, появление надежды на успех. Первое интервью может также побудить семью к работе над домашними заданиями между сессиями.
Диагностическое интервью состоит из трех стадий (Черников А.В., 1997):
1. Социальная стадия (специалист встречается с семьей, создает ей комфортную обстановку в кабинете, устанавливает контакт с каждым членом семьи).
2. Проблемная стадия (семья рассказывает о своих проблемах):
- каждый член семьи высказывает свою точку зрения;
- групповая дискуссия между членами семьи;
- выяснение подробностей, касающихся проблемы.
3. Стадия определения целей терапии и заключения терапевтического контракта.
На всех стадиях интервью важно, чтобы присутствующие члены семьи были вовлечены в общую работу.
Социальная стадия. Специалист должен установить контакт с каждым членом семьи и начать формирование терапевтических отношений с семьей.
Когда члены семьи входят в кабинет терапевта, важно, чтобы они имели возможность спонтанно рассесться, как каждый из них желает. Порядок, в котором они садятся, представляет собой своеобразный мини-тест на структуру семьи и может быть использован при создании терапевтических гипотез.
Важно, чтобы при знакомстве терапевт получил ответ от каждого члена семьи: таким образом, он определяет терапевтические взаимоотношения как ситуацию, в которую вовлекаются все.
На начальной стадии терапевт задает «социальные» вопросы про семью, одновременно используя техники присоединения и установления контакта. Основные вопросы касаются совместного проживания членов семьи, возраста членов семьи, стажа брака, области профессиональных занятий, увлечений детей, их учебы в школе и т.п. Иногда уже на социальной стадии полезно составить упрощенную генограмму трех поколений семьи, которую потом можно дополнять.
Уже на этой стадии интервью, еще не задавая вопросов о том, что привело к нему семью, специалист начинает активно собирать информацию о проблемных зонах семейных отношений, используя наблюдение. Он должен отметить настроение, с которым члены семьи входят к нему в кабинет. Важно замечать, кто в семье пытается привлечь его на свою сторону даже на стадии знакомства, кто дистантен в отношениях со специалистом, как реагируют члены семьи друг на друга и т.п.
Проблемная стадия. Эта стадия начинается тогда, когда специалист задает вопрос о причине прихода семьи и просит обрисовать проблему. Опрос о проблемах имеет два важных аспекта:
- кого терапевт спрашивает о проблеме;
- как он это делает.
Терапевт всегда стоит перед дилеммой: ему важно дать высказаться каждому члену семьи, но с другой стороны, ему также важно не передать семье контроль над встречей и выяснить все, что его интересует.
Важное измерение, которое специалист должен учитывать, - это семейная иерархия. Чтобы получить согласие на работу с семьей, специалисту необходимо заручиться согласием наиболее авторитетного члена семьи, иначе семья больше не придет к терапевту, как бы эффективно он и работал с идентифицированным пациентом.
Терапевт выслушивает позицию каждого члена семьи без комментариев, интерпретаций и не стараясь на этой стадии переменить точку зрения на проблему. Он может задавать некоторые уточняющие вопросы. Здесь ему важно получить версии проблемы от самих членов семьи. Когда взгляд на проблему высказал каждый член семьи, обычно выявляется несогласие между ними и спонтанно возникает групповая дискуссия. Терапевт на этой фазе отстраняется и дает им возможность поговорить друг с другом, продолжая нести при этом ответственность за сеанс. Для специалиста это удобная возможность выйти на короткое время из системы и понаблюдать за семейной коммуникацией со стороны: как члены семьи обсуждают проблему, кто кого поддерживает, чье слово весомей и т.п.
Далее необходимо выяснить подробности проблемы, здесь терапевт максимально активен. Он уже накопил некоторую информацию путем наблюдения и выслушивания, теперь ему нужно исследовать проблему с разных сторон.
Терапевт в этой фазе использует больше закрытых вопросов, требующих короткого однозначного ответа. Он запрашивает дополнительную информацию по генограмме, прослеживает цепочки взаимодействий, поддерживающих проблему, пытается выяснить всевозможные расхождения в мнениях членов семьи.
Определение целей терапии и заключение терапевтического контракта. Терапевту важно не только расспросить семью о проблемах, но и узнать, какие цели семья ставит перед собой, что члены семьи хотят изменить в первую очередь, как будет выглядеть результат, когда терапия закончится. На этой стадии уместно заключить контракт на дальнейшую работу. Обговаривается примерное количество встреч, их частота, специфика консультирования (совместные групповые, индивидуальные, супружеские и др.)
Диагностическое интервью проясняет семейную структуру, обеспечивает некоторые соглашения между терапевтом и семьей, способствует гипотетическому формулированию заключения терапевта о проблемах семьи. Это в свою очередь сужает арсенал психодиагностических методик, использование которых теперь будет целенаправленно и обоснованно.
Информацию, полученную от семьи на первой встрече, удобно обрабатывать с помощью карты структурирования информации о семейной системе, выдвижения гипотез и планирования терапии (Черников А.В., 1997, Приложение 1).
В большинстве случаев интервью по оценке проблемной семьи проводятся либо с одним из членов семьи, либо с мужем и женой. Другие комбинации также возможны. Например, оба родителя и ребенок, один родитель и ребенок, все члены ядерной семьи или оба супруга и члены расширенных семей. М. Боуэн предлагает в диагностическое интервью с семьей включать следующие 10 основных вопросов, которые терапевт задает себе:
1) Кто был инициатором прохождения курса терапии?
2) Что является проблемой, симптомом; кто из членов семьи или какие сферы семейных взаимоотношений выражает этот симптом?
3) В чем проявляются на данный момент особенности поведения проблемной личности (обычно в ядерной семье)?
4) Каковы привычные формы и модели эмоционального функционирования в ядерной семье?
5) Какова интенсивность эмоционального процесса в ядерной семье?
6) Какие факторы влияют на эту интенсивность – чрезмерное бремя стрессовых событий и/или низкий уровень адаптивности?
7) Каково состояние расширенных семейных систем с точки зрения их стабильности и доступности?
8) Какова степень эмоционального разрыва с каждой из расширенных семей?
9) Каковы прогнозы возможного развития событий?
10) Каковы основные пожелания и соображения в отношении процесса терапии?
Ответы на все эти вопросы в первую очередь основываются на информации, которую удается получить в ходе оценочного интервью (история проблемы; история ядерной семьи; история расширенных семейных систем. Большую часть данных, полученных о ядерной семье и о расширенных семейных системах, можно представить в виде семейных диаграмм).
Интерпретация данных (семейный диагноз) (М. Боуэн)
Интерпретация данных оценочного семейного интервью и семейной диаграммы разбивается на следующие десять сфер: (1) идентифицируемый пациент; (2) позиция братьев и сестер; (3) эмоциональный процесс в ядерной семье; (4) стрессоры; (5) эмоциональная реактивность; (6) адаптивность основной семьи; (7) стабильность и целостность расширенной семейной системы; (8) разрыв эмоциональных связей; (9) терапевтический фокус; (10) прогноз.
Идентифицируемый пациент является основным объектом внимания в общепринятом медицинском и психиатрическом диагнозе. Определение члена семьи с расстройством и клинической природы этой дисфункции является первым шагом семейного диагноза. Член семьи (носитель симптома) может быть идентифицирован следующим образом: 37-летняя жена и мать; 16-летний сын; 84-летняя бабушка (мать мужа). Затем описывается категория симптомов. Категориями являются: физическая дисфункция, эмоциональная дисфункция и социальная дисфункция. После этого описывается конкретный клинический диагноз в рамках категории: например, заболевание сердца; камень в почке; агорафобия; острая психотическая реакция; пристрастие к азартным играм; воровство в магазинах. В последнюю очередь описывается тяжесть или острота симптомов. Это можно сделать в форме количественной или качественной шкалы, например, от 1 до 4; от 1 до 10; слабый – сильный. Такая оценка основывается на детальной истории симптомов, которая была получена в ходе оценочного интервью. Выраженность симптоматики определяет степень нарушения функционирования. Если заявленной проблемой является конфликт между супругами, то оценивается выраженность этого конфликта. Если у дисфункциональной личности обнаруживается иной тип дисфункции – в дополнение к тому, по поводу которого семья обратилась за терапевтической помощью, – этот другой симптом также описывается и оценивается. У человека может быть и физическое расстройство, и эмоциональная дисфункция. Если симптомы обнаруживаются у нескольких членов ядерной семьи, то они описываются и оцениваются по вышеуказанной схеме.
Позиция братьев и сестер
Исследование порядка появления детей и позиций, которые они занимают в семье (далее – сиблинговая позиция), проведенное Уолтером Тоуменом (1961), было включено в теорию семейных систем в начале 1960-х годов. Основная теоретическая предпосылка Тоумена заключается в том, что конкретные характеристики личности в некоторой степени определяются первоначальной конфигурацией семьи, в которой ребенок растет и становится взрослым. Например, у старшего брата младшей сестры есть склонность быть лидером, способным усердно и энергично работать, и терпеть лишения и испытания. Для него естественно брать на себя ответственность и считать, что задачи не будут выполнены до тех пор, пока он не сделает это сам или не позаботится о том, чтобы их выполнил кто-то другой. Младший брат старшего брата наилучшим образом чувствует себя тогда, когда о нем заботятся другие. Для него, в отличие от старшего брата, неестественно присваивать себе роль лидера и брать на себя ответственность. Он склонен считать, что задачи будут выполнены другими. Обаяние и очарование часто являются его отличительной чертой. Старшая сестра в семье, где есть младшая сестра, стремится быть самостоятельной и независимой, и сама заботится о других. Она может действовать излишне самоуверенно, переоценивая свои реальные возможности, хочет быть лидером, но при этом желает властвовать и доминировать над другими. Младшая сестра, по сравнению со старшей, выбирает более яркий и рискованный образ жизни. Вместо того чтобы демонстрировать в своем поведении черты матери или хозяйки, она хочет быть женственной, капризной, непостоянной и своенравной. Она редко бывает хорошим лидером.
Тоумен описал предсказуемые личностные характеристики, связанные с другими комбинациями позиций детей в семье, такими, как старший брат с младшей сестрой, младший брат со старшей сестрой, старшая сестра с младшим братом, младшая сестра со старшим братом, единственный ребенок и близнецы. Средние дети могут сочетать в себе опыт взросления в двух позициях: младше, чем старший брат или сестра, и старше, чем младший брат или сестра. Временной интервал в порядке появления детей также важен. Обычно предсказуемость характеристик, связываемых с каждой сиблинговой позицией, уменьшается, если разница в возрасте между детьми достигает пяти или более лет. Личностные профили Тоумена настолько детализированы, аккуратны и точны, что полезно ознакомиться с его оригинальными работами, чтобы по достоинству и в полной мере оценить его вклад в разработку этой проблемы.
Личностные профили тех сиблинговых позиций, которые дети занимают в семье, подсказывают характеристики личности партнеров, подходящих для успешного брака. Если старший брат, выросший с младшей сестрой, женится на младшей сестре, выросшей со старшим братом, то возможно зеркальное отражение их личностных характеристик, которые будут давать положительный вклад в эмоциональную взаимодополняемость их отношений. Наоборот, взаимодополняемость будет меньше, если младший брат, выросший со старшим братом, женится на младшей сестре, выросшей со старшей сестрой. Оба являются младшими детьми в своих семьях и не привыкли жить со сверстником противоположного пола.
Понятие функциональной позиции в теории семейных систем указывает на то, что эмоциональная система любой семьи имеет конкретные функции. Эти функции выполняются конкретными людьми внутри семейной системы. Когда один человек выполняет определенные функции, то другие члены семейной системы не будут их исполнять. Человек рождается в определенной позиции по отношению к своим возможным братьям и сестрам. Благодаря рождению в конкретной позиции, человек принимает на себя и те функции, которые связаны с данной позицией. В определенной мере личность индивида формируется самой функциональной позицией, которую он занимает в семье. Например, поведение старшего ребенка в семье во взаимоотношениях со своими родителями и младшими братьями и сестрами вполне предсказуемо. То, как и в какой мере он функционирует, формирует его личность, которая по мере своего развития оказывает обратное влияние на содержание его функционирования. Несмотря на то, что все люди вырастают в разных семьях (различное социально-экономическое положение, разное культурное происхождение, разный уровень дифференциации), по мере взросления они могут занимать идентичные функциональные позиции в своих семьях. Поэтому теория семейных систем предсказывает, что все старшие дети имеют ряд общих важных личностных характеристик. Исследование Тоумена подтвердило, что существует взаимосвязь между развитием личности ребенка и его функциональной позицией.
Теория семейных систем добавляет к «нормальным личностным профилям» Тоумена важный параметр – дифференциацию личности. В исследованиях Тоумена описаны характеристики, но не уровни функционирования. Например, не все старшие братья по своим личностным качествам похожи друг на друга. Зрелый старший брат легко принимает на себя функции лидера и ответственность, но не пытается контролировать других людей или вмешиваться в их дела. Он позволяет другим брать ответственность на себя. В отличие от него, незрелый старший брат может оказаться догматичным и властным лидером, не способным уважать права других. Чрезмерная сосредоточенность на мысли: «Я являюсь старшим братом» может резко снизить функциональную эффективность. У такого старшего брата может оказаться младший брат, который в реальности окажется «функциональным» старшим братом. Этот функционально старший ребенок больше похож на старшего, чем ребенок, старший по времени рождения. Зрелый младший брат, который не обязательно является сильным лидером, берет на себя ответственность и способен привнести в ситуацию взаимодействия ценные личностные качества и установки, которых может не быть у старшего брата или сестры. В личности незрелого младшего брата параметры «профиля младшего брата» по классификации Тоумена часто проявляются чрезмерно резко и преувеличенно. Личностно незрелый младший брат может пройти по жизни, не принимая на себя никакой ответственности, лишь выдвигая требования и бунтуя против тех, кто стоит выше его.
Не существует абсолютно лучшей сиблинговой позиции. Каждая позиция имеет свои положительные и отрицательные стороны. Старший сын вместе с младшим могут образовать прекрасную команду, взаимно дополняя друг друга. Однако в условиях стресса их кооперация может дать трещину. У старшего ребенка может появиться чувство, что всю работу делает он один, что его «чрезмерно используют» и «недостаточно ценят». Младший ребенок может переживать от ощущения того, что его отставили в сторону, что на него «давят» или его «отвергают». Конечно, существует и много других возможностей. Нормативные личностные характеристики, задающие профиль любой сиблинговой позиции, могут и отличаться от характеристик реального лица, занимающего эту позицию. Просто существует набор характеристик, типичных для конкретных позиций. Например, младшая сестра, имеющая старшую сестру, может быть отличным лидером. А старшая из сестер может быть женственной и капризной. Важно также помнить, что сиблинговая позиция учитывает и объясняет только часть личностных характеристик человека.
Полная конфигурация ядерной семьи дает важную информацию для постановки семейного диагноза. Сиблинговые позиции каждого из родителей сразу же дают возможность составить определенное мнение о некоторых аспектах их семейных отношений. Семейная психотерапия двух родителей, которые являются младшими детьми в своих семьях, в содержательном плане отличается от психотерапии родителей, являющихся старшими среди своих братьев и сестер. Брак между супругами, являющимися младшими детьми в своих семьях, может привести к тому, что ни один из них не будет стремиться брать на себя ответственность за принятие семейных решений, особенно в стрессовых ситуациях. И наоборот, брак между супругами, являющимися старшими среди своих братьев и сестер, может приводить к конфликтам и столкновениям в отношении того, кто в семье главный, особенно в условиях стресса. Чем ниже уровень дифференциации личности, тем чаще люди попадают в такого рода тупиковые ситуации. Если оба родителя сами были младшими детьми, их первый ребенок может проявить себя в роли родителя своих родителей. Сиблинговые позиции бабушек и дедушек также важны. Мать, которая выросла как младшая из двух сестер, при том, что ее мать (бабушка ребенка) также была младшей из сестер, часто имеет типичный личностный профиль младшей сестры. Это необязательно хорошо или плохо. Признание того, что кто-то занимает определенную функциональную позицию в семье, позволяет делать предположения о вероятных формах поведения и установках этой личности.
Есть несколько способов регистрации информации о сиблинговой позиции индивида. Эти позиции хорошо видны на семейной диаграмме, поскольку братья и сестры изображаются (там, где это возможно) в порядке убывания возраста слева направо. Старший брат брата символически записывается как б(б), младший брат брата – как (б)б, а младший брат сестры – как (с)б. Конфигурация из нескольких детей может выглядеть, например, как (б)с(б)(с), что означает: девочка, вторая по рождению из четырех детей, у которой есть старший брат, младший брат и младшая сестра. Эти символы удобны при описании семейного диагноза.
Эмоциональный процесс в ядерной семье определяет течение и формы ее эмоционального функционирования. Содержание симптомов распространяется от проблемного индивида на всю систему взаимоотношений ядерной семьи. Диагностика основных форм эмоционального функционирования осуществляется на основе тщательного изучения истории семьи. Если функционирование одного из супругов хронически нарушено в течение ряда лет, если функционирование другого супруга и детей в основном нормальное и если супружеские отношения остаются гармоничными, то это свидетельствует о том, что недифференцированность семьи главным образом поглощается нарушенным функционированием одного из супругов.
В семье может существовать и несколько механизмов, снижающих общую тревогу. Обычно легче всего определить ту схему эмоционального функционирования, которая способствует проявлению клинической дисфункции и по поводу которой семья обратилась за терапевтической помощью. Намного труднее определить взаимоотношения, которые обусловили возникновение серьезных симптомов или менее серьезных нарушений в прошлом. Возможно, отец не станет добровольно рассказывать о том, что давно злоупотребляет алкоголем. Однако если спросить его, как он справляется со своей тревогой, вполне возможно, что он расскажет о том, что пьет. Не исключено, что отец сильно пил в течение ряда лет и в то же время ему удавалось сохранять вполне адекватный уровень функционирования во многих сферах жизни. Его сын, которому несколько лет назад был поставлен диагноз «шизофрения», может быть основной проблемой семьи и именно тем лицом, по поводу которого родители обратились за терапевтической помощью. В этом случае главным механизмом, поглощающим недифференцированность семьи, является чрезмерная вовлеченность в проблемы сына. Вторым механизмом является терпимость к особенностям функционирования одного из супругов.
Главное различие между семейным диагнозом и общепринятым медицинским или психиатрическим диагнозом состоит в отношении к самому симптому: если последний рассматривает симптом как индикатор «болезни», приписываемой только «пациенту», то первый – как индикатор эмоционального процесса, выходящего за границы «пациента» и содержащего в себе всю систему семейных взаимоотношений.
Стрессоры
Определение событий или стрессоров, приведших к нарушению эмоционального равновесия семьи, – это четвертый компонент семейного диагноза. После выявления конкретных событий дается качественная оценка общего уровня стресса в семье. Говоря о стрессе, указывают на событие, а не на реакцию семьи на это событие. Но при этом эмоционально «перегруженная» последовательность реакций, начавшаяся в ответ на событие и обусловившая определенные «подвижки» в системе семейных взаимоотношений, зачастую является намного большим и интенсивным источником стресса, чем само это событие. Этот четвертый компонент семейного диагноза ограничивается, однако, описанием самих стрессогенных событий.
Стрессорами могут быть текущие события или события, происходившие в прошлом в ядерной и расширенной семейных системах. Часто стрессорами в ядерной семейной системе являются такие события, как брак, беременность, рождение ребенка, раздельное проживание супругов, расторжение брака, отъезд или уход ребенка из дома, переезд в семью для совместного проживания бабушки, дедушки или какого-либо родственника одного из супругов, серьезное заболевание или травма, существенное изменение профессионального статуса, финансовая нестабильность и перемена места жительства семьи. Такие события, происходящие в расширенной семейной системе, как смерть родителя, развод брата или сестры, серьезное заболевание, травма или травмирующее событие, а также переезд родственников, также являются потенциальными стрессорами для ядерной семьи. Важность событий, их количество и временные интервалы между ними, как правило, определяют уровень стресса в семье. Уровень стресса можно описывать либо в баллах – «от 0 до 4», «от 1 до 10», либо качественно – «умеренный – тяжелый».
Эмоциональная реактивность
Оценка уровня хронической тревоги или эмоциональной реактивности в ядерной семье основывается на ряде показателей: количестве симптомов в семье, степени снижения уровня функционирования, связанного с этими симптомами, увеличении отдаленности и/или количества конфликтов в семейных взаимоотношениях, а также уровне тревоги и реактивности у членов семьи. Тревога и реактивность могут проявляться настолько по-разному, что оценка их уровня у отдельных членов семьи может оказаться достаточно трудным делом. Один супруг может проявлять внешнее спокойствие, поскольку он убежден, что именно другой супруг виноват в случившемся. Его убежденность – это форма проявления реактивности. Родитель может сохранять спокойствие, так как не может допустить мысль, что его сын или дочь имеют проблемы. Отказ родителя признать наличие проблемы – это форма реактивности. С другой стороны, супруг может выглядеть весьма реактивным, пытаясь послать окружающим многочисленные сигналы о своей тревоге. Но для него самого подобные сигналы могут быть просто способом сохранения внутреннего равновесия и спокойствия. Поскольку не существует никакого прибора для измерения тревоги или реактивности, клиницист обычно оценивает конкретную семью по сравнению с другими семьями. Для количественной оценки впечатлений об уровне тревоги или эмоциональной реактивности в проблемной семье можно использовать обычные шкалы, например, «от 1 до 10».
Адаптивность основной семьи оценивается путем сравнения уровня эмоциональной реактивности семьи с уровнем переживаемого стресса. Высокий уровень эмоциональной реактивности в ответ на низкий уровень стресса связывают с низким уровнем адаптивности. Низкий уровень эмоциональной реактивности в ответ на высокий уровень стресса связывают с высоким уровнем адаптивности. Итак, этот шестой компонент семейного диагноза основан главным образом на сравнении оценок, сделанных в отношении четвертого и пятого компонентов. Уровень адаптивности подобен уровню дифференциации.
Степень адаптивности ядерной семьи наиболее точно оценивается при помощи анализа всей истории семьи, а не только последних событий и реакций на них. В истории семьи может быть ряд периодов, когда стрессогенные события накладывались друг на друга или, когда симптомы проявлялись более заметно. Оценка функционирования семьи в периоды повышенного уровня стресса и оценка уровня стресса в семье в периоды необычно интенсивного проявления симптомов дают возможность составить представление об общей адаптивности семьи. Впечатление, сформированное на основе оценки нескольких периодов семейной истории, более надежно, чем впечатление, складывающееся только на основе последнего периода жизни семьи.
В дополнение к уровню тревоги или эмоциональной реактивности и уровню стресса, при оценке адаптивности терапевт должен также учитывать и рассматривать способы, при помощи которых семья регулирует свою тревожность. Использование конкретных приемов регулирования тревоги может на много лет предохранить семью от появления клинических симптомов. Внешне семья может демонстрировать довольно хорошую адаптивность, но это впечатление иногда оказывается обманчивым. Семья может в течение длительного периода функционировать без всяких симптомов, но когда они внезапно возникают, то бывают исключительно серьезными. Эту мысль иллюстрирует следующий клинический случай.
У 18-летнего юноши, покинувшего свой дом для учебы в колледже, спустя два месяца проявилась острая психотическая реакция. Молодой человек был на длительный период помещен в психиатрическую клинику и больше не вернулся к учебе. Он превратился в хронического инвалида, полностью зависящего от своих родителей. Родители сообщили, что в семье было несколько случаев проявления симптомов до того, как развилась полная декомпенсация сына. Функционирование обоих родителей и двух старших детей было нормальным. Теоретически ситуацию в этой семье можно интерпретировать следующим образом: в период взросления сына семья находилась в эмоциональном равновесии. Недифференцированность семьи регулировалась главным образом заостренностью внимания семьи на младшем сыне. Он был очень слабо дифференцированной личностью, но его состояние стабилизировалось за счет эмоциональной поддержки родителей, пока он жил вместе с ними. В результате никаких серьезных симптомов не проявлялось. Однако, когда треугольник был разрушен вполне тривиальным событием – ребенок покинул родительский кров, – внезапно выявились очень серьезные симптомы. Если сопоставить тяжесть симптома и соответствующее нарушение функционирования из-за незначительного стресса, то можно заключить, что на самом деле адаптивность семьи была достаточно низкой. Отсутствие серьезных симптомов в прошлом было связано не с адаптивностью семьи, а с конкретным механизмом регулирования тревоги в семейной системе.
В другой семье уровень адаптивности был таким же, как в только что описанной. Но способы регулирования тревоги во второй семье были совершенно иными. В истории этой семьи было больше периодов, когда проявлялись различные симптомы, но не один из них не достигал такой степени выраженности, как в предыдущем примере. Оба сына в семье употребляли наркотики и имели довольно серьезные поведенческие проблемы, когда они были молодыми людьми. Их функционирование улучшилось, когда они покинули родительский дом. У отца были хронические проблемы с позвоночником, он дважды перенес серьезные операции. Проблемы со здоровьем серьезно отразились на его профессиональной карьере. Мать была склонна к частым состояниям депрессии. В эти периоды ее функционирование было умеренно нарушенным, и она три раза проходила курс психотерапии и лечение антидепрессантами. Никто из членов этой семьи не имел симптомов и нарушений функционирования, сравнимых с хронической шизофренией. Но у многих членов семьи проявлялись симптомы, интенсивность которых варьировала от умеренной и до умеренно серьезной. Средний уровень стресса, который пережила эта семья, не отличался от среднего уровня стресса предыдущей семьи[39]. Поэтому одна семья жила двадцать лет без каких-либо серьезных симптомов, а другая – много лет с разными симптомами, но уровень адаптивности семей был одинаковым.
Адаптивность можно описать обычными шкалами. Попытка приписать конкретный уровень дифференциации ядерной семье, такой, например, как «38» или «46», часто оказывается весьма непродуктивной, потому что существует слишком много переменных, которые трудно учесть[40]. Оценки на шкале «от 1 до 10» делать намного легче. Чем богаче практический опыт клинициста в оценивании семьи, тем легче ему даются разграничения между уровнями адаптивности семьи. При оценке уровня адаптивности семьи именно практический опыт терапевта всегда подталкивает его к тому, что нужно учитывать также степень стресса, уровень эмоциональной реактивности и способы снижения тревоги в семейной системе. Ошибочная оценка одной из этих трех переменных может привести к ошибочным представлениям об изучаемой семье.
Стабильность и целостность расширенной семьи
Стабильность соотносят с усредненным уровнем функционирования членов расширенной семьи. Целостность связывают с вопросом о том, кто из членов расширенной системы жив и доступен для взаимодействия. Эти параметры подобны, но не эквивалентны базовому уровню дифференциации.
Стабильность и целостность расширенной семьи каждого из супругов оценивается отдельно. Для количественной оценки можно использовать шкалу «от 1 до 5». Оценку «5» можно было бы поставить такой расширенной семейной системе, в которой усредненный уровень функционирования бабушек, дедушек, тетей, дядей, двоюродных братьев и сестер, родителей, родных братьев и сестер является стабильным по большинству параметров. В семье могут быть какие-то проблемы, но они не являются основными. Кроме этого, оценка «5» ставится и такой семейной системе, в которой достаточное число родственников являются живыми и доступными для оцениваемой ядерной семьи. Оценку «1» можно было бы поставить такой расширенной семье, в которой средний уровень функционирования бабушек, дедушек, тетей, дядей, двоюродных братьев и сестер, родителей, родных братьев и сестер является нестабильным по многим аспектам. Влияние симптоматической личности простирается почти на всю систему, а сами симптомы оказываются зачастую весьма тяжелыми. В этой расширенной семье могут оказаться люди, функционирование которых более или менее стабильно, но они в явном меньшинстве. Кроме этого, расширенной системе можно было бы дать оценку «1», если многие важные ее члены умерли или недоступны для оцениваемой семьи. Это очень фрагментированная семейная система.
По большому счету, при постановке семейного диагноза в рамках теории семейных систем основное значение оценки стабильности и целостности расширенной семьи может состоять просто в том, что эта оценка подчеркивает важность расширенной семейной системы в эмоциональной жизни ядерной семьи. Ядерную семью невозможно адекватно понять, если рассматривать ее как закрытую систему. Она является частью эмоциональной матрицы, состоящей из многих поколений. Поэтому невозможность или неспособность увидеть и понять природу этой матрицы сужает взгляд клинициста на проблемы изучаемой семьи. Ядерная семья с явно нестабильной и фрагментарной расширенной системой находится в абсолютно ином положении по сравнению с ядерной семьей с явно стабильной и жизнеспособной расширенной семейной системой.
Разрыв эмоциональных связей
У всех людей существуют те или иные непроработанные проблемы в сфере эмоциональных привязанностей со своими родителями и родственниками из расширенных семейных систем. Чем ниже уровень дифференциации Я, тем больше проблем с эмоциональными привязанностями.
Регулирование этих непроработанных эмоциональных проблем осуществляется путем установления степени эмоционального разрыва или охлаждения отношений. Этот разрыв фиксируется в поддержании той или иной физической и/или эмоциональной дистанции. Человек, физически отдаляющийся от своей семьи, часто оправдывает это тем, что ему необходимо получить независимость от своих родителей. Обычно он отрицает свою эмоциональную зависимость от других людей и склонен к смене взаимоотношений, когда ему становится трудно регулировать их эмоциональный уровень. Человек, который находится в близком физическом контакте со своей семьей, часто ощущает слишком большую зависимость от нее, чтобы решиться ее покинуть. Однако он может осуществить этот разрыв внутренне, интрапсхически, чтобы справиться с интенсивностью эмоциональной привязанности. Психотическая личность, живущая со своими родителями, именно так и делает. Существуют самые разнообразные градации эмоциональных разрывов.
Несмотря на то, что акт прерывания связей с другими людьми является до некоторой степени автоматическим эмоциональным процессом, в нем присутствует также и элемент сознательного выбора. У психотической личности этот процесс в большей степени непроизвольный, автоматический. У хорошо функционирующих людей вопрос о том, поддерживать или нет контакт с другими людьми, является скорее результатом сознательного выбора. Человеку, имеющему трудности во взаимодействии с другими людьми, легче их избегать, чем иметь с ними дело. Это избегание легко оправдать тем, что его семья «просто невыносима». Люди с одинаковым уровнем дифференциации своего Я могут принимать разные решения по поводу того, как им строить свои взаимоотношения со своими семьями. Один человек может существенно ослабить контакты со своей семьей и сконцентрироваться на новых взаимоотношениях. Другой может решить сохранить контакт со своей семьей и попытаться справиться с существующей в семье неразберихой и беспорядком во взаимоотношениях. У каждого из этих людей одинаковый уровень дифференциации, но один человек больше отделен от своей семьи, чем другой. Тот человек, у которого разрыв с семьей меньше, имеет более надежную систему эмоциональной поддержки, чем человек, у которого связи с родственниками разорваны сильнее. Одинокий человек в периоды стресса в большей степени подвержен развитию у него разных симптомов и более склонен к смене взаимоотношений.
Оценка степени эмоционального разрыва часто затруднена, поскольку не все члены расширенной семьи, живущие вблизи друг от друга, имеют одинаковые эмоциональные контакты с семьей, также, как и не все родственники, проживающие далеко от семьи, имеют с ней одинаковые эмоциональные контакты. Поэтому физическая удаленность или близость не являются надежными индикаторами эмоционального разрыва. Разрыв оценивается на основе информации о качестве эмоционального контакта между людьми. Высокое качество контакта не является эквивалентом «полной открытости», «правдивости» или «гармонии» во взаимоотношениях. Не является оно также и эквивалентом способности людей «противостоять» трудностям во взаимоотношениях друг с другом. Настойчивое требование «полной открытости» или «конфронтации» – это зачастую просто способ справиться с эмоциональным «слиянием». Эмоциональный разрыв минимален, когда люди стабильно взаимодействуют друг с другом на основе взаимного уважения и способны слушать друг друга без эмоциональной реактивности, нарушающей способность «слушать» мысли и чувства собеседника. Кроме того, эмоциональный разрыв минимален, когда людям нет необходимости вступать в треугольники, чтобы сохранить взаимоотношения.
Оценка степени эмоционального разрыва может быть проведена по шкале «от 0 до 5». Человек с уровнем эмоционального разрыва «5» либо физически не может существовать в рамках своей семьи без того, чтобы у него не возникли серьезные проблемы со здоровьем, либо не может даже представить себе, что он способен хотя бы раз встретиться или поговорить с членами своей семьи. Человек, который полностью порвал связи со своей семьей, весьма уязвим: у него могут возникнуть проблемы со здоровьем, если его «замещающие» взаимоотношения внезапно разрушатся. Например, оценку «5» на шкале эмоционального разрыва со своей родительской семьей может получить законченный алкоголик. У него разрушены также и другие эмоционально значимые взаимоотношения. Человек, которому на этой шкале поставлена оценка «4», имеет некоторой контакты, по крайней мере с отдельными членами семейной системы, но он принимает участие в семейных делах крайне редко, делает это формально и весьма непредсказуем в своих поступках. Он достаточно отстранен от проблем семьи, так что семья и не считает его действующим членом системы. В семье он считается случайным «визитером», а не таким человеком, на которого можно положиться и который может взять на себя ответственность за решение семейных проблем. Человек, которому по этому показателю поставлена оценка «4», может даже жить внутри семьи, но эмоционально он изолирован либо из-за проблем с алкоголем или наркотиками, либо из-за физических проблем или социальной изоляции. Он, однако, не так изолирован, как хроническая психотическая личность.
На другом конце континуума находится человек, показатель эмоционального разрыва которого равен «0». Такой человек принимает участие во всех важных делах и событиях своей родительской семьи. Независимо от того, близко или далеко он живет от главных членов семьи, он в курсе их дел, заинтересованно реагирует на все эмоционально значимые события, связанные с ними, и особенно – с родителями. Они также информированы о его жизни, поддерживают с ним хорошие взаимоотношения. Члены родительской семьи знают, что на него можно положиться, а он знает, что может положиться на семью. Он не будет избегать трудностей или выполнения не вполне приятных обязанностей, связанных с делами семьи. Человек, показатель эмоционального разрыва которого равен «1», менее последователен в своих эмоциональных взаимосвязях с семьей, чем человек с нулевым показателем по шкале эмоционального разрыва. Например, он может соблюдать дистанцию во взаимоотношениях со своим дядей (братом отца) из-за конфликтов между его отцом и этим братом. Эмоциональные контакты этого человека с разными членами семьи чуть более неровны и эмоционально реактивны, чем у лица с показателем «0». Показатели «2» и «3» могут использоваться для описания средних значений эмоционального разрыва.
Это, конечно, далеко не полные описания людей, которые в той или иной степени эмоционально дистанцированы от своих семей. Опущено много неучтенного и неопределенного в характеристиках людей и тех их взаимоотношениях, которые отражают различные степени эмоционального разрыва. Представленные выше описания служат цели дать общее представление о подходе к оценке разрыва эмоциональных отношений между членами оцениваемой семьи.
Основная цель терапии
Данные, собранные в ходе оценочного семейного интервью, и оценки первых восьми компонентов семейного диагноза входят в девятый компонент семейного диагноза – основную цель терапии. Терапия, базирующаяся на теории семейных систем, независимо от того, какова клиническая природа проблемы, всегда руководствуется двумя главными принципами: (1) уменьшение тревоги будет ослаблять проявление симптомов и (2) повышение уровня дифференциации будет улучшать адаптивность. На начальном этапе терапия в большинстве случаев ориентирована на уменьшение уровня тревоги. С уменьшением тревоги в ходе терапевтического процесса основное терапевтическое усилие концентрируется на одной задаче – способствовать дифференциации Я. Большинство семей, проходящих психотерапию, будут переживать уменьшение тревоги и ослабление симптомов. У меньшего числа семей будет происходить некоторое изменение базового уровня дифференциации. Основная цель терапии касается тех проблем и взаимоотношений, работа над которыми (как полагает психотерапевт на основе оценки) будет наиболее конструктивной с точки зрения уменьшения тревоги в семейной системе и повышения базового уровня дифференциации. В процессе терапии эта цель может изменяться.
Семья с высоким уровнем тревоги имеет тенденцию слишком сильно концентрировать свое внимание на тяжелых, эмоционально напряженных проблемах. Если клиницист систематически пересматривает все те сферы взаимоотношений, которые могут порождать проблемы, это не только помогает ему находиться на определенной дистанции от семейного «помешательства», но и помогает членам семьи отстраниться от текущих проблем и стать эмоционально менее реактивными. После изучения и обследования текущих и прошлых событий в истории ядерной семьи и семейных систем в целом у терапевта должны появиться определенные идеи в отношении факторов, повышающих уровень тревоги в семье. Если какую-то роль в этом играют недавние события и процессы взаимоотношений в одной или обеих расширенных семьях, то основное внимание в начале терапии можно уделить именно этим сферам. Если родительские семьи, по мнению терапевта, не влияют на уровень тревоги ядерной семьи, основным объектом внимания в начале психотерапии должен стать процесс взаимоотношений в самой ядерной семье. Если выяснится, что внешние события и процессы, не связанные с семейными системами, представляют важность и оказывают влияние на уровень тревожности ядерной семьи, то, естественно, именно эти сферы станут объектом внимания в начале психотерапии.
Оценка эмоционального процесса в ядерной семье оказывает влияние на решения о том, что должно быть объектом терапевтического внимания и каков должен быть подход к решению существующих проблем. Если основным механизмом «связывания» тревоги является сверхвовлеченность в проблемы одного ребенка, для родителей будет исключительно полезно разобраться со своими эмоциональными привязанностями в родительских семьях. Эмоциональная вовлеченность родителей в отношения с ребенком может быть слишком интенсивной и сложной, поэтому ее невозможно продуктивно исследовать, если ограничивать свое внимание только взаимоотношениями родителей друг с другом и со своим ребенком. В треугольнике мать-отец-ребенок присутствует множество автоматических, неподконтрольных процессов, которые не позволяют ситуации измениться. Независимо от того, насколько кардинально родитель стремится изменить свое поведение в этой триаде, это может оказаться достаточно трудным делом. Если внимание родителя сдвинется с данного основного треугольника на расширенную семейную систему, он может получить новую информацию и начать по-другому осмысливать свои установки и поведение. Это в конце концов поможет ему изменить взаимоотношения со своим супругом и с ребенком. Эмоциональная гибкость семьи, сильно сконцентрированной на ребенке, может существенно возрасти в том случае, когда по крайней мере один из родителей начнет понимать, что его проблемные привязанности возникли еще в родительской семье. Если это начинают понимать оба родителя, то результаты оказываются еще лучше.
Если главным механизмом снижения тревоги в ядерной семье является привычка одного супруга приспосабливаться к эмоциональному давлению другого супруга, то супругам может быть противопоказана встреча на совместных сессиях. Когда один из супругов легко тушуется в присутствии другого, что он ничего не получит от совместной сессии. Более того, состояние «обезличенного» супруга может даже ухудшиться. С другой стороны, совместная сессия в ряде случаев может стать именно тем «форумом», на котором симптоматичный покорный супруг получит положительный импульс. Участие симптоматичного супруга в совместной сессии может помочь ему сформировать для себя представление и укрепиться во мнении, что он не является единственным человеком, у которого есть проблемы. Терапевт должен отдавать себе отчет в том, что совместная сессия может подорвать стремление члена семьи к изменению. Исключительно важно, чтобы клиницист отдавал себе отчет в интенсивности эмоционального процесса в семье, с которой он работает. Терапевту не нужно бояться эмоциональной напряженности, он должен ее признавать, принимать и относиться к ней спокойно и заинтересованно, как к реальному условию своей работы. Слабо адаптированный индивид или семья, действительно переживающие сильную эмоциональную напряженность, находятся в неопределенно-неустойчивом состоянии. В таких случаях терапевт должен быть более доступен для семьи, чем обычно. Люди, конечно, пытаются контролировать свою эмоциональную реактивность, но порой делать это очень нелегко. Когда терапевт уважает и ценит свою собственную эмоциональную реактивность, он способен относиться с пониманием и уважением к трудностям, которые испытывает семья при контроле ее реактивности. С другой стороны, терапевт должен остерегаться того, чтобы не попасться в ловушку ошибочного мнения, что люди не могут себя контролировать. В ряде случаев родители избавляются от своей тревожности, «разряжаясь» на ребенке и считая, что именно ребенок должен измениться (в поведении, отношениях и т. д.). Аналогичным образом один из супругов может снижать свою тревожность, разряжаясь на другом супруге. Такие люди твердо и настойчиво требуют от других, чтобы они изменились. Если терапевт принимает и разделяет такую установку, он сам становится частью проблемы. Члены семьи, пытающиеся справиться с действующими на них стрессорами, не всегда понимают, насколько их много и какова их природа. Систематическое рассмотрение и перепроверка того, что произошло и происходит, может дать людям основание для осознания того, насколько «перегружены» их эмоциональные состояния и взаимоотношения. Полезно также увязывать между собой чувства и факты.
Обычно терапия продвигается успешнее и быстрее, когда люди не слишком дистанцированы от своих родительских семей. Процесс терапии может тормозиться и застревать из-за того, что у людей прерваны связи со своими родительскими семьями, и может прогрессировать, когда один или оба супруга стремятся восстановить эти связи. Если супруг находится в фактическом разрыве со своей семьей и прилепился к семье своей жены, то его эмоциональная жизнь будет регулироваться реакциями на супругу и ее семью. До тех пор, пока супруг с прерванными семейными связями не станет предпринимать усилий к восстановлению контактов со своей семьей, он будет оставаться пленником своей эмоциональной реактивности. Полезными могут оказаться раздельные встречи с супругами, чтобы укрепить у супруга, оторванного от своей расширенной семьи, убежденность в том, что чем больше он занимается и разбирается со своим прошлым, тем больше крепнет надежда на изменение настоящего. Однако это не означает, что оторванный супруг будет много делать для налаживания связей со своей семьей или, по меньшей мере, начнет налаживать их немедленно; но будет обозначена программа действий, реализация которых, по мнению терапевта, может оказаться конструктивной. Люди обладают свободой выбора; но на терапевте лежит ответственность говорить и действовать так, как он думает и считает правильным. Обычно клиническая семья понимает полезность такого поведения.
Если терапевт работает с парой, у которой совершенно нарушены эмоциональные связи с родственниками из своих расширенных семей и которая не очень стремится их восстанавливать, то ему очень важно отчетливо это понимать. Человек с разрушенными эмоциональными связями часто убежден, что проблема, существующая в настоящем, может быть «излечена» без обращения к нерешенным в прошлом проблемам родительской семьи. Эта убежденность может быть перенесена на соответствующие ожидания семьи по отношению к действиям терапевта. Терапевт должен уметь «лечить» заявленную проблему в рамках существующей семейной ситуации. Если семья ожидает от терапевта именно этого, то он должен такую задачу ясно понять и занять определенную позицию, т. е. как-то отнестись к этим ожиданиям. Совсем не обязательно, чтобы терапевт начал настаивать на том, чтобы член семьи сконцентрировал свое внимание на взаимоотношениях со своей родительской семьей. Некоторые люди просто не способны это сделать; и даже те люди, которые на это способны, не всегда последуют таким советам. Людей не нужно обвинять и укорять за то, что они не хотят разбираться и восстанавливать прерванные взаимоотношения, но потенциальная цена этого нежелания должна отчетливо сознаваться как терапевтом, так и членами проблемной семьи. У людей, не восстановивших свои связи с прошлым, может наступить улучшение функционирования, но обычно это не полное «выздоровление», оно происходит медленнее и его результаты менее стабильны[42]. Иногда неспособность даже одного из супругов сосредоточить свое внимание на событиях и взаимоотношениях в родительской семье может полностью заблокировать хоть какой-то прогресс в психотерапевтическом процессе.
Оценка стабильности и целостности расширенных семей направляет внимание психотерапевта в нескольких направлениях. Порой для ядерной семьи это не совсем очевидно, но расширенная семья почти всегда является для нее потенциальным ресурсом. Для терапевта важно иметь сведения о ныне здравствующих членах расширенной семьи; он должен знать, где они живут, каково было содержание их взаимоотношений с ядерной семьей в прошлом и каковы эти взаимоотношения в настоящем. Может возникнуть впечатление, что один или оба супруга проблемной семьи не имеют вообще «никакой» расширенной семьи или «почти не имеют». Ни один из супругов не рассматривает родственные отношения как возможное средство решения своих проблем. Если терапевт сразу соглашается и принимает такую точку зрения, то расширенная семья скорее всего никогда и не станет таким средством. Поэтому для психотерапевта важно собирать факты, а не просто соглашаться с мнениями и предположениями изучаемой семьи. Семья, в которой человек родился и вырос, становится для него ресурсом тогда, когда он в нее возвращается: не для того, чтобы что-то получить от нее (поддержку, одобрение или благосклонное отношение), а для того, чтобы больше узнать о самом себе. Когда люди перестают стремиться изменить свою семью, тогда семья для них действительно становится ресурсом.
Технология циркулярного интервью (Змановсая, Е. В.)
Один из основополагающих законов семейной динамики - циркулярность семейных отношений. Простые физические явления следуют закону прямых причинно-следственных связей, например, снижение температуры воздуха ниже нуля градусов закономерно приводит к превращению дождя в снег. В отличие от этого сложные социальные явления не имеют однозначных причин и подчиняются закону круговой причинности.
Например, подросток не хочет учиться, поскольку считает, что у него плохие учителя, неинтересно преподающие свой предмет, а его педагоги, в свою очередь, не имеют энтузиазма, поскольку видят перед собой равнодушного нерадивого ученика. Этот процесс подкрепляется участием родителей, которые вносят свою посильную лепту в проблему, третируя сына за плохую успеваемость и тем самым усиливая его негативное отношение к учебе. Это отношение видят учителя, которые начинают еще хуже относиться к ученику, усиливающему свое сопротивление учебе, и т.д.
Понятие циркулярного взаимодействия оказывается тесно связано с феноменом замкнутого круга, который особенно тщательно изучался в рамках стратегической семейной психотерапии. Представители миланской школы семейной психотерапии (Мара Сельвини Палаццоли, Луиджи Босколо, Джанфранко Чеккин, Джулиана Прата), работающие с тяжелыми психическими расстройствами, предложили использовать метод циркулярного интервью (системной беседы), который впоследствии был расширен и распространен на все случаи работы с семьей.
Циркулярное интервью (от англ, circular interview) - форма терапевтической беседы, содержащая циркулярные вопросы и раскрывающая особенности семейного взаимодействия.
В отличие от прямых вопросов, принятых в индивидуальной терапии (Что вы чувствуете? Что это для вас значит? Что вы думаете о вашем муже?), циркулярные вопросы являются более адекватными и информативными для работы с личными отношениями.
В 70-е гг. прошлого века терапевты миланской школы предложили особый тип циркулярных (непрямых) вопросов, раскрывающих круговой характер взаимодействия. Первоначально главное внимание уделялось вопросам на установление различий: «Кто первым начал злиться?», «Кто больше всех расстраивается?», «Кто заметил проблему первым?» и т.д. Построение интервью вокруг различий, по мнению данных исследователей, является одним из наиболее эффективных способов раскрытия семейной коммуникации, поскольку в нарушенных семьях с патогенным гомеостазом существует запрет на какое-либо проявление индивидуальности.
Миланской школой были выделены следующие типы различий:
а) различия между людьми («Кто злится чаще всего?»);
б) различия в отношениях («В чем разница между тем, как отец относится к тебе и твоему брату?»);
в) различия во времени («Как изменилось его поведение в сравнении с прошлым годом?»).
Задавая циркулярные вопросы, специалист активно использует сравнительные категории, проясняющие различия: лучше - хуже, больше - меньше, раньше - позже, чаще - реже, сильнее - слабее и т.д. При этом акценты расставляются не столько на чувствах, сколько на действиях членов семьи по отношению друг к другу.
К наиболее известному виду циркулярных вопросов относятся так называемые триадические вопросы (о ком-то третьем), раскрывающие мысли, чувства и намерения другого человека. Например, мужа спрашивают: «А что думает сын о ваших ссорах с женой?»
Семейный терапевт также может попросить кого-нибудь из членов семьи прокомментировать, как он видит отношения между двумя другими людьми, например, сына могут спросить, что он думает про отношения между матерью и отцом, затем спросить мать, как она видит отношения между отцом и сыном, и т.д. Триадические вопросы раскрывают более или менее полную картину семейного взаимодействия и позволяют уйти от многочисленных семейных мифов.
Еще один тип циркулярных вопросов - вопросы в сослагательном наклонении: «если бы», «предположим», «возможно». Примеры: Как бы изменилась жизнь семьи, если бы ребенок выздоровел? А что бы было, если бы вы с отцом поговорили об этом? Если бы здесь был твой брат, что бы он мог сказать о тебе?
Различные семейные терапевты работают с разными вариантами циркулярного интервью. Например, Сальвадор Минухин отдавал предпочтение прослеживающим вопросам, раскрывающим специфический паттерн семейного взаимодействия: «Кто первым заговорил о разводе? Как отреагировал другой? Что в ответ подумал, сказал и сделал первый?» и т.д.
В настоящее время выделяют огромное количество различных видов системных вопросов. Обобщая опыт нескольких школ семейной терапии, можно предложить следующий перечень циркулярных вопросов, раскрывающих характер семейного взаимодействия:
• прослеживающие вопросы (кто первый, кто и что сделал затем, и т.д.);
• проясняющие вопросы (кто, что именно, когда, как и т.д.);
• вопросы на сравнение, выявляющие различия (лучше - хуже, больше - меньше, раньше - позже, чаще - реже, сильнее - слабее и т.д.);
• гипотетические вопросы или вопросы о формировании возможности (если бы так случилось, что...; что бы произошло, если...; предположим, что...);
• триадические вопросы (ответы о чувствах, намерениях, мыслях другого человека);
• вопросы на согласие - отрицание (кто согласен, кто не согласен, кто считает иначе, кто не хочет этого и т.д.);
• вопросы на классификацию, ранжирование и процентирование (оценить в процентном отношении);
• вопросы о видении проблемы (для кого это проблема, для кого это большая проблема, в чем для вас состоит проблема);
• вопросы, ориентированные на решение, - коррекционные (в каких ситуациях проблема не проявляется; что было бы, если бы проблема вдруг исчезла; что получается хорошо уже сейчас и т.д.).
Пример использования циркулярного интервью в работе с парой.
Молодая пара обращается к семейному консультанту с проблемой хронических скандалов. Каждый из партнеров уверен в неадекватности действий другого и отрицает свой вклад в проблему. Терапевт (Т.) предлагает описать последнюю (вчерашнюю) ссору.
Т.: С какого момента вчера началась ссора?
Ж.: Сразу после возвращения мужа с работы. Он вернулся уже не в духе, не поприветствовал меня, молча съел ужин и сразу засел за компьютер.
Т.: С чем вы согласны, а с чем не согласны с женой?
М.: Не согласен, что вел себя неадекватно, согласен, что не очень много говорил. Я смертельно устал на работе. Хотелось от всего отключиться... И вообще, зачем со мной разговаривать, когда видно, что я этого не хочу?
Т.: Согласны ли вы с тем, что ваш муж устал, и что вы сделали, когда он не стал разговаривать с вами?
Ж.: Думаю, усталость здесь ни при чем. Я тоже устала, но ждала его и надеялась на общение. Меня взбесило его полное игнорирование меня. Я разозлилась и ушла к подруге.
Т.: Что было дальше?
М.: Она знает, что я не переношу ее подруг. Она ушла, чтобы спровоцировать и наказать меня. Вернулась за полночь. Я был в бешенстве. Был жуткий скандал.
Т.: Как вы думаете, что привело в бешенство вашего мужа?
Ж.: Да, я ушла из дома, назло ему, не предупредив. Но он уже вернулся с работы взвинченный, ссора была неизбежна, даже если бы я никуда не ушла. В том-то и дело, что я бежала от скандала.
Т.: Складывается такое впечатление, что каждый из вас вчера сделал что-то, что привело к скандалу. Попытайтесь оценить в процентном отношении вклад (вину) каждого.
М.: Мои - 10%, ее-90%.
Ж.: Мои -30%, его - 70%.
Т.: Что входит в ваши 10 и 30%, что каждый из вас вчера сделал, чтобы скандал обязательно случился?
М.: Ну, если только то, что я не сдержался, вышел из себя... нужно себя лучше контролировать.
Ж.: Наверное, я была не права, что ушла ночью из дома.
Т.: Предположим, вам вчера удалось избежать скандала, как бы это выглядело?
М.: Это трудно представить... Ну, может быть: я пришел домой, жена покормила бы меня, сказала что-то хорошее, дала бы мне часик посидеть за компьютером, затем бы мы вместе посмотрели кино.
Ж.: Муж пришел бы домой с работы; прямо сказал, что устал; попросил часик его не трогать, посидел бы за компьютером, затем сделал бы мне комплимент и устроил романтический вечер.
Приведенный пример наглядно показывает, что циркулярное интервью гораздо в большей степени, чем прямые вопросы, помогает членам семьи понять их общие проблемы и достичь большего согласия. Наш собственный многолетний опыт работы с семьями позволяет говорить о том, что технология циркулярного интервью помогает успешно решать следующие терапевтические задачи:
• снизить тревогу, агрессию и сопротивление членов семьи;
• получить более полную и объективную информацию о семейных процессах в целом и каждом его участнике в отдельности;
• повысить открытость коммуникации и возможность получения обратной связи, сделать прозрачными (более понятными для всех) модели отношений;
• достичь «дерефлексии» - возможности для каждого члена семьи посмотреть на ситуацию глазами другого человека;
• выявить и проследить повторяющиеся цепочки взаимных действий;
• наглядно представить связь между конкретными действиями и их последствиями;
• оценить вклад каждого и повысить общую ответственность;
• вызвать положительные изменения в семейном взаимодействии. Технология циркулярного интервью признается ведущим методом работы с семьей. Циркулярные вопросы одинаково хорошо работают в рамках любой формы семейного консультирования и терапии, а также при индивидуальной проработке личных отношений. Они задаются семье на всем протяжении работы, направлены на решение широкого круга задач и являются специфической техникой для работы с семьей.
ТЕХНИКА «Циркулярное интервью» (Малкина-Пых)
Это основная и широко используемая техника. Психотерапевт по очереди задает членам семьи особым образом сформулированные вопросы или один и тот же вопрос. Для того чтобы эта техника «работала» не только на терапевта, то есть была не только диагностическим инструментом, но и инструментом психологического, психотерапевтического воздействия, нужно владеть ею виртуозно.
Начинающему системному семейному психотерапевту полезно будет выучить наизусть список тем, которые необходимо затронуть в беседе с семьей с помощью круговых вопросов:
1. С какими ожиданиями пришла семья? Кто направил их на консультацию, к кому они обращались прежде?
2. Как семья видит свою актуальную проблему?
3. Какова ситуация в семье в настоящее время?
4. Как раньше семья справлялась с трудностями и проблемами? Какие использовались способы их решений?
5. Как семья взаимодействует по поводу текущей проблемы? Необходимо прояснить круги взаимодействия на уровне поведения, на уровне мыслей и чувств.
6. Какая система понимания проблемы и причин ее возникновения существует в семье?
7. Какие существуют ключевые, триггерные ситуации?
8. Как ситуация может развиваться наихудшим образом? Как можно усугубить проблему?
9. Какие положительные стороны есть у проблемы?
10. Вопросы о психологических ресурсах каждого.
11. Вопросы о том, как каждый представляет себе будущее с проблемой и без нее.
12. Какой была бы жизнь семьи без проблемы, без симптома?
Разумеется, весь этот круг тем невозможно затронуть за один сеанс. Ему можно посвятить две-три встречи. После этого системная гипотеза приобретает достоверность. Конкретная формулировка вопросов в круговой форме определяется индивидуальным мастерством и творческим потенциалом психотерапевта, его способностью строить контакт с семьей.
ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
Карта структурирования информации о семейной системе.
1. Повод обращения. Кто направил.
2. Описание проблемы и желаемых изменений словами клиентов (метафоры клиентов).
3. Генограмма семейной системы.
4. Данные из истории семьи.
- важные события, модели функционирования и взаимоотношений в семьях прародителей идентифицированного пациента (IP);
- важнейшие события ядерной семьи IP, структурирование ключевых событий вдоль временной оси.
5. Стадия жизненного цикла семьи. Важнейшие задачи и проблемы, стоящие перед семьей. Гипотеза о том, почему семья пришла на прием к специалисту именно сейчас.
6. Структура семьи в настоящий момент (Сплоченность, иерархия, границы):
- порядок рассаживания на приеме;- распределение по комнатам в квартире;
- данные интервью и наблюдения о семейной структуре, данные тестов (если они проводились)
- терапевтическая гипотеза о структуре семьи
7. Взаимодействие членов семьи:
- индивидуальные поведенческие паттерны и модели функционирования, способы влияния членов семьи друг на друга;
- взаимодействие на приеме;
- отмеченные семейные правила, регулирующие коммуникацию;
- испробованные средства в решении проблемы. Что помогало что имело неудачу.
- составление поведенческих последовательностей, «порочный круг», включающий симптоматическое поведение членов семьи. Гипотезы.
8. Функции симптоматического поведения в семейной системе. Опасности изменений для членов семьи.
9. Дополнительные гипотезы.
10. Планирование дополнительной диагностики.
11. Цели терапии.
12. Планирование терапии. Возможные этапы терапии и промежуточные цели. Возможные терапевтические процедуры, задания и упражнения.
Начало терапии. Окончание терапии
ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Системное интервью с индивидами и семьями как диагностический инструмент
ФАЗА БЕСЕДЫ (Когда?) ТЕМА (Что?) МЕТОДЫ (Как?)
Приветствие Присоединение С какими ожиданиями пришла семья? Кто их направил на консультацию?
К кому они обращались прежде? Линейные вопросы на тему знакомства.
Определение проблемы Вопросы об актуальной жизненной ситуации в семье.
Как семья видит свою актуальную проблему?
Какие существуют триггерные ситуации?
История проблемы.
Какая система понимания проблемы и причин ее возникновения существует в семье?
Предыдущие попытки решения.
Как раньше семья справлялась с трудностями и проблемами?
Какие использовались способы решений? Циркулярный опрос.
Расширение
взгляда
на проблему Как семья взаимодействует по поводу текущей проблемы?
Как может развиваться ситуация наихудшим образом? Как можно усугубить проблему?
Каковы положительные стороны проблемы?

Гипотетические вопросы (Что было бы...? А если бы...?) Циркулярный опрос.
Прояснить круги взаимодействия на уровне поведения, на уровне мыслей и чувств.
Позитивные функции проблемы.
Рефлексивные вопросы.
Определение цели (конкретной и поведенческой) Вопросы о психологических ресурсах каждого. Вопросы о том, как каждый представляет себе будущее с проблемой и без нее.
Какая была бы жизнь семьи без проблемы, без симптома? Рефлексивные вопросы.
Контракт Расставание Приложение 3
КАРТА ПЕРВИЧНОГО ПРИЕМА
Состав семьи (вся семья в целом) _____________________________________
Повод для обращения_______________________________________________
Кто направил_______________________________________________________
Описание проблемы (со слов клиентов) _________________________________
Идентифицированный пациент_______________
Структурные параметры _____________________________________________
Характеристики подсистемы родителей ________________________________
Характеристики детской подсистемы __________________________________
Семья с точки зрения сплоченности_____(подчеркнуть) __________________
Разобщенная Раздельная Связанная Запутанная
Семья с точки зрения гибкости_____(подчеркнуть) ______________________
Ригидная Структурированная Гибкая Хаотичная
Особенности иерархии_______________________________________________
Внешние границы __________________________________________________
Внутренние границы________________________________________________
Ролевая структура семьи
Стадия жизненного цикла и успешность ее прохождения
Характер структурных проблем________(подчеркнуть)
межпоколенные коалиции__ реверсия иерархии___
тип несбалансированности семейной структуры _________________________
Динамические параметры
Особенности коммуникации членов семьи _____________________________
Способы, используемые идентифицированным пациентом для поддержания в семье желательных паттернов взаимодействия___________________________
Семейные правила __________________________________________________
Семейные мифы ____________________________________________________
Стабилизаторы_____________________________________________________
История проблемы __________________________________________________
Предыдущие попытки решения _______________________________________
Определение целей психотерапии _____________________________________
Исторические параметры семьи _______________________________________
Уровень дифференциации семьи____________(подчеркнуть)______________
Слабый Умеренный Хороший
Основные треугольники_____________________________________________
Эмоциональные процессы в ядерной семье __________________________________________________________________
Семейные стрессоры__________________________________________________________
Эмоциональная реактивность_______________________________________________________
Адаптивность ______________________________________________________
Стабильность и целостность расширенной семьи ________________________
Эмоциональные разрывы ____________________________________________
Фокус в терапии ________
Прогноз________________
Генограмма расширенной семьи
Список основной литературы
Браун, Дж. Теория и практика семейной психотерапии / Дж. Браун, Д. Кристенсен. – Санкт-Петербург : Питер, 2001. – 352 с.
Бретт, Д. Жила была девочка, похожая на тебя... Психотерапевтические истории для детей / Д, Бретт ; пер. с англ. Г. А. Павлова. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1996. – 224 с.
Варга, А. Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс / А. Я. Варга, Т. С. Драбкина. – Санкт-Петербург : Речь, 2001. – 144 с.
Витакер, К. Полночные размышления семейного терапевта / К. Витакер. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1998. –205 с.
Витакер, К. Танцы с семьей: Семейная терапия: Символический подход, основанный на личностном опыте / К. Витакер, В. Бамберри. –Москва : Независимая фирма «Класс», 1997. – 161 с.
Диагностика семейных отношений: учебное пособие в структуре дисциплины «Основы психологии семьи и семейного консультирования» по специальности «Педагогика и психология», Владикавказ, – 2007.
Елизаров, А. Н. Программа курса «Психология семьи и семейное консультирование» / А. Н. Елизаров // Психология в вузе. Научно-методический журнал. – 2005. – N1. – С. 11 – 32.
Змановсая, Е. В. Психология семьи. Основы супружеского консультирования и семейной психотерапии : учеб. пособие / Е. В. Змановская. – М.: ИНФРА-М, 2017. – 378 с.
Карабанова, О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: учебное пособие / О. А. Карабанова. – Москва : Гардарики, 2004. – 320 с.
Маданес, К. Стратегическая семейная терапия / К. Маданес. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1999. – 272 с.
Малкина-Пых, И. Г.Семейная терапия : справочник практического психолога / И. Г. Малкина-Пых. – Москва : Эксмо, 2008. – 990 с.
Минухин, С., Фишман, Ч. Техники семейной терапии / С. Минухин, Ч. Фишман ; пер. с англ. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1998. – 304 с.
Немов, Роберт Семенович. Психологическое консультирование : учебник для вузов : для бакалавров / Р. С. Немов. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – Москва : Юрайт, 2012. – 575 с.
Прохорова, О. Г. Основы психологии семьи и семейного консультирования : учебное пособие для вузов / О. Г. Прохорова ; под общ. ред. В. С. Торохтий. – Москва : Сфера, 2005. – 223 с.
Роджерс, К. Искусство консультирования и терапии / К. Роджерс ; пер. с англ. О. Кондрашовой, Р. Кучкаровой, Т. Рожковой, Ю. Овчинниковой, Г. Пимочкиной, М. Злотник. – Москва : Апрель-Пресс, Эксмо, 2002. – 976 с.
Саймон, Р. Один к одному : Беседы с создателями семейной терапии / Р. Саймон ; пер. с англ. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1996. – 224 c.
Семья в психологической консультации: опыт и проблемы психологического консультирования / Е. Т. Соколова, А. С. Спиваковская, А. Г. Шмелев [и др.] ; под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. – Москва : Педагогика, 1989. – 206 с.
Семейная психотерапия (серия «Хрестоматия по психологии»). – СПб: Питер, 2011. – 512 с.
Системная семейная психотерапия: Классика и современность / А. В. Черников. – М.: Независимая фирма «Класс», 2015. – 400 с.
Спиваковская, А. С. Психотерапия: игра, детство, семья. – Том 2. / А. С. Спиваковская. – Москва : Апрель-Пресс, ЭКСМО, 2000. – 464 с.
Старшенбаум, Г. В. Сексуальная и семейная психотерапия. – М. Изд-во высшей школы психологии, 2000. – 300 с.
Уорден, М. Основы семейной психотерапии. – 4-е международное издание / М. Уорден. – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2015. – 256 с.
Хейли, Д. Стратегии семейной терапии / Д, Хейли, М. Эриксон ; перевод с англ. – Москва : Институт общегуманитарных исследований, 2001. – 448 с.
Черников, А. В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики / А. В. Черников. – Москва : Независимая фирма «Класс», 2001. –208 с.
Шерман, Р. Структурированные техники семейной и супружеской терапии: руководство / Р. Шерман, Н. Фредман. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1997. – 336 с.
Шнейдер, Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций / Л. Б. Шнейдер. – Москва : Апрель-Пресс, ЭКСМО, 2000. – 512 с.
Эйдемиллер, Э. Г. Психология и психотерапия семьи / Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис. – Санкт-Петербург : Питер, 1999. – 656 с.
Лабораторное занятие 4
Методы семейной диагностики
Цель: знакомство с методами семейной диагностики.
Задача: ознакомиться с методами, иметь представление о процедуре проведения, интерпретации и назначении методик.
План
1. Семейная социограмма (Э. Г. Эйдемиллер, О. В. Черемисин)
2. Геносоциограмма (А. А. Шутценбергер).
3. Шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-3) (Olson, Portner, Lavee, 1985, адаптированная и нормированный Э. Г. Эйдемиллером, А. Г. Лидерсом, М. Ю. Городновой (2007).
4. Шкала семейного окружения (ШСО) (Методика famil Environmental Skale (FES), предложенная R.Н Moos в 1974 г., адаптированная С. Ю Куприяновым (1985).
5. Методика «Семейные роли» (модификация психотерапевтической техники «Ролевая карточная игра» Дж. Огдена и Э. Зевина, выполненная А. В. Черниковым)
6. Системный семейный тест Геринга (FAST)
7. Метод исследования ранних детских воспоминаний (А. Адлер)
8. Методы исследования жизненного сценария (К. Штайнер, М. Джеймс и Д. Джонгвард, Е. В. Сидоренко и др.)
1. Методика «Семейная социограмма»
(Э. Г. Эйдемиллер, О. В. Черемисин)
«Семейная социограмма» относится к рисуночным проективным методикам. Она позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и характер (прямой или опосредствованный) коммуникаций в семье. Организация исследования. Испытуемым дают бланк с нарисованным кругом диаметром 110 мм.
Инструкция: на листе перед вами изображен круг. Нарисуйте в нем самого себя и членов своей семьи в форме кружков и подпишите их именами». Члены семьи выполняют это задание, не советуясь друг
Анализ и интерпретация результатов Критерии, по которым производится оценка результатов психодиагностики:
1 число членов семьи, попавших в площадь круга;
2 величина кружков;
3 расположение кружков относительно друг друга;
4 дистанция между ними.
Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реально существующим. Возможно, что родственник, с которым субъект находится в конфликтных отношениях, не попадет в большой круг, он вытеснен из сознания субъекта. В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов может быть изображен в качестве члена семьи.

Рис. 2. Лена — дочь Рис. 3. Петр — отец Рис. 4. Я — мать девочки
Далее обращается внимание на величину кружков. Больший, по сравнению с другими, кружок «Я» говорит о высокой (возможно, завышенной) самооценке человека, меньший – о низкой (возможно, заниженной) самооценке. Величина кружков других членов семьи указывает на их значимость для испытуемого. Следует обратить внимание на расположение кружков в площади поля рисунка и по отношению друг к другу (третий критерий). Расположение испытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности личности, а размещение себя внизу, в стороне от других членов семьи – на переживание эмоциональной отверженности. Наиболее значимые члены семьи изображаются испытуемым в виде больших по размеру кружочков в центре или в верхней части поля рисунка.
Наконец, определенную информацию можно получить, проанализировав расстояния между кружками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка от других может говорить о конфликтных отношениях в семье, эмоциональном отвержении испытуемого. Своеобразное «слипание» кружков, когда они наслаиваются один на другой, соприкасаются или находятся друг в друге, свидетельствует о недифференцированном «Я» у членов семьи, наличии симбиотических связей.
Существуют различные варианты проведения данной методики. Так, например, И. М. Никольская в процессе семейной диагностики предлагает испытуемому последовательно нарисовать несколько вариантов семейной социограммы (Эйдемиллер Э. Г., Добряков И. В., Никольская И. М., 2003):
1.Стандартная социограмма, на которой изображены сам испытуемый ивсе члены его семьи.
2. Социограммы, на которых могут отсутствовать определенные члены семьи или присутствовать люди и объекты, которые к семье номинально не принадлежат.
3. Социограммы, которые относятся к разным этапам жизненного цикласемьи.
Это позволяет прояснить особенности взаимоотношений в разном семейном контексте, а также определить оптимальные, с точки зрения членов семьи, и реальную системы взаимоотношений. Сравнение и совместный анализ полученных социограмм позволяет психологу и членам семьи увидеть проблему с разных сторон, что, в свою очередь, способствует постановке более точного диагноза и поиску эффективного способа выхода из сложной ситуации.
Бланк теста «Семейная сопрограмма» состоит из инструкции и круга диаметром 110 мм.
Бланк теста «Семейная социограмма»
Инструкция:
Перед Вами на листе круг. Нарисуйте в нем в форме кружков себя самого и членов вашей семьи и подпишите их.

2. Методика ГеносоциограммаМетодика «Геносоциограмма» разработана и описана А. А. Шутценбергер. Слово «Геносоциограмма» происходит от слов «генеалогия» и «социометрия». Методика «Геносоциограмма» базируется на методике «Генограмма» и также используется для анализа семейной истории, паттернов взаимоотношений, переходящих из поколения в поколение, и событий, предшествующих тому или иному кризису семьи. Ее отличие состоит в фокусировке на мегасистемном уровне функционирования семейной системы. При работе с данной методикой психотерапевт обращает особое внимание на ситуацию в социуме в то время, когда в семье происходили те или иные события. В ходе работы над геносоциограммой отмечаются такие социальные катаклизмы, как война, голод, спад производства, изменение политического строя, гонения на отдельные народы и национальности и др. Цель методики — получение полной и целостной картины функционирования семьи на всех уровнях: индивидуальном, микро- макро- и мегасистемном.
Помимо генеалогической картины, дополненной перечнем важных жизненных событий семьи, геносоциограмма, базирующаяся на социометрической концепции Я. Морено, отражает также социометрические связи, эмоциональные отношения, взаимные симпатии и антипатии членов семьи, что позволяет глубоко проанализировать макросистемный уровень функционирования семьи.
3.Методика
«Шкала семейной адаптации и сплоченности» (FACES-3)
Представляет собой один из наиболее известных стандартизированных опросников, предназначенных для оценки семейной структуры.
Шкала семейной адаптации и сплоченности представляет собой стандартизированный опросник, цель которого – оценка семейной структуры. Авторами данного опросника являются Д. Х. Олсон, Дж. Портнер, Р. Белл (Olson, Portner, Bell, 1982), в 1985 г. появился новый вариант теста FACES III (Olson, Portner, Lavee, 1985). В настоящей Программе используется русскоязычный вариант шкалы, адаптированный и нормированный Э. Г. Эйдемиллером, А. Г. Лидерсом, М. Ю. Городновой (2007).
Цель этой методики: включает в себя три важнейших параметра семейного поведения сплоченность, адаптация и коммуникация. FACES-3 является третьим вариантом серий шкал FACES, разработанным для оценки двух основных параметров структуры семьи, представленных графически в «циркулярной модели», – семейной сплоченности и семейной адаптации.
Материалы: бланк, ручка.
Методика стандартизирована на выборке 1100 беспроблемных семей (молодые супружеские пары, родители и подростки, родители на других стадиях жизненного цикла). В дальнейшем были проведены дополнительные исследования на семьях больных неврозами, шизофренией, алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией.
Семейная сплоченность – это степень эмоциональной связи между членами семьи: при максимальной выраженности этой связи они взаимозависимы, при минимальной – автономны и дистанцированы друг от друга. Для диагностики семейной сплоченности используются следующие показатели: «эмоциональная связь», «семейные границы», «принятие решений», «время», «друзья», «интересы и отдых».
Шкала «Семейная сплоченность» показывает степень эмоциональной близости, наличие или отсутствие душевных, теплых эмоциональных отношений.
В «циркулярной модели» различают четыре уровня семейной сплоченности – от экстремально низкого до экстремально высокого. Они обозначаются следующим образом: разобщенный, разделенный, связанный и сцепленный. Представим краткую характеристику каждого из уровней.
Разобщенный уровень – члены семьи крайне эмоционально разделены, мало привязаны друг к другу и ведут себя не согласованно, не способны оказывать поддержку друг другу и совместно решать жизненные проблемы. Изолируясь друг от друга, подчеркивая свою независимость, они скрывают свою неспособность устанавливать близкие взаимоотношения. При сближении с другими у них возрастает чувство тревоги.
Разделенный уровень характеризуется умеренной сплоченностью семьи. В эмоциональных отношениях в семье присутствует некоторая раздельность, однако она не является такой крайней, как в разобщенной семье. Несмотря на то, что время, проводимое отдельно, для членов семьи более важно, семья способна собираться вместе, обсуждать проблемы, оказывать поддержку друг другу и принимать совместные решения. Интересы и друзья являются обычно разными, но существует и область, общая с другими членами семьи.
Связанный уровень характеризуется высокой степенью эмоциональной близости членов семьи, лояльностью во взаимоотношениях и определенной зависимостью членов семьи друг от друга. Члены семьи часто проводят время вместе. Это время для них важнее, чем время, посвященное индивидуальным друзьям и интересам. Однако сплоченность в таких семьях не достигает степени запутанности, когда пресекаются всякие различия.
Сцепленный уровень, для которого характерна чрезмерная эмоциональная близость (слияние) и лояльность, отсутствие личного пространства, независимости у членов семьи. Такие семьи и их члены являются слабо дифференцированными.
Сбалансированными уровнями семейной сплоченности являются разделенный и связанный.
Семейная адаптация – характеристика того, насколько гибко или, наоборот, ригидно семейная система приспосабливается или изменяется при воздействии на нее стрессоров, а также способность семьи решать жизненные задачи, возникающие перед ней при движении по стадиям жизненного цикла. Для диагностики адаптации используются параметры: «лидерство», «дисциплина», «правила и роли в семье».
Шкала «Семейная адаптация» выявляет уровень семейной адаптации: ригидный, структурированный, гибкий и хаотичный. Кратко охарактеризуем каждый из уровней.
Ригидный уровень семейной адаптации свидетельствует о низкой гибкости и адаптивности семьи. Такая семья не способна решать встающие перед ней жизненные задачи. Семья отказывается меняться и приспосабливаться к изменившейся ситуации (рождение, смерть членов семьи, взросление детей и отделение их от семьи, изменения в карьере, месте жительства и т. д.). Система часто становится ригидной, когда она чрезмерно иерархизирована, когда один из членов семьи полностью определяет ее жизнь, контролирует все в ней происходящее. Обсуждение важных вопросов в такой семье ограничено, большинство решений принимается лидером. В ригидной системе роли, как правило, строго распределены и правила взаимодействия остаются неизменными. Незначительность изменений в системе ведет к высокой предсказуемости и ригидности поведения ее членов.
Структурированный уровень семейной адаптации характеризуется умеренной гибкостью. Здесь присутствует некоторая степень демократического руководства, предполагающая обсуждение проблем членами семьи, учитываются мнения всех членов, включая детей. Роли и внутрисемейные правила стабильны, имеется возможность их обсуждения. Члены семьи должны соблюдать дисциплину.
Гибкий уровень семейной адаптации характеризуется умеренной гибкостью, демократическим стилем руководства. Решение проблем ведется открыто и активно, в них участвуют все члены семьи, включая детей. Роли могут выполняться разными членами семьи и меняться, когда это необходимо. Правила могут быть изменены и соотнесены с возрастом членов семьи. Иногда, правда, семье может не хватать лидерства, и члены семьи завязают в спорах друг с другом.
Хаотичный уровень семейной адаптации характеризуется высокой степенью непредсказуемости. Такое состояние система часто приобретает в момент кризиса, например, при рождении ребенка, разводе, потере источников дохода и т. д. Проблемным оно становится, если система застревает в нем надолго. Такой тип системы имеет неустойчивое и ограниченное руководство и испытывает недостаток лидерства. Решения являются импульсивными и непродуманными. Роли неясны и часто смещаются от одного члена к другому.
В качестве сбалансированных рассматриваются структурированный и гибкий уровни.
Тестовые материалы
Методика состоит из списка утверждений. Задача испытуемого заключается в том, чтобы дважды оценить каждое утверждение по степени его выраженности, используя пятибалльную шкалу:
• почти никогда – 1 балл,
• редко – 2 балла,
• время от времени – 3 балла,
• часто – 4 балла,
• почти всегда – 5 баллов.
В первом случае задача испытуемого оценить реальное семейное функционирование, во втором – идеальное, т. е. такое, каким бы хотелось его видеть.
Тестовые материалы
Вариант А
Инструкция: Опишите, пожалуйста, вашу реальную семью (супруг(а), дети). Прочитайте написанные ниже высказывания и оцените, насколько часто в вашей семье используются такие формы поведения. Если они не используются или почти не используются, поставьте значок «+» под цифрой 1 («Почти никогда»). Если используются редко – под цифрой 2 («Редко). Если иногда используются, а иногда – нет, поставьте значок «+» под цифрой 3 («Время от времени»). Если форма поведения применяется часто, поставьте значок «+» под цифрой 4 («Часто»). Если форма поведения характерна для вашей семьи и применяется практически постоянно, поставьте значок «+» под цифрой 5 («Почти всегда»)
Бланк ответов
Шифр кандидата ____________________ Пол ____________________
Образование ____________________
высшее, незаконченное высшее, среднее специальное, среднее, начальное
Семейное положение ____________________
состою в браке, разведен(а), вдова (вдовец), незарегистрированный брак, не состою в браке
Возраст ______ Дата _________
Инструкция: А теперь, пожалуйста, таким же образом опишите идеальную семью, ту, о какой вы мечтали.


б) теперь оцените все высказывания с точки зрения идеальной семьи, такой, о которой вы мечтайте.


Обработка и интерпретация результатов
1. Определение типа структуры семьи. При обработке подсчитывается количество баллов, полученных при суммировании четных и нечетных утверждений. Количество баллов, полученных при суммировании нечетных пунктов, определяет уровень семейной сплоченности, четных – уровень семейной адаптации. Тип семейной системы определяется двумя параметрами – суммарными оценками по шкалам сплоченности и семейной адаптации в соответствии с нормами оценок, стандартизированных на различных выборках (см. таблицы 2.10, 2.11, 2.12).

Таблица 2.10. Нормы оценок и средние показатели по Шкале семейной адаптации и сплоченности Д. Олсона (FACES III)

Примечание: Х – средние показатели; SD – стандартные отклонения от средних.

Таблица 2.11. Уровни сплоченности по Шкале семейной адаптации и сплоченности Д. Олсона (FACES III)

Таблица 2.12. Уровни адаптации по Шкале семейной адаптации и сплоченности Д. Олсона (FACES III)

2. Определение уровня удовлетворенности семейной жизнью. Разница между идеальными и реальными оценками по двум шкалам (сплоченности и адаптации) определяет степень удовлетворенности кандидата семейной жизнью. В настоящее время не существует никаких эмпирических норм для определения оценки расхождения идеального и осознаваемого. Высокая оценка расхождения указывает на низкую семейную удовлетворенность. Расхождение должно быть рассчитано для каждого индивидуума по сплоченности и адаптации, а общая оценка может быть получена в результате сложения этих двух общих оценок. Обратная зависимость полученных результатов является оценкой семейной удовлетворенности.
В результате комбинирования четырех уровней сплоченности и адаптации определяются 16 типов семейных систем. Опросник дает возможность определить тип семьи в соответствии с принятыми в семейной психологии характеристиками. Гармоничные, здоровые семьи оцениваются как функциональные, дисгармоничные как дисфункциональные.
В диагностической модели Д. Олсона 4 типа являются сбалансированными или функциональными, 8 – среднесбалансированными или полуфункциональными и 4 крайних типа – несбалансированными или дисфункциональными.
К функциональному, сбалансированному типу относятся семьи, характеризующиеся следующими уровнями:
1. Раздельный – структурированный
2. Раздельный – гибкий
3. Связанный – структурированный
4. Связанный – гибкий
К полуфункциональному типу семей относятся:
1. Разобщенный – структурированный
2. Разобщенный – гибкий
3. Сцепленный – структурированный
4. Сцепленный – гибкий
5. Разделенный – гибкий
6. Связанный – ригидный
7. Разделенный – хаотичный
8. Связанный – хаотичный
К дисфункциональному типу семей относятся следующие уровни:
1. Разобщенный – ригидный
2. Разобщенный – хаотичный
3. Сцепленный – ригидный
4. Сцепленный – хаотичный
Группу риска составляют семьи с ригидной структурой, не позволяющей быстро адаптироваться к изменяющимся условиям и возникающим стрессам, что может существенно затруднить адаптацию приемного ребенка в семье. Подобная структура затрудняет проживание кризисных периодов и продвижение семьи по стадиям жизненного цикла и является негативным показателем для выполнения кандидатом роли замещающего родителя.
К расширенным возможностям методики следует отнести исследования более частного уровня, а именно диагностических показателей шкал сплоченности и адаптации (таблица 2.13).

Таблица 2.13. Оценка параметров шкал теста FACES III

2.7. Оценка ресурсности кандидата в приемные родители и его семьи
Для оценки личностных особенностей кандидатов, способствующих успешному выполнения родительских обязанностей и преодолению трудностей, связанных с воспитанием приемных детей, мы предлагаем использовать методики, выявляющие такие позитивные характеристики, как уровень жизнестойкости и ресурность семьи. Учет такого рода психологических характеристик является чрезвычайно важным, поскольку в дальнейшем они могут быть залогом благополучия в семье, воспитывающей приемного ребенка. Следует помнить, что личностную зрелость родителей, уровень их жизнестойкости и ресурсность семьи можно развивать в ходе обучения в Школе приемных родителей и дальнейшего сопровождения.
4.Методика
ШКАЛА СЕМЕЙНОГО ОКРУЖЕНИЯ (ШСО).
Социальный климат семьи – это те правила поведения, которые сложились в семье и которые влияют на взаимоотношения в ней. Некоторые семейные правила устанавливаются открыто, другие правила скрытые, они обычно выводятся из повторяющихся ситуаций, которые происходят в семье. Скрытые правила очень сильны, так как они устанавливаются негласно и создают ощущения загадочности.
Правила показывают, что в семье можно делать, а что нельзя, что считается хорошим и плохим, т. е. они представляют собой элемент семейной идеологии, который и формирует социальный климат семьи.
Назначение.
Шкала семейного окружения предназначена для оценки социального климата в семьях всех типов.
В основе ШСО лежит оригинальная методика famil Environmental Skale (FES), предложенная R.Н Moos в 1974 г. Основное внимание тут уделяется измерению и описанию: А) отношений между членами семьи (показатели отношений), Б) направлениями личностного роста, которым в семье придается особое значение (показатели личностного роста), В) основной организационной структуре семьи (показатели, управляющие семейной системой). В нашей стране методика адаптирована С.Ю Куприяновым (1985).
Инструкция
В этом опроснике 90 утверждений. Вам предстоит решить, какие из этих утверждений верны в отношении вашей семьи, какие верны. Делайте все пометки в бланке для ответов (табл.). Если вы находите, что утверждение верно или в основном верно в отношении вашей семьи, поставьте знак «х» в клеточке, обозначенной буквой «В» (верно). Если вы считаете, что утверждение неверно или в основном неверно, поставьте знак «х» в клеточке, обозначенной буквой «Н» (неверно).
Вам может показаться, что некоторые утверждения являются верными в отношении одних членов семьи и неверными в отношении других. Если члены семьи разделяются по данному утверждению на две равные половины, решите для себя, верно или неверно утверждение описывает семью в целом.
Опросник
1.Члены нашей семьи оказывают реальную помощь и поддержку друг другу.
2.Члены нашей семьи часто скрывают свои чувства.
3.В нашей семье мы часто ссоримся
4.В нашей семье мы не очень часто делаем что-либо самостоятельно (отдельно от других членов).
5.Мы считаем это важным – быть лучшим в любом деле, которое делаешь.
6.Мы часто говорим о политических и социальных проблема.
7.Мы проводим большую часть выходных дней и вечеров дома.
8. Члены нашей семьи довольно часто смотрят передачи на морально-нравственные темы.
9. Вся деятельность нашей семьи довольно тщательно планируется.
10. в нашей семье редко кто-то командует.
11. Мы часто дома «убиваем» время.
12. В своем доме мы говорим все, что хотим.
13. члены нашей семьи редко открыто сердятся.
14. В нашей семье очень поощряется независимость.
15. Жизненный успех (продвижение в жизни) очень важен в нашей семье.
16. Мы редко ходим на лекции, спектакли, концерты.
17. Друзья часто приходят к нам в гости.
18. Мы считаем, что семья не несет ответственности за своих членов.
19. Мы, как правило, очень опрятны и организованны.
20. Число правил, которым мы следуем в нашей семье, невелико.
21. Мы вкладываем много энергии в домашние дела.
22. трудно «разрядиться» дома, не расстроив кого-нибудь.
23. Члены нашей семьи могут настолько разозлиться, что швыряют вещи.
24. В нашей семье мы обдумываем свои дела в одиночку.
25. Для нас не очень важно, сколько зарабатывает человек.
26. В нашей семье считается очень важным узнавать о новых вещах, событиях, фактах.
27. Никто в нашей семье не занимается активно спортом, бегом трусцой, игрой в бадминтон и т.д.
28.мы часто говорим на нравственные темы.
29. В нашем доме часто трудно бывает найти вещь, которая требуется в данный момент.
30. У нас есть один член семьи, который принимает большинство решений.
31. В нашей семье существует чувство единства.
32. Мы рассказываем друг другу о своих личных проблемах.
33. члены нашей семьи редко выходят из себя.
34. В нашей семье мы уходим и приходим, когда захотим.
35. в любом деле мы верим в соревнование, наш девиз «Пусть победит сильнейший».
36. Мы не очень интересуемся культурной жизнью.
37. Мы часто ходим в кино, театр, туристические походы, на спортивные мероприятия и т. д.
38. высокая нравственность не является уделом нашей семьи.
39. Быть пунктуальным в нашей семье очень важно.
40. В нашем доме все делается по раз и навсегда заведенному порядку.
41. Мы редко вызываемся добровольно, когда что-то нужно сделать дома.
42. если нам хочется что-то сделать экспромтом, мы часто тут же собираемся и делаем это.
43. Члены нашей семьи часто критикуют друг друга.
44. В нашей семье очень мало тайн.
45. Мы всегда стремимся делать дело так, чтобы в следующий раз получилось намного лучше.
46. У нас редко бывают интеллектуальные дискуссии.
47. Все в нашей семье имеют одно или несколько хобби.
48. У членов семьи строгие понятия о том, что правильно и что неправильно.
49. В нашей семье все часто меняют мнение о домашних делах.
50. В нашей семье предается большое значение соблюдению правил.
51. Мы стараемся делать все во имя сплоченности нашей семьи.
52.Если у нас в семье начнешь жаловаться, кто-то обычно расстроится.
53. Члены нашей семьи иногда могут ударить друг друга.
54. Члены нашей семьи обычно полагаются сами на себя, если возникает какая-то проблема.
55.Членов нашей семьи мало волнует продвижение по работе, школьные отметки и т.д.
56. Кто-то нашей семье играет на музыкальном инструменте.
57. Члены нашей семьи принимают мало участия в развлекательных мероприятиях.
58. Мы убеждены, что существуют некоторые вещи, которые надо принимать на веру.
59. Члены нашей семьи содержат свои комнаты в порядке.
60. в семейных решениях все имеют равное право голоса.
61. В нашей семье очень слабо развит дух коллективизма.
62. В нашей семье открыто обсуждаются денежные дела и оплата счетов.
63. Если в нашей семье возникают разногласия, мы изо всех сил стараемся «сгладить углы» и сохранить мир.
64. Члены нашей семьи усиленно поощряют друг друга отстаивать свои права.
65. В нашей семье мы очень стремимся к успеху.
66. Члены семьи часто ходят в библиотеку.
67. Члены семьи иногда посещают курсы или берут уроки по своим интересам и увлечениям (помимо школы).
68. В нашей семье у каждого своего понятия о том, что правильно и что неправильно.
69. Обязанности каждого в нашей семье четко определены.
70. В нашей семье мы можем делать, что хотим.
71. Мы редко по – настоящему ладим друг с другом.
72. В нашей семье мы обычно следим за тем, что говорим друг другу.
73. Члены семьи часто пытаются быть в чем-то выше или превзойти один другого.
74. В нашем доме трудно побыть одному, чтобы это кого-нибудь не обидело.
75. «Делу-время, потехе-час»- таково правило нашей семьи.
76. Смотреть телевизор в нашей семье важнее, чем читать.
77. Члены семьи часто выходят в свет.
78. Наша семья придерживается строгих моральных правил.
79. В нашей семье с деньгами обращаются не очень бережно.
80. В нашей семье царит правило: «Всяк сверчок знай свой шесток!»
81. В нашей семье всем уделяется достаточно много времени и внимания.
82. В нашей семье часто возникают спонтанные дискуссии (экспромты).
83.В нашей семье мы считаем, что повышением голоса ничего не добьешься.
84. В нашей семье не поощряется, чтобы каждый высказывался сам за себя.
85. Членов нашей семьи часто сравнивают с другими людьми в отношении того, как они успевают на работе или в школе.
86. В нашей семье по-настоящему любят музыку, живопись, литературу.
87. Главная форма развлечения у нас - смотреть телевизор или слушать радио.
88 Члены нашей семьи верят в торжество справедливости.
89. В нашей семье посуда моется сразу после еды.
90. В нашей семье немногое проходит безнаказанно.
Интерпретация и обработка данных
ШСО включает десять шкал, каждая из которых представлена десятью пунктами, имеющими отношение к характеристике семейного окружения. Краткое описание шкал.
А. Показатели отношений между членами семьи
Сплоченность (С). В какой степени члены семьи заботятся друг о друге, помогают друг другу; выраженность чувства принадлежности к семье.
Экспрессивность (Э). В какой степени в семье разрешается открыто действовать и выражать свои чувства.
Конфликт (К-т). В какой степени открытое выражение гнева, агрессии и конфликтных взаимоотношений в целом характерно для семьи.
Б. Показатели личностного роста
4. Независимость (Н). В какой степени члены семьи поощряются к самоутверждению, независимости к самостоятельности в обдумывании проблем и принятии решений.
5. Ориентация на достижения (ОД). В какой степени разным видам деятельности (учебе, работе и пр.) в семье придают характер достижения и соревнования.
6. Интеллектуально-культурная ориентация (ИКО). Степень активности членов семьи в социальной, интеллектуальной, культурной и политической сферах деятельности.
7. Ориентация на активный отдых (ОАО). Насколько семье свойственны активный отдых и спорт.
8. Морально-нравственные аспекты (МНА). Степень семейного уважения к этическим и нравственным ценностям и положениям.
9. Организация (О). Насколько для семьи важны порядок и организованность (структурирование семейной деятельности, финансовое планирование, ясность и определенность семейных правил и обязанностей).
10. Контроль (К-л). Степень иерархичности семейной организации, ригидности семейных правил и процедур, контроля членами семьи друг друга.
При обработке данных исследования для каждой шкалы высчитывается показатель, который получают путем сложения учитываемых ответов по всем пунктам соответствующей шкалы. Затем высчитываются средние показатели для всех членов семьи и высчитывается семейный профиль, который сравнивается со средними значениями нормативного профиля (табл.). Также может быть определен показатель несовместимости семьи (ПНС), характеризующий выраженность диссонанса в восприятии семейного климата членами семьи.
Бланк регистрации ответов ШСО
(знаком «х» помечены пункты, учитываемые при подсчете балов по соответствующим шкалам)
В х х х х х х х х
№ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Н х х В х х х х х х х № 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Н х х х
В х х х х
№ 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Н х х х х х х В х х х х х х х
№ 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
Н х х х В х х х х х
№ 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
Н х х х х х В х х х х х х х
№ 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
Н х х х В х х х х х х х х № 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
Н х х
В х х х х х х
№ 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
Н х х х х В х х х х х х х
№ 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
Н х х х С Э К-Т Н ОД средние значения FES (американские семьи)и ШСО (российские семьи)
Шкалы США, n = 285 Россия, n -100
M q M q
1 С 6,36 1,86 6,45 1,36
2 Э 5,43 1,49 6,18 1,17
3 К-Т 4,65 2,05 3,20 1,56
4 Н 6,67 1,23 4,35 1,25
5 ОД 5,64 1,66 5,46 1,44
6 ИКО 6,15 1,98 6,08 1,39
7 ОАО 6,19 1,66 4,37 1,50
8 МНА 4,55 2,15 5,72 1,09
9 О 5,27 2,03 5,13 1,65
10 К-Л4,80 1,84 3,93 1,27
Примечание: n – количество испытуемых, M – среднее значение по группе, q – стандартное отклонение.
5.Методика
«Семейные роли»
Бланк опросника «Семейные роли»
Инструкция:
Впишите имена членов Вашей семьи и отметьте количеством звездочек, насколько перечисленные роли характерны для каждого из них:
*** — его (ее) постоянная роль;
** — довольно часто он (она) это делает;
* — иногда это относится к нему (к ней).
Некоторые из упомянутых ролей не свойственны Вашей семье или никогда не исполняются тем или иным ее членом; в этом случае оставьте графу пустой. Возможно, в Вашей семье есть свои уникальные роли, отсутствующие в общем списке, допишите их.
Затем среди всего списка выделите три роли, которые Вы считаете наиболее важными для жизни семьи.
РОЛИ-ОБЯЗАННОСТИ ИМЕНА
       
Организатор домашнего хозяйства        
Закупщик продуктов        
Зарабатывающий деньги        
Казначей        
Его превосходительство плохой исполнитель всех своих обязанностей        
Убирающий квартиру        
Выносящий мусор        
Повар        
Убирающий со стола после обеда        
Тот. Кто ухаживает за животными        
Организатор праздников и развлечений        
«Мальчик на побегушках»        
Человек, принимающий решения        
Починяющий сломанное        
         
         
РОЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИМЕНА         Буфер, посредник в конфликте        
Любитель поболеть        
Сторонник строгой дисциплины        
Главный обвинитель        
Одинокий волк        
Утешающий обиженных        
Уклоняющийся от обсуждения проблемы        
Создающий другим неприятности        
Держащийся в стороне от семейных разборок        
Приносящий жертвы ради других        
Семейный вулкан        
Затаивший обиду        
Шутник        
         
         
Опросник «Семейные роли» предназначен для описания ролевой структуры семьи. Данная методика является модификацией психотерапевтической техники «Ролевая карточная игра» (1970) (авторы техники Дж. Огден и Э. Зевин), выполненной А. В. Черниковым (2001), и помогает определить вклад каждого члена семьи в организацию совместной жизни (роли-обязанности), а также типичные варианты поведения в конфликтных ситуациях (роли взаимодействия). Кроме того, опросник позволяет косвенно оценить статус членов семьи и степень их влияния на принятие семейных решений.
В основе интерпретации полученных результатов лежит представление о том, что члены семьи, которые чаще других играют важные роли, как правило, обладают большей властью в семье.
Методику можно проводить индивидуально или со всей семьей. Она очень наглядна, информативна и в групповом варианте может служить основой для обсуждения семейной ситуации и разницы в ее восприятии членами семьи.
Методика
Системный семейный тест Геринга (FAST)
Тест FAST был разработан швейцарским психологом Томасом Герингом и впервые опубликован в 1993 году в Германии. Описание и инструкция к применению теста на русском языке имеются в сборниках по семейной психологии. Тест FAST основывается на структурной системной теории семьи и может быть использован как для психодиагностики структуры семьи, так и для психотерапевтических целей.
 FAST относится к классу методик, в которых структура отношений представляется в форме пространства (сюда также относятся такие методики, как «Социограмма», «Скульптура семьи», «Рисунок семьи» и др.). Для изображения отношений в тесте Т. Геринга и-пользуются замещающие фигуры.
Преимуществом FAST является то, что он может проводиться как с отдельным членом семьи, так и со всей семьей одновременно. Тест применим даже для детей дошкольного возраста.  Другим преимуществом данного теста является то, что он не вызывает столь сильные эмоциональные реакции у испытуемых, как, например, методика «Скульптура семьи». Кроме того, по сравнению со «Скульптурой семьи» результаты теста FAST более приспособлены для количественного анализа.
Данный тест разработан в рамках системной семейной терапии и основан на структурной теории семьи. Он представляет собой метод репрезентации респондентами (членами семьи) структуры их семейных отношений, ключевыми параметрами которой выступают сплоченность, иерархия, гибкость этих параметров, а также границы семьи (подробнее см. раздел «Основные понятия семейной психологии»).
Системный семейный тест Геринга используется для диагностики и построения терапевтических гипотез при работе с семьями и их отдельными членами, а также в исследовательских целях. С его помощью могут быть получены количественные и качественные данные об индивидуальном и групповом восприятии (оценке) членами семьи структур, регулирующих их семейные отношения в различных ситуациях.
Данная методика впервые на белорусской выборке была использована в диссертационном исследовании О. В. Агейко, посвященном изучению особенностей восприятия семейной структуры детьми из неполных семей (Агейко О. В., 2004).
Материал методики состоит из доски, разделенной на 81 квадрат (9x9), фигур, обозначающих лица мужского и женского пола, а также цилиндрических блоков высотой 1,5; 3 и 4,5 см. На фигурках условно нанесены точками глаза.
Расстояние между фигурками на доске отражает степень сплоченности семьи и отдельных ее подсистем. Высота фигурок, регулируемая с помощью цилиндрических блоков, показывает семейную иерархию. Направление взгляда фигур является дополнительным качественным параметром, отражающим нюансы взаимоотношений членов семьи (Черников А. В., 2001).
Для дополнительного исследования взаимоотношений в семье в тесте имеются цветные фигурки трех цветов, с помощью которых испытуемый может подчеркнуть разницу в поведении и характере разных членов семьи.
Существует несколько вариантов семейного системного теста (ССТ):
· индивидуальный;
· групповой;
· комбинированный (вначале проводится индивидуально с каждым членом семьи, а затем — со всеми членами семьи вместе).
Выполнение теста доступно всем членам семьи старше 6 лет. Проведение теста с одним испытуемым занимает в среднем 20—30 минут. Основные этапы проведения ССТ:
1.Сбор анамнестических данных.
2. Инструкция по выполнению теста.
3. Наблюдение за поведением испытуемого(ых) при выполнении теста.
4. Запись семейных репрезентаций.
5. Интервью после каждой репрезентации.
Данные, полученные в ходе выполнения теста, записываются экспериментатором в специальные бланки, куда вносятся и необходимые комментарии. Тест включает в себя три репрезентации:
репрезентация типичной семейной ситуации;
репрезентация идеальной семейной ситуации;
репрезентация конфликтной семейной ситуации.
Во время тестирования респондент находится один на один с экспериментатором.
Инструкция: «Представьте типичные отношения в Вашей семье. Вначале расставьте фигуры на доске таким образом, чтобы показать, насколько близки члены Вашей семьи между собой. Затем с помощью цилиндрических блоков отрегулируйте высоту фигур и покажите, какова власть и влияние, которыми обычно обладает каждый член Вашей семьи».
Изображенная респондентом конфигурация записывается экспериментатором в тестовый бланк под названием «Типичная репрезентация».
Бланк
ФИО _____________________________________________________________
ФигураОтец мать Реб.1 Реб.2 Реб.3 Родст-ки Др.фигВозраст
Пол
Расположение
Высота
Цвет
Интервью, после типичной репрезентации
 
1. Показывает ли это изображение типичную ситуацию? Если да, то какую?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
2. Как долго взаимоотношения существуют таким образом (является ли такое положение стабильным)?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
3.Как изменились сейчас взаимоотношения по сравнению с тем какими они были раньше (отличия)?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
4. Какова причина того, что отношения стали такими, какими Вы их здесь показываете?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
5. Каков контакт глаз между фигурами или что означает направление их взгляда?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
6. Почему Вы заменили бесцветные фигуры на цветные?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
7. Какие персональные характеристики обозначены цветами, которые вы выбрали?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
8. До какой степени эти характеристики влияют на семейные взаимоотношения?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
 
Комментарии:
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
 
Инструкция: «Семейные отношения не всегда идеальны. Покажите. Пожалуйста, какими Вы хотели бы видеть отношения в Вашей семье или каким образом Вы бы изменили типичные отношения в Вашей Семье, с тем чтобы они соответствовали бы идеальным. Вначале расставьте фигуры на доске, а затем отрегулируйте их высоту».
Изображенная респондентом конфигурация записывается экспериментатором в тестовый бланк «Идеальная репрезентация».
Бланк
ФИО _________________________________________________________________
 
Фигура Отец мать Реб.1 Реб.2 Реб.3 Родст-киДр.фигВозраст              
Пол              
Расположение              
Высота              
Цвет              
  
Интервью, после идеальной репрезентации
 1. Показывает ли эта репрезентация ситуацию, которая имела когда-то место? Если да, то какова была эта ситуация?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
2. Как часто такая ситуация случается (частота), как долго она длиться?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
3.Когда подобная ситуация произошла впервые и когда она имела место в последний раз?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
4. Что должно произойти, чтобы типичные отношения стали соответствовать таким, как Вы их видите в идеале?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
5. Насколько важным это является для Вас и для других членов семьи?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
6. Каков контакт глаз между фигурами и что означает направление их взгляда?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
7. Почему Вы заменили бесцветные фигуры на цветные?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
8. Какие персональные характеристики обозначены цветами, которые вы выбрали?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
9. Каким образом эти характеристики влияют на отношения в семье?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
 
Комментарии:
Инструкция: «В каждой семье бывают конфликты. Подумайте о том, какой конфликт в Вашей семье является наиболее важным (серьезным). Покажите, каковы отношения в Вашей семье во время конфликта. Вначале расставьте фигуры на доске, а затем определите их высоту».
Изображения записываются экспериментатором в тестовый бланк «Конфликтная репрезентация».
Бланк
ФИО ________________________________________________________________
 
Фигура Отец мать Реб.1 Реб.2 Реб.3 Родст-киДр.фигВозраст              
Пол              
Расположение              
Высота              
Цвет              
Интервью, после конфликтной репрезентации
 
1. Кто вовлечен в этот конфликт?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
2. По какому поводу этот конфликт?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
3. Как часто этот конфликт случается (частота), как долго он длиться?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
4.Когда подобная ситуация произошла впервые и когда она случилась в последний раз?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
5.Насколько важен этот конфликт для Вас и для других членов семьи?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
6. Какие роли играют различные члены семьи в разрешении этого конфликта?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
7. Каков контакт глаз между фигурами и что означает направление их взгляда?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
8. Почему Вы заменили бесцветные фигуры на цветные?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
9. Какие персональные характеристики обозначены цветами, которые Вы выбрали?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
10.До какой степени эти характеристики влияют на семейные взаимоотношения?
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
 
Комментарии:
__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
 
При групповом варианте выполнения ССТ всю семью или отдельных ее членов просят сделать расстановку фигур вместе. Инструкции для репрезентаций остаются такими же, как и в индивидуальном варианте, однако акцент делается на том, что члены семьи должны работать все вместе. Отличающиеся мнения об отношениях в семье следует обсудить. Если это представляется возможным, необходимо достичь согласия в определении общей позиции по репрезентации.
Во время работы респондентов над совместной репрезентацией необходимо вести наблюдение за взаимоотношениями членов семьи между собой. Критерии для наблюдения выбираются в соответствии со специальными целями исследования.
Процедура интервью, проводимая после интерактивной репрезентации, выполняется таким же образом, как и для индивидуального теста.
После проведения ССТ дается его качественная и количественная оценка.
 Подробнее остановимся на описании показателей функционирования малой группы (семьи) и ее структуры, которые позволяют оценить тест FAST.
 Сплоченность. Данный показатель определяется расстоянием между фигурами на доске. Когда фигуры стоят непосредственно на соседних полях, это соответствует максимальной сплоченности, в то время как большие дистанции отражают менее сплоченные отношения. Измеряемая в тесте сплоченность может быть низкой, средней или высокой. На наш взгляд, понятие «сплоченность» у Т. Геринга означает не то же самое, что и социально-психологический феномен «сплоченность» в отечественной социальной психологии. В ходе исследования мы установили, что это понятие ближе к социометрическому показа-телю симпатии и антипатии между членами группы. Эта характеристика касается скорее отношений между участниками группы, нежели некой интегральной характеристики группы в целом.
 
Иерархия. Расчет основан на возвышении фигур (речь идет о высоте или числе используемых опор). Чем больше высота опоры, тем большей властью обладает член семьи. В методике выделяются три уровня власти: высокий, средний, низкий. О перевернутой иерархии можно говорить тогда, когда фигуры детей оказываются выше фигур родителей.
 
Направление взглядов. На всех фигурах точками условно нанесены глаза. Впервые Т. Герингом был использован показатель направления взглядов, который на невербальном уровне способен оценить нюансы эмоциональных отношений в семье.
 
Гибкость семейной структуры. Данный показатель отражает способность к изменениям семейной структуры под воздействием каких-либо факторов. Для того чтобы определить данный параметр, необходимо, чтобы члены семьи репрезентировали свои отношения в трех ситуациях: в обычной, в конфликтной и в идеальной. Если во всех трех случаях репрезентации остаются неизменными, то тогда можно говорить о низкой гибкости структуры отношений. Соответственно, если в разных репрезентациях структура выглядит по-разному, то можно говорить о гибкости семейной системы.
 
Различия в восприятии семейной структуры. Значительные различия в восприятии семейных отношений членами семьи говорят о ее дисфункции и затруднении кооперации. Данный показатель оценивается с помощью сравнения индивидуальных представлений различных членов семьи и индивидуальных представлений с групповым представлением.
 
Цвет фигуры. В тесте FAST фигуры представлены в трех цветах: оранжевом, фиолетовом и зеленом. Цвет дополнительно отражает восприятие членами семьи друг друга.
 
Поведение при проведении теста. Анализируются порядок выставления фигур, который дополнительно свидетельствует об отношении к члену семьи, изменение позиций фигур на доске, спонтанные выражения при выставлении фигур, представленность внесемейных значимых фигур или пропуск членов семьи.
 
Интеракции. Оцениваются по наблюдению за семьей во время выполнения теста. Позволяют определить семейные роли.
 
Т. Геринг смог описать два типа структур в семье, а именно структуру иерархии и структуру отношений.
 
Он выделяет два типа структур иерархии — равную и иерархичную. Если перепада высот между фигурами нет, это соответствует равной структуре власти. При этом большие различия высот отражают более иерархичные отношения.
 Классификация структур отношений на уровне семьи, а также в родительских и детских субсистемах происходит благодаря комбинации сплоченности и иерархии, причем выраженность обоих измерений может быть низкой, средней или высокой. 
Сбалансированная структура означает среднюю или высокую сплоченность и среднеиерархичные отношения. 
Среднесбалансированная структура отражает или среднюю сплоченность и низкую либо высокую иерархию, или низкую сплоченность и среднюю иерархию отношений.
На несбалансированную структуру указывают размеры максимальной величины.
 Т. Герингом и его коллегами было установлено, что дисфункциональные семьи с многочисленными проблемами имеют несбалансированную структуру отношений и различные структурные нарушения.
  Для того чтобы рассмотреть, существует ли в семье межпоколенная коалиция (кроссгенерационная коалиция, или единство членов семьи разных поколений), следует сравнить сплоченность в родительской диаде со сплоченностью подсистемы «родитель—ребенок». Межпоколенная коалиция диагностируется, если отношения между родителями характеризуются более низкой сплоченностью, чем одна из диад «родитель—ребенок».
Определение уровня иерархии в семейной структуре основано на оценке разницы в высоте фигур, обозначающих членов семьи. Оценка иерархии включает не только позицию и власть каждого члена семьи по отдельности, и разницу между ними, но также и классификацию качества границ между поколениями.
Совокупность всех измерений сплоченности и иерархии дает возможность получить описание типов семейных структур. На основе измерений сплоченности и иерархии выделяют три типа семейных структур:
· сбалансированный — уровень сплоченности и иерархии средний;
· среднесбалансированный — средний уровень сплоченности сочетается с высоким или низким уровнем иерархии, либо средний уровень иерархии сочетается с высоким или низким уровнем сплоченности;
· несбалансированный — оба измерения отмечаются крайним количеством баллов (высокая или низкая сплоченность и иерархия).
Классификация структур отношения может быть выполнена как на семейном уровне, так и на уровне различных подсистем. Данная типология позволяет получить простые описания семейных структур и разницу в их восприятии отдельными членами семьи, а также разницу между индивидуальными и групповыми репрезентациями.
Структуры семейных отношений определяются и формируются под влиянием индивидуальных ценностей членов семьи и особенностей культуры того общества, в котором данная семья проживает. Таким образом, любая интерпретация должна принимать во внимание особенности более широкого контекста существования семьи.
Важную помощь при интерпретации семейных конструктов оказывают спонтанные замечания респондентов и обмен информацией между респондентами и экспериментатором. Привлекая внимание к некоторым характеристикам репрезентации или обсуждая различия между репрезентациями, можно получить важные данные для выдвижения системных гипотез. Кроме того, полезно наблюдение за невербальным поведением респондентов. Во время проведения тестирования важно обращать внимание на порядок, в которое расставляются фигуры, и на любые изменения (замены), сделанные после расстановки. Это может дать информацию о том, кто из членов семьи является центральной фигурой для респондента или насколько четко определены позиции в семье.
При анализе семейных структур важно рассматривать качественные аспекты, особенно по измерениям иерархии. Например, различия во власти имеет иной смысл в отношениях «родитель—ребенок», чем в супружеских отношениях. В то время как различия во властных полномочиях между родителем и детьми дают информацию о стиле воспитания, они также могут отражать равное распределение привилегий на уровне детей. Целесообразно выявить определенную манеру оказания влияния (например, через симптоматически поведение). Это может также оказаться полезным при интерпретации изменений в иерархии.



Метод исследования ранних детских воспоминаний (А. Адлер)
В основе метода анализа ранних воспоминаний лежит положение З. Фрейда о том, что «так называемые детские воспоминания представляют собой не настоящий след давних впечатлений, а его позднейшую обработку, подвергшуюся воздействию различных психических сил более позднего времени».     Результатом анализа ранних детских воспоминаний является положение А. Адлера о «жизненном стиле личности». В индивидуальной психологии под "жизненном стиле личности» принято понимать значение, которое человек придает миру и самому себе, направленности своих устремлений и выработанные им паттерны поведения (привычки, подходы к решению жизненных проблем) «содержится фундаментальная оценка человеком самого себя и своего положения».
Метод «анализа ранних детских воспоминаний» был разработан в рамках адлерианской концепции психотерапии. В психотерапии и психологическом консультировании данный метод может использоваться в следующих целях:
• исследовательской, позволяющей изучить специфику жизненного стиля личности;
• диагностической, помогающей консультанту понять влияние индивидуального стиля жизни на проблематику и затруднения клиента и изучить, и понять актуальное состояние клиента;
• психотерапевтической, коррекционной, делающей возможным изменение и формирование более адаптивного стиля жизни.
Метод анализа ранних детских воспоминаний имеет следующие преимущества:
• позволяет клиенту нейтральным или содержащим минимум тревожности и иных негативных эмоций способом осветить и сообщить консультанту свои жизненные цели, специфику своего отношения к окружающим и свой взгляд на мир, свою картину мира;
• ориентирован не только на реальные воспоминания детства, но и на такие воспоминая, которые клиент считает таковыми, но которые не являются реальными на самом деле, то есть позволяет работать с фантазиями клиента,
• может использоваться как для групповых, так и для индивидуальных консультаций.
Метод анализа ранних детских воспоминаний имеет следующие недостатки и ограничения:
• часто отражает актуальное состояние клиента, то есть при определенном актуальном состоянии человек выбирает и озвучивает соответствующие воспоминания. Например, если актуальное состояние клиента предполагает тревогу и грусть, то воспоминания, которые он выберет и озвучит, будут носить тот же самый характер, но это не означает, что весь жизненный стиль клиента основан на этих чувствах, и консультант должен помнить и учитывать это при анализе индивидуального стиля жизни клиента;
• у клиента может возникнуть нежелание или отказ воспроизводить свои ранние воспоминания, обусловленные различными внешними факторами:
- травмирующими событиями детства (инцест, насилие, депривация и т. п.);
- изменением жизненного стиля в процессе развития и роста и отсутствием реального детского воспоминания, которое подходило бы под новый жизненный стиль;
- различными мозговыми и неврологическими нарушениями;
- отсутствием доверия к консультанту и консультированию вообще или недостаточным ощущением безопасности;
- субъективность интерпретаций, как и в любом другом проективном методе, отсутствие четкой и подробной системы получения, оценивания и интерпретации ранних детских воспоминаний.
 Процедура получения материала ранних детских воспоминаний может осуществляться:
- через письменное изложение клиентом нескольких (например, шести) воспоминаний с расстановкой определенных акцентов;
- ответ на ряд специальных вопросов, ориентированных на ситуации из детства. о использовании метода анализа ранних детских воспоминаний.
В использовании метода анализа ранних детских воспоминаний существует следующая специфика:
• предпочтительно (в классическим адлерианском методе) записывание клиентом своих воспоминаний с фиксированием мельчайших деталей;
• основное внимание консультанту необходимо обратить на первое воспоминание клиента, а затем, если по разным причинам на его основе не удалось получить и проанализировать необходимый материал, работать со следующими воспоминаниями;
• необходимо обратить внимание на определенные содержательные категории воспоминания клиента, то есть анализ того, что присутствует в воспоминании по определенному порядку и в соответствии с определенной принадлежностью, а также понять, каким образом и что именно в жизненном стиле личности отражают эти категории;
• консультант должен уметь понять знаки и символы, а также общее содержание предлагаемого клиентом воспоминания и проинтерпретировать их для себя и выдвинуть по каждой категории рабочие гипотезы, с тем чтобы впоследствии проверить эти гипотезы в сравнительном анализе стиля жизни клиента, его мнения о себе и мнения консультанта;
• после сбора материала о ранних детских воспоминаниях консультанту в беседе с клиентом следует обсудить, проанализировать полученную информацию, и это может стать темой консультативного процесса.
Выделяются следующие категории анализа ранних детских воспоминаний:
• люди. присутствующие или отсутствующие в воспоминаниях:
- мать и отец;
- родные и двоюродные братья и сестры;
- бабушки, дедушки и другие родственники;
- посторонние люди (гости, друзья, соседи и т. п.);
• тип событий, которые присутствует в воспоминании:
- опасности, несчастные случаи, телесные и другие наказания;
- болезни и смерть;
- проступки, кражи, сексуальные эксперименты и т. п.; «новые жизненные ситуации;
• способ восприятия ситуации клиентом, когда он находится в той детской ситуации, которую воспроизводит:
- преобладающий вид чувствительности, то есть какая модальность или система восприятия преобладала у клиента в той ситуации;
- ощущение принадлежности, то есть какое местоимение — «Я» или «МЫ» употребляет клиент в описании ситуации из воспоминания;
- чувства и эмоции, которые испытывал клиент в предлагаемом воспоминании.
Процедура обследования.
     Испытуемому предлагается изложить свое самое раннее воспоминание. Если испытуемый будет устно рассказывать о своем раннем детском воспоминании, то при этом сопротивление будет меньше, в отличие от ситуации, когда испытуемому предлагается свое воспоминание изложить в письменном виде.
     Инструкция: «Запишите ваше самое раннее детское воспоминание. Сделайте это как можно подробнее, описывая даже то, что вам кажется не очень значимым. Воспоминание должно быть конкретным случаем, а не обобщением того, что часто происходило».
     Перед началом изложения для испытуемого подчеркивается значение следующих моментов:
 — быть как можно более конкретным; — не давать «обзоров», т. е. воспоминаний о случаях, которые повторялись много раз; — не отказываться давать воспоминание, даже если нет абсолютной уверенности, что это действительно случилось с вами; — включать все, что вспоминается, даже то, что кажется незначительным; — описывать только то, что относится к возрасту до восьми лет; — описывать чувства, даже если они противоречивы;— называть имена присутствующих в воспоминании людей; — описывать наиболее яркую часть; — описывать то, что случилось до и после этого, и чувства, которые в это время возникали;
— попытаться высказать догадку по поводу цели своего поведения;
— указать примерный возраст, к которому относится воспоминание.
     При проведении двухдневного или трехдневного семинара участникам предлагается записать свои ранние воспоминания: «Придя домой, и отдохнув, постарайтесь уединиться от всех и устроить так, чтобы в течение часа никто из домашних или посторонних не отвлек вас от воспоминаний. Часа, по-видимому, хватит с избытком, но пусть лучше будет время в запасе, поскольку торопиться здесь, не стоит. Возьмите лист бумаги, ручку и опишите на бумаге ваше самое раннее воспоминание. Записывайте, пожалуйста, все, что приходит в голову, не опускайте никаких подробностей, которые всплывут в вашей памяти. Запишите все, что только сможете, постарайтесь ничего не пропустить. Не стоит спрашивать у родителей или других родственников: "Когда это было? Что это было?" и т. п. Важно, что вы это помните, как самое раннее свое воспоминание. Хронология неважна. Но важно, чтобы вы обязательно сделали это письменно».
Не важно было ли то, о чем сообщает человек, на самом деле. Анализироваться могут и так называемые ложные воспоминания. Метод прост и может быть использован в групповом исследовании.
Порядок анализа ранних воспоминаний:
      На 1-м этапе фиксируются содержательные категории и выдвигаются гипотезы.
      На 2-м этапе предлагается прочитать все гипотезы, записанные на I этапе, и вычеркнуть те из них, которые опровергаются какими-либо другими элементами воспоминания.
      На 3-м этапе предлагается сосредоточиться удобным для себя способом и попытаться постичь формулы жизненного стиля автора воспоминаний. Работать поначалу лучше в режиме мозгового штурма — продуцировать любые идеи и записывать их, не критикуя.
     На 4-му этапу анализа, мы переходим к исследованию вместе с автором ранних воспоминаний той жизненной формулы, которую мы составили, — то это означает, что от диагностической, исследовательской задачи мы переходим к задаче психотерапевтической, а это требует уже другого договора с клиентом, других условий и других методов работы.
 
     1-й этап -  фиксируются содержательные категории и выдвигаются гипотезы.      Присутствующие в воспоминаниях люди:
     1.1. Мать.     Имеет значение присутствие матери в ранних воспоминаниях и ее отсутствие.     а) присутствие матери в ранних воспоминаниях проявляется у человека с жизненным стилем избалованного ребенка;     б) мать может присутствовать в ранних воспоминаниях тех субъектов, которые испытывали недостаток ее внимания;     в) мать может присутствовать в ранних воспоминаниях хорошо адаптированных благодаря ей субъектов;     г) отсутствие матери может проявляться у тех людей у которых есть чувство, что мать ими пренебрегала;     д) отсутствие матери также может говорить о том, что ребенок к ней не привязан, не удовлетворен своей жизненной ситуацией;     е) отсутствие матери может быть связано с рождением младшего ребенка в семье и как следствие с «детронизацией (свержением с трона).
 
     1.2. Отец. а) присутствие отца в ранних воспоминаниях может наблюдаться в тех случаях, когда ребенок обращается к отцу из-за неудовлетворенности отношениями с матерью и/или в связи с рождением следующего ребенка;  
б) отец может присутствовать в ранних воспоминаниях избалованного ребенка, восстающего против своего отца;
     в) отсутствие отца не анализируется
 
     1.3. Братья и сестры.     а) присутствие в ранних воспоминаниях брата или сестры может свидетельствовать о детронизации;     б) субъект находится в состоянии соперничества с сиблингом;     в) присутствие братьев и сестер может означать несамостоятельность, зависимость от сиблинга;     г) присутствие братьев и сестер также может означать развитие социальных чувств и сотрудничества.
 
     1.4. Двоюродные братья и сестрыа) присутствие двоюродного брата или сестры того же пола – расширение поля социального действия, распространение его за пределы семьи;  
 б) присутствие двоюродного брата или сестры противоположного пола – возможно, есть трудности во взаимодействии с противоположным полом.
 
     1.5. Бабушки, дедушки и остальные родственники. а) присутствие бабушки, дедушки и/или остальных родственников может свидетельствовать о том, что они баловали ребенка;    
б) присутствие бабушки, дедушки и/или остальных родственников, но исключение остальных людей и как следствие недостаточная социальная адаптация.
 
     1.6. Посторонние, чужие люди: гости, друзья, соседи и пр. а) присутствие посторонних чужих людей (гостей, друзей, соседей) - ребенок осознает себя как часть общества, распространяет свой интерес за пределы семьи, сотрудничество, хорошая социальная адаптация исследуемого; 
 б) посторонние люди как опасность;   
 в) несамостоятельность и страх остаться одному.
 
Тип события:
     1. Опасность, несчастный случай, телесные наказания и т.п.: это может свидетельствовать о преувеличенной тенденции сосредотачиваться преимущественно на враждебной стороне жизни. «Чувство беспомощности, преувеличение опасности и трудности жизни, страх перед неудачей и провалом, страх, что не добьется успеха в жизни, концентрация внимания на опасности падения».     2. Болезни и смерть: страх перед ними; часто присутствуют в воспоминаниях врачей, что является следствием стремления лучше подготовится к встрече с ними. Иногда такие дети начинают навязчиво интересоваться смертью.     3. Проступки, кражи, сексуальный опыт и др.: указание на огромные усилия, для того чтобы избегать их в дальнейшем;  
 4. Новые жизненные ситуации. Воспоминание о первом посещении детского сада или школы, показывает, какое большое впечатление оказывают на человека новые жизненные ситуации.     5. Ситуация оценки со стороны окружающих.     Оценка поведения субъекта:
Отъединенное – общительноеПассивное – активноеВраждебное – доброжелательноеЗависимое – независимое
     Эмоциональное переживание среды субъектом:
Угрожающая – дружественнаяОтвергающая – принимающаяУтратил уверенность в себе – уверен в себеУгнетен – радостенС ним дурно обращаются – с ним хорошо обращаются
 
Исследование цели.
     Активность-пассивность субъекта:     Активный подход — субъект сам решает совершить какое-либо действие     1. Инициативное преследование цели.     2. Исследование цели путем установление собственных правил и игнорирование барьеров.     3. Преследование цели с помощью окольных, фиктивных или тщательных усилий.     Пассивный подход — это действие является результатом решений или действий других людей.     1. «Ведомое» преследование цели, когда не принимается ничего такого, что превышало бы требование ситуации.     2. Пассивное сопротивление – субъект подчиняется с завистью и враждебностью прилагает минимальные усилия.     3. Субъект действует без уверенности в собственном стремлении чего-то добиться, он в сомнениях и депрессии, внутренне уже оставил надежду.
 
Способ восприятия ситуации субъектом. Преобладающий вид чувствительности.
     У ребенка, который страдал от трудностей со зрением и который научил себя смотреть более тщательно, мы обнаружим склонность к зрительным запечатлениям. Его воспоминания будут начинаться со слов: "Я увидел вокруг себя" — или с описания предметов различного цвета и формы.     Ребенок, у которого были трудности с движением и который хотел ходить, бегать или прыгать, выкажет эти интересы... События, запоминаемые из детства, должны быть очень близкими к основному интересу индивидуума; а если мы знаем его главный интерес, то мы знаем его цель и стиль жизни. Поэтому ранние воспоминания так важны в профессиональном консультировании.     Часто бывает, что дети или взрослые интересуются какими-то вещами потому, что они их выстрадали. ...Вот случай с человеком, страдающим астмой. Он был туго перевязан на уровне легких в детстве в связи с каким-то недомоганием и в результате развил в себе необычайный интерес к способам дыхания.     Некоторые люди настаивают на том, что самый важный орган — это желудок, и мы обнаружим, что и в этих случаях ранние воспоминания будут соответствовать более поздним проявлениям этого убеждения.     Зачастую мы узнаём и о других интересах — например, зрительных, слуховых или моторных, — что дает нам ключ к неудачам в школе, ошибкам в выборе профессии и указывает на род занятия, который больше соответствует подготовке данного человека к жизни.     То, что он был избалованным ребенком, раскрывается тем фактом, что в ситуации присутствует озабоченная мать.
 
     2-й этап - предлагается прочитать все гипотезы, записанные на I этапе, и вычеркнуть те из них, которые опровергаются какими-либо другими элементами воспоминания.
Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний
     3-й этап - предлагается сосредоточиться удобным для себя способом и попытаться постичь формулы жизненного стиля автора воспоминаний. Работать поначалу лучше в режиме мозгового штурма — продуцировать любые идеи и записывать их, не критикуя.     Затем на основе анализа этих идей должна быть выведена отточенная формула жизненного стиля, начинающаяся со слов, предложенных Адлером, например: «Жизнь — это...» или: «Жить — значит...».     Вообще, прочитать чужое раннее воспоминание — значит головокружительно близко подойти к постижению сути другого человека. Однако это субъективное ощущение должно остаться диагностической тайной.
     4-й этап анализа, мы переходим к исследованию вместе с автором ранних воспоминаний той жизненной формулы, которую мы составили, — то это означает, что от диагностической, исследовательской задачи мы переходим к задаче психотерапевтической, а это требует уже другого договора с клиентом, других условий и других методов работы.
      Схема контент-анализа ранних воспоминаний, в основе которой лежат их пространственная организация и паралингвистические параметры. Она включает выделение и оценку ряда элементов воспоминания:     1) характеристика "психологического пространства":          а) его объем: суженный (например, комната, детская кроватка) - расширенный (например, улица, двор);          б) его насыщенность определенными объектами: действующими реальными персонажами, вербально обозначенными, но отсутствующими в описанной сцене персонажами (например, "мамы нет"), а также объектами живой и неживой природы (например, радио, машина, песня);          в) положение в пространстве главного персонажа (ребенка) и других персонажей, обозначенных объектов: степень их удаленности друг от друга, наличие связующих (например, дорога, телефон) или разделяющих элементов (например, борт коляски, стены комнаты);     2) активность субъекта в организации своего "психологического пространства":          а) степень активности;          б) способы преодоления разобщенности или достижения автономности (включая психологическую цену применения этих способов);          в) направленность на совместную деятельность: наличие "Я-ситуации" (ребенок не включен во взаимодействие с другими персонажами) или "Мы-ситуации" (ребенок взаимодействует с другими персонажами);     3) типичные психологические затруднения и их отражение в характере осознавания и стиле их разрешения;     4) особенности эмоционального реагирования: вербализация переживаний и степень их осознания, динамика эмоций, эмоциональный фон.
 Манестер и Корзини предлагают для исключения случайных ситуативных влияний анализировать не одно, а 3, 6 или даже 10 ранних воспоминаний.
Существуют специальные вопросники ранних воспоминаний, например вопросник ранних воспоминаний The Early Recollections Questionnaire (ERQ).
 От испытуемого требуется записать 6 воспоминаний. Согласно процедуре, предлагается дать письменное изложение самых ранних воспоминаний. При этом подчеркиваются несколько важных моментов:
старайтесь быть как можно более конкретным;
не давайте «обзоров», т. е. воспоминаний о случаях, которые повторялись много раз;
не отказывайтесь давать воспоминание, даже если вы не уверены, что это действительно с вами случилось;
включайте все, что помните, даже то, что кажется вам незначительным;
описывайте только то, что относится к возрасту до 8 лет;
описывайте чувства, даже если они противоречивы;
называйте имена присутствующих в воспоминаниях людей;
 опишите наиболее яркую часть;
опишите то, что случилось до и после этого, и чувства, которые вы в это время испытывали;
попытайтесь высказать догадку по поводу цели своего поведения;
укажите примерный возраст, к которому относится воспоминание.
Ч. Аллерс и коллеги (Allers, White & Hornbuckle, p. 61-66) приводят более короткую инструкцию: человека просят рассказать самое раннее воспоминание о каком-либо событии. Предлагается, чтобы это было одно событие, а не рассказ о серии событий. После того как пациент это сделает, консультант может задать уточняющие вопросы:
что вы чувствовали;
кто еще там был;
помните ли вы цвета, звуки и другие обстоятельства этого события?
Пример. - Раннее воспоминание Марины М., 19 лет. [11]
«Цирк»
Однажды мама сообщила мне: «Сегодня мы идем в цирк!» «Цирк…а что это такое?» – спросила я. В тот момент я не знала, что это такое. Моя бабушка, глядя на меня, улыбнулась.
Наконец, мы в цирке! Все очень красиво, празднично, весело. Я смеюсь. Меня окружают взрывы смеха, улыбок и море огней. Я вижу разных артистов.
И теперь на вопрос, который я задала дома, сама отвечаю: «Цирк – это здорово!»
Шкала явного содержания раннего воспоминания
Категории Перемененные Результаты
А. Персонажи, люди, упомянутые в РВ 1. Мать.
2. Отец.
3. Братья, сестры.
4. Другие родственники.
5. Люди, не являющиеся членами семьи.
6. Животные.
7. Количество персонажей.
8. Отсутствие их.
9. Воображаемые или книжные персонажи *
*
2
В. Темы 1. Рождение брата или сестры.
2. Смерть.
3. Болезнь, травма.
4. Наказание.
5. Проступки.
6. Вручение или передача чего-либо.
7. Взаимность.
8. Получение внимания.
9. Ситуация страха или тревоги.
10. Открытая враждебность.
11. Возбуждение, вызванное новой ситуацией.
12. Другое *
С. Внимание к деталям 1. Зрительные.
2. Слуховые.
3. Моторные.
4. Тактильные.
5. Вкусовые.
6. Обонятельные ощущения *
*
D. Обстановка (место действия) 1. Дом.
2. За пределами дома.
3. В саду.
4. В парке.
5. Путешествие
6. Другие места.
7. Обстановка не ясна.
8. Школа *
Е. Активность, пассивность субъекта 1. Активное.
2. Пассивное *
F. Внешний и внутренний локус контроля 1. Субъект принимает ответы на себя.
2. Субъект отстраняется от других субъектов, последствий, результатов *
G. Эмоции 1. Положительные.
2. Отрицательные.
3. Нейтральные *
4. Разделы
А) поведение субъекта 1. Отъединител.
2. Пассивное
3. Агрессивное
4. Зависимое 1. Совместное по отношению к среде
2. Активное
3. Благожелатное4. Независимое  
В) индивидуальные эмоциональные переживания 1. Угрожающее отвергающее
2. Отвергающее
3. Утратил уверенность в себе
4. Угнетен.
5. Плохо обращаюсь 1. Дружественное
2. Заботливое
3. Почувствовал уверенность в себе
4. Радостен
5. Хорошо общаюсь  
Гипотезы
1.1. Мать
1.1. А) присутствие матери появляется в жизненном стиле избалованного ребенка.
1.1. В) мать может присутствовать в воспоминаниях у тех, кто нуждается в большом внимании с ее стороны.
1.1. С) мать может присутствовать в раннем воспоминании у хорошо адаптированных субъектов, которому она помогла адаптироваться в жизни.
1.2. Отец
1.3. Братья и сестры.
1.4. Двоюродные
1.5. Остальные родственники
1.5а. Присутствие их может означать, что они баловали ребенка и «испортили» его.
1.6. Посторонние чужие люди
Присутствие посторонних людей свидетельствует о хорошей социальной адаптации исследуемого, об интересе по отношению к людям, на которых он распространяет свой интерес.
2. Тип события
2.1. Новая жизненная ситуация
3. Способ восприятия ситуации объектом
3.1. Преобладающий вид чувствительности – зрительный:
«Все очень красиво».
3.2. Ощущение принадлежности
«Мы-ситуация» свидетельствует о высоком социальном интересе к окружающим.
3.3. Эмоции и чувства
«Меня окружают взрывы смеха»
Нахождение формулы жизненного стиля автора раннего воспоминания.
Темы, сюжеты, мотивы раннего воспоминания – все положительного характера, действие субъекта активное, сопровождается положительными эмоциями.
Жизнь для данного человека – это значит удивлять людей, общаться.
Таким образом, раннее воспоминание состоит из событий, поступков, обыденных действий, но индивид сам выбирает, что из этих событий важно для информации о нем, а что можно опустить. Можно предположить, что исповедь о себе, что называется, для себя будет включать множество ситуаций, касающихся только личности индивида. На наш взгляд, можно говорить об одновременном существовании в сознании индивида нескольких автобиографических элементов, о построении «биографии извне» (для внешних повествований о себе, ориентированных на социальную оценку) и «биографии изнутри» (как фиксации для самого себя своего жизненного пути).
Методы исследования жизненного сценария
Мюриел Джеймс, Дороти Джонгвард [7]
 Если Вы хотите исследовать свой  сценарий, выделите время для работы со
следующими упражнениями, поскольку они будут интересны для Вас.
     1. Культурный и семейный сценарий
     Вообразите,  что  Вы  движетесь назад во времени.  Кто были Ваши предки
семьдесят пять лет или сто пятьдесят лет назад?
     * Влияет  ли на Вас каким-либо  образом  Ваше культурное  наследство (в
Ваших половых ролях, в работе, в стремлении к образованию)?
     *  Вспомните хотя бы одну тему, которой Вы  следуете  теперь  и которая
определяется культурным сценарием.
     * Вспомните Ваши  настоящие  жизненные сцены. Включают ли какие-либо из
них субкультурные сценарии?
     *  Вспомните  драматические  роли  семьи,  в  которой  Вы  выросли.  Не
повторяете ли Вы какие-либо из них сейчас? Какие роли Вы изменили?
     2. Личный сценарий
     Невербальные сообщения  Вашего сценария (прочтите все упражнение, перед
тем как выполнить его).
     Закройте  глаза  и  попытайтесь  увидеть  самые ранние  выражения  лиц,
которые Вы можете припомнить. Если  возникают только части лица,  такие, как
глаза или рот, вглядитесь в них повнимательнее. Чьи лица Вы увидели?
     Теперь попытайтесь вспомнить невербальные сообщения, полученные Вами от родителей через их действия  (подзатыльник,  сжатый кулак, сердитый  шлепок, нежный поцелуй).
     * Какие приятные или неприятные чувства возникли у Вас?
     *  Какие  сообщения  передавались Вам  через выражения лиц  и  телесные
действия?
     Словесные сообщения Вашего сценария
     Представьте  себе, что  Вы  опять ребенок. Прислушайтесь  снова  к  тем
словам, которые говорились о Вас в Вашей семье. Что говорилось:
     * о Вашей ценности
     * о Вашем лице
     * о Вашей сексуальности
     * о Ваших способностях
     * о Вашем уме
     * о Вашей морали
     * о Вашем здоровье
     * о Вашем будущем
     * Произнесите фразы, которые Вы вспомнили и которые отражают, что думал
про Вас каждый из родителей.
     * Связана каким-либо образом Ваша  нынешняя самооценка с  мнением Ваших
родителей о Вас?
     Ролевые отождествления
     Вспомните  несколько  последних  дней  и Ваши  отношения  с  различными
людьми.  Не играли ли  Вы  какую-либо из трех драматических ролей -- Жертвы,
Преследователя, Спасителя?
     * Менялась ли Ваша роль при смене обстоятельств?
     * Играли ли Вы одну роль чаще, чем остальные?
     * Не были ли исполняемые Вами роли похожи на персонажей  Ваших  любимых
мифов, сказок, притч и т.п.?
     Когда  Вы  читали  "Притчу об  Орле", не отождествляли  ли  Вы  себя  с
определенным персонажем? Спросите у себя:
     *  Кто-нибудь  кормит и  приручает меня?  Кормил  ли  и приручал  ли  я
кого-нибудь?
     * Спас ли я кого-нибудь по-настоящему? Кто-нибудь спасал меня?
     На сцене
     Вообразите, что Ваша жизненная драма исполняется на сцене.
     * Это комедия, фарс, сага, мелодрама, трагедия или что?
     *  Содержит  ли  Ваша  пьеса сценарную тему?  Если да,  то  на что  она
направлена,   на   успех   или  неудачу,  является  ли  она  конструктивной,
деструктивной или непродуктивной?
     *  Будьте зрителем  Вашей пьесы. Станете ли Вы  аплодировать,  плакать,
свистеть, смеяться, уйдете спать, захотите  получить обратно деньги за билет
или поведете себя как-нибудь по-другому?
     Жизненные сцены
     Представьте свою  жизнь в  виде вращающейся  сцены.  Изобразите на  нейразличные  окружения в  соответствии со временем, которое  Вы  находитесь  в
каждом из  них.  Возьмите  типичный  месяц  Вашей  жизни.  Исключите  время,
затрачиваемое Вами на сон, если оно не представляет для Вас особой важности.
Примеры таких диаграмм приведены на рис. 28.
    
     *  Соответствует ли энергия,  которую Вы  расходуете  на каждой  сцене,
количеству времени, проводимому на ней?
     * Есть ли у Вас реальный интерес  к той области, где Вы расходуете свое
время и энергию?
     * Кто, по  Вашему мнению, направляет  Вашу  жизненную  драму на  каждой
сцене?
     * Вы удовлетворены тем, как Вы используете свои возможности в различных
окружениях?
     Список действующих лиц
     Вспомните наиболее  важных  для Вас людей,  которые  участвуют  в Вашей
жизненной драме.
     *  Расположите  их в  соответствии  со временем,  энергией, которые  Вы
расходуете на них, и реальным _ интересом, который Вы испытываете к ним.
     *  Измените  ситуацию.  Сколько времени,  энергии  они  тратят и  какой
реальный интерес, по Вашему мнению, они испытывают по отношению к Вам?
     * Вы считаете, что они каким-либо образом способствуют  Вашим жизненным
планам?
     * С кем и на каких сценах Вы играете в игру "Если Бы..."?
     * С кем  и на каких сценах Вы действительно являетесь своей ролью, а не
только играете ее?
МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЖИЗНЕННОГО СЦЕНАРИЯ ЛИЧНОСТИ [12]
Жизненный сценарий личности представляет собой сложносоставной бессознательный феномен. Его исследование осложняется тем, что в структуру сценария входят различные элементы, большая часть которых самим человеком не осознается. Так, например, человек чаще всего осознает повторяющиеся события в своей жизни, которые не приводят к конструктивному результату, может оценить последствия этих событий. но причины их возникновения и механизм, обеспечивающий деструктивную повторяемость, почти всегда лежат вне зоны сознания личности.
Тем не менее исследование жизненного сценария зачастую крайне необходимо. Без полного осознания самого сценария, а также причин его возникновения и механизмов, запускающих разрушительные жизненные события, невозможно освободиться от сценарного влияния на свою жизнь. Кроме того, исследование жизненного сценария личности имеет научную ценность: до сих пор неясна структура явления, назначение сценария, не определен список элементов, входящих в структуру жизненного сценария.
Своим появлением термин «жизненный сценарий личности» обязан Э. Берну
- основателю транзактного анализа в психологическом консультировании. В этом направлении основной способ диагностировать жизненный сценарий человека
- это наблюдение за ним в процессе индивидуальной и/или групповой работы, сопровождающееся заполнением сценарных вопросников.
наблюдение за клиентом в процессе психологической работы - это основной метод, с помощью которого транзактные аналитики обнаруживают жизненный сценарий личности. Э. Берном были описаны так называемые признаки сценария
- особенности поведения клиента в группе, по которым можно отметить момент включения личности в свой сценарий. Эти признаки представляют собой различные телесные (зачастую физиологические) проявления (глубокий вздох, перемена позы, появление напряжения в какой-либо части тела. После того как человек включился в сценарий, он начинает его реализовывать. Далее задача аналитика состоит в том, чтобы наблюдать за поведением и отмечать его малейшие изменения. Поскольку все происходит в реальном времени, аналитик имеет возможность тут же вынести свои наблюдения для обсуждения в группе или с самим клиентом (если они находятся в процессе индивидуальной психотерапии) с целью раскрытия сценария и его преодоления.
Очевидно, что такой метод исследования сценария наиболее хорош для индивидуально-личностной работы и обнаружения сценариев конкретных людей, но не удобен для изучения сценария как феномена с целью построения целостной картины явления.
Сценарные вопросники как самостоятельный метод исследования сценария не используются транзактными аналитиками, они представляют собой дополнение (выдаваемые клиентам в качестве домашнего задания) к работе в группе или в процессе индивидуального консультирования. Как следствие, нет единой схемы (или хотя бы общего принципа) анализа ответов на такой вопросник, которой можно было бы пользоваться для выявления сценария, не прибегая к индивидуальной или групповой психологической работе. Каждый аналитик вынужден всякий раз, в зависимости от индивидуальных особенностей клиента, изобретать новый способ показать ключевые особенности жизненного сценария человека.
Таким образом, стоит задача создания такого способа исследования сценария, который, во-первых, позволит установить индивидуальный жизненный сценарий людей и, во-вторых, благодаря общим принципам и схемам анализа, позволит делать выводы о жизненном сценарии как общепсихологическом феномене.
Необходимо отметить, что вопросникам как методу исследования сценария, несмотря на то, что они не использовались самостоятельно, в транзактно-аналити-ческой работе уделялось много внимания (кроме того, Э. Берн и его последователи предлагают сценарные вопросники как способы самоисследования сценария). Метод интервью (на основе которого строятся вопросники) представляется тем методологическим принципом, который способен обеспечить возможность выявления сценария.
Рассмотрим подробнее те способы интервьюирования, которые использовались психологами в своей работе для обнаружения жизненных сценариев людей.
Сценарные вопросники варьируют по количеству вопросов. Например, К. Штайнер считает, что сценарий личности будет всегда основываться на трех вопросах, которые касаются личной идентичности человека и его судьбы: Кто я? Что я здесь делаю? Кто все эти другие?
Вопросник по Э. Берну содержит несколько разделов, касающихся разных возрастов человека (дородовые воздействия, раннее детство, средний возраст, позднее детство, юность, зрелость), а также вопросы о том, какой человеку видится сцена его смерти. В каждом из разделов от 5 до 19 вопросов. Кроме того, Э. Берн предложил еще и терапевтический вопросник, позволяющий понять, насколько человеку удалось избавиться от своего сценария в процессе групповой психотерапии. В нем 20 вопросов, касающихся самоотношения, отношения к миру, к собственной жизни, к другим людям.
М. Джеймс и Д. Джонгвард предлагают свой вариант вопросника, дающего возможность исследовать сценарий жизни. Первая группа вопросов касается культурного и семейного сценариев, вторая - личного. Кроме того, они предлагают исследовать словесные (вербальные) послания сценария (слова, которые были сказаны по отношению к человеку в детстве), ролевые отождествления (роли в сказках, мифах, историях, любимые человеком и, предположительно, в соответствии с которыми он ведет себя в ключевых аспектах своей жизни), представления человека о его жизни.
Иными словами, существует большое поле вопросов, которые, с точки зрения разных аналитиков, необходимо задать человеку с целью распознать его сценарий. Нет единого подхода к созданию вопросников, единого списка вопросов. Вследствие этого невозможно создать единую схему анализа ответов испытуемых на сценарные вопросники с целью построить целостную картину сценария как явления.
Кроме собственно транзактно-аналитических методов распознавания сценария жизни, обнаружение сценария возможно с помощью ранних детских воспоминаний по А. Адлеру, поскольку и в транзактном анализе, и в индивидуальной психологии придается большое значение раннему детскому опыту.
Е .В. Сидоренко приводит интервью, с помощью которого можно установить те детские переживания, которые оказывают влияние на взрослую жизнь человека и лежат в основе стиля его жизни (по А. Адлеру) и соответственно сценария жизни. Причем она описывает две схемы интервью: для детей и для взрослых. Вопросы интервью касаются состояния и личности самого человека, его родительской семьи, воспоминаний об отношениях в семье, о детских болезнях, страхах, интересах. Процедура диагностики раннего воспоминания предполагает, что человек письменно опишет свое воспоминание, руководствуясь определенной инструкцией. Различные консультанты предлагали разные инструкции, однако во всех подчеркивается необходимость описывать чувства и подробности воспоминания о конкретном событии, не прибегая к помощи кого бы то ни было в окружении [8].
Кроме интервьюирования на основе сценарных вопросников, существует еще один способ изучить жизненный сценарий личности. Он представляет собой диагностику с помощью сказок (мифов, легенд и др.). Психологическая работа со сказками очень разнообразна: начиная от припоминания любимой сказки детства, заканчивая самостоятельным сочинением сказки о себе и с последующим ее разыгрыванием в группе. каждая из таких сказок содержит много информации о ее авторе.
Поскольку речь идет о создании метода исследования сценария, базирующегося на принципе интервьюирования, подходящими способами работы со сказкой будут два: во-первых, сочинение сказки о себе; во-вторых, припоминание и пересказ любимых сказок.
Мифологическая основа сказки актуализирует в сознании человека тот слой знаний о себе, в котором содержится представление о правильном, «эталонном» для данного человека ходе событий в его жизни. Миф в таком случае представляет собой не рассказ о событиях, произошедших когда-то, а образец поведения в жизненной ситуации, существующей теперь. Э. Берн отмечал, что в формировании жизненного сценария ребенок активно задействует различные истории, которые он слышит в детстве от родителей и других значимых взрослых. Ребенок черпает в этих историях, мифах, сказках, рассказах информацию о том, как себя вести в различных жизненных ситуациях.
Интересные, на наш взгляд, результаты исследования получила Н.В. Чудова. согласно ее данным, идентификация со сказочным персонажем регулируется выбором сюжета, а не формальной ролью, выполняемой тем или иным персонажем. Поэтому для мифологической идентификации должен быть важен сюжет, в развитии которого принимает участие выбранный персонаж, а не функция, выполняемая им в сказке, поскольку для мифологического сознания (и, в частности, самосознания) все персонажи в рамках одного сюжета тождественны и работают лишь на раскрытие мифологического образа. Атрибутируемые самому себе черты зависят от типа сюжета, а не от той роли, которую исполняет выбранный испытуемым персонаж]. Другими словами, в сочиняемой о себе сказке (или в любимом сказочном сюжете) испытуемый, несмотря на очевидную идентификацию с каким-то персонажем, может играть любую роль. Этот факт служит базой для исследования сценария: важен целый сюжет, а не отдельная роль. Э. Берн, в свою очередь, описывая типы сценариев, определял их не типами исполняемых ролей, а типами сюжетов («Красная шапочка», «Спящая красавица» и т.д.).
Анализ всевозможных сценарных вопросников, особенностей методики выявления ранних воспоминаний, направлений работы со сказкой в психологическом консультировании позволил нам сформировать собственный вариант методики как самостоятельного инструмента, который был бы способен без дополнительных процедур устанавливать жизненный сценарий личности.
По форме методика представляет собой фокусированное интервью с открытыми вопросами. Содержание методики включает в себя 15 заданий/вопросов, разделенных на 4 блока.
Блок 1.
1. Напишите сказку о себе.
2. Опишите Ваше самое раннее воспоминание. Это должно быть одно конкретное воспоминание, а не череда событий. Записывайте, пожалуйста, все, что приходит в голову об этом воспоминании, не опускайте подробностей, которые всплывут в Вашей памяти. Не стоит спрашивать у родителей или других родственников: «Когда это было? Что это было?» и т.д. Важно, что Вы это помните как самое раннее свое воспоминание. Хронология не важна.
Блок 2.
3. Когда Вы были ребенком, какая была Ваша любимая сказка, книга (история, рассказ, миф)?
4. Перескажите ее (не подглядывая и не перечитывая - это очень существенно, - если недавно перечитывали, попробуйте припомнить, что для Вас в этой истории было важным/запоминающимся в том, в детском возрасте).
5. Какой момент в этой истории вы любили больше всего? Почему?
6. О чем эта история?
7. Кто был Вашим любимым героем в детстве? Почему? (Не обязательно из этой же истории).
Блок 3.
8. Как можно было бы назвать фильм о Вашей жизни? Почему?
9. Опишите главного героя.
10. Какую роль Вы играли бы в нем? Какие еще роли были бы в этом фильме?
11. Какой была бы финальная сцена?
Блок 4.
12. Охарактеризуйте фразой из двух-трех слов Вашу жизнь.
13. Каково Ваше жизненное кредо?
14. Назовите и опишите типичные роли, которые Вы играете в жизни (2-5). Какой (-ая) Вы в каждой из этих ролей? В каких ситуациях каждая из них появляется? Какие Выгоды у вас есть, благодаря каждой роли? В чем каждая из ролей Вас ограничивает?
15. Опишите шесть ситуаций из Вашей жизни, которые постоянно повторяются. Это должны быть такие ситуации, в которые Вы раз за разом попадаете, ходите по ним, как по замкнутому кругу, и не очень понимаете, почему так происходит. Ситуация эта может завершиться, но через некоторое время Вы опять - в ней. Эти ситуации могут касаться различных сфер Вашей жизни (будь-то работа, учеба, личные отношения, Ваши отношения с самим (-ой) собой и др.).
Предложенный вариант методики диагностики жизненного сценария прошел первичную апробацию (с участием 56 испытуемых), по результатам которой были сделаны выводы об особенностях методики и ее применения.
В первый блок (задания 1 и 2) включено два комплексных задания, которые часто используются в качестве самостоятельных методик исследования: сочинение сказки о себе (по Т.Д. Зинкевич-Евстигнеевой) и описание раннего детского воспоминания (по Е.В. Сидоренко). Оба задания могут выполняться испытуемым как устно, так и письменно в процессе интервью.
В первом задании («Напишите сказку о себе») открыто предлагается идентифицировать себя с главным героем сказки. Поэтому, несмотря на то, что задание в перечне первое, чаще всего целесообразнее предлагать его в конце обследования. В идентификации испытуемым себя с главным героем заключается психодиагностический потенциал методики. Сочиняя сказку о себе, человек в той или иной форме повествует о своей жизни. Возможно, не обо всей, но актуально действующий сценарий жизни, как правило, отражается в сказке о себе, рассказанной испытуемым.
Задание, предлагающее написать сказку о себе, опирается на феномен мифа, притчи, метафор. Метафоры позволяют расширить границы самосознания, а также затрагивают определенные слои бессознательного, что особо ценно в рамках исследования сценария. специфическая особенность метафор заключается в том, что благодаря им человек может перевести сложные и не всегда доступные пониманию понятия в более простые и конкретные формы, имеющие личностно-значимую эмоциональную окраску.
Таким образом, результатом написания сказки о себе является метафорически представленная история жизни человека, имеющая начало, середину и конец, что дает возможность отследить не только привычные стереотипы действия в типичных ситуациях, но и целостную линию поведения человека, последовательность и обусловленность происходящих в жизни событий. необходимо отметить, что в сказке представлена не фактическая сторона жизни (зачастую сочиненная сказка не отражает конкретных жизненных событий, произошедших с человеком), а психологическая. Другими словами, в сказке представлена структура мыслей (когниций), переживаний (эмоций) и их следствий (событий, поступков) в их взаимосвязи. В свою очередь, эта структура и представляет собой действенную часть жизненного сценария личности.
Второе задание («Опишите ваше самое раннее воспоминание») включено в интервью, исходя из исследований Э. Берна, который утверждал, что основы жизненного сценария закладываются в самом раннем детстве. И раннее воспоминание (или несколько воспоминаний, которые относятся к раннему возрасту) испытуемого способно высветить протокол (самый первый архаический вариант сценария личности). Установление раннего детского воспоминания является комплексной заменой многочисленных вопросов в вопроснике э. Берна, посвященных обнаружению раннего формирования жизненного сценария. В процессе интервью раннее воспоминание, а также сопровождавшие его эмоции и мысли могут быть прояснены с помощью дополнительных вопросов.
следующие - второй и третий - блоки вопросов сформированы, опираясь на сценарные вопросники, используемые для исследования жизненного сценария в рамках транзактного анализа.
Второй блок содержит вопросы (1-5), касающиеся любимых историй и героев детства. с одной стороны, вопросы данного блока апеллируют к детским идентификациям себя с героями историй, а своей жизненной ситуации - с сюжетами. это в определенной мере гарантирует, что получаемая информация относится не только к текущему моменту жизни испытуемого, но и к его жизни в целом. С другой стороны, пересказ истории и обозначение ее смысла (вопросы № 4, 6) во взрослом возрасте (то есть на момент проведения интервью) позволяет выявить эмоциональные, когнитивные и поведенческие стереотипы, перенесенные человеком из детства во взрослую жизнь, пусть и в переосмысленном виде. В основе данного блока вопросов лежит феномен метафоры: испытуемый в ответ на эти вопросы многое рассказывает о своем сценарии, сам того не осознавая.
В третьем блоке (вопросы № 8-11) испытуемому предлагается пофантазировать и представить, каким был бы фильм о его
жизни. Данный блок вопросов в какой-то мере дублирует задание № 1 (сочинение сказки о себе). Но в этом случае у испытуемого больше возможности осознанного контроля предоставляемой информации. Вновь задействован механизм идентификации себя с главным героем, а собственной жизни - с сюжетом и окружением, которое описывается испытуемым в отношении фильма. Кроме того, подобное дублирование позволяет распознать повторяющиеся (а потому - устойчивые) элементы жизненного сценария испытуемого, повышается надежность методики. Такая постановка задачи - пофантазировать и представить, каким мог бы быть фильм о жизни испытуемого - способствует снятию напряжения испытуемого (не обязательно рассказывать о своей жизни абсолютно всю правду - можно нафантазировать и завуалировать нежелательные элементы жизни). При этом надежность методики не уменьшается, так как фильм - это тоже история, которую испытуемый сочиняет о себе, а в этом процессе неизбежно задействован жизненный сценарий личности.
Четвертый блок содержит прямые вопросы (12-15), касающиеся жизни испытуемого в целом. Этот блок в чем-то дублирует второй, но в большей степени апеллирует к сознанию испытуемого, к его настоящему, к его возможности анализировать собственную, уже взрослую, жизнь. Кроме того, включение данного блока в интервью обусловлено тем, что жизненный сценарий, сформировавшись в детстве на услышанных историях и при взаимодействии с родителями, неизбежно проявляется и во взрослой жизни. этот блок дает возможность диагностировать те элементы жизненного сценария, которые уже задействованы в реальной жизни испытуемого. А анализ соответствия этого блока трем предыдущим позволяет прогнозировать развитие сценария в жизни испытуемого.
Если говорить о процессе интервьюирования по данным вопросам и заданиям, то начинать беседу рекомендуется с относительно безопасных вопросов, входящих во второй блок. На следующем этапе интервьюирования предпочтительно вести беседу о раннем воспоминании. Хотя часто испытуемые охотно начинают рассказывать о себе именно с этого вопроса. Далее рекомендуется предъявлять вопросы третьего и четвертого блоков. Сочинение сказки о себе как задания самого небезопасного и для многих оказывающегося сложным лучше всего оставлять на конец интервьюирования. Время проведения интервью с одним испытуемым занимает от 45 минут до 1,5 часов.
 Список основной литературы
Браун, Дж. Теория и практика семейной психотерапии / Дж. Браун, Д. Кристенсен. – Санкт-Петербург : Питер, 2001. – 352 с.
Бретт, Д. Жила была девочка, похожая на тебя... Психотерапевтические истории для детей / Д, Бретт ; пер. с англ. Г. А. Павлова. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1996. – 224 с.
Варга, А. Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс / А. Я. Варга, Т. С. Драбкина. – Санкт-Петербург : Речь, 2001. – 144 с.
Витакер, К. Полночные размышления семейного терапевта / К. Витакер. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1998. –205 с.
Витакер, К. Танцы с семьей: Семейная терапия: Символический подход, основанный на личностном опыте / К. Витакер, В. Бамберри. –Москва: Независимая фирма «Класс», 1997. – 161 с.
Диагностика семейных отношений: учебное пособие в структуре дисциплины «Основы психологии семьи и семейного консультирования» по специальности «Педагогика и психология», Владикавказ, – 2007.
Джеймс, М., Джонгвард, Д. Рожденные выигрывать. Трансакционный анализ с гештальт упражнениями- – М.: Прогресс, 1993 – 336 с.
Елизаров, А. Н. Программа курса «Психология семьи и семейное консультирование» / А. Н. Елизаров // Психология в вузе. Научно-методический журнал. – 2005. – N1. – С. 11 – 32.
Змановсая, Е. В. Психология семьи. Основы супружеского консультирования и семейной психотерапии : учеб. пособие / Е. В. Змановская. – М.: ИНФРА-М, 2017. – 378 с.
Карабанова, О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: учебное пособие / О. А. Карабанова. – Москва : Гардарики, 2004. – 320 с.
Кокоева, Р. Т. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ МЕТОДА РАННИХ ВОСПОМИНАНИЙ А. АДЛЕРА // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 11. – С. 79-81.
Лукьянова, С. П. Метод исследования жизненного сценария личности // Теоретическая и экспериментальная психология. – 2011 . – Т. 4 . – №3. – С. 55-61.
Маданес, К. Стратегическая семейная терапия / К. Маданес. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1999. – 272 с.
Малкина-Пых, И. Г.Семейная терапия : справочник практического психолога / И. Г. Малкина-Пых. – Москва : Эксмо, 2008. – 990 с.
Минухин, С., Фишман, Ч. Техники семейной терапии / С. Минухин, Ч. Фишман ; пер. с англ. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1998. – 304 с.
Немов, Роберт Семенович. Психологическое консультирование : учебник для вузов : для бакалавров / Р. С. Немов. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – Москва : Юрайт, 2012. – 575 с.
Прохорова, О. Г. Основы психологии семьи и семейного консультирования : учебное пособие для вузов / О. Г. Прохорова ; под общ. ред. В. С. Торохтий. – Москва : Сфера, 2005. – 223 с.
Роджерс, К. Искусство консультирования и терапии / К. Роджерс ; пер. с англ. О. Кондрашовой, Р. Кучкаровой, Т. Рожковой, Ю. Овчинниковой, Г. Пимочкиной, М. Злотник. – Москва : Апрель-Пресс, Эксмо, 2002. – 976 с.
Саймон, Р. Один к одному : Беседы с создателями семейной терапии / Р. Саймон ; пер. с англ. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1996. – 224 c.
Семья в психологической консультации: опыт и проблемы психологического консультирования / Е. Т. Соколова, А. С. Спиваковская, А. Г. Шмелев [и др.] ; под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. – Москва : Педагогика, 1989. – 206 с.
Семейная психотерапия (серия «Хрестоматия по психологии»). – СПб: Питер, 2011. – 512 с.
Сидоренко, Е. В. Терапия и тренинг в концепции Альфреда Адлера. – СПб.: Речь, 2002. – 347 с.
Системная семейная психотерапия: Классика и современность / А. В. Черников. – М.: Независимая фирма «Класс», 2015. – 400 с.
Спиваковская, А. С. Психотерапия: игра, детство, семья. – Том 2. / А. С. Спиваковская. – Москва : Апрель-Пресс, ЭКСМО, 2000. – 464 с.
Старшенбаум, Г. В. Сексуальная и семейная психотерапия. – М. Изд-во высшей школы психологии, 2000. – 300 с.
Уорден, М. Основы семейной психотерапии. – 4-е международное издание / М. Уорден. – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2015. – 256 с.
Хейли, Д. Стратегии семейной терапии / Д, Хейли, М. Эриксон ; перевод с англ. – Москва : Институт общегуманитарных исследований, 2001. – 448 с.
Черников, А. В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики / А. В. Черников. – Москва : Независимая фирма «Класс», 2001. –208 с.
Шерман, Р. Структурированные техники семейной и супружеской терапии: руководство / Р. Шерман, Н. Фредман. – Москва : Независимая фирма «Класс», 1997. – 336 с.
Шнейдер, Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций / Л. Б. Шнейдер. – Москва : Апрель-Пресс, ЭКСМО, 2000. – 512 с.
Штайнер К. Сценарии жизни людей. Школа Эрика Берна. – СПб.: Питер, 2003. – 416 с.
Эйдемиллер, Э. Г. Психология и психотерапия семьи / Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис. – Санкт-Петербург : Питер, 1999. – 656 с.
 
 

X