Шевцов_А._Первая_Ведогонь

Формат документа: docx
Размер документа: 0.79 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


centercenter
TOC \h ПредисловиеВведениеЧАСТЬ ПЕРВАЯВведениеГлава 1. Меты сна и меты сна наявуСон ГорюхиГлава 2. Упражнения самонаблюденияГлава 3. Сны, не сны и состояния сознанияГлава 4. Законы, которые искажаютсяГлава 5. Что делать, чтобы проснуться?Глава 6. На Горюхино четвертое. Не в себеГлава 7. Это я сплю!Глава 8. Первое очищение: Разум — логичностьГлава 9. Действительные свидетельстваГлава 10. Стоп Ведогонь!ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НАУКА О СОСТОЯНИЯХВведениеГлава 1. Сон как состояниеГлава 2. СостоянияГлава 3. Состояние и состояние сознанияГлава 4. Состояние по-американскиГлава 5. История понятия «состояния сознания»Глава 6. Узнать или понятьГлава 7. Еще раз, что такое состояниеЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СОН КАК СОСТОЯНИЯ И ТЕЛАГлава 1. Задачи исследованияГлава 2. Состояние сознанияГлава 3. Очищение от наукообразностиГлава 4. Разум. Как мы будем исследоватьГлава 5. Двигаясь к разумуГлава 6. Кратко о разумеГлава 7. Как думает разумГлава 8. Чем думает разумГлава 9. Разум и логикаГлава 10. Наблюдая телаГлава 11. Образ сномираГлава 12. Тела и Дорога ДомойЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЕДОГОНИ
Серия Прикладная Культурно-историческая психология
И. Скоморох
ПЕРВАЯ
ВЕДОГОНЬ
 
Издательство «Роща»
ISBN 978-5-902599-56-2
Литература предназначена к прочтению лицам, старше 12 лет. 

 В памяти русского народа хранятся поразительные свидетельства когда-то имевшихся у нас древних знаний, вероятно, ведических. Вчитайтесь:
 
Я была у маменьки на роду одна,
Отдала меня маменька замуж за реку,
Не велела маменька часто в гости быть.
Прожила я годичек, прожила я два,
А на третий годичек зажурилася,
К маменьке я в гостюшки запросилася.
А просить мне коника — знаю, не дадут,
А идти мне пешею — знаю, не дойду.
Сяду я, скручуся, вспорхну и улечу.
Прилечу я к маменьке во зеленый сад,
Сяду я на веточку, буду куковать.
В это время маменька выйдет воду брать.
Что это за пташечка жалобно поет?
Не моя ли доченька горьки слезы льет?
Если ты кукушечка — в поле полетай,
Если моя доченька — в гости пожелай.
Я к тебе, моя маменька, в хату залечу,
Все твои гостинцы слезами оболью,
Всю твою посуду крылами размечу.
Сяду я, скручуся, вспорхну и улечу.
 
Сяду я, скручуся, вспорхну и улечу… Это волшебное искусство называлось оборачиванием и было женским, даже девичьим по преимуществу.
Но было и другое, по преимуществу, мужское искусство. Оно отразилось, к примеру, в колыбельных песнях.
 
Сидит дрема на заборе…
 
Идет дремотá,
Расшибает ворота.
 
Сон ходит по лавкам,
А дрема по стенам…
Уж ты дремушка-дрема,
Приди к (имя) в голова.
Дремушка-дрема
По проулочку брела.
Уж ты дремушка-дрема,
Зайди к Семену на двор…
 
Сон шел по нитке,
Дрема по паутинке,
Нитка урвалась,
Паутинка прорвалась…
 
Бай, бай, бай!
Угомон тебя возьми.
Сон да дрема
У тя в сердцах…
 
Сейчас все эти странные образы предпочитают называть поэтическими метафорами, но попробуйте написать Дрема в этих припевках с большой буквы, точно имя, и вы окажетесь в совсем ином мире.
Волшебное искусство, которое переносило в него, называлось Ведогонь. Думаю, само это древнее имя объясняет, почему я вспомнил Веды…Введение 
Книга с названием «Первая Ведогонь», которое вряд ли понятно большинству современных читателей, посвящена исследованию снов. В сущности, это лишь запись исследования, которое было проведено Исследовательской мастерской Академии Самопознания в ноябре 2004 года.
Велось это исследование в ключе прикладной культурно-исторической (КИ) психологии.
Ведогонью называлась когда-то у славян наука и искусство использовать сны, хотя это очень узкое ее понимание. По большому счету, это путь или мировоззрение ведуна, путь знания, отличающийся от пути колдуна, который назывался Ерегонью.
Наверное, посторонний наблюдатель посчитал бы Ведогонь одним из колдовских искусств, но я застал бытование этой науки уже на ее излете во время этнографических поисков, и те, кто мне о нем рассказывали, не считали себя колдунами. Они однозначно заявляли, что это способ познать себя.
Понять Ведогонь до конца мне вряд ли удалось, да это и не простое дело, как вы поймете из самого содержания. Поэтому для меня и тех, кто принял участие в этой работе, она оказалась вполне научным, КИ-психологическим исследованием.
Когда-то Ведогонь была чем-то гораздо большим, чем то, что я показываю в этой книге. Да и мои собственные знания не ограничиваются тем, что я посчитал возможным рассказать здесь. Те же люди, у которых я изучал это искусство, владели им гораздо лучше меня. Просто в качестве примера скажу, что мой первый учитель, которого друзья звали Докой, а я в своих рассказах о нем ограничиваюсь по некоторым весьма для меня существенным соображениям отчеством Степаныч, вызывал меня к себе, являясь во снах.
После того, как я, впервые попав к нему, прожил с ним потрясшую меня до оснований неделю, я спросил его, уезжая, когда мне можно приехать к нему снова. На это он ответил: Сам поймешь!
Я остался в недоумении, но подумал, что это означает что-то вроде того, что во мне родится внутреннее знание, что пора приезжать. Ничего подобного. В один прекрасный день, точнее, ночь, примерно через неделю, Степаныч просто приснился мне и сказал: Пора!
Я тут же проснулся, внутри что-то сильно пульсировало, и было твердое ощущение, что это не сон.
Когда я его спросил, он так и ответил: Нет, не сон. Ведогонь.
Таким было мое первое знакомство с этим искусством.
Не могу сказать, что мы после этого только тем и занимались, что изучали Ведогонь. Степаныч относился к ней как к чему-то второстепенному, что придет чуть ли не само, если будет сделана главная подготовка. А главным для него было очищение сознания — Кресение. Я ему доверял, как доверял и тем людям, к которым попал после него. Поэтому знания о Ведогони ко мне приходили по крохам. И я подозреваю, что до сих пор не знаю, что относится к ней, а что к другим искусствам той Хитрой науки, с которой я тогда столкнулся.
Да, Степаныч так и называл свои знания — Хитрой наукой. Мне изначально сказали про него, что он дока. Я думал, что это означает лишь то, что он умелец в каких-то делах, вероятно, в ремеслах. Но оказалось, что это, во-первых, прозвище. А во-вторых, как я теперь догадываюсь, какое-то звание или место, которое он занимал в своем сообществе, Братчинке, как они говорили.
Само сообщество это, от которого ко времени моего прихода в 1985 году оставалось лишь несколько человек, называло себя Мазыками. Мазыки или Масыги — это одно из самоназваний Офеней — коробейников, о которых поется в песне на стихи Некрасова: Эх, полным-полна моя коробушка… Жили офени на Владимирщине, занимая местность от Суздаля до Южи и от Шуи до Коврова. Я познакомился с мазыками, жившими недалеко от поселка Савино Ивановской области и в той части Ковровского района, что ближе к Клязьме.
Именно они и считали себя этим особым сообществом внутри офеней, что не только имело особое имя — Мазыки, но и хранило знания, недоступные даже простым офеням. Среди них науку очищения — Кресение и искусство сна — Ведогонь.
Лично для меня задачи рассказать о Ведогони не было. Как-то раз, лет десять назад, я проводил в рамках нашей экспериментальной этнопсихологической лаборатории семинар по Ведогони и понял, что этот разговор преждевременен. Сейчас, когда мы работаем как Исследовательская Мастерская Академии Самопознания, оказалось, что он необходим как подготовка к большому семинару по Прикладному очищению. Поэтому он и проводился как короткий подготовительный семинар, имеющий задачей ввести некоторые понятия, без которых будет неясен «Состав человека», как это называлось. Иными словами, предмет очищения. К тому же, нужно было наработать несколько приемов самонаблюдения, для чего создать у слушателей определенные понятия, в которых мы не нуждаемся в обыденной жизни.
Все это определяет форму книги.
Она написана как отчет об исследовании по искусству самонаблюдения. В самом семинаре приняло участие 165 человек, но отчеты самонаблюдения постоянно присылали немногим более 100 исследователей. Остальные прошли наблюдателями.
Само исследование велось по переписке в сети Интернет и строилось как своеобразное удаленное обучение. Сначала всем участникам были даны задания: высказать то, что они знают о сне в рамках своей бытовой культуры. Это исходное требование культурно-исторического подхода — двигаться к истокам понятий сквозь те культурные слои, которыми уложено наше сознание.
Затем им были даны материалы о сне, как его видели Мазыки. Для этого была использована моя лекция на одном из семинаров Академии Самопознания, где я вводил некоторые исходные понятия, как они применялись мазыками во время Ведогони.
После этого я предлагал участникам определенные задания на самонаблюдение, а сам обобщал их ответы и делал предварительные выводы. Однако, сказать, что это исследование было в чистом виде исследованием сна, нельзя. Поскольку я решал свою задачу — как подвести участников к прикладной работе с очищением, — я исследовал сон не в чистом виде, что позволило бы вывести все необходимые понятия строго из проведенных наблюдений, а использовал эти наблюдения, чтобы проверить, верно ли описывали сон мазыки.
В сущности, работа наша велась так. После обобщения какого-то объема наблюдений я предлагал слушателям рассказ о том, как это видели мазыки, и просил проверить: не противоречит ли мое понимание мазыкской Хитрой науки тому, что они наблюдают в действительности. Если противоречий не обнаруживалось, мы двигались дальше по тому пути, который я изначально наметил для этого семинара. Все лишнее, что появлялось в письмах участников, отсекалось и переносилось на второй семинар, чтобы не раздувать размеры Первой Ведогони.
В итоге, огромное количество любопытнейших вопросов и необъясненных наблюдений осталось за рамками нашего исследования, но при этом нам удалось создать очевидное описание и объяснение каких-то начальных вещей, пройти мимо которых все равно не может ни один исследователь сна. Это позволило выработать общий понятийный язык. Причем, понятия эти теперь являются для всех прошедших обучение не просто именами каких-то состояний, а и памятью этих состояний. Иначе говоря, это прикладные понятия, что само по себе говорит о качестве языка, который был заложен нами в этом исследовании.
Будет ли Вторая Ведогонь и когда она будет, я пока не знаю. Если это понадобится для остальной нашей учебы и для исследований, мы ее проведем. Вероятно, она будет еще ближе к образцу строгого исследования.
Что же касается этой книги, то ее чтение может быть несколько затруднено использованием нами во время исследования особых понятий. Пожалуйста, примите в рассмотрение то, что в исследовании принимали участие подготовленные люди, чаще всего уже давно изучающие Хитрую науку и близко знающие друг друга по семинарам и учебе, проводящимся вживе. Поэтому часто они используют какие-то слова и выражения, которые им всем понятны, а для стороннего читателя могут оказаться загадкой.
Мы постарались объяснить как можно больше подобных выражений, вынеся их в сноски. Но все же непонятные выражения могут сохраниться. Пожалуйста, учтите, что все эти понятия в действительности доступны, поскольку систематически излагаются в Учебном курсе Училищ русской народной культуры.
В любом случае, все эти незнакомые слова не затмевают смысл высказываний и происходящего. Но если какое-то из них вас особенно заинтересует, вы всегда можете связаться с Академией Самопознания или одним из Училищ и задать им вопросы. Адреса указаны в конце книги.
Последнее, что необходимо учитывать, это особенности подобных исследований. Поскольку люди, познающие себя, вынуждены раскрываться и доставать на свет что-то, подчас, весьма сокровенное, мы думаем об их защите. Все участники подобных исследований получают рабочие имена, подобные моему — Иван Скоморох.
Не имеют имен только новички, которые еще не начали работать настолько искренне, чтобы это могло сделать их уязвимыми. Поэтому новичков мы публикуем под инициалами. Все же остальные идут под особыми именами, которые не просто прозвища и не могут быть изменены по желанию слушателя. Все эти имена дает участникам Водящий и дает на основании их собственной работы по самопознанию. Иначе говоря, эти имена отражают какую-то важную личностную черту каждого.
Над этими чертами люди ведут работу, которая идет параллельно с участием в семинаре. Поэтому имена могут смениться по ходу исследования. Участникам моего семинара все имена давал я. Но честно признаюсь, в итоге не узнаю почти никого. Имена закрывают людей настолько плотно, что всем нам трудно вспомнить то тело, к которому они относятся. В итоге постепенно приходит способность видеть не то, что помнишь о человеке, а то, чем он проявил себя.
Это дополнительное исследование, идущее во всех наших семинарах, параллельно с заявленным. В сущности, это очень важное исследование и придает всей работе вкусовой букет, который можно назвать лишь словом самопознание. Его обязательно надо учитывать, потому что без него основное исследование значительно обедняется, а многое станет непонятным, как бы бессмысленным. Ведь вы будете не понимать, что заставляет людей совершать те или иные поступки.
Объясняю: все участники семинара живут в рамках главной цели — познать себя. Она настолько действенна, что позволяет им менять свою жизнь и себя настолько, что они сами и их близкие не узнают их. Это же позволило им писать так, что я лично зачитываюсь их отчетами. По моим понятиям, соблюдя форму строгого исследования, мы создали настоящее художественное произведение. Жаль, для этого жанра нет еще имени.
 
Иван Скоморох
  
 
Часть первая
  Сетевой Семинар «Первая Ведогонь» проводила Исследовательская мастерская (ИМ) Академии самопознания. ИМ проводит множество семинаров, в которых участвуют разные люди, в зависимости от их интересов. Но в целом все они, так или иначе, пересекаются друг с другом и в некоторых случаях собираются все вместе для исследований, которые интересны всем.
Не могу сказать, что в Первой Ведогони участвовали все, кто принимает участие в исследованиях ИМ. Многие так и писали, что вначале посчитали, что им эта тема не нужна. Тем не менее, она оказалась настолько интересна, что собрала исследователей из других семинаров. Это объяснение необходимо для того, чтобы стало понятным странное начало первого письма Скомороха, в котором он говорит о Граде.
Сетевой семинар (сем или сим, как мы их называем) Первая Ведогонь был проведен по просьбе участников семинара другой мастерской Академии самопознания, — мастерской «Темная», — проводившемся вживую в Вятке в самом начале ноября 2004. На семинарах Темной изучается Душа через ее способность видеть без телесных глаз. По большому счету, обучить этому без определенной школы самонаблюдения и самопознания невозможно. Но выбор сделали сами участники.
Право выбора им было дано за то, что они очень хорошо отработали по Учебной программе. В награду за освоение основного Учебного курса мы иногда проводим внеплановые семинары для души. В данном случае учащиеся вначале хотели заказать себе дополнительный семинар по Любже — любовному чародейству, если несколько упрощать, — или Ведогони, науке снотворения. И вдруг, обсуждая семинар, они почувствовали, что достигли такого душевного состояния, которое вспоминали лишь как состояние их давно забытой Родины…
Тема Возвращения Домой или Града, которого взыскуют все русские, поднималась на наших семинарах несколько раз. Подымалась, скорее, литературно, как душевный разговор, а не как исследование или учеба. Но она красной нитью проходит через все, что мы делаем. И, в каком-то смысле, мы все живем, чтобы вспомнить, откуда мы пришли, и чтобы найти, зачем мы это сделали…
Когда в наших симах шли хоть какие-то обсуждения Града, это всегда выводило на щемящее чувство нежной тоски, и люди начинали присылать воспоминания, приходившие иногда во снах, иногда наяву, но часто и во время каких-то сложных и глубоких работ прямо на семинарах. Вести разговор о Граде — очень большая ответственность, и я, честно говоря, боюсь затевать такие разговоры. Уж слишком открываются и становятся ранимыми во время него людские души…
Участники семинара заказали семинар, посвященный Граду. Поскольку им было обещано, и они имели право на любой выбор, я обязан был посвятить семинар тому, что они требовали. Но при этом я обязан был и честно сделать свое дело, то есть обучить людей чему-то настоящему. Разговор о Граде невозможно сделать настоящей учебой, не освоив некоторые орудия исследования, в число которых входит и Ведогонь. Поэтому я предпочел не бередить души людей болезненными воспоминаниями, с которыми все равно пока ничего невозможно сделать, а начать настоящую подготовку к этому разговору.
Внешне это выглядит так, будто я обхитрил всех, и вместо их выбора рассказал о чем-то своем. Но это такой же обман, как то, что ребенка, который хочет быть врачом или космонавтом, посылают в первый класс школы. Да, там не учат тому, что он просил…
 
 
 
Глава 1. Меты сна и меты сна наяву 
Главная задача начала любого семинара по прикладной культурно-исторической (КИ) психологии — выявить какой-то пласт сознания участников, который живо отзывается на внешние раздражения. Поэтому иногда приходится начинать, вроде бы, издалека и не прямо с той темы, что заявлена. Однако все, что будет названо в этом первом и немножко странном письме, неожиданно отзовется и окажется прямо относящимся к исследованию сноподобных состояний.
 
 
Первое письмо Скомороха, открывающее
Сетевой семинар «Первая Ведогонь»
 
Подготовка к Ведогони
 
Итак, вы просите еще раз вспомнить Град и хотите поразмышлять о том, как можно уже сейчас жить в Граде и строить его прямо там, где живешь и работаешь. А я, как полагается плуту, увиливаю от прямых ответов и подсовываю какую-то постороннюю Ведогонь, а сам при этом пытаюсь обмануть доверчивых ягнят: мол, на то же и выйдем!
А що вы хотэли?! Тропа — это бесконечная череда обманов!
Вот, берем Ведогонь, осваиваем ее и смотрим, точнее, пытаемся смотреть. Как, по-вашему, что вы посмотрите первым, если я вас всеми силами уводил от Града? Ну, вы у меня сами умные, я дальше не продолжаю, ладно?
Поэтому, раз вы хотите Град, я буду давать Ведогонь. Понятно теперь, как эти темы между собой связаны? Для особо сообразительных поясняю: они связаны вашим мышлением. Причем, обе и насмерть. Лежат себе, ни шелохнуться, ни вздохнуть! Одной веревочкой повиты. Все тем же самокатом, который нам на очищении скоро изучать. И увиты, как лев ниткой. Если царя зверей хорошенько обмотать ниткой, пока он спит, то, даже проснувшись, он вам уже не гроза… Вот и ваши скрытые силы так от вас скрыты, что вам можно вспоминать даже Град. Все равно не опасно, потому что ни к чему не ведет.
Но вот если мы освоим кое-что из Ведогони, то тут путы могут начать трещать, и вы можете попасться в то, что придется менять свою жизнь. Вот ведь беда, может, ну ее, Ведогонь? Займемся чем-нибудь привычным, что вы научились побеждать всегда?
 
Вот, к примеру, я спровоцировал новую устримовскую1 разборку. Теперь из-за денег. Все наши предприятия сообщили мне, что отчисляют какие-то доли то ли авторских, то ли на Академию. Это хороший знак. Значит он то, что они немножко выздоровели после предыдущих устримов. Нельзя не воспользоваться здоровьем товарища, тем более, когда он начинает размахивать кошельком.
И я тут же задал пару лишних вопросов. К примеру, заставил выяснить у Горюхи, куда делись те деньги, которые она однажды объявила моим фондом в ее Училище, заявила мне, что я его единоличный хозяин, но тут же сообщила, что при этом управлять я ничем не могу, поскольку деньги они уже потратили. Как вы помните, я ее тогда всетропово послал в ее дорожку и отказался с ней работать.
После этого лиса, конечно же, прокралась обратно и заманила меня в Училище тем, что вроде бы начала работать над учебным курсом. Потом она и над курсом работать бросила, как только поняла, что вулкан усмирен. Но зато теперь отчисляет мне долю, которую я не беру, а Найдена переправляет в Издательство.
В общем, такое бабское счастье я стерпеть не мог, и велел ее поворошить, задать вопрос: а как были израсходованы средства, которые она израсходовала не по назначению. Судите сами: если был зарегистрирован фонд, а он был зарегистрирован обычным правом нашего троерусского народа2, значит, расходование средств фонда было возможно только в соответствии с его Уставом. В соответствии с заявлением самой Горюхи, в Уставе Фонда значилось только то, что распоряжаться им могу лишь я.
Теперь забудем о деньгах, вернемся к вашему мышлению, к тому самому, которое повивает ваши силы и не дает вам стать богатыми и дееспособными. Просто попробуйте расписать все это, как математическую или логическую задачу. Если средства выделены в Фонд, они должны быть в Фонде. Отозвать их нельзя. Если средствами распоряжаюсь я, то любое использование их в обход меня — незаконно. Что это значит?
Это значит, что средства либо до сих пор должны быть в фонде, либо они похищены!
И это ваше кривое мышление.
Что было, когда Горюху поворошили? Поворошила для начала Балина, запросив отчет за те деньги, что сдавались, кажется, в январе на одном из семинаров на издание книг в Товариществе всеми его участниками. От этого я просил перейти и к моему фонду.
Горюха сначала унижалась и крутилась, словно у нее рыльце в пушку, а потом возмутилась и поцапала Балину за то, что та ее проверяет.
Вопрос: почему вы все не имеете права проверить учреждение или начальника на предмет того, как используются ваши деньги? Быдлячество в рамках варяжества3.
Соответственно, потому же и начальство может на вас спустить собаку в ответ на такой вопрос, поскольку у русских принято не интересоваться судьбой денег, которые сданы на общественные нужды.
Погано. И одно это уже стоит того, чтобы поработать над собой и понять, как все уложено. Но это очевидно, мы это проходили, и это вы разберете сами. В первую очередь, все те, кто сдавал деньги. Вы опять не можете мне уверенно ответить, знаете ли вы, какова судьба ваших денег. И вы опять унижены и подле.
Но сим у нас Ведогонный. А это значит, что вопрос будет другой.
Вопрос будет связан с тем, что такое сон. Ведогонью называлась у мазыков наука, посвященная снам, точнее, снотворению. Понять себя во сне — вот задача Ведогони на первых шагах. Потом научиться использовать сны. Вплоть до умения жить в Дреме и Ведогонце, как иных телах.
Начиналось это обучение с такого простого требования: начать видеть соответствия сна и действительности. Точнее, того, что вы считаете действительностью. Начать видеть меты сна.
Мета сна, когда ты осваиваешь Ведогонь, — это те очевиднейшие странности, которые тебе подсовывают в снах, чтобы ты пробудился и понял: я сплю. Когда-то мы это уже изучали. И вам придется научиться хотя бы вспоминать после пробуждения все, что было невозможно в действительности, но что ты спокойно принял, пока спал. Всяких двухголовых собак, летающих дедушек, огнедышащих ящериц…
Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле, с точки зрения нарушений Образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании. И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту…
Это хорошее упражнение, но уже изученное и пройденное. Вы можете запросить материалы семинара по снотворению и повторить все упражнения. Семинар этот старый, поэтому язык там использовался тот, что подходил слушателям тогда. Не обращайте внимания. Выбирайте из него то, что вам будет полезно сейчас, а слова отбрасывайте. Нам надо быстрее идти дальше, а у нас мало времени.
Поэтому я и даю сразу новое упражнение. Второе. Оно делалось после того, как вы освоили видение Мет сна во сне. И желательно, чтобы вы хотя бы разок-другой пробудились там и поняли, что это возможно. После этого и переходили ко второму упражнению.
Видению Мет сна в бодрствовании.
Помните, какие странные нарушения разумных последовательностей действий и мыслей происходят во сне, и при этом вы их там спокойно принимаете? Будто у нас с вами в самых глубинах сознания живет защитный механизм, позволяющий приспособиться и выжить в самых неожиданных мирах, где законы совсем не соответствуют законам нашего мира. И ведь все эти нарушения — тоже меты сна. Но меты совсем другого порядка.
Ясно, что лошадь, у которой две головы, направленные в противоположные стороны, должна вызвать у вас сомнение в том, что это действительность. Уж слишком это странно. Но вот когда вы глядите на мужчину, знаете, что это ваш учитель физкультуры, отворачиваетесь, снова поворачиваетесь, видите вместо него женщину, но продолжаете знать, что это ваш же учитель физкультуры, который всегда становится женщиной, когда преподает девочкам, чтобы их не смущать, — то эта странность уже другого порядка.
Тут вы как бы сами себя уговариваете ее принять под предлогом некой разумности: конечно, так же удобнее не смущать девочек!.. И осознать это как мету сна сложнее.
Ну, а когда искажения законов становятся еще тоньше и запутаннее, вы совсем не можете их замечать, потому что они начинают соплетаться с вашим бытовым мышлением. И тут уж разделить ткань и паразита, впившегося в нее, не только трудно, но даже больно.
Вот, к примеру, вам снится сон, что вы любите какого-то человека, который много для вас сделал. И очень его уважаете. И чтобы выразить ему свою благодарность, вы в своем учреждении выделяете ему Фонд, про который сообщаете ему, что этим фондом может распоряжаться только он. И теперь он знает, что у вас есть для него средства, а значит, он может жить чуточку спокойнее и лучше делать свое дело.
А в следующий миг вы забираете все, что положили в этот Фонд, и тратите эти средства на что-то, что нужно вам, а сами сообщаете ему: средства твои мы потратили, потому что тебе бы понравилось то, что мы нашли…
И если вы вспомните, у Горюхи эта мета сна не первая. До этого они со Сватьей, кажется, уже делали такие фокусы. Они выделяли мне какие-то доли, авторские, кажется, а потом писали: у нас радость! Мы нашли интереснейшие книги в библиотеке! И мы решили сделать тебе подарок, мы их ксерокопировали для тебя! Деньги мы взяли из твоей доли.
Я не против, чтобы мне сделали копию книги за мой счет. Конечно, если эта книга нужна мне. Но зачем это называть подарком? Ведь я очень многих людей прошу добывать мне книги, и это услуга или работа, но не подарок, поскольку оплачивается мною. Есть нарушение разумности?
Очевидно.
Вот я вам описал сон. Сон, в котором вы все живете, в который попадаете, когда ездите на семинары Уральского училища. На самом деле, вы снитесь и Ярославскому училищу и Сибирскому. Сон, точнее, кошмар, который сейчас снотворит Антонушкина, просто ужасен. Жуткий монстр — Телевидение, — что приснился ей, свел с ума половину Тропы. И разобрать этот ужас мы сможем, только когда он пройдет и они все проснутся. Пока даже не трогаем.
Займитесь сном Горюхи и тем, что сходного было в вашей жизни.
Вы спрашивали, как вам воплотить Град прямо там, где работаете?..
Скоморох
 
 
 
 
 
Пояснения. Мы публикуем всю нашу переписку с небольшими сокращениями, убирая то, что являлось необходимым для нашей внутренней работы, но не добавляет качества книге. Основная задача сокращений — собрать все материалы как бы в «единый фокус», заявленный в названии книги.
Правда, немалым доводом в пользу сокращения послужило и то, что в ходе этого семинара было написано, наверное, несколько тысяч писем участниками и около четырехсот Скоморохом. Изрядная часть этой переписки ценна только для участников.
Поэтому далее мы приводим только те письма, которые позволяют создать описание исследуемого явления наиболее кратким, но наглядным способом. А также те, что вызвали ответы Скомороха.
 
Дополнительные исследования
Затронутая Скоморохом тема «Сон наяву» имела самостоятельное значение, и разговор о финансовых взаимоотношениях, а точнее, о том, как уложены в сознании психологов образы работы с деньгами, финансами и капиталом, в сущности, был побочным. Поэтому мы его вынесли в своеобразное «Приложение» к основному семинару, которое помещаем под именем «Дополнительные исследования».
Исключить их совсем из рассказа про семинар нельзя, потому что по этому дополнительному исследованию многие судили о том, что происходит лично с ними. Это своего рода рамка, дальше которой всякие странности, которые с нами происходят, уж точно не имеют отношения к снам. Да и то, что происходило с Горюхой, обсуждается нами как вполне условный «сон». Этакий «сон разума».
Тем не менее, раз существует такое понятие, оно должно быть названо и показано. По одну сторону от него «не сны», а по другую — «точно сны». Вот главный смысл этой работы.
Далее будут приведены рассказы о таких состояниях, которые без определения понятия «сон наяву» просто нельзя понять. Но для того, чтобы это понимание состоялось, мы вначале описываем слой таких явлений, как «сон Горюхи».
 
 
 
1 Устрим — так называлась серия семинаров ИМ, посвященная устроению своего дела. Устр-ИМ — устроение Исследовательской Мастерской. В ходе этой работы постановка дела, включая его экономику и управление, изучалась на примере того, как делалась Исследовательская Мастерская при АС (Академии самопознания). Использовать ИМ в качестве учебного наглядного пособия было гораздо удобнее, чем придумывать искусственные секреты или брать какое-то действительное предприятие.
Во время этой работы накопился какой-то опыт и понятийный материал, который Скоморох использует в данном случае, чтобы, как говорится, зацепить участников исследования за живое и сделать новую учебу и полезной, и вызывающей не «интеллектуальный интерес», а живой душевный отклик.
2 Троерусский народ — еще одна игровая реальность наших психотренингов. Для того, чтобы познать себя, как душу, мы в одном из исследований вышли на понятие «народной души». Понятие это настолько непростое, что нам пришлось провести большую психологическую игру, в которой участвовало несколько сотен человек, в ходе которой мы моделировали рождение и существование маленького народа, который мы назвали Троерусским казачеством. Поскольку мы используем офенские, мазыкские понятия, то и заложили в название народа два главных понятия, из которых исходим в своей работе: русская культура и жизнь, по-офеньски — Троя.
3 Понятия «Варяги — быдло» являются для нас рабочими именно в рамках тренинга «Народная душа». Летом этого года мы посвятили ему большой семинар, у котором участвовало до полутысячи человек, пытающихся понять, как же так выходит, что русские постоянно отказываются сами управлять своей страной и своим хозяйством, предпочитая быть «быдлом», то есть подлым людом, как говорили раньше. Подлец исконно — это человек, который живет подле, подле барской усадьбы, подле замка Варяга, которого сам же призвал, чтобы он правил и володел им.
Сон Горюхи 
1.
Подготовка к Ведогони
7.11.04
от Горюхи
Саша, я в восторге! Как разыграл этот спектакль, или сон…
Я два дня хожу и думаю про этот звонок Балины. Всех ближних заколебала — все утихнуть не могу. Заподозрила я, что неспроста Балина мне среди ночи позвонила — ни с того, ни с сего… А с чего — только сейчас открылось.
Балин, ты уж меня извини, что успела цапнуть. Как уж мышление мое уложено, так оно и сработало. Я еще буду писать — что же такое со мной случилось. Уж больно охота разобраться.
Саша,
Письмо твое прочитала несколько минут назад — пока состояние «Взрыв» в мозгах — сразу много мыслей — сны, ведогонь, мышление, деньги, фонды, отношение к любимым людям…
Решила — буду писать понемногу — постараюсь одну мысль катить в одном письме.
Начну с «непривычного».
Саша, последнее время ты мне снишься почти всегда. Раньше тебя во сне увидеть — редкость, а сейчас — я теряю чувство, где явь, где сон. Ты меня постоянно учишь — одну, не одну. Снишься не только ночью, но и в автобусе, или на семинаре я была — прилегла на полчаса вздремнуть — опять ты. И что-то пытаешься до меня донести…
Это ты так делаешь?
Я вспомнила твой рассказ о дедушке (по-моему, Степаныче), который тебе показывал Ведогонь. Он тебе снился — ты к нему приезжал.
 
2.
Подготовка к Ведогони
7.11.04
от Горюхи-2
И если вы вспомните, у Горюхи эта мета сна не первая. До этого они со Сватьей, кажется, уже делали такие фокусы. Они выделяли мне какие-то доли, авторские, кажется, а потом писали: у нас радость! Мы нашли интереснейшие книги в библиотеке! И мы решили сделать тебе подарок, мы их ксерокопировали для тебя! Деньги мы взяли из твоей доли.
Я не против, чтобы мне сделали копию книги за мой счет. Конечно, если эта книга нужна мне. Но зачем это называть подарком? Ведь я очень многих людей прошу добывать мне книги, и это услуга или работа, но не подарок, поскольку оплачивается мною. Есть нарушение разумности?
Очевидно. Но вот еще одно нарушение, не столь очевидное, осталось незамеченным уже весь этот год.
Как в тот раз, когда Горюха со Сватьей ксерокопировали мне какие-то книги, и я их за это отправил гулять своими дорожками, так в этот, когда средства из «моего фонда» были израсходованы ими на что-то и я их снова отправил, я не получил того, что они мне покупали.
И я постоянно в недоумении: если уж мои деньги были потрачены на что-то для меня, почему они это мне не передают? Или передают так, что я об этом не знаю и не могу вспомнить.
Саша, тут я хочу внести уточнения. Может, они не повлияют на решение основной задачи, которую ты поставил перед нами, но я чувствую, что пройду не по душе, если не проясню кое-какие моменты.
Первое — насчет подарка, о котором мы со Сватьей тебе объявили зимой. Подарок состоял не в том, что мы тебе подарили ксерокопии книг, а в том, что найденный нами материал в старой энциклопедии содержал строки о том, что отличительный признак духа — его способность самопознания. Примерно таков смысл. А нашли мы эти строчки в дни победы над Койотом. И посчитали именно эти строчки подарком к Дню Победы — не только для тебя, но и для нас всех. Я до того момента подобных вещей про дух не читала.
Сейчас вижу, что написали неверно. Точно сработала моя склонность к художественным образам, а не к точности. Вот в этом и есть наша ошибка.
То, что было в мае, когда я потратила твои деньги на диски для Уруча1, — это да, проявление моего мышления.
Второе — про «этот» раз. Я так поняла, что ты имеешь в виду книгу, которую я тебе предложила дней десять назад, и ты мне сказал вычесть ее сумму из твоей премии?
Я до сих пор не написала тебе, как ее передам.
…если уж мои деньги были потрачены на что-то для меня, почему они это мне не передают? Или передают так, что я об этом не знаю и не могу вспомнить.
Я бы еще добавила «или сообщают так, что их слова можно истолковать по-разному». Это я и к первому случаю.
Я не беспокоюсь о том, как меня поймут, как дойдут книги, которые я от души посоветовала приобрести…
С книгами я решила, что узнаю, кто едет в ближайшее время на Северо-Запад, и передам, и тогда сообщу. А то, что можно сообщить сразу и сразу найти тех, кто передаст книгу, я не думаю. Я откладываю на «потом», чтобы сделать «по ходу». Такими мелочами не стоит забивать голову — так у меня уложено.
Странно получается — мелочи в этом мире — такие, как проявление заботы, в мире души совсем не мелочи.
Я сейчас вспомнила, как я увидела этнографические записи про колдунов в новом альманахе нашего Дома фольклора. И обрадовалась, что есть эти записи, что есть письменные подтверждения ученых и собирателей-профессионалов, что были колдуны. А это значит, что знания мазыков нам легче будет давать людям. И я поделилась радостью с Сашей и предложила ему эту книгу.
И это — как одна часть, а вторая — как передать книгу — словно из другого образа.
Я хочу, чтобы у Саши была эта книга, но откладываю передачу ее. Странно. Точно — мета сна.
Пока останавливаюсь. Надо еще покрутить — как так у меня уложено.
Горюхе
Горюха, отстань с разборками. Если действительно хочешь все выстроить документально, подымай переписку, где я на тебя ругался из разу враз, и изучи ее. В сущности, ты и должна была это делать каждый раз, когда чувствовала брань. Но ты куда-то пряталась, а сейчас я могу быть не точен, поскольку не привожу доказательства и не сужусь, а творю на твоем примере образ, который позволит нам работать. А тебе придется быть тем плохишом, без которого этот образ не сработает. Это понятно?
И это тебе наказание за то, что работаешь медленно и тупо. Не хотела разбираться сразу, накажу потом, но хуже. Вот, к примеру, так, что ты оказалась героем Сима. Это понятно? Принимается?
Неточности у меня могут быть. Про подарок ты видела, что им является найденное вами высказывание, а я понял совсем другое. Значит, ты так выразилась, что появилась возможность понять криво.
И все же: есть беда с деньгами, помноженными на невнятность и кривизну? Если нет, сниму все наезды. Если есть, вкалывай и пиши, как у тебя здорово все выстраивается с твоей, назовем, экономикой. И пиши о том, насколько лучше ты бы жила и делала дела своим предприятием, если бы тебе не мешало то, что ты временами работаешь в «логике сна».
Как ты поняла, у меня нет к тебе действительных претензий по деньгам, но я уже не первый раз тебе высказываю полное недоумение по тому, как ты действуешь. И я подозреваю, что я не один ощущаю тебя странненькой, когда дело доходит до денег. Хочешь, спроси людей. Но даже то, как ты проходила Остров2, когда проводила финансовые дела через Училище, это сон.
В общем, задача не найти виноватого. Да и чего его искать, когда виновата всегда Горюха. Задача найти Горюху, которая до сих пор не хочет уходить. Вот и копай. А то еще демократии запросишь, может быть?
Нет тебе демократии. Есть варяги! И они в тебе.
А за неточности в моих симовских образах заранее всех прошу меня извинять самостоятельно. Это не разборки, а примеры, которые я иногда даже осознанно могу усиливать, чтобы ошибка стала виднее. Точен я буду в совместных делах, вы это знаете. А здесь мне нужна не историческая и не фактическая точность, а точность в описании какого-то устройства сознания. И кое-кому, кто злостно увиливает от работы над собой, будет прилетать чуточку сильнее, чем он рассчитывал. Это потому, что накопилось. Не хотите работать — уходите. Хотите — не крутитесь и не врите. А то я сам про вас так совру — мало не покажется!
А ты, Горюха, терпи! Судьба у тебя такая…
Скоморох.
 
2.1.
Ответы на отклики от Скомороха. Горюхе
9.11.04
от Горюхи
Есть беда с деньгами помноженными на невнятность и кривизну? Если нет, сниму все наезды. Если есть, вкалывай и пиши, как у тебя здорово все выстраивается с твоей, назовем, экономикой. И пиши о том, насколько лучше ты бы жила и делала дела своим предприятием, если бы тебе не мешало то, что ты временами работаешь в «логике сна».
Как ты поняла, у меня нет к тебе действительных претензий по деньгам, но я уже не первый раз тебе высказываю полное недоумение по тому, как ты действуешь. И я подозреваю, что я не один ощущаю тебя странненькой, когда дело доходит до денег. Хочешь, спроси людей. Но даже то, как ты проходила Остров, когда проводила финансовые дела через Училище, это сон.
В общем, задача не найти виноватого. Да и чего его искать, когда виновата всегда Горюха. Задача найти Горюху, которая до сих пор не хочет уходить. Вот и копай.
Да, Саша, есть беда с деньгами, помноженными на невнятность и кривизну. Тема для меня оказалась настолько большая, что пересматриваю всю свою жизнь. Как во мне оказалась Горюха.
Она точно проявляется в делах с деньгами, поэтому пока пересмотр жизни делаю с точки зрения отношения к деньгам. Думаю, что невнятность и кривизна связаны не только с деньгами, но какая-то связь с ними есть точно.
Когда я начинаю думать о деньгах, я становлюсь расплывчатой. Пыталась вспомнить Остров и финансовые дела по нему — и заметалась. Начала «скакать» по воспоминаниям — один Остров, Украйна3. Плохо вспоминается. Обрывки образов, за которые сложно ухватиться. Только направляю внимание на один образ, он тает. Трудно что-то уловить.
Ухватила. Вспомнила момент на Островной Украйне, когда был «Горюхин день» и ты несколько раз за этот день, когда разговор доходил до оплаты преподавателям дороги и расходов, напоминал мне, что я получу за Остров столько, сколько не получала никогда. Это правда — столько я даже не мечтала получить. Я даже не знаю, сколько.
Эти слова, что я «столько не заработаю», от тебя я слышу несколько раз — в течение нескольких лет. Это — мета сна.
Когда я их слышу, мне становится неприятно. Внутренне я сопротивляюсь этим словам. Почему? Мне их слышать унизительно. Я никак не хочу признаться, что я недостаточно зарабатываю. Я трачу большие усилия, чтобы доказать, что у меня все «в порядке». Как-то странно. Я зарабатываю неплохо. Но эти деньги я словно не воспринимаю. Они — как из другого мира. Блин, похоже, я зарабатываю во сне. Или зарабатываю, спя.
Боль и сопротивление, когда я слышу, что я плохо зарабатываю, отправляют меня в сон. В этом сне признаться, что я плохо зарабатываю — опасно. Чем? Мне трудно ответить. Я не хочу смотреть в этот вопрос. Если я признаюсь, что я плохо зарабатываю, что будет со мной?
Меня опозорят. Кто? Одноклассники. Опять школа — элитная школа. В ней было четкое разделение — на «состоятельных» и «несостоятельных». «Состоятельные» имели какие-то привилегии. Их любили. У них было больше возможностей. С ними больше дружили. Для меня оказаться несостоятельной — это потерять друзей, любовь, интересные дела.
Для того, чтобы иметь эти «ценности», мне надо прятать себя. Я так себя обхитрила, что даже не могу порадоваться своим успехам, похвастаться улучшением дел. Делаю втихаря, потому что знаю, что, если я похвастаюсь, обязательно найдется кто-то, кто скажет: «а у тебя рыльце в пушку». Вот, нашла эти слова. Откуда они? Из западка4? Нет.
В четвертом классе мы с подружкой украли два календарика с выставки. Тогда я поняла, что «рыльце мое в пушку» — я поняла это состояние, — когда я не могла похвастаться новым календариком и, прежде чем хвастаться своей коллекцией календариков, я каждый раз должна была вспоминать про краденый календарик и убирать его из своего альбома — чтобы никто его не увидел. В конце концов, я забросила коллекционировать календарики, чтобы никто не увидел этот украденный.
Этот механизм работает — если в моих делах что-то нечисто, я перестаю эти дела делать. По сути, я отказываюсь от своей мечты. Написала и увидела, что из этого мира, где я «набилась», я ухожу в другой мир — я творю себе другие миры. Но точкой начала этих миров является боль в моем сознании. И значит — какой бы мир я не сотворила, в нем будет боль.
Горюхе
Хорошо, просто продолжай работать. И помни, это не разборка с тобой, ты послужила материалом для творения образа сна наяву. Это тебе наказание, но это и большой подарок, потому что на тебя собрано огромное внимание. И под ним придется как-то жить. А вот этого «как-то» разум не терпит. Он теперь непроизвольно начнет совершенствоваться.
Вот и вкалывай, и не упусти такой подарок. В следующий раз я просто промолчу и не буду тебя поминать ни правильно, ни с ошибками. И не забывай, сим-то про сон, а не про деньги.
Скоморох
3.
Подготовка к Ведогони
7.11.04
от Горюхи-4
В общем, такое бабское счастье я стерпеть не мог, и велел ее поворошить, задать вопрос: а как были израсходованы средства, которые она израсходовала не по назначению. Судите сами: если был зарегистрирован фонд, а он был зарегистрирован обычным правом нашего троерусского народа, значит, расходование средств фонда было возможно только в соответствии с его Уставом. В соответствии с заявлением самой Горюхи, в Уставе Фонда значилось только то, что распоряжаться им могу лишь я.
Вопрос «как были израсходованы средства, которые я израсходовала не по назначению», на меня действует сильно. Я даже не могу сразу понять этот вопрос — я перечитываю его несколько раз.
Причем, после той разборки в мае, когда я сообщила Санычу, что потратила его деньги на диски для Уруча, деньги в «коробочку» были возвращены и спокойно лежали до недавнего времени, пока я их не переправила Найдене для Саныча. Лежали они потому, что Саша на майской Украйне нам с Крыжом (мы делали попытку передать деньги «на Академию» Санычу) сказал, что пусть этот фонд будет накопительным. Это, конечно, я так поняла. Может, что и не увидела.
Меня поражает то, что вопрос про израсходование мною денег не по назначению «работает» для меня даже тогда, когда ошибка вроде бы исправлена. Я специально оговариваюсь «вроде», так как подозреваю, что этот вопрос задевает еще нечто во мне, что и откликается на него.
Что же это за слой?
Я сразу начинаю чувствовать себя уязвимой и стараться уйти от ответа, отвести глаза или замести следы. От чего? Вот тут я начинаю крутиться — я себя начинаю подозревать в мошенничестве. Есть две части — есть мошенничество и есть подозрение себя в мошенничестве. И различить пока мне это трудно. Различение есть, но оно очень тонкое.
Пока прерву эту мысль.
Помните, какие странные нарушения разумных последовательностей действий и мыслей происходят во сне, и при этом вы их там спокойной принимаете. Будто у нас с вами в самых глубинах сознания живет защитный механизм, позволяющий приспособиться и выжить в самых неожиданных мирах, где законы совсем не соответствуют законам нашего мира. И ведь все эти нарушения  — тоже меты сна. Но меты совсем другого порядка.
Если я могу расходовать непринадлежащие мне деньги, то, значит, это допустимо у меня. Во сне? И значит ли это, что мое умение расходовать чужие деньги — в этом сне является защитным механизмом приспособления и выживания в каком-то мире? В каком? И что за законы этого мира, по которым я живу?
Что за мир, где выживают за счет других? Где можно спокойно залезть в карман любимому человеку?
Для меня это мир детства — карман любимого и любящего папы — мой карман, откуда можно всегда взять деньги на мороженое и подарок маме. А сумка мамы — это место, откуда берутся деньги на подарок папе.
А когда я подросла, и меня стали отпускать в туристические поездки, мне родители выдавали деньги на поездку. И на эти деньги я покупала им подарки. Подарки моим любимым людям. И они были счастливы — ведь подарки были проявлением моей любви к ним. Из той же суммы я, конечно, не забывала и себя — ведь праздник на то и праздник, чтобы доставалось всем. Деньги в этом мире — не главное. Меня ограждали от вопросов, связанных с деньгами, говорили — еще успеешь заработать, еще поймешь, сколько что стоит, главное — будь заботливой, доброй, нежной — и у тебя все будет…
Какой странный сон. Похоже, что я до сих пор живу во сне своих родителей.
Отклики
1.5Подготовка к Ведогони
10.11.04
от Кирши
Видение мет в бодрствовании.
Со мной случился такой случай. Буквально недавно. Я очень здорово поработала и умоталась у компьютера. Когда дела были закрыты под вечер, я пошла за едой с дочерью.
И забыла одеть юбку. В общем, я в одних колготках и в куртке заходила в супермаркет, потом мы гуляли по Бродвею. И по дворам. А потом дочка стала уговаривать меня покататься с ней на качелях и говорит: тебе все равно, ты же не в юбке. Я говорю: как не в юбке? И вижу, что я ее забыла одеть. Т. е. я ее вертела в руках и что-то с ней делала. В общем, не знаю, куда даже этот случай приложить. Просто офигевше стояла и понимала — я спала. И так глубоко еще не случалось. И еще гуляя в темноте по этим самым дворам, за какое то время до этого, я посмотрела на свои ноги и подумала: странно как-то, я вижу свои ноги в черных колготках, и, кажется, я вижу сквозь юбку. И все. Я не проснулась. Я приняла это как факт: я вижу сквозь юбку. Это так логично, потому что где-то в глубине нашелся какой-то ответ типа: надо же? А потом: да я и так знаю это. Я не знаю, на какой язык я переводила то, что видела. Полное ли это сумасшествие или это язык каких-то мест. Наверно, сноразум близок к тому, что называют сумасшествием, верно же это? И еще, кажется, или хочется думать, что он близок к иным мирам. Но как расплести одно от другого, не повредив, а вычистив? Зачем этот сноразум вообще дан? В нем есть какая-то скважинка для ключа? Или это только кажется мне.
Я спала и видела сон, как я гуляю в юбке. И даже приняла свое видение сквозь юбку. Ведь я спала уже, когда ее как бы одевала.
Я сейчас вспоминаю этот случай и стучу себя по лбу. Вспоминая это ощущение при взгляде на ноги: Ну, как, как можно, спросила бы себя, как это я вижу сквозь?
<…>
2.
Ведогонь. Подготовка-2
от Сицы
07.11.2004
Тут вы как бы сами себя уговариваете ее принять под предлогом некой разумности: конечно, так же удобнее не смущать девочек!.. И осознать это как мету сна сложнее.
Я вот еще что подумала — а ведь я сына уговариваю «смотреть мои сны». Причем, нахожу очень разумные объяснения. А когда он не верит — начинаю давить — ругаться, шантажировать, подкупать. «Просыпаюсь» очень редко. Но один случай меня потряс настолько, что все-таки включается у меня «будильник» порой.
Сыну было 3 года. Он почти совсем не говорил «по-нашему», только что-то лопотал и знал несколько простых слов. Отдала его в логопедический садик. А там — муштра, просто дрессировка какая-то, и атмосфера в группе тягостная, в общем, какой-то непрекращающийся кошмар. Сын плакал — не хочет в садик, а я все уговариваю: «Ну потерпи немножко, скоро привыкнешь». И тут он меня спрашивает: «Мама, а зачем нам привыкать к плохому?» Я ведь точно тогда, как от бреда, очухалась. И ведь решила потом все проблемы — и садик рядом с домом нашелся просто удивительно душевный, и логопед не понадобился — все как-то само наладилось. А я вот сейчас с ужасом думаю — а ведь я не всегда в разуме с сыном договариваюсь, далеко не всегда, и через сколько моих снов он теперь на мир глядит?!
Да, урок мне — если сын меня не слышит, протестует — стоит себя спросить — а не во сне ли я с ним разговариваю, и не будит ли он меня?
3.
Сим о Ведогонии
7.11.04.
от Слепой
Сделаем мы сим об исходных понятиях Ведогони, но в нем выйдем на Град. Как, не знаю, но выйдем, потому что именно Ведогонец или Дрема позволяли побывать в Граде не просто во снах.
Саныч, значит Ведогонь и Дрема бывают не только во снах, но и наяву? Т. е. я могу быть в Дреме и не спать при этом? Наверное, это так в слепых6 и было? Мы были в Дреме и не во сне одновременно? Чем Дрема и Ведогонь отличаются? У всех ли есть Дрема и Ведогонь как тела? Вопросов много… с чего начать?
Я стала думать, что для меня сон — это какое-то притупление восприятия того, что происходит, или вообще, просыпание того, что есть. Это для меня не полезно спать (пока не знаю, что под этим понимать — душу или дух…), и для меня «бестелесной» непонятно, в каком мире я сплю — в мире сна или в этом, и полезен ли сон. А вот для тела — однозначно сон полезен, тело отдыхает. Получается, что как только я начинаю думать о сне, я начинаю видеть себя и телом, и душой, и сознанием — потому что для каждой части меня, что-то свое о сне отзывается.
И что значит быть во сне? Если я понимаю, что это мой сон, значит, я вне сна и в нем одновременно и рассматриваю его, но если я сплю, то сна я не вижу, я не могу рассказать, что там было. Иногда бывают такие состояния, что я прямо чувствую, как спит каждая клеточка в теле, а я не сплю — так считать это сном или нет?
Я чувствую, что понятие сна сложное, т. е. в нем есть то, чему учили по физиологии — что сон это состояние, в котором отдыхает организм, а что такое организм?
Во время сна мы набираемся сил — бабушка так говорила и ещё во время болезни говорила — ляг, поспи, и все пройдет, поспишь — сил наберешься.
Во снах душа путешествует — это всегда манило, и хотелось понять, а как она это делает, и научиться этому.
Пишу о том, что хочется научиться, и сразу же всплывает, что ведь умею, наверное, только не помню, как это делать. И когда читаю, что именно Ведогонец или Дрема позволяли побывать в Граде не просто во снах — у меня это принимается без всяких вопросов.
И ещё, если я раньше думала, что Небесный Град — это где-то недостижимо и далеко на небесах, сейчас, после того, как прочитала о Ведогони и Дреме, кажется, что все намного проще — все рядом, и есть прямо сейчас, и Град есть сейчас, просто что-то перекрывает от него и не дает его увидеть.
Как марево из слоев мышления в виде тумана, из-за которого плохо видно и поэтому хочется все время спать. Но если туман уйдет, то Град может оказаться вокруг меня. Так ли это?
И без очищения ничего не получится; мне кажется, что именно мысли и переживания все время мешают быть в дреме и выбивают из неё.
Ещё одним важным признаком того, что я сплю в жизни, становиться медленное делание дел, т. е. они начинают стопориться, забываться и продвигаться медленно — точно как будто бы я заснула и стала ленивой, и ясность в делах исчезает. Может, этот признак тоже мета сна?
4.
Сим по Ведогони, подготовка
7.11.04
от Слепой
Иногда в моей жизни бывает так, что я после пройденных событий не помню, было ли это на самом деле или мне приснилось. Точно такое же бывает и после сна. Хотя после сна где-то все же сохраняется понимание того, что был сон, потому что там была необычная обстановка или я была не такая, как обычно, менее телесная, что ли.
А вот в жизни дневной такое часто случается. Когда и как я это замечаю?
Прежде всего, когда во время разговора с кем-то, начинаю думать о чем-то о своем, и потом постепенно упускаю нить разговора. И если меня резко спросить, задав вопрос, точно, то я не смогу ответить. Но видимо чаще те, кто говорят, тоже не очень понимают, о чем они, и их устраивает ответ нейтральный, как бы ответ ни о чем, который подтверждает, что я была рядом и что-то слушала.
Сейчас я пишу и понимаю, что вот так большую часть жизни я и жила — говорю одно, думаю другое, а потом в результате делаю то, что не соответствует ни тому, о чем говорили, и ни тому, что думала сама.
И получается, что очень много времени проходит в полусне (или вообще во сне?) потому что я не чувствую себя здесь и сейчас, в настоящем, не вижу мир вокруг, а нахожусь или в переживаниях, или в воспоминаниях, или в мечтах о будущем.
Как будто бы мои мысли за меня сами с собой разговаривают, думают, и обращаются ко мне только тогда, когда нужно действие сделать, что-то предпринять. Чаще всего такое мутное состояние бывает, когда я не понимаю, что я делаю, и что я хочу. И тогда получается, что я становлюсь как будто бы наблюдателем сама за собой, тем, кто смотрит сон о себе?
Такое и во снах бывает, но там все же чаще приходится действовать, и скорости жизни во сне кажутся другими, и расстояния. Может быть, во сне я не сплю? Ведь если я запоминаю сон, то помню все подробности и чувства, могу их описать. А в жизни такое бывает не всегда — иногда даже вспомнить, о чем поговорили, бывает трудно, как будто это было во сне.
5.
По Ведогони
07.11.04
от Раскола
У меня ощущение после этого письма, что я большую часть своей жизни провожу во сне. Но никогда не думал о том, что я сплю наяву, что-то, что я считаю настоящим, может мне сниться.
Недели две назад был случай, когда я возвращался домой из юридической конторы с папкой документов в пакете. Помню, что зашел перекусить в небольшую забегаловку, а потом вышел и сел в маршрутный автобус. Там и уснул. И так спал не знаю сколько, только вдруг меня подкинуло, я проснулся и увидел, что пакета моего нет. И тогда было ощущение, что вот я действительно проснулся, я выскочил из автобуса и помчался обратно к остановке с забегаловкой. И тогда весь мир вокруг жил: он был наполнен звуками, шумами, запахами, движением. Он был и опасным и живым. А на этом фоне я могу вспомнить, что до пробуждения, еще до того как я заснул в маршрутке, я уже спал — все было привычно, все текло вокруг меня. И я не увидел той меты, когда вез документы домой, оставив их в забегаловке.
Сейчас написал, и самому стало интересно: что же на самом деле такое сон?
6.
Ведогонь
От Сицы
13.11.2004
Как понять, что такое глубина сна? Что это? Ответы вряд ли появятся, но зато мы можем сделать описания своих состояний.
Для меня глубина сна определяется тем, насколько я включена в происходящее вокруг меня.
Совсем неглубокий, поверхностный сон — когда я в ответ на вопрос просыпаюсь и отвечаю «впопад», хотя точно спала и сон видела. Так несколько раз было, когда устала очень, а спать не могу себе позволить. Причем во время просыпания как будто отматываешь назад то, что происходило, пока в сон провалился, как будто фраза-вопрос медленно так проявляется в сознании по частям.
Еще неглубокий сон был, пока сын был маленький. На каждый «кряк» его просыпалась мгновенно. Тут как будто настройка на него включена. И ведь что интересно — только на его хныканье просыпаешься, а могла гроза за окном громыхать — и хоть бы что.
Бывает наоборот — запредельная усталость и никак в сон не провалиться — любой звук задевает и раздражает, бьет по нервам. Так и плаваешь меж сном и явью.
Очень глубокий сон — когда просыпаешься и какое-то время не поймешь — кто ты и где находишься. Еще бывает, что никак проснуться не можешь, как будто пробиваешься сквозь густую толщу воды, а она обратно в сон затягивает и все вокруг как в вате.
Вот интересно — а ведь «глубина», наверное, неслучайна. Посмотрела, что написала, — у меня как-то непроизвольно многие образы с водой связаны. Пленка меж сном и явью как будто натяжение воды на границе с воздухом. Сон и явь — разные среды. И кажется, что разные среды есть и в самом сне и в яви. А я плаваю по этим средам и заныриваю то в одно, то в другое состояние? А с какой целью?
7.
Школа старшей Ведогони. О повторяющихся снах
11.11.04
от Данко
А в промежутках между воплощениями, а промежутком таким является любой сон, поскольку ты во время него покидаешь плоть, ты проигрываешь и проигрываешь свои уроки, отменяя неверные решения и проживая их заново.
Значит, повторяющиеся сны нужны, чтобы увидеть свою ошибку. Они проигрываются вновь и вновь, чтобы я увидела ошибку и исправила в своем сне. Нет, не в сне, а своей жизни, в себе.
8.
Ведогонь
От Мурки
11.10.04
После того, как я первый раз переделала сон, я перестала бояться кошмаров. И стала наблюдать во сне за теми, кто пытается меня убить. Я ведь знаю, что все равно сон переделаю, как мне надо. И у меня появляется возможность не тратить всю себя на то, чтобы спастись, а поиграть с кошмаром, попробовать понять, почему так случилось, зачем он меня убивает, кто он такой.
А еще, Саныч, меня учили в детстве бороться с кошмарами. Бабушка и мама говорили, когда я просыпалась с криком среди ночи: повернись на другой бок, и смотри другой хороший сон. Я так и делала, и это помогало. Позже я научилась, перевернувшись, смотреть тот же сон, он был почему-то важен, но хорошую версию. А еще позже, я стала переделывать сны не переворачиваясь с боку на бок. Может быть, переворачивалось что-то во мне?
9.
На Подготовку к Ведогони
От Чертоя
10.11.04
Вчера ложился спать и решил, что во сне буду отслеживать меты сна. И получилось, правда, не совсем. Но сон наутро вспомнил, что бывает редко со мной, и стали видны эти меты. Но пока непонятно, вот я стал замечать эти меты, и что? Во сне я проплываю мимо, осознавание приходит только наутро. Я подмечаю, что меты странные, сейчас вижу. Они кажутся плотнее, чем происходящее во сне, они обращают на себя мое внимание. Они странные. И что еще непонятно для меня: я во сне в некоторые моменты недоумения могу скорчить рожу, это что-то вроде выражения моего отношения к тому, что происходит, могу удивляться, но не так, как днем, а как-то спокойно. И даже страх во сне другой. Он такой пронзительный и яростный, он детский. Есть ощущение, что во сне я больше настоящий и там мне не мешают многие образцы из дневной жизни, они там отсутствуют или кажутся ненужными и далекими от теперешнего меня. Получается, что я очень разный во сне и в бодрствовании. И живу по разным законам этих миров. Нет, не точно. Я после некоторых снов испытывал внутреннее потрясение от того, что просыпался, уж очень не хотелось иногда просыпаться. Дневной мир ощущается более плотным и жестким по сравнению со сном. Есть ощущение, что эти оба мира вытекают из одного, но я их как-то поделил неправильно.
Чертой
10.
Ведогонь
11 ноября 2004
от Балины
Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании. И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту…
Мне снится сон, что сплю во сне. Это самый кошмарный сон для меня, но в нем я осознаю, что это сон. Что в жизни так быть не может. Там во сне я пыталась себя разбудить и таскала себя по улицам в людные места, чтобы мне сонной было стыдно, и я бы проснулась. Однажды я все-таки проснулась во сне, и передо мной стоит Армия, по всей форме одетая. И я снова уснула, рухнув со всего маху на асфальт, а я сама видела это как-то со стороны и поняла, что этого не может быть, ведь это стыдно перед всеми так упасть и все равно спать. Проснулась я вся в холодном поту и думаю: как клёво, что это был только сон.
Тогда я чувствовала, что просыпаюсь внутри сна, что это мета сна.
Интересно, а что будило меня во сне, мне казалось, что я сама, только другая. А какая?
11.
Подготовка к Ведогони
11.11.04
от Выделёнки
Понять себя во сне  — вот задача Ведогони на первых шагах.
Я вчера исследовала момент засыпания, хочу описать.
Я побусала, вошла в Дрёму, а дальше почувствовала, что пространство, или, скорее, сознание как бы подернулось рябью, по нему пошли волны, все стало немного смазываться, размываться. (Пишу и вижу, сколько неточностей — что за пространство? Как я вижу, что это сознание? Что стало немного смазываться?) В этот момент стали образовываться картинки, и услышалась фраза, произнесенная мужским голосом, о чем, не помню. Я заметила, что картинки — кемы — не возникают внезапно. Они словно вырастают из какой-то мысли, или из какого-то зернышка сознания. Я их вчера очень хорошо отслеживала и сразу осознавала: кемы, возвращаюсь в Дрему.
Но еще до кемов была одна картинка, которая точно не была кемом. Когда я осознала, что вижу ее, произошла вспышка узнавания, восторга, и я тут же выскочила в Дрему и забыла, что я видела. Саныч, мне кажется, это была картинка из памяти поющей души. Я запомнила только ощущение в груди и ощущение ее силуэта — вогнутый ромб, возможно, это был мужчина или старик с длинными белыми волосами, несущий что-то на разведенных в стороны руках. Но так мне казалось через некоторое время, и я совсем в этом не уверена. И еще казалось: двинуться на миллиметр — и вспомню. Но увы, больше увидеть не получилось.
Саныч, а чем различаются кемы и воспоминания поющей души?
12.
На подготовку к Ведогони
12.11.04
от М.М.
Что я понимаю под словом сон?
Что я понимаю под словом бодрствование?
Сон для меня — это когда я ложусь в постель, закрываю глаза, а также весь период до момента пробуждения. А когда я открываю глаза, это называется пробуждение, дальше начинается бодрствование.
Пишу и тихо ржу над своим описанием. Вспомнила лекцию Саныча, где он описывал научный подход к понятию сна, подход товарища Карманова. Моя история очень похожа на это описание. Вечером меня выключили, я «шторки» закрыла, утром включили, я «шторки» открыла. А тут ребята про какие-то меты сна во сне и меты сна в бодрствовании. Я, похоже, до сих пор не разобрала, почему у меня так уложено, что сна в бодрствовании быть не может. Такого не бывает.
На самом деле даже не хочется смотреть. Ощущение, что эти понятия на большой глубине находятся. Можно сказать, я состою из таких вот понятий.
Причем я понимаю, что можно спать в бодрствовании, даже замечаю какие-то меты. Но это все не по-настоящему, не целиком мое.
Сейчас для меня Сон — это когда я бездвижно лежу, в темноте, иногда я вижу сны, картинки. Причем, то, что я лежу бездвижно, я знаю, потому что в такой позе засыпаю. Может, я куда и хожу, когда сплю, пока я этого не замечала, просыпаюсь на том же месте всегда, да и никто не жаловался. В общем-то, мне особо хлопот не доставляет это бездвижное состояние, я знаю, что это данность, с этим ничего поделать нельзя, наступает полночь, и у меня «шторки» закрываются.
Сейчас ощущение, что прямо описываю кого-то в себе.
Бодрствование — это когда я просыпаюсь в кровати ото сна, наступает день, если это на севере, то не наступает, но по часам я знаю, что это день. Блин, опять смешно то, что пишу. Ночь, но я знаю, что день. Дальше я начинаю жить, двигаться, есть.
Точно, у бодрствования есть свое описание. В бодрствовании я ем. Во сне я тоже могу есть, но ощущения разные. Я вкуса не чувствую. Хотя я могу знать, что это вкусно. Так, начинают появляться различия. В бодрствовании я двигаюсь по-другому. Я легко управляю своим телом. А во сне, я бегу на месте, тело мое не слушается.
Блин, что же получается, вначале у меня было ощущение, что бодрствование и сон связаны. А теперь я увидела, что есть различия.
А может быть, бодрствование и сон есть одно и то же? Только что — это? Разные состояния сознания? Ведь жизнь не заканчивается со сном и не начинается каждое утро заново.
13.
Меты сна
15.11.04
от Бодучей
До меня словно со скрипом начинает доходить.
Когда мне снился и запоминался какой-то сон, я всегда, проснувшись, пыталась его истолковать. До прихода на Тропу — по соннику, чтобы успокоить себя, что все снится к лучшему. Потом я пыталась истолковать события сна уже по-другому, что это мне кто-то что-то показывает и учит. Я при этом оставалась во сне пассивной, «кто-то» меня учил и, значит, решал во сне за меня всё.
А сейчас я увидела: Скоморох учит менять направление — вместо того, чтобы загружать себя объяснениями снов, нужно САМОЙ ПРОСНУТЬСЯ ВО СНЕ!
14.
Подготовка к Ведогони
17.11.04
от Т. Т.
Видение Мет сна во сне и в бодрствовании
Мне никак не удавалась увидеть во сне мету сна. Я просыпалась по утрам и пыталась вспомнить, что же мне снилось, но не могла — только какие-то отдельные образы, как яркие пятна в темноте.
Вчера, ложась спать, я попробовала договориться с собой о том, что запомню то, что мне приснилось, и стала следить за тем, как я дышу. Сперва дыхание было глубоким и редким, потом, постепенно, стало более частым и каким-то поверхностным. Потом я задремала и вдруг проснулась, как от толчка, вздрогнув всем телом. Мне показалось тогда, что это произошло через несколько минут после засыпания, но когда посмотрела на часы, увидела, что прошло около часа. У меня было интересное состояние — свежее и бодрое, как будто я проспала несколько часов, и совершенно не хотелось спать.
Потом я все-таки уснула и увидела сон. Проснулась рано утром, поняла, что уже не сплю, и не отрывая глаз стала вспоминать, что же я видела во сне. Оказалось, что там было несколько мет подряд, которые я во сне пропустила. Самой интересной из них мне показалась такая. Мне приснилось, что я пришла в гости к друзьям, которых не оказалось дома, стою на лестничной площадке перед запертой дверью, и тут прибегают соседи снизу и говорят, что их заливает. Я понимаю, что надо что-то делать. А дверь тяжеленная. И тут я просто протягиваю руку и одним движением, просто легким толчком, выворачиваю эту запертую металлическую дверь, про которую кто-то рядом со мной во сне говорит, что она из бронированной стали.
Я сегодня днем часто вспоминала этот сон, думая, что дверь мне приснилась потому, что мне самой сейчас нужно ставить в своей квартире металлическую дверь. А сейчас вот пишу, вспоминаю о том, как прошел у меня сегодняшний день, сколько всего я сделала такого, что давно откладывала, что было у меня где-то «заперто», и думаю — а может быть, это была совсем другая дверь? Может быть, я во сне сделала что-то такое, что считала для себя невозможным, и это добавило мне сил и уверенности в себе?
Вообще, с тех пор, как началась Ведогонь, моя жизнь стала меняться. Я как будто пробуждаюсь от дурного сна. Больше охоты жить, больше сил и радости. Если днем я начинаю закисать в том, что мне не хочется ничего делать, то я задаю себе вопрос — а не сплю ли я? И все меняется. Может, это мета бодрствования?
15.
Ведогонь
Подготовка к Ведогони
Кирша
22.11.04
Я много пропустила, и пока прочитать все пропущенное не получается, я начала с самого начала, с бусания режи.
Возможно, я сделаю ошибки в исследовании и оттого, что много не читала, чувствую себя не совсем уверенно. Но напишу просто свои впечатления.
Я сегодня пробовала делать упражнение по бусанию режи.
Я очень устала, потому не получилось разобраться с Дремой, Укемью и Кемарем последовательно, как бы хотелось.
Но немного получилось вот что: когда тело размякло, я почувствовала, как волны в нем пошли, кожа стала легкой и зашевелилась, как будто захотела слететь с меня, а у меня мысль, хорошо — наконец отдых.
Когда засыпаю, то в состоянии полусна ощущаю, что что-то происходит внутри. Внутренности пустеют, как песочные часы, только где-то на дне этого сосуда я чувствую, перекатывается, есть что-то имеющее вес. Возможно ли, что я так ощущаю себя?
Говорят: «наплывает как сон», — что-то похожее происходит. Наплывая, сон, как волна, переворачивает меня, меняя местами во мне что-то. Словно в этом самом пустом теле-сосуде, как образ, происходит разворот, вверх и низ меняются местами. Может, меняются во сне в это время местами мои души? Они легкие, но словно меняют вес? Или происходит нечто, что придает каждой из них свое направление? По крайней мере, точнее всего сказать, что я чувствую себя как поплавок. И это совсем не привычное тело. Оно как странно очень бодрое.
Днеразум, наверно, словно уходит внутрь или опускается вниз, и на его место приходит, хочется сказать про это, как душа ночная.
В этом состоянии пред засыпанием, ощущение переворачивания четкое, словно меня поднимает за ноги, и они становятся как бы выше, я просыпаюсь в этот момент или резко вздрагиваю и этим себя бужу.
Не знаю насчет переворачивания, может, это бредово, но образ захватил.
И вдруг осознала, что вижу картинку. В одно мгновение вдруг понимаю, что я вижу движущуюся картинку из сна. Она была как-то немного вдалеке.
И там было двое людей, и было ощущение, что я смотрю во что то иное, как в каплю воды заглядываю, и внутри этой капли есть мирок такой. И там движение. И двое людей двигаются очень агрессивно, мужчина и женщина.
Но мне, кажется, мне не хотелось просыпаться и начать дышать снова, и как-то мутно стало, даже ощущение, что в этом месте какая-то даже тошнота есть.
Я подумала, что это я вижу сон, когда почувствовала, вмиг, что я сейчас — в оскорбленном этом мужчине из картинки, и он собирается уйти, повернувшись на 180 градусов. И был готов к этому. А я словно нет, потому что не знаю, чего это он распоряжается. На какой то миг я замерла. Но что меня поразило в этом — вот то, что я как будто знала про него все. И в нем самом, в его судьбе было столько какой-то тоски и обид, и как-то очень плохо.
И в тот же миг я почувствовала, что вижу эту картинку опять со стороны, и эти две фигуры продолжают свое действие и ссорятся.
Я опять и оказалась в другом человеке, в стоящей впереди женщине. В тот миг это я почувствовала, когда она-я пыталась прямым ходом спрятаться, ускользнув в провал в стене, и даже ощутила, какие там темные и сырые стены, хоть не сделала ни одного шага.
В какой-то маленький момент я почувствовала — этот туннель весь, он длинный и темный, и я даже вышла из него наружу, как будто я эта женщина. И решила, что он длинный. И одновременно, я точно знаю, очень точно, точно, что не сделала ни шагу. Я замерла. А стояла в той же комнате. И видела перед собой сам вход в этот проем. И судьба этой женщины тоже была как перед глазами. И она тоже с тоской. Как будто всю ее охватить и просто завыть хочется от какой-то длинной печали, хотя ничего плохого и нет вроде. У них двоих было так плохо.
В то же мгновение, я оттолкнулась и почувствовала, что я в себе и смотрю на этих двоих со стороны.
Я раздумывала, что делать. И в тот момент почувствовала, что быстро, быстро просыпаюсь. Я попыталась вновь слиться с мужчиной, но он стал безжизненным и удалялся в глубь пространства. Женщину в тот момент я потеряла вообще.
Проснулась и понимаю, что, кажется, и бред, но мысль вот дикая такая пришла в голову, может быть я просматривала когда-то так свою судьбу? Может быть, я даже и выбирала ее, потому что почему-то я ведь здесь.
16.
Подготовка к Ведогони
От Одны
3.12.04
Начиналось это обучение с такого простого требования: начать видеть соответствия сна и действительности. Точнее, того, что вы считаете действительностью. Начать видеть меты сна.
Мета сна, когда ты осваиваешь Дрему,  — это те очевиднейшие странности, которые тебе подсовывают в снах, чтобы ты пробудился и понял: я сплю. Когда-то мы это изучали. И вам придется научиться хотя бы вспоминать после пробуждения все, что было невозможно в действительности, но что ты спокойно принял, пока спал. Всяких двухголовых собак, летающих дедушек, огнедышащих ящериц…
Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании. И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту…
Ложусь и сама с собой договариваюсь, что я буду исследовать Дрему, а когда во сне будет мета сна, я проснусь.
А на деле у меня получается совсем не то.
У меня не получается удерживать состояние в Дреме. Я засыпаю. Ночью очень часто просыпаюсь и, находясь в Дреме, вспоминаю себе о исследовании, после чего опять засыпаю.
Но я заметила, что я просыпаюсь легко, мягко и чувствую себя отдохнувшей. Утром резко не встаю, лежу, вспоминаю сны. И когда встаю, я стараюсь сохранять дремотное состояние.
Мысли в этом состоянии плавные, мягкие и не толкаются, не выскакивают — нет суеты.
Получается входить в это состояние в транспорте. Ощущения усталости и раздерганности нет.
Во снах очень много мет сна, но у меня не получается пробудиться.
И еще меня очень удивило, что во снах я попадаю в сложные ситуации (с точки зрения дня) и очень легко, не задумываясь, их решаю. Утром я просыпаюсь и вспоминаю. Меня удивляет, что я решаю там задачи, не делая ни одного лишнего движения и не только движения, но и лишней мысли не возникает. Я просто увидела — сделала.
Меня это удивляет и радует — значит, у меня есть способность так жить.
17.
Подготовка к Ведогони
7.11.04
от Тяжести
Мета сна, когда ты осваиваешь Дрему,  — это те очевиднейшие странности, которые тебе подсовывают в снах, чтобы ты пробудился и понял: я сплю. Когда-то мы это изучали. И вам придется научиться хотя бы вспоминать после пробуждения все, что было невозможно в действительности, но что ты спокойно принял, пока спал. Всяких двухголовых собак, летающих дедушек, огнедышащих ящериц…
Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании. И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту…
Прочитала это письмо, и всё внутри словно забурлило. Я плохо сейчас понимаю то, о чём в этом письме. Но молчать не могу. Попробую написать то, что у меня сейчас отозвалось.
Я когда начала работать в симах и у меня стало получаться немного исследовать, то мне приснился сон. И я его чувствовала, словно я там была точно, и я даже плакала навзрыд, я от этого плача и проснулась. И долго не могла остановиться, настолько та обида меня захватила.
А снилось мне, что я прихожу в ресторан, где я много лет работала и была своей. И прохожу без спецовки в цех и беру горячую булочку. А мне говорят, что этого делать нельзя.
И всё в этот момент я это понимаю как то, что меня предали. Меня больше не считают своей. И такая обида, в груди перекрыло, и только слёзы перекрывают всё. Я, правда, ещё пытаюсь там что-то прояснить и оправдаться, будто я не понимаю, что такого я сделала. И вообще я же своя, и мне всё можно. Но мне просто объясняют, что заходить в цех в одежде с улицы нельзя. И всё.
И вот потом я ухожу и плачу. Горько, сильно, и просыпаюсь.
Я потом смотрела в своей жизни много таких случаев. Тут же я пошла в офис, где сейчас работаю, и меня попросили не заходить за стойку, а звонить снаружи, попросив туда телефон. И я в этот момент словно в том сне снова побыла.
Я пробовала прописывать этот сон. Но у меня получилось только наворошить. А вот то, что я так и живу, как в том сне, я почувствовала точно.
Ещё тогда я поняла, что этот сон был не просто сном. Я не знала, как это назвать. Теперь понимаю, это мета.
И есть ещё более тонкая мета, её опишу в другом отклике.
 
Тяжести: мета или не мета?
Тяжесть описывает, как ее во сне не пустили на старую работу, а потом как наяву не пустили за стойку с телефоном на новой. И она делает вывод: это мета сна, она спит наяву, потому что наяву повторилось то же, что и во сне.
Осторожнее. Ты, может быть, и спала, когда тебя не пустили за стойку. Но не начните путать себя. Не забывайте о том, что во снах мы чаще всего видим те образы, которыми болеем наяву. Так что, скорее всего, сон был лишь проявлением опасений, которые уже жили в сознании.
Осознайте эту связь и отделите подобные сны от предмета нашего исследования. Очистите его: эта тема сама по себе. И ею надо заниматься особо, без связывания с метами сна.
Скоморох
18.
Подготовка к Ведогони
08.11.04
от Колобка
Поэтому, раз вы хотите Град, я буду давать Ведогонь. Понятно теперь, как эти темы между собой связаны? Для особо сообразительных поясняю: они связаны вашим мышлением. Причем обе и насмерть. Лежат себе, ни шелохнуться, ни вздохнуть! Одной веревочкой повиты. Все тем же самокатом, который нам на очищении скоро изучать.
Очень много у меня связано со сном, похоже, и у других — немало.
Находиться в сноподобном состоянии — очень привычно.
В лекции «Верность себе» (Троегородок, 2001 г.) Саныч рассказал, что старики объясняли эти сноподобные состояния тем, что нам надо достигать поставленные цели.
И как только ты не занят этим явным миром, твое мышление привычно решает задачи по достижению твоих целей.
Я могу предположить, что и во снах мы достигаем, точнее, решаем задачи, как достичь своих целей. Точнее сказать, поставленных целей, ведь во мне могут быть и чужие цели.
Ведь человек — существо абсолютно целеустремленное.
Спать хочется только телу, а душе, возможно, поменять свое состояние. Допустим, уйти из страдания в более приятное.
Я помню, что в детстве я «сбегал» в кровать, чтобы там, под одеялом, помечтать. Наверное, с этими мечтами и засыпал.
У меня вопрос появился. Во сне мы думаем как? Какое там мышление?
Пока я вижу, что там есть стих. Иногда, я помню, там есть рассуждение.
Еще я вижу, что там много образов без слов, и там много движения.
Хотя остановиться в одном месте во сне легче, чем наяву.
Есть похожесть в мышлении, и есть различия. Подумаю и пропишу, как исследование.
Еще хочу рассказать про меты сна. Пока они проходили у меня без обдумывания, сейчас я буду их привязывать ко сну и явлениям быта.
Наверное, наяву эти меты вспоминаются в том месте, где мне надо подумать.
Что-то вроде западка или росстани.
Пробудиться внутри сна или вспомнить сон среди яви — это очень похоже, но по ту и эту стороны от тела. Я вижу, что тело разделяет сон и явь.
Если я узнаю свое тело, то оно будет помогать мне во снах и не мешать наяву.
А вспомнить свой град, который всегда со мной, — это вспомнить себя в этом мире.
Хорошие вопросы от Колобка
«У меня вопрос появился. Во сне мы думаем как? Какое там мышление?
Пока я вижу, что там есть стих. Иногда, я помню, там есть рассуждение.
Еще я вижу, что там много образов без слов, и там много движения».
А задай-ка их еще раз, когда почувствуешь, что мы подошли к этому исследованию. Сейчас я их пропускать не хочу, а отвечать не могу, потому что рано.
Скоморох
19.
Ведогонь
08.11.2004
от Горбатого
Подмечать меты сна в борствовании.
Да, я точно иногда ощущаю, что сплю. Часто ловлю себя прямо на месте преступления. Но не всегда при этом просыпаюсь. Вот и сегодня, точнее, последние три дня.
Опишу свои ощущения.
Ощущение, что вроде бы все в порядке. Только я словно бы не могу зацепиться за этот мир, как бы скольжу по какой-то пленке, не могу никак остановиться и полностью попасть в этот мир.
Я хожу, не зная, что именно мне надо делать. У меня постоянное чувство — надо что-то делать, а что, я понять не могу. Как во сне, когда хочу закричать, а не могу. Странно.
Я понимаю головой, что у меня много дел, я столько всего хотел сделать, а не могу собрать себя в пучок и начать делать хоть что-то. Причем, когда приходят какие-то дела извне, я собираюсь, решаю их и словно снова расплываюсь.
У меня ощущение, что я где-то не там, где я должен быть. Словно бы нужно действовать, а я дома. А когда я выхожу на улицу — еще хуже. Все куда-то бегут, а я словно совсем чужой. Постоянно ощущение нереальности происходящего.
Я знаю, мне надо сделать два звонка. А я их не делаю. Может быть, это просто недееспособность, но ощущение, что я проплываю словно около дел. Может, я сплю в самом деле?
Странные ощущения в теле. Как будто оно не совпадает по размерам со мной, ну, одето не так, словно одежда, которая где-то лежала, потом одеваешь — а она как-то плохо сидит. Я постоянно потираю руки, пальцы, пытаюсь вернуться, вернуть ощущение нормальности.
Еще мне кажется, надо бы заснуть и проснуться по-хорошему.
Вообще, основное ощущение — во-первых, когда ловишь себя на мысли: а почему я это сделал или написал, — офигеваешь <…>, а во-вторых, когда сидишь вот так, как сегодня, и не понимаешь вообще, что вокруг творится, зачем я здесь и куда иду. Зачем все это, у меня бывает так иногда — офигение от того, как я живу.
 
К описанию явления. Горбатый
Еще одна черточка, которая всем знакома, и ее надо не упустить:
«Я хожу, не зная, что именно мне надо делать. У меня постоянное чувство  — надо что-то делать, а что, я понять не могу. Как во сне, когда хочу закричать, а не могу».
Все, наверное, хоть раз испытывали это чувство во сне: хочешь закричать или побежать, но не можешь.
Что в этом странного? Похоже, то, что ты пытаешься сделать, не то, что надо. Ты пытаешься использовать для сна не то тело.
Но это значит, что во время сна у тебя есть возможность тянуться к телу управлением, но это управление не проходит, будто разорвана какая-то связующая ткань. И самое странное, что ты можешь обойти эту ткань каким-то образом. Не включить, а обойти, и заставить тело двигаться, пока ты спишь. Сомнамбулизм, снохождение, по-русски.
Как удается сноходцам обойти то, что обычно управляет телом в бодрствующем состоянии, и на что именно они выходят, раз управление все-таки захватывается?
И еще вопрос: собачки во сне скулят и дергают лапками, когда им снятся погони или драки. Дергаются и люди. Как передается это управление? И почему оно не проходит полностью, но проходит частично?
Скоморох
19.1
Отклик на ответ Горбатому по описанию явления
10.11.04
от Слепой
Но это значит, что во время сна у тебя есть возможность тянуться к телу управлением, но это управление не проходит, будто разорвана какая-то связующая ткань. И самое странное, что ты можешь обойти эту ткань каким-то образом. Не включить, а обойти, и заставить тело двигаться, пока ты спишь.
И еще вопрос: собачки во сне скулят и дергают лапками, когда им снятся погони или драки. Дергаются и люди. Как передается это управление? И почему оно не проходит полностью, но проходит частично?
Иногда во сне дети дергаются и машут руками, как будто дерутся, и говорят, но движения не полные и не такие четкие, как в жизни, значит, возможно, что управление телу во сне передается, но не полностью. Но кто управляет телом? Звучит, что я, но кто это я?
В одной из старых лекций есть практика, когда ты смотришь на свой палец и просишь его согнуться, и ничего от этой просьбы не происходит, он не сгибается, а потом ты просто берешь и сгибаешь его, сразу. Я пробовала и ощущение такое, как будто часть меня и есть этот палец, т. е. не это мой палец, а я — в этом пальце.
Очень похоже, так же и с движениями тела во сне. Если я в нем, то движения более точные, если меня нет, то они частично получаются.
За собой я иногда замечала, что плачу во сне, вытираю слезы, понимаю, что сон, а проснуться не могу — ведь если бы сразу проснуться или во сне полноценно передать управление на тело, то что слезы лить? Ведь мне и хочется их вытереть иногда, но кажется, что сил на это не хватает, вернее, наполненности движением в теле. Это как в Любках7, когда натяжка теряется и трудно становится передавать управление.
Как передается управление — пока не могу описать, но чувствую, что все движения, которые мы делаем во сне, очень искренние и несдержанные, можно сказать, что они от души. От души… Тогда получается, что душе как будто бы чего-то не хватает, чтобы сделать их полностью, может быть, осознавания? Ведь если она уходит путешествовать во сне, то она, наверное, не может быть сразу везде, хотя, наверное, есть какая-то связь с телом или путь, по которому она возвращается в него?
И они — тело и душа — связаны чем-то. Чем? Может быть, сознанием, как некой средой, в которой они выделены и есть?
Мне проще описать то, как я это вижу, на примере воды, как среды. Если в воде движение идет по кругам от брошенного камня, то оно распространяется равномерно, от центра, а если это волна в одном направлении, то она в разных местах разная по силе.
Так и, наверное, с управлением в теле — если душа в нем, то все движение распространяется равномерно, а если вышла из него, то оно проходит во все части с разной силой и скоростью, от этого движения не такие точные?
Сейчас я думаю, что, наверное, душа, как некая среда, и помогает осознавать мне тело?
Сейчас пишу это, и постепенно доходит то, что ведь я не сомневаюсь, что есть тело, душа и есть я, все можно рассматривать, описывать, исследовать…… — даже не могу описать все, что я чувствую, но это потрясение — мир совсем другой, я его не знаю.
Так в каком же мире я жила до сих пор? Если за его границей есть ещё другие миры?
Мне кажется, я начинаю понимать, что такое образ мира, а не настоящий мир, при этом я чувствую, как тепло расходится по всему телу и волнение.
 
Наблюдение за управлением. Связь или Путь? Слепая
Еще одно описание в копилочку Ведогони.
«Как передается управление — пока не могу описать, но чувствую, что все движения, которые мы делаем во сне очень искренние и не сдержанные, можно сказать, что они от души. От души… Тогда получается, что душе как будто бы чего-то не хватает, чтобы сделать их полностью, может быть, осознавания? Ведь если она уходит путешествовать во сне, то она, наверное, не может быть сразу везде, хотя, наверное, есть какая-то связь с телом или путь, по которому она возвращается в него?
И они — тело и душа — связаны чем-то. Чем? Может быть, сознанием, как некой средой, в которой они выделены и есть?»
Это вопрос о пути или связи. Что это, что Слепая называет Путем или Связью?
Скоморох
19.2
Отклик на ответ Горбатому по описанию явления
10 ноября 2004 г.
от Шурика
Но это значит, что во время сна у тебя есть возможность тянуться к телу управлением, но это управление не проходит, будто разорвана какая-то связующая ткань. И самое странное, что ты можешь обойти эту ткань каким-то образом. Не включить, а обойти, и заставить тело двигаться, пока ты спишь.
И еще вопрос: собачки во сне скулят и дергают лапками, когда им снятся погони или драки. Дергаются и люди. Как передается это управление? И почему оно не проходит полностью, но проходит частично?
Скоморох на каком-то семинаре рассказывал, что если долго говорить пальцу, чтобы он согнулся, то он не согнётся, а так просто взял и согнул. Он говорил, что управление телом идёт через стих.
Таким образом, получается, что во сне либо нарушается связь стиха с телом, либо нарушается моя связь со стихом.
Стих — это инструмент ума, а ум — свойство сознания. А если во время сна душа выходит из тела, то получается, что ослабляется связь стиха с телом.
Скоморох, верны ли мои рассуждения?
 
Шурику
Верны ли твои рассуждения? Мы подумаем вместе. В следующей части.
Скоморох
19.3
Ведогонь. Описание явления
10 ноября 2004 года
От Заднего
И еще вопрос: собачки во сне скулят и дергают лапками, когда им снятся погони или драки. Дергаются и люди.
У меня есть собака. Два дня назад, наблюдая за ее сном, — а она рычала, сильно дергала лапами, — я подумал: если она как-то двигает своим телом, когда спит, то значит, она что-то делает, а скорее всего видит сны, так же как и люди. Я живу с собаками уже очень давно, лет с четырех, и, конечно, я видел, что они дергаются во сне, и понимал, да, вот дергаются во сне. Но это было просто словами. Но только сейчас я понял, что они ВИДЯТ сны. Это было для меня открытием! Во сне я иногда вижу животных, иногда своих собак и кошек, иногда других. И там, во сне, мы можем общаться с ними. Не напрямую, словами, просто понимаем друг друга. Это немного в сторону, сейчас не буду об этом.
Как передается это управление? И почему оно не проходит полностью, но проходит частично?
И правда, почему? Когда я вижу сон, то я нахожусь явно не в том месте, где находится мое тело. И движения тела не соответствуют тому, где оно находится в момент сна. Эти движения оттуда, из мира сна. И делаются они как бы там. По-моему, здесь есть две части. Первая — это та, которая называется сомнамбулизм. Человек, вернее, его тело, передвигается в пространстве, причем его перемещения могут выглядеть со стороны и вполне осознанным — он не натыкается на стены, идет как будто бы зная куда. И вторая, когда человек просто дергается во сне, или говорит отдельные слова или фразы. В этом случае движения тела не соответствуют тому месту, где находится тело. В первом случае, мне кажется, образы мира из сна накладываются на образ этого мира, они создают какую-то общую картинку. Это только мое предположение, я во сне никогда не ходил. Иногда я дергаюсь во сне. Как только дернусь, то обычно сразу просыпаюсь. Вспомнить, что мне снилось, не всегда удается. А еще я заметил, что дергаюсь я обычно, когда сон неглубокий, я как бы слегка дремлю. Я слышу, что происходит вокруг, понимаю, где я нахожусь (вернее, мое тело), и просто вижу сон как кино, с моим участием. И вот бывает, что в этом сне мне надо сделать какое-то действие, прыгнуть или побежать или взять что-то, и тут я дергаю рукой или ногой и просыпаюсь. Понимаю, что дернул я ногой не там. И то, что хотел сделать, не получилось. Если сразу заснуть после этого, то вернуться в то же место не получается. Пока об этом все.
<…>
Задний
 
Наблюдение от Заднего
«Иногда я дергаюсь во сне. Как только дернусь, то обычно сразу просыпаюсь. Вспомнить, что мне снилось, не всегда удается. А еще я заметил, что дергаюсь я обычно, когда сон неглубокий, я как бы слегка дремлю. Я слышу, что происходит вокруг, понимаю, где я нахожусь (вернее, мое тело), и просто вижу сон, как кино с моим участием».
Обратите внимание на слова: дергаюсь я обычно, когда сон неглубокий, я как бы слегка дремлю.
Что значит сон неглубокий, но при этом я дремлю? Как понять, что такое глубина сна? Что это? Ответы вряд ли появятся быстро, но зато мы можем сделать описания своих состояний. И это нам поможет позже.
Скоморох
19.3.1
Наблюдение от Заднего. Глубина сна
14.11.04
от Ближи
Что значит сон неглубокий, но при этом я дремлю? Как понять, что такое глубина сна? Что это? Ответы вряд ли появятся, но зато мы можем сделать описания своих состояний. И это нам поможет позже.
Для меня глубина сна определяется тем, слышу ли я окружающий мир во время сна и вижу ли я сны. Хотя нет, я могу не видеть снов и спать как обычно. А вот глубокий сон для меня — это когда я просыпаюсь долго и тяжело, как будто откуда-то выныриваю или возвращаюсь. И я понимаю, что во время такого сна я не могла ничего слышать из окружающего мира.
Еще мне вспомнилось понятие «крепкий сон», оно похоже на глубокий. Только во время крепкого сна меня пушками не разбудишь.
А вот когда я дремлю, меня легко разбудить, и поэтому сон неглубокий.
Ближе. Глубина, из которой просыпаешься
«А вот глубокий сон для меня  — это когда я просыпаюсь долго и тяжело, как будто откуда-то выныриваю или возвращаюсь».
Если твое тело при этом неподвижно лежало в постели, то кто этот «ты», кто выныривает?
Скоморох
19.3.1.1
Ведогонь
Отклик на ответ на отклик
15.11.04
Еслинея
Ближе. Глубина, из которой просыпаешься.
«А вот глубокий сон для меня — это когда я просыпаюсь долго и тяжело, как будто откуда-то выныриваю или возвращаюсь».
Если твое тело при этом неподвижно лежало в постели, то кто этот «ты», кто выныривает?
Скоморох
Я вспомнила одно свое пробуждение, которое меня потрясло. И я его хорошо помню. Это было несколько лет назад. Я ненадолго заснула. И потом начала просыпаться. Я помню, что с трудом открывала глаза, веки были очень тяжелые, как будто тело меня плохо слушалось. Я смотрела на все, что вокруг меня находилось в комнате. Это было какой-то цветовой пеленой. Не было никаких четких предметов. И вдруг я начала с усилием, причем с очень большим, вспоминать, как будто возвращала себя в этот мир. Первое, что я начала вспоминать — в каком веке я сейчас живу. Вспомнила — двадцатый. Потом вспомнила год, месяц, число, день недели. А потом — как меня сейчас зовут. И как будто со всем этим возвращала моя память об этом мире. Комната стала видеться более отчетливо, появились предметы в комнате. Потом я узнала свою комнату. И я проснулась. Мое тело начало меня слушаться.
Саша, я когда читала этот ответ Ближе, то вспомнила именно это просыпание и ощущение от него. И пришла мысль — наверное, это дух. Там за этим пробуждением ощущалась тогда вечность. Может быть, я и ошибаюсь.
 
Пробуждения из глубины. Еслинея
Хочу, чтобы это сохранилось в копилочке нашего сема:
«Я вспомнила одно свое пробуждение, которое меня потрясло. И я его хорошо помню. Это было несколько лет назад. Я ненадолго заснула. И потом начала просыпаться. Я помню, что с трудом открывала глаза, веки были очень тяжелые, как будто тело меня плохо слушалось. Я смотрела на все, что вокруг меня находилось в комнате. Это было какой-то цветовой пеленой. НЕ было никаких четких предметов. И вдруг я начала с усилием, причем с очень большим, вспоминать, как будто возвращала себя в этот мир. Первое, что я начала вспоминать  — в каком веке я сейчас живу. Вспомнила  — двадцатый. Потом вспомнила год, месяц, число, день недели. А потом — как меня сейчас зовут. И как будто со всем этим возвращала моя память об этом мире. Комната стала видеться более отчетливо, появились предметы в комнате. Потом я узнала свою комнату. И я проснулась. Мое тело начало меня слушаться.
Саша, я когда читала этот ответ Ближе, то вспомнила именно это просыпание и ощущение от него. И пришла мысль — наверное, это дух. Там за этим пробуждением ощущалась тогда вечность. Может быть, я и ошибаюсь».
Некоторые из вас просыпались и не узнавали самых близких людей или не могли вспомнить свой дом. Это очень важный опыт для того, кто хочет понять себя. Хотя я не знаю, как вызвать это состояние искусственно. У меня, кажется, ничего подобного не бывало.
Ско
19.3.1.1.1
Пробуждения из глубины
16.11.04
Львиное сердце
Некоторые из вас просыпались и не узнавали самых близких людей или не могли вспомнить свой дом. Это очень важный опыт для того, кто хочет понять себя. Хотя я не знаю, как вызвать это состояние искусственно. У меня, кажется, ничего подобного не бывало.
В детстве, наверное, многие делали такую вещь: приседаешь или глубоко дышишь, а потом тебе давят на солнечное сплетение, и ты как бы теряешь сознание и «смотришь мультики». У меня однажды было интересное видение или сон, не знаю, как это назвать.
Я была в очень красивом, как будто нарисованном ребенком месте. Там было синее море, голубое небо, белые облака, желтый песок. И рядом со мной были родные мне люди и мой папа, который умер тогда уже. Я очнулась оттого, что меня хлопали по щекам. Я открыла глаза и отпрыгнула к стене. Какое страшное место: темно, холодно, страшного вида люди. Мне захотелось проснуться, но я понимала, что я потеряла каким-то образом свой рай и теперь должна жить в этом аду. И тут я увидела знакомое лицо, я кинулась на шею подружке и стала плакать, постепенно узнала и других. Вспомнила, что здесь я и живу. Но осталось ощущение, что я тогда побывала дома. Имеет ли какое-то отношение мой опыт к Ведогони?
 
Львиное Сердце
Безусловно. Но мы не сможем пока к этому подобраться. Этот опыт для следующих уроков.
Ско
19.3.1.1.2
Отклик на
Пробуждения из глубины
16.11.04
от Закрыты
Давно, давно, на 1 курсе, помню случай, когда я не могла проснуться в реальности.
Я заснула днем, ближе к вечеру, заснула ненадолго, просыпаюсь — смотрю, моя комната, в ней никого нет, посмотрела на часы и решила встать, потом поняла, что сплю, еще раз проснулась, все то же самое: моя комната, будильник, только очень тихо, и я снова поняла, что сплю. На третий раз, когда я проснулась в комнате и опять поняла, что сплю, — я испугалась, что не смогу проснуться в своей настоящей реальности.
И проснулась по-настоящему только на четвертый раз, по-моему. Я испытала прямо физическое облегчение, и скорее пошла в коридор к людям (я жила в общежитии), чтобы убедиться в том, что не сплю, что теперь проснулась по-настоящему.
Помню, что когда я просыпалась во сне — все в комнате было по-настоящему, как обычно, только очень все неподвижно и тихо, как будто время там застыло. И еще, но точно не помню, по-моему, время на будильнике во сне отличалось от реального.
Саныч, а может душа во сне заблудиться и проснуться в каком-нибудь другом мире?
Может ли душа заблудиться? Закрыта
Вот вопрос: Саныч, а может душа во сне заблудиться и проснуться в каком-нибудь другом мире?
Однажды я пробудился во сне, оказавшись своим Видоком в совсем другом мире. Причем, там все было очень похоже на наш, но это была, вероятнее всего, иная планета. Во всяком случае, я отчетливо осознавал, что это мир-ловушка, и выхода оттуда в наш мир нет.
И там я был женат, и у меня было шестеро детей, и они считали меня отцом, а какая-то женщина  — мужем. Я так и не понял, могу ли я разговаривать на их языке, и молчал, потому что сначала меня захлестнула волна дикого отчаяния и возмущения…… А потом я понял, что надо смириться, что я никогда не увижу никого из людей, кого я знаю здесь. Это было единственное, о чем я жалел. И я принял свою судьбу, приняв решение жить и изучать ловушку и себя…
А потом я проснулся, и было утро.
Был этот мир, все страхи, отчаяние и боль ушли, но решение изучать себя и ловушку, в которой оказался, почему-то сохранилось…
Скоморох
19.3.1.1.3
Ведогонь. Пробуждение из глубины
18.11.2004 г.
От Боборца
Некоторые из вас просыпались и не узнавали самых близких людей или не могли вспомнить свой дом. Это очень важный опыт для того, кто хочет понять себя. Хотя я не знаю, как вызвать это состояние искусственно. У меня, кажется, ничего подобного не бывало.
Только сейчас вспомнил этот случай.
Был на Новокузнецком Троповом семинаре. Саныч, ты меня еще тогда похвалил, что хорошо иду, и даже в работу взял по стиранию образов из памяти. Я тогда не смог вспомнить, как меня зовут. Вот именно после это работы все и произошло.
Был перерыв между работами, и я пошел спать к себе в комнату. И заснул, а потом проснулся и не понимаю, кто я и что происходит вокруг, где я нахожусь и не узнаю, что вокруг вижу, как пятна расплывчатые и серые, одно название только мелькнуло — «стены комнаты». Я не понимаю, какое сейчас время и не понимаю, какого я пола, а пол почему-то должен быть, я это точно знаю.
В общем, состояние странное, непривычное, тело не поднимается, и даже не движется совсем, и я как между небом и землей вишу, даже, сейчас вспоминаю, не совсем в теле. А оно, как колода, лежит и не хочет слушаться. Не на шутку испугался и начал судорожно вспоминать: кто я? как зовут? Сергей, да, кажется, Сергей, потом, вроде бы мужчина, да, мужчина, Россия, да, я в России. Век, точно, и про век подумал, потому, что нахлынули воспоминания о чем-то давнем, сосны какие-то, лес шумит, похоже, бой вокруг идет, наши победили. А я лежу лицом вверх и умираю, смертельно ранен. Нет, все, сейчас туда не иду, если необходимо, пойду позже, а сейчас возвращаюсь.
Тогда в Кузне, я, кстати, так же думал, и в этот момент как ворота в другое пространство закрылись. Понял, век двадцатый. Да, двадцатый век. Я в России, мужчина, зовут Сергей, сейчас психологический семинар в городе Новокузнецке. И тело начало оживать, да, как будто до этого оно было не совсем живое. Начал потихоньку вставать, но о том, что произошло, решил никому не рассказывать, а то вдруг сумасшедшим посчитают. Я тогда на Тропе был на двух-трех семинарах всего.
Боборец
 
Боборцу
Хорошо описал пробуждение без памяти. Я забрал в примеры по Науке думать. Будем изучать Разум, напомни мне об этом.
Ско
19.3.1.2
Отклик на ответ Скомороха Ближе
Глубина, из которой просыпаешься
18.11.04 г.
от Тобы
Ближе. Глубина, из которой просыпаешься.
«А вот глубокий сон для меня — это когда я просыпаюсь долго и тяжело, как будто откуда-то выныриваю или возвращаюсь».
Если твое тело при этом неподвижно лежало в постели, то кто этот «ты», кто выныривает?
Скоморох
В последний месяц я много езжу по работе, мало бываю дома и мало сплю. И вот это — «как будто откуда-то выныриваю» — мне очень знакомо. Я просыпаюсь не потому, что выспалась, а потому, что звенит будильник. Я открываю глаза, смотрю вокруг и не знаю, что мне делать. Это даже не совсем точно, что не знаю. Просто совсем нет никаких мыслей. Это похоже на чистый рабочий стол компьютера. А потом постепенно, в течение нескольких секунд появляются почти блоками: «дом», «работа», «что нужно сделать», «в какую очередь» и все остальное, что есть в моей памяти.
Сначала меня это пугало, а потом я стала смотреть, откуда это я «выныриваю». Снов не помню, но сразу после пробуждения сохраняется ощущение, что там, где я была, среда менее плотная, там свет другой, и я там какая-то другая. А вот какая? Буду еще наблюдать.
Но вот памяти в привычном смысле там нет. И если тело лежало неподвижно, то как в нем появились ощущения? Их принесла с собой Душа и наполнила пространство тела?
Я не успеваю читать все письма и, может быть, об этом уже писали, но я таким вопросом задаюсь впервые.
 
Глубина сна и выныривание. Тобе и прочим
беспредельщикам
О том, откуда ты выныриваешь, и как возвращаешь свой образ мира и себя,  — после начального курса. Этот разговор невозможен без определения того, кто выныривает.
Ском.
19.3.1.3
Глубина сна
18.11.04
Михоня
Не помню, в каком письме писали про глубину сна и про пространства сна. И я несколько дней думал об этом и наблюдал. И мне кажется, действительно у сна есть глубина, в нем есть пространства, и еще сны могут быть тяжелые и легкие, точнее говоря, это даже больше относится к тому, что я ощущаю — тяжесть или легкость во время сна и после. Опишу, то как я это вижу.
Глубина сна. Часто говорится «глубоко заснул», или «глубокий сон», или наоборот «поверхностный». И по себе я точно могу сказать, что так оно и есть. И я или «глубоко» ухожу в сон, или сплю очень чутко, и такое чувство, что на «поверхности». Только вот на поверхности чего и куда глубоко я ухожу? И мне кажется, глубина связана не со сном. Сон — это способность или способ что-то достигать или делать. А ухожу я куда-то во сне или при помощи сна. И это «куда-то» это точно пространства сознания или миры. И глубоко, получается, — далеко. Далеко от того места, где нахожусь, или где находится мое тело. Так мне кажется верней. Потому что именно я-то и иду куда-то. Возможно, это действительно совсем другие миры, где я продолжаю совершенствоваться и решать задачи.
Хотя мне пришла еще одна мысль. Есть еще «чуткий сон». И эта чуткость связана с осознаванием себя. И бывает, что я сплю очень чутко, при этом я точно где-то путешествую. Но при этом есть осознавание того места, где я сплю. И на любые знаки опасности я просыпаюсь. Причем, не резко выныриваю откуда-то, а приоткрываю глаза и смотрю, как бы на границе дремы. И если опасности нет, то спокойно сплю дальше. И это не мешает выспаться. Такое состояние у меня чаще, когда я не дома нахожусь. Или когда спим с сыном, и я очень чутко слышу, когда он просыпается.
И это значит, я могу путешествовать и при этом оставаться здесь? И это точно связано с уровнем осознавания себя. И сейчас вспомнил, что Саныч когда-то говорил, что воин не может себе позволить «улетать, теряя осознавание себя здесь». Или как-то похоже. В это время его могут прийти и убить. И он может «путешествовать», но не должен «отлетать». Как-то так, мне сейчас пока сложно четко сказать, но смысл — быть и в путешествии и здесь. И мне кажется, это возможно.
И Саныч пишет: «А такая мысль, что когда тело спит, опасность чует или видит душа, тебе не приходила?»
И мне так такая мысль не приходила. И сейчас я задумался — а ведь, похоже, действительно это так. А если это так, то точно возможно. И это, похоже, как в Накате. Душа выходит из тела в призраке. Но при этом я никак не теряю осознавания своего тела.
Мне пока сложно ухватить то, что начинаю видеть. Но что мне сейчас важно в этом — это то, что все зависит от уровня осознавания себя. И ведь проснуться, что во сне, что наяву, — это сознать себя в том мире, в котором я нахожусь. И это вроде и ясно, но меня аж распирает сейчас, как будто я прикасаюсь к чему-то очень важному. Может, важному для себя.
И еще про тяжесть и легкость снов.
Ведь точно бывает, что сон тяжелый, или легкий, или светлый. И эти все выражения есть и в русском языке. Но мне кажется, это не совсем верно. Во всяком случае, рассматривая себя, когда я проваливаюсь в сон, и он тяжелый, и просыпаюсь тоже с ощущением, что сон был тяжелый, или наоборот — когда сон интересный и легкий, я больше прихожу к выводу, что это не сны тяжелые, это тяжесть на моей душе. Позавчера хорошо поработал и лег спать с легкой душой. Хорошо было на душе. И сон прошел как какое-то исследование. Я его не помню, но точно помню, не было ощущения тяжести, и проснулся я тоже с легкостью на душе. А сегодня перед сном много думал про путь полководца, и еще смотрел фильм Спартак. И внутри все варилось и варилось. И я не могу сказать, что сон был тяжелый, но точно внутри решалась задача, и я проходил слой за слоем помехи. И сон тоже был рывками, я просыпался, думал, опять засыпал. И я не могу сказать, что он был легким.
И похоже не сны тяжелые, а это тяжесть или легкость на душе, когда я что-то прохожу или не прохожу, и это остается тяжестью (слоем) на душе. Ведь во сне мы действительно собираемся и становимся более цельными и один на один с той задачей, которая решается. И все чувствуется ярче и сильней. И битва во сне может быть непростой и трудной, но если она пройдена, то нет тяжести. В общем, как и наяву. И значит, тяжесть, и тяжелые сны — это признак того, что я что-то не могу пройти, — и можно сделать метой, и поставить как задачу.
И жизнь перестает делиться на жизнь и сон. Есть одна Жизнь, и есть задачи, которые я решаю. И теперь надо только научиться это делать.
Глубина сна. Михоня
Хорошее описание явления. Как раз то, что нужно для исследования.
Ском.
20.
Подготовка к Ведогони
От Мурки
08.11.04
Это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна……
Пробудиться внутри сна. Эти строчки не дают покоя. А зачем пробуждаться внутри сна?
Когда я задала себе этот вопрос, сразу пришло воспоминание сна, в котором я однажды проснулась.
Я спала, и мне снился сон. Какой-то кошмар, чудовище гонялось за мной. И вот когда оно уже готово было меня сожрать, я вдруг поняла, что это сон. И действие этого сна мне точно не нравилось, мне не нравилась перспектива быть сожранной, или остаться на грани этого. И я решила не просыпаться совсем, а переделать этот сон.
Я понимала, что это мой сон, и мне нужен другой результат. Отмотала сон до того места, где было что-то не так, где была нелогичность. Наверное, это и была мета сна: момент появления чудовища. Потом я выбрала, как бы я хотела, что бы развивались события. И затем снова запустила сон с картинками и образами. И в этот раз сон мне понравился.
Выходит, что в том сне я проснулась, чтобы исправить тот образ, который мне снился.
И еще, что было странным и до сих пор осталось для меня загадкой, что когда я перемещалась внутри сна обратно и переделывала сон, я знала, что скоро меня разбудят в жизни, и очень торопилась успеть исправить сон, это было важно.
 
Повторяя снотворение. Мурка
Когда-то на семинаре по Снотворению я рассказывал, что мазыки учили детей сражаться в своих снах с тем, что наваливалось на них кошмаром. Просто помнить, что в действительности с тобой ничего не может сделать ни один враг, потому что как дух ты бессмертен, и спокойно сражаться со своими страхами, освобождаясь от них.
Откуда они это взяли? Я думаю, просто однажды заметили, что такое возможно. Кто-то заметил, попробовал, а потом понял, что этому можно обучить. Раньше я не задумывался об этом, а вот прочитал письмо Мурки и увидел: любой из нас, кого будут мучить дурные сны, если он не захочет с этим смириться и станет думать, как решить эту свою задачу, однажды найдет все необходимые решения.
В сущности, Мурка просто взяла и открыла сама то, что передавалось как тайное учение. И вы все можете открыть все, что вам только надо. Лишь бы надо было по-настоящему.
Читайте сами.
Скоморох
20.1
Повторяя снотворение. Мурка
10.11.04
от Вьюрки
Я удивилась, когда прочитала ответ Мурке. Я так очень часто делаю — переделываю сон. Но я думала, что это фантазия, я так играю, и не придавала значения этому.
Мне очень редко снятся кошмары. И если снятся — то обычно меня там убивают. Я не знаю, возможно ли так, что меня убили во сне, но я каким-то образом начинаю видеть тело со стороны.
Мне снится сон до того момента, когда я понимаю, что меня убили, и я тут же начинаю его переделывать. Я решаю — нет, так не годится — мне рано, и перематываю сон назад до момента, когда появилось то, что меня убило. И я меняю сон — я прячусь или побеждаю, или замечаю вовремя то, что пришло, и нахожу способ остаться жить.
Еще тот момент, когда я понимаю, что меня убили, — почему-то всегда на грани того, что я вот-вот проснусь в обычный мир, и я понимаю, что очень важно не просыпаться сразу и надо все переделать. Я не выхожу из сна, а остаюсь в нем. Иногда бывает, что я даже почти открываю глаза, но при этом знаю, что я еще не проснулась и ухожу обратно.
А когда уже совсем просыпаюсь, часто думаю — жаль, что в жизни не так и иногда уже не переделаешь.
Почему так происходит и почему такие сны? Может быть, я там чему-то учусь?
Просто помнить, что в действительности с тобой ничего не может сделать ни один враг, потому что как дух ты бессмертен, и спокойно сражаться со своими страхами, освобождаясь от них.
Скорее всего, у меня есть какой-то страх, раз такой сон повторяется. Ведь задача всегда одна и та же. Просто надо его найти и убрать.
Я думаю, если отследить тот момент, когда появилось то, что меня убило, — наверное, там можно найти сбой и понять почему так, и тогда страх умереть уйдет.
Школа старшей Ведогони. Вьюрка
Время от времени из вас выскакивают искорки, которые можно было бы считать озарениями, если бы они не были лишь знаками ваших отличий. Вы все совпадаете лишь частицей себя с другими. А вот лучи и перья торчат из вас в разные стороны, и недоступны другим. И если для другого нечто, что есть в твоем луче, было бы откровением, для тебя это быт. И наоборот, нечто, что кому-то кажется само собой разумеющимся, для тебя недостижимо и желанно…
Вот Вьюрка описала такое нечто:
«Я удивилась, когда прочитала ответ Мурке. Я так очень часто делаю — переделываю сон. Но я думала, что это фантазия, я так играю, и не придавала значения этому.
Мне очень редко снятся кошмары. И если снятся — то обычно меня там убивают. Я не знаю, возможно ли так, что меня убили во сне, но я каким-то образом начинаю видеть тело со стороны.
Мне снится сон до того момента, когда я понимаю, что меня убили, и я тут же начинаю его переделывать. Я решаю — нет, так не годится  — мне рано, и перематываю сон назад до момента, когда появилось то, что меня убило. И я меняю сон  — я прячусь или побеждаю, или замечаю вовремя то, что пришло, и нахожу способ остаться жить».
Мы сейчас не будем этим заниматься, потому что нам еще рано. Я просто скажу, что об этом думаю.
Это та самая школа, в которой обучается наша душа. Она воплощается раз за разом, пока ты не отработаешь то, что у тебя не получается или что вызывает привычный вывих. А в промежутках между воплощениями,  — а промежутком таким является любой сон, поскольку ты во время него покидаешь плоть,  — ты проигрываешь и проигрываешь свои уроки, отменяя неверные решения и проживая их заново.
Обратите внимание, как описанное Вьюркой похоже на состояние ребенка, который играет и играет… А играя, учится.
Скоморох
21.
Подготовка к Ведогони
8 ноября 2004 г.
от Го
Первое с чего хочу начать — это меты сна во сне. Я раньше думала, что сны — это что-то такое, что никак от меня не зависит, и я там только зритель, и что все, что происходит во снах, — это как бы понарошку.
Хотя боль и предательства во снах ничуть не слабее, может, даже сильнее, потому что я целиком во сне, а не частями. И если я делаю что-то важное во сне, то потом появляется ощущение, что я могу это сделать и в действительности. Так у меня много раз было.
И когда я поставила себе задачу видеть меты сна, я с тех пор несколько раз спала. И после первого раза я начала вспоминать, что было не так. И оказалось, что очень много. Я сейчас уже точно не помню, но последнее, что я помню, что вода не была мокрая, и вообще была не плотная. Она была странная. Сейчас сложно как-то это передать.
И после этого сны изменились — они стали больше похожи на действительность и стали не расплывчатыми, а четкими, яркими. Я четко стала ощущать, как я двигаюсь, бегаю, обнимаюсь.
Похоже, что с появлением задачи отслеживать меты сна ушла часть мути, и что-то поменялось. Сны стали реальнее.
И вот я думаю, что если отслеживать меты сна в бодрствовании, в каком же другом мире я буду жить? Не в мутном, а в четком, ярком, где я ощущаю каждое движение, где нет провалов между действиями, когда я вообще не забываю себя и не пропадаю. Не так, как часто бывает во снах и в жизни, — когда что-то делаешь и почти не живешь, а потом очухиваешься и не можешь понять, где же я была все это время! Я хочу жить в настоящем мире, а не в своих снах. Я хочу этому научится.
Вот у меня еще вопрос, Саша, ты пишешь:
И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна.
А зачем пробудиться? Что должно после этого произойти? Так я буду всегда жить в настоящем? Или это чтобы удерживать себя в Дреме?
Го
Вопрос от Го
«Вот у меня еще вопрос, Саша, ты пишешь:
“И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна”.
А зачем пробудиться? Что должно после этого произойти? Так я буду всегда жить в настоящем? Или это чтобы удерживать себя в Дреме?»
Нет, так ты не будешь жить в настоящем. Ты просто немножко повзрослеешь. А еще вернее, еще немножко вызреешь. Немножко ты вызрела тогда, когда начала пробовать замечать меты сна, еще немножко, когда задала этот вопрос. А потом ты очень сильно вызреешь, когда однажды осознаешь, что ты спишь, но осознаешь себя, а вокруг продолжается все тот же сон.
Это сильное вызревание, потому что освобождает от очень больших пеленок, которыми мы себя спеленали… Или не мы, а природа. Или наши учители…
Да какая разница, если мы все равно не в состоянии понять ответа, а можем его только запомнить, а потом умничать, повторяя раз за разом перед спящими людьми…
Вызревать, вызревать до пробуждения. Тогда можно будет и поговорить. Тогда будет с кем поговорить…
Скоморох
22.
Подготовка к Ведогони
08.11.2004 г.
Боборец
Упражнение второе: Видение мет в бодрствовании.
Сегодня со мной произошло то, что, как мне кажется, было метой сна в бодрствовании. То есть я чувствовал себя наяву, как во сне. Я ехал домой из гостей и не знал точной дороги, то есть я не знал точно, на каком транспорте и как ехать домой, и был в полной растерянности, ходил от одной остановки к другой, что-то вспоминал, как мне казалось, что я где-то слышал и знал, как добираться.
При этом вел себя абсолютно нелогично, мимо проезжали трамваи, которые ехали в направлении моего дома, но я почему-то в них не садился, хотя точно знал, что они по пути. Я как бы пребывал во сне, когда теряешь понимание, что с тобой происходит и полностью, и куда ты движешься.
Родители такие состояния в детстве называли рассеянностью, и у них есть признаки, которые хочется описать:
1. Потеря памяти о цели моих действий.
2. Ощущение иллюзорности, нереальности происходящего.
3. Чувство, что плывешь как бы по течению жизни, как будто тебя несет поток, а ты ему не хозяин и им не управляешь.
4. Я смотрю на свои действия как бы со стороны, вроде бы разумно общаюсь с людьми, достигаю каких-то целей, совершаю действия, двигаюсь, но при этом все происходит как будто само собой без моего участия.
5. При этом сохраняется память обо всем периоде сна наяву, как о событиях, что со мной происходили, но не совсем по-настоящему.
6. После того, как вспоминаешь свои странные действия и поступки, кажется, что это происходило с каким-то другим человеком или со мной, но когда-то очень давно, а может быть, и вообще привиделось или приснилось.
7. В памяти остается ощущение сказочности и необычности всего происходившего.
И еще возник вопрос: а кто творит во мне такие «сны наяву?».
И если это делаю я сам, то зачем?
Боборец
Очень хорошее описание сна наяву
От Боборца.
Потом мы, возможно, дадим точное определение тому, что с ним происходило, и это окажется вовсе не сном. Но я не о том, я лишь хочу вам показать, что для этого исследования вы и должны описывать именно подобные состояния и таким образом. А что с вами было в действительности, мы и сможем понять, лишь сличив все подобные описания.
Скоморох
23.
Подготовка к Ведогони
8 ноября 2004 г.
от Го
Про меты сна, когда я бодрствую.
Я последние дни точно была в каком-то сне. Я это понимаю сейчас, потому что я проснулась. Что было?
Я сейчас смотрю и не вижу себя в последние дни или вижу, но не явно. Скорее, какие-то метания, переживания, непонятно было, что со мной происходит. Еще очень важный знак, что я была во сне, — это хостинг, точнее, мое дело. Если я сплю, то я не делаю дела. И вообще у меня ощущение, что сны наяву появляются, когда меня нет, а я заполнена чем-то другим — переживаниями.
Общий вопрос, общий ответ
«Я последние дни точно была в каком-то сне. Я это понимаю сейчас, потому что я проснулась. Что было?»
Что угодно. К примеру, было много боли, и ты сбегал из тела. Куда? Сегодня отвечаю: в сон. Могу ответить: в то состояние сознания, где нет боли.
Это все ответы сегодня, в начале Сима. Завтра вы придете к другому ответу, который гораздо важнее и точнее. Но этот тоже верный. Просто он не истинный. Но он указывает направление поиска.
Было больно, и было возвращение в тело. Вот что было.
Скоморох
23.1.
Ведогонь
9.11.04
От Взя
Часто в тело меня приводит чувство. Потом, в дневном сознании, я уже не могу просто так отбросить этот сон, что-то внутри меня требует, чтобы я увидела его, поняла урок. Я уже не могу избавиться от этого вызывающего душевную боль чувства. Просто не могу успокоиться, пока не изменю чувство к произошедшему, пока не пойму. А как пойму, так начинаю день с умиротворением. С чувством умиротворения, если это можно назвать чувством.
Это что-то внутри меня требует, и оно же и наслаждается. Может быть, это и есть Я?
Но, бывает, что чувство включает меня во сне, я просыпаюсь и прямо там решаю задачу. Например, поворачиваюсь лицом к тому, чего боюсь. И то, что преследует меня, вовсе не так страшно, как мне казалось до того момента, пока не повернулась. После этого я чувствую покой и удовлетворение, как от хорошо сделанной работы.
Легче всего проснуться во сне, казалось бы, безо всякой на то причины и потом идти или лететь, куда хочешь. Теперь у меня вопрос появился. Что за причина всё-таки пробуждает меня там?
В какой-то момент моё желание перед сном проснуться во сне срабатывает. Понаблюдаю.
Вчера проснулась во сне как в реальности. Думала, что проснулась, а потом оказалось, что это другой сон. И там, в том сне, сидя за столом, положила голову на руки и вышла из тела. Получается, что вышла из тела в сновидении в какое-то другое тело, в котором могла сознательно двигаться куда хочу. А хочу обычно летать.
Интересно, зачем мне летать сознательно? Конечно, это даёт радость, наслаждение. Для наслаждения и летаю.
Взя
«Легче всего проснуться во сне, казалось бы, безо всякой на то причины и потом идти или лететь куда хочешь. Теперь у меня вопрос появился. Что за причина, всё-таки пробуждает меня там?»
Кажется, что нас пробуждает там наше большое желание. Но ведь мы, случается, пробуждаемся и помимо своей воли.
Старики говорили о вызревании, которое наполняет нас силой осознавания. Вот эта сила и подталкивает к пробуждению. И начинается это со снов.
Скоморох
24.
Подготовка к Ведогони
08.11.04
от Ближи
Что такое мета сна наяву? Я стала примерять это к себе, сначала подумала, что нет у меня такого, потом подумала получше и, конечно, нашла.
Сейчас мне почему-то приходят в голову разные случаи моей забывчивости или рассеянности. Например, пойти в магазин за чем-нибудь, купить там все что угодно, кроме того, за чем шла. Еще я часто невнимательна. А что такое внимание? Может, это с целями связано — столько их, что меня растаскивает, и внимания не хватает. Опять непонятно, что это такое — внимание…
Вот что я сейчас увидела: мне сложно написать про меты сна наяву, потому что у меня жуткое сопротивление принять, что я могу спать наяву. Я всегда старалась найти объяснение — почему я так сделала, почему так произошло. И мне почему-то не нравится мысль, что я сплю. Я начинаю искать причины в плохом целеустроении, не сделанном кресении и т. д. Потому что сон для меня— это что-то неуправляемое, а это страшно, ведь неизвестно, что со мной может случится! И еще сон — это немножко оправдание: я же спала, что с меня взять! А вот если это плохое целеустроение, то придется что-то делать. Но это все равно лучше, чем понимать, что ничего от меня не зависит.
А если все-таки допустить мысль, что я сплю наяву. Не так, как я сплю телом, а по-другому, какое-то состояние сознания, где все похоже на сон. Я делаю не то, что собиралась, я не вижу явных сбоев и нелогичностей. Сейчас ничего конкретного не вспоминается, только какие-то большие куски, когда я живу и чувствую, что делаю что-то не то, что я на самом деле хочу, но продолжаю это делать. Потому что это ощущение сбоя очень смутное, и я как-то его проскакиваю. А потом мне противно, когда я очухиваюсь. Я думаю: как я могла так жить? Мне же не нравилось! Действительно, как будто просыпаюсь после тяжелого сна. И мне это совсем не нравится.
 
Маленькая подсказка от Ближи
Ближа описала прием, который вы все сейчас применяете, но его надо применять, осознавая, что это именно прием. По крайней мере, вам придется учить других, и тогда вы должны знать, что является приемами обучения.
«А если все-таки допустить мысль, что я сплю наяву. Не так, как я сплю телом, а по-другому, какое-то состояние сознания, где все похоже на сон. Я делаю не то, что собиралась, я не вижу явных сбоев и нелогичностей».
Скоморох
25.
Подготовка к Ведогони
08.11.04
от Густы
Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании. И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту…
Я вспомнила, как пыталась в детстве найти такие метки сна во сне. Мне постоянно снились очень яркие и реальные сны, в которых я могла летать. И я потом просыпалась и не могла понять, почему же я тут не могу, в чем разница? И я тогда подумала: надо, когда я замечу, что летать умею, проверить, а не сон ли это — ущипнуть себя и присмотреться к окружающему, если не больно, значит, сплю. И вот я полетала, а потом вспомнила, что надо себя ущипнуть, я себя щипаю, и мне больно, осматриваюсь вокруг — все совсем настоящее. И я там прыгала от радости, думая, что у меня получилось летать не во сне. А потом я проснулась и поняла, что я там все-таки спала, и меня это так удивило. И я что-то еще хотела проверить, но сны мне такие сниться перестали.
Последнее время я вообще не помнила, чтобы мне что-то снилось. А тут дала себе задание запомнить и искать во сне метки сна. Удивилась тому, как много мне присниться успело, а меток сна пока не заметила.
Еще метка пути. От Густы
Я не буду пока разбирать то, что описывает Густа. Я просто сохраню описание этого явления, пометив: это описан признак того мира, в котором вы бываете во время снов. Мазыки называли то тело, в котором мы осознаем себя во время снов, Видок. Иногда, наверное, чтобы мне легче было их понимать, Сновидец.
Видок — это тот, кто видит сны, точнее, кто по ним путешествует, как по мирам. И миры эти для тебя, пока ты отождествляешь себя с Видоком, очень и очень настоящие…
«Я вспомнила как пыталась в детстве найти такие метки сна во сне. Мне постоянно снились очень яркие и реальные сны, в которых я могла летать. И я потом просыпалась и не могла понять, почему же я тут не могу, в чем разница? И я тогда подумала: надо, когда я замечу, что летать умею, проверить, а не сон ли это — ущипнуть себя и присмотреться к окружающему, если не больно, значит, сплю. И вот я полетала, а потом вспомнила, что надо себя ущипнуть, я себя щипаю, и мне больно, осматриваюсь вокруг  — все совсем настоящее».
Скоморох
26.
Подготовка к Ведогони
08.11.04
Хран
Стал вспоминать и смотреть, зачем засыпаю. Лег на полу для эксперимента. Вспоминаю, что вызывает сонное состояние. Сон вызывается, когда очень тяжелые ситуации в жизни были, где сбежать надо в другое состояние — уснуть, забыться. Где забыть надо, словно это не происходит. Ситуации, где «не нужно» слышать, видеть, — это в детстве, когда слышал и видел, и за это попадало. Чтобы не попадало, надо себя усыпить. Самому себе отвести глаза. А как это лучше сделать — уснуть. Уснуть. Вспоминаю, что когда о чем-то просил, то действия и речь родителей становилась такими, что становилось скучно и сонно. Непонятный мир? Говоришь, будучи ребенком, на языке души, а всячески укладывают спать. Спи моя радость, усни…… И вокруг мир сонных душ.
Как себя помню, все что-то изучал: углы, пол, мебель, игрушки, устройство разных вещей, а одно остается не достаточно познанным — самого себя. И здесь я пробуждаюсь. А где я засыпаю? Засыпаю, когда вижу несоответствия, что бы их не видеть. И «не видеть» я решаю сам. Ох! Пойду еще исследовать, искать корни…
Полежал, увидел, что есть пространство во мне, где я не помню, я сплю. Это пока не удалось глубоко исследовать. Это как другое тело, целое тело, состоящее из сноподобного вещества. Интересно <…>
Хран
Этнография сна. Хран. Отвести глаза
Хран сделал наблюдение, которое не только соответствует каким-то важнейшим законам общественного мышления нашего народа, а значит, может считаться этнографичным, но и прямо подводит к пониманию сказки. Но это уж сами.
«Стал вспоминать и смотреть, зачем засыпаю. Лег на полу для эксперимента. Вспоминаю, что вызывает сонное состояние. Сон вызывается, когда очень тяжелые ситуации в жизни были, где сбежать надо в другое состояние  — уснуть, забыться. Где забыть надо, словно это не происходит. Ситуации, где “не нужно” слышать, видеть,  — это в детстве, когда слышал и видел, и за это попадало. Чтобы не попадало, надо себя усыпить. Самому себе отвести глаза. А как это лучше сделать  — уснуть. Уснуть».
Скоморох
27.
Подготовка к Ведогони
09.11.04
от Выделёнки
И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна…
Саныч, а кем дается мета сна? Если мной же, то кто тогда спит?
А вообще очень похоже на кошку из «Матрицы», кажется, они называли это дежавю. И это означало, что в программу вклинился кто-то еще.
Нелогично. Значит, мой образ мира нарушен. Может, он нарушен чем-то из реального мира? Не пора ли проснуться?
 
Выделенке
«Саныч, а кем дается мета сна?»
Не дождешься!
Скоморох
28.
Подготовка к Ведогони
2004-11-08
от М. М.
По мете сна в сновидении мне понятно. Многое отзывается. Я не раз после сна удивлялась тому, что не удивилась во сне, когда со мной происходило что-то странное. У меня никогда не получалось понять во сне, что я сплю. Странно, что я во сне ничему не удивляюсь и не задумываюсь над происходящим. Все идет по-накатанному.
Думаю, это связано с тем, что в жизни я мало думаю, мало решаю, как мне поступить, все течет как по-накатанному, а я выступаю в роли наблюдателя. Точно. Я не раз замечала, что если в жизни осознанность повышается, например, после семинара, то и во сне это отражается. Я становлюсь плотнее, что ли, и во сне больше моего присутствия.
Мне очень интересно понять, почему это происходит, почему я не удивляюсь во сне тому, что общаюсь частенько с инопланетянами, например. Даже после сна не удивляюсь. Хочу с этим разобраться. Поэтому поставила себе цель: видеть меты того, что я сплю, во сне. Буду делать так, как написал Скоморох.
Дальше по мете сна в бодрствовании.
У меня вообще сначала не укладывалось, и все сопротивлялось тому, что есть меты сна в бодрствовании.
Нет, такого не может быть. Я не могу спать бодрствуя. Я полдня ходила и пробовала понять, что значит мета сна в бодрствовании. Вообще два несопоставимых слова. Потом перечитала письмо Скомороха и посмотрела на сон Горюхи.
В письме описывается ряд действий Сватьи и Горюхи в отношении денег и Фонда. Эти действия Скоморох называет сном. Это мне бросилось в глаза. И у Скомороха возникают вопросы, он видит нарушение разумности в их действиях.
Я посмотрела, действительно заявлено одно, а на деле выходит совершенно другое, то, чего в изначальном образе не было. Еще я увидела, что пропустила бы такое несоответствие, если бы не Скоморох. Да и пропускаю по жизни, сама так делаю. Сегодня одно, завтра другое, мотает меня по жизни, как во сне точно. Мне кажется, здесь дело в отсутствии Разума. Поэтому нет разумности в действиях. Есть выражение такое — Сон Разума.
Какой вывод я для себя сделала. Мета сна в бодрствовании, это знак того, что я сплю, хотя бодрствую (еду в транспорте, разговариваю по телефону и т. д.). Я не осознаю то, что я делаю, так как делаю это на автомате, бездумно. В обычной жизни я обдумываю только очень серьезные шаги, я не думаю о том, как мне ходить. Это очень похоже на мышление. И Скоморох в начале письма говорил про мышление. Получается, мышление мешает мне понять себя в жизни, во снах, даже не дает такой возможности.
М. М.
«Это очень похоже на мышление».
Да, М., похоже, но все же нельзя попадаться на это сходство. Мышление, в сущности, все целиком есть какой-то вид сна, почему Будда, уча просветлению, и получил имя Будда  — пробужденный.
Но мы не берем пока такой масштаб. Мы пока четко разделяем и описываем каждое явление само по себе. И мышление  — это одно. А сноподобные состояния — другое. Мне очень важно, чтобы вы видели их разницу, поскольку это еще сработает чуть позже.
Скоморох
29.
Подготовка к Ведогони
08 ноября 2004 года
от Выделёнки
Вопрос будет связан с тем, что такое сон. Ведогонью называлась у мазыков наука, посвященная снам, точнее, снотворению. Понять себя во сне — вот задача Ведогони на первых шагах. Потом научиться использовать сны. Вплоть до умения жить в Дреме и Ведогонце, как иных телах.
Сколько себя помню, всегда любила спать, потому что всегда снились интересные сны. И сейчас я очень редко не помню сны, и только когда не высыпаюсь. И еще мне редко снятся сны на бытовые темы, в основном там что-то эдак накручено! У меня раньше даже была меч-та — хорошо бы изобрели такой аппарат, чтобы можно было, как кинокамерой сны записывать и потом смотреть. Одно время я их записывала просто на бумагу. Но утром на это нет времени, а если сразу не записать, потом память о них тускнеет и стирается. Но осталась привычка перед тем, как окончательно проснуться, пересмотреть все, что снилось. О том, что это возможно, я где-то прочитала. Сейчас я понимаю, что делаю это в дреме. Особенно интересные сны я пересматриваю по нескольку раз. Пыталась ставить себе задачу использовать состояние утренней дремы для других целей, более насущных, но продолжаю просматривать сны. Видимо, в то мое решение вложена гораздо большая сила.
Часто во сне я одновременно и участвую в действии, и наблюдаю за этим со стороны. Раньше мне это казалось удивительным, а сейчас стало происходить и в действительности. Когда из меня вылезает какая-то машина, что-то говорит, делает, а я это наблюдаю и поражаюсь — во дает! А во сне, я так понимаю, — это означает, что я одновременно нахожусь и в теле сновидца и в теле Дремы? Или что-то другое?
Еще бывает, что я просыпаюсь и не помню сна, помню, что что-то снилось, но что — не могу вспомнить. И вдруг, в течение дня или даже большего времени, я натыкаюсь на что-то мыслью или телом, и словно вспышка — до мельчайших подробностей вспоминаю сон. Что это означает? Что я вскрыла некое пространство, тот мир, в котором была во сне? Саныч, ты писал, что во сне Дрема путешествует по пространствам лопоти. Может быть, как раз это? По этому поводу я часто вспоминаю слова Кастанеды или какой-то из его последовательниц, кажется, Флоринды Доннер, о том, что сны живут в разных частях тела. У женщин в основном в коленках.
Саша, я часто смотрю запись с первого семинара курсов8, где ты рассказываешь о своем сне, о поющей душе, дреме, ведогони. И стараюсь обращать внимание на меты сна. Прямо во сне мне это редко удается, но когда просыпаюсь, понимаю — вот, это оно. <…>
Очень хочется научиться осознавать себя во сне. Иногда это происходит, но неуправляемо, спонтанно. В основном, когда это связано с угрозой жизни. Наверное, даже не с угрозой жизни тела, а с какой-то угрозой душе. Я помню один сон, мне приснилась мама, а она уже умерла. Она была в каком-то странном обличье, страшная, с лохмами, и скакала, будто на костылях. Она что-то хотела со мной сделать или заставить куда-то пойти. И я вдруг себя осознала и поняла, что скорее всего это не мама. Я тут же вспомнила, что в таких случаях хорошо использовать мат, и обложила по полной программе это нечто, представившееся мамой. И оно тут же убежало и больше никогда мне не снилось.
И еще мне хочется рассказать об одном наблюдении. Несколько раз в момент просыпания я видела, что на самом деле во сне вижу по-другому, не образами. Там что-то больше похожее на силовые линии. А в тот момент, когда я возвращаюсь сюда, на то видение накладываются картинки, словно субтитры, перевод на понятный и принятый в этом мире язык. Означает ли это, что в этом момент происходит запоминание сна, его впечатление? И значит, есть что-то важное, что мне нужно запомнить и понять?
Выделёнка
Упражнение от Выделенки
Выделенка описала еще одно явление, которое все вы знаете, но которое надо назвать и выделить — вот оно, истинное призвание Выделенок!
«Одно время я их записывала просто на бумагу. Но утром на это нет времени, а если сразу не записать, потом память о них тускнеет и стирается».
Сны, столь яркие, что желанней жизни, тускнеют и забываются на глазах. Хотя некоторые вы помните очень долго. Все это надо осознать, и за этим следует хорошенько понаблюдать. Потому что в этом проявляются какие-то две разные грани или особенности…… то ли сна, то ли меня.
Сны быстро тускнеют и забываются. Как кажется, это их общее свойство, что значит, это свойство моей памяти…… Памяти ли? Свойство чего? Почему сны отходят в забвение и стираются или растворяются?
И как это «общее свойство» согласовать с тем, что некоторые сны западают в сознание и живут долго и ярко?
Как они могут западать и куда?
Пока это лишь вопросы. Подсказки дам после перерыва. Но это и хорошо, потому что ответ примется и станет чем-то действительным лишь в том случае, если ты накопил достаточный объем усилий по решению задачи.
Скоморох
30.
Подготовка к Ведогони
09.11.04
От Жалейки
<…>
Весь день думала, почему я сплю. Я над этим вопросом бьюсь уже несколько недель. Задело из твоих записей, Скоморох, когда один из дедов такой вопрос тебе задавал. Я задумалась над тем, а когда я впадаю в сон, и получила простой ответ: когда охота сбежать от боли и очень. Когда не хочется делать дела, когда не хочется принимать решений, когда даже жить не хочется. Когда не хочется верить, что та жизнь, которая есть сейчас, реальна. Получается, бегство от реальности.
После октябрьского семинара задела одна вещь. На заключительном разговоре говорили о том, что можно жить в мире мечты, он — реален. Меня это задело. Для меня мир мечты — то, что нереально. Это сон. Сон, который не сбудется никогда. Так и хочется стряхнуть это, состояние такого сна.
Я еще заметила, что вот такой сон наяву обязательно как-то материально висит перед глазами. И я тщетно пытаюсь его стряхнуть, крута головой. Ничего не получается. А в результате просыпаю дела.
Может, состояние сна материально? Хм. Когда наваливается сильная усталость, даже пишу-то — наваливается, значит, точно материально. И бороться со сном трудно, когда одолевает. Интересно.
А может, у меня просто образ сна? Знакомое тяжелое неестественное состояние? Как такую тяжесть можно использовать во благо? Неувязка какая-то.
Мета пути от Жалейки
«Я еще заметила, что вот такой сон наяву обязательно как-то материально висит перед глазами. И я тщетно пытаюсь его стряхнуть, крутя головой. Ничего не получается. А в результате просыпаю дела.
Может, состояние сна материально? Хм. Когда наваливается сильная усталость, даже пишу-то — наваливается, значит, точно материально. И бороться со сном трудно, когда одолевает. Интересно».
Пока оставляю без ответов. Ответы поищем во второй части Сима. Просто поглядите на это и, если получится, пришлите описания своих наблюдений.
Сразу срежьте то, что легко счистить, как слои не того. Например, понятие переживания. В общем, чистите то, что уже узнаете по учебному курсу9.
Скоморох
31.
Подготовка к Ведогони
09.11.04
От Н. Р.
Но вот если мы освоим кое-что из Ведогони, то тут путы могут начать трещать, и вы можете попасться в то, что придется менять свою жизнь. Вот ведь беда, может, ну ее, Ведогонь? Займемся чем-нибудь привычным, что вы научились побеждать всегда?
Меня не страшит то, что мне придется менять свою жизнь. Больше меня пугает то, что я пропущу что-то важное в моей жизни. Не увижу. Не пойму. И все придется начать с начала.
Итак, в путь к освоению Ведогони.
Вернемся к вашему мышлению, к тому самому, которое повивает ваши силы и не дает вам стать богатыми и дееспособными. Просто попробуйте расписать все это, как математическую или логическую задачу. Если средства выделены в Фонд, они должны быть в Фонде. Отозвать их нельзя. Если средствами распоряжаюсь я, то любое использование их в обход меня — незаконно. Что это значит?
Вот, у меня.
Если в цехе есть начальник цеха, значит, он распорядитель финансов и средств, которые поступают в цех. И всякое поступление в цех средств должно быть согласовано с ним. Например, детскому саду нужен компьютер, который наш начальник цеха дать нам не может, так как ему даже для бухгалтерии их не оплачивают и освободившиеся комбинатские компьютеры не передают.
Значит, если бы компьютеры и появились бы в цехе, нам бы их не видать как своих ушей. Тем более, у нас есть уже один, подаренный родителями. А в остальных дошкольных заведениях их нет совсем, и не предвидится.
А мне нужен компьютер, потому что надобность в работе на нем все возрастает, и мой кабинет уже давно превратился в канцелярию.
Я договариваюсь с директором (бывшим нашим родителем) о передаче детскому саду компьютера, которые заменяют в управлении на более современные.
Я знаю, что так просто мне его никто не даст. Его любыми правдами и неправдами отберут на уровне администрации цеха. И мы организуем День рождения детского сада с приглашением звездных выпускников со своими звездными родителями. Компьютер предполагается объявить подарком.
И вот приходят документы о передаче компьютера детскому саду. В цехе визг и писк, что они даже мечтать не могут о таком уровне компьютера. Я объявляю, что это для нас неожиданный подарок. И об этом мне лишь намекнули дня 2–3 назад, но окончательного ответа не было и мне просто не о чем было сообщать в цех. Но тут же добавила, что директора собираются вручить нам его на празднике сами, с намеком на то, что подменить его на совсем дряхлый в цехе не получится.
Так. Если средствами, поступающими в цех, распоряжается начальник, то любое действие в обход начальника незаконно. Мои действия, как ни крути, были в обход.
Что это значит?
Я не доверяю начальнику. Я не верю, что начальник может защитить наши интересы. Я думаю, что он эти средства передаст особо нуждающимся с его точки зрения. А мы и так с жиру бесимся.
Так. Откуда это?
Я просила начальника в течение зимы начать делать игровые постройки для участков и прочее. В общем, разошлась и представила планов громадьё. Он хоть и новый начальник и работать начал в разуме, но понял, что это уже слишком. И сказал: «Работайте со спонсорами». Ну, вот я и работаю.
Только спонсоры в этом случае наши же комбинатские. И подарок идет через его руки. А тут визг, писк и давление на начальника со ссылкой на то, что я, конечно же, делала все в обход начальника. А следовательно, виновата, и у меня на основании этого все надо отобрать.
Не верю ему. Слишком много сил и хитрости вложила, чтобы сейчас меня обошли. Хорошо, что они хоть не два компьютера подарили. Хотя, может быть и два. Документов ведь они мне не показывали.
Так, не туда ушла. Еще раз. Почему я действую в обход начальника?
Не доверяю ему. Он уже собирался отобрать 2 логопедов на другие дошкольные учреждения и оставить мне только одного. Я не смогла ему доказать, что таким образом он начнет рушить систему, наработанную годами. Точнее, он меня не слушал. Здесь его собственная боль. Мы не смогли исправить его ребенку речь полностью. Сказалась наследственность. Здесь у него боль. Но открыто показать её он не мог, поэтому все представил, как радение за все дошкольные учреждения.
Вот, сейчас я переношу этот образец его «радения» за все дошкольные учреждения на этот компьютер. Его на все оставшиеся три сада, конечно, не поделить, но ведь они под это дело могут дареный прибрать к рукам, плохонький отправить в другой садик.
Ничего не понимаю. Получается, что кривое мышление мне помогает выжить.
Так. А как прямо?
Описываю, как задачу.
Начальник знает, что мы готовим встречу выпускников. Об этом говорила я сама ему, как начальнику цеха. И ему это известно, как родителю, потому что его сын и он сам приглашены на праздник.
Праздник мы называем «День рождения детского сада», и это предполагает получение подарков.
Он не возражает, чтобы мы работали со спонсорами и получали свое жизнеобеспечение без дополнительных вложений со стороны цеха.
Но для него неожиданно, что вдруг какой-то компьютер пришел целевым направлением в наш детский сад.
Он не знает, что это подарок.
Ему об этом не сообщает никто в цехе. Потому что им выгодно помутить воду. Будет возможность что-то половить в мутной водичке. Хотя здесь я снова хитрю. О празднике они могли бы и не знать. Во всяком случае, в бухгалтерии, а начальник дошкольных учреждений просто не связала эти два действа в единую цепь событий.
Но об этом не сообщаю и я. Почему?
Мне не сказаны были сроки передачи компьютера. Ответ был пространным: «Ну, не завтра, но и полгода не придется ждать».
Я в тайне надеялась: хоть бы к празднику, тогда не посмеют отобрать. Но не проясняла дальше и потеряла время. События развернулись стремительно, и я, в результате, не предупредила начальника о подарке.
То есть я просидела в страхе. Вот, похоже, я хотела быть хорошей девочкой. Хороших девочек не бьют, у хороших девочек не отбирают. Вот и я решила разыграть саму невинность. Ничего не знаю. Вот, день рождения. А я вообще тут не при чем. И тут же, как хорошая девочка, давай довирать, что это они сами такие догадливые и вообще это они сами придут к нам на праздник и будут вручать. И я снова тут не при чем.
Прикинуться хорошей девочкой. Не давить раньше времени. Авось пронесет.
Гадина. Затихарилась. Бьют много. А так затихаришься — и безопаснее. А дура-дурой: не вижу, что в тумане, который сама и развожу, меня больше и жрут.
Так, а что затихарилась? Вот, по-подлому прошла? Я предупредила директора, что в цехе могут быть попытки перехвата, что их можно понять, но нам от этого не легче, поэтому сделать это надо по-умному. Как? Надо подумать. Потом сама обрадовалась идее дня рождения. И, как мне казалось, все встало на свои места. Тогда где сбой?
Вот в управлении мне не надо туман разводить. Там все просто. Узнаю, что есть такого, что нам сгодится, и начинаю договариваться.
А в цехе?
Боли накопилось много. Куда ни шагни, все плотность. Вот как ужа и извиваюсь, чтобы выжить и дело удержать, как следует.
В общем, так вижу. На последнем этапе дела просто была жопой.
Что могу предпринять сейчас?
Шаги.
Сегодня я уже сообщила начальнику дошкольных учреждений (начальник цеха в недельном отпуске), о том, что компьютер предназначен для дарения на день рождения детского сада. Сказала начальнику финансово-экономического отдела, что компьютер будут вручать сами директора. Пояснила, что не могла предупредить о подарке заранее, так как мне не было известно окончательное решение директората.
Дальнейшие шаги. Можно скинуться на начальника дошкольных учреждений, чтобы она пояснила факт дарения. Но на нее давят, и она, похоже, уже давно не сопротивляется и не желает иметь своего мнения.
Это сделать мне надо самой. Я могу набрать рядовых вопросов, потом спросить, готовятся ли они придти на встречу выпускников и потом сказать о компьютере, как бы отхвастываясь, что вот еще один подарок. И неожиданный и приятный.
Ну, в общем, начальник выходит в понедельник. И я еще подумаю, как отстроить свои шаги, видя начальника, не обходя начальника.
Пока все.
Н. Р.
 
Н. Р. Кривое мышление
Вы так хитры, что сами себя обхитрите.
«Ничего не понимаю. Получается, что кривое мышление мне помогает выжить.
Так. А как прямо?»
Ведь крутила и крутила, будто хотела получить ответ, как получить от начальника то, что получила хитростью, без хитрости.
Задница! Разве речь про Горюху  — это речь о том, как не хитрить? Разве нам по нашим договорам о самопознании вообще есть дело до других и до взаимоотношений с другими?
Ты предала все договоры от своей бабской изворотливости. Договор один: при самопознании ты познаешь себя.
А вот если тебе в жизни надо кого-то обхитрить, делай это разумно, а не в сумасшествии. И мне все равно, хитрите вы или нет, обманываете или обманывают вас. Эта часть жизни — только ваша, а я вам не нравственный судия.
Я оцениваю только одно: а именно то, как вы уводите сами себя от самопознания, как вы не используете собственный опыт для познания себя. И делаю тоже только одно: обращаю вас на себя и заставляю из всего, что с вами произошло, извлечь взяток самопознания.
Правда, иногда, когда вы хитрите слишком упорно, как Горюха или ты в этом письме, я беру и делаю из вас иллюстрацию. Это означает, что вы так хитры, что с вами не справиться. Что ж, я и не буду с вами справляться, но вы мне заплатите за труд, который я потратил зря, сражаясь с вашей хитрой тупостью, тем, что вы мне поможете обучать других.
Что-то еще неясно?
Скоморох
32.
Подготовка к Ведогони
10.11.2004
от Бодучей
И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту…
Прочитала письмо о подготовке к Ведогони и легла спать с намерением — видеть меты сна, и еще проснуться внутри сна, когда увижу такую мету.
А получилось так, что я сделала что-то иное: несколько раз за ночь, когда я во сне решала, что это — мета сна, я резко просыпалась. И при этом не могу вспомнить, а что же меня заставило проснуться, и сами меты тоже не помню.
Это все очень похоже на сон внутри сна. Я пытаюсь понять — кто же во мне отслеживал эти меты, или что со мной такое происходило — и выходит, что я состою из нескольких частей:
— 1 часть — я, сижу за компьютером и принимаю решение отслеживать меты сна;
— 2 часть проявилась, когда я спала, она во сне определяла и решала, что вот она — мета, и пора просыпаться;
— 1 часть проявлялась снова, когда я просыпалась и понимала, что я проснулась по-настоящему, а не так, как запланировала. Пыталась вспомнить мету сна, вспоминала что-то обычное из этого сна, без странностей, и снова засыпала.
Получается, я в своем обычном, привычном состоянии приняла решение — и оно дошло до какой-то более глубинной моей части, и сработало. Но дошло неточно, с искажениями. Вообще, это еще хороший результат — часто бывает, что я принимаю, например, решение встать пораньше и выспаться, и оно не срабатывает даже с искажениями. Разница, похоже — что во втором случае нет охоты. А с метами сна мне интересно на обоих уровнях.
<…>
Меты сна. Бодучая.
Бодучая описала, как она отдала себе приказ: просыпаться во сне каждый раз, когда увидит мету. И просыпалась, но не пробуждалась во сне, а выскакивала в бодрствование. И из этого у нее родится вполне закономерный вопрос: кто и кому отдавал в ней приказы?
Пока без ответов. Просто описать это явление подробнее.
Скоморох
33.
Подготовка к Ведогони. Проснуться во сне
14.11.04
Михоня
Я эти дни пытался видеть меты сна и проснуться во сне. Это не очень пока получается, но, просыпаясь, я начинаю видеть меты сна во сне. Что было не так и что могло послужить метой. И один раз мне кажется, я проснулся. Я пока не уверен, но было явно изменение состояния.
Мне снился сон, я уже не помню про что. Там был Яр, и мы о чем-то разговаривали. И потом он вдруг начал говорить, как не мальчишка 3-х лет, а как пацан лет семи, говоря про кого-то: «Да мы с друзьями их уже столько раз гоняли. И сейчас зададим». При этом пыжась по-боевому и размахивая руками. И это точно было несоответствием действительности. И увидев это, засмеялся во сне. Засмеялся, именно заметив это несоответствие, и произошел как щелчок. Я понял — это сон. И я стал рассматривать сон и смотреть, как он течет, сон стал управляемый. Я уже не тот, кто в нем неволен, я как бы на него стал смотреть со стороны. При этом я еще спал. Но сон не был такой глубокий, как до этого, и я видел, что могу выйти в Дрему и проснуться. Но не хотел этого и не делал. И это было мое осознанное решение. Это было недолго, и потом я, кажется, опять заснул. Но то, о чем пишу, я вижу четко. Я, похоже, успел это осознать. Но при этом, мне кажется, я не просыпался совсем.
Саныч, это и есть проснуться во сне?
И если я действительно проснулся, то, значит, сон можно осознавать, находясь в самом сне, и запоминать? И значит, есть связи разума и памяти во сне. Или Днеразума и Памяти. Во всяком случае, как я вижу, разум, который включился, был другой, чем до этого во сне. И он как дневной. Во всяком случае, я не вижу пока большой разницы.
Надо еще пробовать.
Михоне
Да, это и есть пробудиться во сне. И это в точности то, что предлагал сделать Кастанеда. Наверное, это же самое требуется сделать и в Нидра-йоге, йоге-сна, как ее называют.
Скоморох
34.
14.11.2004
Подготовка к Ведогони
От Ярки
Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании. И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту…
Я несколько дней пыталась выполнить это задание. Я в первый же день вспомнила сон и увидела, что там была, по крайней мере, одна мета сна, мимо которой я пролетела.
Потом было несколько дней безуспешных попыток вспомнить свой сон. Правда, я начала замечать, что перед тем как проснуться, я попадаю в некоторое состояние, непосредственно предшествующее просыпанию. Возможно, это Дрема. В ней хорошо думается, и если сон я помню, в ней он помнится особенно хорошо. И вот этом состоянии я пребывала дольше, чем обычно, все пыталась вспомнить, что мне надо сделать. Что я что-то хотела сделать, я точно помнила, потому и была столько в этом состоянии, а вот что именно — вспомнить не могла.
И вот сегодня я легла днем спать и, когда проснулась, помнила и сон, и легко нашла там меты сна. В этом сне я была в бане, и мне надо было спуститься по лестнице. А лестница была построена очень странно. Она не доставала до площадки, на которой я стояла, и мне пришлось перепрыгивать на лестницу. То есть здание было построено странно, не так, как в обычной жизни, и при этом стояло и не разваливалось.
Когда я проснулась, я вспомнила, что такая мета сна очень обычна для моих снов. Там большинство строений такие, как бы недостроенные, особенно лестницы, по ним все время надо прыгать. И я все время прыгаю и не падаю. И еще я сделала одно наблюдение: перед такой лестницей я все время останавливаюсь, будто ищу чего-то, а только потом прыгаю. По крайней мере, я вспомнила, что остановилась сейчас, и это тоже обычно, я всегда так делаю. Может, я все время пытаюсь опять же что-то вспомнить?
Потом я тщательно пригляделась к моменту перед пробуждением. И увидела, что там прямо одни меты сна. И я пропускаю каждую — и эту, и эту, и эту.
Ярке. Меты сна и меты западков
Поищи, если странности повторяются во сне, они могут быть отражением каких-то болей. Поищи западок, связанный с недостроенностью зданий и с тем, что сначала надо что-то поискать.
Скоморох
35.
Подготовка к Ведогони
16.11.04
От Медведки
На днях мы отыграли очередную свадьбу. Мы ехали свадебным поездом в четыре машины. И я была за рулём второй.
Мы спускались с горки, и Меньшой, который ехал в первой машине, резко затормозил перед какой-то ямой. А я не сразу это заметила, по-моему, я была в переживаниях. Но в какой-то момент я вдруг чётко поняла, что я приближаюсь к первой машине слишком быстро. И с того момента у меня как будто всё стало происходить замедленно: я нажала тормоз, ощутила с какой скоростью происходит торможение, поняла, что если я буду тормозить, то врежусь в первую машину. Повернула руль влево и объехала Меньшого сбоку. Происходило это очень мягко, как по течению. Я не испугалась, только подумала: гад этот Меньшой, что он так резко тормозит!
И только потом, когда мне рассказывали, как это выглядело со стороны, я поняла, что сделала всё как по нотам. И что прямо перед этим прошла встречная машина, и Меньшой удивился: как я успела после неё проехать. А в моём состоянии после этой встречной машины прошло очень много времени. И я всё успела сделать.
У меня появился вопрос: когда вот так кажется, что время начинает течь очень медленно, и всё рассматриваешь в медленном состоянии, а я сама успеваю думать как обычно — это я в дрёме?
И ещё вспомнился случай, который был года два назад.
Там было похожее состояние.
Я накупила продуктов и вышла из магазина, держа пакет перед собой в руках. Из магазина спускаться нужно было по крутой и длинной лестнице. А я о чём-то подумала и запнулась. До конца лестницы было ступенек 7–8. И опять тогда время потекло медленно и я увидела, что со мной может произойти, если я продолжаю падать так же, как начала это делать: я врезаюсь головой в нижнюю ступеньку. Следующая мысль была: я так не хочу!
А потом всё снова ускорилось, и я «обнаружила» себя стоящей внизу лестницы с пакетом в руках, только ногу немного подвернула и она некоторое время ныла.
Игры со временем. Медведка
Замедление времени или, что вернее, ускорение тока жизни, это разговор особый. Не могу считать себя каким-то знатоком этого, хотя работа в Седле 1 относится как раз к подобным игрушкам. Испытывал я и более яркие уровни этого состояния. Но обучать ему пока не могу. Поэтому мы отложим этот разговор на то время, когда естественно подойдем к нему. И будем исследовать и учиться. Все в наших руках.
Ско
36.
Ведогонь. Меты сна
17.11.04
от Снегурочки
Мне сегодня удалось нечаянно отследить первую мету сна и проснуться. Правда, не во сне, а совсем.
Утром, когда надо было вставать, но ещё очень хотелось спать, я решила, что полежу ещё минут 5 и встану. Закрываю глаза, начинаю обдумывать предстоящий день, и вижу, как образы плавно потекли, выходя один из другого. И вдруг я замечаю, как один образ совершенно не соответствует действительности — так просто не может быть! Ага, думаю, это мета сна. Значит я сплю, а мне вставать пора и проспать нельзя. Встану-ка я! И проснулась. А после этого поняла, что, оказывается, я могу проснуться и во сне, лишь бы намерение моё было достаточно сильным. Сегодня мне никак нельзя было проспать, и я отследила первую мету. А обычно я ложусь тогда, когда глаза уже сами закрываются и не хватает сил на то, чтоб вложить их в намерение проснуться во сне, — больше всего хочется отдохнуть.
Значит, мне нужно ложиться спать пораньше, чтобы оставались силы на спокойное осознавание.
Сила для сна. Снегурочка
Совершенно верно, чтобы спать, нужна сила, тем более она нужна, чтобы осознавать себя во сне и пробуждаться.
Ском.
37.
Повторение Ведогони. Проснуться во сне
03.12.2004
От Эфеса
Очень долго не получалось проснуться во сне. Мет сна — сколько угодно, но понятно это, только когда уже встал. А этой ночью получилось. Причём явное ощущение, что кто-то помог. Лёг — стал бусать режу. Ощущения — будто кто-то слабым напором прохладного воздуха из пылесоса ступни, ладони и грудь обдувает. Лежу так, а в голове всё одна мысль крутится — ну когда же Дрёма, ну когда же Дрёма придёт. Вдруг вижу, прямо перед своим лицом, лицо Выделёнки. Я аж обалдел! А она губами шевелит, словно говорит мне что-то, а я не слышу. Тужусь, тужусь понять ничего не получается. Вдруг голова чуть не взорвалась от её крика — Эфес, гад, когда ты наконец проснёшься!! Меня аж подкинуло на кровати. Ну, думаю — добусался. Совсем уже крыша поехала. Надо спать ложиться. Лёг спать, и снится мне сон; иду по улице из каких-то странных домов — то ли конструктивизм, то ли ранний сталинизм. На одной руке у меня мой сын, только почему-то голый и совсем ещё маленький, а одежду его я несу в другой руке. Прямо на улице голые, здоровущие мужики в баскетбол играют. Я удивляюсь, конечно, но дальше иду. Захожу в баню, а там все прямо в одежде моются. Один подходит ко мне, прямо лицо к лицу, и чётко, чуть ли не по слогам говорит: это мета сна, это мета сна. Я наконец понимаю, что сплю и начинаю буквально ржать. Слава богу — получилось!
Позвонил Выделёнке, спрашиваю: ты осознанно приходила? Говорит, нет. Ничего специально не делала. Что это было?
 
Добусался! Эфес
Что было? Был заказанный сон. Было именно то, чему вы должны научиться: ставить себе задачу в днеразуме и проносить ее в сноразум. Это возможно только в том случае, если ваше желание стало всецельным. Тогда оно охватывает все уровни вашего разума.
Все прекрасно, Эфес, все прекрасно.
Я даже думаю, что вам в Питере можно делать свою мастерскую, в которой вы будете специализироваться в Ведогони. Разговаривать и писать наяву петербуржцы все равно не умеют, так хоть во сне поговорите.
Ско
1 Уруч — Уральское Училище русской народной культуры.
22 Остров — ежегодный большой праздник-семинар Академии Самопознания и Училища русской народной культуры, на который собирается до полутысячи человек.
3 Украйной мы называем условно закрытые семинары, на которых проводим работы для уже подготовленных людей. То есть тех, кто овладел языком и понятиями, используемыми в наших психотренингах.
4 Западок — это ограниченное пространство сознания человека, в котором хранится память о событии в жизни человека, в момент которого было потеряно осознавание человеком себя.
5 Обратите внимание на этот отклик. В дальнейшем Скоморох на него будет ссылаться.
6 «Слепые» — один из психотренингов, посвященный исследованию души, во время которого его участники несколько дней проводят с завязанными глазами.
7 Любки — способ русского рукопашного боя, на поверку оказывающийся мировоззрением, философией и тайноведением.
8 Начальных Курсов прикладного самопознания.
9 Речь идет об Учебном курсе Училища русской народной культуры.
Эта переписка не была мгновенной. Она развивалась медленно, поскольку Горюхе приходилось над собой действительно работать. Ответ на это письмо был дан уже в седьмом письме Скомороха, называвшемся: «Ведогонь 7. На Горюхино четвертое» (см. с. 152).
редакция
Глава 2. Упражнения самонаблюдения 
Второе письмо Скомороха «Ведогонь-2»
(Было написано в ответ на письмо Кирши,
которое приводится ниже.)
Письмо Кирши:
Подготовка к Ведогони
8.11.04
Читаю, первое — восхищение. Ай да Скоморох. Неожиданно, что ли. Но потом почему-то в голове все взрывается. Я никогда так не смотрела на свою жизнь связанно, целиком, что ли, как на неделимое что-то. С одной стороны, я думала, что Ведогонь по образу — это что-то очень особое, от жизни мира отдельное. На той стороне. Хранимо для потом, для одаривания, для постижения. И вообще, мечта пути. Еще я думала: в симе Ведогонь, возможно, будут какие-то тайные или секретные способы даваться, как проводнички — билетики туда, в другой мир, вот из этого мира. Ну, как предварительная продажа. Ну, может, я и не совсем так думала, но как-то похоже. Но чтобы так!..
А сейчас сижу и думаю, а ведь, никакого другого мира-то нет. Есть только я. А остальное все так дико едино, шире я эту мысль даже не могу поместить у себя в голове. По-настоящему. Жутко становится. А что же тогда это за мир такой, и что это за Я?
И в то время, как за меня вживе живет кто-то или что-то, а я сплю, не лучше самого глухого сна. И вижу сон, думая, что все о’кей. Но я-то все равно остаюсь при этом. Никуда я не пропадаю, но бесполезно сплю, словно в какой-то кровати. А эта связь мет сна и яви. Все без разницы и границы. Миры, что, очень условно делятся, что ли? Только у меня в голове или как? И если я как-то могу превращать явь в собственный сон, и наоборот, то какой-то вопрос важный, а я его не уловлю.
Но вот когда искажения законов становятся еще тоньше и запутаннее, вы совсем не можете их замечать, потому что они начинают соплетаться с вашим бытовым мышлением.
И то, что пробуждает, при помощи чего я задаю вопросы. Как развить то, что заметит эту мету, когда я заснула вживую. Что за глазок? И это как-то здорово завязывается на очищении и как-то особо, под другим углом как-то. Не знаю даже, пока я даже немножко в шоке.
Ведогонь–2
 
Кирша много занималась сновидением и по Кастанеде, и без Кастанеды. Вопросы Кирши я намерен читать со вниманием.
«А эта связь мет сна и яви. Все без разницы и границы. Миры, что, очень условно делятся, что ли? Только у меня в голове или как?»
Я вам не скажу сейчас, что я об этом знаю, я скажу, что я об этом думаю.
А думаю я, что вам придется мне напомнить, чтобы я к этому вопросу вернулся, если вдруг я о нем забуду, плавая в бурных водах ваших дурных и прекрасных снов.
Но забывать о нем нельзя, потому что наш сим должен, обязательно должен приплыть к этому острову в океане Ведогони.
Однако было бы слабым решением, если бы я все сказал сам, а не дал вам дойти до ответов своим умом. Поэтому я пока оставляю вопрос, точнее, ставлю его вам, чтобы вы о нем думали. Сам же я направлю наш корабль, возможно, в противоположную сторону. По логике сновидения, это позволяет надеяться прийти в намеченное место, потому что туда точно нельзя прийти, если идти прямо.
Итак, мы уходим от умных и глубоких мыслей в самое простое и всем доступное самонаблюдение. Заодно бросаем и денежные разборки. Если они жизненны, то обязательно всплывут еще в нашем сне, где им будет удобно.
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием. Вы уже помните, засыпая, мы проходим как бы через несколько состояний: мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими. Я об этом рассказывал: шаги эти называются Дрёма, Укемь и Ке´ марь.
Пожалуйста, научитесь отчетливо видеть все три состояния, иначе мне будет трудно объяснять вам что-то еще.
Скоморох
Приложение
 
Основные понятия Ведогони
Душа, Дрёма, Кемы, Укемь, Кемарь
(Расшифровка лекции с семинара НКПС, сентябрь 2003 г., поэтому учитывайте особенности живого языка. Эта лекция была разослана участникам семинара.)
Понятие о душе намеренно уничтожалось и вырубалось в последние века в России, да и во всем мире. И мы сейчас берём и делаем то, что должна была сделать наука, если она действительно та сила, которая ищет истину: однажды — взять это понятие и пройти до конца, чтобы убедиться, что там действительно ничего нет. Или убедиться, что там в действительности что-то есть. Это должно когда-то быть сделано. Мы просто делаем то, что неизбежно когда-то случится. И мы берём то, как это видел народ, пока ещё не поздно, пока видение ещё хоть как-то живо, и проходим этим путём.
И у них, по крайней мере, у мазыков, было понятие о том, как посмотреть душу, как её, условно говоря, пощупать пальцами. Потому что на самом деле так пальцами и будем щупать, в каком-то смысле. Для этого душа просто выводилась из тела наружу.
Что значит, выводилась из тела? А можно ли душу вывести из тела? Ну, естественно, можно хотя бы предположить, что это возможно, потому что считается, что когда ты умираешь однажды, душа уходит из тела. Правильно? Значит, она туда входит и выходит. По крайней мере, если мы исследуем язык — это понятно.
Теперь следующее. А что с тобой происходит, когда ты спишь? У них была целая глубочайшим образом разработанная мифология сна.
Если ты понаблюдаешь за собой, что ты делаешь, когда засыпаешь? Вспоминайте. Вот ты лёг. И какое то время ты не спишь, потому что ты слишком устал за день. Если б не устал, ты б не лёг. Если ты не устал — ты вообще не уснёшь. Ты будешь болтаться там. Рано лёг. Ты ложишься, когда устал. Но затем ты какое-то время набираешь силу, отдыхая лёжа, для того, чтобы перейти в первое изменённое состояние, в Дрёму. Ты задремал. И вы сами помните, что сначала задрёмывают. Что потом происходит? Потом ты ещё не заснул, но вдруг начинаешь видеть какие то образы. Вот это первое состояние называлось Дрёма. И Дрёма очень чистое состояние. Никаких образов. Дрёма — это лучшее состояние для думанья. И утром, просыпаясь, не вскакивайте сразу.
Не верьте физиологам научно-технического прогресса, которые говорили, что надо спать как можно меньше и, пробудившись, сразу вскакивать. Нет. Не вскакивайте. Задержите себя с закрытыми глазами в том состоянии, в каком были. И вдруг вы поймёте, что в этом состоянии вы можете продумать весь будущий день, понять, что вы будете делать, за краткий миг, в общем-то. Но так чисто, что действительно день потом пойдёт так, как вы задумали. Это самое чистое время для думанья. Удержите это ясное сознание. Утренняя Дрема называлась Устань.
Это вы в теле Дрёмы. Это значит, что вы срезали всё лишнее мышление. И, в сущности, сохранили даже из разума только саму способность развиваться по вилам. То есть какой-то его очень узкий нижний слой. Плюс, естественно, истоты. То есть основные, простейшие понятия разума. И если вы запускаете мысль в Дрёме, Дрёма её будет думать только одну. Дрёма может думать только ту мысль, которую она думает. У меня есть мысль, и я её думаю — это про Дрёму. Как в мультфильме про попугаев, где удав думает. Он списан с какого-то человеческого состояния, как бы детского. Но если вы вдумаетесь, то списан-то он с дет-ского, но в Дрёме. Вот в Дрёме именно так: у меня есть мысль, я её думаю, и она только одна.
Так вот Дрёма — очень чистое состояние. И когда вы засыпаете, это тоже такое же чистое состояние. Вы не замечаете, что это Засыпание ещё без образов, потому что быстро проскакиваете в следующее состояние перехода в сон. Называется это состояние Укемь. А образы, которые в нем пошли, назывались Кемы. Как только Кемы, образы сна, пошли, ты начинаешь проходить за Дрёму в сам сон.
Сон назывался Ке´ мар. Как видите, в самом переходе в сон как минимум три состояния: Дрёма, Укемь и Кемар. Или Кемарь, с мягким знаком. Иногда без мягкого знака звучало.
Когда ты сохраняешь созерцание того, как уходишь из тела в сон, ты видишь, что состояние меняется. Сначала это некое изменённое состояние, можно сказать, чуть ли не тела. Тела точно, потому что, меняя свое состояние, оно мягчает и теплеет. При этом, это и изменённое состояние сознания. Потому что ты как-то по-другому начинаешь думать. Затем пошли образы. И эти образы странные. Они не обычные, не такие, как ты думаешь. Они вроде бы об этом, но идут по-другому. Вспоминайте, когда входите в Кемарь, у вас появляется иная «логика». Логика сна. А это совсем странно.
О чём это говорит. О том, что душе всё равно, сквозь какие образы проходить. Она течет сквозь, и если протекла, то и протекла. То есть вы можете ощущать себя кем угодно. Но Я себя отождествляет только с Я. И ему всё равно, сквозь какие слои образов пропускать свой свет.
Если мы хотим с вами научиться познавать себя как душу, вам придётся постоянно работать с такими тонкими сложными разотождествлениями, расслоениями того, что вы видите, на понятия.
…Что делает душа, когда она вошла в собь1? Она видит какие-то образы. Как ты чувствуешь при этом? Ты же себя отождествляешь с собой, самоосознавание осталось, ты всё время Я. Но ты можешь оказаться в таких местах, где ты точно знаешь, что это был не ты.
Ты не теряешь осознавание себя как себя, как Я. Ты теряешь оболочки. И если вы приглядываетесь к снам, там душа путешествует как бы по мирам образов, когда вы спите и видите сны. А какие-то периоды не видите снов.
Старики говорили об этом. Чтобы принять жизнь в этом мире, в этом теле, надо отдыхать душой. И душа каждый день должна сбегать из тела туда, где её родина. Куда-то, как можно ближе к тем средам, к тем состояниям, в которых она должна жить. Потому что здешняя жизнь неестественна для неё. Как и для этой обезьяны, для тела, которую ты захватил и мучаешь…… Вообще очень неприятно всё, что ты с ним делаешь. У этой обезьяны, у тела, своё сознание. И ты её мучаешь. И очень часто оно сопротивляется и кричит: я всё! я устало, мне надо отдохнуть, полежать, поспать! Эта обезьяна ложится спать. А ты в это время отправляешься путешествовать и видеть сны. Ты вообще не спишь. И путешествовать отправляешься в душе, в теле души. Ты выходишь для этого из него, выходишь из тела…
Иногда вы заставали себя вне тела. Выходы из тела для кого-то на уровне данности, очевидности, для кого-то: может быть, а может, нет. А вот сон у каждого был, каждый засыпал. Когда мы засыпаем, мы, проходя все три состояния, выходим душой куда-то в пространство образов. Мы не будем говорить сейчас, что выходим из тела. Возможно, мы в теле и не были. Кто его знает, откуда ты ощущаешь себя в теле. Если вы поглядите сейчас из себя наружу, то вы не сможете сказать, где вы. Потому что ощущения себя, что вы где-то за глазами между ушами — искусственно наработанное ощущение из-за восприятия. У нас глаза направлены как ось зрения куда-то сзади вперёд; плюс ещё оси ушей. Отсюда и ощущение что я где-то там в черепе. Из-за этого рождаются всякие заблуждения, что мы думаем умом в голове, мозгом. Мозг не более чем процессор, который распределяет управление. Но если вы сейчас прямо из себя поглядите наружу — то вы не сможете определить, из какого далека вы глядите. Если вы хорошо распахнёте глаза — вы потеряете место, откуда глядите. Откуда эта точка присутствует у нас, точка самоосознавания, нам знать не дано. Мы можем ею стать. Но вопрос: откуда я? — второй главный вопрос после вопроса — кто я?
Но, может, душа и не выходит из тела. Мы ощущаем, что куда-то путешествуем. И если мы приглядимся к образам, которые идут, мы увидим, что они разные. Как и Кемы. Кемы, образы засыпания, могут быть просто тем, что мы днём сегодня делали, они самовыплывающие, но они другие по скорости, если вы приглядитесь. Как бы всё по-другому, и ты с удивлением замечаешь, что ты успел во сне наворотить столько всего. И когда только успел. Это уже другое состояние думанья. Когда вы входите в сон, то вы замечаете, что иногда вы видите полноценные сны. А иногда вы оказываетесь как бы связанными с этой жизнью и оказываетесь в этом же доме, с этими же людьми. Иногда вы видите очень странные места. Иногда вы видите вообще иные миры.
Деды объясняли так. Когда ты уходишь в сон, то душа по тем огромным пространствам сознания, которыми ты заполнен, сбегает туда, где плотность или давление меньше. В лёгкие, мягкие миры. В духовные миры. И чтобы добраться до них, душа проходит сквозь множество образов. Причём, возможен вопрос: как, по-вашему, если вы жили душою и раньше, а душа — она управляет сознанием, то раньше у вас образы миров не возникали, как сейчас?.. Возникали. Вы думаете, они пропали? Они, конечно, недоступны, когда ты воплощаешься, потому что ты воплощаешься в чистом куске сознания, но сознание едино, среда едина. Как вы думаете, душа может нащупать образы ваших прежних миров? Да.
Поэтому, возможно, то, что снится, это вовсе не миры. Просто душа сначала путешествует по образам этого мира, когда вы видите вещи, вполне ему соответствующие. Потом по ТЕМ мирам, которые лишь ОБРАЗЫ твоих прежних миров. Твоя память о прошлых жизнях. А может, потом и вообще попадает на свою родину. Это неважно. Важно другое. Как по-вашему, если вы сейчас не можете вспомнить ТЕ миры, какое до них расстояние, до этих миров?
Для того, чтоб вам было понятно, пример. Всем ясно такое выражение: скорость мысли. Спрашивается: Что самое быстрое на свете? Говорят — Мысль.
Теперь попробуйте мыслью долететь до конца Вселенной. Это не сложно — мгновенно там. Если конец есть, то ты мгновенно там. Условно мгновенно. Со скоростью мысли. А теперь ей же позвольте долететь до вашего аппендикса. Та же скорость, не правда ли. О чём это говорит? Если скорость перемещения одинакова, а она равна скорости мысли, и время одинаково, значит, аппендикс находится от вас на таком же расстоянии, как и конец Вселенной. Иначе говоря, объём — сопоставим. Только тело вы собрали около себя, а те образы миров, они далеко, вы их отпустили.
Так вот мысль может двигаться вот с такой скоростью, а душа летает с той скоростью, с какой летает она. И так объясняли мазыки, почему мы иногда видим сны, а потом бывают промежутки без снов: пока ты путешествуешь по пространству заполненным образами, ты видишь эти образы, присутствуя в каждом, неважно, твой это или чужой образ. Ты осознаёшь себя, как Я. А вот кто ты при этом и что ты делаешь, зависит от тех образов, которые легли на тебя как одежда. Условно говоря, если ты себя осознал автомобилем, то ты едешь. Если проснулся как локомотив, то ты давишь и гудишь. Если ты осознал себя портфелем, то тебя несут. Но это ты, всё время ты.
А потом ты вырываешься из пространства образов и летишь до следующего образа мира, который является путём к себе или дорогой домой… Образы миров, которые ты когда-то создал и в которых когда-то жил, являются вехами на твоём пути к себе, к твоему истоку. Ты же по ним шёл сюда. Творя один за другим образы миров. Неважно, это тот мир, в котором ты сейчас, или это вообще иные миры. Этого мы не знаем. По крайней мере, пока. Важно другое. Это есть твоя дорога домой, дорога припоминания — анамнезис. Промежутки — тёмные пустоты без образов.
Что мы здесь видим? Что душа может двигаться во время сна куда-то. Старики считали, что она действительно выходит из тела. И значит, её можно вывести из тела хотя бы в сон. Но если её можно вывести хотя бы в сон, тогда, может, её вообще можно вывести из тела? А куда её можно вывести из тела так, чтобы это было защищённо? Естественно в то, что ещё является неким расширением тела, то есть в защищённые места — в Собь или в Жило´ 2, Пузырь.
И они давали такое упражнение: попробовать понаблюдать за тем, как ты засыпаешь. Просто наблюдать и всё. И вот прямо сейчас вы сядете как вам удобно, не обязательно это делать лёжа. Раз нет места; то сидя, если кому-то удобно лёжа, то лёжа. Вы сейчас попробуете сделать это, но быстро.
Как можно ускорить что-то, что мы делаем? Только добавив в это силу. А сила добывается дыханием.
Вы уже подышали сегодня. И значит, вы примерно представляете, как надо дышать. Что вы сделаете? Вы начнёте, как и в прошлый раз, наблюдать за тем, как течёт ваше дыхание. Довольно быстро вы почувствуете, что вам не надо дышать много. Но вы услышите, что у вас дыхание свищет. Оно где-то там, в дыхательных путях, за что-то как-то задевает. В этот миг вы поймёте, что у вас где-то напряжение в дыхательных путях. В бронхах или в гортани, это не важно.
Вы берёте ладошки и складываете крестиком, и кладёте на то место, которое по вашим ощущениям чуть-чуть болит. И начинаете дышать так, чтобы дыхание как бы ударялось о ладонь и возвращалось обратно. Это место начнёт тут же прогреваться. И как только оно начнёт прогреваться, у вас отпустит то напряжение, которое там было. Дыхание помягчает, и тогда вы опустите или подымите руки в те места, которые у вас опять дают шипение, свистят при дыхании. Хотя бы это был лёгкий звук, или только ощущение звука. Свищет — это не обязательно действительный свист, это ощущение, что вы хоть как-то слышите дыхание или оно хоть как-то напряжено, хоть как-то тяжело. И у вас начнёт мягчать дыхание. Это и называлось делать дыхание мягким.
Сделайте дыхание мягким. Оно станет не просто полностью беззвучным, оно погрузится в тело, оно перестанет быть только лёгочным. Это начала дышать душа. Душа может дышать только мягким дыханием. Как только она начала дышать сама — дыхание потечёт по телу. Оно начнёт течь в ноги, и вы почувствуете, как холодок пробегает и как будто что-то тянется из ног. В руки потом пойдёт. И по всему телу начнёт гулять какая-то волна.
Как только это придёт — вы, спокойно наблюдая за этим, начинаете как бы прислушиваться не ушами. И вы почувствуете, как будто что-то выйдет из груди. И разольётся как некий слой над телом. Вот это что-то и есть Дрёма. Вы наблюдаете за собой. И вроде бы у вас ясное сознание. Но вдруг пойдут образы. Тут сразу себя остановите — это Укемь. Ты проскочил за Дрёму. Удерживайтесь здесь.
Но в какой-то миг вы вдруг всхрапнёте. Это называлось Рывком. Это значит, сквозь Кемы вы проскочили к засыпанию, и вот это место — и есть место выхода души из тела. Всхрапывание, которое происходит, любое, самое тонкое, означает, что душа ушла из тела, или уходит из тела, и тело начало дышать само, без души.
Понаблюдайте за этим, и вы почувствуете — тело дёрнется, сменится дыхание, оно станет резче и грубее. Миг всхрапывания, миг засыпания меняет дыхание. И это всегда значит, что наконец-то бедная замученная обезьяна получила возможность подышать сама. Всё остальное время вы дышите — душой. Оставляя телу только то, что ему остаётся. Мы всегда дышим мягче, чем это нужно.
Ваша задача: научиться удерживать себя в Дрёме. Сила накапливается только в Дрёме. Как только в Кемарь проскочили — сила пошла на движение по образам. Не будет силы, если вы не в Дрёме. Сила только в Дрёме. Удерживать себя здесь.
Поэтому следите за тем, как пролетаете в Кемарь. А Кемарь начинается с всхрапывания, с лёгкого вздрагивания дыхательных путей. То есть лёгкие дёргаются. Даже у тех, кто не храпит, но если вы лежите на спине, всё равно произойдёт это дёрганье в дыхательных путях. Как будто резкий вдох. Это тело стало дышать само.
Давайте так. Сейчас вы опять начинаете делать дыхание мягким. И руки держать до тех пор, пока дыхание не стало мягким. Если всё смягчили и чувствуете, что дыхание потекло, — это значит, что состояние у вас поменялось. Как только оно потекло, руки лучше с груди снять и положить вдоль тела.
Вот вы прогрели себя, и у вас потекло мягкое дыхание. Как только оно смягчилось, вы почувствуете довольно быстро, что оно начинает исчезать. А вы осознанно наблюдайте за тем, как оно уменьшается. И тогда вы почувствуете, что дыхание течёт отнюдь не по дыхательным путям, а через всё тело, как через жабры. Подсасывая силу из пространства, подсасывая Режу3. Это значит, вы начали дышать режей, бусать4 её.
Как только вы её почувствовали — её надо бусать, то есть пить. Чем? Тем, что несколько минут назад у вас выходило из тела как Дрёма. Вот теперь почувствуйте — оно вроде бы ещё внутри, я не даю ему выйти. И при этом дыхание на диафрагме, то есть на болони, всего лишь как бы мерцает. Брезжит. Вот то, как оно брезжит, должно ощущаться у вас как само состояние дыхания. То, что мы говорили про Дрежу5. Вот оно и есть.
Вот кто-то сделал у нас звук пуффф. Это значит, он идёт уже не в душе, уже проскочил в тело. Вру. Как раз наоборот, он идёт уже не в теле — он улетел.
Но как только вышло, что вы начали засыпать, — всё, вы упустили наблюдение. Но этого состояния вы сейчас должны научиться достигать. Достигли эту пограничную точку, после которой улетите из тела, тут же открыли глаза, для того чтоб понять, что вы не спите. Проснулись, вернулись. И вы научились осознавать миг перехода в Кемар. Вот кто-то всхрапнул — сразу проснулся, открыл глаза. Всем, кто всхрапнул, открыть глаза для себя. Открыл на миг и опять закрыл. Чтоб не терять состояние. Но вы поняли — вот с этого мига вы в Кемаре. Если только вы себя не вернёте резко, то вы уснёте по-настоящему.
Ещё раз, поднялись. Разбудили себя. Глотнули воздуха. Почему? Вам уже не хватает душевного состояния, чтоб питать тело. Вы воздухом не дышали, а телу нужен кислород и углекислый газ.
Легли снова. Сделали дыхание мягким. Тем, что прогрели его. И почувствовали что препона вот та, что зовется диафрагма или болонь, которая проходит где-то по границам рёбер, начинает трепетать. И в груди у вас — брезжит. То есть режа начинает слегка-слегка мерцать. Нет больше дыхания, нет вдоха-выдоха. Доведите до того, чтобы она только брезжила. А по ногам и животу снизу, также и по рукам, с ладоней особенно, начал течь или как бы колебаться холодок.
Вот. Теперь вы начинаете использовать тело как жабры и сквозь него бусать режу. То есть втягивать в себя силу. Теперь почувствуйте, я вам пока не даю, и вы сами не вылезайте пока наружу, только почувствуйте то, что сейчас готово выйти. Оно сейчас и заполняет грудь там, где Дрежа. И брезжит. И туда и надо всё это бусать.
Как только вы втянули туда достаточный объем этого, условно говоря, холода, глядите туда. Как только вы туда втянули достаточное количество режи, то есть этого холодка, вам стоит только чуть-чуть развести грудную клетку, как бы расслабить её, раскрыться, и вы почувствовали, что что-то вышло из тела и у вас сменилось состояние. Вы заполнили собой собь.
И если вы позволите и дальше этому происходить, вы почувствуете, как вы проваливаетесь в сон. Если вы удержитесь ото сна и ещё дальше будете раскрываться, вдруг вы почувствуете, что выходите в Жило, и у вас пойдут образы. Вы сейчас не давайте им уловить себя, отслеживайте их. Но если вы бы отпустились, они бы полились и захватили вас. И в какой-то миг вы почувствуете, что проваливаетесь в сон. В Кемар входите. У вас сразу дёрнется дыхание.
Отследите себя. То, что было у вас над грудью как теплый комок, занимает сейчас пространство почти до границы жило. Тот самый комок, что был на груди. Заметьте, если он убежал внутрь, значит, спряталась душа. Смотрите туда.
Раскройтесь ещё раз. Тепло выйдет, выйдет еще больше за собь. Но ещё останется в пузыре, в Жило. Почувствуйте, что ваше тепло пошло дальше, чем Собь. Не полтора пальца (толщина соби). Почувствуете, как подымается этот комочек выше, выше и выше.
Всё. Хорошо. Вернулись.
 
Отклики
1.
Сим Ведогонь
8.11.04
от Слепой
Чтоб отдохнуть тебе, чтобы принять жизнь в этом мире, в этом теле, тебе надо отдыхать душой. И душа каждый день должна сбегать из тела туда, где её родина. Где как можно ближе к тем средам, к тем состояниям, в которых она должна жить.
Раньше для меня поспать, пока все дела не сделаны, было преступлением, и я через силу и борясь со сном все делала и доделывала то, что было запланировано. И сон после этого часто не приносил отдыха. Уж если спать, то спать долго нужно было.
Сейчас, примерно последние полгода, я стала замечать, что для меня сон стал лучшим средством, чтобы проснуться. И бывает достаточно несколько минут, чтобы прояснилась голова и пришло бодрое состояние. Стало не страшно уснуть и проспать все на свете, потому что я стала просыпаться тогда, как сама с собой решу.
Но это короткое засыпание стало как заныривание в какие-то пространства, а потом выныривание из них. И в них нет образов, кажется, что это очень глубоко. Но чем глубже нырнешь в сон, тем быстрее и полнее отдых.
Иногда, если чувствую, что не успеваю, как договорилась, внутри прямо все начинает торопиться, и договор о том, чтобы проснуться по времени, нарушался редко.
И ещё я стала замечать, что сны без картинок и снов приносят больше отдыха, чем те, где приходится думать, что-то делать или переживать. Тяжело бывает после снов, в которых есть люди, даже если это сны очень светлые и приятные, от них тяжесть остается, как будто в памяти бардак, и тяжело от этого, нужно все по своим местам разложить, где сон был, а где явный мир.
Бывают сны без людей и без картинок, но себя очень хорошо чувствуешь, как легкий поток или часть какого-то движения общего — после таких снов в теле легкость и радость, скорее на душе, а тело уже так, поддерживает это состояние.
И ещё, мне кажется, что душа не всегда сбегает во время сна из тела. Когда в обычной жизни все получается и складывается, а на душе легко — она во время сна тоже немного может разлечься и отдыхать, не сбегая, но при этом как-то шевелиться что ли.
Ведь что странно — начинаю описывать и понимаю, что ведь это все во мне замечается и помнится, кто-то все время не спит. Кто это этот наблюдатель? И все объединяется постепенно — жизнь одна здесь или не здесь, в разных состояниях, разная, но она непрерывная.
2.
Ведогонь-2
8.11.04
от Слепой
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием.
…мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими. Я об этом рассказывал: шаги эти называются Дрема, Укемь и Кемарь.
Сегодня днем, засыпая, стала наблюдать за своим состоянием: была муть в голове, и я решила поспать. Сначала во мне даже радость появилась, что можно уснуть, перебор мыслей и размышлений начался, которые были в голове, а потом тело стало расслабляться и становиться мягче, уютнее в нем стало, и мысли стали уплывать дальше и становиться более редкими. А потом исчезли, но я пока не спала. Было уютно просто лежать и не о чем не думать, правда, была мысль, что я сейчас усну и чувствую, что усну. Картинок не было, или я их пропустила, наверное, были фоном, пока не могу сказать точнее.
Потом изменилось дыхание, оно стало ровным и легким, и ощущение, как будто бы проваливаешься в мягкую яму, но ещё понимаешь, что проваливаешься, а потом как будто бы выключили, и я, когда проснулась, сначала даже не могла понять, какой день и что за время, день или ночь. И как будто бы возвращалась постепенно, уже с открытыми глазами.
Не знаю, бывает ли так, что тело просыпается раньше, чем вернулась из сна душа, а душа как будто бы догоняет его, и постепенно все становится на свои места? Или это в памяти перестановки образов какие-то происходят, что потом нужно настраиваться?
3.
Ведогонь-2
09.11.2004
от Вспыхи (2)
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием. Вы уже помните, засыпая, мы проходим как бы через несколько состояний: мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими. (Саныч)
Вчера перед сном наблюдала состояния. Ярче всего увидела первый переход в Дрему. Вот я ложилась спать, почитала дочке сказку, подумала о делах на завтра, выключила свет, закрыла глаза. А потом ощущение, будто слой мыслей и дневной суеты испарился, точнее, даже будто я из него вышла, как из одежды. Причем, переход был не постепенным, а резким. Будто я на ступеньку ниже спустилась. Описать, оказывается, явление не так просто.
Возникло состояние мягкости, будто я в молоке плаваю, и тело стало тяжелым. При этом осознается еще всё достаточно ясно, но как-то по-другому, без мыслей. И тело хоть стало тяжелым, но вообще-то вроде жить становится легче, будто с мыслями какой-то груз уходит. Может, это выход из какого-нибудь тела мыслей <…>?
Потом картины пошли — это я помню. Просто тот образ, который думался, вдруг стал очень ярким и стал развиваться, двигаться. Наверное, это была Укемь. Я еще наблюдать буду. Пока я хочу в общем как-то распознать эти шаги.
<…>
4.
Ведогонь-2
10.11.2004
от Вспыхи
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием. Вы уже помните, засыпая, мы проходим как бы через несколько состояний: мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими…
Пожалуйста, научитесь отчетливо видеть все три состояния, иначе мне будет трудно объяснять вам что-то еще.
Скоморох
А когда я наяву засыпаю, я тоже ведь прохожу через какие-то состояния. Они похожи на Дрему, Укемь и Кемарь?
И где в это время моя душа? Она ведь в каких-то образах не здесь, если ей снится сон. И при этом она находится в теле, я так думаю. Как она может быть в теле, и при этом я нахожусь во сне?
5.
Ведогонь-2
10.11.04
от Вьюрки
Я наблюдала за собой, когда засыпала. И начала вспоминать, как вообще я засыпаю и сплю — что со мной происходит.
Когда я ложусь спать, сначала во мне суета, как будто что-то там носится и мельтешит. Потом как будто что-то щелкает, и я вдруг понимаю, что мне стало тихо и хорошо.
Я тут же успеваю отметить и удивиться, что раньше, оказывается, был гул и мельтешение. И было тяжело. Но я не замечала этого, потому что это привычно и всегда. И только после этого щелчка я понимаю, что жила в суете и гуле.
Наверное, это душа облегчается после того щелчка. Что же это за щелчок? Мне кажется, это как пленка между мирами — я через нее проскакиваю, и это кажется щелчком.
Почему-то вспоминаю Остров и обряд перехода в Русалки6. Когда Саныч их продергивал через кляцу7 и позади что-то оставалось, и они становились легкие. Что-то похожее, очень похожее. Душа освобождается и становится легкой.
И похожее было, когда выводил меня плясать. Сначала была я привычная, потом вдруг я как будто чрез что-то проскочила, кажется, я даже ахнула и вдруг поняла, что я другая и легкая. Это что же, я на Острове была в Дреме, или я что-то путаю?
Но когда переходишь в Дрему — по-моему, что-то похожее происходит.
И точно — сначала я удивляюсь — надо же, как было тяжело и суетливо, а потом радуюсь — как стало хорошо и легко. И пропадает много мыслей, остается что-то одно. Одна дума. Точно одна, поэтому и легко — не разбрасываюсь.
И эта дума мне кажется, какая-то задача, которая внутри вертелась весь день, а я ее отталкивала и откладывала на потом. Она внутри как бы фоном весь день была, но я ее не замечала из-за шума. А тут шум отпал, и осталась только она. Но я ее не решаю тут, по-моему, я ее отмечаю как бы для себя, и тут же перехожу в Укемь.
Мне кажется, это Укемь. Потому что появляются образы, и я в них плаваю и играю, и летаю. Я начинаю их создавать, менять и переделывать. По-моему, там не все мои образы, есть те, про которые я знаю, что это я сделала. А есть те, которые просто есть, до меня. И некоторые можно менять и играть с ними. Есть те, которые нельзя трогать, и они как будто чужие. Вот смешно, что пишу. Но у меня полное ощущение, что это так.
И еще это иногда напоминает «Хроники Амбера» — где герои путешествовали по мирам, меняя их до тех пор, пока мир не становился таким, какой им нужен. Так они оказывались дома, например.
В детстве мне это состояние очень нравилось, и я помню, что я нарочно в нем задерживалась. Я там играла и летала. Ну да! Летала и радовалась, что я могу делать в воздухе все, что захочу. И я махала крыльями. Я очень хорошо помню, что я знала, как ими махать и как ловить воздух, чтобы парить. Но крылья нужны были не всегда, только вначале, когда я еще только вспоминала, как летать. Я ими шевелила и махала, пробовала разные движения, как бы вспоминала и приноровлялась. И сначала они были тяжелые, потом становилось все легче, а потом они исчезали, исчезало тело, и я уже совсем становилась легкая и летала сама. После этого я начинала летать по миру и смотреть и играть в воздухе. Причем, я не просто так смотрела. Мне кажется, я что-то искала, потому что что-то мне нравилось и было по душе. А что-то — нет, и я не задерживалась там.
Когда я начинала просыпаться, я не хотела обратно в тело. Я жалела, что я тяжелая и что я на самом деле не птица.
Сейчас думаю, я ведь летать, наверное, умею. Душой. А я не верила.
Еще про Думу, которая была в Дреме. Мне кажется, когда я просыпаюсь, сначала она и приходит, и я очень ясно вижу ответ. И тоже удивляюсь — ну почему же я не видела раньше! Это так просто. А потом я как бы выскакиваю в жизнь, уже совсем просыпаюсь и бывает, что это простое решение вдруг исчезает. Я его забываю.
Вообще я редко могу все эти шаги увидеть. Чаще всего я что-то одно замечаю. Или вдруг вижу, что уже летаю. Или сразу после Дремы уже не помню ничего и просто сплю.
Мне почему-то кажется, что душа, наверное, так вспоминает дорогу домой во сне и ищет способы, как вернуться. И это и есть та дума, которая постоянно внутри, и я ее не помню. Она всегда одна и разбивается на более маленькие задачи. И даже когда кажется, что я перед сном думаю совсем не про дорогу домой, я все равно каким-то образом двигаюсь именно к решению этой задачи. И это всегда — и во сне и не во сне. Не во сне — через дела, которые я делаю, даже в простых бытовых делах все равно задача одна. А во сне бытовое остается позади, и личность тоже, и я могу посмотреть все как бы по-другому, просто душой.
Вот не знаю, правильно ли я думаю, то или не то.
Но я чувствую, что все не так просто с тем, что со мной происходит во сне.
6.
Ведогонь-2
От Кирши
9.11.04
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием.
Пожалуйста, научитесь отчетливо видеть все три состояния, (Дрема, Укемь и Кемарь) иначе мне будет трудно объяснять вам что-то еще.
Я прочитала расшифровку лекции с семинара НКПС, сентябрь 2003 г.
То есть, как видите в самом переходе в сон как минимум три состояния: Дрёма, Укемь и Кемар.
Сначала привычное состояние. Я оцениваю, насколько тело мое устало. И все. Но потом, если дышать, то получается отследить, как меняется тело. Если я дышу мягким дыханием так, как сказано в лекции, то я начинаю и думать иначе. Возможно это? Что оттого, как я дышу, зависит и как я думаю?
То как научиться дышать было бы верным?
Я ведь только дышу. Но, такое ощущение, что тело меняется и размягчается. Словно утончается вкус вдыхаемого воздуха, если получается его пить всем телом. И при этом, наблюдая за телом, я знаю, странно, оно другое. Возможно, оно все пустое и легкое, очень зыбкое, способное раствориться краями, которые, кажется, горят таким холодным огнем. И возможно, я смогла бы узнать это со всей силой, если смогла бы это долго удержать. Но у меня не получается.
Но еще я пробовала два раза дышать и, кажется, рассчитывала наблюдать за телом, как оно меняется, словно извне и чуть свысока. Как над чем-то поставленным в подчинение. Как я наблюдала бы за своим котом. Но вот подумала, что это и не так. Я не свысока. А словно то, что я вижу и не вижу, все, все мои видимые и невидимые части и тела и думанья впервые сошлись в одно. И как смазанные маслом, объединились, и им очень хорошо вместе.
И я подумала, что, может, от этого праздника единения я думаю даже не важно о чем, как единую мысль? Не знаю это.
Кажется, еще вот что. Здесь меняется качество света. Стало светло. Свет словно бы включили. Но не прожектор, а такие бестеневые, операционные лампы прямо внутри меня.
Как картинки, кемы пошли. Я не знаю — раз, и уже картинки. Я не могу это отследить точно по шагам. Словно мне на голову наезжает трехмерный телевизор. Но когда я спохватываюсь и осознаю свою причастность, и хочу посмотреть повнимательнее, но это не получается. Они становятся двухмерными, отъезжают. Или от них отклеиваюсь и отъезжаю я? Но, тем не менее, они уменьшаются в точку. И растворяются. А я выныриваю в обычное состояние. Но удержать их и понаблюдать за ними, зная, что я смотрю на них, невозможно активными средствами, кажется, ни на какой стадии. Наверно, это возможно, но я не знаю, как. Если поэкспериментировать, можно вцепиться в какой-то фрагмент, какой-то очаг напряжения. И заметить, как картинка мертвеет, движение останавливается и сворачивается, вызывая беспокойство. Но понаблюдать за собой, как я понимаю, что перехожу в Кемарь от Укеми, не получается.
Когда «сдернется» дыхание — проснуться получается.
Я подумала, что ткань этих Кем такая странная. Что это преграда? Которую нужно как-то развоплотить? Или вообще не нужно ими озабочиваться? А задача другая.
Хочется жить в Дреме и Ведогонце, как иных телах.
7.
Сим Ведогонь-2
От Кирши
11.11.04
Видение мет.
Смотрела иллюстрации картин Брейгеля. И вдруг подумала, что, кажется, у него в картинах полно мет сна. И в одной ощущается — мета есть, а в другой — нет. В одном месте маленькая метка, а в другом большая. И кажется так, что если бы я спала в его сне-картине, то я бы непременно проснулась в этом вот месте, который, который словно бы иной. Почему, не знаю. И эти места — это не те искажения, когда он рисует как кошмары. А наоборот, очень тихие места.
Вот это кусок, известный, где сидит его ворона на виселице. Как объяснить это ощущение, не знаю. Вот пришло в голову: словно все остальное в картине, кроме этого места, словно как экранирует, не настоящее, а сон и образы там все просто множатся многократно. А в этом месте — как лакуна. Возможно, это ощущение сна, пробуждения и нужно делать в картине. И чем он писал? Дневным разумом или сноразумом тоже? Разумом? Кажется, Воображение и Дреображение, то есть воображение дремы тоже, как-то прямо здесь присутствуют? Можно ли это увидеть? И не брежу ли я?
Я для себя держу, что, творя что-то, через разум не пройдешь? Не только не пройдешь, а только им. А сейчас словно я чувствую, что иногда приходящее от Симов ощущение непрерывности дневной и снотворенческой жизни как-то жутковато все меняет. Или расширяет. Но что такое разум, словно заново бы понять.
8.
Сим Ведогонь. Лекция о Дреме
11.11.04
От Жалейки
В медицине есть такая проблема — ночное апноэ. То есть у человека есть периоды ночного отсутствия дыхания. Считается, что это фактор риска внезапной смерти.
Но одно дело это просто знать, иметь в виду… А как реально помочь человеку, и что вообще за этим стоит?
Я несколько лет назад столкнулась в практике с этой проблемой.
Еще отступлю. До этого я так не задумывалась, поскольку лечились всегда тяжелые пациенты с кучей болезней, и то, что у них еще один фактор риска, — уже роли не играло.
А вот с этим мужчиной я задумалась. У него не было заболевания сердца на момент обращения! Он мне сказал, что периоды апноэ у него заметили сестра и жена. Он их не чувствует.
Я перерыла кучу медлитературы — в лечении ничего не предлагалось. Тогда я начала думать сама и решила, что нужно заняться тренировкой дыхания. Сделать его управляемым. На тот момент выбора не было. Я его отправила к специалисту, который занимался дыхательной гимнастикой.
Сейчас в лекции читаю — надо сделать дыхание мягким. Выходит, интуитивно, я поступила верно. Но что за этим апноэ стоит?
Я еще вспомнила своего деда, который храпел, а потом замирал во сне. У него тоже было апноэ. Из лекции значит, что храпит тело, верно я поняла? А душа вышла. Соответственно, она может обратно и не возвращаться?
Наверно, за внезапной смертью стоит просто выбор человека?
9.
Ведогонь. Дрема, Укемь, Кемарь
От Найдены
11 ноября 2004 г.
Последние несколько дней я наблюдаю, как я перехожу сначала в Дрему, потом в Укемь, а потом в Кемарь. Вообще, я начала делать это упражнение год назад, с семинара, который был в Москве. Но я делала его время от времени, никак не ведя исследования. А сейчас я решила, что каждый день буду себя осознавать на мгновение дольше. И вот что у меня получилось.
И сначала я осознавала себя только в Дреме, потом был какой-то резкий переход, который я не осознавала, — он проскакивал очень резко, и я уже находила себя в Укеми, разглядывающей картинки. А потом так же резко я оказывалась во сне.
Сейчас опишу, что мне удалось достичь постоянным упражнением.
Сначала я ложусь и закрываю глаза. Но я еще целиком в теле, просто мои глаза закрыты. Потом пространство мягко расширяется — это я перешла в Дрему. Все мои мысли начинают течь медленнее, и я выбираю одну и ее думаю. Начинаю с самых простых. Как правило, все мысли — это те задачи, которые я не смогла решить днем. И я решаю их перед засыпанием. Это могут быть какие-то мои рабочие дела или же личные битвы. Не важно. Так я начинаю с самой простой и дохожу до трудной. Если я не могу ее решить, я откладываю ее на утро.
Пока я нахожусь в Дреме, я вижу окружающий мир так же, как и в бодрствовании. Он просто становится менее болезненный и более легкий. Но вот я остаюсь без мыслей и просто гляжу. И в этот момент происходит интересное. Некоторые образы мира, который я вижу, начинают как бы «оживать» и отделяться от предметов. Например, напротив моей кровати стоит стул, и пока я нахожусь в дреме, я знаю, что там есть стул, и знаю, как он выглядит. Но вдруг с него как бы слезает «шкура», и стул остается сам по себе, а эта шкура начинает меняться. Так сползают «шкуры» с нескольких предметов. Я заметила, что они и могут превращаться во что угодно. Например, эта шкура стула может вдруг заговорить и превратиться в какого-нибудь человека. Если опять вернуться в Дрему, то эти шкуры напрыгивают на то, с чего сползли. А вот на что они сползли? Это вопрос, потому что для меня до сих пор образ и вещь были неразрывно связаны. А сейчас для меня эта связь уже не так очевидна. Когда такая шкура сползает со стула, я не перестаю видеть стул. Я вижу его по-другому. Я не вижу его так, как вижу его, когда мои глаза открыты. Я вижу его, скорее, плотностью определенной формы…
Вот. Это то, что я успела разглядеть в Дреме и Укеми. А вчера мне удалось подвинуться чуть дальше. Я стала осознавать себя в Укеми и видеть сползшие «шкуры» и понимать, что это «шкуры», а не действительность. Кстати, вот еще вопрос — а что сползает?
А дальше я попыталась себя осознавать в переходе в Кемарь. Но здесь я ощутила невыносимую боль в середке и всей грудной клетке. Как будто моя душа не могла вырваться. Она как будто приросла к телу. Я чувствовала, как она пытается подняться и рвануть, как обычно срывалась каждую ночь, куда-то вверх, но из-за того, что я наблюдала за собой, она не могла сделать так, как делала это обычно. И от этого было больно в теле. Я ее ощутила как облако размером с грудную клетку. Я поразглядывала ее, боль, которая у меня появилась, не нашла каких-то травм в грудной клетке, которые могли ее держать. А она все равно не могла вырваться. Тогда я вернулась в Дрему, потом быстро попала в Укемь, и потом быстро уснула, не осознавая того, как проскочила в Кемарь и как душа вышла из тела. Я только как-то отдаленно помню, что она взметнула вверх.
Я чувствовала, что я сделала и так уже много, и нужно было просто отпустить ее, а исследования продолжить в следующий раз.
И у меня вопрос, почему было больно телу? Может ли душа «присохнуть» к нему? И вообще, то, что я видела, видел ли кто-то подобное, или это мои фантазии?
10.
Ведогонь-2. Кемы
от Писанчи
16.11.04
Попробовала отследить, как возникают кемы. Я думаю о чем-то в Дреме, это действительно очень легко и свободно, как-то шире, чем обычно получается. Оно само думается (не понимаю еще, что «оно»), без напряжения, как-то само собой, но я успеваю за ней мыслью, мы с ней вровень. Потом из этой мысли вырастает как гриб какой-то странный. Странный, потому что не является прямым продолжением мысли, а скачет куда-то в сторону. И вырастает образ с какой-то другой логикой, с другими законами. И он сам по себе, я ему не хозяйка, могу только наблюдать со стороны, или остановить, перескочить на другую мысль, если вернуться в дрему. Я при этом еще не сплю, я слышу, что происходит вокруг, шаги, телевизор, разговор, чувствую, где я лежу, тело, а другая часть меня видит кемы. А дальше в сон просто проваливаюсь. Остаются только кемы, я перестаю чувствовать себя.
11.
Ведогонь. Дрёма, Укемь, Кемар
20.11.04
Дырь
Пробовал несколько раз в последние дни поработать с состояниями Дрёмы, Укеми, Кемаря — строго по заданиям. И даже обидно было, что мало что получалось. Начинал «классически» входить в Дрёму, делал холодное дыхание и очень чётко его чувствовал. А потом за этим — провал в сон и просыпался с огорчением, помня лишь обрывки сна.
Теперь понимаю — из последних ответов на отклики, что не хватало сил. И действительно в те дни как-то выматывался.
А сегодня получилось. Я тоже сначала готовился, лежал и долго бусал, потом — тот же провал. Просыпаюсь — уже светло на дворе, расстроился немного. Потом решил, что буду пробовать и пробовать, пока не получится. И тут как-то «поплыл» и понимаю, что я уже во сне себя осознаю. И вижу сон. Я там — почему-то ребёнок ещё, и там есть индеец, и я ему случайно отдал какие-то секретные материалы по Любкам. Начинаю переживать во сне, что вот же дурак-то я! Ну, как же я так мог сделать! Нужно что-то срочно предпринять! И тут же себя ловлю на мысли: что такое?! Откуда индейцы? Стоп, это же сон! — И сон действительно останавливается, как будто нажали кнопку «стоп». Я продолжаю спать и радуюсь — вот ведь, у меня получилось! И тут же думаю — интересно, а я сейчас всё ещё сплю? Смотрю — точно сплю, но голова ясная, я даже думаю, снов нет. (Саныч, вот тут у меня пока путаница — это Кемарь был, и я в нём вышел в Днеразум, или я вышел из Кемаря в Дрёму?)
Потом я почувствовал, что вижу комнату как бы двумя взглядами. Один — из положения, когда я лежу, и второй — из положения сидя. При этом я лежал. Глаза вот, не помню, — открыты или закрыты были.
Полное ощущение, что тело лежало, а что-то другое (Призрак, Душа?) сидело на кровати и видело комнату. А при этом эта же комната то ли снилась мне (когда я видел её из положения лёжа), то ли я её помнил просто — как она выглядит и эта картинка всплыла из памяти, когда призрак стал глядеть, то ли тело всё-таки подглядывало через глаза…
Саныч — кто во мне сидел на кровати? Призрак, Ведогонец?
Открытие ещё было такое, что все выходы — гораздо проще, чем я себе представлял. И я, похоже, всегда их делаю, только редко осознаю, и вспоминаю потом.
12.
Ведогонь-2
09.11.2004
от Смешины
Я вчера решила исследовать состояние Дремы, когда буду засыпать. Но хотела спать, и уснула мгновенно, как мне кажется. По крайней мере, я не помню, как уснула, как будто там даже образов не было, я куда-то провалилась.
Утром, проснувшись, пыталась вспомнить, что мне снилось, но вспомнить не могла. И быть в Дреме утром, оказывается, тоже очень сложно — я все время засыпала и думать в Дреме не смогла.
Но мне удалось отследить, когда я дважды, вздрагивая, проскакивала из Дремы в Кемарь. Оба эти раза мне удалось вернуться в Дрему, правда, я не помню, что было со мной в Дреме. А потом я уснула и видела сон.
Когда проснулась, я стала его просматривать с точки зрения странностей в этом сне. И действительно я их нашла. У меня было ощущение, что весь мой сон был из странного сочетания людей, мест, времени и вещей, которые никак не могли быть вместе. Но во сне все было в одном месте. Это были меты сна. Но я не проснулась, хоть и ставила себе такую задачу. И я вижу, что я привыкла, что во сне все странно и не соответствует действительности.
Вот я что сейчас поняла — во сне это не кажется мне странным, я принимаю неожиданные сочетания, но ведь я же не знаю, что я сплю! Тогда получается, что для меня такие странности — это привычное дело. Я сама нахожу объяснения странностям, а зачастую даже не задумываюсь над этим!
Елки, так ведь и в жизни у меня все происходит так же — если я встречаю странные для себя вещи, я нахожу сама объяснения или вообще принимаю все как норму.
Почему? Первое — если я замечу эти странности, нужно об этом говорить, нужно с этим что-то делать. Если я скажу, то могу оказаться дурой, потому что другие этого могут не видеть, или же это для них нормально. Вот, я боюсь оказаться не такой, как все, поэтому, если все молчат, то и я молчу, лишь бы не выделяться.
Значит, каждый раз я сама делаю выбор — спать мне или жить в реальном мире.
Почему-то я чаще выбираю сон. Похоже, что я действительно так стараюсь избежать боли.
Что еще я сейчас вспомнила: проснувшись утром и пытаясь думать в Дреме, я оказывалась перед выбором: уснуть или все-таки удерживать Дрему. И я выбирала уснуть. Это прям как-то затягивало, как будто кто меня ласково гладил по голове и укрывал одеялом, и мне было хорошо, что не хотелось выходить из этого сна.
Я сейчас почему-то вспомнила сказки, где герои засыпали, оставшись у какой-нибудь волшебницы, забыв, зачем и куда они шли. Что-то похожее я ощущаю и в себе, когда засыпаю, особенно, когда засыпаю наяву.
Кто это? Смешине
Вопрос, который должен отозваться у многих:
«Что еще я сейчас вспомнила: проснувшись утром и пытаясь думать в Дреме, я оказывалась перед выбором: уснуть или все-таки удерживать Дрему. И я выбирала уснуть. Это прям как-то затягивало, как будто кто меня ласково гладил по голове и укрывал одеялом, и мне было хорошо, что не хотелось выходить из этого сна».
Кто это, кто ласково гладил по голове и укрывал одеялом? Не останавливайтесь на «как будто», вы же кресные8. Задавайтесь вопросом: не было ли кого-то, кого я сейчас и переживаю. Щелкайте себе: кто это?
Найдете маму или бабушку, за ней найдете, что это было лучшее время вашей жизни, за ним найдете, что это были последние островки вашей божественности, за ними найдете страстное желание вернуться туда, куда можно теперь путешествовать только душой…
А после этого налетите на вопрос: если я так хочу сбежать, то зачем же я приходил? Зачем задал себе задачу с этим воплощением? И найдете ответ: вернуться туда можно, лишь пройдя сквозь это игольное ушко. Все остальные возвращения будут лишь временными, как и сны. И тогда жизнь обретет для вас ценность самостоятельную.
Скоморох
13.
Ведогонь 2
10.11.04
От Слепой
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием.
Пожалуйста, научитесь отчетливо видеть все три состояния (Дрема, Укемь и Кемарь), иначе мне будет трудно объяснять вам что-то еще.
Я стала пробовать наблюдать свое засыпание — днем намного легче сохранить осознавание и не заснуть, чем ночью.
Вот что получается — сначала я начинаю дышать, немного замедляя и делая дыхание более ровным, и по телу начинает разливаться тепло, тело как будто бы увеличивается в размере и, как и сказано в лекции, как будто бы само начинает дышать полностью, всей своей поверхностью.
И после этого наступает пустота в голове и в теле, и я становлюсь, кажется, легче. Потом начинаются мысли в виде образов. Это не мысли словами, а другие, какими-то рассуждениями и сразу с образом того, что нужно делать. Но разделить их по темам пока не получается, они переключаются с одного действия на другое не связанно. Иногда просто я даже не могу понять, о чем это они, как туманности, которые одни ближе, другие дальше от меня, в разных слоях, но я их вижу одновременно.
Но что меня поразило, так то, что когда происходит смена дыхания и дышит все тело, что-то перестраивается, и если раньше я понимала, что что-то выходит из меня — у меня был образ такой, что что-то выходит на поверхность меня, то есть моего тела.
Сейчас совсем другие ощущения — я выхожу из тела, но не на его поверхность, а одновременно вглубь себя и из себя. Я не могу это передать словами, только понимаю, что я начинаю погружаться в себя, осознавать себя, где-то в глубине себя, и вне себя одновременно. Как будто выворачиваюсь наизнанку, и после этого разворачиваюсь во все стороны. Может быть, это и есть переход совсем в другой мир, более свойственный душе?
И сейчас для меня это ещё одно подтверждение того, что душа и Дрема — это не то, что можно понять в трехмерном мире, измерений, наверное, намного больше, я так чувствую. Саныч, так ли это? Или все же выходим только на поверхность тела?
Но, может, душа и не выходит из тела. Мы ощущаем, что куда-то путешествуем.
Я как будто бы погружаюсь в какие-то пространства, которые, можно сказать, втягивают, и в эти моменты мне кажется, что дыхание становится ещё более поверхностным, а я отдаляюсь от тела, вернее, связь, которая его контролирует, становится слабже.
Потом, когда я слышу голоса домашних, я начинаю приближаться к ним, но это получается быстрее, чем когда входишь в дрему, и в теле начинает ощущаться волнение, скорее не во всем теле, а в груди, волнение очень мелкое, и кажется, что сердце начинает колотиться быстрее. Очень это волнение похоже на то, что было на острове.
И ещё одно наблюдение — после таких засыпаний, когда просыпаюсь, легкие начинают расправляться, как будто бы совсем не дышали и застоялись, даже слышно, как шуршат.
<…>
Школа. Разброд в начале исследования. Слепая
Я мало поминаю Слепую в этом Семе, а при этом все ее письма  — чистой воды школа. Не поминаю же потому, что она просто четко идет по заданиям, и то, что она описывает, просто один в один подтверждает то, что я пишу. Нечего выбрать особенного, что еще не было бы названо.
А между тем, работать нужно именно как она. Впрочем, еще несколько человек уже вошли в состояние спокойной работы. И я их письма тоже не поминаю, чаще всего. Вы, ребята, примите это как знак, что у вас все верно. А не то, что вы пишете совсем не по делу. Такие письма тоже изредка бывают, и я их не поминаю потому, что и поминать нечего.
Тем не менее, сейчас я пишу об этом затем, чтобы вы увидели: чаще всего начало исследования проходит в разброде и метаниях. Мы с вами редко бываем хорошо подготовлены к тем исследованиям, за которые беремся. И поэтому нам приходится по ходу добирать недостающие знания и отпускать то, что нас переполняет. После того, как ты выговорил все лишнее, все относящееся к делу, но не являющееся основанием для исследования, происходит успокоение, и исследователь как бы собирается в некую середку.
Середка эта — пространство сознания вокруг верного понятия. Я мог бы это понятие заявить изначально, и многим из вас стало бы легче. Но у кого-то появилось бы сопротивление, будто я навязываю свое мнение. Поэтому я пока веду вас через вопросы и описания всех встречаемых в этом исследовании явлений. И веду так, чтобы вы сами однажды поняли: начинать надо вот с этого!
С чего? Пока не важно. Важно будет лишь то, чтобы вы согласились со мной, когда я это предложу вам в качестве основания. А согласиться вы должны не из уважения ко мне, а по здравому размышлению и окинув единым взглядом все, что перебрали.
Но некоторые изначально оказываются прямо в том понятии, к которому ведет свободное исследование и из которого уже сейчас исхожу я. Поэтому они ощущают, что мои вопросы ложатся на их сознание естественно, и им не надо метаться, им достаточно, по их внутреннему ощущению, просто идти вслед за моими вопросами. Вот такое состояние сейчас у Слепой и еще нескольких человек.
И это не вопрос их свободного выбора или желания. Это состояние сознания. В следующем исследовании Слепая окажется совсем не в нужном месте, вы ее знаете! Она способная! Очевидно, именно в отношении сна она думала достаточно много, чтобы видеть это явление из того же места сознания, что и я, почему не отстает. Но не достаточно много, чтобы убежать вперед.
И поэтому можете перечитать ее отклики именно на предмет обретения покоя внутри движения, как покой внутри схватки обретает любошник. Вот и внутри исследования нужно иметь состояние радостного покоя. Радостность тут не случайна. Она всегда признак того, что происходит ровное расширение сознания. А оно — знак того, что исследование получается.
Это и есть школа, если говорить научно.
Скоморох
14.
Ведогонь-2
14.11.2004
от Данко
Сегодня днем легла вздремнуть.
Сначала обратила внимание на то, как я дышу. У меня было ощущение, что мне не хватает воздуха, я не могла им надышаться. Тогда я решила, может, дышать поглубже? Попробовала. Лучше не стало, все равно его не хватало. Тогда подумала, а что же я хочу? Я хотела дышать, но часто, стала дышать так, вроде легче, но что-то не то. Сдержанность какая-то. Вот я делаю: вдох — пауза — выдох — пауза. У меня будто эти паузы длиннее, чем надо. Отсюда и ощущение сдержанности, будто себе не даю дышать так, как хочу, не могу надышаться.
Еще, когда наблюдала за дыханием, задерживая его, в груди было ощущение тяжести. Выходит, что сдержанность грузом ложится, камнем. И дышать не дает. Выходит, что и душе не дает выйти, улететь?
Когда увидела это, отпустила себя, и дыхание стало мелким каким-то и частым. Но воздуха мне хватало. И после этого пошло движение в теле, что-то там стало гулять, двигаться, течь. А вокруг все стало растворяться. Пишу вокруг. И думаю, а где — вокруг? Вокруг тела? Нет. Будто растворяться стало вокруг этого движения, точнее оно двигалось и растворяло все вокруг.
Подумала, я каждый вечер прохожу ступени — Дрема, Укемь, Кемарь. Знать-то их знаю, а осознать пока не могу. Начинаю дремать, а потом как что-то проваливается, я куда-то проваливаюсь, и после этого идут образы.
15.
Отклик на Ведогонь-2
13.11.04
От Ланы
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием. Вы уже помните, засыпая, мы проходим как бы через несколько состояний: мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими. Я об этом рассказывал: шаги эти называются Дрема, Укемь и Кемарь. Вытащите эту лекцию и разошлите ее по Симу, чтобы мне не повторяться.
Пожалуйста, научитесь отчетливо видеть все три состояния, иначе мне будет трудно объяснять вам что-то еще.
Хочу сделать очищение на всех, возможно, это мне поможет понять, почему у меня не получается отчетливо видеть все три состояния, и возможно, у меня пойдет обучение.
Идет какое-то сильное сопротивление. Попробую разобраться.
Вот ложусь спать и начинаю следить за своим дыханием. Замечаю, что в груди начинает хрипеть, как-то и храпом не назовешь, как будто бы скрипеть. После того как на это место положу руки, скрип пропадает.
Интересно, как-то раньше я замечала, когда у меня начинают появляться образы. А вот последние два засыпания я просто мгновенно проваливалась в темноту.
Проснувшись, ничего не могла вспомнить о метах сна, сплошная темнота была во сне. И проснулась вся мокрая, вспотевшая.
Я вот что подумала, что эти два засыпания я делала после большой работы. Мы с Риной из архива распечатали весь материал и его прочитали, и поговорили по каждому письму Ведогонь от Скомороха. Уснули часа в 4 утра. Я так думаю, что состояние было не очень ясное, все-таки работу огромную сделали и разворошили много.
А на второе засыпание я ложилась спать после того, как сходила в церковь, первый раз решила сходить на исповедь. Пришла усталая и легла спать, не прописалась.
Вот и нашла причину, почему не получается отчетливо видеть все три состояния. Я просто ложилась эти две ночи не в ясном состоянии. Значит, чтобы вести исследование в Ведогони, нужно ложиться спать в ясном состоянии.
А лекцию по Дреме, Укемь и Кемарь, распечатала, буду читать перед засыпанием.
Лана
Дыхание при засыпании. Данко, Лана
Многие пишут о том, какую борьбу приходится выдержать с собственным дыханием, чтобы его смягчить.
Напоминаю, способ этот у мазыков назывался холодным дыханием. Не нужно делать ничего особенного. Нужно всего лишь наблюдать за дыханием, буквально течь вниманием вместе с ним, и совсем чуть-чуть его придерживать, то есть уменьшать.
Очень быстро оно смягчится и пропадет. Тогда можно убрать придерживание и только наблюдать. Это уже называется вольный дух.
Скоморох
16.
На Ведогонь (1)-2
22.03.2005
от Слепня
При засыпании, вечером, я различил несколько состояний.
1. Сначала распускается тело, но когда ложусь, я как бы считаю себя телом, а немного погодя начинаю смотреть на него извне. Это как при упражнении «присыпание».
2. Потом я стал замечать, как текут мысли, сначала их было очень много, и я от них как бы отмахивался. Потом они потекли поочередно. При этом я старался перейти в дрежу, сначала ощутил холодок в середке, потом как будто грудь открылась и облачко на груди. А как уплывал в мысли, так дыхание менялось — больше дышалось телом, но холодное тоже было, но чувствовалось меньше.
3. Стал замечать, что как-то меняется зрение, в глазах как вспышки происходят, и я куда-то проваливаюсь. Я быстро выходил оттуда, боясь уснуть и потерять осознавание, но первую ночь очнулся утром и снов не видел.
По утрам, когда проснусь и лежу с закрытыми глазами, думается хорошо. Это в дреме, и часто происходит, а сегодня первый раз получилось как-то осознанно, это думать на заданную тему. Совсем небольшой кусочек сна мне снился как решение задачи, и он мне дал ответ.
Еще заметил, что сны могут быть неосознанными, то есть смотришь сон как кино, а могут быть осознанными — для решения задач жизненных. Так и днем в бодрствовании, я вижу какие-то сны, и просто смотрю их, а так чтобы осознанно, это редко получается, а хочется научиться.
Слепень.
Слепню. Осознанные сны
«Еще заметил, что сны могут быть неосознанными, то есть смотришь сон как кино, а могут быть осознанными  — для решения задач жизненных».
Слепень, это не осознанные, а заданные сны. Внеси поправочку в свои представления.
Ско
17.
Ведогонь (1)-2
20.11.04
От Ланы
Попробую описать, как я сегодня засыпала.
Я легла на спину и начала течь за дыханием. Вроде даже мыслей и не появилось.
Только вдруг я как будто очнулась, и состояние очень ясное, и я лежу так же на спине и наблюдаю за своим дыханием. Ощущение, что я очень хорошо отдохнула и мне достаточно, можно встать и работать дальше. Посмотрела на часы, прошло минут 20 с того момента, как я легла в постель.
Я раньше так любила присыпать (само слово выскочило). Если устану, лягу и решу, что посплю минут 15. И четко просыпалась через 15 минут. И состояние было после этого очень ясное и бодрое. А вот если не подняться и не продолжить делать дела, а решить еще поспать, то после уже сна было плохо, тяжело подниматься, и спала по несколько часов.
Тут у меня вопрос, а что такое присыпание. Есть связь с Ведогонью?
Лана
 
Присыпание. Лана
Есть ли у присыпания связь с Ведогонью?
Присыпание — это способ собрать силу. Связь есть, но… В общем, присыпайте в свое удовольствие, особенно, когда не получаются упражнения с осознаванием.
Ском.
18.
Ведогонь-2
12.11.2004
от Данко
Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием. Вы уже помните, засыпая мы проходим как бы через несколько состояний: мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими. Я об этом рассказывал: шаги эти называются Дрема, Укемь и Кемарь.
Несколько дней пыталась увидеть эти состояния, и никак не получалось. Вчера поняла, что нужно начинать с простого. Наблюдения за засыпанием.
Сначала, когда я ложусь спать, тело напряженное, а я вся — в голове. Слушаю, что вокруг меня происходит, мысли какие-то мелькают.
Потом я стала обращать внимание на то, как дышу. И где было напряжение (нос, горло), туда накладывала ладони. Мне почему-то делать это было неудобно. Тогда я решила, что попробую сама расслабить тело. Обратить туда внимание и распустить.
А дальше меня что-то отвлекло. Я с самого начала никак не могла устроиться, все возилась, пока не поняла, что хочу лежать на животе. Повернулась. И как-то все быстро — почувствовала какое-то движение в ногах, причем оно сильнее идет, чем в руках. Еще какое-то время за этим наблюдала, потому что интересно, а потом раз — и уснула, сама не заметила как.
Ночью несколько раз просыпалась с мыслью, что попробую удержать дрему, хотя бы понять, что это такое. Но как-то я лежу, почти сплю какое-то время, без мыслей и снов, а потом как «бульк» — и я уже во сне.
Еще утром подумала, что дрему удерживать легче утром. Когда тело выспалось, почти проснулось, но хочется еще немного поваляться, вроде как не долежала немного. Получается, что я лежу с закрытыми глазами, но уже не сплю, снов нет, и тело все расслаблено. В этот момент думается хорошо.
Написала это и подумала, что, может, то, что я называю дремой, и не дрема вообще.
Скоморох, а можно ли быть в дреме с открытыми глазами?
Данко
Да, в Дреме можно быть и с открытыми глазами. На Москов-ском семинаре год назад я это показывал.
А.
18.1
Ответы на отклики
14.11.04
от Данко
Да, в Дреме можно быть и с открытыми глазами.
У меня какая-то часть скололась. Не знаю, как объяснить и описать.
Для меня «спать и дремать» — были близкими словами. И я меняла в разговоре одно на другое, не задумываясь. А оказалось, что это совсем не так! Спать — значит видеть сны. А дремать — значит сохранять ясное сознание и думать!
Противоположность! И при этом дрема — это переход ко сну. И я думаю, если дремать с открытыми глазами, значит, я перехожу ко сну. Но к какому? К обычному — да. Ко сну наяву? Нет. Там не может быть дремы, я так думаю.
И еще у меня ощущение, что сон сну рознь. Сны, где идут образы дня, то, что я обычно вижу, — это не те сны, в которых моя душа отдыхает и летает.
Не отпускает мысль — как такое может быть: дрема — ясное сознание, а является переходом ко снам, образам, что для меня не является признаком ясного сознания.
Дрема — переход ко сну. Данко
«У меня какая-то часть скололась. Не знаю, как объяснить и описать.
Для меня “спать и дремать” — были близкими словами. И я меняла в разговоре одно на другое, не задумываясь. А оказалось, что это совсем не так! Спать, значит, видеть сны. А дремать, значит, сохранять ясное сознание и думать!
Противоположность! И при этом дрема — это переход ко сну».
Те, кому случалось пробуждаться внутри Кемара и быть в осознавании, знают, насколько ярче и красочнее тот мир. Правда, думать там посложнее, потому что мышления нет, а думать мы не любим и не приучили себя.
Скоморох
18.2
Отклик на письмо Данко
Дрема с открытыми глазами
13.11.04
от Слепой
Да, в Дреме можно быть и с открытыми глазами. На Москов-ском семинаре год назад я это показывал.
А.
Когда я работала втемную, то поймала себя на том, что когда я секач9, перехожу во время работы втемную точно в такое же состояние, как когда я темная10. Но при этом глаза открыты, и я подумала, что это тоже Дрема?
Когда я секач, ведь я думаю одну мысль — взаимодействие с темным. Я начинаю его видеть, прислушиваясь к себе и чувствуя через себя неуют, который есть у него и есть у меня. Саныч, так ли это?
И я помню, что тогда на Московском семинаре ты ответил, что такое же состояние появляется тогда, когда занимаешься целительством.
И с тех пор я наблюдаю за собой, когда им занимаюсь. Думаю, что это действительно так, потому что я занята думаньем только одной мысли: Что, что не так? — и руки ищут и исследуют, что не так? И это стало заметнее после слепых.
Саныч, у меня вопрос: сон наяву и дрема с открытыми глазами — это одно и то же или это разные понятия?
Слепой
Сон наяву и Дрема  — это родственные, но разные вещи.
Скоморох
18.3
Отклик на Скоморох. Данко
13 ноября 2004 г.
от Шурика
Да, в Дреме можно быть и с открытыми глазами.
Скоморох, как я понял, для Дрёмы необходимо лёгкое и мягкое дыхание. Но как его сохранить днём, когда я довольно много двигаюсь? Я пытался это делать, но всё равно со временем дыхание становилось прежним, глубоким.
И ещё, если долго делать жгонку, то достигается такой же эффект, как при Дрёме, то есть исчезают лишние мысли и остаётся одна. И при жгонке дыхание тоже становится легче. Связано ли это с Дрёмой?
Шурику
Для Дремы нужно не мягкое и легкое дыхание, Шурик. Для Дремы надо Бусать Режу. Как?
Учись!
Скоморох
 
Глава 3. Сны, не сны и состояния сознанияДля того, чтобы исследовать сны чисто, вам надо устранить то, что похоже на сны, но ими не является. Исследовать явление надо в чистом виде.
Вот Слепая пишет:
Иногда в моей жизни бывает так, что я после пройденных событий не помню, было ли это на самом деле или мне приснилось. Точно такое же бывает и после сна. Хотя после сна где-то все же сохраняется понимание того, что был сон, потому что там была необычная обстановка или я была не такая, как обычно, менее телесная, что ли.
Присмотритесь к этому, и вы поймете, что очень просто можете путать сон с Переживанием. А есть еще и Навьи — сны наяву.
Что такое Переживание и что такое Космы11, в которых они хранятся, вы знаете из учебного курса. Просто подымите эти материалы и повторите.
Кратко: Переживание — это проживание заново какого-то прошлого события вместо идущей прямо сейчас жизни. Событие это болезненно. И сейчас, когда ты налетаешь на что-то его напоминающее, ты выключаешь восприятие и принимаешься смотреть не в мир, а в то пространство сознания, где у тебя хранится болезненная память о сходном событии. И вот ты идешь ногами по миру, но не видишь его, а как бы пере-прыгиваешь, потому что видишь ты то, что было тогда. Пере-живаешь.
Что такое Навьи, я тоже рассказывал. Найдите. Но кратко — это такие состояния, когда ты в здравом уме вдруг размечтался. В сказке о глупой невесте рассказывается, как она полезла в подпол за чем-то, увидела крынку с молоком, которая стояла как раз над головой, и размечталась до слез о том, как вышла бы она замуж, родился бы у нее сынок, подрос бы он, послала бы она его в голбец, полез бы он, а крынка бы упала ему на голову и убила бы сыночка до смерти…
В жизни вы часто так засыпаете прямо по ходу других дел. И сновидите разные вещи. Мазыки говорили о Жестоких навьях, это когда вам видится, как вы расправляетесь с обидчиками, о Злых Навьях, о Сильных навьях, о Великолепных навьях. В общем, о чем мечтаете, то и может присниться.
В таких случаях достаточно просто поймать себя на том, что сните себе навью и сказать: это навья, я узнал. И тут же придет осознавание: значит, вы предпочитаете выдуманную жизнь настоящей, а от этого будет только хуже, потому что не сделаете того, что действительно может усилить вас и улучшить жизнь. И Навья пропадает.
В русских летописях Навьями называли мертвецов, точнее, их духов, которые приходили к живым и захватывали их. И даже морили до смерти.
Но кроме Переживаний и Навий, есть и собственно сны наяву. Какова их природа, можно понять лишь в том случае, если вы разберетесь с таким понятием, как «состояние сознания».
У нас много психологов. Вот пусть они нам и напишут определение «состояния сознания». Тогда я расскажу, что думали об этом мазыки. А не напишут, не расскажу!
Пишите.
Скоморох
Отклики
1.
Ведогонь 3. Сны наяву12От Мурки
10.11.04
Но кроме Переживаний и Навий, есть и сны наяву.
Недавно я заснула на улице. И думаю, что это был сон наяву.
В обеденный перерыв я пошла на узел связи заплатить за телефон. Я шла хорошо знакомым путем. Как только я перешла дорогу на светофоре, я заснула и проснулась уже только когда прошла нужный мне поворот метров на 20.
Я проснулась вдруг от ощущения, что я не знаю, куда иду. Остановилась. Подумала, перебрала возможные варианты и вспомнила, что иду платить за телефон. Оглянулась вокруг, оценила, как повернуть и дойти до места, простроила путь. Развернулась, пошла и опять заснула.
Проснулась, когда прошла мимо входа в узел связи. На обратном пути я тоже умудрилась два раза заснуть.
Каждый раз я засыпала вскоре после того, как определялась, куда иду. И просыпалась, если проходила мимо поворота или мимо места.
По ощущениям я засыпала в тот момент, когда понимала цель, что иду туда, пройду так и так. Цель ясна, путь решения знаком, все, можно спать.
Примерно так же я сплю на работе, когда делаю расчеты. Я заметила, что никогда не засыпаю и мне всегда интересно, когда рисую, создаю модель. А вот когда рассчитываю цену и размеры, я засыпаю. То есть я начинаю параллельно с расчетами думать еще о чем-то. И это состояние сна постепенно переходит и на тело, и оно тоже начинает засыпать. А при засыпании тело вздрагивает, и бывало, что я ловила себя в тот момент, когда мышкой и руками на клавиатуре я ставлю какие-то цифры, но не понимаю того, что делаю, и не могу вспомнить, с какого момента началось это непонимание. Не могу определить, с которого места мне нужно проверять то, что я посчитала.
Обе эти ситуации сна наяву схожи с тем, что я засыпаю в тот момент, когда я сама уже выполнила цель, построив знакомый образ, но при этом тело будет этот образ воплощать еще какой-то промежуток времени. Тело делает то, что я уже умею делать. И все это время я сплю. Я сплю в те моменты, когда не делаю ничего нового, когда я не учусь и не творю.
2.
Ведогонь-3
12.11.04
от Кирши
В таких случаях, достаточно просто поймать себя на том, что сните себе навью и сказать: это навья, я узнал. И тут же придет осознавание: значит, вы предпочитаете выдуманную жизнь настоящей, а от этого будет только хуже, потому что не сделаете того, что действительно может усилить вас и улучшить жизнь. И Навья пропадает.
Я знаю такое ощущение. Оно знакомо, наверно, многим. Когда, кажется, про это говорят: заблудился в четырех соснах. Я шла, и вдруг не узнаю привычного места. Я не узнаю его, как существующего у меня в памяти повседневного мира. Но это даже шире. В какой-то миг я забываю не просто квартал, а как будто и город. И всю свою прошлую жизнь. Такой огромный кусок неизведанного белого пятна. И это каким-то образом жутко приятно. И вызывает даже какое-то наслаждение. Выхожу я из такого блуждания с сожалением, и как будто в это время сил у меня прибавляется, и настроение поднимается, как бывает от хорошего путешествия далеко от дома.
Однажды я заблудилась, выходя из работы, и заблудилась на все четыре стороны. То есть я потеряла и то, как идти обратно. И какое-то время беспомощна. Я не помню, в какой стороне мой дом, хоть убей. И не помню, как он выглядит даже. И что рядом с ним есть. Как во сне я ищу потерянный кусок. Я говорю себе: это меня зовут Аня. Это, правда, быстро кончается, но иногда я довольно долго иду и любуюсь на незнакомые места. Такое ощущение, что я их просто поглощаю, как голодная, как еду. И кажется, что все выглядит ярче, с подлинностью даже немного преувеличенной. Я никогда так не рассматриваю щебень или трещины на стене, и всякие мелочи, как в такое время. У меня нет никакой цели, кроме движения и смотрения, и от этого так легко. Тогда часто кажется, что за домами скрывается море или сейчас распахнется какая-то долина с открытым небом. Или горы или холмы и вообще, какие-то пейзажи. И неизвестно, чем мир заселен, даже как устроен, и кажется все удивительно новым, непредсказуемым тоже. Потом это так же резко передергивается и приходит в соответствие. Попадается на пути что-то, как ключик, как мета — и все, я вспоминаю, кто я и где живу, одновременно свои дела и заботы. Вся повседневная жизнь как-то разом приходит обратно.
Является ли это навьей или чем-то другим по названию. Это явно сон. О чем же он?
3.
Ведогонь-3
12.11.04
от Выделёнки
Но кроме Переживаний и Навий, есть и сны наяву. Какова их природа можно понять лишь в том случае, если вы разберетесь с таким понятием, как «состояние сознания».
«Ясное сознание» или «ясное состояние сознания» — разница точно есть. Это как «чистая вода» и «чистое состояние воды» — ну совсем не по-русски.
«Состояние» предполагает наличие каких-то примесей, вроде как «совместное стояние», застой. Когда я слышу вопрос о своем состоянии, я сразу смотрю, что отделяет меня от ясности сознания, и называю именно причину — злость, усталость, болезнь, радость. Интересно, а может ли действительно радость отделять от ясности сознания? Может быть, бывают радость и радость? Чистая радость, как признак расширения сознания, и радость с примесями типа радостное возбуждение?
4.
Ведогонь-3
8.11.04
от Слепой
И вот ты идешь ногами по миру, но не видишь его, а как бы пере-прыгиваешь, потому что видишь ты то, что было тогда. Пере-живаешь.
В последнее время я стала замечать, когда кто-нибудь со мной говорит о чем-либо, а сам переживает или думает о чем-то своем. С таким человеком неуютно разговаривать, если я сама не сплю и не нахожусь в таких же переживаниях или мечтах.
Неуютно потому, что понимаешь — время потеряно зря, собеседник потом не вспомнит ясно, о чем договорились, или будет не точен, и нужно будет договариваться вновь. Поэтому в последнее время я стала часто переспрашивать, — а ты о чем думаешь? — а ты меня слышишь? — или повторить прошу то, о чем договорились.
А ведь часто бывает, что перепрыгиваем в переживаниях, и каждый живет в своем мире и своем времени — а потом удивляемся, что ничего не получается в делах… иногда даже и не в переживаниях, а они где-то рядом висят и чувствуется, что отвлекают.
Сейчас ещё со своими интересно стало — вот спишь с кем-нибудь в разговоре, а потом раз — проснулись вместе и делаем вид, нет-нет все нормально, все видел, все слышала и понимаю.
Смешно и грустно, ведь так и живем в переживаниях и друг друга совсем редко видим, а ведь это так красиво и приятно — видеть друг друга не во сне.
 
Жизнь такая веселая и даже смешная штука:
«Сейчас ещё со своими интересно стало  — вот спишь с кем-нибудь в разговоре, а потом раз  — проснулись вместе и делаем вид, нет-нет все нормально, все видела, все слышала и понимаю.
Смешно и грустно, ведь так и живем в переживаниях и друг друга совсем редко видим, а ведь это так красиво и приятно — видеть друг друга не во сне».
Это вам от Слепой. Маленькая грустная смешинка в рот.
Скоморох
5.
Ведогонь. Состояние сознания
От Сицы
09.11.2004
Но кроме Переживаний и Навий, есть и сны наяву. Какова их природа можно понять лишь в том случае, если вы разберетесь с таким понятием, как «состояние сознания».
У нас много психологов. Вот пусть они нам и напишут определение «состояния сознания». Тогда я расскажу, что думали об этом мазыки. А не напишут, не расскажу!
У меня так уложено: состояние сознания — это уровень активности взаимодействия меня с внешним миром. Или с другой стороны — глубина погруженности во внутренний мир.
В учебнике психологии Ж. Годфруа «Что такое психология?» (М.: «Мир», 1992) нашла описание таких состояний сознания: бодрствование, сон, медитация, транс, гипноз, экстаз, состояние клинической смерти, патологические состояния — наркотическое и алкогольное опьянение, шизофрения.
Там же наткнулась на фразу: «Фишер (это американский психиатр) сравнивает различные состояния сознания с портами, в каждом из которых живет женщина, которую любит капитан дальнего плавания. Каждая из этих женщин не подозревает о существовании других, и каждая начинает существовать для моряка лишь в момент его выхода на берег».
Хочется как-то яснее это увидеть, улавливаю какой-то образ, но пока смутно.
Определение состояния сознания. Сица
Почитайте. Сица тут приводит определения, которые создают образ, ну, очень точный. Вот именно такие и остаются после чтения психологов. Тем не менее, это определения, и их надо накапливать, чтобы создать полноценное описание явления.
«”Но кроме Переживаний и Навий, есть и сны наяву. Какова их природа можно понять лишь в том случае, если вы разберетесь с таким понятием, как “состояние сознания”.
У нас много психологов. Вот пусть они нам и напишут определение “состояния сознания”. Тогда я расскажу, что думали об этом мазыки. А не напишут, не расскажу!”
У меня так уложено — состояние сознания — это уровень активности взаимодействия меня с внешним миром. Или с другой стороны — глубина погруженности во внутренний мир.
В учебнике психологии Ж. Годфруа “Что такое психология?” (М., “Мир”, 1992) нашла описание таких состояний сознания: бодрствование, сон, медитация, транс, гипноз, экстаз, состояние клинической смерти, патологические состояния — наркотическое и алкогольное опьянение, шизофрения.
Там же наткнулась на фразу: “Фишер (это американский психиатр) сравнивает различные состояния сознания с портами, в каждом из которых живет женщина, которую любит капитан дальнего плавания. Каждая из этих женщин не подозревает о существовании других, и каждая начинает существовать для моряка лишь в момент его выхода на берег”.
Хочется как-то яснее это увидеть, улавливаю какой-то образ, но пока смутно».
Скоморох
6.
Ведогонь-3
9.11.04
От Слепой
Но кроме Переживаний и Навий, есть и сны наяву. Какова их природа можно понять лишь в том случае, если вы разберетесь с таким понятием, как «состояние сознания».
Я не знаю как психолог, что такое «состояние сознания», но мне кажется, что я несколько раз видела сны наяву. Они ли это были, не знаю.
И это было после семинаров.
Особенно ярко это проявилось после Темной Украйны в Екатеринбурге, и похожее состояние было после Острова.
Мы ехали после Екатеринбурга в поезде, а вокруг были люди, которые говорили, что-то делали. Обычно бы это их мельтешение вокруг казалось бы очень шумным и суетливым, но в тот раз я смотрела на них, и мне казалось, что они все спят, так замедленны они казались и двигались, словно во сне. Мне казалось, что фразы очень медленны, а они сами вообще как будто бы плывут, и все движения замедленны. Тогда я подумала, что мне, наверное, кажется, что они такие, потому что их много и это действительность, и они все вместе спать не могут, — может быть, это я сплю, подумала я.
А после Острова такой же действительный сон снился по отношению к тому, что вокруг, — казалось все плоским после слепых и как будто бы нарисованным и игрушечным, не настоящим, хотя я понимала, что все то, что я вижу, есть на самом деле. Но я это все разглядывала, как во сне.
Может, это и есть сны наяву, когда разные состояния сознания?
У нас после семинара оно было более ясным и мягким, расширенным, что ли, и ровным по отношению к другим людям. И все, что окружало (сознание вокруг), было плотнее, чем наше. Казалось, что вокруг не воздух, а более вязкая среда и в ней все плавают, как во сне.
Ведь и во сне мы видим более плотные образы по отношению к себе и двигаемся во снах, словно плывем.
Видеть сны наяву. Слепая
Иногда вы будете замечать, что спали или спите наяву. Но разве этим исчерпывается задание — видеть такие сны? Научитесь видеть и то, как спят другие:
«Мы ехали после Екатеринбурга в поезде, а вокруг были люди, которые говорили, что-то делали. Обычно бы это их мельтешение вокруг казалось бы очень шумным и суетливым, но в тот раз я смотрела на них и мне казалось, что они все спят, так замедленны они казались и двигались, словно во сне. Мне казалось, что фразы очень медленны, а они сами вообще, как будто бы плывут и все движения замедленны. Тогда я подумала, что мне, наверное, кажется, что они такие, потому что их много и это действительность, и они все вместе спать не могут, может быть  — это я сплю, подумала я».
Скоморох
7.
Ведогонь-3
09.11.04
От Конфуция
Здравствуй, Скоморох. Ну, задачу ты задал! У тех преподавателей, у которых я учился на психолога, полноценного ответа на этот вопрос не было. Беру, например, книгу Володи Козлова «Истоки осознания», а он в современной России один из тех, кто провел не одну сотню семинаров и тренингов по всякого рода его, то бишь сознания, изменениям. И в первой же главе читаю: «……В настоящее время в европейской психологической традиции нет общепринятой классификации состояния сознания. Определения состояний сознания чрезвычайно размыты и не позволяют выделить качественную разницу между ними…».
И далее профессор отсылает к буддийской традиции, где употребляется слово «дхарма», которое обозначает некие целостные ситуации опыта. «…Существовал нормативный, поддающийся транслированию, некий “алфавит” из 100 дхарм, в котором были зафиксированы канонические состояния, “модальности” опыта…»
Может, лучше буддистов поискать, чем психологов.
Один мой знакомый даже монографию умудрился издать в этом году по измененным состояниям сознания стр. на 300, причем со статусом учебника для псих. факов. Попробую добраться до нее. Но заранее предвижу, что там все тоже плывет, в смысле строгости определений.
Поэтому мне кажется, лучше всего взять в качестве рабочего и уже работающего на Тропе, наиболее общее понятие «сознания» как особого рода среды, благо со всякого рода «средами» мы встречаемся каждый раз, когда просыпаемся. Тем более что мы уже начали исследование и описание среды сознания в «Темной13».
Одно только пока у меня сомнение, что и слово «среда» слишком уж современное.
 
Конфуций. Определение состояния сознания.
Да, я изначально предполагал, что все наши психологи налетят на то, что это понятие не определено наукой. Собственно говоря, я это знаю только с одной стороны  — я проработал понятие об «измененных состояниях сознания» в первом томе Очищения. И там не было даже намека на то, что кто-то из психологов озаботился определением сознания или состояния. Отсюда я сделал предположение, что и в академической психологии таких определений в действительности нет, иначе, «измененщики», которые бьются за место в научном сообществе, его бы использовали.
Но я еще не занимался понятием состояния основательно. И мне очень важно то, что ты делаешь, снабжая меня подобными «недоопределениями» из недоступных мне источников. И все же, продолжай. Даже если мы выясним лишь то, что тут рыбы нет, это важно. И это сильно повлияет на уверенность психологов в том, что их вооружили действительными знаниями. А значит, заставит задуматься и начать поиск.
Скоморох
8.
Ведогонь-3
9.11.2004
от Данко
Но кроме Переживаний и Навий, есть и сны наяву. Какова их природа, можно понять лишь в том случае, если вы разберетесь с таким понятием, как «состояние сознания».
Интересно получается, что я переживания относила ко снам. Почему? Потому что и во сне я, бывает, переживаю, не могу что-то решить, мучаюсь, или, например, не могу убежать от чего-то страшного. Бегу-бегу, а убежать никак не могу, и это становится моим кошмаром. Но это в обычных снах.
Написала это и поняла, что перестала понимать, что такое сон.
Раз есть обычный сон, значит, есть и необычный. Какой? Сон наяву. С открытыми глазами, когда вроде со мной и в то же время — не со мной все происходит, смотрю со стороны за происходящим, и еще я в нем какая-то медленная, заторможенная, туго соображаю.
А как все это связано с состоянием сознания?
Я знаю, что есть чистое состояние — это когда я в Разуме, и замутненное, это когда я в боли. И вот когда есть замутнение, я становлюсь заторможенной. Хотя — не факт. Я могу и носиться как угорелая в этом замутненном состоянии, но в нем я не соображаю ничего. Это может быть суета, какие-то действия или, наоборот, ступор, но в них нет разума, я там не думаю, а что-то мною движет. Тогда что же? И во сне мною что-то движет? Ну да. Только я не знаю, что. Такое ощущение, что я описываю западок как сон, или наоборот. В замутненном состоянии ведь есть присыпание. А что присыпает? Разум наверно.
Тогда что же получается, мне сделали больно или я болею, и от боли мой разум присыпает?
<…>
Посмотрю еще состояния сознания. Еще есть измененные состояния сознания. Но у меня они связаны с открытием каких-то необычных способностей, точнее, раскрытием своих, но в этом измененном состоянии. А кто его меняет? Это может быть внешним воздействием, кто-то или что-то изменило мое сознание, или внутренним. Я сама его изменила и стала мир видеть по-другому.
Перечитала отклик. А что мною движет во сне? Желания души побыть там, где не так больно, а наоборот, хорошо? Побыть в своем мире?
Разум присыпает. Данко
«Тогда что же получается, мне сделали больно или я болею, и от боли мой разум присыпает?»
Нет, родная, разум присыпать не может, как компьютерная программа, к примеру. Он  — лишь набор образов. Присыпаешь ты, теряя разум…
Скоморох
8.1
Ответы на отклики
10.11.2004
от Данко
…Разум присыпать не может, как компьютерная программа, к примеру. Он  — лишь набор образов. Присыпаешь ты, теряя разум…
Так, присыпаю я, теряя разум. Что значит — потерять разум? Стать дураком, дурой полной, сумасшедшей. Что значит — сумасшедшей? Поступать неадекватно, то есть условия одни, а я поступаю как-то по-своему, совсем не учитывая этих условий, а еще — быть неуправляемой, то есть той, с которой невозможно договориться.
Если разум — набор образов, значит, наступает момент, когда я не имею таких образов, становлюсь дурой и присыпаю.
У меня все-таки ощущение, что присыпание — это мой выбор, решение. Не жить сейчас, а проспать это трудное время, вместо того, чтобы думать.
Еще подумала. Теряют ведь всегда где-то или куда-то. А куда же я теряю разум? Где я его теряю? Наверно, здесь нужно наблюдать за собой. Может, что-то и увижу.
Хороший вопрос. Данко
Еще один вопросик, позволяющий сделать описание явления:
«Еще подумала. Теряют ведь всегда где-то или куда-то. А куда же я теряю разум? Где я его теряю? Наверно, здесь нужно наблюдать за собой. Может, что-то и увижу».
Попробуйте поотвечать, мы к нему еще вернемся.
Скоморох
9.
Ведогонь-3
От Мурки
10.11.04
В таких случаях, достаточно просто поймать себя на том, что сните себе навью и сказать: это навья, я узнал. И тут же придет осознавание: значит, вы предпочитаете выдуманную жизнь настоящей, а от этого будет только хуже, потому что не сделаете того, что действительно может усилить вас и улучшить жизнь. И Навья пропадает.
Я знаю навьи. Как ты их описываешь. Я еще в детстве начала отмечать это состояние. Оно легко и очень явно наступало, когда я прибиралась в шкафу.
Я доставала вещи, перекладывала их, и спала почти над каждой вещью.
А спать над фотографиями прошедших лет я могла часами.
Я мечтала, создавала какие-то образы про эти вещи. А над фотографиями я могла, от момента, когда был сделан снимок, построить совсем другую новую жизнь, до момента той самой уборки.
При этом, если я вспоминала приятные моменты жизни, то я просто проживала их заново, спя в них. А если это были воспоминания о неудачах, то перестраивала их так, как мне нравилось.
И я действительно не делала того, что могло улучшить мою жизнь, в тот момент это был порядок в шкафу.
Сейчас смотрю это все и думаю, ведь я засыпала, потому что с этими вещами было что-то связано в моей жизни. Ведь я не засыпала на приборке в мамином или папином шкафу, я просто складывала вещи стопками, носки к носкам, трусы к трусам, эти вещи не имели для меня никакого значения.
Да, все, что хранится в моем сознании, похоже на содержимое шкафа, которое лежит все вперемешку, нужное и ненужное, новое и старое, мое и не мое. А я вместо того, что бы разложить стопочками и кое-что выкинуть, сплю над каждым предметом.
Мурке. Про приборку в шкафу
Красивый образ, сохрани его…
А.
10.
Ведогонь-3
11.11.04
от Закрыты
У нас много психологов. Вот пусть они нам и напишут определение «состояния сознания». Тогда я расскажу, что думали об этом мазыки. А не напишут, не расскажу!
Взяла сегодня отпуск, и сразу появилось ощущение, что я просыпаюсь, как будто перестали давить окружающие на работе плотности. Закрыла сон о работе, и передо мной новые пространства сознания открылись.
Я сегодня ехала с работы в автобусе, и в какой-то момент автобус шел параллельными дорогами с поездом, мы двигались в одном направлении, но у меня было четкое ощущение того, что пространство автобуса и поезда — это 2 разных пространства, разных мира и разные состояния сознания.
И я подумала, а каким образом я вижу границу между этими пространствами, и оказалось, что я ее вижу через разность движения: разную скорость и направление движения.
Еще я подумала, что разные пространства можно отличить по плотности, какое-то пространство более разреженное, а другое более плотное. И разные состояния сознания связаны с разными пространствами сознания. Например, сознание тела отличается от сознания души; и тело и душа живут в разных состояниях и пространствах, хотя чем-то они объединяются, чем? Самим сознанием.
Потом я подумала, а из чего образуется плотность сознания, отчего оно может быть более плотным или пустым?
Самая большая плотность в сознании, наверное, там, где оно повреждено и движение не проходит, точнее плотнее сознание там, где оно чем-то занято.
А чем может быть занято сознание? Образцами, образами, понятиями, идеями и чистыми знаниями, которые составляют саму ткань сознания, ее первооснову.
Если вспомнить, что сознание — это выделенные куски знаний, то первая плотность в сознании появляется от того, что знания каким-то образом тяготеют друг другу, что-то их объединяет. Что их объединяет? Этого я пока не вижу.
Второе, чего я не понимаю, это каким образом сознание заполняет собой мир, что такое общее сознание, вокруг чего оно тогда собирается, потому что похоже, что вообще сознание не может быть однородным — это всегда какие-то сгустки, миры, пространства со своей жизнью и задачей.
Саныч, в правильном ли направлении я рассуждаю?
Закрыте
В правильном ли направлении ты рассуждаешь? Не знаю. Ты рассуждаешь интересно, это точно, а вот направление…
Скоморох
11.
Ведогонь-3
11.11.04
от Густы
Я проснулась сегодня с вопросом: чем отличается переделывание нежелательного результата в навье, переживании и сне? Мне что-то не нравится во сне, и я его отматываю назад и меняю — и это хорошо и способствует вызреванию. Мне что-то не нравится в жизни, и я сню себе навью, в которой меняю то, что мне не нравится, или ухожу в переживание и меняю результат там. Но уход в навью или переживание ведет к тому, что я не сделаю того, что может меня усилить и улучшить мою жизнь. Чем же отличается сон от этих состояний?
Чем-то же они принципиально отличаются. А для меня такой разницы нет, для меня все это пространства воображения, сознания, которые можно менять. Сны только что менее управляемы. Для чего мне важно понять эту разницу: навьи так просто не уходят, и не уходят оттого, что мне кажется, что в них есть что-то ценное, кажется, что это тоже поиск решения, поиск того, куда выстраивать свою жизнь, перебор различных шкурок и ощущения себя в них. Что-то во мне сопротивляется тому, чтобы отказаться от навий, как любимую игрушку отбирают. Да это и есть любимая игрушка, настолько любимая, что я готова часть жизни на нее променять. Даже если я все время буду по-настоящему жить, я не смогу сделать или получить то, что могу в своем воображении, десятка жизней не хватит. И в то же время я чувствую какую-то болезненность такого воображения.
Вижу сейчас, что не дает отпустить навьи уверенность в том, что невозможно получить то, что хочу, буду искать дальше.
Густе. Навьи и сны
Очень часто вы спите даже тогда, когда рассуждаете о снах. Вот Густа пишет:
«Мне что-то не нравится во сне, и я его отматываю назад и меняю  — и это хорошо и способствует вызреванию. Мне что-то не нравится в жизни и я сню себе навью, в которой меняю то, что мне не нравится, или ухожу в переживание и меняю результат там».
Дурочка, во сне, меняя сон, ты действительно меняешь сон. Разве в навье или переживании ты меняешь жизнь, о которой мечтаешь или переживаешь?
Скоморох
12.
Сим Ведогонь
Что такое состояния сознания
От Острова
13.11.04
Ответ на то, что такое состояние сознания (или состояния сознания), я искал в Интернете. Я не психолог, поэтому мой ответ может быть недостаточно полным. Кроме того, я не стал сильно углубляться в рассуждения специалистов.
1. Кратко о результатах работы.
Сразу кратко о результатах работы. В психологии и психиатрии я нашел лишь общий ответ на вопрос, что такое состояние сознания. От ответа на вопрос, что такое сознание, они сразу переходят к размышлению о разных (обычно пишут измененных) состояниях сознания. Обычно они начинают приводить примеры, что вот сейчас у меня (тебя) обычное состояние сознания, а если, например, я пьяный, то это было бы уже другое, измененное состояние сознания (см. отрывок из Мамардашвили, все отрывки привожу ниже). Кроме того, похоже, считается, что термин состояние сознания сам собой ясен, исходя из того, что такое сознание (см. отрывок из книги Карла Ясперса).
Вообще четкое определение тому, что есть состояние сознания, психологии дать сложно, похоже, потому, что само сознание у нее очень по-разному понимается и определения, на первый взгляд, противоречат одно другому или, по крайней мере, мутноваты, рассуждения очень длинны и лишь описывают явление (Общая психология, гл. Сознание, отрывок не привожу). Причем определение того, что такое сознание, часто совпадает с тем, что мы понимаем под мышлением, и тогда значит, что они описывают, кроме состояний сознания, еще и состояния мышления(!). При этом у психологического сознания есть еще и память и, как я понял, внимание.
В учебнике общей психологии (сайт http://azps.ru) не дается определения тому, что такое состояние сознания, но словосочетание это употребляется.
В словарях и энциклопедиях ответа на вопрос, что такое состояние сознания, я не нашел.
2. Что я думаю о том, что такое состояние сознания.
Похоже, что мое понимание того, что есть состояние сознания, мало чем отличается от того, что пишут об этом психологи. И если меня заставить объяснять, что такое состояние сознания, то я, как и некоторые из них, объяснял бы это так же, что, мол, есть обычное состояние сознания, а есть необычные, и привел бы примеры и того и другого. То есть у меня нет глубокого понимания, что такое состояния сознания, наверное, потому, что я не знаю толком еще, что такое сознание. В повседневном русском языке, однако, не используется словосочетание «состояние сознания», но если человек пьян, то говорится, что он пьян, если болен, то говорится, что он болен, сон называют сном, а если человек будто спит, когда он бодрствует, то ему и говорят, «ты будто спишь».
Выходит, что словосочетание состояния сознания — это общее выражение, ложащееся поверх обычных, привычных нам выражений и слов. Значит, его можно, наверное, часто заменять более простыми и понятными выражениями из обычного русского языка. Например, просто описывая свои ощущения.
3. Выдержки с сайтов, рассказывающие о том, что такое состояния сознания.
Теперь приведу наиболее интересные выдержки (жирным шрифтом я выделил ключевые слова; мелкий шрифт можно не читать, он приведен лишь для пояснения хода рассуждения автора отрывка):
***
Говоря об отдельных феноменологических данностях, мы придерживались допущения, согласно которому общее состояние психической жизни, в рамках которой выявляются эти данности, остается неизменным; мы называем это состояние рассудительностью (Besonnenheit), нормальной ясностью сознания.
Существует множество измененных состояний сознания (таких, например, как сны и сновидения), которые не выходят за рамки нормы и присущи всем людям; другие состояния зависят от определенных условий.
Психологическое введение. Термин «сознание» обозначает, во-первых, действительный опыт внутренней психической жизни (в противоположность чисто внешнему характеру событий, являющихся предметом биологического исследования); во-вторых, этот термин указывает на дихотомию субъекта и объекта (субъект преднамеренно «направляет себя», свое внимание на объект своего восприятия, воображения или мышления); в-третьих, он обозначает знание собственного сознательного «Я» («Я»-сознание: Selbstbewusstsein). Соответственно, бессознательное, во-первых, обозначает нечто, не принадлежащее действительному внутреннему опыту и не выявляемое как переживание; во-вторых, под бессознательным понимается нечто такое, что не мыслится в качестве объекта и остается незамеченным (благодаря тому, что оно бывает предметом восприятия, оно впоследствии может «всплыть» в памяти); в-третьих, бессознательное ничего не знает о самом себе.
Целостность психической жизни в каждый данный момент называется сознанием и включает все три перечисленных выше аспекта. Потеря сознания возникает в случае исчезновения элементов, составляющих внутренний душевный опыт,  — как при обмороке, под воздействием наркоза, при глубоком сне без сновидений, коме и эпилептическом приступе. Но наличие даже минимального внутреннего переживания означает, что сознание не потеряно до конца  — даже если объекты при этом осознаются смутно, а «Я-сознание» почти или вовсе отсутствует. Ясность сознания требует, чтобы то, о чем я думаю, с полной отчетливостью находилось передо мной; чтобы я знал, что я делаю, и хотел делать это; чтобы то, что я переживаю, было связано с моим «Я» и сохраняло свою целостность в контексте моей памяти. Психические феномены становятся осознанными только при условии, что они в какой-то момент попадают в поле внимания личности и таким образом получают возможность возвыситься до уровня ясного сознания.
Нашему воображению сознание предстает как некое подобие сцены, на которую выходят и с которой уходят отдельные психические феномены, или как среда, внутри которой они передвигаются. Будучи категорией психического, сознание, естественно, принадлежит к психическим феноменам и выступает во множестве разнообразных модусов. Оставаясь в рамках той же метафоры, мы можем говорить о сужении сцены (сужении сознания), омрачении среды (помрачении сознания) и  т.  п.
1. Область ясного сознания внутри общего сознательного состояния мы обозначаем термином внимание. Данный термин покрывает три тесно взаимосвязанных, но концептуально различных явления.
(1) Внимание как переживание внутренней переориентации на тот или иной объект может проявляться либо как преимущественно активное переживание  — когда оно сопровождается осознанием обусловливающих его факторов,  — либо как преимущественно пассивное переживание, состоящее главным образом во влечении к чему-то или в захваченности чем-то. В первом случае мы говорим о преднамеренном, тогда как во втором  — о невольном внимании.
(2) Степень ясности и четкости сознания и его содержания может быть обозначена как «степень внимания». Степень внимания связана с отбором предпочтительного содержания. Липман метафорически говорит о ней как об «энергии внимания», а Липпс (Lipps) теоретически трактует ее как применение душевной силы к событию душевной жизни. Такая ясность или отчетливость содержания обычно бывает связана с переживанием направленности на что-либо или тяготения к чему-то. Но в патологических состояниях этого сопровождающего переживания может не быть, и названные качества могут появляться, исчезать, флюктуировать сами по себе.
(3) Термином «внимание» обозначается также воздействие внимания в двух уже описанных смыслах на дальнейшее течение психической жизни. Возникновение дальнейших ассоциаций обусловлено преимущественно отчетливостью и ясностью осознанного содержания: ведь такое содержание особенно легко удерживается сознанием. Представления и понятия, играющие ведущую роль с мировоззренческой точки зрения, поставленные задачи, целенаправленные представления  — все это, став объектом внимания в первых двух смыслах, несомненно, оказывает воздействие на появление других представлений, поскольку обеспечивает автоматический отбор уместных и полезных ассоциаций (детерминирующие тенденции).
Таким образом, наше мгновенное состояние сознания не есть нечто однородное. Вокруг фокуса сознания распространяется поле внимания, утрачивающее свою отчетливость по мере приближения к периферии. Абсолютная ясность сознания существует только в одной точке; от нее во все стороны расходится множество менее осознанных явлений. Обычно эти явления остаются незамеченными, но, взятые как целое, они создают определенную атмосферу и способствуют формированию общего состояния сознания, общего настроения, смысла и потенциала данной ситуации. Начинаясь от ярко освещенного центра сознания, сфера более или менее осознанного содержания доходит до той темной области, где уже становится трудно различить грань между сознанием и бессознательным. Высокоразвитая способность к самонаблюдению делает возможным исследование «уровня сознания» (или, что то же самое, уровня внимания).
2. В рамках общего состояния нашего сознания, в нашей психической жизни, взятой во всей ее целостности, в каждый данный момент может присутствовать множество различных степеней сознания, начиная от абсолютно ясного сознания, через различные стадии помрачения — до полной утраты сознания. Сознание может быть обрисовано как своего рода волна на пути к потере сознания. Ясное сознание — это гребень волны; этот гребень понижается, волна уплощается и, наконец, исчезает. Речь, однако же, не идет о простом следовании одного за другим. Мы имеем дело с изменчивым многообразием. Мы можем столкнуться со сжатием области сознания, с ослабленным различением субъекта и объекта, с неспособностью разобраться в том множестве состояний чувств, которое охватывает и затуманивает мысли, образы и символы.
Нарушения сознания и расстройства состояния сознания неоднородны. Они возникают вследствие разнообразных причин и могут выявиться благодаря контузии, соматическим болезням, ведущим к психозу, токсическим состояниям и аномальным психическим реакциям. Но они могут возникать и у здоровых людей — в сновидениях, в состоянии гипноза.
Итак, измененное сознание имеет множество модусов. Единственный общий фактор носит негативный характер и заключается в том, что все эти изменения сознания представляют собой некое отклонение от состояния нормальной ясности и континуальности сознания и от его связи с «Я». Нормальное состояние сознания,  — которое само по себе способно выказывать самые разнообразные степени ясности и смысловой наполненности и включать самое гетерогенное содержание,  — остается в качестве фокуса, вокруг которого во всех направлениях могут обнаруживаться отклонения, изменения, расширения и сжатия.
(Сайт www.practica.ru
Карл Ясперс Общая психопатология.
Раздел 2. Мгновенное целое: состояние сознания)
В качестве примера или случая состояния сознания можно назвать то состояние, в котором мы сейчас рассуждаем о метатеории сознания. Этим мы хотим сказать, что каждой возможной мыслительной конструкции (в данном случае связанной с работой над сознанием, с пониманием сознания) соответствует определенное психическое состояние субъекта, «меня».
Термин «состояние сознания» показывает не столько наше хитроумие, сколько наше бессилие решить проблему сознания содержательным образом.
Говоря о сфере сознания, мы имели в виду, что все остальное мы будем вводить как ее конкретизацию в качестве нашего символического оператора. А в определении «состояния сознания» мы говорим, что в состоянии сознания находится всякий, кто находится в сфере сознания.
Но это — слишком обще. Ведь в состоянии сознания находится и тот, кто ничего не говорит и вообще ничего не думает, потому что состояние сознания принципиально {не ориентировано} однозначно на конкретное содержание, что само уже предполагает равноценность для него отрицательных и положительных психологических содержаний. (В этой связи вспомним о гениальной догадке ранних буддийских философов, которые отводили одинаково привилегированное положение и позитивным и негативным конструкциям сознания.)
Когда человек не осознает — это состояние сознания; когда он сознает — это состояние сознания; когда он сознает одно — это состояние сознания; когда он не осознает другое — это тоже состояние сознания.
(Сайт http://safety.spbstu.ru/el-book/www.mamardashvili.ru
Мамардашвили. Метацентрическое введение о сознании. Состояния сознания.)
4. Дополнение.
Схема измененных состояний сознания.
На мой взгляд, наиболее полная схема измененных состояний сознания с сайта www.km.ru.
К измененным состояниям сознания (ИСС) относят бесконечно большое множество состояний сознания, заполняющее пространство между бодрствованием и сном. Схема классификации ИСС разработана на основе схемы Кардаша С. Все множество ИСС может быть разделено на два класса: суженных состояний сознания и расширенных состояний сознания.
К трансовым состояниям относят суженные состояния сознания, достигаемые различными способами:
- с помощью различных медитационных техник;
- гипнотическим воздействием;
- с помощью разнообразных ритуалов (мистерии, религиозные обряды, камлания шаманов);
- в результате развития психических эпидемий (коллективных трансов).
Расширенные состояния сознания могут быть разделены на группы:
- предсмертные состояния, описанные Моуди Р.;
- холотропные состояния, достигаемые приемом наркотиков (психоделиков) или холотропным дыханием (гипервентиляцией), описанные Грофом С.;
- состояния, характеризующиеся повышенными психическими и физическими возможностями (сверхбодрствование, сатори, состояние Кандыбы).
К ИСС можно отнести также осознаваемые (ясные) сновидения.
(С сайта www.km.ru из словаря)
Список просмотренных сайтов:
Наиболее полезных:
www.km.ru
www.ladoshki.com
www.practica.ru
http://azps.ru
http://safety.spbstu.ru
спам:
http://psy.rin.ru
www.sfera.infomsk.ru
www.tid.com.ua
http://soznan.dyndns.org
адреса совсем пустых сайтов здесь не привожу.
Острову. Состояние сознания в Инете
Остров, ты счастливый человек. Ты потратил на психологию состояний целый вечер, если не два. А вот такие дураки, как я или Конфуций — лет по двадцать.
А понимание у нас на одном уровне!
Как все-таки ты нас опережаешь.
Не расстраивайся, ответа, яснее того, что нашел, тебе в науке не добыть. Или случится чудо! Но скорее мы его сами найдем, чем псимедведь перевернется в своей берлоге. Ему же и так хорошо.
Скоморох
 
Глава 4. Законы, которые искажаются(Это письмо Скомороха прошло под названием «Ведогонь-5».)
Вопрос пришел очень быстро. Автор — Сица:
«Видеть искажения законов»
Зацепилась за эту фразу. Когда я не сплю — я, вспоминая сон, вижу, где во сне идет искажение законов, действующих в реальности. Но эти законы уже должны быть во мне, чтобы сравнить и найти искажение. А если искажены сами представления о том, какие законы действуют в этом мире? Как это увидеть?
Я отвечу вам пока коротко, лишь как подсказку. Но я выделяю это в номерное письмо, значит, считаю очень важным.
Искажение каких законов происходит во сне? Искажение законов Разума.
Думайте. Все остальное выводится отсюда. Но для понимания вам придется вспомнить, что такое разум и как он строит себя за время нашей земной жизни.
Скоморох
Отклики
(На это письмо пришло много откликов, но мы их помещаем в Части 3 книги, там, где начинается разговор о разуме сна).
1.
Ведогонь-5
09.11.2004
от Горбатого
Искажение каких законов происходит во сне? Искажение законов Разума.
Думайте. Все остальное выводится отсюда. Но для понимания вам придется вспомнить, что такое разум и как он строит себя за время нашей земной жизни.
Да, законы разума. В самом деле. Я вспоминаю, что больше всего меня удивило во сне недавно — там был сбор каких-то людей, праздник какой-то. Но там кормили — и как-то очень странно. Столы, на них каша — сохнет, кажется, даже ложек не было. Я тогда как-то отчетливо подумал, что нет, тут что-то не то, наши бы не стали так делать, это же не так как-то. Не по разуму.
Потом я смотрю в свою жизнь. Что кажется странным — когда я поступаю не разумно, я четко вижу — ну вот ведь так можно было поступить. А поступаю этак. Да, я понимаю, что есть какое-то искажение, только сравнивая с тем, как это же можно было бы сделать по-разуму.
Отсюда думаю — мы что, спим всегда, когда мы в мышлении? Ведь если искажаются законы разума, значит я в мышлении. Так получается, я сплю, когда я в мышлении? Как не интересно, я слышал ведь это уже. Где-то на семинарах Училища.
Еще странное ощущение, что блуждал в потемках, в СИМе Ведогонь, и вдруг врезался в стену знакомой земли — учебного курса.
Но пока писал это, у меня проскользнула еще мысль. А что значит, что я сплю? Особенно когда я сплю наяву? У меня ведь какой образ, что такое сон — это когда я ложусь в кровать и отключаюсь. Потом просыпаюсь, сон прошел. Или ненадолго отключаюсь на ходу, сидя. Получается сон — это когда меня нет. Вернее нет в этом мире, я ухожу куда-то.
И я еще вспоминаю, когда я в ясном состоянии сознания, я ощущаю, словно я проснулся. Т. е. я могу спать просто ночью в кровати, а могу спать наяву, когда мне кажется, что я делаю что-то. Получается, чем сильнее я себя осознаю, чем более обдумано я действую, тем меньше я сплю? Тот самый принцип — быть здесь и сейчас.
Когда я не сплю  — я, вспоминая сон, вижу, где во сне идет искажение законов, действующих в реальности.
Когда я просыпаюсь после сна наяву, я как будто возвращаюсь в слой каких-то основных законов, более широкий слой, что ли. И из него я вижу, что вот ведь, я допускал явные искажения этих законов и не понимал этого.
Думайте. Все остальное выводится отсюда. Но для понимания вам придется вспомнить, что такое разум и как он строит себя за время нашей земной жизни.
А что такое разум?
Это способность ума стекать по плотностям знания о мире.
Еще я помню, что разум решает задачи.
Еще, что разум — это простейшие образы, которые лежат на самой пленке души.
Вообще, я для себя понимаю разум как инструмент, который является моей частью и предназначен для того, чтобы думать, но не думать в смысле размышлять, а думать, решая задачи.
Еще — разум сын кулака. Т. е. задачи он решает сразу по мере их поступления. Я сразу представляю себе кулак, летящий в нос. В разуме я ухожу от этого кулака ровно настолько, чтобы мне не был причинен вред.
Как разум строит себя во время нашей жизни? Изначально я создаю его для того, чтобы выжить в этом мире, когда еще нет людей, а есть только плотности, об которые я бьюсь, и теплые места, пустоты, куда я втекаю. Разум тут прочно связан с жизнью, с выживанием — мне надо выжить, и я создаю разум.
И я строю его в основном лет до 4-5, после чего я понимаю, что окружающий мир уже достаточно изучен, и начинаю учиться выживать в мире-обществе.
Еще про разум я знаю, что он построен на очень простых образах, по принципу если — то, т. е. тут все понятно, если я не уйду от кулака, то мне дадут в нос и будет больно. Значит, чтобы не было больно, мне нужно уйти от кулака.
<…>
Получается, что я засыпаю, когда что? Когда почему-то становится больно. Ведь я не делаю того, что знаю, что нужно сделать, потому что боль? Появилась боль, и я стекаю с нее в сон. Ну да, вроде бы это разумно. Но ведь тогда получается, что я в итоге буду постоянно стекать с боли и совсем засну. Но ведь я не засыпаю до конца, что-то во мне постоянно меня будит, какая-то заноза сидит и постоянно будит и будит меня.
Что в итоге получается. Я узнаю сон по метам сна. И эти меты — это места, где происходящее явно не соответствует законам разума. Если обо мне речь — я нахожусь не в разуме. Точнее — то, как я себя веду, не разумно.
У меня есть способность распознавать, что что-то на самом деле не соответствует законам разума. Значит у меня есть разум.
Во сне я могу осознать, что я сплю, и делать что-то свое. А сон продолжается.
Наяву я могу понять, что я сплю, я во сне. Но есть я. И я могу действовать сам, так как хочу.
<…>
 
Мета пути. Горбатый
Еще на заметку:
«И я еще вспоминаю, когда я в ясном состоянии сознания, я ощущаю, словно я проснулся».
Со всеми бывало, значит, сущностная черта. Опишите.
Скоморох
 
Глава 5. Что делать, чтобы проснуться?Вспыха задала очень важный вопрос про сон наяву, который позволит нам продвинуться дальше:
Мета тогда — это что-то совсем такое, что я отмечаю, как несуразное.
Но ведь я меты чаще всего не замечаю, пока мне их не покажут. Как быть? Я наблюдаю за собой второй день, и я отмечаю много вещей, которые показывают мне, что я сплю. Но я будто под водой — мимо меты проплывают, а я не просыпаюсь. Отмечаю только, что это как-то не так, и это не нормально. Меты меня не заставляют проснуться. Я не начинаю себя осознавать как-то по-другому. Ме-та — ну и ладно. Сплю? Ну и что?
Вопрос можно свести к следующему: вот ты заметил, что спишь, и что делать? Ведь мы не потому не выходим из сна, заметив мету, что не хотим, а потому, что не знаем, что делать. И на самом деле, любой человек много раз пытался это сделать. И ничего не смог.
Отсюда рождается отчаяние, которое сквозит в письме Вспыхи. Ну, мета! И что? Сделать-то все равно ничего нельзя.
А что, действительно, делать?
Я скажу, а вы проверьте. Нужно вернуться в разум.
Вам может показаться, что это очевидный совет или не такой уж действенный совет, поскольку вы и во время сна часто бываете в разуме.
Нет, мы говорим о разных вещах. Иногда вам кажется, что во время сна вы очень, очень разумны. Так вот это вам кажется, на самом деле вы там не разумны, а очень умны. При этом вы даже можете восхищаться тем, как разумно там рассуждали и какие великолепные решения находили. Однако, проснувшись, вы чаще всего обнаружите, что это великолепное рассуждение включало в себя одним из ходов какую-то несусветную дичь. Вроде того, что путем разумных рассуждений вы во время сна приходите к великолепному решению, как добыть огонь, чтобы согреться. И это просто откровение. Но, проснувшись, обнаруживаете, что способ включал в себя, кроме всех прочих вполне здравых шагов, несколько особых прищелкиваний пальцами, которые всего лишь надо правильно исполнить…
Уже одного такого наблюдения над «разумностью» сна должно быть достаточно для того, чтобы усомниться, что «сноразумность» соответствует дневному разуму. Скорее всего, все случаи, когда вы ощущали себя во сне разумным, были примерами как раз «сноразума», но вы не заметили противоречий в его построениях. Возможно, их даже и не было. Но это все равно сноразум, и он всего лишь совпал с тем, как решал бы задачу днеразум.
Но разум дня обладает одной чрезвычайно важной частью, которая никак не применима ко сну: он выстроен на основе Образа мира. А во сне вы путешествуете не в тех мирах, которым этот Образ соответствует.
Вот вам и подсказка к вопросу, что же делать, если увидел мету сна наяву. Вернись в разум. В осознанном сновидении тоже не происходит никакого иного пробуждения, кроме как возвращения в днеразум. Вот только отличие таково: ты возвращаешь обычный дневной разум, оставаясь в ином мире, то есть в условиях «искаженного», условно говоря, восприятия. То есть восприятия, которое показывает мир иным, независимо от того, действительный ли это мир, или же это всего лишь мир ваших собственных образов. Мир ваших образов — это тоже не мир, в котором мы воплотились.
Вернуться в разум — это действительная подсказка. Но это очень малая подсказка, это начало подсказки. После нее потребуется еще немало шагов.
Каких?
Скоморох
Отклики
1.
Ведогонь-6
10.11.2004
от Данко
Вот вам и подсказка к вопросу, что же делать, если увидел мету сна наяву. Вернись в разум. В осознанном сновидении тоже не происходит никакого иного пробуждения, кроме как возвращения в днеразум. Вот только отличие таково: ты возвращаешь обычный дневной разум, оставаясь в ином мире, то есть в условиях «искаженного», условно говоря, восприятия. То есть восприятия, которое показывает мир иным, независимо от того, действительный ли это мир, или же это всего лишь мир ваших собственных образов. Мир ваших образов  — это тоже не мир, в котором мы воплотились.
Перечитала это, и возник вопрос.
Получается, что во сне я вижу мир искаженным, потому что у меня такое восприятие. Значит, мир во сне совсем не таков, каким я его вижу? Тогда что же это за восприятие такое, которое не дает мне видеть мир таким, каков он есть? И зачем оно мне?
В обычном мире, думаю, что это Мышление не дает видеть мир таким, какой он есть. А во сне получается то же, мышление искажает восприятие. Тогда, чтобы увидеть мир настоящий, мне нужно убрать мышление, выйти в разум. Но об этом в письме и речь!
2.
На Ведогонь-6
09.11.04
от Колобка
Вернуться в разум — это действительная подсказка. Но это очень малая подсказка, это начало подсказки. После нее потребуется еще немало шагов.
Каких?
Как я увидел, чтобы вернуться в днеразум во сне, надо, во-первых, осознать себя во сне. Для меня непонятно, как сделать это. Чтобы было мягко и четко — вот Я, и я возвращаю днеразум. Мягко, наверное, затем, чтобы ничего не разрушить, не уйти из этого состояния.
Итак — шаги, как я вижу:
Плавно «затормозить» и задать себе вопрос: тут что-то не так, надо подумать.
Вспомнить себя. Проснуться в этом сне. Точнее проснуться во сне — в дреме.
Взять эту мету и приложить к ней мой земной образ мира. Как-то совместить. Может быть, положить их оба перед собой и сравнить.
Увидеть — что не сходится. В чем ошибка.
Приложить эту ошибку к своей жизни.
Увидеть цель, где произошел сбой, ошибка.
Что делать?
3.
Ведогонь-6
12.11.04
От Медведки
Но разум дня обладает одной чрезвычайно важной частью, которая никак не применима ко сну: он выстроен на основе Образа мира. А во сне вы путешествуете не в тех мирах, которым этот Образ соответствует.
Я стала наблюдать и думать, что происходит со мной, когда я в Дрёме.
У меня множество мыслей исчезает, я начинаю видеть какие-то пути в своих делах, в которые во время бодрствования не могла увидеть.
Причём ощущение, в дрёме я вижу какую-то ниточку самого разумного. Меня ничто не сжимает в это время.
Наверное, потому, что там нет образа мира, который ограничен мышлением, а остаётся только действительно разумное мироустроение? И в том разумном образе мира нет помех, которые мне во время бодрствования привычно создаёт моё мышление? Очень похоже. Потому что, когда я не сплю, моя мысль просто не течёт в том направлении. А во время дрёмы я вдруг вижу этот путь. Как что-то открылось.
И я думаю тогда. Есть во мне разумный образ мира — это, наверное, дневной разум, а есть наложенный на него образ мира «мышленческий».
И тогда то, что я назвала в начале этого письма «бодрствованием», как раз, скорее, сон, если я нахожусь в мышлении. И мой дневной разум спит.
4.
09.11.2004
отклик на «Ведогонь-6»
от Минотавра
Вот вам и подсказка к вопросу, что же делать, если увидел мету сна наяву. Вернись в разум. В осознанном сновидении тоже не происходит никакого иного пробуждения, кроме как возвращения в днеразум. Вот только отличие таково: ты возвращаешь обычный дневной разум, оставаясь в ином мире, то есть в условиях «искаженного», условно говоря, восприятия. То есть восприятия, которое показывает мир иным, независимо от того, действительный ли это мир, или же это всего лишь мир ваших собственных образов. Мир ваших образов — это тоже не мир, в котором мы воплотились.
Мне непонятно, как вернуться в днеразум во сне? Ведь внутри сна для меня все разумно. Хоть это и сноразум. Т. е. внутри сна, обнаружив мету, я должен сверить свои действия на соответствие дневному разуму? А как мне отличить, в каком разуме я сейчас, кроме как проснувшись и проверив все на соответствие дневному разуму? Но ведь тогда это будет уже не сон.
 
Как это сделать? Минотавр
Вот вопрос.
«Мне не понятно, как вернуться в днеразум во сне? Ведь внутри сна для меня все разумно. Хоть это и сноразум. Т. е. внутри сна, обнаружив мету, я должен сверить свои действия на соответствие дневному разуму? А как мне отличить, в каком разуме я сейчас, кроме как проснувшись и проверив все на соответствие дневному разуму? Но ведь тогда это будет уже не сон».
Его задает множество людей. И на него можно давать бесконечные ответы. И нужны эти ответы только затем, чтобы удерживать тебя в этом вопросе. И чем дольше я тебя буду удерживать в нем всякой заумной чушью, объясняя что-то про логику сна и отсутствие действительных определений понятия «состояние сознания», тем больше у тебя шансов однажды просто пробудиться во сне и понять, что ты знаешь, что такое днеразум, просто зная это.
Весь сим нужен затем, чтобы разбудить в вас охоту попробовать это. И если охота будет достаточно сильна, все случится. После этого все, что я пишу сейчас во множестве откликов и писем, окажется чушью, которая нужна была, лишь чтобы собрать твое внимание и высвободить силу. И ты будешь пробовать и пробовать это свое новое состояние, пока не поймешь, что ты в тупике.
После этого все, что я пишу сейчас во множестве откликов и писем, окажется по-настоящему ценным, потому что тебе станет нужно понять…
Скоморох
5.
Ведогонь-6
9.11.04
от Виталия Б.
Вот вам и подсказка к вопросу, что же делать, если увидел мету сна наяву. Вернись в разум. В осознанном сновидении тоже не происходит никакого иного пробуждения, кроме как возвращения в днеразум. Вот только отличие таково: ты возвращаешь обычный дневной разум, оставаясь в ином мире, то есть в условиях «искаженного», условно говоря, восприятия. То есть восприятия, которое показывает мир иным, независимо от того, действительный ли это мир, или же это всего лишь мир ваших собственных образов. Мир ваших образов  — это тоже не мир, в котором мы воплотились.
Вернуться в разум — это действительная подсказка. Но это очень малая подсказка, это начало подсказки. После нее потребуется еще немало шагов.
Каких?
Ага. Теперь ясно, что разум не расставляет меты сна. Разум выцепляет эти меты, каким-то способом выделяет меты сна. Каким способом? С помощью разумного вопроса. И возвращение в разум может начаться с простого разумного вопроса — зачем. Или за чем? Тогда проявляется мета сна.
Интересно, у меня такое ощущение, что выделенная мета сна наливается какой-то плотностью. Она становится плотной по сравнению с окружающим дымчатым миром. И от этой плотности можно оттолкнуться и начать двигаться. Куда?
Можно сказать, двигаться туда, куда клубочек-самокат будет разматываться. А разматываться он будет с помощью разумных вопросов. И если отвечать на эти вопросы искренне, тогда начинается магия. Потому что уже не я захвачен образами окружающего мира, а наоборот — образы начинают мне подчиняться, и мир вокруг меня меняется. Мир становится более ясным и разумным. А я радуюсь…
Интересно, а что будет происходить, если я в мире сновидений начну задавать разумные вопросы и управлять образами? Попробовать бы. Так ли уж велика разница между миром сновидений и миром… неразумного существования?
Школа рассуждения. Виталий Б.
Виталий, я понимаю, у тебя своего рода озарение. И мне не хочется его срубать. Но как часто во сне мы кричим себе: Ага! Эврика! И ощущаем, что совершили немалое открытие. А потом просыпаемся, и…
Поэтому давай возьмем взяток из того, что ты записал, как попытку передать твое озарение. Вот твоя запись:
«Ага. Теперь ясно, что разум не расставляет меты сна. Разум выцепляет эти меты, каким-то способом выделяет меты сна. Каким способом? С помощью разумного вопроса. И возвращение в разум может начаться с простого разумного вопроса  — зачем».
Смотри, сначала у тебя Разум как бы действующее лицо, а потом? А потом, после того, как он выцепил эти меты, вдруг происходит возвращение в него…
Подумаешь над этим?
Скоморох
6.
Ведогонь-6
14 ноября 2004 г.
От Прокинутой
Вот вам и подсказка к вопросу, что же делать, если увидел мету сна наяву. Вернись в разум.
<…>
Мне снился чудесный сон сегодня. Он насущный был для меня. Я наяву делаю в своей комнате ремонт, покупаю новую мебель и думаю, как лучше это сделать, чтобы мне было уютно. И мне снился сон ночью, что мне подворачивается такая лопаточка, которой стукнешь по полу, скажешь, какие обои хочешь, и они появляются на стенах. Скажешь, какой потолок, и потолок становится такой, какой хочешь.
И я во сне отметила: это мета сна, потому что так не бывает. Но проснуться не смогла, наоборот, схватилась за эту лопаточку двумя руками и стала пробовать, чтобы успеть как можно больше, потому что знала, что вот-вот она пропадет, потому что такого просто не может быть.
И сейчас думаю: а что было бы, если бы я вернулась в разум, в дневной разум? И первая мысль, которая приходит: лопаточка бы исчезла, чудо пропало, и я бы не поиграла в нее. А сейчас думаю — это как навья во сне, что ли? Которая ослабляет меня, не давая самой быстро создавать и воплощать образы? Или я просто запуталась?
Прокинутой. Проснуться или не проснуться
Если бы ты не только узнала эту лопаточку как мету сна, но и пробудилась, то лопаточка не только не пропала бы, а даже стала бы не нужна, потому что ты бы поклеила там любые обои одной силой своего желания. Ты продешевила, не связано ли это с твоим именем?
Скоморох
7.
Ведогонь-6. Что делать? (переписка)
9.11.04
от Отчаянной
Вопрос можно свести к следующему: вот ты заметил, что спишь, и что делать? Ведь мы не потому не выходим из сна, заметив мету, что не хотим, а потому, что не знаем, что делать. И на самом деле, любой человек много раз пытался это сделать. И ничего не смог.
Отсюда рождается отчаяние, которое сквозит в письме Вспыхи. Ну, мета! И что? Сделать-то все равно ничего нельзя.
А что, действительно, делать?
Я скажу, а вы проверьте. Нужно вернуться в разум.
Вспоминаю один яркий случай, когда я видела мету и ничего не смогла сделать. Я видела, как мать била своего ребенка из мести. Это длилось несколько минут. Страшных для меня. Передо мной всплывали картины из моего детства, было страшно. Но я понимала, что надо прекратить это, а как? Нельзя же лезть в воспитание детей, да разве меня поймут, ведь у меня нет своих детей, откуда мне знать, как нужно воспитывать. Тогда я не нашла выход, потому что была не в разуме. Сейчас-то я прекрасно вижу, что можно было сделать тогда, если бы я была в разуме.
Есть выражение «опять проспала». Я про себя часто так говорю, когда прохожу мимо важного для меня. Мимо мет сна. Или корю себя за то, что опять прошла мимо, опять и опять наступаю на одни и те же грабли. Оказывается, повторяется один и тот же сон, только в бодрствовании.
Очень похожие состояния, как во сне. Однажды мне снилось, что я проснулась. Потом оказалось, что я опять сплю, просыпаюсь, потом оказывается, что я все еще сплю, и так несколько раз. И я действительно приходила в отчаяние, где же явь. И становилось просто жутко, что ее нет. Это одно из проявлений моего отчаяния, что я просыпаюсь, просыпаюсь, и нет этому конца и края. Над этим я еще подумаю, уж очень необычно я вышла на свое отчаяние.
Уже одного такого наблюдения над «разумностью» сна должно быть достаточно для того, чтобы усомниться, что «сноразумность» соответствует дневному разуму. Скорее всего, все случаи, когда вы ощущали себя во сне разумным, были примерами как раз «сноразума», но вы не заметили противоречий в его построениях. Возможно, их даже и не было. Но это все равно сноразум, и он всего лишь совпал с тем, как решал бы задачу днеразум.
Но разум дня обладает одной чрезвычайно важной частью, которая никак не применима ко сну: он выстроен на основе Образа мира. А во сне вы путешествуете не в тех мирах, которым этот Образ соответствует.
У меня было такое, что я вдруг чему училась во сне, а потом оказывалось, что для этого мира оно не совсем подходит. А иногда и переворачивает все с ног на голову. Кстати, после этого я стала сомневаться в Образе этого мира. Т. е. я засомневалась в том, что этот мир реальный.
Так что же, получается, что там другие миры? А они реальные или нет? Или, может, — они и созданы опять мной, чтобы спать.
Похоже, что у меня в голове мир раздробился на 3: реальность, которую я даже представить не могу, сны и сны в бодрствовании. Если все это вокруг — сны, то тогда что же реальность? Или она просто переплелась? Тогда получается, что из-за снов я ее не вижу.
Вернуться в разум — это действительная подсказка. Но это очень малая подсказка, это начало подсказки. После нее потребуется еще немало шагов.
Каких?
Возник еще один вопрос, если исходить из того, что днеразум соответствует этому Образу мира, так, может, это мышление? Ведь разум пользуется теми образами, которые есть в наличии. Т. е. для каждого мира есть свои образы, которыми пользуется разум. Как пространства в сознании. Пока я нахожусь в одном мире, для меня недоступны образы другого мира и т. д. А вот если выйти в чистый разум, тогда он будет пользоваться всем, что есть в сознании?
Отчаянной. Реальны ли те миры?
А ты переведи слово «реальность» на русский, тогда можно будет и ответ поискать. Использование иностранных слов для обозначения явлений действительности, для которых существовали имена в родном языке  — это как раз одна из мет сна наяву.
Вы ведете строгую нить разумного рассуждения ———————— — , и вдруг начинаете использовать иностранные слова, которые и вам не понятны, и к тому же уже не соответствуют их родному языку. В итоге рассуждение выглядит так ————————________________——————. И вы почему-то спокойно принимаете такую «логичность» ваших рассуждений.
Почему? Потому что не видите, что сшиваете разные рассуждения? Как это возможно?
Скоморох
7.1.
Ведогонь
10.11.04
от Отчаянной
В переводе с английского reality — реальность означает:
1. действительность, реальное существование;
2. нечто реальное; факт;
3. 1) истинность, подлинная сущность (чего-л.);
2) подлинность, неподдельность.
Действительно, это совсем другое понятие, из другого образа мира, из другого моего сна. И оно здесь не имеет смысла, потому что эти миры — это миры моего сознания, а значит, они существует на самом деле. Я прошла мимо этой меты. Сначала я писала про сон, явь, было логично и разумно, а потом вдруг появилось понятие реальности миров. Не увязалось, но я прошла мимо. И смысл пропал.
Почему-то я прохожу мимо мет. Что-то с безалаберностью связано. Это на кресение.
Реальность по-русски. Отчаянной
Милая ты моя умница! Я просил тебя: переведи слово «реальность» на русский. А что сделала ты?
Ты сделала вот это:
«В переводе с английского reality — реальность означает:
1.  действительность, реальное существование;
2.  нечто реальное; факт;
3. 1) истинность, подлинная сущность (чего-л.);
2) подлинность, неподдельность.
Действительно, это совсем другое понятие, из другого образа мира, из другого моего сна».
Ты по-прежнему спишь. Это не ты перевела, это ты взяла перевод из словаря. Но когда ты говоришь: реально, реальность,  — ты вовсе не используешь это словарное значение. Ты используешь какое-то иное понимание, которое вкладываешь в слово «реальность».
Переведи свою фразу со словом «реальность» на русский. Попросту говоря, расскажи, что для тебя означает это слово и вставь в этот рассказ вместо слова «реальность». Вот тогда твое странно сшитое предложение ———____ , может быть, сольется в нечто цельное.
И тогда ты поймешь, что такое самокат. Та нить, которая неразрывна в нашем сознании, но которую вы рвете в клочья, когда начинаете выписывать или выговаривать, вставляя всякие «реальности», «системы» и «структуры».
Скоморох
7.1.1.
Отклик на ответ
12.11.04
от Отчаянной
Я видела, как другие берут словарь и ищут значение слова. Я подумала, что так и нужно на русский переводить. Стала правильной и прилежной. Попала в мышление. И заснула.
Реальность для меня означает — настоящее, или то, что на самом деле существует, не то, что я придумала, а то, что на самом деле. Или по-другому — настоящий мир, а не воображаемый мной.
Я начала видеть, что тот образ мира, в котором я воспитана, он не настоящий. Конечно, я и раньше это понимала, но сейчас как будто бы трещинки появились. С другой стороны, я увидела, что я постоянно сплю. Если я сплю, когда бодрствует тело, то куда деваюсь я или мой разум? По себе могу сказать, что я ухожу в мирки, которые я сама себе создала. Получается, что в это время меня не было в настоящем мире.
Но в снах все по-другому, там что-то другое. Когда душа отделяется от тела, то куда она уходит? Конечно же, не в мир людей. Тогда в мир душ? Если так, то нам мешает человеческий Образ мира, чтобы это запомнить и осознать.
Отчаянной
Это уже лучше. Но последи за собой еще внимательнее.
А.
 
1 Собь — так мазыки называли тонкое тело человека, которое современные экстрасенсы относят к «ауре». Собь выступает из тела на полтора пальца.
2 Жило — некий пузырь сознания, окружающий тело и, как и Собь, обычно относимый к ауре. Граница Жила проходит на расстоянии в локоть от тела. Иногда называлось Жилой пузырь.
3 Режа — разреженная часть воздуха, очевидно, сила, содержащаяся в нем. Само слово есть у Даля.
4 Бусать — по-офенски — пить. Бусой — пьяный.
5 Дрежа — свечение в груди, ощущающееся как душевное тепло, душевный свет.
6 Русалии были древним славянским обрядом, известным еще в 12 веке. Этнографы фиксируют их исполнение еще в конце прошлого века. Я сам был свидетелем русалий в восьмидесятых годах в русскоязычной части Эстонии на границе с Псковской областью.
Впрочем, в двадцатом веке это огромная редкость. А вот русалья неделя отмечается до сих пор. Это неделя перед Троицей, то есть приходящаяся на конец мая — начало июня. Считается, что в это время русалок можно видеть, и они своими играми и забавами придают природе плодоносящую силу.
Однако наше исследование состояний, которые мы называем русалочьим, не является восстановлением обряда русалий. Пока мы лишь играем в психологические игры, а до настоящей работы по реконструкции обряда не дошли. Дело в том, что русалками чаще всего считались вовсе не девицы с рыбьими хвостами — это к нам германские рыбаки во времена Петра занесли, — а безвременно умершие. Особенно утонувшие девушки или проклятые дети. В силу этого русалки оказываются духами, которые задержались в межмирье, но при этом не просто мечутся, как привидения, а выполняют какую-то важную работу, помогающую людям выжить. Вот это состояние между мирами живых и миром душ, как это ни странно, некоторые люди почему-то помнят. Или подозревают, что знали.
Если такое случается с человеком, ему очень трудно ощущать себя свободным, это мешает и самопознанию, поскольку не пускает к каким-то душевным глубинам. Поэтому мы создали условия для желающих рассмотреть в себе ту часть души, которая ощущает себя существом из того странного мира, в котором живут проводники душ. Нам это было тем легче, что мы сейчас ведем исследование души как таковой и себя как души.
Настоящее исследование состояния «русалки» будет возможно лишь после того, как более или менее состоится начальное исследование понятия «душа» и будет проделано хоть какое-то исследование понятия «дух». Поэтому мы, скорее, отыгрываем русальи состояния, чем их исследуем. Но даже это отыгрывание оказывается потрясающе интересным для самих «русалок» и не менее потрясающе нужным для остальных участников нашей работы.
Кстати, работает эта мастерская уже лет семь. — А.Ш.
7 Кляцей называются ворота между мирами. — А.Ш.
8 Кресный — помощник в Кресении — психологической работе по очищению сознания. В данном случае, профессионал, который знает, как очищать свое сознание и находить ответы на подобные вопросы.
9 Секач — помощник в работе на открытие видения, которая называется «Темная».
10 Темный — человек, который работает втемную.
11 Космы — пространства сознания, в которых хранятся переживания. Подробнее о Космах вы можете узнать в Учебном курсе Училища.
12 Обратите внимание на этот отклик. Впоследствии Скоморох на него ссылается.
13 Темная — любошное искусство вести бой вслепую. Мы обучаем ему как упражнению, помогающему раскрыть душевные способности.
Глава 6. На Горюхино четвертое. Не в себе(Это письмо Скомороха прошло под названием «Ведогонь-7»)
Вот, наконец, Горюха докопалась до места, с которого начинаются ответы на ее загадку.
Если я могу расходовать не принадлежащие мне деньги, то, значит, это допустимо у меня. Во сне? И значит ли это, что мое умение расходовать чужие деньги  — в этом сне является защитным механизмом приспособления и выживания в каком-то мире? В каком? И что за законы этого мира, по которым я живу?
Что за мир, где выживают за счет других? Где можно спокойно залезть в карман любимому человеку?
Для меня это мир детства  — карман любимого и любящего па-пы  — мой карман, откуда можно всегда взять деньги на мороженое и подарок маме. А сумка мамы  — это место, откуда берутся деньги на подарок папе.
Сон, в котором она живет, наплывает на нее тогда, когда она выстраивает финансовые дела и взаимодействия. И неважно, что она потом восстановила коробочку и что я сказал: держите у себя. Или что я там сказал? Я даже не помню, потому что просто не хотел иметь дела ни с этими деньгами, ни с этим человеком. Не хотел до тех пор, пока он не разберется со своей ненадежностью.
И, кстати, примите на заметку: я всем вам постоянно ставлю метку сна, когда мы начинаем какие-то дела. Я отказываюсь брать деньги, которые, вообще-то, заработал. Многие из вас это прошли во взаимоотношениях со мной или знают об этом. И не все понимают, хотя некоторые уже чувствуют, что когда я соглашаюсь брать ваши деньги, это для вас выгодно.
В чем дело? Да в том, что я отказываюсь от денег тогда, когда вы не в себе и с вами опасно иметь дело. Как говорится: себе дороже.
Для меня же вы спите, и я не могу предугадать ваш следующий шаг. И я пытаюсь вас привести в разум: могу кричать, ругаться, драться и не брать деньги. Громко и отчетливо заявляю: оставь себе, не нужны мне твои деньги!
Мета сна. Будьте внимательны.
Вот это я и проделал с Горюхиным фондом. Я оставил ей эти деньги как постоянное напоминание о том, что она спит и не в себе. Поняла ли она это?
Но что значит «не в себе»? А где и в ком? И как это совмещается с тем, что ты спишь? И, самое главное, как это совмещается с тем, что она по-прежнему спит детством? Чем состояние детства отличается от вашего теперешнего состояния? И нельзя ли это понять через выражение: не в себе?
Вопросы…… А отвечать вам.
Скоморох
 
Отклики
1.
Ведогонь 7. На Горюхино четвертое
9.11.04
от Горюхи
Для меня же вы спите, и я не могу предугадать ваш следующий шаг. И я пытаюсь вас привести в разум: могу кричать, ругаться, драться и не брать деньги. Громко и отчетливо заявляю: оставь себе, не нужны мне твои деньги!
Мета сна. Будьте внимательны.
Вот это я и проделал с Горюхиным фондом. Я оставил ей эти деньги как постоянное напоминание о том, что она спит и не в себе. Поняла ли она это?
Но что значит «не в себе»? А где и в ком? И как это совмещается с тем, что ты спишь? И, самое главное, как это совмещается с тем, что она по-прежнему спит детством? Чем состояние детства отличается от вашего теперешнего состояния? И нельзя ли это понять через выражение: не в себе?
Да, деньги, которые ты, Саша, постоянно не забирал, — стали для меня меткой. Только сейчас я понимаю, что постоянно на эту метку натыкалась. Но, похоже, подобных мет у меня много, и я соскальзывала вниманием с этой. Сейчас же я хочу понять — что же значит для меня эта мета.
Я сплю детством. Особенно, когда дело касается денег. Что такое для меня сон в детство — это состояние, прежде всего. Я сейчас смотрю в это состояние, и всплывают образы родитель-ского дома — тепло, весело, беззаботно. Я вижу квартиру родителей, папу, который приходит с работы и рассказывает веселые истории, маму, которая приходит уставшая, но приносит что-нибудь вкусное. Я до сих пор живу этими образами. Где я в это время нахожусь? Точно — не в себе.
Я сейчас сижу за своим столом, за компьютером, а когда вглядываюсь в детство, словно выхожу из тела. Появляется легкость. Я не чувствую боли, меня утягивает в воспоминания. Мне кажется, что это — сны наяву.
Возвращаюсь к вопросу — где я нахожусь, когда сплю детством? Я нахожусь в памяти — в образе моего дома, в состоянии девочки от 5 до 13 лет. Когда пытаюсь определить возраст, то всплывает несколько ответов, и за каждым — свой образ, связанный с чувством дома.
Перебрала эти образы и наткнулась на боль — болезненный образ, где я была обижена на родителей и мечтала, сидя под столом, о том, как я хочу жить с ними. Я создавала сон? И я его, похоже, создала — я достигла того, что я хотела. И не хочу с ним расстаться. Мне там спокойно и не больно. И родители помогают удерживать этот сон, когда мы встречаемся — они становятся такими хорошими — из моего сладкого сна. Может, мы его и снотворили вместе.
Я пытаюсь понять, где в этом сне я — настоящая. Когда я вспоминаю себя, сон исчезает.
2.
Ведогонь-6
12.11.2004
от Данко
Но что значит «не в себе»? А где и в ком?
Где и в ком я нахожусь, когда я не в себе.
Хочется сказать, где угодно, только не в себе. Меня будто уносит из этого пространства, мира, в другое место. Да, что-то уносит, а тело-то здесь остается. Может, мое сознание меня уносит куда-то, в переживания, например. Тогда, чтобы до меня достучаться, надо долго и громко стучаться. Пока до меня дойдет! И ощущение, что я где-то далеко. Точно. Меня муж часто спрашивает: ты где? А я где-то в своих мыслях витаю.
И как это совмещается с тем, что ты спишь?
Когда я сплю, я тоже летаю где-то по другим мирам, и я не здесь. Не в этом мире, поэтому и сделать ничего не могу здесь. Меня ведь нет.
И, самое главное, как это совмещается с тем, что она по-прежнему спит детством? Чем состояние детства отличается от вашего теперешнего состояния? И нельзя ли это понять через выражение: не в себе?
Написала, что когда я сплю — меня здесь нет. Но ведь в детстве-то ощущение, что я здесь. Еще есть состояние покоя и счастья, света, радости. Может, от детства до тех миров, в которых хочется летать и быть, — всего один шаг, и я разом могу очутиться там. А сейчас, чтобы вернуться туда, нужно проделать огромный путь, получается, что улететь далеко отсюда, от себя. Вот я и становлюсь не в себе, чтобы побыть там, в раю.
3.
Отклик на Ведогонь-6
13.11.04
от Слепой
Чем состояние детства отличается от вашего теперешнего состояния? И нельзя ли это понять через выражение: не в себе?
Отличие, думаю, в том, что когда в детстве я что-либо делала, то в момент самого дела мне было все равно, что думают обо мне люди, — я старалась сделать красиво, аккуратно, но так, чтобы это мне нравилось, делала для себя.
Если я играла с ребятами в игры, то ведь там нет совсем времени на то, чтобы думать о том, как одет или как выглядишь со стороны, — есть одна всего задача — спрятаться так, чтобы не нашли, убежать, чтобы не поймали, или выиграть, победить, но по-настоящему тогда и вложиться в это, всеми силами, которые есть.
И это — состояние детства, когда делаешь именно то, что подворачивается под руку или что хочешь, или изучаешь что-то и весь в это погружен, отличается от того, что сейчас.
Сейчас получается, что много времени в своей жизни я не в себе, а в том, что подумают про меня, что скажут, как оценят и как мне себя вести. Получается, что я не в себе, а или в «глазе соседа», которым сама за собой и наблюдаю, или в «в ухе соседа», которым часто выверяю себя, а так ли я говорю, а то ли я говорю, что можно среди именно этих людей, или делаю не то, что хочу, а то, что нужно кому-то.
И это я не в себе, а наоборот, вывернутая из себя наружу, всем на обозрение и для оценки.
4.
Ведогонь(1)-6
18.11.04
от Бодучей
<…>
И как это совмещается с тем, что ты спишь?
Ой. У Гойи есть такая картина: «Сон разума рождает чудовищ». Я сплю — а кто-то вместо меня говорит, действует, как робот. Как я странно устроена. Если я сплю, то кто запускает во мне все эти маски и хари? И кому это во мне надо? Если я сплю, а при этом продолжаю что-то делать не в себе, значит, во мне есть еще что-то, которое никогда не спит и пользуется сном меня? Это теневая личность? Оказывается, у меня есть набор того, что я помню о том, как устроена моя личность. Но я сейчас пытаюсь рассуждать — и не понимаю. Я выучила, но не поняла.
Попробую еще раз. Мои личности создавала я сама. Если они выскакивают — и это не из западка, — то я ведь сама их включаю? Я совсем запуталась.
И, самое главное, как это совмещается с тем, что она по-прежнему спит детством?
Вот в следующей фразе подсказка. Как это совмещается с тем, что я сплю детством? Я в прошлом, в каких-то переживаниях. Образ мира у меня — из детства. Тогда я могу сказать, что я не в себе сегодняшней, а в какой-то прошлой себе, из детства, в родительском доме.
Чем состояние детства отличается от вашего теперешнего состояния? И нельзя ли это понять через выражение: не в себе?
Я сейчас вспомнила — что в детстве, лет с четырёх, я очень хорошо знала, как устроен мир в нашем доме. И я упорно переносила этот образ на всё, что вокруг. И отстаивала его и всегда противилась переменам. Мне казалось, что порядок в нашем доме единственно возможный и должен соблюдаться везде. Я просто отказывалась видеть, что мир разный. А еще было ощущение, что мир устроен правильно, в нем надежно, тепло, и меня любят. И что он никогда не кончится. Защемило в груди.
А сейчас я понимаю, что мои родители умели это создать, такой мир, надежный и уютный, а у меня не получается. Пожалуй, мое теперешнее состояние можно назвать потерянностью.
Буду искать, где же я потерялась.
 
Глава 7. Это я сплю!Вот и еще одно наблюдение, которое надо взять на заметку, потому что оно описывает целый ряд повторяющихся явлений, а значит, вполне определенную часть этого огромного и запутанного понятия: «сон». Описала его Писанча:
И на этом приходит мысль: а может, я сплю? И почти одновременно как-то догадка: а-а, так это я сплю!
Дальше я себя теряю и нахожу себя уже в другом месте: то есть там мне уже стало неинтересно, потому что поняла, что это не реальная студия и действительного состояния дел я не узнаю.
Это не только описание того, что происходит во снах, но и описание определенного шага в изучении Ведогони. Шаг этот почти все вы совершали, но случайно и не придавая ему значения. А теперь должны будете осознать и попробовать совершить намеренно. Этот шаг средний. Поясню.
Первый шаг в изучении Ведогони — научиться входить в Дрему. Как вы помните, это делается с помощью Бусания режи. Что это такое, ищите сами в лекциях, все-таки сим короткий, и я вам всего не объясню.
Затем вы учитесь, как замечать, что перешли в Укемь, и осознанно из нее выходить, возвращаясь в Дрему.
А потом, уже в Кемаре, вы должны научиться пробуждаться, то есть осознавать себя находящимся во сне, и делается это с помощью возвращения разума, Днеразума взамен Сноразума.
Но прежде вы должны начать запоминать те случаи, когда прямо во сне, не слишком осознанно, но все же узнаете: это сон!
Чаще всего это происходит тогда, когда снится что-то ужасное. Так что научитесь теперь радоваться кошмарным снам. Теперь это ваши учители, потому что без них вам будет очень трудно начать понимать: это мне снится.
Такое осознавание является очень важным. На первый взгляд кажется, что это то же самое, что и пробудиться из Сноразума в Днеразум. Только сил меньше, и хватает лишь на короткую вспышку осознавания. Верно, но не совсем.
Для удержания Днеразума действительно нужны силы. И только. А вот для этой короткой вспышки осознавания: это сон! — нужно кое-что еще. Нужна сама способность пробуждаться.
И если набор силы вещь количественная, то вспышка: это сон! — качественная. Это знак вызревания. Ее надо принять, как мету судьбы: ты уходишь в иное состояние своего существа.
Скоморох
 
Отклики
1.
Ведогонь. Воображение и Дреображение
от Писанчи
16.11.04
Очень важное наблюдение и одновременно подсказка. Это делали многие:
А еще, если мне не нравится концовка сна, я ее быстро додумываю, чтобы все закончилось хорошо. Значит, в эти моменты я тоже понимаю, что я во сне и что я могу им управлять.
Что это? А то, что у сна и у вашего, условно говоря, воображения, единая природа. Но я говорю сейчас не просто о воображении, а о том его виде, которым мы обладаем в Дреме. В обычном воображении сон исправить нельзя. Ты всегда будешь ощущать, что придумал концовку. Но вот если не просыпаться до конца, а остаться после сна в Дреме, то сон можно досмотреть и доправить. Или если придремнуть для этого.
Часто, если сон с неприятным концом, я прямо не могу проснуться. Он держит меня, держит желание исправить. Не хочется его таким оставлять. Если оставлю, потом может быть весь день противно, и ощущения гадкие. Поэтому останавливаюсь где-то в момент просыпания и иду обратно. Чтобы зайти обратно, мне надо вспомнить, уцепиться за какие-то образы из сна, как за ниточку, не важно с какого места, там потом можно «на ускоренном» прокрутить до росстани. И с росстани я его могу переделать. Это требует каких-то усилий, это не само собой, как во сне. Как будто какая-то часть меня знает, что я сплю, при этом я не осознаю, что я сплю. А как будто я помню цель: надо переделать, и эта цель меня удерживает там. Хотя знание, что я сплю, меня выталкивает из сна.
2.
Отклик на Ведогонь-7. «Это я сплю!»
Тюр
9 ноября 2004 г.
А потом, уже в Кемаре, вы должны научиться пробуждаться, то есть осознавать себя находящимся во сне, и делается это с помощью возвращения разума, Днеразума взамен Сноразума.
Но прежде вы должны начать запоминать те случаи, когда прямо во сне, не слишком осознанно, но все же узнаете: это сон!
Именно это со мной сегодня и произошло — я во сне, не слишком осознанно, но узнал — это сон!
Как всегда, сон начался внезапно, или это я помню его с этого места? Но это не важно.
Я стоял около какой-то огромной деревянной конструкции — можно сказать, башни, форма ее была похожа на букву П, но только с одной стороны вертикальная палочка была широкая, и там были поперечные площадки, с жилыми помещениями, а с другой просто вертикальный столбы из бревен.
Я стоял внизу и смотрел вверх, на перекладину буквы П, она была большая, метров 5 в ширину и 10 в длину, и с нее свисало лентами что-то ярко-желтое.
И на мой вопрос: «Что это такое?», — тут же пришел ответ — я его знал: «Конечно же, это сушат сыр».
Там во сне, у меня не было сомнений. Может быть, и башня была сделана именно такой, чтобы сушить сыр. И действительно, а как иначе его сушить?
И сама башня не вызывала у меня удивления, хотя я знал, что я живу не здесь, что я пришел в гости. Может, я жил там в другой такой же башне…
Не знаю, но меня это не удивило.
Меня это не удивило, но, одновременно, удивило, и я понял: это не наш мир, и не наш сыр — это сон. Это понимание было каким-то «тихим», не очень осознанным. Так что наутро, когда я просматривал этот сон заново, я даже стал сомневаться — там ли я понял, что это сон, или уже утром, увидев снова этот свисающий лентами сыр, я понял — это мета сна.
Я рассказывал об этом Санычу, и он сказал: А ты щелкни себе. Я щелкнул — да, я понял это во сне. И когда я это осознал, я еще понял, что после этого мое пребывание во сне изменилось — и сам сон изменился. Все, что было дальше, вполне соответствовало дневному разуму. По крайней мере, в том, что я помню, я не вижу сбоев и противоречий.
А сам я вел себя во сне более осознанно, чем обычно.
И, скорее всего, я и помню этот сон ярко именно потому, что я внутри него осознал — это сон. Настолько ярко, что если бы я был художником, я бы мог нарисовать тот мир.
Днеразум помнит. Тюр
«И скорее всего, я и помню этот сон ярко именно потому, что я внутри него осознал — это сон».
Нет, ты помнишь его, потому что сумел включить Днеразум. Осознавание — это лишь осознавание. После него или с его помощью запоминается лучше. Но осознавание не имеет отношения к Памяти. К Памяти имеет отношение Разум. А осознавание имеет отношение к разуму.
Скоморох
3.
09.11.2004
отклик на «Ведогонь-8»
от Минотавра
Но прежде вы должны начать запоминать те случаи, когда прямо во сне, не слишком осознанно, но все же узнаете: это сон!
Чаще всего это происходит тогда, когда снится что-то ужасное. Так что научитесь теперь радоваться кошмарным снам. Теперь это ваши учители, потому что без них вам будет очень трудно начать понимать: это мне снится.
У меня такое осознавание часто было в детстве, а сейчас бывает очень редко и происходит несколько иначе: когда я вижу кошмар и понимаю, что это сон, — я не хочу просыпаться в таком состоянии. В этот момент ощущение такое, что у меня в груди что-то сдавлено. Я начинаю «перекраивать» свой сон до того, чтобы меня отпустило. Т. е. я нахожу такой вариант событий, который бы меня устраивал, и воплощаю его. И только после этого просыпаюсь. И всегда при этом знаю — это сон, сейчас проснусь, надо успеть, пока не проснулся.
А как в таком состоянии сменить свои цели с перекраивания сна, например, на то, чтобы просто попутешествовать во сне?
Написал вот сейчас и подумал: а ведь во сне наяву тоже можно, наверное, так же все «перекроить», раз это сон?
И еще вопрос: а отчего бывают повторяющиеся сны? В детстве я, перед тем как заболеть, видел один и тот же сон. И потом я уже знал: похоже, я заболеваю, и наутро просыпался с ангиной. А может, это не сон был, а что-то другое?
Повторяющиеся сны. Минотавр
Есть вопросы, на которые вы должны отвечать сами. Например:
«И еще вопрос: а отчего бывают повторяющиеся сны? В детстве я, перед тем как заболеть, видел один и тот же сон. И потом я уже знал: похоже я заболеваю и наутро просыпался с ангиной. А может, это не сон был, а что-то другое?»
И не только потому, что вы сами можете сделать все разумные предположения. Но и потому, что вы кресные и можете задать себе вопросы о причинах именно тех снов, которые у вас повторялись. Короче, это вопрос не для ответов, а для исследования. Вот и исследуй. Исследуйте все, потому что при этом вопрос-то насущный.
Скоморох
3.1.
Ответы на отклики
11.11.04
от Данко
Повторяющиеся сны.
У меня таких снов было два.
Первый связан с зубами. Я заметила, что если мне снятся больные зубы, разрушенные, то я болею. Точнее, после этого сна приходит понимание, что я заболела. Я думаю, а почему именно зубы? Это как-то связано с детством, когда страшнее зубного врача и придумать нельзя было. Зубной был моим кошмаром. До меня, кажется, сейчас доходит, что кроме зубной боли при посещении врача, в 6 лет была еще и ангина, немного болело горло, и это связалось у меня. Если удаляют зуб, разрушают, значит, будет ангина. Точно. А еще это было зимой вечером, в окне была огромная луна, и было ощущение ночи.
Так, а почему он стал повторяющимся? Думаю, что этот сон мне как напоминание. Была какая-то боль, страх, они не ушли из меня, а затаились и теперь напоминают о себе. В какой момент? Когда начинаю болеть, еще не поняла, что заболела, но болезнь уже подкатила. А когда я болею ангиной? Когда я что-то делаю не так, иду против себя. Значит, этот повторяющийся сон мне нужен как память о том, что я иду не туда. И если он мне снится, надо подумать, а что я делаю сейчас? Что меня не устраивает? Что-то я делаю не то. Что?
Сейчас написала это и вспомнила, что лет в 14 увлекалась всякими сонниками, и там было написано, что разрушенные зубы снятся к болезни, а если выпал — то к смерти.
Второй сон был каким-то навязчивым. Он повторялся в течение одной ночи трижды. Мне снится, что у меня дверь в квартиру распахнута и в нее кто-то входит, чужой. Это пугает меня. Во сне я думаю: нехороший сон, надо перевернуться и тогда увижу другой сон. Переворачиваюсь и вижу то же самое. Снова повторяю, поворачиваюсь на другой бок, засыпаю, и опять мне снится этот сон! Тогда я решила: пока не проверю двери квартиры, я не смогу уснуть. Просто этот сон мне не даст покоя! Я встала, подошла в двери, и у меня ноги подкосились. Дверь была распахнута, точнее, приоткрыта, но после такого сна мне казалось, что она полностью распахнута. А дальше — я падаю всем телом на дверь, кручу замок и не могу его закрыть. Он вертится, но не закрывает. Мне понадобилось какое-то время, что бы прокрутить его и закрыть дверь.
Интересно, что после такого сна все в мире кажется просто ужасным. Меня ведь там просто ужас охватил, да так, что я долго не могла собраться с силами, чтобы повернуть толком замок. А кто же тогда мне показывал этот сон? Может, это я сама себе его показывала, чтобы тело разбудить подобным кошмаром и пойти и сделать то, что нужно?
Данко
«Второй сон был каким-то навязчивым. Он повторялся в течение одной ночи трижды. Мне снится, что у меня дверь в квартиру распахнута и в нее кто-то входит, чужой. Это пугает меня. Во сне я думаю: нехороший сон, надо перевернуться и тогда увижу другой сон. Переворачиваюсь и вижу то же самое. Снова повторяю, поворачиваюсь на другой бок, засыпаю, и опять мне снится этот сон! Тогда я решила: пока не проверю двери квартиры, я не смогу уснуть. Просто этот сон мне не даст покоя! Я встала, подошла в двери, и у меня ноги подкосились. Дверь была распахнута, точнее, приоткрыта, но после такого сна мне казалось, что она полностью распахнута. А дальше — я падаю всем телом на дверь, кручу замок и не могу его закрыть».
Данко, просто сделай Кресение1. Задай себе вопросы, потому что есть ощущение, что этот сон был навязчивым потому, что для него была основа в действительности. Либо ты чуяла как-то, что легла спать, не закрыв дверь. Либо кто-то приходил. Какой-то дух, которого ты боялась. И сон в обоих случаях был лишь отражением действительности. А значит, он вообще не продолжался. Ведь монитор, который ты перед собой сейчас видишь, не продолжается. Он просто есть.
Скоморох
4.
Ведогонь 7. Это я сплю
9.11.04
от Отчаянной
Но прежде вы должны начать запоминать те случаи, когда прямо во сне, не слишком осознанно, но все же узнаете: это сон!
Чаще всего это происходит тогда, когда снится что-то ужасное. Так что научитесь теперь радоваться кошмарным снам. Теперь это ваши учители, потому что без них вам будет очень трудно начать понимать: это мне снится.
Бывало, что я узнавала, что это сон, но сейчас не узнаю. Мне кажется, что я где-то рядом, что чего-то не хватает, чтобы это произошло. Хотя иногда проскакивают мысли, что я во сне и что здесь можно быть такой и делать так, потому что это сон. Вот так я прохожу мимо мет сна. Сегодня ночью мне приснилось нечто страшное. Я выглядываю в окно и вижу девушку, которая парит в воздухе. Она была в белом платье и была прозрачной. Мне стало страшно, я узнала, что это привидение. Я начала закрывать форточку, чтобы она не залетела, и спросила ее: что ты здесь делаешь? Она ответила, что не знает. Но самое интересное, что она выпадает из логики моего сна. Я проснулась сразу от страха, а когда заснула, сон продолжился по своему логическому сценарию. Но все это время я думала, а причем здесь она?
А еще, если мне не нравится концовка сна, я ее быстро додумываю, чтобы все закончилось хорошо. Значит, в эти моменты я тоже понимаю, что я во сне и что я могу им управлять.
Такое осознавание является очень важным. На первый взгляд кажется, что это то же самое, что и пробудиться из Сноразума в Днеразум. Только сил меньше, и хватает лишь на короткую вспышку осознавания. Верно, но не совсем.
Для удержания Днеразума действительно нужны силы. И только. А вот для этой короткой вспышки осознавания: это сон! — нужно кое-что еще. Нужна сама способность пробуждаться.
И если набор силы вещь количественная, то вспышка: это сон,  — качественная. Это знак вызревания. Ее надо принять, как мету судьбы: ты уходишь в иное состояние своего существа.
Способность пробуждаться, наверное, нужна не только в снах, но и бодрствовании. Может, это шаг к себе? По сути, сделать выбор: или спать дальше, или проснуться.
Способность пробуждаться мне не совсем понятна. Способность души? Если так, то как ее развить в себе?
 
Отчаянная. Дреображение
Очень важное наблюдение и одновременно подсказка. Это делали многие:
«А еще, если мне не нравится концовка сна, я ее быстро додумываю, чтобы все закончилось хорошо. Значит, в эти моменты я тоже понимаю, что я во сне и что я могу им управлять».
Что это? А то, что у сна и у вашего, условно говоря, воображения, единая природа. Но я говорю сейчас не просто о воображении, а о том его виде, которым мы обладаем в Дреме. В обычном воображении сон исправить нельзя. Ты всегда будешь ощущать, что придумал концовку. Но вот если не просыпаться до конца, а остаться после сна в Дреме, то сон можно досмотреть и доправить. Или если придремнуть для этого.
Это значит, что мы можем выделить не только Разум, Сноразум и Днеразум, как присутствие обычного разума внутри сна, но можем выделить и Воображение и Дреображение, то есть воображение Дремы.
Возьмите это на заметку.
Скоморох
 
Глава 8. Первое очищение: Разум — логичностьВот теперь мы сделали достаточно большое описание явления, чтобы начать очищение своего понятия о нем. Какое явление мы описывали?
В сущности, речь пока идет о сне. Я даю вам науку Ведогони, но туда еще очень далекий путь, и мы даже не замахиваемся на то, чтобы определять, что такое Ведогонь. Мы исходим из начальной подсказки, что Ведогонь — это какой-то народный способ управления сном или использования сна. И поэтому занимаемся только снами. Для короткого начального Сима нам и этого будет более чем достаточно.
Итак, мы пытаемся описать такое сложное явление, как сон. И обнаруживаем, что не можем даже почувствовать его рамки. Похоже, что и при засыпании они каждым оцениваются по-разному. А при внимательном наблюдении мы можем найти проявления сна даже в бодрствующей жизни.
Ничего страшного, мы взялись рассуждать о понятии настолько большом, что его можно считать всеобъемлющим. Оно и действительно объемлет нас со всех сторон и даже времен. В том смысле, мы приходим из прошлого сна, пробуждаясь утром, и уходим в следующий, засыпая ночью… Определить эту среду несколькими короткими словами все равно не получится. Но вот сделать четким понятие о ней можно. Пусть оно будет большим, зато мы проясним все грани этого понятия.
Итак, мы заглянули в свое понятие о сне через грань «законов сна и законов мира». И выяснили, что вполне можно говорить о том, что во сне действуют другие законы, которые нами принимаются очень естественно, будто мы готовы к другим мирам, с любыми другими законами. Выражается это в том, что во сне у нас появляется другая «логика». И мы с удивлением обнаруживаем при пробуждении, что восхищались во сне «логичностью» того, что на поверку просто дико нелогично.
Вот отсюда мы сделали шажок к допущению, что во сне действует иной разум — Сноразум, очень сильно отличающийся от обычного нашего разума — Днеразума. Что это вид разума, сомневаться не приходится, поскольку мы ощущаем себя в нем разумными. Поскольку у нас в действительности нет другого способа распознать какой бы то ни было разум иначе, как по своим ощущениям, то наши ощущения во сне можно считать абсолютным свидетельством. Абсолютным в том смысле, что у нас просто нет другого способа это определять.
При этом кто-то из ученых, например, философ, мог бы возразить, сказав, что есть и другой способ распознать разум: к примеру, по изучению плодов его деятельности. И для этого есть особая наука — логика, которая описывает, как должен работать разум, позволяя тем самым узнавать и его наличие в человеке. Психиатры же и психологи могли бы сказать, что существуют различные тесты, позволяющие выявить, разумен ли человек.
Отвечу так. У психиатров и психологов есть тесты, но нет определения того, что они хотят обнаружить. Они даже и не разум тестируют, а кто интеллект, а кто мышление. В общем, возражения от психолога мы даже разбирать не будем, а то обидно будет… Кстати, понятие «логика» и сопутствующие ему «логичность», «логично» и тому подобные в психологических словарях отсутствуют. Психологи это понятие для определения разумности не используют, очевидно, не решаясь вмешиваться в дела чужой епархии.
Но косвенно они тем самым ставят под сомнение и то, что Логика описывает психологическое явление. То есть действительный разум. И я в этом тоже сомневаюсь, потому что логика должна бы описывать логос. А разум ли это? Если и разум, то божественный, а если пойти по более простому переводу этого слова на русский — «слово», — то описывает она то, как наши слова складываются в предложения и «формулы».
Иначе говоря, логика и вообще-то описывает частный случай проявления разума. Но это как наука. А вот когда мы говорим в быту: Такова логика! Логично! — то мы говорим совсем о другом явлении, по сравнению с философами.
Так вот, советская «Философская энциклопедия» в 1964 году дает такое определение:
«Логика — (logike наука о мышлении от logos — слово, речь, разум, рассуждение) — наука о законах, формах и приемах познания мира на ступени абстрактного мышления, а также в языке как средстве такого познания».
Наше бытовое понятие о логике совсем не совпадает с ее пониманием как науки. Говоря: «логично», — мы имеем в виду не «научно». Мы имеем в виду что-то совсем иное.
А что?
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Скоморох
Отклики
1.
Ведогонь 5
Кирша
14.11.04
А вот когда мы говорим в быту: Такова логика! Логично!  — то мы говорим совсем о другом явлении, по сравнению с философами.
А что?
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Логично — для меня это тоже то, что увязано в «последовательность событий, которую воспринимаем, как зависимость между причинами и следствиями».
Еще логично, это как будто какое-то рассуждение, которое в конце должно привести к ощущению, что в итоге увязок создан образ непоколебимый и законченный. Отметающий все дальнейшие возражения и сомнения и тревоги. Иначе это не то рассуждение. А строится вся цепочка не просто так, а так, чтобы иметь какие-то опоры и факты, внутри должны быть явные, бесспорные законы, что приняты у всех людей.
И есть подозрение, что логику бытовую я применяю скорее для других, чем для себя. Хотя не знаю, по-разному, это очень глубоко сидит.
И эта конечная непоколебимость действует на какую-то часть меня, кажется, просто гипнотически.
Ну, во-первых, я знаю, что людей, которые строят логически обоснованные выводы, нужно уважать и слушать. Что мужчины могут это делать лучше, чем женщины.
Что чем больше я помню и знаю законов, что есть в мире, тем легче выжить. Особенно среди людей.
Когда я в быту прибегаю к логичности? Тогда, когда я не могу понять, что мне делать. Это как бы способ такой. И, кажется, он есть даже не попытка понять характер моей настоящей ситуации, а как будто возможность поскорее избавиться от мук непонимания и ускорить ее разрешение. Там что-то содержится, на что можно опереться, ища выход. Как палка у хромого. Что это за опора, я не знаю. Но на этой палке есть все, зазубрины о мире, свитые вокруг нее, и за которую я держусь. Ища поддержки в логичности, я хочу обезопасить себя, и еще это возможность оправдать себя.
Когда совершаю ошибку, я начинаю оправдываться, описывать свои шаги в обратном порядке, логично доказывая всем, что поступить иначе, имея такой набор данных, у меня не было возможности.
«Такова логика» — в словах этих есть какая-то беспомощность и приговор. Примерно как в ответе на первый вопрос о смерти из детства.
Даже если я чувствую незнание, как поступить, хотя в душе чувствую неохоту чего-то делать. Но меня можно поколебать, выложив логическую цепочку и замкнув ее выводом. И это замыкание, похоже, приветствуется в какой-то моей части. Потому что отметает метания и помогает избавиться от напряжения. Я недавно усыпила своего больного кота и сделала это примерно так. Сейчас я думаю, что поступила бы на какую-то часть немного иначе.
Во сне логика тоже есть, но она какая-то другая. Во сне я, кажется, тоже делаю попытку определится в характере своей ситуации на сейчас. Каждый раз, наверно, так, я тоже во сне делаю что-то похожее на выбор или вывод. Но я всякий раз решаю как бы с нуля. Или с того нуля, который приняла сейчас за нуль. Словно как-то пытаюсь отыграться и хотя бы на время забыть зависимость от всех законов, которые помню в своей голове.
2.
Ведогонь 5
15.11.04
От Конфуция
А вот когда мы говорим в быту: Такова логика! Логично! — то мы говорим совсем о другом явлении, по сравнению с философами.
А что?
Для меня «логично» как-то созвучно со словом «связно», взаимоувязано.
Ткань логики составлена из умозаключений. Она не противоречива, одно суждение не исключает другого. Отсюда творится какой-то цельный образ.
Я говорю себе: «Логично предположить, что……» — и дальше разворачиваю цепочку в виде шагов, образов действий, которые завершаются ответом на поставленный вопрос. Неважно, был ли он поставлен кем-то внешним или мною самим. Наша логика во многом опирается на наше знание, как должно быть, как уже много раз повторялось.
Логика учитывает мотивы, желания, которые обычно движут людьми, и поэтому имеет предсказательную и убеждающую силу. А что значит обычно движут? Я вкладываю в это либо знание о явлении, знание, которое мне кто-то передал, и я ему безоговорочно поверил, либо собственный опыт как результат исхаживания «новой земли» и определение ее границ и свойств.
3.
Ведогонь-9. Логика
15 ноября 2004 г.
От Го
<…>
Что такое логика для меня? Что такое сама логика? Это наука. Но как науку я не использую логику, но я использую выражения логично или нелогично.
Я говорю: «Логично», когда мне что-то говорят, а я соглашаюсь с этим — вроде бы все так или все правильно, все так, как и положено. То есть в чем-то логично — это значит, что есть соответствие моим представлениям о мире. И я узнаю — это логично, значит, я знаю или помню что-то, с чем я потом сравниваю.
Я говорю: «Не логично», — что я имею в виду? Это значит, во-первых, что из одного не следует другое. А во-вторых, как-то все криво, непонятно, перепутано. То есть я это не узнаю, не могу это принять, не могу согласиться с этим. Даже почему-то звучит — не могу допустить такую мысль, она кажется дикой.
А теперь про логику сна. Во сне одна логика, наяву другая, и мне требуется время, чтобы перейти из Сноразума в Днеразум.
Недавно мне приснилось, что я ем в столовой и заказала себе очень много блюд, а во сне мне казалось, что мне столько под силу съесть. А во сне на меня все смотрели странно, что я так много ем. Я просыпаюсь в возмущении на всех — как я же заказала столько, сколько мне было нужно, а они пялятся! Даже долго ворчала, а потом начала смотреть и оказалось, что я не могу столько съесть — просто не влезет. И было очень смешно. Я себя во сне видела такой большой, и мне нужно было очень много еды.
4.
Ведогонь 9
От Сицы
12.11.2004
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Я, бывает, спрашиваю — Это логично?
Когда я так спрашиваю? Когда я привожу кому-то цепь своих рассуждений, и мне надо, чтобы человек принял мой вывод. В этом рассуждении всегда есть некое исходное положение, из которого следует следующее, а за ним — еще и еще до итогового. Вот этот переход из одного в другое — он должен быть понятен и очевиден. И тогда возникает ощущение логичности, ясности, доверие к итоговому выводу. Если же в каком-то месте переход неточен, неочевиден, — то это нелогично и вывод неверен, даже если до и после места сбоя все правильно.
При этом логика бывает по-разному выстроена. В одном случае — выбирается одно из нескольких возможных следствий, при этом другие варианты не рассматриваются, остаются «за кадром». В другом случае отсекаются все ошибочные следствия, а все остальные имеют место быть. В первом случае вероятность того, что с итоговым выводом согласятся, меньше (могут сказать: А все может и иначе обернуться, не только так, как ты говоришь), чем во втором — тут-то однозначно понятно, чего точно не может быть, а все остальное — возможно.
Какая логика у сна? Там нет невозможного. Следствие может быть любым, самым нелепым и неожиданным. Наяву же я, вглядываясь в логику сна, говорю: Нелогично! — потому что точно знаю, что такого не может быть. Откуда я это знаю? Либо потому, что я никогда с таким не сталкивалась — например, я никогда не летала наяву. Либо я точно знаю, что это не так — например, что яблоки с дерева падают на землю, а не зависают в воздухе и не взлетают в небо.
Сегодня мне приснился сон, что я танцую с мужчиной, как бы паря над поверхностью пола, совсем не перебирая ногами, по ощущениям что-то вроде скольжения на коньках по гладкому льду на приличной скорости, но происходит это в обыкновенном зале, вокруг танцуют пары, а мы проскальзываем меж ними в каких-то немыслимых виражах. Я во сне удивилась — надо же как мы танцуем, никто так не может. Это была мета сна, но я не проснулась.
Смотрю на сон с точки зрения логики дня. И вижу, что сон как бы соткан из кусочков, вполне могущих вытекать один из другого, но все вместе — невозможно. Танцевальный зал, танец в паре, фигурное катание, не чувствовать под собой ног — а в итоге полет в танцевальном зале. Во сне я как будто не помню начала цепочки и не учитываю его в дальнейших построениях. В итоге сотворенный образ содержит в себе несопоставимое, и это определяется мной как отсутствие логики.
5.
Ведогонь 5. Искажение законов
От Сицы
09.11.2004
Как увидеть искажение законов?
Искажение каких законов происходит во сне? Искажение законов Разума.
Думайте. Все остальное выводится отсюда. Но для понимания вам придется вспомнить, что такое разум и как он строит себя за время нашей земной жизни.
Смотрю материалы семинаров по Науке мышления.
Как строит себя разум? Разум решает задачу выживания в условиях планеты Земля, стекая с плотностей знания о мире. Разум — это способность сознания преодолевать те препятствия и помехи, которые ставит Земля на пути нашего выживания, он приспосабливает Сознание к условиям планеты. Он изучает и запоминает окружающий мир, создавая Образ этого мира. Разум строит образы из отпечатков восприятий. Разум рачителен и экономичен. Новый образ творится, только если в памяти нет готовых образов.
Во сне нарушаются законы разума. Какие? Видимо, во сне забывается созданный разумом Образ мира (кстати, иногда про сон говорят «впасть в забытье»), или он там нецельный. И там я не ограничена этим Образом в выборе своих действий. То есть во сне я свободно делаю то, что не могу сделать наяву, потому что не знаю, что это невозможно?! Но ведь если я не могу чего-то достичь наяву, то можно предположить, что это лишь потому, что у меня есть знание «это невозможно». И значит, те представления о Мире, которыми пользуешься — неверны. Следовательно, искать — на основании какого представления действуешь, и пересмотреть его. А как? Предположить нечто иное и проверить.
То есть мета сна — это как повод для сомнения. Только во сне я спрошу себя: А с чего я взяла, что это возможно, не сплю ли я? — а наяву: С чего я взяла, что это невозможно, не искажены ли мои представления о Мире?
Вот для примера — один из моих навязчивых кошмаров — болезни сына. А с чего я взяла, что мой сын не может быть абсолютно здоровым и никогда не болеть? Ну, это же очевидно — три угрозы выкидыша во время беременности и родовая травма — разве после этого ребенок здоровым может быть? А почему бы и нет? … Интересно, сейчас увидела, что живу в постоянной «боевой готовности» — заметить первые признаки нездоровья у сына и сразу же начать лечить, и это уже паранойя какая-то и нелепость — радоваться тому, что быстро распознала признаки надвигающейся болезни. Чему я рада? Бред!!! Это на кресение. Тут мой разум надо лечить, а не сына.
Саша, а как докапываться до истот и менять их? Вот я говорю себе: мой сын абсолютно здоров и не болеет, — и тут же внутри куча возражений, почему это не может быть истиной. Что-то я вижу — мои наброды и западки, — это чистить, но есть и мое представление о том, кто такой абсолютно здоровый человек, и сын не вписывается в него, и, наверное, глупо себя убеждать в этом. Видимо, здесь есть какая-то золотая середина. Это я попробую для себя сформулировать. Достаточно ли этого для «лечения»?
6.
Ведогонь 9
11 ноября 2004 года
от Выделёнки
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Для меня логично — значит последовательно, закономерно, когда одно вытекает из другого, следует за ним. Причем, если какие-то или даже большинство звеньев отсутствуют и я не понимаю, почему это так, я все равно знаю, что это так, потому что так всегда. Наверное, это относится ко всему. Я знаю, что если нажать выключатель, загорится лампочка. Все, что в промежутке между этими событиями, — то, что связано с возбуждением электронов и возникновением электрического тока, — до конца не понимают и сами физики. Получается, что логичность — это линия в идеале, а на деле штрих-пунктир, и линию я достраиваю сама на основании видимых штрихов. Но я ведь могу и ошибиться.
А иногда оказываются зависимыми события, на первый взгляд никак не связанные друг с другом. Например, с точки зрения науки любые приметы вряд ли можно назвать примером логики. Начиная с черной кошки и кончая погодными приметами, типа: если в такой-то день утром выпала роса, жди урожая картофеля. Но ведь работает, иначе бы народная память не хранила. А раз работает — значит, логично. И то, что связь между причиной и следствием невозможно восстановить — дело десятое. Как говорил Хэвисайд — «Разве должен я отказываться от обеда лишь потому, что не понимаю, как происходит процесс пищеварения?»
Получается, что я почти всегда не осознаю всей линии связи, а запоминаю некоторые ключевые точки. И определенный набор таких ключевых точек называю логичностью. Это в днеразуме.
А во сне? Во сне я в основном вообще не задумываюсь о логике, я вспоминаю о ней, когда просыпаюсь. Или пробуждаюсь во сне, или близка к этому, потому что чувствую опасность. И тогда включается разум, вернее, уже днеразум, если сноразума не хватило для обеспечения безопасности. Во сне у меня нет понятия логики, потому что я не знаю закономерностей того мира, в который попала. Я только изучаю эти закономерности и готова принять все как данность. Вчера во сне я отправляла письмо Кове. Для этого я бросила с моста в воду огромного каменного бегемота, которого до этого нарисовала, а потом превратила в фонтан. Как все это увязать? Проснулась, смотрю — мета на мете, непонятно даже, в каком месте пробуждаться надо было.
7.
Ведогонь 9. Первое очищение
11.11.04
От Пеночки
Говоря: логично,  — мы имеем в виду не «научно». Мы имеем в виду что-то совсем иное.
А что?
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Логичность моих высказываний — это какая-то определённая последовательность, что у меня одно следует после другого и всё это связано, и это получается логично. А когда наоборот — это нелогично, то есть когда я говорю про одно, а потом вдруг всовываю туда другое — это нелогично.
Логичность связана у меня с трудными задачами на логику, которые, если подумать, можно решить. Отсюда у меня логичный — ещё и какой-то сложный. Эти логичные высказывания должны быть подлиннее и попонятнее, как-то так.
А во снах получается всё нелогично, там всё как-то плохо связано, иногда он обрывается, и появляется новый, совсем нелогичный и вообще непонятно откуда. Но всё-таки во сне иногда приятнее находиться, чем слушать эти логичные высказывания.
Мне кажется, что логичные высказывания — на самом деле они не так разумны бывают. Они просто логичны. А во сне может быть нелогично, но, возможно, и что-то разумно, а что-то бывает и нет. Но как-то оно всё не совпадает с моим понятием логики. Получается, что разумно — это ведь не обязательно логично?
8.
Ведогонь
12.11.04
от Русы
…дать определение понятию Состояние сознания, дать определение тому, что вы называете «логичностью». И еще одно: дайте определение разуму.
У Даля:
«Сознание, сознание себя, полная память, состояние человека в здравом смысле своем, могущего отдать отчет в своих действиях.
Сознательное состояние больного, полная память, смысл и свобода отчетливой воли.
Знание, знанье ср. состоянье, принадлежность знающего что-либо;
познание, как плод ученья, опыта; Знатье, знатье ср. знанье, сведенье о чем.
Логика ж. греч. наука здравомыслия, наука правильно рассуждать».
Я понимаю так, что состояние сознания бывает разным: ясное сознание, мутное, замутненное сознание. А может быть состояние сознания плотным? Или разреженным?
И состояние сознания связано с видением. Если состояние сознания ясное, то и видение лучше, а если замутнено, то видеть сквозь него сложно, потому что, наверное, через все, что уложено, и не видно. И еще, может, как вода, если она прозрачная, то и дно видно, в мутной воде дна не видно. Но почему оно бывает то ясное, то замутнено? Как это в самом сознании уложено? Может, эти замутнения, как вихорьки в воде, там в них песок и кусочки водорослей, а рядом может быть чистой вода, прозрачной. И за счет движения эта мутность не проходит дальше, он как бы выделен в воде своим движением?
Все же, я думаю, здесь нужно разделить и определить для себя понятие сознания и понятие состояния. Потому что состояние — это какая то среда, как качество сознания.
Логичность. Что я называю логичностью.
Это когда одно вытекает из другого. Как трудно давать определения. Что такое логичность? Если логика — наука здравомыслия, то логичность — это здравомыслие. Не уверена. Но раньше для меня логичность было что-то непоколебимое, железное, связанное как-то очень жестко. То теперь сомнения возникли. Здраво мыслить — почему-то для меня не одно и то же, что логичность.
И еще логичность — это как цепочка из каких-то образов.
И если логичность — это правильное рассуждение, то относительно чего оно правильное?
Разум. Нашла в Сашиной книге «Магия и культура в науке управления»2:
«…Разум— это всего лишь способность создавать нужные для выживания образы» (Стр. 287)
Пока все.
9.
Первое очищение. Разум — логичность
11.11.04
От Тюти
Наше бытовое понятие о логике совсем не совпадает с ее пониманием как науки. Говоря: логично,  — мы имеем в виду не «научно». Мы имеем в виду что-то совсем иное.
А что?
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Логично для меня означает «верно, отвечает жизни, подходит для данного случая».
И вытекает из предыдущих договоров и наших обычаев. Нелогично для меня то, что я не могу подтвердить на своём опыте или тем, что знаю, что так бывает. А логично и научно — совсем разные вещи для меня, и научно — совсем не обязательно логично в бытовом понимании или здраво. Часто же говорят — учёные придумали, а мы теперь разбирайся, вообще понять невозможно. Понять нельзя, надо запомнить.
А во снах логика совсем другая. Во-первых, всё, что там происходит, надо принять как должное, это так, как оно есть. Когда я просыпаюсь оттого, что произошло что-то нелепое во сне, то я не могу там это сказать, там, во сне, я вынуждена соблюдать все эти условия жизни, там всё так быстро, только успевай соображать, что сделать. Я помню свои сны, где я принимала важные решения на основании того, что делали со мной во сне, например — оставляли, обманывали, или нападали, или помогали.
Проснувшись, я могу оценить, что там было, но во сне я предельно разумна, хочется сказать. Тут же я вспомнила, что были сны, где я выглядела очень глупо и выставляла себя на позор, просто подставлялась, — зачем? Я потом объяснить себе этого не могу, дурной сон. Так случалось. Иногда я даже просто с ужасом ждала, чем же кончится моя выходка. Но обычно ничего ужасного из того, что я ожидала, не случалось. Ужасное случалось неожиданно, и я искала выход из ситуации.
Значит, я не разумна во сне. Вернее, я неразумно могу поступать, но я там нахожусь в разуме.
Иногда я хочу вернуться в знакомый сон и переделать то, что было, значит, в прошлый раз я поступила не лучшим образом или что-то не сделала, что хотела. А хотела я всегда что-то очень разумное — что-то узнать или справиться со сложной ситуацией, или попробовать что-то новое сделать.
Мысль мне такая пришла. Вспоминаю сны и понимаю, что сны у меня в большинстве своём какие-то бестолковые, бесполезные, где-то меня мотает, куда-то швыряет, я там совершаю какие-то действия — а зачем, что это мне даёт? Вроде и не дурные, а бестолковые.
Получается, что сейчас я вообще не могу управлять снами. И это очень похоже на мою жизнь. Я поняла, что не хочу видеть бестолковые сны, а хочу видеть толковые.
Если сравнить понятие научно и понятие нелогично во снах, то они чем-то похожи. Тем, что создаются по законам и из образов, которые для меня узнаваемы, но непонятны в целом.
10.
Ведогонь 9
14.11.04
От Жалейки
А потом проверьте свое логично через нелогично ваших снов.
Логики во сне у меня часто нет. Мне, например, часто снятся сны, что мне надо спуститься по лестницам, и я не иду, а лечу, также передвигая ногами, как если бы шла. И такое состояние полета в душе!
Или воюю с кем-нибудь, и раз — прыгаю с высоты вниз головой. И вдруг осознавание, а как же так, так быть не может, я ж убилась.
Логика во сне явно другая. По иным мирам движение происходит по другим законам.
Так. А во снах наяву как у меня? Так то же самое и есть. Я очень часто не рассчитываю время. Детское какое-то понимание — о, сейчас быстренько там буду. Мысль-то у меня уже там, где мне быть надо, а тело, ну неповоротливая обезьяна, невозможно медленно передвигается. Я же там быстрей хочу быть! И вспоминаю в такие моменты свои сны, где лечу. Вот, здорово! И я уже, получается, не живу этот кусочек, а сплю.
11.
Стоп Ведогонь!
13.11.04
От Н. Р.
…дать определение понятию Состояние сознания, дать определение тому, что вы называете «логичностью». И еще одно: дайте определение разуму.
<…>
Теперь — что я называю «логичностью»?
Логично, когда одно объясняет другое. Когда одно вытекает из другого. Оправдывает одно другое. Это взаимосвязанность, последовательность, непротиворечивость.
<…>
12.
Стоп Ведогонь!
15.11.04
от Острова
В общем, решение такое: у вас есть упражнения и несколько заданий: дать определение понятию Состояние сознания, дать определение тому, что вы называете «логичностью».
Поиск ответа опять начал через Интернет. Может, для поиска ответа это неверный подход? Ведь следовало дать определение тому, что мы называем логичностью, в частности, я. Однако ясности мне этот поиск добавил.
Слово «Логичность» я нашел только в психологическом словаре. А вот самым полезным оказался словарь Даля, где дается определение логике:
ЛОГИКА ж. греч. наука здравомыслия, наука правильно рассуждать; умословие. Логик м. умослов, правильный и здравый мыслитель, знающий науку правильного рассуждения. Логический, логичный, согласный с логикою; здравое, правильное рассуждение. Логистика математ. алгебра. | Логарифмика. | Часть тактики, о передвижении войск. Логомахия ж. словопрение, спор из пустого в порожнее. Логогриф м. род загадки, в которой слово разлагается по слогам.
В психологическом словаре было сказано:
Логический — соответствующий закону мышления, формально правильный, относящийся к логике.
У Даля все-таки понятнее. Ведь если я говорю «логично» в ответ на чьи-то действия или слова, то это действительно для меня значит «правильное здравое рассуждение или действие».
Прежде чем сказать так, я сверяю услышанное или увиденное с какими-то своими внутренними мерками или знаниями о мире. И исходя из своего опыта, я подтверждаю слова или действия этого человека, что, мол, да, у меня так же уложено, или да, мне так же видится. В любом случае, я обращаюсь к пространствам памяти, где хранятся знания об этом мире и о том, как управлять и взаимодействовать с этим миром.
Нелогичность — это когда я вижу, что сказанное мне или увиденное мной не соответствует моим представлениям о законах этого мира. Например, то, что логично для сна, — нелогично для повседневной жизни. Но я могу вместо слова «нелогичность» использовать, например: «такого не может быть в мире земли, я знаю это из своего опыта (и значит, это Мета сна, например)».
Еще одна черта слов «логично», «логичность». Они обычно используются мной для подтверждения верности какой-то последовательности действий.
И еще одна черта. Слова «разумно», «верно», «правильно» я использую, когда я уверен, что говорящий говорит верно и прав. Если же есть возможность ошибки, но внешне все верно, я говорю «логично». И это почти в 100% случаев, когда я использую это слово.
Источники:
http://galactic.org.ua — психологический словарь
http://vidahl.agava.ru — словарь Даля.
13.
Стоп Ведогонь!
10.11.04
От Львиного сердца
…дать определение понятию Состояние сознания, дать определение тому, что вы называете «логичностью». И еще одно: дайте определение разуму.
Что такое состояние сознания? Спящее сознание, расширенное сознание, глубокое сознание, сознание того, что я делаю. Описываю сознание, и у меня возникает понятие сознания, как тела. А этому телу присущи состояния. То есть состояние — это что-то присущее сознанию, его описание.
Со-стояние. Состав, состоит. А если состояние показывает на состав сознания? Описывает его составные части. Есть в сознании что-то, что расширяется, есть что-то, что может спать, есть что-то, что идет в глубину.
Может, состояние — это совместное стояние. То есть сознание стоит совместно с чем или кем? Мне тут кажется, что состояние показывает на влияние на сознание чего-то внешнего (или внутреннего). Состояние моего сознания меняется не само по себе, а в зависимости от чего-то или кого-то.
Пишу и думаю, что несу бред. Очень на сон похоже. Про разум потом.
14.
Отклик на Ведогонь-9
11.11.2004
от Горбатого
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Что значит логично и нелогично моих высказываний? Логично — это какое-то качество моих рассуждений. И еще — оценка их же. Начну с оценки.
Логично — значит верно. И значит, меня нельзя сдвинуть с моего высказывания, т. е. не переспорить. Вопрос «Логично?» — значит, что человеку теперь придется или согласиться или найти сбой в моем рассуждении. Т. е. ему придется продолжать: нелогично, потому что… — и указывать сбой или изначально неверное предположение.
Логично — значит хорошо, умно и не придерешься. Кто более логичен, тот и прав.
Если доказательство логично, значит изначальное предположение верно.
Таким образом, логикой может обладать какое-то рассуждение, как набор переходов от одного к другому, — если все переходы соответствуют чему-то. Логике. Что это значит?
Чему должны соответствовать переходы между рассуждениями, чтобы быть логичными?
Например, гуси — птицы, значит, они могут улететь. Логично, но не факт, ответил бы я.
Получается, что логично — значит, соответствует каким-то законам? Я тут окончательно запутался. Ведь если бы соответствовало законам, то гуси должны мочь улететь. А я не уверен, если честно. Сколько помню, они все время ходят. Хотя нет, летают тоже.
Получается, когда я проверяю на логичность высказывание, я смотрю в свою память и сверяюсь с ней.
Еще раз погружусь в этот вопрос, и все. Вот я думаю — гуси птицы. Да. Птицы летают. Да. Но не все. Я помню, что пингвины не летают. А про гусей плохо помнил, когда писал.
Но я тогда же вспомнил, что у гусей есть крылья, значит, они могут летать. И что был фильм, в котором кто-то показывал в небо и говорил: гуси летят. Мультик тоже был.
Да, получается, я каждое свое высказывание проверяю на логичность, сравнивая с памятью? Что-то немного не так.
Я проверяю, логично ли высказывание, — беру каждую его часть и проверяю, так ли это. Если каждая часть верна и все вытекают одна из другой, значит, верно предположение в общем. Но это, похоже, логика как наука больше, а высказывание логично — что это значит?
Высказывание соответствует чему-то. Чему? Памяти о том, как все устроено. Образу мира, хотя я не уверен, что хорошо понимаю, что такое образ мира. Соответствует тому, что я считаю верным знанием об устройстве мира. Но может не соответствовать настоящему устройству, законам мира.
Еще есть часть — что логично, когда рукомойник рядом с туалетом. Это разумно. Т. е. логично может быть в смысле разумно.
Перечитаю письмо номер 9.
…во сне у нас появляется другая «логика». И мы с удивлением обнаруживаем при пробуждении, что восхищались во сне «логичностью» того, что на поверку просто дико нелогично.
Да, логично — это свойство размышления в определенных условиях. Т. е. в разных мирах может быть разная логика.
Вот отсюда мы сделали шажок к допущению, что во сне действует иной разум  — Сноразум, очень сильно отличающийся от обычного нашего разума  — Днеразума. Что это вид разума, сомневаться не приходится, поскольку мы ощущаем себя в нем разумными.
Тут возникает вопрос: а разум, это что, среда?
Поскольку у нас в действительности нет другого способа узнать какой бы то ни было разум иначе, как по своим ощущениям, то наши ощущения во сне можно считать абсолютным свидетельством. Абсолютным в том смысле, что у нас просто нет другого способа это определять.
Да, я точно помню, и это принимается, что то, что во сне разумно, логично и нормально, не кажется таковым во время бодрствования. Но как разум может быть разным? Разум — это же вроде как простая машина. Условия могут быть разные, основания могут быть разные. Но законы логики везде едины. Хотя, может быть, и не везде.
По крайней мере, я понял, что не знаю, что такое разум.
Вернусь к тому, что я имею в виду, говоря логично или нелогично.
Логично — значит правильно.
Логично — это значит все по уму, все по порядку, ясно и четко разложено.
Логично — значит, человек знает, что говорит.
Логично — значит, что я до этого не знал (что-то не было очевидно), а путем рассуждений я понял, что это так.
Логично — значит истинно.
Логично — значит верно, правильно.
Но вот черт, во сне все логично, а проснешься — и не правильно совсем.
И так же и в жизни бывает, что высказывание очень логично кажется, а на самом деле полная чушь.
Но все равно в голове звучит: логично — значит правильно. Странно, что у меня никак не разлепится связка логично — правильно. Логично. Но на самом деле не так, если я чего-то не знал. Если бы я все учел, если все учесть, тогда логично — значит правильно.
Логично у меня вообще из школы, когда там говорила учительница: это логично, — это точно значило, что все правильно.
Если из А следует Б, а из Б следует С, значит, из А следует С. Это логика.
Я сейчас думаю насчет логичности. Если все, что построено на логике, может быть неверно, то я совсем не знаю, как же все устроено. Словно без логики мир становится совсем неуправляемым, т. е. если только предположить, что законы логики не действуют, мир начинает плыть. И это страшно, это и держит сейчас меня. Как же я откажусь от такой опоры.
А потом проверьте свое логично через нелогично ваших снов.
Так, я во сне видел недавно, что кто-то раздвигал костер, угли. Образовалась дорожка между двумя половинками огня. Это логично было. Потом палкой начала тереть она, и эта дорожка постепенно стала превращаться в склон холма. Чем больше трет, тем круче и явственней склон. И потом костер тоже куда-то пропал.
И тогда было очень логично, что чем больше трешь, тем сильнее проявляется склон. Там это очень логично было. Хотя сейчас я понимаю, что хоть затрись палкой в центре костра — никакой склон не появится на этом месте. Но вот я снова вхожу в сон, и там — точно понятно, ну да, так и должно быть, трет — и проявляется склон. Ведь проявляется же, значит, логично.
Как будто, я не знал, что это логично, а потом, когда дорожка стала превращаться в склон — понял, что да, логично. Т.е. я принял этот закон того мира как данность. Да, мир сна ведь меняется. Там могут быть любые законы, и я готов ко всему. А не меняется этот мир, днеразумный.
Очевидно же, нельзя требовать от сна дне-разумности. Да, требовать нельзя, но замечать несоответствия дне-разумности можно. И можно от этого просыпаться во сне.
Но что такое тогда эта дне-разумность? И какой вообще мир реальнее — сна или яви?
15.
Подготовка к Ведогони-2
13.11.2004 г.
От Стреса
Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании.
Скоморох
Саныч, народ, здравствуйте.
Вот уж действительно мне непонятно, что я задеваю в своем исследовании, но комп повесил Ворд и стер мое письмо-исследование, где я разбирал картину мира. И то, чем отличается логика яви от логики сна. Обидно. Нужно сохранять.
Кстати, какой интересный сон. Я пишу исследование по логичности, и в моем образе мира комп может зависнуть и стереть несохраненные данные. Более того, это как-то принимается как само собой. Такой материал, задевает мироздание, не удивительно, что техника не выдерживает. Образ мира вмещает эту странность как доказательство моей исключительности. И это становиться логичным. Само собой разумеющимся. Все логичное — это само собой разумеющееся.
Во сне происходит такая же склейка: логичность — очевидность. Если для того чтобы взлететь, нужно посильнее разбежаться, то это логично. Причем возможность летать не обсуждается. Это очевидность. И тут же появляется логичная картина полетов. Полет — это когда я двигаюсь в воздухе. Для этого нужно оторваться от земли. Для этого нужна скорость. Наверно, потому, что я тяжелее воздуха. А лучше еще прыгнуть с горки, как первые самолеты. Поэтому разбег посильнее, толчок, момент замирания и свободное парение.
Но сказать себе, что полеты в реальности невозможны, — это убить сказку. Видимо, сказка — это пограничная реальность. Я хочу летать в реальности, как во сне. Это просто и возможно, я помню это ощущение. Я где-то читал, что для того, чтобы научиться летать, нужно набрать в себя это ощущение полета. Тоже склейка. Есть допущение, что полеты в реальности возможны, и сразу же все логично.
Получается, что для исследования сна мне нужна отправная точка. Четкая картина мира, в которой я бы был уверен, что она и есть реальность. Или это может быть ощущение, что это реальность. Но тогда образ мира может быть любой, лишь бы был прочный.
Оп-па. Опять мета сна. Я собрался исследовать себя через сон, а уже исследую сны и меняю образы миров. Ставлю яз: для меня потеря цели будет метой сна.
 
16.
Стоп-Ведогонь
13.11.04
от Данко
В общем, решение такое: у вас есть упражнения и несколько заданий: дать определение понятию Состояние сознания, дать определение тому, что вы называете «логичностью». И еще одно: дайте определение разуму.
Попробую дать определения.
<…>
Логичность. Это то, что логично, поддается логике. Т.е. что можно описать, и оно не противоречит каким-то другим описаниям, или действительности, то, что можно объяснить.
Логично — говорю я, когда не вижу сбоев мысли, одно вытекает из другого, когда мною рассуждение принимается.
<…>
17.
Ведогонь 2-3
17.11.04
От Пеночки
«Логика сна» отличается тем, что, находясь в ней, мы спокойно сращиваем несовместимые вещи, понятия, последовательности действий или рассуждений. Они даже вызывают у нас восхищение: Какая эврика! Мы подпрыгиваем в кровати и записываем свою гениальную находку…
До меня только сейчас дошло, что я считала, что всякие находки, которые я придумываю во сне — это самые большие находки. Я читала про разных людей, которые, когда писали свою книгу, думали о ней даже во сне, потом вскакивали с кровати и записывали свои мысли, которые им пришли во сне. Я, правда, не помню, кто это был, были ли разумны их произведения. Но это как-то ценилось. Я мечтала как-нибудь проснуться из сна и написать какой-нибудь стих. Я думала, что он так получится каким-нибудь необычным и гениальным. Но это, наверное, всё равно были не научные рассказы, и там просто не было видно «логики сна». Хотя, скорее всего, она там была.
Теперь войдите в состояние второй книги, в конце концов, войдите в состояние людей древности, и скажите: у них действительно был интерес к «психическим состояниям»?!
Или же они искали нечто другое, Душу, например, Атман, Тео?
Как можно было срастить эти два рассуждения из совсем разных книг и миров? Либо по большой охоте приписать своему предмету доисторическую глубину и древность, либо находясь в «логике сна», где все это выглядит потрясающей эврикой!
Мне кажется, что люди древности вряд ли знали, что существуют такие психические состояния, и искали не их.
Сейчас смотрю, что я первый раз прочитала этот отрывок и мало что поняла вообще, поняла, что что-то умное, и просто я как-то отключилась. И, похоже, что я и в обычной жизни пропускаю эту «логику сна» и даже не вижу её. Я как-то писала сочинение, полуспя, и написала, что: «Он с детства любил купцов». И сначала даже это не заметила, а потом поняла, что с детства можно любить игрушки, ему могло нравиться купеческое дело, а никак не купцов. Это как из разных мест было взято. Тут у меня, похоже, тоже «логика сна» проявилась. Только надо её сейчас научиться замечать.
18.
Ведогонь 9. Первое очищение: Разум — логичность
от Тобы
09.11.04 г.
Наше бытовое понятие о логике совсем не совпадает с ее пониманием как науки. Говоря: логично,  — мы имеем в виду не «научно». Мы имеем в виду что-то совсем иное.
А что?
Вот и опишите мне, что значит, логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
«Логично» — для меня означает, что я, идя из пункта «А» в пункт «В», в пункт «В» и попадаю. И «не логично», если попадаю в пункт «С».
Логично для меня то, что совпадает со знакомым образом мира, и не логично, что не совпадает. Например, если сапоги стоят в прихожей — это логично, а если в мойке на кухне, то это не логично и вызывает возмущение.
Это сильно связано с научным образом мира, потому что во сне сапоги, стоящие в кухонной мойке, воспринимаются легко — «о, сапоги!» — и я начинаю их разглядывать и думать о них прямо во сне. И это думание тоже бывает разным: я могу думать о том, что у меня что-то не так с обувью, а могу думать об «образе сапог». И все это не воспринимается как что-то нелогичное.
Я заметила, что логичность для меня сильно связана с действиями, а вот с высказываниями сложнее. Это тоже похоже на мету сна. Подумаю.
В высказывании для меня логично то, когда я точно описываю мои мысли, чувства, ощущения по какому-то поводу, когда я, как мне кажется, полностью «здесь», в том, о чем говорю. Логична осознанность.
А вот что значит «нелогично»… Тут просто что-то наплывает сразу, я как будто не знаю то, о чем мне сейчас сказать нужно. Я как будто смотрю куда-то и не различаю то, что вижу, силюсь понять: что это, что? — и начинаю нести какую-то «ахинею», достигая каких-то целей. Но это очень похоже на то, как ведут себя некоторые психически больные. Вот это да-а! Тут есть над чем подумать о механике этих болезней, ведь получается, что эти больные очень умело пользуются своим мышлением. Как и «здоровые».
И еще получается, что нелогичность для меня — это неосознанность.
19.
Ведогонь 9
11.11.04
от Жалейки
Вот и опишите мне, что значит, логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Я заметила, что логичность связана у меня с напряжением, со старанием понять или, наоборот, донести. Раз старание понять, значит, это уже не само понимание. Прослойка есть.
А вот тут недавно ситуация была. Я была в уставшем состоянии и думать, напрягаться не хотелось. Но и размазанности не было, дело касалось денег. И я говорила все, что чувствовала в каждый отдельно взятый момент. Оценивать я не успевала, так как говорила сразу.
Я потом уже подумала: как странно, логики в моих ответах совсем нет, а люди меня слышали, считались со мной. Понимали то, что я говорю. Значит, есть то, что за логикой, иной уровень восприятия.
И еще я заметила, когда я договариваюсь с человеком, а точка зрения у нас не совпадает, начинаются логические игры, кто кого переиграет на словах. И я попадаюсь на эту удочку. Я же умная девочка, у меня с логикой все хорошо. Но в какой-то момент я понимаю, а ведь не то, я проигрываю, ощущение неудовлетворенности все нарастает. И вот тогда приходит осознавание, а зачем эти игры в логичность, кто лучше докажет. Ведь важно, что я чувствую. За этой логикой и словами.
А потом проверьте свое логично через нелогично ваших снов.
А меты сна вышибают из логичного состояния. А, вот еще что. Получается, что логика связана со сном.
Ну и правильно. Как можно об окружающей действительности, например, о природе, сказать, логично это или нет. Вот о поведении — да. Логика — это явно из мышления, и явно оценочная категория.
20.
11.11.04
от Ближи
Не знаю, верно ли я ухватила, я сейчас перечитала ответы Скомороха на «логично-нелогично», и меня прошибло: получается, что если жить по разуму, то вообще нет законов логики, что ли? Если все мои знания о законах — это просто память о повторяющихся событиях, о том, как все бывает?
А если жить в разуме, то возможно и сквозь стены ходить и еще что-нибудь такое, чего не возможно по логике. Я, похоже, сильно путаю законы логики и законы устройства мира. Жила бы в разуме — познала бы мир настоящий, а не логичный, тогда бы было не удивительно и ходить через стены… наверное.
21.
Ведогонь. Логика
от Писанчи
16.11.04
«Логично» для меня это то, что вытекает одно из другого.
Но при этом есть некая последовательность событий или условий, и росстань может быть на каждом. А я выбираю какую-то одну точку, делаю из нее росстань, и общая цепь действий для меня становится логичной.
…Получается, что я почти всегда не осознаю всей линии связи, а запоминаю некоторые ключевые точки. И определенный набор таких ключевых точек называю логичностью…
Выделенка
Вот это точно. Выбор этих точек от чего-то зависит. Чаще от образцов каких-то неосознанных, или когда можно стечь с боли и оправдать это. Причем оправдание будет железное, потому что относительно этой точки оно логично.
22.
Ведогонь. Логика
17.11.04
от Ярки
Для меня слово логика в обычной жизни редко звучит. А вот слово логично звучит часто и в значении совсем не связанном с логикой.
Например, да, согласен, логично — это значит: да, разумно.
Логично было бы сделать таким образом — это значит: хорошо бы было бы сделать таким образом, так сделать было бы разумно.
То есть слово логично стало в некоторых случаях заменой слов хорошо, согласен, разумно.
Еще слово логично придает некий оттенок наукообразности говорящему. Показывает, что говорит не простой человек, а знакомый с передовыми научными достижениями.
Если смотреть на слова «логика сна», то получается, что я за этим вижу своеобразную разумность и связанность сна. Логика сна, логика жизни… Что-то насколько непонятное и необъяснимое, что никто не может дать определенного ответа, что же это такое. Об этом можно очень много рассуждать, но нельзя пощупать, это поле деятельности науки и мистики, где все туманно и видно, что никто ничего не знает, а если и знает, то напустит столько тумана, что я уж точно не пойму.
Причем слово логика задает как бы определенность, последовательность и разумность понятия, о котором идет речь. И если я не понимаю такой простой и разумной вещи, как логика, то дальше уж и нечего соваться.
По этому поводу мне вспомнился случай, который недавно со мной произошел.
Меня подруга пригласила в театр Маяковского. Я опаздывала на начало спектакля и спросила дорогу к театру. Ну, не знаю я, где в Москве находится театр Маяковского! Спросила, очевидно, у коренной москвички, которая, отвечая на вопрос, как пройти к театру, смотрела на меня так, будто стыдно жить на свете и не знать таких очевидных вещей. Как образованный человек может себе это позволить! Как можно жить в Москве и не знать таких вещей!
Так же и с логикой, образованный человек не может себе позволить не знать, что такое логика.
23.
Отклик на: Ведогонь 8. Первое очищение: Разум-логичность
9.11.04 г.
Максим
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Скоморох
Логичность для меня — это последовательность высказываний, рассуждений, вытекающих одно из другого. А как я понимаю, что они последовательны? Ведь у меня, и вообще в обществе, бывает, так скажем, и «извращенная логика». Тоже последовательность. Значит, я различаю логику «нормальную» от «извращенной».
Что тогда логика? Последовательность высказываний (блин, почему вылазят в первую очередь «высказывания»? Ведь не всегда высказываешься, особенно если один находишься, а, тем не менее, действуешь логично или нелогично), увязанных какими-то законами.
Какими законами, или законами чего? Я затрудняюсь ответить. Законами того, что уложено в моей голове. Уложено что? Образ мира, наверное. Подозреваю, что законами мышления.
Блин. Не вижу ли я в снах Образ мира моего мышления? Потому что такая дикость принимается в снах за должное!
Ну, например. Во сне я воюю. Бой идет, война, фронт, шинели. Что-то вроде первой мировой. С какими-то монстрами воюем. Я беру в руки винтовку, осматриваю. Смотрю, у нее ствол — со швейную иголку толщиной. Я же во сне не дурак, я понимаю, что такие винтовки — это чушь собачья, как же с такой винтовкой воевать? Стволов-то таких в природе у винтовок нет! Я же знаю!
Однако, посмотрел, вроде худо-бедно стреляет, да и раздумывать уже некогда. Думаю, фиг с ними, с законами мира, воевать надо. И побежал в атаку на монстров. А они уже на нас бегут.
Поступил ли я во сне логично? В общем-то, да: не стал раздумывать, когда дело делать надо, воевать.
Блин. Что-то похожее в бодрствовании я делаю.
Мелькнуло состояние, что как будто я сплю, и вот меня будят, а так просыпаться не хочу, прямо во мне все ноет, как ноют маленькие, почему-то идет, измученные ранним вставанием дети. Так хорошо спалось!!
Саныч как-то в моем сне будил «спящую красавицу». Это мне приснилось, когда симы начались.
Он был как бы физруком в лагере как бы детском, куда меня привезли. Я там был пацаном лет 15-ти. Там еще другие пацаны были. Поселили нас в каком-то нежилом месте, спортзале закрытой школы. И вот там, среди железных кроватей, составленных одна на одну, спала типа пионервожатая. Красавица. Бледная кожа, молодая. При этом от нее ужасом, как хололом несло — она не жива, не мертва была.
И вот Саныч ходит по залу, ругается. Говорит, вот, спят тут некоторые. И все громче ругается. Я понимаю, что на нее, и мне страшно, и я к выходу тороплюсь. А он к ней подкрадывается, кулак заносит и как даст ей по морде! И тут она как подскочит — и я тут понял, кто она на самом деле. Спросонья она не успела сообразить и прикинуться красавицей. А спала это — Медуза Горгона, можно назвать. И она проснулась, глазами захлопала, и на меня смотрит. Я думаю — конец мне, заорал, встал, уперся, кулаки сжал. Думаю, ну, хоть раз-то ей я по зубам врежу. А там поглядим.
Проснулся, крик мой же в ушах стоит. И сон свой записал.
Интересно, а вот в этом сне я бы не сказал, что был логичен. Или действовал логично. На язык не ложится.
Мелькнула еще мысль — а не является ли разум естественным состоянием моего ума, а как будто уснул когда-то, в детстве, когда мышление стало нарабатываться.
И разум — связан с бодрствованием, а мышление — это как сон наяву? В каких-то образах гуляешь. Не в самом мире, а в его образах.
Максиму
Ну, Максим! Ну, потешил! Медузе по морде!
А сон-то этот, кстати, и не сон. Вы очень часто потом считаете сном то, что видели во сне. Как прозрачную девушку в белом за окном, которую нельзя пустить в форточку…
Не все то сон…
Но об этом, когда пройдете сквозь поверхностные слои.
Скоморох
24.
09.11.2004 г.
Ведогонь. Логично-нелогично
от Судицы
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Скоморох
Для меня логично — это тогда, когда мне понятно, как получилось одно из другого. Когда я вижу связь между тем, о чем говорилось в начале, например, и о чем говорится в конце.
Например, если затопить печку в доме, то воздух нагреется и в доме будет тепло.
В этой фразе для меня все логично.
Да, вот сейчас я смотрю и вижу, что логично означает еще и совпадение того, о чем говорится, с устройством моего образа мира. Если совпадает с тем, что я знаю о мире, то логично, а если не совпадает, то не логично.
Так, а если мне говорят о чем-то, чего нет в моем образе мира, ведь я все равно оцениваю — логично или нелогично. Как это происходит?
Я как-то смотрю, может получиться одно из другого или нет. Вот как? Все-таки я проверяю, можно это вписать в то, что я знаю о мире, или нет. Если можно, то логично.
Логичность. Судица
Первое описание понятия, точнее, одна из его черт.
«Для меня логично  — это тогда, когда мне понятно, как получилось одно из другого. Когда я вижу связь между тем, о чем говорилось в начале, например, и о чем говорится в конце.
Например, если затопить печку в доме, то воздух нагреется и в доме будет тепло.
В этой фразе для меня все логично».
А что в действительности? В действительности мы видим некую последовательность событий, которую воспринимаем как зависимость между причинами и следствиями. Философы назвали бы это причинностью или даже законом причинности.
Можно и так.
Но на деле, если вы приглядитесь с точки зрения психологической, то есть пытаясь понять, что такое душа и сознание, то увидите лишь постоянно повторяющееся сочетание явлений: затопил печ-ку — нагрелся воздух.
Что отсюда? Отсюда не закон, а вывод: значит, в этом мире так. Надо запомнить. Память вместо законов.
Скоморох
25.
Ведогонь-8
09.11.04
от Ближи
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Логично для меня означает…… так как надо. Здраво. То есть последовательность моих действий приводит к желаемому результату с минимальными затратами и потерями. И при этом достигается максимальный эффект… Что-то у меня язык как у ученого стал.
Логично. Я даже не знаю, как еще по-другому сказать. Похоже, у меня «логично» и «разумно» очень близки. Еще в понятие логично, когда я думаю о сне, входят законы земли. Например, не логично, если я иду по воздуху, — точно мета сна. Явный сбой — такого в жизни не бывает, общепринятое мнение. Хотя меня это во снах никогда не удивляло, там это было естественно. И даже при пробуждении это меня не удивляло — я же спала, а во сне можно все. Честно говоря, я до сих пор так считаю.
Наверное, все-таки нелогичность во сне — это когда я делаю что-то глупое, то, что тратит мои силы, время. И чего я бы не сделала наяву.
И все-таки мне непонятно: разве во снах должны быть законы этого мира? Может, там, для того чтобы разжечь огонь, действительно нужно еще щелкнуть пальцами? Потому что иногда бывает такое, что я там делаю какие-то странные действия и получаю то, что хочу.
И все-таки мне не очень понятно, что такое логично. Когда я в школе начала изучать математику, я стала замечать такие вещи: мне папа что-то объясняет, я его понимаю и улавливаю ход мысли, и все понятно, но в какой-то момент что-то нарушается, и я уже не понимаю, почему вдруг получился такой ответ. Иногда это бывало, потому что мы с папой называли разными словами одно и то же, а иногда, мне кажется, мы вообще по-разному мыслили. Я иногда видела совсем другой вариант решения, и мне он казался правильным, а папе нет. И кри-терием правильности был ответ в конце учебника. Приходилось принимать. Но для меня до сих пор некоторые вещи остаются непонятными.
Еще мне кажется, логичность связана с целями. Некоторые ведут себя просто абсурдно, а если спросить, чего они достигают, то все становится логично.
И еще логичность у меня связана с пониманием того, как устроен мир. Для одного, например, логично пойти пешком до метро, если он спешит, а для другого — поехать на автобусе. И каждый может привести логичные доводы.
Что-то я чем больше пишу, тем меньше понимаю, что такое логичность. Похоже, это все-таки какая-то последовательность действий, которая в моем образе мира приводит к желаемому результату наиболее выгодным способом. Получается довольно относительная вещь…
Логичность. Ближа
Еще одна черта понятия «логичность».
«И все-таки мне непонятно: разве во снах должны быть законы этого мира?»
Этот вопрос Ближа задает сама себе. Поэтому услышьте, что в нем звучит некоторое удивление. И означает оно то, что она впервые заметила, что на сон можно посмотреть и с этой стороны. До этого здесь была заплата над неведомым, именуемая очевидностью. Очевидно было, что во снах действуют особые законы.
Сравните это с тем, что нашла Судица. Закон этого мира — это то, что я помню, как постоянно повторяющееся сочетание событий.
Ближа дополняет это наблюдение: Но когда я оборачиваюсь ко снам, закон  — это отсутствие законов этого мира.
Почему? Откуда такое определение?
Из повторяющихся наблюдений. В сущности, из той же памяти. Опять память.
Скоморох
26.
Ведогонь 9
9.11.04
от Слепой
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Что значит для меня логично? Это когда моя мысль переходит из одного рассуждения в другое не скачками, а с помощью перебора ответов, которые кажутся верными, и один ответ вытекает из другого. Как будто бы идешь по ступенькам в одном направлении. Сейчас смотрю в это и думаю, что логично — это не значит разумно, просто я использую то, что могу подобрать или создать, как образ из того, что есть в моей памяти.
А во сне — логики нет, там каждый миг непредвиденный, и так, как поступить, рождается мгновенно, мне кажется, что сама природа появления образов другая, чувствую, а описать не могу. Кажется, что восприятие образа и ответ на него могут быть одновременно, т. е. с очень маленьким промежутком, но точнее и, значит, разумнее относительно сна, но совсем не реальным в жизни.
Думаю, что вот ведь и в жизни можно действовать с такой же скоростью, по душе, но используя земные образы, они ведь тоже тогда будут казаться нелогичными для других, со стороны, но верными для меня.
И значит, то, что я считала разумными действиями и логичными, скорее всего, это разумное мышление, т. е. перебор пусть более коротких цепочек образцов, но все же мышление и все же в образцах. И ещё потому так думаю, что логичное можно всегда оценить как верное, или разумное, или хорошее.
А ведь если по душе, то это нелогично может совсем быть, но разумно, и дать оценку этому невозможно, просто по душе и все, принимает душа такие действия у других или свои — и всё, и объяснить это логичностью просто невозможно.
Кажется, что такое состояние очень знакомо, оно очень вольное и свободное, прямо до слез пробирает — так жить хочется и есть чувство, что в душе я так умею. В жизни я так тоже жила, но очень редко, в основном во снах, в которых не спала…
Логичность. Слепая
А Слепая просто свела в единое выводы из рассуждений Судицы и Ближи:
«Что значит для меня логично? Это когда моя мысль переходит из одного рассуждения в другое не скачками, а с помощью перебора ответов, которые кажутся верными, и один ответ вытекает из другого. Как будто бы идешь по ступенькам в одном направлении. Сейчас смотрю в это и думаю, что логично  — это не значит разумно, просто я использую то, что могу подобрать или создать, как образ из того, что есть в моей памяти».
Прекрасное наблюдение, хотя без примеров оказалось бы умничаньем и не было бы принято в качестве действительного описания явления.
Скоморох
27.
Ведогонь 9
10.11.04
От Львиного сердца
Вот и опишите мне, что значит логично и нелогично ваших личных высказываний. А потом проверьте свое «логично» через «нелогично» ваших снов.
Скоморох
Что значит «логично»? Для меня это значит ненарушение законов этого мира. Если я подношу руку к огню и мне больно, то логично убрать руку. Нет, как-то не так. Логично, логично. Я часто говорю это, но вот описать точно мне трудно. Вот на работе. Я создаю папку «договора» и папку «личное». Письмо от одного человека другому я кладу в папку «личное». Логично? Да. Письмо от начальника другому начальнику, в котором он пишет, что хочет заключить договор, я могу положить в папку «договора». Потому что это письмо имеет отношение к договорам.
Интересно, похоже, для меня логично — это значит то, что имеет объяснение. Любое мое действие, которое я могу объяснить, я называю логичным. Иногда я совершаю действия, которые логичными я назвать не могу. Но это не значит, что они неверные. Часто даже наоборот. Просто это действия, которым я не могу найти объяснения.
А какая логика действует во сне? То, что я делаю во сне, кажется логичным там, потому что я нахожу объяснение происходящему. Причем, зачастую во сне что-то происходит, я удивляюсь, но тут же «вспоминаю» что-то, что все объясняет. И неважно, что это полный бред. Объяснение найдено, я спокойна.
Логичность. Львиное сердце
Еще черточка:
«Интересно, похоже, для меня логично — это значит то, что имеет объяснение. Любое мое действие, которое я могу объяснить, я называю логичным».
Скоморох
28.
Ведогонь-9
15 ноября 2004 г.
от Го
Чем логика сна отличается от моей другой логики?
Вообще я раньше всегда думала, что во снах другие миры и так и должно быть, что там другие законы.
Но ведь нет, даже если там другие законы, почему во сне я думаю по-другому? Ведь я же во сне себя очень четко ощущаю как «Я». И это Я может думать. Не знаю, как сказать точнее, но получается, что во сне теряется одно из свойств, которое я считала собой.
Вот что тело может быть разным и другим — я могу понять, мое тело в это время спит на диване, и ему-то все равно, какой я себя вижу во сне. А вот то, что я что-то теряю во сне, присущее мне, — это даже как-то возмутительно.
Я раньше думала, что сон — это не настоящее, а сказка. А сейчас я вижу сон — как полигон для познания себя, для обучения тому, как принимать решения, делать выборы, как учиться, как осознавать себя. Как стать цельной.
А значит, каждый раз, когда я живу Сноразумом, я что-то не сделала, но при этом можно пробовать и пробовать и научиться возвращаться в Днеразум.
И вот что еще, я когда-то обрела Днеразум, а как я обрела Сноразум?
 
Как красиво вы стали думать! Го
«Я раньше думала, что сон — это не настоящее, а сказка. А сей-час я вижу сон — как полигон для познания себя, для обучения тому, как принимать решения, делать выборы, как учиться, как осознавать себя. Как стать цельной».
Ско
Глава 9. Действительные свидетельстваУже говорил вам и повторю еще: если мы познаем себя как душу, то единственными действительными свидетельствами подлинности явлений для нас становятся наши ощущения. И не потому, что они так уж хороши или не обманывают, а потому, что все остальное просто совсем не работает. Или работает с гораздо большей вероятностью обмана.
И значит это для нас с вами то, что если только появились какие-то отчетливые ощущения, не пропускайте их, не отмахивайтесь, наблюдайте за собой. Где-то рядом откровение. Вчитайтесь в то, что пишет Лё:
После сна, если он неприятный, я старалась забыть его и говорила себе  — это сон, это неправда.
Похоже, когда в детстве мне читали сказки, то мне тоже говорили, чтобы я не расстраивалась — ведь это сказки, это неправда. Как будто бы и сказка и сон  — одного поля ягода. И у меня в сознании отпечатано, что это неправда и что это надо забыть.
А зачем помнить? Ведь этого же нет в действительности. Это уже говорит мой здравый рассудок.
А если это приятный сон, то хочется побыть в нем подольше. И я растягиваю его, растягиваю это сонное состояние на время бодрствования, на то время, когда я хожу, смотрю, делаю какие-то дела.
Если вы возьмете в качестве советчиков ощущения, то увидите, как она опровергает саму себя во второй части рассказа. В первой, как кажется, звучит очевидная и общечеловеческая мудрость: не надо относиться внимательно к тому, что снится, если оно плохое. Просто отбрось его и не думай. Объяснение? Это же сон. Но действительное объяснение: это дурной сон.
Но вот стоит появиться хорошему сну, и ты растягиваешь его даже на бодрствование. Значит, относиться ко сну внимательно нужно. Объяснение? Это хороший сон.
Для нас с вами это означает, что здравый смысл и бытовая мудрость врут про сон, как и про сказку, пытаясь внушить нам с детства, что это не настоящее. Народная мудрость — это не политика. Она зря врать не будет. Следовательно, это было зачем-то нужно. Например, затем, чтобы научить приемам самозащиты от тех существ, которые могут напасть на тебя в сноподобных состояниях.
Но нам важно другое: ощущения свидетельствуют — сон это не только настоящее, но это и очень желательное. И это настолько желательное, что более всего похоже на рай, который хочется вернуть, а значит, это путь райского возвращения.
И что уж совсем необходимо для изучения Ведогони: это путь, которым путешествует душа, поскольку Рай — это место, где живут только души. Без этого понимания снов, как пути душ, пути возвращения, которым они летают каждый сон, мы в Ведогони ничего не поймем и не освоим.
Скоморох
Отклики
1.
Ведогонь 9 — Действительные свидетельства
21.11.04
От Бодучей
И что уж совсем необходимо для изучения Ведогони: это путь, которым путешествует душа, поскольку Рай  — это место, где живут только души. Без этого понимания снов, как пути душ, пути возвращения, которым они летают каждый сон, мы в Ведогони ничего не поймем и не освоим.
Мне в детстве, лет около шести, довольно часто снился сон: я стою на земле и помню, что во сне я умела летать. Вдруг я понимаю, что я не сплю, а летать все равно умею. Я для проверки отталкиваюсь ногами от земли и на небольшой высоте пролетаю насколько метров. А после этого понимаю, что это и правда, по-настоящему, и взлетаю высоко, и лечу, и подо мной проплывают леса.
Летела я так, как плавают брассом. У меня есть объяснения, уже теперь: такие леса я могла видеть с самолета — хотя не уверена, меня тогда в самолетах укачивало. И полет напоминал плавание — я тоже не помню, умела я тогда плавать или нет. Но полет все равно был настоящий, я это точно помню. И этот сон я помню ярко до сих пор.
У меня было несколько повторяющихся снов, которые помню до сих пор. Некоторые — страшные. А с полетом — всегда этот.
2.
Действительные свидетельства
11.11.04
От Тюти
Но нам важно другое: ощущения свидетельствуют  — сон это не только настоящее, но это и очень желательное. И это настолько желательное, что более всего похоже на рай, который хочется вернуть, а значит, это путь райского возвращения.
И что уж совсем необходимо для изучения Ведогони: это путь, которым путешествует душа, поскольку Рай  — это место, где живут только души. Без этого понимания снов, как пути душ, пути возвращения, которым они летают каждый сон, мы в Ведогони ничего не поймем и не освоим.
…Наверное, самое удивительное для меня во снах то, что я попадаю в места, миры, которые есть только во сне, и я знаю, что они никуда не денутся, и когда-нибудь я там окажусь вновь. И в некоторые я хочу попасть снова, я их помню, они меня поразили и согрели душу, хочется сказать. Я помню, что я замирала от необычности, когда туда попадала.
Я помню, что мне приснился город, не старинный, а современный, но я даже при приближении к нему знала, что он необычный, и то, что я про него знаю и давно хочу туда попасть, — я замирала оттого, что могу увидеть что-то чудесное. Целый город. Там жили очень разумные люди, они отделились от других городов, на каких-то веских основаниях, и мир у них был очень хорошо устроен, продуман. Обо мне заботились, мне помогал любой человек из этого города. Но я не должна была там остаться жить, у меня были свои дела. Меня очень поразило это место.
А последнее время мне больше снятся сны, где перемешаны события из моей реальной жизни. Или я не помню, что снится…
3.
Ведогонь-10
13.11.2004
От К. Н.
…Сейчас идет сим по Ведогони, и я начала наблюдать за собой, как я сплю наяву, про навьи, и все думала, как же сильно мне хочется спать. Так встрепенешься, думаешь: Ага, навья! — а потом снова так хочется заснуть, прямо затягивает в эти состояния. Вот как станет вопрос о выживании, я быстро, быстро сделаю, что надо, и снова в сон, — я это к чему, — я поняла, что сон, пребывание в других мирах, пусть даже в грезах, для меня очень ценно. Для меня другой мир, пусть даже в грезах, более ценен, чем мир, меня окружающий.
И до меня только сейчас дошло, что я воспитана в такой культуре, когда все время ожидаешь настоящей жизни, а то, что сейчас, — это так, временно, оно не стоит того, чтобы обращать на это внимание, настоящая-то жизнь потом. Вот я и жду этой настоящей жизни, а пока жду, можно и поспать, пусть даже на обочине, ведь это не имеет значения…
Глава 10. Стоп Ведогонь!Я прерываю сим. Пора прерваться и освоить то, что найдено. Решение такое: у вас есть упражнения и несколько заданий: дать определение понятию «Состояние сознания», дать определение тому, что вы называете «логичностью». И еще одно: дайте определение «разуму».
Этого очень, очень не мало. А я возобновлю сим как только вы будете готовы. А пока начну готовить Большой сим очищения. Так что вы не прогадаете.
Скоморох
Отклики
1.
Отклик на Стоп Ведогонь!
Что такое состояния сознания
От Острова
14.11.04
Остров, ты счастливый человек. Ты потратил на психологию состояний целый вечер, если не два. А вот такие дураки, как я или Конфуций  — лет по двадцать.
Скоморох, я думаю это тенденция. Сейчас к нам в группу приходят новые люди, и то, на что я когда-то потратил 5 лет, они осваивают за год. И горечь проступает на губах, от осознания, что часть этих 5 лет ушло почти впустую.
А те, которые придут, наверное, лет через 20, будут за пару месяцев осваивать то, на что мы тратили десятки лет. Мне и горько от этого, и я бы рад был тому, если так случится.
Остров
Острову
К счастью, важны не те знания, что мы берем, а то, как мы меняем себя, беря их. Знания так же не взять с собой за ту черту, как и богатство. В призраке мы еще помним кое-что земное, но чем тоньше тела, в которых мы уходим, тем больше слоев лопоти мы скидываем. И остаются только те знания, которые стали самой нашей сущностью.
Так что, пусть учатся быстрее. Количество усилий по изменению себя все равно потребуется то, какое требуется.
Скоморох
2.
Стоп Ведогонь
13.10.04
От Конфуция
Скоморох, здравствуй, попробовал поработать с понятием сознание, как оно интерпретируется в современной академической психологии. Тема эта довольно обширная, поэтому мои наскоки на нее весьма хаотичны, но я все равно решился отправить это письмо, надо же с чего-то начать, возможно, в дальнейшем как-то удастся вырулить на что-то действительно важное.
Первое с чем я столкнулся, начав ворошить собственные воспоминания о встрече с академическими психологами и вчитываясь в те источники, до которых добрался, это то, что вопрос о природе сознания вообще-то стараются вынести за скобки, попросту отмахиваясь от него, и в лучшем случае отсылают к философам или тем, кто занимается междисциплинарными изысканиями, например, на стыке философии, антропологии, биологии, теории систем, искусственного интеллекта, синергетики и т. п. по нарастающей.
Такое ощущение, что, как общепсихологическая категория, категория «сознания» малопривлекательна для исследователя от науки.
Зато в последнее время начал проявляться повышенный интерес к другой основной психологической категории — «психологические состояния».
Возникает резонный вопрос «психологических состояний» чего?
Листаю хрестоматию «Психология состояний» под ред. проф. А. О. Прохорова, СПб.: Речь, 2004 г., и лишь на 70 странице натыкаюсь на такое понятие как состояние «сознание-внимание», которые, по мнению авторов (В. А. Ганзена и В. Н. Юрченко), являются фоновыми и создают условия для всей психической жизни человека. Т. е. понятие «сознание» трактуется, скорее всего, не как фундаментальное и изначальное, а скорее как родовое и по отношению к более общему и фундаментальному понятию «психическое состояние».
В этой же хрестоматии читаю: «В настоящее время в психологии считается общепринятым, что психическое состояние — это особая категория, объединяющая большую группу психических явлений». Отсюда, кстати, видимо, и выводится, что «сознание» не столько субстанция, а сколько процесс. То есть «сознание» тождественно «осознанию» кого-то или чего-то. Отсюда не случайна связка «сознание-внимание».
То же понятие «внимание» в общей психологии трактуется как процесс, наряду с эмоциями.
Далее концепция сознания рассматривается только в связи с его состояниями, в частности с измененными состояниями сознания ИСС. Здесь авторы выше означенной хрестоматии для студентов психологических факультетов отталкиваются в своих повествования от, как они пишут, различных моделей, описывающих ИСС:
«дискретные, континуальные и дискретно-континуальные».
Далее я приведу кусок из этой хрестоматии, который, на мой взгляд, достаточно полно характеризует современные взгляды научных кругов на проблему «состояний сознания»:
«…Наиболее ярким представителем первого (дискретного) подхода является Ч. Тарт. Основываясь на представлении о сознании как о сложно организованной системной конструкции, он развивает концепцию прерывных или дискретных состояний сознания.
Под дискретным ИСС понимается новая по отношению к базисному дискретному состоянию (например, обычному бодрствованию)  система, обладающая присущими только ей характеристиками, своей хорошо упорядоченной, целостной совокупностью психологических функций, которые обеспечивают ее стабильность даже при значительных изменениях отдельных подсистем или определенной перемене внешних условий… К созданию теории дискретных состояний сознания Ч. Тарта привели исследования динамики изменения сознания при погружении индивида в гипнотический сон. Он обратил внимание, что переход от обычного бодрствующего состояния к гипнотическому состоянию происходят по типу “квантового скачка”. Основные подсистемы при этом резко перестраиваются и организуются в новую, стабильную системную конструкцию, характеризуемую, в отличие от прежней, относительной пассивностью большинства структур сознания, слабым функционированием ряда важных психических процессов.
Противоположной Ч. Тарту точки зрения придерживается К. Мартиндейл, являющейся представителем континуального подхода к моделированию ИСС. В своей теории непрерывных состояний сознания он основывается на предположении о том, что по мере постепенной регрессии сознания, происходящей под воздействием совершенно различных факторов, основные психологические показатели меняются плавно, без скачков и ИСС непрерывно переходят одно в другое. Так, например, при приеме психоделических препаратов (например ЛСД), при гипнотическом или медитативном воздействии, при сенсорной депривации или постепенном засыпании индивид, погружаясь во все более глубокие состояния, плавно переходит не в различные, а идентичные ИСС. При этом индуцирование ИСС при действии таких различных процессов происходит практически по одному и тому же механизму — постепенной регрессии сознания от обычного, базового состояния (бодрствования) к измененным состояниям, характеризующимся активизацией более древних, архаических структур сознания. В подтверждение своего подхода К. Мартиндейл ссылается на психоанализ, в котором утверждается, что, например, при углублении психического заболевания происходит регрессия от обычного, “вторичного” способа мышления к пралогическому, “первичному”.
К. Мартиндейл предлагает одномерную ось вторичный процесс—первичный процесс, являющуюся основным измерением, вдоль которого изменяется не только мышление, но и все другие аспекты сознания.
Так как ось одномерная, то различные ИСС отличаются только одним значимым параметром—положением на оси регрессии.
Представитель дискретно-континуального подхода А. Дитрих в своей теории смежных состояний сознания опирается на работы В. Вундта, схематично описывающего психику в виде круга, в центре которого бодрствующее сознание, на окружности бессознательное, а внутри круга переходные структуры сознания, качественно различающиеся (разные радиусы), но сравнимые друг с другом (принадлежащие одному концентрическому кольцу, т. е. равноудаленные от центра). С точки зрения В. Вундта, по мере удаления от центра к периферии отдельные психические состояния постепенно теряют свойства сознательности. А. Дитрих показывает, что хотя обычные состояния сознания бывают разные, наборы переменных, характеризующих ИСС различных кругов, часто линейно коррелируют друг с другом и имеют большую степень смежности друг с другом. Таким образом, в соответствии с моделью А. Дитриха, состояния сознания прерывны, так как ими управляют разные закономерности, но и одновременно в большой степени смежны, что устанавливается их корреляцией (связностью) между собой».
Вот такой снотворящий текст.
Больше пока качественно нового о сознании в общепсихологической литературе я не нашел.
Я еще немного пробежался по Интернету и ссылкам, так или иначе выводящем на понятие сознание. Ниже привожу некоторые результаты моего скольжения.
Так часть современных ученых склоняются к тому,
«…что сознание — это нечто подобное квантовому компьютеру, т. е. представляет собой вполне материальную макроскопическую квантовую подсистему мозга, которая, благодаря своей квантовой природе, способна чрезвычайно эффективно обрабатывать сенсорную и иную информацию, осуществлять сложные логические операции…»
«…Философским основанием отождествления сознания с квантовым компьютером может служить, в частности, так называемый “двухаспектный подход”, предложенный еще в середине 19 века Г. Т. Фехнером. Согласно этой концепции материя и сознание соотносятся как “внутреннее” и “внешнее”, т. е. как “бытие, как оно существует само по себе”, и его восприятие извне — “проекция” в сознание другого субъекта. Материя с этой точки зрения есть лишь восприятие иной субъективности и, следовательно, фундаментальным является не разделение бытия на материю и сознание, а различие между “Я” и “не-Я”».
«…К числу предельно общих свойств сознания, имеющих квантовые аналоги, относятся целостность, временная нелокальность (конечная, ненулевая временная протяженность чувственно переживаемого “сейчас” и сверхвременность смысла), а также двойственная актуально-потенциальная структура сознания — наличие в сознании наряду с актуальными, чувственными переживаниями, также сверхчувственных (бескачественных, внепространственных и вневременных) смыслов, которые, как показано, можно истолковать как “чистые потенции”, т. е. онтологически наличные возможности, присущие тем или иным актуальным переживаниям…» (Электронная версия издания: Иванов Е. М. Материя и субъективность. — Саратов: Изд-во СГУ, 1998. — 168 с. Текст изменен и дополнен 22.05.99. (http://newasp.omskreg.ru/intellect/f44.htm)).
И далее.
«Однако, особую остроту психофизической проблеме придает нечто иное — именно то обстоятельство, что мозг не просто обрабатывает информацию, принимает поведенческие решения и контролирует их выполнение. Он также каким-то образом “производит” ощущения, образы, представления, смыслы, способен испытывать желания, страхи, надежду, любовь. Иными словами, помимо внешней, функциональной стороны, сознание обладает “внутренней” стороной — субъективным миром непосредственно данного, переживаемого. Для описания внутреннего мира субъекта необходимы такие категории, как “чувственное качество”, смысл, интенция, “самость” и т. п. — которые, как представляется на первый взгляд, не имеет ничего общего с категориями, с помощью которых мы описываем мозг, как физический объект».
Далее автор привлекает ряд современных данных из области нейрофизиологии мозга и показывает несостоятельность поиска мозговых субстратов сознания на уровне анатомии и функциональной деятельности мозга человека, предлагая изменить направление поиска.
«Корреляты субъективного нужно искать не на нейрофизиологическом, а на квантовом уровне…».
В данной работе предлагается скорее бытовое с долей философских терминов определение понятия сознания.
«…сознание, в обычном смысле этого слова, непременно предполагает знание о том или ином содержании сферы субъективного. Если я что-то осознаю, то это означает, что я способен дать отчет себе и другим о наличии в моей субъективности осознаваемого мною элемента. То есть осознание предполагает возможность осуществления рефлексивного акта. Сферу субъективного мы определили выше как совокупность “данного”, “наличного”, “присутствующего”».
«…помимо рефлексируемого содержания субъективного существует внерефлексивное (дорефлексивное, иррефлексивное) субъективное, которое можно, также, обозначить как “бессознательное”».
Т. е., как я понял, идет уход от выделения «сознания» в отдельное неделимое «истотное» понятие и дается его определение «через сферу субъективного», фактически как некой функции, некого Я, это неоднократно подчеркивается в дальнейшем.
«…Так, человек не способен полноценно осознавать себя во сне, в состоянии сильного наркотического опьянения, в различных патологических состояниях психики (делирий, онейроид, оглушение). Однако во всех этих случаях, тем не менее, сохраняется то, что можно назвать “внутренним миром” или “субъективным” — поскольку сохраняются переживания: ощущения, образы, даже какая-то редуцированная возможность осмысления происходящего. Однако, все это феномены, о которых мы не способны дать отчет в момент их переживания, но которые, благодаря фиксации в памяти, могут быть обнаружены ретроспективно. (Некоторые авторы предпочитают в данных случаях говорить об “измененных состояниях сознания” (116) или о “нерефлексивном сознании”. Поскольку рефлексивность, как нам представляется, является сущностной характеристикой сознания — эти термины представляются некорректными. В этих случаях следует говорить о субъективном, но не о сознании)».
Как я понял, в части философско-психологических работ существует определение сознания, скорее, как «осознания».
Всего одна буква — и смыслы смещаются и меняются. «Сознание» получается чем-то вроде луча прожектора, который направляют на темную область, и он высвечивает пятно, в котором мы видим что-то знакомое или незнакомое и пытаемся это как-то определить и дать этому имя.
Берем следующий источник. http://www.realyoga.ru/index.php?r1= 1&r2=4&r3=3&book_id=385&id=385.
«…Удивительной существенной чертой биологических процессов является то, что, несмотря на огромное количество вовлеченных молекул, они упорядочены во времени и пространстве» (Li, 1996a, p. 42)».
В данном случае я ограничился в поисках определения сознания только «живыми» объектами, исходя из основной лествицы мышления3 (насколько я помню), «жизни» как родового по отношению к «сознанию» понятия. Вот и автор предлагаемого текста делает попытку неразрывно связать два фундаментальных понятия «сознание и жизнь».
«В нейробиологии и когнитивных науках эта проблема (проблема упорядоченности и согласованности) проявилась на основании накопления хорошо известных сегодня фактов об устройстве мозга, (которые говорят о том), что индивидуальные черты воспринимаемого объекта (в процессе восприятия) обрабатываются (мозгом) по отдельности, в то время как объект (всегда) проявлен целиком, таким образом полный, динамично изменяющийся мир представлен (в личностном сознании) как целостный и связанный…».
В этой работе у автора «личностное сознание» выступает, скорее, как некий «объем», пространство, в которое поступает информация, которая обрабатывается мозгом, или, точнее, своеобразной «программой», для которой мозг является носителем. И в последующем вся работа строится на том, что вводится такое понятие как некое поле Гурвича.
«Поле Гурвича не идентифицируется с каким-либо из известных науке физических полей…»
И далее, только главное не упасть со стула.
«Принцип действия поля Гурвича на морфологическом уровне определяется как воздействие на эквипотенциальные элементы (клетки) интегрального морфологического поля, вызывающего пространственную ориентацию и/или движение клеток.
Теория Гурвича имеет вид математической модели со строго определенными постулатами, которые рассматривают векторный отталкивающий характер поля, его анизотропию, источники, природу элементарной “вспышки” (элементарного акта проявления) поля, формирование интегральных микро- и макрополей, динамику напряженности поля и его связь со скоростью метаболизма. Теория полей Гурвича была использована для адекватного описания различных манифестаций жизни на каждом (известном) уровне биологической организации (молекулярном, клеточном и морфологическом), а именно — морфогенез, дифференциация, митоз, метаболические процессы, нейромускульная физиология и функционирование кортекса мозга.
Приложения теории Гурвича к сфере психики были основаны на анализе цитоархитектуры (cytoarchitectonics) кортекса как геометрического континуума в противоположность общепринятой нейронной теории, основанной на дискретной нейронной активации и очень сложной сети нейронных взаимосвязей. В свете теории Гурвича возмущения в высокореактивном динамическом интегральном поле кортекса и есть то, что коррелирует с (выражено в) психической феноменологией.
Соответственно данная теория “описывает” такие проявления сознания как ощущения, чувства, память и воспоминание, а также “объясняет” эмбриогенез сознания и сомато-психический пробел (разрыв). Анализ эмбриогенеза сознания показывает невозможность установить момент зарождения начальной психической феноменологии и его связь с (отношение к) каким-либо (определенным, пусковым) событием во всем цикле развития… Это дает возможность понять сознание как биологическую реальность, описанную тем же языком, что и биологические явления».
Вот он! Тайный язык Науки!
«…Таким образом, синтаксически корректное нетавтологичное определение (сознания) может быть сформулировано в тесной связи с принятыми здесь концепциями, которые основаны на теории биологических полей Гурвича как рабочем виталистическом принципе.
В противоположность классическому дуализму, который устанавливает принципиальный разрыв между реалиями сознания и не-сознания, витализм устанавливает разрыв между живым и неживым, где сознание есть неотъемлемый атрибут жизни, а развитие соматической и ментальной сфер происходит в тесной взаимосвязи.
Единственной начальной точкой индивидуального психического развития является отдельная зигота. Начальный «опыт» эмбриона постулируется как его текущее (заложенное в нем и последовательно проявляющееся во времени — В.Б.) знание о своих развивающихся (изменяющихся) морфологических контурах (“геометрическое чувство”). Это рудиментное (“пре-церебральное”) сознание есть интегральная часть психического действия, выраженного в том, что эмбрион “знает” (“ощущает”) геометрию своих форм (следовательно, имеется текущий контроль, сравнение с неким образцом? — В.Б. ) и “действует” морфогенетически сглаживая любые отклонения от “нормального плана” развития, определенного видо-специфичной анизотропией (неравновесностью) поля».
«Элементарное сознание (протосознание) есть способность любой живой системы чувствовать свою развивающуюся, динамически флуктуирующую видо-специфичную морфологию (синонимы этой способности — морфическое чувство, ощущение геометрии — формы).
Это “геометрическое ощущение”, которым обладает каждая живая система, тесно связано с потребностью сохранять видо-специфичность живой формы, морфогенетически реагируя на различные эффекты, вызванные разнообразными факторами, изменяющими или разрушающими систему. Следовательно, комбинация: “геометрическое чувство” — “морфогенетическая реакция” есть не что иное, как рудиментарный психический акт (“морфологический разум”)».
Конфуцию. По определению состояния
Вот ты и понял, как профессионал, что с одной из основных частей психологии — с наукой о состояниях — так же хило, как с наукой о процессах и о способностях.
Прохоров, кстати, за основу берет определение Левитова, которое было сделано еще в Хрущевские времена. А вот что касается Тарта, то прежде чем сличать его с другими исследователями сознания, надо бы заглянуть в оригиналы и выяснить: он говорит о сознании или уме? Большая часть американской «психологии сознания» получила это имя лишь в русских переводах. А сами они исследуют mind.
Да, ладно. Более всего мне от тебя было нужно именно это мнение: похоже, что с состояниями сознания через психологию не разобраться. По крайней мере, это не для простого человека и даже не для прикладника. Мне эта твоя оценка, если я верно тебя понял, важна тем, что она покажет остальным нашим исследователям независимый от меня взгляд на то, что мы исследуем.
Спасибо.
Скоморох
1 Кресение - способ очищения сознания, которому обучают в Училищах русской народной культуры.
2 Андреев А. Магия и культура в науке управления. — Иваново: Издательское товарищество "Роща Академии", 2010.
3 Основная лествица мышления - одно из основных понятий Учебного курса практической психологии Училища русской народной культуры.
 
Часть вторая. Наука о состояниях
Собранный в первой части исследования материал наблюдений, при всей легкости и даже поверхностности предложенного подхода, позволил определиться с вопросами, которые позволили бы сузить тему, но за счет этого сужения достичь большей глубины исследования. Одним из главных вопросов, способных запутать любого исследователя, оказался общепринятый способ обозначать сон как «состояние» или «состояние сознания».
Как это ни странно, но, несмотря на тысячи публикаций, посвященных состояниям сознания и модным сейчас измененным состояниям сознания, в научной литературе, в сущности, невозможно найти ни определения «состояния сознания», ни, тем более, определения просто понятия «состояние».
Для того, чтобы прикладное исследование могло развиваться, потребовалось набрать какой-то объем теории, в значении «созерцания» или «осмысления» изучаемого предмета, который позволил бы заполнить эту дыру в научном понимании сна. Именно этому и были посвящены несколько небольших глав, которые были написаны в промежутке между первой и второй частями семинара.
  
Глава 1. Сон как состояниеСон — явление всеобъемлющее и потому представляющее для профессионального психолога непрерывный кошмар. Очнувшись от него утром, целый день психолог знает, что скоро снова рухнет в это, чему он не может дать определения. Остается только не думать о том, что живешь изо сна в сон. Но тогда тебя начинают терроризировать простые люди, требующие от тебя ответа на вопрос: что такое сон?
Что делать?
Психолог пишет о сне. Пишет так, чтобы никто ничего не понял, но все поняли, что не понимают они, а не психолог. В итоге рождается что-то вроде:
«Сон  — периодическое функциональное состояние человека и животных со специфическими поведенческими проявлениями в вегетативной и моторной сферах, характеризующееся значительной обездвиженностью и отключенностью от сенсорных воздействий внешнего мира».
Это Петровский и Ярошевский, чей словарь был основой взглядов большинства наших рядовых психологов. Что вы из этого определения поняли? Что надо бы перевести его на русский и, вообще, разобраться. Например, до того, как перевести слово «функция», хочется понять: «Сон — периодическое функциональное состояние» — это состояние функций или это сон становится функцией? Или же нам надо переводить не только явно иностранные слова, вроде «функции», но и словосочетания с ними, вроде «функциональное состояние», которые никак не определяются из значений входящих в них слов, по крайней мере, не равны им и, соединившись, начинают обозначать что-то особенное.
Короче говоря, я хочу показать, что перевод этакого «простого» словарного определения может осуществить только член сообщества профессиональных психологов, а нам с вами, очевидно, предлагается пользоваться толковыми и энциклопедическими словарями.
«Советский энциклопедический словарь» определяет сон как «периодически наступающее физиологическое состояние у человека и животных».
Как видите, для психологов сон — уже функциональное состояние, а для народа — еще физиологическое. Эти мои «уже» и «еще» вовсе не шутка. В этом различии отразилось значительное движение психологии в ее борьбе за самостоятельный предмет, от физиологического понимания к собственно психологическому.
Сон как физиологическое состояние — это вообще не определение и даже не описание названного явления. Это способ утвердить физиологию во всем. Назовем сон так, и всем ясно, что этот участок золотоносной жилы застолблен и у него есть хозяин, с которым лучше не ссориться.
А что действительно означает выражение: сон как физиологическое состояние? Если огрубить, то: сон — это состояние тела, фюзиса. И это не натяжка, это точнейшее определение предмета исследования, какое только и могла создать физиология. Иными словами, физиология могла и собиралась делать только то, что ей по силам: исследовать тело во время сна. Не сон же ей исследовать своими методами!
Вот и все. И это строго и приемлемо. Как из этого сделали полное определение сна и как сделали вообще определение сна, понять можно, только глядя на то, как утверждалась советская власть. То есть через политику.
Но для нас это означает, что определение: сон — физиологическое состояние, — использовать можно, как мы используем платоновский анамнезис или образ пещеры. По теням, которые отбрасываются на стены, мы можем судить о мире. По теням, проходящим перед нашими глазами, мы можем припоминать то, что душа видела в тех мирах. По тому, как меняется тело во время сна, мы можем делать выводы о самом сне…
При этом вы не могли не заметить — сон постоянно определяется как состояние. Когда мы говорили о психологическом определении, я пошутил: не состояние ли это функций? Если вы взглянете на определение физиологическое, то поймете, что это вовсе не шутка. Физиолог говорит об особом состоянии тела. А о чем говорит психолог?
Словарь Мещерякова и Зинченко ограничивается вначале самой краткой формулой:
«Сон (англ. sleep)  — одно из функциональных состояний человека».
Функциональное состояние выделено, что означает, что нам предлагается посмотреть, что такое «функциональные состояния». А заодно — и что думают об этом американцы, наверное.
Далее словарь расписывает все то, что успели намерить физиологи в спящих телах, и излагает отдельно собственно психологические теории сна, начиная с Фрейда. Но без определений. Придется смотреть «функциональные состояния», в надежде, что там хранятся все ответы.
Но нет такой статьи в словаре! Есть подтасовка, которую мы должны проглотить за то же самое:
Функциональное состояние организма (functional state of orga-nism).
Значит, я все-таки прав, состояние это относится не к «сон»… А к телу. Сон — это не состояние. Состояние — это «тело» во время сна. Не подозревать же психологов, что они здесь под именем «организм» имели в виду душу?..
Сон как функциональное состояние означает: сон — это некое состояние тела, во время которого происходит «интеграция активности различных физиологических систем, определяющая особенности осуществления деятельности».
Осуществления деятельности? Какой? Ну, да! Сплю я. Деятельность точно меняется. Или отсутствует… Как в этом разобраться?
Плевать. Важно одно: словари постоянно указывают источник своих знаний в функциональных состояниях, приводя пояснения к научному языку на английском. Так что не будет преувеличением предположить прямое заимствование из англо-американской психологии. Возможно, именно там и надо искать. А что говорят о сне американцы?
Ребер дает такое определение:
«Сон. В основном определенная потеря сознания, характеризуемая рядом поведенческих и нейрофизиологических эффектов. В современной психологии сон и определенные физиологические события, в частности, паттерны биоэлектрической активности мозга, регистрируемые электроэнцефалографом, метаболические процессы, мышечный тонус, частота сердцебиения и дыхания, и, что важно, наличие или отсутствие быстрых движений глаз (БДГ)».
Итак, современная американская психология изучает сон через тело и физиологию.
«Психологическая энциклопедия» Корсини и Ауэрбаха определений избегает, а пишет много. Приведу начало их статьи, оно показательно:
«Сон (sleep)
Умозрительные рассуждения о природе сна восходят к периоду античности (Аристотель написал отдельную главу о сне), тогда как эмпирические исследования сна — как одно из проявлений развития наук о жизни — появились лишь в XIX веке.
Важное событие, связанное с совершенствованием исследовательской технологии, произошло в 1937 году. Электроэнцефалограмма (ЭЭГ), позволяющая измерять мозговые импульсы, показала отчетливые и систематические изменения паттерна, наблюдаемые в момент засыпания и на протяжении периода Сна. Впервые появилась возможность объективно и непрерывно измерять сон и наблюдать его как активный процесс» (с. 823).
Что это? История изучения сна? Или история самообмана? Как можно мерить электрическую активность мозга и говорить, считать, убеждать себя и других, что меряешь сон?
Разве что сон для тебя — это определенный вид работы мозга. И тогда, вот такая его активность и есть бодрствование, а такая — сон…
Но это уж совсем физиология, а психологи сейчас, как вы заметили, связывают сон с сознанием, называя его одним из состояний сознания. Тут мы попадаем в новую ловушку, потому что при этом никто не дал определения ни сознанию, ни состоянию.
Глава 2. СостоянияОпределять сознание в этой книге я не хочу, потому что посвятил этому отдельное большое исследование1, которое, к тому же, продолжается в следующих книгах.
Что такое состояние? Определить это понятие очень важно, потому что мы очень сильно зависим от мнения науки и без нее решаемся разве что рассказывать свои сны, да и то несколько стыдясь этого. Сами же психологи однозначно заявляют:
«Психические состояния, наряду с процессами и свойствами, относятся к основным категориям психических явлений» (Прохо-ров А.О. Предисловие // Психология состояний, с. 3).
Правда, сами же психологи тут же признаются, что состояния «как общепсихологическая категория, проявления которой составляют нашу актуальную жизнь, она до настоящего времени остается во многом недостаточно изучена — как в отношении теоретических основ, так и в прикладном, практическом плане» (Там же).
Так что, психология, что такое состояние, не знает, хотя и считает, что это ее главная составляющая. Правда, она признается временами и в том, что не знает и что такое процессы и свойства, но это уже к слову.
А что касается состояний, то русская психология до сих пор танцует от определения, сделанного Левитовым еще в начале шестидесятых годов прошлого века. Определение это настолько совершенно по форме, что становится понятным, почему на нем движение мысли замерло:
«Определение психического состояния как особой психологической категории формулируется так: это — целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности» (Левитов. Определение психического состояния // Психические состояния, с. 31).
Это определение явно писалось не ради исследования, а ради защиты сообщества от вопросов и вопросиков. Иначе говоря, это не дверь, открывающая нечто, это люк или пробка, что-то закрывающая. Например, дискуссию.
То, как развивают современные психологи это определение, очень показательно. Оно словно выпивало из душ исследователей силу жизни, в итоге это и передается по традиции. Я покажу это на примере рассуждений, пожалуй, лучшего русского психолога состояний проф. Прохорова.
Он начинает работу «Определение понятия “психическое состояние”» все с того же предупреждения: психические состояния являются малоизученной областью. Психические состояния, конечно, не совсем состояния сознания и не совсем функциональные или физиологические состояния, но я позволяю себе в начале исследования использовать все эти выражения как синонимы, поскольку в действительности ни один психолог не сможет сказать, что, говоря о состояниях сознания, он определенно говорил не о психических состояниях. В рамках общей психологии это пока еще одно и то же.
Итак, Прохоров начинает свое исследование очень корректно, как говорится. С истории предмета. Это показывает, что он действительно хороший исследователь.
«Такая малоизученность находит свое отражение в определении понятия “психическое состояние”.
Начиная с определения, данного В. Далем, где состояние понимается как “положение, в каком кто или что состоит, находится, есть; отношения предмета”, а глагол “состоять”  — как “быть составлен, заключать в себе составные части и слагаться из них”, определений Джеймса и Рибо, Ю. Е. Сосновиковой, Н. Д. Левитова и других, психические состояния рассматриваются как самостоятельная “целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и свойств личности”».
Признаюсь честно: я подозреваю, что здесь Прохоров привел определение Левитова, но я не уверен, потому что успеваю его забыть, пока поднимаю глаза на несколько строчек, чтобы сличить. Но это не столь важно, как то, что и определение Даля оказалось соответствующим этому правящему психологическому определению. Как говорится, любое лыко в строку.
Между тем, Даль не дает определения «психического состояния», к которому его притянул профессор Прохоров, он определяет «состояние» как таковое. Это пометка к тому, можно ли так вольно использовать все эти выражения в расширительном смысле, как делаю я, не задумываясь об их точном разграничении. Похоже, это вполне допустимый для психологии состояний уровень точности.
Однако, по отношению к Далю Прохоров допускает и другие вольности, подводя его под основание своих рассуждений. В частности, приведенное им «состоять», как быть составленным, в принципе противоречит и определению Левитова, поскольку деятельность не может быть составлена, и вообще правящему воззрению психологии на сознание, которое не может иметь содержаний, поскольку имеет процессы.
Но к Далю я еще вернусь. Пока мне нужно составить представление о том, как видит состояние современная психология в лице профессора Прохорова.
А видит она его так.
Сначала Прохоров приводит определения понятия «состояние» всех более или менее значимых психологов, а потом делает вывод, который как раз и является для меня примером обес-кровленной левитовским подходом традиции:
«Подытоживая приведенные выше определения, можно отметить, что психическое состояние как явление характеризуется целостностью, является реакцией личности на внешние и внутренние стимулы, служит промежуточным звеном между процессами и свойствами личности и связано с ними, на некоторое время характеризует своеобразие психической деятельности и имеет определенные временные границы» (Там же, с. 36).
Приглядитесь к этим словам. Вот только что был исследователь, но как только прикоснулся к традиции своей школы, вдруг перекинулся в начетчика. Ведь он, похоже, даже не видит, как совершает подмену. Это определение было бы приемлемым, если бы после слов: «психическое состояние как явление характеризуется» — он вставил: психологами.
Нигде он не показал, что состояние действительно характеризуется перечисленными свойствами. Он вообще не прикасался к понятию состояния. Он привел мнения других исследователей или не исследователей и должен был привести нас не к определению состояния как такового, а к картине сегодняшнего состояния дел в науке о состоянии. Он всюду должен был уточнить: как считают психологи.
Вместо этого мы получили определение психического состояния, в котором действительность подменена, а значит, из которого откачана сила жизни, спорость, как говорили на Руси.
Продолжать дальнейшее изучение этой школы просто неполезно и нездорово, поскольку Прохоров подвел ее итоги. Тупик. Надо возвращаться и искать другие пути.
 
Глава 3. Состояние и состояние сознанияО том, что никто из психологов не в состоянии дать определение понятию «сознание», я сейчас говорить не хочу. Я написал об этом достаточно подробно в другой книге. Да и не нужно никакого исследования, чтобы увидеть, что все, что говорилось сейчас о состояниях, основывается на понимании сознания как работы нервной системы. В сущности, это не психологическая часть в психологии. Иначе говоря, это определение сознанию дали не психологи, а физиологи. Психологи же пользуются им, отказавшись от собственно психологического определения.
Это вторая путаница в науке о состояниях. Первая, как вы поняли, связана с тем, что психологам совершенно все равно, какие состояния они называют. Все они для них одно и то же.
Эта путаница перешла и к клиницистам и психотерапевтам. К примеру, книга двух терапевтов Ахмедова и Жидко называется «Психотерапия в особых состояниях сознания». Это значит, что понятие «состояние сознания» является родовым и объединяет собой все более мелкие, видовые понятия. Естественно, для прикладников сюда попадает и сон, которому посвящена глава «Состояние сна», начинающаяся с определения:
«Сон представляет собой сложно организованное функциональное состояние мозга, во время которого отмечаются выраженные физиологические изменения во всех отделах и системах» (Ахмедов, с. 744).
Сомневаться в том, что так они описывают именно сознание, не приходится, потому что вся книга столь же причудливо увязывает сознание с физиологией.
Для нас это означает, что сегодня психологи, изучающие сон, склонны лишать себя собственного предмета, и изгоняют сознание из своих исследований, лишь используя словосочетание: сон — это особое состояние сознания. По большому счету, это значит, что при рассмотрении психологических работ дополнение «сознание» можно исключить из рассмотрения и ограничиться лишь состоянием, в надежде, что тут можно добиться большей определенности.
Итак, сон — это состояние. Не важно, чего. Скажем, мое состояние. Что такое состояние? Кто и когда ввел это слово в психологию, я не знаю. Но в середине XIX века Даль пишет так:
«Состоянье (состояние) быть, положенье, в каком кто или что-либо состоит, находится, есть; отношение предмета. Больной в плохом состоянии. А в каком состоянии его дела? Дом в ветхом состоянии. Он в спокойном состоянии духа. Плавающее тело, в состоянии покоя…»
Как видите, все эти значения вполне современны и явно сохранились в языке без изменений. Именно их и использует психология. Правда, следующий куст значений почти полностью ушел из современной речи.
«Сословие, звание, каста; звание, род занятий и род жизни, по рожденью, либо наследственно, или по избранью. Податные состояния, крестьяне, мещане, ремесленники. Лишить кого, по суду, прав состоянья. Преимущественное состоянье, сословие дворян. Перед законом все состояния равны».
Сейчас от этого значения сохранилось только выражение «состоять», например, в партии. Что значит, быть, находиться, то есть находить себя. Это означает некое пространство, в котором ты пребываешь. Хотя бы общественное пространство, вроде сообщества. И значит, исходно связано с «двигаться» и «стоять».
Еще одно значение, тоже изрядно устаревшее, все же помнится лучше. Это состояние как «богатство, зажиточность, именье, достаток, собь. У него хорошее состоянье. Огромное состоянье отцовское пало в играх».
И сейчас еще звучит: сколотить состояние. Но самое показательное выражение: составить состояние. Оно передает другое исходное значение этого выражения, которое, похоже, в данном случае происходит не от корня «стоять», а от «составить», — со-стоять. И тут мы от значения «двигаться», что психологи соотносят с процессами, переходим к значению «составлять», что означает устройство и содержание.
А вот это совершенно неприемлемое понимание, поскольку нервная деятельность может протекать, но не может иметь устройства и содержаний, как не может их иметь вода в водопроводе. Устройство заключено в трубах, то есть в нервной системе, а содержанием воды является сама вода.
Это понимание состояния разрушает физиологический подход и заставляет, во-первых, задуматься о сознании как таковом, а во-вторых, о сознании как некоем пространстве, к тому же имеющем устройство и содержания.
 
Глава 4. Состояние по-американскиБольшое видится на расстояньи. Чтобы понять, что такое наше «состояние сознания», забегу издалека, из Америки. Наша современная психология не скрывает своей зависимости от тех путей, которыми предпочитает идти наука главной Империи мира. Поэтому, читая у наших психологов выражение «состояние сознания», я не могу быть уверен, сказали ли они именно это, или же они перевели state of consciousness.
Выражение это с американского иначе, чем состоянием сознания, и не переведешь, и все же, как психолог, я не могу не видеть, что за одинаковыми словами могут стоять совсем разные образы. И в случае перевода наш психолог мыслит не по-русски. А значит, я не имею права узнавать в его словах то, что ожидаю, как от человека родной культуры. Нет, с ним надо быть настороже каждый миг и постоянно спрашивать себя: верно ли я понял то, что он сказал?
Итак, современная американская наука, выросшая из штанишек академической психологии и называющая себя (как переводят у нас) наукой о сознании, что точнее было бы перевести как науку об уме (mind), однозначно относит сон к состояниям сознания, а точнее, к измененным состояниям сознания. Как это звучит в имеющей вид большого обзора книге Сюзанны Блэкмор: Altered States of Consciousness.
Что такое State? Значений много. Если это слово использовать как глагол, то оно означает «излагать», «заявлять» или «устанавливать», «точно определять». Но в русском это бы звучало как «ставить». To state a question — поставить вопрос. По крайней мере, в современном русском, в котором вопросы ставят, а не задают. И вопросы решают, а не отвечают на них.
Боюсь, что это влияние все того же американизированного языка международной бюрократии. В Штатах, то есть в Империи, он развивается из того же понимания state, которое означает государство. United States. Эти значения побочные, но они показывают какую-то важную основу, скрывающуюся в state. Вероятно, она же звучит и в производном от него слове static — статичный, неподвижный. И в слове statute — статут, установление.
Статуты — это то, что позволяет обосновать имперскую идеологию — основательность, прочность и неизменность. Что бы ни происходило, а империя будет стоять и подавлять. Она сильнее всего. Вот поэтому имперский язык управления и заимствовался властями Советского Союза, откуда полз по бюрократической пирамиде в народные массы, как приводной ремень.
Для нас же важно то, что в понятии «состояние», и понятие «state» это ярко подчеркивает, внезапно совместились движение с неподвижностью. Это позволяет понять странности в том, как наши психологи говорят о состояниях сознания как о каких-то процессах, которые протекают в нем после обретения нового качества. Например, по засыпании. Процессы — это движения и изменения. Со-стояние — это стояние.
Получается, что состояние — это движение в неподвижности. Это любопытно, над этим стоит подумать.
Но посмотрим еще на одну подсказку в английском языке. Вот как переводят наши словари слово «state».
State — 1. состояние, положение. 2. строение. 3. общественное положение, сословная принадлежность. 4. великолепие, пышность.
Как видите, в некоторых значениях русские и английские понятия, лежащие в основе этих столь созвучных слов, удивительно близки, если вспомнить, как определяет состояние Даль. Отсюда можно сделать вывод, что понятие, скрывающееся под русским словом «состояние» и английским «state», очень древнее, и существовало еще во времена близости славянского и германского протонародов.
Этимологические словари об этом, правда, не пишут, но Фасмер пытается русское слово «состав» вывести из каких-то греческих и немецких слов. Так что, и слава богу, что не пишут, а то пошло бы гулять мнение, что мы этому слову у немцев научились. А без греков ни стоять, ни ставить не могли. Но слова «состав» и «строение» не случайны и еще помогут нам разобраться в этой загадке.
Тем не менее, мы начнем с того, что вдумаемся в выражение «общественное положение», для которого в старом русском языке было имя «местничество».
Ясно, что в нем идет речь не том, что ты лежишь или стоишь в обществе. Речь идет о том, что ты занимаешь в нем «место».
«Место», которое я поставил в кавычки, тоже надо понять. Это явно не то, что понимает под местом физическая механика. Это выражение возникло задолго до рождения естественной науки, а значит, от него нельзя требовать соответствия научным понятиям, где место — это объем пространства, которое занимает твое физическое тело, и может быть измерено по трем измерениям — ширине, высоте и глубине. Так Декарт определял тела.
Место, которое мы «занимаем» в соревнованиях, имеет только два измерения, они же ограничения — впереди и позади. «Место» соревнований плоское, двухмерное. «Место» физики объемно, оно трехмерное. А вот «место» в обществе — многомерно. И включает в себя оба предыдущих значения.
Как тело, ты в качестве пространства занимаешь сидение за княжеским столом. Оно называется «место» в рамках местничества. И оно трехмерно. Как участник гонки и битвы за места, ты кого-то обошел и теперь видишь их внизу. А до кого-то не дотянулся, и они над тобой. И это тоже твое место. Оно двухмерное: выше-ниже. Это границы слоя.
Но как член общества, ты обретаешь «возможности вширь» внутри этого слоя, они, эти возможности, называются «сообщество тебе подобных или равных». Обретя «место» в обществе, ты становишься равным среди равных, охватывая единым хозяй-ским взглядом весь тот слой общественного пространства, в котором действуют эти законы. Ты жестко ограничен в своих возможностях двигаться вверх или вниз, зато ты имеешь условно неограниченные возможности для осуществления множественных движений, взаимодействий и взаимоотношений в своем слое.
Вот оно, движение в неподвижности.
И тут надо отметить еще одну важную вещь: для перемещения по общественным местам, оставаясь где-то внутри себя все тем же, ты обретаешь особые, съемные тела, именуемые мундирами. Эти тела взаимодействуют с другими мундирами. По ним свои узнают тебя своим, низшие высшим, а высшие — низшим. В итоге в государстве все спокойно и неизменно, потому что, при бесконечном множестве частных движений внутри устройства, само устройство оказывается непоколебимым.
Так рождаются империи.
Не правда ли, это похоже на то, что выявили наши описания человека в состоянии сна. Его многочисленные состояния и положения есть одновременно стоянки и множественные движения.
  
Глава 5. История понятия «состояния сознания»Психология состояний сознания — полноценная научная дисциплина, поэтому она не может обходиться без исторических обзоров своего предмета. Обзоры эти пока еще довольно кратки, но в них можно найти немало любопытного для нашего исследования состояния сна.
В рамках моего КИ-психологического исследования меня интересует сейчас не сама эта история, а некоторые оговорки и неточности, в общем-то, прекрасных исследователей, потому что они очень похожи на то, как мы рассуждаем во сне. Думаю, что в итоге станет ясно, что я отмечаю их не напрасно. Мне не хочется видеть в них лишь слабости философского или научного рассуждения авторов, и я предпочитаю допускать, что это «логика сна», проявившаяся в бодрствующем состоянии сознания.
Для прикладников, исследующих самих себя и бьющихся в путах и слабостях собственного мышления, стыдящихся своих слабостей и не умеющих, как им кажется, рассуждать, увидеть, что болезнь эта всеобщая и, по существу, насаждается нам самой наукой, — огромное приобретение. Возможно, равное обретению крыльев… Во всяком случае, это означает, что это не ты так плох, глуп и несовершенен, а просто тебя обделили, и никто не учил нас, как думать, рассуждать, исследовать.
Начну с вышедшей в 1983 году книги Т. А. Немчина «Состояния нервно-психического напряжения». Как вы понимаете, в изданной еще в советское время книге с таким названием должна была быть сплошная нейрофизиология и не могло быть ничего еретического. Тем не менее, в главе «Развитие учения о психических состояниях» Немчин вдруг поминает душу:
«Интерес к психическим состояниям, в которых оказывался человек и которые определяли во многом его поведение, внешний вид, деятельность, появился в глубокой древности. Одним из первых упоминаний о специфическом состоянии “души” является упоминание о состоянии “нирваны” в древнеиндийской литературе задолго до развития эллинистической психологии (III-II тысячелетия до нашей эры)» (Цит. по: Немчин // Психические состояния, с. 7).
«Логика сна» отличается тем, что, находясь в ней, мы спокойно сращиваем несовместимые вещи, понятия, последовательности действий или рассуждений. Они даже вызывают у нас восхищение: Какая эврика! Мы подпрыгиваем в кровати и записываем свою гениальную находку…
Утром нам становится стыдно.
Вот и в построении Немчина есть это: Надо же! — которое обязательно сопутствует нашим ночным открытиям. Но вот пришел день, и мы смотрим на свои каракули разумным взглядом…
Первое, что бросается в глаза, это присущая психологам и философам небрежность в использовании и критике источников, как говорят историки. Ведь не из пальца же он высосал свою «древнеиндийскую литературу» III-II тысячелетий до нашей эры? Наверняка хапнул бездумно в какой-то дешевой книжонке, почему и не дает ссылки на источник.
О какой это литературе Индии идет речь в третьем тысячелетии? О литературе Мохенджо-даро, сохранившейся на каменных печатях? Или о какой-то протоиндийской дравидической цивилизации, следы которой были погребены джунглями задолго до прихода ариев?
Вероятнее всего, ученый все-таки имеет в виду что-то гораздо более знакомое: либо буддийское учение о Нирване, либо Веды. Вы только вслушайтесь в этот речевой оборот: вероятнее всего, ученый имеет в виду… Если бы у ученых был кодекс чести, после такого можно только стреляться. Ведущий специалист, пишущий историю своего направления, позволяет читателю строить такие догадки!!! Говорить уверенно-приблизительно с ошибкой в несколько тысяч лет, да еще и выкидывая нас в разные культуры!..
Честно признаюсь, не знаю точно, встречается ли в Ведах слово «нирвана». Во всяком случае, в словаре Ригведы — древнейшей из Вед, архаичная часть которой создавалась еще не на территории Индии, этого слова нет. Но если оно ведическое, то речь идет об ариях, которые приходят на полуостров Индостан, вероятно, несколько ранее полутора тысяч лет до нашей эры. Если понятие «нирвана» считать относящимся к третьему-второму тысячелетию до нашей эры, значит, оно возникло еще на прародине ариев и является общеиндоевропейским, что странно…
Если оно буддийское, то, как буддийское понятие, возникает в шестом веке до нашей эры и имеет смысловое наполнение, взятое из йоги, что может означать дравидические корни этого понятия.
А если оно понятие древнеиндийской литературы, то мы вообще попадаем в дебри того, что считать литературой, и рождает ли литература подобные понятия. Если литература — это то, что делается с помощью литеры, то есть буквы, то мы должны говорить о памятниках письменности Древней Индии. Естественно, это сразу резко омолаживает предмет нашего исследования. Если же мы будем говорить об «устной литературе», то есть о сказаниях, какими, к примеру, были буддийские «Джатаки», то станет очевидно, что эта «литература» лишь использует подобные понятия.
Понятие же это никак не литературное. Оно либо религиозное, либо философское, если говорить языком европейской науки. Соответственно, Ведическое или буддийское, если говорить из той культуры, которая его создала. Да и там оно могло быть заимствованием из какого-то третьего источника, чем уже можно пренебречь.
И все же, постановка вопроса об источнике понятия «нирвана»: Буддизм, Веды или третий источник — очень существенна, потому что Буддизм определенно говорит о нирване, но не знает «души» даже в кавычках.
Воюя с Брахманизмом, как правящей религией Индостана, молодой Буддизм вынужден был отрицать многие исходные понятия Вед, от лица которых проповедовали ведийско-индуист-ские жрецы брахманы. В том числе и «душу». Вместо нее он говорит о «дхармах», которые, скорее всего, можно считать «элементами личности», и о чем-то, именуемом ВИЖНЯНА, что дословно можно передать по-русски как ВЫ-ЗНАНИЕ, и перевести как СО-ЗНАНИЕ.
Действительно ли «вижняна» и «алайя-вижняна» Буддизма соответствуют нашему «сознанию», может сказать только соответствующее исследование, но переводчики так переводят. Тут Немчин вполне мог бы положиться на их знания и научную добросовестность, но не положился…
Почему? Думаю, потому, что в таком случае было бы неправомерно прокидывать мостик через «душу», которую он пишет в кавычках, к психике, которая тоже «душа в кавычках». Если умолчать об источнике, в частности, о буддийском источнике того, о чем говоришь, то получается, что нам самим предоставлено решить, что при разговоре о нирване речь идет и о состоянии «души», как понимают Ведически-брахманистско-индуисткие понятия «Атман» и «Атма», переводя их на русский как «Дух» и «Душу». Впрочем, необходимо оговориться: к Индуизму эти понятия относятся точно, а вот использовалось ли понятие «Атма» до Упанишад — вопрос спорный.
Тем не менее, сказать, что «Атма» равна нашей «Душе», уже натяжка, если не привести доказательств. Сказать, что она равна «психике» — просто грубая ложь, потому что «психика» точно не есть «душа» и даже «психе». Почему же она окажется «Атмой»?
Однако все, что я пока сказал, можно посчитать рассказом об исследовательской недобросовестности, а мне нужны меты сна, отметки, показывающие, что автор допустил все эти неточности и вольности не случайно и не из корысти, а потому, что его сознание и не могло их не допустить, поскольку не распознавало. Оно спало вместе с разумом. Как это увидеть?
Как вы понимаете, если нечто определяет какие-то явления, оно должно быть или их сущностью, или каким-то корнем, лежащим в некоем ином слое действительности. Но ведь у нас нет другой «действительности», кроме того отрывка текста, который я привел. Это значит, что другой слой должен быть спрятан прямо в тех же словах. И раз мы его не распознаем, раз он не бросается в глаза, он должен быть как-то хитро спрятан. К примеру, строго по Эдгару По: на самом видном месте!
Иначе говоря, признаки присыпания должны быть прямо в тех же словах, которые читают наши глаза, им просто негде больше быть. Но при этом наши глаза почему-то их не видят? Почему? Сделаю предположение: во-первых, потому что привыкли к подобным речевым оборотам, а во-вторых, потому что эти слова передают соответствующее воздействие, которое усыпляет нас. И мы переходим вслед за их создателем в такое состояние сознания, для которого все приемлемо.
Вглядитесь снова в то самое первое предложение из приведенного мной отрывка. Перечитайте его.
Оно настолько привычно и для ученых и для наших воспитанных простонаучным воспитанием мозгов, что мы его спокойно проглатываем и отправляемся рассуждать об открытиях, королях и капусте, древнеиндийской литературе и состояниях сознания уже в том состоянии, в котором все будет принято правильно и с восторгом, если только не произойдет полного засыпания. Что, кстати, верный признак настоящего научного чтива.
Но мы поставим опыт. Представьте себе, что я пишу сейчас сразу две книги, в возбуждении бегая от стола к столу. Одну — обычным шрифтом, а вторую — курсивом. Но вдруг порыв ветра разбросал листы рукописи. И когда я их сложил, листки перепутались:
«Интерес к психическим состояниям, в которых оказывался человек и которые определяли во многом его поведение, внешний вид, деятельность…» — конец страницы.
Начало следующей страницы — «…появился в глубокой древности…»
Теперь войдите в состояние второй книги, в конце концов, войдите в состояние людей древности, и скажите: у них действительно был интерес к «психическим состояниям»?!
Или же они искали нечто другое, Душу, например, Атман, Тео?
Как можно было срастить эти два рассуждения из совсем разных книг и миров? Либо по большой охоте приписать своему предмету доисторическую глубину и древность, либо находясь в «логике сна», где все это выглядит потрясающей эврикой!
Глава 6. Узнать или понятьК чему, собственно говоря, я придираюсь в высказывании: «интерес к психическим состояниям появился в глубокой древности»?
Ведь любой человек, у которого голова на плечах, прекрасно мог бы понять то, что автор не высказал или высказал криво. Понять за автора, понять как бы вопреки тому, что сказал автор. Например, что речь идет о том, что «психические состояния», как состояния «психики», существовали всегда, когда существовала эта самая «психика». А у людей всегда было то, что наука сейчас называет «психикой». И люди, надо думать, давно начали обращать внимание на то, что вещь, обозначенная этим словом, изменчива и меняет свои состояния. Разве нельзя понять и простить такие простые вещи?!
Вот именно к этому: я гляжу на написанное и понимаю его, — я и придираюсь. Во-первых, потому что понимать приходится не то, что написано, а то, что не написано. А для этого надо сначала узнать в написанном нечто, что указывает, что я должен додумать, чтобы испытать «ощущение понимания».
А во-вторых, написанное надо читать. Просто читать, а не понимать. Если же автор заставляет читателя понимать себя, значит, он преследует еще какую-то цель, помимо заявленной. Например, заставить или научить думать. Но и это должно быть сказано! Однако ученые очень часто не только себе позволяют иметь внутри рассуждения совсем иные скрытые цели, но и упорно приучают нас к тому, что таков и есть способ познания истины. То есть каков?
Отнюдь не заставить нас думать, создав из своего рассуждения задачу, побуждающую к движению мысли, как делают детективы. А загромоздив путь к истине так, чтобы движение легким не казалось и нам было бы трудно заметить, что кто-то мутит воду, чтобы половить в ней рыбку. Возможно, в этом даже есть величие школы, потому что человек, который прорвется сквозь научный способ рассуждать, действительно обретет силу для разгадывания самого себя.
Пока же могу сказать: язык исследования должен быть точен, если ты действительно ставишь себе целью описать действительность. В данном случае ученый не имел права говорить от лица древних. За них он мог только предполагать. А вот от себя он должен был сказать: «Интерес к тому, что психологи называют психическими состояниями, появился в глубокой древности…»
И тогда в исследовании сразу же появилось бы движение, потому что это высказывание тут же вызывает вопрос: а что психологи называют психическими состояниями? И если они именно это ими называют, то подтверждается ли их понимание тем, что интересовало древних?
Не буду говорить о тех разочарованиях, которые бы принесли ответы на эти вопросы, но вот о чем надо обязательно сказать, так это о том, что такая «маленькая тактическая хитрость» в подаче своих построений, на поверку, оказывается хитростью военной. Сообщество по имени Наука все еще ведет сражение за захват власти в мире, а на войне все средства хороши. Наверное, даже истина, когда она полезна. Про ложь и не говорю.
Этот прием или привычка писать то, что надо, а не то, что есть, — важнейший слой сознания всех членов научного сообщества, это, так сказать, важнейшая часть их «психологии». Те, кто начинает говорить, что есть, в ущерб тому, что надо, — предатели и изгои.
Но то дела сообщества и вопрос душевного выбора каждого ученого в отдельности. Я говорю сейчас не о личностях, которые могут быть самыми разными и у ученых, а об «общественной психологии», являющейся одним из слоев сознания всех членов научного сообщества. А через них проникающей в общество, то есть в нас. И опять же, мне нет нужды обвинять в чем-то ученых, как не обвиняет врач пациента в болезни. Я просто описываю явление и создаю орудия самозащиты, точнее, лекарство в виде способа очищения своего сознания от таких заразных загрязнений.
Ученые как хотят, а мы должны знать, как справиться с собственными помехами. Неважно, от кого и как мы их подцепили. А то, что этот вирус очень распространен, я постараюсь показать на примерах.
Итак, часто ученый не только сам не видит, что рассуждает не чисто, но и как бы старается приучить нас питаться подобной «рыбой второй свежести», чтобы с него и не спрашивали другого. Если вы увидели это в предыдущем рассуждении, то без труда распознаете и в следующем высказывании того же Т. А. Немчина.
«В VI в. до нашей эры Гераклитом был отмечен противоречивый характер определения понятия “состояние” и его содержательной трактовки. Гераклит указывал, что само слово “состояние” свидетельствует о постоянстве, устойчивости этого психического феномена» (Там же).
Вот уж не подозревал, что международным языком философии в VI веке до нашей эры был русский! Бедный Гераклит, о котором и свидетельств-то почти не сохранилось, оказывается, был основоположником научной психологии состояний и вел споры о «психических феноменах»!..
Уже по главе, где я еще весьма поверхностно сравнивал слова «состояние» и «state», вы убедились, какое это непростое дело — перевод с одного языка на другой. И какое это счастье, если удается для перевода какого-то иностранного слова найти в родном языке слово, у которого хоть часть значений совпадает с переводимым словом. А о каком греческом слове, используемом Гераклитом, собственно говоря, идет речь?! Нас, что, — обдурили?!
Просто для того, чтобы сделать мое замечание очевидным, напомню, что значения некоторых греческих слов, вроде «логоса» или «Софии», наши христианские богословы выясняли веками размышлений и поиска соответствий в русском и славян-ском языках. Очевидно, им нужно было понимание. А что хотел Немчин?
Однако не думайте, что это он так плох. Нет, перед нами общий подход всей психологии состояний. Тот же А.О. Прохоров, о котором я уже рассказывал, начинает свою книгу «Психические состояния и их проявления в учебном процессе» с исторического очерка, где говорит:
«Впервые философское определение понятию “состояние” дал Аристотель. По Аристотелю, в категории “состояние” бытие рассматривалось как нечто “претерпевающее”» (Цит. по: Прохоров, с. 13).
Думаю, сейчас будет достаточно, если я просто предложу свой вариант этого высказывания: впервые философское определение понятию, которое наука о состояниях распознает как «состояние», дал Аристотель.
Какому в действительности понятию пытался дать определение Аристотель? Иначе говоря, что он там понимал в глубине своего сознания и пытался выразить словами, для чего писал о категориях? И на какую часть то, что он высказал на греческом языке, значит, через понятия, существовавшие две с половиной тысячи лет назад у греческого народа, совпадает с тем, что обозначается в современном русском языке словом «состояние»?
Да какое это имеет значение?! Значение явно имеет нечто иное.
Далее Прохоров разворачивает некую последовательность шагов, которая позволяет понять, как рождалось и наполнялось содержанием действительное понятие «психического состояния». Этот образ понятия стоит воспроизвести.
Как я показал выше, первую составную часть этого образа научное сообщество извлекло из учения Стагирита о категориях. Что же было взято из Аристотеля?
«Он отличал состояние вещи от свойств этой вещи. Кроме того, Аристотель считал, что всякое состояние предмета проявляется лишь в определенных отношениях и вне этих отношений судить о наличии того или иного состояния невозможно» (Там же).
Как вы понимаете, Аристотель вовсе не говорил этого. Все эти слова принадлежат Прохорову. Он же взял их у переводчика Аристотеля, поняв так, как понял. А тот, в свою очередь, перевел Аристотеля так, как смог или захотел понять…
Но для КИ-(культурно-исторического)-психологического исследования нам и неважно, что говорил Аристотель. Пусть этим занимаются философы. Нам важно лишь то, что привносится в наше сознание текстом, который мы читаем. А это текст Прохорова, как представителя Психологии состояний. В сущности, ею, самою Психологией состояний, и привносится. И это именно она сейчас заявила первое основание своего понятия «состояние», подкрепив его авторитетом Аристотеля.
Второе основание было извлечено из начал естественной науки. И это очень красноречивое основание:
«Дальнейшее развитие понятия “состояние” связано с развитием Физики (Ньютон), Механики (Лейбниц, Лаплас и др.). Состояние выступает как момент проявления существования объектов, которые можно качественно описать» (Там же).
Бред о «моменте проявления существования объектов» я не понимаю. Зато я понимаю, что так психология состояний подсадила себя к древу физической механики, чтобы стать полноправной наукой в глазах общественного мнения. Как эти механические понятия сочетаются с Гераклитом или нирваной, один бог знает… Но разбирать противоречия между тем, как понимает «состояние» механика и как его понимали самые разнообразные и по сути религиозные мыслители, я не в силах.
Да и важно лишь то, что теперь психология сверяет свое понимание с физикой, внося в него непоправимые искажения. Ведь эти понятия могут совпадать лишь механически, но для описания сознания механика может служить не более, чем самым примитивным символом. В сущности, это есть потеря и подмена собственного предмета исследования на то, что покупается лучше.
Соответственно, следующий шаг ведет нас к тому, как понимают «состояние» психологи естественнонаучного склада, и уводит от того, что можно было увидеть как народное понимание, проступающее сквозь слова обычного языка. Обосновывается эта подмена с помощью Канта.
«Кант противопоставляет состояние, как непрерывно изменяющееся, тому, что в предмете относительно устойчиво. Этим относительно устойчивым является субстанция» (Там же).
Иными словами, «состояние» постепенно начинает пониматься психологией как процесс, в отличие от устойчивого вещества.
Я пропускаю мнения более поздних исследователей. Итог всей этой работы профессора Прохорова — определение «психического состояния».
«Психическое состояние — это отражение личностью ситуации в виде устойчивого целостного синдрома (совокупности) в динамике психической деятельности, выражающейся в единстве поведения и переживания в континууме времени» (Там же, с. 37).
Поняли? Может быть, хотя бы сможете использовать? Например, чтобы решить, действительно ли это то, о чем сказано: интерес к тому, что психологи называют психическими состояниями, появился в глубокой древности…… В глубокой древности появился интерес именно к отражениям личностью ситуаций в виде устойчивого целостного синдрома?
Трудно. Но путь, каким достигалось такое состояние науки о состояниях, показан мною точно, потому что я всего лишь шел вместе с ее творцами, шаг за шагом, подсвечивая то, как к поиску истины добавлялись какие-то побочные цели. Вроде целей психологии стать уважаемой, как физика.
Да мне, в действительности, и не важно, какие цели двигали учеными, когда они вносили искажения в свои понятия. Важно лишь то, что искажения эти есть. И есть определение состояния, которое невозможно ни понять, ни использовать. Но за которое требуется простить автора, и узнать что-то самому… Мы же, все-таки, интеллигентные люди!
Глава 7. Еще раз, что такое состояниеВот теперь, когда мне стало достаточно очевидно, что научными определениями понятия «состояние» пользоваться для разговора о сне и самопознания нельзя, я могу сделать еще одну попытку разобраться, что же понимал под этим словом народ.
При этом я должен оговориться. Я вовсе не считаю, что научные определения «состояния» невозможны или неверны. Наоборот, как я уже говорил, я считаю прекрасным и точным определение сна физиологами, если только не распространять его на все понятие сна, а привести в соответствие со своим предметом, то есть осознавать, что это описание состояния тела во время сна. Да и психологическое определение не работает лишь для человека, который решил познавать себя. Для нужд сообщества и жизни внутри него оно прекрасно подходит.
Тем не менее, задача познать себя заставляет искать не определения или ответы, а решения и орудия. А Наука такой задачи — обеспечить меня орудиями самопознания — перед собой просто не ставила. Соответственно, с нее этого и нельзя спрашивать. Придется все делать самому.
Поэтому я возвращаюсь к исходному народному пониманию того, что такое «состояние», как оно отразилось в словарях.
Для русского языка самые древние записи этого слова относятся, вероятно, к XI-XII векам. Во всяком случае, Срезневский приводит выдержки из «Пандектов Никона Черногорца» в списках двенадцатого-четырнадцатого веков. В этой рукописи слово «состояние» означало: «строй, порядок жизни».
Предполагаю, что этими значениями использование слова «состояние» не ограничивалось и в то время. Просто других записей не сохранилось. Но сохранились однокоренные слова. Например, в Новгородской первой летописи, отразившей бытование языка XII-XV веков, используется глагол «состояти, состою» в значении «быть на чьей стороне, помогать: — Гюри же состоял Константину».
Это значение близко к тому, в каком использовалось слово «состояние» для обозначения христианской верности и преданности. И близко именно к тому, что понимается сейчас под «психическим или психологическим состоянием» и может быть названо настроем. Юрий стоял вместе с Константином, потому что был настроен не предавать. Тогда становится понятно, как оба эти значения — строй и верность — сочетаются в одном слове.
У того же Срезневского приводится слово «состоятися» в значении «существовать» и «согласовываться». Последнее ближе всего к «составляться»: «Не бо состоятся речи их вкупе». Это уже переход к слову «состав».
Древность слова «состояние» подтверждается и «Старославянским словарем», составленным по рукописям X-XI веков. Здесь это слово используется именно как понятие, бытовавшее у разных славянских народов порой с различным звучанием. И переводится как «устойчивость, настойчивость». В точности то же самое, что дает Срезневский для обозначения христианской верности.
Второе общеславянское понятие, выражающееся в этом слове, показано через глагол «состоятися — существовать, держаться» И там же — «состоять, составляться».
Иными словами, одним из исходных значений слова «состояние» было понятие «состав», другим — «строй, устроение», третьим — существование, которое длится.
А что такое «состав»?
Это слово в русском языке могло означать просто тело, тело человека. Но смысл был все-таки в том, что это нечто сотворенное, сделанное, составленное из частей. Как сустав. Но часто в очень глубоком философском смысле. Например, Срезневский дает такие значения, как «природа» или «сущность» чего-то. Могли им обозначаться и «естество», и «стихия». Но это всегда совокупность частей того же тела. Это в древности.
Ко времени Даля «состав» стал обозначать преимущественно сложение частей — «вещество, составленное из разных веществ, сложное. // Состав тела, степень плотности, режи, твердости, хрупкости». И это более всего соответствует современному использованию этого слова.
Это значит, что слово «состав» постепенно теряло изрядную часть своих значений, то ли отходя от слова «состояние», то ли передавая их ему. Посвященных этому языковедческих исследований я не нашел и могу только строить предположения. Но современное языковедение — это такой сон!
Языковеды иногда сводят слова «состав» и «состояние» в одном рассуждении. К примеру, Ю. Д. Апресян, пытаясь описать «наивную картину человека», «наивную», конечно же, относительно научной картины, которая ему гораздо ближе, вынужден поминать оба понятия:
«В основе предлагаемых ниже реконструкций лежит одна общая схема “состава” человека. Человек мыслится в русской языковой картине мира … прежде всего как динамическое, деятельное существо. Он выполняет три различных типа действий  — физические, интеллектуальные и речевые.
С другой стороны, ему свойственны определенные состояния  — восприятие, желания, знания, мнения, эмоции и т.п. Наконец, он определенным образом реагирует на внешние или внутренние воздействия» (Апресян. Избр. труды, т. 2, с. 352).
К сожалению, эта работа Апресяна настолько же гениальна, насколько и беспомощна. Кроме того, что в ней языковед болеет наукообразностью и почти не может говорить по-русски, он, похоже, спешил и не давал себе труда особо продумывать сказанное. Все построения сырые и небрежные, а народные представления оказываются какими-то ущербными, словно либо народ, либо его исследователь были немножко неполноценными. Да это видно и в приведенном отрывке.
Я уж не говорю о том, что здесь о русском языке говорится иностранными словами, а многие слова употреблены по бытовому в научном тексте. То есть без определения понятий, что видно по слову «состояние». Но тут еще и предложения между собою либо не стыкуются, либо стыкуются в «логике сна» или через какие-то другие исследования, возможно, даже и не самого Апресяна. Например, кем доказано, что речевые действия не являются интеллектуальными? Выготским в «Мышлении и речи»?
Или: человек, конечно, «определенным образом реагирует на внешние и внутренние воздействия», но сможем ли мы об этом говорить, если исключим из этого реагирования восприятие, желания, мнения и эмоции? А из того, как поставлены предложения Апресяном, явно видно, что состояния и реагирования — это не разные способы говорить об одном и том же, а разные грани явления, не использующие уже использованных понятий. Перечитайте, как это у него звучит.
А в каком состоянии ума можно было все перечисленное вместе со знаниями отнести к состояниям? Наверное, в научном, где все не так, как в наивном состоянии. Вслушайтесь в звучание предложения: знания человека есть его состояние. Все хорошо с русским языком у того, кто это писал?
Думаю, лично у Апресяна с русским все хорошо, а в таких его построениях отразился сон самой Науки о языке, который она навевает всем своим жрецам, чтобы они закрывались от жизни в узкий мирок своего сообщества и не впускали туда простых смертных, которые вечно задают дурацкие вопросы. Покой дороже, а наука должна быть чистой. Очищение в науке о языке — это очищение себя от тех, кто не говорит на научном языке и не понимает его.
Так что, языковедение нам с вами тоже не бог весть какой помощник в нашем исследовании. Либо до него надо дорасти, либо его придется хорошенько попросить снизойти до наших нужд. Впрочем, быть может, нам повезет, и какой-то языковед сам увлечется самопознанием и попробует перевести свою науку на понятный нам язык.
Пока же надо либо сдаться, либо думать самим. Выбираю думать, ошибаться, получать зуботычины, исправлять ошибки и думать снова. Нисколько не сомневаюсь, что ошибок наделаю, и все же!
И все же мы продолжаем сами исследовать, что такое состояние. А складывается следующая картина.
Наиболее используемым в настоящее время оказалось то значение этого слова, в котором ощущается длительность, действие и какое-то движение. Именно его использует психология, говоря о состояниях на языке процессов.
Но исходно это слово использовалось для того, чтобы говорить об устроении. Вероятно, отсюда и сохранившееся в английском значение «строение» как здание. И для обозначения некоего стояния, и составления. Со-стоять и со-ставить.
Поэтому это слово очень хорошо подходило для описания как человеческого тела, которое было тварным, по сравнению с духом, так и любого творения, начиная с вещества. При этом христианство издревле спорило, считать ли душу тварной, и приходило к выводу, что действительно невещественен один только Бог. Достаточно вспомнить спор между святителями Игнатием Брянчаниновым и Феофаном Затворником.
Все это наводит на мысль, что когда мы говорим о состояниях, мы говорим о телах.
И остается лишь задать себе вопрос: если состояния бывают разные, то все ли они есть описания только одного тела? Или же речь может идти о разных устроениях различных тел?
Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется подумать о способе исследования. И мы, конечно, попробуем снова привлечь свою способность самонаблюдения. Поэтому придется описать все наблюдения, во время которых у вас было ощущение присутствия в себе иного тела, кроме физического. Это важно.
Но этого будет недостаточно, и нам придется сделать в этом новом описании явления срез там, где мы имеем хоть какие-то основы для рассуждения. Например, мы можем посмотреть, не ощущается ли присутствие различных тел в работе нашего разума.
Описание наблюдений — это ваше следующее задание. А следующая тема — разум сна.
1 Шевцов А. А. Очищение. В 3 томах. - Т. 1. Сознание. - Иваново: Издательское Товарищество «Роща Академии», 2012.
 
 
Часть третья. Сон как состяния и тела  Глава 1. Задачи исследования
Мы продолжаем наше исследование после небольшого перерыва в его теоретической части. Перерыв этот, в действительности, был нужен затем, чтобы все участники подтянулись и смогли во второй части идти на равных. Некоторые учебные группы получили первую Ведогонь всего два-три дня назад. Да и те, кто получал всё вовремя, тоже имели разную подготовку.
Конечно, подготовка и сейчас у всех разная. Но после писем первой части нашего семинара все имели возможность выполнить необходимые упражнения самонаблюдения. И теперь, даже если кто-то и отстает по владению снотворением в целом, в рамках нашего исследования, для решения тех задач, которые я ставлю перед Первой Ведогонью, знаний будет достаточно у всех.
А какие задачи я перед ней ставлю? В общем-то, очистительные. Мне нужно убрать излишний интерес ко всяческим тайноведениям, который в вас живет, и вызвать у вас живую охоту к очищению. Поэтому я выпускаю накопившиеся желания и знания о том, как достигать во сне чего-то особенного. Мы возьмем самую начальную школу подготовки к таким работам. Вы будете знать, что все эти тайные вещи нам доступны, и что однажды мы доберемся до них по программе.
Но еще резче вы узнаете про себя, что без подготовки у вас либо ничего не получится, либо получится разок-другой, а потом вы долгие годы будете чувствовать свою ущербность. Все эти редкие удачи могут стать очень сильными нашими поражениями, поскольку показывают, что иное и недоступное, о чем лишь пишут в мистических книжках, действительно есть, а вот ты бездарен…
Вот это нежелательно, поскольку разрушительно. Поэтому мы и не полезем делать то, к чему не готовы. Мы его лишь чуть-чуть надкусим, а потом осознанно примем решение: откладываю до времени, когда буду готов. И тогда, заперев свою охоту в скрындячок1, мы будем знать, что однажды у нас не просто все получится, а даже больше: мы просто медленно спустимся с горки… и пройдем всю эту науку до конца.
Итак, что же мы сделали в первой части? Мы начали большое описание сна и сноподобных состояний с точки зрения тех их сторон, которые нам понадобятся во второй части исследования.
И эти описания показали, что понятие «спать», во-первых, в действительности непонятно человеку, во-вторых, гораздо шире, чем мы подозревали.
Кроме того, «сон» в широком смысле может быть разделен на несколько вполне самостоятельных состояний, которые можно изучать по отдельности. Что, конечно же, облегчает задачу исследователя.
Правда, каждое из этих состояний — Дрема, Укемь, Кемарь — само по себе может сломать голову, если попытаться сходу дать ему полноценное определение.
Однако, осваивая школу исследования, мы приучаем себя не зарываться в отдельные вопросы, пока они нам не по плечу, а проходить «по лучине». То есть снимать небольшие ровные слои неведения со всех вопросов, которые себе задали. И так раз за разом. Собственно говоря, и наше обращение к Ведогони — это такое же щепание лучины. Мы лишь снимем свое непонимание этого явления, как перед этим сняли верхний слой непонимания Любви в семе «Любжа», до нее непонимание Устроения, непонимание того, как учиться, и многое другое…
В итоге наши знания выравниваются, мы обретаем общее образование в вопросах познания себя и можем все увереннее при поиске ответов на сложные вопросы опираться на дополнительные материалы из «соседних» к исследуемой тем.
Но в рамках нашего прямого исследования сна мы сейчас стоим перед тем, что не понимаем, что такое «состояние», и это существенный вопрос, потому что Сон в Науке называют состоянием, либо «состоянием сознания» или как-то близко к этому.
Кроме того, мы видим, что сон можно исследовать через его отношение к разуму. Разум сна — Сноразум, как мы его назвали, определенно отличается от разума, который у вас есть во время бодрствования. В них, так сказать, существует как бы разная логика. Вопрос, что это такое — логика, — мы тоже вынуждены себе поставить.
Подумать над всем этим и было дано вам в виде заключительного задания. Как вы понимаете, эти вопросы сильно сузили поле исследования. Зато позволили собрать ваши силы, и под конец семинара я перестал отвечать на письма вокруг этих вопросов. А ответы на них собирал отдельно, в выделенные папки.
Это право ведущего, выбрать то, что он считает достаточным для предложенного исследования, но это не значит, что остальное, что описывали вы, не существенно. Оно важно и очень любопытно, но я должен собрать все ваши силы и все внимание в узкий пучок, чтобы вы смогли пробраться именно на этом участке как можно ближе к действительности. В крайнем случае, если наш семинар не повторится, вы сможете повторить его сами по оставшимся вне рассмотрения вопросам. Уже пройденное исследование будем вам в этом помощником. Так сказать, исследовательской школой.
Итак, мы пойдем дальше через понятия «сон как состояние», «разум сна» и «логика сна». По ходу у нас всплывут те вопросы, которые я попутно ставил, отмечая удачные находки, сделанные в ваших письмах.
Готовы?
Скоморох
 
Отклики
1.
Отклик на Ведогонь (2)-1
От Ярки
16.11.04 Я начала задумываться над тем, как определяется то, что человек спит. Не то, что я вижу, что человек лежит в кровати и спит, а что человек заснул в жизни, спит в бодрствовании, и что происходит со мной, когда я так засыпаю.
Когда к человеку обращаются с каким-то вопросом, а он не слышит, часто говорят: ты что, заснул, что ли. Хотя человек ходит, разговаривает, часто что-то делает и явно не спит, лежа в кровати.
Что происходит со мной, когда я так же засыпаю на ходу. Когда идешь по улице и думаешь о чем-то, и тебя неожиданно окликают, например, задают вопрос «сколько времени». Я чувствую, что меня этот вопрос как будто выдергивает сюда из каких-то других пространств, где я в это время находилась. Я как бы просыпаюсь, возвращаюсь в настоящее. В то же время мое тело шло себе спокойно куда-то по дороге. Но мыслями, как говорится, я была где-то далеко. Чтобы начать действовать в этом мире, мне надо вернуть себя сюда, перевести в другое состояние сознания.
Непонятно: получается, что сон — это такое состояние сознания, когда я не здесь и сейчас, и любое погружение в свои мысли очень похоже на погружение в сон.
Когда я делаю какую-то сложную работу, например, вношу цифры в ведомость в первый раз, то все мои мысли здесь, у меня нет посторонних мыслей, я вся сосредоточена на том, что я делаю. Когда же я начинаю уставать или работа становится привычной, я позволяю себе немного расслабиться и делать уже по установившемуся образцу, и у меня появляются, что называется, посторонние мысли, я уже не вся в том, что я делаю, а только какой-то своей частью. Как тело, которое идет в заданном направлении, пока я думаю о чем-то о своем.
То есть когда я вижу, что справиться с тем, что я делаю, мне по силам, то я тут же как бы отлетаю и засыпаю. Это пока все. Продолжу наблюдения.
2.
Ведогонь-2. Кемы
от Писанчи
16.11.04
Попробовала отследить, как возникают кемы. Я думаю о чем-то в Дреме, это действительно очень легко и свободно, как-то шире, чем обычно получается. Оно само думается (не понимаю еще, что «оно»), без напряжения, как-то само собой, но я успеваю за ней мыслью, мы с ней вровень. Потом из этой мысли вырастает как гриб какой-то странный. Странный, потому что, не является прямым продолжением мысли, а скачет куда-то в сторону. И вырастает образ с какой-то другой логикой, с другими законами. И он сам по себе, я ему не хозяйка, могу только наблюдать со стороны или остановить, перескочить на другую мысль, если вернуться в дрему. Я при этом еще не сплю, я слышу, что происходит вокруг, шаги, телевизор, разговор, чувствую, где я лежу, тело, а другая часть меня видит кемы. А дальше в сон просто проваливаюсь. Остаются только кемы, я перестаю чувствовать себя.
3.
Ведогонь (2)-1
От Сицы
20.11.2004
Обретя «место» в обществе, ты становишься равным среди равных, одновременно видя тот слой общественного пространства, в котором действуют эти законы.
У меня почему-то всегда было желание заглянуть за границы своего слоя. Посмотреть — как там. Что я называю «своим» слоем — это люди, которые входят в постоянный круг общения либо на работе, либо там, где учишься, и я уже знаю, как надо с ними себя вести, чего от них ожидать.
Переход же в другой слой — это всегда неизвестность, опасность. Но это почему-то очень притягивает. Не раз бывало, что я совалась «на дурачка» в чужой мир и быстро осваивала необходимые способы поведения, чтобы меня оттуда не выкинули. А бывало, что пыжишься-пыжишься — и не выходит.
Что нужно, чтобы войти в другое сообщество? В это входит такой набор — одежда или способ ее носить, употребление нужных речевых оборотов или сленг, знание «культовых» имен и некоторых подробностей биографии значимых для этого сообщества фигур, знание «табу» — запрет на какие-то слова, имена, способы поведения. И еще есть нечто неуловимое — у меня пишется, что это как способ думать, что ли, то есть своя логика. У меня как-то так выходит, что я как будто надеваю на себя это все, внутри не меняясь. Я в это играю и получаю удовольствие, когда получается стать своей в абсолютно чуждом мне мире.
Зачем мне это надо? Не могу объяснить. Это совсем не всегда продиктовано какой-то необходимостью. Может, это учеба? Или я что-то ищу? Меня словно что-то толкает туда. Даже крупные провалы — а их было немало, и били жестко — не останавливают. Это как зуд внутри. И еще — как только мне становится ясно, как устроен этот слой, — я вскоре теряю интерес к тому, чтобы там находится.
И действительно,
Ты жестко ограничен в своих возможностях двигаться вверх или вниз, зато ты имеешь условно неограниченные возможности для осуществления множественных движений, взаимодействий и взаимоотношений в своем слое.
И этого я и боюсь — боюсь обрасти путами какого-то из сообществ и потерять свободу перемещения.
Из слоя в слой так просто не пройдешь. Есть определенные правила, по которым представитель одного слоя должен взаимодействовать с представителем другого. Но чтобы войти в другой слой, не играя, как я, а по-настоящему, нужно пройти определенный ритуал — свой для каждого сообщества. Это как проверка — не чужой ли?
А чужих выкидывают. И меня выкидывали. А что было не так? Как это определяется? У меня отвечается так — когда я посягаю на авторитеты, не скрываю несогласия с какими-то важными для этого сообщества утверждениями, задаю неудобные вопросы, то есть когда я начинаю сравнивать этот слой с каким-то другим и показывать явные «сбои в логике» представителей этого слоя, ставлю их в тупик. Или наоборот — я делаю слишком явные ошибки в своих рассуждениях, думаю не так, как принято, — так для меня закрыты сообщества торгующих на рынке, большой бизнес — я не понимаю их. Или активно не принимаю?
И тут надо отметить еще одну важную вещь: для перемещения по общественным местам, оставаясь где-то внутри себя все тем же, ты обретаешь особые, съемные тела, именуемые мундирами. Эти тела взаимодействуют с другими мундирами. По ним свои узнают тебя своим, низшие высшим, а высшие  — низшим.
В итоге в государстве все спокойно и неизменно, потому что при бесконечном множестве частных движений внутри устройства, само устройство оказывается непоколебимым.
Ну, да, так и есть.
Интересно, пишу сейчас — а сама вся в поту. Как будто какую-то физическую работу только что проделала. Почему так? А состояние легкое, и еще что-то неуловимое, радость какая-то изнутри идет.
Похожи ли эти мои эксперименты на движение к тому, чтобы «всплыть над обществом»?
Сица
Это интересное исследование, но по «социальной психологии». Извини, в другой раз.
Ско 
 
Глава 2. Состояние сознанияМы начнем вторую часть исследования с уяснения понятия «состояние сознания». Для этого нам придется разобраться с тем, какой смысл вкладывают те, кто изучает сон, в само понятие «состояние».
Как вы видели, современная психология плохо понимает, что такое сознание, состояние и состояние сознания. Уровень точности, который оказывается приемлем в психологии состояний, позволяет психологам мешать в одну кучу такие понятия, как «состояние сознания», «психическое состояние», «физиологическое состояние» и «функциональное состояние». А заодно и то, что называет состоянием Даль в середине девятнадцатого века.
На поверку выясняется, что психологи так и не нашли собственно психологических способов исследования сна, а используют те, что льстят их тщеславию, создавая ощущение естественнонаучности. А это способы физиологические.
В итоге оказывается, что ни одна наука не исследует собственно сон, как состояние или явление, а исследуют они тело во время сна. Какой-то сермяжный смысл в этом есть, потому что на первый взгляд сон кажется состоянием тела. Но это лишь в том случае, если исследователю не требуется высокая точность рассуждения.
Если же мы повышаем требования к точности построений, доводя его хотя бы до общефилософского уровня, то определенно оказывается, что сон это не состояние тела, а мое состояние. Вытекает это из того, что никто из ученых не смог, а точнее, кажется, даже не удосужился доказать, что спит тело. Этот вывод делался по общему предположению, что кроме тела и нет ничего.
Однако стоит сделать хотя бы простейшее допущение, которое требует сделать строгая наука о рассуждении, — что отсутствие души не доказано, — все построения о физиологии сна у психологов рушатся. У психологов! Исследования физиологов о том, что испытывает тело во время сна, как ни странно, сохраняют свою ценность, потому что строго соответствуют своему предмету.
Но психолог должен изучать психе и должен описывать сон только как психическое состояние или состояние души. Они же сводят его к функциям организма или вообще к физиологии. Это потеря собственного предмета, что означает отказ этой науки в существовании самой себе. Вот такая шутка общественного мышления!
Я посылаю сегодня первую главу, которая от разбора состояния дел в психологии сна и истории понятия состояние сознания переходит к исследованию этого понятия пока на основе языковых определений. И поскольку наша современная психология очень сильно заимствует свои категории из американской психологии, я делаю это исследование на основе американского выражения state of consciousness.
Это сопоставление понятий в разных языках, на мой взгляд, оказывается полезным.
Скоморох
Далее велась рассылка тех глав, которые сейчас находятся во второй части книги. В данной части мы их опускаем и сразу переходим к Откликам.
редакция
 
 
Отклики
1.
Состояние по-американски
19.11.04
от Горюхи
И тут надо отметить еще одну важную вещь: для перемещения по общественным местам, оставаясь где-то внутри себя все тем же, ты обретаешь особые, съемные тела, именуемые мундирами. Эти тела взаимодействуют с другими мундирами. По ним свои узнают тебя своим, низшие высшим, а высшие  — низшим. В итоге в государстве все спокойно и неизменно, потому что при бесконечном множестве частных движений внутри устройства, само устройство оказывается непоколебимым.
Так рождаются империи.
Не правда ли, это похоже на то, что выявили наши описания человека в состоянии сна. Его многочисленные состояния и положения есть одновременно стоянки и множественные движения.
Эти мундиры я узнаю — по ним узнают меня и я «своих» «сообщественников».
Я прихожу в театр, и мои движения приобретают некую сценичность и утонченность, а в университете внешность становится не такой яркой, но зато речь моя изобилует иностранными выражениями и своеобразными шутками.
Причем, эти мундиры я использую и в чуждых им сообществах, когда я чувствую себя где-то внизу этого сообщества.
Например, в научных кругах, где я была всего лишь лаборантом, стоит только показать «краешек» мундира директора своего предприятия — и даже доктор наук, для которого лаборанты — это девочки на побегушках, меняет тут же свое отношение и начинает говорить со мной с большим уважением. Он — всего-то доктор наук в обычном государственном университете, а я — целый директор предприятия!
Значит, мой мундир «переводит» его в другой мир!
Так же и меня «переводят» через жесты, слова, осанку в другие миры, когда нужно меня «победить».
Даже моя одежда изменяется в восприятии. Одна и та же одежда. В театре в моем обычном наряде «бросаются» в глаза необычные украшения на одежде или легкая небрежность, с которой сидит на мне свитер, на ярмарке, где представляют различную одежду, выделяются крой и качество отделки, а в среде туристов — теплый ворот, закрывающий мне шею.
Когда я разглядываю «игру» в мундиры — я нахожусь где-то в глубине себя. В состоянии, похожем на сон. Там я почти неподвижна. Но это — не жесткая неподвижность, я там — живая, только мало перемещаюсь. И оттуда — из центра, из глубины подается наружу то, что надо предъявить перед взором окружающих.
2.
Состояние по-американски. Глава 1
23.11.04
От Тюти
Вот оно, движение в неподвижности.
Не правда ли, это похоже на то, что выявили наши описания человека в состоянии сна. Его многочисленные состояния и положения есть одновременно стоянки и множественные движения.
Состояние во сне. Мне вспоминаются обычно череда событий, происходящих в одном месте. А потом перемещение в другое место и череда событий там. Что удивительно, места, где я оказываюсь во сне, бывают знакомыми, но события, которые были там раньше, не повторяются, хотя я ожидаю там именно их повторения.
Ещё одно наблюдение. Я заметила, что во сне последнее время чувствую себя разумной и решающей разные задачи, и требующей выполнения договоров. Это держит меня какое-то время в одном месте. Мне недавно снился сон, что я, для того, чтобы плавать в бассейне и показывать какие-то зрелища для людей, должна выполнить условия, чтобы бассейн для меня заполняли водой.
Так вот, эти условия каждый раз усложнялись, и я во сне понимала, что всё меняется быстро, те люди, с которыми договаривалась раньше о простых условиях, не виноваты, что всё уже изменилось и это мне надо исхитриться и что-то придумать, добиться-таки заполнения бассейна водой. И я придумывала. После того, как я окончательно поняла, что с бассейном больше ничего не получается, меня перенесло во сне в другое место. Что было там, сейчас не помню.
3.
Ведогонь-2
Отклик на главу
14.11.04
от Слепой
Получается, что состояние — это движение в неподвижности. Это любопытно, над этим стоит подумать.
Первое, что пришло на ум, когда я стала думать о движении в неподвижности, так это то, чтj двигается в том, что неподвижно?
Даже если рассматривать движение как среду, то увидеть её мы сможем, скорее всего, относительно передвижения — перемещения чего-то относительно чего-то.
Если рассматривать это с точки зрения состояния сознания, то возможно, что мое сознание во время сна неподвижно, а его состав или строение или наполнение — в движении?
Сейчас написала о неподвижности сознания и понимаю, что во время сна кажется, что мое сознание очень большое по объемам и состоит из большого количества пространств, по которым я и перемещаюсь, наверное, во время сна. Что это за пространства?
Может быть, это пространства моей памяти, которые заполнены образами, и они все находятся в движении, потому что в расслабленном и неподвижном состоянии сознания начинают менять свое положение относительно друг друга?
Мне кажется, что состояние сознания во сне очень расслабленное.
4.
Ведогонь-2
15.11.04
от Острова
Прочитал Главу «Состояние по-американски», и не выходит из головы то, как понимались изменения и состояния сознания у Кастанеды. Там, правда, это описывалось, по-моему, используя понятие Точки сборки. Я не помню точно, что он понимал под точкой сборки. Но если подумать, что это точка сборки внимания, т. е. где я вниманием нахожусь в данный момент, то более-менее понятно. Во сне я вниманием нахожусь явно не здесь, и похоже, что даже не в теле. Если же я своим вниманием этим перемещаюсь где-то не здесь, а по каким то другим телам, то ничего не мешает предположить, что когда я ухожу из этих тел, они-то остаются живыми, но спящими, как мое физическое тело, когда я сплю. В любом случае получается, что сам я вниманием перемещаюсь неизвестно где, но перемещаюсь по пространствам, которые существуют и без меня, когда меня там нет.
Но все равно это надо еще исследовать. Например, ведь есть измененные состояния сознания и если я бодрствую. Например, если я пьян, то мое сознание в том месте, где я нахожусь, с одной стороны, замутнено, с другой — расширено отравлением алкоголем. И, видимо, если я пьян — то это не измененное состояние сознания — это замутненное и расширенное сознание, в моем обычном состоянии. Наверное, вот это тоже надо отличать от того, когда я вниманием попадаю в другие пространства сознания.
Но все-таки должно же быть какое-то соответствие тому, что я описал, и в русском языке? Если конечно я описал то, что соответствует действительности.
5.
Состояние по-американски
15.11.04
От Пеночки
Ты жестко ограничен в своих возможностях двигаться вверх или вниз, зато ты имеешь условно неограниченные возможности для осуществления множественных движений, взаимодействий и взаимоотношений в своем слое.
Вот оно движение в неподвижности…
…Не правда ли, это похоже на то, что выявили наши описания человека в состоянии сна. Его многочисленные состояния и положения есть одновременно стоянки и множественные движения.
Как-то это действительно похоже на сон. Я вроде и сплю, что-то во мне спит, тело в это время практически неподвижно. То я есть в тот момент, когда я сплю, то я ограничена в своих способностях передвигать настоящее тело, но зато у меня есть возможность как-то взаимодействовать, думать во сне. То есть получается тоже движение в неподвижности.
Я помню, мне недавно приснился какой-то сон про то, как я была на каком-то корабле и там у меня была сестра, которую надо было постоянно успокаивать, потому что она любила расстраиваться. И из этого сна я запомнила то, что мою сестру надо успокаивать, а потом, когда я проснулась, я сначала не понимала, приснилось мне это или мою сестру действительно надо успокаивать.
И там для меня действительно было всё по-настоящему, и я  как-то и спала телом, и вроде как и не спала самой собой. То есть не спало то, что там путешествует во снах. Саныч, а ведь есть что-то, что путешествует во сне вместо моего тела? А что это?
6.
Ведогонь-2
Отклик на главу
15.11.04
от Навы
Получается, что состояние  — это движение в неподвижности. Это любопытно, над этим стоит подумать.
Я сегодня в Дрёме наблюдала за своим состоянием. Вначале текли мысли, потом они кончились, с ними прекратилось всякое движение, стало тихо, пусто, ощущение блаженства. Потом стали появляться Кемы. Вначале одна, потом ещё одна, потом много сразу, одна за другой. Первые Кемы я просто отодвинула, а следующие как бы выталкивала, и поймала себя на том, что повторяю как заклинание, нет ничего, пусто. И мне пришла в голову мысль, что, возможно, состояние Дрёмы это пустение, создание пустого пространства, полости. Полость создаётся в чём-то, может быть, в Лопоти? И первые Кемы, которые врываются в пустоту Дрёмы, это изнанка Лопоти, то, что она отмела, как не существующее в моём образе мира? Я помню, что первая Кема, которую я увидела сегодня, была мечом, я увидела его вчера в кино, и он поразил меня своим размером, я подумала, что мне никогда не поднять такой меч, а во сне, прежде чем отодвинуть его образ, я его повертела и покрутила.
Ещё я вспомнила, что говорят, что сны приходят, серые коты их из-за моря приносят, ходят сон да дрёма. Так, может быть, когда я сплю, я совершенно неподвижна, а сны текут через меня, пройдя через ворота, открытые Дрёмой?
7.
Состояние по-американски
15.11.04
от Кирши
Для нас же важно то, что в понятии «состояние», и понятие «state» это ярко подчеркивает, внезапно совместились движение с неподвижностью. Это позволяет понять странности в том, как наши психологи говорят о состояниях сознания как о каких-то процессах, которые протекают в нем после обретения нового качества. Например, по засыпании. Процес-сы  — это движения и изменения. Со-стояние  — это стояние.
Неожиданно красиво, что подсказка вот так пришла красиво из английского языка. И она меня немного поразила.
Я даже подумала, принимаю это и многословно как-то восхищаюсь. Может быть, потому, что я сама не принадлежу к тому слою, что знает языки, и не считаю, что принадлежу к слою историков. И восхищаюсь словами: что понятие, скрывающееся под русским словом «состояние» и английским «state», очень древнее и существовало еще во времена близости славянского и германского протонародов.
Возможно, думаю я, задача этих слоев где-то здесь. Есть же в этих слоях какой-то смысловой порядок? И я точно ведь чувствую себя принадлежащей им.
Возможно, здесь где-то вопрос и ответ, который, я чувствую, в главе есть, но не могу уловить его. Например, расшириться туда, где я хочу стать человеком из мира знающих английский язык. Я обретаю в какой-то мере новое качество тем, что я хочу знать английский и теперь могу двигаться к нему. А потом говорить по-английски свободно в этом мире языков.
Получается, что состояние — это движение в неподвижности. Это любопытно, над этим стоит подумать.
И чтобы сравнивать себя, как я двигаюсь, мне все время нужно подтверждение этого. А получить я его могу, это определить — только через то, как когда вижу, как двигаются другие. Значит ли это, что я сама неподвижна? Что же тогда движется, а что стоит? Где тут то, что в этом наборе я могла бы назвать: это я.
Во сне это, кажется, видно так. Такое ощущение, что пока я сплю, во сне, скорее, движутся образы. А я вижу, слежу за всем этим и слежу от одного события напряжения до другого. И они на меня очень влияют и действуют. Я неподвижна, но я ими заполняюсь. Словно я в своем физическом теле лежу, а вокруг облака моих видений, в которые я окутана. Все же, скорее, следуя своими ощущениями, я бы сказала, что во сне Я неподвижна, а движутся мои образы. И еще, если взять и использовать образ про слои, которые есть в обществе. Если я увлечена этими образами из сна, то мне никогда не придет в голову двигаться иначе, чем по горизонтали. Даже избегать опасности нельзя, прыгая вниз и нельзя улететь, потому что не умею. Только в одной плоскости, ища места. Я даже сопротивляюсь переходу из одной колеи в другую. Если меня столкнуть вниз в яму, я там умру.
Но если стоит немного осознать, что это сон, первое, что по-настоящему приходит в голову, это не цепляться за свою среду обитания, за этот слой, а улететь оттуда скорее. Бросить все, что в руках, сумки, рюкзаки, детей, и одежду даже снять и полететь голой. Вверх. И это уже какая-то смена состояния сознания.
И там уже не только пейзажи другие, я же и смотрящая другая.
Возможно, так же или как-то похоже мы переходим из слоя в слой?
А потом и этот полет становится только полетом, и непонятно, что делать с умением летать во сне, кроме как летать так же по горизонтали. Но я ведь там не член общества. Хотя нет, я принадлежу к тем, кто, например, летает во сне.
Но как член общества, ты обретаешь возможности вширь внутри этого слоя, они называются «сообщество тебе подобных или равных». Обретя «место» в обществе, ты становишься равным среди равных, одновременно видя тот слой общественного пространства, в котором действуют эти законы. Ты жестко ограничен в своих возможностях двигаться вверх или вниз, зато ты имеешь условно неограниченные возможности для осуществления множественных движений, взаимодействий и взаимоотношений в своем слое.
Вот оно, движение в неподвижности.
Получается, я захватываю и захватываю это пространство горизонтальных слоев. И захватываюсь тем, что вижу.
Получается, что слой навязывает нам карту, по которой жить.
И интересно, что нам тогда снится один и тот же сон. Всем жителям одного слоя. Или, например, если мы родственники, то нам снится то, что снится родственникам?
Пока остановлюсь, потом еще.
8.
Состояние по-американски
16.11.04
от Выделёнки
Не правда ли, это похоже на то, что выявили наши описания человека в состоянии сна. Его многочисленные состояния и положения есть одновременно стоянки и множественные движения.
Я сейчас увидела, что и сны бывают будто из разных слоев. Ведь точно бывают сны обыденные, в которых решаются, может быть, насущные, но повседневные задачи. А бывают такие, что точно знаешь — сон не простой. И это ощущение ни с чем не спутать. Мне даже кажется, что в таких снах, возможно, удается убрать перегородки между слоями. Может быть, выйти в другое измерение и получить еще один уровень свободы движения (как при переходе с двухмерного в трехмерное пространство). Может быть, понятие глубины сна связано именно с этим?
9.
Отклик на Ведогонь-2
16.11.2004
Дырь
В итоге в государстве все спокойно и неизменно, потому что при бесконечном множестве частных движений внутри устройства, само устройство оказывается непоколебимым.
Если перенести это на сознание, то не получается ли так, что каждому состоянию сознания соответствует своё видение, свой набор понятий, свой образ мира, свой разум?
Например, в таких разных состояниях сознания, как бой, чаепитие, ласка, обида и т. д., — видится свой набор образов, ощущений и используемых понятий, за «рамки» которых обычно не выходишь…
…Тогда мне немного понятно, откуда в состоянии есть — «стояние» — там есть рамки, как некое стойло, то, чем ограничивается моё движение.
Но чем ограничивается моё движение, движение моей души в таких стихиальных состояниях сознания, как ласка или бой?! Ответ на ум пока приходит один — моим мышлением и Разумом с его набором представлений о мире. Я «ударяюсь» о них, как о границу.
Сейчас подумал — а если и впрямь вычистить всё, что поддаётся очищению и не нужно МНЕ, то что же будет? Ходить через стены, путешествовать через космос?
10.
Ведогонь-2. Состояние по-американски
Тюр
14 ноября 2004 г.
Глава вызвала у меня непривычное ощущение — ощущение того, что где-то совсем рядом открытие, которое я почти понял. Я вот-вот к нему прикоснусь.
Это ощущение появилось, когда я прочитал и увидел, как близки понятия, стоящие за словами «состояние» и «state». Действительно, такое совпадение нельзя объяснить заимствованием. У этих слов должны быть общие корни, чтобы собрать воедино такие, казалось бы, разные значения. И еще и объединить их «движением в неподвижности».
А дальше, это удивительное понятие «места» через «местничество». Подвижность в неподвижном слое. Я могу двигаться в своем общественном слое, но одновременно я остаюсь неподвижен, я не меняю свое положение, если посмотреть с точки зрения вертикали, будь это общественная вертикаль. Или вертикаль восхождения от материи к духу.
Но я могу всплыть над обществом, выйдя вообще за рамки слоев. Свободно проникая и свободно пребывая в любом слое, в котором мне сейчас быть нужно или любопытно.
Что-то в этом есть такое, что я не могу сказать словами, и что крутится сейчас во мне. Состояния сознания, пространства сознания. Что значит «я нахожусь или пребываю в таком-то состоянии сознания»?
То, что я пребываю в некотором пространстве или слое сознания? То, что я — не знаю, кто я, но я заключен — ограничен чем-то?
Так же как, будучи членом общества, я ограничен его рамками. Но эти рамки — иллюзорны. Их нет, если я свободен.
И тогда сон — это еще и ежедневное упражнение по преодолению моей несвободы — упражнение по переходу через границы пространств сознания. Упражнение по обретению свободы?
10.1.
Ведогонь 2
Отклик на состояние по-американски. Тюр
16.11.04 г.
О. Михаил
Так же как, будучи членом общества, я ограничен его рамками. Но эти рамки  — иллюзорны. Их нет, если я свободен.
И тогда сон  — это еще и ежедневное упражнение по преодолению моей несвободы  — упражнение по переходу через границы пространств сознания. Упражнение по обретению свободы?
А ведь так и происходит на самом деле. Фраза: «Человек не может жить в обществе и быть отдельным от него» — прочно засела в мозгах. С самого рождения общество управляло мной через родителей, в детсаде через воспитателей, в школе через учителей, во взрослой жизни через всевозможных начальников. Каждый раз я натыкался на всякие нельзя, неприлично, не соответствует, так не делается, и я верил, что это так и есть. Хотя внутри возникал вопрос: а почему нельзя? Но я задавливал его в себе, потому что это было выгодно — все свалить на общество в лице родителей, учителей, начальников.
Например, парни со двора звали кататься на крышах вагонов, а я говорил, что меня родители не отпускают гулять, вместо того, чтобы сказать, что, ребята, это не разумно, можно упасть и разбиться насмерть, но ведь нельзя — засмеют. Во сне же мне снилось, что я спокойно говорю об этом, и никто не смеётся, никто не тычет в меня пальцем и не зовет трусом. Во сне я волен делать так, как хочу и что хочу.
Вполне возможно, научившись во сне переходить границы пространств сознания, я смогу и в жизни использовать это умение.
Всплыть над обществом. О. Михаил
Побеждать общество или преодолевать, как помеху в своей жизни? Мазыки предпочитали видеть в нем стихию, вроде весенней распутицы, и предпочитали выпадать из общества, сохраняя все возможности для извлечения нужных им выгод. Называлось  — всплыть.
Михаил пишет:
«А ведь так и происходит на самом деле. Фраза: “Человек не может жить в обществе и быть отдельным от него”— прочно засела в мозгах. С самого рождения общество управляло мной».
И ведь кажется, что действительно невозможно быть свободным от общества, поскольку всюду сталкиваешься с людьми, даже пойдя в магазин или сев в автобус.
Но ведь речь и не идет о том, чтобы еще и жить одному. Речь идет только о зависимости от общества. Разве вы считаете себя зависимым от леса, когда идете собирать грибы? Да, его надо учитывать, его надо уважать или даже бояться. Но зависимости нет.
То же самое относится и к стихии по имени общество.
Зависимость  — это внутреннее состояние.
Скоморох
11.
Ведогонь. Глава. Состояние по-американски
15.11.04
От Отчаянной
Как тело, ты в качестве пространства занимаешь сидение за княжеским столом. Оно называется «место» в рамках местничества. И оно трехмерно. Как участник гонки и битвы за места, ты кого-то обошел и теперь видишь их внизу. А до кого-то не дотянулся, и они над тобой. И это тоже твое место. Оно двухмерное: выше-ниже. Это границы слоя.
Но как член общества, ты обретаешь возможности вширь внутри этого слоя, они называются «сообщество тебе подобных или равных». Обретя «место» в обществе, ты становишься равным среди равных, одновременно видят тот слой общественного пространства, в котором действуют эти законы. Ты жестко ограничен в своих возможностях двигаться вверх или вниз, зато ты имеешь условно неограниченные возможности для осуществления множественных движений, взаимодействий и взаимоотношений в своем слое.
Вот оно движение в неподвижности.
Мне кажется, что я упустила какую-то мысль, какое-то зернышко, когда читала главу. Попробую описать то, что очевидно для меня, тогда, может, и выйду на ту мысль.
Я заметила, что если живешь в одном общественном слое, то встречаются одни люди, если переходишь в другой, то другие. Говорят, что все подбираются по интересам. Или еще есть понятие «периоды в жизни». Ведь это и есть общественные слои, и мы переходим из одного слоя в другой.
Хоть и есть движение внутри слоя, по большому счету — это все равно «стояние», неподвижность. Шаги на месте. Но если мы так устроены, значит, это так нужно. Например, учиться.
Вот есть эти слои. Но что с ними делать?
Если рассматривать эти слои как пространства в моем сознании, то:
внутри слоя есть еще слои, можно умельчаться в них до бесконечности, но можно и осваивать каждый слой. Мне кажется, что только освоив один слой, можно перейти в другой. Конечно, можно прыгать с места на место, но все равно будет возвращать в какой-нибудь слой опять. Как, например, в западок. Западок ведь тоже пространство в сознании. И пока я его не вычищу, т.е. пока я его не освою, я буду в него попадать, и чужой дух будет мною править. Так и общественные места владеют мной.
Еще мысль про состояние сознания — так что же такое «стояние»? Да, мы можем там совершать мелкие движения. А может быть, не движение это вовсе, а перемещения внутри слоя? Если все-таки движения, то движения чего? Души? Тогда движение в слое дает возможность душе учиться, открываться и расширяться. Если «перемещение», тогда душа стоит на месте и не учится. Такой вопрос возник у меня, потому что, скорее всего, в обществе устроено именно перемещение в слое, а не душевное движение. По крайней мере, такие мои наблюдения относительно этого. Еще я видела, что если человек двигался душой, то он быстро осваивал этот слой и «улетал» в другой. Это заметно, когда долго топчешься на месте, а перед тобой, как кометы, пролетают другие. Вот здесь и возникает вопрос об извлечении уроков. Когда урок извлечен, тогда в этом месте ничего не держит, и можно двигаться дальше.
Состояние сознания. Мне непонятно это словосочетание. Вот есть пространства в сознании — это я чувствую, вижу, это понятно. Сознание для меня статично — оно не может двигаться. Уж не знаю, так ли это, но я так вижу его. Для сознания больше подходит то, что оно разделено на пространства. И попадая в какое-то пространство, я чувствую изменения. Что-то изменилось. И вот это я бы могла назвать состоянием. Чувство того, что что-то изменилось. Чувствует у меня душа. Тогда точнее было бы назвать нахождение в слое сознания не состоянием сознания, а состоянием души.
Не правда ли, это похоже на то, что выявили наши описания человека в состоянии сна. Его многочисленные состояния и положения есть одновременно стоянки и множественные движения.
Состояния во сне я воспринимаю как не настоящие. И вообще, любые пространства сознания не настоящие, но во сне иногда можно заметить след, который ведет в настоящие миры. Во сне меня носит по различным пространствам и по западкам, только иногда я чувствую, что я побывала где-то в других мирах, только я их не помню, потому что им нет слов здесь. А помню я чувство радости. Хотя не всегда. Иногда я сталкиваюсь во снах с тем, что мне непонятно и пугает этим. Вот тогда я понимаю, что нужно учиться, чтобы там быть. И те миры скрыты за моими слоями сознания. А учиться как? — Осваивая слои.
 
Отчаянной. Прыгать по слоям
Беда не в том, что мы слишком много прыгаем. А в том, что рад бы в рай, да грехи не пускают. Попробуй прямо сейчас перепрыгнуть в администрацию президента…
Вот и с освоением Ведогони нас будет занимать как раз то, что не пускает.
Ско
12.
Состояние по-американски
15.11.04
от Снегурочки
И тут надо отметить еще одну важную вещь: для перемещения по общественным местам, оставаясь где-то внутри себя все тем же, ты обретаешь особые, съемные тела, именуемые мундирами. Эти тела взаимодействуют с другими мундирами. По ним свои узнают тебя своим, низшие высшим, а высшие  — низшим.
А эти мундиры — это облики?
 
Снегурочке
Мундиры  — это мундиры. Но сейчас речь не о них, а о телах. Не разбрасывайтесь.
Ско
13.
Ведогонь вторая-2
Глава. Состояние по-американски
14.11.04
Хран
<…>
Стояние. Стояние сознания. Когда только внутри колотит, бьется в стены, но не телесные стены. Стены, предложенные мне. Стены, которые сам выставил. Стены.
Я начинаю бурлить. Ох, огромную же силу я прячу за этими стенами. А вот тут словно безысходность, что уже не поменяешь. Нет, нет. Поменяешь. Появились дыры в стене от одного прочтения, значит, есть возможность или разломать стену или пройти через одну из дыр. А вот что-то не пускает, не пускает пролезть. Словно я согласился оградить себя стенами. Мне это сейчас разве нужно, нет. Недоделанные дела, если их не сделать, то и не станет наслаждения от проведенной здесь жизни. Нет. Что же? Если я пройду, а там великая тоска оттого, что придется оставить свои «мундиры», нажитые «непосильным детским трудом». Я сейчас смеюсь, и мне тоскливо. Я хочу дальше и не хочу. Словно останусь голым… н-хэ, а король-то, голый… Голым я понимаю, что чистый. Чистый, когда делаю очищение. Очищение я делал не старательно. Н-да, Саныч, вот и подвел к необходимости очищаться. И что теперь делать, уж хочется очищаться, чтобы пройти за стены. Ох, и не «уснуть» сейчас.
Хран
Стены сознания. Хран
Помните, я в главе «Состояние по-американски» писал, что выражение «строение» еще поможет нам разобраться с сознанием и его состоянием.
Вот вам всплеск на эту тему.
Это очень важное ощущение: «Стояние. Стояние сознания. Когда только внутри колотит, бьется в стены, но не телесные стены. Стены, предложенные мне. Стены, которые сам выставил. Стены».
Скоморох
14.
Ведогонь вторая
15.11.2004
от Данко
Тем не менее, мы начнем с того, что вдумаемся в выражение «общественное положение», для которого в старом русском языке было имя «местничество».
Ясно, что в нем идет речь не о том, что ты лежишь или стоишь в обществе. Речь идет о том, что ты занимаешь в нем «место».
Место, которое я занимаю в обществе. То, что рядом — семья. Тоже общество. Какое место я занимаю здесь? Когда как, зависит от условий и моего состояния. Когда радостно и душевно — мы на равных, когда больно…… Задумалась. Ведь когда больно — я могу занимать всякое место: и быть выше других, если ломлю и считаю, что в этом мире все для меня, и ниже других, когда чувствую вину, а чаще бываю — где-то посередине, между мужем и детьми.
Сейчас посмотрела и увидела, ведь я сама выбираю, какое место мне занимать. А что мною руководит при выборе места? Цели. То, что мною движет, и ради этого я надеваю особый мундир и иду к цели.
Но как член общества, ты обретаешь возможности вширь внутри этого слоя, они называются «сообщество тебе подобных или равных». Обретя «место» в обществе, ты становишься равным среди равных, одновременно видя тот слой общественного пространства, в котором действуют эти законы. Ты жестко ограничен в своих возможностях двигаться вверх или вниз, зато ты имеешь условно неограниченные возможности для осуществления множественных движений, взаимодействий и взаимоотношений в своем слое.
Вот оно, движение в неподвижности.
Это мне знакомо по работе. Там недопустимо движение вверх и вниз. Только по горизонтали, среди равных, иначе — убьют, будут ездить по мне катком, чтоб не высовывалась. И это напрягало сильно. Казалось, что вдохнуть не дают и расшириться. Вот ведь удивительно. Ведь среди равных расти себе вширь и расти, а мне этого мало было. Так я, наверно, не вширь расти хотела, а ввысь. Ограниченность чувствовалась очень.
Задумалась. Выходит, что ограниченность характерна для обществ. И если для меня семья — пусть маленькое, но общество, значит, я тоже ограничена. Ну да, так и есть. А как можно устроить свою жизнь, находясь в обществе и не быть ограниченной? Или это в принципе невозможно? Нельзя быть свободным от общества, находясь в нем?
Ничего в голову на это не идет, кроме как очищаться от внутренних границ. А там посмотрим.
Блин, увидела. Проснулся мой борец за справедливость Данко. И просыпается он от слов — права, границы, ограниченность, знай свое место и прочее. Выходит, я на этом присыпаю? Да. А зачем? Он лучше знает, что делать в таких ситуациях, разберется, как-нибудь устроит, а когда все наладится, там и я проснусь. Ага! Как же! Наладится! Порушит все, а я потом буду скакать и причитать: как такое могло случиться, оно само получилось, я не хотела. Это на кресение.
Вот оно, движение в неподвижности.
Меня затягивает эта фраза. Кругом в моей жизни все движется и при этом остается неподвижным, ничего не меняется. Да. Во сне я же забываю, что хотела сделать, куда шла, в итоге не делаю ничего, но создаю видимость. Есть суета, а нет дела, нет изменений. Все неподвижно, а значит, устойчиво, в равновесии. Вот эта устойчивость, желание покоя — и есть основа сна? Как-то отзывается. Усну, и все будет в порядке, все успокоится, наладится, само изменится так, как надо. Поспи, и все пройдет.
Пора писать.
Старый, добрый учебный курс. Данко
«А как можно устроить свою жизнь, находясь в обществе и не быть ограниченной? Или это в принципе невозможно? Нельзя быть свободным от общества, находясь в нем?
Ничего в голову на это не идет, кроме как очищаться от внутренних границ. А там посмотрим».
А всплыть над обществом, как говорили мазыки? Или я это давно не повторял?
Ско
15.
Ведогонь. Состояние по-американски
15.11.04
от Ланы
Получается, что состояние  — это движение в неподвижности. Это любопытно, над этим стоит подумать.
Читала отклики. И захотелось самой написать. Начала главу перечитывать. Дошла до этих строк и остановилась. Чувствую, что сплю и вижу перед собой Ошо и его книгу, горы книг, которые у меня до сих пор еще лежат в шкафу и которым я зачитывалась в свое время. Прочитала это движение в неподвижности, и навалились на меня воспоминания.
Это я начала писать наоборот.
Сначала, когда я прочитала это движении в неподвижности и стала над этим думать, я подумала, что это движение в неподвижности есть я тот, кто наблюдает за всем происходящим, ну, например, во сне. А то, что движение это — тем, что я вижу: картины, сны, меты. А потом поняла, что я сплошь пропитана этими понятиями сумбурными и образами, которые читала в книгах Ошо.
Мне непонятно было, почему американское. Так ведь Ошо, как мне помнится, читал лекции по-американски, и его переводили на русский. И сейчас эти все книги у меня проплывают перед глазами. Я помню, их читала запоем, читала и ничего не запоминала, но оторваться не могла, как наркотик (не понятно, откуда у меня такое сравнение).
Сижу, сначала просто за голову взялась, ну и ну, как от этого очищаться?
А потом почему-то стало смешно и хорошо.
Я еще не ложилась. А времени около 6 утра и спать неохота.
А надо бы покимарить, как говорила моя мама.
Лана
Лана
«Так ведь Ошо, как мне помнится, читал лекции по-американски, и его переводили на русский».
Может показаться, что Лана неточна: Раджнеш читал лекции по-английски. Ничего подобного! На Англию ему было начхать, он стремился покорить Америку, был за это брошен там в тюрьму, якобы отравлен какими-то радиоактивными веществами и выпровожен за пределы страны с запретом многим проамериканским государствам впускать его.
Так что читал он свои лекции по-американски.
Ско
 
16.
Глава Состояние по-американски
15.11.04
Еслинея
У меня отозвалось движение в неподвижности. Есть разные определения состояния сознания — хорошее состояние, плохое, измененное. Похоже, это уже качества состояний. Но каждый раз, находясь в каком-то состоянии, я ощущаю, что есть границы, стенки. И я нахожусь внутри. И я живу внутри, то есть двигаюсь. И эти границы, которые ощущаю, как будто определяют мое движение в этот момент.
Я вчера пробовала быть в Дреме перед засыпанием. Я постоянно ловила себя на мысли, что уже начинаю засыпать, и практически силой оттуда себя вытаскивала. Почему-то очень тяжело не заснуть, требуется много сил, чтобы себя вытащить из засыпания. Я это поисследую. Но четко ощущается разница состояния Дремы и потом, когда уже начинаются Кемы. Есть одно, и есть другое. Значит, точно есть границы.
Задание. Еслинея
«У меня отозвалось движение в неподвижности. Есть разные определения состояния сознания  — хорошее состояние, плохое».
А опишите-ка мне, что значит для вас хорошее состояние и что значит плохое. И не ленитесь, это выйдет любопытная игрушка.
Ском.
16.1.
Ведогонь-2
Задание. Еслинея
16.11.2004
от Смешины
Задание. Еслинея
«У меня отозвалось движение в неподвижности. Есть разные определения состояния сознания — хорошее состояние, плохое».
А опишите-ка мне, что значит для вас хорошее состояние и что значит плохое. И не ленитесь, это выйдет любопытная игрушка.
Ском.
Что значит для меня хорошее состояние:
- когда у меня легко и радостно на душе, прямо в том месте, где середка,
- когда у меня получаются все дела,
- в такие моменты хочется петь, двигаться, куда-то идти, что-то делать,
- кажется, что я легкая, и если оттолкнусь, то смогу полететь, летать охота в таком состоянии,
- все в таком состоянии получается легко,
- я могу долго не спать в таком состоянии,
- а если сплю, то состояние легкое, и просыпаюсь легко и радостно.
Что значит плохое состояние:
- я в такие моменты чувствую тяжесть и боль на душе (в середке),
- ощущаю какие-то метания внутренние,
- хочется плакать,
- обычно чувствую себя одиноко,
- хочется спать, не просыпаться по утрам,
- часто суетливость бывает в такие моменты или полное безразличие,
- одновременно чувствую постоянное беспокойство внутреннее и напряжение.
Хорошее и плохое состояние. Смешина
«- хочется спать, не просыпаться по утрам».
Сделай еще один шажок, до: жить не хочется.
Ско
16.2.
Ведогонь. Задание. Еслинея
17.11.2004 г.
От Боборца
А опишите-ка мне, что значит для вас хорошее состояние и что значит плохое. И не ленитесь, это выйдет любопытная игрушка.
Ском.
Для меня хорошее состояние сознания — это когда мне легко и радостно на Душе, а плохое состояние, когда на Душе тяжело и сжато.
Похоже, я чувствую свои состояния сознания своей Душой.
На Душе легко, когда сознание ясное и широкое, я тяжело, когда оно становится мутным и сужается.
А становится мутным от чего? От памяти о боли, в основном. По сути, от Лопоти, от переживаний, в которые я улетаю. Вот и сейчас улетел в переживание.
И еще, у меня есть предположение, что оно уплотняется от большого количества образов, особенно если они не разложены, как в стожке, а смешаны и еще переплетены переживаниями.
И наоборот, когда прочищаешь свои образы и понятия, раскладываешь их, как гребенкой волосы расчесываешь, то сознание становится устроенным, и от этого тоже радостно и чувствуется расширение.
Сейчас увидел образ. Душа — это тонкоматериальное тело, возможно, самое тонкое тело, в котором живет Дух. А сознание — это среда, в которой Живет Душа. И Душа способна Видеть и Чувствовать разные состояния сознания, и легкие и тяжелые.
То есть Сознание, как вода, способно становиться мутным и грязным, и от этого на Душе тяжело, а способно очищаться и становиться светлым и ясным, и от этого на Душе становится легко.
Остается вопрос с расширением и сужением сознания. По-моему, Степаныч показывал Санычу, что сознание бесконечно. Значит, расширяться или сужаться может только объем свободного сознания, или печища. И когда печище расширяется, мне хорошо, можно сказать, что у меня хорошее состояние сознания, а когда оно сужается, мне становиться плохо и у меня плохое состояние сознания.
Значит, понятия плохое и хорошее состояния сознания, да простится мне такое выражение, не абсолютны, а относительны. И определить, хорошее у меня состояние сознания или плохое, можно только сравнением с другим состоянием. Мое состояние сознания может быть сейчас хорошим, по сравнению с одним из моих состояний, но не таким хорошим, как в другой раз.
Получается, вопрос не в оценках, а в том, в каком направлении я иду. В направлении расширения и очищения или в направлении сужения и замутнения.
Боборец
Хорошие и плохие состояния. Боборцу
«Получается вопрос не в оценках, а в том, в каком направлении я иду. В направлении расширения и очищения или в направлении сужения и замутнения».
Уже хорошо, но попробуй связать направление с током жизни, и описать то же самое через понятия жизни и смерти.
Ском.
 
16.3.
Хорошее и плохое состояние
Вы попробовали сделать описание одного (двух дополнительных друг другу) состояния. Это несколько уводит нас от основного исследования, но дает возможность проработать понятие состояние на примере. Поэтому мы продолжим эту работу.
Посмотрите, вы прислали уже много описаний, и большей частью они не сущностны. Вы описываете, что чувствуете в этих состояниях, а не свое понимание того, почему они вызывают именно эти ощущения. Описаний достаточно.
Теперь войдите еще раз в понятие «хорошее-плохое состояние» и посмотрите на него через понятия «ток жизни» и «луч райского возвращения».
Посмотрите, в ваших описаниях явно обозначалось, что, двигаясь в сторону смерти, в адские и плотные миры, где жить труднее, вы чувствуете себя плохо, двигаясь в миры легкие, райские, вы чувствуете себя хорошо.
И получается, что мы можем описывать эти состояния, как состояния чего-то, что попадает в разные миры, как разные среды.
Опишите теперь «плохой мир» и «хороший мир», а затем подумайте о том, кто в них попадает.
Ском.
16.3.1
Ведогонь
Хорошее и плохое состояние
17.11.2004
от Смешины
Посмотрите, вы прислали уже много описаний, и большей частью они не сущностны. Вы описываете, что чувствуете в этих состояниях, а не свое понимание того, почему они вызывают именно эти ощущения. Описаний достаточно.
Теперь войдите еще раз в понятие «хорошее-плохое состояние» и посмотрите на него через понятия «ток жизни» и «луч райского возвращения».
Посмотрите, в ваших описаниях явно обозначалось, что, двигаясь в сторону смерти, в адские и плотные миры, где жить труднее, вы чувствуете себя плохо, двигаясь в миры легкие, райские, вы чувствуете себя хорошо.
Почему плохое состояние вызывает ощущения тоски, тяжести, боли на душе, нежелания просыпаться, нежелания жить в этом мире?
И почему хорошее состояние вызывает ощущение полета, легкости, счастья?
Еще эти состояния для меня как-то связаны со светом: хорошее состояние связано со светлым солнечным утром или днем, а плохое — с пасмурным днем, без солнца.
Как же я не дошла до такого простого понимания, что хорошее состояние бывает именно в те моменты, когда я делаю дела по душе и ток жизни направлен внутрь, а когда вовне, не для себя, то тоскливо становится и ничего не хочется делать. Не дошла, наверное, потому, что это настолько естественно и привычно, что не требует объяснения.
Если я делаю для себя, то с охотой, по душе. Получается, что душа подсказывает, верен ли выбранный мной путь. Если я двигаюсь к себе, домой, то мне хорошо, а если я свернула на росстани с пути, то тоскливо становится, тяжело.
Значит, можно использовать осознавание своих состояний как компас для сверки своего направления движения — в том ли направлении я двигаюсь! Ведь я сама часто говорю, когда у меня плохое состояние: что-то я потерялась. Значит, это действительно ориентир, чтобы выправить направление своего движения.
Интересно, сейчас я вспомнила, что ты, Саша, говорил, что движение к себе — это путь вверх, а от себя — это путь вниз. И скатиться вниз всегда легче, чем идти вверх, к себе. Странно получается, что легкий путь, но вниз, приносит не радость и легкость, а тяжесть и тоску, а путь вверх, как кажется, тяжелый, приносит легкость и ощущение полета. Наверное, потому, что это путь домой, в райский мир.
И получается, что мы можем описывать эти состояния, как состояния чего-то, что попадает в разные миры, как разные среды.
Когда я описываю хорошее-плохое состояния, состояние чего я описываю? Мне кажется, состояние души. Ведь это ее путь домой.
И еще, мне видится, что физическое тело и душа по-разному ощущают плотности этих миров. Например, если я живу телом, то мне проще и легче катиться вниз, а не карабкаться вверх, к себе. А душа, наоборот, стремится вверх, там ее дом.
Опишите теперь «плохой мир» и «хороший мир», а затем подумайте о том, кто в них попадает.
«Плохой мир» — это мир, где душе тяжело, тоскливо. Это реальный мир для души?! Так это моя душа тоскует и не хочет жить здесь, не хочет просыпаться в этом мире?!
«Хороший мир» — похоже, это мир, напоминающий моей душе родной мир, дом.
Хороший-плохой мир. Смешина
Вы еще немножко сопротивляетесь тому, чтобы увидеть, что ваше хорошее-плохое состояние как-то жестко связано с окружающим вас миром. Можно сказать, с его состоянием.
Вот вы попробовали описать, что такое плохой мир:
«”Плохой мир” — это мир, где душе тяжело, тоскливо. Это реальный мир для души?! Так это моя душа тоскует и не хочет жить здесь, не хочет просыпаться в этом мире?!»
Что хорошо в этом описании  — это движение в сторону мира. Но что плохо — оно еще не видит, а какова связь между миром и тобой. А связь эта видна в том, что мир проливается в микромир, то есть в твое сознание, но от этого тебе не становится плохо. От этого тебе вообще никак, потому что это исходная данность существования в этом мире.
Ты можешь сейчас воплотиться в аду или земляным червяком, а можешь просто пойти в горы или сплавляться, и будет очень тяжело и плохо, а ты будешь радостным и счастливым. Значит, даже то, что мир проливается в твой малый мир, не имеет значения для твоего состояния.
Имеет же его лишь то, что в тебя проливается «плохой мир». Вот тогда твое состояние становится плохим.
Но как возможен «плохой мир»? Как возможен «плохой мир» без тебя, без человека?
Скоморох
16.3.2.
Хорошее и плохое состояние
18.11.04
От Медведки
Теперь войдите еще раз в понятие «хорошее-плохое состояние» и посмотрите на него через понятия «ток жизни» и «луч райского возвращения».
Прочитала это задание и поняла, что мне очень хочется его сделать.
Что для меня хорошее состояние? Это когда легко, радостно, и всё получается, что я хочу, идёт, течёт, движется или, даже если я в покое, то Душе легко, и она поёт или играет. Например, после хорошей бани — я спокойна, а на Душе блаженство. И я со своим телом в мире.
И вот если посмотреть через понятие «луч райского возвращения», то в эти моменты я ближе к себе самой и ближе к чему-то настоящему в себе, истотному, и я ближе к тем мирам, о которых помнит моя Душа как о мирах блаженства. Наверное, если после бани моё тело в блаженстве, то оно не мешает моей Душе вспоминать себя. И если я хорошо почистилась, то тоже состояние лёгкое, как разорваны путы, которые привязывают меня. К чему? Мне кажется, к этому телу, к этому миру, и я опять вспоминаю, что могу быть в других состояниях. И то, что мне стало легче, даёт надежду, что я могу быть СОВСЕМ лёгкой.
И наоборот, когда на меня наваливаются проблемы, мне становится тяжелее, как будто что-то утягивает меня в миры более плотные и тяжёлые и привязывает мою парящую суть к материальному.
Я вспомнила Гулливера, которого лилипуты привязали к земле тоненькими верёвочками, но их было так много, что он не мог вырваться из этих пут. Так и нас наши проблемы тянут вниз. И говорим: ты сейчас меня стягиваешь в боль, в обиду…… То есть заставляешь спуститься ниже.
Если смотреть из понятия «ток жизни», то опять же, если моя жизнь становится тяжелее, то что-то повернуло мой ток жизни в более плотные миры, и это значит, сделан выбор: не прикладывать усилий и не подниматься, а позволить себя засасывать. Может быть, на дно какое-то, где собирается всё самое плотное и неподвижное.
А если ток жизни направлен в менее плотное, то там больше возможности для движения, и жить должно быть легче, поскольку свободнее в целом и есть пространство для деятельности. Но оставаться в менее плотных мирах нужно уметь, нужно прикладывать усилия. Во всяком случае, очищаться. Или не накапливать чего-то тяжёлого. Тяжёлого для чего? Для тела это просто грязь и склянь2, а для Души, думаю, это болезненная память и, видимо, память образов, которые вообще имеют вес. Тогда эта накопленная грязь стягивает, и я опускаюсь в более плотные слои.
И получается, что мы можем описывать эти состояния, как состояния чего-то, что попадает в разные миры, как разные среды.
Опишите теперь «плохой мир» и «хороший мир», а затем подумайте о том, кто в них попадает.
Кто в них попадает?
Это Душа? Ведь если мне плохо, то моя Душа сжата. Чем сжата? Наверное, той средой, в которую я опустилась. А если я «всплываю», душе становится легче, и она может парить.
И тогда я, помимо того, что нахожусь в пространствах материальных, которые относительно неизменны: я хожу по полу, сижу, то есть нахожусь в материальном мире, в котором законы неизменны: притяжение, смена дня и ночи и т. д., — помимо этого я всё время могу перемещаться в средах, которые чувствует моя Душа. И своим нахождением в этих средах я могу управлять по своему выбору: впала в переживание — плотные миры, почистилась и решила как жить дальше, чтобы устраивать жизнь по-душе — я всплываю в лёгкие миры.
Это так?
Тогда я всегда вольна устроить себе райскую жизнь.
 
Кто попадает в миры? Медведка
Просто приведу раздумье Медведки про путешествия сквозь разные миры, как среды. Можно сказать, что это кусок школы.
«Кто в них попадает?
Это Душа? Ведь если мне плохо, то моя Душа сжата. Чем сжата? Наверное, той средой, в которую я опустилась. А если я “всплываю”, душе становится легче, и она может парить.
И тогда я, помимо того, что нахожусь в пространствах материальных, которые относительно неизменны: я хожу по полу, сижу, то есть нахожусь в материальном мире, в котором законы неизменны: притяжение, смена дня и ночи и т. д., — помимо этого я всё время могу перемещаться в средах, которые чувствует моя Душа. И своим нахождением в этих средах я могу управлять по своему выбору: впала в переживание — плотные миры, почистилась и решила как жить дальше, чтобы устраивать жизнь по-душе — я всплываю в лёгкие миры».
Скоморох
16.3.3.
Хорошее и плохое состояние
18.11.04
от Отчаянной
Посмотрите, в ваших описаниях явно обозначалось, что, двигаясь в сторону смерти, в адские и плотные миры, где жить труднее, вы чувствуете себя плохо, двигаясь в миры легкие, райские, вы чувствуете себя хорошо.
И получается, что мы можем описывать эти состояния, как состояния чего-то, что попадает в разные миры, как разные среды.
Опишите теперь «плохой мир» и «хороший мир», а затем подумайте о том, кто в них попадает.
Плохой мир для меня — это когда мне приходится делать что-то не по душе, не по охоте. Когда происходит так, как я не хочу, или моя охота не осуществляется. Когда я чего-то хочу, то это не значит, что это по душе. Если происходят желания, которые мне на самом деле не по душе, то тоже становится плохо. Значит, если охота от души, то тогда и мир становится хорошим. Радостно становится. Я подумала сейчас, что душа сверяет охоту с духом, который указывает путь в легкие миры. Если желание — это проявление духа, то становится легко и душа расширяется, а если нет — то становится тяжело, и душа сжимается.
Но кто попадает в эти миры? Душа?
Это для меня далеко не очевидно. Если я попадаю в тяжелые миры, то и душа вместе со мной туда попадает, чувствует, что вокруг происходит. Так ли это? Я еще подумала, что эти тяжелые миры — это миры, где нет моего духа. Там чужое и душа это чувствует, сжимается.
А может, в те миры попадаю только я, а там кусочки моей души? И я их забираю и становлюсь больше.
Я запуталась…
Плохие миры. Отчаянная
Отчаянная увидела при первом рассмотрении так:
«Плохой мир для меня  — это когда мне приходится делать что-то не по душе, не по охоте».
А теперь разделите душу и охоту с помощью «или». И тогда вы выстроите Луч райского возвращения. Охота тянет в мир, Душа — домой. И обе сильны.
Ско
 
16.3.3.1
На отклик Отчаянной
19.11.04
от Русы
А теперь разделите душу и охоту с помощью «или». И тогда вы выстроите Луч райского возвращения. Охота тянет в мир, Душа  — домой. И обе сильны.
Получается, что пока я не иссушу свою охоту, я и не могу вернуться домой?
Или могу, а потом решу, пойду еще раз или нет?
Я начинаю понимать «Кукушечку».
Я была у маменьки на роду одна,
Отдала меня маменька замуж за реку, — это переход, сюда, в этот мир.
Не велела маменька часто в гости быть, — почему?

А идти мне пешею, знаю, не дойду, — потому что маминька живет не здесь, а где?
А просить мне коника, знаю, не дадут, — почему? Может быть, нет на земле такого коня, который довез бы туда, Домой?
И остается только научиться летать?
Сяду я, скручуся, вспорхну и полечу…
А летать можно только очистившись. Это так?
Охота и возвращение. Руса
Вот где Руса хороша, это там, где начинается мифология. Руса для меня главный эксперт, что значит, свидетель мифа. Есть знатоки, а есть свидетели. И по Русе я проверяю: мы уже вышли в тот мир или еще болтаемся среди знаний и мышления.
Если Русу потянуло в Кукушечку, значит, сем Ведогонь подходит к разговору о Граде. Ведь это путешествие души.
Скоморох
16.3.4.
Ведогонь. Хороший — плохой мир
18.11.04.
от Ломы
Значит, даже то, что мир проливается в твой малый мир, не имеет значения для твоего состояния.
Имеет же его лишь то, что в тебя проливается «плохой мир». Вот тогда твое состояние становится плохим.
Но как возможен «плохой мир»? Как возможен «плохой мир» без тебя, без человека?
Скоморох
Я думаю, что плохой мир возможен. Вот я пришла на работу, и там плохой мир.
Вначале, я стараюсь наладить мир, изменить обстановку, взаимоотношения и т. д.
Если я не в силах его изменить, то я просто ухожу из этого мира. Получается, всё равно ведь от меня зависит, в каком мире я живу и какой мир в меня проливается.
Значит, всё зависит от меня, от человека.
 
Плохой мир. Лома
Лома, вот ты сделала первый шаг рассуждения:
«Я думаю, что плохой мир возможен. Вот я пришла на работу, и там плохой мир.
Вначале, я стараюсь наладить мир, изменить обстановку, взаимоотношения и т. д.
Если я не в силах его изменить, то я просто ухожу из этого мира. Получается, всё равно ведь от меня зависит, в каком мире я живу и какой мир в меня проливается.
Значит, всё зависит от меня, от человека».
Продолжи его, и сделай второй: Если прямо внутри этого мира возможен плохой мир и это зависит от человека, то не заглянуть ли в человека, то есть в себя, когда мир кажется плохим, и не поискать ли там нечто, что оценивает окружающее, как плохой мир.
И знаешь, что мы там найдем? Тело, которому больно от соприкосновения с миром. Это значит, что «плохой мир» записан своим образом в некое тело и узнается именно по этому описанию, которое есть описание точек боли.
Но это значит, что плохой мир  — это мир, где больно. А боль — это знак разрушения тела, как вы помните. Какого? Явно того, что не приспособлено для жизни в такой плотности. Но ведь тебя не били по Тели…
Не правда ли, разговор о плохом и хорошем мире оказывается доказательством наличия иных тел?
Ском.
17.
Ведогонь 2
История понятия « состояния сознания»
16.11.04
от Тяжести
Вот оно, движение в неподвижности.
И тут надо отметить еще одну важную вещь: для перемещения по общественным местам, оставаясь где-то внутри себя все тем же, ты обретаешь особые, съемные тела, именуемые мундирами. Эти тела взаимодействуют с другими мундирами. По ним свои узнают тебя своим, низшие высшим, а высшие  — низшим. В итоге в государстве все спокойно и неизменно, потому что при бесконечном множестве частных движений внутри устройства, само устройство оказывается непоколебимым.
Так рождаются империи.
Не правда ли, это похоже на то, что выявили наши описания человека в состоянии сна. Его многочисленные состояния и положения есть одновременно стоянки и множественные движения.
Как я вижу или создаю себя в обществе. Я хочу совершенствоваться. А вот общество мне диктует свои законы. Очень методично и незаметно.
Я забываю про себя, про то, какая я и зачем пришла. Мне отводят глаза от себя. Я уже не учусь и не развиваю свои способности так, как я это умела в детстве.
Вместо этого я начинаю изучать то, как создать мундир. А он состоит из того, что вне меня. И насколько бы это всё ни выглядело нелогичным, мне наплевать. Я это всё просто принимаю, запоминаю. Потому что это мне помогает выживать в обществе. И чем я лучше помню, из чего состоит мундир или как его подогнать, усовершенствовать, тем у меня больше возможности ходить по разным слоям общества. И это для меня безопасно, потому что я знаю, как это устроено. И если эти законы нарушу, то меня просто опустят на своё место.
Вот и во сне я принимаю все странности.
Общество держится на том, что я свои силы использую не для себя, а для поддержания жизни этого общества. Хотя и мотаюсь, как мне кажется, где хочу, и делаю, что хочу. Вот только в себя не смотрю, и вообще забыла себя.
Вот почему современные психологи учат тому, как создать себя, например, бизнес леди, через имидж, правильную речь и т.д. Они просто подробно описывают устройство общества и окончательно впихивают меня в мундир. Отучают думать, любить свое дело. Убивают душу и любое напоминание о ней.
Можно понять, как устроено общество, но как подняться над ним и жить сейчас душой, я пока не могу понять.
Современная практическая психология. Тяжесть
Очень верное наблюдение, которое стоит осознать, хотя бы для того, чтобы использовать осознанно:
«Вот почему современные психологи учат тому, как создать себя, например, бизнес леди, через имидж, правильную речь и т. д. Они просто подробно описывают устройство общества и окончательно впихивают меня в мундир».
Или освобождайтесь, или используйте. Но используя, не врите себе. Полезней будет знать, что делаешь и что происходит.
Ско
18.
Ведогонь. Что такое состояние
18.11.04
от Страуса
Что такое для меня состояние? Сразу слышится со-стояние, совместное стояние. Где можно стоять совместно? Конечно, в строю! Те, кто в строю, должны быть готовы к бою. Тогда они в хорошем состоянии, то есть дееспособны. А кто болеет, тот недееспособен, то есть вышел из строя. Это — плохое состояние. Получается все по-военному просто.
Я сейчас заметил, что стал писать не про себя, а про каких-то «них», которые в строю. Мне вообще это военное определение состояния не нравится, но оно постоянно наклеивается на меня обществом — медосмотрами, призывными комиссиями. И оно получается каким-то внешним, состоянием для других. Не стал бы я себя спрашивать: «Какое у меня сейчас состояние?». Я бы спросил: «Как я себя чувствую?». Если перевести «Мое состояние хорошее» на привычный мне язык, то получилось бы «я себя хорошо чувствую», то есть мне хорошо здесь и сейчас.
А что значит мне хорошо? Кажется, это когда я чувствую, что точно иду к своей большой цели, мечте. Это может быть больно и трудно, но внутри — хорошо. А если туда не иду, а топчусь на месте или откатываюсь, то внутри — плохо. Но это движение к мечте сложно назвать состоянием, потому что оно движение, а не стояние.
Со-стояние. Страус
Сначала к нам приходят самые очевидные ответы:
«Что такое для меня состояние? Сразу слышится со-стояние, совместное стояние».
Но если ты задумаешься, то увидишь, что есть и другая возможность понять со-. Не как совместное, а как совмещенное. Совмещение стоянок, или совмещение внутри стояния. К примеру, разных проявлений или частей устройства.
Это отчетливее звучит в со-ставе.
Ском. 
Глава 3. Очищение от наукообразностиЯ все еще продолжаю разбираться с понятием «состояние», и поскольку для нас с вами это «психологический термин», по крайней мере, в отношении сна, я вынужден очищать свое сознание от слоя лопоти3  по имени «психология».
Как бы там ни было, за первую часть семинара мы сделали достаточно большое и подробное описание явления, которое изучаем. Пусть оно, как говорится, не систематическое, то есть не упорядоченное и не соответствующее каким-то предположениям или ожиданиям. Но в исследовании таких сложных явлений, как сон, приходится идти не заранее известным путем, а так, как это уложено в нашем сознании. А уложено так, как и выскочило из вас, когда я предложил: а расскажите-ка мне, братцы, что такое сон!
Вот вы и рассказывали, что кому на ум всплывало. Каждый отдельный рассказ был бы неполноценным, но когда их набралось несколько сотен, они начали складываться в картину, по-своему хорошо отражающую явление. Вот только картина эта не плоская, а многомерная, и из-за этого кажется, что перед нами просто какой-то клубок разрозненных наблюдений. Это не наблюдения, и тем более, не разрозненные. Это содержание понятия. Чтобы увидеть, что они составляют собой цельное тело сна, теперь нужно задать линии исследований, по которым можно делать срезы.
На срезах станет заметно, что все нужное описано последовательно и довольно полно. Тогда можно будет задать новый уровень точности наблюдений и собрать описания уже не всего явления, а его отдельных участков.
Вот к этому мы и движемся, снимая слои помех. Это стало необходимо сделать именно сейчас, когда описание состоялось. Это способ исследования: сначала почистить свое видение, потом описать то, что видишь, потом очистить еще раз — одновременно и видение и то, что получилось в описании, — и снова приступить к наблюдениям.
Очищение на поверку оказывается настройкой мелкоскопа. Делается это убиранием того, что отвлекает, в первую очередь, лишних целей. Например, с желания в подобных исследованиях выглядеть научно. Когда ты понимаешь, что хочешь не защитить диссертацию и не похвастаться перед знакомыми своей ученостью, а действительно однажды научиться свободно выходить из тела душой и посещать небесные училища, ты понимаешь, чтj есть тщета, а что стоит усилий…
Итак, следующая глава об очищении от науки.
Скоморох.
К этому письму прилагались главы из Второй части книги. Поэтому отклики идут как их обсуждение.
редакция
 
Отклики
1.
Ведогонь 4-а. Узнать или понять
17.11.04
от Отчаянной
Да мне, в действительности, и не важно, какие цели двигали учеными, когда они вносили искажения в свои понятия. Важно лишь то, что искажения эти есть. И есть определение состояния, которое невозможно ни понять, ни использовать. Но за которое требуется простить автора и узнать что-то самому… Мы же, все-таки, интеллигентные люди!
Меня с детства привлекали философия, психология. Я думала, что я там смогу найти что-то для себя. То, чему не было у меня названия: что-то хочу, а что — определения не было. Тогда из философии я взяла для себя понятие «поиск истины». Для меня поиск истины был исследованием мира и поиском смысла жизни. Поэтому оно стало близко к тому, к чему я стремилась. Я думала: ну, пусть они так это называют. Возможно, говорим об одном и том же.
После этого начались разочарования. Зная о том, что все науки вышли из философии и что цели должны быть общие: изучение мира и себя, я начала видеть несоответствия с тем, о чем думала я. Некоторое время я задавала вопросы учителям, маме, папе, но от меня все отмахивались и говорили, что я забиваю себе голову пустяками. И я опустила руки. После этого я смутно помню, как я училась. Сон, который не хочется вспоминать.
Когда пытаюсь вспомнить, что я делала 5 лет в университете, я вспоминаю сны, где нужно бежать, а ноги тебя не слушаются, вязнут. И все, что я при этом во сне испытывала, узнается как студенческие годы.
Все это время, когда я училась, я спала. Под конец учебы, на курсе 4-5, я собирала себя в кулак, дотянуть как-нибудь, чтобы диплом получить.
А спала я для того, чтобы ничего не замечать, потому что изменить все равно не удастся.
Мы же интеллигентные люди! Зачем задавать глупые вопросы, вы ведь и сами все понимаете. Еще декан однажды сказал, что меня не интересует, понимаете вы что-то или нет, мне важно, чтобы вы вовремя сдавали экзамены и зачеты. Потерпите, вот диплом получите и будете делать, что хочется. Хороший декан у меня был, понимающий. Только и он ничего не делал для того, чтобы была эта самая истина. Хотя я могу ошибаться.
Но важно сейчас другое, почему я проходила мимо искажений. Ведь после неудачных попыток добиться справедливости я перестала их замечать. Стала засыпать и пропускать страницы усыпляющего текста. И мне нужно было дикое усилие, чтобы заставить себя понять или запомнить, потому что понять мне было невозможно, о чем же пишет этот психолог или философ. Но понять не для того, чтобы понять, а для того, чтобы сдать экзамен. Сдала и забыла.
Я раньше думала, что я такая тупая, что не понимаю, о чем идет речь в книгах психологов, другие же читают, даже могут что-то рассказать. А я не могу. Но потом я поняла, что и они-то тоже не понимают, а пересказывают чаще всего или говорят о том, что неприменимо к самому человеку. Да точно, хоть я и читала их, только я не понимала, зачем они это пишут, если применить это нельзя.
Я прошла мимо фразы «интерес к психическим состояниям появился в глубокой древности». Конечно, было непонятное чувство, что есть какая-то неувязочка, но не обратила на нее внимания. Почему? Потому что мне вот все равно, оказывается, как что называется. Душа это ли не душа. Все равно где-то здесь. Что-то узналось. У меня нет четкой картины, что такое психическое состояние, из учебного курса. Но оно часто произносилось и сложилось определенное знание о том, что они подразумевают. Это касается не только «психических состояний», но и других терминов. Какая-то небрежность и отсутствие точности и ясности.
Я помню, когда я писала рефераты по философии, я старалась засунуть туда как можно больше непонятных слов и терминов. Никто не понимал, а выглядело умно и научно. Все знали, что преподаватели не читают рефераты, а если кто и читал, тот ничего не поймет.
2.
Ведогонь (2)-4
Узнать или понять
18.11.04
От Конфуция
Интересно, когда я спросил одного профессора психологии, а в чем задача науки, в частности психологической, то он мне ответил, что задача ее в «производстве знания».
Я тогда помню, что удивился такой формулировке, потому как думал, что задача науки поиск истины, по крайней мере, как-то у меня к этому времени так уложилось.
А тут производство.
Помню, он еще тогда пожаловался, что наука это тяжелый труд, очень тяжелый, как будто какой-то вес таскаешь или железную руду грузишь, аж тело свинцом наливается, по крайней мере, у него именно такое состояние бывало к концу работы над книгой или научной статьей.
Вот так. Не узнать или понять, а произвести это самое знание.
Кстати, он тогда на меня почему-то обиделся, и вообще мне показалось, что те, кто занимает довольно высокое положение на лестнице в научном сообществе, весьма болезненно реагируют на разговоры о смысле и основах их научной деятельности.
3.
Ведогонь 4а
Узнать или понять
16.11.04
от Закрыты
Этот прием или привычка писать то, что надо, а не то, что есть,  — важнейший слой сознания всех членов научного сообщества, это, так сказать, важнейшая часть их «психологии».
Я помню, как писала курсовые и рефераты, когда училась в университете. У меня все время висела в голове задача, что текст должен выглядеть и читаться научно. А если я собирала материалы, то использовала имена известных авторов с целью показать глубину и обоснованность своих выводов, укрепив их цитатами авторитетных людей. И я это понимала как необходимую часть научного ремесла. К таким нечетким ссылкам в тексте редко придирались, а, по-моему, преподаватели и вообще не придирались. Вообще истина так легко теряется за авторитетными позициями. И те, кто не ищет ее, съедает все.
Получается, что задачу научить меня искать истину университет не ставил.
Неудивительно, что нас еще первокурсниками «пугали» старшекурсники о предстоящем кризисе и разочаровании в психологии, о том, что многие бросают факультет на 3 курсе.
Я помню, как большинство из нас пришли с горящими глазами, нам так хотелось узнать, что такое психология, как устроен человек, но к концу второго курса взгляд у многих потух, и мы просто продолжали учиться, усваивая необходимый объем знаний, а истину искали в ночных разговорах и за чтением Кастанеды, разнообразных мистиков, изучением упанишад, религиозных текстов.
 
Закрыте и всем остальным разочарованным психологам
Ребята-психологи, все, у кого психологическое образование, а не сделать ли нам какую-то учебную программу по реабилитации разочарованных психологов, как это делается для бойцов, вернувшихся с проигранной войны. И сделать ее не для вас, а так, чтобы вы потом могли вести соответствующие семинары и строить на этом часть своего жизнеобеспечения.
В сущности, это возможно, если к психологам обратиться правильно, то есть через академически выглядящее исследование исходного состояния тех людей, кто получил психологическое образование. То есть через точное и доброжелательное описание явления, сделанное группой таких же профессионалов, кто ощутил сам ловушку, в которую попадают все собратья по цеху, и не захотел с этим мириться.
Старой
4.
Ведогонь 2-4
17.11.04
от Острова
Скоморох.
Я долго не мог сообразить. Вот читаю я этого Немчина и все, что он написал — проглатываю. Читаю главу Скомороха и понимаю — мутит Немчин. Читаю заново Немчина, и опять съедается.
Потом сообразил, читая уже Ведогонь 2-4. Это же у меня с детства в целях заложено съедать таких умников, как Немчин. Т.е. меня еще родители приучили их принимать. Несет мама, папа чушь, и я вынужден её выслушивать и принимать, иначе накажут. Потом ведь в той чуши, что они несут, обязательно что-нибудь полезное будет. Особенно в этом отец преуспевал.
И вот я читаю Немчина, и я его читаю так, как меня приучили. Съесть и то, что он мутит, чтобы потом получить то, что ценно в его речи, вырвать кусочек, если он заставляет додумать за себя — то додумать и читать дальше. Потому что у меня цель-то, например, выучится у этих умных дядек и получить это «верхнее» образование, а потом гори оно гаром, такое учение. И на предприятии говорят шибко умным молодым специалистам: «Забудь все, чему тебя учили, здесь все по-другому». Им-то на предприятии, даже если оно государственное, работать и деньги зарабатывать надо. Блин.
И я сейчас читаю этого Немчина и вижу, ну вот, знакомая муть, и присыпаю. Чтоб проснуться где-нибудь на знакомом слове, а потом перечитывать последнюю страницу, проверяя, не пропустил ли я еще чего-нибудь ценного. Но это я ругаюсь.
Почему же я сейчас присыпал, читая статью по Ведогони! Я что, опять врал? Да, у меня была цель выполнить все задания, чтобы научиться Ведогони. Или там, понять, что еще рано учить Ведогонь, и начать заниматься очищением. Т. е. я переложил ответственность за свою жизнь в Симе Ведогонь на Скомороха. И сделал это не умышленно, а по привычке. Дали же мне в конце пятого курса диплом об окончании Вуза.
Т. е. я прямо сейчас не отвечал за себя. Круто.
А когда я это так научился, т. е. где сбой, почему здесь так? А вот здесь как какой-то пласт жизни чувствуется.
Начну хотя бы перечислять. Потом разберусь, что здесь мое, что чужое.
- сим я хотел другой;
- но сим ведет Скоморох, Скоморох плохого не ведет;
- старшие, преподаватели, свои делают постоянно так же, как Немчин, к этому нужно привыкнуть, это можно не замечать. Т. е. я сам себе мозги выключил! Мол, жизнь такая, что тут поделаешь.
Как-то надо это отменить, чтоб мозги работали хотя бы в симах по очищению. А как я отменю, если я так к этому привык? Начать с первых решений, где мать с отцом меня так делали? Да.
А там дальше просто. Стоит надо мной мама и вдалбливает мне, «ты должен слушать». И я это принимаю, в конце концов. Или «ну ты же понимаешь, жизнь такая» — опять мать. «Ты не понимаешь» — отец.
В любом случае я принимал решение выслушивать чужую ложь. И сам тоже начинал врать. Чтоб не травили за эту ложь, точнее, за правду. Вот, полегчало. Однако не хватает мужества говорить об этом прямо, значит, снова буду принимать… Я же знаю, за такое забивают. Как я могу говорить прямо? Забивают за такое меня с 2-х лет. Точнее, только начали забивать. Еще школа, еще армия, а вуз — там я уже просто хитрым был. Там просто корили за это. Но вот страх говорить об этом, его надо убрать, говорить или не говорить — я сам решу, а видеть это я должен.
——————
Потом я уперся в то, что эта мутная ложь как волна идет по всей жизни, лишая желания жить. Но осознал это, и теперь мне идти дальше.
 
Острову. Не тот сим
Ничего страшного, что ты получил не тот сим, который хотел. Это хороший прием  — говорить о самом главном не на том материале. О самом главном мы обычно уже что-то думали и что-то ожидаем. А из-за этого либо будем врать, либо упираться. А вот я увожу вас вроде бы в сторону, а сам весь сем обучаю только одному — очищению. И так из сема в сем.
Теперь подумайте, что будет, когда я начну прямо давать очищение? Вы начнете вспоминать и узнавать то, что было, как примеры. И это будут мои союзники в вашем сложном сознании. В общем, сем правильный, просто он не дает теории очищения, но готовит почву для него. Терпи.
Ско
5.
Ведогонь (2)-4
18.11.04
От Ланы
Я все еще продолжаю разбираться с понятием «состояние», и поскольку для нас с вами это «психологический термин», по крайней мере, в отношении сна, я вынужден очищать свое сознание от слоя лопоти по имени «психология».
У меня такое ощущение, что я пробуксовываю. Читаю и присыпаю, понять не могу, что написано, вижу, слова русские. Взяла рядом положила писанку и стала выписывать все, что идет у меня в голове. И вдруг поняла, что у меня слова вызывают воспоминания и перед глазами встают учебники по медицине. Например, вижу слова Чтобы увидеть, что они составляют собой цельное тело сна, теперь нужно задать линии исследований, по которым можно делать срезы.
Оказывается, я выделяю слова: тело сна и делать срезы, каким-то они у меня образом соединяются, и я вижу, например, патологическую анатомию.
Другие слова напоминают микробиологию, и так далее.
Я, оказывается, не могу видеть даже то, что написано ясно, а вижу через этот слой.
А вот слой чего?
Здесь у меня мысль оборвалась.
Я увидела, что у меня перед глазами постоянно что-то есть такое, которое мне не позволяет видеть по-настоящему то, что есть.
Как-то так сложно это описать. Вниманием зацепилась за слово, например, срез, и все. Я по привычке читаю текст дальше, а я уже не в нем и не понимаю, что там написано. Кто-то во мне продолжает читать механически, а я-то уже не здесь, а, например, уже в медицине. И я это смогла отследить у себя, когда взяла писанку и стала выписывать.
Раньше я просто, если такое присыпание со мной происходило во время чтения, я просто откладывала и не читала дальше, или просто усыпала, или проходила на силе, читала до того момента, пока не прояснится в голове, а там, где присыпала, думаю, ладно, вернусь позже, перечитаю еще раз, потом пойму.
Вообще, весь вечер почти просидела и разбиралась, что у меня наворочено вокруг чтения книг. У меня вообще-то «наследственность» в этом плане тяжелая, бабушка вообще категорически запрещала читать книги своим детям, мама у меня тоже книг не читала, и считала, что читать их вредно. Читать можно только учебники, чтобы быть ученой, это мне так говорили.
<…>
Лана. Пробуксовывание
Прекрасное исследование причин, по которым не усваивается учебный материал. Только так. Молодец. И всем ее пример наука. Проверьте, не проскакиваете ли вы над непонятыми местами. Непонимание накопится и выкинет вас из работы.
Ско
6.
Ведогонь (2)-4 Отклик
22.11.04
от Колобка
Я хочу понять, какие тела во мне проявляются, когда я долго, долго веду машину.
Сажусь за руль я в дневном разуме, надеюсь.
Потом происходит присыпание во время монотонного вождения машины.
А дальше мне непонятно. Первое время я чувствую, что устал, тело немеет.
Но для вождения не надо много движений, и я их начинаю делать не думая.
Можно ли сказать неосознанно? Не могу так сказать. Я вижу дорогу, вижу машины и осознаю опасности. И все равно — я присыпаю. Может, это дрема? Можно ли в дреме вести машину? У меня нет других понятий для этого состояния.
Когда появляется на дороге неожиданное препятствие, я перехожу резко в другое состояние, просыпаюсь. Проснувшись, я вижу из днеразума то состояние, в котором был.
Я точно вижу, что оно другое, более сонное, и что я из него вышел. Тело стало оживать, я почувствовал, что оно затекло, занемело. Появился страх, что так нельзя машину водить, можно в аварию попасть. Я разминаюсь, сажусь и опять присыпаю.
Если уже утро, то становится легче, но я как будто и не выныривал из сна.
Будто я создаю новое тело, которое меня заменяет.
Почему я не боюсь вести машину так, откуда уверенность, что я справлюсь?
Для решения задачи простого движения по трассе хватает меня неполного. Я не могу сказать сонного, но все же разум другой. Скоморох, так это дрема?
Сночи4. В каком теле веду машину. Колобок
Устав, вы водите машины и делаете другие дела не в теле, а Заставой, как это называлось. Выделяется небольшое пространство сознания, где собрано достаточно образцов для выполнения дела, ими оно и делается. А ты отдыхаешь.
Это не надо путать с телами. Поэтому я выношу этот вопрос в Сночи, чтобы убрать еще один вид сноподобных состояний, которые могут растащить наше внимание и сорвут исследование.
Ско
 
Глава 4. Разум. Как мы будем исследоватьИтак, мы завершили не только описание самого явления сна, но и описали с определенной степенью подробности и глубины и тот слой собственного сознания, в котором у нас хранятся научные или наукообразные знания о сне и состояниях сознания. Вывод из этой части исследования немного печальный: теми путями, которыми предлагает исследовать сон наука, лучше не ходить. Она их проверила и до ответов дойти не смогла. Похоже, те пути слишком сложны даже для нее.
Теперь можно перейти к собственному исследованию, но другим путем. Каким? Похоже, сама жизнь и наука подсказывают нам: исследовать сон через очевидно относящиеся к нему явления — подход, обреченный на неудачу. Поэтому стоит рискнуть и начать исследование через то, через что исследование сна кажется невозможным. По крайней мере, оно должно ко сну иметь неявное отношение, из-за чего должно было быть пропущено наукой как неочевидный вход. Мы войдем в исследование сна через понятие Разума.
Как это ни странно, но именно своеобразное безумие сна, его режущая глаз нелогичность и вседопустимость, если такое слово возможно, заставляет нас ближе присмотреться к разуму.
Хотим мы того или не хотим, обладаем мы разумом во сне или не обладаем, но понимаем мы сны, а потом описываем их и исследуем, именно разумом. Это означает, что наш разум, а вместе с ним и мышление, накладывают себя как слои на наше понимание сна. И еще это означает, что все те исследователи сна, которые не дали себе труда очистить свои понятия о сне от этих слоев, пишут не о сне, а о некой сложной вещи, состоящей из множества различных явлений, включая и сон.
Итак, если мы познаём себя как сон, но познаём с помощью очищения, то первое, что мы должны сделать, это накопить объем наблюдений, достаточный для того, чтобы выносить хоть какие-то суждения. Тут мы налетаем на первые сложности: сон слишком привычен и всеобъемлющ, поэтому наблюдений у нас слишком много. Поэтому приходится задавать себе какие-то рамки, чтобы исследовать его по частям. Иначе мы вообще не будем в состоянии охватывать единым взглядом предмет своего исследования.
В нашем случае способ ограничения состоит из двух приемов. Один из них задается самой школой очищения: заниматься в первую очередь тем, что самое легкое и само рвется наружу. Это мы и сделали, когда я предложил вам не думать о том, что такое сон, а просто описывать то, что отзывалось на предложенные мною вопросы.
Второе ограничение искусственное, это как раз подход к понятию сна через понятие, к примеру, разума. Выбор его не случаен, я взял то, что нами уже изучено в какой-то мере, в достаточной, на мой взгляд, чтобы давать основания для суждений. Но при этом этот выбор может быть заменен на любой другой, который мы захотим использовать.
Это то, что касается способа сузить исследуемый материал вширь. Но его объем необходимо уменьшить и в глубину. И это уже связано не только с тем, что он все равно слишком велик для обработки его в нашем сознании. Здесь важнее становится необходимость убрать из него то, что внесет искажения в понимание, а значит, и в суждения.
Это всяческие инородные вещи, которые мы исходно воспринимаем как принадлежащие понятию сна. Какие, например?
Я уже говорил о том, что не знаю другого орудия, каким мы можем изучать сон, кроме собственного разума. Следовательно, все, что является помехами работе разума, одновременно оказывается и помехами в понимании сна. Это как волосок на объективе или окуляре микроскопа. Если из-за него изучаемая вещь искажается в моем восприятии, значит, это искажение привнесено в мое понятие о вещи самим орудием изучения.
И как бы я ни горел желанием изучать сон и раскрывающуюся через него таинственную Ведогонь, но до тех пор, пока не будет сделано общее очищение сознания и выстроен и обучен проведению исследований разум, приступать к каким-то опытам со сном можно лишь с опаской. Это вовсе не такое уж невинное занятие.
Что же входит в число искажений разума, подлежащих очищению?
Во-первых, все виды сумасшествий, в прямом и переносном смысле этого слова. Впрочем, мазыки считали, что все сумасшествия, наверное, кроме тех, что вызваны органическими повреждениями мозга, как сейчас говорят, убираются с помощью Кресения. Так что для них не существовало того, что сейчас психиатрия называет психическими болезнями, а были либо западки, то есть присутствие чужого сознания внутри твоего, либо одержимости, то есть присутствие в тебе чужого духа.
И то и другое вполне доступно очищению или освобождению.
Затем идет второй слой искажений, вносимых мышлением. Для тех, кто прошел обучение в Училищах Тропы, понятно, чем мышление отличается от разума. Для новичков скажу, что мышление — это разум, закрепивший свои удачные находки в омертвелых образцах. Образцах поведения и решения задач, конечно. Образцами же оказываются длинные цепи образов, однажды приведшие к победе, а теперь применяемые как они есть ко всем сходным задачам.
Как вы понимаете, такой способ решения задач оказывается не только не гибким, но и очень громоздким. Он плодит огромные объемы памяти и замедляет нашу дееспособность. При этом хранилища этих образцов мышления окружают человека в пространстве, собираясь в многочисленные и запутанные слои мутного сознания, называвшегося у мазыков Лопоть. То есть Одежка.
В сущности, человек в мышлении не думает, он знает. Что означает: помнит. И поэтому, когда мы исследуем какое-то явление, например, сон, глядя на открывшееся, мыслитель не может сразу подумать и решить, что это, он сначала обращается к памяти и вытаскивает из нее все, что знает и помнит об изучаемом явлении. В быту это часто срабатывает, потому что там задачи повторяются. Но в исследовании приводит к пустой трате времени и сил, поскольку вырваться из такого перебора образцов трудно. Только исчерпав свои запасники, человек в мышлении сдается, и передает себя в руки разума, так сказать. Если только не запустит все те ж