Исход. Часть 7. Alfa 0.4

Формат документа: docx
Размер документа: 0.04 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.




Теги: Станислав Вовк
  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Часть 7
Брошенный дом
Глава 45
5 ноября 2116 год.
Дачный посёлок «Дружба» походил на заброшенный уже сто лет назад. Это место выделялось из окрестных сёл, как своим видом, так и атмосферой. Что-то в нём было не то ещё тогда, в начале прошлого века, когда здесь ещё кто-то жил или хотя бы приезжал время от времени, а уж когда поселение оказалось полностью заброшенным, так и подавно.
Наверное, странно было видеть множество дорогих двухэтажных коттеджей и домов попроще в нормальном прилежном состоянии и, при этом, не наблюдать никаких следов присутствия человека. Впрочем, сейчас этого уже не было, так как с течением времени дома пришли в разруху, красный кирпич стал буро-оранжевым, высокие заборы с кольями облупились от краски и поржавели, сады и огороды заросли сорняками, а асфальт, там, где он был, потрескался и освободил место для травы, растущей везде, где есть хоть следы влаги и какой-нибудь почвы.
Весь посёлок был окружён лесопосадками с лиственными деревьями, с северной и западных сторон расходящимися на несколько километров дальше. Кроме того, такие же лесопосадки были и среди самих зданий в виде пары небольших парков, от чего здесь можно было легко потерять ориентацию на местности и заблудиться, особенно человеку, пришедшему сюда впервые. Этому способствовала и однообразность улиц, переплетающихся друг с другом словно в плетённой сети.
–«Вход запрещён», – Аделаида прочитала табличку, стоявшую на заборе у въезда на какую-то улочку по песчаной дороге, тянущейся из поля прямо через лес, – Странно, это же дачный посёлок, а не военная база.
Она тяжело вздохнула. Вид блеклых брошенных домов впереди, в мрачном тандеме с низким освещением и каплями дождя, разбивающимися о голые ветви окружавших их деревьев, вызывал тягучее чувство тоски. Наверное, о жизни, давно ушедшей из этого места.
–Нужно найти какой-нибудь дом, чтобы развести костёр и просушиться. Хотя, нас могут искать, – Гарнагаэль подошёл к началу улицы, шелестя тленом под ногами. Мирон, опустив голову, плёлся следом.
–Тут должны быть печи в некоторых домах, можно обойтись и без костра, – ответила девушка, всё ещё державшая взъерошенного петуха на руках.
Они вышли на улицу и пошли прямо по размокшему в грязь песку, приглядываясь к окружавшим их по обе стороны строения. Большинство из них выглядело совсем не радыми принять кого-то под свою защиту. Кое-где уже обвалились части здания, почти во всех не было стёкол в окнах или они были побитыми, много было и таких, которые даже не были достроены до конца, имея только макет от полноценного здания. Из каждого оконного или дверного проёма разило непроглядной тьмой, что совсем не добавляло желания заходить в них. Тем не менее, дождь всё ещё шёл, пусть и сбавляя потихоньку обороты.
Аделаида, идущая впереди, остановилась рядом с одним двухэтажным домом. На удивление, он выглядел чуть получше своих соседей, имея относительно целые окна и печное отопление. Первый этаж чуть превосходил в размере второй за счёт веранды, от которой отходил навес, нужный для парковки машины под ним, а к самому входу нужно было подняться по ступенькам. Помимо здания, за забором из железных прутьев, выгнутых в узор напоминающий цветок астры, был только наглухо заросший сад, в котором уже сложно было различить что-то от его первоначального вида.
–Этот кажется подходящим, – сказала преподобная, глядя на дом.
Чуть замешкавшись, она подошла к калитке и дёрнула её в надежде открыть калитку. Калитка оторвалась от ворот и безжизненно рухнула под ноги отскочившей назад Аделаиде.
–Похоже на знак гостеприимства, – Главный Герой прошёл в открывшийся проход и остальные проследовали за ним.
В дом вела массивная стальная дверь, взломать которую не представлялось возможности. Недолго думая, ГГ ударом топора разбил ближайшее к двери окно и залез него, оказавшись в веранде.
Через полумрак, ещё хотя как-то разбавляемый серым светом с улицы, едва проникавшим через запыленные окна, виднелась дверь, ведущая глубже в здание и длинный узкий стол с диванчиком, стоящий в конце веранды. Перед дверью в основную часть дома стояла пластмассовая подставка для обуви с парой запылившихся кроссовок и такими же берцами. На подоконниках, окружавших стол, стояли потрескавшиеся цветочные горшки с высохшей землёй. Похоже, что хозяин не бросал этот дом организованно, что, наверное, и объясняло его сохранившееся состояние.
Гарнагаэль попытался открыть дверь, но она просто так не поддавалась и отворилась только тогда, когда часть замка, крепившаяся к стене, оторвалась от оной, подняв в воздух немного бетонной пыли. Из всего, что таилось в здании дальше, можно было различить только вылинявший коричневый ковёр под ногами у самого входа. Дальше глаза встречали только мрак.
–Эй, можешь взять Йобика? – Аделаида поставила ногу на оконную раму, но из-за петуха на руках она не могла нормально схватится за её край и забраться внутрь.
–Давай, – ГГ поставил на подставку топор и взял на руки Йобика. Прижав его к себе левой рукой, он подал девушке правую. Аделаида схватилась за протянутую ладонь и заскочила в здание.
–Можешь подержать его ещё немного? Мне нужны обе руки, – Главный Герой протянул птицу обратно в женские руки. Йобик растеряно подёргал ногами в воздухе, оказавшись на весу.
–Мог бы просто руку тогда подать, – преподобная повернулась обратно к окну и посмотрела на Магистра, оставшегося бездвижно стоять на улице под дождём, – Мирон!
Парень отвлёкся от своих мыслей и подошёл к проходу, пробравшись в него тем же путём, что и остальные. Теперь все трое оказались в помещении. Гарнагаэль вернул в левую руку топор и взмахнул правой.
–Как же я уже заебался этим заниматься.
Кончики пальцев вспыхнули ярким белым светом, осветив коридор впереди. Стала видна вешалка, со следами каких-то изъеденных молью тряпок на и под ней, ставшая непрозрачной от пыли люстра в виде полушара и посеревшие от времени обои, клочками свисавшие со стен. От коридора отходило целых пять дверей, все из которых были открытыми. Первая, самая близкая вела на кухню, судя по кафельному полу, столу, холодильнику, плите с раковиной и множеству тумбочек, некоторые из которых, изначально висевшие на стене, оказались на полу этой самой кухни, развалившись на отдельные деревянные панели.
Главный Герой пошёл дальше, прямиком к последней двери в конце коридора. Остальные три поочерёдно вели в ванную, туалет и кладовку, возле которых он не стал останавливаться. Дойдя до конца коридора, трое оказались в обширной гостиной.
Прямо тут находилась и лестница на второй этаж. Рядом с ней находился большой книжный шкаф в углу комнаты, чуть ближе к проходу из коридора – прямоугольный стол, окружённый стульями; печь с камином по центру стены, рядом с парой кресел возле него; чуть поодаль – диван перед телевизором, который, по идее, должен был висеть на стене, однако предпочёл лежать на полу под стеной в разбитом состоянии. Помимо телевизора, место на полу нашла и люстра, оставившая кучу стекла на ковре, лежавшем в середине комнаты в некотором отдалении от камина. На стене у лестницы и на противоположной ей стороне были окна, но сейчас толку от них было мало из-за толстого слоя серой пыли.
Гарнагаэль подошёл поближе к камину, чтобы получше рассмотреть его. Оказалось, что на его верхушке в ряд стоит несколько бутылок, по форме явно указывающие на то, что в них хранится что-то крепкое. ГГ опустил инструмент из рук, достал одну из них и протёр её от пыли, в надежде очистить этикетку, но она слезла от движений руки вместе с пылью. Тогда он осторожно поднёс её горлышко к носу, приподняв защитную маску, и понюхал содержимое, вынув пробку.
–Я думаю можно доломать твоим топором те тумбочки на кухне и растопить ними камин. Нужно только найти, чем их разжечь можно, – Аделаида посмотрела на книжный шкаф в углу, – Книгами или журналами, например. И убрать заслонку в печи, когда убедимся, что за нами нет погони и дым не сможет нас выдать. Ты ведь сможешь создать небольшой источник пламени, как та тварь большой?
Гарнагаэль прислонился губами к отверстию в бутылке и перевернул её, замружив глаза в дегустации напитка. Сделав несколько крупных глотков, он опустил ёмкость, сделав характерный довольный выдох.
–Боже, блядь! – резко повысил голос ГГ, – Сколько лет я уже не пил коньяк?!
Главный Герой закрыл бутылку и вернул её на место, тут же взяв соседнюю и повторив процедуру с обнюхиванием.
–Слушай, а он даже не выветрился, хотя сколько уже здесь стоит! Наверное, эти бутылки даже не открывали, а акцизки просто истлели со временем. Раз их выставляли на показ, да ещё и в таком доме, то они, должно быть, очень дорогие, – ГГ сделал глоток, – Ммм… А это то ли тёмный ром, то ли выдержанная текила. Так долго их не пил, что уже забыл вкус…
–Гарнагаэль! – крикнула осуждающе преподобная.
–Да, сейчас иду.
ГГ повернулся и пошёл назад в коридор, оставив Аделаиду с Мироном в кромешной тьме. Источник света сперва исчез, свернув в кухню, а после вновь на секунду появился и свернул на веранду. Через пару минут Главный Герой вернулся в гостиную с пятью мокрыми коньячными бокалами в руках.
–Гарнагаэль, нам нужно согреться…
–Правильно, напитки же горячительные. Да и повод есть, – Гарнагаэль взглянул на Магистра, не проронившего ни слова с их встречи, и тот, заметив это, опустил голову, – Сейчас растопим камин, дождёмся Панаса с Петровичем и станет совсем жарко.
Главный Герой поставил бокалы на пол возле камина и пошёл обратно на кухню. Девушка вздохнула и пошла пробираться к книжному шкафу наощупь. Через пару минут у печи уже лежало две горки: одна из разбитых шкафчиков, а другая из старых, рассыпающихся в руках книг. ГГ начал колоть большие куски древесины на более мелкие, а Аделаида вырывать листы из произведений искусства, комкая их, пока Магистр так и стоял в стороне, стараясь не смотреть на своих товарищей. Через некоторое время, совместными стараниями членов спасательной операции, в камине загорелось оранжевое пламя.
–Нужно подняться на второй этаж, поискать каких-нибудь одеял или одежды. Нашу-то сушить надо, – сказал Гарнагаэль, восстанавливая дыхание после физических нагрузок.
–Здесь же в пыли всё и молью поеденное, – ответила Аделаида, опустившись поближе к пламени, – Хотя на счёт одеял ты прав.
ГГ посмотрел на девушку, прислонившуюся к стенке камина так, чтобы Йобику у неё на руках было не холодно, но не и слишком жарко. Почему-то ему захотелось представить, какой бы сейчас была атмосфера, если рядом не было Мирона.
–Тогда я пойду, – он повернулся и пошёл к лестнице в другой части комнаты.
С прикосновением к первой же ступеньке лестница издала протяжный скрип. Вторая сразу провалилась. Подниматься вверх пришлось с той же аккуратностью, с которой нужно было бы ходить по минному полю.
Второй этаж тоже начинался с коридора. Войдя в первую комнату, Гарнагаэль не прогадал и попал в спальню с большой двухместной кроватью прямо под запылившимся окном и также немаленьким платяным шкафом. Схватив с кровати плед, одеяло и пару подушек, он спустился вниз и бросил добычу перед камином. Аделаида всё так же сидела прямо у источника огня, разглядывая танец языков пламени, а Магистр всё ещё стоял в отдалении. Однако, когда Главный Герой бросил бельё, он всё-таки приблизился к камину и укутался пледом, оставив более толстое одеяло девушке. Вскоре, ГГ вернулся с комплектом из пледа и подушки и для себя.
Наконец, все расселись у камина. Из-за того, что никто так и не убрал заслонку, дым собирался у верхнего его края и поднимался вверх, к потолку. Стук капель на улице приглушался треском горящих тумбочек, а тёплый свет пламени позволял разглядеть кружащиеся в воздухе пылинки. Наконец, после тяжёлого похода, можно было расслабиться и перевести дух перед дальнейшими невзгодами, которых, видимо, предвиделось немало.
–Можешь отпустить его, – сказал Аделаиде Гарнагаэль, указывая на Йобика, – Он сам уже устал сидеть на руках.
–А с ним ничего не случится? – спросила она, ослабив хватку, с которой она прижимала петуха к себе.
–Нет, конечно. Пока не просохнет, даже от камина не отойдёт, – ответил ГГ.
Девушка выпустила Йобика из рук. Он, оказавшись на своих двух, отряхнулся, сделал пару шагов своими лапками, и присел у огня на комфортном ему расстоянии. Преподобная улыбнулась, глядя на это, а Главный Герой привстал, погладив его по голове.
–Я думаю можно начать согреваться, – Гарнагаэль, полностью выпрямившись, взял бутылку коньяка с верха печи и присел обратно, начав разливать напиток в три бокала, как раз возле которых он и сел.
–Я не пью, – сказала Аделаида, посмотрев как тёмно-ореховая жидкость заливается в тюльпановидные ёмкости, оставляя вязкие струйки в тех местах, где она текла.
–Сейчас это будет только на пользу, Дель. Да и коньяк – это в целом очень полезная вещь, – ответил ГГ, разлив поровну в каждый бокал и протянув один из них девушке.
–Я никогда не пила дома. Да и как это вообще можно пить, когда оно такое горькое?
–Горькое, говоришь? Я думаю ты будешь приятно удивлена, когда попробуешь это, – Главный Герой подвинулся поближе и поставил бокал на пол рядом с ней.
Остался только Мирон. Гарнагаэль поднёс бокал и ему, но он только отвернулся, опустив голову, и посмотрел куда-то в мрак комнаты. Ссадины на его лице от горячего освещения пламени казались чёрными пятнами.
–Ты тоже не хочешь горького? – в насмешку задал вопрос ГГ.
–Что с тобой такое, Мирон? – спросила Аделаида, попытавшись заглянуть тому в лицо.
Магистр продолжал молчать, всё больше и больше уходя вниз и в сторону.
– Да… Ничего… – наконец произнёс он сдавленным голосом, – Я не заслужил…
По телу Мирона прокатилась дрожь и тот сжал зубы. Преподобная подвинулась поближе к нему.
–Чего ты? Это из-за того, что ты наговорил там лишнего? Да ничего страшного, все равно это на нас никак не повлияло. Да и кто бы на твоём месте не раскололся? – заговорила она с жалобной интонацией.
Парень промолчал, так и не подняв лица. Главный Герой отодвинулся назад, поставив бокал перед собой и отвернувшись к огню.
–Мы ведь твои друзья и каждый тебя понимает. Не нужно думать, что кто-то злится или разочаровался в тебе, – Аделаида прикоснулась рукой к плечу Мирона, – Мы ведь только для того, чтобы снова увидеть твою улыбку и шли на этот бой. Даже Гарнагаэль, который тебя всего-то неделю с лишним знает. Видел бы ты, что он вытворял, чтобы освободить тебя.
–Это делает только хуже… – прошептал парень, шмыгнув носом.
–Почему же? Это значит только, что мы хотели вернуть нашего весёлого Мирона, а не какую-то размазню. И тебе стоит забыть о том, что ты там себе сам надумал и расслабится в честь того, что всё осталось позади.
–Она права, Мирон, – сказал Гарнагаэль, повернувшись обратно к нему с Аделаидой, – Лучше повеселиться сейчас, пока у нас ещё есть возможность. И все тебя понимают… Даже я.
С того времени как они сюда пришли, свет, который и так едва проникал сквозь окна, стал ещё слабее. Тёмно-тёмно синие очертания предметов в комнате, скоро совсем бы исчезли, как только заброшенный посёлок окунулся в поздние ноябрьские сумерки, став совсем холодным и одиноким.
–Но ведь предательство… – Магистр запнулся, не сумев выдавить из горла конец фразы.
–Глупости. Все друг друга предают и этого не избежать, – Главный Герой поднёс свой бокал к лицу и взболтнул жидкость, опустив в неё мрачный взгляд, – Однажды, уже давно, меня тоже взяли в плен и подвергли пыткам из-за одной тайны. И, в итоге, я сломался. Но потом, когда мне удалось выбраться на свободу, меня в первую очередь волновало, как жить дальше, избегая последствий произошедшего. И тебе стоит поступить так же.
–Ты тоже кого-то предал? – негромко спросил Мирон.
Сейчас и он и Аделаида смотрели на разглядывавшего бокал Гарнагаэля. Тот усмехнулся.
–Тогда я предал всё человечество.
Магистр посмотрел в пол и, ненадолго задумавшись, повернулся обратно лицом и ногами к камину. Просидев так ещё несколько секунд, он всё же не сдержался и по его лицу покатились слёзы. Девушка поднялась на колени и обняла его, позволив прислонить лицо к плечу. ГГ поставил свой бокал на пол, рядом с бокалом Мирона и стал смотреть на Йобика, уже заметно обсохнувшего под огнём. Так они и просидели некоторое время, пока дождь на улице совсем не затих и стало слышно дыхание каждого, едва перебиваемое редким треском обуглившейся тумбочки в камине. Пора было добрасывать дров.
*******
Каждый взял в руки свой бокал с коньяком. Теперь Мирон сидел поближе к камину и получалось так, что Йобик находился как раз на равном расстоянии между всеми ними.
–И как Октопусианство предусматривает возможность семейного ужина или нашей ситуации, если у каждого закрыт рот под одеждой? – спросил Гарнагаэль, ощупывая почти полностью отколовшуюся верхнюю часть своей маски.
–Лучше есть самому, но, если что, в таких случаях можно оголять не половину, а три четверти своего лица, – ответила преподобная.
–Ну, в заповедях сказано, что лицо можно полностью оголять в любви, – с долей былого пафоса, но всё ещё сдержано сказал Магистр, – Так почему бы не снять ваши маски в знак наших уз, пусть в них есть лишь частичка от любовных?
–Мирон, – Аделаида выдала смешок, – Там вообще-то о кое-чём другом говорится…
Главный Герой чуть оттянул верх маски и она треснула. Сейчас в области обеих висков она была раздроблена, а трещины доходили до пустой выемки для стекла и креплений, в которых к маске цеплялся пластиковый ободок, держащий её на голове. Ещё чуть-чуть и носить её станет уже невозможно.
–Но, раз уж я не перед прихожанами… Да и Гарнагаэль, похоже, скоро останется без своего убора.
Девушка, немного замешкавшись, протянула свои руки к затылку и развязала узел повязки на своём лице. Она сняла её и аккуратно положила на угол подушки, на которой она сейчас сидела. Свету открылся прямой нос, высокие скулы и красивые розовые губы. Теперь, наконец, можно было полностью видеть мимику её лица.
–Ты так красива, Аделаида, – оживлённо сказал Мирон, внимательно разглядывая черты её лица.
–Только не начинай, – спокойно ответила она.
Главный Герой неуверенно взялся за свою маску, но пока не стал её снимать. Его промедление заметили другие.
–Даже не думал, что это произойдёт сейчас, – ГГ провёл пальцем по краюшку надлома на виске.
–Тебе всё-таки придётся показать нам, что же ты там у себя скрываешь. Это ведь связанно с твоим ртом, да? – Аделаида незаметно придвинулась чуть поближе к герою.
–Да, думаю вы и так уже всё сами поняли. Хотя всё равно немного неловко, – сказал Гарнагаэль, – Мирон, ты же догадывался, что я не совсем человек? У вас нет какого-нибудь кодекса или свода правил, в котором сказано, что если магистр обнаружит нечеловека, маскирующегося под человека, то будет обязан его уничтожить?
–Я не учил никаких кодексов, так что никаких проблем! – ответил Магистр.
–А кто ты тогда, если не человек? Ханар? – спросила преподобная.
–Нет, тогда бы мне не нужно было ничего скрывать. Если я сейчас начну рассказывать о том, кто я, то мне придётся объяснить столько, что пока я буду всё это рассказывать, коньяк уже выветрится. Оставим это на потом.
Количество разбитых тумбочек на полу у камина немного подсократилось. Света с улицы уже не было и дождь окончательно прекратился. Поскольку за всё время, которое они здесь провели, никаких следов присутствия в посёлке кого-либо кроме них не появилось, Гарнагаэль поднялся открыть заслонку, что потребовало значительных усилий, учитывая потрёпанное временем состояние печи.
–О, кажется наши парни пересекли канал. Скоро уже будут здесь, – заметил Главный Герой.
–Гарнагаэль, – обратилась к нему Аделаида, – Ты же ведь хочешь выпить этого коньяка?
–Да, – вздохнул ГГ.
Он взялся руками за ободки защитной маски и снял её с головы, показав своё небритое лицо. Пока, ничего не указывало на то, что ему есть, что скрывать.
Гарнагаэль открыл рот и показал всем острые звериные клыки, напоминавшие волчьи. По их длине можно было заметить, что они едва не доходят до того, чтобы упираться в дёсна. Язык тоже был необычно длинным и непохожим на человеческий. Раскрывать рот при разговоре и оставлять это незамеченным было бы невозможно.
–Ну, выпьем за всё то, что мы пережили в этот день! – громко сказал Мирон, подняв свой бокал.
ГГ с Аделаидой подняли свои бокалы и все вместе чокнулись. Девушка попробовала напиток, сделав маленький глоток и сделала задумчивое выражение лица.
–Действительно, спирта как будто и нет совсем. А вкус такой необычный…
–А ты зря на него наговаривала, – Главный Герой улыбнулся, непроизвольно показав оскал.
Глава ז
Ну вот. Со следующей части уже начинается завершающая арка. Сколько месяцев уже прошло, с момента, когда мы начали? Тогда был конец июля, сейчас середина декабря… четыре с половиной месяца, получается. Вроде бы достаточно неплохой темп.
С таким количеством свободного времени, как у тебя, не очень. Ты ведь пинал хуи почти всю осень, чем тут гордиться?
Ну не скажи, четвёртую часть я писал достаточно усердно. Да и чёрт с ним. Будем ли праздновать Новый Год, скажи лучше? Красивая дата, первый год нашей эры.
Новый Год теперь с первого сентября, как бы.
Чёрт. Ну, тогда новый 2119-ый год. Тоже неплохо. И почему я узнаю это только сейчас, а не в августе?
А есть какая-то разница? Дата того, когда ты напьёшься, просто поменяется.
И в этом правда.
Поэтому тебя и потянуло на описание попойки, раз ты испытываешь «новогоднее настроение»?
Да нет, совпало просто так, что этот эпизод подкрался как раз к такому случаю. Да и думаю с ним я покончу до 31-ого декабря. Постараюсь по крайней мере.
Постараешься как обычно, или всё-таки допишешь эту часть в 2118-ом?
Второй вариант.
Ну смотри.
Глава 46
5 ноября 2116 год.
–Курить хочется. Я меня сигареты ещё вчера кончились.
–Пора бы тебе бросать уже.
–Наверное.
К этому времени совсем стемнело. О никаком лунном свете не могло быть и речи, так что последняя возможность увидеть силуэты брошенных домов исчезала вместе с тем, как сумерки потихоньку уходили, оставляя своё место чёрной непроглядной ночи. Дождь, покинув это место, оставил за собой запах сырости в воздухе и назойливый холод, исходящий от земли и бетона под ногами. Вещи на наших героях всё ещё не высохли до конца, так что это было достаточно ощутимо, пусть и вышли они всего на несколько минут.
Судя по ощущениям, вызванным метками, Панас уже находился где-то в лесопосадке и, хотелось бы верить, Нацу Петрович вместе с ним. Ощущение беспокойства о том, что они могли заблудиться и остаться бродить между высокими и тонкими стволами деревьев в лесопосадке или безразличными домами заброшенного посёлка, не давало место покою, но весомых причин волноваться пока ещё не было. Чувство присутствия связанного с тобой человека только возрастало.
Глава 47
1 августа 2116 год.
Тень, отбрасываемая одичавшими за продолжительно время персиками, полностью закрывала густую сорняковую траву и свежие грядки, богатая земля которых только сегодня приняла в себя семена. Планы в это время года были территорией, на которой постоянно происходила какая-то работа, даже несмотря на то, что много их владельцев сразу бежали из села, как только обстановка в регионе накалилось до того, что стало ясно, что легко дело не обойдётся. Впрочем, это значило и что появилось много заброшенных планов, на которых оставшиеся жители могли делать всё что им вздумается.
Главный Герой, остановился передохнуть, оперевшись на лопату. Работа была закончена, на двух рядах между персиками не осталось никакой травы, за то появились грядки, на которых дор весны должно было прорости это загадочное растение, названное нахром.
–Afran. Yemg-e aremra. Joev-e, ho r`ili kiama, vaa, ai neir-e fax kiuteli. (Хватит. Построй теплицу. Следи, чтобы не было травы, воды и жги здесь дерево)
Ещё вчера Рагер успел спросить, знает ли ГГ сиберийский или язык Эмель и, получив утвердительный ответ по второму варианту, совсем перестал говорить на русском. Подготовка места для посадки заняла два дня, из-за того, что демон выбрал самую сухую почву, которую было сложно прополоть и вырыть в ней грядки. Тем не менее из всего привезённого нахра, ушло совсем не много.
–Douksa va lie gaan-he, eh? – спросил Гарнагаэль. (Остальное ты забираешь?)
–I. Xiarn, – лаконично ответил демон. (Нет. Сложно)
«Что это за растение же такое? Боится воды, требует много пепла и углекислого газа. Уж не оттуда, откуда и это существо оно родом? Твою мать, это и печку придётся здесь строить?»
–Em re yiamg… brezenta ai, evy em yemg-e eiro ei, ro ei laaha-e yex, ra, – Главный Герой посмотрел в лицо Рагера, безучастно стоявшего без каких-либо движений. (У меня нет брезента и если я это всё построю, то это полюбому кто-то заметит)
–Elivoe. (Думай)
Гарнагаэль вздохнул. Среди вариантов было только просить помощи у тех, кто иногда приходил к нему за самогоном, хотя за все эти годы он так и не запомнил из них никого в лицо. Или же обратиться к тому, кто сейчас был занят переездом…