Исход. Часть 6. Alfa 1.1

Формат документа: docx
Размер документа: 0.09 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.




Теги: Станислав Вовк
  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Часть 6
Дождливый день
Глава ו
Шестая часть? Мне показалось, или ты ещё не закончил пятую?
Да, не закончил. Никак не могу найти вдохновение описывать тот вечер 3-его, поэтому решил пока перескочить немного вперёд. Не знаю, когда закончу. Может, когда допишу всё остальное.
А описывать утро 5-ого у тебя есть вдохновение?
Не знаю, сейчас проверим.
Серьёзно?
Ага… Вообще, 5-ое сначала должно было входить в пятую часть, но я решил немного сократить долю событий, выпадающих на Исход. А ещё мне упорно кажется, что части с чётными номерами заходят легче, чем с нечётными.
И поэтому ты решил всё перекроить?
А что мне ещё делать? Писательство – это дело души, поэтому я и пытаюсь сделать что-то, чтобы привести свою в порядок.
И на сколько это книг растянется, если ты всё время будешь урезать хронометраж одной в угоду другой?
Не начинай. Всё равно сюжетную линию Исхода-Левита никак не разрежешь, так что на серии в целом это не отразится. Некстати, я ещё хотел дать названия сюжетным линиям. По именам ключевых персонажей, например. Это будет «Линия Гуся».
Это на что-то влияет?
Нет, не влияет.
Тогда зачем этим заниматься?
Ну а почему бы и нет?
Вот как. Понятно. Но почему бы тебе лучше не уделить больше внимания самой истории, а не этой к чёрту никому не нужной периодизации?
Господи… С тобой только попробуй нормально поговорить…
Глава 34
5 ноября 2116 год.
Когда-то, ещё совсем давно, рядом с парком всё так же пустующей школы, в коридорах которой пыль пока ещё лежала не в смеси с пеплом, стояло небольшое здание со скромным крестом на пике крыши. Впрочем, стоит оно и сейчас, но уже без креста, пусть и остаётся церковью. Теперь только обычное серое здание с садом во дворе и побеленными стенами можно было отличить от остальных только по подозрительно большой посещаемости оного и разным мероприятиям, проводимых на прилегающих территориях. Одним из таких было утреннее чтение молитв, которое как раз происходило в ту холодную и пасмурную пору.
–Вона казала, що послє молітв нужно буде обсудить план на сьогодня, – Панас шел впереди по узкой тропинке, тянущейся через парк прямо к храму, поглядывая себе под ноги. (Она говорила, что после молитв нужно будет обсудить план на сегодня)
–Может она просто позвала нас, потому что сегодня читать частушки будет сама лично? – Гарнагаэль, идущий сзади, устало зевнул. Время было и вправду не очень позднее.
–Я не знаю, – кратко ответил парень.
Народа рядом с церковью уже не было, но ворота во двор были открыты на распашку, как и дверь в прихожую, из которой можно было пройти в помещение храма.
Главный Герой с Панасом прошли мимо клумбы, засаженной розами и оказались перед входом. Помещение сохранило церковный вид, но ни икон, не прочей христианской символики не было, лишь свечи. Внутри, в просторном зале оказалось порядка двадцати человек, преимущественно немолодого возраста, или наоборот – детей, что пришли в сопровождении взрослых. Все с закрытыми лицами и в рабочей одежде. Бежевые шторы закрывали окна и освещение полностью создавалось светом свечей, большая часть которой стояла прямо на полу, на небольшом подъёме в конце зала, где, очевидно, должен был находиться священник во время проповеди. На стене за подъёмом находился единственный элемент религиозной символики – портрет в полный рост какого-то человека в той же форме, что и Аделаида, но на мужской манер, в неком подобии футболки с капюшоном вместо блузки и обмотанными в бинты предплечьями. Роспись была выполнена так, что за его спиной проглядывался символ в виде глаза с восьмью отходящими от него щупальцами, концы бинтов на руках развевались, будто на ветру, а сам человек изображался как высокий крепко сложенный мужчина со смуглой кожей, тёмными короткими волосами и серыми глазами, стоящий с раскинутыми руками, будто охватывая помещение храма. Похоже, художник постарался на славу, изображая его.
Двое остались стоять у выхода, посматривая в конец зала. ГГ заметил, что Панас пристально смотрит на бинты, в которые были обмотаны руки человека на изображении.
–Не знал, что у нас в селе есть художники, – сказал Главный Герой.
–Вродє давно вже нарісовалі, – ответил парень и посмотрел на точно так же замотанные предплечья Гарнагаэля. (Вроде давно уже нарисовали)
–Я не Эраха наследую, если хочешь спросить, – ГГ дёрнул за конец бинта, затягивая его.
–А кого? – изображая безразличие спросил полтавец.
–Да никого. Считай, шрамы скрываю, – Гарнагаэль опустил руки и вернулся взглядом на «сцену», на которую как раз поднялась девушка в форме преподобного.
Аделаида подошла к центру возвышенности и стала перед престолом, повернувшись лицом к залу. Похоже она совсем не волновалась, выступая перед народом. Перед подъёмом стоял ещё один человек в форме преподобного. Дряхлый на вид, с седыми длинными волосами в непривычно полной форме.
–Начинать? – негромко спросила она, повернув голову к другому преподобному. Тот кивнул в ответ.
В толпе стали о чём-то перешёптываться. Аделаида, кажись не глядя вообще никуда, начала читать текст на каком-то неизвестном языке с такой интонацией, будто она пересказывает заученный текст преподавателю, делая акцент на выражении и правильном произношении:
(Гласные с акутом – удлинённые. Ptkc – глухие придыхательные, bdgj – глухие непридыхательные. Sh/zh – ш/ж, q – гортанная смычка, c/j – придыхательный/непридыхательный ч, x – глухой велярный фрикатив, y – всегда й. В словах с гласным или дифтонгом на конце – ударение на предпоследний слог, в словах с согласным – на последний)
O, Patran kí Shelax,
Ei aru ha áxian aharag novelí,
Te bensqe benvarele mah,
Ya béryi mí ya sétríi,
Jaro ya qaygo, sa ahanélqagé élax u ze,
Obanelí kí Dex, Shelax.
Все, кроме Гарнагаэля, затихли и стали тихо повторять слова за преподобной, наклонив головы, в том числе и Панас. Аделаида заметила, что Главный Герой выделяется из толпы и на несколько секунд остановилась в взгляде на нём, после чего её глаза вернулись в ту неопределённую точку над головами прихожан.
Ya halagé jax ze,
Trazhur kajefge u zharvax fikioy,
Te rúo azheobhe han kay tupax,
Amxelí kap hólan surro,
Sa alité ek u qavo ze.
Shan qéyé áxian kí,
O, azu qavan Shelax.
Девушка закончила. Люди подняли головы и преподобный-мужчина поднялся на сцену. Аделаида на секунду заколебалась, собираясь сказать что-то, но всё же отошла от престола, уступив ему место, и спустилась с возвышенности. Старик прокашлялся и начал свою речь, пока преподобная начала потихоньку пробираться к месту, где стояли ГГ с Панасом.
–Да освятит наш Господь Шелах это прекрасное утро, дарованное им и пусть свет его прикоснётся и к нам, вызвав счастливые улыбки на лицах наших, – даже не смотря на старость, у преподобного Мефодия был сильный и красивый голос, который и нужен был священнику, – Наступила пора холодов и подошли к концу полевые работы. И, с оглядкой на это, призываю вас, братья и сёстры мои, посвящать больше времени совершенствованию души своей, а также призываю собрать все свои силы и крепко выстоять последние дни разделения между нами и нашими соотечественниками с юга в окружении гнусных представителей враждебной Октопусу веры. Ибо знаем мы, что именно империя тавров была домом для последних и самых верных предков наших октопусиан даже после дня губительного Чжефах…
Аделаида, двигаясь маленькими шажками, лицом к Мефодию, наконец-таки добралась до места назначения. Не оборачиваясь, она задала вопрос:
–Во сколько выходите из села?
Гарнагаэль подобрался к ней поближе, чтобы удобнее было говорить так, чтобы окружавшим их не было слышно.
–Примерно в час.
–С одиннадцати до часу мы принимаем посетителей. Приди в одиннадцать, один, под видом прихожанина, нужно обсудить план действий, – сказала девушка, поглядывая на окружающих. Все смотрели на Мефодия и никто не обращал внимания на их разговоры.
–План уже есть, – ответил Главный Герой.
–Всё равно, – Аделаида произнесла это слишком громковато, – Нацу Петрович нашёлся.
Преподобный вдруг резко посмотрел на девушку. Они затихли и ГГ незаметно отдалился от неё, пока мужчина не перевёл взгляд на толпу.
–Где он? – прошептал Гарнагаэль, вернувшись в прошлую позицию.
–Прячется у друга, будет здесь в одиннадцать.
–Понял.
Главный Герой сделав пару шагов назад и вернулся к Панасу. Они молча продолжили слушать речь Мефодия.
–…В то далёкое время, когда народ Эрмах пал, утратив свою веру, только единицы остались верными нашему Господу и для нас честь быть потомками народа, взращённого ними. И теперь, когда октопусианство вновь воспарило стараниями перерождённого отца нашего Эраха и близких его первых преподобных, мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы удержать и возвысить господство Шелаха над всеми народами! И уже поэтому борьба с чужим народом, сохранившем отголоски старой тёмной веры, так важна для нас! И, самое главное, что нам нужно помнить – путь возвышения Таврийской республики, наследницы империи тавров, ведёт нас к пути возрождения народа Эрмах, как единого над всем миром народа, людьми которого мы станем! Qave Shelax!
–Qave Shelax! – торжественно повторила толпа.
*******
–Косарь гарив.
–Жирно, предлагаю пятьсот, – Гарнагаэль стоял прямо перед Моней, сильно пригнув голову, чтобы не упираться ней в потолок.
–Ты таки требуешь мою самую важкую в выконанни услугу и ще и торгуешься? Я тоби кажу, косарь гарив – це просто чудова цина! – еврей непринуждённо распластался на своём ложе, подперев голову рукой. Глядя на Главного Героя, хмуро уставившегося на него с высоты своего роста, он коварно улыбался. (Ты таки требуешь мою самую сложную в исполнении услугу и ещё и торгуешься? Я тебе говорю, 1000 гривен – это просто отличная цена)
–Какие вообще гарантии того, что ты можешь это сделать?
Панас, стоящий рядом, обречённо повернул голову к выходу. Похоже, ему это уже изрядно надоело.
–А почему вы-таки спрашиваете? Сказано же, шо я профессиональный шаман, так шо дощ я сможу вызвать. (В чём вопрос? Сказано же, что я профессиональный шаман, так что дождь я смогу вызвать)
–А мне нужен ливень, – раздражённо ответил ГГ.
–И дощ, и ливень, и даже таки гроза, за певну доплату. Но имейте ввиду – за кожен лишний километр к скорости ветра нужно добавить по сотне! – шаман улыбнулся ещё шире. (И дождь, и ливень, и даже таки гроза, за некоторую доплату. Но имейте ввиду – за каждый лишний километр к скорости ветра нужно добавить по сотне!)
Полтавец посмотрел на кусочек неба, виднеющийся через дверной проём с того места, в котором он стоял. Оно было облачным, но кое-где всё-таки проглядывала блекловатая синева.
–Шестьсот, не больше. Это максимальная цена.
–Вы-таки спробуйте найти ещё шаманов поблизи, крим мене. И не забудьте спросить у них цену, потом мне скажете! – Моня, перевернулся на спину и сложил руки у себя за головой. (Вы-таки попробуйте найти ещё шаманов поблизости кроме меня. И не забудьте спросить у них цену, потом мне скажете!)
–Моня, у нас не так много денег сейчас. Подумай лучше, какая тебе будет выгода, если мы станем на место Гуся. Наверное, ты сможешь поселиться в нормальном доме…
–Ну раз вы так уговариваете, то скину цену на сотню. Вид души видрываю! (Ну раз вы так уговариваете, то скину цену на сотню. От души отрываю!)
–Разве это скидка? Давай семьсот, так уж и быть, я заплачу. Я ещё скажу, чтобы Аделаида тебе доплатила, – Гарнагаэль повернул голову, так чтобы она упиралась в потолок другой стороной, и его шея хрустнула.
–Семьсот с тебя и тры сотни з Аделаиды? – еврей заинтересовался, чуть приподняв голову. (Семьсот с тебя и три сотни с Аделаиды?)
–Можешь попросить с неё даже больше. Я не буду называть точную сумму, – ответил Главный Герой.
Панас хмыкнул со своей стороны.
–Ну… давай тоди висимсот з тебе и иньше з Аделаиды. (Ну… Давай тогда восемьсот с тебя и остальное с Аделаиды)
–Ну это уже наглость, Моня. Шестьсот с меня и Магистр тоже тебе будет должен, – ГГ поправил защитную маску так, чтобы она упиралась в потолок с меньшим углом.
–Семьсот з тебе и Аделаида з Магистром теж доплатять! – Моня приподнялся на локтях. (Семьсот с тебя и Аделаида с Магистром тоже доплатят!)
–Ладно, – вздохнул Гарнагаэль, – Но ты сделаешь всё в лучшем виде. Через часик уже можно начинать.
Главный Герой вытащил из застёгнутого кармана вымазанной ядами курточки связку купюр и отсчитал от них семь бумажек с маркировкой в сто гривен, после чего передал их в руки шаману.
–Таки можете на мене рассчитывать! (Таки можете на меня рассчитывать!)
*******
Главный Герой закрепил связку патронов у себя на плече и принялся привязывать только что наточенный топор к собственному бедру. Позаботившись о том, чтобы инструмент держался крепко и не стеснял движения, Гарнагаэль принялся за защитную маску, сняв её и положив на заваленный уже поддавшимися коррозии инструментами стол. Руфь, сидевшая на пеньке за его спиной, хоть и не могла видеть его лицо, сразу обратила на это внимание.
–Ого, а ти не боїшься, що нарушаєш завєти? На людях таке точно не можна робити… А можеш повєрнутся? – завелась она. (Ого, а ты не боишься, что нарушаешь заветы? На людях такое точно нельзя делать… А можешь повернуться?)
–У твоего мужа нет хорошего напильника? – проигнорировав вопросы, спросил он, даже не поворачиваясь к ней лицом.
Панас тоже взглянул в сторону ГГ. Все вместе они стояли у маленького гаража в задней, скрытой от лишних глаз, части двора. Судя по бедной обстановке и куче паутины и пыли в нём, гараж уже давно не использовался, а когда и использовался, не был очень нужен владельцу. Как раз и следа от автомобильных шин не было, только невысокая зелёная трава, с кучей застрявших в ней коричневых листьев от растущей рядом вишни, под голыми ветками которой и стоял сейчас парень.
–Та є, мабудь. А навіщо тобі? Треба посмотрєть у нього, шось точно должно бути… (Да есть, наверное. А зачем тебе? Нужно посмотреть у него, что-то точно должно быть…)
–Мне нужно что-то, что хорошо режет пластмассу. Сходи, глянь, пожалуйста, – сказал Гарнагаэль, рассматривая что-то в маске.
–Так, звичайно, щас схожу, – Руфь сразу поднялась на ноги и посмотрела на Панаса, тихо разглядывающего ветки на дереве, – Пошлі со мной Панасік! Пішли, вместє сходим! Чого ти такий сумний в послєднєє врємя? Сходим, поговорим як раз! (Да, кончено, сейчас схожу. Пошли со мной, Панасик! Пошли, вместе сходим! Чего ты такой грустный в последнее вроемя? Сходим, поговорим как раз!)
Парень не отреагировал, пока женщина не направилась к нему быстрым шагом. Она схватила его за руку и он нехотя повернулся к ней.
–Пішли, сходимо! (Пошли, сходим!)
Руфь потянула Панаса за собой и он покорно зашагал следом. Главный Герой, отвлёкся, проведя их взглядом и вздохнул, оставшись наедине.
Глава 35
30 июля 2116 год.
Очередной знойный день подходил к своему логическому концу, ознаменовывая это красочным горячим закатом. Как раз, если идти по дороге на город дальше поворота на улицу, где жил Нацу Петрович, благодаря тому, что планы находятся чуть ниже остальной части села, можно было полюбоваться как закатное солнце касается верхушек персиков и постепенно исчезает за ними. Так было и сейчас.
Северной границей Тополёвки был небольшой канал, отделяющий от поля и планы, и жилую часть. Буквально пару десятилетий назад, с возрождением в регионе сельского хозяйства, в него вновь стали подавать воду из Днепра для полива полей, но это происходило только летом и, в остальные времена года можно было спокойно гулять прямо в нём, ступая по сухим бетонным плитам. Теперь можно было гулять по этим же плитам и летом.
Основным же способом пересечь его был такой же миниатюрный мост, выступающий частью дороги на город. Чуть дальше на восход был ещё один, но не асфальтированный и куда менее полезный. Почти сразу за мостом стоял знак, оповещающий водителей, в теории едущих с города или окрестных сёл, что дальше на их пути находится посёлок Тополёвка и ещё чуть дальше находилась заброшенная тракторная стоянка, ограждённая забором с уже заржавевшей колючей проволокой. Как раз перед ним дорога поворачивала направо, но это только заасфальтированная её часть. Поворачивая влево от моста можно было быстро добраться к местному кладбищу и, замечательно расположенной рядом с местом упокоения мёртвых, свалке.
Собственно, стоящему на краю моста открывался самый красочный вид, охватывающий близлежащие планы, тянущийся к уходящему солнцу канал, заброшенную стоянку, заросшие сорняками поля и высокие тополи, растущие над могилами, вместе с клёнами и кустами сирени.
Главный Герой докурил и бросил окурок в лужицу на дне канала. Дождавшись момента, когда солнце окончательно уйдёт за горизонт, он повернулся в сторону села и неспешно зашагал в сторону своего дома. В это время ещё можно было встретить людей на улице, с каждым из которых нужно непременно поздороваться, даже если ты не знаешь этого человека, при том младшие первыми здороваются со старшими. Таковы правила сельского этикета.
Гарнагаэль поздоровался с мужчиной в рабочей одежде, методично шкрябающему землю перед своим двором граблями, в ответ получив недопонимающий взгляд в область груди. Йобик сжался под взглядом незнакомца, на что ГГ погладил его рукой по голове и покрепче прижал к себе. Мужчина что-то пробормотал в ответ и продолжил роботу.
–Неприятный мужик, – негромко сказал Гарнагаэль, пройдя некоторое расстояние, – Тебе нужно быть особо осторожным с такими. Для них ты просто животное и ещё неизвестно, что они могут с тобой сделать.
Петух приподнял свою голову и направил её так, что один глаз смотрел прямо на лицо Главного Героя. ГГ ещё раз погладил его.
–Когда гуляешь во дворе, никогда не вылезай за забор. Только дома безопасно, а на улице можно и потеряться.
На улице начинало темнеть.
Глава 36
5 ноября 2116 год.
Большое блекло-жёлтое пятно на белом от туч небе почти достигло середины неба, что свидетельствовало о том, что назначенное время пришло. Ворота во двор храма уже не были раскрыты на распашку, как утром, да и народа в них стало поменьше. Пока, только трое у самой калитки.
–Где Ольгерд? – беспокойно спросила девушка.
–Это мы должны у тебя спросить, а не ты у нас, – ответил Главный Герой.
–Чёрт бы его побрал…
Аделаида посматривала то на двери в церковь, то на ворота во двор. Гарнагаэль с Панасом стояли у них, не предпринимая никаких движений. Маска на лице первого приобрела новые детали, в виде нового стекла и пары полосок скотча на краю этой самой прорехи для глаз.
–Если что, вы пришли посоветоваться с преподобным, а я случайно встретила вас во дворе. Придумайте себе по-быстрому какие-то имена на всякий случай, – снизив тон, сказала преподобная, подойдя чуть поближе к мужчинам, – Каков план?
–Мы отправимся на перехват. Все, кроме Руфь. Вернёмся ночью, как можно незаметнее, – кратко ответил ГГ.
–И? Как вы собираетесь отобрать у них Мирона? – спросила Аделаида.
Подул лёгкий прохладный ветерок с северо-запада, заставив подгнивающие листья поддаться его потоку и сделать пару оборотов, прыгая по асфальту и влажной земле. Где-то каркали вороны, где-то лаял пёс, но на улицах почти не было видно людей. Как-то уж слишком безжизненной порой выдался этот ноябрь, хотя раньше так не было. Обычно, улицы пустеют чуть позже, с приходом зимы. В такую пору, когда уже не походишь с оголёнными частями тела, когда, пусть и не каждый год, выпадает мокроватый снег, исчезая при первом же соприкосновении с землёй, когда на полях делать уже нечего и остаётся только крепиться и ждать весны, закрываясь в своих домах, покидая их только по мелким делам и чтобы нарубить дров. Сейчас, хоть большая часть этих пунктов уже исполнилась, всё ещё можно было просто погулять и полюбоваться осенней красотой, наслаждаясь эстетикой погибающей природы, особенно выразительной, когда эта самая природа окружает тебя со всех сторон.
У церкви почему-то начали ругаться. Среди криков отчётливо были слышны голоса молодой девушки и старика.
–Ты совсем меня за идиота держишь, паскудная девка?? – прокричал Мефодий хриплым голосом, необычайно резво приближаясь к стоящим.
–Блядь, – негромко прошептала девушка, безучастно отдаляясь от траектории движения преподобного.
Гарнагаэль с Панасом украдкой переглянулись. Мефодий, миновав Аделаиду, подошёл к ним и остановился на достаточно близком расстоянии, упорно и со злобой смотря прямо в лицо Главному Герою.
–Чем вызвана ваша злоба, отец? Мы просто пришли получить у вас пару…
Священник резко схватился за повязку у себя на лице и, стянув её, плюнул прямо на защитную маску, заставив ГГ осечься. Пенистая капля слюны начала медленно сползать вниз, оставляя за собой мокрый след на сероватой поверхности пластика.
–Кого ты отцом называешь, жидовка неверная?? – прохрипел Мефодий, не разрывая зрительного контакта с Гарнагаэль, радужки которого, кажется, стали приобретать желтоватый оттенок.
Аделаида дёрнулась в их сторону, но остановилась, ни сделав даже шага. Что-то с ней явно было не так. Панас повернул голову, сделав как можно более безучастный вид.
–Думали, что старый ххрыщ не догадается, кто посмел вторгнуться в его церковь, паскуды? Да в моё время вы бы уже кровью ссались от наказания за свою наглость…
–Кажется ты не понимаешь, в каком ты положении, Мефодий, – стиснув зубы, прошипел Главный Герой, сжимая правую руку в кулак.
–Гарнагаэль! – крикнула девушка, заметив это, – Уходите! Справитесь сами, здесь вам делать нечего!
Она сделала несколько быстрых шагов к ним, но столкнулась животом с резко выставленной в сторону рукой преподобного.
–Кто разрешал тебе открывать рот, шлюхха!?
Рука ГГ дёрнулась вперёд, но была вовремя схвачена парнем, стоящим справа. Панас резво двинулся к калитке, утягивая за собой и Гарнагаэля.
–Успокойся. Ничего не изменится, если я разок ударю его, – спокойно сказал ГГ, сопротивляясь полтавцу.
–Таких как ты должны кастрировать, как обезумевших от тестостерона ххряков! – крикнул в ответ Мефодий.
Неожиданно сзади раздался скрип открывающейся калитки, заставив всех обратить своё внимание на него. Во входе стоял Билли, всё в том же нескромном наряде, как и при первой встрече с ним.
–Добрий день, – произнёс он, с интересом осматривая каждого участника этой сценки, – Вибачте, що так пізно, ключі від хати не міг знайти. (Добрый день. Извините, что так поздно, ключи от хаты не мог найти)
–Молодой человек, помогите вывести отсюда этих буйных, оскверняющих территорию храма! – значительно смягчил голос преподобный.
Аделаида остановилась в полном отчаянии, опустив руки. Главный Герой сделал ещё одну попытку, освободить руки, но в этот раз их схватил новый гость.
–Звичайно, вельмишановний пане, зараз я допоможу вам. (Конечно, уважаемый господин, сейчас я помогу вам)
Билли быстро обхватил ГГ сзади и вытащил того за собой на улицу, не смотря на сопротивление.
–Тише хлопче, тут люди Гуся з’явяться через хвилини дві, – прошептал он на ухо Гарнагаэлю.
Панас выскочил на улицу, закрыв за собой калитку. Из двора вновь послышались крики, в этот раз обращённые к оставшейся внутри девушке. Билли, несмотря на то, что Главный Герой перестал дёргаться, продолжал держать его в крепком хвате.
–Может отпустишь меня? – раздражённо спросил ГГ.
Мужчина ослабил хватку, позволяя ему освободиться. Гарнагаэль развернулся и посмотрел на неожиданного гостя.
–Ты вместо Петровича?
–За моєю хатою постійний нагляд, так що він не дуже рветься виходити з неї. Особливо після того, як він випадково вбив одного чоловіка, з тих, хто намагався його схопити, – ответил Билли. (За моей хатой постоянное наблюдение, так что он не очень рвётся выходить из неё. Особенно после того, как он случайно убил одного человека из тех, кто пытался его задержать)
–И что вы собираетесь делать с этим? – сухо задал вопрос ГГ.
–Сьогодні у обід до мене прийде декілька наших товаришів. З ними він акуратно і вийде. Потрібно, щоб хтось чекав його на Виноградній 10. Там ви і зможете його забрати. (Сегодня в обед ко мне придёт несколько наших товарищей. С ними он аккуратно и выйдет)
–Ясно, – ответил Гарнагаэль, – Мы подождём его.
–Тоді на цьому можна вважати нашу розмові закінченою, – улыбнулся мужчина, – І вам краще забиратися вже звідси. Усього найкращого. (Тогда на этом можно считать наш разговор законченным. И вам лучше убираться уже отсюда. Всего самого лучшего)
Билли развернулся и пошёл дальше, в противоположную парку сторону. Главный Герой и Панас молча посмотрели друг на друга. Крики во дворе уже стихли.
–Подождём ещё немного у Руфь и отправимся. Пошли.
ГГ направился к грядам деревьев. Парень взглянул на церковь и неуверенно двинулся следом за Гарнагаэлем.
«Странно, эта девушка, кажется, раньше была более самоуверенной. Неужели не только Панас упал духом в ходе последних событий? Они все слишком слабы. Мне всё же стоило действовать в одиночку, чем брать на себя этот балласт»
Они приблизились к парку и уже почти скрылись за крючковатыми деревьями, когда кто-то окликнул их сзади. Аделаида бежала за ними вслед прямо от своего двора, остановившись уже перед ними, чтобы перевести дыхание.
–Я иду с вами, – сказала она, подняв руки с колен, – Выдвигаемся сейчас, пока меня не начали искать.
–Серьёзно? – переспросил Гарнагаэль, зачем-то осматривая её с ног до головы.
–Да. Остались ещё какие-то приготовления? Что сказал тот парень? – девушка выровняла тон голоса.
Главный Герой глянул на Панаса. Тот так же смотрел на него с некой толикой надежды в глазах.
–Может тебе лучше вернуться? Нам ещё нужно подождать Нацу Петровича.
–Нет. Кто-то может остаться подождать его, а кто-то пойти за мной. Вдруг время, сказанное Духом окажется неверным? Так наши шансы успеть увеличатся, – ответила преподобная.
–Я можу пойти з Аделаїдою, а ти останєшься ждать Петровіча, – подал наконец голос полтавец. (Я могу пойти с Аделаидой, а ты останешься ждать Петровича)
–Бессмысленно. В этом деле как раз-таки только от меня и Петровича может быть толк, – ГГ повернул голову к деревьям, не глядя ни на девушку, ни на парня, – Вдвоём вы уж точно никак не сможете задержать передачу Магистра. Если ты уж так сильно хочешь пойти с нами, то можем спрятать тебя у Руфь, или переодеть во что-то из её вещей.
–Проще будет разделиться. Тем более с твоими метками у нас не возникнет проблем с тем, чтобы найти друг друга.
Гарнагаэль вздохнул и обернулся обратно к Панасу с Аделаидой.
–Хорошо. Тогда мы с Аделаидой сейчас идём к дороге, а Панас остаётся ждать Нацу Петровича. Панас… – Главный Герой посмотрел на парня. Тот с плохо скрываемым разочарованием отвёл взгляд.
–Добре… (Хорошо…)
–…Если почувствуешь сигнал, значит мы нашли Мирона. Самому идти не стоит. Если Петрович уже будет с тобой – спешите, как только можете. Он должен взять с собой что-то из оружия. На подходе стоит прибавить осторожности.
У церкви послышался скрип калитки. Все сразу повернули головы на него.
–Идём.
Глава 37
30 июля 2116 год.
Что-то явно было не так. ГГ не мог оставить ворота во двор открытыми, да ещё и нараспашку. Чувствовалось наличие кого-то постороннего, при том достаточно наглого, чтобы так просто вламываться в чужой двор, даже не пытаясь скрыть следы своего присутствия.
Главный Герой осторожно вошёл в свой двор, покрепче прижав к себе Йобика. Пока, постороннего шума не было слышно, что, в купе с всё густеющими и густеющими сумерками создавало не самую благоприятную обстановку. ГГ подбирался всё ближе и ближе к входу в свой дом, вытянув перед собой правую руку, как знак предостережения. Наконец, он подобрался к самой беседке.
–Гарнагаэль!
Главный Герой дёрнулся и отскочил назад. Голос прозвучал из беседки, откуда, пошатываясь, вылез зашуганного вида парень с мешком в руках. Он держался за опору кровли на беседке, чтобы не упасть, но это плохо помогало и он всё равно стоял полусгорбившись.
–Это ты? – слегка успокоившись сказал ГГ, – Что с тобой случилось, блядь?
–Помоги мне, умоляю, – запыханым голосом произнёс Виталя, – За мной погоня. Я, бля, еле договорился, типа, чтобы меня до границы довезли. Пришлось бежать от самой Сергеевки досюда.
Одежда на парне была очень грязной и слегка подёртой. В самых цепких местах на ней были кусочки виноградной лозы, и, по нескольким чёрным в полумраке пятнам на одежде, судя по всему от виноградного сока, можно было догадаться, что он пробирался через виноградники, окружавшие Тополёвку с южной стороны.
–Что в мешке? – спросил Гарнагаэль куда более мрачным голосом.
–Наркота, – кратко ответил Виталя.
–Где, примерно, погоня?
–Уже, наверное, где-то под Херсоном, – парень присел на бетон. Что-то никак не давало ему перевести дух.
–Под Херсоном? – переспросил Главный Герой, – Тогда почему ты так спешишь?
В это время уже во всю стрекотали кузнечики. День выдался ветреным и, время от времени, раздавался вой его порывов. От этого было и не так жарко, особенно учитывая то, что солнце уже перестало греть воздух и он, отдав часть своего тепла, стал куда более приятным.
–Он знает, где я. Как-то выслеживает, – Виталя сделал короткий перерыв, – Наверное из-за этой метки.
Студент выставил мешок перед собой и указал пальцем на маленький выжженный знак на его поверхности. Две параллельные полосы, пересекающие по центру окружность, в своём диаметре, чуть больше, чем половина длины этих полос. Гарнагаэль сделал шаг назад, переменившись во взгляде, и вновь крепко прижал Йобика к своей груди.
–Метка..? Демоническая? – запинаясь спросил он.
–Ты же, типа, алхимик? Я же знаю, что ты, это, разбираешься в таких вещах. Помоги мне убрать её. Пожалуйста…
–Метка…
Виталя заметил безумие во взгляде ГГ. Тот безотрывно смотрел на знак на мешке, очень медленно пятясь назад. У него начали дрожать коленки.
–Гарн…
Главный Герой, что есть сил, закричал, резко дёрнувшись к стене. Парень сорвался с места и схватил Гарнагаэля за плечи, пока тот не успел удариться спиной о поверхность дома.
–Гарнагаэль!
Глава 38
5 ноября 2116 год.
Хоть улица Космонавтов была крайней в селе, если пройти к той за те дворы, что находились с восточной её стороны, то можно было попасть на небольшую, заросшую дорожку, на которую выходили калитки некоторых домов. Она располагалась между виноградниками и садами близлежащих домов, что делало её чуть более скрытной от посторонних глаз, чем дороги, идущие через улицы.
Панас остался во дворе у Руфь, сейчас шли только Главный Герой и Аделаида. К наряду первого добавилось охотничье ружьё в чехле, топор, висящий на куртке, связка патронов на плече, и чёрный зонт, находящийся в сложенном состоянии в правой его руке. Левая же всё так же держала Йобика. Петух был сегодня активный и всё время оглядывался по сторонам, рассматривая окружение.
–На сегодня вроде не передавали осадки, – сказала девушка после затянувшегося молчания, взглядом указывая на зонт.
–Я воспользовался консультацией одного шамана, чтобы узнать точно. Он обещал большой ливень, – ответил Гарнагаэль.
Потихоньку, они дошли до конца улицы, выйдя на конец Виноградной. После неё следовала ещё одна окраинная тропа, тянущаяся уже между домами и планами, которые были и здесь, правда в небольшом количестве. Эта дорога была пошире и шла уже к самому краю села, который ознаменовывался мостом через канал. Он был точной копией моста центрального, за исключением наличия асфальта, – как сплошная стена с небольшим круглым сквозным отверстием в своей нижней части, через которое проходила вода. За мостом находился небольшой филиал виноградников и пыльная дорога, ведущая к пересечению дороги на город, и той самой тропы, своим долгим изваянием ведущей прямо к Северокрымскому каналу, связывающему великую реку Днепр с Крымским полуостровом и, по нелепому стечению, принадлежащему в своих отрезках и Одесскому округу, и Таврийской республике.
Двое молчали до самого выхода из села. На удивление, никаких преград пока не было, и они смогли спокойно пересечь мост через канал. Уже на нём, Аделаида вдруг задала вопрос:
–Зачем ты закрываешь своё лицо этим воротником?
Гарнагаэль ответил молчанием. Глянув на девушку, он легко выдохнул.
–Я уже говорил. Ваша религия запрещает мне появляться на людях с открытым лицом. Дополнительные проблемы в моей жизни не очень нужны.
–Ну тогда сними его сейчас. Я не стесняюсь видеть тебя с непокрытым лицом, – сказала преподобная.
–Зачем? – спросил ГГ.
–Просто так. Тебе будет легче дышать и говорить без этого воротника.
Между ними снова повисло молчание. Главный Герой не спешил выполнять указание Аделаиды.
–Зачем тебе эти бинты на предплечьях? – вновь задала вопрос девушка.
–Я не понимаю смысла твоих вопросов, – Гарнагаэль потянул лямку бинта на левой руке, затягивая его.
–Мы же не можем идти больше часа и ни о чём не разговаривать.
Впереди было скопление высоких деревьев, ознаменовывавшее пересечение. За виноградниками была дорога на город, по краю которой росли тополи и на пересечении тоже были они. Хрустеть кусками засохшей грязи под ногами оставалось всё меньше и меньше.
–Шрамы.
–Совсем как у преподобного Эраха, – заметила Аделаида.
–Я даже толком не знаю, кто такой этот ваш Эрах, – ответил Главный Герой.
Девушка ненадолго задумалась, будто собираясь с мыслями.
–Это верховный преподобный, считается главным, хотя есть ещё верховная преподобная Нела. По легенде, к нему первому явился наш Господь Шелах, когда он, изгнанный из своего племени, шастал по пустыне. Господь дал ему силу и знание, нужное для того, чтобы распространить истинную веру по всему миру, – преподобная сделала небольшую паузу, давай ГГ время обдумать её слова, – После смерти его стали почитать, как святого, а через четыре тысячи лет, после дня Чжефах, дня падения октопусианства, он возродился в новом обличии в 2001-ом году, чтобы вновь вознести нашу веру среди людей. Как видишь, его труд дал плоды.
–В удачное для пророков время он родился, – заметил Гарнагаэль, – А не из неопалимого куста, случайно, ему явился ваш Бог Шелах?
–Не понимаю о чём ты, – сказала Аделаида, поправив повязку у себя на лице.
Они дошли до пересечения. Три дороги формировали треугольник, в центре которого росли два тополя, между которыми была вбита простая лавочка. Сидя на ней, можно было бы наблюдать за машинами, едущими из города или в него, дыша свежим воздухом или разговаривая о чём-то с друзьями. Но это, если бы здесь ходили машины, конечно.
–Его даже описывали, как высокого мужчину с серыми глазами и тёмными волосами, прямо как у тебя, – продолжила свой рассказ девушка, – Хотя это сходное описание для всех тавров.
–Так может я тот самый преподобный Эрах, нашедший философский камень и захотевший спокойной жизни в захолустном селе на юге бывшей Украины? Без парикмахера волосы и борода отрасли, а привычка носить бинты на предплечьях осталась.
По глазам Аделаиды можно было заметить, что она улыбнулась. На какое-то время она повнимательней всмотрелась в лицо Гарнагаэля, будто пытаясь разглядеть в нём черты того самого Эраха с росписи в храме.
–Про философский камень в октопусианской мифологии ничего не сказано. Но зато сказано, зачем же мы всё-таки закрываем свои лица, как бы это, может быть, было неудобно.
–Я готов тебя послушать, – ответил Главный Герой.
Наконец, они вышли на нужную им дорогу. Она тянулась далеко вперёд, с одной стороны заграждённая возвышенностью канала, а с другой – лесополосой, на которой преимущественно росли те же самые тополи, а вместе с ними – акация и различные кустарники. Под ногами всё так же пересыпался песок и, то и дело, проскакивали неглубокие ямки. По середине тянулась характерная полоса из невытоптанной травы, которая, почувствовав свободу от колёс машин, начала разрастаться на всю дорогу.
–Помимо самого Шелаха, существует ещё семь его бастардов, которые ранее служили ему в противостоянии против тёмных Богов, борящихся с ним за веру людских народов. Двое из них, Кр… Кргешах и Буррах как-то снизошли на Землю, чтобы посмотреть, как последовали отца их прославляют его. Но, увидев, как прекрасны октопусианские девушки, решили устроить ритуальную оргию во славу Шелаха и от них произошёл народ, в будущем смешавшийся с последними октопусианами и поглотивший их культуру. С тех пор каждый последователь нашей религии обязан закрывать хотя бы половину своего лица с правом показывать его только при рождении, в любви, в битве, и перед самой смертью. А всё, чтобы не возникало влечения к прекрасным детям Октопуса у тех, у кого не следует.
Главный Герой усмехнулся. Сделав многозначимую паузу, он, уже не скрывая насмешку, спросил:
–Если история с Эрахом – это калька на Моисея или Заратустру, то эта, получается, на историю появления нефелимов прямиком из Бытия?
–В моём праве не знать мифологию твоей веры, так же как ты не знаешь моей. Не задавай мне больше таких вопросов, – ответила преподобная.
–Ну не то, чтобы я прям был очень религиозным, но существование святой воды, человекоподобных рогатых и крылатых существ и событий прошлого века Библия объясняет лучше, чем ваши легенды, – сказал Гарнагаэль, посмотрев на небо.
–Наука тоже всё это объясняет. Мы ищем у веры удовлетворения для души, а не ответов на вопросы.
–Да кому вообще сдалась наука в этой истории?
Раздался стук капли о пластик защитной маски. ГГ прикоснулся кончиком указательного пальца к капле, оставленной дождём, и посмотрел на него. Дёрнув за ручку зонта, он раскрыл его, подняв над собой, так чтобы сбоку ещё оставалось место для ещё одного человека.
–Тебе придётся подойти ко мне, если не хочешь промокнуть раньше времени.
Аделаида, немного подумав, сделала шаг под зонт к Гарнагаэлю.
Глава 39
30 июля 2116 год.
От скрывшегося за грядами деревьев солнца осталась только небольшая красноватая полоска на горизонте. Электричество отключили несколько дней назад и пока так и не включали, но жители этого села уже привыкли к такому, так что у каждого под рукой нашлись свечи. Теперь только огонь мог служить источником света, чем ГГ с Виталей сейчас и пользовались, наблюдая за языками пламени, резво скачущими по опустевшему уже мешку с той самой злосчастной меткой. Красноватые тени среди веток персиков то и дело дёргались, игнорируя заданный ветром ритм танца, в котором медленно качались листья на тех же самых персиках. Они жгли костёр прямо у самого забора в саду на углу двора Главного Героя, сдобрив кострище сеном, тонкими сухими веточками и кусками газеты. Благодаря тому, что вся земля была перепахана, пламя не имело возможности перекинутся куда-нибудь, куда ему бы лезть не стоило.
–Так… его, типа, можно было просто сжечь? – с лёгкой долей неуместной иронии спросил студент.
–Мечено же не содержимое. Уничтожить объект – самый простой способ избавиться от метки, – ответил Гарнагаэль без всяких эмоций.
–Но я же, это… – Виталя запнулся, – Поджигал её. Она заново вылазила в другом месте.
–Нужно было сжечь весь мешок, – ГГ беспрерывно смотрел на пляшущий на мешковине огонь, думая о чём-то. На его руках всё ещё находился Йобик.
Парень обречённо засмеялся. Он не прекращал делать это, пока его смех не стал истеричным. Главный Герой никак не отреагировал.
–Забирай наркоту и уходи. И не возвращайся следующие лет пять, как минимум.
–Погоди… – Виталя перестал смеяться, – Я надеялся, что ты, типа, поможешь мне получить само вещество из этих семечек… Ты же химик, должен уметь, вроде. Я отдам долю!
–Не нужно. Найди кого-нибудь другого, – ответил Гарнагаэль.
–Ну так метки больше-то нет. Он нас не найдёт! Откуда ему знать, что я не поехал дальше, в Одессу, например! – парень начал переходить на крик, – Да его магистры на раз поймают!
–Успокойся, – ГГ сделал паузу, переведя взгляд от огня на кроны растущих перед двором орехов, – Если это демон, ещё не значит, что он не сможет действовать на чужой территории. Рано или поздно все равно найдёт.
На некоторое время воцарилась тишина, нарушаемая только треском горящих веток. Мешок уже плохо напоминал свой исходный вид. Вместе с тем и пламя начинало слабеть, рискуя угаснуть без добавки.
–Но мы же выиграли немного времени? Покажешь мне, типа, как экс…рагировать эту штуку и я сразу уйду. Оставишь себе сколько захочешь, остальное я заберу…
Главный Герой вздохнул. Не отвечая на вопрос, он закрыл глаза и опустил голову.
Глава 40
5 ноября 2116 год.
За первой каплей дождя следует и вторая и, если маленькие крупинки воды не навредят тебе, то про поток этого уже не скажешь. Быстро набравший обороты ливень размыл дорогу, по которой Гарнагаэлю с Аделаидой не довелось долго пройти и теперь она представляла собой труднопроходимую грязевую реку с небольшими островками относительно твёрдой почвы. Путникам пришлось подняться на возвышенность между дорогой и каналом, на которой росла трава, где пробираться было куда проще, чем по грязи. Через час после выхода, они дошли до участка пути, с которого можно было свернуть в стоящий неподалёку заброшенный дачный посёлок, окружённый лесопосадкой. Это была примерно середина дороги.
–Глядя на то, как ты носишься с этим петухом, можно подумать, что ты не такой уж бесчувственный мудень, – сказала девушка, глядя на комок взъерошенных перьев под рукой у Главного Героя.
–Не стоит думать о нём, как о животном, – Гарнагаэль подвинул Йобика ближе к своей груди, – У него есть свобода воли, и частичка моей крови в теле. В буквальном смысле. Дай только человеческие мозги и будет умнее и тебя и меня.
–Частичка крови? Ты закачивал свою кровь в петуха? – усмехнулась преподобная.
–Ещё на стадии зародыша. Но там не только кровь понадобилась, – ответил ГГ, – Ты же знаешь, что у животных так же есть души, как и людей?
–Ваша религия учит этому? В нашей даже нет понятия души.
–Я не о том. Я про жизненную силу и основу сознания, которые позволяют использовать фэй. Животные, как и люди, опечатаны, но даже и без этого у них очень слабые души, из-за очень усреднённой Стелы. Но есть способ искусственно понизить или повысить Стелу, что даёт новые возможности, в том числе и для искусственного выведения новых рас. Если душа всё же начала зарождаться, но тело из-за каких-то причин не может сформироваться, то сильная душа своей силой сама преодолеет эти причины и позволит существу зародиться. Наверное, здесь играет роль естественной тяги фэй к поддержанию жизни, которая позволяет его пользователям так легко регенерировать и никогда не стареть.
–Я ничего не поняла из того, что ты сказал, – девушка внимательно посмотрела сначала на Гарнагаэля, а потом на Йобика.
–Ладно, тебе-то нет смысла это рассказывать.
Аделаида покосилась на ГГ. Похоже, эти слова ей не очень понравились.
–Наши вышли, – заметил Главный Герой, тщательно изучавший каждую деталь местности в том месте, где они остановились.
–Я почувствовала, – ответила девушка, – Значит, через часа полтора будут здесь. Почему мы не остановились поближе к селу? Тут же мы ещё и можем попасть под удар Таврийских сил.
–Они как раз-таки и ждут, что мы атакуем ближе к селу. Ослабить бдительность не помешает, – ГГ погладил Йобика, втянувшему голову от нелюбви к дождю, – Да и под удар Таврийских сил мы попадём в любом случае.
–Думаешь, они, предугадав наши действия, отправили кого-то заблаговременно и они уже в Тополёвке? – спросила преподобная, уныло рассматривая чёрное от туч небо.
–Не зря же им нужно было подождать два дня, перед тем, как передать Мирона? Да и Гусь наверняка догадался, зачем мне нужна была справка с места роботы. Тогда можно было предположить, что с нами будут силы с Одессы. Там наверняка куча солдат, да и Избранные в придачу…
–И на что нам тогда ещё можно надеяться в такой ситуации?
Они стояли в чуть припустившейся траве, достигающей колен. Перед ними был участок дороги, затопленный двумя большими лужами с маленьким перешейком суши между ними. Впереди росли несколько высоких деревьев и гряда кустарников за ними.
–Забрать его здесь на машине они не смогут из-за бездорожья, придётся отправить людей, или ждать, пока его проведут через всю дорогу. Ливень понижает видимость и даёт возможность скрыться в случае чего. Не владеющий фэй людей можно будет просто убивать, кучками заманивая в воду и атакуя током. Ну и дипломатия с тактикой.
–То есть, плана у тебя всё это время и не было? – задала вопрос Аделаида со странной насмешкой, – Ты просто решил ворваться и перебить всех наших врагов неведомыми силами?
–Кое-какой план есть, но он тебе не понравится. Но сначала просто попробуем забрать его силой.
Девушка ничего не ответила. Ливень стал немного слабеть.
–Они могут и перенести дату передачи. Или пойти другой дорогой, которую мы ни за что не угадаем. Тут наверняка уже есть Таврийские магистры, подготовленные к сражению с такими же колдунами. Мы даже не в полном составе. Если бы ты сделал нам эти метки ранее, то мы бы могли знать, где Мирон и придумать что-то до того, как станет поздно, как сейчас. У тебя было два дня в запасе, а ты не придумал ничего лучше, чем пойти в лобовую атаку? Или ты рассчитывал, что я придумаю всё сама?
–Можешь на меня положиться, – ответил Главный Герой.
Аделаида отвернулась. От дождя природа вокруг затихла, а даже те звуки, которые не умолкли, еле-еле пробивались через топот падающей воды. Даже здесь чувствуешь себя уединённо, как будто в нескольких километрах вокруг нет ни единой живой души и даже присутствие ещё одного человека рядом с тобой не спасет от этого. Может даже показаться, что время сломалось, остановившись, или зациклившись в одном маленьком промежутке, проигрываемом снова и снова, только чтобы поддерживать иллюзию естественности окружающего мира. Существует мир вокруг тебя по-настоящему или нет, наверняка угадать нельзя, но больше пугает не мысль о нереальности окружающего, а мысль о том, что может быть что-то за пределами этой иллюзии, и ты ничего не знаешь о том, что может тебя там ждать. Особенно, если предположить, что ты сам сбежал в этот ненастоящий мир, предпочтя его настоящему.
–У владеющих фэй огромное преимущество, перед теми, кому не так повезло. Они могут исполнять базовый набор атак, состоящий из обычных, режущих и колющих ударов, создавать пламя и электрический ток, нагревать и охлаждать предметы и манипулировать законами физики и химии, если хорошо понимают, как они работают и это позволяет их уровень подготовки. Они могут двигать вещи силой воли, защищаться невидимым полем и заживлять собственные раны за секунды. Есть только три способа убить их – отделив голову от тела, что и не всегда срабатывает, поразить мозг или истощить все их силы и нанести смертельное ранение. А нас таких аж двое, так что придумаем что-то, – нарушил молчание Главный Герой.
–Двое? Я что-то не вижу тут ещё кого-то, кроме нас с тобой, – ответила преподобная.
–А кого я по-твоему держу в руках?
–Йобик? – с недоумением спросила девушка.
–Его сложно научить обдуманным атакам, но он знает от чего надо защищаться и сможет защитить и меня. Так что теперь ты понимаешь, зачем я взял его с собой, – Гарнагаэль ещё раз погладил петуха и передал его вместе с зонтиком Аделаиде. Она замерла, не зная, что делать, – Держи, пусть привыкает к твоим рукам. Зонтик можешь сложить, он слишком заметный, а намокнуть нам все равно придётся.
Преподобная неуверенно взяла на руки Йобика, ещё больше всполошившегося в отделении от хозяина.
–Твоей задачей будет скрываться за травой, ни за что не выдавая своей позиции, и держать Йобика так, чтобы он хорошо видел меня. Ружьё я тоже оставлю тебе. Если прокричу «нейро», стреляй. Не важно, попадёшь во врага или нет, достаточно неожиданности. Если меня убьют, прыгай в канал и убегай в сторону, противоположную селу. Выйдешь через пару километров и вернёшься обходным путём.
Аделаида растеряно слушала ГГ, глядя то на ружьё, то на петуха в руках.
–После выстрела, если попытаются тебя атаковать, тоже прыгай в канал. Но, если будет возможность вернуться в скрытную позицию без опасности для тебя и Йобика, сделай это. Если мы с Мироном окажемся рядом друг с другом и нам понадобиться бежать, действуй так же, как если бы меня убили. Все равно мы сможем найти друг друга.
Гарнагаэль сложил зонтик, бросив его в траву, и они оба оказались под проливным дождём. Сняв чехол с ружьём и связку патронов, он отдал их Аделаиде.
–Стрелять умеешь? Перезаряжаться?
–Кое-как…
–Хорошо. Они уже идут, – ГГ посмотрел в сторону, ведущую от Северокрымского канала.
–Так рано? И ты что, собираешься отправиться к ним один? – девушке пришлось повысить голос, чтобы преодолеть завесу ливня.
–Да. На всякий случай, хочу попросить тебя об одном, – Главный Герой повернулся к Аделаиде и посмотрел ей в глаза, – Позаботишься о Йобике в случае чего?
Девушка промолчала в ответ. Гарнагаэль подождал несколько секунд и отвернулся двинувшись вниз, к дороге. Пройдя лужу, достигавшую ему почти до колен, он остановился под ветками дерева на другой стороне.
Глава 41
31 июля 2116 год.
–Судя по тому, как ты описываешь эффект, это какой-то депрессант, может быть опиат. Но просто сок из семечек же не даёт должного эффекта? Может быть действующее вещество в нём в очень разбавленном виде или нужно провести с ним ещё какие-нибудь химические превращения. В любом случае, это хуйню я вижу впервые. Ты привёз её с Сибири?
Солнце едва успело подняться над горизонтом и воздухе всё ещё витала ночная прохлада. День обещал быть солнечным и жарким, как и все остальные. Ворота гаража у Главного Героя были открыты ровно настолько, чтобы в него проникало достаточное количество света. Они с Виталей, как и два года назад, сидели в нём на двух пустых изнутри колонках, копаясь над чёрными крупными семенами, пересыпанными в другой мешок, пока рядом, по помещению разгуливал Йобик, выискивая что-то на полу.
–Типа того, – ответил парень. При дневном свете стало заметно, что белки его глаз приобрели нездоровый жёлтый оттенок.
–И кто оставил метку на том мешке? – спросил Гарнагаэль.
–Да так… – студент взял в руки одно семя и разломал его пополам, осматривая содержимое.
–Не выложишь всё как есть – не стану тебе помогать.
Виталя вздохнул. Бросив семечко обратно к остальным, он повернул голову к выходу на улицу. Там в это время как раз зрели гроздья винограда, нависая прямо над головами во всём пространстве между огородом, дорожкой от одних ворот к другим и домом с гаражом. Ближе к гаражу и возле передних ворот висели белые гроздья, возле дома и задних ворот – тёмно-фиолетовые, а возле огорода напротив здания, где сейчас сидели наши герои – розоватые, принадлежавшие мускатному винограду.
–Ну… там есть один демон, который торгует готовым веществом. Нахр, типа. Кроме него больше никто не выращивает, вот мы, типа, и решили спиздить семена, чтобы порушить… монополию. Но я там был на подхвате только.
–Тогда почему у тебя так много? Мешков было несколько? – спросил ГГ.
–Два. Один проебался. Другой мы вчера сожгли. Просто из тех, кто был в начале, никого кроме меня не осталось…
–Вот оно как, – Гарнагаэль посмотрел на клюющего что-то на полу петуха.
–Частью вообще пришлось откупаться. Всего около четверти осталось, – сказал парень и замолчал. Нависло тяжёлое молчание.
Часть винограда всегда съедалась пчёлами и осами. Часть сгнивала и портилась от болезней. Часть падала на землю и разбивалась. А всё остальное – съедалось людьми или шло на изготовление алкоголя. Виноградные листья шли в банки вместе с закаткой. Лозу можно было использовать как топливо. На трельяже листья и стебли винограда дарили тенёк и украшали собой двор, делая лучше этот спокойный и светлый летний денёк.
–Серой воняет, – прошептал себе под нос Главный Герой.
Глава 42
5 ноября 2116 год.
Среди плотной завесы дождя показалась человеческая фигура, движущаяся от Северокрымского канала, одетая в походный дождевик. Главный Герой стоя на месте, подождал, пока фигура приблизится к нему. Сердце уже начало стучать быстрее, в предвещение надвигающемуся.
–Qave Shelax! – поздоровался человек, подойдя к Гарнагаэлю вплотную. С этого расстояния стало заметно, что под дождевиком надета камуфляжная форма.
–Аве Шелах, – ответил Главный Герой, рассматривая незнакомца, – Мы застряли на дороге, в паре километров отсюда. Похоже, придётся перенести дату передачи.
–Так-так, – сказал солдат с шутливой интонацией, глядя на топор, висящий на поясе у ГГ, – Мы тэж застряли. Я, ось, як раз шёл передать вам це. Пиду назад, раз уж мы встретились. (Да-да. Мы тоже застряли. Я, вот, как раз шёл передать вам это. Пойду назад, раз уж мы встретились)
Фигура развернулась и быстро зашагала в сторону, с которой до этого шла. Гарнагаэль вздохнул, глядя ей вслед.
«Чёрт, они точно знают о нас. Похоже этот догадался и пошёл назад звать подмогу. Нужно глядеть в обе стороны и быть готовым прятаться, если их будет слишком много»
Ливень потихоньку ослабевал, становясь обычным дождём. Главный Герой стоял в паре метров от перешейка, глядя то в одну, то в другую сторону. Примерно двадцать минут никого не было видно.
*******
ГГ вышел на середину дороги, остановившись в луже. Со стороны Тополёвки приближались три фигуры, двое из которых держали автоматы, а одна, идущая по центру, выбивалась из общей картины красным цветом элементов своей одежды. Подойдя ближе, стало видно, что это были двое людей из охраны Гуся, с автоматами Калашникова в руках и короткостволами на поясе в чехлах, а также неизвестный магистр, с чёрной повязкой, закрывавшей нижнюю часть лица. Трое остановились с другой стороны перешейка, но магистр что-то произнёс, и они подошли ближе, выйдя на сушу. Гарнагаэль вдохнул, собираясь с мыслями.
–Добрый день, товарищ, – произнёс магистр, глядя на незнакомца, стоящего по колена в воде с топором в руках.
–Добрый дэнь, – сказал Главный Герой с плохо скрываемым русским акцентом.
«Значит у них есть с собой Таврийские магистры. Наверняка, несколько, если они позволили отправить одного, отдельно от основной группы. Значит у меня есть шанс расправится с ними по-отдельности. Сперва стоит убрать людей с автоматами. Можно как-то заманить их в лужу и ударить током так, чтобы атака была неожиданной»
–Позволь представится. Меня зовут Игил Чёрный, я магистр Таврийской Независимой Централи и я участвую в операции, о сути, которой ты и сам догадываешься, мой неверный друг. Как я понимаю, ты мой противник и поэтому я хочу предупредить тебя, что моя воля несгибаема, ведь я патриот своей родины, на защиту которой я сюда отправился, и готов сражаться до самой смерти. И, пусть, возможно, это не в твоих интересах, но я попрошу тебя представиться мне. Взамен, я готов рассказать тебе о своих преимуществах и недостатках в бою, чтобы наше сражение было честным, ведь и мне была поведана информация о членах вашей преступной группировки.
«Блядь, снова идиот…»
–Якщо ты хочэш чэстнойи бийкы, то чому стойиш у оточэнни двох чоловикив зи зброею? – спросил Главный Герой, понимая, что сейчас он выглядит не лучше своего противника. (Если ты хочешь честной битвы, то почему стоишь в окружении двоих людей с оружием?)
Игил сделал шаг вперёд, разведя руками в разные стороны.
–Возвращайтесь к остальным. И передайте, что я взял Нацу Петровича на себя.
–Це не Нацу Петрович. Вин бы не став говорить о том, шо его противников слишком багато, – сказал солдат, стоящий справа от Гарнагаэля. (Это не Нацу Петрович. Он бы не стал говорить, что его противников слишком много)
–Гэта Гарнагаэль. Они бы не поставили Панаса одного. Но, в случае нападения, он бы довжен був быть с остальной группой, а не раздзельно от остальных. Возможно, они где-то поблизости, а он пытается разбиць нас по-отдзельносци. В любом случае, нельзя оставлять тебя с ним одного и цераць численное прэимущество, – продолжил солдат слева.
–Нет, я желаю сражаться один. Даже если это Гарнагаэль. Во славу Таврийской республики! – ответил магистр.
Главный Герой остановился по бокам и напряжённо уставился в лужу, в которой стоял. Противники не сходили с места.
«Давление. Разница давлений. Ветер…»
Гарнагаэль с силой взмахнул рукой и поток ветра поднял с собой опавшие листья деревьев, стоящих со стороны противоположной каналу. На пару секунд, поток этих листьев закрыл обзор всем присутствующим. Когда порыв затих, солдаты и магистр оказались одни, в окружении мутных луж, с плавающими на их поверхности коричневыми листиками.
–Что? Где он?? – закричал магистр.
Люди в полицейской форме подняли стволы и стали так, чтобы по ситуации, отстреливаться при нападении со стороны канала или деревьев.
–Вин спрятался, щоб напасти неожиданно или выришив идти до основной цели з Магистром? У него е справка, шо он из сельрады, може вин из-за цього був тут, – сказал солдат справа, внимательно оглядывая территорию перед собой.
–Нет, он бы не мог показать справку из-за ливня. Скорэе всего, он успел запрыгнуць в канал и ждзет момента, чтобы напасть. Лучшим рэшением будет выйти на сухую поверхносць и йци к нашим, – ответил ему левый.
–Тут нема сухой поверхности, если мы выйдемо з перешейка, то по-любому попадём в место, де будем уязвимы к атаке током.
–Спокойно! – крикнул Ислам, – Если вы будете идти близко ко мне, то я смогу защитить нас барьером, при такой атаке. Просто нужно будет расположить его так, чтобы дуга не дошла до лужи. Он атакует либо со стороны канала, либо из-за деревьев, так что следите за ними, пока будем возвращаться к нашим.
Магистр первый наступил на лужу позади него и осторожно пошёл дальше. Два солдата переглянулись и последовали за ним, наблюдая каждый за своей стороной. Когда каждый из них сделал пару шагов, что в луже зашевелилось.
Магистр, первый отреагировав на угрозу, отскочил назад, невидимой силой отнесённый на траву у спуска. Гарнагаэль, выскочив из лужи, в которой только что стояли все трое, замахнулся рукой и отправил в мутную воду заряд электрического тока. Парни бросились вслед за напарником, но попадали у края лужи, не добежав по половине метра. ГГ опустился на ноги с другой её стороны, тяжело дыша. По его ногам потоком стекала вода.
–Это было подло, Гарнагаэль! – Ислам ткнул пальцем в стоящего напротив него врага, – У тебя была возможность принять честный бой, но смерть товарищей я не прощу! Защищайся!
Магистр достал клинок из ножен и, замахиваясь, бросился вперёд на противника. Главный Герой устремился на встречу, закинув себе за спину топор. В мгновение ока они столкнулись посередине лужи и, целясь друг другу по шее, ударили, не заботясь о том, что оба удара могут стать смертельными. Клинок магистра врезался в барьер и соскользнул по нему дальше, в то время, как лезвие топора, встретив ту же преграду, прошло через неё, немного замедлившись, и скользнуло по горлу, оставив на нём рваную рану. Кровь из разрезанного горла брызнула на плечо Гарнагаэлю и они оба оказались спинами друг к другу, пролетев бок о бок друг от друга. Ислам, только оказавшись за спиной противника, сделал резкий разворот вокруг своей оси и взбросил правую руку, целясь сложенными указательным, средним и безымянным пальцами в голову Главному Герою. Что-то, похожее на летящую пулю достигло головы ГГ, столкнулось с невидимым щитом, пробив его, и врезалось в защитную маску вовремя повёрнутой головы, проломив и её, нанеся удар в области виска.
Гарнагаэль упал ногами в лужу, сделав несколько неуклюжих шагов, и свалился на выставленные вперёд руки, оказавшись прямо рядом с телами поверженных солдат. По его надломленной маске заструилась кровь, но рана на виске быстро затянулась, и он, ненадолго задержавшись, поднялся на ноги, повернувшись к противнику. Ислам остановился в другой части лужи, схватившись рукой за горло. Его порез так же быстро исчез, оставив только кровавый след на одежде и шее.
–Невероятно. Ты так быстро перешёл от одного типа магии к другому и сразу же вернулся к предыдущему. А я рассчитывал, что ты либо не сможешь использовать фейо Последнего, либо не успеешь защититься от моей колющей атаки и получишь проломленный череп, – Ислам сжал кулак правой руки, горделиво посмотрев на него, – Действительно, сражение с человеком, – это совсем другое, в отличии от устранения потусторонних сил.
–Потусторонние силы? А я думал предателей Магистратуры только на невинных людей и натравливают, – бросил ему Главный Герой.
–Мы не предатели! Наше отделение всего лишь более трепетно относится к традициям октопусиантсва, за что прогнившая верхушка Магистратуры его отвергает! – магистр сжал руку крепче, от чего она задрожала.
«Этот гораздо слабее Каи. Вот только просто отрубить ему голову не получится, чёртова защита забирает на себя слишком много кинетической энергии. Только если этот удар будет прямым и неожиданным. Тогда мне остаётся только воспользоваться подарком солдата и своим фейо»
Противник ГГ вновь схватился за рукоять обеими руками и бросился в атаку. Гарнагаэль ответил тем же, и они вновь столкнулись, в этот раз подействовав более осторожно и уклонившись от ударов друг друга. Оказавшись рядом с врагом прямо в середине лужи, Ислам ударил ещё раз, чуть пригнувшись и целясь в правую руку, но наткнулся на барьер, одновременно с тем, как топор противника пробил его защиту и задел волосы на голове, срезав копну.
–Нет! – вскрикнул магистр, отскочив назад, – Ты не можешь использовать два типа магии одновременно! Это противоречит законам природы!
ГГ недоумевающе уставился на врага, переводя дыхание. Знак на его правой ладони горел неярким белым светом.
–А, я понял! Энергия, которую ты передаёшь этому топору, задерживается в нём на некоторое время, из-за чего ты можешь использовать своё фейо раздельно с основной атакой! – мужчина отпустил левую руку от рукояти и прижал её к своей груди, – Ты хоть понимаешь, насколько несправедливо сражение между нами двумя с твоей стороны? Своей способностью ты можешь делать сторонние предметы продолжением собственной души. А что могу я? Я такой же магистр, как и остальные, не имеющий за своей спиной ничего, кроме многолетнего опыта и силы духа, вынужденный сражаться за честь своего дома с противником, использующим ничего, кроме подлости! Я знаю многих магистров, которые…
–Хватит пиздеть уже!
Гарнагаэль замахнулся для атаки, в то время как правая рука его противника вдруг резко опустилась вниз, нанеся удар по воде, брызгами разлетевшейся во все стороны. Поток облил Главного Героя ног до головы и тот отпрыгнул назад. Он только захотел протереть рукой забрызганное стекло маски, как вдруг, уже долго будущий мокрым скотч расклеился и трещина, нанесённая ударом в висок, разошлась до надреза, оставленного ГГ, и стекло снова выпало, упав куда-то в воду. Оказавшись в следующее мгновение после атаки без залитого водой стекла перед глазами, мешающего зрению, Гарнагаэль увидел, как вокруг правой руки Ислама концентрируется электрический заряд, и успел выскочить из воды в последний момент, избежав удара током.
–Как?? – закричал магистр, приземлившись обратно в лужу.
Главный Герой вернулся на ноги и замер на несколько секунд, анализируя только что произошедшее.
–Это несправедливо! Я же говорю!
«Нужно будет поблагодарить Петровича, когда снова с ним встречусь. Похоже, он только что спас мне жизнь»
ГГ, сделав два медленных шага вперёд, бросил свой топор в лужу, и выставил обе руки вперёд. Ислам принял боевую стойку и приготовился защищаться, не выпуская оружия из рук. Сейчас он стоял со стороны канала, а его враг – со стороны деревьев. Главный Герой замахнулся правой рукой и закричал:
–Нейро!
Магистр выставил вперёд ладонь, изображая стену перед собой. С несколькосекундной задержкой за его спиной раздался выстрел и недалеко от его ноги в воду ударила пуля, на мгновение, отвлёкши его. ГГ бросился на противника, замахиваясь для удара, но тот быстро вернул своё внимание к битве и увернулся от атаки, попутно черканув нападавшего клинком, который на этот раз не встретил барьера.
Случайно глянув в ту сторону дороги, которая ведёт на Тополёвку, Гарнагаэль заметил где-то дальше едва различимые человеческие силуэты, кажись, ускорившие своё движение после выстрела.
«Вот блядь… Уже идёт подкрепление, хотя я ещё даже с этим не расправился. Хоть бы у меня с Йобиком хватило сил продержаться до того, как можно будет воспользоваться меткой…»
Ислам внимательно посмотрел на траву, растущую на горке. Перебросив клинок в левую руку, он замахнулся правой, приняв позицию для быстрого бега, переходящего в нападение. Кончики пальцев правой руки загорелись красным пламенем, всё шипя от падающих на них капель дождя, и он, сделав круговое движение рукой, направил его поток в то место, где должна была находиться Аделаида с Йобиком. Главный Герой взмыл в воздух и, позволив пламени прикоснуться левой руки сделал пару оборотов вокруг своей оси, перенаправив огонь под ноги уже бросившегося в атаку противника.
Магистр, чуть замешкавшись, отскочил назад и тут же повторил прыжок от удара, направленного ему под ноги Гарнагаэлем. Теперь он оказался на суше, под ветками стоящих на той стороне деревьев. ГГ и сам прыгнул ближе и с замахом, присущим идущем от всей души удара, завёл правую руку себе за спину и, с криком, сделал ней режущее движение, направленное в верхнюю часть противника.
–АНРО!!
Ислам быстро упал наземь, и острая волна прошла над его головой, врезавшись в ствол стоящего сзади дерева, обдав и его и Гарнагаэля сильным потоком воздуха. Враг стремительно поднялся на ноги.
–Зачем ты используешь сильные, тратящие мно…
Дерево, в которое попала атака, дало трещину и наклонилось, начав падать прямо на магистра, рискуя задеть его, как стволом, так и ветками. Тому пришлось отвлечься на то, чтобы отбить верхушку, когда снова раздался выстрел, а за ним ещё один. Пуля попала в плечо Ислама, проигнорировав барьер, поставленный после первого выстрела, заставив того пошатнутся и мгновенно вернуть всё своё внимание к противнику, всего на несколько секунд выпущенного из виду.
Гарнагаэль держал в руках пистолет, всё ещё направляя ствол на врага. Из раны в плече начала обильно струится кровь.
–Ты… Так у тебя всё это время был огнестрел… – схватившись за рану произнёс Ислам.
–Я тайком вытащил его у твоего товарища, когда ты ранил меня в висок. Ты, наверное, думал, что стреляют снова из травы, поэтому только и смог защититься барьером, которые мои заряженные пули легко пробивают. Нужно было отскакивать в сторону, тогда у меня хотя бы не получилось попасть тебе в руку. Ты ведь знаешь, что с тобой произойдёт, если пуля с моей энергией столкнётся с потоком твоей, если ты попытаешься использовать фэй?
–Ничего, – ответил магистр.
–Хочешь проверить? – задал вопрос ГГ.
Со стороны Тополёвки раздались выстрелы и тут же получили ответ с другой стороны. Несколько пуль остановились в паре сантиметров от Главного Героя, заставив того оглядеться по сторонам. В сторону поля битвы бежало несколько десятков вооружённых человек, среди которых в первых рядах тополёвской стороны можно было заметить человека с элементами красного цвета в одежде. Гарнагаэль обречённо улыбнулся, опустив оружие.
«Да их даже больше, чем я ожидал. Главное, чтобы мой старый друг оказался здесь, а то весь труд пойдёт на смарку…»
–Аделаида! Беги! – крикнул он, задрав голову к небу.
Ислам выхватил из кобуры свой пистолет и направил его на Главного Героя. Раздался выстрел и Гарнагаэль рухнул в лужу.
Глава 43
–Как ты думаешь, Гарнагаэль, Господь любит тебя?
ГГ услышал собственный голос. В глазах было темно, но потихоньку зрение приходило в норму, отражая, правда, окружающий мир в очень расплывчатом негативе, из-за которого было непонятно, где он находится и что вокруг происходит.
–Согласно одной теории, Квантового Бессмертия, в мире с мультивселенными ты никогда не сможешь умереть, ведь при обстоятельствах, в которых ты мог бы умереть, вселенная разделится на две, в одной из которых обстоятельства сложатся так, что ты выживешь, а в другой умрёшь. И твоё сознание останется в том варианте вселенной, где ты выживаешь. Но мы то же живём не в такой мультивселененой?
Зрение пришло в норму. Главный Герой находился всё под тем же ливнем, но уже не посреди дороги, а чуть дальше, по другую сторону канала. Это было сплошное поле, разграничивающееся лесополосами и Гарнагаэль сейчас лежал на краю одной из них, ногами касаясь зелёной травы, а телом травы жёлтой и сухой, на подходе к деревьям. В нескольких десятках метров отсюда, по возвышенности, на которую приходился канал, бегало пара десятков солдат, видимо, пытаясь догнать кого-то.
–Что произошло? – спросил ГГ, привстав на руках.
Несмотря на то, что минуту назад он был мокрым с ног до головы, сейчас он чувствовал себя сухим, даже несмотря на то, что вода всё ещё падала прямо на него.
–Аделаида спрыгнула в канал, как ты и сказал ей, Йобик перестал тебя видеть и защищать, а ты сам даже не попытался защититься от выстрела. Пуля угодила тебе в голову, – ответил двойник, выйдя из-за спины Гарнагаэля так, чтобы он мог его видеть.
–Серьёзно? У магистра же не было времени прицелиться. Мне нужна была видимость того, что меня подстрелили для неожиданной атаки, – ГГ присмотрелся к происходящему у канала. Несколько солдат спрыгнули в него.
–Так получилось, – незнакомец улыбнулся, – Тебе ведь повезло, когда стекло вывалилось из маски в нужный момент. А вот ты и вернул долг.
Дождь снова начал усиливаться. Всего через несколько секунд видимость снова опустилась до пары десятков метров.
–Так я умер? – задал вопрос Главный Герой рассматривая своё тело.
–Сможешь угадать? Я, вроде, не похож на ангела Смерти, – ответил человек, мечтательно подняв лицо к дождю.
–Откуда мне знать, как он должен выглядеть?
ГГ поднялся на ноги и зашагал в сторону канала. Его двойник опустил голову, взглянул на него и пошёл следом.
–Куда направляемся?
–Хочу посмотреть на своё тело после смерти. Мне даже интересно, что с ним теперь сделают, – сказал Гарнагаэль.
Незнакомец громко рассмеялся.
–Да успокойся ты. Пуля отрекошетила от маски и всего-то задела висок. Сейчас заживёт и придёшь в себя.
Главный Герой остановился и, замерев на пару секунд, обернулся к свой копии.
–Тогда что это за предсмертные видения? – спросил он.
–Мне просто было так интересно за тобой наблюдать, что я аж решил поучаствовать, – человек остановился на расстоянии пары шагов, – А ещё хотел спросить. Ты ведь понимаешь, сколько жизней может забрать, то, что ты сейчас собираешься сделать?
–Я самозащищаюсь. Да и они же солдаты. Погибать в бою – их участь, – ответил Гарнагаэль, повернувшись обратно к каналу.
–Да ты совсем не ценишь жизнь, мой друг, – незнакомец подошёл к ГГ так, чтобы все равно заглядывать ему в лицо, даже если он отвернётся, – Помнишь же, что я тебе рассказывал? Жизнь человека – это испытание, в ходе которого он должен найти Путь. А ты без толики сомнений этот путь прерываешь, забирая у него шанс на спасение. Поэтому убийство и является одним из самых страшных грехов.
–Не понимаю, к чему эти раздумья в такой момент. Я теряю время.
Человек усмехнулся. С этим жестом, он повернулся назад и пошёл в противоположную направлению Гарнагаэля сторону.
–Ну что же, тогда можешь идти. Похоже, ты куда дальше, чем я думал.
*******
Главный Герой открыл глаза и понял, что не может дышать из-за воды, затекающей ему под маску. Он привстал на локте и обнаружил, что на его голову направлено дуло пистолета, а на луже под ним растекается пятно крови. Оружие держал магистр. Не тот, с которым ему только что пришлось сражаться, но тоже с закрытым лицом. Ислам стоял всё на том же месте рядом с упавшим деревом, зажимая рукой рану на плече. С обеих сторон поле боя окружали солдаты в дождевиках и сейчас они закрывали собой оставшиеся два выхода к каналу и к полю перед заброшенным посёлком за деревьями. Мирона в толпе не было видно.
–Он ещё жив! – крикнул магистр, стоящий над Гарнагаэлем, – Ты проиграл, становись на колени и дай связать тебе руки.
ГГ сжал ладонь руки, согнутой в локте, а второй начал шарить по дну лужи.
–Ты истратил слишком много энергии, одному тебе уже не сражаться. Глупо с твоей стороны вообще было идти спасать своего друга из такой ситуации, хотя ничего плохого ему даже не угрожало. Один, против всех, почти безоружный…
–Да вы тут все любители попиздеть в неподходящих ситуациях? – спросил Гарнагаэль, откашлявшись.
Магистр, стоящий сверху, замружился.
–Всё идёт по моему плану. Вы же специально всё это устроили, чтобы вытащить нас в засаду? Рискованно, учитывая то, что мы могли и не прийти. Хотя даже так вы бы ничего не потеряли. Не понимаю только, почему так много народу. В Тополёвском гарнизоне от силы человек пятьдесят, а тут целый батальон. Таврийские войска же?
«Нашёл»
–Тебе было приказано встать и позволить связать себя, – раздражённо сказал враг.
–Я ведь стрелял два раза и вложил частичку своей в энергии в каждую пулю. Вторая в плече у твоего напарника, а первая улетела в поле. Я всё ещё чувствую её и могу управлять ней даже на таком расстоянии. Доходит?
Магистр на секунду широко раскрыл глаза и резко повернулся к своему товарищу.
–Ислам..!
Время как будто замедлилось. В следующее же мгновение что-то блеснуло за спиной у первого магистра и тут же врезалось ему в затылок, распустив за его головой тюльпан из крови и осколков черепа. Все, стоящие вблизи места происшествия, спохватились, схватившись за оружие. Оставшийся магистр обернулся к Гарнагаэлю и увидел, как тот, делая широкий размах, вырывает из лужи топор, заставляя брызги воды и опавшие листья разлетаться в разные стороны. Раздался выстрел, но пуля остановилась в паре сантиметров от головы ГГ и тот начал удар, оттолкнувшись ногами от дна лужи. Лезвие достигло шеи магистра, пробило барьер и врезалось в плоть, входя всё глубже и глубже, пока он, вытаращив глаза от боли, судорожно пытался разжать пальцы на рукояти оружия и что-то предпринять. Топор достиг хребта, ударившись о позвонки.
«Получилось»
Главный Герой сделал последнее усилие, рывком вытащив лезвие из шеи, разрезая трахею и пищевод, и бросил топор в лужу, освободив правую руку. Обернувшись вокруг своей оси для замаха, он сделал режущее движение рукой, и голова противника отделилась от тела, упав вместе с ним в воду. Гарнагаэль, тяжело дыша, замер над телом врага, весь в своей и чужой крови, в окружении ошеломлённых солдат, поднявших оружие.
«Получилось… Всё-таки получилось… Силы удара и неожиданности хватило, чтобы дойти до позвоночника. Они не смогут стрелять, ибо стоят друг напротив друга. Где Гусь? Он должен быть здесь, должен…»
ГГ оказался окружён со всех сторон, на небольшом «островке» метров тридцать в диаметре. В какой-то момент движение прекратилось и стало слышно женский крик где-то совсем близко. Пара солдат вытащили отбивающуюся Аделаиду, с взъерошенным и не перестающим кудахтать Йобиком на руках, и толкнули её к Главному Герою. Она мигом оказалась рядом с ним, в куда более подратом состоянии, чем при их раставании.
–Гарнагаэль! – девушка глубоко вдохнула воздуха и встала на ноги, – Их тут несколько сотен вокруг! Тут что-то не то! Кажется, со стороны дач их меньше всего. Атакуй в то место, пока они не стянулись и у нас откроется возможность убежать!
–Нет. Всё в порядке. У меня есть план, – с ненормальным спокойствием ответил ГГ.
–Какой? Какой, блядь, есть способ выбраться из такой ситуации?? – закричала преподобная.
–Успокойся. Нужно всего лишь подождать…
В окружении началось движение. Со стороны Тополёвки солдаты разошлись и из толпы показались два человека в полицейской форме, ведущие Мирона, заломав ему руки. Его так же толкнули в центр «островка» и он оказался рядом с остальными, в кровавой луже с трупом в воде. Весь в следах побоев, рваной грязной одежде, и недостающим количеством пальцев на руках. Аделаида дёрнулась, взглянув на него.
–Мирон! – девушка пригнулась к нему, но тот только прохрипел, не в силах сказать что-нибудь. Гарнагаэль остался стоять, как и стоял, как будто ничего не произошло.
В том же месте, откуда только что вывели Мирона, появился Гусь в компании седого человека в военной форме с погонами старшего лейтенанта. Сельмэр держал в руках чёрный зонт, в то время как офицер был одет всё в тот же дождевик.
–Всего трое? И это всё твоё преступное формирование? – спросил лейтенант, глядя на собравшуюся в окружении компанию.
–Нет, тут должно быть ещё двое. Наверное, они разделились, однако самые важные собрались тут, taliyaha, – ответил Гусь.
–Пятеро? Издеваешься что-ли? – военный неодобрительно посмотрел на сельмэра.
–Нам же по пути? Так чего бы не решить эту крошечную проблему, раз представилась такая возможность? Прикажите солдатам освободить место для расстрела перед каналом, пожалуйста.
Гусь сделал небольшой поклон лейтенанту, убрав свободную руку за спину и подошёл поближе к троице, позволив ему смешаться с солдатами. Теперь они с Главным Героем смотрели прямо друг на друга.
–Ты же не собираешься выкинуть чего-нибудь ещё, Гарнагаэль?
–Собираюсь, – кратко ответил ГГ.
–Не напрягайся. Здесь целый полк, так что тебе уже не выбраться. Tout en vain, – сельмэр жестом провёл по воздуху, как будто указывая на множество гостей, собравшихся в гостиной за столом, – Я, если честно, даже удивлён видеть тебя здесь.
–Я пришёл убить тебя, – сказал Гарнагаэль, не совершая никаких движений и не изменив тембр своего голоса.
Гусь рассмеялся. Солдаты успели стянуться к деревьям за спинами героев и освободить место на возвышенности перед каналом, оставаясь на самом верху. Теперь стоящие напротив неё могли стрелять, не беспокоясь о том, что пули могут попасть в их товарищей.
–Будут стрелять по нам? Тебе уже не нужен нахр от меня? – задал вопрос ГГ, глядя на это.
–Нет, – ответил Гусь, – Страдающая от ломки Тополёвская армия расформировывается. Теперь наш посёлок будет защищать третий Таврийский полк. Всего несколько дней назад я говорил тебе о том, что лучше будет остаться на моей стороне. А ты не поверил мне.
–Так значит война всё-таки началась, – произнёс Главный Герой, усмехнувшись.
Аделаида и Мирон резко подняли свои глаза на ГГ. На секунду возникла напряжённая пауза.
–Воспользовавшись тайным соглашением с Мариупольским округом, Таврия морским путём доставила на его территорию часть своих войск и направила их сюда. Теперь у нас появилась возможность взять армию Одессы, защищающую Армянск в клешни. Война не будет продолжаться долго, cara, – говоря, сельмэр наклонил зонт и несколько капель дождя упали на его плечо.
–Вот оно что, – ответил Гарнагаэль, – Но Одесса может первой дать удар, пока вы ещё не обустроились тут.
–Может, но это уже тебя не касается.
Гусь отошёл назад в толпу. Солдаты, стоящие со стороны дачного посёлка, подняли оружие и навели его на стоящих в луже. Дождь всё никак не хотел останавливаться, падая на головы и так уже промокшим насквозь героям, ударяясь о гладь лужи и листья, плавающие в ней. Похоже, Моня решил постараться на все деньги. Интересно, как от него защищаются Панас с Нацу Петровичем? Если они успели наткнуться на солдат, то у них могли возникнуть проблемы. Впрочем, метки на плече говорили, что они ещё живы, так что на одну причину переживать было меньше.
–Огонь! – крикнул кто-то из толпы.
Посыпался град выстрелов. Аделаида прижала к себе покрепче Йобика и закрыла глаза, опустив голову. Мирон закрыл глаза вместе с ней, всё так же полулежа в воде.
Ничего не произошло. Все пули ударились о невидимую стену и упали в воду.
–Гарнагаэль! – недовольно крикнул Гусь, до этого с замершим дыханием наблюдавший за процессом.
–Это не я, это Йобик, – безэмоционально ответил Главный Герой.
–Закройте петуху глаза! Аделаида, закрой ему глаза рукой! – закричал сэльмэр.
Девушка медленно подняла голову, отреагировав на своё имя. Сейчас она не могла понять, что от неё хотели.
–Закрой ему глаза или его выдерут из твоих объятий! Не оттягивай своё время! – продолжил кричать Гусь.
Аделаида скованно подняла дрожащую руку и положила её на голову петуха. Солдаты приготовились стрелять снова.
–Огонь! – повторилась команда.
Раздался ещё один град выстрелов. В грязно-красную воду посыпались осколки сплющенных от удара пуль.
–Долго это будет продолжаться, puta?!
ГГ опустил выставленную по направлению выстрелов правую руку. Он смотрел прямо в лицо стоящему на краю толпы сельмэру.
–А ты не помнишь, зачем я ещё тебе нужен был, Гусь? – спросил у него Гарнагаэль.
–Хватит бесполезной болтовни! – крикнул ему в ответ антагонист.
–Пиздежа, Гусь. Научись уже материться на русском языке, хуйло, – спокойно произнёс Главный Герой, – Я нужен был тебе, потому что ты ждал, когда Кан снова наведается ко мне и ты сможешь отомстить ему за свою дочь. Помнишь?
–Сколько лет назад это было, гондон? Я уже забыл про это! – ответил Гусь.
–Если забыл, это ещё не значит, что тебе это не нужно. Я хочу исполнить твоё старое желание.
Гарнагаэль отдёрнул свой свитер с плеча, оголив его. Показалось место, где обособленно находились три метки для Аделаиды, Панаса и Руфь и ещё две, одна из которых была перечёркнута. ГГ смочил указательный палец правой руки в своей крови с виска и прикоснулся к метке, стоящей рядом с перечёркнутой.
–Что ты делаешь?? – Гусь резко дёрнулся назад, столкнувшись со стоящим сзади солдатом, – Ты же сам боялся его прихода больше смерти!!
–Что происходит?? – подняла голову преподобная.
–Спокойно, нужно подождать пару секунд, пока он телепортируется сюда, – ответил Главный Герой с весёлой интонацией.
–Так вот на что ты рассчитывал, Гарнагаэль! Дать словить себя в засаду, чтобы подвергнуть опасности и позвать на помощь его, чтобы он убил и меня заодно! – закричал Гусь.
Резко завоняло серой. Толпа дёрнулась назад, схватившись за оружие. Аделаида повернула голову к каналу и увидела среди травы на склоне человеческую фигуру.
Это было существо высокого роста, с ног до головы обмотанное кусками чёрной ткани, так, что не было ни единого места, где бы виднелась кожа. Всё это держалось на обмотанных вокруг тела цепях из почерневшего метала, придерживающих, кроме всего прочего, длинный когтевидный клинок из такой же чёрной стали, без гарды. Из головы существа, в области между лбом и макушкой, торчали два обломанных у основания тёмно-серых рога, а за спиной из-под одежды торчали два обрубка, некогда бывшие крыльями. Перья на них были того же тёмно-серого цвета, как и рога. Глаза с красными радужками и тёмно-красными зрачками безразлично осматривали обстановку вокруг.
(x читается как ħ, c как ʟ, ll как ʎ, j как ʒ, mg как ɴ, yi как j, ia ie io iu / Ya Ye Yo Yu как æ е œ у, y как ɞ, Eo/oe как ø, ou как ɵ, перед n гласные назализируются, перед согласными и на конец слов согласный не читается, r не читается, если перед ним стоит гласный, а после – согласный или конец слова, в таких случаях гласный перед ним приобретает эрризацию. Прочее в соответствии с латинским чтением. Произношение дано примерным и без учёта аллофонов)
–Rager, – обратился к существу Гарнагаэль со странным придыхательным акцентом, – Mi hemo evi xvarac. (Рагер (прозвище, переводящееся как «предатель»), мне нужна твоя помощь)
Существо молча посмотрело на Главного Героя с вопросительным взглядом. Никто вокруг не осмеливался издать ни звука.
–Рагер? Это же не Кан, это падший ангел… – произнёс Гусь притихшим голосом, глядя то на ГГ, то на гостя.
–Ei ema mio-ha sheiru na, – Гарнагаэль показал указательным пальцем на стоящего недалеко сельмэра, – Evy na sheiro-ho na, ro shaiiex re de xiamg ta nakhrro, rerou, eh? (Этот человек (в значении личность) хочет убить меня. Если меня убьют, то никто не будет присматривать за нахром, помнишь?)
Демон ещё раз осмотрел солдат вокруг. Наконец, выдержав ещё некоторую паузу, он заговорил очень хриплым голосом:
–No ei adamah ha nen? (А эти люди что делают?)
–Ha yakea mga, – ответил Главный Герой (Он управляет ними)
–Ro va mio-ha sheiru eiro, – Рагер вновь замолчал на несколько секунд, – Re driu na. (Тогда тебя хотят убить все. Не используй меня)
–La na somvou hemo evi xvarac. (Мне все равно нужна твоя помощь)
Аделаида с Мироном смотрели на демона, не понимая, что происходит вокруг, как и все остальные, кроме него самого и Гарнагаэля. Дождь вновь начал угасать.
–Leli, – сказал Рагер. (Хорошо)
Демон неторопливо пошёл по направлению к ГГ. Солдаты дёрнулись, крепче схватившись за своё оружие, отреагировав на движение существа. Девушка и Магистр отпрянули назад, когда Рагер подошёл к ним вплотную. Только Главный Герой остался спокойным.
Гусь выставил принял боевую стойку, предчувствуя опасность. Правая рука демона вспыхнула огнём и он, подождав пока Гарнагаэль пригнётся, резким круговым движением отправил большой поток пламени во все стороны, в одно мгновение превратив размытую дождём дорогу в настоящий ад.
–Что он делает?? – завопила Аделаида, которую обожгло резко повысившейся температурой.
–Ложись в лужу! – крикнул в ответ ГГ, тут же последовав собственному совету.
Пламенная завеса рассеялась и стали слышны вопли окружавших их солдат. Вся трава, ветки и деревья вокруг оказались обуглены и продолжали гореть, пока поток дождя не потушил их. Все, кто стоял в передних рядах уже оказались испепелены, а те, кто стоял сзади устроили хаос, мечась в боли от ужасных ожогов и обратившись в бегство под страхом повторной атаки. Только Гусь и несколько человек, стоявших рядом с ним оказались относительно целы. Открылся проход к полю между дорогой и дачным посёлком.
–Бежим! – крикнула Аделаида, схватив Мирона и Гарнагаэля за одежду.
–Нет! Нужно убить Гуся! У нас больше не будет такого шанса! – ответил Главный Герой, поднимаясь из лужи с топором в руках.
Сельмэр, сообразив, что ситуация складывается не в его сторону, бросился к каналу, быстро поднявшись и прыгнув в него. Солдаты, стоявшие рядом с ним, бросились туда же. Девушка потянула Гарнагаэля сильнее.
–Чёрт тебя подери, я же только за этим сюда и пришёл!
Рагер равнодушно посмотрел на Главного Героя, опустив руку вниз. Наконец, ГГ сдался, и они втроём побежали в открывшийся проход, переступая обугленные трупы на пути. Демон проводил их взглядом.
Теперь Мирон снова был с ними.
Глава 44
31 июля 2116 год.
Виталя уставился на Главного Героя с вопросительным взглядом.
–Ты что-то сказал?
–Воняет чем-то говорю, – ответил ГГ, поднимаясь на ноги.
Он подошёл к Йобику, взял его на руки и пошёл к воротам гаража. Парень тоже поднялся на ноги.
–Сиди, я просто отнесу его в курятник, пора курей кормить.
–А… Ну, ладно… – студент вернулся на своё место.
Гарнагаэль вышел из гаража и осмотрелся. Источник запаха, как ему показалось, находился где-то с северной стороны двора, там, где были главные ворота. Чуть помедлив, ГГ отправился проверить свою догадку, крепче прижав к себе петуха. Уже дойдя до калитки, он увидел, что его подозрения подтвердились.
В тени ореховых крон, на асфальтном въезде во двор, стоял демон с отбитыми рогами и обрубленными крыльями. Заметив Гарнагаэля, он не сдвинулся с места, только лишь глянув на него. Очень непривычно было видеть что-то подобное в спокойный солнечный день, под пение птиц и жару восходящего над горизонтом солнца. Ни гость, ни хозяин двора, не торопились говорить что-то друг другу или хотя бы сдвинуться с места.
–Ты, наверное, ищешь свои семена? – наконец, переборов неожиданно нагрянувший приступ страха, спросил Главный Герой.
Демон не ответил, всё так же глядя на незнакомого ему мужчину.
–Я покажу тебе, где они. Идём за мной, – стараясь говорить спокойно, произнёс ГГ.
Рагер сделал пару шагов, подойдя к калитке. Гарнагаэль открыл ему калитку и тот не торопясь вошёл внутрь. ГГ развернулся и медленно пошёл в сторону гаража, проследив, чтобы гость проследовал за ним. Демон ходил, не издавая не звука от прикосновения своих обмотанных тканью ног с полом. Герой заметил, что он совсем не чувствует присутствия кого-нибудь рядом с собой, что было особенно жутко, учитывая, что сейчас существо должно было находится прямо за его спиной.
Они дошли до поворота к гаражу. Виталя стоял у его ворот, похоже заранее подготовившись убегать, но сейчас, когда демон оказался прямо перед ним, ему не удавалось и сдвинуться с места.
–Гар… – парень попытался сказать что-то, но некая сила полностью лишила его способности двигаться. По судорожным подёргиваниям и хрипу стало понятно, что дышать он тоже не может.
Рагер всё той же медленной походкой направился к студенту. Гарнагаэль остался стоять на углу дома с Йобиком на руках, не отрывая взгляда от происходящего.
Демон вытащил из-под цепи на поясе свой клинок и замахнулся для удара. Глаза Витали застыли в ужасе и он смог закрыть их только когда лезвие врезалось в его солнечное сплетение. Он с судорожным хрипом закричал, вновь обретя способность двигаться и схватился за руку нападающего, пытаясь вытолкнуть её наружу. Рагер вертикально вспорол ему живот и отпустил, заставив рухнуть на землю, корчась от боли. Сняв с себя одну из цепей, демон закинул её на шею парню и затянул, начав шептать себе что-то под нос. Через пару десятков секунд на цепи повисло бездыханное тело.
Рагер повернулся к Главному Герою, ослабив петлю из цепи и вернув её на своё тело. ГГ проглотил комок в горле, пытаясь понять, что ему сейчас нужно делать.
–От тебя и от птицы пахнет тёмными существами, – произнёс демон с той же хрипотой и сильным придыхательным акцентом.
–Да, – ответил Гарнагаэль, глядя на то, как кровь течёт по бетонному полу у гаража к земле между двумя зданиями.
–Кто ты? – спросил гость, не дождавшись дальнейших объяснений от собеседника.
–Ну, как сказать… мой отец, Карл де Найт, был… – сбиваясь сказал Главный Герой, всё крепче хватаясь за столь же встревоженного Йобика.
–Карл де Найт? – в голосе демона вдруг послышалось удивление.
ГГ замер, внимательно глядя на обломки рогов на лбу стоящего перед ним существа. Снова повисло молчание.
–Так ты один из тех самых демонов..? Теперь я всё понял… – прошептал Гарнагаэль.
–Значит ты Падший человек? Тоже алхимик? – задал вопрос Рагер.
–Отец обучил меня кое-чему… – ответил Главный Герой.
Кровь наконец достигла земли и прикоснулась к стеблю растущего у дорожки к курятнику одуванчика. Ещё не созревшему одуванчику с жёлтым цветком на своей верхушке.
–Если ты как свой отец, то у меня есть предложение, – демон засунул свой окроплённый кровью клинок обратно под цепь. Гарнагаэль посмотрел на него, дав понять, что внимательно слушает, – Моё дело в Сибири провалилось. Я хочу перебраться на другое место, где ещё не продают нахр, чтобы начать заново. Нужно будет посадить семена здесь, чтобы они проросли до следующей весны. Если будешь смотреть за ними, пока я закончу свои дела дома, то останешься в живых.
–Я понял, – ответил ГГ, выдохнув, – От меня требуется только лишь наблюдать за ростками?
–Нет. Выращивать их. Я расскажу.
Главный Герой сделал шаг в сторону и прислонился к стене, дав себе успокоиться. Рагер продолжил смотреть на него, не отрывая взгляд.
–Будешь хорошо работать – буду сотрудничать с тобой дальше. Не выполнишь обязанностей – умрёшь. Мы обменяемся метками. Если нахру будет что-то угрожать ты сможешь позвать меня. Можешь решить проблему сам – не делай этого. Ты согласен?
Гарнагаэль погладил Йобика по перьям на шее. Теперь опасность миновала.
–Да. Конечно.
Всё хорошо. Конечно, что плохого могло произойти в такой хороший солнечный день? В любой ситуации есть выход, так что можно не беспокоится – все равно из всех исходов никогда не выпадет самый худший, как бы ни казался тот, с которым пришлось столкнуться. Не только законы подлости же управляют этим миром? Такова уж жизнь.