Исход. Часть 4. Alfa 1.0

Формат документа: docx
Размер документа: 0.12 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.




Теги: Станислав Вовк
  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


Часть 4
Склонность
Глава 17
1 ноября 2116 год.
За последние три ночи Главному Герою ничего не снилось. Да и чему тут сниться, когда ты три дня подряд бухаешь, не выходя из дому? Впрочем, в сегодняшний вечер колесо сансары из типа «нажрался-опохмелился» должно было оборваться, ибо утро понедельника уже нависало над головой Дамокловым мечом, учитывая, что для ГГ слово «понедельник» уже давно не значило ничего особенного.
Однако, вечер воскресенья выдался необычайно тёплым для поздней поры и это предоставляло возможность безмятежно посидеть в беседке, от чего Гарнагаэль решил не отказываться.
–Тебе налить?
Но, в кое-чём этот вечер был особенный. А если конкретнее – в том, что сегодня в беседке ГГ сидел ещё и Панас.
–Ну давай, – ответил полтавец уж после того, как Гарнагаэль начал наливать чачу в стеклянную рюмку.
На столе, помимо литровой стеклянной бутылки без этикетки, стояла ещё и открытая банка с жёлтым персиковым компотом, два стакана и стальная пепельница, края которой несли узор в виде грозных орлов, разделённых двумя пятиконечными звёздами. Главный Герой разлил компот по стаканам, взял свою рюмку и поднёс её для того, чтобы чокнутся с Панасом. Последний не сразу понял значения жеста и ударил своей рюмкой по другой только когда ГГ постучал по ней ногтём, намекая на звон, который должен был издаться при столкновении стекла.
–Ну и как тебе на вкус? – спросил Гарнагаэль, глядя на кривящегося Панаса, проглотившего содержимое своей рюмки.
–Многогранно, – ответил он с характерным акцентом, опустошив полный стакан с компотом.
Главный Герой приспустил воротник свитера, быстро влил в себя чачу, почти не раскрывая рта и вернул одежду на место.
–Весь компот выпивать не обязательно, – ГГ заново наполнил стакан, а после и рюмки, – В общем, зачем я тебя позвал сюда? Есть одно предложение. То есть, нужна твоя помощь.
–Моя поміч? – удивлённо спросил Панас. (Моя помощь?)
Гарнагаэль вздохнул, вынул с кармана стальной портсигар, и, открывши его, достал оттуда самокрутку и закурил. Помещение быстро окуталось клубами мягкого дыма с запахом чёрного шоколада.
–Есть проблема на счёт воплощения моего плана, – ГГ, как обычно, держал фильтр между средним и безымянным пальцем, – Я устроился в сельраду, рассчитывая, что тогда смогу дать «официальное» доказательство того, что мне можно верить на счёт предоставляемой информации. Но всё оказалось не так уж и просто, разумеется.
–А що такого ти, бля, хочеш їм казати, що потрібне якесь доказательство? – слушая Главного Героя, парень разглядывал содержимое рюмки. (А что же такого ты хочешь им говорить, что нужно какое-то доказательство?)
–Я уже сказал достаточно в прошлый раз. Пути контрабанды, боеприпасы. Доходит?
–Нє, – Панас отпил компота со стакана.
–Скоро увидишь сам, – Гарнагаэль поднял рюмку и они цокнулись, полтавец снова промедлил, но в этот раз сработал без подсказок, – Сейчас же сфокусируемся на насущном. Я хочу чтобы ты устроился на работу в сельраду. Тогда мы получим нужные документы на тебя и подделаем их.
Панас кивнул, полоща рот компотом.
–А ещё мне нужно, чтобы кто-то будил меня в восемь утра. Сам я не встану.
–Але ким мене можуть взяти, таки? – спросил полтавец, сделав ещё глоток со стакана.
–В общем, слушай, – ГГ вновь заполнил рюмки, – Единственные раздельные структуры в Тополёвке: сельрада, которая выполняет свои прямые обязанности по управлению посёлку и прикрученная контора для управления местной «полицией» и сбыта нахра, чего нет в других автономных районах по понятным причинам. У нас как бы не заморачиваются с бумагами и бюрократией, но лазейка есть. Расчёт зарплат для пешек и прочих «сотрудников» ведёт-таки сельрада и тут всё же нужен обмен документами.
–Пєшкамі? – перебил Панас Главного Героя.
–Не бери в голову, от Гуся прицепилось. Я имею в виду полицаев или как их всё-таки по нормальному называть..? –Гарнагаэль поднял рюмку и они снова выпили, в это же время ГГ докуривал самокрутку, – За последние пару дней я успел разузнать о том, как всё это происходит, пользуясь своим новым положением. Получается, нам нужно сделать так: идём в клуб и говорим, что тебя восстанавливают как курьера.
–До Духа?
–А к кому ещё? – ГГ не позволил рюмкам стоять пустыми и плеснул в них всё той же прозрачной жидкости, парень стал коситься, глядя на это, – Скажем, что нужно как и в первый раз, написать письмо для сельрады, чтобы тебя на его основании вписали, как сотрудника, которому тоже нужно платить за роботу. Ну а я будто бы заберу его занести в сельраду, всё равно туда же на работу идти, мол. Пока оно будет у нас, подкорректируем его так, что в нём будет указано, что ты устраиваешься не курьером, а полицаем в отряд охраны Гуся.
–А?
–В бухгалтерии наплетём историю о том, что Дух по каким-то причинам не может сообщить в ближайшее время начальнику охраны о том, что в отряде прибавка и нужна справка о том, что тебя взяли на должность. А там уже либо подделаем её, либо скопируем с новыми данными. Подождём ещё пару дней, когда запасы нахра окончательно кончатся и пойдём с ней в ту общину. Личному советнику сельмэра они должны поверить.
Панас несколько секунд промолчал, то ли вникая в сказанное, то ли с намёком на ненадёжность плана.
–А ти впевнений, що усе це стоит того? Може ще і Гусь узнає про такі махінації… (А ты уверен, что всё это стоит того? Может ещё и Гусь узнает про такие махинации…)
Главный Герой усмехнулся, поцокав ногтем безымянного пальца по рюмке.
–Не беспокойся, есть кое-кто, не так нерадый ситуации в селе, как тому, что в ней замешан Дух, кто готов помочь закрыть нам пробелы в этом плане. Может я даже назвал бы её… новым союзником.
–А… її? – недоумевающе спросил парень.
–Да, её, – ответил ГГ, – Сам скоро с ней познакомишься, если конечно согласишься мне помочь со всем тем, что я тебе только что рассказал.
Гарнагаэль опустошил свою рюмку, забыв чокнуться. Панас, немного растерявшись, повторил то же самое. Стало заметно, что он понемногу пьянеет, чего нельзя было сказать о Главном Герое.
–А, ну звичайно. Я ж це для нашого дєла… общего. (А, ну конечно. Я ж это для нашего дела… общего)
–Хорошо, – ГГ не промедлил перелить чачу из бутылки в ёмкости поменьше, – Что ты хочешь взамен?
–А? Не поняв, – полтавец поправил солнцезащитные очки, сползшие вниз из-за наклонной позы владельца. (А? Не понял)
–Какую плату ты хочешь за сотрудничество? Много я, конечно, предложить не смогу…
–Нічого, – прервал ГГ Панас.
–Ничего?
Гарнагаэль всмотрелся в лицо собеседника, очки снова сползли и ГГ на секунду смог уловить его взгляд. Оказалось, что глаза у Панаса того же цвета, что и у Главного Героя, только карих вкраплений у зрачка нет.
–Это неправильно, Панас. Будь я знаком с тобой поменьше, я бы счёл это за слабость, которой можно воспользоваться. Да и без платы у тебя не будет причин стараться, – Гарнагаэль потушил окурок о пепельницу, но не стал выкидывать его, сфокусировав взгляд на тлеющем кончике фильтра.
–Да я і не задумувався про таке, – парень пригубил самогона с рюмки, – І ми не знайомі почті, можеш думать шо хочеш. (Да я и не задумывался о таком. И мы не знакомые почти, можешь думать, что хочешь)
–За последнее время с тобой я общаюсь куда больше, чем с кем-либо. Да и мне кажется, что я уже достаточно о тебе знаю, – ГГ бросил окурок куда-то в огород, – Можем дело в том, что я уже прочитал тебя, а ты меня нет?
–В смислє? Ми тока до Моні вдвойом ходили, – Панас окончательно растерялся, не зная, какие подобрать слова. (В смысле? Мы только к Моне вдвоём ходили)
–Не только. Для меня всего этого было достаточно.
Ответа не последовало. ГГ поднял рюмку, чтобы перебить напряжённость и они выпили.
–Мне, кстати, интересует кое-что, – в этот раз Гарнагаэль не стал закусывать, – Если с Аделаидой и Магистром ещё понятно, то зачем тебе вся эта заворуха со свержением власти? Тебе обещают высокую должность, на которой ты сможешь заработать на выполнение своей мечты? Если, конечно, то, что рассказал мне при нашей первой встречи было правдой.
Взгляд Панаса остекленел. Он уже начал слегка раскачиваться на лавочке, держась одной рукой за край стола.
–Так, мабуть. Хотя, мені єщо нравится тусоватись з такими крутими поциками. Тіпа, це не обичні хлопці, шо работають на полях, а я обичний. А ще Аделаїда… Аделаїда. (Да, наверное. Хотя, мне ещё нравится тусить с такими крутыми пацанами. Типа, это не обычные парни, что работают на полях, а я обычный. А ещё Аделаида… Аделаида)
–Что Аделаида? – спросил Главный Герой.
–Не поцик. Я це хотел сказать, – сбивчиво ответил парень, – Давай, я лучше покажу тобі, шо я умею. Я даже руський подучив для етого. (Не пацан. Я это хотел сказать. Давай я лучше покажу тебе, что умею. Я даже русский подучил для этого)
–Допустим, – сказал Гарнагаэль, слегка подозрительно посмотрев на Панаса.
Тот, в свою очередь, встал с лавочки, не отпуская край стола и, собравшись, отошёл на пару шагов назад, так, что за его спиной оказалась входная дверь. Область между ней и столом должна была послужить сценой.
Я Панас, йоу,
Ем плов… ебу коров,
И не надо мне, йоу,
До докторов.
Гарнагаэль поменял позу так, чтобы сидеть, развернувшись к Панасу, наблюдая за представлением и сразу налил себе выпить, пропустив следующую строфу мимо ушей. В это время последний пытался как-то жестикулировать и показывать распальцовку, что под действием алкоголя выходило достаточно коряво.
…Тёлки орут,
Когда я тут,
Их пёзды текут,
И меня ждут!
Ага,
У меня широкая нога…
–Ты не думал попробовать сочинить что-то на родном языке? – перебил его ГГ, – Мне кажется, получилось бы лучше. С изюминкой.
–Развє? Я попытаюсь… Кхем… (Разве? Я попробую…)
Моя труба длинная, как член,
Мой друг говорит, что жизнь тлен,
Он пьёт водку,
И курит через нос,
Соседи обзывают меня понос!
Полтавец остановился, глядя на Гарнагаэля и робко вернулся на лавку. ГГ наполнил его рюмку, в этот раз налив больше обычного.
–И это всё?
–Да ні, в другой раз всьо спою, – ответил парень. (Да нет, спою всё в другой раз)
–Как хочешь, – Главный Герой наполнил свою рюмку и поднял её.
Глава ד
Ну, что же, уже скоро начнётся интересное.
А? Я уже думала, что ты не будет разговаривать со мной перед тем, как начать новую часть, как обычно.
Мне просто надоело однообразие, и я решил прерваться на это после первой главы. Оригинально же?
М-да… Очень.
Ну не начинай. Ты ведь не ожидала этого? А значит была удивлена. А если искусство вызывает хоть какие-то эмоции, то оно выполняет своё предназначение.
Странно слышать это от тебя, учитывая, как ты себя показал за время написания этой книги.
В плане?
Мне не кажется, что всем вышеописанным ты пытался вызвать эмоции. Или ты даже не заметил того, как всё тускло и равнотечно?
Эй, в конце концов я просто описываю то, что помню. Жизнь обычно и выглядит такой… неброской. Смысла что-то приукрашать я не вижу.
Если бы жизнь была такой скучной, то все бы добровольно её окончили. Тебе следует уделить дополнительное внимание тому, что ты чувствовал тогда и как ты думаешь, чувствовали другие. Именно со стороны всё и выглядит обычным и непримечательным, в то время как внутри у человека может полыхать пожар.
А ты не думала, что в первом утверждении стоит убрать «если». Хотя, я постараюсь сделать так как ты говоришь, но уже знаю, что у меня ничего не получится.
Нытьё тут не к месту.
Эй, а почему бы тогда тебе не попробовать сделать всё, как ты хочешь? Своими руками.
Опять ты про это? Нет. Я даже не знаю, что там происходило большую часть времени.
Используй фейо провидца и узнай. Заодно и убедишься, что твоя память тебя подводит… Погоди, а почему мы сразу не использовали его, чтобы выяснить, кто из нас ошибается?
Без понятия. Но если ты уж так настаиваешь, то я могу попробовать.
Серьёзно? Ты так легко согласилась?
Только если этого не будет в твоей книге. И, вообще, я сама решу показывать тебе это или нет, когда закончу.
Да без проблем, важно уже то, что ты займёшься этим.
А ещё я не хочу, чтобы Главным Героем был Гарнагаэль. Я вообще хочу поочерёдно показывать, как всё выглядело со стороны каждого участника событий. И я сама решу, какие из сцен достанутся мне.
Твой выбор, я сам хотел потом попробовать передать титул ГГ ещё какому-нибудь персонажу.
Хорошо, договорились.
Договорились.
Глава 18
2 ноября 2116 год.
–Гарнагаель! Гарнагаель!!
Гарнагаэль попытался открыть глаза. На них как будто была какая-то пелена, от чего он не мог рассмотреть говорящего. Лицо ГГ было мокрым.
–Вставай! Ми всьо проїбали! (Вставай! Мы уже опоздали!)
Говорящим был Панас. Даже учитывая то, что его лицо было скрытым, оно казалось испуганным. В левой руке он держал вчерашнюю бутылку из-под чачи, а правой тряс ГГ за плечо. Главный Герой понял, что он лежит на лавке, а, судя по поведению Панаса, время вставать на работу было уже достаточно давно.
–Блядь… – Гарнагаэль сел на лавке. Он вытер воротником кофты лицо и почувствовал, что она сильно пахнет чачей. Голова болела ощутимо, но не слишком сильно, но прежде всего стояло утолить засуху в горле.
Главный Герой взял бутылку, с которой обливал его Панас, и пригубил её. Внутри был алкоголь.
–Отвернись, – сказал ГГ парню, который чуть ли не танцевал на месте от паники.
–Навіщо? – спросил он в ответ.
–Просто отвернись, – Гарнагаэль прикрыл рот рукой, так, чтобы Панас его не видел и стал пить содержимое бутылки, скривив лицо. Закончив, он поднялся на ноги и пошёл в сторону гаража, – Сейчас умоемся, поедим и пойдём. Для исполнения плана мы должны быть в хорошем состоянии.
–Шо?? Ми ж опаздуєм, пиздець! – крикнул в ответ Панас. (Что?? Мы же очень сильно опаздываем!)
–Если уже опоздали, то причин спешить нет.
*******
Моя очередь.
А? Уже? Я думал ты попробуешь как минимум в следующей части.
Нет, чем раньше, тем лучше. Тем более, сейчас будет не очень сложный эпизод. Как раз для первого раза.
Ну что же. Давай
*******
Опавшая листва тихонько хрустела каждый раз, когда подошва резинового тапка опускалась на неё вдавливая в пыльный, давно не видавший колёса машин, асфальт. Сейчас она служила красным ковром для двоих парней, торопливо шагающих к дому с зелёной крышей.
Панас никак не поспевал за своим товарищем с более длинными ногами. Больше всего ему сейчас хотелось отбиться от беспокойства, железной рукой сжимающего его сердце. Он так боялся ответственности, свалившейся на него, как только ему пришлось согласится на участие в махинации, предложенной Гарнагаэлем, что сейчас его ноги подрагивали, не позволяя угнаться за идущим рядом человеком.
Впрочем, такова была плата за участие в этой партии и парень был готов вынести многое за возможность стоять в первом ряду, а не рядом с пешками. Хоть и в последнее время ещё всё чаще посещали мысли о собственной бесполезности.
–Я говорил вчера о том, что ноябрь – мой любимый месяц? – неожиданно Гарнагаэль обернулся к Панасу, заметив его растерянность.
–Ні, – ответил он, моментально голосом выдав свою неуверенность. Смысл фразы, сказанной другом, как обычно, остался для него непонятым.
–Из года в год замечаю, что с приходом ноября в моей жизни происходят приятные события. Я и сам задумывался над тем, что я просто настраиваюсь на лучшее с приходом этого месяца и позитивный настрой мне помогает, но всё равно кажется, что сама удача поворачивается ко мне в это время, – подул ветер и прядь волос, выбившаяся из-под капюшона, взлетела вдогонку за природной стихией, упав мужчине на глаза. Готовясь к отправлению на работу Гарнагаэль осмелился вымыть волосы и теперь, они стали куда более подвижными, что для него было непривычным, – Хотя мне и просто поздняя осень нравится. В эстетическом плане. Но, главное, что теперь удача будет сопутствовать мне, а значит сегодня у нас с тобой всё получится. Понял?
Порой Панас плохо понимал, что говорит Гарнагаэль. Длинные фразы, сказанные на чистом русском, были не в том стиле речи, который царил в общении между обычными жителями посёлка. Однако то, что товарищ хочет приободрить его, парень понял и это немного успокоило. Будь не будь, в случае чего можно просто следовать потоку чужих мыслей и исполнять то, что говорят. Если так и делать, то ты уже будешь полезен и тебе позволят остаться. Уже не один и уверенности больше. Есть перспективы и есть кому заступиться за тебя. А чем общество выше в своих намерениях и в статусе своих членов, тем лучше, так ведь?
*******
Ну как?
Мне понравилось. Вот только как-то, эм… сопливо?
В смысле?
Ну, особенно последний параграф. Я понял, о чём ты хотела мне сказать, но я бы не стал раздувать такую трагедию из обычных человеческих инстинктов. Нет, это, конечно, только для нас и мы можем быть вольны в выражении своих мыслей, но конкретно для меня такой стиль не подходит.
Ну и пиши дальше предложениями типа «ГГ решил сходить в сельраду и повернулся к выходу из гаража, закрыв конфорку». Мне вообще ни капли не интересно иметь к этому отношение.
А что плохого в таких предложениях?
Почитай любое художественное произведение и сравни с тем, что пишешь ты. Вопросов остаться не должно.
Ну и ладно. Это моя книга и я буду писать её так как мне вздумается.
Удачи.
*******
Судя по положению солнца, на часах должно было быть около одиннадцати-двенадцати часов. Гарнагаэль с Панасом прошли через остановку и перед их взглядом появился двор сельрады. Главный Герой резко схватил Панаса за плечо, чем остановил его. На серповидной лавочке у входа, закинув ногу на ногу и опиравшись на левую руку, сидел Гусь, глядя как раз в ту сторону, откуда они шли. ГГ оттянул полтавца на пару шагов назад, так чтобы сельмэр скрылся из виду и развернул его к себе.
–Так, жди меня на остановке. Когда я разберусь с делами, подойду сюда и мы пойдём к Духу, – Гарнагаэль уверенным шагом направился в сторону сельрады, но в этот раз уже Панас его остановил.
–Гей, може перенесемо це діло на завтра? – спросил парень, дёрнув Главного Героя за рукав.
–Нет, сейчас. Жди меня, – ГГ снял руку Панаса со своей куртки и продолжил путь.
Увидев Гарнагаэля, Гусь сразу поменял руку и провожал его глазами до самого приближения. Ни на секунду не останавливаясь, Главный Герой шёл ко входу в сельраду, пока сельмэр не встал и остановил его.
–Ухйикум, Нага. Вижу ты не обратил должного внимания фразе о том, что нельзя опаздывать, – сказал Гусь, подогнув одну ногу под вторую.
–Я был занят с нахром. Отработаю, если нужно, – ответил ГГ.
–Да? Это хорошо. Когда там, кстати следующая партия? Один подчинённый вчера жаловался на плохое самочувствие, а сегодня уже несколько слегло, – сельмэр, как обычно, смотрел в лицо, пытаясь прочитать собеседника.
–Я наготовил на два месяца вперёд, послезавтра можете отправлять курьера, – Главный Герой, не проявил никаких эмоций, не дав распознать ложь.
Гусь хмыкнул и развернулся, двинувшись ко входу. Гарнагаэль не стал отставать от него. Охранник на входе спокойно пропустил их, не двинувшись с места.
–Это очень хорошо, elskan mín. В честь этого у меня есть для тебя подарок. Надеюсь, она тебе понравится, – сказал Гусь, когда они уже подошли к его кабинету и жестом пригласил ГГ пройти в дверь напротив.
–Ты хотел сказать «он», подарок? – спросил Гарнагаэль, следуя за сельмэром в свой новый кабинет. Войдя в дверной проход, он резко остановился.
Это была обычная комната с побеленными стенами и рабочим столом со стулом в качестве мебели. Вот только за местом, предназначавшимся для Главного Героя, уже сидел кто-то другой.
Это была молодая женщина с светло-русыми волосами, голубыми глазами, высокими скулами и квадратной челюстью, одетая в камуфляжную рубашку с брюками, белое пончо и берцы. В целом, по всем параметрам её внешний вид был средним и особо не привлекал внимания, если бы не стальной намордник, как будто специально изготовленный для неё, очень сильно дисгармонирующий с чёрной широкополой шляпой, поля которой прикрывали верхнюю часть лица. Она сидела с идеальной осанкой, крепко прижав одну ногу к другой и спрятав ладони между ними, игриво улыбаясь и глядя Гарнагаэлю прямо в глаза.
Гусь специально стал так, чтобы представить ГГ с женщиной могли видеть друг друга и указал рукой на незнакомку.
–Знакомься, это Кая, твой телохранитель, – сельмэр кивнул и Кая освободила стул, приглашая Главного Героя сесть на своё место, сделав небольшой поклон. Всё это время улыбка не сползала с её лица.
–Телохранитель? – растерялся ГГ.
–Не смотри на то, что перед тобой девушка, ne zastrašující ve velikosti, в своём деле ей нет равных, так ведь? – спросил Гусь.
–Вы можете положиться на меня, Карнакаэль, – её голос оказался на удивление нежным, но при этом она так сильно акцентировала взрыв на букве «г», пытаясь скрыть украинский акцент, что она получалась больше похожей на «к».
–Телохранитель?? – повторил Главный Герой с более вызывающей интонацией.
–Гарнагаэль, не горячись, – сельмэр придал своему голосу лукавые нотки и положил ГГ руку на плечо, – Ты очень важен для нас, а времена нынче беспокойные, так что лишняя защита тебе не помешает, да и женщин ты со своим образом жизни ты, наверное, не видел уже давно.
Гусь подмигнул, на что Главный Герой ответил уничтожающим взглядом. Женщина всё так же улыбалась.
–Кая приехала к нам недавно, amiko, так что можешь показать ей село во внерабочее время, всё равно она теперь будет хранить тебя и день и ночь. А пока можете познакомится.
–Ты шутишь? – спросил Гарнагаэль с угрожающей интонацией, – Я на такое не соглашался.
–Дарёному коню в зубы не смотрят, – ответил Гусь, направляясь к выходу, – Да и тебе ведь нечего скрывать, чего ты боишься? Особо пикантные подробности твоей жизни Кая рассказывать не будет!
Сельмэр вышел из кабинета, оставил ГГ с телохранителем наедине. Главный Герой посмотрел на неё и ему показалось, что она не просто смотрит на него, а пристально всматривается в каждую деталь его внешнего вида, будто бы изучая его. От этого факта в полупустой белой комнате стало совсем неуютно.
–Сколько тебе заплатили? – спросил Гарнагаэль, так и не отойдя от входной двери.
–Не понимаю, о чём вы, Карнакаэль, – ответила Кая, закрыв глаза в безмятежной улыбке, – Я котова на всё, ради единства Таврийской республики, и если сэр Кусь считает, что наблюдение за вашей сохранностью важно в этом деле, то я и жизнь пожертвую для этово.
–Называй меня по фамилии, пожалуйста, – Главный Герой взялся за ручку и открыл дверь, собираясь выходить. Как только он это сделал, женщина последовала за ним, не отставая ни на шаг.
–У вас же работа, Карнакаэль, – напомнила Кая.
–Мне нужно закончить с нахром, это важнее. А ты можешь подождать меня здесь, – ответил ГГ.
–Мне приказано не оставлять вас ни на минуту, – она шла, взяв запястье одной руки второй и, таким образом, скрестив руки на поясе. Из одно кабинета вышла та, женщина, что устраивала скандал на входе ранее. Увидев Главного Героя в сопровождении телохранителя, она страшно скривилась.
«Хитро, Гусь, стоило ожидать ответных ударов от тебя. Выходит, каждое моё движение теперь под наблюдением, да он ещё и пытается усыпить мою бдительность, приставив ко мне женщину. Придётся очень сильно постараться, чтобы воплотить мой план в жизнь.»
–А когда же тогда ты будешь докладывать о каждом моём подозрительном движении?
–По необходимости, – ответила Кая.
–А тебе не кажется, что то, что я сбегаю с рабочего места достаточно подозрительно? – спросил ГГ, выходя из здания сельрады.
–Да, но локичнее было бы проследить за вами, чтобы пресечь что-то ещё более подозрительное на корню, – женщина замружилась от яркого солнца и поправила шляпу так, чтобы тень от её подола падала её на глаза, – Я же не хочу, чтобы у вас появились неприятности.
–Да, действительно логично.
«Блядь, а избавиться от неё нужно позарез. Что же такого сделать, чтобы она сочла это достаточно подозрительным, но в то же время не счёл Гусь?»
Выйдя из двора сельрады, Гарнагаэль не стал поворачивать в сторону остановки, за которой находился его дом, а пошёл прямиком на планы, через земляную дорогу, идущую за клубом культуры к дому Магистра. Дорога проходила так, что с левой её стороны шли густые заросли сирени, превратившейся в густые голые кустарники в эту пору года, а с правой – небольшой парк у клуба, густо заваленный коричневыми опавшими листьями. Кроме того, с дороги можно было пройти к двум дополнительным входам в клуб, представлявшимися большими ржавыми дверьми в облезлой зелёной краске. Чтобы подняться к ним, были смастерены небольшие площадки с лестницами, такие же ржавые. Само же здание было сделано из характерного посеревшего белого кирпича, обваленного в многих местах.
–Мне кажется, ваш дом в друкой стороне, Карнакаэль, – заметила Кая.
–Мне нужно взять тары у знакомого, моя закончилась, – ответил Гарнагаэль, краем глаза пытаясь наблюдать за лицом телохранителя по мере приближения к дому Магистра. Когда они подходили к входу в здание, ГГ заметил, что её взгляд стал напряжённее.
«Похоже, про подозрения Гуся на счёт Мирона и Аделаиды она в курсе. Следовательно, с Панасом так же опасно встречаться. Но про Нацу Петровича я от Гуся не слышал ничего»
Они прошли мимо входа и пошли дальше, к планам. Осенью работы здесь не было и можно было ходить, не опасаясь гнева хозяев. Уже через несколько минут уклонения от голых веток, сильно любящих царапаться и гнуться так, чтобы доставалось идущему сзади, Гарнагаэль с Каей были у двора Нацу Петровича. ГГ позвал хозяина, и он открыл им ворота.
–Ого, привіт, – поприветствовался Ольгерд, удивлённо осматривая гостей, – А це новий сою… (Ого, привет. А это новый сою…)
–Это мой телохранитель, Петрович, – перебил его Гарнагаэль, незаметно подмигнув, – Я тут в сельраду устроился и Гусь почему-то решил так меня поощрить.
–Ааа, ось як… – слишком наигранно протянул Ольгерд, – А навіщо ти до мене прийшов? (Ааа, вот как… А зачем ты ко мне пришёл?)
Кая ни на секунду не переставала улыбаться, но при этом было заметно, что к происходящему она относится с подозрением.
–Мне нужно пару бутылок, литр-два, что-то такое. У тебя есть одолжить? – спросил Главный Герой.
–Ну, тільки якщо в барі… (Ну, только если в баре…)
–Оу, в баре… Ты не могла бы подождать снаружи, Кая? – Гарнагаэль повернулся к женщине, несколько изменившейся в лице.
–Нет, я не моку вас оставить! – ответила она.
–Ну, я думаю ничего страшного, если она на пару минут войдёт в бар, не так ли, Ольгерд? – ГГ снова подмигнул.
–Ну, нехай. (Ну, пусть)
Нацу Петрович впустил гостей, и они спустились в бар. Увидев бутылки с подозрительной жидкостью, Кая насторожилась ещё больше.
–Такі? – спросил Петрович, протягивая Гарнагаэлю две полторашки. (Такие?)
–Да, спасибо большое.
Совершив акт передачи тары, они поднялись обратно, Ольгерд закрыл дверь гаража и выпустил пришедших наружу. Всё прошло так быстро, как только могло пройти.
–Ну что же, приятно иметь с тобой дело. Мы пойдём? – сказал ГГ, чувствуя, как горят его щёки от понимания того, как всё глупо выглядит со стороны.
–Звичайно, звертайся, – ответил Нацу Петрович, закрыв ворота. (Конечно, обращайся)
Двое продолжили свой путь. Главный Герой повёл Каю так, чтобы обойти остановку, хотя этот путь был длиннее, чем если бы идти через центр. Для этого им пришлось свернуть с центральной дороги на улицы, располагающиеся на восток от планов.
Это была наиболее похожая на обычный посёлок часть Тополёвки. Однотипные в своей осенней унылости улочки без асфальта, с клумбами и вишнями по обеим сторонам улицы у ворот. Много домов были заброшены и по высоте травы во дворах можно было определить, как давно какой дом остался без хозяев. В кое-каких дворах уже не было даже заборов, некоторые из них просто сгнили, от того, что защищал их краской от разрушительного влияния дождей.
–Вижу, вы не очень любите сидеть в кабинете, Карнакаэль, – сказала Кая, заметив, что Главный Герой выбрал путь подлиннее, – Такими темпами работа в сельраде будет для вас источником пассивново дохода.
–Пассивный источник дохода, это когда ты спишь в лохмотьях на улице, а мимо проходящие люди бросают тебе мелочь в шляпу.
–У вас ужасное чувство юмора, – рассмеялась она.
–Я знаю, – ответил Гарнагаэль.
«Так, значит, теперь у неё будут дополнительные причины пойти к Гусю, когда мы вернёмся в сельраду и от Нацу Петровича у меня появилась возможность пройти так, чтобы не встретится с Панасом, если он ещё там. Из дому в сельраду придётся идти через задние ворота. Чёрт, она ведь может заметить то, что я избегаю остановки…»
*******
–Де же він ходить, блядь? – Панас сидел в пустом дверном проёме здания, когда-то служащего магазином возле остановки, и нетерпеливо стучал подошвами тапок друг о друга, поглядывая в сторону сельрады. Гарнагаэль сказал, что сейчас будет, а прошло уже сорок минут, и его нет. Гречки, которую он дал на завтрак, не хватило, чтобы наесться и желудок противно побаливал от недостатка жидкой пищи. (Куда же пропал мой дорогой друг?)
–Кого ждьош? – со стороны остановки раздался голос, заставивший парня дёрнуться от неожиданности. Панас обернулся и увидел женщину средних лет, укутанную в белую штору, почерневшую в том крае, который волокся по земле. Из-под шторы проглядывался старый коричневый свитер и чёрная юбка ниже колен, а на голове был платок, завязанный так, чтобы часть лица была скрыта за ним. Её волосы были каштанового цвета, а глаза – серого, однако, парень всего этого не заметил, ибо её грудь, весьма заметная даже в таком специфичном наряде, чудесным образом оказалась прямо перед его глазами. (Кого ждёшь?)
–Я… ем… – Панас растерялся, не находя нужных слов.
–Не хочеш помочь бідній слабкій женщінє по хозяйству? – женщина подмигнула парню, от чего тот растерялся ещё больше. (Не хочешь помочь бедной слабой женщине по хозяйству?)
–Да… Я тут чекаю… друга, не могу піти нікуда, – запинаясь, ответил полтавец. (Да… Я тут жду… друга, не могу пойти никуда)
–Ох, як жаль. Ну, єслі мінут через двадцать ти його уже не будеш ждать, я тут проходитиму, – незнакомка улыбнулась и пошла дальше, по направлению к клубу, оставив Панаса в смятении. (Ох, как жаль. Ну, если минут через двадцать ты его уже не будешь ждать, я тут буду проходить)
*******
Пришлось разыграть перед Каей небольшую сценку с бессмысленными махинациями над мутной чёрной жидкостью и провести её так, чтобы маршрут не проходил мимо остановки, благо, улица, на которую выходили задние ворота двора соединялась с центральной, Виноградной, через ещё одну – Основскую.
Зато, теперь, наконец, выдался шанс избавиться от телохранителя, приступив к основной цели сегодняшнего дня.
–Знаете, а вы, наверное, настоящий тавр, – сказала Кая, уже на подходе к сельраде.
–С чего бы? – спросил Гарнагаэль, размышляя над ходом дальнейших действий.
–Ну, говорят, что у кровных тавров тёмные волосы и серые глаза. Хотя цвет глаз у вас чудной, – женщина немного приподняла шляпу, – Да и я всекда представляла настоящево тавра таким, как вы: котовым на всё ради блакополучия родной страны, даже на такое ужасное занятие, как изкотовление наркотиков.
–Это довольно странная мысль, – ответил Главный Герой.
–В конце концов, на поприще борьбы за единство нашего косударства, любые жертвы допустимы. Qave Shelax! – воскликнула Кая. (Qave Shelax [`ʔave ʃe`lax] (‘áвэ шэлáх) – Слава Шелаху)
–Ага, авэ Шелах, – сказал ГГ без какого-либо запала в голосе.
Они вошли в здание и, не спеша, проследовали к двенадцатому кабинету. Гарнагаэль открыл дверь и вошёл в полупустую комнату.
–Вы же подождёте меня буквально пару минут, Карнакаэль? – спросила женщина сделав улыбку ещё шире и прикрыв глаза.
–Разумеется. Поищешь в сельраде, если меня не будет в кабинете, – ответил Главный Герой, пройдя к столу.
–Хорошо, – Кая закрыла за собой дверь и ГГ сразу же сорвался к ней, прислушавшись к звукам в коридоре.
Как только послышался удар металлической двери, Гарнагаэль выскочил в коридор и рванул к выходу. По пути он взглянул на номер кабинета, в окно которого он стучал, когда приходил устраиваться на работу и побежал дальше, остановившись у двери в отдел бухгалтерии.
–Где Адольф? – резко спросил он, открыв дверь и оказавшись в большой комнате с несколькими столами и кулером, рядом с которым стояло две немолодых женщины с кружками чая.
–Начебто в буфет йшов… – слегка испуганно ответила одна из них.
Главный Герой закрыл дверь и побежал дальше, миновав вход. У входа в буфет он поскользнулся на скользкой плитке и чуть не упал, схватившись за дверную раму. Адольфа в буфете не было.
–Вы не видели Адольфа? – обратился ГГ к старой буфетчице, уныло пересчитывавшей деньги за кассой, на что та безразлично развела плечами.
–Чем могу быть полезен, сэр Нага? Вы так носитесь по сельраде, что я даже забеспокоился о вас, – парень оказался за спиной у Гарнагаэля и сделал небольшой поклон, когда тот повернулся к нему.
–Передай Кае, что я в четвёртом кабинете, пожалуйста, – ГГ уже хотел сорваться с места, но Адольф деликатно остановил его, подняв руку.
–Простите, Кая? – спросил он.
–Телохранитель. Она сейчас у Гуся.
–А, я понял, сэр. А, не соизволите меня простить, но могу ли я у вас поинтересоваться зачем вам так спешить в четвёртый кабинет? – Адольф сложил руки у себя за спиной.
–Как-нибудь потом, – сказал Гарнагаэль и рванул к выходу, оставив парня озадаченным.
*******
Женщина развернулась и, игриво помахав рукой, направилась в сторону клуба. Панас выдохнул и вытер пот со лба.
Повеяло холодным осенним ветерком, и парень дрогнул, потерев себя ладонями. Наверное, стоило бы раздобыть где-нибудь верхнюю одежду, хотя бы до того, как придёт зима, но в последнюю куртку уже не пролазят руки через рукава, а новую одежду не завозят.
Помимо ветра, больше ничего не нарушало безмятежную тишину, от чего село стало казаться, что все люди кроме Панаса вдруг взяли и исчезли из села, даже несмотря на то, что изредка всё же можно было заметить кого-нибудь, переходящего дорогу к планам или идущего через центр в другую часть посёлка. В этой тишине услышать топот ног бегущего человека, тем более одетого в тапки, было совсем не сложно.
–Бляяя… – Гарнагаэль добежал до парня и остановился, тяжело дыша, – Слава Богу, ты всё ещё тут.
–Шо случілось? Чо ти так довго? – спросил Панас, поднявшись на ноги. (Что случилось? Почему ты так долго?)
–У нас появилась новая проблема, – Гарнагаэль поправил полулитровую бутылку, появившуюся в кармане, показал рукой в сторону клуба и пошёл по этому направлению, указывая полтавцу идти за ним, – Кая. Типа телохранитель. По факту надсмотрщик. Я еле от неё избавился.
–Шо за Кая?
Клуб располагался совсем рядом с остановкой, стоило только пересечь дорогу и выйти на небольшую заасфальтированную площадь, всюду с трещинами в асфальте, через которые пробивается особо упорная в своём стремлении к жизни трава. Со стороны центральной дороги клуб прикрыт полосой кустов сирени, а со всех остальных – небольшим парком, уже часто упоминаемым ранее. И только в двух местах были маленькие прорехи в природной обороне, рядом с одной из которых стоял чуть ли не единственный рабочий магазин. Главным преимуществом этого маленького белого здания было наличие пристройки с решетчатыми стенами, где рядовой житель посёлка мог бы посидеть и попить пива с друзьями, что и позволяло магазину всё ещё находится на плаву.
Главный Герой и Панас сошли с дороги и ступили в брешь, ведущую на площадь и попали под тень большего клёна, растущего прямо перед магазином.
–Потом расскажу, сейчас главное не встретится с ней снова, – ответил ГГ.
Из-за клёна раздался шум опавшей листвы и показалась женская фигура.
–Надеюсь, вы не про меня, Карнакаэль?
Глава 19
8 июля 2115 год.
Если бы торгашу на Тополёвском базаре сказали, что уже в следующем году «астановка» станет самым тихим и безлюдным местом во всём Одесском округе, он бы решил, что это нелепая шутка. И вправду, глядя на центральный для почти всей левобережной части Одесских земель рынок, сложно было предположить, что его существование может стать под вопросом буквально за пару дней.
В тот день завоз продуктов с Херсона выпал на без пятнадцати девять. Самое противное время дня в любое время года, но особенно летом, когда воздух ещё влажный после ночи, а солнце уже палит во всю. В центре села расположились самые удачливые и шустрые торговцы. Удачливые, поскольку в центре, как в самом людном месте, легче всего можно было найти покупателя. Следующей по престижу шла Основская улица, ибо именно она была первой, куда выезжали/приходили гости с других сёл и примыкала к центру. На последних позициях были остальные три ответвления от перекрёстка, а именно улица Виноградная и безымянное ответвление, ведущее к дороге на Новую Каховку.
Плотное полотно деловых разговоров, крики детей, запах паршивого кофе и дынь, вперемешку с запахами всей прочей продаваемой продукции создавали неповторимую атмосферу деревенского (на самом деле любого) базара, особенно когда ты почти не спал ночью и уже хотя бы он вызывает головную боль.
Гарнагаэль стоял у столба, возвышающегося в центре перекрёстка на маленьком клочке земли покрытым низкой светло-зелёной травой. С минуты на минуту должен быть приехать грузовик с товаром из Херсона и останавливался он неизменно каждый раз у этого самого столба. А пока его нет, оставалось только любоваться крупными персиками и абрикосами, сезон которых сейчас как раз начался.
–Через день писля Шабаха всегда так мало народу, – послышалось где-то за спиной у прилавка с малиной и клубникой.
–Предполагаемо, причиной этому является факт того, что владельцы предприятий, находящихся в окружной для нас территории, по некому сговору предпочитают производить выплату заработной платы за день до праздника Шабах и, соответственно, рынок является наиболее посещаемым в утро субботы, а в понедельник запасы продуктов, закупленные в вышеназванный период времени, ещё не иссякли.
Наконец, с Основской улицы медленно, чтобы дать проходящим перед ним людям время отойти, выехал грузовик с продуктами. Доехав до столба, он остановился и почти сразу дверь штурмана открылась и с машины вылез Виталя, в этот раз-таки нёсший свою камуфляжную фуфайку на плечах, а не в руках. ГГ двинулся к нему навстречу.
–Дарова! – парень поднял руку для приветствия и Гарнагаэль пожал её.
–Привет, студент. Как диплом праздновать собираешься? – спросил Главный Герой, приподняв брови, что обычно означало улыбку.
–Диплом? Ааа, ну да, диплом… – Виталя прикоснулся средним и указательным пальцами к виску, – Я, типа, буду писать его в следующем году.
–Ты же должен был закончить четвёртый курс? – Гарнагаэль жестом показал в сторону своего дома и неторопливо пошёл.
–Ну, как бы, нет. Не совсем. Я, типа, академку взял на год, все дела…
–Зачем?
Парень помялся, затрудняясь дать чёткий ответ.
–Ну, не знаю. Захотелось отдохнуть, типа, – сказал он после минутного замешательства.
–И чем ты занимался целый год? – спросил ГГ.
–Отдыхал. Кстати, у тебя есть отдохнуть на сегодня? – Виталя почесал запястье.
–Ты проторчал целый год? Герыча у меня точно нет и не будет, – ответил Главный Герой посмотрев на это движение.
–Эй, да я же не совсем отбитый! Просто чухаюсь.
Они дошли до орехов, растущих перед двором Гарнагаэля. Сейчас и под ними нашлось место для торговых лавочек.
–А где брал деньги всё это время? – Главный Герой подошёл к зелёным воротам с калиткой и открыл последнюю, протянув руку между прутьями, украшающими их верхнюю часть и дёрнув ручку, находящуюся с внутренней стороны.
–А тебе зачем? – спросил студент.
–Может тоже воспользуюсь этой схемой заработка, – ответил ГГ.
–Да… Пусть, останется в секрете, типа.
–Твоё дело.
Гарнагаэль провёл Виталю мимо беседки и гаража и они прошли через ворота в курятник. Перед курятником получался такой небольшой дворик, полностью забитый разнообразным хламом. В одном месте, ближе к забору, отгороженная шифером воздвигалась куча из перегноя и разнообразных огрызков, яичной скорлупы, картофельных очисток и заварки для чая. Дальше за ней складировался металлолом, представлявший собой множество труб, решёток, лома и пары старых телевизионных антенн. В другом краю находилась стационарная пила для дерева, пара бочек и дрова. Помимо всего этого во дворике росло дерево зизифуса и стоял сельской туалет.
–Знаешь, до прошлого лета я так сильно не увлекался, – сказал Виталя, осматривая зизифус.
–Хочешь сказать, я виноват в том, что ты опустился? – задал вопрос Главный Герой.
–До тебя мне, – парень запнулся, – Далеко ещё.
–Ну-ну, – ответил ГГ, – Ну да ладно. Помнится, в прошлом году ты хотел увидеть гомункула?
–Эм…
Гарнагаэль повернул гвоздь, на котором маленькая деревянная дверь курятника держалась закрытой и в тёмную комнатку с низким потолком проник свет. Внутри было довольно пыльно, а пол был обильно покрыт куриным помётом. Кроме насеста, в помещении не было ничего, а в данный момент и никого.
–Йобик! – крикнул Главный Герой.
–Шо? – Виталя усмехнулся.
ГГ прошёл дальше, к проволочному забору, отгораживавшему от дворика и сада место, где куры могли бы гулять днём. Здесь не было травы, но росло несколько яблонь и две сливы. В центре стоял пустой крольчатник, под которым и находилась большая часть кур. С приходом Гарнагаэля, из крольчатника вылез годовалый на вид петух и побежал к калитке, которую сейчас открывал его хозяин.
–Это как? – удивился парень, – Он, типа, знает своё имя?
Гарнагаэль опустился на корточки и взял петуха на руки, прижав к груди. Поднявшись, он повернул его так, чтобы он мог видеть другого человека.
–Иобель, знакомься, это наш друг, Виталя…
Глава 20
2 ноября 2116 год.
Кая подошла к двоим, улыбаясь ещё шире обычного. В этот момент солнце как раз зашло за небольшую тучу, до этого мирно плывущую по небу и часть красок мгновенно потерялась, уступив место пасмурной серости. Главный Герой сглотнул слюну.
«Вот чёрт, нужно срочно придумать какое-нибудь объяснение…»
–Ради встречи с вот этим человеком вы и сбежали со своево рабочево места, Карнакаэль? – несколько осуждающе спросила женщина.
–Я не сбегал, меня попросили сопроводить этого человека к Духу для проведения некоторых процедур, – ответил ГГ всеми силами пытаясь сохранить спокойный вид.
–Но вы же пошли в четвёртый кабинет? – она закрыла глаза, сделав характерное «доброжелательное» выражение лица.
«Она слишком быстро здесь оказалась. Наверное, сразу пошла проверять подозрения на счёт центра»
–Правильно, в четвёртом кабинете меня и попросили это сделать.
–Кажется, четвёртый кабинет принадлежит секретарю сельрады, а она не занимается командованием советниками, – сказала Кая, открыв глаза.
–Ты слишком серьёзно к этому относишься, – у Гарнагаэля всё же получалось соблюдать свой обыденный сухой тон, – Этот кабинет находится ближе всего к входу, а из-за того, что наш охранник аутист и не пускает незнакомцев, проще всего позвать её и попросить передать поручение. Хотя она тоже не очень любит шататься по сельраде.
На секунду, улыбка исчезла с лица женщины, сделав её вид озадаченным. Солнце вышло из-за облака, и она быстро вернулась в норму.
–Пожалуй, это локично. Может, токда познакомите меня с этим человеком? – Кая повернулась к полтавцу.
«Она не знает о Панасе? Или просто не знает, как он выглядит? В любом случае, если скажу, что это он, то она так и передаст Гусю, а он то уже поймёт, что тут не всё чисто»
–Я…
–Это Дмитро, нам с ним нужно сходить в клуб, устроить его на работу. Он мой друг и я сам рекомендовал его Духу, так что без меня разговор не получится, – перебил Панаса Главный Герой.
–Приятно познайомиться, – закончил парень.
–Приятно, – ответила женщина, – В следующий раз, Карнакаэль, подождите меня прежде чем покидать сельраду, пожалуйста.
Гарнагаэль кивнул, и они пошли к клубу уже втроём. Перед ними показался типичный сельской дом культуры с небольшой площадкой у входа, на которую нужно было подняться по ступенькам. Крышу над площадкой подпирали простые белые колоны, края площадки были огорожены чёрной решёткой, отсекающей, впрочем, не всю её площадь. Часть площадки уходила за другую сторону здания, на лестницу, ведущую к чердаку.
«Чёрт, наверное, после сегодняшнего дня у меня не останется ни одного шанса держаться у обеих сторон. Нужно хотя бы дотянуть до выполнения сегодняшнего плана»
Они поднялись пол лестнице и без проблем вошли внутрь здания, миновав хмурого охранника всё в той же камуфляжной форме. У входа находилась просторная на вид, но на самом деле небольшая комната с очень высоким потолком, имеющая продолжение в виде коридора, тянущегося аж до самого конца здания. На протяжении коридора были расставлены одинаковые деревянные двери, не считая одной, покрытой чёрной кожей и находящейся почти в самом конце коридора. Стены помещения были покрашены зелёной краской где-то на полтора метра от пола, остальная их часть была просто побелена вместе с потолком. Внутри было довольно темно и заметно холоднее, чем на улице.
По мере продвижения по коридору Главный Герой заметил, как Панас взволновано поглядывает то на него, то на Каю, при этом стараясь, чтобы никто этого не заметил. В конце концов, они дошли до нужной чёрной двери и ГГ без колебаний открыл её, позволяя остальным войти внутрь.
«Блядь, а Духу я ведь не скажу, что со мной пришёл «Дмитро»… Нужно срочно как-то решить это вопрос»
Они оказались в небольшой прихожей с окном, белыми обоями и полуоткрытой деревянной дверью, ведущей в сам кабинет. Единственной вещью в прихожей была небольшая лавочка без спинки с чёрной седлушкой, на которой, закинув ногу на ногу, грызя ногти и нетерпеливо стуча ногой по полу, сидела та самая женщина, что приставала к Панасу накануне.
–О, привіт! – воскликнула она, увидев входящих и вынув пальцы из рта.
Полтавец резко обернулся и посмотрел в лицо Главному Герою. Телохранительница не показала никаких новых эмоций.
–Привет, Руфь. Дух свободен? – обратился к ней Гарнагаэль, не обратив внимания на реакцию парня.
–Віфан розмовляє з главой охрани, дорогой, – женщина подвинулась на край лавки, приглашая остальных сесть, – Вже десять мінут сіжу, жду коли войти. А голова так болить сєгодня… Зранку, коли встала уже боліла, я таблєток випила, та шось не помогло, поганая хімія. Шо би мені оце помогло..? А шо це за хлопець с тобой, я його уже сьогодні видєла! (Вифан разговаривает с главой охраны, нам придётся подождать. А что это за парень с тобой?)
Гарнагаэль позволил Панасу сесть между двумя женщинами, а сам встал ближе к окну возле Руфь.
«Ещё и глава охраны здесь… Надеюсь, хотя бы Руфь сможет мне пригодиться»
–Это Дмитро. Нам нужно устроить его у Духа и взять письмо.
–Ааа, той самий… Дмитро, – женщина взглянула на телохранительницу, – А це у нас..?–Кая, приятно, – подала она голос с некоторыми нотками неприязни, – Не моку ли я узнать какую связь вы имеете с Карнакаэлем и по какой причине находитесь здесь?
Вопрос сбил Руфь с толку, но она не промедлила ответить на него:
–Я жінка Віфанія, Духа. Так не нравітся це ім’я але усі його так називають, то шо подєлать? А він мені так і не росказав звідки це до ньго прицепилось, хоча уже 18 лєт вмєстє. Вроді коли ще в армії служив, його так стали називать, то і в Топольовкє всі привикли… А, з Гарнагаелем я знакома, бо і він і я тут часто буваєм. Мені до чоловіка сходить, йому по справам, ось і познайомились. Ще пару раз з сєнтября бачили друг друга, а ось в минулу пятницю підішов, зпитав ось так само, чого тут ходиш, ну я йому… (Я жена Вифания, Духа. С Гарнагаэлем мы знакомы, поскольку и я и он часто бываем здесь)
–Спасибо, достаточно, – остановила её Кая.
Руфь обижено посмотрела на неё и почти сразу переключилась на «Дмитра», кокетливо улыбнувшись ему. Парень на секунду посмотрел в ответ и смущённо отвернулся. Женщина приподнялась и подёргала Главного Героя за куртку, чтобы он пригнулся, и она смогла сказать ему что-то на ухо.
–Гей, ти не віддаш мені Па…рня на декілька хвилин? – прошептала Руфь ГГ так, что все всё равно услышали это. Панас сглотнул слюну. (Эй, ты не отдашь мне Па…рня на несколько минут?)
–Отдать..? – Гарнагаэль задумался и его лицо просияло, – Да, но ты сможешь сделать так, чтобы у твоего мужа появилась причина спешить?
Он же говорил так, что никто, кому эти слова не предназначались, их услышать не мог. Руфь и сама погрузилась в мысли на несколько секунд.
–Добре. Тоді я зайду першою, – ответила она. (Хорошо. Тогда я зайду первой)
–Зайди и после этого уведи Панаса, – ГГ выпрямился во весь рост. Воцарилось молчание. По телохранительнице можно было сказать, что она не обратила большого внимания на перешёптывания.
Когда разговоры в прихожей прекратились, стало слышно, о чём разговаривают внутри кабинета. Стало как-то странно слушать раздражённые реплики с белорусским акцентом под медленный танец пылинок в жёлтых солнечных лучах, с усердностью впервые полетевшего птенца, пробивающихся сквозь подгнивающую листву парка, обволакивающего здание клуба.
–Твоя, блядзь, задача – подтрымываць дисциплину! Дзелал бы как надо – солдат бы и пискнуць боялся, а не заявлял о своих трэбованиях! Так что пиздуй цяпер к Гусю и отчытывайся перэд ним, а не мне мозг еби! – первый голос был более твёрдым и грубым, но с небольшой хрипотой и прокуренностью.
–Што ён мне скажа? Што нахра для салдат усё яшчэ не? – второй же был гнусавым и низким и чем-то напоминал мычание. (Что он мне скажет? Что нахра для солдат всё ещё нет?)
–Мяня не ебёт! Кацись к хуям!
Ещё спустя несколько недоброжелательных фраз из кабинета вышел мужчина в полицейской форме со звездой на лбу, который уже встречался раньше, ненадолго зациклил взгляд на Главном Герое, пытаясь понять, где он его уже видел и, бросив эти попытки, вышел из прихожей, хлопнув дверью. Как только он покинул помещение, Руфь проскользнула в кабинет, закрыв дверь туда, что, впрочем, не скрыло следующую порцию ругани, почти сразу пробившуюся через дверь. Панас подвинулся к краю лавочки и обратился к ГГ заметно нервничая:
–Гей, а шо мені зараз робить?
–Руфь тебя заберёт на пару минут, я пока всё порешаю, – ответил Гарнагаэль.
–Так… а шо мені робить, к-коли вона мене забере? (Так… а что мне делать, к-когда она меня заберёт?)
–Я думаю ты сам разберёшься. Если что она расскажет-покажет, – ГГ прислушался к крикам за дверью, но выловить какую-либо информацию из них было крайне сложно.
–Подожді…
Ссора за дверью стихла так же резко, как и началась. Руфь открыла дверь, вышла и, с грохотом закрыла её, так, что с потолка чуть не посыпалась побелка. Она уже не казалась такой же весёлой, как при первой встрече.
–Заходь, – сказала она и схватила Панаса за руку, потащив к выходу. Последний не успел даже сообразить, что делать и Гарнагаэль с Каей остались одни в прихожей. Возникло неловкое молчание.
–Вы собираетесь проводить собеседование для молодово человека в ево отсутствие? – спросила телохранительница наконец.
–Да, пожалуй, – кратко ответил ГГ. Вновь повисла тишина.
–Возможно, вам стоило бы посерьёзней отнестись к ситуации вашего друка. В конце концов, он кораздо младше вас, – сказала Кая, пока Главный Герой морально готовился к предстоящему разговору.
–Не буду отрицать.
Главный Герой медленно открыл дверь и вошёл в кабинет. В отличие от кабинета сельмэра, этот был довольно простой. Те же белые обои, тумбочка, два стула и стоящий в углу стол, на котором идеально сложены все документы и принадлежности с недопитой чашкой чая на краю. Единственными вещами, выделяющими это помещение был автомат Калашникова, висящий на противоположной окну стене и большой сине-красный флаг с белым якорем закрывающий стену за Духом.
–Ты..? – человек сидевший за столом сделал яростное выражение лица. Он был одет в повседневную военную форму с капитанскими погонами и камуфляжную выцветшую панамку. Нижнюю часть его лица закрывала повязка того же цвета. По морщинам на лице и блеклым голубым глазам можно было сказать, что ему уже около шестидесяти лет.
–Спокойно, Дух, я кое-что для тебя принёс, – сказал Гарнагаэль, вынув из кармана пластиковую бутылку. В ней оказалось немного чёрной жидкости с радужным отблеском.
Лицо Духа мгновенно сменилось и он жестом показал ГГ отдать ему бутылку, что последний и сделал. Мужчина поспешно достал из тумбочки шприц и, открутив крышку бутылки, заполнил его нахром.
–Ты его внутривенно вводить собрался? – Главный Герой скривился, но Вифан не обратил на его слова ни толики внимания.
В комнату, за Гарнагаэлем, зашла Кая. Дух посмотрел на неё и вновь принял суровый вид.
–Куда прошься?? В корыдор быстро! – крикнул он, поставив ногу на стул и закатив штанину.
–Мне было приказано не покидать Карнакаэля ни на минуту. Это приказ сэра Куся, – спокойно ответила женщина, продолжая улыбаться.
Дух плюнул и приставил иголку шприца к ноге.
–В нём дряни больше, чем в крокодиле. Нога сгниёт через месяца два максимум, – сказал ГГ, с отвращением глядя как игла проникает под сухую бледную кожу.
Вифан сделал пробу, впустив в шприц немного крови и надавил на клапан, введя чёрную жидкость в вену. Он вытянул иголку и откинулся на спинку стула, закатив глаза от удовольствия. Шприц остался в зажатой руке.
–Что тоби надо? – выдавил из себя мужчина.
–Я привёл трудоустроиться нового курьера, но ему что-то поплохело, поэтому придётся немного подождать, – ответил Главный Герой.
–Не могу ждаць, прыходи позже, – Дух посмотрел куда-то мимо головы ГГ. Его взгляд стал абсолютно пустым, как у трупа.
–Мне нужно идти заканчивать готовку нахра, давай ты просто напишешь письмо, и я отнесу его в бухгалтерию.
–Пусць он сам прыйдзёт, – мужчина поднялся со стула. Его движения стали резкими и отрывистыми.
–Он не знает, где бухгалтерия и кому что нужно говорить, – Гарнагаэль слегка косился на Каю, наблюдая за её реакцией на разговор.
–Расскажи ему, – Дух попытался достать из тумбочки ключи от двери.
–Ну… понимаешь, он такой же, как и предыдущий курьер. Боюсь, сам он ничего сделать не сможет.
–Блядзь, – вздохнул Вифан, – Набирают одних дзебилов… Ладно, сейчас напишу.
Главный Герой выдохнул от облегчения.
«Отлично, теперь главное, чтобы моя задумка с нахром сработала»
Дух взял чистый лист бумаги и ручку, принявшись торопливо писать что-то. Из писанины мало что можно было понять.
–Эй, тут ни поймёшь нихрена, – сказал Гарнагаэль, заглянув в листок.
–И что ты мне, блядзь, прыкажешь подзелаць?? – мужчина оторвался от писанины, злобно взглянув куда-то в потолок.
–Поставь подпись, я сам допишу.
Дух размашисто расписался на листе и отдал его ГГ. Все трое вышли кабинета и Вифан кое-как закрыл его, сразу после этого быстро пойдя к выходу из клуба. Гарнагаэль остался с телохранительницей и листком бумаги в руках.
«Теперь самое сложное. Нужно избавиться от женщины и как-то договориться с бухгалтерией»
Они вышли из прихожей и сами пошли к выходу. Дух уже успел выйти из клуба и почему-то закрыл за собой дверь, от чего в помещение перестала попадать значительная часть света и стало совсем темно. Главный Герой заметил, что глаза Каи стали как будто светиться в темноте, что нагоняло жути. Он решил не смотреть на неё лишний раз.
«А не может ли она быть не так проста? Всё-таки Гусь говорил, что-то о том, что и без оружия и крепкого тела может представлять опасность. Впрочем, сомневаюсь, что мне придётся с ней драться»
Двое вышли из клуба и пошли в сторону сельрады, огибая ларёк. За время проведённое в здании небо успело немного затянуться, но всё ещё оставалось довольно чистым. Дорога не заняла много времени и, вскоре, они приблизились ко входу. Молчаливый охранник пропустил их и Гарнагаэль, уже на развилке между левой и правой половине здания, резко повернул вправо, в сторону, обратную той, в которую нужно было бы пойти, чтобы прийти к его кабинету. Кая не сразу уловила этот манёвр и слегка сбилась с толку.
–Куда вы, Карнакаэль? – спросила она.
–Уединиться ненадолго. Ты же подождёшь? – ответил ГГ, следуя в конец коридора.
–Разумеется.
В конце коридора оказалась белая дверь с двумя нулями. Главный Герой прошёл через неё и оказался в небольшом помещении с умывальником и унитазом, освещаемом светом маленького окна. В углу комнаты стояло ведро с несвежей водой. Закрыв за собой дверь, Гарнагаэль повернул защёлку замка и потянулся открыть окошко.
«Скажу ей, что заклинило замок и попрошу позвать охранника. В теории, здесь она ещё не была, так что может не сразу догадаться про форточку, и охранник ничего не скажет. За одно он и не увидит, что я прохожу в здание два раза. Если что, скажу, что всё-таки смог протиснуться. Тупо, но должно сработать»
Главный Герой подождал недолго, после чего слил немного воды из ведра в унитаз и демонстративно подёргал защёлку и ручку двери.
–Эй, кажется замок заклинило! – крикнул он Кае, ждущей его снаружи.
–Там есть окно? – послышалось из-за двери после небольшой паузы.
–Да, но я в него не пролезу! Позови охранника, он должен уметь разбираться с замками! – ответил Гарнагаэль.
–Сейчас! – раздался звук удаляющихся шагов. ГГ положил руки на оконную раму и приготовился вылезать. Вскоре, пар шагающих ног оказалось две.
–Как вы там? – крикнула Кая.
–Жив! Привела охранника?
–Да, сейчас он попытается что-то сделать! – ответила женщина.
Замок стал издавать звуки, как будто его пытаются взломать. Гарнагаэль подтянулся и, торопясь, но не очень быстро, вылез через окно на улицу. Малоудачно приземлившись вперёд руками на газон, Главный Герой поднялся и рванул ко входу. Пробежав как можно быстрее через развилку между коридорами, он влетел в кабинет бухгалтерии.
Между столов, рядом с одной из работниц, о чём-то разговаривая, стоял мужчина в полицейской форме с большой жёлтой звездой на лбу. Все присутствующие уставились на вскочившего внезапно человека.
«Что? Что здесь делает глава охраны? Нужно срочно что-то придумать, что-то придумать…»
–Добрый день. Кто тут отвечает за распределение зарплат между сотрудниками? Тут письмо от Духа, – сказал Гарнагаэль, пытаясь говорить спокойно.
–Карнакаэль? – раздалось за спиной.
У ГГ по спине пробежали мурашки. Он медленно обернулся и увидел Каю и охранника, неторопясь возвращающегося на пост.
«Так быстро? Неужели заметила, как я пробегал?»
–Да? Мне всё же удалось пролезть через форточку.
–Врёте, – резко отсекла женщина.
–Думаешь, я умею телепортироваться? – спросил Гарнагаэль, пытаясь свести всё в шутку.
–Окно там достаточно большое, чтобы туда мок пролезть человек вашей комплекции. Вы уже второй раз сбекаете от меня, странно себя ведёте и явно действуете по какому-то заранее сложенному плану, – улыбка вдруг пропала с лица Каи, – Мне придётся провести вас в кабинет сэра Куся для допроса.
–Так гэта ты Гарнагаэль! – раздалось из бухгалтерии, – З-за цябе мае салдаты загінаюцца ад ломкі! (Так это ты Гарнагаэль! Из-за тебя мои солдаты загибаются от ломки!)
«Блядь, блядь, БЛЯДЬ! Главное не паниковать, только хладнокровно думать, думать…»
–Спокойно, следующая партия будет завтра!
Гарнагаэль схватил телохранительницу за талию и выдернул её от входа в комнату, захлопнув за собой дверь. Еле удержав женщину, быстро оправившуюся от неожиданности таких действий, ГГ приставил её спиной к стенке, держа близко к себе. В коридоре не оказалось никого.
–Кая, послушай меня, – начал Главный Герой удерживая зрительный контакт и рывки Каи, – Да, признаюсь, я действительно пытаюсь сделать кое-что, что может не понравиться Гусю, и, следственно, есть смысл скрывать это от вас. Но в мои планы не входят никакие действия, которые могут навредить интересам Таврийской республики, наоборот, это поможет мне служить нашей державе до самой моей смерти, как бы не захотел Гусь. Послушай…
Телохранительница стала брыкаться чуть слабее.
–Я единственный, кто знает, как производить нахр. Три с половиной месяца назад первые его семена появились у меня на руках. Как только Гусь узнал о новом сильнодействующем наркотике, он заставил меня производить его большими партиями, угрожая смертью. Нахр нужен был ему, чтобы подавить волнения народа, создав дополнительный рычаг давления на него. Но поддерживать такой порядок станет невозможно, когда наши земли всё-таки перейдут под владения Таврии, и вину за распространение наркотика придётся спихнуть на кого-то, на роль которого я подхожу больше всего. Поэтому я и пошёл работать в сельраду, надеясь, что если получу официальную должность, то меня не смогут просто бросить на произвол судьбы. Но Гусь не даёт мне никаких подтверждённых гарантий и поэтому я и пытаюсь получить хоть справку с места работы, чтобы в случае чего получить защиту от властей нашей республики. Весь этот план нужен для этого.
–Почему я должна верить этому? – спросила Кая, почти перестав вырываться.
–Прошу, поверь мне. Разве что-то в моей истории похоже на враньё? Гусь ведь знаком тебе не дольше, чем я. Почему ты доверяешь ему больше, чем мне?
Женщина затихла и отвела взгляд.
–Кая, прошу, не говори об этом Гусю. Об этом всё равно никто не узнает, – Гарнагаэль приблизился к ней ещё чуть-чуть.
–Сэр Кусь предупреждал меня на счёт этово…
–Пожалуйста, разве моя просьба так тяжела?
–Он коворил…
–Только ты можешь помочь мне, Кая.
ГГ заметил, что у неё задрожали коленки. Дверь в бухгалтерию скрипнула и оттуда показался край фуражки с золотой звездой.
«Сейчас»
Гарнагаэль, опустил воротник свитера, взял ремешок намордника и резко сдёрнул всю конструкцию вниз, освободив губы, в которые сразу впился. Кая сильно вздрогнула, но не стала сопротивляться, закрыв глаза то ли от испуга, то ли от страсти.
Глава охраны вышел и, увидев это, чертыхнулся и быстрым шагом последовал к выходу. Главный Герой отпустил женщину. Она тяжело дышала, еле стоя на ногах.
–Вы… ты…
–Только не стоит упрекать меня, – сказал ГГ, всё ещё сохраняя зрительный контакт.
–Х… хорошо… только закончите свои дела не у меня на глазах, – ответила она, возвращая намордник на место.
Гарнагаэль облегчённо вздохнул. Воздух как будто раскалился от минувшей напряжённости и находиться в нём было морально трудно. ГГ ещё раз взглянул на телохранительницу, видимо ощущавшую эту тяжесть гораздо больше него и, немного промедлив, вошёл в бухгалтерию, где наткнулся на настороженные взгляды.
«Чёрт, сработало… Всё-таки женщина и на войне – женщина»
–Простите за переполох, проблема уже решена, – Главный Герой достал из кармана лист бумаги, вручённый Духом, – К кому мне обращаться?
–Проходите, – из угла возле окна раздался голос женщины, наверное, самой старшей в коллективе. Она была одета в коричневое платье в белый горошек и цветастый платок, закрывавший часть лица. Просто зайдя в кабинет, её можно было и не заметить, в частности, из-за листьев какого-то большого растения, напоминающего папоротник и занимающего своё место в горшке на полу как раз возле её стула.
Гарнагаэль подошёл к старухе и сел на свободное место перед её столом, после чего показал листок с каракулями и подписью.
–Ох, хоча б подождал писля того як принимать, – вздохнула женщина.
–Он доверил дописать его мне, – сказал ГГ и в ответ непринуждённо получил в руки шариковую ручку.
«Что-то у меня появились сомнения на счёт идеи с охраной. Может попробовать что-то другое? Контрабанда…»
Главный Герой закончил выводить письмо, написав в нём, что некий «Дмитро» будет помогать принимать контрабанду с Таврийской республики и за это ему положен хороший оклад, после чего отдал его работнице.
–У вас гарный почерк, Гарнагаэлэ, – сказала она, перечитав записку. (У вас красивый почерк, Гарнагаэль)
–Спасибо. И, кстати, необходимо сделать документ, подтверждающий, что парень работает на своём месте, чтобы если что доказать людям с Таврии, что это не посторонний человек.
–Да, добрэ… Вот тики сельмэр забороныв давать вам подобные докумэнты, – ответила старушка, немного виноватым голосом. (Да, хорошо… Вот только сельмэр запретил давать вам подобные документы)
–Ну так это не мне, а Дмитру, – промолвил ГГ, продумывая очередной план к отступлению.
–Ну… Добрэ-добрэ, сейчас напышу, – женщина взяла читсый лист бумаги начала писать на нём какой-то текст.
«Хоть с кем-то мне сегодня повезло»
На листе оказалась печать администрации Тополёвского района, и он благополучно попал в руки Гарнагаэлю. Тот на несколько секунд уставился на него, рассматривая то, ради чего и были сделано всё то, что произошло сегодня. ГГ представлял документ более опрятным и красиво оформленным, но, главное, что он подходил под то, что ему было нужно. Теперь оставалось только подделать его и можно было отправляться в общину, нужно было лишь придумать, как сделать так, чтобы об этом не узнала телохранительница.
–Спасибо большое, – Главный Герой встал из-за стола и пошёл на выход.
–До свидания, – ответила старушка прежде чем ГГ вышел из помещения.
Снаружи его ждала Кая, всё с той же беззаботной улыбкой и с таким видом, будто ничего не случилось. Гарнагаэль сложил листок и спрятал его в карман.
–Теперь мы можем пройти в ваш кабинет? – доброжелательно спросила женщина.
–Да, – ответил Главный Герой, – Ты не собираешься заглянуть к Гусю?
–Зачем? – она сложила руки за спиной и слегка пригнулась.
–Да так, просто спрашиваю.
Гарнагаэль улыбнулся. Теперь можно было спокойно дождаться окончания рабочего дня.
Глава 21
20 июля 2115 год.
Погоди, хотела задать пару вопросов.
Да?
Ты случайно не придумал то, что только что написал?
Нет, а что?
Ты не рассказывал мне об этом.
Как-то не решался… Считай, что сейчас рассказал. Ты ведь не обижаешься?
Да нет, с чего бы это? Наоборот, мне понравилось. Конечно, всё-таки так же сухо, как и до этого, но уже лучше. Какие-то эмоции я всё же ощутила.
Спасибо. Но я не рассчитывал приближаться к твоему стилю, когда писал это.
Опять ты за свое… Ладно, продолжай на чём остановился.
20 июля 2115 год.
До восхода солнца оставалось ещё как минимум два часа, последние дни выдались непогожими и даже звёзды не пробивались через кромешную тьму, окутавшую Тополёвку. Впрочем, двоим мужским фигурам, крадущимся под орехами у двора Главного Героя, это было на руку. Вот только полчаса назад, а не сейчас, когда, у тебя в руках чужой телевизор, а под ногами то и дело попадаются ямы да камни, угрожающие сбить с ног.
–Ты уверен, что, типа, получится безпаливно двинуть его на рынке? Наверное, с самого утра шумиху, бля, разведут… – тихо спросил Виталя, почти без груза, но сильно задыхавшийся.
–Тебе бабки нужны, а не мне, – ответил Гарнагаэль с устройством на руках, – А так им работать не надо, будут спать до самого обеда, капиталисты херовы. А такую диковинку на рынке быстро возьмут, так что всё должно пройти гладко.
В конце концов, двое дошли до двора и смогли кое-как добраться до дома и пройти в него. ГГ поставил телевизор на пол прихожей и клацнул выключателем. На потолке загорелась лампочка.
–Ого, свет дали. На долго ли?
–Так может включим это, типа, посмотрим чего-нибудь, – Виталя прислонился к стенке, тяжело дыша. На свету стало заметно, что он бледнее обычного.
–Идиот, для этого антенна нужна, – ответил Главный Герой, – А чего ты бледный такой?
–Да, походу, наверное, переборщил в прошлый раз, типа, – сказал парень и согнулся в рвотном позыве.
–Блядь! – Гарнагаэль схватил его и вывел на улицу, доведя до огорода.
Как только они остановились, Виталя согнулся и его вырвало. ГГ позволил ему присесть на бетонную плиту и пошёл в хату за водой.
–Охуенная ночь выдалась.
Глава 21
2 ноября 2116 год.
Правда ведь, что в середине осени кажется, что каждый день короче предыдущего? Вчера солнце садилось в семь, сегодня в шесть, а уже за несколько недель до зимнего солнцестояния дни кажутся одинаково короткими, а ночи одинаково длинными. Наконец, и сегодня стемнело и время стало близиться к полночи. Главный Герой решил всё же приготовить нахра, сколько получиться, и к полночи у него в гараже появилась ещё одна заполненная двухлитровая бутылка. Довольно скучный процесс перегонки скрашивался присутствием лишнего человека, с которым можно было бы завести диалог, но у ГГ с Каей разговоры слаживались довольно сложно. Впрочем, уже хоть что-то.
–Если что, я не прибирался у себя дома уже лет тридцать, – сказал Гарнагаэль, одной рукой открывая дверь в дом, а другой держа зажжённую свечу на подсвечнике.
Про Руфь и Панаса так и ничего не было слышно от самого их ухода. Перед уходом с работы заходил Гусь и вкрадчиво спрашивал, нормально ли прошёл первый рабочий день.
–Ещё я не уверен, есть ли у меня запасной набор постельного белья.
Главный Герой открыл дверь с кухни, и они оказались в маленькой тесной комнатке соединённой с залой через арку. В ней стоял старый платяной шкаф из лакированного дуба, швейная машинка и вешалка. Всё было завалено какими-то лохмотьями и прочим хламом. Зала же была куда просторнее и чище. На довольно большую комнату приходился только диван и книжный шкаф со стеклянными дверцами. На полу из красных досок лежал обычный ковёр того же цвета, но темнее, который можно было бы увидеть где-нибудь на стене.
–У вас достаточно большой дом, как для одново человека, – сказала кая, осматриваясь.
–Его строили с расчётом под две семьи ещё в Советском Союзе. Потом, после его распада тут жила одна, а после них уже я один, – ответил ГГ, проходя дальше.
В зале ещё было две двери, одна из которых, ближе к арке, была открытой.
–А что за второй дверью в прихожей? – спросила телохранительница.
–Ещё три комнаты. Там, в основном, один хлам лежит.
За открытой дверью была другая небольшая комната с большой кроватью, столом и комодом. Она была самой чистой из остальных, с золотистыми обоями и ламинатом на полу. Судя по всему, это и была спальня.
–А кде же ваша семья? – задала вопрос женщина.
–Мне в голову приходят только чёрные шутки вместо ответа на этот вопрос, – ответил после небольшой паузы Главный Герой.
–Простите, больше не буду задавать подобных вопросов, – она немного промолчала, – Я понимаю вас, дома меня тоже никто не ждёт.
Огонь свечи резко задёргался и чуть не затух. Наверное, от выдоха Гарнагаэля.
–Можешь разложиться в зале на диване или в другой комнате на кровати. Я пока поищу постель, – ГГ вернулся в коридор и стал рыться в лохмотьях, перебирая одежду и полотенца, выискивая что-то, что может сгодиться на постель. Кая немного помолчала.
–Но мне было приказано не отходить от вас ни на шак, а в зале, и тем более в друкой комнате я не смоку присматривать за вами, – сказала вдруг она.
Главный Герой остановился.
–Тогда мне не стоит искать ещё одну постель? – Гарнагаэль поднялся на ноги и повернулся к ней.
–Нет, – негромко ответила женщина.
–Тогда проходи.
*******
–Гарнагаэль. Опять уснул? Гарнагаэль! Ты меня слышишь?
Главный Герой очнулся. Перед его глазами предстало серое небо и голые кроны высоких елей, окружавшие его со всех сторон. Он привстал и протёр глаза, заплывшие слизью, как после сна. Оказалось, что он находится в хвойном лесу, лёжа на покрытой пеплом земле. Стволы находящихся вокруг деревьев были обугленными, но не сгоревшими. Разглядеть что-либо дальше тридцати метров было невозможно от серовато-белого низкого тумана. Почему-то было холоднее, чем когда ГГ в последний раз был на улице, хотя, судя по освещению, был день.
–Ну наконец-то. Давно не виделись, – незнакомец, внешне повторяющий Гарнагаэля сидел на корточках в пяти метрах от него и улыбался. Ощущения говорили, что всё это не сон.
–Опять… – ГГ вдруг пронзили смытые воспоминания о том, что происходило, когда он встречался с этим человеком в прошлый раз, и его пробила дрожь.
–Сказать честно, я весьма устал от прошлой нашей встречи. Но, несколько дней отдыха полностью вернули мне силы, так что я готов окунуть тебя в глубины мироздания ещё больше, – двойник встал и подошёл к Гарнагаэлю, подавая ему руку, – А ты как себя чувствуешь?
Главный Герой поднялся при помощи своей копии и отряхнулся от пепла, прилипшего к одежде. Он захотел было ответить на поставленный ему вопрос, но решил, что это будет лишним.
–Ладно, на этот вопрос можешь не отвечать. Но ответь на несколько других. Например, как ты думаешь, где мы сейчас находимся? – человек развёл руками, будто охватывая окружающую их местность.
–В лесу, – неуверенно ответил ГГ, после минуты молчания, когда он понял, что незнакомец от него не отстанет.
Двойник рассмеялся. Он развернулся и пошёл, сложив руки за спиной, поднимая клубы пепла от каждого шага. Пройдя через несколько деревьев, он обернулся к Гарнагаэлю, оставшемуся стоять на месте.
–Если не хочешь, чтобы было как в прошлый раз, советую не отдалятся от меня на значительное расстояние.
Главный Герой неспеша догнал человека. Теперь они шли вровень, неизвестно куда по пустынному лесу.
–На счёт леса ты, конечно, прав, но вопрос заключался немного в другом. Я хотел проверить, запомнил ли ты что-то из моего рассказа о мирах и попросил тебя угадать, в каком из них мы сейчас находимся, – незнакомец глубоко вдохнул здешнего воздуха, как бы смакуя его, хотя никаких приятных ароматов и свежести в нём не чувствовалось.
–Не знаю, – ГГ осмотрелся и заметил, что в стороне, обратной той, куда они идут, туман кажется темнее, а лес гуще, повевая мраком, – На Земле, надеюсь.
–Ты абсолютно прав! – радостно вскрикнул человек, – А я думал ты не заметишь подвоха и скажешь, что в Белом мире. Молодец.
Впереди из тумана показались силуэты маленьких срубных домиков, стоящих близко друг к другу без всяких заборов и ограждений. Оказалось, что их всего несколько штук и кроме них из сооружений только такой же маленький колодец. Дома выглядели заброшенными и очень странными, из-за того, что они не были обгоревшими в отличии от деревьев, но зато подгнивающими и ветхими.
–Ещё хотел спросить тебя по поводу той женщины, с которой ты сегодня уснул в одной постели. Я, конечно, понимаю, что у тебя давно не было партнёра и ты берёшь, что есть, но к тебе не приходит мысль, что она совсем не вписывается в концепцию, на основании которой ты сейчас строишь свои планы? – спросил двойник.
Главный Герой промолчал, думая, существует ли какой-нибудь смысл отвечать на вопросы своего собеседника.
–После свершения плана как-нибудь разберусь с ней. Пока, ситуация под контролем, – наконец сказал он.
–Ясно, – ответил незнакомец, – Тогда можем перейти к нашей сегодняшней теме. Я хотел бы рассказать тебе о душе и фэй, иначе известном, как Енохианская магия. Хотя представления Джона Ди и Эдварда Келли были во многом не точны.
Они подошли вплотную к строениям и стало видно, что в них нет окон, только пустые дверные рамы. При этом разглядеть что находится в помещениях сквозь них было невозможно.
–О Свете и Тьме ты уже знаешь, поэтому перейду сразу к рассказу о душе. Начнём с того, что я подразумеваю не духовную составляющую человеческого разума.
По мере того, как они шли по лесу, атмосфера становилась всё менее и менее мрачной. Туман уже не так зажимал в свои объятия, а холод переставал так сильно напоминать о себе.
–Любой живой организм – предельно сложная система. И для того, чтобы такая система сформировалась, нужен определённый алгоритм, информация, заложенная в Основу души. Её принято изображать как безразмерную материальную точку. Именно от неё зависит, какая энергия будет составлять саму душу. Вернее, какая энергия будет «притягиваться» к основе. Она несёт в себе всю возможную информацию о своём владельце. Её невозможно уничтожить, если такое понятие вообще применимо к столь фундаментальным вещам.
Деревья стали редеть. Вскоре, они вышли на пустую поляну, на которой не было ни пепла, ни хвои, ни травы. Только голая земля.
«Снова началась какая-то ересь. Я ведь не принимал ничего, почему это повторяется?»
–Это не ересь, Гарнагаэль. Может звучит как, но если я начну вдаваться в объяснения, то мы задержимся тут надолго.
Главный Герой промолчал. Нелогично было предполагать, что порождение сознания не может читать твои мысли.
–То же, что принято называть душой является энергией, связанной с Основой. Она может преобразовываться в фундаментальные частицы и бозоны, и, как вся энергия, обладает Стелой. Существа с высокой Стелой души называются Тёмными, с низкой – Светлыми, те что посередине – Нейтральными. То есть, по мере искаженности. Существует зависимость между значением Стелы и количеством энергии, относящейся к душе, но она в должной мере проявляется только при достаточно высоких или достаточно низких значениях.
Они прошли поляну, но лес обратно густеть не стал. Стало заметно, что его конец в пределах досягаемости.
–Собственно, здесь и стоит рассказать о фэй. В прошлый раз я упоминал низшие миры, которые уже по сути и не миры в привычном плане. Один из них называется Фэйос. Мы отождествляем его со Святым Духом.
–Кто, мы? – перебил вдруг незнакомца Главный Герой.
–Я с тобой и все прочие разумные существа в этой вселенной. Все, кто знает о его существовании, те и отождествляют. Святой Дух, поскольку связан с каждой душой и исполняет мольбы любого, кто к нему обратится, если достаточно желать этого, ответил человек несколько раздражённо, как на глупый вопрос.
Из-за деревьев показался ещё один домик. В отличие от остальных, он стоял на сваях и явно не предназначался для жизни, судя по его размерам. У самого края леса деревья стали быть обгорелыми только с одной стороны, а под ногами начал появляться сухая хвоя.
–Так и работает фэй. Если ты жаждешь как-то повлиять на физический мир или его законы, при этом чётко видишь картину желаемого твоего действия и понимаешь, что должно измениться в окружающем мире, чтобы это произошло, то с помощью фэй и энергии собственной души ты можешь достичь этого. Но, как ты хорошо знаешь, людям и некоторым другим существам этот путь закрыт на время жизни на Земле.
Они дошли до выхода из леса. Оказалось, что прямо перед ним располагается некий посёлок, судя по нормальным кирпичным домам и заборам, ограждавшим дворы. Чтобы добраться до него, нужно было подняться по небольшому склону.
–По сути, спектр возможностей, дарованных фэй, не уступает возможностям Господа-Творца. Но это в идеале конечно. Перекраивать мир по собственному желанию любому отдельно взятому существу мешает отсутствие знаний о устройстве этого самого мира, отсутствие свободы воли, что немаловажно для многих созданий, естественный барьер, который не позволяет тебе использовать больше энергии, чем нужно для существования твоей души и недостаточно сильная связь с фэй, ибо искусство полного управления такими фундаментальными вещами как гравитация или пространство открывается лишь немногим. Существуют закономерности, которые облегчают изучение этого, они называются фэйо и дают значительные преимущества для их владельца.
Главный Герой уже собирался подыматься к посёлку, но человек остановил его и пригласил присесть на одно из обвалившихся деревьев.
–Ты ведь обладаешь двумя фэйо, поэтому должен понимать, о чём я сейчас говорю, – двойник достал из кармана тот самый портсигар, что и в предыдущем сне и предложил Гарнагаэлю взять одну сигариллу из него. В этот раз ГГ не отказался от этого.
–Барьер тоже можно преодолеть при крайне сильном желании, граничащем со смертью, но это приведёт к нарушению строения души и её распаду. Да, о распаде… Его чаще называют разрушением души. Суть заключается в том, что душа, энергия которой полностью преобразовалась во что-то другое, не может обратно её накопить в обычной среде. Это единственный способ прекратить существование сознания какого-либо существа. Нужно большое количество энергии, чтобы вернуть душу в прежнее состояние и живые существа, как правило, таким количеством не распоряжаются. Но искусственно вызвать разрушение души легче в разы.
Человек прикоснулся пальцем к кончику сигары, что держал в руках ГГ и он начал дымиться. Гарнагаэль затянулся и оказалось, что дым превосходный.
–Знаешь, может, дело в том, что я тебя невнимательно слушаю, но из того, что ты мне сейчас рассказываешь, что-то можно понять, только если ты и так уже всё это знаешь, – сказал Главный Герой, поудобнее располагаясь на бревне.
–Ладно, тогда давай более приземлённо, – незнакомец встал и принял боевую стойку, нацелившись на мирно стоявшее неподалёку дерево, – Представим, что это не дерево, а мой противник. Я нахожусь в состоянии аффекта во время боя и мои желания очень просты – ударить недруга, порезать его, проколоть, поджечь, ударить током или навсегда стереть его с лица земли, если я достаточно силён для такого.
Человек сымитировал удар по воздуху, сделав шаг вперёд и резко выкинув правый кулак в сторону дерева. Раздался треск и ствол надломился от невидимого удара, угрожая рухнуть. Лишь по движению воздуха можно было уловить какое-то движение, начавшееся от кулака двойника и продлившееся до дерева.
–Чтобы произвести те действия, которые я только что перечислил, особых знаний не нужно. Всё питает лишь ярость и инстинкты существа. Движения, по сути, тоже бессмысленны, они лишь повышают убеждённость в совершаемых действиях, что усиливает связь с фэй. Их можно дополнить выкриками на Изначальном языке, первой языковой системе, закономерности которой основаны на закономерностях устройства вселенной. Хотя, говорят, что всё это бред и эти выкрики играю ту же роль, что и движения и можно горлопанить хоть на татарском с тем же эффектом.
–Я знаю всё и так, зачем ты рассказываешь это мне? – спросил ГГ после очередной тяги.
–Я лишь хочу поведать тебе, как всё это работает и напомнить основы. Скоро они тебе пригодятся, – ответил незнакомец, поменяв ногу, – Помимо этого, существует отдельное искусство в фэй, основанное на том, что при таких вот простых действиях выбрасываема энергия на некоторое время сохраняет память о своей прежней форме и при определённых действиях подвергающегося атаке может восстанавливать её на непродолжительный период. Говоря проще, если ты подвергся такой атаке, то ты при должной сноровке, можешь её «перевести», преобразовав её обратно в энергию и использовав своё тело в качестве проводника. Обычно, для испускания энергии используется правая рука, если ты правша, а для приёма – левая. Я покажу как это делается, только если ты мне поможешь.
–В этом есть необходимость? – Гарнагаэль закончил курить и потушил бычок о столб дерева.
–Нет, пожалуй. Тогда мы можем углубиться в более тонкие аспекты устройства фэй, – сказал двойник, возвращаясь на бревно.
Главный Герой вздохнул. Из-за туч впервые за всё время, что он находился здесь, показалось солнце и ударила его своим лучом прямо в глаза, заставив зажмуриться.
–Ах… Утро подкралось так незаметно. Тогда нам уже придётся прощаться с тобой.
–Погоди, – перебил его ГГ, закрывая глаза руками, – Это ведь не сон, правда? Ты просто подстраиваешь всё так, чтобы мне казалось, что я сплю?
Незнакомец улыбнулся. Всё вокруг начало мутнеть и свет стал гораздо ярче, обжигая склеры глаз.
–Я ещё не решил, приду в следующий раз завтра или через несколько дней. Посмотрим, в общем. До следующей встречи, Гарнагаэль.
Глава 22
3 ноября 2116 год.
Утром в спальне Главного Героя было лишь чуть светлее, чем ночью, что, так-то, было ещё одной причиной, почему он привык спать до обеда. Дело было в том, что комнатное окно выходило не на улицу, а в котельную, к тому же шторы делали и так достаточно тусклый свет, которому всё же удалось пробиться в помещение, ещё слабее. Благо, дверь в залу была со стеклянной вставкой, а её окна выходили как раз на встречу восходящему солнцу.
Гарнагаэль открыл глаза, почти не почувствовав перехода от сна к реальности. Судя по степени освещения, он опять проспал работу. Кая лежала рядом, под одеялом, без намордника. Сегодня ГГ чувствовал себя непривычно выспавшимся и умиротворённым. Хотелось некоторое время просто полежать, углубившись в свои мысли. Главный Герой потрогал своё лицо и заметил, что воротника нет.
«Могла ли она заметить вчера? Хотя, наверное, Гусь предупредил её заранее. Тогда уже можно не волноваться»
По серости света в комнате, было заметно, что на улице стало пасмурнее, чем вчера. В таком освещении обои казались по цвету ближе к белому, что хорошо гармонировало с белым постельным бельём.
«Может ещё не поздно оставить всё как есть? Если Гусь узнает обо всех махинациях, выгородиться как с Каей, сказать, что делаю это всё ради своей безопасности, а потом и вправду придумать, как избежать подставы. В конце концов, пока та компания не принесла мне никакой пользы, если не считать Панаса. Вроде, и так можно жить, на самом деле»
Гарнагаэль вспомнил про обещание доставить большую партию нахра сегодня. Хотя, объёма на пару недель вперёд он сделал, простительным ведь будет, если пока им придётся обойтись тем, что есть?
ГГ поднялся с кровати и принялся одеваться. Закончив, Главный Герой попытался разбудить женщину, но простыми встряхиваниями беспомощного тела этого сделать не получалось.
–Кая! – крикнул Гарнагаэль ей на ухо.
Телохранительница немного открыла глаза, посмотрела на ГГ, повернулась на другой бок и продолжила спать.
–Кая!! – Главный Герой скомбинировал крик и встряхивания и ему всё же удалось добиться того, чтобы женщина открыла глаза.
–Да? – прохрипела она сонным голосом.
–Вставай, мы опоздали, – сказал ГГ и женщина приподнялась в постели.
–Ох, это я виновата, я должна будить вас, – Кая осмотрелась, выискивая глазами, где она оставила свою одежду.
–Одевайся пока, а я разберусь с завтраком, – Главный Герой отправился на кухню, оставив телохранительницу одну.
В неработающем холодильнике не оказалось ничего, что можно было бы быстро приготовить и Гарнагаэль решил обойтись чаем, поставив чайник на подключённую к газовому баллону плиту. Насыпав заварку и сахар в две чашки, ГГ вернулся в комнату и обнаружил, что женщина снова спит.
–Кая!
–Да? – ответила телохранительница, не открывая глаза.
ГГ пришлось трясти её, пока она не придёт в себя. Укутавшись в одеяло, Кая села в кровати, едва открывая глаза.
–Не заставляй меня проследить за тем, чтобы ты оделась.
–Простите, мне всекда сложно просыпаться, – она потянулась за лежащим на столе намордником.
–Я подожду тебя на кухне, – сказал Гарнагаэль, вновь покидая комнату.
Чайник успел закипеть и Главный Герой залил кипяток в чашки. Буквально через пару секунд после того, как он это сделал на кухню вышла телохранительница, в полном обмундировании.
–Пойдёмте скорее, – взволновано сказала она, уже начиная двигаться ко входной двери.
–Нет уже смысла спешить, а я как раз заварил чай, – ответил ГГ, оставаясь сидеть на стуле.
–Надеюсь вы так же любите холодный чай, как и я, – Кая подошла к Гарнагаэлю, взяла его за локоть и ненастойчиво потянула за собой.
Главный Герой вздохнул и поднялся на ноги. Оставив две чашки стоять на столе, они вышли из дома.
Путь к сельраде оказался недолгим и уже через несколько минут двое достигли цели. И в этот раз Гусь сидел у здания, поджидая Гарнагаэля на лавочке. Теперь он уже лежал на ней, подперев голову рукой и скрестив ноги. Дойдя до сельрады, Кая первая подбежала к нему, и они успели начать разговаривать о чём-то, пока ГГ не приблизился к ним.
–Доброго ранку, Гарнагаэль. Придёшь ли ты хоть раз на работу вовремя? – поздоровался сельмэр с Главным Героем.
–Загадывать не стану, – ответил он.
Гусь усмехнулся и поднялся с лавочки, достав с кармана пиджака конверт. ГГ заметил, что телохранительница перестала улыбаться и стала выглядеть куда мрачнее.
–Раз уж ты пришёл, то у меня для тебя есть поручение, – сельмэр протянул Гарнагаэлю конверт, – Отнеси это магистру, ju lutem.
«Магистру?»
–Я что, устраивался сюда почтальоном или мальчиком на побегушках?
–Но я же сказал, пожалуйста, Гарнагаэль, – ответил Гусь, – Тем более, у тебя пока нет дел. А Кая, пока, поболтает со мной.
«Чёрт, это какая-то ловушка… Стоит ли мне сделать это?»
–Ладно, чёрт с тобой, – Главный Герой взял конверт и развернулся, направившись к дому Магистра.
–Не задерживайся! – крикнул вдогонку сельмэр.
Гарнагаэль в последний раз обернулся и заметил, что женщина теперь уже с явной грустью смотрит ему вслед. Это заставило его волноваться ещё больше.
*******
В пристройке его встретил всё тот же человек в мотоциклетном шлеме. Вся разница в картине состояла только в том, что в этот раз табурет был другой, не крашеный. Внутри горел свет свечей, но никого не было видно, что слегка нагоняло жути.
–Мирон! – крикнул Гарнагаэль, не особо желая, чтобы кто-то откликнулся.
Где-то в конце комнаты послышался шум открывающейся двери, которую не было видно в темноте. Из мрака медленно и с пафосом вышла человеческая фигура в рубашке и красном плаще.
–Приветствую тебя, Гарнагаэль. По какой же причине ты решил пожаловать в мою обитель? – Мирон дошёл до стола и опёрся об него.
–Меня это тоже удивляет, но я тут по просьбе Гуся, – ГГ подошёл поближе к нему и показал конверт, – Открой.
–Может он отравлен? – спросил Магистр, пригнувшись и посмотрев на него поближе.
–Не строй из себя дебила, – Главный Герой открыл письмо и взглянул на него.
Это было приглашение посетить сельраду на сегодняшнее число, адресованное лично Магистру. ГГ передал его адресату, чтобы он тоже мог глянуть на него.
–Странно, если это засада, то слишком глупая, – Гарнагаэль ещё раз посмотрел на Мирона, – Ну… хотя бы то, что он захотел это передать через меня уже настораживает.
–Я должен сходить туда! – воскликнул парень, бросив письмо на стол, – Нужно показать врагу свою смелость!
Главный Герой глубоко вздохнул.
–Мы пойдём вдвоём. Только так есть шансы нормально разобраться в чём дело. Хотя, наверное, на это Гусь и рассчитывает, но мы ещё можем повернуть ситуацию в свою сторону.
–Тоже неплохо, – Магистр на секунду пафосно опустил уголки рта.
ГГ несколько секунд молча постоял у стола, соображая, что делать дальше. В тишине стало слышно, как на улице порыв ветра качнул ветки абрикоса.
–Эй, на всякий случай, ты ведь должен быть Избранным, если являешься магистром? – спросил Гарнагаэль.
–Почему? Я магистр и так, – ответил Мирон.
–По блату устроили?
–Почему сразу по блату? – Магистр сложил руки на груди, как бы показывая, что собеседник его недооценивает.
–Но переводить ты ведь должен уметь, так ведь? – продолжил расспрос Главный Герой.
–Конечно, в этом я мастер! – Мирон задрал вверх подбородок.
–Показать сможешь?
От этого вопроса парень потерялся, враз утратив всю самоуверенность. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но так и не придумал что. Гарнагаэль немного отошёл от стола и принял боевую стойку.
–Стань так, как я. Главное, чтобы левая рука была впереди, а ноги располагались так, чтобы тебе легко было сделать поворот вокруг своей оси на левой ноге.
–Да, я знаю, – сказал Магистр, делая то, что ему говорит ГГ.
–Представь, что в твоей крови течёт энергия, входя в кончики пальцев левой руки, концентрируется у сердца и выходит через правую руку. Печать на твоём лбу не даёт тебе использовать собственную энергию, но она всё ещё продолжает течь сквозь тебя.
–Печать? – перебил он Гарнагаэля.
–Не отвлекайся. Попытайся разглядеть атаку противника и вообрази, что это то же самое, что течёт сквозь тебя. Когда она соприкоснётся с твоими пальцами это особенно важно. Если всё прошло успешно, позволь ей достигнуть твоей груди, сделай разворот, придав энергии движение, и резко направь её в правую руку, позволив выплеснуться. Всё ясно?
–Да, дай только сконцентрироваться, – Мирон закрыл глаза, начав концентрировать дыхание.
–Во время боя сделать это у тебя не будет времени, – сделал замечание Главный Герой.
Некоторое время они так и стояли в полумраке, будто собираясь драться друг с другом. Магистр всё концентрировался на чём-то, заставляя ГГ скучать. Ветер на улице не желал успокаиваться, всё тормоша голые ветки абрикоса. С очередным его порывом, в помещение занесло маленький жёлтый листок, который, немного покружившись в воздухе от своей лёгкости, медленно опустился на пол.
Раздался стук.
–Вот чёрт! – сбился вдруг на громкий шёпот Мирон, схватившись за оружие у своего пояса.
–Что такое? – спросил Главный Герой, резко приняв нормальную позу.
–Джон Дир. Она стучит, когда сюда приходят незнакомцы!
Из пристройки медленно вышла женщина в широкополой шляпе. Она шла, немного опустив голову, приближаясь всё ближе к Гарнагаэлю с Магистром.
–Кто ты? Представся! – воскликнул Мирон, широко расправив плечи.
–Тихо! Это Кая, мой телохранитель. Если что, она от Гуся, – сказал ГГ.
Женщина остановилась в паре метров от них и посмотрела на Главного Героя. Она не улыбалась, выглядя почти так же, как и когда Гарнагаэль уходил от сельрады, но более серьёзно.
–Я выполнил поручение сельмэра, мы можем идти, – ГГ не понимал причина такого вида у телохранительницы и это сильно его настораживало.
–Не стоит. Мы можем разобраться и здесь, Карнакаэль, – сказала Кая, игнорируя присутствие магистра.
–Разобраться с чем? – спросил Главный Герой.
Она едва заметно вздохнула. Сам не понимая почему, ГГ обратил внимание на то, что листка, залетевшего в здание, нет, он прилип к подошве ботинка Каи, когда та проходила через вход.
–Сэр Кусь очень ценит вашу сообразительность, поэтому он котов предоставить вам последний шанс, – сказала телохранительница.
–В плане..? Это из-за вчерашнего? – спросил Гарнагаэль, всеми силами пытаясь не показать то, как его гложет предчувствие чего-то нехорошего.
–Гарнагаэль… – напомнил о своём присутствии Мирон.
–Вы можете прекратить притворяться, – Кая поправила своё пончо, – Сэр Кусь заранее знал, что вы соврали о произошедшем ровно неделю назад. Вас видели вместе с магистром и Панасом, а то, что эти двое вместе с Аделаидой замышляют что-то против действующей власти уже давно не секрет.
Главный Герой заметил, как Магистр испугано посмотрел на него.
–Сейчас же, разковаривая с сэром Кусём, мы пришли к выводу, что ваши вчерашние действия так же были направлены на подрывную деятельность, ведь вы воспользовались моим неведением о внешности Панаса и выдали ево за иную личность.
ГГ сглотнул слюну. Всё проделанное ним за последнюю неделю вдруг оказалось бессмысленной чепухой.
«Да, чёрт побери, глупая была идея сидеть сразу на двоих стульях. Лучше вообще было не связываться с этой компанией. Но почему она не назвала Нацу Петровича?»
–Но, проанализировав ваше поведение, сэр Кусь пришёл к выводу, что вы всё ещё сомневаетесь в своём выборе между двух сторон. Поэтому, а также учитывая мою личную просьбу, он решил предоставить вам шанс. Вы можете отказаться от вашей склонности в сторону предателей, оказав мне помощь в их умерщвлении и продолжить службу во благо Таврийской республики. В противном случае, мне придётся применить силу и к вам. Выбирайте.
Кая закончила говорить и её молчание хлыстом ударило по Гарнагаэлю. Теперь он стоял на равном расстоянии от испуганного Магистра и мрачной Каи. Свет свечей в темноте только добавлял напряжённости обстановке.
«Как всё докатилось до этого? Почему я стою как в какой-то клишированной сцене фильма, где главному герою нужно выбрать между добром и злом, и он выбирает первое?»
Никто не нарушал молчание. И парень, и женщина смотрели на ГГ, ожидая от него каких-либо действий.
«Нужно подумать. С одной стороны, если сейчас приму её предложение, то могу обезопасить себя на некоторое время, за которое смогу придумать, что делать с Гусём. С другой стороны, почти всё уже готово к исполнению моего плана»
Свечей и стульев было четыре, видимо, Главного Героя тут не ждали.
«С одной стороны, любые гарантии от Гуся очень сомнительные. С другой, если сейчас откажусь и мой план не сработает, то я останусь у разбитого корыта»
Мирон вспотел, непрерывно смотря уже не на Гарнагаэля, а куда-то в пол.
«Кая пришла сюда одна с расчётом на то, что может сражаться против нас двоих? Но Гусь в достаточной мере знает мои способности. Точно ли всё так просто?»
Женщина же смотрела непрерывно и уверенно. Она выглядела сурово, но в её взгляде читались мольбы о том, чтобы ГГ сделал правильный выбор.
«С одной стороны Гусь, Дух и прочая сволота, которую я ненавижу, но и Кая, к которая у меня отрицательных чувств не вызывает. С другой стороны, бесящая Аделаида, раздражающие, но не противные от того, Панас с Мироном и, блядь, Нацу Петрович… Хотя нет, тут нужно выбирать не по эмоциям, а по рассудительности»
Свечи сегодня горели достаточно ярко и можно было немного разглядеть хлам, лежащий под стенами. Трубы, детали от машин, газовые баллоны, инструмент.
«Если выберу Гуся, то буду ходить на работу в сельраду, жить с Каей и ждать победы Таврийской республики. Если нет, то на какое-то время придётся забыть о размеренном образе жизни, при этом дальнейшие перспективы довольно туманны, но, возможно, более светлые. Если… Да блядь! Пора уже действовать, а не думать!»
Гарнагаэль сделал шаг к Магистру.
–Клинок. Дай мне его, – Главный Герой протянул руку.
–А? Клинок? Да, держи, – Мирон наивно вынул оружие из ножен и передал его ГГ.
Гарнагаэль взял клинок за рукоять и поднял его вверх, так, что кончик ножа оказался прямо под кадыком парня. Тот, по началу, даже не понял, что произошло. Кая улыбнулась.
«Если ударить прямо под кадык, то смерть произойдёт моментально. Получается, Панаса и Аделаиду придётся убить также? Или Кая сама справится?»
Главный Герой крепче сжал рукоять клинка. До Магистра в конце концов дошло, и он стиснул зубы, мечась в выражении лица между злобой и испугом. ГГ собрал всю волю в кулак.
–Мирон… – Гарнагаэль посмотрел на телохранительницу и увидел, что она сосредоточена на лице Магистра, – Будь готов.
ГГ сделал резкий прыжок в сторону Каи и ударил лезвием, целясь прямо по шее так, чтобы отсечь голову. От неожиданности, телохранительница не успела отскочить и клинок достиг опасной близости к её телу. За мгновение до прикосновения к плоти, лезвие ударилось о невидимый барьер, но тут же пробило его, впившись в женскую шею.
Кая отскочила назад с огромной рваной раной на глотке, из которой во всю плескалась кровь, заливая её пончо. На том месте, где она стояла почти сразу образовалась лужа из тёмно-красной жидкости.
Мирон тоже отскочил, но лишь от неожиданности. На ладони Главного Героя, которой он держал оружие, стал просвечиваться символ с острыми краями, подобный тем, что были нарисованы на доме, в котором они сейчас находились. Символ был похож на острый угол, перечёркнутый двумя линиями с точкой в треугольнике, образовавшемся от пересечения первой линии с углом.
–Так быстро! Ты… – парень сглотнул слюну, заметно подрагивая, – Убил её?
–Нет, того мгновения, на которое она остановила клинок, хватило на то, чтобы отскочить на достаточное расстояние и лезвие не отсекло ей голову, а только разрезало шею. Сражался бы я мечом, она бы уже погибла, а так ей только придётся потратить большое количество энергии, заживляя рану.
Кая выровнялась. Разорванная глотка неестественно быстро затягивалась, не оставляя даже шрама на месте разреза. Теперь те скрытые следы дружелюбия в ней испарились и можно было разглядеть только гнев.
–Фэйо Последнево, позволяющие передавать энеркию в предметы, после чево они обретают способность взаимодействовать с материей, созданной фэй. Значит ты специально хотел сбить меня с толку, чтобы я не вспомнила о твоих особых способностях и попыталась защититься от удара лишь барьером, – женщина сбросила с себя окровавленное пончо и приняла боевую стойку, – Нападай.
Гарнагаэль перебросил оружие в левую руку и вытянул назад правую. На кончиках его пальцев, прямо как при столкновении с Нацу Петровичем, начали концентрироваться электрические разряды. Женщина поменяла стойку, вытянув левую руку вперёд. Правая рука ГГ вспыхнула светом молнии и он, сделав резкий скачок, оказавшись прямо за столом, вскинул её, направив разряд в противника. Дуга электрического тока врезалась в левую руку телохранительницы, и она сделала оборот вокруг своей оси. Ответный разряд вырвался из её правой руки, направляясь в сторону Главного Героя, но тот пригнулся, спрятавшись за стол и разряд пришёлся по мебели, опаливши её.
«Значит, с переводом у неё проблем нет. На эту слабость можно не воздействовать»
Гарнагаэль взглянул на Магистра и тот вышел из транса, нахлынувшего на него от всего происходящего. Он вспомнил про пистолет, висевший у него на поясе и вынул его из кобуры. Кая сделала прыжок в сторону и её подхватила некая сила, позволив крайне быстро переместиться на несколько метров так, чтобы Мирон не успел уловить её движения. Только остановившись, она взмахнула рукой, как при ударе и в бок Магистра ударила волна энергии отправив его в угол комнаты. ГГ рванул в сторону женщины.
«Быстрая, но, кажется, избегает близкого расстояния. Может, если сокращу его, что-то получится»
Кая снова взмахнула рукой, но Гарнагаэль, упав к земле, увернулся от атаки, только лишь заметив колебания воздуха. Сразу после этого её пальцы вспыхнули ярким светом, ослепив Главного Героя. ГГ попытался защитить свой фланг барьером, но это не помогло и что-то полоснуло его в бок, едва не отрубив правую руку по плечо.
«Чёрт. Рассчитывала избавить меня возможности атаковать вместе с рукой, но удар пришёлся слишком высоко от того, что я упал»
Гарнагаэль протёр глаза и смог увидеть показавшегося правее противника и Магистра, слишком неестественно притворившегося лежащим без сознания в углу помещения. Рана на его плече затянулась.
–Стараешься уменьшить траты энеркии в убыток эффективности. Значит, не уверен в том, что её хватит на длительное сражение, – женщина потеряла свою шляпу от резких движений и теперь ничто не напоминало о прежних намёках на красоту в её одежде. Берцы, намордник и камуфляжная форма.
–Разглагольствуешь во время боя, значит не продумала следующую атаку!
Главный Герой снова рванул по направлению к телохранительнице, в этот раз внимательнее следя за пальцами её правой руки. Кая вскинула было руку для следующей атаки, но ГГ опередил её, сделав режущее движение своей рукой, от чего ножка стоящего поодаль стола надломилась, и он перевернулся вместе со свечами. Полностью свечи не затухли, но на секунду стало темно, чем Гарнагаэль воспользовался, неожиданно оказавшись почти впритык к противнику.
Кая инстинктивно ударила его, целясь в голову, но Главный Герой дёрнулся, и ударная волна лишь растрепала его волосы. Уклонившись от этой атаки, Гарнагаэль перешёл в наступление, снова попытавшись рассечь клинком её горло. Она нагнулась и ГГ промахнулся, тут же ударяя снова. На несколько секунд, показавшихся минутами, их движения превратились в танец, в котором Гарнагаэль махал оружием, всё пытаясь задеть ним женщину, а та, в свою очередь, ловко уклонялась от каждого его взмаха. В конце очередного удара, Главный Герой вдруг отпустил клинок, от чего тот взмыл в воздух, и его рука вспыхнула пламенем, тут же хлынувшем на телохранительницу потоком. Барьер остановил огонь в нескольких сантиметрах от Каи, но тут же показался выброшенный клинок, резко брошенный со стороны невидимой силой, на женщину остриём. Она успела пригнуться и удар лишь расцарапал её висок. Гарнагаэль схватил оружие и отскочил назад, тяжело дыша.
–Всё ещё хочешь сражаться? Подумай, разве стоит отдавать жизнь ради интересов какого-то там сельмэра? Мы можем договориться так, чтобы и твои и мои интересы остались удовлетворены и прекратить схватку, пока она не стала летальной для одного из нас.
–К чёрту! – воскликнула женщина, сделав очередной взмах рукой.
Острие клинка вдруг перестало подчиняться Главному Герою, указав на его переносицу и сам клинок едва не выскользнул из его рук. Кая снова ударила и от этого удара ГГ смог уклониться лишь едва.
–Почему?! – Гарнагаэль сделал взывающее выражение лица, – Разве мы можем убить друг друга после того, что между нами было? Вспомни хотя бы сегодняшнюю ночь!
Кончики пальцев женщины вспыхнули искрами и из них вырвался электрический разряд. Главному Герою пришлось выпустить из рук оружие, чтобы ток вошёл точно в его левую руку, и он смог перевести его обратно. Как только ГГ сделал это, телохранительницу унесло в сторону и разряд пронёсся мимо неё, притянутый металлическими деталями у стены.
«Блядь, она одинаково сильна, что на ближнем расстоянии, что на дальнем. Она отлично переводит и не поддаётся никаким атакам, в том числе моральным. Она истратила уже огромное количество энергии и у неё даже не появилась одышка. Значит, она определённо сильнее меня. Тогда стоит напасть исподтишка и более изощрённо. Нужно поддатьс…»
Кая оказалась вблизи Гарнагаэля и, прежде, чем тот сообразил, что нужно атаковать, схватила его правую руку своей левой и ударила его, от чего тот не смог уклониться. Отдача отнесла мужчину в стену, в двух местах сломав левую руку и почти все рёбра с той же стороны. Осколки костей пронзили лёгкие и он не смог сдержать крик боли. Тут же последовал ещё один удар, до трещин вдавливающий ГГ в стену и перемалывающий оставшиеся целыми рёбра. Главный Герой сполз на металлические трубы, лежавшие у стены, и рухнул на бетонный пол. Теперь ему самому пришлось изображать потерю сознания, хотя сейчас об этом можно было только мечтать.
Женщина развернулась и пошла в сторону лежавшего Мирона. Заметив, что произошло с Гарнагаэлем, он вскочил и выстрелил в телохранительницу. Пуля остановилась в нескольких сантиметрах от неё, ударившись о невидимый барьер. Кая взмахнула рукой, но Магистру удалось уклониться от удара.
–Не стал сражаться вместе со своим друком, лишив ево и себя значительново тактическово преимущества. Ты вообще можешь использовать фэй?
–Да! И сейчас ты столкнёшься со всей его мощью! – закричал парень.
Главный Герой открыл глаза. Получалось так, что он лежал ближе к выходу, а Мирон стоял ближе к двери в ту скрытую комнату. Сейчас Кая стояла почти в пол-оборота к нему и лицом к Магистру. Под Гарнагаэлем растекалась лужа крови.
«Если сейчас заживлю свои раны, то может не хватить сил на последнюю атаку, но я могу умереть от кровоизлияния… Блядь, если бы только я мог видеть, что там происходит у меня внутри»
Женщина взмахнула рукой, изображая режущий удар и стена за Мироном оказалась разрубленной, будто бы кто-то рубанул по ней очень крепким и твёрдым мечом. Сам же парень успел упасть и уклониться от атаки.
«Нужно срочно придумать, как же подловить её… Совсем ничего не приходит в голову»
Кая сделала пару шагов к Магистру. Тот снова выстрелил, чтобы остановить её, но с тем же результатом. По крайней мере, стрелял он очень метко.
«Придумал! Бетон. При производстве в него добавляют воду и её часть остаётся в нём, связанная другими компонентами. Создать что-либо с помощью фэй очень сложно, но разорвать химические связи куда проще. Если здесь появится лужа, то можно будет ударить током. Вот только она в берцах, пока будет стоять вряд ли что-то получится… Сможет ли Мирон мне помочь? Придётся в него поверить…»
Гарнагаэль протянул правую руку и сжал её в кулак, сосредоточившись на связях молекул воды с оксидами кальция и кремния, составляющими бетон, упорно представляя, как они разрываются, освобождая воду наружу. На полу начала проступать влага.
«Давай же. Если не сделаешь это, то умрёшь и отправишься прямиком в ад»
За спиной у Каи появилась лужа, тянущаяся от неё до Главного Героя. Она её не видела, а вот Мирон смог заметить едва виднеющийся отблеск затухающего огня свечи. Он взглянул на мучающегося Гарнагаэля и сразу же перевёл взгляд на противника.
–Похоже, ты обычный человек. Но ты ещё, возможно, можешь переводить, – сказала телохранительница, – Стоит проверить это.
Кая ударила рукой, и Магистр выпустил пистолет, принимая показанную ранее позу. Удар почти достиг его руки, и он зажмурил глаза от страха.
«Блядь…»
Волна прикоснулась его пальцев и он, неожиданно плавно и быстро развернулся вокруг своей оси и выпустил её обратно в женщину. Она подняла правую руку и барьер остановил удар. Парень сразу же вернул оружие в руки.
–Значит всё-таки можешь. Токда, – правая рука Каи вспыхнула пламенем, – Атакую тебя этим. Я ещё не встречала человека, который смок бы перевести окненную атаку.
Застыв на полсекунды, парень вдруг сорвался с места и ускользнул за дверь тёмной комнаты. Телохранительница всё ещё готова была ударить его огнём.
–Прятаться не имеет смысла, выходи! – женщина сделала несколько шагов к двери.
Магистр выскочил из неё, держа в руках газовый баллон.
«Точно, если он живёт здесь, то ему нужно как-то разогревать еду. Может, он заставит её ступить на воду. Тогда и мне нужно быть готовым»
–Хочешь поджечь меня? – Магистр открыл ручку газового баллона, – Тогда и сама подгоришь! Тут газа много, взрывом полздания разнесёт!
–Да? А что же мешает мне отойти на безопасное расстояние?
Кая стала идти назад спиной, чтобы следить за действиями Мирона. Наконец, сделав несколько шагов назад, она наступила на лужу с водой.
–Вода?
Гарнагаэль собрался с силами и ударил кулаком в её сторону, всё ещё лёжа на полу. Она моментально среагировала, защитившись барьером, но пуля Мирона в ту же секунду врезалась в её ногу, заставив её рухнуть в лужу.
–Номро! – вскрикнул ГГ, с максимальной скоростью сосредоточив электрический заряд у себя на пальцах и направив его в воду.
В последнюю секунду Кая поняла, что к чему, но было уже поздно и её вмиг пронзило большим разрядом тока.
Глава 23
Магистр помог Главному Герою приподняться. Удар почти не зацепил ноги и с костями в них всё было в порядке, но сил не оставалось даже для нахождения в вертикальном положении. Гарнагаэль был неестественно бледный и весь вымазанный в собственной крови. Он тяжело дышал.
–Погоди, не факт, что уже всё, – ГГ закашлялся и харкнул кровью, – Подойди к ней.
–Куда? Тебе к врачу надо пока ещё не поздно! – воскликнул Мирон, не замечая, что сам запачкал до этого относительно чистую одежду кровью.
–Спокойно… Самые серьёзные раны я уже заживил, нужно время на восстановление и всё пройдёт само. Но из-за этого силы тока могло не хватить, чтобы убить её. Нужно удостовериться, – Главный Герой попытался стать на ноги, но они всё подкашивались.
Магистр послушался и дотащил Гарнагаэля до обгорелого тела. Её грудная клетка аритмично вздымалась, но сама она была без сознания. ГГ выдавил из своей груди какой-то обрывистый утробный звук.
–Застрели её. Целься сразу в голову, – прохрипел он, снимая левую руку парня со своего плеча, чтобы он мог взять оружие всеми пальцами.
–Что? Она же… Она ещё может восстановиться с такими ранами? – спросил Мирон, неуверенно достав пистолет из кобуры.
–Возможно просто помучается подольше. Но она была очень выносливой, нельзя сказать наверняка, – ответил Главный Герой.
Магистр крепко ухватился за рукоять пистолета и нацелился на висок Каи. Целую минуту он стоял в нерешительности под тяжёлым взглядом Гарнагаэля. Дуло оружия всё дрожало, сбиваясь с цели.
–Не могу… Я никогда не убивал людей раньше, – сказал Мирон, отведя ствол в сторону.
–В твоём положении нужно быть готовым к этому, – ГГ взялся правой рукой за пистолет, и Магистр обернулся к нему, – Придержи меня.
–Ты… Да, сейчас, – парень отдал оружие и взял Гарнагаэля под подмышки.
ГГ нацелился на голову. Он старался думать только о противнике, с которым он сражался всего несколько минут назад, но это оказалось не так просто. Раздался выстрел. Кая перестала дышать. Теперь на полу в воде лежало только бездыханное тело в жутких ожогах.
–Блядь… – Главный Герой протянул оружие владельцу, – Дай мне прилечь.
Магистр медленно опустил Гарнагаэля на пол, забирая своё оружие. Тот лёг прямо в начинающую заплывать кровью лужу и положил руки себе на грудь. На бетонном полу было очень холодно лежать, но это немного помогало заглушить жгучую боль во всём теле. ГГ уставился на тёмный полоток, как будто это было вечернее небо, на котором вот-вот начнут появляться звёзды и, пристально наблюдая, можно будет увидеть, какая из них появиться первой. Но сейчас вместо них были только разноцветные мелькающие точки перед глазами, напоминающие белый шум и совсем не заметные, если не приглядываться. Едва горящие свечи так и лежали на полу рядом с перевёрнутым столом.
–Как же хуёво… – едва слышно прошептал Главный Герой.
Мирон присел рядом, не обращая внимание на воду. Теперь он смотрел на ГГ с жалостью, хотя у самого на лице всё ещё проглядывались следы минувшего напряжения.
–От того, что между вами было? – спросил он.
–От того, что всё рёбра переломаны, – ответил Гарнагаэль, хрипло рассмеявшись.
Смех прервался кашлем и ему пришлось оторваться от созерцания потолка, повернув голову и выплюнув комок крови. Брови ГГ надвинулись на глаза, от чего взгляд стал ещё более усталым.
–Это было вообще не смешно, – сказал он сам себе.
Мирон промолчал. Они продолжили находится в таком положении, не нарушая мёртвую тишину. Всё, как будто, так и должно было быть и течение времени не могло изменить установившегося уклада. Минута, две, десять… Из пристройки на секунду показался мотоциклетный шлем. Увидев обстановку внутри, его владелец тут же вернулся на своё место, так и не нарушив ни своего, ни общего молчания. Полчаса, час, два…
–Мирон, ты один?
Из пристройки послышался женский голос. Аделаида выглянула из прохода и тут же приложила руку ко рту. Она была всё в той же форме преподобного и, в целом, с последней встречи её вид не поменялся.
–Что здесь произошло? – она вошла в здание и быстро зашагала к Гарнагаэлю с Магистром.
Мирон поднял голову и посмотрел на неё, едва заметно улыбнувшись. Аделаида остановилась у трупа Каи и сделала шаг назад.
–Кто это? – чуть не перешла на крик девушка.
–Враг, – парень сделал небольшую паузу, – Гарнагаэль спас меня, разобравшись с ней, хотя сам чуть не погиб.
–Если бы ты не догадался сделать так, чтобы она отошла назад, не заметив воду, то ничего бы не получилось, – подал голос Главный Герой.
–Да, мы вдвоём сразили её, – сказал Магистр, постепенно наращивая в голосе былые нотки пафоса, – Видела ты бы эту битву. Гарнагаэль раз за разом использовал всякие уловки, пытаясь прощупать её слабости, а она ловко обходила каждую из них. Ну а я в это время выжидал подходящего момента, чтобы свершить финальную атаку.
–Как такое вообще могло произойти? – испугано спросила девушка, – Гусь узнал про наш заговор и отправил сюда убийцу?
–Гусь уже давно знает. Я же предупреждал, – ответил ГГ.
–Она пришла сюда после Гарнагаэля и поставила его перед выбором, – торжественно произнёс Мирон, – Гусь или мы. И он выбрал нас, вступив в смертельную схватку за свои идеалы.
–Я просто слишком сильно ненавижу Гуся, чтобы поверить, что он может дать мне какой-то там шанс, – сказал Гарнагаэль, всё так же рассматривая потолок. Он уже начал синеть от холода, как и Магистр.
Аделаида пристально посмотрела на Главного Героя. Что-то в её взгляде переменилось. Она подошла поближе, присев рядом с ним.
–Я не могла и подумать, что ты способен на такое. Моё мнение о тебе изменилось, – сказала она, – Могу ли я чем-то помочь?
ГГ поднял руку и пощупал свои рёбра. Кажется, всё уже было в порядке.
–Можешь одежду мне постирать. И рукав зашить. И я замёрз, пиздец, так что сделай-ка ещё кофейку. Крепкий, без сахара. Можно сливок чуть-чуть.Аделаида нахмурилась. Мирон рассмеялся, разбавляя обстановку.
–Не обращай внимания, он просто так отходит от стресса. Я думаю, тебе теперь придётся привыкать к таким шуткам.
Девушка поднялась на ноги. Мирон последовал её примеру. Только Гарнагаэль не двинулся с места.
–Для начала встань хотя бы. А то совсем на алкаша дворового стал похож, – сказала ему Аделаида.
Главный Герой не шевельнулся.
–Какие-то вы слишком весёлые для вашего положения, да ещё и в комнате с трупом, – сказал он, – Здесь теперь находится небезопасно. Судя по всему, ещё можно обратиться к Нацу Петровичу, но лучше вообще поискать новое укромное место. И нужно поскорее закончить с финальной частью моего плана, так что мне нужно высохнуть и как можно быстрее отправляться к евреям. Чёрт, я ведь ещё Йобика дома оставил, не покормив. И чай…
Глава 24
22 июля 2115 год.
Снова утро, снова Тополёвский рынок. Вот только теперь, помимо Гарнагаэля, Виталя тоже жмурился от лучей раннего солнца в ожидании грузовой машины с Херсона. Понедельник всегда был людным днём, поэтому, из-за гула, особых прощальных речей можно было не заводить. Тем более, будучи уверенными, что они видятся не в последний раз.
Двое стояли как раз возле лавки с абрикосами разных сортов и мужчина, на удивление чуть ли не единственный человек здесь грузинской наружности, время от времени возобновлял попытки уговорить их купить спелых, вкусных, медовых абрикос. Тем не менее, каждая попытка оканчивалась актом молчания в сторону настойчивого продавца. Молчали они и между собой, пока им это окончательно не надоело.
–Пойдёшь на магистра в следующем году? – спросил Главный Герой, уныло водящий туда-сюда собачкой на молнии кофты.
–Да не, я же не какой-то там, Избранный, типа или что-то вроде того, – ответил ему Виталя, уставший стоять и севший на корточки.
–Я не про тех магистров, – сказал ГГ с неизменной сухой интонацией.
–Да я понял… Думал, типа, будет смешно.
Машина, медленно раздвигая перед собой толпу, приехала к центру, остановившись в десятке метров от героев. Впрочем, её ещё нужно было разгрузиться, так что время для прощания ещё не подошло.
–Ну а так?
–Не, нахуй надо. Всё равно, это, по специальности работать не буду, а так только время зря тратить, все дела, – парень приподнялся и помахал водителю, вылезшему из кабины. Тот мимолётом взглянул на него и отвернулся, достав из пачки сигарету.
–А чем тогда планируешь заниматься? – Гарнагаэль, посмотрев на это, тоже порылся в карманах в поисках пачки, но она так и не нашлась.
–Хочу скататься в Сиберию. А дальше – хуй знает.
–Сибирь? – спросил Главный Герой, – Что ты забыл в том кубле? Так не только денег и здоровья лишишься, а ещё и души, если ты этого ещё не сделал.
–Да ну. Говорят, что там людей не трогают, – студент поднялся на ноги.
–Говорили бы те, кто оттуда вернулся, – ГГ поправил волосы, сползшие на глаза, – А так: демоны, ханары, жиды… Выбирай, кто похуже.
–Последних, того, и у нас полно, – улыбнулся Виталя.
Откуда-то недалеко стали слышны крики. Вскоре стало понятно, что кто-то поссорился и дело начало подходить к драке.
–Украина – второй Израиль, – сказал Гарнагаэль, не обращая внимания на небольшую смену обстановки.
–Далеко ты залез. Пал… паллез… палло… паллезозой вспомни ещё, – еле выговорил парень.
–История циклична. Чёрт знает, что тут будет через сто лет, – ответил ГГ.
–Тополёвская империя, – студент, усмехнувшись, поправил ногой закатившиеся во время сидения брюки.
–А вдруг?
Грузовик закончил разгружаться и, теперь, всё было готово к отъезду. Виталя с Главным Героем подошли ближе к машине и повернулись, став напротив друг друга и пожав руки.
–Приедешь в следующем году? – спросил Гарнагаэль.
–В конце лета или осенью, типа того, – ответил парень.
–Хорошо, приезжай. Давай, успехов тебе.
–Ты тоже держись тут.
На этом коротком прощании, Виталя залез в кабину на место штурмана, ещё раз помахав из окна. Гарнагаэль помахал в ответ и развернулся, направившись домой. Вот ещё один год он проведёт в компании Йобика и самого себя. Ну, а какая, впрочем, разница?