Вовка из будущего

Формат документа: docx
Размер документа: 0.82 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.


В. Н. Епанешников
77001537335540005774055 Вовка из будущего7900035000 Вовка из будущего Вовка из будущего на Великой Отечественной войне.Глава 1,
Знакомство с Вовкой,
Город Усолье - Сибирское, 2011 год.

left5159375Ученик 6 «Б» класса Володька Шиповников спешит после 7 уроков и классного часа домой. Может, и не домой, лишь бы школа из глаз скрылась.
Ага, вот. СМС-ка пришла, что он отправляется на вокзал, потом сядет на автобус №2 и уедет на Зелёный Городок. Зачем?
Прошло часа полтора. И я узнаю, что на Зелёном у Вовки - машина времени. И что он отправляется в 1942 год. Но это уже другая история.
Глава 2,
Путешествие во времени,
-Так. Значит, что я должен сделать? Отправлюсь-ка я в 1…
Тут на плечи Вовке приземлились два таких же Шиповника (такое у Вовки прозвище). Первый говорит:
-Ты возложил на себя благородное дело. Так чего же ты ждёшь? Давай, дерзай! Отправляйся сразу в 41. Хоп, давай, дерзай! Э! Гад, ты чего ко мне лезешь, а?..
Второй говорит:
-Я тебя и не трогаю! Ты больно мне нужен! К чёрту не сдался! Короче, Шиповников! Ай! Больно же, дурак!
Да ты совсем оборзел, что ли? Дай я договорю! Короче, какого ты хрена нос не в свои дела суёшь? Погибнуть хочешь? Ты родился в 1999, в 20 веке. Тебе этого мало, что ли?! Живи, наслаждайся благами 21 века!
-Да не пошли б вы оба к чёрту на рога! Мне уже надоели эти твои блага! Вот моё благо (постучал по машине времени). Я хочу испытать!!! И я отправляюсь в 42 год. Так. 1942 год, 12 лет. Пуск!
1942 год. Машина времени опустилась в лесу под Ленинградом (сегодня, если кто не знает, Санкт-Петербург.)
Двери открылись сами. Вовка вышел, и они закрылись.
В небе господствовали асы и новички Люфтваффе. А где-то далеко на аэродроме были наши самолёты.
Вдруг перед Шиповником прошёл солдат.
Вовка стал проситься с ним.
-Возьмите на фронт немцев бить, а? Пожалуйста!
-Ха! Малой ещё. Вот подрастёшь, своё получишь.
Шиповник едва сдержался, чтобы не рассказать, что пока он подрастёт, война уже кончится! Но солдат ушёл.
-Нет, нет, нет, нет! Какого чёрта?
Но после прошёл ещё один солдат.
-Возьмите меня с собой, а! - произнёс Шиповник, впрочем, безо всякой надежды.
И тут свершилось чудо:
Солдат (а это был сержант), сказал:
-Ладно, пошли. Отведу к комдиву. В составе нашей дивизии будешь бить фрицев. А комдив определит к кому -нибудь.
-Спасибо!
По виду Вовки нельзя было догадаться, что он из будущего. Одет он был в духе этого времени: штаны коричневые, зелёная гимнастёрка, кепка серая.
Так и начался первый для Шиповника день на войне.
Глава 3,
О том, как Вовка попадает в плен и уходит из немецкого штаба живым,
Вовку, благодаря комдиву (фамилия его была Суровый), приняли в дивизию и прикомандировали к одному из взводов, о чём было доложено его командиру.
-Ну, значит, пошли. Выдадим тебе оружие, форму, на довольствие поставим. Настоящим солдатом будешь.
-Ого-го-го себе!
Через пару минут Шиповников вышел из штаба. Он прямо возмужал.
У него на спине красовалась трофейная винтовка «Маузер», пистолет-пулемёт (или автомат, как кому угодно) – «ППШ». Сбоку пистолет «Кольт», с тремя магазинами патронов. И в форме.

-Здравствуйте! - спустившись в окоп, поздоровался Шиповник.
-Ну, здорово! С нами теперь?
-Ну а как же?!
-Анатолий - протянул Володьке руку высокий мужик, который, казалось, вот-вот вобьётся лбом в крышу времянки. - Лейтенант!
-Евгений - подошёл к Шиповнику ещё один солдат. - Командир отряда.
-Сибирцев Николай - подошёл к Вовке молодой, рыжеватый парень лет двадцати.
-Владимир – поздоровался высокий мужик, чуть меньше Анатолия, но, всё же, высокий.
-Володька Шиповников, или Шиповник, как кому угодно.
-Ну, давай к нам, Шиповник – позвал его командир отряда Дядя Женя – Вовка Егоров – у нас теперь твой тёзка есть!
-А это все, что ли?
- Нет, нас тут двадцать – сказал Дядя Толя – остальные на заданиях.
И тут на горизонте появились немцы. Шли они как победители: гордо подняв голову, и говоря о чём-то.

-Когда мы победим, русские мне будут добела чистить сапоги!
-А я с Магдой поселюсь тогда где-нибудь под,- немец ненадолго задумался, - под Тверью!
-Да! И будут у нас имения полны рабов-русских.
-Нет уж, я как-нибудь без них обойдусь! Терпеть не могу этих недочеловеков! Если русские появятся в моём с Магдой имении, я выжгу все окрестности!
-Ты бы поаккуратней, русские-то рядом!
-А что они нам сделают! Мы сегодня же собьём их редкие заслоны, которые они поставили! Нас же много!
Вовке ох как не нравилась эта их самоуверенность!
-Фигушки вам, а не СССР! Дядь Жень, когда стрелять?
-Куда стрелять?
-Да вон там немцы идут!
Командир взял в руки бинокль и начал внимательно смотреть. Наконец и его глаза увидели приближающихся немецких солдат – когда они уже были недалеко от окопов.
-По позициям! А ты стой здесь. Стрелять будешь из винтовки.
Из винтовки Шиповник стрелять не хотел. Слишком медленно она стреляет. То ли дело автомат! И патронов больше, и стреляет быстрее.
Но... автомат слабее винтовки.
-Да и ладно! Винтовка есть винтовка!
Взял «Маузер».
-Как же у неё мало патронов! (8 штук всего)
-Дядя Женя! А они позиции занимают! По разным местам расходятся!
-Ах, так! Тогда ты на ту позицию, вправо. Толька! В левую сторону! Я прямо! Николай! Колька, чтоб тебя!
-Я здесь!
-Давай за мной, прямо!
-Есть!
-Вовка Егоров! Давай к Шиповникову, поможешь ему!
-Я понял!
Но немцы – со всех сторон – автоматы, пулемёты, пистолеты, винтовки и сотни солдат!
«И всему этому - думал Вовка, - противостоим мы, всего 4 человека! Невелики наши шансы!»
И тут его мысли нарушил случайный взгляд на солдата со странным ранцем-баком, бегущего по полю
боя.
-А! Огнемётчики!
-Стреляй, Шиповник!
Раздался винтовочный выстрел. Огнемётчик упал. Вовка взял огнемёт и…
-Шиповников! Они…
И Дядя Женя, который ещё не успел перейти на другую позицию и всё видел, замолчал от страшной картины, представшей перед его глазами. Вовка кинул быстрый взгляд – два немецких солдата заряжали миномёт. И ствол этого миномёта был нацелен прямо на него! Двумя огромными прыжками Шиповник, выбежавший недавно из окопа, очутился на месте. За секунду до того, как миномёт выпустил первую мину.
Дядя Женя обрёл голос.
-Ложись! Ты везучий, Вовка!
-А то!
После трёх минут обработки 4 человека: Дядя Коля, Дядя Толя, Дядя Вова и ещё один солдат, Валерий, едва вернувшийся с прошлого задания, пошли выполнять новое. Но раздались выстрелы из дома, который немцы оборудовали в ДЗОТ.
-А где все? – встав после обработки, спросил Володька.
-Всех четырёх потеряли!
-Четырёх?!
Шиповник вылез из окопа, и из дома опять пошли выстрелы.
-Фиг тебе! Вовка стал опять стрелять из винтовки, и пулемётчик (а там, в ДЗОТе был именно пулемёт) упал мёртвым.
-Живые! Дядя Женя! Живые!
Вовка перевязал всех четырёх раненых, но… сзади подошёл немец и ударил его винтовкой под лопатку.
-А! Немцы!
Когда Шиповник очнулся, его отвели в немецкий штаб – и сразу на допрос.
Молодая девушка, совсем ещё юная, которая была переводчицей, спросила Шиповника по-русски, хоть и с акцентом:
-Ты есть русский сволочь, причём везучий, ты хотеть нас убить?
-Хэ! Да кто ж вас, козлов, убить не хочет? Только предатель! – брезгливо ответил Вовка.
И получил по спине прикладом.
-Хэндэ Хох!
-Отвечай, русский сволочь!
-Нет! Ничего не скажу! – сказал Вовка и запел первую частушку, которую не стану приводить из-за неудачной концовки. Он все свои частушки про немцев сам придумывал. По ходу дела.
К Вовке подошёл громадный немец с «МП-38». Воспользовавшись моментом, он выхватил у него финку и всадил ему в печёнку по самую рукоять.
-Капут! Нихт! Руссиш швайн!
-Докапуткался?! Пусть тебе капуста прахом будет!
Тут раздался выстрел из пистолета
«Вальтер». Володьку, к счастью, даже не зацепило.
-Возьму-ка я у немца «МП». Да и патроны не помешают.
Через полминуты в кабинете, кроме Шиповникова, никого в живых не было. И оружия, кроме него, тоже ни у кого не осталось. Володька перемахнул через окно и смог пройти под огнём фрицев к окопу, где его уже и не чаяли видеть. Так он остался в живых. Но ненадолго.
Глава 4,
Как Володька Шиповников погибает,
Где-то часов с девять нашим солдатам удалось отдохнуть от бесконечной стрельбы (а ведь обычно после одной немецкой атаки следовала другая, хотя… наши расстояния…). Тем более что эти девять часов не компенсируют те силы, которые потрачены солдатами отряда и Шиповником (судите сами: некоторые ещё действительную службу не прошли, а тут – бац – и война, а некоторые вообще сходу в этот лес брошены). А что по поводу Володьки, так этот ещё даже школу не окончил. Да ладно, заботы боевые, они и есть заботы.
-Собрать оружие! – раздалась команда Дяди Жени.
И правильно. Следующий бой наверняка будет долгим, но свои боеприпасы уже были на исходе, а патроны ой как нужны.
На войне время быстро летит. Не мгновенно, конечно, но на самом деле несётся, как бы оно не тянулось. И вот уже опять нужно к бою готовиться, потому что раздаётся голос Дяди Жени:
-Фрицы идут! По позициям!
Конечно, реальная война сильно отличалась от той войны, которую Володька видел в кино, про которую читал книги, и в которую играл в компьютерных стрелялках, где, если тебя убили, можно уровень переиграть. Здесь же – погиб – и всё, назад не вернёшься. И всё это он может прочувствовать на себе. Всё здесь, на этой войне по-настоящему – и радость побед, и горечь поражений, и тем более смерть. Но, забегая вперёд, отмечу, что Володька воскрес-таки и продолжил борьбу. Пока же наш отряд подпускает немцев.
И вот они идут.
-Немчура!
-0гонь!
Дым, смрад, пули! Сплошное курево!
-Вовка! Да куда ж ты попёр, а?!
-Дядь Женя, я верну-у-у-у-усь!
-Ага, вернёшься ты, как же!
-А, немцы, гады! – слышались возгласы Володьки, - отхватите свинца от Володьки Шиповникова! Ха-ха! Получил, да?!
И тут пролетела строчка.
- Да! Этот мальчишка, которого мы так ненавидели, мёртв! (Всё это было сказано, естественно, на немецком).
-Видали! Вовку убили! Отряд, на фрицев давай! За Вовку отомстим!
-А! Всем конец! Нет! А! Огонь! Да! Двое убитых русских!
2 человека: Дядя Коля и Дядя Володя погибли. Но осталось ещё 17 человек (ибо незадолго до начала боя вернулись с прошлого задания остальные солдаты).
-Ура-а-а-а-а-а-а-а-а! Драпайте, драпайте отсюда!
Дядя Женя подобрал автомат «ППШ» и стал косить немцев, как какую-нибудь траву.
А Шиповник тем временем попал на суд.
-Сверху – рай, снизу – ад! Куда ты пойдёшь?
-Да никуда! Я вообще хочу в своё время вернуться, бомбочек купить. Чтобы фрицев сжигать! Да попугать их!
-Мы сейчас пошушукаемся!
-Кадык хоть почесать, что ли, в раздумьях. А! Всякие тут мошки! Да ещё рана чешется! А! Мать твою! По небу-то побродить можно?
Тишина.
-Значит, можно!
Он прошёл не знаю сколько и вдруг в какую-то дыру как навернётся!
-А-а-а-а! Нифига себе! А! Мои …
И уснул. А когда проснулся, рядом с собой нашёл записку (сверху – на древнееврейском языке, снизу – на русский перевод), в которой написано:
«Мы сохранили тебя, чтобы ты смог защитить Родину! Поэтому продолжай».
-Ха! Ну и дела!
Я бы и сам не поверил, если бы Шиповник мне эту записку не показал.
Подделать её было невозможно: не знает же Вовка древнееврейский! Но вернёмся в 1942 год.
И тут вдруг рядом с ним появился пацан, который в руке держал тысячу российских рублей 2000-х годов.
-Спасибо!
Вовка нашёл в темноте лесной чащи какой-то телепорт, зашёл в него и оказался в своих родных местах и в своём времени. Он зашёл в магазин «Русский Фейерверк» - и сразу к продавщице:
-У вас можно бомбочек купить?
-А зачем тебе, солдат?
-Да мы в войну у меня во дворе с пацанами играем! Вот знакомая швея форму сшила, а папаша «ППШ» сделал, как настоящий. Короче, спецэффекты нужны!
-Держи!
-Спасибо!
Все оставшиеся бомбочки, которые были в магазине, Шиповник купил за свою тысячу рублей.
-Ну, всё! Трендец фрицам пришёл!
Вовка за одним из домов нашёл телепорт, вернулся на войну, в то же место, где погиб. И не увидел своего отряда. Зато увидел могилку, рядом с которой лежал «ППШ» и подсумок с патронами к нему. Он всё это взял и понял, что кто-то из отряда погиб.

А те, кто был в живых, давно уже были в другом месте. Отряд ушёл, оставив за собой разбухшие тела фрицев и своих павших в могиле.
Глава 5,
Первый бой,
11 октября 2011 года 6 «Б» класс (все пацаны) куда-то исчез. Были поданы заявления в полицию, но найти их никто не смог.
В этот же день, но уже в 1942 году, со станции «Ангара» («Усолье-Сибирское» с 1953) отходил эшелон с солдатами, в котором целый вагон называли «подростковым». В нём и были ученики 6 «Б» класса (а точнее, весь вагон из них и состоял).
Чего мальцы забыли в солдатском эшелоне? Они ехали на войну, как когда-то и Шиповник (тем более что встречать их должен был именно он). А ехали они потому, что Шиповников, когда был в 2011 году, потянул их за собой, потому что воевать с такими зверями, как фашисты, одному – всё равно что с тридцатого этажа упасть.
Вместе с ними он летел в 1942 год на машине времени.
Станция «Луга». Здесь они и сошли. И, как и ожидали, здесь их встретил Шиповник.
-Здорово, пацаны!
-Так вот где ты пропадаешь!
-Ну так! Машина времени! Хорошая, однако, штука.
-Куда идти-то? – спросил Даня.
-Отсюда далеко. На полуторке доедем. И лучше не психуй. А то я психану!
Полуторку вёл красноармеец из штаба.
-Здесь остановите, товарищ старшина! – сказал Вовка, - нам в штаб надо зайти.
И пошёл к начштабу.
-Здравия желаю, товарищ полковник!
-А! Шиповников! Чего тебе?
-Ко мне тут совсем недавно подкрепление прибыло.
-Покажешь?
-Так точно! Разрешите познакомить!
-Давай!
-Ага, сейчас! Заходите!
Полковник опешил.
-Это подкрепление? Ты уверен, что твои справятся?
-Да я за пацанов ручаюсь! Если что, головой отвечу! Я же сам им ровесник! Я с первого класса их знаю!
-Ну, ты-то в отряде Шевкунова был! А насчёт твоих я сомневаюсь!
-Товарищ полковник! Им чего, обратно в Сибирь тащиться?
-А вы родом из Сибири?
-Разумеется! И я, и они!
-Ладно, убедил! Будет тебе подразделение! Но только под твою ответственность!
Пацанам выдали оружие(в основном винтовки и карабины
Мосина, но кое-кому достались и «ППШ» с подсумками для патронов). Также выдали пулемёт «Максим», за которым, что символично, стоял солдат по имени Максим, , каждому 2 ручных гранаты «РГ» и 3 «лимонки». Конечно же, дали форму. Класс сел в машину, и все дружно покатили на место.
Наконец, полуторка остановилась.
-Вот это пространство вы будете удерживать – сказал водитель, - здесь уже был один отряд, но после того как они ушли, немцы сюда снова пришли и неподалёку отсюда отстроили разрушенный штаб.
-Как им только наглости хватило?! Ну, ладно, сейчас выгрузимся!
Кстати, что случилось с отрядом Шевкунова, в котором до своей гибели воевал Шиповник?
Этот отряд в то время уже был под Ленинградом, который пытались в кровопролитных боях отбить у немцев. И хотя от него осталось всего 11 человек, всё равно продолжали сражаться. Но вернёмся к нашим пацанам
-Ну, всё, выгружаемся, приехали!
-Уже?
-Ну, а как же? В общем, здесь где-то есть окопы, надо только, возможно, поискать, они могут уже и осыпаться! Все вышли, все всё взяли?
-Ты нам что, не веришь!
-Должен проверить! Полуторка нас ждать не будет! Укатит вместе со всем, что оставили, и только её и видали! Так что пройдитесь до полуторки, проверьте!
Как и должно было быть, все и всё взяли.
Но Максу потребовалась помощь.
-Слышь, Шиповник, подсоби, а! Бандура-то эта тяжёлая!
-Не бандура, а "Максим"! Он нам жизни, может, сохранит когда-нибудь!
Что ж поделать, «ДП» нам ни одного не досталось! Может, попадётся где-нибудь! А то и "МГ" прихватим! Всё, погнали! Ой, египетская сила! К води-ле забыл подойти! Это, ты иди к окопу, там встанешь, проследишь за нашими! Я потом приду, по позициям распределю!
Вовка подошёл к водителю:
-У нас все выгрузились! Можешь ехать!
-Давай, старшина, держись! Через сутки ещё машина приедет!, - сказал водитель.
-Лады! А мы прорвёмся, не переживай, ефрейтор!
-Всё, я поехал!
-Давай! Пусть привезут ручной пулемёт, если найдётся! А если нет, то как говорится, и суда нет!
-Есть, товарищ старшина! Узнаю! А... это, вас где искать, если тут не будет?
-Да где-то километра за два отсюда - ответил Шиповник. Всё, я пошёл, мне к пацанам надо!
Грузовик укатился, оставив старшину РККА Шиповникова наедине со своим подразделением и раздумьями по поводу того, какую тактику боёв выбрать, где искать немцев, и многое другое, о чём подобает думать в боевой обстановке командиру воинского подразделения.
Но, наконец, в его голове что-то прояснилось, и он всё обдумал, немедленно начав ставить класс на позиции.
-Отделение, на позиции! Мася, вставай в центре, по левую руку от меня!
Мася кивнул и быстро, насколько это возможно со станкачом, выполнил приказ и встал на позицию.
-Андрюха, Суслик! На фланги!
-Чего?
-По краям окопа! Дюша с левого, Суслик с правого! Даня, справа от меня вставай, Рыжий, Лопата - в тыл окопа!
-Володя, ты чё делаешь? Рыжего с Лопатой вместе ставишь! - возмутился Бахрамыч.
-Видишь! Я ещё и тонкий психолог!
Для меня, как для Матроскина, совместный труд...
-Вован - весь в непонятках, спросил Рыжий - а в какой тыл?
-Дурак! - заорали все - не знает, что такое тыл!
-Ха-а-а-ха!
-Типа вы все и всё знаете! Ботаники!
-Слышь ты! Кто тут ботаники, э?!
-Похлеще тебя ещё разбираемся!
-Ну-ну! Что это? Вот именно, ботаники! Ни хрена не знают!
-Пасть закрой!
-А вы мне рот не затыкайте! Затычки в каждой бочке, тоже мне! И вообще, я не говорил, что не знаю, что тако...
-Все молчать! - рявкнул Шиповник. - Разорались тут! Позиции нарушили! Тыл - это в конце окопа!
-Без тебя знаю! В сторону какую?
-А! Так бы и сказал! В южную!
-Спасибо!
-Отделение, на позиции! Восстановить расположение! Так, а кому я чего объяснял? А, Бахрамычу! Вот смотри! Сидят они вместе в тылу окопа, совместно трудятся, да? Вот и выходит, что для меня, и для них тоже, как для кота Матроскина, совместный труд, он объединяет! Понятно? Да и вообще, разве всё у них так плохо?
-Я не знаю - ответствовал Бахрамыч.
-Вот, вот! Всё, вопрос закрыт, я отделение дальше строю! Киря, Никитос - встанете за окопом, прикроете тыл! Кетчуп, Толян - тоже в тыл, только на северную сторону.
-А мы?
-Ой, чёрт! Бахрамыч, Лёха, Алибек, Егорыч - в центр окопа.
«Вроде всех расставил - думал Шиповник. – Но всё-таки перекличку провести надо", что он и сделал.
Вы, кстати, не заметили, что слово "фрицы" созвучно со словом "курицы"? А пацаны в скором времени их так и будут называть (фриц-курица, фриц-цыплёнок).
Прошло часов с пять, но немцев всё не было.
-Где эти твари фрицы, где застряли? - разносились голоса по окопу. Хотя кое-кому было охота, чтобы курицы и цыплята не появлялись никогда. Не буду называть по имени, всё равно никого не знаете. А, впрочем, он себя сам выдал.
-Ну и чего мы тут сидим! Меня бесит уже! - раздались вопли Рыжего.
-Заткнись, предатель, а то я тебе сейчас нос в голову запихаю и скажу, что так и было! - вспылил Мася, который и раньше не отличался терпимостью. А что касается Рыжего, то его Макс вовсе, как говорится, не переваривал и готов был влепить ему по самое не хочу за просто так. Психология такая.
Вмешаться, понятное дело, стоило.
-Отставить! Красноармеец Райниш, что предлагаешь?
-Я могу к немцам податься!
Прошла волна нервного смеха.
-Да, ага так они тебя и взяли! Ха! Рыжий у немцев! Таких, как ты, у цыплят и без тебя много!
-Молчать! Райниш, получше подумай!
-Я могу вообще домой уйти!..
-Шуруй!
-Только ты меня должен на машине своей доставить!
-Ну ты и козёл! Я тебя, можно сказать, в правах с другими уравнял, с собой взял, а ты меня нагло предаёшь! И даже не только и не столько меня, сколько себя самого! На тебе же медальон, и ты его выбросишь, когда пойдёшь, да?
-Ну и выброшу!
-Вот! А поисковики у гитлерюгендовца какого-нибудь твой медальон найдут, и - опа! - предок Витьки Райниша, Райниш Виктор, четырнадцати лет от роду, к немцам подался! Ещё и погиб! А это даже не твоего предка медальон, а твой собственный! И когда по новостям покажут про это сюжет, ты поймёшь, что зря от нас ушёл! Так что никуда ты отсюда не уйдёшь и будешь с нами в этом окопе сидеть столько, сколько надо! А если во время атаки назад или к немцам пойдёшь, я тебя, как командир отделения, пристрелю за саботаж или дезертирство! Понял! А если проявишь себя как храбрый солдат, то может, Орден Славы тебе дадут, когда учредят, или Красной Звезды, или Красного Знамени, а то и Ленина! Фу! Всё сказал! Ну куда же всё-таки цыплята делись, а?
И тут командира осенило.
-Я понял! Они, никак, поджидают, пока сами подойдём! Хрена с два! Сами придут! А мы тут как тут! И встретим их с музыкой винтовок, "ППШ" и "Максима"! А? Так и сделаем! И если они реально хоть куда-то двигаются, то нас им никак не обойти! Верно я говорю, отделение?!
- Так точно, товарищ старшина!
-Так-с! А у нас же с дороги маковой росинки во рту не наблюдалось! Распаковывайте вещмешки, там наверняка пайки есть! Перекусим чуть-чуть, боезапас выложим! Не могло же нас начальство без еды оставить! Потом и подремать можно!
Ну, уж такой-то приказ исполняется безо всяких претензий. И через несколько секунд уже все за обе щеки уплетали поставленное в рамках ленд-лиза консервированное американское мясо, которым пацанов в достаточном количестве обеспечило командование.
-Только консервы надо экономить! Нам их всего на двое суток дали!
-А потом как?
-У куриц добудем! Или на следующей полуторке привезут!
Наскоро перекусили и решили вздремнуть. Но не тут-то было!
-О! Полуторка! Нам грузы везут! Все на дорогу, встречаем грузовик!
-Урра-а-а!
-Разгрузить!
-Есть!
-О, Шиповник, дуй сюда, гляди, чего привезли!
-Чего там тебе!
-Ну, иди!
Шиповник подошёл. И на его лице засветилась улыбка.
-Пацаны, гуляем! Хлеб, консервы, патроны! Ю-хууу! Автоматы привезли!
Мась!
-Чего?
-Иди сюда!
Макс подошёл.
-Чего?
-ДП брать будешь?
-Кого?
-Смотри!
Вовка достал пулемёт.
-Смотри! Это - ДП, Дегтярёв Пехотный! Брать будешь?!
-А тот пулемёт куда?
-Паркуристам отдадим, на фланги! Тем более что ДП тут не один! На оба фланга хватит и на тылы!
-Не, я лучше с тем буду!
-Ну ладно. Кетчуп!
-Чего?
-Иди сюда, я тебе пулемёт дам!
-Чего говоришь?
-Держи пулемёт! В хозяйстве на твоём секторе пригодится!
-Я ж не умею!..
-Ты и с Мосиным не умеешь! В бою научишься! Бери давай, тебе такую огневую поддержку нахаляву дают, а ты артачишься! Бери, я сказал!
-Ну давай!
Шиповник дал Кетчупу пулемёт.
-Фланги и тылы, за пулемётами! Остальные наваливаемся на автоматы, гранаты, боеприпасы и жратву! Быстрее разгружаемся! Так, Лопата, держи! Дюша, ты где?
-Здесь я!
-На и тебе тоже! Он числится за тобой. Посеешь - голову тебе оторву, понял!
-Ага!
-Суслик! Пулемёт бери! Кстати, про головы! Всех касается! Посеете оружие, бошки всем откручу! Ну, а последний пулемёт я себе заберу.
Наконец, полуторку разгрузили. И тут Володьку окликнул водитель:
-Командир!
-Что?
-Сейчас подъедет машина. Там рация со связистом. Примете, встретите.
-Лады. Примем, встретим! Стартуй!
Через несколько минут появился штабной "Виллис" со связистом.
-Сержант Прокопьев! Прислан для связи!
-Старшина Шиповников. Вы перехо-
дите в моё распоряжение. Отныне я ваш командир, товарищ старший сержант. Все приказы выполнять беспрекословно, как подобает солдату Красной Армии. Нужно будет в бой вступить - вступите! Усекли?
-Так точно!
-Ну и славно. Сейчас распаковывайтесь и потом за нашу солдатскую работу.
-Слушаюсь!
-Значится так, товарищи! Это наш связист, Игорь Прокопьев. Он окруженец. Под Луга попал из-под Донецка. Украинец, но по-русски говорит чисто, без акцента. Звание его сержант. Если по какому-то вопросу к командованию или куда-то на Большую Землю - всё через него. Ну, а сейчас, поскольку время уже подходит к 12 ночи, а немцев мы ещё не видали, то даю приказ о несении караульной службы. Нужны три добровольца. Кто пойдёт?
Тишина.
-Приказ отменить не могу, караул нам нужен, мы едва ли не в тылу у врага. Поэтому если кто-то не вызовется, караульных назначу сам.
Из строя вышли Киря и Никитос.
-Уже лучше! Кто ещё? Понятно! К вам, значит, назначаю... о! Рыжего! Он у нас в наказание часовым будет. Красноармеец Райниш!
-Я!
-Шаг вперёд!
Рыжий вышел.
-Теперь к караульным!
И сам подошёл к ним.
-В общем, так, пацаны! Если что, то можно его кулаком приложить. Но только так, чтобы он у нас ещё оружие в строю держать мог и в атаки ходить. Ясно?!
-Мы подводили когда-то?! - ответил за обоих Киря.
Шиповник повернулся к строю.
-Отделение! Старшим караульным назначается Киря! Остальные отбой!
Все улеглись. Дрыхнет Шиповник, дрыхнет Даня, дрыхнет Мася-пулемётчик, короче все. Кроме караульных. Ну и командир изредка встанет для обхода позиций. Все остальные на позициях уж третий сон смотрят.
И вот, они, курицы. Первым их заметил Рыжий.
-А-а-а-а! Получайте! Подъём! Все сюда!
На стрельбу прибежали Киря с Никитосом.
-Немцы! Шиповник! - заорал, чтобы перекричать стрельбу, Никич.
-А! Чего ты орёшь?!
-ФАШИСТЫ! (я специально выделил и подчеркнул это слово для передачи интонации).
-Где? Чего, уже пришли?! Ух, ёкарный бабай, ни хрена их тут! Отделение, подъём! Немцы!
-Ай! Господин капитан! Русские свиньи меня ранили! - слышались голоса с вражеской стороны, естественно, на немецком. - Терпи! Русские от нас никуда не денутся!
В скором времени Вовкин "МП" разрядился. И тогда он взял в руки "ППШ". Паникуйте, фрицы! В его руках этот автомат был не просто оружием, а машиной смерти. Ибо если он из "МП" уже скосил человек 25 немцев и ранил 45 (это со всего боезапаса), то со "Шпагиным" у фрицев вовсе не остаётся шансов продолжить атаку. А Шиповник здесь не один, у него целое отделение, и у каждого схвачены гранаты с винтовками, и у многих есть "ППШ", плюс пулемёт в центре и ещё по одному на каждом фланге и в тылах.
Тут, в самое время, заработал Мася-пулемётчик, довершая работу стволов пацанов. В целом, бой был сравнительно коротким.
-Ну что, пацаны, у меня осталось два диска к "ППШ". Надо оружие собрать.
Патронов, как оказалось, у всех осталось не слишком много. Хорошо повоевали.
-Не хило мы им подкинули, а? Вон сколько трупов лежит!
Их действительно было очень много для одного отделения - больше трёх сотен.
Оружие собирали, предварительно его разрядив, потом снова заряжая. Было среди всего этого трофейного оружейного добра и три панцершрека. Они достались Дане, Никичу и Кире. Бахрамыч за свою работу получил автомат "МП-38", Рыжий - "МП-28"(магазин сбоку). Вовке мог достаться МГ-34, но ранее он с ним не был знаком и потому пристроил в качестве запасного пулемёта к машине времени. Славка с Алибеком получили соответственно пистолеты "Маузер" 1914 года и "Маузер К-96". Даня вместе с панцером забрал себе парабеллум. Когда делёжка трофеев закончилась, отделение вновь двинулось в путь.
Глава 6,
Бои за штаб,
-Ну что, бойцы, как вам первый боевой опыт? Пошёл на пользу? Лихо мы их уделали, а?
-Ну, надо сказать, немножко волновались!
-А, это фигня! В следующем бою уже поменьше страха будет!
-Ага! Если не больше!
-С чего бы вдруг?
-Они потом на нас столько людей отправят!
-Об этом я и не подумал! А, впрочем, ерунда! Сегодня мы три сотни уделали, а это две роты, завтра ещё три, потом будем их тысячами косить!
-И чему здесь тебя только научили? Людей класть? Ты испортился, Вован!
-А ты мне нотаций не читай! Оглянись! Война кругом! Короче, ладно, пошли!
-Куда?
-Куриц бить! Сегодня на жаркое три сотни уже настреляли, завтра будет, возможно, больше!
-Не надо!
-Слушай, Славян, хорош! Пока у нас есть пулемёты, гранаты и автоматы, будем отбиваться и нападать, сколько сможем. Потом на дно заляжем на время, передохнём, боезапас пополним, и снова в бой! А вообще, я караульным хотел сегодня спасибо сказать, да пока, Славян, мы тут с тобой лясы точили о том, что такое хорошо и что такое плохо, у меня из башки совсем выскочило! Спасибо караульным! Если б не они, поубивали бы нас сегодня! А так победа, причём без потерь! Штука едва ли реальная! Отделение, вперёд!
-Да ладно, пошли, чего ждать? Немцев мы не пропустили! Хотя по идее следовало бы остаться!
-На кой нам это надо?
-Удерживать территорию!
-Нет, так дела не делаются! Мы,
во-первых, не отступаем, а вперёд идём! Во-вторых, мы так себе жизни сохраняем, потому что пока они поймут, что к чему, пока сюда стянут силы, мы уже в это время бабахнем в другом месте! А сейчас мы идём к штабу! Бабахнем там! За мной!
И они пошли. Но штаб оказался слишком далеко и был хорошо замаскирован. Поэтому отделение его долго искало. Но всё-таки нашли. Пацанам везло. Немцы их сейчас не видели и не могли увидеть, потому что они прятались в "зелёнке" на холме. Зато с холма все передвижения и всё расположение немцев было прекрасно видно.
-Вот, он их штаб! Ни хрена их тут! А ведь они ещё и в здании и там их наверняка много! Так, где мой "ППШ"?
Вовка нашарил автомат у себя за спиной, и стал тщательно готовить его к бою.
-Бойцы! Достаём оружие и подходим ближе к штабу. Быстрее, быстрее!
Сменили позиции.
-Приготовиться к бою! - скомандовал Вовка и сам передёрнул затвор - Огонь сразу после моего первого выстрела! Я веду огонь по грузовикам, остальные - по живой силе! Кто с пулемётами, все ко мне.
Подготовка к бою закончилась.
-К бою готовы! - откликнулись пацаны.
-Прощайте, последние патроны! Прокопьев!
-Я!
-Ко мне, бегом!
-Прибыл, товарищ старшина!
-Держи ДП. Вступишь в бой!
-Есть!
Вовка снова передёрнул затвор.
-Сейчас начну стрелять! Будьте готовы! Резину не тянуть, стразу стрелять!
Послышались выстрелы из "ППШ" Володьки. Взорвался первый грузовик.
И тут же огонь из всех стволов. Начали взрываться остальные грузовики. Заработали все пулемёты.
-А-а-а-ау! Кто это? Кто здесь?
Взрыв.
-Ау! Нет! Больно!
-Русские! Вон они, в лесу! Ловите их!
-Получайте, козлы! Всех положим! - орал Суслик.
-Ау! - заорал немец, - Меня ранили!
-Бахрамыч, Дюха, остаётесь со мной!
А вы все назад! Мы вас прикроем и тоже уйдём! Старший - Прокопьев!
К нам в окопы! Залезете все и чтоб без нас никуда из них не вылезали! И будьте начеку! Огонь, пацаны! Вы ещё здесь? Прокопьев, уводи людей!
-Есть!
-Мотайте отсюда! Живее, живее, что как сонные мухи! А-а-а-а!
-Русские, русские! Ловите их держите их! Они уйдут!
-Уйдут, скотобаза фрицевская, уйдут!
-Погибайте, твари! - орали хором все трое.
Грузовики едва успевали взрываться. И каждый взорванный грузовик обходился фрицам в несколько жизней.
-Бахрамыч, я пустой! Одолжи диск!
-У самого последний, старшина!
-Ч-ч-чёрт! Тогда прикройте меня!
-Володька, ты куда?! Стой! Убьют же! - орал Дюша.
-А сидеть сложа руки мне тоже резона нету! Лучше в бою помереть хотя б с тремя патронами в магазине, чем ждать, пока цыплята за тобой в "зелёнку" залезут! Я пошёл хотя бы за винтовкой!
-Лежать! Давай тогда отходить, раз стрелять нечем!
-Никаких отходить! Они на нас мигом выйдут!
-Да убьют же тебя, что ты такой тупой-то?!
-Если прикроете, то не убьют! Я пошёл!
-Давай быстрее!
-Не учи учёного!
Едва Шиповник вылез из "зелёнки", возник здоровый немец и заорал по-немецки:
-Ага, попался! Вот я сейчас с вами всеми разделаюсь!
-Да пошёл ты!
-Стой, рюски! Я всё равно догнать!
Вовка взял у немца "МП-38" и говорит:
-Получай!
-Ай!
-Бахрамыч, забирай винтовку!
-Забрал!
-Уходим! Прилично им наваляли!
В это время у немцев после боя, когда они оправились от неожиданной для себя выходки русских, происходило нечто подобное:
-Где они? Куда они убежали?
-Неизвестно!
-Господин командир! Тут русские Ганса убили!
-Нет! Как же это могло произойти? Вот ловите их теперь!
Затарахтели грузовики и мотоциклы, солдаты стали залезать в транспорт.
-Вперёд, вперёд! Быстрее, быстрее!
В это время Бахрамыч, Дюша, Шиповник подошли наконец к окопу. И увидели, что в лесу что-то взорвалось. И вылетел самолёт. Лопата поднял автомат.
-Отставить! - Вовка взглянул в бинокль - наши! Летит в сторону границы (на северо-запад). Там какой-то немец наш самолёт пытается сбить! Огонь, пока можно достать! Можно взять
панцершрек.
-Вот это по мне! - сказал Киря.
Но всё-таки немец наш самолёт сбил.
Киря всё-таки выстрелил. И поэтому оба самолёта рухнули в лес. А там как раз шли немцы, которые хотели расправиться с Вовкиным отделением. Так что кто знает, что бы было, если бы самолёты не упали в лес, лишив его больше сотни деревьев.
-Вперёд, в лес! Там наверняка есть оружие!
-Может, его хватит уже собирать! - рявкнул Рыжий.
-Ты знаешь, сколько в штабе этих куриц? Если тебя убьют, мне, как командиру, придётся ответ держать, почему я тебе не помог! А ты сам виноват, не захотел запас оружия пополнить! А у тебя весь запас - "ППШ", к которому остался один диск, наган, и немецкая винтовка! Всё! Больше у тебя ни хрена нету! Так что собирать оружие, бегом! Прокопьев!
-Я здесь!
-Пулемёт дай! С "МГ" знаком?
-Есть чуть-чуть!
-Тогда бери там у немцев с патронами. Тоже будешь воевать! Отделение, к бою готовы?
-Так точно!
-В атаку! Вперёд! Ур-р-р-р-р-а-а-а-а!
-Русские! Ганс, Отто, огонь!
-Где они, Вальтер?
-Вон они! Они атакуют!
-Козлы, немцы, убежали! Так, все по углам!
-Макс, без помощника сможешь?
-Нет!
-Чёрт! Лады, сейчас дам кого-нибудь. Покатились, короче!
Отделение подошло к штабу.
-Бахрамыч, Алибек, Лёха, Егор! Штурмуйте штаб! Там сами решите, что будете делать! Макс, Киря! по этим углам вставайте! Киря, встань лучше сзади него!
-Зачем?
-У Маси пулемёт! Пулемёт станковый! Если ты встанешь впереди, можно будет тебя задеть. Да ты и повыше будешь! Никич, Суслик - к сладу! Даня, Славка, Латаков - в конец дороги, где крайний выход штаба!
Да только там таких выходов - до хрена. Умные курицы, наделали отходных путей себе!
-Толян, возьми на себя спуск с холмов!
Остался только... Райниш.
-О ё-моё! Кого я взял себе-то! Ладно, пошли, хрен с тобой, моя черешня! Только не подведи меня, а!
-Смотри, углы одинаковые!
-Где? О! Круто! Значит, я тебя видеть буду! А! Немцы стоят!
Вовка стал стрелять из своего пулемёта, расстреляв половину магазина.
Фрицы (их осталось шестеро), двинулись на Вовку с Рыжим.
-Тихо! Фрицы идут! По углам!
Вовка не боялся, а вот Рыжий захотел убежать куда-нибудь.
-Фу, трус!
И вот они, фрицы, вплотную подошли!
-А-а-а-а! Рыжий, давай!
Четверо немцев полегли. Остальные двое набросились на пацанов. Те от неожиданности даже автоматы бросили. Бились врукопашную. Но сил не хватило. Немцы были откормленные, здоровые, как шкафы. И когда фрицы уже почти одолели Шиповника с Рыжим, раздались выстрелы из "МП-38". Это был Толян Щенников, тот, который взял на себя холмы. Послышались стоны:
-О-о-о-о! Немцы, козлы. Толян, это ты? Никогда бы не подумал! Красавчик вообще! Спасибо! Даже не знаю, чтоб мы без тебя делали! Подъём, Витос!
-Идти сможете, пацаны?
-За Витьку не знаю, а я могу только сказать, что оружие смогу держать! Надо размяться! Да, я могу идти!
Поехали! Только сначала в немецкую форму переоденемся!
Натянули на себя немецкие штаны, мундиры, плащи и каски. И решили к своим выйти. Только вышли, и затрещал "Максим", а сзади Кирин "ППШ".
-А-а-а! Фрицы! Пацанов убили!
Все трое заорали:
-Эй, вы чего, свои! Это мы и есть!
-Да? Документы!
-Мась, хорош прикалываться! Мы сейчас подойдём!
Подошли. И пацаны выдохнули:
-Фу-у! А мы уж вас чуть не убили! Думали, вас немцы укокошили!
-А могли! - раздался Вовкин ответ, - да спасибо Толяну, он нас с Рыжим выручил. А Витос сегодня снова отличился.
-Что он сделал? - живо заинтересовались Толян, Киря и Макс-пулемётчик.
-Ну, мы же уничтожили банду немцев, не всю, правда. Там, в общем, шестеро ещё остались. Ну, они на нас и двинули. Рыжий, представляете, четырёх скосил! Из автомата!
А Толька добавил:
-А остальные трое на вас набросились, тут я подоспел, и всё закончилось.
-Да! Нас едва не задушили! Так что Толян подоспел вовремя! Быть тебе сержантом!
-Спасибо, командир!
-Ладно, пошли. Только я вон что думаю! Нам всем надо фрицами стать! Вот ведь прикол, а? Подходим к ним, "Гутен Таг", всё такое! Только отошли, сразу "ППШ", панцеры, "Максим" и т.д., и т.п. И что самое главное, ни от кого удирать не надо!
Всё сделали как надо. Переоделись.
-Кто-то должен сгонять в штаб, пацанам передать про план наш.
-В общем, сделаем так - сказал Шиповник, когда всё отделение собралось, - мы, т.е. я, Толян и Рыжий пойдём туда, откуда пришли. Мы там дельце одно не закончили. А вы, Бахрамыч, Алибек, Лёха, Егорыч, полностью уничтожьте штаб. Я здесь где-то миномёт видел. По штабу пальнёте из него. Остальные сами разбирайтесь. Ну, а мы погнали.
Наша троица (Толян, Шиповник, Рыжий) двинулась на оставшихся в километре от штаба немцев. Разбили их. А Бахрамыч, Алибек, Лёха, Егор тем временем уничтожили штаб. А потом отделение соединилось и все вместе погнали немцев, сметая всё на своём пути.
-Ура-а-а-а-а-а! Отделение, гнать немцев!
Бой был коротким и жестоким. Так немчуры в окрестностях штаба не осталось. Несколько человек убежали, но в зелёнке напоролись на свои же мины.
Вот так отделение Шиповника выполнило свою первую задачу.
Впоследствии отделение за этот бой наградили.
Глава 7,
В Эстонии,
11 ноября 1942 года. Прошёл месяц с того момента, как 7 "Б" оказался на войне. Отделение Шиповникова продвигается всё ближе и ближе к границе с Эстонией.
Вот и вышли в заданный район (ещё даже не на границе). Вырыли окоп, заняли позиции.
-Ты нас распределять будешь? - спросил Лёха.
-Естественно! Сами вы правильные позиции не займёте, а так всё будет путём. Да и вы друг друга перестреляете, только оставлю я вас одних.
-Да с радостью бы - отозвался Щенников.
-Надо бы кого-нибудь в разведку послать. Поглядеть, далеко немцы или нет?
-Рыжий, Киря, идите - сказал Бахрамыч.
-Я не пойду! - сказал Рыжий.
-Я тоже не пойду! Больно надо!
-Конечно, вы не пойдёте! Рыжего с Кирей отправлять нельзя! Поубивают друг друга! Я схожу с несколькими людьми. Только не перестреляйте друг друга, а то я один с этой кучей немцев не справлюсь.
Через две минуты Вовка с разведчиками прибежали в окоп.
-Готовьтесь! Враг в нескольких метрах отсюда! И идёт в нашу сторону. Думаю, есть ещё время. Куда им торопиться?! Они ж не знают, что мы здесь!
Прошёл час. А курицы не появляются.
-Привал у них. По любому. Но всё равно нужно начеку быть.
Прошло ещё два часа.
- Чего стоим? - спросил Даня, - может, двинемся уже?
-Рано ещё!
-Так мы же "немцы"! Можно идти, они ж ничего не заподозрят!
-Да, точно, мы же в их форме! Я и забыл! Но всё равно рано!
-Так мы долго стоять будем! - начал закипать Суслик.
-И? Оно ж лучше! Хоть подольше отдохнём.
Ага, отдохнём! Как бы не так! Уже фрицы пошли!
Всё тот же Даня снова вступает в диалог:
-Нет, не отдохнём! Немцы идут.
Вовка переместился на свою позицию, взяв бинокль.
-Точно! На позиции! В руки взять немецкое оружие, чтобы подозрений не было!
Подошли курицы. Офицер-наседка и ефрейторы-цыплята.
-Хайль Гитлер, обер-лейтенант - поздоровался Вовка с немецким офицером (естественно, на его языке).
-Хайль, - в свою очередь ответил ему офицер, - мы 235-ый пехотный взвод. А вы кто такие?
-Мы русские коллаборационисты, власовцы, - ответил ему Вовка, и подмигнул отделению - мол, не лезьте.
Обер-лейтенант сразу изменился в лице, солдаты стали готовить оружие.
-Вы чего, ребят? - притворился испуганным Вовка, - мы же свои, союзники!
-Не доверяем мы вам, - оскалился офицер, солдаты и вовсе навели стволы на отделение.
Ситуация нагнеталась всё больше и больше. Вовка решил действовать.
-Там коммунисты! - Вовка показал обор-лейтенанту направление, где якобы шли красные (туда, откуда пришли немцы), а пацанам скомандовал:
-Огонь по немцам!
И на отвлёкшихся пехотинцев посыпался шквал огня от "коллаборационистов". Через несколько секунд всё было кончено.
-Вот и ещё взвод на нашем счету. Сколько там до границы?
-Уже всё, пришли - ответил Шиповнику Прокопьев, сверившись с картой. За лесом уже Эстония.
-Отлично! Ищем указатели!
Наконец вышли на границу. И на старые места поставили указатели - "РСФСР" и "Эстонская ССР".
Глава 7,
Разрозненное отделение,
После перехода через эстонскую границу отделение Шиповникова попало под обстрел. В попытке спастись разбежались. Часть отделения, во главе с Прокопьевым отходила, отстреливаясь, к ближайшему городку, часть, во главе с Шиповником (вместе с Дюшей и Сусликом), пошла в другую сторону, тоже впоследствии разделившись. Так они надолго оказались разрознены. Забегая вперёд, скажу, что Шиповник встретился со своим отделением только в Кёнигсберге (Калининграде), пройдя с боями далеко на запад, в Восточную Пруссию. Это был самый бесславный бой отделения. Не было убито ни одного врага. Но и среди наших потерь тоже не было.
...Шиповник со своей частью отделения ушёл из города в самый последний момент. Они долго не могли выйти из смыкавшегося кольца немецкого окружения. Их постоянно преследовали. Было тяжело, залезли в топи. Отстреливались короткими, лающими очередями.
-Что делать, Вован? - измученно спрашивали у командира солдаты.
-Надо выбираться из болот.
-Так показывай дорогу, чего мы топчемся на одном месте.
-Легко тебе говорить, Суслик. А то, что я тут ни разу не был, тебя не волнует. Хорошо, хоть куриц пока не видать. Но если по нам пушки их бить будут, то это кранты.
Им повезло. Немцы действительно готовили к бою орудие, но топь, в которой Шиповник с пацанами увяз, находилась недостижимо далеко даже для артиллерии.
-Надо выбираться отсюда, пацаны, - сказал Володька, - я там справа землю вижу, побрели туда.
-Ну, давай попробуем, - согласился Дюша.
Наконец, эта эпопея с болотом закончилась.
-Давайте разделяться, пацаны, - сказал Шиповник, - я прямо, давайте направо.
Так и эта часть разделилась.
Вовка шёл, даже, можно сказать, еле плёлся, и наконец увидел какой-то штаб. Там стоял грузовик, на который Шиповник и надеялся.
-Вот то, что надо!
Но к этому грузовику ещё нужно было пробиться через тьму «лучших и не очень» «представителей немецкой нации», которых было очень много, может, батальон, а может, и больше. Да и сам грузовик был не пустой. И пробиться обессиленному воину, который, мало того, что был один, так ещё и нёс с собой приличный груз, было бы тяжко.
«Всё, привал, - думал Шиповник, - иначе я тут и лягу навечно.»
Когда он отдохнул, то понял, что в одиночку вряд ли справится. Но рассчитывать было не на кого. Вовка взял «ППШ» и повёл огонь короткими, в три выстрела, очередями. Из грузовика никто не вылазил: то ли там никого не было, то ли все внутри просто струсили. Этого Шиповник не знал.
Потратив на всех штабных немцев целый диск, Шиповник пошёл к машине, первым делом проверив кузов. Он был пуст. Тогда он пошёл к кабине.
Там сидели офицер, рядовой и водитель. Открыв дверь, Шиповник стал стрелять из перезаряженного «ППШ» в водилу. Офицер и рядовой были пьяны и оказать какое-то серьёзное сопротивление не могли, но всё-таки сопротивлялись. Тогда, вытаскивая уже мёртвого водителя, Володька на ходу убивал и этих двоих. Свалив всех на одно место, он сел в грузовик, завёл мотор и поехал в лес, за вещами. Забрав вещмешок, Шиповников столкнулся с проблемой: «Максим» был тяжёлым, а машина времени - ещё тяжелее. Тут он нашёл какие-то доски и вкатил по ним пулемёт. Ту же штуку повторил с машиной времени, благо «Опель» был бортовым (в крытом она бы не поместилась).
Сел в машину, снял вещмешок с автоматом, положил всё рядом на кресло.
А в это время разрозненные группы отделения, оказавшиеся в разных и абсолютно незнакомых местах, несли с каждой минутой большие потери. Первыми, естественно, погибли Дюша с Сусликом. Что они, измученные, да ещё и всего двое, могли сделать против свежего взвода выпускников ефрейторской школы? Потом уничтожили подразделение Прокопьева. Тут уже была егерская рота. И вот теперь уже все прошли то же, что и Шиповник. Встретил их апостол и говорит:
-Ну и куда вас всех отправить? В рай или в ад?
-На войну!
-Домой, - ответил Рыжий, единственный, кто это попросил. – Я домой хочу! Мне уже надоело!
-Ну, допустим,- ответил апостол, - на войну я отправить могу. А вот домой, Витя, нет! Спрашивай у командира.
А командир тем временем через два километра наткнулся на другой штаб. Здесь он поступил по уже знакомой тактике: расстрелял все грузовики (их было 12), собрал оружие и ушёл в штаб. Когда он был очищен, Волька решил поменять одёжку, уже изрядно потрёпанную и грязную. У Шиповника был свой стиль стрельбы: он всегда старался попасть в каску, так как он уже давно заметил, что 1-2 выстрела по ней убивают противника сразу. Поменяв наконец одежду (в этот раз уже на эсэсовскую), он уехал дальше.
Теперь вернусь к остальным. Первым с неба вернулся Латаков (он же Лопата). Причём вернулся очень удачно.
На место гибели. Потом Макс-пулемётчик рухнул в Ленинград, в Неву, хорошо повеселив и куриц, и наших. Потом из устья реки он попал в Балтийское море. Ну а за Масей уже потянулись и остальные. Причём туда же. Где были немецкие мины, те взрывались под натиском их тел. А они чего? А им хоть бы хны! Никаких ранений, ничего этого нет. Вот таких бы водолазов Союзу, да и России бы не помешали. А что? Скафандров не надо-экономия, мины взрывают – и хоть бы что, опять же экономия – времени и средств на безопасность.
И вот они на берегу. Начался военный совет.
-И что теперь делать? - спросил Алибек.
-Выбираться как-то надо.
-Да кто спорит? Только как это сделать? Не вечно же нам тут сидеть!
-По берегу, - предложил Никич.
-А если немцы? – спросил Киря.
-Я что думаю, парни, - взял слово Толян (который Щенников), - по речке какой-нибудь выйти!
-А если опять немцы? – спросили Славка и Киря.
-Да вы задолбали уже! Немцы, немцы! Что мне до этих немцев? По дну пойдём! Да я им глаза заплюю!
По дну он пойдёт! Заблудится ещё! Хотя кто его знает? Может, и пройдёт!
Нашли Неву. Там зашли в какую-то реку, всю её прошли и упали в родник. Там по невесть откуда взявшемуся проходу вышли прямиком в тот окоп, в котором погибли, нашли созданную Шиповником могилу и… Латакова. Рассказали друг другу, кто как с неба выбирался. Больше никому, кроме Володьки, они об этом не рассказывали. Прошли дальше. Наткнулись на штаб, где все немцы погибли. Потом через Вовкины 2 километра вышли снова к штабу, где он поменял одёжку. По тлеющим грузовикам узнали Волькин почерк.
-Здесь Шиповник поработал, наверно.
Сомнений в том, что штаб уже чист, не было.
-А Шиповника-то нет, кто нами командовать будет? – взял слово Егор.
-О, Бахрам, давай ты!
-Э не-не-не, я не могу!.. Пусть лучше Кетчуп будет!
-Я буду! – заявил Рыжий.
-Ты, Рыжий, с-с-с-супа захотел, да? Тебе какого?
-Даня, стой, а то потом ещё отвечать за него.
-И то правда! Ну, Рыжий, не будь здесь Кетчупа, я б тебе так дюзнул хорошо, чтоб неповадно тебе было в следующий раз совать свой нос куда не надо!
-Кетчуп командир, Кетчуп командир! Каждому отряду по Кетчупу, - скандировали все, - Кетчуп командир!
-Да ладно, ладно, а то вы ж не отвяжетесь от меня!
-Слава Кетчупу! Слава Славе Арсентьеву! Слава Славе! – кричал Даня.
Теперь Шиповник. Уже в Кёнигсберге (кто помнит, как он сейчас называется?) его встретили два немца-амбала с «МП».
-Пароль! Назовите пароль!
«Вот чёрт! Пароль им надо! А я его не знаю! Я попал! Конкретно попал! Хотя, если мозгами пораскинуть, может, и придумаю чего!»
-Я не знаю пароля! Я офицер СС и я возвращаюсь с Восточного фронта, и мне некогда было заниматься паролями!
-Так может, у вас с собой есть документы?
-Ну, если я их не посеял в бою, то наверняка есть!
И документы у него действительно были. На имя унтер-фельдфебеля СС Гюнтера Хальдорфа.
-Гюнтер Хальдорф? Разве он на Восточном фронте?
-Ты отстал от жизни, штабс-ефрейтор! Уже с марта этого года! Следи за сводками!
-Вас много проходит, господин Хальдорф! Всех не упомнишь, - говорил другой немец, обер-лейтенант, - много раненых с Восточного фронта проходит через наш Кёнигсберг. И уж тем более много всякого рода должностных лиц. А вы, кстати, разве один?
-А разве это имеет какое-то значение? Как видите, господа, я один. Моего водителя убили русские партизаны, штабного офицера взяли в плен солдаты. Эти азиаты, недостойные даже сидеть за одним столом с истинными арийцами, взяли в плен моего лучшего друга и адъютанта. Я сам едва спасся от этих зверей и пережил глубокую психическую травму, залечить которую могу только здесь, в Восточной Пруссии.
-Хорошо! Пропускай господина унтер-фельдфебеля СС, штабс-сержант!
Володька проехал в святыню немцев, за которую они потом будут драться не хуже наших. И это доставляло ему особенное удовольствие.
-Вот лохи, а! Я их развёл, а они даже не поняли! Чему их только учат?
«Возвращение офицера СС домой! Как это трогательно!» - думали оба амбала у ворот.
-Я могу собой гордиться! Такого им бреду нанёс, как раз в их духе! Такую речь толкнул, хоть сейчас тосты писать! Теперь бы узнать этот грёбаный пароль!
Шиповник мог, конечно, первым начать битву за город, но он же не мог изменить историю и ход войны! К тому же одному, безо всякой артиллерии, воевать против большой и хорошо укреплённой крепости бессмысленно. Всё равно убьют, и тогда всё на смарку. И вообще, шёл ещё всё тот же 1942, и у стен крепости ещё ни одного нашего солдата не было. Да и если бы существовал этот Шиповников. А так его нет на свете (вот это, пожалуй, единственная в этих семи главах правда, кроме имён пацанов с класса).
Теперь вернёмся к моей выдумке. Подслушав в одном из кабинетов разговор двух офицеров, Шиповник узнал, что пароль «ключ», который был в момент его появления у стен Кёнигсберга, в 02:00 сменят на «Гитлер», и много другой информации.
-Понятно. Теперь пойду я свежим воздухом подышу, а то задохнусь ещё тут, - сказал про себя Шиповник.
-Ты что там делал? – появился эсэсовец, звание которого было на порядок выше Вовкиного – полковник СС.
-Как что? К офицеру ходил! – ответил Шиповник.
-Зачем?
-Ну вообще-то я приехал с Восточного фронта, и хочу получить здесь какое-нибудь помещение для отдыха.
-Как вас зовут?
-Унтер-фельдфебель СС Гюнтер Хальсдорф! Вот мои документы!
Полковник сверился с документами и вернул их Шиповнику.
-Ну, раз такое дело, попрошу вас пройти со мной. Сейчас что-нибудь вам подыщем.
-Спасибо! Я буду очень рад и премного благодарен!
Прошло два месяца. И вот пацаны подоспели. Снова те же амбалы просят назвать пароль.
-Пароль! Назовите пароль!
-Что он сказал?
-Пароль ему нужен! – говорит Макс-пулемётчик (он же немецкий учил. До чего они там дошли со 2 по 7 класс, я не знаю, ибо англичанин, но уж как будет пароль, немцы по-любому знают.)
-А мы его знаем, этот пароль?
-Сейчас всё будет!
-Мы не знаем пароль! Мы с Ленинграда домой возвращаемся!
-Хорошо! Пропускай!
И эти тоже вошли в город. А Шиповник всё это время так и жил в Кёнигсберге в доме, который ему подыскал полковник. И случилось так, что они проходили как раз мимо этого дома и Шиповник их увидел. И позвал Макса на немецком:
-Эй, Макс! Иди сюда!
-Оба на! – вырвалось у Маси на русском. Но это было не так уж громко, - Вован! Ты чего тут делаешь?
-Идите все сюда!
Через минуту всё отделение собралось в доме Шиповника.
-Здорово, Шиповник!
-Здравия желаю, товарищ старшина (все разговоры на русском велись шёпотом).
-Чего ты тут делаешь, Шиповник, и как добрался сюда?
-Чего я тут делаю, я сам толком не знаю, а добрался я сюда на грузовике, что возле дома. Значит, слушайте меня. Я для вас, естественно, не Шиповник, а Гюнтер Хальсдорф, унтер-фельдфебель СС. Документы у меня всегда с собой, если что, ссылайтесь на меня. Вы – мои подчинённые, выберите себе немецкие имена, Мася поможет. Общение на улице – только на немецком, и дома на русском тоже надо разговаривать как можно тише. Кто не знает немецкий-пусть лучше молчит. Действуем тайно, в режиме диверсионной операции. Понятно? А теперь мне расскажите, как вы сами сюда вошли?
-Сказали, что из Ленинграда возвращаемся.
-А я сказал, что просто с Восточного фронта!
И тут началась радость как бы фрицев, которые встретили друг друга. К ним сразу стали подбираться настоящие фрицы, и что-то пытались сказать.
-Да пошли вы, - крикнул Мася.
-Ладно, парни, поехали, время не ждёт! Надо действовать!
Только доехали до ворот, и вдруг…
-Вас просят подойти к коменданту!
-Неужели засекли? – сказал Волька про себя. – Тогда мы пропали! Эх, была не была!
-Пацаны, выходим, - шёпотом сказал он. – Нас к коменданту просят подойти. Похоже пронюхали, кто мы!
-Ага, вылазим!
-Отлично, отлично! Сейчас мы подойдём, ждите.
Через 3 минуты подошли офицеры с постовым.
-Всё, идём! – сказал один из офицеров.
-Скажите, куда мы идём и что произошло?
-Есть подозрения, что вы не немецкие солдаты!
«Спалились! И откуда они взялись, эти подозрения?»
Их привели к тому кабинету, где Шиповник подслушивал пароль.
-Господа офицеры, я привёл предполагаемых шпионов. Вот они!
-Хорошо, Алекс! Мы сейчас разберёмся!
-Есть!
-Вы русские солдаты?
-Нет, нет, господин комендант! Мы не русские солдаты! Мы немцы! Немецкие солдаты!
-Кто-нибудь из вас знает русский язык?
-Нет, господа офицеры!
-Пора браться за оружие, пока не отобрали - шепнул Шиповнику Даня.
-Пора, Даня, пора! Передай всем, чтобы готовили автоматы!
-Понял! Берём автоматы и готовим их! Пора!
-Все готовы?
-Так точно!
-Огонь!
-А-а-а-а-а-а! Мы русские солдаты, ну и что вы сделаете? Аххахаха!
И тут подошли ещё немцы.
-А! Русские! Огонь!
-Чего вам надо-то, а?
-Есть! Все готовы, все убиты! Ура-а!.. Надо одёжку поменять!
Сам Володька взял себе форму убитого майора.
-О! Смотрите! Майор!
-А я лейтенант!
-А я фельдфебель!
-Да какая разница? Всё равно Шиповников старший!
-Погнали отсюда к чёртовой матери!
И через две минуты шиповниковцы покинули Кёнигсберг.

Глава 8,
Отряды Шиповникова и Шевкунова освобождают вокзал в Польше и спасают детей, отправлявшихся к немцам,
Рано утром 29 декабря 1942 года в землянке шиповниковцев, ставших уже отдельным взводом, зазвонил телефон. Трубку взял сам взводный.
-А-а-а! – зевнул он. – Слушаю! Кто?
-Вам звонят из штаба в Мурманске!
-Ух ты ж! Аж из Мурманска!
-Так точно! Майор Хрусталёв! А я с кем имею честь разговаривать, могу узнать?
-Командир отдельного взвода Шиповникова младший лейтенант Владимир Шиповников!
-Как раз вы мне и нужны!
-Да? А в чём, собственно, дело? И чем я могу помочь штабу в таком далёком городе?
У Вольки не проявилось чувство гордости от обращения к нему по-взрослому, на «вы». Ко всему взводу уже давно все именно так и обращались, даже офицеры. И совершенно заслуженно.
-Скорее наш штаб может вам помочь! Нам тут передали задание для вас одно!
-А почему не нам напрямую?
-Так вы послушайте! Если вы его выполните, то Новый Год для вас станет двойным праздником!
-Разве уже Новый Год?
-29 декабря на дворе!
-Ух ты ж сосны-вырубки! А мы уже в датах заблудились! Что за задание?
-А где вы сейчас?
-Под Белостоком, в Польше!
-Как же вы вовремя подошли! Здесь и задание! Вам нужно пройти на вокзал и освободить детей в эшелоне №5. Потом выйдите в город и уничтожите штаб, его легко узнать по остроконечной крыше с фашистским знаменем. Задача ясна?
-Так точно! А эшелон охраняется?
-Конечно, возле каждого вагона по два поляка-эсэсовца. К вам в помощь идёт отдельный взвод…
-Не надо! Сами справимся!
-Он уже близко, и назад я его вернуть не могу. Тем более что вам без него никак. Там есть люди со знанием города.
-Назад вернуть нельзя? Тогда ладно! Что за взвод?
-Шевкунова.
-Да ладно? Дядь Женин? И сколько там?
-25 человек. Вот вам и помощь нашего штаба. Отдельный взвод был на Северном фронте.
-Понятно! Когда выдвигаться?
-Уже сейчас! Немецкая форма нужна?
-Да мы уж при ней!
-Отлично! Конец связи!
-Взвод, подъём! Одеваем немецкую форму и идём к вокзалу!
-Домой поедем?
-Задание у нас!
-Вот люди, а! Сдались бы эти курицы уже! И какого этот тупорылый фюрер не уймётся?
-Я не в курсе, что там у него в мозгах творится. Но мы военные, и нам нельзя не выполнить приказ! Пошли! А, нет пока! Я сейчас позвоню! Прокопьев, связь!
Набрал номер.
-Алло! Это штаб в Мурманске?
-Так точно! А это кто?
-А в штабе?
-Старшина Кузьмин!
-А это младший лейтенант Шиповников! Майора Хрусталёва можно?
-Ждите!
-Хрусталёв на связи! Кто это?
-Шиповников.
-А! Что-то хотели спросить?
-Именно! Вы передайте Дяде Жене, чтобы по людям в немецкой форме огонь не открывали, если они его не ведут! Мы же немцы! И где их ждать?
-Да они тоже немцы. Но я передам! А ждите их возле входа на вокзал. Ещё лучше – у въезда в город.
-Нет, мы от въезда далеко! Мы ждём на вокзале.
-Я передам.
Сеанс связи с Мурманском закончился.
-А теперь поехали!
Прибыли.
-Чего стоим, кого ждём? – спросил Щенников
-Взвод моего бывшего командира, Шевкунова. Вот они идут! Здорово, дядюшки! А вы, Дядь Жень, совсем не изменились: всё так же лейтенант!
-Здорово, Шиповник, здорово! Наслышан о вас, орлы! А ты уже продвинулся по службе: майор Вермахта, не хухры-мухры. А это, я так понимаю, все твои?
-Да, я майор. А так, у нас – младший лейтенант.
-И все сержанты? Нельзя, нельзя!
-А были бы этими… Как их… - возразил Рыжий (ну или пытался).
-Рядовыми!
-Да, точно! И в РККА мы сержанты. Кроме Прокопьева. Он-то старшина уже.
-Ну так вы как, Дядя Женя, с нами теперь?
-Пока нет. Вы своё задание выполните и к нам подойдёте. А ты же, Вовка, кстати, погиб. Как ты выжил-то?
-Да я и не погибал (пришлось ему приврать). Я в бессознательном состоянии был! А потом выбирался из могилы. А где ж все старые?
-Это и есть почти все старые. Не так уж у нас много новобранцев. Ты их просто не видел. Они с задания пришли, когда ты уже на немцев попёр.
-Вот оно что! Ну, прощаться не будем, Дядь Женя! Взвод, поехали!
Подъехали к станции.
-Ну ёкарный бабай! – воскликнул Алибек (он как раз сидел в кабине с Шиповником). – Тут же с холма спускаться!
-Холм подождёт! Последим пока за ними. Отсюда станция как на ладони. А ты бы лучше вместо нытья нашёл наш эшелон.
-Я его уже заметил.
-Где?
Тут к кабине подошли Дюша с Кетчупом и Сусликом.
-Ну, что, командир, приехали?
-Приехать приехали, но из машины вылезать не будем. Мы тут за поляками наблюдаем.
-А на кой за ними наблюдать, Шиповник, - сказал Алибек. – Спустимся и всё.
-Да ну – ответил Шиповник таким тоном, будто на этом разговор был закончен. – А «Опель» наш куда? Оставить с ним никого нельзя, а с холма мы его тоже не спустим.
Тут он что-то заметил. Это подъехал ещё один состав.
-Тихо! Они там грузят что-то. Танки, что ли?
Шиповник достал бинокль. Так оно и было. Танки.
-Ну да! Те самые «ЛТ-38». Ох нелегко нам придётся с этими чехами. Мощные машины. Взвод, слушай мою команду! Сходим с холма. Начинаем операцию. Алибек, где там состав?
-Слева от нас. По третьему пути. Если только я что-то понимаю в надписях на вагонах.
-Вот и славно! Старшина! Старшина!
Подошёл Прокопьев.
-Готов исполнить любой приказ, товарищ младший лейтенант!
-Ты же коммунист, старшина?
-Так точно!
-Поведёшь парней в атаку, когда сойдём. А то мне что-то нехорошо. Так и рвёт!
-Есть! Взвод, в атаку! К эшелону!
-Ура-а-а-а-а-а! Бьём их! Бей фашистов! Смерть полицаям, фашистам и оккупантам! За дружбу с польским народом! За его и за нашу свободу!
-За Родину! – крикнул Вовка, который как раз в это время почувствовал себя лучше. – Давай за жизнь, ребята!
Посыпались выстрелы. Пуль было много, дым от выстрелов стоял столбом, и пули то и дело рикошетили от обшивок вагонов и платформ.
-Огонь по танкам! – скомандовал Шиповник.
И все дружно стали стрелять по ним. Бедные чехи после этого обстрела сияли следами от пуль в разных местах.
-Полицаи не должны уйти! Не давайте им этого!
-Бей полицаев!
-Русские звери идут! Янек, ты почему не стреляешь?
-Затвор заклинило!
-Дай сюда винтовку!
И тут же второго полицая (его звали Пшеслав) пристрелил Никитос. Янек решил сдаться.
-Никич! Забирай его! – крикнул Мася.
-Пошли, поляк! Да не боись ты, никто тебя не тронет!
-Кто-нибудь! – звал Бахрамыч. – Меня полицаи обступили!
На крик прибежал его брат, Алибек.
-Я помогу, брат!
Но его самого повалили.
-Чёрт! Шиповник, помоги!
Но помог им Даня, расстреляв полицаев из своего пистолета.
-Руки давайте! Побежали к четвёртому вагону!
А в это время возле локомотива Шиповник с Максом-пулемётчиком пытались прорваться сквозь окружение, на этот раз из немцев.
-Да уж, Макс, попали мы с тобой в переделку хорошую. С этими уже потруднее будет. Готовь станкач, я прикрою!
Макс приготовил своего «Максима».
-Огонь!
Пулемёт поработал на славу. Прошло меньше минуты, и уже валялись кучи немцев. Плюс Шиповник тоже стрелял не переставая.
-Пошли в локомотив!
Войдя в головной вагон, они заметили кочегара.
-Говоришь по-русски? – обратился к нему на немецком Вовка.
-А ты шо, боишься, шо я сейчас возьму шо-нибудь и забью тут вас обоих? Да хоть прямо щас!
И он взялся за лопату.
-Советский человек рабства не потерпит! А ну!
-Свои, мужик, свои! Красная Армия пришла! Повезло тебе!
-Братки! Спасибо, что пришли!
-Ты свободен, поздравляю! Будешь с нами.
-Та як же я пойду? (кочегар был украинец.) Я же ж полухолый!
-Дадим тебе! Всё дадим. И одёжку, и автомат, и пистолет! В кабине есть кто?
-Машинисты. Они вообще оттуда, по-моему, не выходят.
-Вот и класс! Мась, пошли!
Зашли в кабину.
-Ну, чё, попали, фрицы! Трендец вам!
-А? – обернулись машинисты.
-Бэ – тоже витамин, - ответил Вовка. – Бух!
Автоматная очередь из «ППШ».
-Кочегар! Есть одёжка с оружием!
-О, дякую, хлопцы! Знали б вы, як мне надоело тут у топки париться!
-Могу представить! А ты знаешь, где тут вагон с детьми? Это же пятый эшелон?
-Да, это пятый эшелон! А вагон сразу за нашим.
-Спасибо. Выйдешь к нам потом.
А в вагоне всё шло своим чередом. Пацаны лежали на полу, было здесь и семь девчонок, самой старшей из них – 10 лет. Теперь они все прислушивались к тому, что происходит за дверью, и понимали, что их кто-то освобождает. Или партизаны, или армия всё-таки дошла. И, конечно, ждали. Вот и всё, что изменилось.
Наконец, к вагону подошёл наш взвод.
-Я не понял, это восстание телепузиков, что ли? – сказал Володька, потому что дверь не поддавалась. – Чего дверь-то эта не открывается? Навалились, пацаны!
И дверь открылась. Заголосили пленные. Девчонки закричали, пацаны встали гурьбой возле двери.
-Девок не троньте! Забьём!
-Ты бы поаккуратней! Свои, советские, вас спасаем!
-Девки! Наши пришли! А если вы наши, чё так вырядились тогда?
-Маскировка! Для ввода немцев в заблуждение! Ну, так вы выходите? Ваша очередь теперь СД-шную форму носить! Так, вас 10? Да. Вагонов тоже 10. Полицаев положили 20. На всех пацанов хватит!
-А мы? – заголосили девчонки. – Мы с вами хотим!
-Вы – домой!
-Нет у них дома! Немцы сожгли! А они из одной семьи.
-Деревенские, что ли?
-Но. Семья была из 15 человек. Единственные спаслись.
-Вот оно как! Ладно, с нами пойдёте! Немецкий знаете?
-Немного – отозвалась старшая.
-Ладно! В штаб вас какой-нибудь по дороге отдадим! А пока с нами идите. А вы откуда так хорошо по-русски разговариваете?
-Так мы же русские все!
-Да? И откуда вас везут?
-Из Брянщины! А тут у них только остановка!
-И сколько он тут должен был стоять? – уточнил Щенников.
-Минут десять, не больше!
-Значит, успели! – выдохнул Прокопьев.
-Но теперь он тут вечно стоять будет! – сказал Макс-пулемётчик.
-А в остальных вагонах что? – спросил Киря.
-В трёх следующих продуктов нагрузили, в 5 и 6 – оружие, а остальные для других людей.
-О! Еда с оружием нам не помешает! Разгружать!
-Командир, надо было грузовик брать! – сказал Суслик.
-Ох ты! Да тут даже «Базуки» есть! У американцев забрали, что ль? Бахрам, Даня, Киря, забирайте! «ППШ» у них тут, «Маузеры» и патроны! Каждому из вас хватит! Идите, пацаны, берите, на каждого найдётся! Гранаты, пайки! Чего тут только нет! Базутчики! Каждый по два выстрела в поезд. Мы его сейчас уничтожим! Я к вам тоже присоединюсь!
Заговорили три «Базуки» и огнемёт, который был у Шиповника.
-Вот почему он навечно в Белостоке останется! Кому ещё один огнемёт?
-Мне! – сказал Бахрамыч. – Надо же ещё штаб уничтожить!
-Бери, братан! Ты у нас тут подкачался, выдержишь! Старшина, связь с Дядей Женей.
-Есть!
Благодаря связи нашли взвод Шевкунова.
-Здравия желаю, товарищ лейтенант! А у нас тут пополнение! Володька в помощь?!
-Давай, Шиповник, помогай!
-Даня, Киря! По три выстрела в штаб! А мы с тобой, Бахрамыч, с горючкой пойдём! Остальные прикрывают нас и базутчиков и обстреливают штаб! Вперёд!
А надо сказать, что было уже три часа ночи, и давно наступило 30 декабря!
Через час всё было кончено. На месте штаба и половины прилегающих административных зданий остались лишь горящие и тлеющие руины.
-Ура! Мы победили! Да ещё и как раз под Новый Год! Штаб уничтожен! Прав был майор, будет нам что вспомнить!
-Ну, Шиповник, пора прощаться! Мы пойдём!
-Дядя Женя, может, останетесь, а? Новый Год встретим! Он как раз завтра! У нас здесь землянки есть!
-Ладно, уговорил!
30 декабря взводы Шиповникова и Шевкунова провели абсолютно спокойно. И вот, за 5 минут до Нового Года, раздался телефонный звонок.
-Товарищ младший лейтенант! Вас вызывают!
-Алло!
-Майор Хрусталёв из Мурманска!
-А, помню, помню!
-Только что в Ставке было принято решение об объединении двух ваших взводов! И ещё! С новым Годом Вас!
-Спасибо, товарищ майор! Эй, ребята, все сюда! И вы, Дядь Женя со своим взводом! Не считая вас, девчонки, нас 56 человек! Дядя Женя, наши взводы объединили!
И как раз в это время по радио пробили куранты. Наступил победоносный 1943-й год.
-Ура! С Новым Годом! – кричали все.
-Сейчас салют устроим! Базутчики! Огонь! Ура!
Глава 9,
Знакомство с пополнением, или шевкуновцы в плену,
6 января 1943 года. Объединённый взвод Шиповникова и Шевкунова (или, как его меж собой называли ШиШ, т.е. Шиповников и Шевкунов), знакомится со своим пополнением (я имею ввиду освобождённых в Белостоке).
-Ну, будем знакомы! Владимир Шиповников!
-Фёдор – представился один из пацанов. – А ты можешь со всем своим взводом сразу познакомить? (шевкуновцев в это время не было).
-Могу! Чего тут сложного? Парни, выходите, знакомиться с новыми будем! Значит, мы одноклассники, сибиряки. 6 «Б» класс одной из советских школ.
«Ерунду собираю, - думал Волька. – Нашей 17 школы и в помине ещё нет, а мы уже 6 «Б» класс».
-Значит, это – продолжил Шиповник, - Аннагулиев Алибек, Славка, ты где? А вот, Арсентьев Славка, или Кетчуп, Бахрамов Бахрамжон, но мы его просто Бахрамом называем, Козлов Данил, перед ним у нас ещё один по списку идёт (это про меня, про автора), но он не уехал.
-А что так?
-Места в вагоне эшелона не хватило. Так, это Колмаков Егор, Латаков Толян, или Лопата, Маркин Никита, Макс Поленков, или Макс-пулемётчик, ну ты сам понимаешь, кто он у нас. А это Суслов Олег, или Суслик, Фролов Киря, Хацкевич Лёха, Щенников Толян. А вы все, спасённые 10 человек, вас как звать? Ой, забыл! Якимов Андрей! Э, ты куда? Стой!
-Да видели мы его!
-А! Ну тогда ладно! Ну, так как вас всех зовут?! Федьку мы уже знаем!
-Емеля! Афганов!
-Я тоже Фёдор!
-Ха!
-Саня!
-Лёха!
-Серёга!
-Бурят!
-А почему Бурят? Не похож!
-Это кличка!
-Ну я понял! А почему именно Бурят-то?
-От имени! Я же Борис!
Вовка подумал.
-А, но, точно!
-А я тоже Олег!
-Славка! Арсентьев!
-Ну, пошло-поехало! Уже имена повторяются! Погоди! Арсентьев?
-Но!
-Пацаны, смотрите! Вылитый Славка!
-Да! Ещё и зовут Славкой! Да ещё и Арсентьев!
-Может, это наш?
-Кого ты, Лопата! Я вообще тут!
-Я чего-то не допёр! А почему он тогда на тебя похож?
-Может, брат его ли чего?
-Откуда тут его брат?
-Да вы ещё подеритесь, горячие финские парни! Ладно, проехали! Потом разберёмся! Дальше!
-Тимур!
-Ладно! А с девчонками мы потом посудачим!
-А почему потом? – заявил Бурят. – Я тебе и сейчас расскажу, как каждую зовут! Это Дашка, там, в том углу, старшая, Лизка, какого-то жмётся стоит! Давай, выходи, выходи, давай! Мы тебя не укусим! Хотя кто нас знает! Да шучу я! Целых две Светки, Настька, и ещё одна Лизка!
-Ха-ха-ха! Корягой по башке и в ящик улететь! Две Лизки! Надо было одну! Почти наш класс! Ой, правда, корягой по башке и в ящик!
-И Катюша!
-А, БМ-12! Ха-ха! Не обижайтесь, девочки, ладно! Давно я так не смеялся!
В общем, познакомились.
-Домой нам надо!
-Да и нам тоже дальше в Польшу входить нельзя! Мы тут одни. Но как возвращаться? Нашего грузовика на всех не хватит!
С минуту думали. И Шиповник вдруг вспомнил:
-Там, в штабе, пристрой не взрывали?
-Нет! А что?
-Гараж там, вот что! И если он не взорван, можно машину какую-нибудь угнать!
-Тогда погнали быстрее!
Угнали машины. И вдруг…
-Вовка! Погоня!
Грузовик Шиповника остановился.
-Стопэ! Чего говоришь?
-Погоня!
-Давай за пулемёт! Он там, в кузове!
-Ага!
От немцев отбивались отчаянно. Но шевкуновцев, едва успевших вернуться, захватили в плен.
-Твою дивизию, а! Тьфу! Чтоб там все эти курицы подохли!
А тем временем солдаты Дяди Жени были на допросе. Их допрашивал унтер-штурмфюрер СС Битлих, естественно, на немецком:
-Вы русские солдаты? Да?
-Что он сказал?
-Я переводчик, что ли? – ответил Дядя Женя.
Видя, что Шевкунов по-немецки не понимает, СС-овец переключился на русский, благо Битлих его знал:
-Я есть видеть, что вы по-немецки не отвечать, поэтому я вас спрашивать по-русски: вы русские солдаты? И не думайт отпираться! Всё есть очевидно! И наша форма вам уже не помогать.
-Кранты нам!
-Когда мы увидеть, как вы присоединяться к русские солдаты, все сомнения в наших подозрениях развеяться! Но мне интересно послушать, что вы сами по этот повод сказать.
-А фиг те с маслом! Я не скажу!
-Собственно, я другого от вас и не ожидать! Но всё-таки. Ты не сказать? Ты юверин?
-Что бы ты ни сделал.
-Хорошо! Завтра мы есть вас расстрелять, вы ведь не хотеть переходить на сторону Великая Германия
-А чеснока тебе с манной кашей не надо? Расстреливай, но мы к вам всё равно не перейдём! Германия после битвы за Москву уже не великая и несокрушимая!
-Хорошо! Альберт! Иди, уведи их в подвал! Завтра мы их расстреляем!
А наши тем временем уже подошли к лагерю немцев. На этот раз шиповниковцы уже были в красноармейской форменной одежде.
-Э, вы, чучела! Мы по ваши души!
И вдруг вой. И мины.
- «Ванюша» загудел! Разделяемся! Пощады не будет! Всех убираем! Я беру на себя миномёт! Полетели! А, ёшкин йогурт! Тут не проберёшься! В транспорт! Ограждения будем сносить! В ряд, напротив моей двери вставайте! Только по левую сторону! Поехали!
Четыре грузовика и шесть мотоциклов разнесли забор подчистую.
-Я в миномёт!
-Я с тобой! – попросился Бахрам.
-Говоришь по-русски, водила?
-Да, да!
Миномёт «Ванюша», который устанавливался на танке, замолчал.
-Стой! – окликнул Кетчупа часовой.
-Пошёл ты!
Тем временем на улице, неподалёку от штаба, Никич оказался на волосок от смерти.
-А-а-а-а-а-а! Помогите, кто-нибудь! Автомат, где мой автомат?
Подбежал Бахрам с огнемётом.
-Ха-ха-ха-ха! Умри!
-А-а-а-а-а-а-а! Горю! Почему я? Кто это сделал? Мы все его убьём! Помогите! – вопил подожжённый Бахрамычем немец.
-О, пацаны, здорово! Погнали в штаб!
Зашли. Наткнулись на развилок.
-2 прохода!
-Бурят, бери 20 человек, а я с остальными во второй проход!
И вот обе группы подошли к разным дверям кабинета, когда унтер-штурмфюрер Битлих сказал: «Хорошо! Завтра мы есть вас расстрелять!..» Едва офицер закончил свою речь и приказал Альберту увести шевкуновцев в подвал, двери вылетели и…
-Я не понял, это кто кого тут грозится расстрелять? А, вы, уроды! Получайте!
И взвод Дяди Жени обрёл свободу. Так эта история закончилась.
Глава 10,
Белорусская западня,
Возвращение в свою страну было долгим-больше пяти месяцев. И вот уже Белорусская ССР, пока ещё оккупированная.
Большую часть времени взвод проводил в лесу. Потому что в открытую действовать нельзя. Свои же подстрелят. И от немцев их форма не поможет. Ведь большая часть шевкуновцев как была в советской форме ещё старого образца, так в ней и осталась. Но пришло время, когда сидение безвылазно в лесу закончилось. А произошло это так.
-Вован! Мы долго тут сидеть будем и по ночам выходить?!
-Лопата! Ты не видишь, как тут немцы плодятся! И Дядь Женин взвод почти весь в старой нашей форме. Что свои, что курицы – откроют огонь и нас всех положат!
Наконец, живых немцев стало меньше, а новые прибывать перестали, и Шиповник повёл свой ШиШ.
-Немцев уже побольше убито! Сейчас оденемся, оружие возьмём и к нашим вклинимся!
Сделав всё, как хотел, Вовка решил не вклиниваться к нашим, а пробиваться в лагерь немцев.
-Скоро стемнеет – сказал Щенников. – Немцы по любому часовых поставят.
-Без тебя знаем! – сказал Шиповник. – Поэтому мы их и будем сейчас снимать по-тихому. Но сначала – в лагерь немцев.
-Ты смеёшься?
-А нам кого бояться-то? Полетели!
Стемнело. И немцы, как и ожидалось, выставили часовых.
-Всё! Скоро будем действовать!
Послышался разговор двух немцев.
-Густав! Как ты думаешь, русские завтра пойдут на нас?
-Я не знаю, Курт! Думаю, что нет!
-Хэ! Мы уже тут! Значит, Толян, ты на этого Густава! Дядь Женя!
-А?
-Пошлите кого-нибудь на этого Курта!
-Валерка! Давай на Курта!
И тут подошёл ещё один немец.
-Хайль Гитлер!
-Погодьте пока! – остановил собравшихся было идти своих людей Вовка. – Послушаем, о чём они тут говорят!
-Хайль Гитлер, Густав, Курт!
-Хайль, Альберт!
-Что у вас тут случилось? Что обсуждаете?
-Ничего! Русских!
-Я отвлекаю, - начал Шиповник, - а вы с ножиками на них! Дядь Женя, пойдёте на Альберта?
-Ладно, Вовка! Пойду! Давно я нож в руки не брал! Эх!
-Хорошо тут, да! Так тут бы и остался!
-Что пришёл? Курт, ты знаешь его?
-Нет, нет!
-Альберт, ты знаешь его?
-Нет.
-Ты кто?
-Ты что? Я офицер!
И тут подошли наши с ножиками, да как хвать их за глотки!
-У-у-у-у!
-Тихо, тихо, не дёргайтесь!
И по команде Шиповника глотки немцам перерезали.
-Все готовы! Вперёд. Через лес!
Нашли какой-то дом.
-О! Дом! Здесь и будем ждать!
-А ты уверен, что пойдут здесь?
-А куда им деться? Не в этот дом пойдут, так в другой! Их сколько тут! А мы уже здесь!
Вовка оказался прав: с рассветом немцы оказались у того дома.
-Что я говорил? А? Прямиком к этому дому!
Калитка распахнулась, и двор заполнили цыплята – унтер-офицеры и сержанты.
-Только бы дом не сожгли сразу!
Когда немцы зашли за угол дома, Вовка сказал:
-Полетели!
Перемахнув через забор, взвод пешком пошёл выгонять немцев из двора.
-А, что, гады! Давайте, драпайте!
В ответ – огонь.
-А-а-а! Русские!
-Огонь!
-Вован!
-Что?
-Немцы с той стороны ударить хотят! У них группа отходит!
-Понял! Сейчас перехватим!
И вот немцы, что хотят зайти с тыла.
-Ага! Попались! Перехватывай!
Бой шёл довольно долго.
-Ой, рожи красные все! Попить есть чего?
-Самим бы напиться!
-Нет вопросов! Хозяева!
-А-а! Немцы!
-Спокойно, бабусь, свои! Водичка есть? Фу-ух!
-Есть!
Залпом всё выдув, Емеля посветлел. И отряд, наконец, уехал.
-Ну и куда ты гонишь наши машины?
-На Родину!
Куда они приехали, я расскажу дальше.
Глава 11,
О том, как 6 «Б» со всем взводом попал в Усолье-Сибирское и отправился на Каспийское море,
28 июля 1944 года. Колонна взвода прибыла в Усолье-Сибирское.
-Ух ты! А я знаю, где мы!
-Где?
-Да у нас в городе! Это наш город! Тут мы и родились, и жили.
Вот те и раз! Вовка даёт! Целую колонну пригнать из Белоруссии в Усолье! Ядрёный ты автомат и сосны-вырубки!
-Ну-ка! – сказал Вовка. – Какое у меня оружие есть? Нифига! «МП-40» (до этого у него был «МП-38»), винтовка, «ППШ», парабеллум, «Кольт», «Маузер», «Стен» (тоже автомат, только английский и с меньшей скорострельностью, трофей немцев), огнемёт, «Базука», гранаты, ух ты!.. «Злоба»! Конец немчурам!
Нужно отметить, что у каждого во взводе было по «Стену», «МП-40», по «Злобе», а у связиста Сёмки – ещё и американский автомат «Томпсон», который поставлялся нашим войскам.
Теперь расскажу про «Злобу», не все знают, что это такое. Это немецкий ручной пулемёт с 400 патронами. Применялся редко, но тому, кто со «Злобой», на глаза лучше не попадаться. А если уж попался, огонь нужно открывать первым, иначе разрубит на куски.
-Так-с! Куда теперь?
-На Каспийском побережье ещё бои идут, хотя полстраны уже освободили! Туда и едем! – сказал Сёмка.
Вот и Прикаспий. Заехали в какое-то село. А там немцы сгоняют жителей в какой-то дом, видать, председателя сельсовета. И немцы – с канистрами, а в них – конечно же, бензин.
Наши, кстати, окончательно перешли на нашу форму, теперь уже нового образца – с погонами на плечах, и более тёмного цвета, хотя и немецкую тоже сохранили.
-Чёрт! Немцы дом хотят спалить! В атаку!
-Ура-а-а-а! Огонь!
Стрельба, разрывы гранат. Немцы стали быстрее заливать дом.
-Быстрее, быстрее! Лейте!
Да только не успевали. Одни падали убитые, другие – под длинными очередями бросали канистры, и разливали бензин мимо. Один так и сделал. Бросил открытую канистру, бензин начал выливаться. И надо ж было – одна пуля, Шиповника, попала в канистру, другая, Емели – прямо в разлившееся топливо. Можете представить, что было дальше.
-А-а-а-а-а-а-а! Помогите!
Немцы закидывали песком, но не сослуживца, а горящий бензин, чтобы самим не загореться. Но сами всё-таки падали, убитые, прямо в бензин.
Кончилось всё тем, что немец, который загорелся, от своих помощи так и не дождался. Потушили его шевкуновцы. Потушили и взяли в плен. Пересчитав после боя оставшихся, оставшихся, Шиповник сильно удивился – с начала 1943 года во взводе было всё так же 58 человек. Только девчонок уже не было. Их отдали в ближайший штаб ещё в Белоруссии.
Степь. Простор, земля, травка, кусты, а ещё… немецкие укрепления и не по-сентябрьски жарко.
Но, несмотря на жару, взвод занял место и начал рыть траншею. В разведку никого посылать не надо было. Громада гарнизонных зданий была хорошо видна.
Ночь. Стало прохладнее. И вот первые выстрелы с нашей стороны – атака. Немцы у себя недоумённо переглядываются – мол, что случилось? И вышли.
-Опа! Спалились немчура! Огонь!
Без ранений не обошлось. Вовке раздробило левую руку.
-А-я-я-я-я-яй! Бо-о-о-льно! Помогите, ранили! Ну, немчура, твари! Пускай дохнут к чёртовой бабушке! Да помогите ж!
Его, конечно, перевязали. Как без командира? Но стрелять ему было теперь трудно.
Когда бой закончился, встал вопрос о том, как более безопасно вести битву и из какого укрытия вести огонь, чтобы не заметили.
-Нужно углубить окоп, прокопать лопатами коридор к вот тому холму, устроить там укрытие. А ещё раздобыть досок, положить их по верху коридора, накрыть тёмной сеткой, сделать две двери, покрасить их в цвет земли, раздобыть замков и разместиться в укрытии. А, ещё! Там, рядом с морем, есть склад. Там доски, краска, замки – всё найдёте.
-Шиповник – сказал Дядя Толя (из шевкуновцев) - ты гений!
-Спасибо!
-За работу! – скомандовал Дядя Женя.
Закончили работу. Выставили оружие.
-На, Вовк, выпей, забудь все кошмары!
-Да какие, ядрёный автомат, кошмары? Раздробленная рука? Хэ! 18:0 в нашу пользу же!
Это означало, что взводом одержано 18 побед, немцами – ни одной.
-Но ты всё-таки выпей!
-Ладно! А-а-а! Ну и муть!
-Киря, неси закуску ему!
-Угу!
Он принёс.
-Тебя только за смертью посылать! Не надо уже! Хотя… дай! Щас я закуску сделаю из 2 картошек, 3 сухарей, 4 морковок, 2 огурцов и 2 помидоров! Пойдёт!
Так появился салат «Шиповниковский» (не спешите искать рецепт, в тот же день первый и последний экземпляр этого блюда съел оголодавший взвод.) Хотя я могу его рассказать: берёте вышеперечисленные ингредиенты в указанных количествах (можно больше), мелко-мелко нарезаете всё (кроме сухарей, их на потом), и в тарелку, потом накрошить сухарей – и салат готов. И приправить всё это хорошей песней, желательно группы «Любэ», потому что под их песни и уплели этот салат.
-А теперь песня! Кто мне подыграет? Тебе, Саня, гитару, Буряту-гармонь, ну и т. д.
Ты неси меня, река («Любэ»)
Ты неси меня, река,
За крутые берега.
Где поля мои, поля,
Где леса, мои леса.
Ты неси меня, река,
Да в родные мне места.
Где живёт моя краса,
Голубые у неё глаза.
Припев.
Как ночка тёмная,
Как речка быстрая,
Как одинокая луна,
На небе ждёт меня она.
2 Куплет
За туманом огонёк,
Как же он ещё далёк.
Ты мне, ветер, помоги.
Милой весточку шепни.
Знаю, ждёт меня краса,
Проглядела в ночь глаза.
Припев
Как ночка тёмная,
Как речка быстрая,
Как одинокая луна,
На небе ждёт меня она.
Припев
Ты неси меня, река,
За крутые берега. – 2 раза
Голубые у неё глаза.
Припев.
-Так-с! День начался! Пора немчуру выкуривать! Я пошёл!
Красноармейская форма, в кармане бомбочки. Это идёт выкуривать немцев Шиповник (уже получивший лейтенанта). И проговаривает про себя старую тему:
-Наша команда: 40 человек в палатке. Наш девиз: 40 человек в палатке собирают манатки, чтобы переехать в другую палатку! Ха! Прямо про нас! Правда жизни!
Один из коробков был потрачен впустую на вызов немцев, которые так и не появились. Затем, открыв замаскированную дверь, залез в коридор, запер дверь не щеколду, потом на замок, и встав во весь рост (неподалёку от двери проход специально углубили, чтобы можно было пройти таким высоким, как Вовка), пошёл по проходу.
-Фу! Как в танке! Ну, поехали, ядрёный автомат!
Вот и свои.
-Чего, идут эти?
-На, посмотри!
-О, здорово! Ждём, пока к окопу подойдут! Ах, да! Я же звание очередное получил! Теперь я лейтенант!
-Командир! Прокопьев говорит, к нам какой-то парторг едет!
-Партийный организатор?! Нам-то он зачем? У нас в КПСС некому вступать! А кто может, те уже партийные!
-Да не гони, Шиповник! – отозвался Дядя Женя (таких слов, как это, тогда не было, но уже успели нахвататься). – Я беспартийный!
-А что?
-Долго объяснять!
И тут Саня заметил, что немцы подошли к окопу и спускаются в него.
-Они в окоп спускаются! В атаку идут!
А в это время в окопе немчура, ошарашенные было тем, что нигде нет русских, очнулись и начали задавать друг другу вопросы – может, видел кто? – и даже немного радовались – всё-таки эти черти ушли!
-И чего они скачут?
-Хто не скаче, той москаль! – предположил Шиповник.
-Да солнышко пригрело! Вот и радуются, что им напекло и мозги набекрень!
И в это время из райцентра в расположение взвода подъехала «эмка» («ГАЗ-М», одна из первых советских машин) с парторгом и охраной.
-Так! Взвод Шиповникова! И где он?
-Мы тут! – послышалось из холма.
-А! Вот вы где! Я – партийный организатор из райцентра – Фёдор Михайлович Харламов. Будем знакомы!
А немцы в нашей траншее между тем уже полностью очнулись.
-Где они? Что произошло?
Теперь вернёмся к нашим.
-А как к вам сюда забраться? – спросил Харламов.
-Только через амбразуру! – ответил бывший кочегар (его звали, как выяснилось, Петром Иванычем). – Забирайтесь вместе с охранниками!
-Маленькая у вас амбразура! – посетовал парторг.
-Ниха себе маленькая! – возмутился Лёха (а он у нас толстоват). -Другой вход только в траншее, а она, сами видите, занята немцами. -Попробуем тогда. Харламов-то пролез, а дальше… -Русские свиньи! Они там! -Спалились, ядрёный автомат! Макс, прикрой, пока мы тут готовимся! -Я понял! Охранники решили помочь нашим и открыли огонь. И сам партийный организатор, который с помощью Петра Иваныча всё-таки залез в холм, также в стороне не остался, благо у него были с собой «ППД» и «МП-38». И во всей этой суматохе никто не заметил, что Вовка тоже взял в руки свой пулемёт, намереваясь отомстить за свою руку. -Ну поехали, «Злоба»! Руки Шиповника крепко сжали пулемёт и выпускали такие длинные очереди, что они косили куриц, не давая им сделать и выстрела. -Ну ё-моё! Патроны кончились! Патронов к пулемёту у Володьки не оказалось. Это были последние. Долго выбирать оружие не пришлось – Вовка взял первое, что попалось под руку – автомат «ППС» (к «ППШ» патроны он тоже уже давно израсходовал). -Ух ты! Что- то новенькое! Приклад металлический! Складной! «ППС»! Но пострелять из «ППС» Володька так и не успел. Устав от бесплодной атаки и не выдержав плотного огня взвода, немчура попятились к гарнизону, оставив даже занятый ими окоп. -Сколько у вас человек? -Ну, считая вас и охранников, 61 человек! -Да у вас уже рота! -Как мы быстро растём! В ожидании новой атаки нервы напряжены, сердце колотится с бешеной силой. Было всё это и в нашей роте. -Мы так и будем сидеть, обороняться? Скоро наступаем на запад, если уже не начали! -Мы в курсе! Ну, а что делать? Сейчас мы гарнизон не возьмём! -А кто-нибудь здесь слышал о приказе 242? -Который «Ни шагу назад»? Разве он ещё действует? Так нас перестреляют, едва только выйдем! А сами немцы или подкрепление получат, либо разбегутся на все стороны! Мы же здесь – уничтожить всю немецкую тварь! -Есть другая тактика? – спросили разом и парторг, и Шевкунов. -Да уж! – отозвался шевкуновец Егоров. – Шиповник ведь у нас тактик! -Прав он? -Есть тактика другая! Как французы в Столетнюю войну делали? Англичан в мелких стычках изматывали! Так и мы их помучаем! Обескровим их – а там и наступать можно! -А! Я же говорил! Тактик! -На том и порешили. К полудню отбили три атаки. С большими для врага потерями. -Наступаем? – в глазах Михалыча жалость и злость одновременно на то, что он ничего не может поставить против этого мальчишки-офицера. Но в целом парторг на Шиповника не злился. -Нет, рано ещё! Пока подремать можно! Но часовых поставим! -Японский городовой! -Есть возражения? -Есть! -Против чего? -Против часовых! -Ладно, не ставим! Немцы нас уже знают! Под прямой огонь не полезут! Спать! -О-о-о-о-ох! -Ну уж так-то валиться не надо! Хотя!.. Решение спать чуть не стало роковой ошибкой для роты. И если б не Вован, кто знает, чем могла бы обернуться вылазка немцев к холму. А спас Вован свою роту так. Как раз во время этого движения Шиповников навернулся с деревянной табуретки у своего угла, на которой он спал, и едва не перебудил всю роту. -Кто там, ё-моё! Харэ уже падать! Дайте поспать! И в Вовкин угол прилетел сапог. -Кто упал? Где? И вот, поднимаясь, Шиповник сквозь сон и увидал этих движущихся немчуров. -Нас атакуют! Огонь! Никакой атаки с немецкой стороны не было. Но Володька, как боевой офицер, уже давно понимал, что означает движение противника в твою сторону. Первым после ротного очнулся Макс. Затрещал станкач. А остальные так ничего и не сделали. Нет, не погибли. Просто опять, как и в прошлый раз, немцы отошли к спасительному гарнизону. -Наступаем? -Наступаем, Фёдор Михайлович и Дядя Женя! Наступаем! Вперёд! -Вперёд! – раздалась команда Дяди Жени. По тайному проходу прошли к окопу. Ещё в пути парторг спросил у Бурята: -Гениально! Кто придумал проход? -Ротный Шиповников! Харламов взглянул на лейтенанта. Ещё мальчишка, а уже такой хитрый командир! -Повезло тебе с ротным, Борька! Он у тебя гений! Даже я бы до такого не додумался! -Он у нас такой! И в это время дошли до выхода в окоп. Моментально из него выпрыгнув, Вовка крикнул: -В транспорт! Огонь открыли почти все. Кроме ведущих машины и мотоциклы. Парторг ехал в кабине с Шиповником. Из окна он поливал немцев огнём из «ППД». Из второго в колонне мотоцикла трещал «Максим». По всей территории гарнизона шли бои. Всё кончилось к трём часам дня. А рота снова цела! На дворе уже было 1 ноября. Так этот бой и закончился. Глава 12, Вперёд, на запад,После разгрома гарнизона немцев на юге рота снова двинулась туда, откуда давно уже пришла – на запад, к Волге и дальше, до самого Берлина. На ближайшем привале парторг решил узнать, есть ли в роте партийные и сколько их, и, если кто пожелает, то и в партию принять. Сначала он решил подойти к Шевкунову. По дороге он думал: «Если в роте не будет ни одного партийного, я с ума сойду! Так не бывает! В каждом военном формировании должен быть хоть кто-то, кто состоит в партии, кроме парторгов и политруков. О, а вот и Шевкунов!»
-Здорово, Сергеич! (Дядя Женя ведь по отцу Сергеевич).
-И тебе не хворать, Фёдор Михалыч! Ты по делу?
-У тебя партийных сколько?
-Да, поди, человек десять!
-Сам в партии?
-Нет.
-Почему?
-Да по духу не политик! А первым идти в атаку – так это я всегда! Зачем мне тогда КПСС? Что особенного я там могу?
-Ты вот подумай! Всё-таки на запад идём! Надо идеологически подкованными быть! Я пойду, твоих поспрашиваю! Может, кто в партию вступить пожелает. Мне ещё к Володьке надо зайти!
У шевкуновцев Харламов поработал плодотворно – принял сразу семь заявлений.
Теперь – к Шиповнику.
-Здорово, Вовка!
-Здравия желаю, товарищ парторг!
-У тебя партийные есть?
-Ни одного!
-Таки плохо!
-Конечно! Но из кого моя часть роты-то состоит? Школьники да освобождённые!
-А сам как?
-Да ничего, спасибо! Не жалуюсь!
-Я про партию.
-А! Нет! Я в партию не пойду! У шиповниковцев 14 человек, включая меня, из будущего! А вообще, я над этим не думал! Надо подумать! Такие вопросы с кондачка не решаются! И вообще, нам выдвигаться надо! Немцы в мае должны капитулировать! Поехали! Два батальона уже пропустили! Кстати, о том, что мы из будущего, уже все знают!
Конечно, с девчонками, освобождёнными в Белостоке, рота была бы многочисленнее, но они теперь в составе партизанского соединения где-то на Левобережной Украине.
Командиром роты, как мы уже знаем, был Шиповник, но он многое согласовывал с парторгом и Дядей Женей.
И только сейчас он ни с кем не советовался и даже не думал – считал, что решение будет единогласным. И ошибся. Четверо шевкуновцев не захотели идти, о чём заявили примерно так:
-Это уже перебор! Остановиться не успели, и опять идти? Не, не пойдём!
-Лады! Остаёмся!
На утро решили продолжить продвижение.
-Всё, хорош, пора двигать! Утро уже!
-Ах ты ж! Так хорошо спали, и опять уже ехать!
-Всё, всё, всё! Поблажек не дождётесь! Расслабились как-то в предвкушении победы! Чем больше и раньше нас подойдёт к Берлину, тем больше шансов, что немцы не капитулируют позже!
Прошли Польшу. Не поленились ещё раз зайти в Белосток. Прошли половину Чехии. Вот и Прага.
-Тут надо осторожней! Город уничтожить хотят!
-Чёрта с два! Не успеют!
-Как думаешь, Шиповник? – сказал Пётр. – Нас в Праге брагой угостят?
-Харэ лясы точить! Вперёд! В ряд встаём и с песней!
А ведь в Праге рота чуть не погибла. Сзади двигалась колонна немецких танков. Еле отскочили и подставили колонну под удар нашей артиллерии.
Вот Кёнигсберг.
-А помните, пацаны, как мы там, в бункере, немцев завалили!
Прошли и Кёнигсберг. И всё это в составе 1-го Смоленского фронта. Уже восточногерманские земли пройдены. И вот, он, наконец, Берлин. На дворе апрель 1945. Усевают! Но это ещё не победа.
Поучаствовали и во встрече с американцами на Эльбе.

-Шиповник, спой нам что-нибудь! – попросил Дядя Женя, когда собрались все свои.
-Что вам спеть? Я много песен знаю! Ну, ладно! Саня, гитару. Тебе, Пётр Иваныч, электрогитару, Мася на барабанах, а я бас-гитаристом буду!
Встань, страх преодолей («Ария»)
Кто сказал, что страсть опасна, доброта смешна,
Что в наш век отвага не нужна?
Как и встарь от ветра часто рушится стена.
Крепче будь, и буря не страшна.
Кто сказал один не воин, не величина,
Кто сказал другие времена?
Мир жесток и неспокоен, за волной волна
Не робей и не собьёт она
Встань, страх преодолей,
Встань, в полный рост,
Встань, на земле своей
И достань рукой до звёзд
Кто сказал живи покорно не ищи руна,
Не летай и не ныряй до дна?
Сталь легка, судьба проворна; грош тому цена
Кто устал и дремлет у окна
Встань, страх преодолей,
Встань, в полный рост,
Встань, на земле своей
И достань рукой до звёзд
Кто сказал борьба напрасна, зло сильней добра?
Кто сказал спасайся, вот нора?
Путь тяжёл, но цель прекрасна, как огонь костра
Человек, настал твой час, пора!
Встань, страх преодолей,
Встань, в полный рост,
Встань, на земле своей
И достань рукой до звёзд
До звёзд
До звёзд
-Вот из-за этой песни, Фёдор Михалыч, я и не вступлю в партию!
Глава 13,
Победа,
7 мая. Берлин. После артиллерийской подготовки рота двинулась вперёд, в город. И здесь его постигли неудачи.
Сначала всё шло отлично. Прошли уже полгорода. И тут немцы взорвали один из мотоциклов. Потом ещё два. Долго не могли выяснить, из какой точки ведётся такой губительный огонь.
-Если не накроем этого снайпера, то нам кранты! – сказал как-то парторг.
-Ну! А как его завалить, если мы не знаем, откуда он ведёт огонь! – возразил Дюша.
-Чего гадать? – включился один из охранников Михалыча, Гришка. – Я лично ещё вчера заметил, что пулемётчик, а это, судя по количеству выстрелов, именно он, разместился наверху вон того белого дома, но на каком конкретно этаже, не скажу.
-И поэтому его надо снять быстрее – заметил Щенников.
И тут как раз подорвался БТР «Скаут».
-Да-а – продолжил Вовка, - от БТРов проку, оказывается, мало. Тогда на нас вся надежда. Вперёд!
-Э-э, Шиповник, погоди! – остановил его Гришка. - А обойти можно?
-Теоретически – да, практически – нет.
-А что? – включился Саня.
-Ну, судя по Гришкиным словам, снайпер наверху, правильно? Значит, пойдут наши влево – перестреляет, взад, к другому повороту пойдут – сомнут своих. Мы у него все наверняка как на ладони! Поэтому давайте быстро. Пойду первым. Если никого не будет – свистну!
-Добро! Согласились все.
-Всё, идёшь? – спросил Михалыч.
-Да! Я пошёл!
Сначала ничего не было. Потом послышались выстрелы. И вот долгожданный свист.
-За мной! – донеслось из дома.
Все подошли.
-Тихо! Идём за мной! И ни звука!
-Лады!
-Я неясно сказал?
Сперва всё было пучком. На первых двух этажах немцев было не видать. А дальше… дальше их была целая орава.
-Вовка! Смотри их сколько! – хором ахнули все.
-Вот и нормально! Сейчас мы хоть на них отыграемся за тех, кого они убили!
Но всё оказалось легче, чем ожидалось. Сверху послышалась немецкая речь.
-Кто там?
Ответа не последовало. Немцы, ошарашенные, словно онемели.
-Ну, немцы, чего встали-то?
Тут подкатилась граната.
-А! Граната! Отходим!
Немцы тоже, наконец, оживились. Но было уже поздно. Граната разорвалась.
-А где наш снайпер? Заглох? – спросили Гришка и парторг.
-Навряд ли – ответили командиры, - до него не достанет. Прислушался только, наверное.
И эта догадка оказалась верной. Снова заговорил пулемёт.
-Слово «снайпер» ему не подходит! Так, какой-нибудь ПВУТ.
-Что за ПВУТ?
-Пулемётчик, Выбравший Удобную Точку! – дал расшифровку Шиповник. – Да только мать его ж ети ко всем чертям! Где он есть-то?
Прислушались. Снова треск.
-Знакомая песня – начали шептаться.
-Я знаю, где он! – заорал Шиповник. – За мной!
Он заглянул в комнату. И вот он, тот самый пулемётчик.
Щёлкнули затворы на оружии. Но пулемётчик их, похоже, даже не услышал, и всё строчил и строчил.
-Ог… - начал было Шиповник, но тут кто-то крикнул.
-Самолёт! Наш! Уходим! Сейчас бомбу скинет!
Успели выбежать, но в доме остались ещё двое. Они начали пробиваться, но дом тут же заполнили немцы, спасаясь от самолёта, и Шиповника с Михалычем захватили, намереваясь утром расстрелять. Но не успели.
А тем временем в роте заметили пропажу двух человек. Но когда самолёт, пилот которого видел, как немцы забегали в дом, оказался рядом с ним, все не на шутку перепугались и принялись спасать ротного и парторга, но было уже поздно. Из самолёта вылетели две бомбы, попавшие в крышу. И тут же раздались взрывы и жуткие крики немцев вперемешку с нашими.
В несколько мгновений взрывы поглотили дом.
-Э-э… - затянули бойцы. – Вовка! Михалыч! Мы за вас отомстим! Слышите? За всех отомстим! Отомстим!
Бои были короткими и жестокими. Немчуру косили, не испытывая никакой жалости. Много чести! Это была месть. Но, впрочем, опять много и наших полегло. Хотя и не суждено было, чтобы имена павших появились на мемориальных досках. Хотя об этом потом.
Глава 14,
«6 «Б»! Домой!», или назад в будущее,
После победы над Японией взвод ШиШ получил в Кремле заслуженные награды. Несколько-посмертно. Так, в августе 1945 убили Владимира Егорова, 31 августа от трёх гранат погибли Славка Арсентьев (который с Белосток), оба Федьки и Серёга, 3 сентября от множества ранений в медсанбате не стало Сёмки Капустина, того самого, у которого был единственный в роте «Томпсон» и с которым Шиповников так и не успел махнуться «Кольтом» на «Маузер». Все они получили медали «За взятие Берлина», «За отвагу» и другие награды, а остальные – по звезде Героя и ещё несколько орденов.
После награждения, оставшиеся в живых 55 человек (ведь Вовка с Михалычем вернулись по дороге на Восток), разошлись кто куда. Парторг остался в центре на партийной работе, Дядя Женя со своими людьми разошлись помогать восстанавливать разрушенное хозяйство.
Нужно отметить, что Харламов и Шевкунов после войны ещё долго протянули – парторга не стало в 1981-м году, а Дядя Женя вообще умер в 1994 году в Петербурге. Пётр Иваныч уехал жить в Усолье-Сибирское и там прожил всю жизнь – до 2006 года, отработав 37 лет начальником автоколонны.
Бурят и Саня. Впрочем, о них потом. Ну а наши, естественно, собрались у машины времени. Залезли и улетели обратно в будущее.
-6 «Б»! Домой! Куда полетим? В 2011 или в 2014?
-Давайте-ка лучше в 2014! А то что это мы – спёрли свои награды, получается! А так, в 2014 год – как раз три года прошло! – ответили все.
-Ну тогда поехали!
11 сентября 2014 года. На улице Республики появился странный аппарат, внешне напоминавший кабину грузовика, но только намного шире и длиннее. Это была машин времени. Из неё вышли 13 человек. За спинами ц них – вещмешки с половинами пайков, оставшимися после войны, разобранные автоматы и пистолеты – наши и немецкие – парабеллумы, «ТТ», «Кольты», «Маузеры», «МП», «ППШ», «ППС», «ППД», и ещё много другого оружия, мешки с советской и немецкой формой. И все они идут по своим домам, кроме Шиповника. Он на время остался в прошлом веке.
И тем не менее, все облегчённо втянули в себя запах осенней листвы. Наконец дома! А что бы вы почувствовали, побывав почти три года не в своих местах и не в своём времени? Уверен, что то же самое.
Пришли домой, распаковались, мешки с их содержимым спрятали в укромное место, чтобы (не надо такого счастья), ненароком родителям не спалиться. Иначе вопросы – «Откуда взял?», «Что такое?», «Зачем надо?» Тогда придётся рассказать всю историю своих похождений. А это опять расспросы, и очень утомительно к тому же. Кому это надо? Непонятно!
Как ни странно, никто из родителей о своих чадах так и не вспомнил, как будто для тебя совершенно естественно исчезнуть из дома на три года. Как на три часа. Кинофильм, иначе не скажешь.
Первыми от небытия отошли родители Фроловы, которых невесть откуда взявшийся Киря чуть до инфаркта не довёл.
Затем настала очередь Бахрамыча. Он ведь только хотел поиграть в компьютер, а в результате стрельбой разбудил родителей и спалился с оружием.
В общем, дальше, понятно. Своим возвращением пацаны переполошили всех и либо выдали всё содержимое мешков, либо нет.
Один я никуда не пропадал и со мной всё нормально. Сижу, смотрю телевизор, за это время мне уже пятьсот раз надоевший.
Скучно. Никто не приходит. Никого из наших я (по понятным причинам) не видел. И дома один. И вдруг… Узнаю, что на следующий день можно идти в школу. Все откуда-то вернулись.
Глава 15,
«Шиповник! Здорово!», и конец,
12 сентября 2014 года. Бывший ещё три года назад 6 «Б» теперь уже девятый. Мы сидим на алгебре.
И тут я почувствовал, что сильно хочу пить. Я попросился выйти.
Напился. Только собрался уходить в класс, как вижу – стоит Шиповник.
-Шиповник! Здорово! - Говорю я. – Ты где был?
А он уклоняется от ответа.
-Сейчас что? – говорит.
-Алгебра в 15-м! Хотя можешь не идти, скоро уже звонок.
И тут я слышу голоса:
-Пустите! Нам к Шиповникову надо!
-Слышь, Вовка. – говорю я. – Тебя ждут!
-А! Бурят с Саней!
-Кто?
-Ой! Едрит-лета хит! Ты же их не знаешь! Пойдёшь со мной? Я тебе всё расскажу!
-Надо подумать! А они до перемены дотерпят?
-Дотерпят! И больше было!
-Тогда иди на первый этаж! А следующий урок, так и быть, пропущу.
-Лады!
И после урока я спустился на первый.
-Эй, Шиповник! Тьфу, ёлы-палы! Ты где?
Наконец, нашёл.
-О! Вот вы где, блудные попугаи! Что происходит?
-С оружием не пускают! – говорит Шиповник.
-Так дома бы оставили!
-Так нет ведь у них тут дома! Слушай, я тебе потом всё объясню!
-А где технички-то?
-А леший их знает, где они шарятся! – сказал Саня.
-Ну так уходим с вахты! Быстро! И пойдём со мной на урок!
-Да ты смеёшься над нами, Епан! На урок!
-Ну, а что с вами делать? Тебя, Шиповник, класс уже пятьсот лет ждёт! Не знаю, откуда они там все вернулись, но говорили, что знают, где ты!
Мы вышли с вахты. И Шиповник говорит:
-Так они и знают! И где не только я!
Вот и кабинет.
-Можно войти? Я припозднился! Только я не один!
-А с кем?
-Ну, давайте – говорю я пацанам. – Заходите, мне некогда вас ждать. Или вас технички заберут!
-Хватит нас техничками пугать!
И я решил их втолкнуть в кабинет.
-Опа!
-Да, опа! Сам Шиповников, Бурят и Саня! Правда, кто они и откуда, я не знаю!
-Мы знаем! – крикнул Лопата.
-Ну, вот и объясните мне – говорю я.
-Щас! Пусть Шиповник всё объясняет! Это он нас с ними свёл! И не с ними одними!
-А с кем ещё?
-Давай потом, Епан!
-Вот мне твой потом вообще не нужен! Давай сейчас!
-А урок?
-Оп!
Но учитель разрешила.
-Ну, раз пария проголосовала за то, чтобы я всё рассказал, я расскажу! Только история длинная!
-Плевать! Валяй, Шиповник!
И Шиповников поведал историю, которую вы уже знаете, всему классу.
Я слушал внимательно. Ещё бы! Вдруг меня попросят записать! А я ничего не знаю! И ведь меня попросили, причём не кто иной, как сам Вовка. Так эта книга и родилась. Только не вздумайте верить всему, что здесь написано!
-Ну ты даёшь, Шиповник! – сказал я, когда он закончил свой рассказ, занявший два урока. – И даже меня не позвал! Ты меня предал!
-Да ладно, Епан, успокойся! Харэ! – ответил Вовка. – Не, ну вот что ты затарахтел, а? Не пойму.
-Да ладно, чего ты! Только вот что! Ты можешь такую же машину сделать для меня, а? Ты же свою сам себе построил?
-Нет, я код ввёл, и она появилась! Конечно, сам! Хотя и выглядит нереальным! Пошли до меня сегодня после уроков!
-А зачем сегодня-то?
-Ну, а когда?
-Э-эх! Ну, давай через неделю! Хотя лучше зови, когда сделаешь!
-Как раз через неделю и сделаю! Помнишь хоть, где я живу?
-Ну ты даёшь! Конечно, помню! Нашёл вопрос!
-Ну давай тогда!
Я пришёл через неделю. Машина уже была готова.
-Зачем я тогда приходил?
-Как зачем?
- Ты же не умеешь с ней обращаться! Да и вообще, принимай, купец, товар! На нём же домой поедешь! Вот, смотри! Набираешь цифрами дату, время, меняешь раскладку на буквенную, набираешь место, меняешь на цифры и вводишь возраст! Хотя можно и не вводить! Это на твоё усмотрение! Всё! Давай, полетел!
Я всё сделал, как он и сказал. Набрал место, возраст. И нажал на «Пуск». И улетел домой. Ну, а дальше…
Продолжение следует…