• Название:

    Праздник О Бон (1 часть)авторы Mn Y, So Nni, Ak...

  • Размер: 0.16 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Праздник О-Бон!
Автора: MnY,Akai [Ringo], SoNni
Бета: Word и один из авторов :)
Пейринг: Саске/Шион, Сай/Шион, второстепенные – по ходу рассказа.
Персонажи: Шион, Хината, Сакура, Ино, Сай, Саске, Акаи (ОС), остальные – промежуточные, либо будут только упоминаться.
Жанр: Darkfic, Drama, криминал & мистика, Dark Humor, местами Angst – в общем, гремучая смесь =] 
Размер: max - 2 части. 1 ЗАКОНЧЕНА.
Рейтинги: от PG-13 до NС-21 (а вы что, думали в сказку попали? оО)
Дисклеймер: сюжет наш, персонажи – Кишимотины^^
Предупреждение: AU, POV, OOC (большинства героев), Grapefruit;
Пометки: Round robin (фик создан тремя авторами), возможен Continuation (продолжение)
Размещение: Спрашиваем у авторов, ждем от них разрешения, и кидаем ссыль нам на наш фик^^
От первого автора:Я нуб,прохожу АД 2,но не могу не запаганить это творенье,если просят оО""" Боюсь писать то,чего тут не должно быть.Рада,если это заставить вас испугаться,и изредка поглядывать за спину...я вас предупредила,если чо хДД *шишиши*
Ах да,это я...я Акаи,боитесь меня!хДД
От второго автора: фанф довольно необычный и интересный. Любителям крови понравится) 
От третьего автора: скажу одно: сюжет довольно необычен^^ Во всяком случае, еще не читала ни одного похожего фика по Наруто :)
Рада работать с двумя прекрасными авторами – Мику и Акаи =)
Приятного прочтения ^_^
Дополнительно: рассказ ведется от лица Шион.

Пролог



Железная дверь приотворилась ровно настолько, сколько необходимо, чтобы просунуть вовнутрь поднос с едой, и тут же была поспешно захлопнута. 
- Жри!
Я знала, что та не ушла, а все еще продолжает смотреть на меня сквозь маленькое зарешеченное оконце в двери. Конечно, ей было забавно наблюдать за тем, как человек может питаться с завязанными руками.
Слегка усмехнувшись, я поднялась с пола и в одном прыжке оказалась рядом с окошком – так, что наши лица отделяли лишь железные прутья. От удивления у нее расширились зрачки, но от двери она все-таки не отошла. Мое лицо исказилось в маниакальной улыбке; обнажились изрядно пожелтевшие зубы.
- Ты у нас новенькая, да? – прошелестела я, неотрывно смотря в ее глаза.
- Жри, - повторила она, на этот раз не так уверено.
- А знаешь ли ты, новенькая, что случилось с твоей предшественницей? – я еще больше оскалилась, наблюдая за мгновенно изменившимся выражением ее лица. – Знаешь, почему ее пришлось полуживую вытаскивать из моей палаты?
- Н-нет, - ее нарастающий страх был настолько ощутим, что, казалось, его можно было потрогать на ощупь.
- Она сказала мне «ешь» без «пожалуйста», - я чуть приподнялась на пальцах, чтобы мои губы находились на уровне ее уха. 
- Ты мне ничего не сделаешь, - она нервно сглотнула. – Ты связана.
- Неужели? – я с легкостью освободила руки из смирительной рубашки и вцепилась ими в решетку, повиснув на двери. – А сейчас?
Она в ужасе отскочила от двери карцера и что есть мочи заорала:
- Охрана!!! Она освободилась! Охрана!
Я лишь холодно рассмеялась, глядя на нее, упиваясь ее страхом.
Когда появились два амбала, я уже спокойно ела свой поек одним ртом; руки мои, к жуткому удивлению медсестры, снова были связаны смирительной рубашкой.

Минувшие события не оставили во мне ничего человеческого, убив практически все чувства и эмоции. Да, для некоторых я просто сошла с ума. Но для самой себя я стала лишь сильнее, и…
- Ты снова здесь? – я с ужасом уставилась на пустое пространство впереди себя. – Уйди, прошу тебя!.. Прочь… Прочь!!!

***
Высшая школа. Наверно, ее можно сравнить разве что с джунглями. Тут есть и свои вожаки – богатые, красивые и циничные, - правила написаны не для них, они сами пишут их для других. Низшие по статусу животные – средний класс – их обычно почти никто не трогает, на них вообще мало обращают внимание. Счастливцы. 
Самые легкие жертвы, как известно, мелкие звери. Так и в этом заведении. Вожаки никогда не упускают момента показать свою власть над слабейшими.
Так было до тех пор, пока в школе не появилась Яманако Ино. Красивая, дерзкая и безнадежно тупая. Не плохое сочетание, не так ли? Эта голубоглазая блондинка установила в школе новый порядок: издевкам теперь подвергались абсолютно все. Она быстро нашла себе сообщницу среди местных заводил – Харуно Сакуру, - и они вместе возглавили волну хаоса, пробравшуюся во все двери и окна заведения. Дирекция не имела над ними власть. По правде говоря, она их откровенно боялась, так как отцы девушек были одними из главных попечителей школы, выражаясь понятным языком, - спонсорами. 

Однако, в новом учебном году, учеников ждали и приятные события. Рядом со школьным зданием было построено небольшое общежитие. Там могли проживать как и те учащиеся, чьих родителям было лень ими заниматься, поэтому они отдали свое чадо на полное распоряжение школы, так и те, кто приехал в это заведение по обмену из других городов и стран. Таким образом, школа приобрела статус элитной.

Наша история поведает вам о девушке по имени Шион. В вышеупомянутую школу она попала всего год назад, но уже прочувствовала всю «прелесть» здешней жизни. К счастью, издевки пока не коснулись ее, но теперь это лишь было вопросом времени.

После каникул девушка вернулась в школу полностью раздавленной: ее отец обанкротился, мать – тяжело заболела. Сердце главы семьи не выдержало двойного удара, и тот вскоре скончался. Все деньги уходили на лечение матери; те сбережения, что Шион откладывала на колледж ушли на оплату ее пребывание в школе. Однако и на этом ее беды не закончились – как только она заселилась в школьном общежитии, ей сообщили, что дом, который ее семья снимала все это время, забирают за длительную неуплату. Так, всего за несколько месяцев, девушка буквально стала сиротой и нищей.
Однако Шион не отчаивалась, веря, что все наладится, хотя в глубине души понимала, что все далеко не будет так просто. Свое материальное положение она старалась скрывать как могла, чтобы администрация школы не отчислила ее только за то, что у нее может не хватить денег на оплату учебы. 
Помимо открытия общежития, в школе произошли многие и другие изменения, как, например, возвращение главного красавца школы Учихи Саске. Тот полгода пролежал в больнице с сотрясением мозга, - последняя его драка не прошла впустую.
В комнату к Шион вскоре заселили соседку, Хьюгу Хинату. Это была очень замкнутая в себе девушка, которая пересекала все попытки Шион заговорить с ней вежливым мямляньем. Девушка вскоре смирилась с этим, в конце концов, у нее было и без того немало забот.
Итак, наверное, с этого и стоит начать нашу историю…

День первый. До праздника О-Бон осталось 3 месяца и 9 дней.



Как можно тише, без лишнего шороха, я открываю дверь своего классного кабинета, и также тихо, на носочках, прохожу внутрь. Она еще не пришла. Я облегченно вздыхаю и уже смело прохожу мимо одноклассников. Поприветсвовавшись с ними одним лишь кивком головы, сажусь за свою парту. Самое страшное позади, и я могу вполне расслабиться. В класс, также тихо по одному, по двое прибывали ученики. С этого года это у нас было привычно. Почему? Ответ прост – у нас появилась Ино. С виду самая обычная девушка, превратила наше пребывание в школе в горящий пламенем ад. Она писала правила не только для нашего класса, но и для всего учебного заведения, хотя именно ее одноклассникам доставалось больше всех. С нового учебного года, после знакомства с Яманака, мы пытались приходить раньше нее. А если кто и опаздывал, то несколько минут стоял под презрительным взором Ино, от которого невольно лезли мысли о суициде. Да, именно так. У нее были красивые голубые глаза, но иногда в них появлялись бешенные дьявольские огоньки, которых, наверное, испугается и сам повелитель пекла. 
В этой школе я была сама за себя. У меня не было друзей, да и они мне не особо были нужны. Меня устраивала та жизнь, в которой я живу, мой маленький мирок, так сказать. Я всегда вела себя дружелюбно по отношению к элите, не нарывалась на скандалы и ссоры, пыталась избегать школьных «отбросов общества», даже порой насмехалась с них вместе с остальными. Единственное чего я боялась - это стать одним из отбросов. Я боялась насмешек и призрения, и каждый день благодарила Бога, за то, что меня эта участь не постигает. 
В очередной раз классная дверь открылась. Мое сердце, будто что-то почувствовав, забилось сильнее. Я заметно напряглась, так же, как и мои одноклассники, и посмотрела на дверь. Да, мое тридесятое чувство не ошибалось – в класс зашла Ино, держа под руку свою шестеру-подругу Сакуру, и что-то ей весело рассказывала. Ребята, что недавно вовсю хохотали и обсуждали недавние события, словно по команде затихли. Заметив случившиеся перемены, блондинка хихикнула. Отпустив розоволосую, она медленно подошла к первой попавшей ей на глаза парте, за которой сидел наш одноклассник Рок Ли. Нагнувшись, она пристально посмотрела ему в глаза, тот же, пытаясь отвести взгляд, быстро открыл учебник, уткнувшись в него. Ино снова хихикнула и, достав с рота жвачку, приклеила ему на волосы. Сделав это, она подошла обратно к Сакуре и, потянув подругу за собой, пошла в конец класса, где стояла ее парта. Рок Ли, посидев еще так пару минут, резко схватился и быстро выбежал с класса, предварительно схватив свои вещи. 
- Придурок! – Сакура залилась громким смехом, за что получила в бок от своей подруги. Если утро началось со жвачки, что случалось довольно редко, значит наша стервочка не в настроении. Мне стало любопытно, что послужило причиной этого. 
- Говорят, у Саске появилась девушка, - услышала я тихий шепот своей одноклассницы Амики. 
- Теперь понятно, почему она не в настроении, - также шепотом ответила ей Минато.
- Эй, вы! О чем шепчетесь? – бросила грозный взгляд на одноклассниц Сакура. Девочки сию же минуту замолчали. Где-то в коридоре послышался звон, повествующий об уроке. Как только ученики заняли свои места, в класс зашел преподаватель с кучей папок под мышкой. Положив вещи на стол, он первым делом посмотрел на последнюю парту. Заметив присутствие Яманако, он поправил очки и открыл классный журнал. 
- Что ж, пора вас отметить. Акасуна Минато?
- Есть. 
- Сора Нииджи?
- Есть. 
- Учиха Саске?
В классе была тишина. Учитель оглядел его, и не заметив своего ученика, хотел было поставить «н», но дверь резко отворилась, и в класс властной походкой зашел вышеназванный.
- Простите за опоздание. Такого больше не повторится, - брюнет немного наклонился и, получив одобрительный кивок сенсея, сел за свою парту.

Должна признаться, было что-то цепляющее в этом парне. Да что уж там скрывать, я, бывало, мечтала о том, что мы встречаемся, но признаться себе в том, что он мне нравится, я не могла. Не хотелось влюбляться в него, так как я четко осознавала, что мне ничего не светит, тем более на него запала сама Яманака. Страшно было подумать, что она может сделать с его девушкой, с которой он бы встречался. Хотя, может, скоро и увидим, что она с ней сделает, ведь по слухам юная леди у него уже есть. Отогнав лишние мысли в сторону, я начала слушать преподавателя, который продолжал дальше отмечать ребят.

Уроки были как обычно скучны и продуктивности, лично я, в них никакой не видела. Когда началась большая перемена, я побежала на крышу школы. Там, под солнечными лучиками и приятным тихим ветром, я спокойно покушала свой скромный маленький обед. Именно здесь я чувствовала себя по-настоящему свободной. Именно это место приносило мне небольшую радость, от пребывания в этой адской школе. Как бы мне хотелось отсюда уйти… но я не могу. Здесь у меня есть общежитие, в котором я могу спокойно жить, не беспокоя больную маму лишний раз. Моя мать буквально жила в больнице. Ее здоровье никак не могло стать стабильным, и становилось то хуже, то лучше. Врачи сказали, что у нее какой-то неопознанный человечеством вирус, и сейчас она была в роли подопытного кролика. Да она и не особо жаловалась. 
Доев свой обед и понаслаждавшись еще немного солнечными лучиками, я нехотя пошла обратно в класс. На мое удивление, там была гробовая тишина. Прикинув в голове все варианты случившегося, я невольно вздрогнула. Подойдя к классу, я тихо туда заглянула. В нем было полно учеников. Все они молча сидели за партами, и смотрели на стоявших друг напротив друга Яманако и Саске. Возле брюнета стояла девушка с симпатичными пучками и нервно сжимала его руку. 
- Еще раз повторяю, если ты хоть пальцем ее тронешь – убью, - угрожающе проговорил брюнет. 
- Да зачем она мне? – Яманака фыркнула. 
- В любом случае, я тебя предупредил, - взяв за руку тулящююся к нему девушку, Учиха пошел к выходу. Ками-сама он не посмотрел на меня, когда проходил мимо - его взгляд был направлен куда-то прямо. Зато я успела разглядеть девушку, которую он тянул за собой. Неужели это его новая пассия? Не думала, что он когда-нибудь обратит на Тен-Тен внимания. Мне было известно, что она влюблена в него еще с начала средней школы, даже признавалась ему при всех, но он всегда ее отвергал, и тут такой неожиданный поворот событий. Довольно банально, но такая жизнь… с полными подарками сюрпризов.

По окончанию занятий я отправилась в больницу к маме. Я не видела ее уже несколько дней и сейчас просто нуждалась в нежных красивых и таких родных маминых глазах, немного шершавых руках, тихом шепоте, что все будет хорошо, и ее золотистых длинных волосах. Всего этого мне ужасно не хватало, я жутко завидовала всем тем, кто этого не лишен, и откровенно не понимала тех, кто это совсем не ценит. 
Когда я зашла в палату, мама мирно спала, слегка поддергиваясь во сне. Поставив на тумбочку в вазу букет сорванных ромашек, я взяла ее за руку и нежно начала поглаживать. От этого уголки ее губ немного приподнялись, что заставило меня улыбнуться. 
- Я верю, что скоро мы будем вместе…
Где-то час я сидела возле нее, в надежде, что она проснется [будить маму не хотелось], поглаживая такую любимую родную руку. Дверь палаты тихонько отворилась, и туда зашла молоденькая медсестра.
- О, Шион, не думала, что ты сегодня придешь, - шепотом сказала она, приветливо улыбнувшись. Пару секунд она о чем-то размышляла, но потом добавила:
- Сегодня она уже не проснется, так что можешь, смело идти домой.
Я вопросительно на нее посмотрела.
- Ей дали антибиотик. Целую ночь она не спала и что-то кричала, видимо, ей приснился плохой сон, - пояснила медсестра. 
- Понятно. 
Поцеловав маму в лоб, я отправилась в общежитие. 

Моей соседки Хинаты в комнате не было. Это было очень хорошо, так как я могла дать волю свои слезам, которые от безвыходного маминого положения, так и норовились вырваться наружу. Упав на кровать и, уткнувшись в подушку, я зарыдала… В таком же положении я вскоре и заснула.

Следующий день ничем не выделился. Правда, мы все очень удивились поведению Ино - она сегодня никого не трогала, даже «случайно» не пнула песика Кибы, который всегда ждал своего хозяина возле входа школы. Да даже на физкультуре Яманака ничего никому не сделала, хотя пару раз у нее была отличная возможность. Что это с ней? Я искренне удивлялась, также как и мои одноклассники. Вроде, Саске свою девушку не бросил, наоборот, сегодня они зажимались при всех в коридоре. Но все равно, я дико обрадовалось окончанию уроков. Выбежав на улицу, я улыбнулась ярко светящемуся солнышку. Теперь в больницу, к маме! Нарвав на поле букетик ромашек, я, как маленький ребеночек, вприпрыжку направилась в больницу. Подходя уже к знакомому белому зданию, я с ужасом осознала, что забыла портфель в классе. Так как последний урок физкультура, я переоделась и быстро выбежала на улицу, совершенно забыв про сумку. Осознав это, я помчалась обратно. Ну что за память то такая? Как можно было забыть портфель, корила я себя целую дорогу. Подбежав к пустой школе, я быстро забежала внутрь и направилась к нашему кабинету. Хм, удивительная меня преследует удача. Я остановилась, чтобы отдышатся, как услышала девичьи голоса, и какую то возню. Сделав я еще один шаг, и меня бы заметили. Затаив дыхание, я тихо подхожу к дверям, за которыми и слышались шорохи.
- А я ведь тебя предупреждала, - этот голос явно принадлежал Ино. 
- Не трог…гай меня, - а этот дрожащий, наверное, Тен-Тен.
- А я тебя и не трогаю, - хихикнула блондинка. – Мне Саске запретил, а вот моим девочкам он не запрещал.
В кабинете послышался громкий девичий смех.
- Ну и что же мне с тобой сделать? 
Тихонько, я заглянула в окно. На полу вся в синяках и ссадинах лежала Тен-Тен, возле нее, присевшая на корточки Ино, а по бокам, отперевшись об парту, стояло еще три девушки. Привстав на цыпочки, я попыталась их разглядеть. Так… Розоволосая - Сакура, возле нее Асобу с параллельного класса и Домару - оттуда же. Что ж, неплохая компания для Ино. В это время блондинка встала и, кивнув головой подругам, отошла. Те же наоборот, угрожающе улыбаясь, подошли к перепуганной девушке. Тен-Тен попыталась отползти, но Асобу наступила девушке на руку, мешая это сделать. Шатенка скривилась от боли. 
- Мне всегда было интересно, как иглы проходят сквозь руку человека, - задумчиво протянула Яманака, доставая с кармана несколько длинных иголок. – А тебе когда-нибудь было интересно? 
Ино внимательно посмотрела на Тен-Тен, у которой от страха расширились глаза. Девочка попыталась вырваться, но ее резко схватила за волосы Домару, быстро развязав ее аккуратно уложенные пучки. 
- Ты так и не ответила, - блондинка обижено надула губки. 
- Ответь! – пнула жертву Асобу. 
Тен-Тен не выдержав, зарыдала. 
- А почему ты плачешь? – в голосе Ино проскользнули нежные нотки. – Мы ведь даже ничего не сделали. 
- Я… я… пожал…йста… не надо, - сквозь слезы выдавила шатенка.
Яманака улыбнулась. Подмигнув Сакуре, она медленно подошла к Тен-Тен и присела на корточки. Взяв девушку за руку, она начала нежно ее поглаживать.

- Не бойся. Мы ведь с тобой подруги, не так ли?
В следующую секунду мои глаза рефлекторно закрылись. В классе прозвучал отчаянный вопль. Неужели она всерьез тогда сказала? Нет! Этого просто не может быть! Мое сердце отчаянно заколотилось, кулаки нервно сжались, по рукам прошло неприятное чувство, словно это мне вонзили три иглы, на глаза наворачивались слезы. До сих пор не веря увиденному, я открыла глаза. Тен-Тен плакала и пыталась вырваться, но блондинка, не обращая на это внимания, давила на иглы, заставляя их пройти дальше. Через минуту она подняла ладонь Тен-Тен, показывая свои старательства. Я замерла от ужаса – Ино так воткнула иглы, что они пронзили руку, и теперь с нее торчали два конца острого предмета. На полу были видны красные пятна крови, которые продолжали капать с раненого места.
- Ой, я тебя тронула. Интересно, что мне сделает Саске? – в комнате послышался смех.
Я невольно пошатнулась, и, к моему ужасу, не удержалась на ногах, полетев на пол.
- Кто там? Сакура проверь. 
Мое сердце бешено заколотилось. Быстро поднявшись, я помчала за ближайший угол. Завернув за него, я подлетела к окну. Быстро отворив его, я выпрыгнула на школьный двор. Если бы это был второй этаж… даже не хочу представлять, что было бы. Отбежав на безопасное место от школы, я облегченно вздохнула. Сердце продолжало бешено колотится. Я до сих пор не могла отойти от увиденного. Где-то в глубине души я чувствовала некую вину. Что будет дальше с Тен-Тен? Почему я насколько слаба, что не помогла ей? Почему я не могу смело противостоять элите? Как же мне паршиво… 
Сегодня я так и не пошла к маме. В моей голове раз за разом возникала кровоточащая ладонь Тен-Тен. Ни о чем больше думать я не могла. Зайдя в свою небольшую комнатку, я села за стол. Так и просидела, глядя в одну точку. Моя психика была травмирована. 
Дверь тихонько открылась и в комнату вошла моя соседка по комнате Хината. Промямлив что-то вроде приветствия, она взяла со стола книжку и, усевшись на кровать, принялась ее читать. 
- Хината… - я тихо позвала девушку, но она услышала.
- Да?
- Что бы ты сделала… - я запнулась, -… если бы увидела, что на твоих глазах жестоко издеваются над человеком? 
Брюнетка задумалась, но спустя пару минут ответила:
- Я… я бы предпочла не оказываться в такой ситуации,- покраснев, девушка уткнулась обратно в книжку.
Она не дала мне нормально ответа, но мне было все и так понятно. Хината ни чем не отличается от остальных. Дрожащий маленький щенок перед сильным и властным хозяином. Не способна защищать кого-то, она бы предпочла стоять в стороне. Тошнит от таких. Хм, а чем я лучше? Такая же трусиха и шестерка элиты. Как же я себе противна…

День третий. До Праздника О-Бон осталось 3 месяца и 6 дней.

Так же тихо, как и всегда, открываю классную дверь своего кабинета. Осторожно, словно маленький трусливый котенок, заглядываю. Фух, ее нет. В классе, не смотря на такую рань, учеников было много. Да я и не удивилась. Сев за свою парту, я приготовилась к уроку, и посмотрела в окно. Во мне присутствовал страх. Страх, что Сакура тогда заметила меня. Страх, что я стану отбросом… 
Мои мысли прервал хлопок двери. Сердце бешено застучало. Без сомнений это была Ино. В классе наступила тишина. Я посмотрела в сторону блондинки. На ее лице совершенно не было эмоций, и это пугало меня больше всего. Яманака бросила Сакуре сумку, кивнув, что бы та ее отнесла на место. Харуно послушно пошла выполнять указание, сама же блондинка направилась… в мою сторону? Если мое сердце тогда просто бешено колотилось, то сейчас оно норовилось выпрыгнуть с груди. Она знает. Наверняка знает, что там была я. Настроив себя на неминучую пропасть, я молила Бога, что бы это кончилось быстрее. И вот Ино уже возле меня. Ее голубые глаза блеснули злым огоньком.
- Дай списать алгебру.
Мне показалось? То есть, она подошла, чтобы попросить списать? Мне до сих пор не верилось. 
- Ты что, тупая? Я сказала: дай списать! 
Только сейчас я заметила протянутую изящную ручку Яманаки. Я хотела было достать тетрадку, как резко распахнулась входная дверь, и в класс залетел мой одноклассник Киба. 
- Вы слышали новость? Тен-Тен умерла! 
Меня передернуло. В классе послышались ошарашенные вздохи и ахи. Я перевела взгляд на блондинку – ее лицо было совершенно спокойно. Она ведь не могла убить человека! Но… тогда… В моей голове всплыла окровавленная рука Тен-Тен с торчащими иглами. Неужели она так просто ее убила? Не может этого быть! Но ведь то, что я видела вчера не сон! Неужели мы всю жизнь будем так? Ино будет убивать, а мы стоять в стороне, и ничего не делать?! Так не может больше продолжатся! Я… я больше не допущу такого! Я резко встала, задернув парту. От шума, одноклассники вопросительно уставились на меня. Пару секунд я собиралась мыслями.
- Яманака! – я сама удивилась своему решительному голосу. Блондинка вопросительно вздернула бровь. Теперь я чувствовала, как ее глаза проедают мой затылок. – Ты… ты… 
- Да, дура, это я, - в голосе Ино послышались нотки смеха. 
- Ты… просила списать, - я не смело протянула ей тетрадку. Какая же я слабачка, не могла сказать то, что хотела. Струсила, как последний кролик. Усевшись обратно, я нервно открыла первый попавшийся мне учебник. 
- Ну и дура… - где-то сбоку послышался голос Сакуры, явно обращен в мою сторону.
В коридоре раздался звонок, и в класс сразу же зашел куратор - Ирука.
- Прошу всех занять свои места. 
Когда все уселись, куратор заговорил:
- Все вы думаю, уже знаете про Тахакаши Тен-Тен с параллели, - в классе послышался гул. – Так вот, думаю ни для кого не секрет, что эта леди девушка Учихи Саске…
- «Бывшая» девушка Учихи Саске, - поправила Ируку Ино.
- … поэтому попрошу не говорить про нее лишний раз в присутствии Саске, - проигнорировав слова Ино, продолжил куратор. 
Точно, ведь Тен-Тен девушка Саске, вернее, была ею. Интересно, что он сейчас чувствует? Ведь они только позавчера начали встречаться… Догадается ли он, что это Ино? А если да, что ей сделает? Неожиданно классная дверь отворилась, и в класс вошел выше упоминаемый. Его лицо было совершенно спокойно, казалось, что трагедия случилась не с ним. 
- Простите за…
- Ничего, садись, - перебил опоздавшего Ирука. – Так, пожалуй, теперь я вас отмечу…

Уроки, на мое удивление, прошли быстро. В принципе, этого и следовало ожидать ведь я, вместо того чтобы слушать учителей, думала о происшедшем. Саске, наверное, сейчас очень больно, но так как он парень, не показывает своих эмоций. А что если…? Нет, Шион, даже не думай об этом. Ты не сможешь втереться ему в доверие, и быть с ним долго и счастливо. Глупо, но я уже вовсю начала представлять себе как подхожу к Учихе, он начинает проливать слезы мне в жилетку, потом понимает какое я золото и мы форева, навсегда… Что за бред и детские сказки? Эх…

Я шла по длинному широкому коридору к выходу со школы, раздумывая о Саске. Смотря куда-то в пол, а не прямо, я почувствовала, как в кого-то врезалась. Лениво подняв голову, я испуганно отошла. Как вы думаете, в кого я врезалась? Да, правильно в человека, осевшего мои мысли – Учиху Саске. 
- Смотри куда идешь, - раздраженно бросил он мне, и направился в противоположную сторону. Немного постояв в ступоре, я резко развернулась.
- Саске! 
Не успевший далеко отойти, парень вопросительно посмотрел на меня.
- Тебе очень больно? 
- А тебя это сильно волнует? – мои мечты про долгую и счастливую жизнь с Учихой рухнули в один момент.
- Я, ну… ты всегда можешь поделиться чувствами со мной.
- Делать мне больше нечего, - фыркнул брюнет, и отправился дальше по своему маршруту.
Сердце больно сжалось, мечты развеялись в пух и прах. Саске Учиха не изменен. Он говорил все так спокойно, без единой дрожи в голосе, но сердце у него, наверное, разрывалось на части. Тяжело вздохнув, я отправилась вон из школы, быстрее в больницу к маме! 

Когда я была у входа, ко мне подошла хорошо знакомая мне медсестра – она как раз и ухаживала за моей мамой. 
- Здравствуйте, - я немного наклонилась.
- И тебе привет, - приветливо улыбнулась женщина. – Если ты к маме, то сегодня ей опять дали антибиотик.
Я заметно нахмурилась.
- Когда я смогу ее нормально увидеть?
- Завтра, послезавтра. Точно не знаю, - задумчиво проговорила медсестра. 
- Ну ладно, тогда я зайду завтра.
Попрощавшись, я пошла в общежитие. В моей голове четко нарисовался план дальнейших действий – выучить хорошенько все уроки! А то единственный предмет, который я хорошо понимала и знала, была алгебра. Со всеми остальными я явно не дружила, о чем ясно говорили мои оценки.

Последующие дни прошли как в лихорадке. Я никогда не думала, что смерть Тен-Тен, с которой я никогда особо не контактировала, сможет на меня так сильно подействовать. Но это было до того, как она начала мне сниться….
Каждую ночь я с криком просыпалась; перед глазами стоит все еще не прошедшее сновидение: Тен-Тен, истекая кровью, из последних сил умоляет кого-то остановиться, одуматься. Но мучитель не думает прекращать пытку, наоборот, мольбы девушки приносят ему лишь неимоверное наслаждение. Он выше заносит нож и…
Я подскакиваю на кровати. Ночная рубашка прилипла к мокрой спине, в ушах все еще стоит предсмертный крик девушки. 
Каждую ночь мне снится один и тот же сон. Раз за разом я выступаю в нем убийцей. 
Хината, похоже, крепко спит, что никогда не слышит моих ночных побудок. Или, может, у нее хватает тактичности, что бы не показывать виду. В любом случае, моя соседка была для меня мутным, неизведанным озером.

Мне не давали покоя мысли о Тен-Тен. Как она умерла? Что с ней на самом деле случилось? Почему все молчат о происшедшем? Впрочем, на последний вопрос ответ был довольно ясен: для сохранения репутации администрация школы решила всеми силами замять это дело, внушив ученикам, что на девушку напали за пределами учебного заведения. На разговоры о ней было наложено табу, за нарушение которого учеников строго наказывали. И только немногие знали, что на самом деле мертвую Тен-Тен обнаружила одна учительница, когда полезла в чулан достать какие-то книги. Ее в тот же день уволили.
За какую-то неделю дирекция практически добилась того, чтобы все забыли о том, что девушка вообще когда-либо училась в этой школе.

Я обещала себе подтянуть оценки, но никак не могла сосредоточиться на учебе. В голове то и дело всплывали отрывки из моего сна, издевательства, увиденные мной в кабинете, мертвенно-бледное лицо погибшей… Мне казалось, что мои сны пророчащие – ведь, если подумать, то я виновата в смерти Тен-Тен. Быть может, если бы я рассказала кому-то про то, что творила Яманако и ее подпевалы, то этого бы не случилось… Тен-Тен бы была еще жива?..
Так или иначе, мои оценки скатились ниже среднего, даже моя любимая алгебра - и та стала для меня непонятной и надоедливой. Конечно, баллы можно было легко повысить с помощью денег, но пойти на это мне не позволяло чувство собственного достоинства и отсутствие тех самых зеленых купюр.

Чтобы как-то расслабиться и привести мысли в порядок, я решила больше времени уделить своему хобби, записавшись в только в этом году появившейся кружок искусства. Я с детства любила рисовать, радуя своими слегка чудными карикатурами родителей и соседей. В бывшей школе одну мою картину даже отправили на городской конкурс, жаль только, она не заняла призовых мест.
Руководителем оказалась женщина в возрасте со странными, будто пустыми темными глазами и потустороннем голосом. Чем-то она мне напоминала телесное приведение.
Сама учитель своими учениками не занималась, лишь наблюдала за их стараниями со своего стола, то и дело назначая кого-то из более опытных учеников шествовать над отстающими. Так, оскорбив меня до глубины души, она определила мне в помощь Сая – парня, что приехал в нашу школу по обмену.
«Да он, наверно, даже кисть в руках толком держать не умеет!» - красная от негодования, думала я про себя, в то время как Сай стоял у меня за спиной, наблюдая за моими движениями по холсту. В принципе, все оказалось не так уж плохо: до перерыва между занятиями, он не проронил не слова. 
Воспользовавшись тем, что парень вышел на перемену из кабинета, я решила посмотреть на картину, что он писал до того, как его приставили ко мне. Я не смогла подавить восхищенного вздоха: она была почти готова и выглядела так натурально, действовала настолько завораживающе, что моя мазня по сравнению с ней казалась детской неожиданностью. 
Когда Сай вернулся, я уже не была против того, что он стоял за моей спиной, и не возражала, когда парень наконец-то решился мне помочь.
- Здесь нужно вот так, - он легко накрыл мою руку своей, помогая вывести нужный штрих. Я чувствовала, что краснею, но уже не от злости.
Так начались мои самые любимые часы, проведенные в школе.

День девятый. До праздника О-Бон осталось 3 месяца.

Я опять проснулась посреди ночи в холодном поту. Все было точно так же как всегда, не считая того, что на этот раз Хината не спала или не притворялась, что спит. Сейчас, включив настольную лампу, ее взгляд был устремлен на меня. В нем читалось сочувствие и… вина?
«Только этого мне сейчас не хватало», - с раздражением подумала я, ложась обратно в постель, и стараясь не смотреть в сторону соседки.
- Не кори себя, - тихо произнесла она.
- Ты о чем? – я старалась придать своему голосу беззаботность, но у меня это слабо получалось.
- О Тен-Тен, - так же почти не слышно сказала она. Потом, смущенно, извиняющимся тоном добавила: - Я же слышу, как ты по ночам мучаешься. 
- Это не твое дело, - резко отрезала я. Меня начинала напрягать неизвестно откуда появившаяся забота этой девчонки. 
- Со мной было тоже самое. – Хината, казалось, нисколько не смутил мой выпад. – Еще до того, как я перевелась в эту школу…
Я приподнялась на локтях, чтобы лучше было видно девушку. Она выглядела еще более забитой и несчастной, чем всегда.
- Моя подруга заступилась за меня, когда одни элитные девочки, стали ко мне приставать, - она судорожно вздохнула. Складывалось такое впечатление, что каждое сказанное слово причиняло ей невыносимую боль. – Я говорила ей… просила ее не вмешиваться… но она не слушала. От драки ее спас вовремя прошедший мимо учитель. Но девчонки пообещали, что ей это еще припомнят…
Повисло тягостное молчание. Я не осмеливалась, что-то сказать, а Хината никак не решалась продолжать.
- На следующий день они ее избили, - девушка наконец совладала с эмоциями. – Я стояла, смотрела, как ее бьют старшеклассницы, и ничего не могла сделать. Мне было страшно. Я боялась, что со мной сделают то же самое.
Я не могла поверить своим ушам, в то время как Хьюга продолжала:
- На ней практически не осталось живого места. Она стала чем-то вроде растения. Случившееся представили как несчастный случай. Репутация и деньги спонсоров и тогда были превыше всех моральных принципов.
Хината замолкла. Лицо ее болезненно скривилось, но слёз так и не было.
В эту ночь нас объединила незримая цепь, сковавшая нас между собой одной тайной на двоих. Так просто, без лишних слов, и началась наша немного странная, но крепкая дружба.

День прошел ничуть не примечательно. Уроки по-прежнему тянулись с убийственной медлительность, Ино и компания, как всегда, подвергали издевкам новую жертву, а я… я наблюдала за Учихой. Мне хотелось понять этого человека, так невозмутимо воспринявшего смерть своей девушки, такого неприступного и закрытого в себе. Что творится у него внутри? Может, весь его внешний вид – всего лишь оболочка?
- Я конечно понимаю, - грозной тенью нависла надо мною учительница по истории, - что любовь в вашем возрасте превыше всего, но, будьте добры, на моем уроке оставить все относящиеся к истории мысли за дверью кабинета. Вам все ясно, юная леди?
- Да, - выдавила из себя я, заливаясь краской. Оказывается, смотря на Саске, я рефлекторно рисовала на полях своей тетрадки сердечки. Господи, как хорошо, что Яманако нет сейчас в классе! А то бы потом еще и от нее досталось…
***
Обеденный перерыв я, как обычно, провела на крыше, только на этот раз в компании Хинаты. Особо мы не разговаривали, но все же, мне удалось узнать кое-что из жизни новоиспеченной подруги. Ее родители были в разводе, до детей им сейчас было мало дело, так что они решили сплавить одну, то есть Хинату, на постоянное жительство в школе. Хьюга же в свою очередь узнала про банкротство отца и болезнь мамы.
Внезапно раздалась мелодия, оповещающая о том, что мне на мобильный кто-то звонит. Я посмотрела на дисплей и с замиранием сердца обнаружила, что звонит медсестра, ухаживающая за мамой.
- Шион, не могла бы ты сейчас приехать в больницу? – спросил голос на другом конце трубки.
- Что-то случилось? – взволнованно ответила я вопросом на вопрос.
- Расскажу на месте. Приезжай, - следом послышались короткие гудки.
- Я… - начала было я, но Хината меня перебила:
- Понимаю. Пока!
Я коротко кивнула и поспешила к выходу из крыши. Кое-как отпросившись на несколько уроков, я выбежала из школы, направляясь к автобусной остановке.
***
- В чем дело? – без обиняков начала выпытывать я медсестры, как только добралась до больницы. – Что с мамой?
- Успокойся, - она отвела меня подальше от палаты, из которой она только что вышла. На нас с любопытством смотрели пациенты. – Ей стало немного хуже.
Моё сердце ухнуло. Только не это…
- Насколько немного? – упавшим голосом спросила я.
- Ничего серьезного, - женщина замедлила, отводя от меня взгляд. – Но нужны деньги на новые лекарства.
- Сколько? 
- Около пятидесяти тысяч йен, дорогая.
У меня не было таких денег. Отдав все свои оставшиеся сбережения, мне просто не на что будет жить.
- Хорошо… Я достану их, - тихо произнесла я. – Заботьтесь о маме, пожалуйста.
- Конечно, конечно, милая, - сказала медсестра, явна обрадованная, что неприятный разговор закончился.

***
В школу я возвращалась еще более раздавленная, чем обычно приходя после больницы. Возле входа в общежитие я увидела неподвижно сидящую у дверей собаку. Заметив меня, животное весело завиляло хвостом, высунув язык.
- Что, ждет хозяина, да? – я ласково потрепала собачку за ухом; в заходящих лучах солнца сверкнул мой браслет – что-то вроде семейной реликвии. – Но Киба ведь, вроде бы, не живет в общежитии… - пробормотала я скорей сама себе, чем Акамару.
Еще немного поигравшись с пёсиком, я зашла в общежитие и поднялась на свой этаж, так и не заметив, что мою руку уже ничто не обрамляет.

На следующий день по школе прокатилось ужасающее известие: Инудзуку Кибу нашли мертвым в одном из еще не достроенных коридоров общежития.

Сидя в школе на очередном уроке, я обдумывала недавно происшедшие события. С момента убийства Кибы прошло два дня. Я посмотрела на его пустующую парту. Сердце неприятно защипало, воспоминания о парнишке нахлынули без моего разрешения. Вот он нелепо пытается ответить, не зная материала. В классе стоит смех и хихиканья, а Инузука улыбается, не смотря на то, что учитель поставил двойку. А когда он, капитан школьной команды по баскетболу, выигрывает очередной матч, кричит, что его одноклассники вселили ему веру в победу, и говорил, что рад оказаться именно в этом классе и именно с этими людьми. А вот момент, когда он, в очередной раз, забыл ручку и стеснительно подходит ко мне ее попросить. Помню, я его еще отчитывала за забывчивость. Зачем я это делала? Наверное, потому что любила встревать в перепалку именно с ним…. 
Мне стало так тоскливо и обидно на этот мир, за то, что он забирает ни в чем не винных детей туда, где мы сможем их увидеть только после смерти. До чего же обидно…. Неожиданно дверь отворилась, прервав скучное бормотание Ируки, и в класс зашло два полицейских. 
- Хм, - преподаватель нехотя прервал свой долгий рассказ, и удивленно уставился на непрошенных гостей.
Может они пришли за Ино? Они догадались, что это она? Я, да и не только я, посмотрела на совершенно спокойную блондинку. Тем временем, полицай окинул взглядом класс, и своим хрипловатым голосом спросил:
- Кто из вас Шион? 
Услышав свое имя, я дрогнула. Зачем я им нужна? Под удивленными и одновременно вопросительными взглядами одноклассников, я трусливо подняла руку. 
- Пройдемте со мной, - опять тот же хриплый голос. 
Знаете, мне совсем было не интересно, зачем меня вызывают такие дяденьки, мне было страшно. Страх осел внутри меня и, кажется, не собирался покидать. Послушно встав, я пошла за полицейскими. Всю дорогу к кабинету, я молила Бога, чтобы меня быстро отпустили, чтобы ничего серьезного не было…. Стоп! А если меня вызывают, чтобы допросить о Яманака? Что мне им отвечать? Рассказывать об убийстве или нет? Как же все сложно! 
Тем временем, мы дошли до кабинета директора. Один из полицаев придержал мне дверь. В кабинете главы школы не было. Если мне тогда и было ужасно страшно, то теперь я задрожала как осиновый лист. Дяденька с хриплым голосом кивнул на директорское кресло, ясно давая понять, чтобы я села. 
- Итак, мисс Шион, - начал он, когда я уселась. – Это вам знакомо?
Полицай протянул мне серебряный браслетик. Я сразу же посмотрела на свою руку, где было это украшение. Увы, его там не оказалось. 
- От…откуда он у вас? – мой голос дрогнул. 
- Его нашли рядом с убитым, - мягко сказал второй полицай. По мне, так лучше, если бы он сейчас на меня наорал.
Другой же молча протянул мне через стол несколько фотографий. Взглянув на одну из них, я не сдержала возгласа ужаса. В неестественной для человека позе, на побелевшем от обсыпавшейся штукатурки полу, лежал парень… вернее то, что от него осталось. На месте того, что было принято считать животом, у него образовалась кровавая дыра; без труда можно было понять, что внутри не хватало части органов. На нетронутом лице парня застыло выражение смеси удивления и ужаса. С обжигающей болью внутри, я признала в нем Кибу.
На втором снимке была показана увеличенная в несколько раз кисть парня, рядом с которой валялся мой браслет, поверх фотографии жирно обведенный красным маркером.

Я в страхе уставилась на полицейских, отрицательно качая головой, будто пытаясь без слов сказать, что я ни в чем не виновата. Но, похоже, у них была совсем другая трактовка моего жеста…
- Ясно, голубочка. Вот ты и попалась, - один из полицаев грубо схватил меня за руку и потащил к выходу. 
- Отпустите меня! – мой страх превратился в истерику.
- Ты убила человека, а теперь просишь о таком! – прошипел мне на ухо второй полицейский, ранее говорящий со мной притворно мягким тоном. 
- Я никого не убывала! 
- Это ты уже в отделении расскажешь!
От этих слов мне стало настолько больно, что я не выдержала и заплакала. В последнее время все слишком на меня давило. Дяденьки же, не обратив на это никакого внимания, только сильнее сжали мне руки.

***

- Я ж…же гово…рю, я никого не уби…вала, - сквозь слезы выдавливала я, уже в который раз. 
- Тогда, что это делало на месте преступления? – мужчина в очках протянул мне мой браслетик. 
- Я не… знаю, - опять слезы льются с моих глаз, не давая мне нормально говорить. 
Я уже битый час сидела в отделении полиции, в котором кроме стульев и стола больше ничего не было, и пыталась доказать свою непричастность в убийстве Инудзуки Кибы. 
- Чем вы можете доказать свою невиновность? Мы спросили всех ваших знакомых и друзей о месте вашего пребывания, и все ответили, что не знают, где вы были, что лишний раз подтверждает вашу причастность к убийству. 
- Я… я… - в моей голове все перемешалось, слезы продолжали литься, мешая говорить. 
Дверь резко распахнулась и в отделения забежала молоденькая секретарша. 
- Минако-сама, там парень, говорит, что по делу Шион-сан. 
От удивления, кто же мог прийти, я даже перестала хныкать. 
- Пусть проходит, - полицай был не менее удивлен. 
Как только я вытерла слезы, в эту угнетающую комнату вошел… Сай?! С ним был еще один хранитель порядка. Интересно, что мой семпай по рисованию, здесь забыл? 
- Присаживайтесь, - следователь указал парню на стул. Тот послушно сел. На его лице совершенно не было эмоций. Ксо, я только сейчас поняла, как это меня бесит. – Я вас слушаю. 
- У Шион-сан, есть абсолютное алиби не причастия к убийству, - спокойно проговорил Сай.
- Какое? – задал интересующий меня вопрос парню, следователь. 
- В этот день она была у меня. 
- А как же браслет? – мужчина помахал украшениям перед носом брюнета. 
- А вы уверены, что это принадлежит девушке?
- Здесь гравировка «Любимой дочке Шион», и девушка сама призналась, что это ее.
- Да может это принадлежит ей, но она ведь могла потерять его, а кто-то подобрал. Ты его ведь теряла? 
Этот вопрос был адресован явно мне. Я на минуту задумалась, но потом уверенно кивнула. 
- Ладно, допустим с браслетом могло так случится, но как вы докажете ее невиновность к убийству? Все кого мы спрашивали о месте нахождения девушки, говорили, что не знают, где она была, да и сама Шион не может внятно сказать об этом.

Сай посмотрел на меня таким взглядом, что мне захотелось биться головой об стену, но в ту же минуту заговорил своим обычным безэмоциональным голосом:
- Для девушки это нормально бояться говорить о таких вещах, но мне парню наплевать. Она была у меня, и мы занимались любовью. Ответственность, в случае чего, я готов нести, но, я надеюсь, она принимала таблетки.
Услышав это, следователь растерялся, а я жутко покраснела. 
- Это… вы не совершеннолетние!
- Да, но разве это удивительно? – брюнет насколько спокойно и уверенно говорил, что я даже сама поверила, что в тот день была у него. 
- Ладно, а кем вы ей являетесь? – от безвыходности поинтересовался следователь. – Вы встречаетесь? 
- Мы? Хм… нет, я просто ее трахнул. 
Эти слова меня буквально вывели из себя. 
- Ты… да как ты смеешь?! – подлетев к Саю, я со всей силы ударила его по лицу. 
- Эй, детк, а на что ты надеялась? – потирая щеку, проговорил брюнет. 
От еще одного удара, его спас голос следователя, с явной неохотой оповестивший о том, что мы можем быть свободны.

Когда мы вышли на улицу, я даже не соизволила сказать Саю спасибо, так была обижена. 
- Эй, а ты отличная актриса, только мы уже отошли от отделения, и ты уже можешь перестать играть, - улыбнулся парень. 
От этих слов я растерялась. Секунду подумав, я решила не говорить, о том, что вовсе не играла. 
- Спасибо за то, что спас, - простодушно улыбнувшись, проговорила я. – Только… откуда ты узнал, что я в полиции? 
- Я как раз вышел с туалета, и увидел, что тебя тащат двое правоохранителей, - пожав плечами, рассказал парень. 
- А зачем ты спас меня… ну, вдруг я в самом деле виновна? 
- Ты? – опять этот взгляд, от которого хочется биться головой об стенку. – Разве такой трусливый котенок может убить человека? 
- Нет, - я смущенно улыбнулась. – Но если бы тебе на меня было наплевать, ты бы не пошел меня спасать. 
- Как раз таки мне на тебе наплевать, - от этих слов, я была готова разорвать Сая на части. – Просто подумал, что если тебя посадят, я не смогу опять поржать с твоих идиотских картин. 
«Убью, скотину!» - пронеслось у меня в голове, но вслух ничего не сказала. Наверное, мои глаза загорелись адским огнем - парень испугано отошел подальше. 
- В общем, сайонара*! – обижено проговорила я. 
- А почему не джане**? 
- Потому что видеть твою наглую морду мне не хочется! 
- Ну ладно, - Сай махнул рукой в знак прощания и свернул куда-то в парк. 

*Сайонара – типа, прощай, мы больше не увидимся. 
**Джане – обычное повседневное прощания школьников, означающих, что еще увидятся и не один раз.

Если после смерти Тен-Тен мне постоянно снились кошмары, то после того, что случилось с Кибой, я и вовсе не могла заснуть. Страх после увиденного, казалось, отныне навсегда поселился в моей душе, постепенно притупляя собой остальные чувства и эмоции. Я боялась, что следующей жертвой может оказаться кто-то из самых близких, чего я уж точно не переживу. За себя я не беспокоилась – какое-то внутреннее чутье подсказывало, что моя очередь еще не пришла.
После возвращения из отделения, я на некоторое время стала чем-то вроде школьной знаменитости. Новость о том, что меня вызывали на допрос, облетела учебное заведение всего за несколько часов, не оставив никого из учеников равнодушным. Все началось с беззастенчивых перешептываний за моей спиной в коридорах и косых взглядов в мою сторону, а заканчивалось откровенными издевками. Впрочем, как ни трудно было догадаться, обстановку нагнетали Яманака и Харуно, во всеуслышание выражая искреннее сомнение в том, что я не причастна к убийству. 
Не давать сойти с ума, мне помогала Хината, доказывая своим примером существование в природе такого феномена, как настоящая дружба. Именно она пустила по школе слух, что в отделении меня опрашивали лишь о личности Кибы, ибо я общалась с парнем, чуть чаще остальных моих одноклассников. Именно она появлялась рядом тогда, когда Ино пыталась настроить против меня окружающих, уводя меня подальше от девушки, не позволяя сорваться. И именно она не спала ночами, разговаривая со мной до самого утра, не дав мне окончательно замкнуться в себе и погрузиться в невеселые мысли. Я чувствовала уколы совести из-за того, что все еще никак не могла решиться рассказать Хинате, что на самом деле произошло на допросе. К тому же, я не была уверена, что вообще когда-нибудь смогу сполна отблагодарить ее за все, что она для меня сделала.

Несмотря на частые недосыпания, я с головой решила погрузиться в учебу. Это помогало мне не думать о проблемах, пока Хинаты не было рядом. Мои оценки сравнительно улучшились, даже открылись ранее неведомые способности к анатомии. В принципе, этому тоже была своя причина…
Более или менее придя в себя после случившегося, я все свободное время проводила в библиотеке, вычитывая все, что связано с убийствами в дотошном компьютере. На тот момент у меня было несколько догадок.
Первая: убийство Кибы было заранее продумано. Учитывалось даже то, что его не будут расследовать так, как требовалось по закону, а, максимум, поймают первого попавшегося подозреваемого (в данном конкретном случае меня) и поспешат закрыть дело. Эта позиция была ясна: на правоохранительные органы давили городские власти, которые были на короткой ноге со школьными спонсорами. Их не волновало, что в школе начинают твориться ужасные вещи, что погиб уже второй ребенок, что число жертв на этом не остановиться… Главное престиж, так ведь? Так никому из испуганных учеников, живших в общежитии, не разрешалось его покидать и возвращаться домой.
Вторая, что была совершенно очевидна: Кибу задушили, прежде чем… потрошить. Так, чтобы никто, кто жил рядом или проходил мимо недостроенного коридора, ничего не услышал. Но, чтобы расправиться с таким рослым парнем, одним из лучших в школе по физической подготовке, потребовалось бы не мало сил, которых нет у девушки, – еще один факт, на который полиция попросту закрыла глаза. 
Причастность Ино к преступлению на этот раз ставилась под вопрос. Вряд ли она бы справилась с парнем, даже со всей ее компанией. Плюс ко всему, судя по предсмертному выражению на лице Кибы, он не ожидал нападения от того человека. А от Яманако можно всегда ожидать чего угодно…
И, самая важная, третья: кто-то хочет меня подставить.

Хината рассказала, что на самом деле, пока я была в отделении, никого из учеников так и не расспрашивали, о том, где я находилась в ночь убийства. Скорей всего, полицаи просто выдумали это, подумав, что так я быстрее расколюсь. Но все-таки одного браслетика было слишком мало даже по их принципам, чтобы засадить меня за решетку… Хината, которая мечтала стать адвокатом, предположила, что кто-то мог прислать полиции анонимку против меня.
Но тогда возникал вопрос: кому я могла перейти дорогу?..

День пятнадцатый.

Закинув руки за голову, я отрешенно смотрела в потолок. Вновь настало ночное время, которое я с недавних пор начала люто ненавидеть.
На соседней кровати сидела моя подруга, читая очередную книгу, в любую минуту готовая поддержать разговор. 
- Все еще думаешь о нем? – тихо спросила Хината, отложив от себя книгу и внимательно всматриваясь в мое лицо. И как она все время понимает?..
- Да, - выдавила из себя я, боясь взглянуть на девушку в ответ. Я ведь до сих пор ей ничего не рассказала… - Думаю, каково сейчас Саске, потерять второго близкого человека.
И это было чистой правдой. Ведь Киба, судя по слухам, был лучшим другом Учихи в начальных классах.
- Саске всегда умело скрывал свои эмоции, - Хьюга вздохнула. – Я не заметила, чтобы он был сильно расстроен. 
- Ну, если б ты не жила со мной в одной комнате, то тоже бы не знала, как мне бывает херово, - я слегка улыбнулась. – На людях я стараюсь никак не проявлять свое внутреннее состояние.
- Пожалуй, этим вы с Учихой и похожи. – Я притворилась, что протираю глаза, чтобы Хината не заметила, насколько меня сейчас смутили ее слова.
- В любом случае, у меня есть проблемы и похуже, - удостоверившись, что лицо уже не пылает, тихо произнесла я. Подруга вопросительно на меня посмотрела, ожидая продолжения. – Мама… Ей стало хуже. Помнишь, меня вызвали в больницу перед… - я запнулась, - сама знаешь чем?..
Хината молча кивнула.
- Нужны деньги на новые лекарства. Пятьдесят тысяч йен.
Подруга ахнула.
- Я.. я постараюсь помочь, - начала она, но я поспешно ее перебила:
- Не вздумай. Во-первых, ты и так для меня слишком много сделала. А во-вторых, ты же сама знаешь, что тебе такую сумму не дадут, не устроив перед этим допрос с пристрастием.
Хината грустно хмыкнула. Хоть ее родители и были богаты, но не настолько, чтобы разбрасываться деньгами направо и налево.
Внезапно в дверь постучали. Я бросила взгляд на настольные часы, которые показывали час ночи. Кто это в такое время?

На всякий случай, вооружившись теннисной ракеткой, я вызвалась открыть дверь. Хината тоже привстала, держа в руках тапок. Подумав про себя, что тапком вряд ли удастся поразить обезумевшего маньяка, я легонько приоткрыла дверь. 
Опираясь об косяк, в проеме стоял Сай, осматривая меня уже привычным взглядом, от которого резко хочется убиться об твердую поверхность.
- Вижу, ты меня ждала, - с ухмылочкой произнес он.
Я поспешно откинула ракетку, которая попала прямо в лоб Хинате, но никто этого так и не заметил. 
Однако, проследив за взглядом парня, я поняла, что он имел в виду вовсе не орудие. Как назло, сегодня вместо привычной пижамы, я надела короткий пеньюар, с внушительным вырезом в области бюста.
Краснея от злости и смущения, я поспешила прикрыться руками.
- Было бы что скрывать, - лениво произнес Сай, переводя взгляд на мое все еще красное лицо.
- Зачем пришел? – злобно прошипела я, мысленно думая, что зря выбросила ракетку. Вот бы сейчас ему заехать по…
- Спросить, почему ты не появляешься в классе искусства.
- Я была занята, - уклончиво сказала я, старательно отводя взгляд. На самом деле, это было лишь от части правдой. Мне почему-то было стыдно показываться на глаза парня, после того, как он меня спас. К тому же, я до сих пор на него злилась. – И это обязательно было спрашивать ночью?
- В другое время тебя не так легко найти. И… У меня складывается такое ощущение, что ты от меня все время прячешься.– И снова этот взгляд!
- Глупости, - наверно слишком быстро произнесла я, поскольку парень снова довольно ухмыльнулся.
- В любом случаи, советую тебе появиться на занятиях в ближайшее время, - уже серьезно сказал он. – Учитель собирается тебя отчислить.
Я виновато потупила взгляд. Несмотря ни на что, бросать рисование мне не хотелось.
- Ладно… - неохотно промямлила я, - Спасибо за беспокойство.
- Беспокойство? – Сай удивленно вскинул брови. – Ты неправильно поняла. Учитель пригрозила и меня отчислить, так как я твой куратор и отвечаю за тебя тоже я. 
Когда я уже, прицелившись, занесла ногу на парня, тот быстро решил ретироваться.
- В общем, спокойной ночи, - сказал он уходя, прибавив: - Я бы посоветовал твой подруге приложить что-то холодное.
Я огляделась, только сейчас заметив, что у Хинаты на лбу красовался огромный синяк.

***

Эту ночь я проспала на удивление спокойно. Разбудил меня взволнованный голос подруги, пытавшейся меня разбудить:
- Шион! Шион! Вставай!
Я с трудом привстала на кровати, сонными глазами пытаясь рассмотреть расплывчатое лицо Хинаты.
- Что? Где? – зевнул, спросила я у нее.
- Под нашей дверью была посылка. Адресованная тебе… - девушка протянула мне прямоугольный сверток.
Остатки сна мгновенно испарились, уступив место страху. Немедля я порвала оберточную бумагу, охнув от удивления. В посылке оказалась внушительная пачка денег. Ровно пятьдесят тысяч йен.

Ночной подарок сделал свое дело, и, в ту же минуту, без различных разборок, я кинулась к телефону. Еще одна минута и в мобильнике послышался голос медсестры ухаживающей за мамой - Хаяте-самы
- Алло?
- Хаяте-сама? Это Шион... ну... в общем, если вы еще не спите, - знаю предложение было глупо построено, но тогда меня это не волновало, - то можно я занесу вам деньги сейчас?
- Ну давай, - она неуклюже зевнула в трубку. - Я на дежурстве, жду тебя. 
Позже, без всяких происшествий, я влетела в больницу. Подлетев к нужному кабинету, я нетерпеливо дернула ручку двери. То, что я увидела удивило меня – Хаяте беспомощно сидела на полу, сжимая маленький кулон на шее, тихо нашептывая что-то. Без раздумий, я кинулась к медсестре. 
- С вами все в порядке? – посмотрев в ее глаза, спросила я. Женщина отрешенно на меня посмотрела, продолжая что-то шептать. – Хая…
Я запнулась – медсестру была крупная дрожь. Может ей сказали какую-то ужасную новость? Я тяжело вздохнула, и нежно прижала ее к себе. Неожиданно, я почувствовала, как ее пальцы больно сжали мне руку. Я еле сдержалась, чтобы не закричать. 
- Хая… яте-сама, - в моем голосе явно был слышан испуг. 
- Цветы, - прохрипела женщина, сильнее сжав мою руку. – Красные цветы… везде… два… красные, как кровь… везде…
Я мало слушала хриплый шепот медсестры, так как ужасная боль давала мне поводы думать о другом.
- Хаяте-сама, моя… рука!
От моего то ли нытья, то ли просьбы, то ли мольбы девушка словно очнулась. Отпустив мою руку, она испугано отползла. 
- Шион, что… что ты здесь делаешь? 
- Принесла деньги на лекарство, - я скорее проныла, чем просто проговорила – рука еще болела. 
- Деньги? – переспросила женщина.
- Угу. Вот 50.000 йен, - я улыбнулась, протягивая ей маленький кошелечек. 
- Ах, да, - на мое удивление. Хаяме тоже улыбнулась, дальше она заговорила своим обычным голосом. – Положи на стол, я запишу сейчас. 
Медсестра встала и, словно ничего и не было, отряхнулась.
- Чего на холодном полу расселась-то?
Хаяме еще раз улыбнулась, и помогла мне подняться. 
- Кстати, твоя мама сегодня проснулась вся такая бодрая и веселая! Она даже погуляла в парке, что на заднем дворе. Надеюсь, ты зайдешь после школы и проведаешь ее.
Эта новость для меня была подарком с небес! Глупо заулыбавшись, я кивнула в знак согласия, и вприпрыжку направилась к выходу. Все, что недавно произошло, совершенно перестало меня волновать. 
- Эй, осторожнее, пациентов побудишь! 
Крикнула мне вслед эта чудесная женщина, но я мало обратила внимания на ее слова. Для меня все плохое исчезло. Радость в душе поднялась до отметки сто, а то и выше. Выбежав из больницы, я запрыгала, закрутилась, и упала на чистую, но мокрую от росы, зеленую траву. Как же я люблю жизнь!

***
Зайдя в свой запуганный класс, я радостно прошлась до своего места, кинув сумку рядом. В ожидании начала урока, я мельком глянула на настенные часы, решив по-быстрому приготовиться к занятию. Вся такая радостная и немного глупая, я лишь потом вспомнила, что не посмотрела, тут ли свита Яманако. К моему облегчению, я убедилась, что ее здесь пока не было.
Одноклассники, поджав хвосты, тихо переговаривались. Их возбужденный шепот я легко могла расслышать, однако надобности в этом мне особой не было. 
«Она или похрабрела за ночь или же, наоборот, потупела», - услышала я за спиной писклявый голос и желание подслушивать сразу же отпало.
- ... и тут, короче, он мне звонит, и говорит: "Иночка, солнце мое.." - вошедшая в класс Яманако театрально прислонила ладони к груди, - "...извини меня, пупсик " - ее звонкий смех, словно перелив колокольчиков, разнесся по классу. Нет, я определенно везучая!
Потусив еще немного около двери, Ино, во главе своей свиты, зашагала к своему месту, изящно покачивая бедрами, наверно, думая, что выглядит реально круто и парни ее хотят. Вряд ли. Они просто боятся ее хотеть.
- Привет, Шион, - улыбчиво поздоровалась со мной Яманако, но душа у меня на большой скорости и с не менее большим грохотом упала в мокасины. Стало жарко; я не хотела отвечать ей, но стоит только этого не сделать - и прощай нормальная жизнь.
- Привет...Ино.
Пройдя еще немного вперед, блондинка уселась позади меня. На свободную парту, что раньше принадлежала Кибе. Грустные воспоминания связанные с Инузукой сразу же охватили мою голову, и я впала в некое... уныние? Скорей всего.
Кто-то ткнул меня в спину острым концом. Яманако? Что ей от меня нужно? Быстро всунув мне записку, при этом хищно облизав свои губы, она ослепительно улыбнулась.
Плохо дело, ох как плохо...
«Кто прочел – тот осел. Передай дальше»

Яманаке что, делать не фиг? Что за детские игры? Мне так хотелось написать «Кто написал, тот конкретно за?:%л…».
И вообще, устроить бунт и поставить Ино на место. М-да, революционер из меня никудышный, плюс учитель истории уже был на своем месте и оценивающе осматривал каждого. Безобидно улыбнувшись, он указал рукой в сторону двери:
- Разрешите представить вашу новую одноклассницу. Акаи, заходи…
В ту же секунду дверь распахнулась и в класс неуверенно зашагала девочка. Именно девочка. Она была невысокого роста, на вид казалась очень худенькой, словно ее только что выписали из больницы, где она провела достаточно долгое время, не чувствуя солнечного тепла. Голова была опущена; длинные темные волосы скрывали ее лицо. Уверена, она смущается. Ведь еще не знает, какие порядки установлены у нас в классе.
Все же, решив поднять голову, ее взгляд случайно упал на меня. Ее глаза... были красные. Да-да, как у вампиров.
Личико было добрым и приветливым. Не красавица, но и не уродина. Со временем привыкнет…
- Акаи Ринго, - тихий, с хрипотой голос донесся до моих ушей. Внутри меня все передернулось. Мне сразу же вспомнился хриплый голос медсестры. Откинув все ненужные мысли, я начала дальше разглядывать новенькую. 
- Садитесь, пожалуйста... э-э-э.. Яманако, освободите чужое место, будьте так добры.
И все. Ино покорно перешла за свою парту, а новенькая села позади меня. Мне показалось, или она действительно смеется? Пока Яманака усаживалась за свою парту, я незаметно засунула чертовую записку в карман.

Знаете, как я не люблю когда кто-то посторонний сидит за моей спиной? Я имею в виду, посторонний мне человек. Еще с детства, когда у меня был отец, тот внушал мне страх. Казалось бы, как можно объяснить пятилетней девочке, что находящийся за спиной человек - это плохо? Я смутно помню как, но у него это получилось. И, даже на остановках, или же в автобусах я постоянно оборачиваюсь в каком-то мимолетном страхе...
« Ты не должна подпускать никого, - грубо, сухо и без лишних слов говорил отец, тряся указательным пальцем перед моим лицом, - Ни посторонних, ни друзей. Последних тем более. Именно они чаще наносят такой удар, который не сможишь ни отразить, ни предвидеть...»

Весь день Ринго сидела спокойно, изредка спрашивая меня по теме уроков. Несмотря на это глупое чувство, новая одноклассница мне понравилась. Свой жуткий вид она смягчала миленьким голосом и своебразным юмором. Возможно, с таким поведением девушка с легкостью может заделаться в преспешники Яманако. Что ж, я не желаю ей ничего дурного, - всего лишь найти здесь свое место.
Так как девушка не знала свою новую школу, я любезно согласилась стать ее гидом на сегодняшний остаток дня.
Ведя глупую на первый взгляд беседу, у нас начали зарождаться дружеские отношения. Возможно, мы и подружимся, и никакая Ямонако не сделает Ринго своей шестеркой. У меня и так почти нет друзей, а у Ино - хоть отбавляй...
- Тут класс информатики, - показала рукой я, а Акаи понимающе кивала. - Следующий - Биология...

Последний урок, а затем... мама!

***

День шестнадцатый.

Очередной школьный день не предвещал ничего необычного. Как обычно Ирука бормотал себе под нос, Яманака красила ногти, а Сакура восторженно на нее смотрела. Саске безразлично листал книгу. Пару минут понаблюдав за ним, я попыталась незаметно посмотреть на новенькую. Тихо обернувшись, мой взгляд встретился с ее. Девушка оскалилась. Вздрогнув, я быстро повернулась. Больше я таких рискованных поступков не делала – ее безумно красные глаза и волчий оскал, который я видела всего пару секунд, и так запомнился мне на всю жизнь. 
Остальные уроки я досидела словно на иголках – мне казалось, что мою спину прожигают сотни обжигающих свечек. Ну почему? Почему меня угораздило на нее посмотреть? Ааашь! Теперь я уж точно не засну… 
Когда уроки закончились, я схватила свою сумку, и поспешила выйти с трехпроклятого кабинета. Мысль о том, что я сегодня вновь увижу маму, согревала меня внутри, как сотни теплых обогревателей согревают замерших людей. Уже будучи возле выхода, мне резко захотелось в туалет. Мысленно прокляв свой мочевой пузырь за бесполезную задержку, я пошагала в уборную. Зайдя в кабинку, и закрыв дверцу, я чертыхнулась. Ну а как тут не чертыхнутся, когда ты по случайности зашел в кабинку с небольшой скважиной. С другой стороны ее не так уж хорошо видно, но с этой можно было разглядеть половину уборной. Я не боялась, что за мной подсмотрят – это все равно никому не нужно, просто мне был неприятен сам факт пребывания этой дыры. 
Застегивая ширинку, я услышала до боли знакомые голоса. Внутри что-то дрогнуло. Трипятсотое чувство подсказывало, что нужно выйти и побыстрее смотаться, но пятое чувство настаивало на оставание в кабинке до ухода милой шайки. И которое я послушала? Трипятсотое? Нет, я послушала то, которое ближе. То есть, накрыла крышкой унитаз, и тихо уселась, подобрав ноги. Немного нагнув голову, я могла спокойно наблюдать за половиной уборной, зная, что не буду замеченной. В туалет с громким хихиканьям ввалилась шайка Яманако, во главе с самой блондинкой. Через пару секунд на пол с огромным грохотом упала девочка с черными, как смола волосами. Так как моя кабинка находилась посередине, я отчетливо все видела. Послышался приглушенный смех Ино. 
- Асобу!
Девушка с красиво укладенной прической подошла к валяющейся брюнетке, и, грубо схватив ту за волосы, подняла ее. Это была… новенькая? А чему удивляться-то собственно? Эта девушка, Акаи, сама напрашивалась. По крайней мере, об этом говорил ее игнор к законам установленных Ино. 
- Ну что, деточка, допрыгалась. 
Блондинка уверенными шагами подошла к Акаи. Взяв ее за подбородок, она аккуратно провела ноготком по лицу девушки, оставляя небольшой шрам на щеке. Ринго даже не дрогнула. Наоборот, ее глаза загорелись красными огоньками безумия. Если я вздрогнула от этого, то Яманака лишь смело хмыкнула. 
- Смотри, - Акаи кивнула в сторону Сакуры и Домару, хищно оскалившись. Яманака с интересом посмотрела в их сторону. Девушки испугано отошли. Ну а кто бы выдержал эти два безумных взгляда? 
- Что? – лениво спросила брюнетку Ино. 
- Отпусти и узнаешь, - к моему удивлению, Яманака послушно отпустила девушку. Асобу сделала тоже самое. Ринго быстро поднялась и отряхнула одежду. Сделав это, ее глаза сверкнули новыми огоньками. 
- Кто она для тебя? – с нотками издевки спросила Акаи Ино, указывая на Домару. 
- Она? – блондинка лениво окинула свою спутницу взглядом, но быстро перевела взгляд на жертву. - Тебе-то какое дело? Думаешь, таким способом сможешь уберечь себя?
Акаи хмыкнула.
- Домару, ты ничего не хочешь рассказать подруге?
Яманака удивленно уставилась на Домару. По звуку я поняла, что та упала. Видимо, она действительно что-то скрывала, раз так среагировала. 
- Домару, ты ничего не хочешь мне рассказать? – в голосе блондинке послышались злые нотки. 
- Я? Я… 
- Расскажи подруге, как ты вчера кувыркалась с Саске, - хмыкнула Ринго.
От этих слов Ино передернуло. 
- Это правда?
- Я… н…н…
- ЭТО ПРАВДА? – зло крикнула блондинка. 
- А что по ней не видно? – снова хмыкнула Акаи.

Эти слова стали роковыми для Домару. Вмиг и Ино пропала с моего поля зрения. В следующую минуту туда, где пару минут назад лежала Акаи, приземлилась Домару. С ее глаз текли слезы. 
- Больше всего я ненавижу, когда меня предают! – блондинка со всей силы ударила девушку ногой в живот, от чего та еще больше заныла. 
Пару минут Яманака стояла молча с закрытыми глазами и слушала противный ной своей бывшей подруги. Когда она открыла глаза, в них читалось не то безумие, а совершенное спокойствие. 
- Сакура, начинай, - спокойно проговорила она розоволосой, которая все это время просто наблюдала. Та, без лишних вопросов, достала пластмассовую чашечку. Открыв самую ближайшую кабинку, девушка что-то там делала. Спустя пару секунд она вышла, аккуратно придерживая чашку.
- Пей! – с издевкой в голосе сказала Сакура, протягивая чашку с туалетной жидкостью, как я поняла, Домару. Девушка ошарашено посмотрела на розоволосую. 
- Асобу, кажется, она не хочет, - с наигранной обидой проговорила Харуно. 
- Исправим, - улыбнулась та и, вытащив с кармана ножницы, приставила их к жертве. 
- Пей! – еще один раз сказала Сакура, подсовывая чашку к губам Домару. 
С глаз мученицы градом полились слезы. Выбора у нее не было. Медленно она начала отглатывать вонючую жидкость. От этой картины у меня внутри все сжалось. Во рту почувствовался неприятный привкус слюны. Когда девушка допила, к ней подошла Яманако. Взяв в Асобу ножницы, она присела возле Домару.
- Фу. Ну от тебя и воняет, - блондинка скривилась. – Думаю, Саске больше не захочет тебя целовать. 
В следующую минуту мои глаза рефлекторно закрылись. Ино резко провела лезвием по губам Домару, от чего та закричала. С раны безумным потоком стала бежать кровь. Блондинка взяла истекающую кровью девушку за волосы и ударила ее головой об батарею. От увиденного я испугано качнулась, и чтобы не упасть, схватилась за стенку. Естественно, это сопровождалось грохотом. 
- Что там?
Мое сердце бешено заколотилось. Я умру. Ино не пожалеет, если так поступила с человеком, который считался ей другом. 
- Учительница идет!
Эти слова прозвучали для меня спасением. Девушки сразу же бросились вон с уборной, забыв заглянуть в мою кабинку. Да и не до того им было.

Передо мной предстала новая опасность – учительница. Если она меня здесь заметит, то подумает, что это я сделала такое с Домару. Доказательств невинности не будет. Я на сто процентов уверена, что если девушка очухается, то ни в коем случае не обвинит Ино – смахнет на несчастный случай, или на меня, если сейчас заметят. А если бы она дала показания против Яманака, то наверняка «друзья» барышни, на ней живого места не оставят. От этих мыслей мне стало тошно, да еще запах туалета делал свое дело. Что же делать?! Меня понемногу охватывала паника. Так, сейчас самое главное выбраться в коридор. Поставив себе такую цель, я тихо отворила дверцу. В мои глаза сразу бросилась лужа крови. Домару была в ужасном состоянии – кровь покрывала все ее лицо, и казалось, что с нее сдирали кожу. Вздрогнув от такой картины, я, прислушиваясь к звукам с коридора, подошла к выходу. Сейчас, вы, наверное, подумаете, что я должна была помочь Домару. Вызвать скорую, в конце концов… Так ведь? Если вы так подумали, то вы просто не знаете жизни… ее правил и законов, которые складывал некто выше. Сейчас во мне действовал страх – страх, что меня заметят и обвинят, а потом отвезут в колонию. Моя жизнь будет испорчена, все наивные детские мечты о счастье испарятся и больше не будут тревожить меня. Главная задача на сейчас: уйти незамеченной, и не подавать виду, что я здесь была. Тихонько, я выглянула и осмотрела коридор. Там было пусто. Облегченно вздохнув, я как можно быстрее выбежала из уборной и помчалась к выходу школы. Даже когда я была на улице, все еще не переставала бежать. Мне казалось, будто меня сейчас догонят, и все… 
Когда, я остановилась, то осознала, что побежала не в ту сторону. Мне нужно было в общежитие – обдумать происходящее, успокоить свое колотившееся сердечко. Планы проведать маму сегодня испарились. От счастья переполнявшего меня утром и след простыл. Оглянувшись, я поняла, что нахожусь возле здания искусства – туда, куда я хожу на рисование. Ксо! Рисование! Я отчаянно ударила себя по лбу. Мне же Сай сказал обязательно прийти, а я уже как на час опоздала... 
Не теряя ни минуты, я забежала в красиво оформленное здание. Все инструменты для рисования я оставляла в классе, о чем сейчас себя похвалила. 
Добежав до нужного кабинета, я дернула ручку двери.
- Проститеянемногопоздала! – скороговоркой проговорила я, наклонившись. 
- Не сомневался, что все плоскогрудые непунктуальные, - услышала я спокойный знакомый голос.

Зло подняв голову, я заметила, что в классе никого нет. Единственный - Сай - стоял у своего мольберта и вырисовывал очередной шедевр.
- Э-э-э, а где все? – неужели я дни перепутала? Если так, то этому придурку не жить, за те слова! 
- Они уже ушли.
Вся моя бойкая позиция улетучилась. Нахмурившись, я молча подошла к своему незаконченному рисунку, и принялась за любимое занятие. 
Через пару минут, я уже обо всем забыла – все мысли занимал рисунок. Сейчас, я укладывала всю душу в него, придирчиво рассматривая каждый сделанный штрих. Когда наброски были сделаны, я немного отошла - так сказать, посмотреть со стороны. На меня смотрела маленькая радостная девочка, с воздушным шариком и мишкой в руках. Под ней было озеро, в котором отражались никем не изведанные деревья. 
- Ужасная безвкусная картина с неправильными пропорциями, - подойдя к рисунку, подвел итог Сай. 
- Да пошел ты! – мне было обидно. Ужасно обидно. Я даже прикусила губу, чтобы не заплакать.
Мой обидчик лишь пожал плечами. Взяв в руки карандаш, он подошел к моему творению и начал дорисовывать штрихи, вытирая лишние. Откинув обиду на задний план, я восхищенно и с любопытством наблюдала за его плавно двигающейся рукой. Такую идиллию перервала резко отворившаяся дверь, и в комнату ворвались два уже знакомых мне полицейских. Внутри все сжалось, не предвещая ничего хорошего. 
- Знаете ли вы, что перед тем как ворваться, нужно стучать? – не отрываясь от дела, недовольно проговорил Сай. 
- У нас нет на это времени! – крикнул один. – Шион, ты обвиняешься в убийстве, и сейчас пройдешь с нами в отделение! 
Внутри меня все перекрутилось. Как? Как это могло произойти? Домару умерла? Но… Слова в свою защиту застряли в горле. А в принципе, кто мне поверит? Я собралась уже идти, как услышала как всегда спокойный голос брюнета.
- Она не уйдет, пока не закончится урок. 
- Мы не собираемся ждать пока вы там закончите свою ненужную мазню, - прохрипел полицай. 
- Почему вы уверены, что она причастна к убийству? – на мое удивленные, в голосе Сая послышался холод. 
- Ха, у нас есть вещевые доказательства, весьма убедительные, так что ты не сможешь доказать ее невиновность…
- Она уже как месяц не невиновна, я об этом побеспокоился, или вы не помните, как я давал показания о том, что ее…
Брюнет не смог договорить – полицай, не выдержавший слов парня, в миг оказался возле него, с направленным пистолетом. 
- Еще одно слово и ты труп! 
- Может сначала пушку зарядишь? - даже не вздрогнув, безэмоционально, с некой издевкой проговорил Сай.
- Ах ты чертов…! – мужчина резко ударил парня в живот, от чего тот немного нагнулся. 
- Нет! – я не на шутку перепугалась. 
- Ну вот ты и попался, - спокойно проговорил Сай, попытавшись выпрямиться. – Моя кожа очень чувствительна и от малейшего прикосновения на ней может появится синяк. 
Парень приподнял футболку, оголяя свой пресс. Там уже красовался большой синяк. 
- Теперь я спокойно могу тебя засадить, а твой напарничек не докажет твою непричастность. Мне и Шион поверят, в отличии от вас, злых больших дяденек. Ты же за меня Шион?

Парень посмотрел на меня холодным взглядом. Уловив мой кивок, он перевел его на растерявшегося полицая. Другой был не менее растерян.
- Ладно, так и быть. На этот раз я вам прощаю. Оставьте свои доказательства против Шион здесь, и никто не узнает ваш прискорбный поступок, - проговорив, Сай отвернулся и принял дальше пририсовывать штрихи на моей картине. 
- Щенок, - прошипел мужик. – Масимото, кажется, мы ошиблись адресом. Отдай вещь девчонке. 
Второй полицай послушно исполнил приказ, и в меня полетел… мой портфель? Ксо! Я про него забыла! Видимо, под впечатлением я его оставила в туалете. Какая же я дура… 
В это время полицаи, прошипев несколько угроз в наш адрес, удалились.

- Спасибо… - пробормотала я еле слышно. 
- Неужели ты думаешь, что я хотел тебя опять спасти? – брюнет повернулся в мою сторону, одарив меня презрительным взглядом. 
- А разве не так? – моя благодарность начала понемногу испаряться.
- Он назвал рисование мазней. Как я могу такое проигнорировать? – Сай отложил инструменты, и направился к выходу. – Я домой. У тебя есть минута, чтобы собраться и проводить меня домой. 
Чего?! Что он только, что сказал?! Что этот придурок вообще о себе возомнил?! Что-то внутри меня обидчиво запротестовало. 
- Еще чего!- я демонстративно отвернулась от Сая. 
- Ну, как знаешь, - брюнет пожал плечами. Возле самой двери, он остановился, и медленно, задумчиво, проговорил: – Интересно, а в каком виде завтра найдут твой труп?
По моему телу пробежала дрожь. Через несколько мгновений я уже прижималась к руке Сая. Тот лишь удовлетворенно хмыкнул.

- Почему мне кажется, что ты специально сказал мне про труп? И вообще, где доказательства, что убийца придет именно в рисовалку и именно ко мне? Да откуда он знать вообще будет? 
Мы с Саем шли через небольшой парк, и я уже как несколько минут высказывала все свое возмущения этому нахалу. 
- И вообще, кто ты такой чтобы со мной так поступать? Неужели влюбился?! Ну, тогда разве так нельзя сказать?! Почему ты молчишь?? 
Я зло посмотрела в сторону Сая, - тот шел, смотря куда-то прямо, и держал в руках… плеер?!
Так он все это время даже не думал меня слушать! Неужели слушал музыку, все то время?! Блиннн, как он меня раздражает! Внутри меня кипела злость. Хотелось так шандарахнуть Сая, чтобы тот не встал, ну или по крайней мере стал инвалидом. 
Прицелившись, я занесла руку для удара, но тут парень неожиданно резко повернулся. 
- До встречи. 
Сай пожал мою прицелившуюся руку и, слушая музыку дальше, пошел по своему направлению. 
Сказать, что я растерялась – ничего не сказать. 
Во мне были какие-то смешанные чувства – растерянность, злость, обида и что-то теплое… Неужели мне он нравится? Я скривилась, быстро отогнав глупые мысли. Мне нравится Саске! Мне нравится Саске! Шион нравится Саске! Я пыталась убедить себя в том, что Сай просто скотина, а Саске мне нравится, и вскоре он заметит меня, у нас будет любовь-морковь, потом мы поженимся, и у нас будет куча детей! Я улыбнулась таким мыслям, и вовсю размышляя про нашу свадьбу с Учихой, вприпрыжку направилась поскорее в общежитие.

Следующий день. 

Зевая, я зашла в здания школы. Мне так хотелось спать, что казалось, я сейчас упаду и буду дрыхнуть прямо в школьном коридоре. «Нужно пораньше ложиться спать!» - очередной раз пробормотала я и, запутываясь в собственных ногах, поплелась к классу. Проходя через туалет, я испуганно замерла. Вчерашние события начали вспыхивать в моей голове, словно лампочки. Из-за своих мечтаний, я забыла про убийство и полицейских! Мне стало страшно. Внутри все сжалось, захотелось убежать подальше. Переборов себя, я уже проснувшаяся и полная страха, пошла в класс. Когда я зашла, одноклассники на секунду умолкли, но увидев, что это я облегченно вздохнули, и продолжили свою болтовню.
- Домару нашли мертвую! – услышала я один разговор.
- Говорят, что она перерезала себе вены…
- Из-за чего?!
- Я не знаю, но может это Ино…
Дальше я уже не слушала. Перерезала себе вены? Но тогда зачем меня хотели забрать полицаи? Точно! Сай им же тогда пригрозил, вот они и пустили слушок… 
Дверь класса отворилась и туда зашла Яманака. Она явно была не в настроении. Но, к моему удивлению, она не попыталась кого-то пнуть или что-то испортить. Пробравшись к своему месту, она достала книгу, и, открыв ее где-то посередине, принялась читать.
Одноклассники начали вопросительно переглядываться – не одна я была удивлена. Через пару минут в класс зашла новенькая. Я сразу же посмотрела на Ино. Сейчас она должна что-то сделать, ведь она не любит, когда приходят позже ее. Но опять мне пришлось удивиться – Ино даже не соизволила посмотреть на прибывшую, лишь больше нагнулась к книжке. Определенно это странно…

На большой перемене я, взяв с собой пакетик с бутербродами, помчалась на крышу. Там должна была быть Хината. Вечером она поздно пришла, а утром слишком рано ушла, так что возможности с ней поговорить не было, а сейчас я в этом нуждалась больше всего. Завернув за угол, прямо на наше место, я замерла. Место Хинаты заняла наша новенькая. В руках она держала небольшую баночку сока. Я осмотрелась, ища глазами свою подругу. 
- Она не придет, – услышала я тихий голос Акаи.
- Что? – естественно, я прекрасно ее услышала, но слова девушки мне были немного не понятны. 
- Я про Хинату. Она сейчас журналист школьной газеты, вот и мотается туда-сюда целыми сутками. Она попросила тебе передать, а еще просила за это прощения, - Ринго отпила немного своего напитка. 
- Яснооо, - протянула я. 
- Посиди со мной… пожалуйста. 
Такой просьбы я никак не ожидала. В моей голове всплыли вчерашние события… то, как Акаи поступила. Но почему-то я решила остаться. Присев возле девушки, я открыла свой пакетик бутербродов. Взяв один, я откусила кусочек, и начала смачно жевать, но тут мой взгляд упал на Ринго. Она была похожа на голодную собачку. Заметив, что я на нее смотрю, она быстро отвернулась. 
- Держи, - я вытянула еще один бутерброд и протянула Акаи.
- А можно? – неуверенно повернулась девушка. 
- Ага, - я улыбнулась такой реакции новенькой. Акаи, медля, будто сомневаясь, взяла бутерброд. Сейчас она была совершенно не такой, какой вчера. Мне стало как-то подозрительно. Такие резкие перемены…
Пару минут мы сидели молча, жуя бутерброды, и смотря в пролетающие мимо облака. Такую идиллию разрушил тихий голос Ринго. 
- Это я… 
- Что? – не отрывая взгляд от неба, спросила я. 
- Это я Домару убила…
Услышав эти слова, меня передернуло. Я испуганно посмотрела на девушку. Ринго опустила голову, нервно крутя в руках недоеденный кусочек бутерброда. 
- Я тебя не совсем поняла… - мне совершенно не хотелось верить услышанному. Шутка?
- Вчера они предложили сходить с ними в туалет… - девушка нервно сглотнула. – Я не ожидала ничего плохого и согласилась. Тогда они накинулись на меня. Мне стало страшно и я соврала, что Домару спала с Саске…
Девушка не договорила. С ее глаз начали котится маленькие влажные капельки. Сглотнув, она продолжила:
- Тогда Ино не поверила в невиновность Домару, и они накинулись на нее. Мне стало страшно… я слабонервная, и то, что мне пришлось увидеть просто… просто…
- Можешь не говорить, что ты увидела, я примерно представляю, - я видела как Ринго тяжело говорить, да и помню я вчерашнее. 
- Ну вот… я сказала, что идет учительница, и мы убежали… Но, скорее всего, я поздно это сказала, она… она умерла из-за меня! 
Девушка зарыдала. 
- Ты не виновата… - ну естественно она была виновата! Хотя, что я такое говорю? Разве я не такая же скотина?! Да я бы тоже при первой же возможности сдала всех с поличным… Или наврала, ради спасения. Это я больше всего ненавижу в себе. Мне кажется, что Акаи также. Она похожа на меня. Она просто любит жизнь… Но тогда… тот оскал, и глаза? 
- В прошлой школе с меня все издевались из-за того, что мои глаза необычного цвета, и из-за моих неправильных зубов похожих на клыки, они все считали, что я не такая, как они… они относились ко мне, как к половой тряпке…
Мне кажется, или она действительно читает мои мысли? Теперь мне ясно. Все эти страшные взгляды были не специально! 
- Знаешь, а давай будем дружить! – я встала и, протянув руку Акаи, улыбнулась. 
- Д…дружить? – девушка неуверенно на меня посмотрела. 
- Да! Будем подругами! 
- Ну… - девушка нервно задергала тот несчастный недоеденный бутерброд. 
- Прости… - я замялась. Это было глупо с моей стороны. Даже очень. Быстро взяв пакетик, я направилась в класс. 
- Шион! – я повернулась на голос новенькой, которая уже стояла, но продолжала теребить бутерброд. – Я согласна дружить! Я хочу быть подругами!

- Шион! – я повернулась на голос новенькой, которая уже стояла, но продолжала теребить бутерброд. – Я согласна дружить! Я хочу быть подругами!
Я улыбнулась. Подойдя к девушке, я взяла ее за руку и потащила в класс, рассказывая по дороге разную чепуху, от чего та нелепо улыбалась. 
Когда мы подошли к классу, Ринго резко остановилась. 
- Что? – я удивленно на нее посмотрела. 
- Думаю, Ино лучше не видеть нас вместе… - тихо сказала Акаи с чувством вины в голосе.
Я отпустила нежную ручку девочки, понимающе кивнув. 
- Тогда ты первая? – посмотрев мне в глаза, спросила Ринго. 
- Ладно, - я простодушно улыбнулась, и зашла в класс первой. Ино, кажется, вообще не покидала своего места. Так как и на первом уроке, она сидела, уткнувшись в книжку.

*** 
Как только уроки закончились и класс со скоростью урагана опустошился, ко мне подошла Ринго. В отличие от меня, она быстро собрала сумку. 
- Может, погуляем сегодня? 
- Прости, но я не могу сегодня, - застегивая сумку, виновато проговорила я. – Я хочу сходить к маме в больницу. Я уже достаточно давно ее не видела.
- Твоя мама в больнице? – удивленно посмотрела на меня Ринго. 
- А я тебе разве не говорила? – мне казалось, будто все знают об этом, поэтому вопрос Акаи удивил меня. – Моя мама больна, и уже достаточно большое время находится в больнице. 
- Прости… 
- Брось, твоей вины в этом нет, - который уже раз, я улыбнулась. 
- Тогда… может завтра?
- Ммм, давай. 
- Отлично, тогда я с нетерпением жду завтра! Передавай маме скорого выздоровления! – Акаи улыбнулась так искренне, что где-то в душе у меня все растаяло. Ринго помахала мне рукой, и вышла с кабинета. 
- Ксо… - я только хотела одеть портфель, как замок разъехался, и оттуда все вывалилось. Нагнувшись, я начала собирать книжки, не забывая при этом проклинать все, что только можно. Когда я собрала вещи, и уже хотела идти, как услышала знакомые голоса. Один был мужской, до боли в сердце знакомый – Саске, а второй… Асобу?! Голоса были все громче, а в моей голове возник такой хаос. Быстро и тихо, я побежала к учительскому шкафчику. Как только я закрыла дверцу, оставив еле заметную щель, в класс зашла недавно упомянутая «парочка». 
- … а если Ино узнает? – услышала я испуганный голосок девушки. 
- Она не сделает тебе ничего – я тебя защищу, - охх, я даже позавидовала Асобу - голос Саске звучал так мужественно и внушительно. 
- Но…

Девушка не успела договорить – Учиха впился ей в губы. Его руки бесстыдно блуждали под кофтой девушки. Я даже покраснела, но если бы отвернулась, меня бы засекли, поэтому я продолжила наблюдать. Кто бы меня увидел, подумали, что я какой-то помидор, а не девочка. Блин, я тоже так хочууу… Вернее, я хочу такие же поцелуи, а не такие бесстыдные лапанья. Ксо, я ведь еще не разу не целовалась… Эх… обидно. В это время парочка уже была без верхней одежды. Учиха, не соблюдая никакой аккуратности, положил девушку на стол, оставляя на ее шее засосы. Такая его неаккуратность со стороны выглядела такой возбуждающей. Омг, а ведь за той партой сидит Рок Ли – я еле воздержалась от накрывшего меня хихиканья. Асобу сладко застонала. Меня это немного удивило, потому что Саске пока был в штанах, но потом я заметила, что одна его рука отсутствует. Не трудно было догадаться, где она. Как же неудобно… Неожиданно парень отстранился от девушки, и быстро натянул на себя футболку, бросив кофту и лифчик Асобу. Та, тоже без замедлений, натянула на себя вещи, правда очень неуклюже. Внезапноо в класс кто-то зашел. 
- Саске, Асобу, что вы здесь делаете? – это был голос Ируки-сенсея. 
- Мы решили дополнительно позаниматься, - спокойно проговорил брюнет, доставая какие-то учебники. 
- В таком виде? – недоверчиво спросил Ирука. Видимо, он посмотрел на Асобу. Если честно, я бы тоже не поверила ей, в таком-то виде. 
- Она просто запачкалась, вот и мы пытались вывести пятно. 
Блин, ну и кто в такое поверит? Он вообще соображает, что говорит?

- Ну-ну, - как и предполагалось, Ирука ему не поверил. – Тогда идите занимайтесь в другой кабинет. Мне нужно здесь заняться классными делами. 
Парочка кивнула, и быстро удалилась. Ухх, на душе стало, как-то легче. Но… Ирука? В это время, учитель, положив папки на стол, направился прямо… ко мне! Аааа! Ну все я попала. Дверь шкафчика отворилась, и…
- Мисс Шион, неужели вы тоже решили позаниматься? – услышала я насмешливый голос учителя. 
- Эээ… ага, - я схватила первый учебник, что попался, и показала его учителю. 
- Вы решили выучить кандзи первого класса? 
- Эээ… ну да… решила повторить, - я глупо улыбнулась.
- В шкафу?

- Ну, понимаете… тут так хорошо думается и атмосфера лучше, а пахнет так, что... – я демонстративно понюхала воздух. Пахло чем-то дохлым. 
- Буду знать, что вам нравится запах дохлых хомячков…
- Чего?? – я испугано вылетела из шкафа, и повернулась. Действительно, там в клетках хранились трупы дохлых хомячков, которых мы разбирали на уроке биологии. Почему я раньше не обратила внимания на вонь?!
- В знак наказания будете мне сегодня помогать разбирать документы. 
- За что? – я мысленно прокляла все, что только можно. 
- За то, что вторгаетесь в личные вещи учителей, - строго проговорил Ирука, и поманив меня за собой, направился обратно за стол.

Вы просто не представляете, как я проклинала тот день! Вместо того, чтобы пойти к маме, я перебирала скучные бумаги учителя. А их там было навалом. Справилась с работой только поздно вечером. Когда я пришла в общагу, Хината, как обычно, читала книгу. Заметив пылающую злостью меня, она отложила предмет занятости. 
- Почему ты так поздно? 
- Не спрашивай… - я устало упала на кровать, даже не переодевшись. 
- Ладно, - Хьюга улыбнулась. – Прости, что в последнее время я не могу с тобой сидеть на крыше…
- Ой, да брось. Я знаю, что работа в школьной газете не легкая. 
- Я завтра опять рано уйду. Нужно закончить статью, - тихо проговорила девушка, взяв с тумбочки новенький фотоаппарат, который выдавали ребятам школьной газеты. 
- Ага, - пробормотала я. Мне ужасно хотелось спать, и говорить было трудно. Поняв мое состояние, Хината выключила свет, и сама заснула.

Утро у меня началось не радужно. Во-первых, я заснула в школьной одежде, и теперь она была ужасно помятой. Во-вторых, гладить уже не было времени. Схватив сумку, перед этим закинув в нее пару учебников, я помчалась к школе. На мое удивление, возле здания столпилась масса учеников. Все они перешептывались и даже не думали заходить внутрь. Решив посмотреть что там, я пропихнула толпу, и вышла наперед. Школу окружила милиция. Везде были желтые огораживающие ленточки. 
Где-то возле здания стояла скорая помощь. 
- Что случилось? – спросила я тихо, стоявшую рядом девочку. 
- Говорят, кого-то убили… - проговорила она, пожав плечами. 
Кого-то убили? Что это значит? Сердце забилось сильней, чувствуя неладное. На порог школы вышел Ирука-сенсей с громкоговорителем. 
- Сегодня и завтра учеба отменяется. Начнется с понедельника. Попрошу всех уйти отсюда. 
Школьники радостно загудели в предвкушении трех выходных. Толпа начала медленно рассасываться.
- Шион! Шион! – я повернулась на звавший меня голос. Это была Хината. В руках она сжимала фотоаппарат. Я быстро подбежала к девушке. 
- Пошли, - не объяснив ничего, Хьюга схватила меня за руку, и потянула подальше от школы. Когда мы были достаточно далеко, Хината протянула мне фотоаппарат. 
- Я думаю тебе нужно это видеть. Фотографии меня заставили удалить, но мне удалось заснять. Смотри. 
Девушка нажала «play». То, что я увидела повергло меня в шок. Стены главного коридора были вымазаны кровью, на полу лежали человеческие кишки. Немного дальше… голова Асобу с выколотым глазом. Я еле сдержала в руках фотоаппарат. Стало тошно. Хината быстро забрала камеру, удалив видео. 
- Думаю, больше никому не стоит этого видеть. 
Я кивнула в знак согласия, перебивая в шоково-тошном состоянии. 
- Кто это может быть?
Хината присела на лавочку, которая стояла рядом, и кивнула мне, чтобы я сделала тоже самое. 
- Тебе не кажется, что это слишком странно? - начала робко девушка, когда я села.
Я еле заметно кивнула. Тошнота не отступала, поэтому я предпочитала молчать. Наступила тишина. Хьюга теребила в руках камеру, о чем-то раздумывая. 
- Должно быть, этих людей что-то связывало… - начала она минуту спустя. 
Я непонимающе уставилась на подругу. 
- Мне кажется за убийствами стоит один и тот же человек, - увидев мое недоумение, пояснила Хината. 
- Ино… - прошептала я, но девушка прекрасно услышала. 
- Вряд ли, - Хьюга запнулась. – Просто я видела ее сегодня. Похоже, она подавлена. Она лишь кажется жестоким человеком. Думаю, она не могла убить человека. Тем более Асобу. 
Услышав имя мертвой, я вздрогнула. 
- Хината… я вчера видела ее с Саске, - тихо проговорила я, посмотрев на подругу. Та явно о чем-то размышляла. Пару минут мы просидели в тишине.
- Шион, я знаю кто убийца! – Хината решительно встала. 
- Я тебя не совсем поняла… - резкие перемены в подруге меня удивили. Всегда тихая и незаметная - была смелой и решительной.
- Это Саске. 
- ЧТО??! 
Услышав такое любимое имя, я была шокирована. Нет! Это не может быть Саске! Я ведь его люблю! Нет! Только не он! Он не мог!
- Хината, ты наверное ошибаешься, - я попыталась выдавить улыбку. Но, взглянув на подругу, вернула свое лицо в прежнее состояние. Хинату было не узнать! 
- Шион, все сходится! – Хьюга подошла ко мне и, присев на корточки, посмотрела мне в глаза. – Киба – был другом Саске. Тен-Тен его девушкой. По твоим словам, Асобу была с ним тоже. Наверное, и Домару с ним встречалась! Ошибки быть не может! Все, кто был связан с Саске, чудесным образом оказывались мертвыми, чуть ли не на следующий день! 
- Нет… нет… нет, - словно заклинания повторяла я, пытаясь убедить себя в том, что это не так. – Он не мог их убить!

- Шион! Да очнись ты уже! Если ты его любишь, то это не означает, что он не убийца! 
- Он не мог! – я закричала. Глаза начали слезиться. Тело дрожало, будто от холода. – Зачем?! Зачем ему это?
Хината, увидев мои слезы, привстала, и нежно обняла. 
- Я пока не знаю зачем. Но сейчас тебе лучше с ним не общаться. Избегай любых встреч. А теперь успокойся. Слезами ты ничего не добьешься.
Слова Хинаты прозвучали очень нежно и успокаивающее. Отстранившись от девушки, я вытерла слезы, и попыталась улыбнуться.
- Ты права. Так действительно ничего не добьюсь. Я думаю сегодня пойти к маме. Нельзя же тратить понапрасну целых три выходных! 
Хьюга одобрительно кивнула. 
- И больше никаких слез! – она поучительно помотала указательным пальчиком. 
- Договорились, - вот уже я действительно улыбнулась.

***
В белом халате, и с улыбкой на лице, я стояла возле больничной палаты, в которой находилась моя мама. Мне до сих пор не верилось, что я ее наконец-то увижу, поэтому заходить было как-то страшно. Наверное, боялась, что, дернув ручку, это окажется сон. Я себя ущипнула, чтобы проверить, не сон ли? Почувствовав боль, я решительно дернула ручку двери. Мама сидела на кровати, листая какой-то журнал, и одновременно попивая чай. Подняв голову, она радостно вскрикнула. Отложив вещи в сторону, она потянула руки ко мне, дабы заключить в теплых объятиях. Пару минут мы крепко прижимали друг друга, будто боясь, что это наша последняя встреча. 
Отстранившись, я радостно посмотрела ей в глаза. 
- Ты как? 
- Да как я могу быть? Целыми днями принимаю лекарства и читаю журналы. Ну не разжилась я? – она засмеялась своим красивым неповторимым смехом, который я больше всего боялась потерять. – Лучше расскажи, как там мое солнышко? 
- У меня все просто замечательно! У меня появилось две подруги, а еще я записалась на рисования! Правда там есть один парнишка… 
Я начала бурно, с восторгом рассказывать о том, что произошло, пропуская тревожные моменты. Не хотелось пугать маму. Пусть думает, что у меня все нормально! Может, так она побыстрее поправится, и заберет меня с этого ужасного ада? 

Незаметно приблизился вечер. Силой меня вытолкнули из палаты медсестры, ссылаясь на то, что маме нужен отдых. Как мне не хотелось уходить! Хотелось еще немного побыть с ней. Поболтать, помолчать, подержать за руку, обнять, но всему приходит конец. Смирившись с этим, я медленно шла по небольшой аллее, к общежитию. Неожиданно я услышала какой-то шум. Уже было темно, и аллея еле освещалась старыми фонарями, поэтому я не сразу разглядела что это. Но неожиданно, двое людей, в буквальном смысле выкатились из темноты, и на них упал свет фонаря. Первого я не смогла разглядеть – на нем была маска, но, видимо, это был мужчина. А второй был… Саске?! Увидев любимого, я прикрыла рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. Парни дрались. Вернее, у Саске это были жалкие попытки – он был весь в крови, и, наверное, очень ослабший, так как почти не сопротивлялся. Первый же не обращал внимания на беспомощного брюнета, и продолжал его избивать. Неожиданно в его руках что-то сверкнуло…
- Нееет!! – я закричала что есть силы. Страх, к моему удивлению, ушел куда-то на задний план. Я кинулась к полуживому Учихе. Парень в маске, увидев меня, испугался, и быстро убежал куда-то в темноту. Мне как-то не было дела к нему – сейчас мысли занимал Саске. Приподняв его за голову, я начала тормошить парня.
- Саске! Саске! 
Учиха что-то неразборчиво прохрипел, отплевываясь кровью. У меня была паника. Я совершенно не знала, что делать. Все навыки оказания первой помощи исчезли, словно их и не было.
- Те…ле…фон… - еще раз прохрипел Саске. 
Поняв о чем он, я быстро достала из его куртки сотовый телефон, и набрала номер скорой. На проводе послышались протяжные гудки. Это время казалось мне таким длинным, каким никогда не было. 
- Да? – услышала я приятный молодой голос на другом конце провода. 
- Приезжайте сюда! Быстрее! Умоляю! Саске… он…
- Где вы находитесь?
- Центральная аллея… 
- Ясно, сейчас будем, - не дав мне договорить, тетенька положила трубку.
- Алло? Алло! – отбросив телефон куда-то в сторону, я принялась обратно тормошить Саске. «Только не умирай! Только не умирай!»

Я сидела в больнице уже как два часа. Все это время меня трясло, как осиновый лист, нижняя губа была до крови искусана. Наконец-то дверь палаты, в которой находился Саске, открылась, и оттуда вышла медсестра.
- Что с ним? – сразу же подбежала я к ней, до боли сжимая кулаки. 
- Несколько ушибов и перелом руки, - успокаивающе проговорила она. – Но ничего, жить будет. 
Я облегченно вздохнула. Поклонившись, я направилась в сторону выхода.
- Девушка, а разве вы не хотите с ним увидится? – послышался сзади удивленный голос медсестры.
- Думаю, нет, - лучезарно улыбнувшись, я быстро побежала в общежитие. 
Почему мне не хотелось увидится с ним? Я сама не смогу ответить на этот вопрос. Возможно, я боялась, что он не захочет со мной общаться, потому что я видела его в таком жалком состоянии. Глупо… 

Когда я зашла в комнату, Хината уже спала. Тихо переодевшись, я включила настольную лампочку, и достала маленький блокнотик, в котором я так любила рисовать. Открыв его, я взяла карандаш, и начала выводить наброски для будущей картинки. Больше всего мне сейчас хотелось выложить свои чувства на бумагу. Так как дневник мне вести не хотелось, а мемуары писать не получалось, я рисовала картинки. В этом блокноте, на каждой странице, были мои переживания и чувства за определенный день. 
- Это не он, – тихо шепнула я, улыбнувшись своему эскизу.
- Почему ты так уверена? – услышав тихий голос Хинаты, я испугано подпрыгнула.
- Его сегодня чуть не убили. Если бы не я, он… - я запнулась.
- Если это не Саске, то кто? 
- Человек, который ненавидит Саске, - отложив карандаш, я повернулась к подруге. – Я хочу узнать кто это. 
- Шион, пожалуйста, не надо, - Хината немного привстала. – Это может плохо закончится. 
- Хината, я не могу так. Наши друзья умирают из-за какого-то безумца! 
- Не знаю, может у тебя и умирали, но у меня пока что нет. И надеюсь, не умрут! – Хьюга накрылась одеялом, в знак обиды. 
Тяжело вздохнув, я запихнула свой рисунок в тумбочку. Выключив лампочку, я закуталась в одеяло. Мои мысли запутались, и требовали срочного распутывания. Поняв, что сейчас я не смогу с этим справиться, я погрузилась в прекрасный беззаботный сон…

Больше историй про любовь, я, быть может, любила только триллеры. С качественной картинкой, обилием крови и неожиданным убийцей в конце. Все же, родители тчетно пытались оттащить меня от экрана, дабы не портить психику своему чаду.
Если бы мне кто-то раньше сказал, что я стану одним из героев такой истории, интересно, я бы поверила?.. Показалось бы мне это увлекающим приключением или ужасом наяву, как есть сейчас? Если бы мне когда-нибудь сказали, что я каждый раз буду видеть растерзанные тела своих друзей и знакомых…? Если...
Раньше я будто наблюдала за всем сквозь непроницаемое стекло, занимая в этом театре хаоса роль обычного зрителя. Но настало время разбить эту невидимую грань, шагнуть вперед, на сцену, достойно сыграть, выдержать свою настоящую роль. Только бы не сломаться… Но.

***
- Шион… чан, - к моей парте подошла эффектная блондинка, и манерным жестом откинув свои локоны назад, наклонилась совсем близко ко мне, с присущей ей дерзостью заглядывая мне в лицо. Теперь мне хорошо были видны тщательно замаскрированные тоналкой темные круги под ее глазами. Только вот как всегда безупречно наложенный макияж и полуулыбка на красивом лице говорили о том, что ничего не изменилось, это все та же Яманако.
Домару. Асобу. Забыто.
- Да? – я хотела ответить непокорно. Вернее, пыталась. Увидев тень недоумения, скользнувшую по лицу блондинки и неизвестно откуда нарисовшуюся сзади нее свиту, я снова струсила. Хрупкий зверек где-то внутри боязливо сжался, заставив меня извиняющимся тоном добавить: - Ты что-то хотела, Ино-чан?
Несколько мгновений бестия с интересом всматривалась в мои черты, прежде чем произнести:
- Пойдешь с нами на дискотеку? – это даже трудно было назвать вопросом, настолько приказным тоном он был сказан. 
Я видела, как покраснело лицо Сакуры при этих словах. Остальные девчонки украдкой начали перешептываться между собой. Неужели, ничего не знают?
Не пойти значило подписать себе приговор на издевательства. Пойти – потерять всякое уважение к самой себе, снова отойти в тень.
- Хорошо, - ломким голосом ответила я, выдержав недоверчивый взгляд Яманако.
- В пятницу в 6 часов у входа в спортзал. Не опаздывай, - бросила она, возвращаясь к своему месту. Свита, еще пару секунд с презрением на меня пялясь, последовала ее примеру.
«Я все сделала правильно, - думала я, без разбора записывая в тетрадке слова учителя. - Так я, возможно, смогу втереться к ней в доверие, разузнать все…»
Конечно, это было лишь жалким оправданием. Но я не могла признать, что просто снова испугалась.

***
Я так и ни разу не навестила Саске. Ино, ходившая к нему в больницу чуть ли не каждый день, с восторгом рассказывала, как кормит парня с ложечки, как он сам умоляет ее приходить к нему почаще. Хоть немного зная характер Учихи, можно было с уверенностью сказать, что это все вранье. Единственное, что полезного сделала Яманако за дни посещений – объявила, что парень вернется уже в эту пятницу. В тот момент мне показалось, что внутри меня взорвался фейервек, и разлетелся миллионом приятных искорок по всему телу. Я стала жить днями, часами до его возвращения.
Не-ви-но-вен. Узнав это, во мне поселился маленький свет, надежда, ведущая меня вперед. Влюбилась?.. Любила.
Я четко это осознала еще в тот вечер, когда вернулась от него с больницы. Он всю ночь мне снился, и я снова чувствовала себя самой счастливой на свете.

Хината, однако, не разделяла моей радости. Мы вообще стали с ней редко общаться, – она всегда находила повод, чтобы не оставаться долго со мной наедене, – утром уходила рано, вечером возвращалась, когда я уже видела десятый сон. Я ощущала и свою вину в нашей размолвке…

- Шион… - тихо начала как-то Хината, заметив, как я увлеченно рисую портрет Саске в своей тетрадке, - тебе не кажется это странным?..
- Ммм? Ты о чем? – не отрываясь от своего занятия, поинересовалась я. 
- Учиха. Его нет уже несколько дней, и в школе за это время больше никого не убили, - неуверенно продолжила она, стараясь не смотреть мне в глаза.

Услышав это, я отложила тетрадь и карандаш на кровать, внимательно посмотрев на подругу.
- Что ты хочешь этим сказать? – с неожиданной сталью в голосе спросила я Хьюгу.
- Тебе не кажется, что связь между ним и убийствами все же существует, - перехватив мой взгляд, она быстро добавила: - Нет, я не говорю, что это он убийца. Но вдруг… он как-то замешан?
Она, хоть и с опаской, но все же посмотрела мне в глаза. Во мне электрическим зарядом вспыхнула злость на эту хрупкую девушку.
- Ты хоть понимаешь, что несешь? – вскипела я, - Его самого чуть не убили, Хината, я видела это собственными глазами! Как он может быть в чем-то замешан, подумай головой!
- Очень просто, - тоже повысив голос, заявила девушка, сверкнув глазами. – Вдруг он сделал что-то неправильно, и его тоже захотели убрать, а?
Я лишь молча открывала и закрывала рот, не зная, что ответить на выпад подруги. Но я знала наверняка: Хината глубоко ошибается в своих доводах.
- Ясно, - с тихой ненавистью в голосе сказала я. - Если тебе нужен новый материал для статьи – ищи его где угодно. Но больше никогда, слышишь? Никогда не лезь в жизнь Саске! И в мою тоже.
Я легла в постель и, демонстративно закутавшись в одеяло, повернулась на бок.

Я чувствовала, что немного… нет, даже сильно перегнула палку, но извиняться первой не собиралась – все же, обида на подругу была сильнее, чем чувство вины. Теперь я стала еще больше времени проводить с Акаи – в ней я нашла то утешение, в котором я так нуждалась после ссоры с Хинатой. 

Между тем, время летело стремительно быстро. Я и не успела оглянуться, как настал четверг. До этого дня я и не задумывалась, что надену на дискотеку, а когда наконец пересмотрела содержимое своего гардероба – пала духом. Одежды у меня было не так много, а из той, что имелась, не было того, что могло бы подойти для дискотеки. Уже почти совсем потеряв надежду, я собиралась закрыть чемодан, как заметила какой-то блеск под наваленной кучей тряпья. Схватив блестящий кусок, я потащила его на себя, и, не без труда, но все-таки вытащила его на свет. 
- Вот черт, - выдохнула я, с восхищением смотря на усыпанную паетками ткань, переливающиеся всеми цветами радуги на моих руках. Как я могла забыть! Это было одно из тех платьев, которые папа покупал мне, когда мы… пока у нас еще были деньги. Дизайнерское. Видимо, маме удалось спрятать это, чтобы его не изъяли со всеми остальными вещами. А я и не заметила, как положила в чемодан… Но для меня все же оставалась еще одна проблема. Платье было недопустимо коротким – я бы просто постеснялась его надеть. Может… одолжить что-то у Хинаты? У нее должны были быть выходные наряды поскромнее. 
- Нет, - твердо сказала я сама себя, бросив взгляд на пустую кровать соседки. – Ни за что. 
Можно было бы попросить что-то у Акаи, но и этого я не захотела делать – на дискотеку девушку в отличие от меня никто не приглашал, сама она из принципа не пойдет, а напоминание о мероприятии только поставят ее в неловкое положение. Делать было нечего – придется идти в том, что есть. 

Пятница, вечер. 
- Блин, блин, блин! – до начала дискотеки оставалось десять минут. Я в спешке пыталась докрасить глаза и надеть туфли одновременно. Увлекшись наложением макияжа и выравниванием волос, я и не заметила, как пролетело время. Ино меня убьет! 
Видимо, последнюю фразу я сказала вслух, так как Хината, во время моих бешенных метаний по комнате спокойно читавшая очередную книгу, внезапно перевела на меня настороженный взгляд.
- С каких пор тебя так волнует Ино? – она постаралась произнести это как можно аккуратнее, но мне послышался в ее словах явный сарказм. 
- А с каких пор ты начала совать нос в чужие дела? Хотя нет, прости, я забыла – ты всегда это делала, - огрызнулась я и, схватив со стула сумочку, поспешила покинуть комнату, оставив оскорбленную подругу в одиночестве. Внутри сразу же появился неприятный осадок, но я старательно пыталась не обращать на него внимание. В конце концов, Хината могла и сама понять, что ко мне лучше не лезть, пока я в таком состоянии! 
Времени оставалось катастрофически мало, я перешла на бег. Поворот, лестница, поворот, еще один, каблук... По закону Мерфи известно, что если есть вероятность того, что когда-нибудь случится неприятность, то она обязательно случится. Но почему именно со мной и именно сейчас?! Одно неловкое движение – и я уже лечу в свободном полете вниз. Однако моему смиренному столкновению с поверхностью ступеньки не суждено было сбыться, - чья-то рука обхватила меня сзади за талию, и легким движением притянула к себе. 
- Спасибо, - все еще с закрытыми от страха перед падением глазами, произнесла я своему спасителю. 
- Будь осторожна, - едва слышно, обжигающим все внутренности голосом, шепнул мне на ухо...

- Саске-кун? – глупо пробормотала я, наконец раскрыв глаза. Слишком близко. Я могла разглядеть в его глазах свое нелепое отражение. Слишком манящий. Перед глазами всплыла картинка из прошлого – его жаркие объятья и дерзкие поцелуи, только на этот раз на месте Асобу была я. Почему же он никак меня не отпустит? Будто прочитав мои мысли, парень решил сделать наоборот, - лишь сильнее прижал меня к себе, еще больше сократив расстояние между нашими лицами; его губы сошлись в знакомой ухмылке. Слишком…
Слишком. 
- Прости, я… я спешу, - покраснев до корней волос произнесла я, кое-как высвободившись из столь соблазнительного плена. 
«Дура, что же ты делаешь», - но исправлять было уже поздно, еще несколько ступенек вперед и тихое "пока" назад. 
- До скорого, - как-то по-особому самодовольно произнес он в ответ, но я этого не заметила. Внутри меня вступили в неравный бой злость и радость, напополам со сладким предвкушением следующей встречи, на которой я уже никуда не буду спешить. 
*** 
Чем ближе я приближалась к спортзалу, тем больше усиливалось мое плохое предчувствие. А что если кто-нибудь видел как я и Саске… И Ино уже об этом знает? Может, лучше повернуть назад? Нет. Только с помощью Яманако я смогу доказать Хинате, что она не права. Только с помощью нее я смогу отыскать настоящего убийцу. Тен-Тен. Киба. Ради вас… 

- Ино, и все-таки я не понимаю, - до моего слуха донеслись знакомые голоса. Я решила не сразу выходить из-за угла, а немного подслушать разговор девчонок.
- Значит тупая, - фыркнула блондинка. 
- Ну зачем ты позвала эту моль? Она же все испортит, - пропустив мимо ушей обзывание подруги, продолжила ныть Сакура.
- Так надо, сколько тебе можно говорить! - прикрикнула Яманако, тише добавив: - Может, вскоре она станет заменой Асобу и Домару. 
- Что?! – взвилась розоволосая, но под шиканьем подруги понизила голос. – Но, Ино, она нам совсем не подходит… Эта уродливая серая мышь нам не подходит!

- Ты что-то имеешь против моего решения? – угрожающе прошипела Яманако. 
- Я.. Нет.. Но… - начала было Харуно, но блондинка ее перебила: 
- Ты кем себя возомнила, а? Смотри, договоришься и с тобой произойдет тоже, что и с твоими бывшими подружками, - последняя фраза была сказана практически шепотом, и мне пришлось приложить немалых усилий, чтобы все расслышать и остаться незамеченной. – Проваливай! И чтобы весь вечер не попадалась мне на глаза – или я за себя не отвечаю.
Вместо ответа послышались тихие всхлипы, и звук приближающихся шагов. Еще чуть-чуть и Сакура застукает меня! Быстро отступив на несколько шагов назад, я с разгону начала бежать, преднамеренно задев плечом проходящую мимо девушку.
- Смотри куда идешь, ду… - однако, бросив быстрый взгляд назад, на блондинку, Харуно осеклась и больше ничего не сказав, пошла дальше.
- Конбан-ва, Ино-чан, - как можно вежливым тоном поздоровалась я с блондинкой, получив в ответ лишь недовольный взгляд.
- Ты опоздала, - констатировала Яманако, тут же пресечя мои намеренья оправдаться: - Но хотя бы выглядеть стала по-человечески, - она окинула меня оценивающим взглядом. – Пожалуй, чересчур перестаралась. Никогда больше не одевай это платье, ты не должна меня затмевать. 
Ино улыбнулась, а я так и не поняла, шутит она или откровенно угрожает. 

***

Я – не я. Именно это ощущение не покидало меня всю дискотеку. Сначала я категорически отказывалась идти на танцпол – музыка казалась мне немыслимой, от мигающих прожекторов у меня быстро закружилась голова и затошнило. Но потом Ино дала мне выпить стакан пунша… и все началось. Конечно, она что-то туда подмешала, но поняла я это слишком поздно. Между тем, с каждым танцем мои движения становились все более откровенными, дикими и – о боже! – сексуальными. Атмосфера становилась все жарче, парни все ближе. Я чувствовала себя королевой танцпола, да что там – мира, и совсем не замечала довольной ухмылки Яманако и частой вспышки фотоаппарата, нацеленного на меня.
Но действие «пунша с сюрпризом» становилось все слабее, музыка - все спокойнее. Ко мне вернулась головная боль и тошнота. В изнеможении я облокотилась на одну из колонн, прикрыв глаза.
- Ух ты, какая цыпа, - как будто откуда-то издалека услышала я чей-то голос, обладатель которого, впрочем, оказался довольно близко от меня. Я с трудом приоткрыла глаза, в каком-то шаге от себя парня с длинными светлыми волосами, собранными слегка набок в конский хвост. Челка на пол лица, повязка на правом глазу, кожаная куртка – несомненно, это был Дейдара, бывший парень Ино, и, если верить слухам, нынешний любовник. Они идеально подходили друг другу не только по внешности, но и характерами. Дейдара был известным на всю школу «крутым парнем», особо по-крутому грабившему ради забавы младшеклассников с шайкой своих подпевал. И все бы хорошо, если б не Саске, вечно отнимавший у него это звание своими амурными заслугами. Однажды, не выдержав, Дейдара назначил Учихе стрелку, что и стало для него роковой ошибкой. Саске победил, а Ино его бросила. Ну, как бросила? Официальных отношений у них уже нет – так, формальность, в виде секса.
Сейчас мне ясно было только одно – добра от Дейдары не жди.
- Скучаем? - он подошел ближе, облокотившись одной рукой на колонну. В нос ударил неприятный запах алкоголя в помесь с сигаретами.
- Не-ет, - выдавила из себя я, сдерживая очередной рвотный порыв.
- Сейчас будет еще веселее, - произнес он под дружное ржание своих дружков. Тем временем, его рука скользнула по моей ноге, поднимаясь все выше. 
- Прекрати! – попыталась закричать, но он тут же прикрыл мне рот свободной рукой, и еще сильнее вжал в колонну.
- Будь хорошей девочкой, - мерзко шепнул он, будто зверь вцепившись в шею своей жертвы. Краем глаза я заметила нехороший блеск изумрудных глаз и кривую усмешку на губах. Сакура все-таки осмелилась придти на дискотеку, а после увиденного сразу поспешит все рассказать своей подруге, чтобы вернуть ее расположение. Вот черт!

- Отстань, - я сделала отчаянную попытку оттолкнуть от себя парня, но в глубине души осознавала, что у меня нет шансов. Чувство безнадежности охватило меня с головой.
Спасение пришло совершенно неожиданно.
- Оставь ее, – крикнул один из подпевал Дейдары. – Учитель идет!
Парень нехотя отлип от меня, но прежде чем скрыться в толпе танцующих, бросил:
- Мы еще не закончили, помни об этом.
- Урод, - прошептала я, переводя дыхание: меня била крупная дрожь. Я проводила благодарным взглядом Ируку-сенсея, делающего обход по залу, изредка отчитывая кого-то из учеников.
– Пора уходить отсюда…

***
Ежась от холодного ветра, я на ватных ногах передвигалась по слабо освещенной фонарями улице, мечтая поскорее вернуться в общежитие. Я наивно предполагала, что хуже уже быть не может, но, как всегда, лишь ошибалась.
Внезапно сзади послышался какой-то шум. Оглянулась – никого. Лишь посреди дороги светились в темноте фары-глаза выбежавшего из-за кустов кота. 
«Показалось», - с облегчением подумала про себя я, но шаг все же ускорила. Все происходящие напоминало мне плохой фильм ужасов. Даже смешно…
Однако в следующую секунду мне было далеко не до смеха. Они появились будто из ниоткуда, и с силой заломив мне назад руки и заткнув мне рукой рот, потащили куда-то в сторону. Я не смогла разглядеть ни их лиц, ни даже понять сколько их было. Но, когда меня доставили к месту назначения, - старой детской площадке – вопрос отпал сам собой.
- Ино, - в моем голосе не было ни страха, ни каких либо других эмоций, лишь какая-то спокойная смиренность перед неизбежным. Почему-то именно сейчас мне безумно захотелось попросить у Хинаты прощение за все, что ей наговорила. 
- Почему так сухо? Шион-чан, ты не рада меня видеть? – сладко проворковала Яманака, вплотную подойдя ко мне. Я и не пыталась вырваться, но с болью почувствовала, как мне еще сильнее заламывают руки. Наверно, одной из них была Сакура, сейчас торжествующая над моей слабостью.
- Или ты жалеешь, что это всего лишь я, а не маньяк? Тебе ведь нравятся, когда тебя лапают? – шепнула она мне в самые губы, и, также как Дейдара, провела рукой по моей ноге, чуть задрав вверх юбку. – Нравится, скажи мне?
Я молчала, прекрасно осознавая, что доказывать свою невиновность будет бесполезно и опасно, учитывая тех макак за моей спиной. Ино, очевидно, так и не дождавшись от меня слезных извинений и мольбы о пощаде, презрительно фыркнула, отступив назад на пару шагов.
- Значит так, дорогая, - начала она смотря на меня, чуть склонив голову набок. – Я хотела, чтобы все было по-хорошему, но ты, видимо, по-хорошему не понимаешь. Навеки запомни одно простое правило: никогда не лезь к моим парням, пусть даже бывшим. Усекла?
Снова молчание. Блондинка щелкнула пальцем, и в следующую секунду я почувствовала будто из меня с корнем вырывают руки.
- Ты усекла? – повторила девушка.
- Да, - выдавила я под довольное хмыканье сзади себя.
- Вот и отлично, - Яманако удовлетворенно улыбнулась, достав из сумочки какой-то предмет и демонстративно помахав им перед моим лицом. – Знаешь что это?

Я кивнула, управляемая овладевшим мною плохим предчувствием.
- А знаешь, что в нем есть? Давай посмотрим, - казалось, Ино доставляет садистское удовольствие наблюдать за резкими переменами на моем лице. Тем временем послышалась мелодия включения фотоаппарата, Яманако нажала на одну из кнопок и моему взору представились последние фотографии. На них всех была я… Я? 
- Вроде ничего особенного, - с издевкой говорила она, листая фотки, то увеличивая, то уменьшая их, - но не думаю, что твоей маме понравится то, как развлекается ее дочка, вместо того, чтобы учиться. Я слышала, она тяжело больна, да?
- Что тебе от меня надо? – сквозь зубы произнесла я, с ненавистью глядя в глаза Ино. От увиденного внутри все перевернулось, злость на девушку росла во мне с космической скоростью, еще чуть-чуть – и я убью ее.
- Так, мелочи, - блондинка отмахнулась. – Как я уже говорила, я рассчитывала, что все будет по-хорошему и я буду постепенно тебя обрабатывать. Но, учитывая возникшие обстоятельства, придется ускорить процесс… так даже будет лучше, - задумчиво добавила она.
- Что тебе надо? – повторила я. Еще немного, нужно ждать…
- Я заметила, ты сдружилась с этой новенькой, Акаи, - сказала Яманако уже серьезным тоном. – Мне всего лишь нужна информация о ней. Семья, увлечения, слабости – в общем, все, чем она дышит. Ты будешь моей тайной шестеркой.
- А если я не соглашусь? – как можно спокойнее спросила я, не сводя глаз с блондинки. Три, два…
Ино рассмеялась, будто поражаясь моей глупости.
- Боюсь, у тебя нет выбора, - проговорила она, успокоившись. – Ты же не хочешь, чтобы твоя мамочка случайно сдохла? Хотя, я бы на ее месте умерла еще тогда, когда родила такое ничтожество, - и она снова засмеялась.
Один.
Дождавшись, пока мои мучители максимально ослабят хватку, а Яманака не будет ждать подвоха, я собрала все силы и рванула вперед, на девушку. К сожалению, все получилось не так, как я рассчитывала - меня быстро схватили назад. Однако мне удалось сделать две вещи: чуть толкнуть Ино, и выбить из ее рук фотоаппарат. Миг – он завис в воздухе и с треском упал на бордюр, судя по всему, разбившись.
- Какая жалость, - как никогда прежде смелая и уверенная в себе, притворно-грустно произнесла я. Несмотря на страх перед грядущим наказанием, я чувствовала себя невероятно счастливой. Я справилась, я перешла грань.
- На колени, - собственноручно убедившись, что цифровик уже не спасти, завопила Яманака.
В то же мгновение, я почувствовала, как в мою спину уперся чей-то каблук, заставляя меня склонится к самой земле. 
- Целуй, - приказала подошедшая Ино, подставив мне под лицо свою ногу. – Я научу тебя знать свое место!
- Нет, - тихо произнесла я. И подняв голову вверх, столкнувшись глазами с Яманака, уже громко добавила: - Я тебя не боюсь! 
На какую-то секунду девушка замерла, не сводя с меня удивленных глаз, но вскоре быстро пришла в себя, безумно рассмеявшись:
- Смотрите, у кого-то прорезался голос! Что ж, это поправимо. Покажите ей, как она ошиблась... – произнесла она напоследок, прежде чем направиться к выходу из площадки.
Дальше я помнила только безумную боль и беспрерывный звук ударов. Видимо, свита Ино решила со мной долго не церемонится – просто забить и запинать меня до смерти. 
Уже практически потеряв сознание, мне показалось, что я слышу как где-то вдалеке кричат мое имя… Крики, топот шагов, и сквозь темноту тихое взволнованное:
- Ну почему мне всегда приходится тебя спасать?

***

Я резко раскрыла глаза, скривившись от светившего мне прямо в лицо солнечного света. Несколько раз моргнув, прогоняя остатки сна, я попыталась встать, но сразу же пожалела об этом – все тело будто парализовало.
- Оу, ты уже проснулась, - произнес кто-то рядом. – Долго же ты дрыхнешь.
«С каких пор Хината говорит мужским голосом?» - удивленно подумала про себя, осторожно поворачивая голову на звук. Но перед моим взглядом предстала вовсе не моя соседка, а… Сай?! Да, это был именно он, нисколько не стесняясь, расхаживающий по комнате в одних трусах с изображенными на них причудливыми кроликами.
- Что ты здесь делаешь!? – завопила я, несмотря на боль, вскочив на кровати.
- Живу, - спокойно ответил он, почесав подбородок. Я осмотрелась по сторонам – действительно, это была не моя комната.
Ну скажите, что вы могли подумать на моем месте, без памяти проснувшись в чужой постели с болью во всем теле и увидев перед собой полуголого парня?
- Сай… Между нами что-то было? – испуганно спросила я у брюнета. 
- Ничего.
Я уже было облегченно вздохнула, как он добавил:
- Кроме бурного секса.
- Что!? – округлив глаза, я ошалело уставилась на парня.
- С виду такая скромница, - между тем, издеваясь, продолжал он, – а в постели – ууух! Пять часов без перерыва. Помню, я уже спал, а ты еще резвилась. Бедный Сай-младший.
Окаменев от шока, я начала представлять себе картину своих ночных приключений. Мой левый глаз нервно задергался.
- В общем, - Сай присел рядом со мной на кровать, приобняв меня за плечи одной рукой. – Детка, ты зверь!
Я перепугано отшатнулась, ни за что зарядив парню подушкой промеж глаз. Отдышавшись и почувствовав новый приток боли, я снова опустилась на кровать, слезливым голосом спросив у оторопелого парня:
- Правда, что ли?
Сай снисходительно посмотрел на меня, словно на нашкодившего котенка. 
- Нет, конечно, - хмыкнул он. – Ты себя в зеркале видела? Еще бы сломалась в процессе.
И вдруг я все вспомнила. Саске, подслушанный разговор, танцы, Дейдару, детскую площадку, и Сая, несшего мое неподвижное тело... Воспоминания черно-белой кинопленкой пронеслись у меня в голове, вызвав у меня измученный стон.
Опустив взгляд на свои руки и ноги, я заметила, что они все в синяках и ссадинах. Значит, не приснилось. Вчера Яманако Ино была объявлена война.
- Я уже пойду… - еще плохо соображая произнесла я, поднимаясь с кровати. – Хината, наверно, волнуется.
- Давай, - спокойно откликнулся парень, но мне показалось, что я услышала нотки разочарования в его голосе. – Приходи, повторим.
Уже держась за ручку двери я улыбнулась и, повернувшись, сказала:
- Спасибо, что в очередной раз спас меня. Теперь у тебя нет оправдания этому поступку, так?
Сай лишь окинул меня своим обычным взглядом, от которого хотелось убиться об стенку. Развернувшись, я дернула ручку двери, оказавшись в коридоре. Это что, квартира? Ах, да – Сай ведь не живет в общежитии. Держась одной рукой за ноющий живот, я потопала к входной двери. Неожиданно мой взгляд скользнул по зеркалу, в которое я просто не могла не заглянуть. Подойдя к нему поближе, я вскрикнула. На меня смотрело нечто с запутанными волосами и потекшим макияжем. На лице и теле были огромные синяки и ссадины. Стоп. Я сказала… на теле?! 
- САЙ!!! 
Парень, услышав мой крик, мигом оказался в коридоре. Заметив, меня возле зеркала, он хмыкнул.
- Ты! Чертов извращенец! Ты что со мной делал? – я грозно двинулась на парня, но оказавшись возле него, я опять с ужасом осознала свою ошибку! Я - чертова идиотка! Нет, чтобы прикрыться чем-нибудь, я опять позвала Сая лицезреть мои прелести, через мой, еле прикрывающий соски, лифчик и стринги. Запищав, я прикрыла глаза руками. Поняв, что таким образом я все равно свое тело не спасу, я быстро переместила руки на глаза Саю. 
- И что теперь? – издевательски протянул парень. Именно издевательски, потому что я сама не знала, что делать!

Ударив его не за что между ног, я быстро забежала в комнату и схватила простынь, которую оказалось не так просто вытянуть. Справившись с этой проблемой, я закуталась и быстро села на кровать. Сай до сих пор был в коридоре, видимо, удар был сильный. Проанализировав случившееся, мне вдруг резко захотелось повеситься. Я виновато посмотрела на Сая, который, еще корчась от боли, зашел в комнату. 
- Эээ… прости… - почти пропищала я. 
- Одним прости, род не продолжишь, - бросил он мне, подходя ближе. 
- Ааа! Ты что задумал, извращенец! – я вновь запищала и, путаясь в простыне, перебежала на другой конец комнаты.
Сай не обратил на меня никакого внимания. Спокойно взяв свою одежду, он принялся одеваться. 
И вот рассудок опять вернулся на свое место, и мне вновь захотелось повеситься. Сгорая от стыда, я плавно опустилась на пол. Тело заныло и ослабло. Казалось, будто все мои кости в один момент упаковали чемоданы и пустились в долгое путешествие. А еще живот… Как же он болел! Так больно… Скорчившись, я упала на пол, обхватив руками талию. 
Сай сразу же оказался возле меня. Взяв меня на руки, он отнес меня на кровать. 
- Вызвать скорую? – единственное, что меня обидело, это полное безразличия в его голосе, но об этом думать долго не пришлось – новый поток боли накрыл меня с новой силой. 
- Н…нет, - выдавила я из себя. - Все нормально, это… - договорить я не успела, так как боль не отступала – наоборот. – Живот… 
Сай быстро направился на кухню, которая даже не отделялась стенкой от спальни. Что-то достав с тумбочки, и набрав воды из-под крана, он подошел обратно ко мне. 
- На, - особо не церемонясь, брюнет протянул мне белую таблетку и стакан воды. 
Даже не разобравшись что это, я запихнула ее в рот, и отпила немного воды. 
- Что это было? – морщась от неприятно-кислой таблетки, спросила я.
- Если не отбросишь коньки, то таблетка, - пожав плечами, ответил он, от чего у меня округлились глаза, и сжались кулаки. Захотелось вырвать. На Сая. Заметив мой «рвотный порыв», парень быстро отошел назад. Закутавшись в одеяло, я грозно встала и пошла к нему. Кулаки сжались, в голове быстро забилась какая-то жилка. 
Медленно, но уверено я приближалась к парню. Тот уже приготовился к неминучей гибели.
- Сай… у меня проблема… - тихим, невинным и немного детским голоском проговорила я, пытаясь не смотреть на парня. 
- Э? – брюнет, удивленно на меня уставился. Что-то внутри меня радостно ликовало. Наконец-то на его лице проявилась хоть какая-то эмоция. 
- Я… ну это… понимаешь… - я начала выводить ногой круговые узоры на ковре.
- Ну? 
- В общем, я… у меня… эээ, - собравшись с духом, я выпалила на одном дыхании: - У меня месячные. 
- И что? Ты хочешь, чтобы я тебя от них избавил на девять месяцев? 
Мне почему-то резко захотелось шибануть этого идиотского извращенца. Еле сдержавшись, я с каменным языком проговорила:
- Ты бы не мог купить мне… - черт, как же это тяжело! Но ведь выбора нет… - купить мне прокладки.

Я зажмурила глаза. О да, опозорена на всю жизнь. 
- Че? – хуже некуда. Я пожалела обо всем, чем только можно, не забыв проклясть все месячные на свете.
- Пожалуйста, - не открывая глаз, проныла я. 
- Ты че, совсем уже головой того? – Сай отошел от меня подальше. Открыв глаза, я заметила, что он смотрит вниз моего живота, наверное, надеясь что-то там увидеть. Как же мне хотелось умереть…. Закутавшись в простынь посильнее, я, чуть ли не плача, направилась к двери. Внутри неприятно щемило, слезы наворачивались на глаза и сдерживать их было трудно. Открыв дверь, я уже приготовилась выйти, как Сай резко схватил меня за руку. 
- Вечно с тобой одни проблемы, - тихо проговорил он, таща меня к кровати. – Лежи здесь – я скоро приду. 
Я удивленно заморгала, но послушно легла на кровать. Посмотрев на парня, я заметила, что он опять надел маску безразличия. Натянув на себя байкерскую курточку, Сай вышел.
Как только за ним дверь закрылась, я переборов вновь растящую боль, потопала к зеркалу. Вид меня не радовал. И Сай меня такой видел… Хотя, чего мне париться-то? Сай – это Сай. Это не Саске! Вот если бы меня Учиха такой увидел, я бы точно не пережила, а Сай… Сай просто… друг? Да, он просто друг! Учитывая то, что видел меня такой страшной и знает про критические дни. Он как подружка! Но почему тогда мне так приятно, когда он ко мне касается? Шион! Успокойся! Да, нужно успокоиться! Тем более, кажется, Саске начал обращать на меня внимания… Или действительно кажется? Черт! 
Яростно схватив с тумбочки расческу, я начала приводить в порядок волосы. Только когда волосы были аккуратно расчесаны, а на расческе был ком волос, я поняла, что это вещь Сая, и по правилам гигиены… он меня убьет. Быстро очистив ее и положив как ни в чем ни бывало, я поспешила к умывальнику – смыть весь тот ужас, который расползся по моему лицу. 
Мое умывание прервала жесткая музыка, которая доносилась из кухонного стола. Вытерев наспех лицо, я вышла с ванной и посмотрела на объект шума – это был мобильный телефон. Может, Сай забыл? Я удивленно к нему подошла и осторожно взяла в руки. «Великий Я»? Сая, однако, вызывает чудный абонент. Ну ладно – была, не была. Я нажала на кнопку «ответить». 
- Алло? 
- Ну и сколько тебе можно звонить? – я услышала холодный голос… Сая?! 
- Эээ… - только и смогла выдавить я. 
- В общем, какие прокладки тебе нужны?
- Нуу, обычные… - если честно, я растерялась. Тем более, мне и так было неудобно. 
- Блин, толку от тебя, что от тебя… - почему-то мне захотелось вновь убиться. Но как только я подошла к стенке, при помощи которой я хотела совершить суицид, мне на ухо заорали, при чем так заорали, что глаза повылазили из орбит.
- ЭЙ, ДЕВУШКА, КАКИМИ ВЫ ПРОКЛАДКАМИ ПОЛЬЗУЕТЕСЬ??! ЧТО ЗНАЧИТ Я ИЗВРАЩЕНЕЦ?! ЕЙ, РУКИ УБЕРИ! Я НЕ ТРАНСВЕСТИТ - Я ПАРЕНЬ!! НЕТ, Я ПРОСТО ПАРЕНЬ, А НЕ ПАРЕНЬ-ТРАНСВЕСТИТ!
- Сай… - чувствуя стыд за парня, я медленно опустилась на пол. – Такое не спрашивают… при чем таким образом… Зачем же так орать?
- Просто выбора не было – супермаркет очень большой, и людей в отделе прокладок мало…
Так он еще и в супермаркете… Я закатила глаза, чувствуя, что больше знать этого человека не хочу.
- В общем, беру любые – сама дома разберешься. 
Послышались гудки. Нажав на кнопку сбоя, я пару раз ударилась головой об стенку. Как же мне стыдно…

Когда Сай вернулся, я успела уже принять душ и привести себя в полнейший порядок. Зайдя в квартиру, он сунул мне пачку женских прокладок, даже не посмотрев на меня. Было удивительно то, что он принес именно те, которыми я всегда пользовалась. Вспомнив слова про трансвестита, я косо посмотрела на парня, который искал что-то на тумбочке. Отогнав от себя все зародившиеся пошлые мысли, я решила, хотя бы поблагодарить его. 
- Спасибо, - тихо проговорила я, смущенно уставившись на пол. 
- Неужели ты думаешь, это все просто так? – парень фыркнул, продолжая поиски какой-то вещицы. – Я ничего не делаю просто так и ни за что… 
Найдя искомую вещь, он сжал ее в кулаке, и направился ко мне. Наклонившись к моему уху, от чего я стала красная как помидор, Сай шепнул:
-…поэтому, настоятельно рекомендую, придумать способ отблагодарить меня…
Я почувствовала, как его дыхание приятно обожгло мне шею. Мне казалось, что я растаю. Никогда еще я не испытывала таких приятных чувств. По телу прошел приятный холодок. 
- В общем, - Сай резко отошел от меня, подбросив ключи вверх. – Буду завтра. 
Я растеряно смотрела, как он открывает дверь. Мой взгляд скользнул по его руке, в которой он уже свободно держал вещь, которую искал. И как я могла не догадаться? В руке Сай держал пять пачек презервативов. Внутри неприятно заныло, но что-либо сказать было уже поздно – парень ушел, закрыв дверь.

***
Оторвавшись от довольно интересной исторической книги, которую нашла у Сая на полочке, я посмотрела на настенные часы. Уже было восемь часов вечера, а владельца квартиры все не было. Может, вчера застрял у какой-нибудь шлюхи? Только от одной мысли об этом меня передергивало. Все-таки, я его ревную. Нет! Что за бред?! Какая ревность?! Кто он мне такой, чтобы я его ревновала-то? Пусть помечтает! О чем я?.. Он даже в мою сторону не смотрит… 
Мне стало так тоскливо, сердце будто сжали невидимые оковы. 
- Шион! – крикнула я самой себе, резко встав, и бросив книгу на кровать. – Забудь! Просто забудь!
В этот момент я чувствовала себя героиней какой-нибудь дорамы. Ведь они часто разговаривают наедине с собой? Хех, круто. Хотя, я всегда хотела играть в фильмах. Быть идолом круто, не так ли? Все тебя хотят… и ты чувствуешь себя нужной...
Нужной… всем… 
Я упала на кровать, закрыв глаза, которые немного побаливали от того, что я целый день просидела за книгой. Тело максимально расслабилось, и это было приятное чувство. Приятное ноющее чувство расслабленности. Круто звучит? По моему, да. 
С коридора послышался звук открывающейся двери. Я была в состоянии полусна, поэтому мне было плевать на то что там твориться. Верно я заметила, что было, ведь в следующую минуту, мне стало совершенно не наплевать. Резко встав с кровати, я прислушалась. С коридора доносились женские мимолетные стоны. Неожиданно дверь открылась и в комнату зашел весьма возбужденный Сай, что было не трудно заметить посмотрев на штаны, с двумя полуголыми барышнями, которые прилипли к нему, буквально всасываясь парню в шею, оставляя засосы. 
Я ошарашено на них уставилась. Было такое впечатление, что мои чувства ушли на задний план, и я стала без эмоциональной куклой. Тем временем, Сай, совершенно не обращая на меня внимания, упал на кровать, затаскивая на себя одну из девиц. С глазами-бубликами я повернулась и начала наблюдать за парнем. Ну и не только за ним. Зрелище было довольно восхитительное. Сай дерзко перевернул девушку, оказавшись сверху, и впился ей губы, рукой задирая юбку. А как он ее целовал! Это были поцелуи озверевшего льва, и это было… о, Ками-сама, не хочу этого говорит. Еле оторвав от «парочки» взгляд, я посмотрела на вторую девушку, которая бесстыдно мастурбировала, сжимая свободной рукой оголившуюся грудь.

Если честно, я сама еле сдерживалась, стоило мне глянуть на Сая, который так умело обращался с девушками. Саске по сравнению с ним плавает в сторонке. Больше сил не было. Резко встав я побежала в ванную. Усевшись на крышку унитаза, я пару минут слушала скрип кровати и стоны девушек. Сердце опять неприятно защемило, захотелось заплакать. Да что этот придурок себе позволяет?! Как же я? Что мне делать? Просидеть всю ночь на унитазе, пока он забавляется со шлюхами? Нет, на унитазе я не просижу! На мое удивление, во мне проснулась небывалая уверенность. Решительно встав, я вернулась в комнату. Полуголый Сай, оторвавшись от девушек, посмотрел в мою сторону. 
- Все-таки решила присоединиться? – хмыкнул он, прокладывая дорожки поцелуями на животе одной девушки. 
Ничего не ответив, я открыла дверь комнаты и входную. Подойдя обратно к «трио», я нагло взяла одну барышню за волосы и потащила к выходу. В другой ситуации, я уверена, она бы меня уложила запросто, но сейчас превосходствовала я, учитывая то, что за волосы я эту шлюху взяла так, что у нее оставался выход только повиноваться. Нагло вышвырнув ее за двери, я вернулась обратно в комнату, где ошарашено на меня смотрела «парочка». Что-то во мне ликовало – этот придурок тоже был удивлен! Схватив вторую барышню, я еле вытащила ее. Эта, наверное, очнулась и попыталась даже сопротивляться. Но если я сейчас остановлюсь, то мои «позор-приключения» продолжаться, поэтому ударив ее ногой в живот, я вытащила матерившуюся девушку в коридор. Вух, теперь все нормально. Закрыв дверь на ключ, я облегченно вздохнула. Неожиданно, я почувствовала, как меня прижали к стенке, подняв руки над головой и крепко их сжав. 
- Что это было? – вдавливая меня в стенку, шепотом поинтересовался Сай, пройдясь своим возбудительным дыханием вдоль моей шее. Не дождавшись моего ответа, парень задал следующий, не менее важный, вопрос. 
- Что теперь мне делать с ним? – прижимаясь всем телом ко мне, давая почувствовать его, выпирающуюся из трусов, плоть. – Тебе придется очень постараться, чтобы удовлетворить меня… 
От его слов мне стало не по себе. Интересно, как это быть изнасилованной парнем, который нравится тебе чуть-чуть? Хотя, о чем это я думаю? 
Тем временем, Сай еле-еле коснулся губами моей щеки, таким образом, приближаясь к уху. Когда я могла уже отчетливо слышать его спокойное дыхание, он шепнул:
- Я хочу те…
Нет! Только не это! Я задрожала. Все-таки, было немного страшно, не смотря на… 
- …фтельки под соевым соусом посыпанным шоколадом. Так что будь добра, постарайся вкусно приготовиться, пока я буду удовлетворять в ванной своего малыша.
Проговорив это, он зашел в ванную, прикрыв дверь.

Через пол часа, я уже косо поглядывала на приготовленное мною блюдо, которое было больше похоже на шевелившегося детроидного кроватного монстра. Если честно, я так и не поняла, то ли это блюдо, которое мне загадывал Сай. Я вообще не понимаю, как то, что мне загадали можно есть. Надеюсь, я приготовила его правильно. На всякий случая, я отошла подальше от блюда, которое опасно булькнуло. 
Из ванной, вытирая полотенцем волосы, вышел Сай. Мой взгляд сразу же скользнул по его нижней части, которая уже вернулась в прежнее состояние. 
Безразлично бросив полотенце на кровать, парень, даже не посмотрев на меня, сел за стол. Подозрительно понюхав блюдо, он взял в руки вилку. Он что, в натуре собирается это есть? Я скривилась. Но тут, Сай резко пододвинул тарелку ближе ко мне.
- Думаю, ты более голодна чем я. 
- Да нет, - я глупо улыбнулась, обратно отодвигая еду. – Ты ведь хотел… 
- Нет, я не могу есть, зная, что ты голодная, - тарелка вновь оказалась возле меня. 
- Но… - я опять улыбнулась, отпихивая ее обратно, но и Сай не собирался сдаваться. В итоге злополучная тарелка, не выдержав напора, соскользнула со стола и полетела на пол. Пару минут мы наблюдали за тем, как наготовленная смесь расползается по ковру и начинает медленно загораться. 
- Эээ… горит? – неуверенно спросила я, наблюдая за скачущими синими огоньками. 
- Горит, - просто ответил Сай, тоже не отвлекаясь от интересной картины. 
- ГОРИТ?! – мы как ошпаренные, схватились и принялись тушить огонь. 

Как только мы справились с пламенем, Сай ничего не сказав мне, упал на кровать. Я, словно нашкодивший котенок, присела возле него, разглядывая клеточки на рубашке, которую одолжила у парня, так как мое платья удивительным образом исчезло, а в простыне ходить весьма неудобно. 
- Прости… - еле слышно проговорила я. 
Сай промолчал. Я аккуратно легла возле него. Если честно, я думала, что он выпихнет меня с кровати но, похоже, я ошиблась. Сай продолжал также молча лежать, уставившись в потолок. Интересно о чем он думал? Ненавидит ли он меня еще больше? Мне вновь захотелось расплакаться, но я быстро смахнула появившуюся слезу. 
- Я завтра утром уйду… - сказала я тихо, чувствуя ком в горле. Все-таки, Сай мне достаточно помог, а я его достаточно «отблагодарила». 
- Заткнись и спи, - безразличным голосом бросил он, повернувшись на бок. 
От его слов мне стало еще больнее. Было бы проще если бы он на меня накричал или выгнал, но он… такой непонятный. Пару раз шморгнув носом, я погрузилась в сон… 
*** 
Проснувшись, я лениво потянулась на кровати. Сая рядом не было, и я… была укрыта одеялом? Я удивленно потрогала его, проверяя нет ли там чего-то острого или, в конце-концов, какого-нибудь колючего кактуса. К моему удивлению, ничего подобного там не обнаружилось. Интересно, где Сай? В квартире его явно не было. Точно! Сегодня ведь понедельник, и он скорее всего пошел в школу. Но так даже лучше. Ведь он вернется, а меня уже не будет! Отлично! Я быстро встала и привела себя в порядок, убирая при этом в квартире – нельзя же после себя оставить грязь. Когда все уже было готова, я подошла к двери и последний раз окинула взглядом квартиру. Вроде все нормально. Штаны и рубашку занесу ему потом, а так… Я дернула ручку двери, но она мне не поддалась – дверь была закрыта на замок. Что за…? Я еще пару раз дернула дверь, но ничего. Оглядев ее, я заметила, что она открывается только при помощи ключа и с той и с этой стороны. Чертов Сай! Что за шутки?! Я еще несколько раз подергала ручку. Неожиданно перед моими глазами пролетел белый листик. Схватив его, я пробежалась глазами по написанному, а именно по фразе: «Заткнись и жди». Он специально все это устроил?! Бросив листок, я опустилась на пол. Если честно, на душе пели птички. Мне было безумно приятно, что Сай так поступил, ведь это означало, что он на меня не обижается и… хочет чтобы я осталась?! Я радостно подпрыгнула и забежала в комнату, где упала на кровать, раскинув руки. Неожиданно перед моими глазами пролетел еще один белый листок.

Схватив его, я прочитала следующее: «Рано радуешься, просто я не мог тебя отпустить, посчитав все деньги, которые ты мне должна»… 
- Саааааааай!

Когда Сай вернулся, я наиграно хмуро сидела на кровати, сложив руки на груди. 
Парень, даже не посмотрев на меня, пошел на кухню, где стояла приготовленная мною лапша. Мне просто захотелось ему сделать хоть что-нибудь приятное. Сай подозрительно посмотрел на лапшу, и отодвинув ее подальше достал из холодильника пельмени.
- Эй! – моему возмущению не было предела – я ведь не собиралась его травить!
- Я не буду есть эту отравленную фигню, - спокойно проговорил он. Его слова меня задели, при чем очень сильно. А кому было бы приятно слышать такое? Особенно когда ты так старался. Встав с кровати, я вышла в коридор, чтобы не видеть этого придурка. Закрыв двери, я уселась на тумбочку, обняв руками ноги. Как же мне больно. Я ведь тогда не специально это сделала… Зачем он так? Почему в последнее время я все время плачу? Я просто нытик, который не способен ничего сделать. Или просто дура, которая на что-то надеялась. Как глупо звучит. И чем я только думала? Да, могу признаться, мне хотелось сделать Саю приятно, чтобы он почувствовал мою заботу и… полюбил меня? Что за бред я несу?! Я схватилась за голову – почему так трудно разобраться в себе? Кого же я все-таки люблю?! Ведь так не бывает… любить двоих… Или бывает? 
Ашшь! 
Я подняла голову, и мой взгляд скользнул по ванной. Хм, думаю, мне стоит расслабиться в горячей ванной. Тем более, у меня больше не будет такой возможности нормально ее принять, ведь в общежитии только душ. Улыбнувшись своим мыслям, я поднялась с тумбочки и зашла обратно в комнату. Сай уже лежал на кровати, читая какую-то книгу. Мой взгляд скользнул по кухонному столу, где… стояла съеденная тарелка лапши?! 
- Ну не мог же я выкинуть ее, - ответил на мой мысленный вопрос Сай, даже не взглянув в мою сторону. 
Я была… удивленна. Приятно удивленна. У меня даже слов не нашлось, чтобы сказать ему что-то в ответ. С улыбкой, взяв полотенце, которое мне временно дал парень, я направилась в ванную, размышляя о том, как все-таки прекрасна жизнь. 
Зайдя в ванную, я решила устроить сегодня особенную мойку – напустить много пены и мильных пузырей. Давненько я этого не делала, и сейчас во мне заиграло детство. 
Устроив себе эдакую «детскую ванночку», я с радостью опустилась в теплую воду. Как же это хорошо… 
Когда пены было уже достаточно, я начала делать разные фигурки. Моя фантазия вырисовывала чудные истории «пенного человечка», которого я решила поселить в ванном пенном домике. Это было так по детски и так спокойно… Это были невероятные минуты моей жизни.
И даже такие прекрасные минуты решили нагло испортить. Особенно сейчас. Особенно Сай, который без стука и особых церемоний зашел в ванную. Мое тело прикрывала пена, поэтому особых скандалов я решила не устраивать, просто… обматерить и послать на хутор этого идиотского извращенца!! Еле сдержав себя, я процедила сквозь зубы:
- Вообще-то, я моюсь.
- А мне, вообще-то, нужно почистить зубы, - пялясь не туда куда нужно, проговорил Сай. 
- А это чуть позже сделать нельзя? – проныла я, нагребая на интимные места больше пены. 
- Нет, - коротко бросил он, взяв зубную щетку. 
Последующие минуты мы провели в сугубом молчании. Я ничего не говорила, потому что была занята мыслями «Хоть бы он ничего не увидел», а он - просто чистил зубы. 
Вытерев лицо полотенцем, парень неожиданно подошел ко мне. От этого я запаниковала. Это было слишком близко, а пена, она… она ведь не просвечивается, да? Ааа! Ненавижу этого конченого придурка!! 
В это время, Сай подойдя ко мне, нагнулся к пене и понюхал ее. Скривившись, он отошел.
- Фуу, отлично, теперь ты еще будешь вонять этой жутью… Вонючка. 
Это было даже для меня слишком. СЛИШКОМ! Схватив ближайшую шампунь, я резко встав, запустила ее в парня. И тут… по закону всемирной подлости… пена которая была на мне… отлетела… 
Сай замер с широко открытыми глазами, я же просто была в состоянии недогона. Это что, пена отлетела?.. Я медленно опустила глаза… 
- ААААААААААА!!!
**** 
Последующие полчаса, я просидела в комнате, рыдая в подушку. Сай, который за это время ничего не сказал, лежал на кровати. 
- Может, хватит уже рыдать? – умоляюще поинтересовался он. 
- Ты вииидееел меняя гоолооой!! – я еще больше разрыдалась. Знал бы он каково мне было. 
- Ну, подумаешь. Еще не таких плоскогрудых видал… 
Это что, он меня утешить решил? Я опять уткнулась в подушку, поняв, что весь тот позор который был, еще цветочки. 
Неожиданно Сай резко развернулся, откинув вещь моего утешения подальше. Вместо этого, он взял меня за руки, заведя их назад, и навалился на меня всем телом. Это было так неожиданно…
Прижав меня к кровати, он наклонился к моей шее, будто принюхиваясь. Через пару секунд, я почувствовала, как он провел по ней влажным язычком. По моему телу пробежала волна возбуждение. Я еле сдержала стон, уже забыв про недавний позор. Тем временем, парень легонько носом приподнял мою голову и начал нежно прикасаться к моей шее губами, в некоторых местах не больно прикусывая. Это было невероятное чувство, которое ни с чем не сравнить! Мне не хотелось, чтобы он прекращал – наоборот, я даже хотела большего. Разум затуманился, высвободив плотское хотение. 
Сай начал спускаться ниже к плечам. Как же это… Неожиданно, он резко отстранился и отвернувшись лег обратно на кровать, тяжело дыша. 
Я удивленно на него уставилась, пытаясь успокоить свое горевшее от возбуждения тело. Почему он остановился? Почему? 
А что если, я попрошу его… продолжить? 
- Сай, - тихо позвала я парня. 
- Что? – также тихо спросил он.
- Я… - я хочу продолжить! Ведь просто, да? – Я… завтра вернусь в общежитие… 
Дура! Дура! Шион, какая же ты дура! Что ты наделала? Почему я всегда так трушу? Ну почему? Как же мне сейчас… плохо. 
- Уверена? – тихо поинтересовался он, даже не повернувшись. 
НЕТ! Скажи нет, идиотка! 
- Да… - что со мной? Почему все так сложно и запутано?! Почему?! 
- Ладно. 
Уже поздно. И кто в этом виноват? Естественно я…. Почему он сам не догадается? Почему, черт побери, он не поймет, что я его хочу! Я хочу продолжить, и мне плевать, что будет завтра! Черт! Поздно… Уже поздно.
- Сай… - чуть не плача, от обиды на себя, проговорила я. – Можно… тебя обнять? 
Парень ничего не ответил. А на что я надеялась? Что он обнимет меня своими жаркими объятиями? Дура… Уже ни на что не надеясь, я перевернулась на бок, в противоположную от Сая сторону. Завтра я вернусь в общежитие, и уже никогда сюда не вернусь. Я ведь ему не нужна, да?
Неожиданно я почувствовала, теплую руку, которая обняла меня за плечо, притягивая ближе к себе.
- С… Сай? – я боялась, что он уберет руку. Но парень ничего подобного не сделал, просто прижавшись ко мне и уткнувшись головой мне в волосы. 
Так мы и заснули. Но это была самая прекрасная ночь в моей жизни. 
*** 
На следующее утро, когда я проснулась, Сая не было. На столе я лишь нашла записку о том, что могу взять ключи и верну ему уже при встрече. А еще там стояла вчерашняя еле теплая лапша. Видимо, он ее подогревал утром. От этой мысли я улыбнулась и с двойным аппетитом умяла ее.

**

Когда я пришла в общежития, там было на удивление много людей. Сейчас же школьное время. Что они здесь делают? Я, как можно меньше привлекая внимания, пошла в свою комнату. Открыв дверь, я увидела Хинату, которая задумчиво сидела на кровати и теребила фотоаппарат. Она сразу же обернулась, как только я захлопнула дверь.
- Где ты была? – с явным беспокойством спросила Хьюга. 
Я виновато опустила голову, словно маленький нашкодивший ребенок.
- Прости… я все равно не верю, что убийца Саске, но…
- Нара Шикамару, - грубо перебила меня Хинтата. 
Я удивленно на нее уставилась. 
- Он был убит ночью в воскресенье, но труп нашли только сегодня, поэтому отменили занятия.
Шикамару… был убит? Этот парень был одноклассником Хинаты. И не было человека, который бы его не знал, ведь он был гением во всех предметах и его фото всегда было на стене почета. 
- В последнее время, Саске с ним подружился. После уроков ходили играть в футбол или шахматы, - продолжила рассказывать Хината. – Я собиралась взять интервью у Нары вчера, но перед этим нужно было заглянуть в подвал где лежала бумага. Там я его нашла… тело… его тело было разрезано, и накрыто его же курточкой. 
Хината включила фотоаппарат и начала листать фотографии. Найдя нужную, она протянула его мне. То, что я увидела… это было ужасно – все как говорила Хьюга, но там была деталь, привлекшая мое внимание. 
- Хината… эта курточка, - я запнулась, присматриваясь внимательней к трупу. – Это курточка Сая… 
Девушка удивленно на меня уставилась. 
- В воскресенья его не было целую ночь… Его подставили! – у меня началась истерика. В горле появился ком, а на глаза наворачивались слезы. – Это не может быть он! Его… его подставили!
Хината схватилась с кровати и подбежала ко мне. Усадив на кровать, она прижала меня к себе, пытаясь успокоить. Я уже совершенно не могла себя контролировать и, уткнувшись Хьюге в плечо, я зарыдала.
- Его подставили… подставили… - повторяла словно заклинания я. – Это не может быть он… нет, только не он… 
КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

Кого выберет Шион – Саске или Сая? Что будет, когда она придет в школу? Какие новые убийства произойдут и самое главное… кто же убийца? Все это – во второй части «о-бона!» х)