• Название:

    Тревога

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Глава 1

Тревога, безумная тревога… «Вера!» раздается в темноте…такой до боли родной, но не знакомый голос зовет «Вера!», зовет куда-то…блики света…шорох… «Вера! Вера! Я жду тебя, слышишь? »… Раздался противный звук будильника, ночное наваждение испарилось, не оставив и следа в памяти. О, Боже, 7 утра, надо было вставать и собираться в университет… «Я сейчас встану, только еще поваляюсь пять минуточек» мысленно говорю я себе. Выключаю все еще пищащий будильник и падаю обратно на подушку. Какое сладкое ощущение, когда лежишь в своей кровати совершенно расслабленная. Окно открыто настежь, весенний прохладный ветерок приятно дует из него, обдавая тело невероятной свежестью и запахом цветущей вишни. От очередного порыва воздуха по телу пошли приятные мурашки. Какое блаженство…

Я сладко потянулась как кошка и, собрав всю волю в кулак, заставила себя подняться с кровати, но глаза мои упорно не хотели открываться. В таком вот зажмуренном состоянии я дошла до ванной комнаты, пару раз ударившись обо что-то. Умылась холодной водой и все-таки решила открыть глаза. Мой взгляд сразу же наткнулся на растрепанную красивую девушку в зеркале. Бесспорно, я всегда любовалась своим отражением и считала себя очень привлекательной: глаза глубокого зеленого цвета, пушистые черные ресницы, маленькие аккуратные губы, длинные волнистые волосы, стройная слегка худощавая фигура, легкий загар. Я взяла расческу и стала расчесывать свои светло-русые с золотым отливом пряди, аккуратно распутывая их. Закончив обычные утренние процедуры, я пошла завтракать. Завтрак мой протекал как всегда обычно: я съела парочку тостов с джемом и выпила крепкий кофе. Заглянув в свой огромный шкаф, из которого вывалилось пару кофточек, когда я открыла дверцу, я остановила свой выбор на юбке из светло-голубой джинсы, легкой белой футболке с небольшим, но вполне себе эротичным вырезом и на белых лаковых туфлях с округлым носом. Косметикой я не пользовалась, что мне позволяла моя естественная красота.

Ворвавшийся в окно ветер снес с моего стола бумаги, я их собрала и закрыла окно. «Так пора уходить» подумала я. Захватив свою сумку, я уже собиралась выходить из квартиры, но что-то странное мелькнуло в моей комнате, раздался шорох и какие-то непонятные шелестящие звуки. Я почувствовала, как мой пульс участился от страха. На подгибающихся ногах я вошла в мою комнату и увидела, что это всего лишь птица.

Выглядела она очень странно: черные взъерошенные перья, огромный коричневый клюв; чем-то она походила на ворону, но была намного крупнее ее. Птица сидела в изголовье моей кровати и внимательно смотрела на меня, слишком осмысленным для птицы взглядом. Жуткий страх прошел сквозь меня и свернулся тугим узлом в моем животе. Вдруг птица взлетела под потолок и стала летать по комнате, сбивая встречающиеся на ее пути предметы. Когда она стала биться об оконное стекло, в моей голове промелькнула мысль, что надо быстро подбежать к ней и открыть форточку. Но быстроты в моих движениях не было, ноги мои были словно сделаны из ваты. Преодолев с трудом расстояние в три метра, я открыла окно, и птица, найдя прореху в стеклянной преграде, с шумом вылетела. Я стремительно закрыла окно и с облегчением вздохнула. Но тут мой разум словно был обожжен мыслью о том, как ворона могла попасть в мою комнату, если окно было закрыто. Я же помню, что я закрыла окно!

В замешательстве я села на свою кровать, пораженная произошедшим. Я все еще не могла прийти в себя. Отчаянно пытаясь найти хоть какое-то разумное объяснение этому событию, я наткнулась взглядом на черное перо, лежащее на покрывале моей кровати. Я взяла его и почувствовала необъяснимое ощущение спокойствия и какого-то безграничного счастья. От него исходил очень приятный запах, нежный, сладкий, немножко ванильный. Как странно… Я закрыла глаза и медленно провела пером по щеке. На секунду мне показалось, словно кто-то нежно погладил меня рукой, на сердце разлилось приятное ощущение надежности…Вдруг мое наваждение испарилось от того, что зазвонил мой сотовый. Так, господи, где мой телефон? Ой, он же в сумочке. А где моя сумочка? Что это за день такой?! Птицы, залетающие в закрытые окна, пахучие перья, теперь телефон не могу найти, что же за наказание такое?! Сумочка была найдена по звуку разрывающегося мобильного.

- Алло… - растеряно ответила я на входящий звонок. В ответ я услышала пулеметную очередь вопросов от моей лучшей подружки Вики. Из всего ею сказанного я поняла, что она уже минут двадцать ждет меня на остановке и требует неотлагательных объяснений тому, почему я еще не пришла.

Выскочив из квартиры на свежий воздух, я хоть что-то стала соображать, и теперь главной задачей для меня было решить: говорить Вике правду или сказать, что я проспала. Я все-таки решилась ей все рассказать, к тому же на это было достаточно времени, так как на первую пару мы уже опоздали.

- Ну, я тебя внимательно слушаю, - сурово сказала подруга. – Вер, ты же знаешь, что англичанка не любит, когда пропускают ее пары. Ты хочешь половину следующего занятия слушать лекцию о том, как трудно сдавать зачет тем, кто прогуливает?

Я еще минуту молчала, судорожно соображая, как объяснить ей сегодняшнее событие, чтобы она не бросилась звонить в психушку. Вика выжидающе смотрела на меня с таким видом, словно она уже сомневается в моем душевном здравии. Собравшись с силами, я рассказала ей все, утаив только свои ощущения от прикосновения пера. Почему то я густо покраснела именно от этих воспоминаний, словно в этом было что-то очень личное, и если бы хоть кто-то узнал об этом, я бы просто сгорела от стыда.

- Верусь, если бы я тебя не знала так хорошо, я бы подумала, что это плод твоей фантазии…Что за бред такой? Ты уверена вообще, что ты закрывала окно? Или в том, что ты вообще не спала? Может это сон был? Подумаешь, заспалась немного. – Подруга засмеялась. Вот за что я ее так обожаю, так это за удивительную способность воспринимать все как есть и всегда сохранять спокойствие и веселость. Вообще, Вика может показаться беззаботным человеком, в чем-то непосредственным, но еще никогда я не встречала более преданного друга, способного в нужной ситуации быть серьезным. Внешность у нее такая же необычная, как и характер: длинные прямые черные волосы, синие глаза, бледная, хрупкая кожа, среднего роста, Вика была немножко полненькой, но необычайно гибкой и грациозной.

- Да нет, это не было похоже на сон, все было очень даже реально. Только знаешь, что странно, я такой огромной птицы никогда не видела. – Сказала я, расплачиваясь за проезд в автобусе. Вика тем временем заняла нам места. – Я сначала впала в такой ступор. А сейчас я это осознаю просто…как будто это обычная повседневная вещь. Даже не верится. Может меньше фантастики надо читать? А то я «Сумерки» уже пятый раз перечитываю. Отсюда и разыгравшееся воображение, ну там какое-нибудь слияние реальности с вымыслом или как там по-научному это зовется.

- Ага, за тобой придет страстный и голодный Эдвард Каллен, - Вика захихикала и сделала вид, что она кусает меня за шею как вампир. Мы с ней захохотали в голос, да так, что все пассажиры автобуса укоризненно посмотрели на нас, а сидящие впереди бабушки зашушукали свое привычное «а вот в наше время…». Мы с ней пристыжено опустили глаза и всю дорогу до универа обсуждали кто лучше: вампир Эдвард или оборотень Джейкоб. Мы так и не решили, кому отдать первенство, и, зайдя в холл университета, объявили ничью.

Я подошла к зеркалу пока Вика разговаривала со знакомым с другой группы. Я улыбнулась своему отражению и поправила волосы. Вдруг я увидела в зеркало, что симпатичный молодой человек смотрит на меня. Хотя нет, сказать, что он симпатичный, значит не сказать ничего. Он был просто безумно красивым. Черные волосы, четко очерченные черты лица, алые губы и серые глаза. Меня как будто затянуло в воронку. Я не могла оторвать взгляда от него, мне как будто не нужен был кислород, потому что я забыла, как дышать.

- Вера! Ты, что оглохла что ли?! Верусь!!! – Викин голос прозвучал прямо возле моего уха; я словно очнулась. Судорожно обернувшись, я стала разглядывать стоящих в полупустом холле людей, но того загадочного молодого человека не было среди них. Вика смотрела на меня со страхом в глазах.

- Ты не видела красивого брюнета? Он стоял сзади меня.

- Нет, кроме Коли Смирнова здесь не было никаких брюнетов. Но, Вер, я бы не рискнула назвать его даже милым. – Вика скорчила лицо, словно она увидела перед собой нечто противное. – У него такая ужасная прическа, словно он лет пять не был в парикмахерской…

Вика еще перечисляла недостатки Смирнова, а я тем временем думала, куда мог деться этот брюнет. Странно, но этот вопрос очень сильно волновал меня. Мне хотелось найти его и просто…просто посмотреть ему в глаза.

- О, Веруня, Вика, привет! – Ко мне с радостной улыбкой шел мой молодой человек Сергей. – Вам же к первой паре? Что это вы так поздно? – Он чмокнул меня в щеку, а Вику, которую он ненавидел до кончиков ногтей, удостоил мирным пожатием руки. Я жутко испугалась, что она выдаст меня, рассказав ему про сегодняшнюю задержку. И вообще мне сейчас не очень хотелось остаться с Сергеем. Мы с ним встречаемся около полугода, но эти отношения меня уже не радуют.

- Я проспала, а Вера, как настоящий друг решила пропустить вместе со мной пару. – С пренебрежением ответила Вика. – Вер, я пойду, а то тут дурно пахнет. Жду тебя возле кабинета.

Глядя в удаляющеюся спину подруги, я подумала, что надо будет не забыть поблагодарить ее за то, что не выдала меня, и пнуть как следует за то, что оставила меня с Сережей один на один.

-Милая, что случилось? Ты напряжена. Может быть, сходим сегодня в парк погуляем? – Он посмотрел на меня так ласково, что я немного оттаяла и даже улыбнулась ему в ответ. – Посидим на нашей лавочке, поедим сладкую вату.

Он притянул меня к себе и поцеловал. Нехотя, я ответила ему на поцелуй. Странно, раньше он вызывал во мне больше эмоций и желания, сейчас же мне хотелось, чтобы все это закончилось быстрее. Он нежно прошептал мне на ухо:

- Я тебя люблю, малыш.

«Черт, черт, черт! Как не кстати, что же делать?!» с ужасом подумала я. Я не могу ему сейчас сказать эти слова в ответ. Я совершенно не уверена, что я его люблю, да и вообще любила.

- Дрзззззззззззззззззззззззззыыыынь… Дрзззззззззззззззззззззззззыыыынь… - Прозвенел спасительный звонок с пары.

- Ой, прости пожалуйста, Сереж, мне надо бежать на лекцию! – Я быстро чмокнула его в щеку и ушла, оставив его в растерянности.

- Я позвоню тебе в четыре! – крикнул он. Я даже не обернулась.

«Надо будет порвать с ним сегодня. Не нравится мне все это.» с этими мыслями я отправилась на занятие.

Глава 2

Сергей сидел на лавочке и ждал меня, в руках у него были великолепные красные бархатные розы. Ох, нелегкий разговор предстоит мне сейчас.

- Это тебе, Любимая! – он вручил мне букет с бесподобной улыбкой на лице и поцеловал меня в щеку. Я отстранилась, что сбило его с толку, и улыбка сползла с его смазливого лица. Что я в нем нашла? Обычный подкаченный юноша с женоподобным лицом, который может говорить только о себе, о себе…и , о чуть не забыла, о себе.

-Давай присядем, я хотела бы с тобой поговорить. – «Надеюсь, разговор будет недолгим» подумала я.

- Что-то случилось, Родная? – Он взволнованно посмотрел на меня. Явно это не вписывалось в его планы. Он любил, чтобы все было идеально, как задумал он. Идеальная жизнь, идеальная внешность, идеальная девушка, идеальные свидания. Может такая жизнь и привлекает большую часть девушек, но мне всегда казалось, что это как-то слишком скучно и неестественно. Странно, что я поняла это только сегодня.

- Ммм…- Что же ему сказать-то, чтобы не обидеть. А потом я подумала, что будет лучше, если я не буду придумывать нелепые причины, дабы не сделать ему больно. Думаю, он сильный человек и справится с этим. – Сереж, мы расстаемся, я не люблю тебя. Ты не тот, кто мне нужен.

- Что?! Что ты такое говоришь? Да за мной пол-института бегает! Ты просто дура! Ты не понимаешь, что ты теряешь! Что другого нашла себе уже, да? – Он сыпал обвинениями, а я стояла и недоуменно и растеряно смотрела на него.

- У меня нет никого! Просто не люблю я тебя и все!!! Ты эгоист, совершенно не интересный мне человек. И не нужный мне!

- Ах ты дрянь! – Крикнул он. Я никогда не думала, что он сможет поднять на меня руку. Но все произошло в считанные секунды. Сергей замахнулся на меня, и я уже зажмурилась и попыталась прикрыть лицо руками, но ничего не произошло. Я испугано открыла глаза, после чего увидела странную картину: Сережа стоит с удивленным выражением лица, а его руку держит мертвой хваткой брюнет из утреннего отражения. На лице у брюнета была улыбка, но не из тех, которой улыбаются на веселые истории или шутки, а такая хитрая, с издевкой. А в глазах его было столько гнева, что я теперь поняла, почему у Сергея такое лицо.

А тем временем в парке вообще не было никого кроме нас. Почему-то этот факт меня сильно испугал, потому что минуту назад здесь играли дети и на лавочке сидели их родители, да и в самом парке было шумно: лаяли собаки, играла музыка с аттракционов. А сейчас было пусто, как будто все вымерли и тихо, ужасающе тихо.

- Молодой человек, неужели вы хотели ударить это прекраснейшее, безобиднейшее создание? – голос у него был такой красивый и теплый, что я на время забыла о пугающей обстановке.

- Слышишь ты, придурок, отвали! Не твои проблемы! – Сергей попытался вырвать руку из цепких рук незнакомца. Но не тут то было. После неудачи он впал просто в бешенство, и попытался ударить брюнета свободной рукой. Но и это ему не удалось.

Тут произошло вообще, нечто необъяснимое. Незнакомец схватил Сережу за плечи, встряхнул и стал шептать что-то, непрерывно смотря ему в глаза. Сережа сначала пытался вырваться, но взгляда так и не отвел. Затем он обмяк, и брюнет опустил его на лавочку. В Сережиных глазах было совершенно пустое отсутствующее выражение, как будто он был в трансе или пьяный…

- Я посоветовал бы тебе уйти отсюда. Он опомнится минут через 10 и будет немного агрессивен. Может и не немного… – незнакомец задумчиво усмехнулся, развернулся и пошел к выходу из парка. Я отметила, что он высок и чуть-чуть сутуловат.

- Эй, молодой человек! – Опомнилась я, испугавшись, что упущу его именно сейчас, когда он так близко. – Может вы хотя бы скажете, как вас зовут?

- Влад. – Небрежно кинул он, даже не обернувшись.

- А я Вера… - прошептала я ему в спину. Он обернулся с той же насмешливой улыбкой на лице и пошел дальше.

- Мама! Мама! Смотри, какой цветочек! – закричал малыш и побежал к женщине, сидящей на соседней лавочке. В парке опять стало шумно, как и пять минут назад.

Я прикрыла лицо руками, и на миг мне показалось, что я сейчас сойду с ума. Что за чертовщина?

- Мммм… - замычал Сережа на лавочке. Я чуть не подскочила от испуга и, вспомнив предупреждение Влада, быстрым шагом пошла домой.

* * *

Я сидела в моем самом любимом месте в квартире – это небольшая часть подоконника в моей комнате, спрятанная за шторой. Я всегда любила тут уединяться и смотреть с высоты восьмого этажа на жизнь во дворе: суету малышей в песочницах и на детской площадке, сидящих на лавочках бабушек, охотящихся на птиц кошек, катающихся на скейтах и роликах подростков.

Пошел дождь, и с каждой капелькой, упавшей с неба, мое настроение ухудшалось. Ненавижу дождь - все становится каким-то серым, мрачным, просто ужасным. Захотелось плакать. Еще этот Влад. Откуда он взялся? Меня даже не волновало то, что он сделал с Сергеем, хотя иногда я задумывалась об этом. Наверно Влад ходил на курсы гипноза… Влад… Почему он ушел? Мог бы хотя бы проводить меня домой что ли. «Так все хватит о нем думать» мысленно приказала я себе. Но остаток вечера я провела с мыслями о загадочном брюнете. И с наступлением темноты я уснула прямо на подоконнике, удерживая в сознании взгляд таинственных серых глаз Влада…

* * *

Проснулась я в своей кровати. Наверно, папа перенес меня. Я сразу почувствовала укол совести, так как не удосужилась вчера даже поговорить с родителями. Но сегодня я точно реабилитируюсь, как раз выходной.

Мама моя, миниатюрная блондинка с карими глазами, была безумной хозяйкой, и меня иногда сводила с ума ее любовь к порядку, готовке, стирке, глажке и другим домашним делам. Вот и сейчас она стояла возле плиты и, судя по запаху, готовила что-то очень вкусное. Я подошла сзади и крепко обняла ее.

- Доброе утро, мамочка! – сказав это, я громко чмокнула ее в ухо.

- Ох, Верунь! Ну чего ты пугаешь то, а? А, ну ка быстро умываться, чистить зубы и за стол.

- А где папа? Сегодня же суббота, а его нет дома.

- Он уехал в командировку. Кстати тебе надо будет купить витамины. А то ты стала слишком невнимательной.

- Почему это? Я просто мегавнимательная. – Я сделала гордый вид, а потом недоуменно спросила. - А что, я что-то пропустила?

- Да, ты пропустила, то, как папа вчера собирался в командировку. Он между прочим даже спрашивал тебя, не видела ли ты его зонтик.

- Правда? Странно, но мне кажется, что с того момента как я пришла, со мной никто вчера не разговаривал. – Я сказала это в полной уверенности, потому что я помню только как я, зайдя в квартиру, сразу пошла в свою комнату, переоделась в пижаму и села на подоконник.

- Правда, правда! Так ты ему еще пробурчала что-то несуразное и ушла к себе. – Я смотрела на маму так, словно она пытается разыграть меня. Но судя по тому, как она говорила, она вовсе не шутила. Да и вообще, моя мама не является ярой поклонницей шуток и розыгрышей.

Я решила избежать дальнейшего ненужного разговора о дырках в моей памяти и пошла в ванну умываться.

«Мдааа…, ну и видок у меня…» подумала я, созерцая свое отражение в зеркале. Щеки горят, волосы растрепаны, глаза блестят. Наверняка я заболела. Меня слегка познабывало. Хотя с чего мне болеть, ведь сейчас начало мая, и погода очень даже теплая, не считая вчерашнего ливня.

- Эх, дуреха, меньше надо было на подоконнике сидеть… - сказала я сама себе и стала чистить зубы.

Глава 3

Выходные прошли не очень бурно и не так, как я планировала. Я все-таки была права на счет того, что я простыла. Поэтому весь субботний вечер и воскресенье я провела под теплым одеялом, читая книги моего любимого писателя Стивена Кинга.

Сегодня был понедельник, и мама заставила меня сходить к врачу. Возле кабинета моего терапевта не было привычной очереди, и я очень скоро вернулась домой, по дороге купив лекарства, выписанные врачом. Мне было сказано сидеть дома еще как минимум три дня, а потом прийти за справкой для университета. Еще вчера я позвонила старосте нашей группы Кате и предупредила о том, что я болею, на что она мне пожелала скорейшего выздоровления и заверила меня в том, что оповестит о моей болезни преподавателей.

Было как-то скучно, и я решила позвонить Вике. Но она меня опередила, и как только я подошла к домашнему телефону, на его экране высветилась надпись «Викуська» и заиграла мелодия. Я резко подняла трубку, и честно была очень рада услышать на том конце провода Викино «Хай, пипл!».

- Привет, Вик. – Сказала я и тут же чихнула.

- Да будь ты здорова! – из динамика раздался задорный смех. – Подруга ну ты даешь! В мае заболеть! Это что надо было делать, а?

- Так, Вик, прекрати! Ты прямо как моя мама. – Я нервно засмеялась. Нужно было рассказать Вике про встречу с Сергеем и Владом. Но видимо это лучше сделать не по телефону.

- Да ладно! С кем не бывает. – Я сквозь трубку чувствовала, как она сгорает от нетерпения что-то мне рассказать. – Тут без тебя такое было. У нас в группе новенький появился. Он, правда, был не очень разговорчив. К нему многие из девчонок пытались подкатить, а он только улыбался и отвечал общими фразами. Даже моему очарованию не поддался. Так что особо про него ничего не известно, кроме того, что он на свободном посещении. Хотя нет, мы все поняли одно, что он очень красив, и что, скорее всего, он донжуан еще тот. Просто такие парни обычно вниманием девушек не обделены.

Раньше меня эта новость заинтересовала бы, но сейчас все мои мысли были только о Владе. Думаю, я пока ничего не буду рассказывать ей, уж слишком она в возбужденном состоянии. И бедный новичок, если уж Вика решит ухватиться за него, то она своего добьется.

- Да, я наверно многое пропустила. А откуда он? – Я решила поддержать разговор, потому что сейчас ни о чем другом Вика не была способна говорить, а мне нужно было с кем-нибудь поболтать.

- Да местный он вроде, - я услышала в ее голосе растерянность и раздражение от того, что она обладает таким мизерным количеством информации. А если быть честным, то вообще никаким. – Я же говорила, он отделывался общими фразами. Но больше всего бесила его нахальная улыбочка, так и кричащая: «Да хоть убейтесь, но я ничего вам не скажу».

Что-то в Викиных словах зацепило мое сознание. Но подруга продолжила сетовать на новичка, и я решила не заморачиваться по этому поводу.

- Ну, так что, Вер? Когда нам тебя ждать в университете?

- Думаю, в пятницу вы все будете лицезреть меня здоровую и как всегда красивую.

- Ой, ой, ой, ну прям ждем, не дождемся. – Вика засмеялась. – А если серьезно, то выздоравливай. Я к тебе заскочу сегодня или завтра. Пока. Пойду делать домашнее задание и заодно обдумывать план охмурения новенького.

- Ну, удачи тебе подруга в этих нелегких делах. – Сказав это, я положила трубку. Нужно найти себе занятие на сегодня.

Для начала нужно проверить почту и странички в социальных сетях. Чтение сообщений и новостей моих друзей не заняли и десяти минут, и я быстро потеряла интерес к интернету на сегодня.

Я решила включить свою любимую музыку на всю громкость, пока родителей нет дома. Заиграла любимая группа “Fall out boys”. Мне стало вдруг так весело и задорно, что я стала подпевать солисту во весь голос.

Наоравшись вдоволь, я выключила музыкальный центр и решила заняться рисованием. Почему я решила это сделать…честно, не знаю. Но я помню, что последний раз я что-либо рисовала, когда училась еще в десятом классе. А это было четыре года назад.

- Где же моя гуашь? – Спросила я сама себя вслух. – Хотя нет, лучше простого карандаша быть не может.

Я стала рисовать как всегда, что в голову придет. Линия, еще одна, еще одна, маленькие штришки, тут оттенить, тут добавить блика, здесь обвести потолще. Рисование заняло не больше чем 15 минут. Я осмотрела свою работу и, когда поняла, что нарисовала, чуть было не порвала ее. С белоснежного листа бумаги для принтера на меня смотрели внимательные, пронизывающие насквозь глаза Влада. «Боже…». Я осматривала рисунок, не веря своим глазам: я никогда так мастерски не рисовала людей, особенно эмоции. Но этот рисунок…этот портрет…он был просто великолепен, словно Влад был прямо передо мной. Не знаю почему, но я начала тихо плакать. Слезы лились из моих глаз непрерывно, оставляя мокрые соленые дорожки на щеках, попадая на мои губы, попадая на язык, капая с подбородка. Мне казалось, что если я еще раз заплачу, я буду просто иссушена, ведь не может быть в человеке столько слез.

Мне пришло сообщение, я сначала не хотела его читать, но все же взяла в руки телефон. Из-за мокрой пелены на глазах я увидела что-то смазанное черное на белом фоне. После того, как я смахнула рукой свои слезы и промокнула ресницы платком, я посмотрела на экран и прочла сообщение. Потом я прочла его еще раз.

- Ангелы не должны плакать. – Я прочла его вслух, словно пробуя на вкус. Так, а кто же отправитель? Взгляд метнулся на строку «От кого». «Номер не определен» говорил мне телефон, словно насмехаясь надо мной. У меня в голове молнией пронеслась одна мысль.

Я быстренько набрала номер и услышала гудки и включение автоинформатора.

- Здравствуйте, компания Мобил-2, оператор Ольга, чем могу вам помочь? – прозвучал бодрый голос сотрудницы сотовой компании.

- Добрый день, я бы хотела узнать с какого номера мне пришла сейчас смс.

- Да хорошо, вас интересует номер, с которого вы звоните?

- Да.

- Минуточку подождите. – Прозвучал сигнал, и заиграла мелодия. Я взяла в руки свой рисунок и карандаш и стала добавлять некоторые штрихи на портрет. Их оказалось не много, и оставшееся время я просто любовалась им, пока меня не прервал растерянный голос оператора.

- Эм…девушка, тут произошла странная ситуация. У вас числится входящее смс-сообщение, но номер пуст. Словно оно и не приходило. Наша компания извиняется, но мы не можем вам ничем помочь.

- Ох..Понятно…

- Девушка, чтобы замять этот инцидент наша компания дарит вам бонус в размере двадцати бесплатных смс.

- Спа..спасибо…До свидания.- Я завершила разговор, с недоумением смотря на телефон. На всякий случай я заглянула в папку с сообщениями, и, закрыв глаза, словно надеясь на чудо, я нажала на входящие. Подглянула одним глазком на экран, разочарованно моргнув ресницами. «Номер неопределен». Телефон явно надо мной издевался, а подбородок предательски дрогнул. И словно чувствуя, что я опять буду реветь, и, стремясь это предотвратить, аппарат еще раз просигналил о входящем сообщении. Я его открыла и..и…не знаю, как можно описать то, что я почувствовала, но это было не самое лучшее ощущение. Я хотела кричать, рвать и метать все вокруг. О Боже, как я его ненавидела! Если бы он был передо мной, я бы выцарапала ему наглые самодовольные глаза! Не веря своим глазам, я еще раз с ненавистью посмотрела на сообщение: «Ты не найдешь меня, пока я сам этого не пожелаю. Влад». Номер также был неопределен.

- Вот дерьмо! – я испуганно закрыла свой рот ладонью, ведь я никогда так не выражалась. Гнев быстро сменился чувством стыда. Хорошо хоть рядом не было мамы, иначе мне пришлось бы слушать лекцию о том, что приличная девушка не должна так выражаться. Но стыд быстро прошел, слова точно подошли под ситуацию, и я почувствовала небольшое удовлетворение, которое злорадно улыбнулось в моем сердце.

Мои мысли в конец запутались, и я решила просто лечь посмотреть какое-нибудь кино. В основном мне попадались романтические комедии или фильмы ужасов, но что-то ни того, ни другого мне не хотелось смотреть. От безысходности я стала щелкать с канала на канал, и в моей голове все смещалось в одну большую передачу. Голова стала болеть от переизбытка ненужной информации, и я собралась пойти спать. Но перед этим я решила принять ванну.

Добавила ароматной лавандовой пены, скинула одежду и легла в ванну. Ароматная вода приятно расслабила тело и разум. Надоедливые мысли долго не хотели разбредаться, но лаванда их одолела, и они оставили меня в покое. Почти сразу сознание стали заполнять всякие спокойные картинки, пена приятно щекотала те части тела, которые не были спрятаны под водой. Я стала постепенно клевать носом, жутко хотелось спать, тихое колыхание воды вводили меня в транс.

Тут я словно провалилась в темноту. Мне стало неспокойно, даже страшно, липкие лапы ужаса облепили меня, втянули в свою мглу. Я чувствовала, как моему лицу становилось то холодно, то тепло, а затем я перестала различать разницу в температуре, но вот в районе груди словно начинал разгораться огонь. Стало жутко больно, просто невозможно, да так, что мне захотелось вырвать это из груди. А черные лапы темноты не отпускали меня, не давали мне открыть глаза, не давали мне выбраться отсюда. Мое сознание металось в жуткой ловушке, в ушах раздавался чей-то злобный смешок. И тут я увидела.

На меня смотрели два налитых кровью глаза.

- Никогда тебе не спасти его. Никогда. Ты умрешь сейчас. Утонешь в собственной ванной. А с твоим-то даром ты можешь высушить целые океаны. – Красные глаза прищурились в злобной усмешке. А боль в груди все разрасталась, огонь все сильнее разгорался, я уже смирилась с тем, что я умру.

Но тут я вспомнила Влада и то, как я его сегодня возненавидела. И мое сознание не захотело мириться со смертью до того, как мои руки выцарапают глаза этого наглого брюнета. Я напряглась, собрала весь мой гнев в один яростный ком энергии и запульнула его ровнехонько между кровавыми глазами, которые от удивления перестали щуриться. Тьма резко отступила, и я наконец-то смогла управлять своим телом и вынырнула из под воды. Я стала глубоко дышать, словно стараясь вдохнуть весь воздух сразу. Легкие дико саднило, да и горлу мало не показалось. Я судорожно держалась за ванну и озиралась в страхе по сторонам в поисках ужасных глаз и их обладателя.

Но в ванной комнате кроме меня и лавандового запаха никого не было.

Глава 4

Следующее утро после ночи, в которую я чуть не умерла, я чувствовала себя ужасно разбитой. Ночью я то выныривала, то погружалась в мучительные сновидения, словно плыла по морю во время шторма. Мама еще не пришла с дежурства