• Название:

    Меняющий пути

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Навеяно Warhammre’ом 40,000 и общими наклонностями сознания…

Колян уже много лет был привержен хаосу, причём во всех возможных смыслах: начиная от его фанатства по отношению к силам зла различных фентезийных вселенных, и кончая классификацией его собственного «мировоззрения» по смешным таблицам из AD&D, в котором купалось его сознание, насмехаясь над реальным миром. Он вёл распутную и развратную жизнь: пил, посещал довольно злачные ночные клубы, снимал там отупевших развратных девчонок и временами даже не брезговал местной «дурью».

Ему был 21 год и он учился в замызганном техникуме на третьем курсе. Обучение шло плохо, но там до этого никому не было дела. Репутация там у него была той ещё, впрочем, как и у доброй половины учеников. Колян происходил из довольно таки неблагополучной семьи: Его отец, Сергей, был рабочим средненькой квалификации на заводе, человеком добрым в душе, хотя и грубоватым, но частенько употреблял спиртное, иногда даже уходил в запой. Он давно развёлся со своей женой из-за какого-то скандала, и теперь жил один с сыном в небольшой двухкомнатной квартире. Он сам кое-как справлялся со своими проблемами, так что Колян большую часть времени оставался предоставлен сам себе и неминуемо распускался—хотя куда уж дальше? Кроме того, его тяготило осознание собственных пороков и того, что он не может дать сыну достойный пример, что отнимало у него всякую волю заняться воспитанием.

Колян лежал на диване, сладко щурясь и вспоминая свои ночные приключения (в таком состоянии он провёл весь день вплоть до прихода с работы отца; идти в техникум ему было совершенно незачем—там за этим никто не следил). В эту ночь в клубе было действительно жарко. И, пожалуй, он познал такие услады, каких не помнил давно.

—А знаешь…—протянул он сладко-надменно, обращаясь к отцу, —Этой ночью в клубе я встретил Князя Тьмы…

С неповторимым наслаждением Колян вновь переживал тот момент, когда в дыму сигарет, а может и чего-то ещё, среди бегающих и мерцающих огоньков во тьме, ему явился Слаанеш, бог наслаждений и разврата. Он был одет в сверкающе-белое с разноцветными блёстками, на его шее красовались изысканные цепочки, а на пальцах—перстни, кожа была столь гладкой и лощённой, что не оставалось сомнения—это он. С улыбкой неземного очарования бог вожделения предложил ему такую дурь, силы которой вмиг унесли Коляна от этой мерзкой скучной земли! А затем он выхватил из сердца самой тьмы двух таких соблазнительных и горячих девчонок… Это была незабываемая ночь!

—Ну что ж…—протянул задумчиво отец, —А я вчера, возвращаясь с работы, повстречал Меняющего Пути!

Надо же было что-то ответить сыну. Хотя Сергею казалось, что он когда-то слышал это имя от сына, когда тот обсуждал со своими единомышленниками по что-то скайпу. На самом деле, возвращаясь пешком с завода, он шёл вдоль железнодорожных путей и встретил там рабочего, одиноко меняющего рельсы заводской однопутки. По доброте душевной, Сергей предложил рабочему помочь, и тот согласился. Путейщик с угрюмым лицом, в оранжевом жилете и каске, оказался несколько пьяным (возможно поэтому и согласился на помощь в столь ответственном деле совершенно необученного штатского). Он объяснил Сергею, как откручивать огромными ключами болты, прижимающие скобы, которые в свою очередь держат рельсы, как вытаскивать старые рельсы и менять их на новые, соединять их так, чтобы они не болтались. На самом деле, в жизни Сергея это событие было настолько же ярким и значимым, как вчерашняя встреча для сына.

—Ну и что же он тебе сказал? —спросил сын с лёгкой иронией: мало ли чего привиделось его папашке. Меняющий Пути было одним из наиболее известных имён Тзинча—Бога Магии. Папа видимо пошутил или чего-то не понял.

—Ну, как что? Он рассказал мне, как… менять пути… Мы с ним часа полтора практиковались…

Невероятно! Невозможно! Коляна как будто поразила молния. Он столько времени изучал по форумам обычаи и культ Богов Хаоса, совершал тайные обряды, даже приносил небольшие жертвы (только, конечно, не человеческие, ибо этого не допустила бы милиция), а один из самых влиятельных и могущественных богов выбрал его отца, этого неотёсанного чурбана! А может он просто так мало знал о своём отце? Какая недопустимая наивность! И более того, он обучал отца своему главному искусству—магии—превращению, преобразованию. Лично! Колян вскочил с дивана, он уже был трезв настолько, насколько это вообще возможно для человека, в сознании которого вселенные фентези едва ли не реальнее окружающего мира.

—И где же ты его встретил?!

—Я же говорил, у путей, по дороге от завода.

—Опиши мне его! Как можно подробнее!

Сергей, несколько ошеломлённый и растерянный, описал Коляну пьяного путейщика во всех подробностях, вспомнил о том, как у того были нахмурены брови, где были запачканы рабочие джинсы и насколько недозастёгнута ширинка. Попытался вспомнить родинки на руках и лице, но признался, что не смог. Колян пребывал в удивлении и задумчивости: один из главных богов… повелитель магии и тайного знания… в образе бухого неотёсанного рабочего? Но внезапно его осенило: ведь Тзинч повелевает магией, знанием и обманом! Конечно! А он, дурак, кого ожидал встретить? Это прямолинейный Кхорн предстаёт кровожадным воином, а гедонистичный Слаанеш—прекрасным развратником. Но ведь Тзинч, Тзинч не таков! Разумеется! В ком ещё невозможнее всего узнать сильнейшего мага, чем в грубом путейщике? Это точно, точно он!

От восторга своей догадки Колян вскочил с дивана и, радостный, кинулся к отцу.

—Отведи! Отведи меня к нему! Я должен его видеть!

—Ну… Что ты…—отец был бесконечно ошарашен тем, какой интерес вызвал у сына какой-то рабочий. В его голове теснились смутные мысли и страхи: неужели его сын стал геем и его потянуло к грубым мужикам? —Сегодня ведь пятница. Он уже ушёл. Теперь он будет там только в понедельник. А… зачем тебе?

—Как же зачем?! Я хочу научиться… менять пути!

Отец удалился, восхищённый порывом сына приобщиться к труду и уже спокойный за его личную жизнь. Колян же напоследок подивился тому , как хорошо его отец знает, где и когда Тзинч вновь явится в наш мир. Как же плохо он знает того человека, с которым вместе прожил всю жизнь!

В течение выходных Колян усиленно готовился к знаменательной встрече: ещё бы, ведь в понедельник сам Меняющий Пути обучит его своему главному искусству—магии! Об этом Колян мечтал всю жизнь. Он снял со стены все портреты других богов Хаоса и постеры с их демонами и приспешниками, повесив на их место всё имевшееся у него, что было так или иначе связанно с Тзинчем, даже специально распечатал из интернета фотки нескольких его артефактов, в том числе, замеченных в нашем мире—этим он хотел показать богу магии, что из всех Богов Варпа именно он имеет для Коляна наивысшее значение. Он даже хотел было выкинуть тайно хранившийся в столе медальон Кхорна, но побоялся: такого Кровавый Бог точно не простит и неминуемо пошлёт за Коляном ужасного Каранака—демона мщения Кхорна, от которого нет спасения. Закончив с этим, Колян перечитал всё, что удалось ему найти, о ритуалах и обрядах, связанных с богом магии, его наклонностях (включая обсуждения и высказывания точек зрения на форумах) и описания всех случаев, когда и как этот бог показывал свою силу.

И, наконец, настал долгожданный понедельник. Сергей ради такого важного случая взял на заводе отгул и с утра повёл его вдоль железной дороги к месту, где работал путейщик. Рядом с ним валялось несколько огромных почерневших от копоти и грязи железнодорожных ключей и молотов, а так же сложенные штабелями отрезки новых рельс, всё ещё блестящих несмотря на то, что им приходилось лежать под дождём, ни чем не будучи укрытыми. На первый взгляд в этих элементах было трудно узнать компоненты магических ритуалов, но на этот раз Коляна было уже не провести. Рабочий заметил их издали, махнул огромной ручищей и крикнул:

—А, здорово!! Чё?! Кого ведёшь?!

—Да вот, сына!.. Решил приобщиться… к нашему делу!

—Эт хорошо! Щас обучим!

Колян подошёл к путейцу, чуть менее поддатому, чем он был в пятницу. Он старался, чтобы благоговение в его глазах не было слишком уж явным. Рабочий положил могучую руку ему на плечо.

—Ну шо? Готов?

—Ради великой цели я готов к любым трудностям! —отчеканил Колян.

Рабочий усмехнулся. Колян устыдился своей прямоты: чтобы сойтись с богом, в чьей компетенции состояли обман и хитрость, не стоит идти с душой на распашку.

—Ну, короче, так: вот это берёшь (он протянул Коляну огромный железнодорожный ключ) и начинаешь отвинчивать. Отвинтил—вот эту хрень снимаешь. Понял?

Колян с увлечением, энтузиазмом и решимостью приступил к работе. Он ещё не мог понять до конца, является ли это неким предварительным магическим действием, или же есть испытание, призванное показать, способен ли он преодолеть трудности на пути познания. И путеец и отец дивились тому, с каким упорством он сворачивал заржавевшие гайки и сдирал со штырей винтов скобы, приклеенные к ним засохшим мазутом. Вскоре отец решил помочь сыну и начал работу на соседнем рельсе. Путеец только стоял и дивился: он эту дорогу уже полгода перебирает, а нагнать бы сюда разиком весь городок—ведь за одну ночь справятся!

Постепенно Колян начал уставать. Хотя он понимал, что сдаваться нельзя, ибо сейчас решается его дальнейшая судьба. Он упорно сворачивал гайки, оттаскивал старые рельсы и ставил на их место новые. Но в конце концов ему начало казаться, что этот странный ритуал становится несколько затянутым. Набравшись мужества, он обратился к колдовавшему над соседним рельсом отцу:

—Послушай, папа… А когда же мы будем… менять пути?

—Что значит когда, сынок? —удивился отец, — Оглянись!.. Мы уже метров пятнадцать поменяли!

Колян оглянулся: за его спиной, как и прежде уходили в даль две серебристые нитки рельсов, сходившиеся там, где вместо горизонта стоял завод его отца. Только теперь эти рельсы были не грязными, покрытыми серо-коричневой железнодорожной пылью и чёрными пятнами от мазута, льющегося из дырявых цистерн, а новые, чистые, блестящие и сверху, где колёсам ещё предстоит их отполировать, и с боков. Магия есть изменение, а изменение есть магия. Можно, конечно, сказать, что они превратили грязные рельсы в чистые. Старые в новые. Но ведь это же не правда! Новые рельсы ниоткуда не возникли. Старые никуда не исчезли. Это не магия. Это обычная механическая работа!

—Н-но… к-какие же пути мы поменяли?!

—А ты разве не видишь?! Железнодорожные, конечно. Какие ж ещё?

Колян хотел было высказать всю эту длинную тираду о том, что замена путей не есть изменение… Но в этот момент он хлопнул себя по лбу. В глазах у него потемнело: он всё понял… Как же глупо…

Перепуганный отец подскочил к лежащему без чувств сыну. Путеец подбежал следом. Пульс Коляна прощупывался слабо. Как делать искусственное дыхание ни один из них не знал. Добежав до ближайшего таксофона, вызвали скорую. Замызганный и местами проржавевший УАЗ приехал относительно быстро (т.к. размеры городка не позволяли ехать долго) и забрал Коляна в царство света и белых больничных халатов.

Приведя молодого человека в чувства и начав обследование, врачи пришли к выводу, что причиной обморока стало общее психологическое состояние пациента. Осматривая квартиру пострадавшего, медики делали заключение, что причиной вышеупомянутого состояния могли стать жуткие мрачные плакаты м предметы, которыми было завешено и обставлено всё в комнате, а так же длительное нахождение на сайтах с нежелательным контентом. Попутно у Коляна нашли наркотическую зависимость на ранней стадии, так что впереди его ждали лечение в наркологическом диспансере и бдительный надзор.

А однажды к нему зашёл тот самый путейщик (на этот раз уже трезвый), и у них завязался разговор о сути человеческой деятельности. Рабочий рассказал ему, что любое человеческое действе есть изменение чего-то. И мысль эта так глубоко вошла в сознание Коляна, что он твёрдо решил начинать жить по-другому…

Rain, 04.08.2011