• Название:

    Дрянь

  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Дрянь. Ночные Снайперы

(1997)

(С) Сообщество Примитивного Искусства "ДЕДЬ"

Ночные Снайперы - Дрянь; стихи. - Петербург.: "Спи Дедъ", 1996. - 64с.

Героическую живопись Дианы Арбениной и Светланы Сургановой

можно найти на сайте в разделе "Картины"

Названия и неназвания

Мне холодно вчера и будет завтра........................7

"У окна" - картинка.....................................9

Разлила гололед по дорогам.............................10

Я опять ушел. И не потому..............................12

Про Pадугу И Гамму.....................................13

"Мак оторванный, красный" - картинка...................15

Ломтик луны............................................18

Самое страшное для меня в этом доме....................19

"Я не думаю" - картинка................................21

Год, смоченный слезой..................................22

Эшафот не сломался. Айсберг не утотул..................23

Эту женщину............................................25

Свобода-это когда......................................26

Смольный Собор.........................................28

"Крыса в ожерелье. Бликующая на солнце" - картинка.....29

Прогулка от дома к дому................................30

Круг...................................................31

Ты... .................................................33

Выдохнув воду из легких................................35

"Кувшин" - картинка....................................37

Здравствуй! Я странствую также.........................38

Подожди. Я устала......................................39

Ночное.................................................40

Стихи человека, который в конце концов повесился.......42

Можно закрыть дверь....................................43

Всхлип.................................................44

"Верность Пикассо" - картинка..........................45

Начинаю скучать. Увы! Мы еще,..........................46

Чтобы родиться - нужно умереть.........................48

"Динька" - картинка....................................49

Балансирует день.......................................50

Здесь время диктует Броун..............................52

"Катись" - картинка....................................53

Я могу уйти... ........................................54

Сколько сказано слов...................................56

Невстреча. ............................................57

Старая женщина... .....................................59

Давно уже все смешалось... ............................59

Названия и неназвания..................................60

Мне холодно вчера и будет завтра

Мне холодно вчера и будет завтра.

Немая безысходность в ритме боли

на муравьиный шест венок лавровый

нанизывает в такт. И не вздохнуть.

Актриса уронила запах тлена

на лацканы своей последней роли.

Мужской пиджак и туфельки по крышам -

как весело и славно падать вниз!

Мессир, побудьте магом! Вам возможно.

Пусть тонок пульс и слезы дробью в горле.

Замусорен эфир. Я стекленею,

но покидаю воздух не дыша.

А страхи ни к чему; бесплотны тени,

бесплатны мысли. Серебро реально.

И верность свыше данного союза

была быть может даже хороша.

Диана Арбенина апрель 1995 дрянь №1(7)

Горячее горло

Горячее горло.

На влажной траве остывшие угли...

Темнеет твой профиль -

набросок черного герба.

В чьих-то глазах я -

не лучше бездарного клерка,

пытающегося растопить последний ледник

черновиками писем.

Светлана Сурганова 1994 дрянь №2 (8)

Разлила гололед весна по дорогам

Разлила гололед весна по дорогам.

Держась друг за друга,

мы балансируем,

как канатоходцы,

периодически

поднимая свои тела

и ставя их снова

на ноги.

Сегодня ночью

на одной из тысяч кроватей

этого города

кто-то умер...

Было сказано и выпито столько,

что собрав все это вместе,

можно было бы затопить город.

А я, захлебываясь от дыма,

рвалась к твоему глотку,

к твоим ресницам

и векам.

Ты так тонка,

что иногда мне становится страшно

брать тебя на руки.

Твое хрупкое, хрустально-упругое тельце

было с другим.

А по прошествии этого кошмара

мы сидели на кухне и курили,

как-будто ничего не произошло,

не задумываясь о том, что

сегодня ночью

на одной из тысяч кроватей

этого города

кто-то умер...

Светлана Сурганова 6 апреля 1994 дрянь №4 (10-11)

Я опять ушел

Я опять ушел...

И не потому, что стал с годами

чрезмерно горд, или слаб,

что не позволяет рулю срываться

с обрыва речных озер.

И не потому, что куда-то спешил,

и не потому, что кого-то искал.

Просто Вы долго решались прийти,

и я от этого слишком устал.

Но-таки пришли. И горло вперед

рванулось, сметая стены границ.

И опять был обманут я Вашим огнем,

спешащим к многоголосию лиц.

Но за нежность губ, которую пил,

не доверяя, впрочем, словам,

и за тревожный взлет темных бровей

я благодарен Вам.

Вы остались там забавлять себя

забродившим соком минувших лет.

А я вышел на улицу и вдохнул

тяжесть солнечных эполет.

Диана Арбенина 1994 дрянь №5 (12)

Про радугу и гамму

Нота "до" пахнет розой.

У нее красный цвет.

А живет она в Мулате.

Нота "ре" оранжевого цвета.

Она живет в забавном месте -Свадхе.

Нота "ми" от мимозы, желтая такая,

поселилась у райпищеторга,

у всеведущей Манипуры.

Нота "фа" из леса

ваяла все оттенки зеленого цвета

и поет свои песни Анахате.

Нота "соль" от волны

морской соленой голубой.

У нее есть друг Вашудха.

Нота "ля" лялякает по вечерам

с синевою небосклона.

У нее есть Аджна.

Нота "си" так высока, что вся сиреневого цвета,

будто вляпалась куда-то,

но у нее большие связи, ейный друг сам Сахасрара.

Ну вот собственно и все...

Светлана Сурганова 1990 дрянь №6 (13-14)

Курю

Фильтр сгорает на сильном ветру

медленней - в холод, быстрее - в жару.

И вероятность падения ниц

зависит от смены лиц.

Тлеет бумага, предавшись огню,

как долгожданному Судному Дню.

Тело бумаги слито навек

с горечью пряных век.

Пепел перед смертельным прыжком

назовет, возможно, меня дураком.

Но трость моей молчаливой руки

сильнее ему вопреки.

Дым невесомый тяжел, как топор.

Режет глаза его мягкий напор.

И разноцветная времени ртуть

тщится понять что-нибудь.

Чернеют легкие словом "курю",

готовят себя к табачному дню.

Засыпает гортань в предчувствии лет,

Пустым оставляя кисет.

Диана Арбенина 2 июня 1994 дрянь №8(16-17)

Ломтик луны

Ломтик луны,

укутанный серой ватой ночных облаков,

как нечто несвойственное этому миру,

глядит потусторонним светом в мет.

Как, скажи, она здесь? Зачем и откуда?

Ведь свет, так несвойственный этому миру,

все-таки есть.

Пусть даже он лунный, а значит, холодный.

Так ведь и ты себя называешь Луной...

Лунное притяжение...

А, может, это звезды?

Или украшение черного, бескрайнего, бессмысленного?

Украшение? Или попытка придать смысл?

Все встанет на свои места,

когда тучи скроют Луну,

выключится на кухне свет

и мы ляжем спать...

Светлана Сурганова 1991 дрянь №9 (18)

Самое страшное для меня в этом городе

Самое страшное для меня в этом городе -

возвращаться домой, когда тебя там нет.

Я мечусь между чайником и уличным фонарем,

жадно впитываю, пожираю зрачками

темные силуэты, глядя в окно.

Опять не ты... не твоя походка, не твое пальто.

Уже поздно.

Если ты вернешься, то всяко уже не на автобусе.

И теперь я превратилась в слух.

Шуршат шины

подъезжающих машин:

не до... пере... - опять не ты. Снова курю. Совсем темно.

Фары, как ночные светлячки кормят меня надеждой.

Только бы ничего не случилось!

Как долго... как долго...

Но вот награда! Я открываю дверь -

Ты...

Как долго...

Светлана Сурганова 6 апреля 1994 дрянь №10 (19-20)

Год смоченный слезой

Год, смоченный слезой,

слюдой покрыл каменья слов.

Милая, как ни придумывай,

мы, все-таки, врозь.

Любимая, ты по-прежнему там...

И я, говорящий, TO) мне не нужно слов,

прошу: - Говори, и как можно нежней...-

Но можно ли нежней, чем так,

как говорила ты, когда я подытоживал прожитость года?

Светлана Сурганова 13 ноября 1993 дрянь №12 (22)

Эшафот не сломался

Эшафот не сломался. Айсберг не утонул.

Отвратимость событий уже начинает пугать.

Мы не стали ближе, впустив наших чувств абсолют

в пустоту, как усталый сапог в тревожную гать.

Мы двигались медленно. Кадры сменяли дни.

Череда откровений довольна была собой.

Ты любила, кого-то, когда-то, но где они -

Было мне doesn't matter, как тот, кто сейчас с тобой.

Я верил в те дни в необходимость руля,

и вкус печали хранили губы твои.

Наш слаженный экипаж стартовал в сотый раз,

и ты вышивала на флаге своем: 'Позови"

Мой дом еще спал, но уснули уже фонари.

Воздушные тени ныряли в тепло простыней.

Раскрытая книга сметала страницы свои,

как смешивал я череду пусто прожитых дней.

Закрытая дверь и соло бегущей воды.

Пахучее варево цвета древесной коры.

Ботинка блестящий носок, платка белизна.

Ключ в скважину, шаг за порог - для новой игры.

Ты ехала в город в извилистом теле змеи.

И сны обесцвечены были уютом купе.

А улей вокзала готовил плацдармы свои

Для нового, данным судьбою, аутодафе.

Диана Арбенина 1995 дрянь №13 (23-24)

Эту женщину

Эту женщину

без имени и возраста

полюбил я -

прости меня, Господи!

Если бы было,

как прежде - врозь!

Если бы не было так

всерьез!

Эту женщину

в черном кафтане,

с золотыми,

как нимб волосами,

в серебряной

тонкой оправе очков,

со стремительным

почерком снов...

Светлана Сурганова сентябрь 1993 дрянь №14 (25)

Свобода

Свобода -

это когда

грызешь веревку зубами.

Свобода -

соль простыней, обмотанных вокруг тела

новой победы, измученной кашей признаний.

Свобода -

шум лифта ночью

на кухне - свет, не от свечи, зачем? -

просто для чтения книг.

Свобода -

это когда ты ничей

ни в чем, нигде, низачем, никуда,

ни во что, никогда.

Свобода -

это деревянный шест,

ломающийся в руках на высоте

семь метров и еще чуть-чуть,

это пот на лбу, на висках,

это забытое слово "забудь",

это улыбка "да",

это изумрудная чистота

и вопрос: - Почему буквы вдоль

белого листа черны?

-Свобода,

спасибо тебе, родная!

Ты колешь мне пальцы, избалованное дитя:

ты жалишь изгиб плеча, и

не шутя ты шепчешь слова,

звенящие в воздухе будней,

ставших вечным week-end ом

между тобой и мной.

И какое кому дело, что ты,

побывав в руках моих,

заставила захотеть забыть?

Я схожу с ума.

Из какого ты теста, Свобода?

Я короную тебя, Любимая!

Диана Арбенина 1993 дрянь №15 (26-27)

Смольный собор

В разоренном гнезде

кричит воронье.

На крылу мою

спустилась ночь.

Дождь смыл слезы мои,

ласкал ветер меня.

К решетчатым окнам лазури стен божества,

к золоту крестов, к стону ветра на колокольнях

я иду...

Светлана Сурганова 1990 дрянь №16 (28)

Прогулка от дома к дому

Прогулка от дома к дому.

Молчать о тебе? Кричать?

Мерной чашечкой слова

ты меня обвиняешь опять.

Мой ласковый Казанова,

мы, верно, сошли с ума.

И в том, что случится скоро,

виновата я буду сама.

А на плацу шалит ветер,

и ночь гуляет в висках,

а твой обман слишком светел,

как известь на каблуках.

Диана Арбенина 1995 дрянь №18 (30)

Круг

Я энаю мы наверняка

с тобой расстанемся. Так просто -

без мотовства и без погоста.

Расстанемся, ну, а пока -

люби меня!

За то, что я,

а не другой.

За то, что бледный и худой,

рассеянно распахнут дням,

за то, что глуп не по годам,

за то, что преданность, как бич,

(ее бы вымыть и подстричь),

во мне, рожденная тобой,

р-р-рычит, как пес сторожевой.

За то, что все к твоим ногам,

Moгу и больше, но не дам,

не унесешь, боюсь, устанешь,

в углу тряпьем лежать оставишь,

за жемчуг слов в моих зубах,

за звон разорванных рубах

во время танцев рук во тьме,

за то, что не был на войне,

за жидкость, что в тебе текла,

за хрупкость моего стекла...

Квадраты комнат растянулись

в круг монотонности годов...

Вокзал, перрон... не обернулась,

ты хочешь новых городов.

Я знаю мы наверняка

с тобою встретимся. Так просто -

без рукопожатия и тоста.

Встретимся, ну, а пока я жду тебя!

Светлана Сурганова сентябрь 1994 дрянь №19(31-32)

Посвящается английским борзым

Ты

Ты

с видом побитой собаки

по улице бешено мчалась.

Задевала прохожих искусанными ушами.

Головою упрямой мотала

отчаянно-звонко,

и саднящие раны лизать на ходу успевала.

Я

к тебе приближался

стремительно, как авиатор.

И уставшая шляпа моя все пыталась обнять подбородок.

Подошвы ботинок скользили по влажному небу

измятой листвы в колючих осенних лужах.

Мы

столкнулись! И ты неожиданно-больно прокусила мне руку,

когда я пытался погладить твою нежную спину.

И капли разбуженной боли обогрели асфальт зернами

крошечных пятен.

Диана Арбенина 4 мая 1994 дрянь №20 (33-34)

Выдохнув воду из легких

Выдохнув воду из легких, солью пропитанных,

он прицепил себя к пирсу, усталый и пресный.

Солнечный Бог, испачкавший губы в неистовом

лунном сиянье, спину подставил звенящему льду одиночества.

На потеплевшей щеке бликами клетчатой

воздуха ткани пил он предел ощущений.

А после нырнул в поток золотой бесконечности

и взвыл, плато ладони изранив в танце метели.

В кругах на воде кувыркались медные линии

ветреных рук, оставшихся у изголовья

ее силуэта, в проем деревянный вписанный

не красками, не пустотой и даже не кровью.

Настоянный купорос сочился меж стеклами

и поводом был для ошибок, порой безразличных.

Бережно телу внимая в ритме бессонниц,

горло немело, пытаясь держаться приличий.

И равенство дня с потолком, а ночи с рассветом

сковало свободу его цепями сомнений

в неизмеримости чувств: ни больше - ни меньше.

Но он не дал себе времени для суеты изменений».

Вот так бы мы жили. С тобой. Имея в запасе

сорок семь лет, оставшихся в общем кармане.

К Небу ходили бы в гости на крепкий тропический кофе,

и земля, принимая бы нас, пружинила под сапогами.

Диана Арбенина 1995 дрянь ¹21(35-36)

Здравствуй!Я странствую также

Здравствуй! Я странствую также. И также

всегда о тебе моих мыслей печаль.

Милая! Встретимся, верно. Старайся

в ту пору видеть меня.

Не звучание времени в песнях, не дань

вездесущей любви к переменчивой моде...

Мои руки чисты. И ладони хранили

тебя, далеко находясь.

И, тоскуя, подушечки пальцев лениво

ссыпали пески в море будущих льдов,

тревожа уснувших на дне. И я понял.

Я именно понял, ни чуть не борясь

с неизменным, мне посланным родом,

что люблю тебя, нежный мой друг,

как прежде высокой и сильной тоской,

а залогом останется - горечь ночей,

и присутствие духа, и слияние глаз,

и разлука, что нам навсегда.

Диана Арбенина январь 19 дрянь №23 (38)

Подожди. Я устала

Подожди. Я у стала. Твой шаг для меня слишком скор.

Испещренный годами свой лоб подставляю ветрам.

Мы стоим на мосту, как и те, что стреляли в упор

по щекам, по рукам, по сердцам, по безлюдным дворам.

Я о чувствах. Я только о них. Мои пули - слова.

Одиночество чудно во мне. Я достаточна в нем.

А тоска, что питала меня, оказалась мертва.

И не слушает нас, кто не знает, о чем мы поем.

Ах, как плавится сталь, как становится золотом жесть.

Я люблю серебро, но к лигу тебе солнечный свет.

Шелк ночных облаков укрывает от всех твою честь.

Мы с тобою в кольце, даже если меня рядом нет.

Диана Арбенина 1995 дрянь №24 (39)

стихи картинки

И здесь любовь. Вечное чудо.

Она не только озаряет радугой мечты серое небо повседневности,

она может окружить романтическим ореолом и кучку дерьма.

Эрих Мария Ремарк

Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда...

Анна Ахматова

Ночное

Мимо глаз летяг рыбы и птицы.

Мне душно и мутно,

Но кто сказал, что ночью нужно спать?

Ты возвращаешься и молчишь, так тихо!

Мы ходим и дышим.

Но кто сказал, что ночью нужно спать?

В углах моей комнаты пыль и покой.

Зимние песни, тайны кошки в подъезде.

Но кто сказал, что ночью нужно спать?

Я жгу весну и осторожно

мысли пускаю вовне. Много улиц.

Как много мостов и солнца - красиво!

Но кто сказал, что ночью нужно спать?

Мы вместе входили в метро, мы были в реке.

И ты никогда не возмешь мою руку в свою.

Но кто сказал, что ночью нужно спать?

На деревьях в этом году много плодов,

И терпение вечно, когда ты желанен,

как Парк Динозавров.

Но кто сказал, что ночью нужно спать?

Время идет. Я не хочу закрывать глаза!

И мне интересно - будет ли теплой твоя рука,

когда ты закроешь их мне.

Найди того, кто сказал, что ночью нужно спать.

Диана Арбенина 1996 дрянь №25 (40-41)

Стихи человека, который в конце концов повесился

Напьюсь

ключевой годы из ручья.

Утоплюсь

в волнах солнечного света.

Приколюсь

сосновой иголочкой к старому пню.

Отрублюсь

под звуки птичьего пения.

Обожгусь

от раскаленного на солнце камня и повисну

на красной ниточке радуги

под солнцем...

Светлана Сурганова 1990 дрянь №26 (42)

Можно закрыть дверь

Можно закрыть дверь, не сказав тебе "все".

Спуститься по лестнице, чувствуя каждый шаг.

Выйти на улицу и повести плечом.

От существа свободы заноет сердце, а в такт

движению век вольется ночной рассвет

в мое одиночество суммой случайных встреч.

Классики иногда слишком явно лгут,

поэтому мало кто их способен беречь.

Но прохладно. Извне температура дна

эммигрирует вглубь горячего "ты Казуистика, скажешь?

Родная, одна ты сумела себя отдать волшебству простоты.

Остается время, чтобы закрыть глаза.

Лечь лицом на ладони свои (гак, увы, верней).

И вспомнить, как безупречно-тонка

была шея ее в кольцах минувших дней.

Диана Арбенина 4 января 1995 дрянь №27 (43)

Всхлип

В цепких объятиях Никого

я засыпаю. И вижу вокзал-

рикопожатъе. Кивок головы.

Тропических черт знакомый овал.

Но тебя лия звал, имя твердя.

по проводам в дрейфе снегов?

Тебя ли я ждал? К тебе ли спешил,

проклиная растянутость материков?

Диана Арбенина май 1994 дрянь №28 (44)

Начинаю скучать

Начинаю скучать. Увы! Мы. еще с тобой

не простились на ночи, на долгие дни

в обученьях наукам, которые нам

в перспективе не будут нужны.

Тело стареет, а ночи бесцельны,

я не имею в виду панацею.

Люди нацелены только в себя

и убивают, порой не любя.

Дело отнюдь не в подушечном рае.

Мне надоело играть в самурая,

я же ночами порой замерзаю.

А телефон - отвратительный хам.

По телефону уместно о жизни,

но дотянуться до тоненькой кисти -

вах! Воздаем мы Отчизну - Отчизне.

Картонные люди - коронные сны.

Умным мыслям бывает не место.

С умными лицами (в частности) пресно

и обессоливать славное тесто -

что обездоливать верность собой.

Почти отболело, моя красивица.

Смотришь, молчишь, а под сердцем плавится,

может быть снова тебе понравится

на улицах ночью искать поезда.

Диана Арбенина 1994 дрянь №30 (46-47)

Чтобы родиться - нужно умереть

Чтобы родиться- нужно умереть

и, гибкость положив на наковальню,

в смиренье траектории узреть

зеленый дерн, обнявшийся с печалью.

Закрученные в узел виражи

и насекомое, напившееся яду,

дробят себя в цветные витражи,

в покое ветра находя отраду.

А яблоко, упавшее к ногам,

расколет сердцевины твердый знак,

и девочка внезапно закричит,

услышав стон отстрелянных собак.

Диана Арбенина 1994 дрянь №31 (48)

Балансирует день

Балансирует день на тонкой ниточке с названием жизнь, цепляя своей

макушкой шершавые облака.

Дождь кончился. В звуках ночи теперь различимы наши с тобой голоса.

Дыхание, синхронное с тактом стрелки, бегущей по кругу,

усиливает притяжение тел друг к другу.

Балансирует дать, едва справляясь с тяжестью снов.

Мы были бы вместе, но никто не хотел рвать на себе оков,

никто не посмел

нарушить стройный порядок дел,

каждый дрожал над неприкосновенностью тел.

Уверенность в том, что стойкость свойственна только камням,

упростила сюжет мелодрамы.

А мы каждый раз хотим доказать, что нет безупречной гаммы,

разбросанной в наших цветах.

Но то, что было доказано мною по многу раз,

мне этой ночью предъявило отказ.

Светлана Сурганова 1994 дрянь №33 (50-51)

Здесь время диктует Броун

Здесь время диктует Броун, а ночь некрепка фасадом.

На пыльном сукне спит муха, обнявшись со словом "crumbs".

А я распорола небо, чтоб не было очень сухо.

И в сгустке желаний плавал томил свои пальцы Брамс.

И лоб упирался в стекла, и змеи свивались клубками.

Я знаю, когда ты спиною, хотя и не в полный рост.

Песок - барабаном в воду. Наследник зреет стрелою.

И в смерти слоновой кости рождается матовый хвост.

Диана Арбенина 1995 дрянь №34 (52)

Я могу уйти

Я могу уйти. И это не будет пафос.

Или просто желание выпить чашечку кофе

в непарижском кафе, где кто-то когда-то

на пол опрокинул пару глотков

закипевшей брони для души, не успевшей окрепнуть

от ночи обьятий аромата, увы, совсем не кофейного свойства.

Лучше быть коленкором, чем стыть от рукопожатий,

создавшего маслом картину в раме застывшей крови.

Но пока я стою, вдыхая запахи дома,

и отчаянно морщусь от горечи отрешений,

оседает на связках щемящего имени слово.

И плачет пан-флейта от верности со-отношений

Диана Арбенина октябрь 1994 дрянь №36 (54-55)

Сколько сказано слов

Сколько сказано слов,

сколько выпито снов

о тебе, мой друг, о тебе.

Мой беззвучный упрек

в том, что ты одинок,

я оставлю в блокноте себе.

Твоя скованность рук,

моя сомкнутость губ

нам отпущены были в срок.

Время шло, время жгло,

но теперь отлегло,

не волнует сюжет бытия,

ни игра, ни слеза,

ни шекспировский слог,

ни речь, ни доступность твоя.

Отлегло...

Светлана Сурганова 13 декабря 1990 дрянь №37 (56)

Невстреча

Успокойся,

пусть будет все как ее

Нажми на кнопку "стоп"

и выслушай меня живьем.

Предсессионный делирий

укрепляет дружбу блокнота с карандашом.

Отпечатком когда-то и где-то услышанных фраз

ляжет на струны все та же суть:

мы не виделись вечность.

Расскажи,

как жилось тебе

в обклеянных обоями стенах,

под неб ом белил,

под солнцем люстры,

чьи окна ласкали твой взгляд?

И все-таки

кто из нас тогда оказался прав:

тот, кто оберегал другого от светских речей,

не утомляя ни словом, ни телом,

не зажигая под вечер свечей,

или мараюший мелом

асфальт под окном

и солнечным ветром,

звенящий о том,

что скоро погасят на улицах свет -

время гулять, почему бы и нет?

Скажи,

как жилось тебе,

хватая воздух ртом,

не касаясь перил,

дырявя вены с верою в то,

что завтра где-то

за гранью полей

ты сможешь успеть

и вернуться к ней...

Но тщетны попытки

сделать полет из паденья,

когда на завтрак тебя

поджидает варенье.

Светлана Сурганова 1 июня 1993-1 апреля 19 дрянь №37 (57-58)

No fan, no tears, no death

Старая женщина

Старая женщина:

в холоде аудитории

фразы бессмысленно-умные.

Вдруг тишина-

грустно смотрит в окно.

Диана Арбенина ноябрь 1995 дрянь №39 (59)

Давно уже все смешалось

Давно уже все смешалось.

И я лечу на карусели без крепления.

И ежесекундно жду

действия закона притяжения земли.

Диана Арбенина 1995 дрянь №40 (59)