• Название:

    Янтарь на красном бархате 2.0

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Асаги увидел вход в ковен. Оборотень не соображал, как оказался здесь. По его примеркам он убежал чуть ни не на другую сторону острова. Оглядевшись, нагой и поцарапанный мужчина пробежался до входа. Следы шин были свежими на площадке стоянки перед храмом. Скорее всего, в подземном убежище кто-то есть. Возможно, ему помогут. Ну, или добьют. Может, пустят на опыты. Это не имело значения. Ему нужна была крыша над головой и хотя бы какая-то одежда.

Механизм открытия люка не был никак заблокирован. Либо вампиры настолько беспечны, что не боятся вторжения, либо… некому бояться. Такахиро Огава понятия не имел, что произошло после той драки в Шанхае. И про эльфов ничего не слышал. Но он уже спускался вниз по шахте, стоя на холодной платформе.

Двери лифта разошлись. Его никто не встречал. Оборотень осторожно вышел в помпезный киношный вестибюль.

- Ау?

Ему никто не ответил. Это было странно. Огава присматривался. Кое-где моргали лампочки, были заметны следы нападения на ковен. Конечно, все уже было прибрано, но ощущения жилого помещение не вызывало. Хотя запахи тут были. Вампирский сладковатый дух и животный запах кошатины. Аой был тут?

- Есть кто? Помогите!

Никто не отозвался. Плохо знакомый с проектировкой подземного особняка в стиле декораций фильма ужасов, Асаги медленно обошел вестибюль, касаясь пальцами предметов. На тахте осталась кем-то брошенная вещь. Длинная рубашка, черный шелк. Может, это одежда того расфуфыренного начальника стражи? Уруха.

- Уруха! – позвал волк.

Было как-то угнетающе пусто. Вампиры сбежали отсюда после атаки неведомых оборотню врагов? Похоже на то. Но затем Такахиро увидел небольшой вручную сколоченный стенд с листами на пологой столешнице.

Имена. Много имен. «Упокоены в прахе». Мертвы?! Столько мертвецов кто-то окончательно упокоил? Разве так бывает? У ковена была чудовищно сильная охрана, да один ряженый мальчишка чего стоил! Кто написал все эти имена во имя памяти и кто же истребил самый сильный клан Японии?

Ответов не было. Но зато нашлась обжитая комната. Судя по пафосу – комната Такашимы Койю. Асаги с некоторым стыдом за то, что берет без спроса, открыл шкаф и выбрал из одежды вампира наименее женственные и наиболее практичные вещи. Брюки были впору, а вот рубашки и обувь были все малы. Не то чтобы Асаги глазел, но бедра у древнего мальчика были пошире плеч. Может, образ не-жизни оставляет отпечаток на физиологии, незаметно меняя строение тела? Или Уруха с древних времен был таким вот… Асаги размышлял о теле вампира, старательно не вспоминая о том, чье выпотрошил несколько часов назад.

В другой комнате стоял терпкий запах оборотня. Значит, Аой тоже здесь бывал. Может, не так часто, но все-таки это была его комната. Асаги взял его майку, рубашку и куртку. Посмотрев еще, Такахиро нашел лишнюю пару ботинок на крепкой подошве. Затянув шнуровку, волк несколько секунд привыкал к вещам с чужого плеча.

Кто бы рассказал, что тут произошло? Почему залы пусты, почему столько имен на похоронных листах под заголовком «Упокоены в прахе»? Где тот до жути странный лидер в роскошных шелках и атласе? Мана. Живая кукла.

В комнате бывшего врага Такахиро нашел чистую бумагу и карандаш. Написал извинительное письмо. Пообещал вернуть вещи и найденные в кармане куртки деньги. К сожалению, телефон он потерял, так что не мог оставить свои контакты.

Нужно было найти мальчика Демитрия. Главное – отправить его домой без происшествий. Такахиро Огава ощутил пугающую паутину ответственности за человеческого ребенка, которого привез в чужую страну и бросил. Жив ли мальчишка? Не пристрелили ли его охотники? Не поймали ли хулиганы?

«Прими ответственность.»

Голос в голове ожил, ощущая надлом в жалкой стене отречения от реальности. Такахиро сдавил голову руками и простонал. Хироки…

«Ты убил его.»

- Да, я убил его. Он не сможет выкарабкаться. Раны слишком глубокие. Не успеет регенерировать. Не оживет. Прости…

По красивому лицу, искаженному страданием человека, виноватого и растоптанного, потекли слезы. Он создал Хироки. Вырвал насильно из человеческого мира, лишил всего – любимого парня, семьи, даже дурацкой работы, спокойной жизни… Вырвал, поиграл и бросил, как цветок, который начал увядать. Уже не так ароматно пахнет, уже не так свежо выглядит. Вырвал, предал, сбежал. Не принял ответственность. Даже несмотря на клятвы верности, на признания, на прожитое время. Ну не мог Хироки позабыть своего парня, как забудешь такое? А что Асаги… Всего лишь чужак, принудивший жить иначе. Даже не смог обратить к тьме, Хироки так и остался «веганом». До конца жизни. Не убил ни одного человека. Ранил, не по своей воле, покалечил, но… Не убил. Потому что Хироки не Асаги.

Хироки Кобаяши отдал свою жизнь во имя человечности. И да. Она проснулась. И принялась терзать душу ожившего волка. Безжалостно, разъяренно. За всех убитых людей, за самого Хироки. Асаги никогда в жизни так не страдал, как сейчас. Потеря стаи не выглядела так оглушительно больно, как осознание убийства единственного, кто хотел бороться за душу волка. Хироки до последнего бился за вожака. Чтобы тот вернулся. Человечность вернулась и готовилась к растерзанию. Но Такахиро Огава, наполовину волк, наполовину человек, справится. Люди всегда с таким справлялись. Душевная, сердечная боль… Это им под силу – несмотря ни на что, люди идут дальше. Некоторые сдаются, но сильные продолжают бороться.

Сможет ли Такахиро Огава бороться дальше?..

Асаги покидал ковен. Демитрий. Вот кого стоит сейчас уберечь от зла. Хотя бы этот мальчишка, испуганный, истерзанный судьбой, но все еще хранящий осколки покалеченной души, но он должен выкарабкаться и жить дальше.

*****

Мана подавился и чуть не выблевал все обратно.

Уруха уже был мертв, но на женственном ухоженном лице застыло спокойствие. Хорошо ему. Может быть, Аой дождался его на той стороне, и теперь они вместе гуляют по кругам Ада, взявшись за руки, как милые детишки.

Мана постарался с минимальным уроном извлечь сердце гибрида. Кровь полуживого вампира не спешила усвоится и растечься по организму, словно отторгаемая древним телом Манабу Сато.

Сырое мясо есть противно, но вампир не подозревал, что есть только что умершее сердце настолько мерзко. А качающий кровь орган Урухи был настолько жестким, что оторвать даже вампирскими зубами кусок было невероятно сложно.

Зачем охранник заставил Ману это делать? Неужели этот варварский ритуал вернет душу? Скорее, Ману прополощет чужой кровью и ошметками еле прожеванных мышц.

Эта драматичная патетика до уныния напомнила Манабу сцену из популярного нынче сериала. Сердце съесть надо целиком и не выблевать, а не то не станешь великой. Мана великим быть уже не хотел. Он даже не верил, что это сработает. Но почему-то продолжал отрывать жесткие мышцы сердца и жевать, превозмогая омерзение и страх.

А что потом? Скоро утро. Вот и проверит.

Последний кусок встал комом в горле, и Мана чуть не задохнулся, сипло кашляя и пытаясь протолкнуть его в глотку. Не то чтобы вампирам был так нужен воздух, но последний кусок пошел не в то горло, и чисто на рефлексе Мана вдохнул, еще больше портя дело.

Еле откашлявшись, бледный, вымазанный в крови, своей, чужой, встал на колени, тряся головой и сдерживая рвотные порывы. Белых ладоней касалась полоса света, пролегшая по полу от неплотно занавешенного окна. Манабу Сато обмер от ужаса.

Полоса пролегла по пальцам. Приходящий в себя вампир заметил это не сразу, и был безмерно испуган, когда увидел. Но почему же не жжет?

Снова закашлявшись, мужчина на коленях подполз к окну и дернул занавески, рухнувшие на пол вместе с карнизом. Ману обдало волной яркого утреннего света и тепла. Сато едва не закричал. Но в этом порыве смешался ужас, ожидание смерти, радость от осознания, что этого не случится, и счастье.

- Я жив…

В подтверждение его слов в груди глухо стукнуло, будто готовилось, а потом более уверенно забилось сердце.

*****

Гакту плохо спалось после похорон. Он подсознательно до сих пор винил себя в том, что снова не успел. Хироки умер, и его похоронили по-охотничьи. Сожгли его тело, все его вещи, чтобы он не был привязан к миру живых, если у него оставалось какое-то незавершенное дело. Провели ритуал упокоения. Кай с чувством зачитывал молитвы, Камуи проделывал необходимые манипуляции. Хиденори Сайто лишь смотрел, прощался. И все еще не верил, что больше он не увидит этого мужчину.

Было как-то до сих пор тяжело – этот волк был необычным с самого начала, с первой встречи в подворотне у «Радужного» бара. Почему-то судьбе было угодно, чтобы Гакт постоянно не успевал. И Камуи винил себя.

Сны были тягостными, серыми. Ему и так почти они не снились, что, возможно, было благом, но это сновидение высасывало все душевные силы. Нет, тут не было монстров или опасности. Просто стойкое ощущение, будто он муха за стеклом, и за ним пристально наблюдают.

Давно не было этих ощущений.

Гакт все-таки встал, потирая лицо. Он знал, что именно смотрит на него. Чей-то дух, призрак, неупокоенная душа.

Не включая свет и не одеваясь, мужчина вышел из спальни.

- Хорошо выглядишь без одежды, - произнес знакомый голос с дивана.

Гакт увидел призрачную фигуру, сидящую с краю.

- Хироки-сан?

- Прости, что разбудил.

- Как тебе помочь?

- Асаги.

Гакт непонимающе дернул головой и сел напротив в кресло, смотря на почти прозрачный силуэт.

- Что с ним?

- Это я и должен узнать, но я не могу покинуть территорию твоего дома из-за Сайто. Он… держит мой подарок при себе, - раздался тихий грустный смешок.

- Катана, - догадался охотник.

- Да. Она не отпускает меня.

- Он не захотел ее… он решил оставить ее себе, - у Гакта язык не повернулся сказать «уничтожить». – Что мне сделать для тебя?

- Я умер ради того, чтобы человечность Асаги проснулась. Ты можешь узнать для меня это?

- Да, могу. Хироки-сан… Прости меня.

- Ты ни в чем не виноват, Гакто-сан. Это был мой выбор. Твои терзания пусты. Ты не смог бы успеть. Не тревожь свою душу попусту.

- Значит… - благообразный обнаженный брюнет чуть подался вперед, пытаясь рассмотреть в призрачном сгустке энергии черты лица умершего волка. – Ты прощаешь меня?

- Да, - легко признал Хироки. – Никто в этом не виноват. Ни ты, ни Кай. И тем более, Сайто. Скажи ему об этом. Это мое незаконченное дело. И мне нельзя слишком долго тут находиться. Пожалуйста, постарайся выполнить мою просьбу как можно быстрее, скоро я начну меняться, запертый в мире живых.

- Хорошо, я обещаю. Как мне передать тебе результаты?

- Просто позови.

- Постой, Хироки-сан!

- Что?

- А… что там? На той стороне?

- Я до туда еще не дошел. Я застрял между мирами. Но тут… - дух будто бы вздохнул, покачнувшись в воздухе. – Я какой-то частичкой себя все еще жив, но все-таки больше мертв. На грани между слоями реальностей и миров. Холодно. Даже костер не согрел меня.

- Мы… - замялся Гакт. – Должны были это сделать…

- Я знаю ваши обычаи, охотник.

Гакту показалось, что он расслышал смех в призрачном голосе. А затем формация истаяла в воздухе. Гакт не глядя потянулся к початой бутылке алкоголя. Как и всегда, после общения с умершими, у охотника шалили нервы. Да и не дело это, дом – обиталище призрака.

Гакт вдруг подумал о том, что совершенно не знает, с чего начинать. Где искать этого ошалевшего вожака?

- Начни с аэропорта, - голос Хироки раздался так внезапно, что охотник выронил бутылку на ковер и сам аж подскочил в кресле.

- Да твою направо, Хироки-сан, вот кто ты после этого?!

Кобаяши пропустил ругательство и кратко рассказал о воспоминаниях вожака, что сохранились в его духе после смерти. Гакт выслушал и кивнул. Асаги жил до этого в чужой стране, сюда прилетел на самолете. Значит, обратно, скорее всего, если не сбежал вглубь страны, тоже полетит. Хироки дал много полезной информации. Потом снова исчез.

Камуи вернулся в спальню, включил свет и пихнул спящего Кая в бок.

- Вставай, нужна твоя квалифицированная хакерская помощь, - мужчина натянул штаны и футболку.

- Чего? – сонно растерялся Ютака. – Джи, рехнулся? Два часа ночи…

- Нам надо помочь Хироки-сан. А для этого ты должен взломать базу данных наших аэропортов и вычислить Асаги.

- Хироки-сан?..

- Он здесь. Только пока не говори Зоу, а то с ума сойдет. Он и так в депрессии, - мрачно добавил Гакт и бросил на колени напарника ноутбук.

- Как это здесь? – скребя сонные глаза, уточнил Уке.

- Он призрак, а я, как ты помнишь, их вижу. Нам надо помочь ему, как можно скорее, пока он не начал меняться.

- Я понял, - зевнув, проговорил Кай и открыл ноут. – Сделай кофе?

Камуи не стал капризничать, а пошел в кухню.

*****

В Нарита было как и всегда многолюдно. Гакт высматривал волка в толпе, понадеявшись, что не опоздал.

Хотя бы в этом ему повезло больше, чем в спасении Хироки. Сначала на глаза попался светлоголовый мальчишка с голубыми глазами, тот самый, с крыши. Гакт направился за ним, и парень привел к оборотню. Асаги ждал объявления на посадку.

- Привет, волк, - без нежностей произнес Камуи, вставая в шаге от Огавы.

Незнакомый парень с напряжением уставился на охотника. Брюнет медленно встал напротив.

- Ты пришел меня убить?

Гакту показалось, что он услышал нотки надежды в этом вопросе, но предпочел не обнадеживать себя – он не станет убивать волка среди толпы народа.

- Я здесь просьбе. Ты вернул свою человечность? Смерть Хироки-сан не была впустую?

Такахиро Огава огромными глазами уставился на охотника. Камуи ждал ответа, поглядывая на голубоглазого парня.

- Не впустую, - наконец, хрипло признал Асаги. – Он… Я убил его, да?

- Да. Ты убил его.

Лицо волка перекосило болью и страданием. Гакту не было его жаль, он справедливо мучается сейчас.

- Он был хорошим человеком, волк. Лучше многих, может, даже лучше на самих. Его смерть на твоей совести. Но, если он умер не зря, то ты свободен. Ты здесь никому не нужен, - жестко проговорил Гакт, с неприязнью глядя на оборотня. – Покинь страну, тебе никто не будет мешать. Но не возвращайся. Я отпускаю тебя только из уважения к Хироки-сан.

- Ка… каким он был?

- Он? – охотник хотел было послать волка, но передумал. – Он был верным. Очень любил Сайто. Защищал его всегда. Спас меня от смерти. Мы ругались, часто, но он был терпелив. Он понимал мое недоверие и уважал мои принципы. Мы все очень подавлены его смертью. Зоу тебя убьет, если увидит в Японии. И я убью. Обещаю. Не смей возвращаться. Не тревожь эти раны.

- Обещаю, - шепнул Асаги.

Гакт перевел взгляд с лица ребенка на вожака. По лицу брюнета текли слезы. Камуи чуть скривился.

- Теперь ты чувствуешь, да? Больно тебе от его смерти?

- Да. Больно.

- Вот и живи теперь с этим, - безжалостно произнес Камуи Гакт, развернулся и стремительно ушел.

Асаги потерянно опустился в кресло. Демитрий вопросительно посмотрел на вожака.

- Мистер Асаги?

- Все… кончено. Мы сюда больше не вернемся.

- Этот человек, он был там, на крыше. Это он вас спихнул вниз. И он забрал тело того волка.

- Да. Это правильно. Они были друзьями.

- Почему вы плачете, мистер Асаги?

- Потому что я убийца, - чуть улыбнулся волк и мягко прижал к себе парня.

Демитрий непонимающе прильнул к груди брюнета, слушая его хриплое дыхание и сердцебиение.

- Я не хочу, чтобы вам было больно, мистер Асаги.

- Так должно быть, Дима. Я убийца. И мне жить с этим.

*****

- Хироки-сан? – Гакт осмотрел гостиную. – Ты здесь?

Призрачный дух материализовался на диване. Камуи присел напротив в кресло.

- Ты исполнил мою просьбу?

- Да, Хироки-сан, я…

- Что?! – в гостиную ворвался нечаянно услышавший имя бойфренда Сайто. – Хиро здесь?! Ты видишь его?!

- Вот ведь… - неловко произнес призрак Хироки.

Гакт вопросительно посмотрел на него.

- Да скажи уж, можно.

- Да, Зоу. Он здесь. Он прощается. Я исполнил его последнюю просьбу, то, ради чего он не хотел уйти.

Хиде растерянно осматривался в поисках призрака, но, конечно же, ничего не видел. Камуи с тяжелым вздохом протянул товарищу руку.

- Иди сюда, так ты его не увидишь.

- Ты можешь научить меня? – выдохнул Хиде, спешно подходя к наставнику и вцепляясь тому в ладонь.

- Научить не могу. Показать могу.

Охотник закрыл глаза и сосредоточился. Это сложно – помочь другому видеть, но с Каем получалось. Может, и с Сайто получится…

- Хиро… - выдохнул Зоу, наконец, увидев призрака на диване.

- Привет, Зоу.

- Ты… Засранец ты, Хиро. Мне так плохо без тебя, - рыжий шагнул к дивану, но Гакт удержал его на месте, не дав расцепить ладони.

- Не прерывай контакт, - нахмурил брови Камуи, не открывая глаза. – Иначе ты его не увидишь.

- Прости, Зоу. Я должен был спасти вожака. Это сложно объяснить. Но…

- Я скучаю, - с горечью прошептал Сайто.

- Я тоже. Ты даже не представляешь, как сильно. Но ты не горюй по мне больше. Ладно? Обещай.

- Я тоскую по тебе, Хиро… Мне очень плохо.

- Отпусти меня. Ладно? Так нужно. Я не хочу застрять здесь, меняться, чернеть, исходить злобой, а потом мучить людей… Я должен идти дальше.

- Но мы ведь еще увидимся?

- Не знаю. Но ты должен жить дальше.

Гакт вдруг вспомнил свои слова, обращенные к волку.

- Хироки-сан, твой бывший вожак вернул свою человечность, и теперь ему жить с этим. С твоей кровью на руках.

- Печально…

- Но это его проклятие.

- Зря ты так, - вздохнул дух Хироки, подсмотрев воспоминания охотника. – Он ведь раскаивается, а ты ему по самому больному… Я не держу зла. Нельзя мне. Прощайте, ребят. Теперь мне пора.

- Хиро! Постой! Хоть еще минутку! – взмолился Хиденори, дергаясь вперед. – Вернись!

- Ты должен жить дальше. Мир уже не станет прежним для тебя, я понимаю. Но ты должен жить, Сайто. Пообещай.

- Хиро! – отчаянно вскричал Хиденори, бросаясь вперед и все-таки разрывая контакт с Гактом.

Для него призрак исчез.

- Хироки! – звал Зоу. – Хиро! Прошу!

Камуи уже не смог провести эту связь еще раз и лишь обнял товарища.

- Пообещай ему, - проговорил Гакт.

- Обещаю, - всхлипнул Сайто в грудь брюнета, как-то безвольно обмякнув и потеряв контроль. – Обещаю… Я буду жить.

Хироки грустно улыбнулся. Кивнул Гакту. Камуи кивнул в ответ.

- Прощайте.

И с легким свечением дух растворился. На этот раз насовсем и навсегда.

Камуи Гакт почувствовал какое-то облегчение. Не потому, что призрак ушел. Просто теперь все закончилось. Было грустно, но как-то правильно. Как бывает после просмотра грустного фильма, где концовка не «жили они долго и счастливо», но все-таки все обошлось.

- Не хочу больше быть охотником, - проговорил Сайто в грудь наставника. – Это больно – терять близких именно так, от чего-то сверхъестественного.

- Понимаю тебя. Хочешь уехать?

- Я еще не решил.

- Как решишь – сообщи.

Зоу только кивнул.

*****

- Он скоро вернется.

- Или нет.

- Или нет.

Кай грустно посмотрел на любимого человека. Как пережить утрату? Ютака не представлял свою жизнь без Гакта, без хмурого, грубого, родного Гакта. Год прошел со смерти Хироки Кобаяши.

Охотники продолжали свое дело, но теперь, как и раньше – вдвоем. Сайто пока что предпочитал их общество, но отдалялся с каждым днем. Кай ждал. Гакт ждал. Им было бы тяжело отпустить друга в неизвестность опасного мира, но Хиденори Сайто охотник, хороший, смелый, храбрый. И очень одинокий, несмотря на дружескую поддержку, он оставался один по большей части.

- Хочешь кофе?

- Давай, - кивнул Гакт.

Они сидели в столовой, тихо поминая ушедшего волка. Но это была светлая печаль, не было мыслей о том, что кто-то виноват. Камуи отпустил от себя это чувство, жить стало капельку легче.

- Джи?

- Мм?

- Если я умру, ты, пожалуйста, живи, ладно? – блондин нарочито не искал встреч взглядом, пристально наблюдая за варкой кофе. – Я не хочу быть призраком, которого держит в мире чувство привязанности.

- Не говори ерунды, - нахмурился Камуи, - я о тебе и думать забуду сразу, как сожгу.

- И правильно, - спешно поддержал Кай.

- Тупица, - грубо буркнул брюнет, резко вставая из-за стола и решительно подходя к напарнику. – Я не всерьез говорил, - он развернул Кая к себе и пригнулся за поцелуем.

Ютака взволнованно вздохнул, обнимая наставника за шею.

- Я с ума сойду, если тебя не станет. И если ты останешься призраком, то мне даже легче будет.

- Но ведь так неправильно, Джи…

- Для меня так правильно, - отрезал Гакт. – И больше не говори на эту тему. Ты смысл моей жизни, понял, бестолочь?

- Ага, - шмыгнул носом Кай и улыбнулся.

- Если вы оба коней двинете, - раздался голос Хиде в столовой, - то я о вас точно н вспомню.

Рыжеволосый мужчина вошел и остановился около стола, сложив руки на груди.

- Ты вернулся, - растерянно улыбнулся Ютака. – Мы не знали, захочешь ли ты…

- Я больше никому не нужен, так что буду вам глаза мозолить.

- Блин, а я так надеялся, - произнес Гакт.

Сайто закатил глаза и ухмыльнулся.

- Ты как вообще? – спросил Ютака.

- Нормально, - отвел взгляд Хиде. – Вешаться не тороплюсь.

- Хорошо. А кофе хочешь?

- Хочу.

Когда кофе был готов, трое охотников устроились за столом.

- Поминать с кофе как-то стыдно, - произнес Камуи.

- Хиро не пил, если ты забыл.

- Мы-то не оборотни, нам можно.

- Обойдешься, - оборвал его Уке сварливо, - сначала кофе, потом бухло.

- Да ладно-ладно, чего все нервные такие…

- За Хиро, - поднял чашку Сайто, обрывая начинающуюся склоку.

- Хироки-сан, - поддержали его товарищи. – За твою душу. За то, что ты до конца был человеком.

Они выпили. Кажется, краем глаза Камуи заприметил какое-то движение, но решил, что показалось.

Хироки молчаливо улыбнулся, смотря на людей. А потом исчез в неизвестности. Там, где не было чувств вины и страха. Где спокойно.