• Название:

    Янтарь на красном бархате 2.5

  • Размер: 0.06 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


- Я на охоту.

Гакт поднял взгляд от записей и посмотрел на Хиденори.

- Один?

- Нет, со мной Хиро пойдет.

Камуи неодобрительно поджал губы и закрыл папку. Новую документацию по классификации духов ему не дадут нормально изучить, посему брюнет открыл шкаф и вынул оттуда вакидзаси.

- Тогда я с вами.

- Зачем? – не понял Зоу, а потом догадался. – Опять свой режим родительского контроля включил? Джи, Хиро живет с нами уже несколько недель, а ты до сих пор ему не доверяешь?

Гакт глянул на младшего напарника через плечо и только что глаза не закатил. Конечно, он не доверял волку. Нечисти вообще нельзя верить ни в чем. Пусть этот оборотень и вел себя все это время прилично. Даже почти что на глаза не показывался.

- Джи, это не может так продолжаться. То ты сам заставляешь Хиро идти с нами, если вылазка требует всех охотников, то не пускаешь меня с ним.

- Когда мы все вместе, то я не намерен оставлять его одного, без присмотра. А тебя с ним я вообще отпускать не желаю.

- Это бред сумасшедшего, Джи. Хиро меня никогда не обидит.

- Он тебя один раз уже обидел, - жестко напомнил Гакт. – Я склонен верить в то, что сделавши раз – сделаешь дважды. Пусть пока что он и тихий, мирный и даже не рычит, но однажды…

- Господи, как ты меня достал! – не выдержал рыжеголовый охотник, простонав от бессилия и поднимая взгляд к потолку. – Гакто, ты больной!

- Да, я в курсе, - невозмутимо произнес брюнет, упаковав вакидзаси в чехол и идя к выходу. – С детства притом. Здоровым людям призраки не являются. Идем.

Сайто выдохнул в голос и поплелся следом. Хироки ждал у входа в гараж, рассматривая крутые машины Гакта за стеклянной стеной, разделяющей жилое помещение и обиталище машин. К странной проектировке в чужом доме мужчина почти что привык, иногда путая входы и стены, натыкаясь на внезапные прозрачные преграды. Временами Хироки казалось, что дом живет своей жизнью, меняя проектировку как ему вздумается.

- Привет, - недоуменно произнес волк, увидев наставника охотников.

- Он с нами, - мрачно оповестил Сайто, подходя к любовнику и беря того за горячую ладонь.

- Ладно, - пожал плечами Кобаяши, прекрасно понимая этот порыв Гакта. – Мне не привыкать.

Быть под постоянным прицелом жесткого Камуи волку не нравилось, конечно, но так он был рядом с Хиде, а это как-то скрашивало неприятное ощущение подопытной мыши. Ну, с другой стороны оборотень понимал и самого Гакта – тот всеми силами стремился защитить свою семью, а для этого на какие только жертвы не пойдешь. Так же Хироки понимал, что заслужить доверие человека, всю жизнь борющегося с нечистью, практически невозможно. Даже учитывая аномальное «вегетарианство» волка.

- Кто сегодня? – Гакт вышел в гараж и кликнул сигнализацией Ламборгини, сдернув ключи с крючка, коих было в ряд штук шесть – да, машины охотник любил, холил, лелеял и коллекционировал.

- На станции Теке-Теке завелась, надо поймать полтётки, - улыбнулся Сайто.

- Поймаем. Какая станция? – брюнет открыл дверь, кивая Хироки, чтоб тот садился на пассажирское в салон.

Волк безропотно забрался в машину, пока охотники обсуждали местоположение новой охоты. Не будь Кобаяши таким миролюбивым, то на такие снисходительные кивки головой точно бы по этой самой голове настучал. Как будто собаке приказали. Брюнет передернул плечами, мысленно сжигая Гакта на костре.

- А где Кай? – спросил Сайто, пока охотники устраивались на передних сидениях.

- Он занят финансовым вопросом с одним из моих знакомых, у нас заканчиваются деньги, - Камуи завел двигатель, щелкнул пультом открытия двери гаража. – Теперь-то нас больше, и пропитание сменилось… Хироки-сан, тебе окно приоткрыть?

- Зач… Иди в жопу, Гакто-сан. Я тебе не собака.

Камуи издевательски усмехнулся, нафантазировав себе волка, высунувшегося в окно и распустившего по ветру язык и уши, как какой-нибудь золотистый ретривер. Хироки почти что догадался, о чем насмешливо улыбается Гакт, и чуть не съездил тому по макушке. Честное слово, не будь Сайто, то он бы точно объяснил охотнику на кулаках, какая он миролюбивая «собака». Отношение Гакта даже не то что бесило, а прямо до трясучки доводило. Но Хироки честно держался. Ради Хиденори.

Над Токио раскинулась прохладная ночь. За эти несколько недель затишья Хироки ни разу не связался с Асаги, совершенно не представляя, где того искать. Связи с красивым кицуне в блескучих шмотках у волка тоже не было, поэтому узнать у него местоположение вожака брюнет так же не мог. Что-то подсказывало, что Асаги, скорее всего, сейчас вместе с Тсунехито, хотя это могли быть всего лишь домыслы.

Хироки скучал. Он до сих пор ощущал вину за то, что подвел лидера, и очень хотел как-то исправиться, но не знал, как это сделать. Для него стая была единственной семьей, но он предал волчью связь, выбрав любовь к человеку, а не преданность лидеру. И все же Хироки надеялся на прощение со стороны Асаги. Только тот исчез.

Однако он ощущал невидимый надзор со стороны «зверей». Он проявлялся хотя бы в том, что счет на его карточке пополнялся с пунктуальной периодичностью, и суммы были достаточными, чтобы не только себя прокормить, но и остальных, с кем общался в данный момент волк. Но Гакт с вежливой холодной улыбкой от помощи отказывался, и Хироки только плечами пожимал – ему больше достанется. На днях оборотень с накопленных чужих денег подарил Сайто новую катану, чему рыжеволосый мужчина несказанно обрадовался и теперь на каждую охоту брал коллекционное оружие ближнего боя, даже если того не требовалось. Но вычислить, с каких счетов приходит материальное непомерное обеспечение оборотень не мог, он не был таким же башковитым, как Тсуне, а Кай лишь руками разводил – каналы тщательно засекречены, как будто этими операциями занимается мафия.

К нужной станции охотники приехали по полуночи. Примерно в это время мстительный дух начинает свою охоту за припозднившимися горожанами.

- Ты – приманка, - распределял роли Гакт, - Зоу. Гуляй по перрону, пока не услышишь стук когтей, а я буду следить вон оттуда, - указал охотник на закуток позади кассы.

- Почему всегда приманка я?

- Потому что выглядишь по-идиотски беззащитно. Хироки-сан, будь любезен не выходить из машины. Только обивку не грызи.

- Блядь, я тебя сейчас загрызу, - не сдержался волк, - ты достал уже, Гакто-сан.

Камуи только усмехнулся и вышел на стоянку, двигаясь к намеченному пункту наблюдения.

- Прости его, - с сожалением произнес Сайто, пристраивая на ухо блютус-гарнитуру для связи с напарником. – Он такой придурок бывает…

- Это уж точно. Не понимаю, как я ему до сих пор сердце не выдрал…

- Не шути так, Хиро.

- Ладно, прости, - улыбнулся брюнет, подаваясь вперед между спинок сидений. – Просто он меня жутко бесит.

- Он всех бесит, кроме Кая, я вообще не представляю, откуда у него такой иммунитет на сволочную натуру Гакта, - улыбнулся Хиде, повернувшись к любовнику. – Ладно, я пошел. Не скучай тут без меня, - охотник достал из внутреннего кармана куртки PSP и отдал волку.

- Хэй, - дернул мужчину к себе за куртку Хироки и прижался губами к губам рыжего. – Осторожнее там.

- У меня есть стимул вернуться, - прикусил губу Сайто, широко улыбнувшись. – Ведь ты меня ждешь.

И Хиде вышел из машины.

*****

Не мудрствуя лукаво, можно сказать лишь то, что «полутётка» оказалась весьма избирательной в выборе жертв, потому как на «идиотски-беззащитного» Хиде не отреагировала, подкараулив наблюдавшего за прогулкой напарника Гакта.

Если бы Хироки в ту секунду не отвлекся от гаджета, то от Камуи мало бы что осталось. Кобаяши волчьим слухом уловил скрежет ногтей мстительного духа, доносящихся явно не со стороны перрона. Теке-Теке подбиралась к Гакту, и волк поспешно выскочил из машины, балансируя на грани трансформации и своего недоумения, с чего ему спасать Камуи. Но каким бы ни было раздражение оборотня к охотнику, Хироки не мог позволить умереть человеку.

Гакт расслышал стук ногтей, когда до его укрытия оставалась пара метров. Хироки набросился на духа, с остервенением сражаясь за жизнь того, кто его ни в грош не ставил. Теке-Теке на секунду вырвалась, нападая на охотника, но до того, как когти существа вцепились мужчине в лицо, Хироки ухватил врага пастью, отбрасывая прочь. Теке-Теке вцепилась в волка, и они оба укатились за здание кассы. Гакт ошарашенно смотрел им вслед, быстро дыша от потрясения и осознания, что секунду назад он бы остался без лица, а затем проклятая женщина разорвала бы его напополам.

Хиденори подоспел в тот момент, когда во тьме за кассой что-то пролетело. Затем, спустя какие-то бесконечные секунды из тени вышел Хироки, вытирая рот от слизи и эктоплазмы. Гакт осторожно проверил, что же там пролетело. Это оказалась голова Теке-Теке.

- Хиро, ты в порядке? – подбежал к любовнику Сайто, намереваясь наброситься на того с объятиями.

- Тихо-тихо, - остановил его за руки волк, - вымажешься в эктоплазме. Я в порядке, пара царапин, не смертельно.

Щеку оборотня пробороздили несколько глубоких ран, оставленных когтями проклятой женщины.

- Джи, упокой духа… - бросил через плечо Сайто, вытаскивая из кармана платок и прижимая к щеке Хироки. – Джи!

Гакт тряхнул головой, сбрасывая мятежные мысли. Оборотень спас ему жизнь, уберег от смерти, сам поранился, но не дал в обиду ненавистного человека. Зачем?

- Глубоко поцарапала, - обеспокоенно проговорил Хиденори, проверяя щеку бойфренда. – Больно?

- Немного, но они скоро заживут. Не переживай за меня. Гакто-сан в порядке? Его не зацепило? Мне показалось, что Теке-Теке его задела.

- Что с ним будет.

Камуи прислушивался к разговорам, дошептывая молитву по усопшим и доставая из кармана зажигалку. Труп сгорел быстро. Чего бы ради этот волк так печется о нем? Они друг друга едва ли терпят, постоянно говорят друг другу колкости. И все же Хироки не задумывался, когда бросался на его защиту.

- Что ж, с удачным завершением охоты, - улыбнулся Хироки, беря ладони Сайто в свои. – Все живы и здоровы. Предлагаю отметить. Или на сегодня еще расчлененка намечена?

- Нет, я больше никаких тревожных новостей не получал, - улыбнулся Зоу, ощущая какой-то ненормальный приступ нежности к своему волку и прилив счастья.

Ради таких вот моментов стоило жить – когда осознаешь всю степень опасности, а потом чувство облегчения накрывает с головой. Просто когда рядом, держа горячие ладони в своих. Сайто не в первый раз благодарил судьбу за милость по отношению к нему.

- Тогда дождемся твоего напарника и поедем к Сато, у него классное меню.

- Дорого же!

- И что? Зато вкуснятина. А мясо просто объедение.

- О, да, точно, тебе надо подкрепиться после боя. Прости, я такой невнимательный к тебе, - пристыженно произнес Хиденори, краснея.

- Гакто-сан! – позвал волк, оборачиваясь к тени, в которой охотник завершал ритуал упокоения.

- Иду, - отозвались из мрака.

Камуи разворошил горящие останки, обращающиеся в прах и пепел. Брюнет никогда бы не признался никому в жизни, но он завидовал Сайто. Кажется, эти двое действительно дорожили друг другом, не утруждаясь поисками смысла и сути в их отношениях. Им было хорошо друг с другом. Он так же беззаботно не мог относиться к Каю, как бы сильно не был привязан к нему. Ютака был смыслом его жизни, но проявить такую же заботу и тошнотворно-романтичное внимание никак не мог, не получалось. Говорить какие-то нежности, приятности, дарить подарки… Камуи кое-как уговаривал себя ходить на свидания по всяким там кафе или кинотеатрам, заставляя насилу быть вежливым и поменьше материть гиперактивного любовника. Не, бывало накатывает, когда даже улыбка выглядела непринужденно, но так редко, что было иногда жалко Уке. И правда, как он все это терпит?

Мужчины вернулись в машину и покинули место охоты. Гакт молчаливо рулил в выбранный бар для гулянки, на сегодня оставив привычный стиль общения с волком. Хироки только недоумевал на это, привычно ожидая всякие обидные шутки на тему его звериной натуры.

В идзакая была толпа народа, как и обычно. Гомон стоял такой, как будто вокзальная площадь переехала в полуподвал Сато. Но атмосфера была изумительно-дружелюбной и приветливой. Владелец обратил внимание на любимых клиентов, Хироки никогда не скупился в выборе блюд из меню, так что охотников сразу определили за столик в уголке за стойкой, заставили тот всяческими закусками перед главными блюдами.

Гакт все так же молча озадачился поджаркой мяса, пока Хироки и Хиденори выбирали выпивку и спорили, какой сорт пива вкуснее. По итогу голосования выбрали темное, а себе оборотень, как и обычно, взял чай. Камуи за эти несколько недель ни разу не видел, чтобы волк выпивал алкоголь. Неужели и правда он настолько серьезно подошел к сохранению выдержки, находясь рядом с человеком, что даже пару кружек пива себе позволить не может?

- Тебе не завидно? – вдруг спросил Гакт, меняя поджаренное мясо на свежее и отдавая тарелку с готовым блюдом волку.

- Чего? – не понял Хироки, беря угощение и с аппетитом вдыхая запах еды.

- Что мы выпиваем, а ты нет.

Кобаяши замер с тарелкой в руке, подумал с секунду, потом перевел взгляд на любовника, а затем оба расхохотались. Камуи ощутил раздражение – он не любил, когда над ним смеются, да в этой ситуации еще и не понятно, почему смеются.

- Нет, Гакто-сан, - все еще посмеиваясь, проговорил Хироки, беря палочки и салфетку. – Мне не завидно. Вы смешные, когда напиваетесь. А меня совсем не тянет на алкоголь. Да и не советую связываться со мной, если я вдруг набухаюсь. Сам же знаешь, нам нельзя.

- Но все равно, вы ведь вместе живете, вместе спите… Разве тебе приятно, что от Зоу несет выпивкой за версту?

- Эй, - возмущенно влез Сайто. – Я вообще-то так много не пью, чтобы от меня несло за версту!

- Я научил Хиде много закусывать, чтобы он сильно не пьянел и не дышал на меня перегаром, - улыбнулся Хироки. – Потому у нас всегда весь стол заставлен.

- Ясно, - буркнул Камуи, шевеля лопаткой мясо на решетке над шкворчащей мясным соком раскаленной спиралью. – Похоже, вам действительно хорошо вместе.

- Ты сомневаешься? – вскинул брови Хиденори, украшая свое блюдо нарезкой овощей и приятных трав.

- А что насчет тебя, Гакто-сан? – сбил тему на человека Хироки.

- В смысле?

- Ну, раз ты сам начал тему отношений, и можешь позволить себе обсуждать наш роман, то расскажи уж и про себя с Каем. За весь вечер ты ни разу ему не позвонил, даже не написал сообщение. Его отсутствие тебя не беспокоит? Вдруг что-то случилось?

- Кай достаточно взрослый мальчик, - раздраженно произнес Камуи, - чтобы самому о себе позаботиться. С чего мне переживать за него?

- И правда, - иронично выгнул бровь волк. – Вы ведь совсем чужие друг другу.

- Хиро, - тихонько одернул его Хиденори, округляя глаза и как будто говоря взглядом о том, что оборотень поднял не ту тему.

- Нет, мы не чужие, - хмуро произнес Гакт, - просто Кай охотник, и у него не бывает ситуаций, из которых он не смог бы выбраться.

- Это если дело касается нечисти. А простые человеческие проблемы? Сломалась машина, не договорился с твоими людьми, да просто синяк на коленке набил. Твой бойфренд не только охотник. Он обычный человек, молодой красивый парень, которому так же нужно внимание и понимание, что он живет не просто так на этом свете. Что он что-то значит, что он важен. Я ни разу не видел, как ты проявляешь свое внимание к нему.

- Это не твое дело, собака, - привычно огрызнулся Гакт, хотя слова волка его тронули за живое – он буквально с час назад размышлял о том же самом.

- Да, - скучно отозвался Хироки, поняв, что нормально поговорить с этим хамом не получится. – Точно. Зоу, ты чего там копаешься? – отвлекся от охотника Кобаяши, усмотрев, как любовник улыбается в экран мобильника.

- Написал Каю, что мы ужинаем у Сато. Говорит, что мы негодяи, раз начали без него.

- Он подъедет? – брюнет преувеличенно заинтересованно посмотрел на рыжего.

- Да, скоро будет, все у него нормально прошло, правда, немного пришлось повозиться с финансированием. У нас сложная страна для мухлежа с денежными операциями.

- Это да. Ну, хотя бы сегодня я вас накормлю от души.

Гакт, конечно, этот выпад в свою сторону понял. Мол, не Сайто так должен себя вести, а он.

Но именно сегодняшний случай с Теке-Теке еще раз уверил охотника в том, что привязываться и привязывать к себе людей лучше не стоит. Он мог погибнуть сегодня, и единственное, что утешало его в размышлениях о своей смерти, так это то, что Кай не так сильно зависит от внимания Гакта. Когда нет лишних уз, то пережить смерть другого человека проще.

Камуи еще помнил, как сильно горевал Ютака, потеряв сестру в схватке с вампирами. Казалось, что блондин будет безутешен, ведь они бесконечно сильно любили друг друга, сестра была последней родственницей молодого охотника. Гакту не хотелось, чтобы Уке и по нему так же убивался. Гакт этого не заслуживает. Наверно, только поэтому брюнет ограничивал себя в проявлении своих чувств и внимания по отношению к привлекательному товарищу.

Сидящие напротив Сайто и Хироки то и дело улыбались друг другу, хотя откровенно свои эмоции не выражали – не тискались, не держались за руки, как розово-сопливая парочка, но было между ними то неуловимое притяжение. И Гакт им завидовал.

- Хироки-сан…

- Мм? – отвлекся от закусок оборотень, переводя взгляд на товарища своего любовника.

- Я не сказал «спасибо» за то, что ты спас мне жизнь…

- Ну, пусть отсутствие твоих шуток о моей сущности будет твоей благодарностью. Хотя бы на один вечер. Спасибо.

Кобаяши было отвернулся обратно к Сайто, но Камуи привлекающе кашлянул.

- Я серьезно. Спасибо, Хироки-сан.

Оборотень недоверчиво посмотрел на охотника – уж не шутит ли он? Но во взгляде Гакта не было даже привычного льда. Он и правда был благодарен.

- Я… принимаю твою благодарность, Гакто-сан, - вежливо отозвался Хироки, хотя все равно с недоверием относился к словам охотника, ища подвох.

Камуи поклонился.

- Еще? – указал он лопаткой на нежареное мясо.

- М-м… Ага, - поразмыслив, согласился Хироки.

Зоу, цедя пиво мелкими глоточками, посматривал на беседующих, скрывая улыбку краем кружки. Они, конечно, не подружатся, но хотя бы на один вечер перестанут друг друга подкалывать. И то радость.

- Кай, - кивнул Хироки в сторону выхода.

Сайто тут же обернулся и замахал рукой своему товарищу. Блондин завидел компанию и радостно щеманулся сквозь толпень народа, на ходу успевая здороваться со знакомыми выпивохами и заказывая у Сато пиво.

- Всем привет! – блондин плюхнулся на стул рядом с Гактом и выдохнул, обмахиваясь ладонью.

- Ты чего как от стаи вампиров убежавший? – со смехом подставил ему свою кружку Зоу.

- Торопился на ужин! Так, проблемы с деньгами решены на ближайшие пару месяцев, правда, потенциальные похороны я не учитывал в запросе конкретики нужных нам сумм для беспечного существования. Уф,- выдохнул парень, отпив из кружки друга. – Классное пиво. Но в случае чего, будет действовать акция на кремацию по охотничьим традициям.

- Впервые вижу такое жизнерадостное отношение к похоронам, - иронично усмехнулся Хироки.

- Если бы ты охотился, Хироки-сан, то осознал бы всю тщетность бытия, - с упреком произнес Кай.

Сайто предупредительно кашлянул, а Гакт пнул напарника под столом ногой. Ютака от неожиданности вздрогнул и непонимающе посмотрел на бойфренда.

- Что? Я что-то пропустил?

- Ничего важного, - поспешил свернуть щепетильную тему Хироки. – Ты прав, Кай-сан, я не охотник, мне не понять хрупкость ваших смертных организмов.

- Однако, ты сегодня… - начал было Хиде, но оборотень тут же заткнул ему рот ладонью.

- Я сегодня, как и обычно, доставал Гакта, - неловко рассмеялся Кобаяши.

- Так… - мотнул головой Кай. – Хватит придуриваться. Что случилось?

- Давайте просто поужинаем, - все еще пытался съехать с темы Хироки.

- Вот, приятного аппетита, - Гакт поставил перед напарником тарелку с приготовленным мясом. – Хироки-сан, тебе следующему, ничего?

- Ничего, я не спешу.

Камуи кивнул, стараясь не выразить свое недоумение по поводу скрытности оборотня – почему не сказать о том, что волк спас жизнь охотнику? Но длинноволосый брюнет ясно показал свою позицию о нежелании разглашения такого важного события. Гакт-то все равно расскажет Каю, только позже, когда они будут наедине.

Да и вообще Хироки мог поставить возмущающегося Ютаку на место после его слов, озвучив новость о спасении человеческой жизни. Лично Гакт так и сделал бы, не озаботившись о последствиях, причиной которых было бы неуважение человека к чувствам другого.

- Хироки-сан, можно спросить? – подкрепившись, спросил Ютака.

- Можно.

- Ты давно не обращался в волка. Наверно, скучаешь по звериной жизни?

- Ну… Похоже, что да. А к чему ты?

- Не-не, - помахал Кай ладонью, - не подумай, это без всякой там плохой мысли. Ты ведь не просто человек, у тебя половина души звериная. Еще и жить приходится на в самом приятном окружении.

- Это так, но оно не все неприятное, я живу с вами только ради Сайто. Когда я перестану быть ему нужен, то я уйду.

Хиденори аж пивом поперхнулся.

- Что это значит?!

- Зоу, ты же сам понимаешь, что «долго и счастливо» это не про нас. Ты охотник, я нечисть. Наши жизни полны опасности, смерть ходит за нашими спинами каждый день. Однажды кого-то из нас не станет. Я понимаю это, но все-таки стараюсь насладиться тем, что есть в данный момент, не загадывая, как будет дальше. Да и в жизни наступают такие моменты, когда понимаешь, что больше не нуждаешься в близком тебе человеке.

Хиде-Зоу хотел было возразить, хотел бы сказать, что бойфренд не прав, что он всегда будет нуждаться в нем. Хотел, но не мог. Потому что Кобаяши был прав.

- Это что-то из личного? – негромко уточнил Гакт.

- Да, пожалуй. Мой вожак перестал во мне нуждаться, и теперь я даже не знаю, где он.

- А жив ли?

- Жив, - твердо произнес Хироки. – Я чувствую это. И… мои сны о людоедстве. Они повторяются. Вожак охотится на людей, и из-за нашей с ним связи я вижу эти убийства. Знаю только, что он не в Японии. Но где именно – не знаю.

- На твое вегетарианство эти сны не влияют? Все-таки подсознательное давление.

- Если бы они влияли, то я бы тут не сидел.

- У тебя действительно завидная выдержка, - уважительно произнес Кай. – Ты и вправду аномалия вида.

Хироки улыбнулся светлоголовому охотнику, похоже, Уке к нему стал относиться с большим уважением, а, может, и доверием тоже. Не так чтобы Кобаяши загонялся по поводу друзей бойфренда, но ему приходилось жить с ними бок о бок и каждый божий день доказывать им, что он не чудовище. Теперь, кажется, дело шло к тому, что хотя бы один из охотников хочет доверять ему, пусть пока что и не проявляет это стремление, но Кай хотя бы уважает его, как человека. А не напоминает каждый раз о том, что Хироки по своей сути уже не человек.

Сайто мягко улыбнулся и коснулся ладони оборотня.

- Спасибо за угощение.

- Не за что… А чего так скучно сидим? Давайте еще чего-нибудь закажем, а? Кай-сан, ты выпил свое пиво, возьми еще!

- Это я завсегда с радостью!

Компания ощутила спад напряжения между собой. Гакт чуть улыбнулся уголком губ и заправил решетку плиты новой порцией мяса.

*****

Накахама Йошиюки подошел к запертой комнате и с презрением посмотрел на поднос в руке. Приказ вышестоящего начальства – не давать ценному пленнику чувствовать голод, потому что его состояние важно. Лично сам эльф бы эту молчаливую куклу уже сто раз выпотрошил, у сида с обликом бармена из гей-бара были свои счеты с Маной.

Открыв дверь, светловолосый эльф вошел в комнату и осмотрелся в поисках пленника. Мана сидел на кровати, держа на колене блокнот и что-то записывая. При виде Йошиюки вампир тут же подобрался, подтягивая к себе худые колени и опуская голову. Древнему вампиру совершенно не хотелось в очередной раз вызвать гнев обманчиво хрупкого и миловидного юноши в сиреневой мантии со спущенным капюшоном. Ах, если бы Мана знал, что детеныш эльфов выживет… Лучше бы убил всю семью лично, а не доверился бестолковым особям из отряда! А теперь этот мальчишка пользуется своими привилегиями и не дает вампиру спокойно работать!

- Твое пропитание, - не скрывая неприязни, произнес Накахама, ставя поднос на стол. – Ты подготовил требуемые от тебя материалы?

Сато подался чуть вперед и взял с покрывала листок с написанными формулами. В документе находился прототип анабиозной жидкости для погружения подопытных на время эксперимента. Эльфы действовали осторожно и каждый шаг выверяли очень тщательно. Поэтому вытягивали из пленника информацию по крупицам, всячески обсуждая его опытные теоретические образцы прежде, чем пробовать на добровольцах. К сожалению, для экспериментов требовались истинные сущности сидов, а не временные вместилища, и к выбору кандидатов так же подходили аккуратно и скрупулезно, чтобы не совершать ошибок, какие присутствовали в опытах вампиров.

В отдельной части огромного здания, где базировался штаб эльфов на отшибе провинции Шанхая, строилась лаборатория. Мане очень хотелось снова самому принять участие в опытах, подсказывать и руководить, как он делал не одно десятилетие в своем ковене, но так же древний знал, что его не допустят к новорождающейся обители зла.

- Тебе что-то нужно? – нехотя спросил Йошики, забирая документ, строчки в котором были написаны изящным каллиграфическим почерком.

Сато подумал, хочется ли ему чего-нибудь. В принципе, не так уж и в тягость было заточение. Накахаме строго приказали пленника не трогать, какой-то минимум для проживания Мане предоставили, кормили регулярно. Но выражение лица надзирателя каждый раз отбивало весь аппетит. Впрочем, если не злить Йошиюки, то можно попробовать как-то выйти на контакт.

Мертвец подозрительно посмотрел в лицо эльфа. Накахама терпеливо ждал хоть какой-то обратной связи. Вампир по-прежнему не говорил, но иногда писал записки, и хотя бы так эльф узнавал, что тому требуется. Эта показушная замкнутость бесила сида, но в открытую проявлять агрессию ему было запрещено. В комнате вампира стояли камеры наблюдения, и Йошиюки терпеливо ждал момента, когда можно будет отомстить. Родителей это не вернет, но хотя бы личное удовлетворение эльф получит.

- Ну, ты надумал, не? – не скрывая своего презрения, поторопил сид.

Сато поспешно написал в записке то, что ему хотелось в данный момент. Самая малость, невинная просьба. Вампир понадеялся, что она не разозлит эльфа. Йошиюки забрал записку и прочел. Хмыкнув, хрупкий миловидный блондин глянул на вопросительно смотрящего древнего.

- Ладно, принесут. Если бы не приказ высших, мы бы не стали так потакать твоим капризам.

Манабу не в первый раз замечал, как говорит блондин. Не «Я», а «Мы». Словно его волей было выражаться за всю верхушку эльфов. Судя по скудным крупицам информации вампир знал, что светлоголовый юноша здесь не то что в почете, а на очень высоком счету среди соплеменников. Видимо, стремление к власти не было амбициозным, Йошиюки преследовал свою какую-то цель. Хотелось бы Мане знать, какую. И какова будет его собственная судьба, когда он, в конце концов, предоставит всю информацию о гибридизации видов, коей владел не одно десятилетие. Зачем эльфам эти эксперименты?

Вопросов у вампира было много, но обсудить их было не с кем.

Йошиюки вышел из комнаты пленника и надежно запер дверь. Еще раз перечитав список вампира, сид закатил глаза и вздохнул. Ладно, косметика не так уж претензионна, можно принести, начальство не станет возражать.

Через полчаса, когда Мана утолил голод, его снова посетил эльф, но уже другой. Он молчаливо поставил на стол коробку из полированного красного дерева с золотой инкрустацией, забрал поднос и пустые пакеты из-под крови. Мана снова остался один. Ларец выглядел дорого, и этот жест доброй воли польстил вампиру. Хотя бы не в картонной упаковке принесли. Манабу казалось, что лишний раз унижать его здесь не будут.

В ларце оказалась косметика, вся темных тонов, как он любит. Зеркало, кисточки-спонжики. Даже лак для ногтей. Мане стало капельку лучше, когда он начал приводить лицо в порядок. С привычной бледной маской он чувствовал себя более защищенно, что ли.

Йошиюки посмотрел на пленника через камеру, на мониторе вампир прихорашивался.

- Почему я должен потакать его капризам?

«Потому, что он ценный пленник. Чем больше ему комфорта, тем продуктивнее он будет работать.»

- А мы не разбалуем его? В следующий раз он потребует девственницу на завтрак, затем компаньона, а потом еще и выпускать его из камеры. И что, мы все это будем исполнять?

«Если потребуется.»

- Я не согласен! – возмущенно выпалил Йошиюки в пустоту. – Он мертвяк, а не Император! Какого черта я должен быть с ним таким обходительным?!

А затем светловолосый юноша схватился за голову, ощущая вибрирующий на разные тона голосов резонанс.

«Ты будешь слушаться, сид, наших указаний! Мертвец должен быть в неприкосновенности! Он единственный носитель нужной нам информации!»

- Он убил моих родителей, я обязан отомстить! – выкрикнул темный эльф в никуда, корчась в муках адской боли в голове.

«Ты завершишь свою вендетту, когда мы исчерпаем этот источник знаний. До этого момента ты не тронешь вампира и будешь следить за его состоянием и просьбами.»

Голоса в голове стихли, унося с собой разрывающую черепную коробку боль. Остался один, звучащий без эмоций, но от него у Йошиюки всегда были мурашки по коже.

- Он так расслабится и начнет капризничать. Что, если он перестанет отдавать информацию? Можно мне его пытать?

«Если объект перестанет контактировать, мы обсудим твои действия касательно наказания. Но до того момента пленник должен оставаться в минимальном комфорте. Он и сам понимает, что излишние капризы ему никто не осуществит.»

- Я понял… - Йошиюки послушно склонил голову. – Но как только он станет не нужен, я выпотрошу его.

«Твое право.»

*****

Это такая редкость в кругу светлых эльфов – рождение ребенка. Уникальность вида не предусматривала многочисленность особей, и все же Йошиюки родился на свет. Это были сказочные времена. Его родители жили в лесной хижине, окутанной солнечным светом и невероятной красоты растительностью. Сокрытые от людских глаз надежным куполом, так, чтобы ни один человеческий отпрыск не наткнулся на волшебное место, светлые эльфы дарили этой маленькой провинции свое благословение. Управляли погодой, корректировали созревание урожаев людей и плодов леса, что питали их. Маленький светлоголовый эльф был обласкан любовью родителей и теплом солнца. Отец учил его премудростям гончарного ремесла и собирательства мебели, мама отвечала за культурное просвещение сына.

Это было самое беззаботное детство небоевого светлого эльфа. Несмотря на то, что светлые соседствовали с темными, живущими в холмах, сиды никогда друг друга не притесняли. Иногда даже помогали в чем-то, по бытовым мелочам. Отец у Йошиюки был миролюбивым сидом, конечно, боевые науки знал, но в жизни никогда не применял. Мать мальчика была того же мнения, полагая, что и сыну не придется никогда брать в руки оружие.

Та ночь была обычной для эльфов – теплый воздух был наполнен волшебно моргающими светлячками, семья готовилась ко сну.

А потом пришли вампиры. Их было особей десять, во главе которых был странный мужчина с бледным лицом и в роскошном кимоно женского покроя. Он единственный видом напоминал человека, его отряд состоял из типичных представителей своего вида, распространенного на архипелаге.

В ту ночь Мана уже получил одну подходящую жертву, найдя молодого, до безобразия привлекательного Уруху, почему бы не закрепить победу подбором редкого эльфийского ребенка? Сато был наслышан о том, что у эльфов почти не рождаются дети, но если это происходит, то сама история может изменить свой ход. Дети у эльфов рождались одаренными, в десятки раз привлекательнее своих сородичей, умнее, талантливее. Лидеру вампиров очень хотелось такое чудо в свою коллекцию редких особей разных видов.

Светлые сиды защищали свое дитя до последнего вздоха, и заслышавшие бой темные соседи не успели помочь, придя к жилищу поверженных светлых слишком поздно.

Мана был разочарован – в процессе битвы за редкое дитя сам ребенок был убит, как сообщили ему приспешники. Но все же Йошиюки выжил, его едва дышавшего нашли темные. Несмотря на разные сущности, что содержали в себе противоположности, сиды все равно считались одним видом, поэтому лидер темных эльфов не мог позволить себе оставить чужое редкое дитя в холодных руках смерти, почти что готовой принять этот волшебный дар.

Маленький Йошиюки в ту ночь переродился, потому что только это могло спасти его крошечную особенную жизнь. Накахама, наполненный новой сутью своего особого вида, слишком по-взрослому пообещал самому себе отомстить за убитых ни в чем не повинных родителей.

Нахождение врага в добром здравии и хорошем самочувствии сильно било по достоинству. Этот-то мертвец не оставил родителям шанса на жизнь. Не притворись мертвым сид тогда, то не узнал бы Йошиюки об особенном происхождении и привилегиях своего рода. Его родители были особенными среди каст эльфов, одними из высших, он, можно сказать, был одним из принцев, которому пророчили великое будущее. И сейчас эта бледная кукла в запертой комнате могла бы уже не один раз понести наказание.

Йошиюки Накахама ждал своего часа.

*****

Такашима с трепетом перелистнул страницу древнего дневника лидера. Вампир даже и не подозревал, что Мана такой сентиментальный, раз ведет записи своего прошлого. Из древних текстов гибрид узнал о своем происхождении и ночи нападения на эльфов. Хотел ли он обвинить лидера в излишней амбициозности и жестокости по отношению к волшебным существам? Наверно, Уруха мог бы, но преданность все равно не позволяла судить древнего мертвого.

Первые пару недель после ухода Аоя Такашима был в прострации. Отсутствие поддержки и надежного плеча оборотня выбивало из колеи. Койю пытался найти Широяму, но тот слишком хорошо скрывался от него. Возможно, что его вообще не было в стране, и на какое-то время вампир оставил поиски любовника. Он все еще гадал о том, кого же нашли они в зале бойни, и полагал, что возможные ответы можно найти среди вещей Маны. Дневники оказались бесценной находкой, позволившей вампиру лучше познать характер лидера и его прошлое. Информации было много, Мана не скупился на эпитеты, описывая свои кровавые победы, мечты о гибридизации видов и первые неудачные попытки.

Дневник про эльфов навел Уруху на мысли, что то существо, замороженное в развороченной лаборатории принадлежит к ранее казавшемуся мифическим виду нечисти. Чем больше вампир читал, тем больше уверялся в этом. Сопоставив факты, Уруха понял, что за лидером пришли эльфы.

Это уже было базисом предстоящих действий по спасению лидера, но без поддержки Койю не мог пойти на это. Ему был нужен горячий нрав Аоя, готового бросаться грудью на любую опасность, лишь бы защитить своего бледнокожего любовника. Но Аой исчез, и Уруха чувствовал доселе не посещавшее его одиночество.

Он не покидал разрушенное жилище без необходимости, пока что пропитания и минимума удобств ему хватало. Но скоро все это закончится, и тогда-то у вампира встанут вопросы банального выживания. Приученный к комфорту Койю смутно представлял, как будет добывать себе пищу, где будет в безопасности, и как вообще ему дальше жить. Без твердой указующей ладони лидера вампир чувствовал себя беззащитно.

Это была та редкая ночь, когда вампир позволял себе выбраться из подземного особняка для поисков второго гибрида. Аой был ему жизненно необходим. Мысли о своей ошибке приносили боль, и вампиру хотелось избавиться от нее. Такашима видел лишь один способ – он должен вернуть Аоя. А потом вместе, как и раньше, они смогут вернуть лидера. И тогда все снова будет как раньше.

Уруха выглядел слишком привлекающе и дорого для этого ночного клуба, но вампир знал привычки оборотня. Если не девственники, то праздные любители выпивки, танцев и случайных связей. Так что эта ночь была так же наполнена шумом всех крупных ночных клубов, какие есть в Токио. Сменив уже третий, Уруха почувствовал усталость от обилия людей. Аппетита они не вызывали, лишь досаду – слишком шумные, дурно пахнущие потом, алкоголем и похабными мыслями. Утонченные вкусы вампира молчаливо страдали, заливаемые самым дорогим алкоголем, что мертвец смог найти в этом заведении порока и разврата.

Такашима в своем корсете на худом теле совершенно не вписывался в атмосферу, а потому привлекал слишком много внимания. За последние двадцать минут вампир отшил уже пятого любителя развлечений, и мертвецу уже надоедало заниматься этим. Аоя нигде не было видно, но все-таки Такашима не сдавался. Может, в этот раз ему повезет?

Спрыгнув со стула у стойки, женственный юноша двинулся к выходу, обходя толпу танцующих и ловя на себе сальные взгляды. Если бы не культурное воспитание в выборе пищи, бледнокожий брюнет уже давно свернул бы кому-нибудь шею, желательно напоказ, отбивая у остальных охоту рассматривать его соблазнительные бедра.

- Эй, красавица!

- Не интересно.

- Да погоди ты!

Такашиму ухватили под локоть, разворачивая к мокрому от пота телу, обдав перегаром и физически ощущаемой похотью.

- Да убери ты свои грабли от меня, - с легкостью лишил себя неприятных ощущений вампир, отходя на шаг назад. – Животное. Ты даже на человека не походишь, - поморщился мертвец.

- Че ты сказала?

А затем его окружила толпа таких же любителей слабого пола. Такашима закатил глаза – ну вот и добегался по клубам, все-таки таких вот компаний было не избежать. Странно, что он не столкнулся с таким раньше.

Во вспышках стробоскопа над танцполом хищные мужики почему-то начали падать на пол, а затем Уруха не по своей воле оказался в тихом помещении.

- Ну ты как обычно проблемы себе находишь, - раздался на ухо горячий шепот.

Руки, секундой назад крепко сдавившие бока в корсете, исчезли с талии, и вампир изумленно обернулся. Перед ним стоял вдрызг пьяный Широяма.

- Я нашел тебя, - выдохнул Уруха ошарашенно.

- Что тебе надо? – хмуро спросил Юу, пошатываясь от непомерного количества выпитого.

Койю секундно отвлекся на осмотр помещения – что-то типа комнаты для оплачивающих секс сразу не отходя от «прилавков» танцпола. Аой с третьего раза попал огоньком зажигалки по кончику сигареты и глубоко затянулся.

- Я искал тебя, Юу. Мне нужна твоя помощь. Я узнал, кто похитил лидера, но один я не справлюсь.

- И чего? – скучно уточнил Аой, уставившись в одну точку на корсете вампира.

- Ты… поможешь мне?

- Нет. Ты сам отказался от меня, - жестко проговорил оборотень. – Мне плевать на твоего лидера, твой ковен и все то, что ты там сейчас сказал.

- Юу, выслушай меня, - поспешил произнести вампир. – Я понимаю, что ты зол на меня, но я не могу разорваться между чувствами к тебе и преданностью к лидеру.

- Да про какие ты там чувства говоришь, кукла ты безэмоциональная? – удивленно перебил Аой.

- Я… могу чувствовать, - чуть сморщился Такашима. – Ты был прав насчет души и осознания того, что я все-таки снова почти живой. Мне плохо от того, что тебя нет рядом.

- И я сейчас должен такой весь покрыться радостью и, виляя хвостом, приластиться к твоим ногам в обтягивающих брючках? Койю, я не твой раб.

- Но ты ведь говорил, что… любишь…

- Забудь об этом! – рявкнул оборотень так яростно, что Уруха аж вздрогнул. – Я все это время пытался забыть, а ты приперся сюда и всем своим видом бесстыже напоминаешь мне об этом! Ты думаешь, что из-за моих чувств к тебе можешь мной манипулировать?! Иди ты нахер, Койю!

Брюнет растерянно молчал. Немного не такого разговора он ожидал от встречи с любовником. Почему-то вампиру казалось, что такого фактора, как любовь, должно быть достаточно, чтобы оборотень вернулся к нему. Или он чего-то не знает о чувствах?

- Я прошу прощения, Аой. За то, что обидел тебя, за то, что не выбрал тебя. Но я без тебя не справлюсь. Пожалуйста, помоги мне.

- Уходи, Койю, - скривившись так, словно ему было очень больно, произнес Юу. – Ты здесь не найдешь то, что тебе нужно. Ты вампир. Создай себе новый ковен. Забудь о прошлом. Забудь обо мне.

- Я не могу, - отчаянно возразил Такашима, подаваясь вперед и касаясь ладони оборотня. – Юу, мы особенные! Таких больше нет, ты мой единственный ковен! Моя стая!

- Говори, что хочешь, - отшагнул назад Широяма, - я не подчиняюсь тебе.

- Я не прошу твоего подчинения, Юу. Мне нужна твоя помощь! Помоги мне спасти лидера, и я…

- Что?

- Я сделаю так, как ты хочешь. Оставлю тебя навсегда, или буду с тобой до конца.

- Обещания… - сморщился оборотень. – Это все пустые слова, Койю.

- Нет. Я даю тебе свое слово. Ты же знаешь меня, я никогда не нарушаю обещаний.

Хмурый полуволк глянул на вампира и затушил остатки сигареты о пол, затоптав окурок.

- Уходи, Койю.

- Подумай над моими словами, Юу. Я буду ждать ответа. Не руби вот так с плеча. Мне нужна твоя помощь. Мне нужен ты, - Такашима печально улыбнулся, попытавшись снова коснуться гибрида, но Аой снова отступил на шаг. – У меня есть чувства к тебе. Я пока не умею ими пользоваться и проявлять их так, как ты этого достоин, но я готов измениться ради тебя.

Широяма молчал, угрюмо глядя на вампира совершенно пьяными глазами. Слова Такашимы, конечно, тронули его сердце, но в данный момент оборотень был слишком неадекватен для понимания их глубокого смысла.

- Юу, позвони мне, как протрезвеешь, ладно? Я живу там же, под землей. Если захочешь помочь мне, то знаешь, где меня найти. Я пойду.

Такашима развернулся к двери из комнаты отдыха и взялся за ручку. На худое женственное плечо опустилась горячая ладонь.

- Постой… Ты… говоришь правду?

- Да, Юу, - чуть повернул в его сторону голову Уруха. – Мне уйти?

Аой в замешательстве примолк, не зная сам, чего он сейчас хочет.

- Дай мне время… Я найду тебя, и мы поговорим в другой атмосфере, - тихо произнес кот.

- Хорошо, - чуть кивнул Такашима и ощутил, как сердцебиение усилилось, и кровь вдруг прилила к бледным щекам – что это, надежда?

Вампир покинул любовника, уходя из клуба и садясь в машину. Может быть, Юу все-таки простит его?

*****

Асаги проснулся от прикосновений к своему телу.

- Даниэль, ты не насытилась за ночь? – сонно пробормотал альфа оборотней.

- Мне тебя всегда мало, - раздался на ухо кроткий шепот голоса лиса.

- Тсуне, блядь, какого черта? – спохватился волк, переворачиваясь на спину.

- Пора просыпаться, скоро ночь, - красноволосый юноша соблазнительно улыбнулся блестящими от помады губами.

- О… Ты сегодня совсем как девушка выглядишь, - Асаги сонно потянулся, хрустя суставами.

- Тебе нравится?

- Может быть, - брюнет закинул руки за голову и улыбнулся. – Что в планах?

- Трое из обращенных готовы к манипуляциям разума для подчинения, - отчитался Тсунехито, - их голод временно подавлен, но нельзя их оставлять надолго, они почти готовы к формированию стаи.

- Сколько еще осталось?

- Парочка.

- Итог?

- Пятнадцать членов твоей новой стаи.

- Судя по тому, как Франсуа пускает на тебя слюни, он либо не в курсе, либо настолько зачарован тобой, что не видит реформ в своем заведении.

- Милый мой, - иронично произнес Тсуне, - Франсуа тут для прикрытия, для социального общения с полицией или другими представителями властей, которым срочно требуется ручку позолотить. Полисмены-то наивно полагают, что являются нашей крышей, не подозревая о благодетелях, бесстрашно срубающих на корню разросшиеся щупальца преступности.

- Ты мой шерстяной поэт, - рассмеялся Асаги. – Как там детишки?

- Несовершеннолетние жертвы педофила находятся на интенсивной реабилитации в психологических центрах, к каждому найден особый подход. Но… с одним парнишкой некоторые…

- Что?

- Затруднения, скажем так, - уклончиво произнес кицуне. – Он… нуждается в ином подходе.

- Каком?

- Ему нужен лидер, который должен его направить. У мальчика неконтролируемые приступы агрессии и ненависти, психика ни к черту. Возьмешь к себе?

- С ума сошел, - проговорил волк скептично, - я тебе, что, нянька? С детьми возиться.

- Ему почти восемнадцать. Милый мальчик, светленький такой, угрюмый, как ты с голодухи…

- Он что, в борделе?

- Я не знал, куда его вести! – с отчаянием произнес кицуне, вставая с кровати волка. – Он достал всех врачей, пристает к другим детишкам и вообще ведет себя неподобающе! Короче, тебе понравится.

- Совсем рехнулся, - Асаги откинул простынь и принялся одеваться. – Лучше пойди и собери новообращенных, я займусь их подчинением.

- Справишься?

- Ты во мне сомневаешься? – выгнул бровь волк.

Тсунехито лучезарно улыбнулся, помотал головой и покинул комнату начальника охраны. Асаги только усмехнулся и принялся приводить себя в привычный вид – макияж, стильная одежда, прическа.

Эти несколько недель альфа занимался подбором кандидатов в новую стаю. Бодигарды борделя, особенные люди с улицы, - Такахиро Огава тщательно выбирал из представленных ресурсов. Тсунехито на людях из борделя останавливаться не хотел, поэтому Асаги озадачился теми подходящими людьми, что правили бандами на ночных улицах приветливого преступного города.

Затем Асаги начал эмансипацию, освобождая выбранных кандидатов от всего бытового-человеческого, зависимости от социума, обозначил сопутствующие преимущества и недостатки. Конечно, несогласных пришлось бы ликвидировать, ни одна живая душа не должна знать об оборотнях. Но процесс перевоплощения прошел без потерь.

Это радовало альфу новорожденных волков, впустую убивать подходящих людей не хотелось. Насилу так же он не принуждал, оставляя выбор, пусть и сомнительный, скорее, отдающий каким-то нацизмом – или вы со мной, или умрете. Асаги наглядно продемонстрировал свою волчью силу, впечатлив членов новой стаи. Оставалось лишь приручить и поставить необходимые сознательные блоки. И, конечно, стайная связь.

Дел было невпроворот. Но за всей этой кутерьмой Асаги забывал о прошлом, почти не думал о Хироки. Тсунехито был уверен в том, что волк даже не знает о том, что лис присматривает за бывшей стаей друга, следя за его материальным достатком. Выходить на связь оборотень запретил, но про присмотр Асаги не заикался, так что Тсуне мог отслеживать финансовые проявления Хироки в Японии. По крайней мере, так лис был уверен, что миролюбивый волк жив.

Настроения в борделе стремительно менялись. Работницы и работники древней профессии ощущали на себе эти изменения, хотя бы в том, что их обеспечение улучшилось, график стал свободнее. И молодые сотрудники знали, кого благодарить.

- Кажется, негласно бордель переходит в твои ухоженные наманикюренные лапки, лисенок, - говорил Асаги, слушая, как мурлычут о кицуне работники.

- Я хочу сделать это место подходящим для нас с тобой, - отвечал лис, - чтобы про этот бордель узнали все, но только чтобы он не закончил, как в «Игре Престолов», конечно.

Волк понимал, о чем он, и даже поддерживал. Почему бы не стать негласными правителями не только борделя, но и всего города? Этакая маленькая пушная мафия с интересами в сфере ликвидации бандитизма.

Когда Асаги закончил с последним на сегодня оборотнем, отправив подчиненных на отдых и восстановление моральных сил, то ощутил зверский голод.

- Ты все? – заглянул в его кабинет кицуне.

- Да, ты как раз вовремя, жутко есть хочется.

- Я так и подумал, - улыбнулся Тсунехито. – Идем, прокатимся по всяким нехорошим местам, есть у меня наметки, где нам поохотиться.

Асаги натянул на ладони черные перчатки и вышел из кабинета. Около лиса терся парнишка лет семнадцати, с белокурыми вихрами и пронзительно голубыми глазами. Смотрел мальчик на волка угрюмо, но не враждебно.

- Это кто еще? – сразу впал в недовольство Асаги, глядя на кицуне.

- Это тот мальчик, про которого я тебе рассказывал. Его зовут Демитрий.

- Я не буду с ним возиться, Тсуне! Я не нянька!

- Мне не нужна нянька, волк, - вдруг огрызнулся Демитрий. – Я хочу стать частью стаи.

- Тсуне, - ошеломленно заикнулся оборотень. – Ты что, рассказал мальчишке про нас?

- Рассказал. Он заинтересован в получении пушистых привилегий.

- Он ребенок! Ты сам чтишь свой кодекс и тут же хочешь его нарушить! Я не буду его обращать!

- Он пока что может побыть в твоем подчинении, делай с ним, что хочешь. С близостью Дима уже знаком, так что ты его ничем не напугаешь, заодно потренируешь и образумишь от нападок на людей, - беззаботно проговорил лис, подхватывая волк под руку и ведя к выходу, человек последовал за ними. – Я не прошу тебя обращать его сегодня же, но он может тебе пригодиться.

- А его родители? Родственники?

- Мальчик сирота. Еще один бонус к долголетию в обличье волка. Не оказывайся, Асаги.

- Ты больной совсем?! – возмущенно выпалил альфа, наконец, не сдержав эмоции. – Он дитя!

- Я уже не ребенок, после того, что со мной сделал тот мужик. Которого вы сожрали, - ехидно произнес Демитрий. – Я не буду приносить неприятности, мистер Асаги. Обещаю.

- Если что – убьешь его, - снисходительно произнес Тсунехито, приглашая компанию в машину. – Но если не захочешь, то вырастишь для себя послушного поверенного.

- У меня уже есть поверенный, - Асаги акцентировал взглядом самого кицуне. – Так что мне не нужен еще один.

- Я твой объект защиты, если ты забыл. Ты и твоя стая собраны для моей безопасности.

- А что тебе может угрожать, Тсуне? Вампиры не знают, где ты, - оборотень уселся в машину на пассажирское рядом с водителем и закурил. – Гибриды тебя так же искать не будут, они дали мне слово.

- Всякое может случиться, - загадочно ответил Тсунехито, отъезжая от здания борделя. – Дима, пристегнись.

- Куда мы едем?

- В один непривлекательный район, где любят торговать всякими нехорошими препаратами, - любезно ответил лис мальчику.

- Значит, вы типа борцы с преступностью? – хмыкнул Демитрий.

- Типа.

- А когда преступники закончатся?

- Опыт мне подсказывает, что преступники никогда не заканчиваются, - хмыкнул красноволосый юноша. – Хочешь мороженку, Дима?

- Хочу посмотреть, как вы убиваете, - мрачно отозвался тот.

- Я говорил тебе – он любопытный мальчик, - улыбнулся лис сидящему рядом волку. – Поработай с ним.

- Псих крашеный, - буркнул Асаги, выбрасывая сигарету в окно. – Ладно, хрен с ним. Если что – убью.

- Вот и отлично, - обрадовался Тсунехито. – Не разочаруй будущего лидера, Дима.

- Я постараюсь.

*****

Хироки проснулся от кошмара. Снова чье-то убийство. Он даже ощущал во рту привкус крови, но оказалось, что волк сам себе прикусил губу. Тихо выбравшись из кровати, чтобы не разбудить Сайто, Хироки вышел из комнаты. Поплутав по лабиринтам коридоров дома Гакта, он добрался до кухни и открыл холодильник с напитками.

Сны посещали уже каждую ночь, и это не нравилось оборотню. Асаги совершенно перестал следить за своим пропитанием. Мужчины, женщины, вожак даже не озадачивался. А Кобаяши не мог нормально спать. Он с тоской вспомнил чудесное время житья в лесах Китая, когда они вместе готовили ужины и принимали ванну, любили друг друга и были так далеко от людей, как только это было возможно.

Похоже, что сейчас Такахиро Огава наплевал на свою человечность окончательно и бесповоротно. Хироки было больно от этого, он ведь не желал такого будущего Асаги без стаи. Но каждый из них сделал выбор.

- Пора и мне его сделать, - проговорил Хироки, глядя на бутылку с соком в руке.

- Чего не спишь, волк? – в кухню вошел Гакт.

- Кошмары. А ты?

- Я в это время уже не сплю.

Хироки направился к выходу, прихватив сок с собой. Не хотелось лишний раз раздражать Гакта.

- Почему ты спас меня?

Кобаяши остановился и медленно повернулся.

- Сайто бы расстроила твоя смерть, Гакто-сан.

- Значит, ты действовал исключительно в интересах Зоу?

- Может быть.

Оборотень все-таки оставил наставника охотников в одиночестве, давая тому пищу для размышлений.