• Название:

    О ПОСВЯЩЕННОЙ БОГУ ЖИЗНИ

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


 О ПОСВЯЩЕННОЙ БОГУ ЖИЗНИ

Пророческий характер посвященной Богу жизни был особо подчеркнут синодальными Отцами. Это пророческое измерение неотъемлемо присуще посвященной жизни как таковой, проистекая из радикальной природы следования за Христом и последующего посвящения себя миссии. Знаменательная роль, которую признает за посвященной жизнью Второй Ватиканский Собор, выражается в пророческом свидетельстве о первенстве Бога и евангельских ценностей в христианской жизни. В силу этого первенства ничему не может быть отдано предпочтение перед любовью к Христу и к бедным, в которых Он живет.
В истории Церкви наряду с другими христианами существовали те посвященные Богу люди, которые по особому дару Святого Духа осуществляли особое пророческое служение, обращаясь от имени Бога ко всем, даже к Пастырям Церкви. Подлинное пророчество рождается от Бога, от дружбы с Ним, от внимательного слушания Его слова в различных исторических обстоятельствах. Пророки ощущают в своем сердце пламенное стремление к святости Бога и, услышав Его слово в диалоге молитвы, проповедуют это слово своей жизнью, своими устами и своими делами. Пророческое служение требует непрестанных и страстных поисков Божией воли, щедрого и неотъемлемого церковного общения, осуществления духовного различения и любви к истине. Оно также выражается в отречении от всего, что противно Божественной воле, и через освоение новых путей осуществления Евангелия в истории в ожидании пришествия Царства Божия.
Значение пророческого свидетельства для современного мира
В нашем мире, где постоянно кажется, что знаки присутствия Бога утрачены, необходимо убедительное пророческое свидетельство со стороны посвященных Богу людей. Оно прежде всего касается утверждения первенства Бога и грядущих благ вечной жизни, что явствует из следования за Христом и подражания Христу — целомудренному, бедному и послушному, Который был полностью посвящен славе Бога и любви к братьям и сестрам. Сама братская жизнь является пророчеством в обществе, которое, часто не осознавая того, страстно жаждет братства, не имеющего границ. К посвященным Богу людям обращен призыв нести свидетельство с бесстрашием пророка, который не боится рисковать даже своей жизнью.
Пророчество обретает особенно убедительную силу в согласованности проповеди и жизни. Посвященные Богу люди будут верны своей миссии в Церкви и мире, если смогут постоянно обновляться в свете Слова Божия. Так они смогут обогатить полученными ими харизматическими дарами других верующих и, в свою очередь, сделают для себя возможным принять вызов тех пророческих стимулов, которые исходят из иных областей Церкви. В этом обмене дарами, гарантированном полным согласием с учением и дисциплиной Церкви, просияет действие Святого Духа, Который «объединяет Церковь в общении и служении, наделяет и направляет ее многообразными иерархическими и харизматическими дарами».
Верность вплоть до мученичества
В этом столетии, как и в другие периоды истории, посвященные Богу люди приносили свидетельство о Господе Иисусе Христе через дар своей жизни. Тысячи из них были вынуждены уйти в катакомбы из-за преследований тоталитарных режимов или различных группировок, или же им было запрещено вести миссионерскую работу, работать для бедных, помогать больным и обездоленным. Однако они жили и по-прежнему живут своим посвящением в продолжающемся героическом страдании, часто сопровождающемся пролитием их крови, будучи совершенно уподоблены распятому Господу. Церковь уже официально признала святость некоторых из них, почитая их как мучеников за Христа. Они просвещают нас своим примером, они ходатайствуют о нашей верности, ожидая нас во славе. Широко распространено желание, чтобы память о столь многих свидетелях веры сохранялась в сознании Церкви как побуждение к подражанию им.
Основные вызовы, стоящие перед посвященной Богу жизнью
Пророческая задача посвященной жизни обусловлена тремя основными вызовами, адресованными самой Церкви: это те же самые вызовы, что стояли перед Церковью всегда, но они облечены в новые, возможно, более радикальные формы современным обществом, по крайней мере, в некоторых регионах мира. Эти вызовы непосредственно затрагивают евангельские советы целомудрия, бедности и послушания, побуждая Церковь, и, в особенности, посвященных Богу людей прояснить глубокое значение этих советов и свидетельствовать о нем. Решение следовать советам вовсе не обедняет подлинные человеческие ценности, но, напротив, преображает их. Евангельские советы не должны рассматриваться как отказ от ценностей, присущих сексуальности, оправданному стремлению обладать материальными благами или же желанию самому принимать решения. Поскольку эти наклонности проистекают из природы человека, они благи сами по себе. Однако человек, будучи ослаблен первородным грехом, подвержен риску превращать их в поступки, которые нарушают нравственные нормы. Исповедание целомудрия, бедности и послушания становится предупреждением о том, что нельзя недооценивать раны, нанесенной первородным грехом, и, утверждая ценность сотворенных благ, оно, в то же время, свидетельствует об их относительности, указуя на Бога как на абсолютное благо. Так те, кто следует евангельским советам, стремясь к собственному освящению, одновременно предлагают, так сказать, «духовную терапию» для человечества, поскольку отрекаются от ложного поклонения чему-либо тварному и определенным образом делают видимым Бога живого. Посвященная Богу жизнь, особенно в трудные времена, является благословением для человеческой жизни и для жизни Церкви.
Вызов посвященного Богу целомудрия
Первым вызовом является провокация гедонистической культуры, которая освобождает сексуальность от объективных нравственных норм, часто сводя ее к игре и предмету потребления, снисходительно оправдывая с помощью СМИ своего рода ложное поклонение сексуальному инстинкту. Последствия этого видны каждому — это злоупотребления всякого рода, сопровождающиеся бесчисленными психическими и физическими страданиями отдельных людей и семей. Ответом посвященной Богу жизни является прежде всего радостная жизнь в совершенном целомудрии как свидетельство силы любви Божией, проявленной в немощи человеческого существования. Человек, посвященный Богу, свидетельствует, что то, что многие считали невозможным, становится возможным по благодати Божией и несет подлинное освобождение. Да, во Христе возможно любить Бога всем сердцем, ставя Его выше всякой иной любви, и так же любить всякое творение в свободе Бога! Это свидетельство насущно сегодня более, чем когда-либо, именно потому, что его столь мало осознает наш мир. Оно предлагается всем — молодым людям, обрученным парам, христианским семьям, — чтобы продемонстрировать, что сила любви Божией может творить великие дела именно в контексте человеческой любви. Это свидетельство, которое также встречается с возрастающей потребностью внутренней чистоты человеческих отношений.
Посвященная Богу жизнь должна явить современному миру образцы целомудрия, в котором живут люди, свидетельствующие о внутреннем равновесии, решительности, психологической и эмоциональной зрелости. Благодаря этому свидетельству человеческой любви дается надежный ориентир, который посвященный Богу человек обретает в созерцании любви Пресвятой Троицы, открытой нам во Христе. Именно в силу погруженности в эту тайну, посвященный Богу человек ощущает способность к радикальной и вселенской любви, которая дает ему силы в самообладании и дисциплине, чтобы не в впасть в рабскую зависимость от чувств и инстинктов. Тем самым посвященное Богу целомудрие предстает опытом радости и освобождения. Просвещенная верой в воскресшего Господа и ожиданием нового неба и новой земли (Откр. 21:1), она дает драгоценные стимулы для воспитания того целомудрия, которое также подобает другим состояниям человеческой жизни.
Вызов бедности
Иным вызовом сегодняшнего дня является вызов материализма, жаждущего обладания, безучастного к нуждам самых неимущих людей и не проявляющего никакой озабоченности о балансе природных ресурсов. Ответ посвященной Богу жизни находится в следовании евангельской бедности, которая может воплощаться в жизнь различными путями и часто выражается в активном участии в процессе углубления и распространения солидарности и милосердия.
Сколь многие посвященные Богу люди отдали себя без остатка служению самым несчастным людям на земле! Сколь многие из них прилагали усилия к тому, чтобы обучать будущих лидеров общественной жизни таким образом, чтобы те приняли на себя обязательства уничтожать механизмы угнетения и содействовать планам солидарности на благо бедных! Посвященные Богу люди борются, чтобы полностью устранить голод и его причины, они сотрудничают с общественными и частными институтами для обеспечения справедливого распределения международной помощи. Народы многим обязаны этим инициативным посланникам любви, неустанная щедрость которых внесла ощутимый вклад в то, чтобы мир стал более человечным.
Евангельская бедность на службе бедным
Даже прежде, чем быть служением для бедных, евангельская бедность является ценностью сама по себе, поскольку она напоминает о первом из Блаженств в подражании Христу-бедняку. Ее первичное значение — удостоверить, что Бог есть подлинное богатство человеческого сердца. Именно по этой причине евангельская бедность бросает мощный вызов ложному поклонению маммоне, являя себя как бы пророческим призывом в обществе, которое в столь многих развитых странах мира рискует утратить чувство меры и само значение вещей. Поэтому сегодня более, чем в другие времена, призыв евангельской бедности привлекает внимание также и тех, кто осознает ограниченность ресурсов планеты и взывает к охране творения через сокращение потребления, умеренность жизни и необходимое обуздание своих собственных желаний.
Поэтому от посвященных Богу людей требуется обновленное и энергичное евангельское свидетельство о самоотречении и умеренности в форме братской жизни, вдохновленной принципами простоты и странноприим-ства в качестве примера для тех, кто остается безучастным перед лицом нужд своего ближнего. Этому свидетельству будет, конечно, сопутствовать преимущественная любовь к бедным, и проявляться оно будет особенным образом в сопричастности условиям жизни наиболее обездоленных. Существует множество общин, живущих и работающих среди бедных и изгоев общества; они принимают на себя их условия жизни и разделяют их страдания и опасности.
Великие страницы в истории героического самопожертвования ради ближних были написаны посвященными Богу людьми в эти годы глубоких перемен и вопиющей несправедливости, надежд и разочарований, замечательных побед и горьких поражений.
И не менее значительные страницы продолжают заполняться многими другими посвященными Богу людьми, в полноте ведущими жизнь, «сокрытую со Христом в Боге» (Кол. 3:3), ради спасения мира под знаком безвозмездного принесения себя в дар и отдачи своей жизни ради дел, которые ставят чрезвычайно низко. Через эти разнообразные формы посвященная Богу жизнь сопричастна той крайней бедности, которую принял на Себя Господь, и играет особую роль в спасительной тайне Его воплощения и Его искупительной смерти.
Вызов свободы в послушании
Третий вызов исходит от того понятия свободы, которое изымает это основополагающее человеческое благо из ее связи с истиной. По существу гарантия свободы является подлинной ценностью, тесно связанной с уважением человеческой личности. Но кому не видны те аномальные последствия, которые выражаются в несправедливости и даже насилии в жизни как отдельных людей, так и целых народов, к которым ведет извращенное применение свободы?
Действенным ответом на эту ситуацию является послушание, которое характеризует посвященную жизнь. Живейшим образом это послушание вновь предлагает послушание Христа Отцу и, непосредственно исходя из этой тайны, свидетельствует о том, что не существует противоречия между послушанием и свободой. Действительно, подход, характерный для Сына, раскрывает тайну человеческой свободы как путь послушания воле Отца, и тайну послушания — как путь постепенного стяжания подлинной свободы. Это именно та тайна, которую посвященные Богу люди хотят выразить этим особым обетом. Послушанием они намереваются удостоверить свое осознание сыновних отношений с Богом, в силу которых они хотят принимать волю Отца как свою насущную пищу (Ин. 4:34), как свою скалу, свою радость, свой щит и свое убежище (Пс. 18:3). Этим они свидетельствуют о возрастании в полноте истины о самих себе, пребывая в тесной связи с источником своего существования и потому неся это в высшей степени утешительное послание: «Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения» (Пс. 118:165).
Совместно творить волю Отца
Братская жизнь является исключительным по своему значению местом для распознавания и принятия воли Бога и для дальнейшего пути в единстве умов и сердец. В общинной жизни, вдохновленной Святым Духом, каждый человек вовлечен в плодотворный диалог с остальными с тем, чтобы раскрыть волю Отца, и все вместе они признают в своем руководителе выражение отцовства Бога и осуществление власти, полученной от Бога в служении различению даров и общению.
В противоположность духу раздора и разделения, власть и послушание сияют подобно знаку того единственного отцовства, которое исходит от Бога, того внутреннего братства людей, положивших свое упование в Боге, несмотря на человеческую ограниченность тех, кто Его представляет. Через это послушание, которое некоторые люди делают правилом своей жизни, блаженство, обещанное Иисусом «слышащим слово Божие и соблюдающим его» (Лк. 11:28), познается на опыте и проповедуется на благо всех людей. Более того, оказывающие повиновение обладают гарантией подлинного участия в миссии, гарантией следования за Христом, а не преследования своих собственных целей. Именно так мы можем познать, что ведомы Духом Господа, и что даже среди великих тягот нас поддерживает Его твердая рука (Деян. 20:20 и след.)
Решительная приверженность духовной жизни
Синод неоднократно выражал свою озабоченность тем, чтобы посвященная жизнь черпала свою силу из источников здравой и глубокой духовности. Речь идет о первостепенной потребности, запечатленной в самой сущности посвященной жизни тем фактом, что, как и всякий крещеный, и следующие евангельским советам должны стремиться всеми силами к совершенству любви.
Стремиться к святости — вот синтез программы всякой посвященной Богу жизни. Отправная точка этой программы — оставить все ради Христа (Мф. 4:18-22; 19:21,27; Лк. 5:11), предпочтя Его всему остальному, чтобы быть полностью сопричастным Его Пасхальной тайне.
Святой Павел хорошо осознавал это, говоря: «Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего... чтобы познать Его, и силу воскресения Его» (Флп. 3:8,10). Этот путь был с самого начала отмечен апостолами, о чем свидетельствует христианская традиция Востока и Запада: «Те, кто в настоящий момент следуют за Христом, оставив ради Него все, напоминают нам об апостолах, которые в ответ на Его призыв отвергли все остальное. Поэтому традиционно о монашеской жизни говорится как об apostolica vivendi fortа» (апостольском образе жизни). Эта традиция также подчеркивает в посвященной жизни аспект особого завета с Богом, более того, супружеского союза со Христом, наставником в котором был святой Павел своим примером (Кор. 7:7) и свои учением, предлагаемым по водительству Святого Духа (Кор. 7:40). Мы можем сказать, что духовная жизнь, понимаемая как жизнь во Христе или жизнь в следовании Святому Духу, предстает как путь все возрастающей верности, по которому посвященного Богу человека ведет Святой Дух и уподобляет его Христу в полном общении любви и служения в Церкви.
Все эти элементы, проступающие в различных формах посвященной жизни, порождают особую духовность, конкретную программу взаимоотношений с Богом и с окружающими, отмеченную особенными духовными акцентами и специфическими чертами действенного выбора, которые подчеркивают и заново представляют тот или иной аспект тайны Христа. Когда Церковь одобряет какую-либо форму посвященной Богу жизни, она подтверждает, что в их духовной и апостольской харизме содержится все необходимое для достижения евангельского совершенства как на личном, так и на общинном уровне.
Поэтому духовная жизнь должна занимать первое место таким образом, чтобы каждая община были школой подлинной евангельской духовности. Апостольская плодотворность, щедрость в любви к бедным и способность привлекать призвания среди нового поколения зависят от этого приоритетного выбора и его возрастания в личных и общинных обязательствах. Именно духовное качество посвященной Богу жизни может вдохновить людей нашего времени, которые сами жаждут абсолютных ценностей, превращая их таким образом в притягательное свидетельство.
Внимая слову Божию
Слово Божие является первоисточником всей христианской духовности. Оно питает личные отношения с живым Богом и с Его спасительной и освящающей волей. Хотя все Священное Писание «полезно для научения» (2-е Тим. 3:16) и является чистым и неистощимым источником духовной жизни, писания Нового Завета заслуживают особого почитания, и прежде всего Евангелия — «сердце всего Священного Писания». Поэтому великую пользу для людей, посвященных Богу, принесут постоянные размышления на евангельские тексты и другие писания Нового Завета, которые описывают слова и примеры Христа и Марии и жизни Апостолов.
Огромное значение имеют общинные размышления по Библии. Практикуемые в соответствии с возможностями и обстоятельствами жизни в общине, эти размышления ведут к радостной сопричастности к богатствам, почерпнутым в слове Божием, благодаря которым братья и сестры возрастают вместе и помогают друг другу совершенствоваться в духовной жизни. Это приведет, способом, созвучным особым дарам каждого, к созданию школ молитвы, духовности и молитвенного чтения Писаний, в которых Бог «говорит к людям, как к друзьям (Исх. 33:11; Ин. 15:14-15) и живет среди них, чтобы приглашать их к общению с Собой и принимать их в это общение». Как учит духовная традиция Церкви, размышления о Слове Божьем и, в особенности, о тайнах Христа порождают сосредоточенность в созерцании и ревность в апостольской деятельности. Как в созерцательной, так и в деятельной монашеской жизни всегда существовали мужчины и женщины действенной молитвы, те, кто доподлинно истолковывали и осуществляли волю Бога, творящего великие дела. Из частого общения со словом Божиим они извлекали свет, необходимый для того личного и общинного различения даров, которое помогало им искать пути Господни в знаках времени. Так они обретали тот род сверхъестественной интуиции, которая позволяла им не уподобляться умонастроению мира, но обновляться в своем сознании, чтобы «познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 1:2).


Иоанн Павел II,
«О посвященной Богу жизни»