• Название:

    Дед Еким Охотник

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Лист персонажа

Имя: Дед Еким Пол: М Возраст 46

4

6

8

10

12

Сила

Лазание

Разрушение

Плавание

Ловкость

Черты

Егерь (+2 маск, выж, высл)

Железная Воля (+2 запуг, провок, поединок воли)

Шестое Чувство (обнаружить опасность/засаду -2)

Недостатки

Герой (к)

Неграмотный (м)

Причуда (м) изображает слабоумие

Драка

Стрельба

Маскировка

Взлом

Метание

Верховая езда

Вождение

Судовождение

Выносливость

Устойчивость

Смекалка

Травничество

Знание

Внимание

Раны

Усталость

Рана

Штраф

1

2

3

1

2

Расследование

Ремонт

Провокация

Выслеживание

Выживание

Характер

Убеждение

Запугивание

Стат

Формула

Значение

Скорость

База 6

6

Харизма

База 0

0

Стойкость

2 + 1/2 выносливости

5

Уворот

2 + 1/2 драки

4

Снаряжение/Приёмы/Силы:

Название

Урон

Обойма

Дистанция

СС

ББ

Примечания


Квента:

Дед Еким.

Когда дед Еким ещё не был дедом, а он слабо помнит, когда это было, отец в его семье помер от воспаления легких. И как единственный мужик в семье, он просто встал с печи и ушел в лес за дичью. Первая ходка далась Екиму сложно, за два дня он смог поймать одного захудалого зайца, чего еле хватило на ужин для матери и двух сестер. Естественно, его поход был встречен жалобами, женским нытьём и полным отсутствием благодарности. Не переменившись в лице и не сказав ни слова, Еким снова ушел в лес, на этот раз, на неделю. Эта неделя была сложной для его семьи, но на седьмой день Еким появился на пороге дома раненый и голодный с салазками, в которых он тащил двух небольших подсвинков. Заготовив высушенного мяса и взяв наспех выструганный лук, Еким снова ушел в лес, чтобы вернуться с подстреленной птицей.

От природы дед Еким был нелюдимым и молчаливым. Может это было связано с тем, что отец лупил его в детстве поленом, а может с тем, что животных он любил больше чем людей. Животные казались Екиму благороднее и проще. Местные охотники мало доверяли ему, хотя он никогда не воровал дичи из капканов и не раз помогал заблудившимся путникам.

Со временем мать померла, сёстры вышли замуж, а Еким всё чаще стал пропадать в лесах, постепенно обрастая густой бородой, в которой вечно путались шишки, веточки и листья. И чем дольше Еким жил в лесу, тем больше понимал, что не хочет возвращаться. Что ему нравится пить воду из речки, питаться грибами и жареным на костре мясом, в бедные на дичь времена спокойно рыбачить у речки.

В деревне по-разному относились к нелюдимому Екиму. Он не хотел жениться, на деньги с продажи шкур и дичи он просто покупал себе новые ножи, сапоги и лукошки. Злые языки говаривали, что Екима попутал Леший, и что он не человек уже вовсе. Иначе как так выходит, что он всегда знает, где больше зверей и приносит самые красивые шкуры? Екиму было плевать. Он просто улыбался сквозь густую бороду и развлекал детей своих сверстников историями с охоты. Детей Еким любил. Было в них что-то от зверей.

А вот как перевалил Екиму четвертый десяток, случилось с ним что-то странное. Дети волков, которых он не стал убивать стали смотреть на него так, будто знают. И не мешают ему идти своей тропой. Глухари, на которых он охотился в чаще годами, не пугались при виде его. Однажды даже случилось, что Екима придавило упавшим деревом, но его спас невесть как оказавшийся рядом кабан. Будто принял его лес.

Как-то ночью, услыхал дед Еким крики девичьи из лесу, да и рванулся в чащу с одним только факелом. Три часа бродил за голосом, оставляя за собой вешки. И неожиданно девичий крик сменился коротким смешком, и порыв ветра потушил его факел. Пошарил по карманам - нет огнива! То ли выжил из ума дед, то ли действительно попутал его Леший. И аукал дед Еким, и кричал, но лес отвечал лишь девичьим смехом. И не было ни вешек, ни тропок...

Месяц не было в деревне деда Екима. А как прошел месяц - вернулся. Седой с головы до пят, бормочущий что-то под нос и абсолютно не помнящий ни что в лесу было, ни где он сейчас. Только детей узнал. Улыбаясь через седую бороду, прижал набежавших ребятишек, да всё волчатами называл.

Так и живет теперь, разменивая уже пятый десяток в своей землянке за деревней. А народ всё судачит о попорченных капканах, пропавших вешках вглубь леса,  да о той банде охотников с соседней деревни, что на местную дичь повадились. Из пятерых один вышел, голодный и изнуренный жаждой, лепетавший о потерянном провианте и не весть куда ведущих вешках.

"Хэ-хе... Ишь, какой вымахал, волчонок... Ну иди... Иди..."