• Название:

    Периодизация речевого развития Р. Е. Левиной

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


1.3. Периодизация речевого развития Р.Е. Левиной.

Левина Р.Е., анализируя речевое развитие ребенка, отмечала, что формирование каждого компонента речевой системы (фонетики, лексики, морфологии) обнаруживает определенное соответствие с уровнем развития других и что в единстве этого соответствия совершается переход с одной ступени речи на другую. Она выделила 5 периодов формирования речи. [13]

Доречевой период.

Данный период характеризуется появлением голосовых реакций ребенка (крик, лепет), которые не являются речью, но в которых происходит интенсивная тренировка артикуляционного и речевого аппаратов. В ходе этой тренировки осуществляется отработка отдельных элементов произношения, которые в дальнейшем будут использоваться при образовании речевых звуков. Голосовые реакции, изначально носящие непроизвольный характер, постепенно под воздействием контакта со взрослыми приобретают черты выразительных средств общения. Дети начинают различать интонации, тон, тембр голоса в речи окружающих. Возникновение различных модуляций лепета непосредственно связано с началом различения ребенком интонации, тона, тембра голоса в речи взрослых, в которых отражаются оттенки состояния и потребностей младенца.

В 7-8 месяцев дети начинают «понимать» некоторые слова и фразы, ориентируясь на интонационную сторону речи, а не на значение слова. Ребенок рано начинает понимать отдельные слова и фразы по общему глобальному значению. Р.Е. Левина подчеркивала, что восприимчивость ребенка к интонационной стороне речи играет важную роль при переходе от доречевого к речевому периоду.

Это явление находит отражение в работах М.М. Кольцовой. Так автор говорит о том, что на первых этапах становления понимания речи для того, чтобы ребенок отреагировал на фразу, необходимо наличие целого ряд непосредственных раздражителей (положение тела, привычность окружающей обстановки, знакомый человек, интонация). Чем младше ребенок, тем большее количество раздражителей ему необходимо. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что ребенок…..

Первый период формирования речи.

Этот период характеризуется появлением первых слов активной речи, количество которых в 4-5 раз меньше, чем число слов в пассивной речи. Эти слова носят характер нерасчлененных звуковых комплексов и часто соединяются с выразительными движениями ребенка, повышением и понижением голоса, интонации, со звукоподражаниями (кх – кошка, у-у - ехать). При этом первые слова ребенка не отражают существенных свойств предмета, так как ребенок продолжает ориентироваться на внешние ситуационные признаки.

В этом периоде у ребенка появляется способность повторить ударный слог в услышанном слове. Сначала появляются слова, состоящие из одного открытого слога (па - палка, ка - каша). Затем в словаре ребенка появляются односложные слова с закрытым слогом (бом - дом, бам - чемодан). Слова, более сложные по слоговой структуре (2-3 слога), ребенок произнести пока не может.

Стоит отметить, что, по мнению Р.Е. Левиной, слоговая структура слова является важнейшей предпосылкой для накопления лексического запаса, для развития грамматических элементов слова и для усвоения фонематического состава слова, так как слоговая структура слова связана с ритмико-интонационными средствами языка, которые ребенок начинает усваивать еще в доречевом периоде. «Генетически слоговая структура слова является более ранним образованием, чем фонематическая функция звука», писала она. (Л. Нарушения речи и письма …).

На важность слоговой структуры слова в становление звукопроизношения указывает и А.Н. Гвоздев. Он отмечал, что «в передаче ребенком звукового состава слов на первом месте следует рассмотреть усвоение им слоговой структуры слова, так как с этим связана судьба разных звуков и сочетаний звуков». (Гвоздев, Вопросы изучения детской речи с. 123)

В речи ребенка появляются первые фразы, состоящие из 2-3 неизменяемых слов: ка… ма – киски нет; папа бух – папа упал (1 г. 7 м. – 1 г. 8 м.), при этом слова во фразе произносятся с небольшой паузой. [13] Слова, которыми пользуется ребенок на этом уровне, не содержат каких-либо морфологических элементов, выражающих грамматическое значение. Что, в свою очередь, свидетельствует о том, что ребенок еще не различает морфологических элементов слова.

Таким образом, первый период формирования речи по Р.Е. Левиной характеризуется элементарной фонетикой и лексикой, морфологические средства выражения лексических и грамматических значений полностью отсутствуют. Первоначальному уровню фонетического развития соответствуют аморфные значения слов.

Кроме того Р.Е. Левина, описывая первый период речевого развития, указывает на тесную взаимосвязь слоговой структуры первых слов с ритмико-интонационными средствами языка. Дети уже на первом году жизни чутко воспринимают и точно воспроизводят интонационные конструкции родного языка на этапе лепета. В дальнейшем у ребенка появляется возможность выделения ударного слога из слова, в результате он начинает воспроизводить первые односложные слова или сокращает вновь усваиваемые слова до одного слога (ми – мишка, па - палка). То есть, усвоение слоговой структуры слов, доступной для ребенка (произношение ударного слога в слове), будет являться предпосылкой для появления большего количества слов, на фоне которых ребенок будет усваивать фонематический, пока еще элементарный, состав слова.

Второй период формирования речи.

В этом периоде происходят значительные сдвиги, как в фонетическом, так и в лексико-грамматическом отношении. В речи ребенка появляются двухсложные конструкции, сначала эти слова состоят из двух одинаковых слогов (мама, баба, би-би), затем появляются слова, состоящие из двух разных открытых слогов (апа – лапа, кася – каша, адя - радио), после двусложные слова с закрытым слогом (губка). При этом трехсложные слова ребенок сокращает до двухсложных (копка – коробка, гая – другая, тяну - достану). Несколько позже появляются двусложные слова со стечением согласных (спинка, гваски - глазки). По данным Р.Е. Левиной в этот период у ребенка появляется способность к произвольному повторению двух слогов.

Кроме этого, Р.Е. Левина отмечала, что в этом периоде проявляется определенная зависимость между произношением отдельных звуков и уровнем слоговой структуры слова, которая проявляется в том, дети способны пользоваться многими звуками или их субститутами, но только в пределах двухсложных или односложных слов. В то же время эти же звуки в трехсложных и многосложных словах произносятся невнятно. По словам автора еще несовершенный уровень произношения не может удовлетворить возникающие лексические и грамматические потребности ребенка. В то же время это несоответствие фонетики с растущей дифференциацией лексических и грамматических значений, по мнению Р.Е. Левиной, побуждает ребенка к совершенствованию произносительных средств.

Р.Е. Левина отмечала еще один фактор, который позволяет ребенку переходить к новым речевым средствам общения – возрастающая способность к выделению себя из окружающего и противопоставление себя ему. Ребенок начинает целенаправленно повторять общеупотребительные слова за взрослым, и постепенно отказывается от слов лепетной речи. При этом, если ребенок, речевое развитие которого соответствует первому периоду формирования речи, может обозначать одним словом разные предметы или желания (например, у-у – автомобиль, гараж, любая машина, движущийся предмет, желание ехать), то у ребенка, перешедшего во второй период, будут появляться новые слова для разноименных предметов и явлений (гаязь – гараж, масиси – машина, гавая - грузовик), а звукоподражательное слово будет постепенно вытесняться. Появление новых слов и соответственно новых понятий указывает на расширение круга представлений.

Анализируя развитие грамматического строя речи во втором периоде, Левина Р.Е. отмечает преобладание неизменяемых слов в лексиконе ребенка, что совпадает с определением первого периода усвоения ребенком родного языка по А.Н. Гвоздеву – «слово-предложение» (Гвоздев, 1961). Но при этом у ребенка начинают появляться первые признаки различения морфологических элементов слова, что, по мнению автора, «становиться возможным благодаря достигнутому уровню лексических значений и на основе способности к произвольному воспроизведению слогового контура слов» (Р.Е. Левина, 1961). В речи ребенка появляется возможность употребления двух и более форм одного и того же слова (баба, бабу, бабиби), то есть ребенок начинает подмечать и употреблять грамматические средства изменения слова. Кроме того, следует отметить, что в этот период в речи ребенка появляются не только имена существительные и глаголы, но и имена прилагательные (посей, маньки).

Таким образом, Р.Е. Левина указывала, что ведущим моментом на этом этапе развития речи является новый уровень восприятия и воспроизведения слоговой структуры слова, в речи ребенка появляются двухсложные конструкции, которые позволяют ему перейти от лепетной речи к общеупотребительной. Также автор установила определенную зависимость между произношением отдельных звуков и уровнем слоговой структуры слова, а именно то, что ребенок пользуется многими звуками, но только в пределах двухсложных слов. У ребенка возникает более дифференцированное восприятие окружающего, в результате чего у него появляются отдельные обозначения для каждого из предметов, которые раньше назывались одним словом. Благодаря способности ребенка выделять себя из окружающего и противопоставлять себя ему, он начинает целенаправленно повторять слова за взрослым. И в свою очередь благодаря этому процессу и развивающейся артикуляционно-слуховой способности ребенок начинает находить более правильное звукопроизношение слов. Кроме этого, в речи ребенка появляются первые попытки выделения морфологических признаков слов на основе возросшего уровня лексических значений и способности к произвольному воспроизведению слогового контура слов.

Третий период формирования речи.

При характеристике третьего периода речевого развития выделяются две основные черты: переход к пользованию трехсложными структурами и появление устойчивого произношения звуков.

При этом в работах А.К. Марковой мы находим информацию о том, что ребенок сначала начинает произносить предложения из двух и более слов (типа «сяпы неть»), а потом усваивает трехсложные слова.

Трехсложные слова ребенок произносит достаточно внятно, в то время как четырехсложные конструкции оказываются для него пока недоступными (масина – машина, но кобика - коробочка). Р.Е. Левина указывает на то, что при сохранении ребенком четырехсложной и многосложной структуры слова, звуковой состав слов стирается. И одни и те же звуки в двух-трехсложных словах произносятся ребенком правильно, а в четырехсложных словах или сочетаниях слов они будут произноситься неясно (бабуська, НО пиизять аяёту (провожать на работу)).

Усвоение трехсложной слоговой структуры происходит в определенной последовательности. Сначала появляются слова состоящие из открытых слогов, затем слова со стечениями согласных, и после трехсложные слова с закрытыми слогами (касёта – конфета, батика – рубашечка, кастюля - кастрюля).

Ребенок на этом этапе активно овладевает звуковым составом слов в результате соотнесения и сравнения фонем, то есть у него «возникают начатки «наблюдений» над звуковым составом слова и фонетических отношений» (Р.Е. Левина, 1961). Ребенок в возрасте около двух лет может допускать определенные ошибки при произнесении слов, например вместо «мак» говорит «гам», вместо «тыква» - «тывка», вместо «моется» - «моеста», что в свою очередь может указывать на то, что он выделяет эти звуки из всего звучания слова, но пока произносит их в неправильной последовательности.

Появление у ребенка способности к воспроизведению трехсложных структур становится благоприятным условием для наблюдения над звуками и выделения отдельных фонем. Ребенок понимает разницу в предметном значении слов, но разницы звучания он еще не улавливает и поэтому он вынужден пользоваться одинаковыми словами для обозначения разных предметов до определенного времени (пояс – пояс и поезд). О перерастании уровня значения по сравнению с фонетическими средствами свидетельствует и тот факт, что ребенок в этот период формирования речи может различать два предмета, но будет смешивать в понимании два слова, отличающихся некоторыми звуками (например, пакет - букет)

Таким образом, активный рост лексики, в этом периоде стимулирует дальнейшее уточнение звукового восприятия. В это же время совершенствуется понимание и употребление грамматических категорий, которое напрямую связано с активным развитием фонематических процессов и потребностью ребенка в уточнении морфологических элементов слова.

Р.Е. Левина, рассуждая о влиянии друг на друга фонетики, лексики и грамматики, говорила о том, что процесс различения ребенком грамматических значений, вместе с увеличением словаря, с возрастающей дифференциацией предметных значений слов будет способствовать более расчлененному восприятию звукового состава слова.

Большую четкость и определенность на этом этапе речевого развития приобретают звуки, входящие в состав морфологических элементов слова. при этом Р.Е. Левина отмечает, что четкость произношения в первую очередь проявляется во флексиях (сасины вместо сасиси; бабины вместо бабиби), в то время как корневая часть слова еще может звучать нечленораздельно (Улёлёкины - Игорёкины). После того как ребенок начинает выделять флексии в его речи появляются новые слова с соответствующим согласованием (бабин хеб, сасин хеб (хлеб)).

Ребенок в этом периоде развития речи, в процессе наблюдения за речью окружающих, усваивает отдельные обозначения для предмета, его свойств, действий, им производимых, для определения числа, то есть в лексиконе ребенка помимо существительных и глаголов появляются прилагательные, наречия, числительные. Такие значительные изменения в словаре, его количественный рост и рост уровня обобщений связаны с переходом к пользованию грамматическими формами.

В этом периоде в речи ребенка появляются предложения, состоящие из двух и трех слов, но ребенок при этом еще продолжает пользоваться и однословными предложениями, характерными для второго периода. Также ребенок продолжает использовать поясняющие жесты, выразительные интонации, с помощью которых старается сделать более понятными свои фразы.

Таким образом, ведущей для этого периода становится способность ребенка воспроизводить трехсложные структуры, что в свою очередь создает почву для аналитической работы над звукопроизношением, т.е. ребенок начинает контролировать свое произношение на слух. С другой стороны, возросшие фонетические возможности влекут за собой расширение морфологических средств и, как следствие, рост лексики. В то же время прослеживается и обратное влияние лексико-грамматического развития на совершенствование фонетики. Возрастающая дифференциация лексических и грамматических значений будет стимулировать развитие фонематической стороны.

Четвертый период формирования речи.

Благодаря способности произносить четырехсложные и многосложные структуры процесс развития речи в этом периоде проходит еще более интенсивно. Слоговые структуры, произносимые ребенком, становятся все более сложными не только по количеству слогов, но и по их характеристике (волетики – волосики, поговаий – поговорил, матиськами – с мальчишками, сковаада - сковорода). К трем-четырем годам оказываются преодоленными все трудности, связанные с произношением различных звуковых сочетаний (Р.Е. Левина, 1961). На этом уровне почти завершается процесс усвоения правильного произношения звуков. По мнению Р.Е. Левиной в этом периоде происходит преодоление проявлений «физиологического косноязычия».

Одновременно с вычленением тонкой разницы звучания фонетических элементов речи возникает новый уровень значений слов. Ребенку становится доступным обобщение на основе более отвлеченных признаков, умение понимать отношения данные не только в наглядном опыте.

В процессе формирования речи ребенок не просто воспроизводит слова услышанные от взрослого, он проводит активную познавательную работу по наблюдению над звуками, словами, морфологическими элементами. А вместе с этим и по мере того, как совершенствуется употребление ребенком все более сложных слоговых структур, происходит дальнейшее развитие грамматических форм. В этом периоде в речи ребенка отмечаются явления морфологического анализа слов, он начинает пользоваться различными морфологическими элементами (окончаниями, суффиксами, приставками) Р.Е. Левина приводит много примеров из речи детей свидетельствующих о манипулировании ими корнями и суффиксами (заслоняешь, слон ты).

Явления детского словотворчества Р.Е. Левина также связывает с возникшей у ребенка способностью к морфологическим обобщениям. Автор указывает на то, что морфологические элементы слова в этом периоде речевого развития начинают существовать сами по себе, как некое обобщенное образование, а не только в привычной для ребенка структуре знакомых слов.

Таким образом, к концу четвертого периода формирования речи по Р.Е. Левиной (конец дошкольного возраста), ребенок преодолевает сложный путь овладения речью. Появление способности к воспроизведению четырехсложных и многосложных структур создает условия для расширения активной речи. На этом уровне почти завершается процесс усвоения правильного произношения. Наряду с вычленением тонкой разницы звучания фонетических элементов слов все интенсивнее проходит процесс морфологического анализа, ребенок начинает манипулировать корнями, суффиксами, приставками. По мере усложнения слоговой структуры происходит дальнейшее развитие грамматических форм.

Резюмируя вышеизложенное можно отметить следующее: периодизация речевого развития ребенка, предложенная Р.Е. Левиной, при несомненном совпадении определенных моментов в онтогенетическом развитии речи, обозначенных в других классификациях, рассмотренных выше, имеет ряд особенностей, которые не нашли отражения в работах других авторов. В периодизациях А.Н. Гвоздева, Г.Л. Розенгарт-Пупко, А.А. Леонтьева основное внимание уделено отдельным компонентам речевой системы (лексике, фонетике, грамматике). В то время как в работе Р.Е. Левиной процесс становления речи рассматривается в условиях раскрытия взаимодействия между развитием фонетической и лексико-грамматической сторон, которое способствует переходу ребенка с одной ступени речевого развития на другую. Именно в периодизации Р.Е. Левиной учтен момент того, что развитие звуковой стороны речи у ребенка проходит в неразрывной связи с усвоением словаря и грамматического строя.

В каждом периоде формирования речи, описанном Р.Е. Левиной, четко прослеживается взаимосвязь компонентов речевой системы и их взаимозависимость, приоритетность формирования отдельных компонентов по сравнению с другими, а также условия и предпосылки формирования каждого из них.