• Название:

    Провокация

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOCX
  • или

Провокация

http://ficbook.net/readfic/892374 

Автор: fucking shame (http://ficbook.net/authors/209645)
Беты (редакторы): Lana Din (http://ficbook.net/authors/154895), Map the Soul (http://ficbook.net/authors/192110) 
Фэндом: EXO - K/M, Lu Han (кроссовер) 
Персонажи: Сехун/Лухан
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Повседневность, PWP, Songfic, ER (Established Relationship)

Размер: Мини, 6 страниц 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен 

Описание:
Сехун терпеть не может, когда Лухан позволяет себе обниматься с кем-то кроме него. Сехун сходит с ума, когда Лухан томно шепчет на ухо кому-то другому, при этом улыбаясь так сладко, что перехватывает дыхание. Сехун собственник до мозга костей, а Лухан совсем не подозревает о ревности своего парня. Не подозревает и продолжает тихо выводить младшего из себя. 

Посвящение:
эх... тебе, Алинка ;З 
люблю тебя *-* 

Публикация на других ресурсах:
Если Вы размещаете ссылки на мои работы в соц.сетях, прошу, извещайте меня об этом в ЛС. 
Спасибо. 

Примечания автора:
...ужас просто космически-невьеб*нной величины, да. простите меня... сплошные штампы и банальности. я сама себе не нравлюсь :С

НОВАЯ ГРУППА: http://vk.com/club71911770

*Провокация:
№2 в жанре «Songfic»
№3 в жанре «ER (Established Relationship)»
№8 в жанре «PWP»
№16 в жанре «Повседневность»
№33 в жанре «Слэш (яой)»
№43 в общем рейтинге всех жанров

SHINee - Orgel



Когда Лухан ласково щурит игривые глаза и наигранно лениво тянется к нему тонкими, словно выбеленными пальцами, Сехун только сглатывает вяжущий привкус на языке и спешит удалиться в свое общежитие, в одиночестве оставляя на диване обиженного и растерянного блондина.

Старший, впрочем, не долго унывает и тут же тянет на себя мимо проходящего Тао, обнимая того всеми руками и ногами, заливисто смеясь на недовольное ворчание да совсем уж неуверенные попытки сопротивления. 

Лухан веселится.

Сехун до металлического привкуса прокусывает внутреннюю сторону щеки, остановленный что-то счастливо щебечущим Сиумином. Только О не слушает. Он полностью поглощен сдавленным смехом и всплесками непонятных ему китайских слов с редким корейским из гостиной.

Резкий вскрик знакомым тембром прогоняет по спине мурашки.

Неожиданный грохот и резкий взрыв смеха Цзытао. 

О стискивает зубы и вымученно улыбается немного ошарашенному происходящим в гостиной Минсоку. Тот, в отличие от стоящего спиной Сехуна, прекрасно все видит. 

И это почему-то бесит младшего.

- Прости, хен, мне надо идти, - не обращая внимание на все последующее, О захлопывает за собой дверь.

Спиной облокачиваясь о ее прохладную поверхность, Сехун судорожно выдыхает, ощущая дрожь в коленях и подступающую, душащую ревность. 

О слышит, как трескается скорлупа на его терпении.

***

- Ка-ай, - нагло тянет Лу, вцепившись обеими руками в плечо шатена да раскачивая его из стороны в сторону. - Ка-ай, ну покатай! 

Старший уже чуть ли не хнычет, наигранно дуя пухлые губы и возмущенно хмурясь. Джонин же сильнее кутается в плотную толстовку и неизменно молчит. Но от пронзительного взгляда сидящего напротив Сехуна не ускользает довольная, широкая улыбка, выглядывающая из-под широкого капюшона. О поигрывает желваками и сильнее стискивает пальцы на своих бицепсах, борясь с желанием вскочить со стула и ударить Кима. Чтобы так счастливо не лыбился. 

- КаАй! - внезапно подскочивший на ноги Джонин заставляет встрепенуться всех сонных мемберов и самого О.

Парень в охапку сгребает смеющегося Лухана, кружа его по небольшой комнате ожидания. Все, смотря на этих двоих, невольно оживляются, разбрасываясь ироничными комментариями в их адрес и улыбаясь. Атмосфера разряжается. 

К Лухану внезапно подскакивает что-то невнятно причитающий Сухо, осторожно, стараясь быть не задетым его ботинками, перехватывая блондина за талию и дергая того на себя. Летят протирать паркет все трое. 

Громкий смех сотрясает стены.

Сехуну не смешно.

Счастливо улыбающийся Лухан, стараясь спихнуть с себя тяжелую, ржущую тушу Кима, ловит на себе недобрый взгляд О. Его улыбка несколько меркнет, а в теплых глазах читается обеспокоенный вопрос.

Лухан не понимает.

Сехун злится еще больше.

***

Когда к Лу всем телом прижимается по-кошачьи усмехающийся Чанель, притесняя глупо хихикающего старшего к кухонному столу под всеобщее улюлюканье, О чувствует, как съезжает его крыша. 

Пак сверкает своими хитрыми гляделками, а Лухан мягко, но самоуверенно растягивает пухлые губы в улыбке. 

Сидящий рядом с мрачным Бэкхеном Крис недовольно фыркает и утыкается носом в свою чашку кофе, замечая с головы до ног покрасневшего Исина. 

- Хм. Я раньше не думал об этом, но они хорошо смотрятся вместе... - задумчиво шепчет ему на ухо Чен, пожевывая соломинку от коктейля. 

Ифань вновь фыркает. Ему все равно, кто с кем смотрится. Чанель не в его подгруппе, значит, Криса он и его "фанкамность" с Лу не заботят. 

Мгновение, и привычное, мирное утро взбудораживает неприятный лязг фарфоровой кружки, что была остервенело скинута на дно раковины. Все замирают, переводя ошарашенные взгляды на Сехуна, стоящего ко всем спиной.

О, не говоря и слова, разворачивается и быстрым шагом спешит скрыться в своей комнате, оставляя после себя дикое напряжение. 

- Такой ревнивый, - слишком спокойно произносит Кенсу, тут же получая легкий толчок в плечо от Сиумина и укоризненный взгляд от Тао.

Все внимание возвращается к Чанелю и Лухану, которые, потупив взгляд, поспешили отстраниться друг от друга и вернуться на свои места, продолжив завтрак.

- Тебе надо с ним поговорить, - так тихо, чтобы расслышал только он, говорит Сухо, и Лухан мысленно соглашается. - Я отмажу его перед менеджером, а ты пока с ним поговори. Общежитие будет пустым, так что орать друг на друга можете спокойно.

Лухан тихо, но обижено бурчит что-то себе под нос, но со стула поднимается.

***

Не успевает блондин пройти в комнату, как сильные руки буквально прибивают его к крепкой поверхности гладкой, холодной двери. Лухан судорожно и испуганно втягивает кислород сквозь плотно стиснутые зубы, а широко распахнутые глаза ловят сердитый взгляд. 

Без слов Сехун подается вперед и болезненно кусает мягкие, пухлые губы, тут же зализывая проступающие трещинки раздражения. Он крепко-крепко жмурится в ожидании удара... и не может сдержать исступленного вздоха, когда старший ищущими, цепкими пальцами обхватывает его напряженную шею, податливо прижимаясь к часто вздымающейся груди. 

Им надо было поговорить... да. Именно поговорить...

И Лухан доверительно отвечает на глубокий, собственнический поцелуй, робко приобнимая Сехуна за шею. 

- Ты провинился, хен, - жестко вглядываясь в потерянные, но подернутые поволокой возбуждения глаза, проговаривает Сехун, не спеша лязгая своей ширинкой и приспуская с ягодиц светлые джинсы. - Ты же понимаешь, да?..

- Я что, уже и не имею права общаться с парнями?.. - тихо, едва слышно бормочет себе под нос Лухан, наверняка вряд ли что-то сейчас понимая и лишь завороженно наблюдая, как внизу тонкие, красивые пальцы Се поглаживают ярко-желтую резинку боксеров. 

- Нет, хен. Ты же мой. - О позволяет себе небольшую, слегка раздраженную прошедшими событиями улыбку. - Поэтому надо просить прощение, - произносит О и грубой хваткой сжимает жесткий, карамельный затылок, с наслаждением замечая, как в удивлении распахиваются пышные ресницы, и соблазнительно приоткрываются пухлые губы.

- Что?..

На открывшийся вид изогнутой молочной шеи Сехун усмехается и подается чуть вперед. Его горячий кончик языка скользит по дерзко проступающим из ворота широкой футболки ключицам, по высокой линии челюсти, обхватывает мочку порозовевшего уха и прикусывает ее острыми зубами. Лухан судорожно вздрагивает и закусывает губы, сдавливая ладонями его напряженные плечи. 

Сехун усмехается, заставляя под его тихим выдохом пронестись мурашкам по шее Лухана, и, обманчиво-мягко чмокнув его в хрящик уха, резко смыкает зубы на линии артерии. Он чувствует, как ускоряется чужой пульс.

Подавившись воздухом, Лухан в испуге распахивает веки и сильнее сдавливает его плечи, но молчит. Дрожит и топит в своем возбуждении острые, болевые ощущения. А Се, сдерживая порыв сжать челюсти сильнее, отстраняется, широкой поверхностью языка зализывая проступающий на красивой коже кровоподтек и отстранено думая, что завтра нунам придется постараться, чтобы выпустить "олененка" на сцену. Лухан судорожно выдыхает, едва ли не обмякая в его крепком кольце рук.

- Что ты хочешь? - то, что он давно возбужден, О чувствует своим бедром, и поэтому позволяет себе самодовольную улыбку.

- Сделаешь мне минет, Лу? - тихо нашептывает безвольному старшему О, с удовлетворением чувствуя, как Лухан прижимается к нему всем телом. Молчит и тихо сопит ему куда-то в изгиб плеч. - Ну?..

- Только если один раз... - и Сехун едва сдерживает себя от довольного смеха.

Лухан скользит дрожащими руками по его плечам, крепким бицепсам, изгибам локтей, запястьям, талии и проникает за тугую резинку его нижнего белья, параллельно вздергивая вверх темную толстовку Сехуна, оголяя вздымающуюся грудь. 

Тихо втянув в себя теплый воздух комнаты, О опускает широкую ладонь на макушку Лухана, путая в длинных пальцах крашеные локоны и чуть откидывая голову назад. Прохладная подушечка большого пальца поглаживает рубиновую головку, размазывая смазку по ложбинке уретры, и тут же мягкая ладонь опускается вниз, затем медленно, размеренно, чуть сжимая эрекцию, возвращается обратно к концу. Теплые, пухлые губы обхватывают его возбужденные соски. Влажным кончиком языка Лухан круговыми движениями ласкает нежную кожу вокруг горошины, время от времени подцепляя ее зубами и принуждая Сехуна томно вздыхать, едва не срываясь на сдавленные полустоны.

Медленно опустив взгляд, Сехун старается не задохнуться, вдыхая через плотно сжатые зубы внезапно потяжелевший кислород, и наблюдает, как выразительные скулы старшего оттенил лихорадочный румянец, и как его тело сковывает крупная, неудовлетворенная дрожь. О внезапно посещает непреодолимое желание прикоснуться к конфетным волосам, вдохнуть мягкий запах миндального шампуня, как Лухан неожиданно нетерпеливо отстраняется от его груди, напоследок ловко лизнув чувствительную бусину. 

Он опускается перед ним на колени, немного судорожно приспустив чужие брюки вместе с нижним бельем. Было захотев прокомментировать такое очевидное желание хена "сделать ему приятно", О только крепко зажмуривается и шипит. Лухан обхватывает небольшой ладонью его член, сдавливая плоть в крепких пальцах и совершая методичные, поступательные движения, с несколько извращенной заинтересованностью наблюдая, как проступает естественная смазка на конце его возбуждения. Сехун лишь успевает сглотнуть вязкую, внезапно быстро скопившуюся во рту слюну, как пульсирующая головка оказывается в кольце мягких, горячих губ, буквально заставляя его впиться зубами в собственную ладонь, чтобы не известить всех остальных членов группы о пикантных подробностях личной жизни "милых ХунХанов". 

Круговым движением, широко облизав шапочку, Лухан двигает головой чуть вперед, втягивая щеки и прижимая член к теплому небу шероховатой поверхностью языка. Сехун вздрагивает от внезапно настигнувшей его волны сладкого томления и не может сдержать потребности чуть закатить глаза. Но он не предпринимает каких-либо действий. Только исступленно покусывает раскрасневшиеся губы и мечется где-то внутри, распираемый от непреодолимого желания впиться пальцами в карамельную макушку, принуждая двигаться Лухана чаще, а заглатывать глубже. Но он стойко давит рвущиеся наружу томные полустоны, зарываясь ладонями в собственные, чуть взмокшие у корней волосы и просто знает, что Лу его не разочарует.

И, в доказательство его убежденности, тот неожиданно заглатывает плоть до самого основания, отчего Сехун все же не сдерживается и ударяется лбом о холодную дверь, буквально притесняя к ней стоящего в его ногах Лухана. От этого старший немного замедляет амплитуду движений и недовольно похлопывает его по бедру, прося чуть отстраниться. О слушается и только опирается покрытыми испариной ладонями о лакированное дерево, опуская голову и наблюдая, как старательно выполняет его просьбу его хен. А Лухан ведь редко балует Сехуна такими "подарками", считая, что как бы это ни было приятно - в первую очередь подобное не гигиенично. Педант хренов. Поэтому Сехун растягивает уголки тонких губ в улыбке и прикрывает глаза, стараясь запомнить этот момент надолго. По крайней мере до того момента, как Лухану в очередной раз надоест сторониться согруппников, и он вновь начнет выводить О из себя. 

В эти минуты Сехуну даже немножко кажется, что он находится где-то в ирреальности и сейчас проснется под давлением удушающего наслаждения и каменного стояка... Но проходит мгновение, другое, а его напряженный, словно увязший в ненасытную потребность кончить член двигается в горячем рту, а умелый язык старательно обводит каждую вздувшуюся венку на стволе. Прохладные пальчики как-то необдуманно ласкают и перебирают яички, оцарапывая мошонку и временами сдавливая основание его эрекции, почти доводя О до бессознательного состояния. 
Совершая еще один глубокий заглот, Лухан отстраняется, облизывая покрасневшие, немного раздраженные трением губы, и размазывает слюну вперемешку со спермой по длине возбуждения. Он немного отстраненно улыбается, бросая взгляд на полностью ушедшего в эйфорию Сехуна и не глядя наклоняется к его паху, томно целуя головку, вызывая ее дрожь и раздраженное рычание сверху. Но, явно не замечая в резко сжавшихся кулаках О угрозы, он мучительно плавно проводит всей поверхностью языка от основания до кончика, чуть прижимая плоть к животу, и сразу же вбирает до конца, сжимая гортань и совершая несколько сильных, настойчивых движений головой.

Сехун с низким, сдержанным стоном кончает в его рот, не предупреждая, и Лухан давится, удивленно распахивая глаза с проступившей на них влагой. 

- Какого?!

- Прости, хен, - довольно улыбаясь, немного с запозданием отвечает на возмущение О, шумно дыша и массируя яркий загривок старшего ослабевшими после оргазма пальцами. - Ведь, если просишь прощения, надо уметь делать это профессионально... а в конце ты все же облажался...

Светлые брови сходятся на переносице, и сильные ладони толкаются в его колени. Вся покорность испаряется из его образа.

- Да пошел ты!

Лухан недовольно поднимается с колен, тяжелым шагом направляясь в сторону ванной, а О тихо смеется, не замечая отбитый о жесткий ковер при падении затылок.

-Эй! Ну хен! Ну не злись, - лениво и через улыбку тянет О, устало поднимаясь на подгибающиеся колени да запихивая в трусы вялый член. Натягивает джинсы, но ширинку не застегивает. 

- Я сказал, чтобы ты свалил! - обиженно доносится из закрытой двери ванной под сопровождение мягкого шума воды. - Я хочу отдохнуть от твоей заносчивости хоть пару минут!

Выдыхая, Сехун прикрывает глаза, довольно чувствуя накрывшее его естество подобно большому теплому одеялу пряное наслаждение, и потирает переносицу. Улыбается шире.

- И что ты там собрался делать?..

- Дрочить, блин! - грубо. Напор воды увеличивается, шум не позволяет больше разговаривать, не переходя на повышенные тона.

Сехун, хмыкая, падает на рядом стоящую кровать и едва ли не стонет от удовольствия. Вся ревность и злость О утихают, и он успокаивается подобно умеренному океану. А еще думает, что надо все же иногда, но разрешать Лухану дурачиться с остальными парнями... может быть. Ведь подобные провокации Сехуну со временем начнут явно очень нравиться. 

***

- Как-то... громко и протяжно они разговаривают, не находите?.. - хмыкает в кружку Чанель, довольно жмуря хитрые глаза. 

- Просто заткнись, - тихо шипит Бэкхен, отвешивая парню тяжелый подзатыльник и вставая со стула. За ним следуют и остальные члены группы, звякая посудой да многозначительно переглядываясь, даже не стараясь скрыть ехидных улыбок.

По идее, завтрак должен был закончиться еще минут пятнадцать назад. Но... просто из кухни лучше слышно.

Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/892374