• Название:

    Я люблю тебя

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Глава 1.

Мара

Этой ночью никто никого не беспокоил, даже меня, хотя сегодня был мой день рождения. То, что произошло с главной героиней, то есть со мной, случилось именно в эту ночь. Я не праздновала его как раньше, с большой группой друзей, мы не завалились на дискотеку, ничего такого, что должно быть на днях рождения не намечалось. Все было наоборот, я сидела дома одна, но не из-за того, что поссорилась со всеми своими друзьями одновременно, нет, мы с друзьями договорились собраться в парке в десять вечера. Я уже оделась, взяла ветровку, и тут что-то случилось со всеми моими чувствами восприятия окружающего мир, в глазах потемнело, я перестала слышать звуки, потеряла координацию и очутилась в этом непонятном лесу. Я просто лежала на лестной подстилке из листвы и старой травы в полном одиночестве. По близости не ощущалось присутствия человеческого жилья: не было запаха дыма, идущего из трубы, звука открывшейся двери, не слышались голоса домашней скотины, ничего, лишь где-то далеко шумел ручеек. На этот звук я и пошла.

Меня окружала полная тьма, деревья казались непонятными существами, которые вытянули свои корявые руки, чтобы схватить тебя. Ветки царапали, словно когти диких животных, неприкрытую одеждой кожу, оставляя кровоточащие следы. Я подошла к ручью, и в его отражении увидела молодую прекрасную девушку с темно-русыми волосами, глазами, похожими на траву во время дождя, с темными полосами около зрачка. На мне была одета черная футболка с изображением китайского иероглифа, означавшего вечную жизнь, черные джинсы и того же цвета кроссовки. Наша компания имела свой стиль одежды, в котором преобладали цвета черного и темно-фиолетового, цвета темного неба, хотя были яркие акценты на одежде, но это было редкостью. В общем, мы были похожи на готов, но не относились к их касте. Перед моими глазами встала сцена, как мы обещали друг другу, что не оставим в беде никого, всем будем помогать и если кто-то из нас умрет, мы будем мстить. Сейчас я поняла, что все это было глупо, в скором времени мы все закончим школу и разъедемся в разные высшие учреждения. С кем-то мы будем поддерживать связь, кого-то забудем. И напоминать о былых временах нам будут только старые детские фотографии. Вдруг я сквозь шум ручья услышала какой-то непонятный звук, похожий на скрежетание железа по крыше, этот звук был настолько чужд природе, что я сразу поняла: какое-то животное попало в ловушку и теперь ему очень плохо. Я знала, что отчаявшееся животное готово на все радо сохранения собственной жизни, но не могла оставить его мучиться, и пошла на звук, чтобы помочь.

Когда я увидела перед собой «бедное животное», я была поражена его размерами и формой. Он не был похож ни на одно существо, которое я знала, хотя и увлекалась изучением редких видов животных. Я могла назвать больше десяти отличий животных одного вида, но посмотрев на это существо, я не смогла сразу понять, какие признаки относятся к тому или иному организму. На некоторых местах тела располагались узоры из темно-зеленых чешуек. Его тело было похоже на огромного гепарда с кожистыми крыльями. Зрачки глаз были вытянуты горизонтально, таких глаз не было не у одного известных мне животных, они охватывали весь периметр возле их обладателя минимум на 30 метров. Но одно я поняла сразу - это была самка, потому что возле нее крутился такой же, но уменьшенная копия взрослого животного, детеныш. Он осматривал то, куда попала его мать, и изредка поскуливал, было видно, что он голодный, видимо, из-за боли мать не могла кормить детеныша. Посмотрев на лапы, я увидела, что животное попало в капкан, который расставили охотники, появившиеся здесь этой осенью. Увидев меня, самка вскочила на ноги и грозно зарычала, услышав предупреждение об опасности, детеныш прижался к матери. Мне стало жаль их, и я стала подходить к ним мелкими шажками и с вытянутой вперед рукой, дабы показать, что я не желаю им зла и у меня в руках ничего нет. Чтобы она подпустила меня поближе, я стала говорить глупости, не останавливаясь. Говорение отвлекает от действий и, видимо, на самку, моя болтовня подействовала, она слегка успокоилась, но продолжала тихо предупреждать, чтобы я не подходила слишком близко.

-Ну, тихо успокойся, пожалуйста, дай мне подойти. Кстати, я - Мари. Мое полное имя Мария, но предпочитаю, чтобы меня звали Мара или Мари. Будем знакомы. Я не знаю, как зовут вас, но это не так уж и важно. Сейчас главное, чтобы вы дали мне подойти к вам и помочь освободиться от этой глупой железячки, которая наглым образом позволила себе ухватиться за вашу ногу. Я бы тоже рычала на всех, но воздержалась от укусов, можно ведь занести инфекцию или убить нечаянно спасающего вас и желающего только добра, а это ни одной из сторон не нужно,- говорила я. С каждым шагом я увеличивала количество сказанных мною слов.- А у вас прекрасный ребенок. Мальчик или девочка? А как вы его назвали? Нобилис? Прекрасное имя, в переводе с латыни означает «благородный». А он очень похож на вас, сразу видно, кто его родители.- Я уже подошла к животному, оно очень внимательно меня слушало, наверно, оно меня понимало, но не хотело прерывать мой бред. Я продолжала разговаривать и вскоре оказалась около защемленной ноги, присев возле капкана, я взялась за створки, но существо дернулось и протащило меня и капкан несколько метров, оно рычало от боли, и мои просьбы угомониться не помогали. Тогда я перешла к решительным действиям. Так как я была не слабой девушкой, я зацепилась ногами за выпирающий из земли корень дерева и рывком раскрыла зубья капкана.- Вот и все, а ты переживала…- Начало было я, но увидела перед собой пасть с острыми зубами. Она быстро надвигалась на меня, и я еле успела выставить перед собой руку, чтобы защитить лицо, как почувствовала острую боль в пронзаемых мышцах руки. Меня словно пронзили множество стрел с нечищеными наконечниками, боль была настолько сильна, что я не видела перед собой ничего кроме яркого ослепительного света, который не желал прекращаться, но все же я продолжала ощущать, как сильные челюсти продолжают сжиматься на моей левой руке. Последнее, что я запомнила, перед тем как отключиться это мысль, что мне конец.

Глава 2.

Мара

Не знаю, сколько прошло времени, но проснулась я на чем-то мягком. «Это грань между смертью и жизнью,- подумала я, но тут же в голове пронеслась тревожная мысль.- Я слишком молода, чтобы умирать, таким образом, от боли умирало меньше половины жертв пыток. А так как я не являюсь жертвой пыток, значит, не умерла. Я не умерла. Что это?»

Моего слуха коснулось что-то знакомое, но очень далекое. Я лежала и не понимала, что это шумит и мешает мне решать дальше корчить из себя мертвую. Я решилась встать и прикончить нарушителя моего мысленного монолога, но я не смогла никого прикончить, так как это был мой телефон, сообщавший о новом звонке. «Мара, ты наглым образом не пришла на вечеринку, которую мы устроили для тебя. Если ты нам не позвонишь и не объяснишься в течение дня, мы обидимся на тебя и не будем разговаривать с особой, у которой сегодня был день рождения. Но если ты все таки захочешь извиниться перед нами лично, то ты знаешь, где нас найти. Все еще твоя подруга Нэс.» Все заглохло, и в моей памяти стали собираться картинки сегодняшнего вечера: мое день рождение, которое я не встречу, до неприличия странный лес, в котором я повстречала животное, пытавшееся меня убить… Я встрепенулась, вспомнив, что я серьезно ранена и должна истекать кровью, но, посмотрев на свою руку, я не увидела оторванной кисти и свисающих ошметков мяса, она была просто полностью проколота, и в дырочки мог влезть колпачок ручки. Я сидела и молча смотрела на эту картину, из моих глаз потекли слезы и закапали на раны, когда первая слезинка коснулась открытого мяса, мне стало по-настоящему обидно, как могло эта неблагодарная тварь божья ранить меня, спасительницу. Просидев в состоянии невменяемости около часа, я нащупала здоровой рукой мобильник и набрала номер.

- У телефона, говорить четко и громко, абонент без слухового аппарата в ушах и может не услышать вашу просьбу,- послышалось в трубке.

-Хирург, в следующий раз, если я услышу еще раз такое приветствие, тебе придется купить этот слуховой аппарат. А теперь слушай сюда, - вздохнув полной грудью я, посмотрев на свою «красивую» руку сказала,- приезжай ко мне и будь готов к ужасной участи, коли мне не понравиться твоя работа, я тебя придушу. Без вопросов дуй ко мне на квартиру и побыстрей.

Во время ожидания гостя я успела, слегка убраться в комнате: положить подушки на диван, собрать валявшиеся на все поверхности, имеющейся в комнате, в одно место, убрать игрушки младшего братишки. Также я приготовила бинты, марлю, спирт, иголку с ниткой, ножницы и другое, что обычно используется для промывания, зашивания и обматывания ужасных ран, имеющихся на теле. Дверной звонок прозвенел так неожиданно, что я вздрогнула. Накинув на себя халат, чтобы Хирург сразу не заметил, по какому поводу я его позвала, пошла, открывать дверь.

-Привет, зачем звала,- сразу спросил Хирург. Вообще-то его настоящее имя Михаил, но все его друзья зовут его Хирургом, потому что он собирается поступать в медицинский колледж. Также он имеет нюх на раны и всякую дребедень, называемую вывихами, растяжением, переломами, сотрясением мозга и прочего. Неудивительно, что он сразу сказал следующее,- можешь не прятать свою руку под халатом, будем тебя приводить в прилежащее состояние. Как я уже понял, твои родители сейчас не дома, и мы можем оперировать тебя, не опасаясь их внезапного появления в твоей спальне. Кстати, с днем рождения.

-Спасибо. Я не думала, что ты придешь так быстро и не смогла сама промыть рану водой,- я сняла халат, и увидела, что Михаил содрогнулся от увиденного, но мгновенно спрятал свои чувства, видимо он никогда не видел столько сквозных ран на такой маленькой поверхности тела.

- И где ты так умудрилась покалечиться? Ну что ж, пойдем промывать сначала водой, а уже потом обработаем рану спиртом и будем зашивать.

Он отвел меня в ванную комнату и включил теплую воду, прежде чем протирать влажной тряпочкой мою руку, он осмотрел ее на наличие веточек и прочей ерунды, которая может сделать еще больнее. Не обнаружив ничего, он стал слегка проводить тряпочкой по коже. Я слегка застонала, но когда Хирург посмотрел на меня, я улыбнулась и кивнула, чтобы он продолжал. Я подумала, что хуже быть не может, но закончив промывать рану водой, Хирург взял вату, смоченную в спирте, и я поняла, что хуже может быть всегда, даже если считаешь что это потолок и дальше двигаться невозможно. Когда капли спирта попадали на раны, я чувствовала, как они проникают в капилляры и сливаются с клетками крови, окружая их и двигаясь вместе с ними по всему моему телу, словно первооткрыватели новой земли. Михаил что-то говорил, но я его не слышала, боль отбросила мое сознание на многие годы назад, когда я еще была совсем маленькой. Когда еще не думаешь о следующем дне, просто живешь сегодня и сейчас. Тогда же был жив ее старший брат.

Глава 3.

Мара. Много лет назад

День был солнечный, ярко светило небо, пели птицы. Родители и двое детей: старший Саша, младшая Мари бежали перед родителями и гоняли голубей, сидевших на асфальте. Вокруг бегали ребятишки с их двора. Все радовались солнцу. Родители шли и разговаривали о чем-то, посматривая на детей. Они были очень сильно встревожены. Мара почувствовала, что на нее кто-то смотрит, она оглянулась и увидела женщину, на ней было черное облегающее платье, в котором ходят на вечера, но волосы на женщине были растрепаны, словно она быстро бежала. Маре не понравилось это несоответствие, и попятилась назад, желая быть подальше от этой странной женщины. Но девочка не могла сдвинуться с места, словно ее удерживала невидимая нить, заставляя оставаться на месте и не давая даже повернуться, чтобы посмотреть, как далеко ушла ее семья. Вдруг в ее голове раздался старый скрипучий голос: «Это не твоя настоящая семья, тебя с братом нашли на улице, когда тебе не было и года. Эта семья была так добра к вам, что я не пришла за вами, я надеялась, что вы сами вспомните обо мне, своей настоящей матери, но вы были слишком счастливы, что не услышали зов крови, который я посылала вам, но у меня была одна оставшаяся радость. Сын. Он остался со мной, тогда как вы с братом убежали искать счастья вне стаи. Теперь я пришла за вами, но сначала я передам тебе дар, который ты потеряла.» Голос все говорил и говорил, увлекая девочку за собой в темный лес, в котором властвовала сила, где законом было слово сильного, и слабым приходилось прятаться в своих норах. Девочка неслась над деревьями, и под ее ногами простирался нескончаемый лес, в который не проникал ни единый лучик света. Мара видела холмы, на которых отдыхали волки, уставшие после охоты. Девочку резко потянуло вниз, она вскрикнула. На земле, к которой она стремительной приближалась, стояли строения, похожие на сдвоенные шалаши.

Строения становились все ближе и ближе, и Мара уже подумала, что она столкнется со стеной, но вдруг она очутилась в помещении, полностью уставленной мебелью: старинными стульями и креслами, стоявшие в круг, посреди которых стоял огромный стол, заваленный старыми потрепанными книгами с неизвестными знаками, высушенными травами и порошками, лежавшими кучками. Среди этих вещей девочка увидела большое зеркало отражавшее стену, за спиной ребенка, и, приглядевшись, Мара увидела в поверхности зеркала черноволосую девушку, с глазами испуганной лани. Девушка улыбнулась и поднялась с кровати. Она подошла к Маре и улыбнулась, положила руки на ее плечи и сказала:

-Наконец-то ты пришла, а то я уже не знала, что делать с твоим даром. А теперь можно вернуть его настоящей хозяйке, и он будет рад вернуться к тебе, но ты должна развивать и беречь его, разговаривать с ним.

Пока девушка разговаривала, ее руки сильно сжали плечи ребенка, и по ним побежало тепло, которое постепенно нарастало и стало обжигающим. В комнате погас свет, но и в темноте Мара различала предметы, стоящие в помещении, словно и не было темно, девочка ощутила сладкий запах свежих весенних цветов, родниковой воды, запахов было так много, что девочка не смогла понять, где заканчивается один запах и начинается другой. Обострились все органы чувств. Мара взглянула в зеркало и не увидела в его поверхности своего отражения, в нем было лишь изображение маленького волчонка с большими зелеными глазами, они смотрели с испуганным отражением на Мару. Девочка подошла к зеркалу, волчонок приблизился. Девочка подняла руку и приложила к холодной поверхности зеркала, и волчонок тоже приложил свою маленькую лапку на зеркало. Она улыбнулась, а животное помахало хвостом.

-Это твоя вторая сущность. Ты можешь дополнить ее, сделать сильнее и выносливее, но кроме этого ты можешь поменять ее облик, когда ты увидишь животное, когда оно станет для тебя родным и потянется к тебе, ты станешь походить на него, послышалось за спиной девочки. Мара улыбнулась и посмотрела на девушку, широко испуганными глазами.- Такой ты будешь, когда ты будешь расстроена или захочешь стать свободной от всего людского. А теперь иди обратно к приемным родителям, и помни, мы всегда будем тебе рады.

В глазах потемнело и все исчезло… Возле уха что-то пищало тонким голоском и считало быстро бегущее время, вроде бы прошло немного времени, но что-то в родном теле изменилось, словно положили под множества одеял и все тело затекло. Я пошевелилась, рука дернулась, и боль пронзила все мое тело. Тело сжалось в комочек, и кто-то положил руку на мою голову, не желая, чтобы я ударилась об колени.

-Лежи спокойно, иначе будет больнее, я только что подшил твою руку, а ту в этот момент благополучно отрубилась. Теперь тебе надо лежать и отдыхать. Благо твои родители не дома, можешь спать до обеда и не беспокоиться, что тебя застукают вне школы или вне больницы с такой рукой.

«Миша,- подумала я.- Я дома, а это был просто ужасный сон, но что-то в нем напоминает прошлое. Что именно? И что он делает у меня дома, когда я вне сознания лежу у себя на кровати? НА КРОВАТИИИИ!!!!!!!» Я рывком села на кровати, и снова почувствовала боль в левой руке, словно в кожу впились острые кинжальчики. Я посмотрела на руку и увидела множество красных рубцов, которые покрывались капельками крови. В памяти медленно всплывали картины леса, зубов на руке, и Миша, которого я позвала, чтобы зашить раны. Хирург взял бинт и начал нежно обматывать конечность слой бинтом за слоем, пока она не стала походить на противную сосиску, которую обмокали в майонезе и оставили лежать в тарелке, из-за нелицеприятного вида.

Ой, я забыла описать вам Хирурга. Начнем с того, что он мой одноклассник и настоящий друг. Самое запоминающееся в его внешности это треугольник из родинок на шее, он словно зовет прикоснуться к нему, у меня есть такой же на левом плече, но я его никому не показывала, я не хотела, чтобы кто-нибудь видел- это было моим слабым местом. Когда-то я была в Хирурга влюблена, может и сейчас остались чувства, я точно не знаю. Иногда он меня бесит, а бывает, что мне хочется прижаться к нему и не отпускать никуда, сказать ты мой и чтобы он нежно улыбнулся и ответил: «Никому тебя не отдам. Привяжу к батарее и буду на тебя любоваться.» Мне кажется, что он тоже ко мне неравнодушен, когда он смотрит на меня своими серыми глазами, я чувствую себя открытой и незащищенной, словно маленькой новорожденный котенок, которому нужна мать-кошка. И я получаю поддержку с его стороны, он всегда относиться ко мне как к младшей сестренке, заботиться уберегает от потрясений, и если что-нибудь случиться он всегда оказывается рядом чтобы предложить свое плечо, на котором можно выплакать все слезы и потом идти дальше с ослепительной улыбкой. И сейчас также, он закончил обматывать мою руку и присел рядом, мило улыбнулся и обнял меня за плечи, мне ничего не оставалось, как положить голову ему на плечо и насладиться покоем, исходящим от него. Так было и будет всегда, потому что я знаю: мы одно целое. Мы понимаем друг друга с полуслова.

Глава 4.

Мара

Настало утро. Я лежала на кровати и ждала. Неизвестно что должно было случиться, но я ощущала, что оно произойдет. Перед глазами поплыли картины моего далекого детства, когда мы с Сашей на дворе дома, но эта прекрасная и радостная картина сменилась болью и одиночеством того дня, когда Мара узнала, что ее брат мертв. Ей было тогда девять лет, но она знала, что больше никогда не увидит старшего брата, никогда не будут они играть как прежде. НИКОГДА. Потому что брата больше нет. Мара не будет веселиться, и радоваться новому дню. В ее сердце поселиться одиночество и холод, который будет напоминать о теплых днях раннего детства. Вместе с чувством одиночества пришла боль, разлившаяся по всему телу девушки. Боль заставляла изгибаться, корчится, рвать одежду на теле, словно причину боли. Мара лежала, извиваясь на кровати, разбрасывая все, что попадало под руку, из-за боли девушка не заметила, как на ее коже появились темно-зеленые волоски. Глаза девушки поменяли цвет с зеленого на ярко-желтые, цвет обжигающего солнца. Черты лица стали больше походить на животные, чем на человеческие. На спине у девушки появились бугорки, которые постепенно становились все больше и больше, но внезапно тело Мары перестало изменяться и оно стало возвращать себе прежнюю форму: глаза вновь приобрели зеленый оттенок, лицо стало человеческим, а кожа спины разгладилась и заблестела капельками пота. Вздох удивления и разочарования вырвался из моего горла, то, что случилось со мной сейчас, никогда не должно было произойти. В детстве у меня появлялись маленькие волоски, я видела, как моя мать грустнела, видя меня такой, отец выходил из дома, когда находил признаки того, что изменяла свой облик на полу в ванной. Я старалась не поддаваться тому, что происходило со мной, поняв, когда я начинаю меняться, я запиралась в комнате и пыталась сопротивляться. В итоге я смогла справляться с этой проблемой. Мне стало легче удерживаться себя в нормальном состоянии ради родителей, а теперь, когда их нет со мной, когда я увидела, то животное в лесу и вспомнила необычную женщину из моего детства, я была не готова к этому.

Мне нужно было чем-нибудь занять себя, и поэтому я оделась и вышла из дому. Я собиралась пойти прогуляться по городу, но направилась в сторону леса, словно какая-то нить тянула меня к нему. Мимо проезжали машины, проходили люди, куда-то спешившие. Я шла, никого не замечая, когда кто-то положил свою руку мне на плечо.

-Я думал, ты должна быть дома. Не надеялся увидеть тебя на улице так скоро.

-Хирург, ну я же не инвалид чтобы целыми днями караулить кровать. Я тоже человек, а всем людям надо выходить просвежить голову. Извини, но мне нужно спешить. Вечером поговорим, собери всех наших. Ладно?

-Ок, Мар. Там же где и всегда будем ждать нашу королеву.

-Не паясничай, смертный.

Я улыбнулась. Общаться с Хирургом было всегда просто и легко, словно знаешь заранее, что вы скажете друг другу. Никогда я не обижалась на него.