• Название:

    Н. Карпан: Анализ версии: «землетрясение прич...

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


Н. Карпан: Анализ версии: «землетрясение - причина аварии на 4-м блоке ЧАЭС 26.04.86 года»
10.03 2006

Первый раз о землетрясении, как о возможной причине возникновения аварии на 4-м блоке Чернобыльской АЭС,  заговорили  в  1996 году, после опубликования  в №12 журнала «Техника – молодежи» статьи Виталия Правдивцева   «Чернобыль: 10 лет спустя». В ней  утверждалось, что реактор  был разрушен взрывом после землетрясения, случившегося  под атомной электростанцией в 01 час 39 минут 26.04.86. Статья привлекла внимание физиков из  ИАЭ им. Курчатова и  довольно быстро, с помощью специалистов-геофизиков, ими были проверены сведения в ней содержащиеся. Явное несовпадение времени указанного события с моментом начала аварийного процесса на АЭС,  составляющее около 15-ти  минут, заставило их скрупулезно  выявить и подсчитать все ошибки и несоответствия,  допущенные автором (их оказалось более 80-ти). Поэтому результат сравнения рисунка из статьи  (которым автор подтверждал свои сенсационные выводы)  с оригиналом сейсмограмм, представленных  участвующими в проверке геофизиками, уже не вызвал удивления: «иллюстрация… это рукотворный рисунок придуманного сейсмособытия, будто бы произошедшего в 1 час 39 минут!» [1]. Правдивцев, автор статьи, против этого вывода  не  возразил.

В 1997 году группа ученых из  Объединенного института физики Земли (РАН, Москва, Россия),  Института геофизики НАН Украины, Института географии НАН Украины  вернулась к этой теме.  Более осторожно формулируя свои выводы, они, тем не менее, сохранили облегченный подход к выбору фактов для формирования нужной им  доказательной базы. Например, в статье утверждается, что время проявления сейсмособытия наступило (с точностью до секунды!)  в 01ч 23м 39±1с.  При этом неточность в определении расстояния до эпицентра сейсмособытия  составляет ± 10 км, что  сразу увеличивает  ошибку в определении времени  начала  события  на  ± 3,4 секунды   (10 км делим на скорость распространения поверхностных волн = 2,9 км/с и получаем 3,4 сек).

    В статье не указано время вступления сейсмосигнала в точке его регистрации, т.е. в места расположения сейсмостанций, и путь им пройденный, что затрудняет проверку выводов, выполненных  авторами.

  Точность в определении расстояния до эпицентра  определена  то в  ± 10 км [2],  то в  ± 15 км [3]. Это приводит к  увеличению погрешности в определении времени события  уже до (1± 5,3) сек,  но по прежнему не принимается во внимание авторами.

      Приводится, как отмеченное операторами ЧАЭС, с указанием точного времени начала, «появление низкочастотного объемного гула и сильной вибрации агрегатов». Да, вибрация и гул были, в течение 6-8 секунд, как отмечали свидетели [4]. Не было только регистрации этих событий, как начавшихся точно  в 01ч 23м 39с (эти данные  ничем не подтверждены  в статьях).  Даже с точностью до минуты никто не отметил наступление «гула и вибраций», потому что последовавшие за ними взрывы  принесли совсем другие задачи (в объяснительных  очевидцев указано время от 01ч15м до 01ч25м, а в оперативных журналах участвовавшего в программе персонала – 01ч 24-25м). 

    Далее авторы рассматривают только  две гипотезы о природе события зарегистрированного  сейсмостанциями  – землетрясение и взрыв.  Таким образом,  ими была упущена третья  версия, по которой  сейсмостанциями  могла  быть зафиксирована, например, такая  последовательность событий: 

 мощнейшие сотрясения и гидроудары, которыми сопровождался  локальный разгон мощности в нижней части правой половины реактора; в это время  системами контроля параметров было зафиксировано падение  расходов на всех 8-ми ГЦН [5];

несколько взрывов - первый продолжительный, похожий на двойной (слитный), а через 2-3с очень сильный, третий взрыв (из объяснительных записок персонала).

Итак, даже из предварительного анализа  статей [2,3] можно сделать вывод о том,  что в них явно прослеживается желание авторов  объяснить аварию на  4-м блоке ЧАЭС случившимся прямо под ним землетрясением.

   Возьмем из вышеупомянутых статей отрывки, на основании сведений из которых ученые строили свои выводы:

     «Проведенный в КСЭ ОИФЗ РАН анализ показал, что в ночь с 25 на 26 апреля 1986 г. (25.04. в 21 ч 23 мин по Гринвичу) все три станции записали сравнительно слабое сейсмическое событие. Поверхностные волны  выделяются на всех каналах трех станций…
        При определении времени возникновения и координат эпицентра сейсмического источника использовалась оценка… скоростей поверхностных волн с периодом колебаний около одной секунды (2,9 км/с)…
Результаты анализа сейсмических записей свидетельствуют, что рассматриваемое событие произошло в 01 ч 23 мин 39 с (±1c) no местному времени (здесь и далее используется местное время для сопоставления хронологии событий на ЧАЭС)…
     Время начала сейсмического события, зарегистрированного станциями КСЭ ОИФЗ РАН. с точностью до первых секунд совпадает с отмеченными операторами ЧАЭС низкочастотным объемным гулом со стороны водозаборной станции на пруде-охладителе и сильной вибрацией агрегатов (01 ч 23 мин 38 с)…
    Согласно оценкам, приводимым в разных отчетах, взрыв на 4-м блоке АЭС произошел в интервале времени от 01 ч 23 мин 49 с до 01 ч 23 мин 59 с. Таким образом, можно полагать, что анализируемое сейсмическое событие произошло минимум за 10 с до взрыва на ЧАЭС, а вероятнее всего, за 16 с…
       Эпицентр определен на расстоянии около 10 км к востоку от ЧАЭС.
Низкий уровень амплитуд на сейсмограммах и одностороннее расположение станций относительно эпицентра, вряд ли  могут обес¬печить его определение с точностью лучше ± 10км. Таким образом, не исключено, что эпицентр события может совпадать и с местом расположения АЭС.
Оценить глубину источника по имеющимся данным не представляется возможным…
   По динамическим характеристикам сейсмические записи отличаются от записей поверхностных взрывов и близки по форме к регистрациям локальных землетрясений, полученным в процессе сейсмического мониторинга ЧАЭС в 1995—1996 г.г…
  Было произведено также прямое сопоставление формы записи чернобыльского события и записей взрывов на местных карьерах, полученных примерно на одинаковых расстояниях.
  Выяснение тектонической природы сейсмического события базируется на данных детального сейсмического районирования территории размещения ЧАЭС…    Дополнительные исследования… позволили установить, что… наибольшее количество микроземлетрясений наблюдается… на удалении 10 - 15 км к востоку от промплощадки ЧАЭС…Таким образом, наиболее вероятным очагом локального землетрясения в ночь с 25 на 26 апреля 1986 г. мог оказаться узел пересечения Тетеревского и Южно-Припятского глубинных разломов, расположенного на расстоянии 10 -15 км восточнее промплощадки ЧАЭС...
   Огибающая максимальных значений сейсмической интенсивности… может привести к оценке  интенсивности землетрясения в 7 1/4 балла. Эти оценки, разумеется, соответствуют эпицентральной зоне очага землетрясений.
Отметим, что вследствие резонансных эффектов в сооружениях ускорения могут увеличиваться в несколько раз. Не исключено поэтому, что вибрационно-незащищенная система реактора в период проведения испытаний могла подвергнуться сейсмическому воздействию, что, в свою очередь, могло привести к нарушению технологических процессов и, в конечном счете - к взрыву реактора.
Определенная… интенсивность сейсмических сотрясений на промплощадке ЧАЭС в рассматриваемых случаях будет равна приблизительно 2 баллам...
В случае очага, расположенного в верхней части консолидированной коры на глубине до 1 км, из формулы… получаем значение  равное 5 - 6 баллам...

Выводы. Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что рассматриваемое сейсмическое событие с… эпицентром вблизи ЧАЭС произошло, скорее всего, за 16 секунд до первого взрыва на станции; его начало примерно соответствует времени низкочастотных звуковых и вибрационных эффектов, отмеченных операторами на станции;
спектрально-временные характеристики записей этого события резко отличаются от записей карьерных взрывов, полученных на таких же эпицентральных расстояниях.
Исходя из изложенного можно сделать вывод о большой вероятности того, что вибрационно-незащищенная система реактора IV блока ЧАЭС в период испытаний подверглась сейсмическому воздействию, а это с учетом резонансных эффектов привело к невозможности ввода графитовых стержней-поглотителей в реактор, остановки процесса разгона реакции, а следовательно, предотвращения интенсивного выделения газов и их взрыва».

Несколько позднее (в 2000 г.),  тот же состав авторов  возвращается к теме чернобыльской аварии [3]: «Слабое  землетрясение (МРУ = 2.6,  MS = 1.4),  было записано тремя временными сейсмическими станциями в районе Чернобыльской АЭС…
Предварительный анализ сейсмограмм говорит о естественном происхождении сейсмического толчка…
 Рассмотрим две гипотезы о природе зарегистрированного события. Согласно первой гипотезе записанные сигналы есть следствие одного или нескольких взрывов на ЧАЭС, происшедших в результате аварии на 4-м блоке. Согласно второй  гипотезе, в районе ЧАЭС произошло землетрясение. Рассмотрим, как согласуются факты с этим гипотезами...
  Сопоставление событий на ЧАЭС 26 апреля 1986 г  по официальным материалам Госкомиссии, в том числе в отчете, подготовленном для  МАГАТЭ  [Абагян и др., 1986], а также в отчетах ИЯИ АН УССР, НИКИЭТ  и Комплексной экспедиции ИАЭ  показывает следующее.
          Время начала сейсмического события, зарегистрированного сейсмическими станциями, с точностью до первых секунд совпадает с отмеченными операторами АЭС низкочастотным объемным гулом со стороны водозаборной станции на пруде-охладителе с сильной вибрацией агрегатов (01 ч 23 мин 38 с). В 01 ч 23 мин 40 с начальник смены блока дал команду нажать кнопку АЗ-5, по сигналу от которой в активную зону вводятся стержни-поглотители. Стержни пошли вниз, однако через несколько секунд начались удары и оператор увидел, что стержни остановились, не дойдя до нижних концевиков. В 01 ч 23 мин 48 с отмечен роет давлений в РП и БС. Не позднее 01 ч 23 мин 49 с система "Скала" вышла из строя. Согласно оценкам, приводимым в разных отчетах, первый взрыв на 4-м блоке ЧАЭС произошел в интервале времени между 01 ч 23 мин 49 с и 01 ч 23 мин 59 с. Если использовать только записи операторов АЭС и показания контрольно-измерительной системы АЭС, то какое-то воздействие на АЭС произошло минимум за 11с, максимум за 21 с до взрыва. На основании результатов обработки сейсмограмм сейсмический источник возник также за 11 секунд до выхода из строя контрольно-измерительной системы. Судя по записи в журнале в 01 ч 39 мин произошел еще один взрыв, который сейсмическими станциями не был зарегистрирован.

Выводы. Не исключена вероятность того, что система реактора 4-го блока ЧАЭС в период работы во внештатной ситуации подверглась сейсмическому воздействию, что привело к невозможности ввода графитовых стержней-замедлителей со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Перейдем к более подробному рассмотрению приведенной в статьях [2,3] информации. Если свести вышеизложенное факты в таблицы, то получим компактную, удобную для анализа форму подачи материала.

Таблица 1.  Данные из статей о сейсмособытии в районе ЧАЭС (26.04.86).

1.

Сейсмособытие произошло

в 1ч 23м.38±1с

2.

Время  регистрации события в местах расположения сейсмостанций

НЕ  ПРИВЕДЕНО

3.

Глубина нахождения источника сейсмособытия

НЕ  ОПРЕДЕЛЕНА

4.

Расстояние от сейсмостанций до эпицентра события

НЕ  ПРИВЕДЕНО

5.

Точность определения расстояния до эпицентра

 ±10 км, ±15 км

6.

Наиболее вероятное место расположения эпицентра

В 10-15 КМ ОТ  ЧАЭС НА ВОСТОК

7.

Интенсивность сейсмических сотрясений на промплощадке ЧАЭС

2  БАЛЛА

8.

Наиболее хорошо зарегистрированные колебания

ПОВЕРХНОСТНЫЕ  ВОЛНЫ

9.

Скорость распространения поверхностных волн

2,9 КМ/С

10.

Взрыв на 4-м блоке произошел в интервале времени

от 01ч 23 мин 49 с до 01ч 23 мин 59

Выводы из статей о сейсмособытии в районе ЧАЭС (26.04.86):

 «Какое-то воздействие на АЭС произошло минимум за 11с, максимум за 21 с  до взрыва». 

 «Сейсмостанции зарегистрировали не взрыв, или несколько взрывов, а  ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ».

 «Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что рассматриваемое сейсмическое  событие с… эпицентром вблизи ЧАЭС... произошло… за 16 секунд до первого взрыва на  станции».

«Огибающая максимальных значений сейсмической интенсивности… может привести к оценке   интенсивности землетрясения в 7 ¼ балла. Эти оценки, разумеется, соответствуют эпицентральной зоне очага землетрясений".

«Исходя из изложенного можно сделать вывод о большой вероятности того, что вибрационно-незащищенная система реактора IV блока ЧАЭС в период испытаний подверглась сейсмическому воздействию, а это с учетом резонансных эффектов привело к невозможности ввода графитовых (?) стержней-поглотителей в реактор, остановки процесса разгона реакции, а следовательно,  предотвращения интенсивного выделения газов и их взрыва"».

«Судя по записи  в журнале,  в 01ч 39 мин произошел еще один взрыв, который сейсмическими станциями не был зарегистрирован».

Сравнивая   табл.1 с выводами из статей можно заметить явное несоответствие между исходными данными и сделанными на их основе выводами.

Рассмотрим этот феномен подробнее. Для начала постараемся ответить на вопрос – возможны ли в районе ЧАЭС  землетрясения силой более 6 баллов?

Вот как отвечал на это в 1995 году НИИ строительных конструкций Госстроя СССР [6]:
 «Анализируя  карту  Института  физики Земли АН СССР Общего сейсмического районирования ОСР-87,  а также сведения о землетрясениях на  территории  Киевской  области 1230 и 1510 г… район  расположения  ЧАЭС  действительно находится на границе 5 и 6-ти бальной сейсмической зоны.... 
Землетрясение 1230 года по данным С.В. Евсеева…,  для района Киева  также  может быть отнесена к 6-бальному воздействию (у С.В. Евсеева указывается "6-?" ),  поскольку в Лаврентьевской летописи землетрясение описывается так:
"В месяце мае,  третий день, а пятницу,  во время литургии в церкви соборной  во  Владимире (Волынском)  потряслась  земля  и церкви  и церковные здания (трапеза), и иконы сдвинулись с места по стенам,  и паникадило со свечами, и  подсвечники заколебались, и многие люди были выведены из нормального состояния (изумишася). Это было во многих церквах и домах. Было это  и  в  других городах»
И в Киеве городе еще больше того было потрясение,  и в монастыре Печерском церковь каменная..., на четыре части  распалась...". Там же была потрясена трапезница каменная,  у которой был разрушен ее верх. Но вся трапезница (столовая) не упала",
Таким образом,  разрушение каменной церкви (если она не была слишком ветхой и некачественно построенной, а сведения не преувеличены), соответствует, в соответствии со шкалой интенсивности землетрясений МЗК-84  воздействию около 7 баллов (более 6 баллов).
Однако, этого единичного факта (даже если он имел место достоверно), недостаточно   для   отнесения  рассматриваемой  зоны  к 7-бальной, так как более поздние (хорошо  документированные  уда¬ленные землетрясения из зоны Вранча) 1790,  1802, 1940, 1977 года… по данным Н.В. Шебалина  не превышали 5  баллов  по шкале МЗК-84 для Киева и его окрестностей».

Еще один вопрос – на какое сейсмическое воздействие рассчитаны основные здания ЧАЭС?

Вот как отвечал на это в 1995 году институт «Атомэнергопроект» (поскольку вопрос касался энергоблоков вторых очередей с реакторами РБМК, то ответ на него относится и к 3-му, и к 4-му блоку ЧАЭС) [7]:

 «Введенные в действие с 1.01.87 г, "Нормы строительного проектирования АС с реакторами различного типа " (ПиНАЭ -5.6) обязывают рассчитывать здания и сооружения  АЭС, относящиеся к I-ой  категории по их ответственности за радиационную и ядерную безопасность, с учетом особых воздействий в том числе - сейсмических  воздействий:

проектного землетрясения (ПЗ) и

максимального расчетного землетрясения (МРЗ).

Величины последних для Чернобыльской АЭС, определены следующими: ПЗ-5 баллов, МРЗ-6 баллов.
…В соответствии с категорированием по ПиНАЭ-5.6, сооружения главного корпуса: аппаратное отделение (блоки А, В и ВСРО) и  деаэраторная этажерка были отнесены к 1-ой категории. Учитывая это, Московским отделением института  «Атомэнергопроект», в 1987 г. были выполнены расчетно-теоретические и экспериментальные исследования сейсмостойкости строительных  конструкций (оборудования) сооружений  относящихся к I и II категориям для  Курской,  Смоленской и Чернобыльской АЭС.
Результаты этих исследований изложены в отчете "Мероприятия по обеспечению сейсмостойкости атомных электростанций с реакторами РБМК"…
Проведенные расчеты показали, что несущая способность строительных конструкций аппаратного отделения (блоков А, В, ВСРО) и деаэраторной этажерки, с учетом сейсмических воздействий  в основном обеспечена».
Следующий вопрос – идентифицировал ли персонал ЧАЭС испытываемую им тряску как землетрясение?

Персонал смены №5, работавший на ЧАЭС в ночь на 26.04.86 г., гул землетрясения не слышал. Даже взрыв, который разрушил 4-й блок, был слышен не всеми и не во всех помещениях станции. Из  почти двух десятков  объяснительных  (имеющихся у автора данной статьи), которые были написаны   дежурным персоналом 26.04.86 г., следует:

персонал станции, находившийся  вне главного корпуса (АБК-2), отметил   вначале срабатывание главных предохранительных клапанов (ГПК), потом «ужасный шум» или гул с треском, сильную вибрацию здания и глухие взрывы, после которых из ЦЗ 4-го блока вылетел сноп светящихся  (горящих) обломков разных форм и размеров;

люди, находившиеся в главном корпусе, вначале отметили продолжительные  и сильные низкочастотные звуки похожие на гидроудары, которые  были слышны  только в помещениях примыкавших к тепломеханическому и реакторному оборудованию (на БЩУ – 4, в машзале, в помещении ГЦН и т.п.); эти звуки были слышны не всем - некоторые ощутили только «шатание» или «дрожание» пола и стен (в помещении КРУ, на «Скале» и т.д.);

для операторов центрального (реакторного) зала (ЦЗ) блока три, смежного с бл.4,  все началось с мощнейших ударов и звуков взрывов, после которых в ЦЗ появился пылевой туман и резко увеличились показания приборов, регистрирующих радиационный фон;

одновременно с ударами, в коридоры и помещения главного корпуса второй очереди АЭС (отм. +9м и выше), практически мгновенно было внесено большое количество пыли (сравнивалась с белым туманом), возможно через кабельные проходки, как отметил один из очевидцев;

в некоторых помещениях ощутили проникновение  воздушной волны,  даже при закрытых дверях;

 вслед за этим раздалось два слитых удара, воспринятых как один продолжительный взрыв, за которыми последовал третий сильный удар (взрыв) из  верхней точки пространства (верхний взрыв);

от начала появления сильных вибраций (ударов),  до первого взрыва, который воспринимался очевидцами как двойной слитный взрыв в районе расположения активной зоны и ГЦН (нижний взрыв), время определенное очевидцами составило (в среднем) от 6 до 8 секунд;

оценка интервала от двойного удара до третьего -  от 1-й до 3-х  секунд;

длительность всего процесса, по их впечатлениям, от 7 до 11 секунд;

находившиеся вблизи реакторного отделения 4-го блока люди отметили  удары  потрясающей силы; им казалось, что монолитные бетонные стены в любой момент могут рухнуть.

И, наконец,  когда же произошли эти события, которые можно расположить (исходя из текстов объяснительных записок персонала ЧАЭС от 26.04.86) в следующей последовательности:

вибрация помещений и оборудования:

срабатывание ГПК;

первый и второй взрывы, как один слитный взрыв;

сотрясение зданий и конструкций от первых взрывов;

последний взрыв.

При этом следует учитывать что персоналу, находившемуся в помещениях нижних отметок главного корпуса, звук сработавших ГПК не был слышен. Люди находившиеся  в соседних,   расположенных на разном удалении от реакторного отделения  зданиях, отметили в своих объяснительных ощутимую «тряску» одновременно со звуками  сброса пара через ГПК.

 Пункт 1.
В 1ч 23м 30с [1] снялся сигнал «1ПК вверх» (сигнал  «висел» 3м 33с) и начался рост мощности реактора (по прибору СФКРЭ). До этого момента все параметры блока были стабильны, а значит, не было взрывов и сотрясений оборудования, которые могли быть записаны приборами сейсмостанций.

Незначительное по величине (в пределах диапазона регулирования АР), увеличение мощности реактора совпало с окончанием работы по программе выбега ТГ .  Оно было инициировано проявлением положительного парового эффекта от снижения расхода теплоносителя с 01.23.04с, когда четыре ГЦН стали работать от “выбегающего” ТГ-8. За время с 01.23.04 по  01.23.39 расход по КМПЦ уменьшился (по ДРЕГ) на 5,8 тыс. м. куб/ч (с 56, 8 до 51,0 тыс. м. куб/ч). Вначале процесс шел достаточно плавно, уменьшение расхода было на уровне 165 м.куб в сек.

В 01ч 23м 39с (по телетайпу, а в 01.23.40с по ДРЕГ) зафиксирован сигнал АЗ-5 (по утверждению руководителя испытаний Дятлова А.С., а также из объяснительных записок Метленко Г.П. и Кухаря - НСБ дал команду СИУРу нажать кнопку АЗ-5).  Стержни СУЗ пошли в активную зону, в течение первой секунды внося отрицательную реактивность, потом положительную реактивность в течение 2-х секунд (проявился дефект проекта СУЗ, так называемый "эффект вытеснителей"). К этому добавилась реактивность от увеличения паросодержания в активной зоне в связи с тем, что расход по КМПЦ начал падать почти втрое быстрее после отключения выбегающих ГЦН-14, 24, 13, 23 от шин секций 8РА и 8РБ. Это произошло в промежутке 1.23.41,3 - 41,9 с вероятнее всего от срабатывания защиты ГЦН по снижению расхода до 5000 м.куб/ч. Срабатывания защиты по минимальному напряжению электродвигателей (0,75 UH, с задержкой времени срабатывания 0,5-1,5с, как это указано в [5]) здесь не было, т.к. напряжение на секциях 8РА и 8РБ (по осциллограмме) было не менее 84% от номинальной величины.
Примерно через 3 сек после отключения выбегающих ГЦН (от сети), стали закрываться обратные клапаны, стоящие между ними и напорным коллектором.
В 01ч 23м 42с (зафиксировано ДРЕГ в 1.23.43) - появление аварийных сигналов по скорости нарастания мощности реактора и по превышению заданной уставки по величине мощности (цикл ДРЕГ №135Д).
Итак, не позднее 01 ч 23м 42с в реакторе начался локальный разгон мощности с периодом удвоения близким к 1 секунде, который не мог не сопровождаться грохотом, гулом и вибрацией строительных конструкций.
В 01.23.45 - не позднее, закрытие обратных клапанов на выбегающих ГЦН.
В 01.23.46   (по ДРЕГ в 1.23.47)   было зафиксировано снижение до нуля циркуляции воды через выбегающие ГЦН и, как минимум, на 35-40% через остальные ГЦН [4]. Это могла сделать только огромная по величине сила, направленная со стороны реактора. При этом импульс на закрытие получили обратные клапаны ДуЗОО, стоящие на всех 44-х РГК. Кроме того, с 01.23.45с на шинах секции 8РБ начались колебания токов в диапазоне 217-320А с частотой от 3-х до 10 колебаний в секунду, продолжавшиеся около трех секунд и закончившиеся увеличением тока до 2170А в течение последней секунды перед полным отключением секции в 01.23.49с.
С 01.23.46с отмечена неустойчивость величины тока на шинах секции 8РНА, содержащего пик (похожий на короткое замыкание) в 01.23.47с. Анализ осциллограмм показывает, что начиная с 01.23.46с на секциях 8РБ и 8РНА нашли отражения события, включавшие короткие замыкания и срывы в работе насосного оборудования, подключенного к этим секциям.
Следует отметить также, что в течении всего периода подключения ступеней к секции 8РНА (после прохождения «пусковых» участков, характеризующихся значительными превышениями величин пусковых токов) ток на ней (по осциллографу) был на 500-550А больше, чем сумма номинальных токов подключенного к ней оборудования.

Пункт 2. Срабатывание ГПК начинается с давления в БС равного 75 кгс/см". В интервале 01.23.45-46с давление в БС на правой и левой сторонах превысило уставки срабатывания ГПК и все восемь ГПК сработали.
В этом же цикле (№137Д), ДРЕГ отметил срабатывание БРУ-К1 и резкое падение расхода теплоносителя в КМПЦ до 18 тыс. м. куб/ час (расход на выбегавших ГЦН снизился до 0).
Эти события -канонада от срабатывания ГПК, закрытия обратных клапанов на ГЦН,
РГК и от сопровождающих этот процесс гидроударов, завершили фазу, предшествовавшую началу разрушения активной зоны реактора.
Пункт 3.
В 01 ч 23м 49с (в цикле №138Д) зафиксировано появление сигнала K06L005=1, который расшифровывается как превышение давления в реакторном пространстве (РП) свыше 0,15 кгс/см" (в результате разрыва одного или нескольких каналов с топливом). Время достижения уставки не менее 1,4 сек [6], что задерживает выход аварийного сигнала на то же время. Поэтому разрывы ТК следует отнести к 01ч 23м 47с.
Возросшим давлением в РП разрываются нижний и верхний компенсаторы у схемы ОР и схемы Е. Через подаппаратное помещение и предохранительные клапаны к объему РП подключаются помещения СЛА, БС и ЦЗ. Это временно снижает темп роста давления в РП. Эти события, вполне вероятно, и были восприняты очевидцами как первый,(нижний), двойной взрыв.
Пункт 4. Из объяснительных очевидцев, последний (верхний) взрыв прозвучал спустя 1-3 секунды после «нижнего», т.е. примерно в 01.23.49-01.23.52с. И отключение надежного электропитания, в результате взрыва, произошло в 01.23.49.
Итак, можно предположить, что аварийный процесс, который сопровождался вибрацией, сотрясениями, гидроударами и взрывами начался не позднее 01.23.43с (начало разгона мощности) и завершился не ранее 01.23.49с (верхний взрыв).

                                                 Выводы.
 Если расчетное время возникновения сейсмособытия  (на удалении 10-15 км от ЧАЭС) авторами статей о «землетрясении» указано правильно (01.23.39с), то с учетом ошибки в  определении расстояния до эпицентра, оно будет находиться в интервале 01.23.39± 6с. При совмещении (с приближением к сейсмостанциям, если смотреть по карте) расчетной точки расположения эпицентра с координатами ЧАЭС, время наступления события будет равно 01.23.45с.  В этом случае начало  сейсмособытия наступило сразу после начала разрушительной фазы аварийного процесса на реакторе, которое  было показано выше (01.23.43с).  Поэтому вполне  можно утверждать,  что 26.04.86 сейсмическими станциями были  зафиксированы  локальные и  мощные сотрясения (удары, взрывы), которыми сопровождалось аварийное разрушение 4-го блока Чернобыльской АЭС.

Список использованных источников.

«Успешный эксперимент, закончившийся катастрофой».  К. Чечеров, журнал «Техника – молодежи» №9 за 1997   год.

Сейсмические явления в районе Чернобыльской АЭС  В. Н. Страхов,  В. И. Старостенко,  О. М.  Харитонов,  Ф. Ф.  Аптикаев,  Е. В. Барковский,  О. К. Кедров,  А В. Кендзера, Ю. Ф. Копничев,  В. Д. Омельченко, В. П. Палиенко. 1997 * Объединенный институт физики Земли РАН, Москва, Россия.  Институт геофизики НАН Украины, Институт географии НАН Украины, Киев.

 О СЕЙСМИЧЕСКОМ СОБЫТИИ 26 АПРЕЛЯ 1986 ГОДА В РАЙОНЕ  ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС  2000 г.  Ф. Ф.  Аптикаев, Е. В. Барковскнй, О. К. Кедров, Ю. Ф.  Копничев, В. Д. Омельченко, В. Н. Страхов. Объединенный институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН, г. Москва, Россия.  Геофизический институт НАН Украины, Киев.

 Анализ функционирования электроэнергетической системы АЭС в режиме выбега турбогенератора 4-го блока ЧАЭС (26.04.86) по данным регистрации параметров и проектной документации. НИКИЭТ, отчет,1995г.

Чернобыльская авария, исходные данные для анализа. Часть 2. НИКИЭТ. Инв. № 270-От-3966.

Отзыв НИИ строительных конструкций (исх.№ 27-799 от   29.08.95) на служебную записку  д. г-м. н.  проф. В. А. Копейкина от 12.06.95г.  в адрес Зам. Генерального директора ПО ЧАЭС, начальника объекта   "Укрытие"  В.И. Купного – «0б оценке величины максимального расчетного землетрясения в районе Чернобыльской АЭС».

 Информация МО АЭП по вопросу сейсмостойкости строительных конструкций   главного корпуса 3- го энергоблока Чернобыльской   АЭС  (исх. № 0240-17/132 от 19.04.95).

 Анализ разрушительных сил, приведших к аварии на ЧАЭС.  Москва, ДОР ЦНИИАИ,  сообщение 6211, декабрь 1988 г.