• Название:

    Французский Ри Дж в рабочей обстановке :)) Автор...

  • Размер: 0.08 Мб
  • Формат: DOCX

Французский РиДж в рабочей обстановке))) (автор Наталья Антипова)

Лилия ღ Tender Julietteღ Шебанова

Действующие лица:

Жерар Пресгурвик – либреттист и мелодист, автор мюзикла

Дамьен Сарг – Ромео

Сесилия Кара – Джульетта

Грегори Баке – Бенволио

Филипп д’Авилла – Меркуцио

Том Росс – Тибальт

Элеонор Больё – леди Монтекки

Изабель Феррон – леди Капулетти

Себастьян Шато – граф Капулетти

Жан-Клод Адида – брат Лоран

Реджан Пери – Кормилица

Фредерик Шарте – Герцог (Принц) Вероны

Серж ле Борнье – Поэт

Эсаи – Парис

Лоренс Филиппи – Немая

Смерть – Анн Мано

Танцоры, танцовщицы, гримёры, костюмеры и прочие участники сценической братии.

22 марта 2011 в 9:43|Редактировать|Удалить| Мне нравится

44 комментария

Лилия Шебанова

День 1.

Зал парижского Дворца Конгрессов. Зал большой и представительный с соответствующей сценой и блоками разноцветных кресел. Занавес открыт, за ним – радующая глаз пустота, темнота и отсутствие каких-то движений. Кресла тоже пусты, не считая нескольких рядов. На небольшом расстоянии от сцены расположились участники будущего спектакля. Сесилия, сев в кресле по-турецки, грызёт яблоко, нежно обхватив его пальчиками. Грегори, время от времени поглядывая на Сесилию, ревниво косится на яблоко и тихо напевает что-то. Изабель и Элеонор, уйдя в астрал, увлечённо обсуждают какую-то кофточку с галаграфическими блёстками и её стоимость. Мужская часть компании держится стоически, но явно скучает. Режиссёра не видно.

Эсаи (подразумевая Пресгурвика): Как вы думаете, кого он пошёл встречать?

Филипп (покручивая ус): Понятия не имею. Он нам сказал только, что в составе будет пополнение.

Эсаи: Разве кроме Дамьена должен ещё кто-то прийти?

Филипп не успевает ответить, в кармане джинсов звонит телефон. Эсаи продолжает скучать, поскольку вопрос остался без ответа. Через пару секунд двумя рядами далее раздаётся ещё один вопрос.

Себастьян (взволнованно): А кто-нибудь уже начал учить Шекспира?

Через три кресла от него оживает ещё одна фигура.

Реджан (аккуратно сматывая шнур от МР3 плеера): А на каком языке?

Себастьян (вспыхнув): На французском, разумеется! Ещё не хватало мне за английский взяться!

Сесилия (отрываясь от яблока): Да какая вообще разница? Там всё равно суфлёр будет сидеть в будке!

Реджан (хрюкнув от смеха): Ну, и где ты тут будку нашла?

Сесилия скользит взглядом по абсолютно ровной сцене, не имеющей ничего похожего на пристанище суфлёра.

Сесилия (прозрев): Эй, вы чё? Я же столько не выучу!

Грегори, поняв, что вот он – его шанс, пытается поцеловать подругу. Сесилия негодующе мычит и пытается вновь заняться яблоком. Тут где-то позади всех открывается дверь, ведущая в зал, и на горизонте предстаёт Маэстро в компании ещё двух человек. Проходит примерно полминуты, прежде, чем они появляются в поле зрения. Рядом с Жераром обнаруживаются две женщины самого колоритного вида: одна с кроваво-красными волосами, вторая – в драных джинсах, короткой маечке, с кучей кулончиков на шее и с зелёной банданой на голове.

Пресгурвик (придерживая обеих красавиц за талии на манер миллионера в казино): Знакомьтесь, господа, это – Лоренс Филиппи, наша Немая (на передний план выдвигается красноволосая девушка). Будет помогать Кормилице и всюду следовать за Джульеттой. А это (на передний план выдвигается девушка в бандане) – Анн Мано, будущая Смерть. Прошу любить и жаловать.

Девушки, улыбаясь, покивали головами и заняли ближайшие свободные места. На несколько секунд в зале воцарилась звенящая тишина. Сесилия, забыв о яблоке, торжественно вручила огрызок Грегори, Филипп перестал говорить по телефону и зачем-то почесал бритый череп. Даже две любительницы шоппинга – Больё и Феррон оторвались друг от дружки. Все смотрели на Пресгурвика. Первым ожил, как ни странно, Баке.

22 марта 2011 в 9:44 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Грегори (переняв яблочную эстафету): Э-э-э… Шеф, а мы… точно Шекспира ставим?

Пресгурвик (сняв с лица улыбку и пройдя на пару рядов вперёд): Нет, это будет второе пришествие «Моей прекрасной леди»! спроси чего поглупее! И кстати, где Ромео?

Труппа, успевшая начисто позабыть про Сарга, продолжает шептаться и недоумённо переглядываться.

Грегори: Шеф, а разве… в пьесе были… ЭТИ персонажи?

Пресгурвик (легкомысленно): А какая разница? Это же мюзикл! Мы имеем право выходить за рамки предложенного и импровизировать. У нас будут песни, танцы, авангардные декорации и обязательно много новшеств.

Сесилия (хмуро): Ага, тут один уже подвязался на моём балконе импровизировать…

Тут дверь в конце зала снова открывается, донося до труппы звуки приглушённого девичьего визга. Представители будущего мюзикла одновременно разворачиваются, чтобы узреть картину маслом: по проходу между рядами лёгкой самодовольной походкой движется юноша смуглый со взором горящим. Элегантным движением сбросив с плеч куртку, он не менее элегантно швырнул её на спинку первого попавшегося кресла, не забывая при этом эротично взмахивать длинными чёрными волосами, явно являвшимися предметом гордости владельца.

Том Росс (завистливо): Да-а-а…

Элеонор (недоумённо): Да?

Анн Мано (в ужасе): Н-да….

Дамьен Сарг, а это был именно он, улыбнувшись всей женской части труппы, и при этом не посмотрев ни на кого конкретно, поздоровался с автором.

Пресгурвик: Дамьен, я понимаю, что ты привык эффектно появляться и ни в чём себе не отказывать. Но можно хотя бы на собрание не опаздывать?

Дамьен (хлопая длинными ресницами): Я задержался по объективным личным причинам.

Грегори, скосив на него глаза, делает губы трубочкой. Сесилия хихикает.

Пресгурвик (хлопая в ладоши): Внимание, пожалуйста! Я собрал всех вас, чтобы сообщить, что мы начинаем репетиции. Сценарий уже готов, музыка тоже. Скоро подтянутся танцоры.

Анн Мано: Минуточку! Это мне что, вот с этим (в сторону Сарга) обниматься?

Пресгурвик: Ну да, а что?

Анн Мано: Кошмар, вот что.

Дамьен (сделав вид, что не слышал): Так, и кто тут моя Джульетта?

Встаёт с места и обводит сидящим дам взглядом. Сесилия, скривившись, по школьной привычке поднимает руку. Густые брови Сарга встают дыбом.

Дамьен (к Пресгурвику): Мсье, я так не играю! Она же ещё маленькая! Да я на её фоне буду выглядеть длинным старым сморчком!

Грегори: Полегче!

Сесилия: Мне уже 16!

Пресгурвик: Дамьен, не капризничай! Ты и так с… согласился играть уже! Чего теперь возмущаться? Ты тёмненький, Сесси – светленькая, вы будете здорово гармонировать!

Анн Мано: А я вот с ним гармонировать не хочу!

22 марта 2011 в 9:44 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Пресгурвик (топнув ногой): ну что за детский сад?! Сесси, Анна, я возглагаю на вас обеих большие надежды! И потом, все уже подписали контракт, поздно сопротивляться.

Дамьен с видом страдающего мученика рушится обратно в кресло, вытягивая вперёд длинные ноги. Жерар облегчённо вздыхает, чувствуя спинным мозгом, что это всего лишь временная передышка…

День Х.

Сцена Дворца Конгрессов. Очередная репетиция будущего шедевра. На сцене разминается небольшая группка танцоров. Трое парней выделывает акробатические трюки. Время ленча, основной состав труппы отсутствует по понятным причинам. Звукооператор тоже отсутствует, поэтому приходится обходиться без записи. Закончив, акробаты уходят, уступая место танцовщицам. На недостроенных декорациях красиво возлежит Анн Мано в джинсовом сарафанчике и вертит в руке на всякий случай прихваченную косу-шиньон.

Анн (критично оглядывая танцовщиц): Нет, ну так не пойдёт! Руки замочком! Плавней, плавней… Вот! Уже лучше! Чёрт, ну кто у вас хореографом работает, нельзя так двигаться! Вы вообще откуда пришли? С улицы?

Робкий голос одной из танцовщиц: Из «Нотр Дама». Мы там танцевали, нас там знали и любили!

Анн (фыркнув): Ну и что? Сарг вон тоже в «Нотр Даме» играл. Только его там совсем не любят.

Из-за кулис, стараясь быть не заметным, крадётся Себастьян Шато, жуя бутерброд с колбасой.

Анн (громогласно): АГА!!!

Себастьян (клацнув зубами в ужасе): А?

Оборачивается.

Анн: Себастьян, будь душкой, спой нам, а то репетировать невозможно. Тут хореография хромает.

Шато, печально взглянув на остатки бутерброда, мудро и грустно вздыхает. Деваться некуда…

Себастьян (сквозь колбасу): Я слова плохо помню… Откуда петь?

Анн: От начала.

Себастьян, встав за предполагаемый алтарь, занимает место брата Лорана. Начинает петь AIMER. Танцовщицы плавно движутся в такт словам.

Анн: Вот, уже лучше! Ну, мягче, мягче! Вспомните, как я Ромео зажимаю на J’AI PEUR! Представьте, что у каждой из вас в руках по Саргу!

При этих словах на лицах девушек появляется откровенно глупое мечтательное выражение. Кто-то страстно вздыхает, прочие закатывают глазки.

Себастьян (прервавшись): По-моему, ты зря предложила это! Вон как их колбасит!

22 марта 2011 в 9:45 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Тут из-за кулис появляются новые персонажи: Сесилия с двумя пирожными, Грегори с открытой банкой консервированных ананасов, Серж, жующий жвачку и Эсаи с бутылкой пива.

Себастьян: Слушай, может, им лучше Росса представлять? А то они на Сарга становятся недееспособны.

Серж: Классно посидели! Но надо ещё!

Эсаи: Ага (делает глоток). Вы уверены, что не хотите (показывает на пиво)? Это была последняя бутылка.

Сесилия (перемазавшись кремом): Как? И нам ничего не осталось? И Жерару тоже не осталось?

Баке достаёт платочек и любовно вытирает с щёк Сесилии крем.

Грегори: Пиво корзиночками не закусывают. Вот ананасы (показывает на банку) – другое дело. А шеф сегодня и так не в духе. Считает, что мы тут совсем не работаем.

Сесилия (откусывая от второго пирожного): А кто, интересно, работает? То есть, кто не работает? Все из кожи вон лезут, чтоб ему угодить. Я вообще похудеть рискую. Вот это (трясёт пирожными) моя первая радость за всю неделю!

Ленч плавно завершается. В зал начинают постепенно подтягиваться актёры. Шато, поняв, что его скоро сменит фонограмма, тихонько спрыгивает в зрительный ряд. Из-за кулис появляется Феррон, за неимением зеркала красящая губы на ощупь. Помада, слава богу, пока попадает куда надо. Шарте, Пери и Филиппи на ходу скидывают друг другу в телефон музыку через Bluetooth. Появляются Сарг, почему-то в компании Росса, смотрящего на него едва ли не с обожанием. Том, радуя глаз красивой французской косичкой, записывает что-то в блокнот. Сарг щёткой расчёсывает волосы. По мере приближения к сцене до актёров доносится их увлекательная беседа.

Дамьен: … Да, и маску. Обязательно маску. Ты, кстати, кондиционером пользовался?

Том: Не-а.

Дамьен (всплеснув худыми руками): Ну как так можно? О волосах же нужно заботиться! Обязательно после каждого мытья наноси на влажные волосы кондиционер.

Росс строчит в блокноте очередной кусок лекции.

Том: Слушай, а что делать с кончиками?

Дамьен (с умным видом): А что, секутся?

Том: Да.

22 марта 2011 в 9:45 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Дамьен: Прежде всего обрати внимание на то, как укладываешь волосы. Выбирай щадящий режим фена. Ты по французской косичке всё понял?

Том (радостно): Всё!

Дамьен: Отлично, в следующий перерыв ты мне заплетаешь. А ещё тебе лучше перейти с щёток на гребни, с редкими тонкими зубьями. Вот подожди, я тут где-то видел такой, сейчас принесу.

Помчавшись за кулисы, Сарг исчезает. Обрадованный Росс, стиснув блокнот, едва ли не вприпрыжку мчится вдоль сцены, подбегает к первому ряду кресел, ощущая себя центром внимания. Шато ухмыляется. Феррон хихикает, но представляет свои гримасы попыткой ровно нанести помаду. Все, кто до появления длинноволосых красавцев жевал, делают вид, что снова жуют. Увидев Росса в непосредственной близости от себя, танцовщицы окончательно теряют ориентацию в пространстве.

Анн (к Шато): Ты всё ещё уверен, что им нужен Росс в качестве музы?

В этот момент из-за кулис появляется оставшаяся четверка во главе с Жераром. Маэстро, громко хлопнув в ладоши, позывает всю актёрскую братию. Дожёвывая и допивая, кто что принёс, солисты мюзикла собираются возле автора.

Пресгурвик (радостно): Так, у меня к вам есть две новости!

Грегори (не менее радостно): Одна хорошая, другая плохая?

Пресгурвик: Не умничай! Пока что обе новости хорошие.

Грегори (хихикнув): Жаль.

Пресгурвик: Баке – ещё слово, и Бенволио станет блондином!

Грегори невольно умолкает.

Пресгурвик: Так вот, продолжаю. Во-первых, парик леди Монтекки готов, так что, Элеонор, можешь идти гримироваться. Я уже посмотрел, длина волос оптимальная, можно сделать что-нибудь оригинальное.

Все радостно зашумели. Больё, сияя, опять направилась за кулисы. Одновременно с ней на сцену снова выпрыгнул Сарг, вручив что-то Тому.

Пресгурвик: Дамьен, ты где вечно пропадаешь? Вторая и главная новость касается всех. И тебя, между прочим, тоже. Завтра мы все едем на съёмки промо-клипа «Верона».

Всеобщий гвалт.

Пресгурвик (продолжает): И очень надеюсь, что там режиссёр-постановщик сделает из вас хоть что-то путное.

Сесилия: А зачем вообще нужны эти клипы? Спектакль ведь ещё не готов?

Пресгурвик: Вот они и выйдут к его премьере. А нужны они для того, чтобы поддержать и подогреть интерес к нашей постановке.

Грегори: Она что, заведомо такая неудачная?

Пресгуривк: Баке, не зли меня!

Грегори: Ладно-ладно, понял.

Фредерик: По-моему, неудачный выбор. Когда я «Верону» пою на сцене, там все красиво ходят и кланяются. И это вроде как естественно и понятно. А в клипе все тоже будут красиво ходить и кланяться?

Изабель: Бред какой-то.

Пресгурвик: Вот завтра и узнаем, каково видение режиссёра на эту песню. А пока работаем. На чём мы остановились до ленча?

Жан-Клод: На венчании.

Пресгурвик: Прекрасно! Все по местам!

22 марта 2011 в 9:45 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Брат Лоран, Ромео и Джульетта занимают центр сцены. Анн слезает с декораций и присоединяется к ним. Ангелы-танцовщицы наоборот, лезут вверх. Звукооператор включает музыку. Всё нежно и мило, Джульетта с любовью смотрит на Ромео, тот отвечает ей взаимностью. Брат Лоран венчает молодых. Коварная Смерть стоит возле алтаря.

Пресгурвик: Сесси, нежнее, нежнее. Ты его сейчас ЛЮБИШЬ!

Жан-Клод хихикает. Действие идёт к логической кульминации. И тут на сцене снова материализуется Больё в новеньком парике. При виде невразумительной башни на голове Элеонор Ромео и Джульетта замолкают, с подозрением глядя на будущую леди Монтекки. Стоящая к ней ближе всех Реджан начинает креститься. У Баке отвисает челюсть. Феррон таращит глаза на подругу. Пресгурвик в шоке.

Лоренс: Ох и ни фига себе, какой авангард!

Элеонор, уперев руки в бока, молча обводит взглядом собравшихся. Собравшиеся отвечают ей тем же. Жан-Клод радует взгляд диким выражением лица.

Пресгурвик: Э-тт-то что? Элеонор, я разве ТАКОЕ просил сделать?

Элеонор (указав длинным пальцем на парик): Это – работа вашего профессионала.

Пресгурвик: Он что, обалдел? Это разве прическа знатной дамы?

Элеонор: Он тут не при чём. Спросите у того, кто украл мою расчёску из гримёрной!!!

Присутствующие в недоумении. Больё продолжает бесноваться. Сарг, насвистывая свой кусок AIMER, пятится назад, всем своим видом показывая, что он тут не при чём и это кто-то другой взял расчёску. Том Росс, быстро хлопая ресницами, собирается вытащить гребень из кармана, но потом понимает, что делать этого никак нельзя.

Пресгурвик: А что, если подумать, очень мило выглядит! Мне уже даже начинает нравиться.

Элеонор (с сомнением): Вы полагаете?

Пресгурвик: Конечно, о чём тут думать! Взгляни на ситуацию с моей стороны, - мы ставим мюзикл в новом, так сказать, прочтении истории. Мы же импровизируем. Вот и причёска твоя…

Элеонор (заканчивая фразу): Ага, понятно. Тоже импровизация.

Пресгурвик: Ну… В общем, да. Так что парик я одобряю.

Сарг и Больё одновременно переводят дух. Последняя снова отчаливает в гримёрку. Танцовщицы отпущены. Том Росс глазами метает молнии. Сарг делает вид, что не видит, продолжает пятиться, пока не утыкается в Мано.

Анн (подозрительно): Ты чего такой притихший?

Дамьен не успевает ответить, Жерар командует продолжать номер. Солисты возвращаются на исходные позиции. После песни является специалист по авангардным декорациям, сообщая, что авангардная кровать Джульетты готова. Радостный Жерар велит принести ложе на сцену и установить на верхнем ярусе.

Пресгурвик: Всё просто замечательно! Думаю, сейчас ещё и UN JOUR порепетируем. Где там наша кровать?!

Сесилия (возмущённо): Эй, это моя кровать! Про остальных речи не заходило!

Пресгурвик: Сесси, я образно выражаюсь. Твоя, так твоя, кроме тебя и Ромео на ней всё равно никого не будет.

Актёры, завидев рабочих сцены с грузом, дружно лезут на верхний ярус получше рассмотреть притащенное ложе. Впрочем, лучше сказать принесённое, потому что оно оказывается удивительно лёгким и столь же маленьким. Сгрудившись на некотором расстоянии плотным кольцом, все ждут, пока рабочие устанавливают балдахин.

22 марта 2011 в 9:45 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Грегори: Да….

Лоренс: Ну я же говорю, авангард в чистом виде. Хоть в этом не прогадали!

Филипп: Слушайте, а они оба сюда влезут?

Лоренс: Смотря, как положить.

Филипп: А что, вариантов много?

Реджан: Не, ну Сесилия по-любому должна поместиться. А вот у Дамьена… Либо голова, либо пятки будут торчать.

Рабочие уходят, положив на кровать последний штрих – подушку. Пресгурвик снова вызывает спеца по декорациям.

Пресгурвик: Это что такое? Почему кровать такая маленькая?

Спец: Да всё как заказывали. Авангардная кровать для молодой девушки. Как раз под размер актрисы.

Пресгурвик: Идиот! Почему не учли размер актёра?! У нас по плану брачная ночь! Как его на эту скамейку положить?!

Автор ложа, почесав затылок, окидывает взглядом Сарга.

Спец: Ну, недоработка вышла… Но вы уж положите как-нибудь.

Пресгурвик: Ни за что! Кровать нужно переделать.

Спец: Не можем.

Пресгурвик: Почему?

Спец: Потому что денег на переделку кровати не предусмотрено бюджетом.

Пресгурвик: как не предусмотрено?! А куда ушли все деньги?

Элеонор (появляясь без парика): На костюмы солистов, насколько мне известно.

Анн: И на костюмы танцоров.

Филипп: И на клипы.

Спец: Ну, и на базовый авангард. Кровать делали в последний момент, насколько мне известно.

Жерар нервно вытирает вспотевший лоб носовым платком.

Пресгурвик: Ладно, чёрт с вами, идите. Сесси, лезь на кровать.

Сесилия (с опаской): А это вообще надёжно? Она меня выдержит?

Грегори (переводя на неё взгляд): А сколько пирожных ты сегодня съела?

Сесилия (подсчитав): Пока четыре. Два утром, и два сейчас.

Грегори: Тогда я лучше сам опробую.

Садится на кровать.

Изабель: Ну как? Не трещит?

Грегори: Да вроде нет. Садитесь рядом.

Феррон садится.

Изабель: Да, нормально сделано. Сидеть вдвоём, по крайней мере, можно.

Дамьен: А лежать?

Изабель: А вот вы сейчас и проверите.

Феррон с Баке встают на ноги. Кара, обрадовавшись, забирается с ногами на их место.

Реджан: Ну что ж, подведём итог. Маму с дочкой кровать выдержит. Дочку и 4 пирожных тоже. Хотя, в принципе, это равно.

Сесилия (покрутившись): Жёстко как-то! А можно мне на подушку сесть?

Тянется к подушке.

22 марта 2011 в 9:46 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Пресгурвик: Нет. Придётся потерпеть. И кстати, ты должна не сидеть на этой подушке, а обниматься с ней.

Сесилия: Чего?

Фредерик: Зачем ей подушку тискать?

Дамьен: Действительно. Не проще обнимать Ромео?

Пресгурвик: Нет, не проще. Джульетта ещё не была знакома с Ромео, когда тискала подушки.

Реджан (смеётся): Ну, это видно.

Пресгурвик (продолжает): Она должна думать о любви, мечтать о своём принце. Как он к ней придёт, как её сердце забьётся в сладком ожидании первой любви… Ну, и всё такое.

Грегори: Шеф, а вы точно читали пьесу?

Пресгурвик (медленно становясь красным): А ты предпочитаешь краску для волос или перекись? Хватит рассусоливать. Сесси, ложись. Дамьен, давай к ней.

Кара молча подвигается на не слишком широкой кровати. Сарг, убрав волосы за уши, аккуратно пристраивается рядом. Актёры, пытаясь скрыть смех, смотрят на то место, где ступни Ромео красиво свешиваются с кровати, сияя лаковыми туфлями.

Эсаи: И что делать теперь? Может, положить на кровать что-нибудь длинное?

Сесилия: Ага, а вдруг мы не туда нажмём и свалимся?

Лоренс: А у вас выхода нет! Иначе Ромео будет голыми пятками сверкать.

Пресгурвик (почесав залысины): В принципе, идея хорошая. Можно будет полог чуть пошире закрепить, чтобы прикрыть ноги. Наверное, так и сделаем.

Сесилия: Я боюсь.

Филипп: Успокойся. Прижмись к нему плотнее и не свалишься. У вас, в конце концов, брачная ночь.

Сесилия: Ну и что?

Филипп: А то, что лежать полагается не рядом. То есть, не совсем рядом.

Кара возмущённо смотрит на Филиппа, потом переводит не менее возмущённый взгляд на Сарга. Тот, поняв, что все проблемы решили за него, устраивается поудобнее, сворачиваясь клубочком. Худые коленки оказываются на животе будущей Джульетты.

Сесилия (взвизгнув): Уйди, маньяк!!!

Дамьен: Да нужна ты мне! Полежать хочу.

Переворачивается на другой бок. Кровать начинает опасно скрипеть.

Пресгурвик: Дамьен, ты поаккуратнее. Она всё-таки искусственная. И вообще, я тут про вашу брачную ночь подумал…

Дамьен: И что?

Пресгурвик: А то, что мы сделаем сцену с точки. То есть, уже утро, и ты как бы совсем проснулся. Сидишь рядом с любимой.

Сесилия (слезая с кровати): Слава Богу!

Дамьен (поняв, что полежать не удастся): То есть, я не буду с ней спать? И у меня не будет брачной ночи?

Пресгурвик: Видимо, да. Лучше это ложе не перегружать лишний раз.

Дамьен и Сесилия (хором): Ура!

Сесилия: Класс! Значит, подушка только моя!

Пресгурвик: А вот это вряд ли. Ты будешь лежать без подушки, чтобы микрофон не съехал.

Сесилия (обидевшись): Так не честно! Это же жёстко!

Дамьен (коварно): И заметь, ты будешь в одной простыне. А на поясе будет передатчик от микрофона.

У Кара, оценившей масштаб трагедии начинается истерика практически на ультразвуке. Весь остаток дня у Жерара Пресгубвика непроизвольно дёргался левый глаз.

22 марта 2011 в 9:46 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

День Х+1.

Съёмка клипа «Верона». Декорации богатых комнат, лестницы, залов. Почти всё чёрно-белое. Полы похожи на шахматную доску. Актёры, ожидая вызова на площадку, переодеваются и гримируются. Среди всего этого великолепия ходит режиссёр клипа, придирчиво оценивающий декорации, и сам Жерар.

Режиссёр: Да, вот это здорово. Удачно вышло. Персонажи будут цветными, а фон чёрно-белый. Как шахматная доска. И вообще, всё у нас будет завязано на шахматах.

Пресгурвик (удивлённо): Почему на шахматах? У меня не было ни слова о шахматах.

Режиссёр (нервно): Мужчина, не мешайте творить искусство. Мы должны сделать маленький фильм, выразить в одной песне целую историю. Чтобы зритель понял, что это, о ком это и зачем это.

Пресгурвик: И вы всё это можете выразить в одной песне? Гениально!

Режиссёр: А то! Всегда рад помочь и поделиться с коллегой! Так (куда-то вверх), свет готов?

Голос сверху: Готов.

Тут на площадке начинают появляться актёры, одетые для клипа. Пери, Больё, Феррон и Кара в красивых вечерних платьях. Эсаи, Шарте, Шато д’ Авилла, Баке и Сарг в элегантных костюмах. Адида в костюме священника. Росс в светло-голубом непонятном прикиде. Одна Мано, как ни странно, в том же, в чём и приехала, - в джинсах и свитере. В руках у неё два бесформенных плаща, - ярко-красный и ярко-синий.

Анн: Я извиняясь, который из них полагается мне?

Режиссёр: А вам, девушка, не полагается ничего. Извините, вас забыли предупредить.

Анн: Предупредить о чём?

Режиссёр: У нас по сценарию другая смерть. Она играет в шахматы с герцогом.

Анн: Прекрасно, я умею играть в шахматы.

Режиссёр: Не, практика показывает, что женщины и шахматы не совместимы. Это как с шашлыками. Сам знаю. И вообще, вы не мужчина.

Анн (хихикнув): А это плохо?

Режиссёр: Для меня – да. Нам нужен старый страшный мужик, который будет играть Смерть. Так что уйдите из кадра.

Анн (фыркает): Ну и пожалуйста!

Уходит из кадра. На площадке появляется некто в чёрном плаще, с капюшоном, закрывающем лицо.

Сесилия: Вы кто?

Голос из-под капюшона: Я – старый страшный мужик. Буду играть смерть.

Сарг: А вы очень страшный?

Голос из-под капюшона: Скоро увидите сами.

Реджан (прикрывая плечи палантином): А что вы будете делать с плащами?

Актёры дружно переводят взгляд на оставленные Анн на полу две ярких хламиды.

Филипп: Ну, и кому они достанутся?

Изабель: Так ведь все уже одеты!

Пресгурвик: Ну, судя по цветам…

Режиссёр: Нет, по цветам судить не будем. Поступим проще.

С этими словами он поднимает оба плаща, вручая красный Саргу, а синий – Шарте.

Дамьен: Эй, вы перепутали! Я же Монтекки! Я – синий!

Грегори (ржёт): А чего сразу не зелёный?

Фредерик: А я вообще имею нейтралитет. И мне цвета не полагаются.

Режиссёр: Так, господа артисты, хватит придуриваться! Мы снимаем клип. Мы. Снимаем клип. У меня. И я главный. Это ясно?

Все (хором): Да.

22 марта 2011 в 9:46 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Режиссёр: Хорошо. Значит, меня надо слушаться. Один будет в синем, девушка – в красном.

Актёры покатываются со смеху. Сарг обиженно выпячивает губу.

Дамьен: Обалдели?!! Какая я вам девушка?! Я Ромео играю!!!

Режиссёр (попятившись): Ну, извините, мне со спины не видно было.

Эсаи (шёпотом): А не со спины разница не большая.

Режиссёр (призывая всех к порядку): Так, с плащами разобрались. В остальном тоже советую проявлять послушание. Иначе клипа не будет. А он вам нужен, знаем. И ещё, моё время стоит дорого, рекомендую не вдаваться в долгие споры. Это тоже, думаю, ясно?

Все (хором): Да.

Режиссёр: Чудесно. Значит, так. Ставлю задачу. Кто тут герцог?

Фредерик (выходя вперёд): Я.

Режиссёр: Герцог сидит за столом, вот за этим.

Шарте, подталкиваемый в спину, занимает указанное место.

Режиссёр: Герцог смотрит на доску. По коридору идёт смерть. Вторая камера готова?

Голос из-за угла: Да.

Некто в капюшоне скользит в коридор.

Режиссёр: Фонограмма готова?

Ответа никто не слышит, но режиссёр одобрительно кивает, придерживая микрофон и наушник. Далее кадр освобождают от ненужных предметов и личностей. Идёт вступление к «Вероне». В кадре сидит Герцог Вероны, мудро смотрящий на шахматную доску.

Фредерик (через некоторое время): И что дальше?

Режиссёр: Думай.

Фредерик: В смысле, какой ход делать?

Режиссёр: Нет, просто думай! Играть ты всё равно не можешь, потому что у тебя фигуры чёрные.

К столу, тем временем, подходит фигура в чёрном плаще, садится, откидывает капюшон.

Фредерик: Ойёёёёёё!!!!!

Старый страшный мужик (далее ССМ): Что, не нравлюсь? Теперь убедились?

Фредерик (пытаясь пригладить вставшие дыбом волосы): Ну… теперь да.

Сарг заинтересованно осматривает незнакомца.

Дамьен: Мсье, а вы сейчас в гриме или?

ССМ: Или.

Дамьен: И что, волосы тоже собственные.

ССМ: Собственные, юноша, собственные. Видите, как поседел? Поснимаетесь с моё, тоже поседеете.

Сарг озабоченно щупает собственную уложенную шевелюру и испуганно икает, сразу став маленьким в просторном красном плаще.

Сесилия: Ой, дяденька, а вы всегда только Смерть играете?

Пресгурвик (тихо): Да с таким лицом выбор, в принципе, небольшой.

ССМ: Не всегда. Но в основном. Или похожих персонажей играю. А иногда приглашают на ёлки.

Фредерик: Боюсь даже представить, в роли кого.

Режиссёр: Так, не отвлекаемся! Работаем!!!

22 марта 2011 в 9:47 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Три часа спустя.

Кое-как расправившись с началом клипа, съёмочная группа плавно переместилась на другую декорацию. А именно – лестницу. На ступеньках красиво лежит убиенный Меркуцио, возле лестницы – псевдо-убиенная Джульетта. Возле д’Авилла меланхолично сидит Баке, раскуривающий сигарету. Сам Филипп, положив руки под голову, меланхолично жуёт жвачку, время от времени надувая пузыри. Кара, накрывшись изъятым у Сарга плащом, ведёт себя подозрительно тихо, листает комиксы и ждёт, когда гримёр поправит макияж. Возле Сесилии сидит Сарг в костюме, нацепив на время перерыва заблаговременно принесённую сетку для волоси музыкальные наушники. Своей очереди на убийство неподалёку дожидается Росс в бигудях.

Режиссёр: Перерыв окончен. Грим готов?

Гримёрша: Да.

Режиссёр: Свет готов? Мне сейчас нужен будет Меркуцио крупным планом. Направьте на него луч.

Голос сверху: Мы не можем.

Режиссёр: Почему?

Голос сверху: У него череп начинает бликовать, кадр засветит.

Режиссёр, осмотрев Филиппа, почёсывает затылок. Д’Авилла, которому всё по фигу, продолжает жевать.

Режиссёр: Блики – это серьёзно. Придётся выкручиваться. (Гримёрше) Быстро запудрите ему темечко.

При этих его словах глаза Филиппа, и без того не маленькие, готовы буквально из орбит вылезти. Выплюнув, на всякий случай, жвачку, он вскакивает на ноги.

Филипп: Что?! Пудрить мою голову? Да вы за кого меня принимаете? Ни за что!!! Этого не будет! Я зря, что ли, полировал её всё утро?!!!

Сесилия опасливо прикрывается комиксами. Сарг отползает подальше. Баке, фыркнув, дёргает д’Авилла за ногу, призывая к порядку. На площадке воцаряется недобрая тишина.

Режиссёр: Молодой человек, вы уверены, что хотите со мной спорить? Я ведь всё равно сделаю так, как сказал. Мы снимаем клип или мы его не снимаем? Я могу остановить работу, но тогда посмотрим, что с вами сделают ваши коллеги.

Филипп, фыркнув, поддаётся дёрганью и садится обратно на ступеньки. Обводит взглядом своих собратьев по цеху, в каждом из которых в случае его отказа может таиться потенциальная угроза. Коллеги на всякий случай оценивают расстояние до намеченной жертвы. Даже Джульетта, сделав книжку с комиксами домиком и высунув язык, выглядит как-то зловеще. Покорившись судьбе, Меркуцио позволяет гримёрше приблизиться к предмету его гордости.

Грегори: не волнуйся, друг, это не надолго. Ты же понимаешь, ты должен быть эффектным трупом. В следующих сценах возьмёшь мою Федору, попросишь разрешить играть в шляпе. Тем более что к костюму она подойдёт.

Филипп (тоскливо терпит манипуляции со своей головой): Поверить не могу, что я на такой позор согласился!

Голос Росса откуда-то с площадки: А меня уже скоро убивать будут? Надоело в бигудях шляться!

Элеонор (появляясь в кадре): Тебя хоть Дамьен убивает. А нас ещё неизвестно, что ждёт.

Сесилия (подождав, пока гримёрша уходит): А мне ещё долго на полу валяться? Ромео свой плащ назад требует, а тут холодно!

В это время из-за декораций появляется помощник режиссёра, который несёт… тяжёлую тёмно-коричневую шубу.

Помреж (радостно): Нашёл!

Сесилия (не менее радостно): Ой, это мне, да? Мне?

Режиссёр: Нет, в шубе будет ходить главный в доме. А главный у нас граф Капулетти.

22 марта 2011 в 9:47 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Себастьян (которому в костюме наоборот, вполне тепло уже): А зачем мне шуба? Мы в доме приём делаем, это как-то неуместно.

Режиссёр: А здесь вопрос не в уместности, а в том, чтобы подчеркнуть хозяйское величие. Ведь папа у нас кто? Граф!

Эсаи, персонаж которого по сюжету тоже, в общем-то, граф, решает прикинуться ветошью и не отсвечивать.

Себастьян: И что, вы полагаете, шуба подчеркнёт моё величие?

Режиссёр: Сейчас увидим! Ну-ка, папа, сделайте суровое лицо!

Шато, которому шуба слегка узковата в плечах, да ещё и, по необъяснённой причине, пахнет женскими духами, делает поистине зверское лицо.

Режиссёр (глядя в камеру ближайшего оператора): О, самое то! Лицо хозяина дома!

Феррон оценивает гримасы новоявленного супруга.

Изабель: Так может, мне, как хозяйке, тоже так сделать? Я могу!

Режиссёр: Хорошо, тогда пока потренируйтесь. А нам нужно доснять сцену.

Помреж, пробегая по декорациям, отбирает у Джульетты плащ и комиксы, плащ возвращается Ромео. Парой ступенек выше Бенволио рыдает над телом погибшего Меркуцио. С задумчиво-хмурым выражением лица рядом маячит леди Монтекки.

22 марта 2011 в 9:47 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Два часа спустя.

Благополучно отсняв скорбные кадры, режиссёр поменял Ромео и Джульетту местами, живописно бросив Сарга на пол. Радостный д’Авилла, поняв, что его мучения окончены, помчался в туалет, смывать тональный крем с головы. Кара, не удержавшись, пару раз со вкусом чихает, нанюхавшись лака на своих волосах и волосах Сарга.

Дамьен (озабоченно, с пола): Ты что, простудилась? Тогда чихай в другую сторону.

Сесилия (шмыгнув носом): Не могу, там оператор. У меня, похоже, аллергия на это средство укладки.

Сарг с подозрением берёт прядь своих волос и тоже принюхивается. Чихает.

Том (благополучно отснявшийся в сцене своего убийства): Блин, чем их обрызгали?!

Грегори (на всякий случай отходя на шаг назад): Что бы это ни было, тебя обрызгали тем же.

Том (испуганно схватившись за волосы): Ты полагаешь?

Филипп: Не дёргайся, просто не трогай волосы и всё. А после съёмок вымоешь голову. Крем, кстати, когда я его смывал, тоже имел странный запах.

Том: Но тебе-то нечего бояться!

Филипп: Ну почему же, мало ли, сыпь пойдёт и всё такое… Я не могу товарный вид терять. (заметив, что Росс уже на грани истерики) Да не парься. Меньше их вряд ли станет.

В кадре в это время Джульетта безутешно рыдает над своим бездыханным возлюбленным. А если попросту, то льёт сопли и оглушительно чихает. Сарг, укрытый её кудряшками, чувствует себя не лучше.

Жан-Клод (взволнованно): А если им плохо станет?

Все дружно смотрят на режиссёра. Впервые за съёмочный день он начинает чувствовать себя неуютно.

Пресгурвик (мрачно): У них, конечно, есть страховки. Но это не значит, что можно издеваться над моими актёрами!

Изабель (взвинчено): И вообще, что это за методы работы?!

Грегори (недобро): Вы хоть понимаете, как с нами опасно связываться?!

Жан-Клод: Нас ведь всё равно больше.

Так же, как несколькими часами на Филиппа, все начинают смотреть уже на создателя клипа. В воздухе зависает вполне реальная угроза.

Режиссёр: Так, спокойно! Спокойно! Вот, видите, с ними уже всё нормально!

В кадре Джульетта, вытерев нос подолом платья, часто дышит. Сарг на полу обмахивается ладонью.

Режиссёр: Ну же, ничего страшного! А, если надо, могу сейчас отправить помощника за таблетками. Надо?

Сесилия и Дамьен (хором): ДА!!!

Режиссёр: Как скажете. Итак, после этого снимаем следующую сцену. В приёмном зале. А пока сделаем заключительный кадр. Родители несут на руках своих погибших детей. Кто понесёт Джульетту?

Все дружно делают шаг назад, освобождая место для Шато. Себастьян, которому шуба доставляет некоторые неудобства, молча выходит вперёд.

22 марта 2011 в 9:47 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Режиссёр: Доброволец?

Себастьян: Я граф Капулетти.

Реджан: Если он поднимет Сесилию после всего, можно его причислить к святым?

Себастьян (обходя Кара и примериваясь): Это не обязательно, но мне будет приятно.

Сесилия: А я, кстати, сегодня сладкого не ела. Только бутерброды.

Грегори: А сколько?

Сесилия (вздохнув): А вот не скажу.

Себастьян: Ну я понял, мне и этих хватит.

Осторожно обхватив Джульетту, приподнимает над полом. Актёры, затаив дыхание, ждут, словно следя за штангистом. Шато, постепенно выпрямляясь, встаёт на ноги. Всеобщий вздох облегчения.

Грегори: Себ, тебе повезло. Бутербродов было мало.

Себастьян: Вижу. (к Джульетте) ты, кстати, не тяжёлая.

Режиссёр: Отлично, с этим определились. Папа несёт дочь. Дочь, прикинься мёртвой.

Сесилия картинно замирает, свесив руку.

Режиссёр: Сойдёт. Вопрос номер два, кто понесёт Ромео?

Группа дружно пятится. Шато на всякий случай тоже пятится, хотя ему уже ничего не грозит. Больё в ужасе прячется за за Адида.

Режиссёр: Я чего-то не понял. Ваш Ромео сирота, что ли? Кто его родителей играет?

Все мнутся и молчат. Шато ставит Сесилию на ноги, закрывая собой Элеонор. Но та, набравшись храбрости, выходит вперёд.

Элеонор: Я его мать.

Режиссёр: И это все? А где папа?

Элеонор: А я мать-одиночка.

Режиссёр: чего? Вы Шекспира хоть читали?

Грегори: Вот мне это уже который день интересно.

Пресгурвик: Мы решили обойтись без второго папы. Так интересней и трагичней. Ну, больше драмы и…

Все (хором): И авангарда.

Режиссёр: Так, я понял. Ромео – безотцовщина. Но кто-то должен его нести. Женщина не подходит. Нужен мужчина.

Все снова пятятся.

Режиссёр: тут нужен близкий человек. Кто у нас остался?

Изабель: Может, им посчитаться?

Режиссёр: Нет, это лишнее. А пусть его друг несёт! У Ромео два друга, один уже умер. А нести будет второй.

Все сочувственно смотрят на Баке.

Грегори: Вы с ума сошли? Мне – тащить этого лося?!!

Дамьен: Да я не тяжелее, чем Джульетта!

Баке, Шато и Кара (хором): Да ладно?!

Пресгурвик из-за спины режиссёра показывает Грегори кулак.

Режиссёр: Вы мне уже надоели! Как с вами в театре управляются?

Пресгурвик: Ах, вам лучше не знать.

Режиссёр: Ну, ясно, замучили пожилого человека! И как не стыдно! Короче, хотите снять финал с одного дубля?

Себастьян и Грегори (хором): ДА!!!

22 марта 2011 в 9:48 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Режиссёр: Тогда быстро выстраивайтесь друг за другом. На лице побольше печали. Ну, берите их на руки.

Шато, подхватив Сесилию, идёт вперёд. Баке, сделав мученическое выражение лица, берёт Сарга на руки.

Грегори (шёпотом): Дёрнешься, уроню. И скажу, что сам выскользнул!

Перед камерой проходит шеренга персонажей разной степени измученности и подавленности.

Режиссёр: Ну, совсем другое дело! Ведь можете, когда захотите! И теперь – в зал.

Меняют декорации. Кара и Сарг нетвёрдой походкой следуют за всеми актёрами, не в силах поверить, что их не уронили. Режиссёр выдаёт им по таблетке. Приёмный зал, красота, помноженная на величие, величие, щедро прибавленное к приличному бюджету. Шахматный пол, красные портьеры, высокие окна. Режиссёр начинает расставлять актёров по клеткам.

Режиссёр: Так, обе мамы стоят друг напротив друга. Вот сюда, чудно. Влюблённые тоже друг напротив друга. Смотрите друг на друга. Побольше нежности в глазах.

Эсаи (оглядываясь на картину маслом): Странно как-то. В глазах – нежность, а поют про ненависть.

Актёры хихикают.

Режиссёр: Так, все молчат. Папа становится вот сюда.

Шато, которому в шубе уже изрядно жарко, ждёт, пока гримёрша в очередной раз его запудрит. Режиссёр расставляет всех остальных.

Режиссёр: Да, вы все устали. Мне вот, например, тоже не в кайф тут стоять. Но нам надо дальше работать.

Жан-Клод (робко): Может, пообедаем сперва?

Режиссёр: Пока не снимем клип, есть не будем.

Элеонор: Зря он это сказал.

Себастьян: Ему, наверное, жить надоело.

Сесилия: Может, поможем человеку?

Том: Не, этот орать станет. Нам же хуже.

Режиссёр (осматривая получившуюся сцену): Всё супер! Только мне нужна ненависть. Ну, ненависть в глазах! Покажите её!

Вся группа, следя глазами за автором клипа, без труда изображает требуемое.

Режиссёр: Э, нет! Влюблённые смотрят нежно! Не путайте. И вообще, встаньте-ка ближе. Ещё ближе!

Дамьен: Мы не можем ближе!

Сесилия: Да, у нас обоих волосы противно пахнут. И нас уже мутит от этого запаха.

Режиссёр: Придётся потерпеть. Искусство требует жертв. Ну, детки, не ломайтесь. Таблетки от аллергии ещё есть.

Ромео с Джульеттой, сделав над собой усилие, становятся ещё ближе.

Пресгурвик: Мне вот интересно, почему, когда вы снимали смерть Джульетты, Сесси не чихала, когда Дамьен над ней наклонялся.

Дамьен: Да она в моём присутствии в принципе старается не дышать. Это всё мой новый одеколон. И потом, она наклонялась ниже, чем я.

Сесилия (сделав дикие глаза): Я и сейчас стараюсь не дышать. Уберите ему волосы назад, кто-нибудь!

Баке, стоя в шаге от Сарга, старательно поправляет ему шевелюру.

Режиссёр: Работаем, работаем! Задача ясна? У двух семейств в глазах ненавсить. У молодых – сплошной лямур. Играем!

22 марта 2011 в 9:48 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Жан-Клод: Извините, а лично мне что изобразить на лице?

Режиссёр: А вы кто?

Жан-Клод: Я священник.

Режиссёр: Тогда просто стойте и делайте скорбную мину на лице. Вы всем сочувствуете и ничего не можете сделать. Они и без вас готовы подраться.

Адида, хмыкнув, пробует воспроизвести нужную эмоцию.

Режиссёр: А теперь пойте. Про что там ваша песня?

Все (хором): Про Верону.

Режиссёр: Вот про это и пойте. И не выходите из образа. Давайте, сейчас будем записывать. И помните, раньше начнём, раньше поедим.

Услышав о еде, актёры начинают понемногу закипать. Кара, всхлипнув, вспоминает о пирожных, которые съела вчера и которых больше нет. Большая часть компании, которая хочет не только есть, но и пить, мечтает поскорее убраться отсюда и выпить чего-нибудь холодненького.

Три часа спустя.

Режиссёр: Отлично, молодцы!

Герои мюзикла расслабляются, разминают затёкшие от стояния конечности. Шато поскорей скидывает шубу. Кара и Сарг, отталкивая друг друга, несутся отнимать у помрежа таблетки от аллергии. Неожиданно на площадке объявляется Шарте. Он сильно не в духе.

Фредерик: Про нас, случайно, никто не забыл?!

Режиссёр: Ой…

Себастьян: Ай…

Пресгурвик: Упс!

Фредерик: (вырезано цензурой)

Не видя, что камера его снимает, Шарте сказал всё, что думал о съёмках этого клипа и о том, что его никто не оповестил, сколько нужно сидеть за столом и играть в шахматы. Режиссёр, открыв рот, внимает, забыв, что идёт запись. В последствии эти кадры, с убранным, разумеется, звуком, станут эффектным завершением клипа.

Шарте (через пару секунд): Ладно, вам повезло. Я сегодня добрый. И вообще мы здорово посидели там, двадцать партий, по десять выигрышей на нос. Я даже не стану на вас жаловаться, потому что свою моральную компенсацию я получил.

Режиссёр (удивлённо): Что за компенсация?

Шарте, не удостоив его ответа, уходит с площадки. В карманах его плаща слышится звон монет. За его спиной мелькает подозрительно довольная Мано. Герцог исчезает из поля зрения, и в руках Смерти видны плотно схваченные резинками пачки евро и сложенный чёрный плащ. Следом за ними в зал вваливается Старый страшный мужик. Потрёпанный и почти раздетый.

ССМ (истерично): Это нечестно! Я больше не хочу сниматься!!! Меня никто не предупредил, что эти двое играют в покер! Они меня обчистили до нитки!!!

22 марта 2011 в 9:48 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

День Х+2.

Утро. Сцена Дворца Конгрессов. Тихие и полусонные, все собираются на первую репетицию. Один Жерар, ведущий с юных лет правильный образ жизни и являющийся классическим французским жаворонком, выглядит пристойно. Остальные, понятное дело, не слишком этому рады. Рабочие по указанию мсье возятся где-то под потолком с освещением. На сцене репетирует свой номер Том Росс, гордо вскидывая голову, жестикулируя, взмахивая волосами, в общем, действуя правильно и по сценарию. За его спиной рабочие вертят две стенки, красивые, романтичные и недостроенные. Попутно слышны их голоса, производятся какие-то подсчёты.

Том (покосившись на главного среди них): А нельзя ли это сказать чуть тише? А то я с вами сам себя скоро слышать перестану!

Рабочие, которым совсем не хочется вступать в пререкания со звездой, которые закончатся по-любому не в их пользу, отодвигают декорацию назад.

Том: Нет, стенка должна стоять за моей спиной. Просто говорите потише!

В зрительном зале, томно вздыхая, сидят танцовщицы. Жерар на время репетиции Росса не пустил их на сцену, опасаясь, что для Тибальта это может кончиться плачевно. Д’Авилла, навёрстывая вчерашний день, наводит глянец на голове. Мано, пытаясь взбодриться, пьёт кофе. Шарте, Баке и Кара, устроившись за ноутбуком Фредерика, раскладывают один пасьянс на троих. Тут в конце зала открывается дверь, и появляются Больё и Феррон, счастливые и болтающие. Не смотря на ранний час, в руках у обеих уже видны фирменные пакеты бутиков.

Изабель (по пути): Нет, ты представляешь, она эти туфли чуть из рук у меня не вырвала! Заявила, будто первая их заметила!

Элеонор: Наивная! Ясное же дело, что ей ничего не светило.

Изабель: Естественно, с такими акулами, как мы, лучше не связываться.

Приближаются к Жерару.

Элеонор (деликатно кашлянув): Гхм, шеф…

Пресгурвик (отрываясь от созерцания Тибальта): Что такое? А, доброе утро!

Изабель: Доброе утро. Шеф, мы тут подумали с Элеонор… Мы считаем, что моё платье для бала слишком простое.

Элеонор (шёпотом): Ты хотела сказать, слишком скромное.

Изабель: Ну да, и это тоже. И вообще, в нём авангарда мало. Поэтому мы сегодня купили другое.

Пресгурвик (заинтересованно): Да? И где оно?

Изабель: Да здесь, я принесла.

Роется в пакетах.

Пресурвик (на всякий случай): Оно хотя бы красное?

Элеонор: Обижаете, естественно, красное!

22 марта 2011 в 9:49 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Феррон, тем временем, достаёт из пакета нечто узкое, длинное, блестящее, с перьями, стразами и ооочень большим разрезом.

Изабель: Вот вам, авангард чистейшей воды.

Жерар потрясённо рассматривает наряд.

Элеонор (шёпотом): Ты ещё колье не показала.

Изабель (тоже шёпотом): не надо, хочешь, чтоб его удар хватил? Оно стоит как весь наш мюзикл! А так – одену на премьеру, скажу потом, что это – часть реквизита.

Подруги хихикают.

Пресгурвик (нервно сглотнув): Ну… очень впечатляет! Просто очень.

Элеонор: Самое дорогое в магазине.

Пресгурвик: да я так и понял. Иди, примерь-ка красоту!

Довольная Феррон, подмигнув подруге, убегает за сцену. Оттуда появляется первая партия танцовщиц: клан Капулетти в костюмах. Жерар осматривает результат. В этот момент в зал, стараясь прикинуться маленькой длинноногой мышкой, проскальзывает Сарг. Попытки строить личную жизнь закончились очередным опозданием на репетицию.

Пресгурвик: Дамьен, по тому, какие звуки издают танцовщицы, можно не глядя проследить твоё перемещение в зале.

Дамьен (сонно): И вам, шеф, доброго утра.

Пресгурвик: Ну, ты, считай, рекорд поставил, всего на полчаса опоздал. В прошлый раз было 40 минут. Советую повторить сцену L’amour heureux. Мы сейчас проверим костюмы и начнём отработку обеих частей бала.

Сесилия (услышав, с надеждой): А может, сначала песня, а потом бал?

Пресгурвик (неумолимо): Нет, лучше сейчас станцуем, пока ты ещё не ела.

Кара, вздохнув, вылезает из уютной компании, не успев добить «Косынку». Баке, чьё участие в сцене бала тоже необходимо, следует за ней, оставив пасьянс на откуп владельцу ноутбука. Росс слезает со сцены и направляется к Саргу.

Том (шёпотом): Мне нужна консультация по осветления волос. (громко) Тут, пока ты не пришёл, лазерное шоу испытывали.

Дамьен (шёпотом, озадаченно): Я волосы не умею красить, спроси лучше кого-нибудь из женщин. (громко) Что за шоу?

Том (шёпотом): Трандец! (громко) лазерное шоу для сцены бала, техник сейчас запускал. Только что-то он там, кажется, намудрил. Сказал, чтобы мы с освещением сегодня особо не баловались.

22 марта 2011 в 9:49 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Филипп (очень кстати оказавшись рядом): С чем это нам нельзя баловаться?

Том (закатив глаза): С освещением. А то выйдет как в прошлый раз.

Баке (проходя мимо): А что прошлый раз? Чуть что, так сразу прошлый раз! Сесилия вино первый раз попробовала, кто ж думал, что она на рабочие мостки полезет!

Сесилия (проходя мимо): А не надо было наливать! И вообще, тот софит сломала не я, а Эсаи.

Брови Баке красиво встают торчком.

Грегори (к Эсаю): А ты-то там что делал?

Эсаи (удивившись): Тоже, что и вы, вообще-то.

Том (сделав дикие глаза, шикает на остальных): тише, вы!!! Если нас услышат, всем хана будет! Как мы объясним, что грохнули тогда два прожектора?!

Эсаи (невинно): А мы тут не при чём! Там были проблемы с переменным током.

Сесилия (округлив глаза): Что там было?

Грегори (крякнув): Потом объясню.

Дамьен (нетерпеливо): Может, уже репетировать пойдём?

Группа поднимается на сцену.

22 марта 2011 в 9:49 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Группа поднимается на сцену. Из-за кулис является Феррон в купленном платье, сверкая и переливаясь. В немыслимом разрезе мелькает голая нога, втиснутая в высокий сапог. Шикарное декольте открывает грудь и плечи. Колье Феррон предусмотрительно оставила в гримёрке.

Сесилия (обозрев наряд «матушки»): А я тоже такое хочу! (к Пресгурвику) А мне такое платье можно?

Пресгурвик: Тебе – нельзя. Ты по сюжету юна и непорочна. И вообще приличная девушка. А приличные девушки в то время в таких платьях не ходили, в них ходили только неприличные женщины

Сесилия: Это несправедливо! Мне ничего нельзя!

Филипп: по-моему, он сам себе противоречит.

Изабель (обидевшись за новое платье): Это что, выходит, я – неприличная женщина?

Пресгурвик: Хватит сбивать с толку! Вы меня всё равно не переспорите! (к Изабель) Тебе положено по рангу, ты взрослая самостоятельная состоявшаяся знатная дама.

Изабель (довольно): Хоть кто-то сказал правду.

Пресгурвик (к Сесилии) А ты – ещё маленькая, ничего не знающая о жизни наивная мечтательная влюблённая девочка.

Сесилия (вспыхнув): Ой, сколько у меня прилагательных! А между прочим, всё неправда! По меркам вашего Шекспира я уже взрослая женщина!

22 марта 2011 в 9:49 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Грегори (охнув): А ты его читала?

Сесилия (торжественно): Кстати, да!

Грегори (с облегчением): Ну, хоть за тебя мне спокойно.

Дамьен (в пространство): Никто не хочет начать репетировать?

Пресгурвик (к Баке): Грегори, хватит доставать чтением Шекспира. Дамьен прав, пора начинать.

На сцену выпархивает успевший переодеться клан Капулетти.

Изабель (спохватившись): Ой, мне, наверное, тоже лучше переодеться…

Пресгурвик: А в платье попробовать не хочешь?

Элеонор (с опаской): Из, а ты в нём танцевать-то сможешь? Удобно будет?

Феррон, примериваясь, делает батман, едва не попав каблуком в Сарга.

Изабель(оглядывая себя): Да ничего, юбка вроде целая…

Дамьен (которому порыв батмана взъерошил волосы): Я, как будто, тоже…

Пресгурвик (хлопнув в ладоши): Все по местам!

Семейство Джульетты рассредоточивается по сцене. Анн Мано, поднявшись на сцену, выбирает удобную дислокацию на переднем плане, возле недостроенной стенки. Ромео, Бенволио и Меркуцио тоже занимают свои места.

Пресгурвик (в микрофон): Дайте музыку.

В колонках звучат первые удары техно-фонограммы. Танцоры парами начинают номер: танец с использованием фигур разной сложности. Слева и справа дожидаются своего выхода парни-акробаты. Джульетта и Немая жестами переговариваются, ведя речь о достоинствах и недостатках Париса. Техник включает лазерное шоу. Между гостей и танцующих медленно прогуливается Смерть, словно высматривая очередную жертву. На сцене царит весёлая непринуждённая атмосфера. Акробаты, получив полную свободу, демонстрируют своё мастерство. Трое поднимают на руки леди Капулетти. Феррон не забывает при этом соблазнительно выставлять ноги в разрез.

22 марта 2011 в 9:50 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Анн: Ну, и долго мне так бродить полагается? Босиком ходить между ними как-то не того…

Пресгурвик: Пока Ромео не увидит Джульетту. А это будет минуты через три…

Мано скользит дальше, теребя приколотую косу. Джульетта, танцуя с Парисом, как-то плавно оказывается возле Тибальта.

Голос постановщика танцев из зала: Росс, крутани её.

Том (раскручивая Сесилию): Ябадабаду!!!!!!!

Сесилия (не оценив радости): ААААААА!!! Стой, остановись, у меня уже голова кружится! СТООООЙ!!!!!!!!!!!!!!!

Но долго орать ей не приходится. В тот момент, когда тибальт опускает сестру на пол, а мелодия бала должна логически уже перейти в мелодию L’amour heureux, в зале неожиданно гаснет свет. Женская часть группы взвизгивает.

Пресгурвик: Спокойно, коллеги, не надо паники. От проблем с освещением ещё никто не умирал. Пойду выясню, в чём там дело.

Фонограмма продолжает играть, радуя своей бесполезностью. Жерар, сделав пару шагов, спотыкается о кого-то в темноте. Женский голос взвизгивает.

Пресгурвик (которому заложило одно ухо): нет, тут посидеть, наверное, всё же безопаснее. (к звукооператору) Да вырубите там музыку, под неё сейчас вряд ли кто-то петь будет!

А в это время на сцене:

Сесилия (держась за Росса): Ой… Ай… Что-то мне неважно… Я теперь плохо ориентируюсь в пространстве.

Голос Себастьяна: Не мудрено, тут же нет света.

Тут в колонках по всей сцене начинает что-то пищать, трещать, затем раздаётся голос звукооператора.

Звукооператор: Внимание, молодые люди, имевшие при себе холодное оружие на цепях. Не вздумайте ЭТО раскручивать! Сделайте десять шагов в любую сторону.

Акробаты мнутся в темноте, пытаясь ни на кого не наступить.

Изабель: Может, пусть они лучше с нами тут постоят? А то ещё свалятся со сцены…

Дамьен: А кто-нибудь вообще помнит, с какой стороны она заканчивается?

Вопрос застаёт всех врасплох. Тут откуда-то издалека появляется большое светящееся пятно.

Голос Фредерика: Она заканчивается с той стороны, где вы видите экран.

Всеобщий вздох облегчения.

22 марта 2011 в 9:50 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Звукооператор: В зале небольшие проблемы с освещением, так что несколько минут, уж извините, вам придётся подождать.

Голос кого-то из танцовщиц: Может, нам просто посидеть на полу?

Голос Анн: Не советую, он не самый чистый и не самый тёплый.

Голос Эсая: Интересно, это долго будет продолжаться?

Голос Грегори: Сказали, что вроде на пару минут.

Голос Филиппа (с усмешкой): У нас, если говорится на пару минут, надо умножать как минимум на пять.

Голос Сесилии: Ой, мамочки, я темноты боюсь! Подержите меня за руку, кто-нибудь.

Через пару секунд раздаётся возмущённый вопль.

Сесилия: Я же просила за руку!

Том (сконфуженно): Ну извини, в темноте перепутал.

Голос Грегори (недовольно): Я вот сейчас тоже на кого-нибудь наступлю и перепутаю.

Голос Анн: Только не на меня, я босиком. АААЙ!!! Ну, я же просила! Какой идиот…

Лоренс: Это, наверное, была я…

Анн: Если ты, тогда прощаю. А то я уж подумала…

Голос Дамьена: А что на меня-то сразу?!

Анн: Потому что ты даже в нашем совместном номере всё норовишь на меня наступить!

Неожиданно где-то на сцене загорается маленькое светлое пятнышко. Баке явился на сцену с телефоном, забыв оставить его в зале.

Грегори: Меня кому-нибудь видно?

Изабель: Да, и хорошо. Ты – единственный, наверное, кто тут сейчас с мобильником.

Грегори: Отлично, тогда я не буду его выключать.

Сесилия (прищурившись в темноте и вытянув шею): Что там у тебя на экране?

Грегори: Фотка. Твоя.

Сесилия (вытянув шею ещё больше, подозрительно): Это не та фотка, где я в чёрном платье?

Грегори (как-то стушевавшись): Ну… да, она самая. У тебя там ещё такой вырез на груди…

Сесилия (добавив децибел): А ну закрой телефон, живо!

Экран тут же гаснет.

Сесилия: Нет, открой!

Эсаи: Вы уже определитесь, а?

Сесилия: Картинку другую поставь!

22 марта 2011 в 9:50 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Баке, усевшись на сцену, начинает манипулировать с телефоном.

Том (заинтересованно): А что, у тебя там грудь видна? Да ладно, не стесняйся! Я уже кучу женщин в подобных платьях повидал.

Сесилия: И ничуть я не стесняюсь! Просто у меня там нос блестит…

Голос Дамьена: Слушайте, по-моему, несколько минут уже прошло.

Голос Филиппа: Я же говорил, умножать надо.

Звукооператор сверху: Может, вам пока музыку поставить?

Голос Лоренс: А что у вас есть, какие альбомы?

Звукооператор: Какие ещё альбомы? У меня только ваши минусовки.

Голос кого-то из танцовщиц: Не надо.

Голос Фредерика из зала: Интересное предложение…

Голос Элеонор: Не, эти минусовки мне скоро сниться станут… Давайте уж как-нибудь в тишине досидим.

Грегори (сидя на сцене): Гхм, не хотел бы вас пугать… Но мимо меня, кажется, пробежала мышка…

Ещё секунды две на сцене царила тишина, а затем поднялся такой визг, что Жерару Пресгурвику заложило уже оба уха. Женская часть группы, составлявшая больше половины, вовсю выражала свои эмоции. Солировала в этом безобразии Кара, одним изящным движением запрыгнув Россу на руки и ухитрившись попасть ему пяткой в самое заветное место.

Том (инстинктивно схватив её и согнувшись чуть ли не пополам): Ну…. Ты мне шас такой авангард устроила! Теперь только в гарем осталось податься. Евнухом!

Сесилия: Дурак! Ой, прости меня!

Том: Так дурак или прости?

Сесилия: Ты прости. А он – дурак!

Грегори: Но я же видел мышку!

Пресгурвик (из зала): Ну, Грегори, ты допрыгался! Теперь я точно тебя в белый цвет покрашу! Зачем ты всех перепугал?!!

Грегори (обиженно): Так ведь я на самом деле видел мышку… Хорошенькая такая…

Сесилия: Что, лучше меня?

Том: Да уж наверняка. Она хотя бы не орёт и не дерётся.

Сесилия: Я – женщина. Мне положено бояться мышей.

22 марта 2011 в 9:51 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Неожиданно на сцене вспыхивает свет, озаряя зажмурившихся расслабившихся деятелей искусства. Жерар застигнут на половине пути к сцене, пытавшимся пройти на ощупь. Танцоры и акробаты разместились прямо на полу, не смотря на предостережения Смерти. Сама же Мано сидит на краю сцены, благоразумно свесив босые ноги. Росс с Сесилией на руках намеревался, очевидно, предпринять героическую попытку добраться до владельца единственного на всю сцену мобильника. Баке, нервно озираясь по сторонам, стоит в правом углу, сжимая телефон как последнее средство спасения. На него (на Грегори, а не на телефон) направлены со всех сторон более, чем недружелюбные взгляды.

Грегори: Э-э-э… Все живы?

Изабель (сварливо): чудесный вопрос! Особенно, после твоих предыдущих реплик!

Лоренс: На фиг ты сказал, что видел мышь? Может, она бы и убежала, никем незамеченная!

Филипп (хихикнув): А вдруг бы она на него заползла? Или на кого-нибудь из девчонок?

Сесилия: Ой, гадость какая! Может, сменим тему?

Анн: Я вот сейчас сама на него заползу и придушу шиньоном!!! Грегори, ты вообще знаешь, сколько тут женщин?!

Элеонор: И сколько из них со взвинченными нервами?

Грегори (недоумённо): Вам-то что за радость? Вы же в зале сидели?

Элеонор (нахмурившись): А вдруг там была не одна мышь?!

Сесилия (готовясь, если понадобится, снова завопить): Давайте уже не будем про мышей!

Филипп: Согласен. И вообще, хватит вам на Грега нападать! У него теперь и так незавидная участь.

Грегори (трогая волосы): Да уж…

Пресгурвик: Ничего, он мне потом ещё спасибо скажет, когда результат увидит! А покрасить всё равно кого-то необходимо, потому что у Монтекки все мужчины поголовно тёмненькие, надо, чтоб кто-то оттенял. И, раз уж так сложилось, оттенять будет Грегори.

Том (утешительно): Грегори, не парься, вступай в наши ряды! Быть блондином, поверь, совсем не страшно.

22 марта 2011 в 9:51 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Пресгурвик (подытожив): Вот именно. Так что давайте считать, что инцидент исчерпан и продолжать репетицию.

Репетиция продолжается. Погнав техников ликвидировать неполадки в лазерном шоу, Жерар решил занять всех чем-нибудь менее опасным и более необходимым, а потому устроил репетицию смерти Меркуцио и Тибальта.

Филипп (недовольно): Это просто варварство! Меня уже второй день подряд убивают!

Том: Ну, я, в принципе, в том же положении. Зато тебя хоть не будут больше пудрить.

Танцоры и солисты занимают свои места. На сцене появляется один из спецов по костюмам.

Спец: А у нас готов костюм герцога. Конечно, блеска получилось чуть больше, чем задумывали. Но ещё хватило на украшения.

Пресгурвик: Очень интересно. (к Шарте) Фредерик, примерь и выходи к нам.

Шарте уходит за кулисы. Услышав о блестящем костюме и украшениях герцога, Больё и Феррон начинают проявлять нешуточный интерес к костюму.

Изабель (задумчиво): Я, пожалуй, тоже пойду переоденусь, а то прохладно как-то.

Элеонор (назидательно): Вот правильно. Заодно оцени, кто из вас будет блестеть сильнее.

Феррон, хихикнув, несётся догонять герцога. На сцене в это время клан идёт на клан, видна сценическая потасовка, плавно переходящая в настоящую.

Пресгурвик: Стоп-стоп-стоп!!! Не хватало только, чтобы вы поубивали друг друга! Это разве сценический бой?!

Танцоры (хором): ну да…

Пресгурвик: Нет, это вульгарный драка! У нас – высококультурная постановка, в которой всё должно быть на уровне. Мы несём искусство людям, мне нужен авангард!

Кто-то из танцоров: Что вам нужно?

22 марта 2011 в 9:51 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

понял! Извольте драться красиво, вот что! Представьте, что всё идёт в замедленной съёмке!

Дамьен: А разве это было прописано в сценарии?

Филипп (хохотнув) : А ты думаешь, он сам-то ему следует?

Пресгурвик: Вот именно, я импровизирую. И от вас хочу того же.Драка будет замедленной, чтобы каждое движение было видно чётко. Ясно?

Танцоры, вздохнув, возвращаются на точки.

Том (проходя мимо них, шёпотом): Рекомендую каждому найти в словаре авангард и выучить значение этого слова. Иначе шеф его вам сам организует.

Тут по сцене, следуя в зрительный зал, пробегает Феррон, делая дикие глаза и явно чем-то шокированная.

Элеонор (уставившись на неё): Что с тобой?

Изабель: Он… там… весь…

Элеонор: Чего?

Изабель: Блестит, вот чего!

22 марта 2011 в 9:51 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Из-за кулис самодовольно вышагивает Шарте в золотом плаще и с медальоном на шее. Всеобщие взгляды сразу приковываются к костюму е го обладателю.

Элеонор (пожирая герцога взглядом): Да-а-а…

Изабель (шокировано): Да-да!!!

Элеонор: А я-то думала, кто меня опередил и купил бижутерию прошлой коллекции. Теперь ясно.

Сесилия: Так вот куда вся парча пошла! А нам были обещаны отелка и прочие приятные мелочи!

Фредерик (к Сесилии): Это уж к костюмеру, он всем зажилил этот кусок, сказал, только на мой плащ хватит. (к Больё и Феррон): Я тут не при чём, это всё Лаура.

Изабель: Кто это?

Пресгурвик: Дочь моя. Я цацку у неё позаимствовал.

Элеонор и Изабель продолжают жадно разглядывать блестящее одеяние герцога.

Фредерик: Мне интересно, как она это носит. Здесь же килограмма три, не меньше!

Элеонор: Может, у них любовь к авангарду – семейное? (завистливо глядя на плащ) Эх, а тут бы на рукава нам с тобой хватило. Или на корсеты.

Изабель: Или на всё сразу.

Пресгурвик: Дамы, имейте совесть! Мы из-за вас и так вынуждены были на два рулона шифона покупать больше, чем собирались!

В ходе дальнейшей репетиции дамы с обеих домов демонстративно дулись и обижались на Жерара, испытывая его терпение. Терпение Жерара упорно не испытывалось, закалённое и не в таких передрягах.

22 марта 2011 в 9:52 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

День Х+3.

Репетиция. Точнее, попытка её начать. Участники мюзикла собираются, соблюдая субординацию. То есть, сначала являются танцоры. Затем разминаются мэтры. На сцене репетирует Реджан. За её спиной Серж нарезает круги вокруг бутафорского фонтана, готовясь воплотить образ поэта. В зале, накручивая кудряшки на палец, сидит Росс. Неподалёку Шато, опять забывший слова песни, старательно строчит шпоры на ладонях. Филипп лениво потягивается в кресло, время от времени доставая зеркальце и с беспокойством глядя на полированный череп. Мано, заразившись всеобщим помешательством, играется с косой. Сесилия скучает в одиночестве и теребит бисерные фенечки на руке. Жерар разговаривает с кем-то по телефону. Неожиданно за сценой раздаётся визг, вопли, вобуждённые восклицания.

Серж: Кажется, я кого-то слышу?

Себастьян (не отрываясь от шпор): Так и хочется спросить, угадайте, кто?

Анн (по инерции подтягивая ноги в кресло): Я вот даже гадать не берусь!

На сцену, однако, вопреки всеобщим ожиданиям, резво выпархивает Баке. Группа ненадолго замирает, реанимируя классическую сцену «Ревизора». Волосы Баке, ещё вчера чёрные, сегодня радуют глаз золотисто белым цветом. Грегори, ещё вчера упиравшийся и недовольный, сегодня цветёт и пахнет, улыбается и машет. За ним гуськом прыгают танцовщицы, плотоядно поглядывая на Грегори в новом образе.

Филипп: Вау!

Реджан: Ни фига себе!!!

Том (радостно): Добро пожаловать!

Пресгурвик: Ну вот, а говорил – не буду!

Сесилия (оглядывая танцовщиц): Так, это что ещё за эскорт?!

Себастьян: Ну, сейчас начнётся…

Грегори: И тебе здравствуй! Кстати, мне идёт?

Реджан (тихо): Ещё немного – и у нас второй Сарг нарисуется.

22 марта 2011 в 9:52 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Сесилия: Так почему за тобой целый шлейф девиц волочится?!!!

Грегори: Дорогая, что за неприличные выражения?

Сесилия: Ты ещё не знаешь всех моих выражений!

Серж: Да уж, интересно послушать.

Себастьян (хохотнув): Думаешь новому научиться?

Пресгурвик: Господа артисты, угомонитесь! (к Баке) А ну, иди сюда!

Баке спускается со сцены. Танцовщицы напоследок вздыхают особенно эротично.

Пресгурвик (осматривая работу): В принципе, нормально вышло. Только почему корни тёмными остались? Краски, что ли, не хватило?

Грегори: Ну, так получилось. Меня вообще Изабель вчера за компанию взяла. Она сама покрасилась, а на меня пошли остатки краски.

Пресгурвик: Что? Она тоже покрасилась?

Грегори: Ага. Сказала, чтоб мне скучно не было, поскольку я ей симпатичен и ей меня жаль.

Сесилия: Так ты ещё и с ней уже шуры-муры крутишь?

Серж: Да он пока кроме тебя ни с кем не крутит. Кажется.

Сесилия (обиженно): Так я и поверила! Да на нём сейчас едва дыру глазами не протёрли!

Пресгурвик (примирительно): Сесси, ну ведь не протёрли же! Войди тоже в положение танцовщиц, у них никакого разнообразия!

Том (поучительно): Вот именно, пускай они ещё кого-нибудь за сценой покараулят. А то я в прошлый раз еле отделался.

Анн: Ты его раньше времени-то не пугай, а то обратно перекрасится. Это сейчас быстро делается.

Грегори (к Сесилии, подытожив): И вообще, я одной тебе верен. Ты сама знаешь.

Сесилия (едко): Да уж…

Грегори: А что не так?

Анн: Не нервничай. Девушки для приличия иногда должны подуться. А потом выпустить пар.

Том: Тогда ему лучше находиться подальше, когда она решит выпускать пар.

Пресгурвик: Хватит болтать, коллеги! Продолжаем репетицию. Грегори, на очереди «Как ему сказать», будь готов.

22 марта 2011 в 9:53 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Грегори (шаря глазками по танцовщицам): А мне чего-то страдать с утра не хочется, у меня настроение хорошее.

Сесилия: Не волнуйся, я об этом позабочусь!

Том: Грег, она может, лучше не нарывайся.

Пресгурвик: Вот именно, и иди уже репетировать.

Тут у маэстро звонит телефон в кармане, вследствие чего, Бенволио остаётся без присмотра. Анн слезает с кресла и идёт на сцену.

Реждан (глядя на разговаривающего Жерара): Вот кстати, по его теории авангарда, что ты вообще делаешь на сцене во время этой песни?

Анн: Буду издеваться и подличать.

Себастьян: Серьёзно?

Анн: нет, знаешь, ритуальные танцы буду исполнять! Чем, по-твоему, Смерть должна заниматься?

Жерар, болтая по телефону, поворачивается к сцене, не прерывая разговор и активно жестикулируя.

Пресгурвик: Отличная идея, насчёт ритуальных танцев! Анн, подожди, мы потом это обсудим…

Продолжает разговор по мобильному.

Филипп (к Мано): Ты потише, а то ещё вдохновится.

Анн (досадливо): Да я уже поняла…

В колонках, тем временем, начинает звучать фонограмма. Анн садится на корточки в одном углу сцены, Баке мечется и переживает в другом углу. Одновременно пытается нервно заламывать руки и петь обо всём этом. Остальные, сидя в зале, пытаются оценивать и сочувствовать.

Пресгурвик (выключая телефон): Что-то здесь не так… (почёмывая подбородок) Хммм…….

Молчание.

Баке, запнувшись, пропускает строчку.

22 марта 2011 в 9:53 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Пресгурвик: Нет, ты пой, пой. А я пока посмотрю и подумаю, что не так.

Баке продолжает партию, старательно давя на жалость. Сесилия, простив танцовщиц, начинает тихонько шмыгнуть носом. Остальные переживают молча.

Анн (размахивая руками): Уже надумали? Или как?

Пресгурвик (задумчиво): Мало…

Анн: Чего?

Пресгурвик: Жалости. Грегори, ты недостаточно печален! А ну-ка, попробуй побегать по сцене молча. Эй (к звукооператору), включите фонограмму заново!

Трек начинает играть сначала. Мано, снова усевшись на сцену, начинает делать загадочные пассы. Баке скачет по нанесённым для танцоров крестикам, создавая себе причудливую траекторию.

Серж: А, по-моему, нормально. Сесилии вон даже грустно стало.

Сесилия (тихо): он так красиво по мне убивается.

Реджан: Главное, чтоб Джульетта свои поминки оценила.

Пресгурвик: Это, в принципе, аргумент, но я не могу весь Дворец Конгрессов забить Сесилиями.

Себастьян (хохотнув): Да уж, я бы тоже не стал так рисковать.

22 марта 2011 в 9:53 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Пресгурвик (ещё раз картинно почесав подбородок): Нет, ну должно же быть решение! Ну, не знаю, представь себе что-нибудь очень плохое. Представь, например, что у тебя разом заболели все зубы…

Филипп (коварно): Что у тебя украли любимую федору…

Серж: Что в буфете кончилось пиво.

Анн: Что тебя покрасили обратно в чёрный…

Себастьян: Что ты играешь в третьем составе…

Реджан: И вообще в массовке…

Сесилия: А я… а я изменила тебе с Дамьеном. Вот.

Пауза. Все в шоке уставились на Кара. На лицо Баке наползает самое мученическое выражение, какое только можно представить.

Пресгурвик: О, вот оно! Гениально, Грегори, Станиславский был бы в восторге! Грегори…? Грегори!

Баке, добитый фразой про Сарга, тихонечко сползает в обморок, прямо к ногам подоспевшей Мано. Все кидаются к сцене.

Сесилия (перепугано): Милый, что с тобой? (хлопает по щекам) Как думаете, это он из-за меня?

Пресгурвик (обмахивая Баке сценарием): В принципе, такой вариант не стоит исключать.

Сесилия: Это же была шутка! Ради пользы общего дела! Ну, чтобы представил.

Анн: Вот он, видимо и представил…

Д’Авилла (последним добравшись до сцены): Надо было остановиться на фразе про пиво. Отойдите.

Склонившись над другом, сильно и смачно делает выдох ему в лицо. По неизвестной причине Баке, издав нечленораздельное мычание-завывание, резко приходит в себя.

Грегори (удивлённо): Что это было?

Филипп (гордо): Самое действенное средство. Чесночная пицца с мексиканским соусом. Сам готовил.

Реджан (сморщившись): А я почему-то так и подумала.

Сесилия (с радостным гиканьем обнимая Баке за шею): Зайчонок, ну, это же неправда, не пугайся ты так! Считай, я просто поставила перед тобой актёрскую задачу.

Грегори (рассеянно гладя её по волосам): А я и выполнил… её…

Пресгурвик: Да, Сессии, ты лучше так не экспериментируй. Хотя ход был интересный. Грегори (поворачиваясь к Баке), а ты сможешь ещё так повыть и покорчиться?

Все (хором): Зачем???!!

Пресгурвик: Я думаю, этот момент нужно вставить в песню. Ты будешь красиво валяться на сцене, страдать и завывать…

Грегори (перебивая): Чего?

Пресгурвик (шуруя дальше): А Серть будет стоять над тобой, обжигая своим дыханием… И всякие пассы делать… Ну, как вам?

Себастьян (шёпотом): Маньяк…

Том (тоже шёпотом): Заметь, творческий маньяк, эти – самые опасные…

Анн (подозрительно): Жерар, а Вы Шекспира читали?

Том: По-моему, вопрос риторический. Грег уже пытался выяснить это.

Пресгурвик (возмущённо): Вам что, не нравится?

Грегори: А есть выбор?

Анн: Я чеснок есть не буду. Это так, для справки.

Пресгурвик (вздохнув к потолку): Господа артисты, вы как дети малые! То им не так, это не подходит! Надо с вами построже, чувствую, никаких поблажек. Вон, как русские в «Нотр Даме» сделали, намазали всех солистов синими тенями – никто не пикнул!

Анн (хихикнув): Так я читала – они весь грим потратили на Квазимодо.

Серж (поцокав языком): Нашли, что в пример ставить.

Пресгурвик: Неважно. В общем, я стою на своём. Смерть дышит, Бенволио страдает лёжа. И громко.

Реджан: В данной ситуации звучит двусмысленно.

Все хихикают.

Анн: Я тоже стою на своём – чеснок есть не буду. Считайте, что это было в моём райдере.

Грегори (опасливо): Да, я бы тоже не хотел испытать это ещё раз. Вставляет круче, чем нашатырь.

Пресгурвик: Тогда все твои страдания зависят от тебя самого. Действуй. Давайте-ка ещё раз, с самого начала.

Все спускаются со сцены.

Пресгурвик (развернувшись на ходу, громко): И кстати, мне чего звонили-то? Завтра мы едем новый клип снимать. AIMER.

Все: О, НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!

22 марта 2011 в 9:54 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Пресгурвик (коварно): О, Дааааа!!!!! И только попробуйте опоздать завтра, лишу пива и прочих радостей.

Сесилия: Каких это, например?

Серж: Ну, если опоздаешь ты, останешься без пирожных.

Сесилия (обиженно надув губу): Что? Я… я… вы… А вот из принципа приду завтра раньше всех!

Пресгурвик (задумчиво): Н-да? Ну, это мы ещё посмотрим… А сейчас давайте-ка ещё репетировать?

Филипп: А что именно?

Реджан: А то нас сегодня не так уж много.

Серж: Может, посчитаемся?

Сесилия: Тебе-то что за радость? Ты уже репетировал.

Маэстро скользит сканирующим взглядом по немногочисленным членам труппы, явившимся на репетицию. Каждый старается втянуть голову в плечи как можно глубже и стать ниже ростом.

Пресгурвик: Репетировать пойдёт… Сейчас пойдёт репетировать… ШАТО!

Всеобщий вздох облегчения.

Себастьян: Нет, ну а что я-то сразу?

Пресгурвик: А мы тебя сегодня ещё не слушали. И вообще, считай, что это мой маленький каприз – я хочу, чтобы мне сегодня все давили на жалость. Поэтому соберись, и спой о том, как трудно иметь дочь.

Баке, сидя на полу, хрюкает от смеха.

Пресгурвик (к Грегори): А ты давай, учись стонать и выть. Или попрошу Филиппа ещё такой пиццы приготовить.

Грегори: Нет-нет, не надо! Я уже понял, что от меня требуется. Пойду, потренируюсь в уголке. (к Сесилии) Ты на меня не подышишь для вдохновения?

Сесилия: С радостью.

Взявшись за ручки и хихикая, убегают.

Том (глядя в след, завистливо): Шеф, может, надо было всё-таки Грега ставить на роль Ромео? Ей с ним как-то попроще…

Пресгурвик: Никогда! Баке собой упиваться не умеет, и у него в глазах мало самодовольства.

Себастьян: А, так вот, как Дамьен сюда попал!

Пресгурвик: Не умничай, друг мой, иди-ка лучше спой.

Филипп (шёпотом): И да, Себ, ты, главное, авангарда во взгляде побольше давай.

22 марта 2011 в 9:54 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Шато, нахмурившись, кивает, пытается сосредоточиться. Звукооператор включает фонограмму папиной партии. Мано, притаившись в глубине сцены, делает вид, что активно участвует в процессе. Себастьян, вняв указаниям автора, решил пойти с козыря, и, сделав бровки домиком, начал драматизировать. Труппа сидит, затаив дыхание, ждёт, что же будет дальше. Жерар боится вдохнуть. Из-за кулис выглядывает любопытная Кара, позабыв о намерении вдохновлять Баке. Филипп, уронив бархотку, мечтательно уставился в пространство, поводя усами. Себастьян, тем временем, картинно падает на колени у края сцены и, сделав руки лодочкой, держит воображаемого младенца. Песня заканчивается. Ещё пару секунд в зале стоит тишина.

Реджан (оживая): Оооо…

Том: Ого…

Серж: Ого-го!!!

Сесилия (хлюпая носом): Какая прелесть!

Анн: Себ, ну, ты выдал!

Пресгурвик (расчувствовавшись): Какие же вы у меня все хорошие! Вот ведь можете-таки, когда захотите! Так и быть, не буду лишать вас пива. Себ, а от тебя я не ожидал, признаюсь. Так тонко, прочувствованно, с нервом… И эта сцена с твоими руками, ты так здорово сделал. Сам придумал?

Себастьян (спускаясь в зал): Эээ, ну да… сам.

Садится в одно из кресел в третьем ряду.

Филипп: А может, мы тоже… на жалость вам подавим? А то мы можем?

Реджан: расслабься, у тебя парии нежалостливые.

Пресгурвик: Зато умирает он красиво. Жаль, Дамьена сегодня нет, некому тебя по черепу поглаживать. Ладно, спой один. Себастьян, а ты молодец, хвалю ещё раз. Хочу такие же руки на спектакле, усёк?

Себастьян: Угу. (себе под нос, задумчиво) Может, стоит сказать ему, что это я на ладонях просто либретто записал?

Подумав, решает молчать. Сегодня Жерар добрый. А когда он добрый, этим нужно беззастенчиво пользоваться.

22 марта 2011 в 9:54 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

День Х+4.

Студия, съёмки клипа AIMER. Поздний-поздний вечер. Участники будущего клипа приводят себя в порядок. В углу небольшого помещения, призванный наблюдать за своими «питомцами», сидит Жерар, листает газету и изредка поглядывает на команду. Баке, д’Авилла, Пери, Шарте, Больё, Адида, Росс, Феррон и Шато, рассредоточившись по гримёрке, наводят марафет. Все одеты в чёрное. Только на Элеонор и Себастьяне почему-то одинаковые красные рубашки. Сесилия, одетая в белое платье крупной вязки, сидит в кресле, подтянув босые ноги к себе и заплетая из волос косички. Ей явно скучно. Чуть дальше, заняв самое большое в комнате зеркало сидят Сарг и Росс. Дамьен, который после прошлого слезливо-сопливого опыта съёмок местному стилисту не доверяет, вполне самостоятельно и успешно создаёт на своих волосах крупную волну. Том, с подобострастием наблюдающий за его действиями, ждёт своей очереди, предпочитая не рисковать кудряшками понапрасну. Девушка-стилист, устав доказывать, что взяла сегодня другое средство укладки, колдует нал головой Элеонор, создавая хаотический шухер. Элеонор, ухмыляясь, разглядывает прикид Дамьена: нечто среднее между застиранным белым мужским костюмом и пижамой размера XXL.

Стилист (глянув в зеркало на сидящую сзади Сесилию): Девушка, оставьте волосы, я их и так с трудом выпрямила!

Сесилия (надувшись, раслетает косичку): Мне скучно!

Филипп (хмыкнув): Тогда припудри нос.

Сесилия: Он и так весь в пудре. Ты лучше о своей голове позаботься.

Грегори: И правда, Фил. Посыпь макушку слегка. А то этот (покосившись на дверь) опять станет бушевать.

Д’Авилла, спохватившись, берётся за кисть.

Сесилия (продолжая): И вообще, зачем нас так поздно сюда привезли? Я думала, съемки с утра будут.

Реджан: Это уж ты спроси у режиссёра. Кстати, мы так и не выяснили, о чём клип. Кто-нибудь знает?

Элеонор (подождав, пока девушка-стилист займётся шевелюрой Шарте): Боюсь, всё будет как в прошлый раз…

22 марта 2011 в 9:54 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Себастьян (оживая): Вот, кстати, да. Почему, интересно, нас с тобой одели в одинаковые наряды? Ладно бы ещё мне с Изабель как супругам полагалось выглядеть похоже! А так… (разводит руками)

Режиссёр (появляясь в дверях, держа какую-то хламиду): …а так вы всё равно ничего не поймёте. Вот сколько ни работай – всем надо разжёвывать одно и то же – нужно быть выше низменных страстей и дурацких вопросов! Мужчина, во всём должна быть загадка: в женщинах, в жизни, даже в работе.

Пресгурвик (с изумлением): Да вы философ!

Режиссёр: С моё поснимаете – и не так зафилософствуете. Так, теперь осмотрим косюмы…

Стилист уходит, завершив работу. Режиссёр скользит взглядом по присутствующим. Останавливается на Баке и Феррон.

Режиссёр (удивлённо): Так, а вы чего посветлели?! Я два дня назад вроде снимал - волосы были тёмными.

Пресгурвик: Один наказан, вторая его пожалела.

Грегори (довольно): А чего? Я уже и не против…

Режиссёр: Зато я против! Почему не поставили в известность? Закрашивай вас теперь фотошопом!

Изабель (робко): А может, всё-таки поменяемся костюмами? А то зрители подумают, что папа одного семейства грешил с мамой из другого…

Все хихикают.

Пресгурвик: Да, вообще-то могут и такое подумать…

Режиссёр: Да? (задумчиво) Не думаю, что Шекспир был бы против. Ну, ладно, раз вы так настаиваете, я проявлю широту души.

Изабель с Элеонор, облегчённо вздохнув, отправляются переодеваться. Режиссёр продолжает оценивающее созерцание труппы.

Режиссёр (переводит взгляд на Сарга): Это ещё что такое?!!

Все смотрят туда же, куда и режиссёр. Из-под просторных штанин виднеются длиннющие аристократически-узкие Дамьеновы ступни в жёлто-зелёных полосатых носках.

Режиссёр: Откуда сие непотребство?!

Дамьен: Было холодно, вот и не снял.

Сесилия (язвительно): А я терплю, между прочим! Нет бы даме носки предложить!

Грегори (заботливо): Тебе холодно? Я могу отдать свои.

Сесилия: И нисколько, жарко даже! Просто это дело принципа.

Жан-Клод: Сесси, ты в его носках утонешь.

Режиссёр: Хватит! Носки – это хорошая мысль, (к Саргу, снизу вверх) молодец. Пусть будут. Только не эти, я сейчас белые принесу. Так (обозрев группу ещё раз), кто тут главный?

Изабель: В смысле, в жизни?

Режиссёр: В смысле, в кадре! Я забыл, кто там у вас главный?

Все переглядываются. Шарте осторожно поднимает руку.

Режиссёр: Отлично! То, что надо! Поверх костюма наденете это.

Протягивает ему хламиду, которая оказывается тонким плащом с завязками.

Фредерик (разглядывает плащ): А это ещё зачем?

Режиссёр: Так надо, плащ идеально вписывается в мою творческую концепцию. И потом (поворачивается к дверям), надо же вас как-то отличать. (к Саргу) Так, пошли за носками.

22 марта 2011 в 9:55 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Двадцать минут спустя.

Окончательно приготовившись, все выпархивают на съёмочную площадку. Дамьен, напялив режиссёрские носки, старается идти осторожно. Автор клипа явно с размером не рассчитал, и носки явно жмут, ибо пятка, поправ своё законное место, оказывается где-то не там. Декорация представляет собой странный круглый зал с псевдо-колоннами. Колонны белые, всё остальное сине-чёрное. Посреди круга, образованного колоннами, стоит, опять же круглое, непонятно что.

Грегори (первым подбегая к предмету, радостно): Ух ты! А это ещё что за фиговина?!

Пресгурвик: Не выражайся.

Жан-Клод: Так ведь это и правда какая-то хр… (покосившись на Сесилию) Какая-то непонятная вещь.

Изабель: И для чего эта штука в клипе?

Себастьян: Похожа на большой круглый торт.

Сесилия (расстроено): Только несъедобна. Не надо о еде, я прошу, а то я опять захочу есть.

Грегори: Действительно, мы ведь с тобой уже ели недавно.

Сесилия: Да? Зато я сегодня ни одного пирожного не успела съесть…

Реджан (тихо): Может, это и к лучшему.

Режиссёр (успев проверить свет над площадкой): Значит так, господа артисты. Ставлю задачу: вас всех тут нет. Вы – это сон, вас на самом деле не существует…

Том (ошалело): Чего???!!

Сесилия: Что вы себе позволяете?!

Элеонор (уперев руку в бок, гневно): За оскорбление можно и по морде получить!

Грегори: И вообще, мы не в «Матрице», не путайте нас с ложками.

Пресгурвик (чувствуя, что пора вмешаться): Спокойно! Сейчас мы всё выясним, узнаем и уладим. (к режиссёру) Уважаемый, коллега, не могли бы вы объяснить нам всё как-то попроще и гхм… чуть менее образно?

22 марта 2011 в 9:55 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Все актёры, сплотившись единым фронтом, переводят взгляд на режиссёра. Тот, крякнув, пытается переформулировать идею.

Режиссёр: значит, так. Ромео с Джульеттой спят…

Грегори (хихикнув): Да ну? Начало интригует…

Пресгурвик украдкой показывает ему кулак. Режиссёр, окинув суровым взглядом притихшего Бенволио, продолжает.

Режиссёр: …они спят. НЕ ВМЕСТЕ! Ромео в синей спальне, Джульетта – в красной. Потом их сознания начинают петь и путешествовать…

Сесилия: Как это?

Фредерик (ухмыльнувшись): Они что, галлюцинируют?

Режиссёр (вытерев ладонью вспотевший лоб): Нет! И да! Если дадите договорить, сами всё узнаете!

Пресгурвик: тихо! Иначе я потом с вами сам поговорю.

Команда затихает.

Режиссёр: В общем, их сознания путешествуют. Они летают и кружатся. И вы все (обводит взгядом прочих) им снитесь. И в их сне тоже поёте. И кружитесь. И от вашего голоса эта фигня (показывает на неопознанный артистами круглый предмет) поднимается и тоже начинает кружиться.

Том: Ээээ???

Жан-Клод: Полный бред, она не может подняться.

Филипп (присматриваясь к предмету): Она на тросах, боюсь, что может.

Жан-Клод: А вращаться как будет?

Режиссёр: А это уже моё дело. Вы, главное, руки к ней всё время тяните, ну, как будто вы на спиритическом сеансе.

Филипп (хмыкнув в усы): Ни фига себе – блюдечко!

Реджан: Ты просто авангардных блюдечек раньше не видел.

Все ржут уже в голос. Режиссёр начинает медленно краснеть.

Пресгурвик (прекращая смеяться): Господа, давайте посерьёзней. Не заставляйте меня взывать в вашей совести и самодисциплине.

Все на секунду замолкают, а потом продолжают с удвоенной силой.

Режиссёр (хлопнув пару раз в ладоши): Так, ну соберитесь! У нас море работы, а ещё надо дождаться утра.

Дамьен (удивлённо): Зачем?

Режиссёр: Чтобы его заснять. Так полагается. Всё начинается утром. И вообще в Италии.

Себастьян: О как вас занесло-то!

Режиссёр: не меня, а вас. Утром будем снимать Италию с итальянскими туристами.

Пресгурвик (заинтересованно): А где вы их возьмёте?

Режиссёр: Одного итальянца выписал специально для съёмок. А массовка всё равно молчать будет – никто не просечёт, что итальянцы ненастоящие. (смотрит на часы) Так, хватит рассусоливать! Пора приниматься за работу.

22 марта 2011 в 9:55 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Час спустя.

Удалив всех лишних и всё лишнее с площадки, режиссёр принимается за работу. За кадром для всеобщего вдохновения включена фонограмма, записанная для диска. Сарг, поняв, что временно его никто не хватится увлечённо делает маникюр. Сесилия, назло стилисту, опять заплетает косички, гордо восседая в отобранных у Дамьена полосатых носках. В кадре в кругу стоят участники клипа, протягивая руки к поднимающейся в воздух Большой Круглой Фигне (далее – БКФ). Над их головами наматывает круги камера.

Грегори (указывая на камеру): Главное, засечь, когда она мимо проезжает. А то весь наш трёп в клипе окажется.

Реджан: А мне так всё равно. Этот клип, по-моему – полный бред.

Том: Естественно, бред. В предыдущем хоть сюжет был, как никак, а краткий пересказ пьесы.

Изабель (вздыхая): Я себя чувствую полной дурой.

Элеонор: Я тоже чувствую тебя полной дурой. И себя заодно.

Филипп (эротично двигая бровями и хихикая): По-моему, эта штука меня гипнотизирует.

Жан-Клод: Не поддавайся.

Филипп: Легко сказать. Смотреть-то сказали на неё!

Жан-Клод: А давайте все дружно посмотрим вверх.

Поняв, что выбирать не из чего, все разом поднимают головы, засекая витки камеры.

Режиссёр (потирая руки): Ооо, вот это вы молодцы! Здорово сделали, отличный будет кадр!

Пресгурвик (гордо): Да они вообще иногда хорошие. Бывают даже послушные.

Режиссёр: И часто?

Пресгурвик (вздохнув): Увы, нет.

Режиссёр (хохотнув): Оно и видно.

22 марта 2011 в 9:55 | редактировать|удалить

Лилия Шебанова

Тем временем за кадром.

Сесилия (заканчивая четвёртую косичку): Нет, ну вот за что мы так страдаем, а?

Дамьен: За искусство.

Сесилия (глядя на порядком балдеющую от БКФ труппу) Бедные… Жалко мне их.

Дамьен: Погоди, ещё неизвестно, что с нами будут делать.

Сесилия (грустно): Хочу есть…

Дамьен: Что, опять?!

Сесилия (возмущённо): Что значит «опять»?! Между прочим, растущему организму требуется постоянная подпитка!

Дамьен (переходя от пилок к полировке): Так ты вроде ужинала недавно…

Сесилия (закатив глаза): Ну вот, ребёнка каждый норовит обидеть! Какая разница, когда я ужинала? Может, это нервное…

Дамьен (примирительно): Не злись, давай, я тебе лучше маникюр сделаю. А то вон у тебя пальцы какие обкусанные.

Сесилия (подозрительно: А ты сумеешь?

Сарг вместо ответа демонстрирует ей свою руку с аккуратными ухоженными ногтями.

Сесилия: Ладно, убедил.