• Название:

    3. понимание международного конфликта в классиче...

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOCX

Классический реализм

авторы, сторонники: Фукидид, Макиавелли, Гоббс,

идея - животно-инстинктивная природа человека

актор - нац. гос-во

мотивы действий - национальный интерес

военная сила - регулятор и основной инструмент

осн. тенденция - борьба за власть и могущество

предмет иссл-ия - конфликт и вопросы войны и мира

- противопоставление идеализму

Международная система – арена ожесточенной борьбы государств, которые стремятся к доминированию, за счет других гос-в. Существует непрекращающееся соперничество в области безопасности, следовательно угроза войны. Сотрудничество гос-в имеет свои пределы, вечный мир маловероятен, утверждают реалисты. Их пессимизм основывается на пяти предположениях — относительно природы международной системы:

международная система анархична (это не означает, что она хаотична). Она состоит из независимых политических элементов (государств), над которыми нет никакой центральной власти;

государства обладают определенными военными возможностями, для того чтобы себя защитить. Но при определенных обстоятельствах они могут быть использованы против других государств. Поэтому государства потенциально опасны друг для друга;

государства не могут быть абсолютно уверены относительно намерений других государств. Существует множество оснований для агрессии, и ни одно государство не может быть абсолютно уверено в том, что любое другое не станет причиной войны. Неопределенность неизбежна при оценке намерений противоположной стороны;

государства руководствуются в своей деятельности, прежде всего инстинктом самосохранения. Государства стремятся сохранить свой суверенитет;

государства руководствуются стратегическими соображениями относительно того, как выжить в международной системе. Государства рациональны, однако они могут допускать ошибки из-за неточной информации или дезинформации со стороны противника.

Ключевой мотив поведения государств на международной арене — стремление выжить. Живя в условиях постоянного страха, не имея внешних механизмов для отражения агрессии, государства должны полагаться исключительно на себя. Государства стремятся увеличить свой вес в международной системе за счет других, прежде всего в военной сфере. Идеальное окончание борьба за доминирование — установление собственной гегемонии на международной арене.

Их теория исходила из констатации, что в существующей международной системе нет никакого властного института, который главенствовал бы над суверенными государствами, и поэтому международные отношения характеризуется в этом смысле анархией.

Наиболее крупной фигурой среди представителей реалистической школы был Моргентау, автор классической работы Politics among Nations (1948). Три основных тезиса характерны для трудов Моргентау:

Государства являются наиболее важными действующими лицами на международной арене

Существует четкое различие между внутренней и внешней политикой государств

МО главным образом отражают борьбу государств за доминирование и сохранение мира.

Главная идея Моргентау изложена следующим образом:

Политика сводится либо к стремлению сохранить свое доминирование, либо упрочить его или же его продемонстрировать». Такая политика проявляется в следующих трех формах:

политика status quo,

политика империализма,

политика поддержания престижа.

Сила определяет национальный интерес. Сила – центральное понятие реализма.

Интерес с точки зрения силы – основной интерес. Любое государство стремиться к приобретению большего могущества. Во главе пирамиды силы стоит военная сила.

Включает много составляющих (устойчивых, изменчивых).

- Территория, естественные ресурсы (Сила – если есть самодостаточность)

- Промышленный потенциал (лучше то, что можно превратить в военную промышленность)

- военный потенциал

- население (кол-во и качество)

- мораль

- качество дипломатии

- качество правительства

Могущество государства можно измерить только в сравнении с другим государством.

Силу ограничивают –

Баланс сил, международная мораль, мировое общественное мнение, международное право.

В реализме к обеспечению своей безопасности стремятся все государства. Для этой цели необходимо максимальное могущество государства. Но, как только государство достигает безопасности, оно не заканчивает наращивание могущество, теперь стремясь уже к доминированию.

Государства находятся в постоянной угрозы войны, которая и является сдерживающим фактором, а как только угроза исчезнет, война и начнется.

Основное положение – анархичность МО. Это отличает их от внутриобщественных отношений, построенных на принципах иерархии. Государство неизбежно вынуждено рассчитывать только на свои собственные силы. Никто кроме государства не заинтересован в его безопасности, следовательно субъект – только государство.

Политический реализм не только подверг идеализм сокрушительной критике, — указав, в частности, на то обстоятельство, что идеалистические иллюзии государственных деятелей того времени в немалой степени способствовали развязыванию второй мировой войны, — но и предложил достаточно стройную теорию.

С точки зрения Г. Моргентау международные отношения представляют собой арену острого противоборства государств. В основе всей международной деятельности последних лежит их стремление к увеличению своей власти, или силы (power) и уменьшению власти других. При этом термин «власть» понимается в самом широком смысле: как военная и экономическая мощь государства, гарантия его наибольшей безопасности и процветания, славы и престижа, возможности для распространения его идеологических установок и духовных ценностей. Два основных пути, на которых государство обеспечивает себе власть, и одновременно два взаимодополняющих аспекта его внешней политики — это военная стратегия и дипломатия. Первая из них трактуется в духе Клаузевица: как продолжение политики насильственными средствами. Дипломатия же, напротив, есть мирная борьба за власть. В современную эпоху, говорит Г. Моргентау, государства выражают свою потребность во власти в терминах «национального интереса». Результатом стремления каждого из государств к максимальному удовлетворению своих национальных интересов является установление на мировой арене определенного равновесия (баланса) власти (силы), которое является единственным реалистическим способом обеспечить и сохранить мир. Собственно, состояние мира — это и есть состояние равновесия сил между государствами.

Согласно Моргентау, есть два фактора, которые способны удерживать стремления государств к власти в каких-то рамках — это международное право и мораль. Однако слишком доверяться им в стремлении обеспечить мир между государствами — означало бы впадать в непростительные иллюзии идеалистической школы. Проблема войны и мира не имеет никаких шансов на решение при помощи механизмов коллективной безопасности или посредством ООН. Утопичны и проекты гармонизации национальных интересов путем создания мирового сообщества или же мирового государства. Единственный путь, позволяющий надеяться избежать мировой ядерной войны — обновление дипломатии.

В своей концепции Г. Моргентау исходит из шести принципов политического реализма, которые он обосновывает уже в самом начале своей книги. В кратком изложении они выглядят следующим образом.

1. Политика, как и общество в целом, управляется объективными законами, корни которых находятся в вечной и неизменной человеческой природе. Поэтому существует возможность создания рациональной теории, которая в состоянии отражать эти законы — хотя лишь относительно и частично. Такая теория позволяет отделять объективную истину в международной политике от субъективных суждений о ней.

2. Главный показатель политического реализма — «понятие интереса, выраженного в терминах власти». Оно обеспечивает связь между разумом, стремящимся понять международную полигику, и фактами, подлежащими познанию. Оно позволяет понять политику как самостоятельную сферу человеческой жизнедеятельности, не сводимую к этической, эстетической, экономической или религиозной сферам. Тем самым указанное понятие позволяет избежать двух ошибок. Во-первых, суждения об интересе политического деятеля на основе мотивов, а не на основе его поведения. И, во-вторых, выведения интереса политического деятеля из его идеологических или моральных предпочтений, а не из его «официальных обязанностей».

Политический реализм включает не только теоретический, но и нормативный элемент: он настаивает на необходимости рациональной политики. Рациональная политика — это правильная политика, ибо она минимизирует риски и максимизирует выгоды. В то же время рациональность политики зависит и от ее моральных и практических целей.

3. Содержание понятия «интерес, выраженный в терминах власти» не является неизменным. Оно зависит от того политического и культурного контекста, в котором происходит формирование международной политики государства. Это относится и к понятиям «сила» (power) и «политическое равновесие», а также к такому исходному понятию, обозначающему главное действующее лицо международной политики, как «государство-нация».

Политический реализм отличается от всех других теоретических школ, прежде всего, в коренном вопросе о том, как изменить современный мир. Он убежден в том, что такое изменение может быть осуществлено только при помощи умелого использования объективных законов, которые действовали в прошлом и будут действовать в будущем, а не путем подчинения политической реальности некоему абстрактному идеалу, который отказывается признавать такие законы.

4. Политический реализм признает моральное значение политического действия. Но одновременно он осознает и существование неизбежного противоречия между моральным императивом и требованиями успешного политического действия. Главные моральные требования не могут быть применены к деятельности государства как абстрактные и универсальные нормы. Они должны рассматриваться в конкретных обстоятельствах места и времени. Государство не может сказать: «Пусть мир погибнет, но справедливость должна восторжествовать!». Оно не может позволить себе самоубийство. Поэтому высшая моральная добродетель в международной политике — это умеренность и осторожность.

5. Политический реализм отказывается отождествлять моральные стремления какой-либо нации с универсальными моральными нормами. Одно дело — знать, что нации подчиняются моральному закону в своей политике, и совсем другое — претендовать на знание того, что хорошо и что плохо в международных отношениях.

6. Теория политического реализма исходит из плюралистической концепции природы человека. Реальный человек — это и «экономический человек», и «моральный человек», и «религиозный человек» и т. д. Только «политический человек» подобен животному, ибо у него нет «моральных тормозов». Только «моральный человек» — глупец, т.к. он лишен осторожности.

Однако и политический реализм не стал безраздельно господствующей парадигмой в науке о международных отношениях. Превращению его в центральное звено, цементирующее начало некоей единой теории с самого начала мешали его серьезные недостатки.

Дело в том, что, исходя из понимания международных отношений как «естественного состояния» силового противоборства за обладание властью, политический реализм, по существу, сводит эти отношения к межгосударственным, что значительно обедняет их понимание. Более того, внутренняя и внешняя политика государства в трактовке политических реалистов выглядят как не связанные друг с другом, а сами государства — как своего рода взаимозаменяемые механические тела, с идентичной реакцией на внешние воздействия. Разница лишь в том, что одни государства являются сильными, а другие — слабыми. Недаром один из влиятельных приверженцев политического реализма А. Уолферс строил картину международных отношений, сравнивая взаимодействие государств на мировой арене со столкновением шаров на биллиардном столе. Абсолютизация роли силы и недооценка значения других факторов, — например таких, как духовные ценности, социокультурные реальности и т.п., — значительно обедняет анализ международных отношений, снижает степень его достоверности. Это тем более верно, что содержание таких ключевых для теории политического реализма понятий, как «сила» и «национальный интерес», остается в ней достаточно расплывчатым, давая повод для дискуссий и многозначного толкования. Наконец, в своем стремлении опираться на вечные и неизменные объективные законы международного взаимодействия политический реализм стал, по сути дела, заложником собственного подхода. Им не были учтены весьма важные тенденции и уже произошедшие изменения, которые все в большей степени определяют характер современных международных отношений от тех, которые господствовали на международной арене вплоть до начала XX века. Одновременно было упущено еще одно обстоятельство: то, что указанные изменения требуют применения, наряду с традиционными, и новых методов и средств научного анализа международных отношений. Все это вызвало критику в адрес политического реализма со стороны приверженцев иных подходов, и, прежде всего, со стороны представителей так называемого модернистского направления и многообразных теорий взаимозависимости и интеграции. Не будет преувеличением сказать, что эта полемика, фактически сопровождавшая теорию политического реализма с ее первых шагов, способствовала все большему осознанию необходимости дополнить политический анализ международных реалий социологическим.