• Название:

    9. ПРОЦЕДУРА ОТРЕШЕНИЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ ПРЕЗИДЕНТА...

  • Размер: 0.1 Мб
  • Формат: DOCX
  • или


УДК 342.511.5

А. Н. ЖИГУЛЬСКИХ

ПРОЦЕДУРА ОТРЕШЕНИЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ

ПРЕЗИДЕНТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

«С появлением ложных конституционных актов возникла потребность отличать конститу-цию как систему норм с определенным содержа-нием от формальной юридической конституции (конституционного акта), которая может содер-жать в себе конституцию, а может быть наполне-на неконституционными нормами»

Денисов С.А., доцент кафедры публичного права Гуманитарного университета г. Екатерин-бурга, кандидат юридических наук

Отрешение от должности Президента представляет собой комплексный институт конституционного права, содержащий нормы, определяющие основания и порядок принудительного лишения Президента принадлежащей ему должности. Это мера конституционно-правовой ответственности, занимающая самостоятельное и необходимое место в системе юридической ответственности, имеющая целью обеспечение конституционной законности и дисциплины в государственной деятельности Президента.

Справедливо, по мнению автора, мнение Е.А. Коровниковой, полагающей, что принцип разделения властей в любом государстве предполагает взаимодействие и взаимозависимость органов, составляющих различные ветви государственной власти. Общепринятым средством воздействия органов одной ветви государственной власти на органы другой ветви является предоставление права распускать орган либо отрешать от должности его должностных лиц.

Конституционная акция отрешения Президента от должности вошла в словарный обиход россиян под названием «импичмент». Импичмент – процедура привлечения к ответственности и отстранения от должности ряда должностных лиц. Термин пришел из практики и законодательства США. В Российской Федерации импичментом именуется отрешение Президента Российской Федерации от должности Федеральным Собранием, которое регулируется нормами Конституции.

Эта специфичная форма парламентского контроля предполагает особый порядок реализации ответственности высших должностных лиц государства. В основном применяются два способа решения вопроса об отрешении главы государства от должности: возбуждение обвинения в отношении президента парламентом и разрешение дела по существу особым судом (например, конституционным в ФРГ, Италии); возбуждение обвинения нижней палатой парламента и принятие решения верхней палатой (например, Россия, США).

Ответственность Президента является важнейшей составной частью его статуса, вытекающей из характера его взаимоотношений с парламентом и, следовательно, определяющей его место во всей системе государственных органов, а равно степень демократизма государства. Такая ответственность была предусмотрена Конституцией Российской Федерации 1978 г. в редакции Закона Российской Федерации от 24 мая 1991 г.: согласно статьи 121.10 Президент мог быть отрешен от должности в случае нарушения Конституции Российской Федерации, а также данной им присяги. Подобные основания согласовывались с присягой Президента, в которой он клялся «соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации» (статья 121.4).

Незыблемость президентской власти основывается на доверии народа, в силу чего Президент должен нести перед народом особую ответственность. Институт отрешения существует не для того, чтобы сделать Президента безответственным. Напротив, смысл его – принудить Президента контролировать, соизмерять свое поведение с Конституцией, законами, нравственными нормами, существующими в обществе не только в период выборов, но и между выборами.

Однако действующая Конституция Российской Федерации излишне усложнила процедуру привлечения Президента Российской Федерации к ответственности, сделала её недоступной для представительной власти, а значит и для народа. Недейственность механизма отрешения Президента Российской Федерации от должности может породить в действующем Президенте Российской Федерации  уверенность в собственной безнаказанности, стремление действовать по собственному усмотрению, не взирая на Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации.

Отрешение от должности является карательной конституционной санкцией, состоящей в лишении прав и привилегий, связанных с обладанием этой должности, а также правом пользоваться привилегиями отставного руководителя, что естественно вытекает их высокого статуса самой должности, принадлежащей лицам, занимающим ответственное положение в государственном механизме, являющимися представителями государственной власти.

Институт отрешения от государственной должности в России в части как оснований отрешения, так и его механизма представляется весьма несовершенным, требующим значительной модификации с учетом потребностей и перспектив развития правовой федеративной государственности в России. Институт импичмента Президента Российской Федерации имеет усложненный механизм реализации, что препятствует его практическому осуществлению.

Отмечая безответственность Президента, С.А. Авакьян считает, что «действующая Конституция установила такие основания для постановки вопроса об отрешении Президента от должности, при которых оно практически невозможно». Авторитаризм Конституции Российской Федерации отмечал и В.И. Лафитский, говоря, что одним из самых мощных источников деспотизма является Конституция Российской Федерации 1993 г. Она предоставила Президенту России такие полномочия, какие в современном мире имеют только главы авторитарных государств. «То, что уголовный преступник вправе оставаться на посту Президента РФ, Конституция не исключает» – замечал О.Г. Румянцев.

Не соглашаясь с критикой Конституции Российской Федерации, Председатель Конституционного Суда В.Д. Зорькин в интервью «Российской газете» отмечал: «Многие критики через 15 лет существования нашей Конституции вдруг обнаружили в ней авторитаризм, а ведь я прекрасно помню, как они хвалили этот текст на стадии его подготовки». Вряд ли можно согласиться с В.Д. Зорькиным, принимая во внимание то, что «в 1993 г. по кабинетам гуляло десятка два различных проектов».

Следует обратить внимание на главную отличительную  особенность прописанного в нынешней Конституции института отрешения от должности Президента: этот институт смешивает два независимых друг от друга понятия – политической ответственности главы государства и его уголовно-правовой, судебной ответственности. Именно это сознательное отождествление в Конституции конституционно-правовой и уголовно-правовой ответственности Президента делает задачу отрешения от должности Президента фактически неосуществимой.

Трудно согласиться с мнением Г. С. Родионовой, полагающей, что отрешение от государственной должности есть мера не политической, а юридической ответственности, основанной на совершении правонарушения, вменяемого в вину должностному лицу. Грань между политической ответственностью и конституционной ответственностью (как разновидности правовой) не всегда может быть проведена четко, так как основания и меры политической ответственности достаточно субъективны и не имеют зачастую юридического закрепления. По мнению автора, политическая ответственность Президента Российской Федерации как таковая заключается именно в его конституционно-правовой ответственности, которая в Конституции Российской Федерации не вполне обоснованно трансформирована в ответственность по сути уголовно-правовую, в силу чего и утратила частично свою сущность.

Часть первая статьи 93 Конституции Российской Федерации устанавливает, что Президент Российской Федерации «может быть отрешен от должности Советом Федерации только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда  Российской Федерации о наличии в  действиях Президента Российской Федерации признаков преступления и заключением   Конституционного Суда Российской Федерации о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения».

Таким образом, высший закон государства устанавливает, что в процедуре импичмента участвуют четыре органа государственной власти: две палаты Федерального Собрания (Государственная  Дума и Совет Федерации), а также два высших органа федеральной судебной власти – Конституционный Суд и Верховный  Суд.

Недалека от истины точка зрения А.В. Мазурова, считающего: «Данный порядок отрешения Президента от должности практически нереализуем. В нём участвует четыре органа государственной власти, и все они коллегиальные, что затягивает принятие решений. Причем судьи Конституционного Суда и Верховного Суда назначаются на эти должности по представлению Президента (пункт «е» статьи 83 Конституции) и получают материальные блага согласно его Указам. Вряд ли такие судьи позволят отрешить Президента от должности».

Как следует из пункта 2 статьи 93 Конституции решение Государственной Думы о выдвижении обвинения об отрешении Президента от должности должно быть принято по инициативе не менее одной трети депутатов Государственной Думы и при наличии заключения специальной комиссии, образованной Государственной Думой. Таким образом, положения Конституции устанавливают, что обязательными условиями принятия такого решения Государственной Думой должны являться: внесение соответствующего предложения по инициативе не менее одной трети депутатов, наличие заключения образованной Государственной Думой специальной комиссии и принятие соответствующего постановления двумя третями голосов от общего числа депутатов Государственной Думы.

Рассматривая первое условие, следует отметить, что вышеприведённые положения Конституции в полной мере корреспондируют с нормами Регламента Государственной Думы, согласно статьи 176 которого предложение о выдвижении обвинения против Президента Российской Федерации для отрешения его от должности может быть внесено по инициативе не менее одной трети от общего числа депутатов Государственной Думы. Следует обратить внимание на то, что данная норма дополняет условия выдвижения обвинения, установленные Конституцией, указанием на то, что обвинение должно содержать конкретные указания на признаки преступления, предусмотренного в статье 93 Конституции, которое вменяется в вину Президенту Российской Федерации, тогда как сама Конституция такого условия не содержит. Однако следует признать, что данное условие является вполне обоснованным и не является каким бы то ни было ограничением самого права на выдвижение обвинения, так как обвинение не может быть необоснованным. Таким образом, указанное дополнение выгодно ограждает Президента от немотивированного выдвижения в отношении него обвинения для отрешения от должности. Таким образом, в данном случае положения Регламента выгодно восполняют некоторый правовой вакуум, имеющий место в Конституции, не ограничивая возможности внесения соответствующей инициативы.

В данной связи, однако, следует признать, что дальнейшая процедура делает выдвижение немотивированного предложения об импичменте невозможным и наличие данного условия при существующей процедуре принятия решения об отрешении от должности Президента в данном случае служит лишь мерой, обеспечивающей должную работу законодательного органа, пресекающей отвлечение на необоснованные и немотивированные предложения депутатов, возникшие, допустим, под влиянием информации, предоставленной средствами массовой информации.

Согласно Конституции Российской Федерации Государственная Дума принимает федеральные законы и постановления по вопросам, относящимся к её ведению, простым или квалифицированным большинством голосов от общего числа депутатов.

При определении кворума депутатов, достаточного для признания соответствующей нормам Конституции процедуры выдвижения обвинения об отрешении Президента от должности, по видимому следует руководствоваться позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 12 апреля 1995 г. № 2-П «По делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации», согласно которой общим числом депутатов считается число депутатов – 450, установленное статьёй 95 Конституции, а не числом фактически избранных депутатов, за исключением тех, чьи полномочия на момент голосования прекращены в установленном порядке.

Следует оговорить, что автор придерживается позиции, не совпадающей как с мнением Конституционного Суда, так и с особыми мнениями по данному делу судей Конституционного Суда Б.С. Эбзеева и Г.А. Гаджиева, и при рассмотрении вопроса о числе депутатов, необходимых для выдвижения обвинения об отрешении Президента от должности, излагает именно позицию Конституционного Суда, как органа, официально давшего соответствующее толкование. По личному мнению автора, акты парламента должны воплощать интересы большинства в обществе, а не только самого парламентского большинства. Однако большинство в парламенте не является тем необходимым большинством в обществе в случаях, когда определённая часть общества была заведомо лишена возможности влиять на законотворчество в виду отсутствия в парламенте своего представителя. Конституция Российской Федерации не установила требований к численному составу избранных парламентариев, при котором палаты Федерального Собрания вправе осуществлять свои конституционные полномочия. В этих условиях представительный характер Государственной Думы (и Совета Федерации) и легитимность принимаемых законов могут быть гарантированы не только истолкованием понятия «общее число депутатов» как конституционного их числа – 450 депутатов Государственной Думы, как толкуется Конституционным Судом, но и точным соответствием числа парламентариев, осуществляющих свою деятельность их числу, установленному Конституцией. По убеждению автора, в случаях, когда число избранных членов Государственной Думы и Совета Федерации не соответствует их числу, установленному Конституцией, легитимность принимаемых ими актов не отражает мнения всего избирательного корпуса. Для исключения подобных случаев законодателем должен предусматриваться особый порядок как избрания новых депутатов, так и порядок, сводящий к минимуму последствия временной невозможности осуществления ряда своих функций Государственной Думой и Советом Федерации, как в виду наличия вакантных мандатов депутатов, так и при временном отсутствии представителя общественности при обсуждении и принятии законов.

Анализируя второе условие принятия Государственной Думой решения о выдвижении обвинения об отрешении Президента от должности – наличие заключения специальной комиссии, образованной Государственной Думой, – следует отметить следующее. Конституция, устанавливая непременным условием для принятия Государственной Думой Постановления о выдвижении обвинения об отрешении Президента от должности не оговаривает её целей, задач, возможных полномочий. Принимая во внимание то, что положения Конституции устанавливают принятие соответствующего постановления по инициативе не менее одной трети депутатов, а Регламент Государственной Думы пресекает возможность выдвижения предложения, не содержащего конкретных указаний на признаки преступления, предусмотренного в статье 93 Конституции, которое вменяется в вину Президенту Российской Федерации, функции указанного совета могут сводиться лишь к процедурным. Однако положения статьи 178 Регламента Государственной Думы наделяют специальную комиссию полномочиями не только по проверке соблюдения кворума, необходимого для выдвижения обвинения, правильности подсчета голосов и соблюдения других процедурных правил, установленных настоящим Регламентом, но и по проверке самой обоснованности выдвижения обвинения против Президента Российской Федерации.

Специальная комиссия может заслушивать на своих заседаниях лиц, которые могут сообщить о фактах, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения, рассматривает соответствующие документы, заслушивает представителя Президента Российской Федерации.

Заключение специальной комиссии о наличии фактических обстоятельств, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения, и о соблюдении процедуры выдвижения такого обвинения принимается большинством голосов членов комиссии. Регламентом не оговаривается невозможность дальнейшего движения процедуры принятия решения о выдвижении обвинения в случае, если специальной комиссией будет принято заключение об отсутствии фактических обстоятельств, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения. Однако Регламент не оговаривает и порядка дальнейшего движения указанной процедуры в подобном случае.

Таким образом, из приведённых положений Регламента следует, что в том случае, когда одна треть депутатов Государственной Думы выступит с инициативой о выдвижении в отношении Президента обвинения, что согласно Конституции возможно только в случае подозрения в государственной измене Президента либо в совершении им другого тяжкого преступления, Государственной Думой принимается решение об избирании специальной комиссии в количестве 15 депутатов, которая проверяет обоснованность обвинений, выдвигаемых одной третью депутатов.

Следует отметить, что «одной третью» в данном случае считается также одна треть не от числа фактически избранных депутатов, за исключением тех, чьи полномочия на момент голосования прекращены в установленном порядке, а именно от общего числа, оговоренного в Конституции – от 450, что в полной мере соответствует позиции, изложенной Конституционным Судом в приведённом выше Постановлении «По делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации». Однако в данной связи необходимо обратить внимание на то, что указанное Постановление применимо к рассматриваемым правоотношениям лишь по аналогии в виду того, что Конституционным Судом в нём фактически дано толкование статей 103 (части 3), 105 (частей 2 и 5), 107 (части 3), 108 (части 2), 117 (части 3) и 135 (части 2) Конституции, но вовсе не статьи 93.

Итак, из смысла приводимого Регламента следует, что в случае, когда не менее одной трети депутатов Государственной Думы, то есть 150, посчитают обоснованным инициировать в отношении Президента процедуру отрешения от должности в связи с подозрением в совершении им тяжкого преступления, в том числе и государственной измены, они избирают специальную комиссию, которая в составе 15 депутатов может не признать мнение 150 депутатов обоснованным и вынести заключение, исключающее всякое дальнейшее движение процедуры импичмента. Автору в данной связи наделение специальной комиссии Государственной Думы, избираемой в соответствии со статьёй 177 Регламента, функциями по проверке обоснованности выдвижения обвинения против Президента, представляется сомнительным и требующим уточнения.

Стоит также отметить, что Регламентом Государственной Думы не оговариваются сроки, в течение которых должны приниматься соответствующие решения. Представляется, что процедура выдвижения Государственной Думой обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, являющегося гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, Верховным Главнокомандующим Вооружёнными Силами, обременённого несоразмерной властью и чрезвычайной ответственностью перед народом, должна быть более детализирована, причём указанные сроки должны быть возможно более малыми.

Как предписывают нормы статьи 179 Регламента, предложение о выдвижении обвинения против Президента и заключение специальной комиссии рассматриваются на заседании Государственной Думы. При этом названной специальной комиссией в Совет Государственной Думы вносится проект постановления о процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента и список приглашаемых экспертов и других лиц.

Проект постановления должен включать предложения о продолжительности доклада, содокладов, выступлений депутатов Государственной Думы; о времени, отводимом на вопросы депутатов Государственной Думы к докладчику, содокладчикам и членам специальной комиссии; о списке приглашаемых экспертов и других лиц, а также о последовательности и продолжительности их выступлений. Таким образом, Регламент Государственной Думы, не регламентируя конкретно сроков работы специальной комиссии, не обременяет парламент возможно скорейшим рассмотрением столь значимого вопроса, как выдвижение обвинения в отношении Президента, однако в последующем, при обсуждении данного вопроса по существу, предполагает жёсткий формализм. Более того, с процессуальной точки зрения, по мнению автора, является довольно дискуссионным направление в адрес Президента – лица, в отношении которого парламентом начата процедура импичмента в связи с подозрением его в совершении государственной измены либо иного тяжкого преступления, на столько детализированного проекта постановления, в котором детально представлена информация о докладчиках, содокладчиках, членах специальной комиссии, экспертов и иных лиц, которые при обсуждении предложения о выдвижении обвинения против Президента, выступают по сути обвинителями. На взгляд автора процедура лишения полномочий Президента должна избегать подобной публичности в виду того, что рассматриваемые вопросы в значительной степени являются сферой уголовного права. Необоснованно будет говорить о данном условии как о тайне следствия, однако столь публичное оглашение обвинения в адрес Президента при условии достаточной сомнительности начала соответствующей процедуры вообще стоит признать нецелесообразной.

Регламент предусматривает, что Государственная Дума большинством голосов от общего числа её депутатов принимает проект постановления за основу, а если нет письменных поправок, то принимает его в целом, внесённые письменные поправки к проекту постановления должны быть поставлены на голосование. Для обоснования поправки предоставляется слово автору поправки, заслушивается мнение председателя специальной комиссии и полномочного представителя Президента Российской Федерации в Государственной Думе. После голосования по всем поправкам постановление о процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента принимается палатой в целом большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. По решению палаты, принятому большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы, может быть установлена общая продолжительность обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента. После принятия постановления о процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента с докладом выступает председатель специальной комиссии; содоклады делают депутат Государственной Думы, уполномоченный депутатами палаты, внесшими предложение о выдвижении обвинения, а также Президент или его полномочный представитель в Государственной Думе. Члены специальной комиссии, имеющие особое мнение по заключению специальной комиссии, вправе выступить с содокладами по вопросам, являющимся предметом их особого мнения. По окончании доклада и содокладов депутаты Государственной Думы вправе задать вопросы докладчику содокладчикам и членам специальной комиссии в пределах отведённого палатой времени.

Рассматривая данные нормы, не ясно, преследуя какие цели Регламент предусматривает при рассмотрении вопроса о принятии постановления о процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента заслушивание полномочного представителя Президента. Справедливым будет предположение о том, что полномочный представитель Президента при рассмотрении данного вопроса будет выступать более в роли защитника. Однако, не смотря на то, что обсуждению подлежит вопрос об импичменте главы государства, Конституция предусмотрела отождествление конституционно-правовой ответственности главы государства с уголовно-правовой, о чём упоминалось выше, в виду чего сомнительным является представление полномочным представителем Президента в Государственной Думе интересов Президента как хоть и публичного лица, но подозреваемого в совершении тяжкого преступления. В обсуждении предложения о выдвижении обвинения против Президента принимают участие депутаты Государственной Думы, а также приглашённые для этого эксперты и другие лица. Преимущественное право на выступление имеют представители фракций. После прекращения обсуждения представителям фракций предоставляется слово для выступления.

Статьёй 180 Регламента Государственной Думы детально оговаривается порядок принятия решения о выдвижении обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Решение принимается по итогам обсуждения двумя третями голосов по каждому предложению о выдвижении обвинения. Постановления принимаются тайным голосованием с использованием бюллетеней либо открытым голосованием с использованием именных бюллетеней. Решение о способе проведения голосования принимается большинством голосов от общего числа депутатов. Подсчет голосов при проведении голосования поручается Счётной комиссии Государственной Думы.

Порядок голосования не содержит существенных отступлений от обычного порядка. На основании принятого палатой к сведению доклада Счетной комиссии о результатах голосования председательствующий по каждому предложению о выдвижении обвинения объявляет, какое решение принято («за», положительное, или «против», отрицательное). Решение о выдвижении обвинения, за которое было подано две трети голосов от общего числа депутатов палаты, оформляется постановлением Государственной Думы без дополнительного голосования.

Следует отметить, что проекты постановлений вносятся на рассмотрение Государственной Думы в обычном, установленном настоящим Регламентом порядке специальной комиссией, которой они и подготавливаются.

Таким образом, следует признать, что общий порядок принятия Государственной Думой решения о выдвижении против Президента обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления несущественно отличается от обычного порядка принятия решений. Однако требуется обратить внимание на особую роль в рассматриваемой процедуре специальной комиссии. Специальная комиссия, как упоминалось выше, избирается Государственной Думой в составе председателя, его заместителя и 13 членов комиссии. Председатель комиссии избирается Государственной Думой открытым голосованием большинством голосов от общего числа депутатов палаты, а её члены – по представлению фракций общим списком большинством голосов от общего числа депутатов. Состав комиссии формируется с учётом пропорционального представительства фракций, а заместитель председателя комиссии избирается на её заседании. Указанная комиссия избирается после того, как по инициативе не менее одной трети от общего числа депутатов Государственной Думы будет внесено предложение о выдвижении обвинения против Президента для отрешения его от должности.

Следует обратить внимание на отличие Регламента Государственной Думы 1998 г. от Регламента 1994 г. Статьей 164 Регламента от 25 марта 1994 г. состав специальной комиссии формировался с учётом равного представительства фракций и депутатских групп. Однако пунктом 3 статьи 177 Регламента от 22 января 1998 г. предусмотрен иной порядок формирования специальной комиссии: состав комиссии формируется с учетом пропорционального представительства депутатских объединений (в ред. Постановления ГД ФС РФ от 9 октября 2007 г. № 5134-4 ГД слова «депутатских объединений» заменены словом «фракций»).

Если в соответствии с пунктом 1 статьи 176 Регламента предложение о выдвижении обвинения против Президента для отрешения его от должности может быть внесено по инициативе не менее одной трети от общего количества депутатов Государственной Думы, то при оценке комиссией соблюдения процедурных правил и фактической обоснованности обвинения (пункт 1 статьи 177 Регламента Государственной Думы) «партия власти», имеющая большинство в Государственной Думе и благодаря пропорциональному представительству фракций при формировании специальной комиссии получившая большинство в этой комиссии, может исключить дальнейшее движение процедуры отрешения Президента от должности.

Специальная комиссия, как упоминалось выше, проверяет обоснованность выдвижения обвинения, соблюдение кворума, необходимого для выдвижения обвинения, правильность подсчета голосов, а также соблюдение других установленных процедурных правил до принятия Государственной Думой решения о выдвижении обвинения, заслушивает на своих заседаниях лиц, которые могут сообщить о фактах, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения, рассматривает соответствующие документы. Заключение специальной комиссии о наличии фактических обстоятельств, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения и о соблюдении процедуры выдвижения такого обвинения принимается большинством голосов членов комиссии. Как отмечалось выше, заключение специальной комиссии является определяющим при принятии решения о возможности продолжения процедуры выдвижения обвинения против Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Специальной комиссией вносится в Совет Государственной Думы и проект постановления о процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения Президента и список приглашаемых экспертов и других лиц. Проект постановления Государственной Думы о выдвижении обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления подготавливается также специальной комиссией.

Из вышесказанного следует, что в процедуре принятия решения Государственной Думой о выдвижении обвинения Президента занимает высокое, определяющее место. Деятельность специальной комиссии можно разделить на два этапа: первый – с момента её избрания до принятия Государственной Думой постановления о процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента; второй – с момента принятия Государственной Думой вышеуказанного постановления до принятия постановления о выдвижении обвинения против Президента. Если на втором этапе работа специальной комиссии заключается в основном в подготовке проектов постановлений палаты по каждому из обвинений и носит характер оформления решений, принимаемых Государственной Думой, то на первом этапе функции специальной комиссии необоснованно расширены в той части, в которой оценка рассматриваемых действий Президента производится комиссией ещё до принятия Государственной Думой решения о выдвижении обвинения Президенту. Принятие решения о выдвижении обвинения Президенту поставлено в прямую зависимость от заключения специальной комиссии, что, на взгляд автора, неверно и допускает возможность принятия специальной комиссией заключения, противоречащего мнению депутатов. Необходимо учесть, что деятельность специальной комиссии не регламентирована уголовно-процессуальным законодательством, как и любым иным нормативным актом вообще, однако по сути специальная комиссия осуществляет свою работу именно как орган дознания. Как представляется автору, будет верным, если непосредственно после внесения в Государственную Думу предложения о выдвижении обвинения Президенту данный вопрос незамедлительно будет включён первым в повестку дня заседания Государственной Думы без обсуждения и голосования, в ходе которого будут проверены обоснованность выдвижения обвинения против Президента, заслушаны лица, которые могут сообщить о фактах, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения, рассмотрены соответствующие документы, после чего палатой и будет принято решение о наличии фактических обстоятельств, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения и о соблюдении процедуры выдвижения такого обвинения, оформленное здесь же избранной указанной специальной комиссией как заключение. Специальная комиссия может после принятия палатой постановления о процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента работать над его должным оформлением и решением прочих, процедурных вопросов. В соответствии же с установленным порядком Государственная Дума, третью частью которой инициировано предложение о выдвижении обвинения, поручает на неопределённое время рассмотрения данного вопроса, видимо, чтобы не отрываться от более значимой деятельности. Видится, что вопрос о выдвижении обвинения Президенту должен решаться полным составом палаты и непосредственно после внесения соответствующего предложения; столь значимый вопрос не может разрешаться ограниченной комиссией, наделённой полномочиями принять решение, прекращающее всякое дальнейшее движения процедуры выдвижения обвинения и в то же время ограниченной как своими процессуальными полномочиями, так и отсутствием должной регламентации её работы.

Уделяя отдельное внимание отсутствию должной регламентации работы специальной комиссии следует обратить внимание на опыт работы специальной комиссии при подготовке вопроса об отрешении Президента Б.Н. Ельцина от должности в 1999 г. Председатель специальной комиссии 1999 г. В.Д. Филимонов отмечал трудности, с которыми столкнулась комиссия в своей работе. Отсутствие закона, который регулирует работу подобной Комиссии, и вообще процедуры отрешения Президента от должности привело к тому, что комиссия, по существу, оказалась бесправной. Не имея прав следственных органов, она была вынуждена работать только на добровольных началах с теми, кого вовлекала в работу. Так, некоторые должностные лица, свидетельские показания которых комиссии необходимо было заслушать, не являлись в комиссию, воспользовавшись отсутствием механизма, который обязал бы их являться на заседание комиссии. Регламент Государственной Думы не регулирует работу специальной комиссии, вследствие чего комиссия вынуждена была выработать свой Регламент.

Напротив, в США предусмотрена следственная процедура рассмотрения рассматриваемого вопроса. Назначается независимый прокурор, который ведет следствие и пользуется всеми процессуальными правами, которыми не наделена Комиссия Государственной Думы. Если прокурор по американскому законодательству должен доказать, что в действиях Президента есть все признаки состава преступления, то Комиссия должна выявить наличие лишь признаков преступления, то есть признаков, ещё не образующих состав преступления, которые являются не основанием для предания суду, а только основанием для возбуждения уголовного дела.

Постановление Государственной Думы о выдвижении обвинения против Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления в пятидневный срок направляется в Совет Федерации, а также для дачи заключений в Верховный Суд Российской Федерации и Конституционный Суд Российской Федерации.

Необходимо обратить внимание на то, что вопросы отрешения от должности Президента регламентированы нормативными актами палат парламента и Конституционного Суда, однако аналогичного документа, оговаривающего порядок дачи Верховным Судом заключения о наличии в   действиях Президента Российской Федерации признаков преступления. До сих пор законодательно не урегулирован порядок осуществления Верховным Судом квалификации действий Президента как содержащих или не содержащих признаки уголовно наказуемого деяния (он не предусмотрен ни Уголовно-процессуальным кодексом, ни иными федеральными законами) .

Как справедливо отмечает О.Г. Румянцев, совершенно очевидно, что уличить Президента в совершении государственной измены или другого тяжкого преступления, да еще силами Государственной Думы, не обладающей никакими процессуальными полномочиями, – дело безнадёжное и бессмысленное.

Верховенство Конституции требует приведение в соответствие с ней уголовного законодательства в части характеристики уголовных преступлений. Представляется, что если государственная измена в Конституции Российской Федерации относится к категории тяжких преступлений, то подобным же образом она должна квалифицироваться и в уголовном законодательстве, что требует внесения изменений в Уголовный кодекс. Иная позиция, то есть признание государственной измены особо тяжким преступлением, за которое Президент может отвечать своей должностью, существенно повышает порог ответственности главы государства, что расходится с конституционным замыслом. В этом случае Президента нельзя будет привлечь к ответственности за совершение таких преступлений, как, например, превышение должностных полномочий при отягчающих обстоятельствах, дача взятки при отягчающих обстоятельствах, которые в действующем Кодексе не относятся к категории особо тяжких, но которые считались тяжкими в прежнем Уголовном кодексе и которые прежде могли быть вменены в вину главе государства.

Совершение главой государства уголовно наказуемых деяний вызывает вопрос о сроках давности привлечения его к ответственности и наказанию. Представляется, что институт срока давности совершения преступления не может использоваться в процедуре импичмента в той мере, в которой он рассматривается уголовным законодательством, так как, не смотря на то, что правовая конструкция положений Конституции свидетельствует об уголовно-правовой ответственности Президента, институт всё же является конституционным. Процедура отрешения Президента от должности предполагает установление не самого факта преступления, а только его признаков, достаточных для отрешения главы государства от должности. Во всяком случае, действующее конституционное и уголовное наказание не даёт никаких оснований для того, чтобы прилагать сроки давности, существующие в уголовном праве, к личности Президента, подвергаемого отрешению от занимаемой должности. Сроки давности могут учитываться после отрешения Президента от должности, в отношении экс-президента как частного лица. Будет выглядеть вполне закономерной ситуация, когда Президент, отрешённый от должности за совершение преступления, затем будет освобожден от уголовной ответственности за истечением сроков давности.

Возвращаясь к нормам Конституции, предусматривающей необходимость дачи Верховным Судом Российской Федерации заключения о наличии в действиях Президента признаков государственной измены либо иного тяжкого преступления следует отметить следующее. Как отмечалось выше, заключение должно содержать выводы о наличии в действиях Президента лишь признаков преступления, то есть признаков, ещё не образующих состав преступления. Наличие в действиях Президента Российской Федерации признаков преступления является основанием для возбуждения в отношении него уголовного дело, но никак не основанием для предания его суду. Данное положение видится обоснованным, так как предусматривает достаточные посылки для возможности отрешения Президента от должности.

Состав преступления – одно из основных понятий российского уголовного права. В. Н. Кудрявцев характеризует состав преступления как «совокупность признаков общественно опасного деяния, определяющих его, согласно уголовному закону, как преступное и уголовно наказуемое».

Законодатель изо всей массы признаков, которыми обладает конкретный вид преступления, вычленяет наиболее значительные, определяющие сущность деяния и его общественную опасность и включает их в описание состава соответствующего вида преступления. Поскольку состав преступления состоит из признаков, следует определить характер и значение этих признаков. В русском языке слово «признак» означает «показатель, пример, знак, по которому можно узнать, определить что-либо». Следовательно, признаки состава преступления должны быть такими, которые позволяют определить сущность и степень опасности преступного деяния.

Признаки состава преступления – это признаки, характеризующие каждую из четырех составных частей или сторон преступления: объект и субъект, объективную и субъективную сторону преступления. Состав описывает преступное деяние иногда обобщенно, иногда конкретно. Состав преступления является мысленной моделью, которая должна состоять из множества частей, причём именно всех частей, все или ничего.

Признаки государственной измены и иных тяжких преступлений устанавливаются Уголовным кодексом Российской Федерации.

Статья 275 Уголовного кодекса определяет: «Государственная измена, то есть шпионаж, выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершенная гражданином Российской Федерации, – наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с конфискацией имущества или без таковой».

В примечании к статье 275 говорится: «Лицо, совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 276 и 278 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Следует рассмотреть оговоренные признаки соответствующих преступлений как часть выдвинутого Президенту обвинения на примере обвинения Президента в совершении государственной измены. Наиболее широко, на взгляд автора, данный вопрос раскрывается коллективом учёных под руководством А. Н. Игнатова и Ю. А. Красикова.

Высокая общественная опасность государственной измены заключается в том, что из владения государством уходят сведения, составляющие государственную тайну, которые, попадая в руки иностранных спецслужб и будучи использованными против интересов России, могут свести на нет многолетний труд больших коллективов по созданию оригинальных технологий, новых видов вооружений, разработке планов обороны страны в особый период и т. п. Действия изменника способны нанести колоссальный экономический ущерб государству, повлечь за собой срыв перспективных научных исследований, привести к замораживанию строительства особо важных объектов, вызвать осложнения в межгосударственных отношениях, вплоть до разрыва дипломатических отношений.

Суть государственной измены заключается в акте предательства, т. е. оказании гражданином России помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности против Российской Федерации. Закон предусматривает ответственность за специальные формы оказания помощи – шпионаж, выдачу государственной тайны либо иное оказание помощи, если они направлены на нанесение ущерба внешней безопасности.

Объектом преступления выступает внешняя безопасность, то есть состояние защищенности государственного и общественного строя России от угроз извне. Действия виновного создают угрозу суверенитету, территориальной неприкосновенности, государственной безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

Объективная сторона государственной измены выражается в трёх формах:

1. Государственная измена в форме шпионажа означает передачу, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передачу или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, если они совершаются гражданином России. Если подобные действия совершаются иностранным гражданином либо лицом без гражданства, то они квалифицируются по статье 276 УК (шпионаж). Поскольку объективные и субъективные признаки шпионажа в смысле статей 275 и 276 Уголовного кодекса одинаковы, они будут рассматриваться при характеристике состава преступления, предусмотренного статьёй 276 УК.

2. Государственная измена в форме выдачи государственной тайны выражается в действиях, связанных с передачей иностранному государству, иностранной организации или их представителям указанных сведений лицом, которому они были доверены по службе или работе либо стали известны иным путем, за исключением их собирания либо похищения. В этом состоит отличие выдачи государственной тайны от шпионажа, при котором передаются либо хранятся с целью передачи сведения, которыми лицо не располагает по службе (работе).

Предметом преступления выступает государственная тайна, то есть защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации.

В статье 5 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» даётся перечень сведений, которые могут быть отнесены к государственной тайне. Исчерпывающий открытый Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержден Указом Президента Российской Федерации.

Оконченным преступлением выдача признается с момента перехода сведений, составляющих государственную тайну, в адрес иностранного государства, иностранной организации либо их представителей. Представителями иностранного государства и иностранной организации являются их официальные лица (члены правительственных делегаций, сотрудники дипломатических представительств в России, сотрудники иностранных спецслужб, члены иностранных негосударственных организаций и др.), а также иные лица, выполняющие их поручения.

Могут иметь место стадии приготовления либо покушения на преступление (например, задержание виновного при попытке передать сведения указанным адресатам).

3. Иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности против России выражается в совершении различных деяний, направленных на оказание им содействия в проведении разведывательной и иной подрывной деятельности против основ конституционного строя и безопасности Российской Федерации, если они не охватываются другими формами государственной измены.

Объективная сторона преступления, то есть оказание помощи, связана с установлением контакта (связи) гражданином России с представителями иностранного государства или иностранной негосударственной организации и совершением по их заданию:

а) других (кроме измены) преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства;

б) деяний, не образующих признаков указанных преступлений, но наносящих ущерб внешней безопасности России.

В первом случае действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений: государственная измена и конкретное преступление данного вида (террористический акт, диверсия, вооруженный мятеж и т. д.).

Во втором случае круг деяний многообразен и не имеет исчерпывающего перечня. Объединяющим началом является их направленность против внешней безопасности России. Объективно характер действий при оказании помощи сходен с пособническими. Это могут быть: подыскание и вербовка агентуры для иностранной спецслужбы, подбор явочных и конспиративных квартир, оказание содействия иностранным эмиссарам и кадровым разведчикам в приобретении документов прикрытия, устройстве на работу, связанную с доступом к государственным секретам, и т. п. Оказание помощи может быть как в мирное, так и в военное время.

Преступление считается оконченным с момента фактического оказания помощи. Могут иметь место стадии совершения преступления. Приготовление образуют: разработка плана оказания помощи, создание условий для установления контакта с адресатами, приведение в систему, удобную для выдачи, тех сведений и возможностей, которыми располагает данное лицо, и т. д. Как покушение квалифицируются: неудавшаяся попытка установить контакт с представителями иностранного государства или иностранной организации, совершение действий, направленных на оказание помощи, которой иностранная разведка не могла воспользоваться, и т. п.

Субъектом государственной измены может быть только гражданин России, достигший 16 лет. Соучастниками же преступления (кроме исполнителя) могут быть иностранные граждане и лица без гражданства.

Субъективная сторона государственной измены характеризуется прямым умыслом, то есть виновный сознает общественно опасный характер действий, указанных в диспозиции данной статьи, и желает их осуществить. Некоторые авторы высказывали мнение о возможности совершения измены и шпионажа с косвенным умыслом, однако данная позиция не нашла отражения в практике и дальнейшего развития в теории.

Подлежит установлению направленность умысла – нанести ущерб внешней безопасности России. При этом мотивы и цели могут быть самыми разнообразными: корысть, месть, националистические побуждения и т. п. Мотивы, хотя и не указаны в данной норме, имеют большое значение в раскрытии механизма совершения преступления, определении степени вины и назначении наказания.

Примечание к статье 275 УК предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности, если лицо добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и (или) в его действиях не содержится иного состава преступления.

Данная поощрительная норма призвана показать человеку, уже совершившему преступление, путь к освобождению его от уголовной ответственности, если им выполнены указанные в законе условия.

Как предписывает Регламент Совета Федерации Федерального Собрания, после получения постановления Государственной Думы о выдвижении обвинения против Президента и заключения Верховного Суда о наличии в действиях Президента признаков преступления, Совет Федерации начинает рассмотрение обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Необходимо отметить, что Регламент Государственной Думы предусматривает, что постановление Государственной Думы о выдвижении обвинения против Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления направляется в Совет Федерации, а также для дачи заключений в Верховный Суд Российской Федерации и Конституционный Суд Российской Федерации. Как видится, в Совет Федерации указанное постановление Государственной Думы поступит много ранее заключения Верховного Суда.

Вместе с постановлением Государственной Думы о выдвижении обвинения против Президента в Совет Федерации направляются заключение специальной комиссии, образованной Государственной Думой для оценки обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента, и стенограмма заседания Государственной Думы, на котором рассматривался вопрос о выдвижении обвинения против Президента. Однако Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде» устанавливает более расширенный перечень документов, прилагаемых к запросу, направляемому Советом Федерации в его (Конституционного Суда) адрес: текст решения Государственной Думы о выдвижении обвинения, протокол или стенограмма обсуждения этого вопроса на заседании Государственной Думы и тексты всех связанных с этим обсуждением документов, а также текст заключения Верховного Суда Российской Федерации. Из толкования данной нормы следует, что Совету Федерации целесообразно также истребовать из Государственной Думы тексты всех связанных с этим обсуждением документов, так как их придётся позже представить Конституционному Суду. Нельзя не отметить того, что приведённая норма указанного закона вызывает недопустимо расширительный перечень документов, так как к текстам всех связанных с обсуждением документов можно отнести и документы, не представляющие достаточной ценности.

После получения из Государственной Думы вышеуказанных документов, Председатель Совета Федерации незамедлительно направляет постановление Государственной Думы о выдвижении обвинения против Президента и все связанные с этим обвинением документы в Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и созывает заседание Совета Федерации для принятия решения о направлении запроса в Конституционный Суд о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения против Президента. Видится, что данные положения вполне соответствуют высокой степени важности рассматриваемого вопроса и направлены на скорейшее принятие соответствующего решения, что, однако, как уже отмечалось выше, не было учтено при создании Регламента Государственной Думы. Однако следует отметить и то, что Регламент Совета Федерации не устанавливает срока, не позднее которого Совет Федерации обязан направить соответствующий запрос в Конституционный Суд Российской Федерации.

Однако этот срок устанавливается другим актом. Согласно положениям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», обращение с запросом о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, направляется Советом Федерации в Конституционный Суд не позднее месяца со дня принятия Государственной Думой решения о выдвижении обвинения. Рассматривая данную норму, следует обратить внимание на то, что пункт 10 статьи 180 Регламента Государственной Думы предусматривает, что постановление Государственной Думы о выдвижении обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления в пятидневный срок направляется в Совет Федерации, а также для дачи заключений в Верховный Суд и Конституционный Суд. Таким образом, направленное Государственной Думой в Конституционный Суд постановление о выдвижении обвинения заведомо будет признано Конституционным Судом недопустимым запросом.

К запросу, согласно вышеупомянутого закона, прилагается текст решения Государственной Думы о выдвижении обвинения, протокол или стенограмма обсуждения этого вопроса на заседании Государственной Думы и тексты всех связанных с этим обсуждением документов, а также текст заключения Верховного Суда Российской Федерации. Заключение должно быть дано Конституционным Судом Российской Федерации не позднее десяти дней после регистрации запроса. При этом, запрос в Конституционный Суд о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения допустим, если имеется заключение Верховного Суда Российской Федерации о наличии в действиях Президента признаков соответствующего преступления. Нельзя не отметить того, что Совет Федерации обязывается приведённой нормой предоставить в Конституционный Суд и заключение Верховного Суда, акты которого не устанавливают никакого порядка, обязывавшего бы Верховный Суд принять соответствующее заключение в установленные сроки.

По итогам рассмотрения дела Конституционный Суд Российской Федерации даёт заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения либо о его несоблюдении. В случае принятия Конституционным Судом решения о несоблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления предусмотренное Конституцией  рассмотрение обвинения прекращается.

Анализируя положения настоящего закона, следует отметить, что он предусматривает, что Совет Федерации кроме своего запроса должен предоставить в Конституционный Суд заключение Верховного Суда о наличии в действиях Президента признаков соответствующего преступления. По мнению автора, данное требование излишне затрудняет рассматриваемую процедуру. Конституция предусматривает, что Совет Федерации принимает решение об отречении Президента от должности при наличии заключения Конституционного Суда о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения, но не более. Предположить, что проверка установленного порядка выдвижения обвинения включает в себя всю процедуру, логично, однако пункт 1 статьи 93 Конституции определяет, что стадия выдвижения обвинения исчерпывается непосредственно выдвижением обвинения Государственной Думой. Заключения Конституционного Суда и Верховного Суда необходимы для принятия решения Советом Федерации и видится непомерно усложняющим рассматриваемую процедуру заключающееся в норме Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» требование, обязывающее Совет Федерации предоставить Конституционному Суду заключение Верховного Суда.

Введение промежуточного срока статьёй 109 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» вполне логично и обусловлено тем, что частью 3 статьи 93 Конституции предписывается, что решение Совета Федерации об отрешении Президента от должности должно быть принято не позднее трех месяцев со дня выдвижения Государственной Думой обвинения против Президента.

Как отмечается Н.С. Зыковой, законодательное закрепление промежуточных сроков в рамках общего трехмесячного срока, установленного Конституцией для осуществления процедуры отрешения, с одной стороны, положительно, поскольку упорядочивает осуществление этой процедуры и дисциплинирует ее участников. С другой стороны, введение таких сроков, учитывая потенциальную возможность их сознательного нарушения кем-либо из субъектов процесса по отрешению Президента от должности, может стать законным и достаточным основанием для вынесения Конституционным Судом отрицательного заключения, основанного на чисто формальном несоблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Однако трудно согласиться с Н.С. Зыковой в том, что ситуация, гипотетически, может приобрести совершенно абсурдный вид: сам Конституционный Суд может не рассмотреть запрос Совета Федерации в установленный Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» десятидневный срок, и сам Конституционный Суд вынесет отрицательное заключение, мотивированное тем, что не был соблюден установленный порядок выдвижения обвинения. Как отмечалось выше, из смысла пункта 1 статьи 93 Конституции следует, что стадия выдвижения обвинения исчерпывается непосредственно выдвижением обвинения Государственной Думой. Однако Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» оперирует понятием «установленный порядок выдвижения обвинения», понимая под ним всю процедуру принятия решения об импичменте, что, по мнению автора, не верно. С данной точки зрения вынесение Конституционным Судом отрицательного заключения в случае, если им самим пропущен установленный десятидневный срок, с формально-юридической точки зрения видится некорректным. В силу вышеприведённого толкования нормы Конституции видится неверным и существующее мнение о том, что Конституционный Суд должен оценить и соблюдение норм Регламента Совета Федерации, посредством которых регламентируются действия Совета Федерации в связи с процедурой отрешения до момента обращения с запросом в Конституционный Суд включительно.

Представляется, что Конституционным Судом должны быть оценены требования, установленные Регламентом Государственной Думы, статьи 176-180 которого подробно регламентируют соответствующие процедурные правила. В связи с этим необходимо снова обратить внимание на статью 180 Регламента Государственной Думы, которая предусматривает, что постановление Государственной Думы о выдвижении обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления в пятидневный срок направляется в Совет Федерации, а также для дачи заключений в Верховный Суд и Конституционный Суд. Как говорилось выше, в соответствии со статьёй. 107 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» соответствующий запрос в Конституционный Суд может направить только Совет Федерации. В то же время статья 180 Регламента Государственной Думы является частью установленного порядка выдвижения обвинения Президента и соответственно может быть использована Конституционным Судом в качестве основания для признания его несоблюдения. Без изменения статьи 180 Регламента Государственной Думы установленный порядок выдвижения обвинения в принципе не может быть признан Конституционным Судом соблюденным.

Кроме того, чтобы Верховный Суд мог дать заключение о наличии в действиях Президента признаков преступления, соответствующая процедура, должна быть предусмотрена Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Однако в УПК 2001 г. такая правовая регламентация отсутствует. Трудно согласиться с мнением, что Верховный Суд, получив соответствующие материалы, не сможет их рассмотреть и дать заключение, пока в Уголовно-процессуальный кодекс не будут внесены нормы, регулирующие порядок дачи Верховным Судом заключения о наличии в действиях Президента признаков преступления. Верховный Суд обязан будет дать указанное заключение в силу лишь указания на это в Конституции, однако всякая регламентация указанной процедуры, несомненно, создаёт сложности для принятия решения об отрешения Президента от должности. Однако следует иметь в виду и то, что наличие оговоренного правового вакуума, напротив, может быть использована при принятии необоснованного решения об импичменте Президента.

Если в целом оценить данное полномочие Конституционного Суда, можно прийти к следующим выводам. Его законодательная конструкция представляется весьма неудачной, да и возможность практической реализации собственно процедуры отрешения Президента в силу всего вышесказанного вызывает большие сомнения.

В срок, не превышающий 72 часов с момента получения Советом Федерации заключения Конституционного Суда о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, вопрос об отрешении Президента от должности включается первым в повестку дня заседания Совета Федерации, созываемого Председателем Совета Федерации без обсуждения и голосования. Как отмечалось выше, порядок, устанавливаемый Советом Федерации, выгодно отличается от аналогичного, установленного соответствующим Регламентом для Государственной Думы.

Председателем Совета Федерации о дате проведения заседания Совета Федерации, на котором предполагается рассмотреть вопрос об отрешении Президента от должности, уведомляются Президент, Председатель Государственной Думы, Председатель Верховного Суда, Председатель Конституционного Суда и Председатель Правительства, Председатель Совета Федерации приглашает всех указанных лиц на это заседание. На заседание Совета Федерации приглашаются также члены специальной комиссии, образованной Государственной Думой для оценки обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента. Представляется обоснованным включение в Регламент Совета Федерации нормы, предусматривавшей присутствие на указанном заседании и иных лиц, которые могут сообщить о фактах, положенных в основу предложения о выдвижении обвинения.

Рассмотрение вопроса об отрешении Президента от должности на заседании Совета Федерации начинается с сообщения Председателя Государственной Думы об основаниях выдвижения обвинения против Президента. Затем слово предоставляется Председателю Конституционного Суда для оглашения заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения и Председателю Верховного Суда для оглашения заключения Верховного Суда о наличии в действиях Президента признаков преступления. После этого заслушивается заключение Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству. Президенту Российской Федерации либо его представителю предоставляется слово по его желанию.

В соответствии с частью 3 статьи 93 Конституции Российской Федерации решение Совета Федерации об отрешении Президента Российской Федерации от должности должно быть принято не позднее, чем в трехмесячный срок после выдвижения Государственной Думой обвинения против Президента Российской Федерации. Решение Совета Федерации об отрешении Президента от должности принимается тайным голосованием с использованием бюллетеней. Решение Совета Федерации об отрешении Президента от должности считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей от общего числа членов Совета Федерации, и оформляется постановлением Совета Федерации. Если за решение Совета Федерации об отрешении Президента от должности не проголосовало необходимое число членов Совета Федерации, рассмотрение обвинения против Президента прекращается, что оформляется постановлением Совета Федерации. Постановление Совета Федерации незамедлительно доводится через средства массовой информации до всеобщего сведения.

Таким образом, из анализа норм действующего законодательства следует, что процедура отрешения Президента Российской Федерации от должности неоправданно усложнена, при этом нормативные акты, устанавливающие порядок принятия соответствующего решения, содержат ряд коллизионных норм, практически исключающих возможность отрешения Президента от должности.

Согласно статьи 93 Конституции Российской Федерации основанием отрешения Президента от должности может быть выдвинутое Государственной Думой обвинение Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Таким образом, Президент Российской Федерации вправе безнаказанно совершать умышленные преступления, предусматривающие наказание в виде лишения свободы на срок не свыше пяти лет, и неосторожные преступления, за совершение которых предусмотрено более строгое наказание, в том числе преступления, повлекшие гибель двух или более лиц, и оставаться Президентом.

Включение в состав оснований отрешения Президента Российской Федерации от должности нарушения закона нам не кажется основательным, поскольку в таком нарушении не содержится достаточной для принудительной отставки главы государства степени общественной опасности. Нельзя не согласиться с мнением М. Статкявичуса о том, что основанием для импичмента могут быть лишь самые серьезные проступки лица, дискредитирующие авторитет власти, иначе не была бы обеспечена неприкосновенность и независимость должностных лиц, возможность государственных органов нормально работать. Незаконный указ Президента проще обжаловать в Верховный Суд РФ.

Оптимальным решением вопросов отрешения Президента Росийской Федерации от должности «видится введение полноценного института конституционной ответственности Президента в форме отрешения от должности за действия и решения, противоречащие Конституции Российской Федерации». Как представляется автору, нормами Конституции должна быть отдельно оговорены как вопросы конституционно-правовой ответственности Президента, так и вопросы его уголовно-правовой ответственности. Уголовное преследование Президента в случае совершения им преступлений следовало бы осуществлять в общем процессуальном порядке с некоторыми особенностями после отрешения его от должности.

Нарушение Конституции является основанием отрешения Президента от должности в ряде государств: частью 2 статьи 61 Основного Закона ФРГ, статьёй 90 Конституции Италии, частью 1 статьи 61 Конституции Индии, статьёй 85 Конституции Федеративной Республики Бразилии. Кроме того, в ФРГ Президент может быть отрешен от должности не только за нарушение Основного, но и другого федерального закона, в Бразилии – за злоупотребление властью, посягательство на исполнение законов, судебных решений, на честность в административном управлении. В США Президент может быть отстранен от должности, если при обсуждении в порядке импичмента он будет признан виновным в измене, либо во взяточничестве, или других тяжких преступлениях и проступках (раздел 4 статьи II Конституции США).

Предлагая указать основанием отрешения от должности Президента Российской Федерации нарушение Конституции (наряду с совершением уголовного преступления), видится, что основанием его ответственности должно служит нарушение Конституции грубое либо неоднократное, факт которого мог бы определяться Конституционным Судом после предъявления обвинения Президенту Государственной Думой.