Падающие звезды
- Помнишь те звезды, на которые мы любили смотреть по вечерам? Это звезды падают с неба, потому что люди стали злыми.
Но помни: если ты будешь добрым, то не одна звезда не причинит тебе вреда.
Они убивают только плохих… - так шептала мне сестра, когда снаряды начали взрываться прямо над домом, где мы скрывались.
Я поверил ей… и мы выжили.
Но сестра, была чуть-чуть не права, и я это понимал, потому что звезды, которые падали с неба убивали, видимо по ошибке, и хороших людей, может быть из-за того, что рядом с ними были плохие…
Уже несколько дней шла война.
Наше село было разрушено и сожжено.
Родители и младший братик погибли.
Остался только я и моя старшая сестра.
Мы чудом выжили под ударами снарядов… Нас спасли военные, которые эвакуировали меня с сестрой и еще с несколькими жителями села в город, где мы скрывались в подвале дома от бомбёжек и обстрелов.
Добрые люди кормили нас из своих запасов, а мы с сестрой ухаживали за ранеными.
Я никогда не забуду эти дни моей жизни в кругу смерти.
В те дни именно моя старшая сестра вселила мне надежду жить, не смотря не на что.
Мы часто сидели, обнявшись на уложенных, на землю подвала, тряпках и соломе, и просто молчали.
Когда начинались обстрелы, я сильнее прижимался к её груди и не мог сдержать слёз… Мне было страшно, очень страшно.
Я помню, ту ночь: я никак не мог уснуть, под взрывами на улицах города, впрочем, как и многие другие.
Я тихонько спросил сестру:
- А кто кидает звезды на землю?
Сестра ответила, что это ангелы, которые держат звезды на небе, видя, как люди на земле становятся злыми, теряют силу и не могут больше держать звезды… и звезды падают.
- Так придумал Бог? – спросил я.
- Нет, - ответила сестра,- Бог не создал зло.
Зло создал человек.
Это люди своими плохими поступками отнимают у ангелов силу.
- А что происходит с людьми, которые умирают под огнем звезд?
- Их души возносятся на небеса, и там они помогают ангелам удерживать падающие звезды.
- Но почему, если столько людей умирает, звезды продолжают падать? – не унимался я.
- Души людей очень слабы, чтобы удержать, эти маленькие, но очень тяжелые звезды.
- Они навсегда остаются слабыми?
- Нет… Души людей, которые умерли под звездами, становятся сильней каждый раз, когда люди на земле вспоминают их добрые дела.
Ведь ты помнишь, что даже ангелы, которые держат звезды, от добрых поступков людей на земле, становятся сильнее, а от злых – слабеют.
Лишь те, кто хранят в своем сердце добро – способны помочь душам и ангелам удержать звезды.
В ту ночь мы долго слушали как звезды с неба падают на землю и с грохотом разрываются над нашими головами… Но я заметил, что каждый раз, когда я вспоминал о маме, папе, братике с друзьями и соседями, которые погибли под падающими звездами, ударов становилось всё меньше и меньше.
Видимо это делало их сильнее, и они помогали ангелам.
Я смотрел на сестру, и вспоминал, как мы играли с ней, братиком и папой у реки… и плакал.
Я видел, что сестра плакала тоже, и чувствовал сердцем, что и она вспоминает добрые дела тех, чьи души далеко над нами сейчас, вместе с ангелами держат очередную звезду.
Мы помогали им… и я очень старался.
И чем больше я думал о них, тем больше я чувствовал, что должен жить на земле.
Ведь если не я – то кто будет хранить о них добрую память, кто будут помогать душам и ангелам удерживать падающие звезды..?


Ракушечка

- Вам больно?
- Немного, ответила пожилая женщина, которая лежала напротив окна видом на красивый старый дуб.
Я видел как ее лицо, страдающее от боли, пыталось изобразить улыбку.
Она лежала в этой больнице уже до того, как меня сюда привезли военные этой ночью.
Ее грудь была вся перебинтована.
Ночью, старушка, тяжело дышала, это я слышал, потому что не мог заснуть.
И каждый ее вздох, казалось мне, давался ей с великим усилием.
- Если Вам тяжело, Вы не улыбайтесь.
Я уже взрослый, я все пойму.
Я хоть и мужчина, но тоже, иногда, плачу, когда мне больно.
- Сыночка, - ее ласковый голос, слегка подрагивал, когда она меня так называла, - дорогой, любой человек, здоров он или болен, только и живет улыбкой.
А плакать, иногда, даже настоящим мужчинам очень полезно.
- А мне казалось, что плачут только женщины и слабаки?
- Нет, милый мой, это не так.
Плачут те, у кого живое сердце.
Ведь слезки истекают именно от туда.
Лишь только черствое сердце не плачет!
В палате было немного прохладно, все-таки, осень принесла нам не только войну, но и холодный ветер, который прорывался сквозь окна.
Старый дуб был еще зеленый, но кое-где проглядывались красные листочки, словно и его звезда ранила до крови.
Пожилая женщина, которую я уже про себя стал называть Бабушкой придвинулась ко мне, чтобы укрыть меня шерстяным одеялом.
Я улыбнулся ей.
- У тебя доброе сердце, - сказала она.
- Вы так решили, потому что я сказал Вам, что иногда плачу?
- Нет, Сыночка, просто у тебя добрые глаза.
- А разве глаза бывают добрыми или злыми? – спросил я в изумлении.
Бабушка посмотрела на меня взглядом, наполненным грусти.
Мне даже показалось, что я спросил что-то плохое, что-то, что могло ее обидеть.
Но она, посмотрев на кончик кровати, лишь покачала головой, что я мог расценить только как ответ: да.
Мы сидели некоторое время в тишине.
Я даже слышал, как старый дуб шуршал листьями, и как мимо нашей больницы проезжали машины.
- Бабушка, а Вас ранили звезды?
- Звезды?
- Ну да, те, которые взрываются, когда падают на землю?
- Ой, нет, мой дорогой, эти бинты на моей груди не от взрыва…
- А от чего?
- Это, - и она посмотрела на перевязанную грудь, - это моя ракушечка.
- Что это за ракушечка? Морская что ли?
- Нет, Сыночка, это я так называю свою опухоль – у меня рак.
- Живой? – я даже чуть не засмеялся!
- Живой, еще какой живой. – Бабушка тоже улыбнулась, но потом сильно закашляла… - Рак – это опухоль в человеке, - продолжила она, - которая, порой, очень болит.
- Вы по этому, так тяжело дышите ночью?
- По этому, мой дорогой.
Но я люблю свою болезнь…
- Любите болезнь, которая делает Вам больно? - Я просто возмутился на эти слова.
- Люблю! Если бы не моя болезнь, то я никогда бы не пришла в церковь и не узнала, что есть Бог.
А теперь я счастлива, потому что знаю, что Бог меня любит.
Поэтому и болезнь свою люблю.
Она для меня – счастье!
- Ничего себе, любит?! Если бы любил, то вылечил бы Вас от Вашей ракушки!
- Нет, золотце, в этом и весь Бог.
Он открывает Себя только тем, у кого доброе сердце, а я всю жизнь прожила со злым.
Я не видела, как страдают другие, пока не узнала на себе, что есть страдание… И Он позволил мне увидеть все это, потому что полюбил меня еще тогда, когда я была этого не достойна.
Моя ракушка – это счастье и дар Бога, и просить вылечить меня – это значит просить забрать Свой подарок обратно.
Ты бы это сделал?
- Нет, конечно!
- Вот и я не могу… - и Бабушка улыбнулась, даже глаза ее излучали улыбку! На какой-то момент, мне показалось, что она забыла про свою боль.
Бог, а как здорово принимать от Тебя подарки.
Не только конфеты, игрушки, хороших и добрых друзей, но и болезни, которые, оказывается, приносят людям счастье!

На следующее утро сестра забрала меня из больницы.
Как оказалось - я был абсолютно здоров.
И это меня даже немного расстроило, потому что в этот раз я не получил от Бога никакого подарка.

 Дом под радугой

Мы ехали с сестрой и еще многими людьми, которые бежали подальше от военных действий в другую страну.
Все только и говорили, что правители той страны очень хорошие и помогают всем, кто попросит.
Они устроили для нас целый городок из палаток, где мы могли спать и готовить себе еду.
Говорили и о том, что там есть хорошие врачи и они обязательно поставят на ноги всех раненых.
Я сидел на коленях у сестры и смотрел, как за окном автобуса менялся пейзаж.
Горные вершины оставались позади, а впереди, лишь, виднелся лес.
Мы ехали по дороге вдоль горящих руин и обугленных печей, которые стояли когда-то в домах этих деревушек.
Все было уныло.
Сестра спала, держав меня руками за живот.
А я не мог уснуть.
Все мене казалось, что вот-вот может произойти что-то удивительное.
Что-то что может изменить все и все вернется как было раньше и нам не надо будет никуда уезжать… но ничего не происходило.
- Радуга! – вырвалось из меня, когда автобус вывернул на большую дорогу.
- Действительно – радуга! – откликнулся сидящий рядом военный. – Радуга – это символ мира.
- Значит, война скоро закончится? - спросил я своего соседа.
- Ох, хотелось бы в это верить! Но радуга – это символ примирения человека с Богом.
- А что, Бог и человек когда-то ссорились?
- Просто, когда-то, люди стали очень злыми – и это обидело Бога.
Тогда он послал на землю потоп и те, кто любили Его смогли спастись на большом корабле, а, остальные – утонули, потому что надеялись не на Бога, а на себя.
И когда потоп закончился, тем, кто выжил, Бог подарил радугу – как символ мира и Его любви к людям.
- Значит, Бог сейчас показывает нам, что он нас любит? – и я посмотрел снова на яркую и очень красивую радугу.
- Значит – любит! – и военный улыбнулся. – Ты ее первый заметил, это говорит о том, что ты хороший человек!
- Не всегда, - ответил я и отвернулся.
- Почему же, - изумленно спросил мой сосед, - что такого плохого ты натворил?
- Ну, я иногда не слушаюсь, там… обзываюсь, веду себя плохо…
- Это, конечно, здорово, что ты понимаешь, что это все не хорошо.
Постарайся вести себя лучше и быть прилежным – не пакостить.
- Да я обычно стараюсь, - начал оправдываться я, - редко бывает когда я пакастничую.
Это только бывало, когда мы на речку купаться, с ребятами из нашей деревни, ходили.
Там есть одно очень хорошее место, из-за которого мы часто ругались с ребятами из соседнего села.
Они туда рыбу приходили ловить и нам купаться не давали, и мы кидали в воду камни, чтобы распугать весь их улов.
Они сердились и бегали за нами, чтобы избить, а мы убегали.
- Нашли бы уж лучше себе какое-нибудь другое место для купания.
А если бы они вас догнали, то что бы было?
- Ну, если бы они нас догнали – мы бы им так дали! – и я погрозил кулаком.
На что военный рассмеялся и лишь помотал головой.
Люди, которые сидели в автобусе, зашевелились – мы подъезжали к границе.
Сестра тоже проснулась и подтянула к себе сумку с нашими вещами.
Мы с военным посмотрели снова на радугу, которая еще виднелась за окном.
- Я хочу, чтобы мой дом был под самой радугой, - сказал я.
Сестра лишь потрепала мне волосы и ответила в голос с военным:
- Будет!

Мой папа

В палаточном городке для беженцев было много людей.
Я видел как их лица, искореженные от войны болью, смотрели на мир глазами ненависти, и в ту же минуту, с непониманием… Непонимание – это то самое чувство, которое отражало и мой внутренний мир, нагнетая отчаянье.
Мы с сестрой устроились в палатке близ той, в которой располагалась походная церковь.
Я часто видел, как батюшка общался с людьми, которым нужно было выговориться и в чьих сердцах умирала надежда.
В те дни я несколько раз специально проходил мимо него.
Мне самому нужно было поговорить, но подойти и начать разговор я боялся.
Я часто сидел возле церкви и смотрел в небо.
Но сегодня мне было очень одиноко.
Все небо было в серых облаках и напоминало дым горящих домов.
Я плакал.
Мне не хватало мамы и папы.
- Малыш, что с тобой? – услышал я голос батюшки.
Я попытался сдержать слезы, но еще больше разревелся.
- Дорогой, ну что ты… - и он обнял меня, совсем так же, как меня обнимал папа, и от этого мне стало еще хуже.
Я не мог остановиться… слезы текли и текли из моих глаз, и дышать становилось труднее.
Батюшка поднял меня на руки и отнес в нашу палатку.
В это время в ней никого не было.
Сестра и еще несколько женщин, с которыми нас поселили, помогали в больничной палатке ухаживать за ранеными.
И батюшка, сев на кровать, посадил меня на колени.
- Что с тобой, малыш?- спросил он.
- Мне грусно, я скучаю по папе и маме, - прерывисто и сквозь слезы прошептал я, уткнувшись в его плечо.
Священник погладил меня по голове и прижал к груди еще сильнее.
- Ты плачь, плачь… тебе нужно поплакать, - прошептал он. – Многие разучились плакать, и их сердца утопают в слезах и тухнут.
А ты плачь…
Когда я начал успокаиваться, батюшка посмотрел мне в глаза и сказал:
- Знаешь, малыш, одиночество испытывают все люди на земле.
Даже Христос, когда Его предали ученики, в Свой самый последний час на кресте кричал:

Отец, Отец, почему Ты меня оставил?, хотя вокруг Него стояли люди, которые Его любили …
- А Бог был Его Папой?
- Да. – И батюшка улыбнулся. - Он был и есть и будет Его Отцом.
Бог – это Отец всего живого на земле.
А мы все Его дети.
И Он заботится о каждом:

Он посылает сильных на защиту слабых, Он дает щедрому урожай больше чем скупому, потому что щедрый делится с бедными.
Он и тебя утешит, только Его надо попросить, Он не может дать человеку ничего пока человек сам не попросит у Бога.
- А я могу попросить Бога, чтобы он вернул мне папу, маму, братика? Я бы очень хотел, чтобы они были рядом…
- К сожалению нет… Твои родные теперь, всегда рядом с тобой.
Просто мы не можем видеть их и слышать, пока не увидим и не услышим Бога в своем сердце.
Ведь все, кто умирает, попадают в объятия Бога и живут у Него.
Ты лучше попроси Бога, чтобы Он, заботился о них, пока ты снова их не увидишь.
- Хорошо, я обязательно попрошу Его об этом. – И я посмотрел на небо. - Как бы я хотел теперь, чтобы кто-то заботился обо мне…
- Теперь Бог будет о тебе заботится, поверь. – Прошептал батюшка.
- А о живых Он может позаботиться?
- Конечно, Он же Отец наш небесный! И если у тебя нет родителей, то Он обязательно будет тебе помогать, главное Ему верить!
- Значит, если у меня нет родителей, то мой папа – Бог?
- Значит… - и батюшка обнял меня и поцеловал, совсем так же, как это делал мой папа и я почувствовал, что мои родные где-то рядом!

Продолжение следует…. иеромонах Пимен (Шевченко)
Повесть
1