• Название:

    ПОГИБШИЕ 7 АПРЕЛЯ СПИСОК ДЛЯ ИНТЕРНЕТА

  • Размер: 0.13 Мб
  • Формат: DOC
  • или




Представляем общественности список граждан из 27 человек, погибших 7апреля 2010 г. в нетрезвом состоянии, не от огнестрельных ранений и похороненных как герои на мемориальном комплексе Ата Бейит

1
Джангазиев Нурбек Мотрошкоевич

1958 г.р
Обнаружен этиловый спирт в крови 1,93% промилле.
Средняя степень опьянения.
Заключение эксперта №473

2
Джумаев Мырзабек Усенович

1956
Обнаружен этиловый спирт в крови 2,9% промилле.
Сильная степень опьянения.
Заключение эксперта №455

3
Замир уулу Рустам

1988
Обнаружен этиловый спирт в крови 1,08% промилле.
Легкая степень опьянения.
Заключение эксперта №475

4
Камаев Усонбек Омурбекович

1957
Обнаружен этиловый спирт в крови 4,68% промилле.
Тяжелая степень опьянения.
Заключение эксперта №495

5
Максутов Эдил Акматович

1981
Обнаружен этиловый спирт в крови 1,63% промилле.
Средняя степень опьянения.
Заключение эксперта №485

6
Максымбеков Маралбек Сатылганович
1963
Обнаружен этиловый спирт в крови 1,68% промилле.
Средняя степень опьянения.
Заключение эксперта №501 .
Выявлено, что Максымбеков М.С. жив, находится в РФ, а кто похоронен неизвестно до сих пор.

7
Эликбаев Толобек Уркунбекович

1967
Обнаружен этиловый спирт в крови 2,68% промилле.
Сильная степень опьянения.
Заключение эксперта №488 Погибшие по различным причинам:

8
Табалдиев Нурсултан Токтоматович
1992
Открытая черепно-мозговая травма.
Умер от однократного травмирующего действия тупого твердого предмета с ограниченной травмирующей поверхности соударения.
Вызывает сомнение время и место ранения.
Отсутствует огнестрельное ранение.
Заключение эксперта №493

9
Аширов Кудруталы Мамарасилович

1959
Тупая травма головы.
Вдавленный перелом лобно-височной кости справа.
Отсутствует огнестрельное ранение.
Заключение эксперта
№465 Алкогольное опьянение.
Степень не определена

10
Актанов Чынгыз Шаршеналиевич
1987
Умер от сквозного огнестрельного ранения в облать головы и грудной клетки.
Доставлен с площади Ала-Тоо в морг РБСМЭ 08.04.2010 г.
В 00.10 ночи Заключение эксперта №497

11
Омуралиев Эрланбек
Жаныгулович
1983
Смерть наступила от ушиба и отека вещества головного мозга в результате открытой черепно-мозговой травмы.
Отсутствует огнестрельное ранение. Протокол допроса эксперта Бегилерова И.С. от 22.07.2010 г.

12
Кадыралиев Мирлан Алиаскарович
1984
Слепое огнестрельное проникающее ранение грудной клетки картечью.
Доставлен в Чуйскую областную больницу 8.04.2010 г.
В 07.00 утра.

13
Белеков Бакытбек
Карымшакович
1978
Умер от слепого проникающего ранения головы.
Ранение получил в районе западного автовокзала 08.04.2010 г.
Около 03.00
Доставлен в реанимацию ГКБ №1 08.04.2010 г.
В 04.35. Заключение эксперта № 652

Родственники всех погибших, в том числе вышеуказанные получили денежные компенсации и квартиры за счет налогоплательщиков, а также пользуются всеми льготами, которыми одарила благодарная нынешняя власть.

Из числа оставшихся 54 погибших людей 5 погибли по различным причинам:

Дурусбеков Бердибек
Тургуналиевич

Умер от слепого, дробового,проникающего ранения в область грудной клетки и левого плеча с повреждением обоих легких.
Обнаружено 4 дробины № 0 для гладкоствольного охотничьего ружья.
Доставлен в морг РБСМЕ08.04.2010 г.
В 10.00
Заключение эксперта №477

Каримов Асылбек
Султаналиевич
1981
Умер от осколочного ,слепого ,проникающего ранения в область грудной клетки.
Осколок вероятно является частью запала УЗРГМ предназначенный для подрыва ручных гранат.
Средняя степень опьянения – спирт 2,48%
Заключение эксперта №482

Сейдесанов Кумушбек
Суйутбекович

1964
Умер от сквозного огнестрельного ранения в область подбородка и шеии с повреждением сонной артерии.
Смерть наступила в 06.00 до поступления в морг.
Труп обнаружен возле диагностического центра по ул.
Киевская № 27 в автомашине ДЭУ гос.
Номер QСВH 3213
Заключение эксперта № 450 Камбаров Акжол
Абдурасулович
1955
Умер от осколочных ранений в область шеи и нижней челюсти.
Раны образовались от факторов взрыва.
Тяжелая степень опьянения – спирт 4,8 %
Заключение эксперта № 484

Акматов Тимур
Шерадилович

Умер от слепого огнестрельного ранения в область живота.
Ранение получил по ул Жибек Жолу около ГКНБ. Заключение эксперта № 449 Сведения о 54 участников событий 07.04.2010 г. погибших перед Домом Правительства Установленные направления раневых каналов:

а) Снизу вверх – 3 человека (в т.ч. есть с дальней дистанции)
б) Горизонтальные – 6 человек.
в) Слегка сверху вниз – 3 человек.
г) Незначительно сверху вниз – 5 человек.
д) Сзади наперед, снизу вверх - 10 человек.
е) Раневой канал не установлен – 8 человек.
Лица имевшие степень алкогольного опьянения, в соответствии с протоколами судмедэкспертов:
а) Тяжелое - 2 чел.
б) Сильное - 3 чел.
в) Среднее - 5 чел.
г) Легкое - 7 чел.
д) Незначительное - 1 чел.
Всего 18 человек
У некоторых лиц не указаны время и место получения ранения, написали доставлен с площади Ала – Тоо. По времени доставки в морг тел погибших, требуют уточнения.
Указано время с 14.00 07.04.2010 до 08.00 08.04.2010 г., т.е.всю ночь мирный митинг продолжался тела погибших доставляли и все с площади Ала-Тоо.

Исходя из вышеизложенного имеем право считать:
1.Временное правительство без всяких оснований выделяли революционерам за счет налогоплательщика по 1 миллиону сомов, квартиры и прочие выплаты.
2. Кто будет отвечать за искажение и фальсификацию событий, а также увековечивание памяти мародеров в целом по стране.
3.Все члены временного правительства должны нести понести заслуженную кару перед народом за события апреля – июня 2010 г и продолжающийся беспредел в настоящее время.

ло 7 апреля в Кыргызстане:

Суд или судилище? Месть или возмездие?
Автор:

Парус . 16.02.2011 09:

42
Показов:

8,363

Сомневаюсь, что суд по делу 7 апреля будет объективным и справедливым.
Иначе не было бы столько грубых нарушений требований уголовно-процессуального законодательства.
Всем без исключения, начиная от простого сотрудника спецподразделений СГО и ГСНБ, их командиров разного уровня, кончая бывшим Генеральным Прокурором и Президентом страны, предъявлены обвинения в организации убийств мирных граждан, или соучастии в них, или непосредственном в их исполнении.
В материалах дела я не встретил ни одного доказательства о мотивах убийств, нет также доказательств о преступном намерении убить 77 мирных граждан и причинить огнестрельные ранения тремстам мирным гражданам.
На суде, когда подсудимые говорят:

Я не стрелял и не виноват, некоторые потерпевшие, выкрикивают:

Кто тогда стрелял, кто тогда виноват? Кратко хочу заострить ваше внимание на некоторых юридических и социальных вопросах, разрешение которых для меня являются абсурдной темой.

Прежде всего, я обращаясь ко всем гражданам Кыргызстана, в том числе руководству страны, должен напомнить, что я и мои коллегии являемся тружениками нашего общества, как и все рабочие и крестьяне, служащие и бизнесмены и платим налоги в бюджет.
Адвокатов, мы все должны воспринимать как работников исполняющих чисто свои профессиональные обязанности.
Если мы выступаем в защиту наших клиентов, то мы ни сколько не пытаемся наносить вред памяти погибших граждан и интересам их родственников и причинить вред органам государственной власти.
Мы наоборот помогаем органам следствия и суда и обществу в целом установить истинную картину по делу.
Ведь не будет адвокатов, не будет и признаков справедливости.
На месте наших клиентов, не дай Бог, завтра или послезавтра может оказаться любой граждан или нынешнее руководство страны.
Поэтому адвокатов и других защитников необходимо воспринимать так, как они есть на самом деле.
Не надо идти на крайности и незаконные взаимоотношения с адвокатами, если они профессионально грамотно исполняют свою работу, как бы она не вызывала у каждого из вас душевного раздора.

Кратко хочу заострить ваше внимание на некоторых юридических и социальных вопросах, разрешение которых для меня являются абсурдной темой.

По делу, по которому меня наняли как адвоката для защиты прав и интересов моего подзащитного мне по сей день не понятны предъявленные обвинения всем обвиняемым.

Всем без исключения, начиная от простого сотрудника спецподразделений СГО и ГСНБ, их командиров разного уровня, кончая бывшим Генеральным Прокурором и Президентом страны, предъявлены обвинения в организации убийств мирных граждан, или соучастии в них, или непосредственном в их исполнении.

Убийство – это преступление! Причем особо тяжкое.
По своей криминалистической характеристике оно подразумевает заранее или внезапно возникшее злонамеренное волеизъявление субъекта преступления осуществить свой замысел лишить жизни другого человека по определенным мотивам и целью.

В материалах дела я не встретил ни одного доказательства о мотивах убийства, нет также о предварительном сговоре руководства страны с главами и сотрудниками правоохранительных органов и силовых структур, защищающими Белый Дом о преступном намерении убить 77 мирных граждан и причинить огнестрельные ранения более тремстам мирным гражданам.

Исходя из собранных по делу материалов и смыслу предъявленных всем обвинений в массовом убийстве мирных граждан, хотя (к сожалению) уголовный закон не знает такого термина, я в материалах следствия не нашел, что руководство страны и сотрудники ГСНБ и СГО предварительно сговорились о массовом расстреле мирных граждан, или у них же появились внезапный умысел их расстрела.

Представьте себе, что Бакиев (Президент), Усенов (Премьер-министр), Суталинов (ГСНБ), Малеваная (Секретариат или по-народному секретарша), Турсункулов (Ген Прокурор), Калыев (Мин Оборона) собрались допустим в одном из кабинетов БД, или в кафе, или на природе, говорят друг к другу: “давайте завтра или сегодня застрелим 70-80 человек”. Да с первой минуты, кто-нибудь из них сказал бы: “пошли все на …., засуньте себе … свою должность… и ушел бы оттуда.
Следовательно, не могло быть и речи о таковом.

А если орган следствия был уверен в этом, то ему следовало бы предъявить всем без исключения обвинения в убийствах, совершенных преступным сообществом или организованной преступной группой (поскольку они как парадоксально звучит обвинение, являлись приближенными или лицами из близкого окружения Бакиева К. С.).

Всему бывшему руководству страны предъявлены обвинения, что они, выходя за пределы своих полномочий в нарушении законов Об органах национальной безопасности Кыргызской Республики и О Службе государственной охраны КР, запрещающим привлекать этих служб для выполнения функций, не относящихся к их служебным обязанностям, отдало приказ по разгону мирно митингующих у здания АО Форум.

Тогда встанет другой вопрос, а как быть когда эти же сотрудники использовались при подавлении и задержании неких элементов общества в августе месяца 2010 года, когда (цитирую доклад руководства ГСНБ КР), благодаря четким действиям бойцов спецназа Альфы ГСНБ КР, У. Барыктабасов и его приближенные были задержаны.

Ведь они же (как гласит текст обвинения в нашем примере) были предназначены для осуществления оперативно-боевой и контртеррористической операции! А где же террористы в деле Барыктабасова или какой террорист был при этом задержан? Правомерно ли было использование сил спецназа Альфы ГСНБ в данном случае, а по АО Форум нет?

Уголовно-процессуальное законодательство требует проведение объективного, всестороннего и полного расследования всех обстоятельств по делу.

Всех без исключения обвиняемых по делу и сторонников их защиты беспокоит и другой вопрос, почему, если курсантов четвертого курса Академии МВД – 20-летних Никиту Куща и Эдиля Такырбашева 7 апреля на площади Ала-Тоо убивает разъяренная толпа, предварительно закидав в их сторону боевые гранаты и причиняет более пятидесяти курсантам этой же Академии телесные повреждения, за это не привлечен никто.
Или эта так называемая разъяренная толпа имеет статус неприкосновенности и являются Героями Кыргызстана? Да кстати, возможно среди них есть и Герои апрельской революции.

В деле имеются заключения баллистических экспертиз, по которому определено, что предметы, обнаруженные в телах некоторых потерпевших не являются элементами каких-либо боеприпасов или их составляющими.
Тогда встает другой вопрос: как они попали в тела погибших? Неужели нашими подзащитными использовались какие-то метательные аппараты, от действия которых в тела мирных граждан попали странные предметы? На все эти вопросы в материалах следствия должен был ответ, однако их нет.

Кроме того, главный вопрос – ни одно табельное и огнестрельное оружие, закрепленное за сотрудниками спецподразделений СГО и ГСНБ не имеет криминального следа по 7 апреля.
Иными словами по заключениям судебно-баллистических экспертиз (а их более сотни) и проведенной проверкой по автоматизированной идентификационной системе ЭКЦ МВД КР Калибр обнаруженных и изъятых в телах погибших граждан пуль и боеприпасов, не принадлежат оружиям спецподразделений СГО и ГСНБ. То есть эти пули не были выпущены из стволов оружия СГО и ГСНБ.

- Тогда возникает резонный вопрос, из какого оружия они были выстреляны?

- Извините, на этот вопрос обязан отвечать не защитник обвиняемого, а орган следствия – это его прямая обязанность по Закону.
И при этом хочу заострить внимание и потерпевшую сторону, введенную в заблуждение неизвестными нам лицами.
На суде, когда подсудимые говорят:

Я не стрелял и не виноват, некоторые потерпевшие, выкрикивают:

Кто тогда стрелял, кто тогда виноват?. Опять-таки, извините, на такие вопросы обязана отвечать (в нашем примере) Генеральная прокуратура КР. Почему потерпевшие не закидывают этими вопросами Генеральную прокуратуру? Почему они убеждены в том, что виновны наши подзащитные, не имея при этом никакого доказательства и основания.

- А как быть теперь, вообще не придется применять оружие, ни при каких обстоятельствах?

- Даже часовому, стоящему на посту на периметрах изолированных исправительных учреждений закон обязывает применить оружие в отношении осужденных, пытающихся совершить побег через так называемое основное ограждение после предупредительного выстрела днем и ночью без предупреждения.

И Белый Дом, и объект № 1 Президент КР являлись и являются особо охраняемыми объектами за № 1. Их парализация или нейтрализация равносильно нанесение непоправимого вреда интересам не только нашей республики, но всех стран членов ОДКБ, где существует принцип коллективной обороны от внешних агрессоров.
Для полного понимания этой версии необходимо представить, что у Президента КР имеется своего рода ядерный чемоданчик, который незамедлительно должен использовать по сигналу от членов ОДКБ против, например вторгающегося на территорию КР или другого члена ОДКБ самолета или ракеты с ядерной начинкой. Эти самолеты или ракеты могут быть направлены на особо важные объекты государств, как например, в Белый Дом, военные объекты, ГЭС и т.д., которые своими действиями могут причинять колоссальный ущерб, как для человечества, так и экономике многих стран СНГ.

Представьте себе, что вылетевший одного из иностранных государств самолет со смертником-террористом с ядерным зарядом, пусть даже маленьким, нарушая воздушные границы СНГ, в т.ч.
КР летит прямо в Белый Дом, где сидит, к примеру, ныне действующая власть, которая по Договору о ОДКБ, обязана вступить в коллективную оборону интересов всех членов ОДКБ. Сможет ли эта власть реагировать на эту ситуацию, если у нее под носом идет мирный митинг?

Или же, к примеру, как должны поступать Президент КР и силовые структуры, если 1000 и более человек становясь мирно митингующими, будучи недовольными политикой государства о том, что электроэнергия населению продается не по себестоимости, а по рыночной цене, идут штурмом на Токтогулский ГЭС. Смотришь, их требования вроде бы законны, и они считаются мирно митингующими.
В это время просочившиеся под маркой мирно митингующих в Токтогульский ГЭС подонки и не дай Бог террористы, у которых в уме естественно зло, начинают разрушать и взрывать или открывать все шлюзы ГЭС.

Как думаете, нужно ли в отношении них применить оружие или поощрять их действия, что мол, они представители мирно митингующих.
В результате этого, как нас учили в союзные времена по предмету Начальная военная подготовка, Андижанская область Узбекистана останется под 40-метровой, а город Ташкент под 17-метровой водой.
Колоссальный ущерб для человечества.
Будет трагедия 2 раза превосходящая вторую мировую войну, где погибли 20 млн. человек.

При этом мы должны понимать, что Токтогулский ГЭС – менее важный объект, чем Дом Правительства и Президент КР, так как парализация деятельности последнего приведет еще большему ущербу не только Кыргызстану, но и другим странам членам ОДКБ и ШОС.

Что можно было ожидать от мирно митингующих, когда они проявили себя в Нарыне и Таласе, а в последнем случае устроили самосуд над главой МВД КР генерал-лейтенантом (!) Конгантиевым.
Это – позорище! Таковое возможно только в Кыргызстане.
Пусть попробуют совершить такие действия в РФ, США или в Узбекистане, и мы посмотрим каков будет результат с мирно митингующими.
Недавние события, происшедшие на манежной столицы г.
Москвы к тому доказательство.
В чем была вина Конгантиева, что он совершил такое противоправное, прибыв в Талас? Даже попавший в плен в 1942 году фашистский генерал Паульс, в добром здравии и без единой царапинки был арестован и со своим личным составом прошел парад в Москве.
Неужто Конгантиев хуже, чем Паульс, который был виновен в гибели миллионов наших отцов и родственников.

- Вы же не отрицаете, что применено оружие?

- Я далек от мысли того, что вообще не было применено оружие.
Да, оно применено.
Применены газовые, помповые, гладкоствольные, табельные, автоматическое и другое оружие.
Не дана юридическая оценка по применению оружия в отношении тех, кто нападал на особо охраняемый объект, сотрудников правоохранительных органов и силовых структур.
Независимо от того, что будет больно или не больно для близких погибших и получивших ранения 7 апреля, органы следствия должны были вынести решения и разграничить то, когда сотрудники применили оружие законно, и когда оно применено незаконно! Материалы дела сшиты таким образом, что все применения оружия оказались неправомерными – отсюда поощрения даже тех, кто убил сотрудников силовых структур.
В таком случае, следовало бы привлечь к уголовной ответственности всех сотрудников силовых структур и правоохранительных органов, чьи патроны были использованы 7 апреля 2010 года, в том числе применивших газовые патроны и резиновые пули.

Судя по видеозаписям, первыми на сотрудников правоохранительных органов и силовых структур совершили нападения мирно митингующие, как у здания АО Форум, так и на площади Ала-Тоо, ими же были применены оружия, вплоть до боевых гранат и боевой техники (БТР), в результате десятки сотрудников милиции, силовых структур получили ранения различной степени, двое из курсантов Академии МВД КР и один боец СГО погибли.

Кстати, на сегодняшний день общество не знает точное количество раненных сотрудников в разрезе правоохранительных органов и силовых структур.
Хорошо было бы, если эти вопросы без наших запросов опубликовали в СМИ нынешние органы государственной власти.

7 апреля 2010 года сотрудники силовых структур и правоохранительных органов были вынуждены применять оружие, как исключительно крайнюю меру, при защите особо охраняемого объекта “Дома Правительства” и объектов государственной охраны (Президент, Торага Жогорку Кенеша, Премьер-министр, Председатель Конституционного суда КР), так и для отражения вооруженного нападения с использованием транспорта и военно-транспортной техники на их самих, при этом строго в рамках законов КР “О Службе государственной охраны КР” (ст. 22 Применение специальных средств и оружия) от 29.12.1997 г., “Об органах внутренних дел КР” (ст. 15. Применение и использование огнестрельного оружия) от 11.01.1994 г., “Об органах национальной безопасности КР” (ст. 26. Применение и использование огнестрельного оружия) от 11.01.1994 г.

В указанных нормах права четко регламентированы вопросы применения оружия (при этом необходимо иметь в виду, что применение оружие является не правом сотрудников силовых структур и правоохранительных органов, а их обязанностью), когда иными способами остановить нападающих на особо охраняемый объект, на сотрудников силовых структур и правоохранительных органов, невозможно.

Статья 22 (Применение специальных средств и оружия) Закона КР О Службе государственной охраны Кыргызской Республики от 29.12.1997 г. № 105.

Сотрудники Службы государственной охраны имеют право применять состоящие на вооружении Службы государственной охраны специальные средства и оружие в случае:

а) отражения нападения либо угрозы нападения на объекты государственной охраны;

б) отражения нападения либо угрозы нападения на сотрудников Службы государственной охраны и других государственных органов, обеспечения безопасности граждан или пресечения оказываемого сотрудникам сопротивления;

в) отражения нападения либо угрозы нападения на охраняемые объекты и транспортные средства, а равно освобождения их при захвате;



д) пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих деятельность объектов государственной охраны;

е) необходимости остановить транспортное средство, создающее угрозу безопасности объектов государственной охраны или охраняемых объектов.



Статья 15 (Применение и использование огнестрельного оружия) Закона КР Об органах внутренних дел Кыргызской Республики от 11.01.1994 года № 1360-XII.



Огнестрельное оружие применяется сотрудниками органов внутренних дел в следующих случаях:

1) для защиты граждан и самозащиты от нападения, угрожающего жизни и здоровью, а равно освобождения заложников;

2) для отражения группового или вооруженного нападения на сотрудников органов внутренних дел, других лиц, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по обеспечению общественного порядка и борьбе с преступностью, а также иного нападения, когда их жизнь и здоровье подвергается опасности;

3) для отражения группового или вооруженного нападения на важные и охраняемые объекты, жилые помещения граждан, помещения и здания государственных и общественных органов, предприятий, учреждений, организаций, отражения нападений на войсковой или служебный наряд органов внутренних дел;



Сотрудники органов внутренних дел имеют право использовать оружие в следующих случаях:

1) для остановки транспортных средств путем их повреждения, если водитель не подчиняется требованиям сотрудников органов внутренних дел и ставит под угрозу жизнь и здоровье граждан;


Статья 26 (Применение и использование огнестрельного оружия) Закона КР Об органах национальной безопасности Кыргызской Республики от 11.01.1994 г.



Огнестрельное оружие применяется сотрудниками органов национальной безопасности как крайняя мера в следующих случаях:

- для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни или здоровью, и самозащиты от нападения, реально угрожающего жизни или здоровью, а также при пресечении насильственного захвата огнестрельного оружия;

- для отражения группового или вооруженного нападения на сотрудников органов национальной безопасности, внутренних дел, военнослужащих внутренних войск, других лиц, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по обеспечению национальной безопасности, охране общественного порядка и борьбе с преступностью, а также иного нападения, когда их жизнь или здоровье подвергаются опасности;

- для отражения нападения на лиц, охрана которых поручена сотрудникам органов национальной безопасности, когда их жизнь или здоровье подвергаются опасности;



- для отражения группового или вооруженного нападения на жилые помещения граждан, на важные и охраняемые объекты, помещения государственных и общественных органов, предприятий, учреждений и организаций, на войсковой или служебный наряд органов национальной безопасности и внутренних дел.

….

Сотрудники органов национальной безопасности имеют также право использовать оружие в следующих случаях:



- для остановки транспортных средств путем их повреждения, если водитель ставит под реальную угрозу жизнь или здоровье граждан и не подчиняется требованиям сотрудников органов национальной безопасности остановиться;

….

Мне кажется, что ни многие граждане республики знают, что существуют такие законы и правоохранительные органы и силовые структуры имеют право и в особых случаях обязаны применить огнестрельное оружие.
Необходимо через СМИ довести до сведения всех граждан КР суть этих законодательных актов.

- Вообще дается ли такая команда Огонь! или Применить оружие! или еще как-то?

- Нет.
Это не война, чтобы какой-то начальник (командир) давал команду своим подчиненным Огонь по противнику! или Огонь по танкам противника!. Это внутригосударственные политические конфликты и не спецоперации силовиков по уничтожению террористов.
Применение в таких конфликтах оружия осуществляется в соответствии вышеуказанными нормами права, то есть оружие применяется исходя из тех обстоятельств, когда таковое вызывается необходимостью.
При этом не применение оружия тоже карается уголовным законом, ибо идет явная угроза жизни многих граждан, в том числе военнослужащих и особо охраняемым объектам государства. Поэтому команды:

Стрелять по колесам БТР! и Стрелять по нападающим с оружием! не обязательно.
На это – есть ЗАКОН!

- Как тогда можно характеризовать по юридически конфликт у АО Форум и Дома Правительства 7 апреля 2010 года?

- На 4-м курсе, когда я учился в Карагандинской Высшей школе МВД СССР, нам дали на выбор список тем курсовых работ.
Почему-то никто не взял, и именно мне захотелось взять тему Массовые беспорядки, которую защитил на 5. Я изучил множества юридической литературы, в том числе секретные директивные документы МВД СССР и уяснил, что для того, чтобы не были нарушены стабильность в обществе и целостность государства, руководство союзных республик с использованием правоохранительных органов и силовых структур принимают всевозможные меры по предотвращению массовых беспорядков и групповых нарушений общественного порядка (ГНОП), локализации их последствий, привлечения всех организаторов, подстрекателей, исполнителей и других соучастников в таковом к заслуженной ответственности.
В изученных мною документах были сведения о предполагаемых количествах и действиях сил и средств правоохранителей и силовиков государства в локализации массовых беспорядков и ГНОП, в том числе о снайперских группах.
Поэтому имея такой багаж знаний я характеризую конфликты у АО Форум и Дома Правительства, как групповые нарушения общественного порядка, перешедшие в стадию массовых беспорядков.
Если какое-то высшее должностное лицо виновно в чем-то нехорошем в отношении какой-то части населения, то в этом нет вины солдат правопорядка и силовых структур, каковыми являлись сотрудники спецподразделений ГСНБ, СГО и их командиры разного ранга.

- Получается снайперы должны использоваться в локализации конфликта?

- Никто, в том числе политики, этими словами не должны спекулировать и будоражить население.
Это регламентируется конфиденциальными документами любого государства, хотя бы бывшего СССР, так как это вызывается необходимостью обеспечить национальную безопасность страны.
Не надо навязывать мнение простым гражданам, что снайперы СГО и ГСНБ специально использовались 7 апреля 2010 года.
Эти снайперы силовых структур существуют при любой власти, в том числе и нынешней.
Охрана объектов государственной важности, каковыми являются Президент, Торага ЖК, Премьер-министр КР включает в себя снайперские и контрснайперские мероприятия.
Если на крыше Дома Правительства находятся снайперы – это вовсе не значит, что Отунбаева решилась расстреливать мирно митингующих.
Необходимо понимать, что этого требует Законы и другие нормативные акты КР, устанавливающие порядок обеспечения безопасности и охраны объектов государственной важности.

- Что можно ожидать от суда?

- Мало хорошего, я сомневаюсь, что суд будет объективным и справедливым, иначе не было бы столько грубых нарушений требований уголовно-процессуального законодательства, когда за нас решают, что мы якобы уже ознакомились с материалами следствия, хотя мы пролистали всего лишь десяток страниц из 60 томов уголовного дела; можно просто забрать из суда уголовное дело, в то время, когда идет ознакомление с материалами дела, при этом отсутствует решения суда о направлении дела для восполнения пробелов следствия или иным основаниям; заранее знают, что мы завершим ознакомление с материалами дела такого-то числа и такого-то состоится заседание суда; не удовлетворяют наши законные и обоснованные ходатайства и т.д.

- Какие именно ходатайства?

- Если помните защитники подсудимых заявили ряд ходатайств, в том числе: о приостановлении дела и дать возможность ознакомиться с материалами дела; о необходимости направления судебного поручения в РФ об установлении факта участия в расстреле мирных граждан латышских снайперов; приостановление дела в связи с тяжким заболеванием подсудимого Дунганова; изменении меры пресечения некоторым подсудимым.
Все они не были удовлетворены.

- Вас устраивает форма проведения судебного разбирательства?

- В материалах следствия упоминаются, а порой указываются некоторые сведения из секретных документов, составляющих государственную, а именно военную тайну.
В материалах следствия, а копия этих материалов находятся почти у всех обвиняемых (подсудимых), их защитников и сторонников защиты, и даже опубликованы в Интернет, рассекречены методы и организация работы и специальных операций спецподразделений СГО и ГКНБ, сведения о их кадровом составе, что в совокупности являются грубыми нарушениями:
статьи 16 (Органы обеспечения защиты государственных секретов) Закона КР О защите государственных секретов Кыргызской Республики от 14 апреля 1994 года N 1476-XII;
статьи 5 (Гласность в деятельности органов национальной безопасности) и статьи 15 (Обязанности органов национальной безопасности) Закона КР Об органах национальной безопасности Кыргызской Республики от 11.01.1994 года № 1362-XII;
статьи 13 (Защита сведений о Службе государственной охраны) Закона КР О Службе государственной охраны Кыргызской Республики от 29 декабря 1997 года N 105;
постановления Правительства КР от 7 июля 1995 года N 267/9 Об утверждении Перечня главнейших сведений, составляющих государственную тайну, и Положения о порядке установления степени секретности категорий сведений и определения степени секретности сведений, содержащихся в работах, документах и изделиях.

Это уже угроза национальной безопасности, в том числе Президенту страны, ведь обеспечение его охраны было засекречено нормативными документами государства, а о нем уже знают все, вплоть до тонкостей, когда, где и какая снайперская группа (охрана Президента) должна находиться на постах, в том числе на крыше ДП (Схема расстановки сил и средств).

С самого начала, когда было возбуждено уголовное дело, Генеральная прокуратура знала, что уголовное дело необходимо было засекретить, так как на кону национальная безопасность страны, но как впоследствии чьи-то амбиции взяли вверх.
Следствием руководил не руководитель следственной группы ГП КР, а непонимающий тонкости дела в вопросах национальной безопасности.
Кто за это ответить? Надо иметь в виду, что завтра или послезавтра эти вопросы снова поднимутся на юридическом пространстве страны.

- Установлены ли истинные виновники трагедии?

- Сужу исключительно по материалам следствия – и Президент и народ КР введены в заблуждение или обмануты выводами органа следствия о том, что найдены и привлечены действительные виновные лица – сотрудники СГО и ГСНБ. Дело расследовано необъективно и поверхностно, с грубыми отступлениями от требований законодательства КР. При таком раскладе доказательств и собранных материалов дела суду следует оправдать подсудимых – сотрудников ГСНБ и СГО КР, а дело направить Генеральной Прокуратуре КР для проведения тщательного расследования.
Неправильное осуждение привлеченных по делу лиц, равносильно укрывательству истинных виновников преступлений.
Поэтому многие юристы бывшего СССР придерживаются указа Екатерины II:

Лучше оправдать десять виновных, чем обвинить одного невиновного.
Среди материалов уголовного дела я не нашел, ни плана первоначальных следственно-оперативных мероприятий, и ни плана дальнейшего расследования уголовного дела.
Я считаю, что эти два документа характерны для расследования дел по фактам любого убийства, тем более нераскрытых.
По-видимому, дело расследовано следователями, специализирующими в другой области уголовного судопроизводства, но не в сфере расследований убийств и нанесение тяжких телесных повреждений, иначе они не допустили бы такие оплошности и нарушения при расследовании данного дела.

- Нельзя ли это урегулировать законодательно?

- Действительно, было бы хорошо, если со стороны Генеральной прокуратуры совместно с другими правоохранительными органами КР будут разработаны и утверждены Методики расследований по конкретным видам преступлений.
Но будет еще лучше, если в КР будет образован монстр следственных органов – Следственный Комитет КР, не политизированное ведомство, узко специализирующее в области осуществление досудебного расследования, и подчиненное, лишь Конституции и законам КР.

- Что можете сказать о заочном рассмотрении уголовного дела в отношении подсудимых и отводе судьи Ж. Бектемирова?

- Председательствующему в суде некоторые защитники (адвокаты) подсудимых заявили отвод еще в начале судебного слушания дела, из-за не удовлетворения ходатайства о представлении реального времени на ознакомления с материалами дела, так как все подсудимые и их защитники по окончании следствия не были ознакомлены со всеми материалами следствия.
Это грубое нарушение требований уголовного судопроизводства.
Но, ни государственное обвинение, и ни потерпевшая сторона не поддержала нас, Бектемиров продолжил рассмотрение дела, сказав защитникам, на перерывах можете ознакамливаться с делом (!) – это было своего рода нонсенс в судебно-следственной практике.
Далее Бектемиров постепенно начал понимать, как оказался в ловушке гособвинения, которое толкала его на дальнейшее нарушение требований УПК КР.

Так, со стороны защитников подсудимых было заявлено ходатайство о необходимости проверки версии об использовании бизнес-партнером Максима Бакиева Валерием Белоконем наемников – снайперов из Латвии и с Украины, успевшие совершить ряд преступлений в Чечне и в других местах, прицельно убивавших людей, участвовавших в штурме Дома Правительства КР. Поводом данному ходатайству послужила статья Александра Князева Режим одноразового использования, опубликованная еще 12.04.2010 года на российском портале Материк.
Далее эта же информация была дублирована с определенной редакцией в интернет-издании Фергана.ру.

Поскольку согласно ст. 154 УПК КР сообщение в средствах массовой информации может служить поводом к возбуждению уголовного дела, то органам следствия следовало бы возбудить уголовное дело, провести расследование с целью установления истины.
Согласитесь, что это имеет существенное значение для дела.
Исходя из собранных доказательств, мне кажется, что действительно были привлечены иностранные снайперы, которые хладнокровно расстреливали наших граждан.

С целью отработки данной версии Генеральной прокуратуре следовало бы тщательно проверить МИД и пограничный контроль КР и определить круг иностранных граждан прибывших (прилетавших) в, и выехавших (вылетавших) из КР за март-апрель-май месяцы 2010 года.
Необходимо было направить соответствующие международные следственные поручения, запросы по линии Интерпол для проверки истинной причины визита этих лиц.

Вот, учитывая данное обстоятельство, когда речь идет о необходимости привлечения к ответственности других лиц, а также для восполнения пробелов следствия, прокурор согласно ст. 264 УПК КР обязан был заявить ходатайство о передаче дела для производства следственных действий, чего не было сделано со стороны гособвинения.
А когда об этом заявили защитники подсудимых, чтобы исправить ошибки прокуроров, они это восприняли в штыки, и подстрекая потерпевшую сторону, отказались от своих обязанностей по Закону и навязали суду и потерпевшим мнение, что мы якобы специально тянем время.

По поводу заочного рассмотрения уголовного дела в отношении подсудимых.

Часть 2 статьи 259 УПК КР регламентирует порядок разбирательства дела в отсутствии подсудимого (!) в случаях, если:

1) подсудимый находится вне пределов Кыргызской Республики и уклоняется от явки в суд;

2) подсудимый после повторного вызова не явится в судебное заседание и не уведомит суд о причине неявки.

(3) При неявке подсудимого дело должно быть отложено.
В этом случае судья или суд обязывает обвинителя обеспечить явку подсудимого.

В нашем примере, Бакиев К., Усенов Д., Бакиев Ж., Бакиев М., Суталинов М. таковыми подсудимыми не являются, им заочно были вынесены постановления о предъявлении обвинения.
Для того, чтобы направить их дела в суд, они должны были участвовать в ходе следствия, им должны были предъявить обвинение посредственно, допросить их с участием защитников, ознакомить со всеми материалами дела, их доводы и заявленные ходатайства органам следствия должны были проверяться.
Поскольку они обвиняются в убийстве, то в отношении них должны были быть проведены стационарные судебно-психиатрическая, судебно-наркологическая экспертизы и определить их вменяемость и наркозависимость.

В процессе судебного разбирательства дела во Дворце спорта я специально наблюдал за Байболовым, которого я уважаю как отличного юриста и почувствовал, что он был солидарен с нами, и не был рад тому, что он сидел рядом с прокурорами, которые неоднократно нарушали требования уголовно-процессуального законодательства КР. Я знаю, что имело место некий заказ сверху Байболову о скорейшем завершении следствия и передаче дела в суд.
Кроме того, необходимо отметить, что и Байболов, и некоторые его подчиненные, по смыслу ст. 71 УПК КР, не могли участвовать в качестве государственных обвинителей, так как они в ходе следствия участвовали в качестве прокуроров, поэтому они должны были заявить самоотвод и не участвовать в судебном разбирательства дела, чего они до сих пор не сделали.

- По телевидению объявили, что ходатайства защитников потерпевших и представление Генеральной прокуратуры Военный суд и Верховный Суд КР удовлетворили и председательствовавшего Бектемирова отстранили от дальнейшего рассмотрения дела.
Значит, защитники подсудимых были не правы?

- Поэтому в народе говорят Закон – дышло, куда повернешь туда и вышло.
Нам разницы нет, кто будет рассматривать дело, ибо мы уверены в невиновности всех подсудимых.
Дело в другом.
За ходом данного суда следят не только юристы Кыргызстана, но и весь мир.
Из-за вмешательства неких сил в проведения следствия и судебного рассмотрения дела позорится весь Кыргызстан (!).
Этот позорный ярлык в первую очередь будет повещен всем юристам Кыргызстана.
Повторюсь, заочное рассмотрение уголовного дела в отношении вышеназванных лиц – противозаконно! Будет нарушено требование не только уголовно-процессуального законодательства, и международные нормы, регламентирующие права и свобод обвиняемых и подсудимых.
Судья Бектемиров выделив уголовное дело в отношении вышеназванных лиц, поступил очень правильно.
Невозможно и нельзя рассматривать дела Бакиевых и других, в их отсутствии.
Отсюда, оснований для отстранения Бектемирова по делу нет.

- Каков на Ваш взгляд должен быть результат по делу?

- Вы сами ни разу, наверное, просмотрели различные видеозаписи (профессиональные, любительские, мобильные и т.д.) и убедились в том, что стреляли с обеих сторон, погибли с обеих сторон.
При этом к ответственности привлечена только одна сторона.
Сейчас готовятся ходатайства защитников о возбуждении уголовного дела в отношении тех, кто нападал на военнослужащих, отбирали у них оружие, стреляли в них, участвовали в погромах государственных объектов и в целом в массовых беспорядках.
Эти ходатайства, поверьте мне, органам следствия и суду остается только удовлетворить.
Будут возбуждены ряд уголовных дел, привлекаться к уголовной ответственности и заключены под стражу не один десяток мирно митинговавших, революционеров и т.д.
Это в свою очередь приведет к очередному осложнению общественно-политической обстановки, возможно и крупному конфликту в стране.
Поэтому, в целях сохранения мира, чтоб предотвратить возможный конфликт в Кыргызстане, необходимо провести широкую разъяснительную работу среди населения, в том числе родственников погибших и пострадавших, быть терпеливым и милосердным к подсудимым.

- Таким образом, вы предлагаете безнаказанность?

- Нет! Я вовсе не хочу безнаказанности.
Это – скорее всего безвыходность, когда нападение на особо важные объекты государства и сотрудников правоохранительных органов, в том числе их убийства, не находят правовую оценку и не караются законом, поскольку он не срабатывает, а одностороннее и необъективное обвинение сотрудников спецслужб КР является поощрением со стороны государства мирно митингующих.
Мы должны полагать, что осуждение хотя бы одного из этих военнослужащих, которые ни в чем неповинны, даст искру новой революции в республике.

Поэтому, поверьте мне, это (применение акта милосердия в разрешении уголовного дела) – наиболее приемлемый путь разрешения конфликта, которого будет поощрять даже Организация объединенных наций. Эркебай Сахибов,

полковник запаса