• Название:

    Эдвард К. Шепоты!

  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Эдвард /NЕХТ/ К.
Шепоты!
Зима медленно, но верно уступала свои права приближающейся весне.
За окном все чаще и чаще была слышна капель, а, пока еще холодное, солнце с каждым днем все больше начинало радовать глаз.
Однако радоваться приближающемуся теплу приходилось не постоянно.
Нередко, над городом вновь начинала буйствовать зима и мощная, снежная вьюга поднимала тонны снега в воздух.
А на утро то, что растаяло днем, вновь заносилось снегом.
Но, не смотря на все это, в помещениях было тепло, светло и сухо.
Вот уже почти три года я работаю в следственном отделе, как говориться на земле.
Сегодня, с утра, примерно с 9 часов, я заступил на суточное дежурство и как обычно, начался рутинный, рабочий день, который ни чем не отличался от других предыдущих, разве что порядком выполнения тех или иных действий.
После приема-сдачи дежурства, на котором, не шибко отличавшийся умом и сообразительностью, начальник КМ продолжал методичный вынос мозгов, при этом поражая всех своей тупостью.
Полчаса мучения и вот я уже направляюсь в один из кабинетов нашего следственного отдела, где уже доваривается ароматный кофе.
Как же приятно попить кофейку перед рабочим днем.
Самое главное в этом приятном процессе то, что нужно периодически поглядывать на часы, дабы приятный кофе не перешел в более приятный обед.
И вновь беседы, смех и работа.
Хорошо работаешь в приятном коллективе.
Ближе к вечеру, когда коллеги начинают один за другим расходиться, становится скучновато и единственным спасением становиться дружище компьютер.
Старичок, как я его называю, вот уже почти два года служит мне верой и правдой.
Слабенькая и бородатая машина ни разу меня не подводила и жили б мы душа в душу, если б имел бы мой друг usb.
Конечно, за таким не поиграешь, не посмотришь фильм и даже не включишь музыку, но без него пришел бы конец работе.
Я помню, как на три дня лишился своего старичка и только тогда я понял, что нужно ценить то, что есть... Если, конечно, хочешь работать.
За окном постепенно начинало темнеть, а усиливавшаяся вьюга с протяжным воем заметала тропы и следы, оставленные всего лишь пару минут назад.
Наш отдел располагался почти на самом краю города, на месте бывшего завода, в настоящее время не известно что производившего.
Когда начались трудные времена в стране и полный развал, тогда мэрией города было решено о переселении в административное трех этажное здание нашего отдела.
Ранее мы располагались на половине первого этажа жилого дома, а теперь же два этажа огромного, кирпичного строения, в котором следствие находилось в отдельном крыле, на втором этаже.
Суточное дежурство шло своим чередом и, чтоб не сглазить, спокойно.
Ближе к 21 часу мои веки начали закрываться сами собой.
В таком случае, что бы не тянуть судьбу за хвост я решил направиться в спальное помещение, которое располагалось в одном из кабинетов - принадлежащих следственному подразделению, в самом конце коридора, который вел в противоположную сторону от следственного крыла.
В комнате отдыха было все, что необходимо: диван, подушка, одеяло, микроволновая печь.
Там же, чтобы ни кому не мешать, обосновался громоздкий ксерокс.
Зайдя в комнату, я почувствовал холод, так как это был угловой кабинет, который практически не отапливался.
Не включая свет я снял туфли, лег на скрипучий диван и, накрывшись одеялом и бушлатом уставился в окно.
За стеклом ни чего не было видно на расстоянии вытянутой руки.
Ветер с силой проникал в трещины между старыми оконными рамами, создавая неприятный вой.
Отдел затих.
В уме я посчитал сколько в данный момент в здании находится человек.
Не считая меня: дежурный, его помощник, инспектор по разбору с задержанными, оперативник и водитель дежурной машины.
Да-а, маловато, но всегда хватало.
Закрыв глаза, я начал погружаться в свои мысли и пытаться уснуть.
Сколько я так точно пролежал не знаю.
По прошествии определенного промежутка времени сон как рукой сняло и мне пришлось вновь вернуться в свой кабинет.
На мониторе компьютера было 23:

30, а за окном продолжало мести как никогда.
Не долго думая я нажал на кнопку своего чайника и сел в мягкое кресло, изъятое пару лет назад и брошенное своим хозяином.
Постепенно чайник начал закипать.
Вода бурлила, а через отверстие в крышке начали подниматься клубы пара.
Звонок чайника щелкнул и именно в эту самую секунду на мгновение погас свет.
Он погас и тут же включился снова.
Лампы подвесного потолка пару раз мигнули и вновь начали давать свет.
Раньше у нас бывали перебои с электричеством, поэтому я не обратил внимания на эту мелочь.
Я подошел к столу, положил пакетик черного чая в кружку и залил кипятком.
Неожиданно, в тишине раздался шорох, шум и скрип громкоговорителя.
- Следственно-оперативная группа на выезд! – противный, искаженный голос, с металлическим оттенком пронеся по пустынному коридору.
Как же забавно, именно в ту минуту, когда я решил попить чай, да еще и в такую ужасную погоду кто-то где-то попал в беду.
Делать было нечего.
Оставив свой чай, я нацепил на поясной ремень кобуру с пистолетом, накинул бушлат, которому было уже почти восемь лет и, взяв свою дежурную папку и шапку, вышел из кабинета.
Бросив взгляд на дальнюю часть коридора, я увидел силуэт, который шмыгнул на запасную лестницу.
Скорее всего это был дежурный оперативник.
Именно по этой лестнице приходилось каждый раз спускаться к операм.
Поэтому я решил пройти через весь этаж, а это было примерно сто – сто пятьдесят метров, и вместе с оперативником направиться в дежурную часть.
Положив папку под руку, я быстро застегнул бушлат, накинул шапку и пошел к запасной лестнице.
Каблуки моих туфель эхом раздавались в коридорной тишине.
Видимо от скачка напряжения некоторые лампы в коридоре перегорели и начали мигать.
- Почти как в фильме ужасов, - подумал я и ухмыльнулся.
Мрачности всему происходящему придавал еще и звук каблуков, но я на этом решил не заострять внимание.
Дойдя до запасной лестницы, я быстро спустился вниз.
На первом этаже всегда было холоднее, чем на верхних, но именно здесь явно чувствовалась разница.
Даже жарким летом оперативники замерзали и что бы согреться открывали свои окна, через которые проходил теплый воздух.
Весь первый этаж разделялся на две части, перегороженные массивной металлической дверью с кодовым замком.
По одну сторону, в которой в данный момент находился я, был отдел уголовного розыска, а в другой, паспортное отделение, дежурная часть и главный вход в здание.
Пройдя по коридору, я одну за другой толкнул двери кабинетов, но они были заперты.
Лишь дверь одного кабинета была открыта, самого первого по нумерации.
В кабинете горел свет, все предметы находились на своих местах, однако никого не было.
- Странно, обычно опера запирают двери когда выходят, а тут... - вновь подумал я.
Я прикрыл дверь и, подойдя к металлической двери, открыл ее.
Дверь со скрипом поддалась, и я вышел во вторую часть коридора.
Стулья, двери, двери, тулья, ни чего интересного и хорошего здесь не было.
Я молча ускорил шаг и вышел в холл, расположенный сразу же после главной двери.
Сам холл был размером примерно шесть на восемь метров и был хорошо освещен.
При входе в него, слева от меня, была еще одна металлическая дверь, за которой находилась главная лестница, ведущая на второй и третий этажи.
Справа же была та самая главная дверь в здании, а прямо располагалась дежурная часть.
Я подошел к мощной железной двери дежурки.
Она была не заперта и, как всегда в это время, открыта.
Чтобы постоянно не нажимать на кнопку размагничивания замка, в ночное время дежурные ставят между дверью и порогом железный дырокол.
Я без труда вошел в первое помещение дежурной части отдела.
В помещении никого не было.
Тишина и покой.
Обычно в дежурной части кто-то всегда находится, и оставлять ее без присмотра запрещено, но в этот раз... Я огляделся по сторонам.
- Эй, где все! - крикнул я, но в ответ ни чего не услышал.
Я заглянул во второе помещение дежурки, отгороженное большим стеклом, в котором должен находиться помощник дежурного.
На столе, так же как и у меня парами минутами назад, закипал чайник.
Рядом с чайником лежали разложенные бутерброды с сыром и колбасой.
Странно это все конечно.
Я вновь крикнул.
Тишина.
- Это уже не смешно, - сказал я про себя и развернулся к столу дежурного. - Вы чего, офигели, или думаете это смешно? - крикнул я в полный голос. - Мы едем куда или нет?
В ответ я ни чего не услышал, только звонок выключенной микроволновки.
Мне становилось нехорошо.
Я, как говориться, не трус, но пот начал пробиваться ручьями.
Я расстегнул бушлат и кобуру.
Ничего не менялось.
Мне эта ситуация начала внушать волнение.
Походив пару минут один по дежурке, я сел на стул и облокотился на спинку.
Вдруг, в мертвой тишине раздался треск динамика громкоговорителя, шипение, скрежет, а после звук, похожий на тот, когда дежурный специально дует в микрофон, проверяя работает он или нет.
- Следственно-оперативная группа, на выезд! Повторяю! Следственно-оперативная группа срочно на выезд!
Выслушав последние слова, я медленно встал и так же медленно повернулся в сторону помещения помощника дежурного, в котором находится аппарат для громкой связи.
Рядом ни кого не было, к тому же сам аппарат был выключен.
Я отшатнулся на пару шагов назад и замер.
Мое сердце начало учащенно биться, дыхание становилось не глубоким и частым.
Постепенно я стал понимать, что мои колени охватываются мелкой дрожью, а ладони рук начинают намокать.
Я начал нервничать.
Подобной ситуации я ни когда не испытывал и испытать еще раз не хочу.
Часы, которые находились на стене в дежурке, словно сошли с ума – часовая стрелка стояла ровно на 0, а минутная, словно маятник раскачивалась из стороны в сторону, от двадцати минут и до без двадцати.
В горле начинало пересыхать.
Странную тишину нарушил звонок телефона на пульте дежурного.
Горела кнопка городской вызов и я, медленно подойдя к пульту, поднял трубку.
- Дежурная часть! – стараясь как можно бодрее, произнес я.
В ответ в трубке я услышал детский плач, как мне показалось, плакала девочка лет двенадцати.
Она плакала тихо, периодически всхлипывая и шмыгая носом.
- Это милиция, я слушаю Вас! – вновь произнес я.
Но девочка ничего не отвечала и продолжала плакать.
После очередной попытки разговорить звонившую, в трубке раздались шорохи, нет скорее шепоты.
Множество голосов шептали что-то не понятное, перебивая друг друга и стараясь заглушить плач.
Шепоты все приближались и приближались, а после, на другом конце трубки, раздался душераздирающий детский визг и... короткие гудки.
Я положил трубку и спустя мгновение набрал 02. Гудок, а после опять эти шепоты.
- Эй, что происходит, черт возьми?! - на этот раз я не выдержал и заорал прямо в трубку.
Шепоты затихли, а через секунду раздались короткие гудки.
Не выдержав, я швырнул трубку в сторону и попятился назад.
Ничего не понимая, напрягшись я не знал, что происходит и что делать.
Казалось я начал сходить с ума.
Откинув за кобуру правую часть расстегнутого бушлата, я положил руку на оружие и медленно вышел в холл.
Никого.
Неожиданно запищал магнитный замок двери, ведущей на верхние этажи здания.
Я резко развернулся в сторону двери и наполовину вытащил пистолет.
Паника и липкий ужас начинали овладевать моим сознанием.
Что делать и как повести себя в данной ситуации, и куда делись все люди, которые должны были находиться на своих местах?
Из-за двери никто не вышел и замок вновь захлопнулся.
Сделав несколько шагов в сторону двери, я насторожился.
Сейчас я хотел подняться к себе в кабинет, а там, будь что будет.
Как только я приблизился к двери, замок вновь запищал и открылся.
На этот раз пистолет был полностью вынут из кобуры и приготовлен к бою.
Приложив силу, я открыл дверь и, держа пистолет перед собой, поднялся на второй этаж.
На этаже было мрачно и темно.
Перегоревшие лампы продолжали мигать, а по коридору начал гулять холодный ветер, проникавший через раскрытую форточку.
Мертвая, пугающая тишина и ни чего кроме нее.
С вытянутым пистолетом мне пришлось повернуть налево и направиться к своему кабинету.
По мере того как я шел, а шел очень медленно, чувствовал всем своим нутром, что за мной кто-то наблюдает.
Повернувшись никого сзади не заметил, но чувство того, что рядом кто-то есть не покидало меня.
Страх, нет скорее ужас, был в каждой клетке моего тела, сознание не понимало где вымысел, а где реальность.
Несмотря на то, что в коридоре было холодно, организму становилось невыносимо жарко, тяжесть бушлата, шапки и зимних туфель не давали сделать твердый шаг.
Меня качало из стороны в сторону.
Хотелось лечь, спрятаться, укрыться в каком-то месте, где бы ни кто и никогда бы меня не достал и не нашел.
Это уже был не человеческий страх.
Я быстро приблизился к своему кабинету и судорожно начал копаться по карманам своего обмундирования.
- Ключи, ключи… - раздавалось в моем сознании, вперемешку со всем тем, что не поддавалось разумному объяснению.
Через секунду я что-то почувствовал.
Это что-то находилось как раз в той стороне, где некоторое время назад я мирно спал.
Повернув голову, я посмотрел в самый дальний конец коридора, откуда с нарастанием начали доноситься все те же шепоты.
Противные и зловещие они приближались ко мне.
Мне едва удавалось держать себя в руках.
Дрожащей рукой я быстро и неуверенно принялся вставлять ключ в замок двери.
А тем временем шепоты все приближались и приближались.
Наконец я смог открыть дверь, и, тут же влетев в кабинет, захлопнуть ее за своей спиной.
Обернувшись, я не увидел своего кабинета, точнее сказать я ничего не увидел.
Непроглядная тьма застилала собой все, и единственным светлым предметом была выкрашенная в белый цвет входная дверь, за которой находилось необъяснимое.
Ничего: ни мебели, ни звуков, ни окна.
В помещении ничего не было.
От дикого ужаса и неожиданности я выронил пистолет, но звука падающего предмета на пол не было.
Тьма поглотила этот звук.
Она поглотила все.
- Не-е-ет!!! - от бессилия и начавшегося сумасшествия я заорал что было сил.
В следующую секунду я открыл глаза.
Дыхание было таким, словно я пробежал не один километр.
Одежа и все мое тело были в липком, холодном поту, а в груди бешено колотилось сердце.
Оглядевшись, я понял, что нахожусь на своем диване, в комнате отдыха.
Придя в кабинет, я обессилено сел на свой стул, сделал пару больших глотков воды из кружки.
На часах было 07:

45. За окном шел небольшой снежок.
Погода была спокойная и безмятежная.
- Это был всего лишь дурацкий сон, - я сделал еще пару глотков и глубоко вздохнул.
В это время в кабинете зазвонил телефон и я, подойдя к нему, поднял трубку.
- Следственный отдел! - произнес я, но на другом конце услышал приближающиеся из тишины шепоты.