• Название:

    Основы создания боевого подполья

  • Размер: 0.09 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Можно сколь угодно долго заниматься формированием политического мировоззрения человека, но при этом не сделать из него реального бойца, готового убивать врагов и умирать за свои идеалы.
В лучшем случае, мы получим лишь хорошего агитатора, да и то – не всегда, поскольку хороший агитатор не должен быть излишне фанатичен и догматичен, чтобы уметь искусно подстраивать пропагандируемую им идею к сознанию различных слушателей.
Гораздо более эффективно поступать иначе: при минимальной идеологической образованности новобранца – сразу же бросать его в бой, проводя через такие боевые акции, после которых у него уже не будет дороги назад.
Во все времена, как в среде подпольщиков, так и в криминальной среде, наиболее эффективным способом "закрепить кадры" являлся метод связывания пролитой вражеской кровью.
Понимая, что после этого враг уже не простит и не пощадит, новобранец сам начинает мотивировать себя на борьбу и преданность организации.
Идеологическая же составляющая служит здесь скорее приправой к блюду, но не самим блюдом, поскольку любая идеология идет "от разума" – а нет ничего более изменчивого, чем человеческие убеждения, основанные на разуме.
Борьба же за собственную жизнь – это мотивация, идущая из самых глубин человеческой природы, а потому – это одна из самых прочных мотиваций.
Приводить к борьбе через убеждения – можно, удерживать в русле борьбы длительное время – практически невозможно.
Именно поэтому Юлий Цезарь, вторгшись со своим легионом на Британские острова, не стал обращаться с проникновенной речью к своим солдатам, а просто приказал сжечь все корабли, на которых можно было бы вернуться назад.
Единственным выходом для солдат осталось победить – или умереть.
И они победили.

Всякое повстанческое движение, в случае своего успеха, проходит 4 стадии развития, нарушение правил прохождения которых, как правило, и являются причинами неудач и провалов:
- организационная стадия
- стадия диверсионно-террористической борьбы
- стадия партизанской борьбы
- стадия гражданской войны

Организационная стадия.
На этой стадии происходит:
- теоретическое формирование идеи, целей и методов данной организации;
- сколачивания ядра сторонников этой идеи, целей и методов без использования заметных для властей методов агитации;
- наработка методов и навыков, необходимых для предстоящей борьбы (организационная структура организации, владение оружием и повстанческой тактикой боя, изготовления и применения взрывчатки и взрывных устройств, методов конспирации, разведки и контрразведки, агитации и т.п.);
- создание конспиративных баз для различных нужд;
- закупка необходимого для начала борьбы оружия, снаряжения, техники;
- создание разведывательной сети и вербовка агентуры различного назначения (влияния, добывающей, обеспечения, специальной);
- создание легальных "крыш" для обеспечения дальнейшей деятельности: коммерческих фирм, нейтральных общественных организаций, спортивных секций, журналистских агентств и пр.
Все это делается как можно более незаметно для властей, под прикрытием различных безобидных "клубов", "секций", "походов" и т.п.
При этом могут привлекаться "в темную" под различными благовидными и легальными предлогами специалисты в различных областях, которые интересуют повстанцев.
Так, например, специалисты-спецназовцы могут привлекаться в качестве инструкторов или даже фиктивных руководителей "клубов" или "групп" экстремального туризма, страйкбола и т.п., а специалисты по оперативно-розыскной или агентурной работе – в качестве "консультантов" службы безопасности некой фиктивной фирмы.
Множество необходимой технической информации может быть также почерпнуто в Интернете.

Стадия диверсионно-террористической борьбы.
Задачи этой стадии следующие:
- Сплочение членов организации методом "сжигания мостов": каждый член организации должен иметь за своими плечами такие боевые акции против режима, которые режим ему уже никогда не простит и которые грозят повстанцу если и не смертью, то уж наверняка – пытками и чрезвычайно длительными сроками заключения.
Наиболее эффективным в этом случае следует считать уничтожение представителей репрессивного аппарата (органов внутренних дел, политической полиции, прокуратуры, судейства), а также - ближайших членов их семей.
При этом следует максимально избегать наносить удары по армии, личный состав которой традиционно находится в прохладных отношениях с вышеуказанными структурами и который может в дальнейшем послужить источником квалифицированных кадров, агентуры и оружия.
Почему нужно наносить удары по членам семей врага? Этим достигается сразу несколько важных моментов.
Во-первых, после таких акций власти гарантированно не пойдут ни на какие примиренческие игры с повстанцами, а возможность попасть в их руки будет означать для каждого повстанца муки и смерть.
Как следствие этого – большинство повстанцев будут сражаться насмерть и без пощады к врагу, что крайне повысит боеспособность и выживаемость организации.
Во-вторых, режим будет вынужден охранять не только своих самых ярых псов, но и членов их семей, что значительно распылит его силы и, кроме того, даст возможность повстанцам "заимствовать" оружие уже у самих этих охранников.
Самим охранникам, чтобы охранять самих себя от нападения, придется держаться группами по 3-5 человек.
Чтобы охранять таким образом не только всех "силовиков", но и членов их семей, ни у одного государства не хватит на это силовых структур.
Если же к их числу добавить еще и других представителей антинародного режима – то вся силовая система государства просто впадет в ступор.
В-третьих, после ударов повстанцев по "силовикам", те всегда отвечают репрессиями по отношению к легальным оппозиционерам, диссидентам и просто по тем, кто подвернется под руку.
По другому эта система действовать просто не сможет, поскольку ее руководство будет требовать от рядовых силовиков "активных действий" и грозить карами за "бездействие". Эти репрессии всегда приводят к радикализации части членства ранее миролюбивых оппозиционных организаций, а также – к негативным настроениям по отношению к властям в среде народных масс, которые начинают все чаще сталкиваться с агрессией и унижениями со стороны "правоохранительных" органов.
В результате, повстанцы получают дополнительную среду для агитации и рекрутирования, а те оппозиционные организации, которые служили для "выпуска пара" народного недовольства, одна за одной исчезают, поскольку большая часть "офисных революционеров" просто разбегается в чем им сильно помогают власти своими запретами, арестами и другими методами запугивания.
В-четвертых, те представители властей, которых еще не попали под пулю, нож или взрыв повстанческой бомбы, будут гораздо сговорчивее в случае их вербовки повстанцами и даже без таковой со временем начнут саботировать антиповстанческие приказы вышестоящего начальства, боясь навлечь на себя внимание повстанцев.
То есть, условно говоря, имеем на одного ликвидированного врага – сотню запуганных.
- Отработка боевой, конспиративной, агитационной и пр. тактики: повстанцы не могут знать, какие именно методы воздействия на власти и массы окажутся наиболее эффективными на данном конкретном отрезке времени и в том или ином регионе – поэтому они должны постоянно экспериментировать с различными методами дестабилизации режима и совершенствоваться в способах их применения.
Задачей повстанцев не должна стоять ликвидация того или иного конкретного представителя режима или уничтожение того или иного конкретного объекта: такая тактика дает возможность противнику концентрировать свои силы в точках ожидаемых ударов.
Повстанцы же, напротив, должны всячески вводить для противника элемент неожиданности, заставлять наносить удары в пустоту, распылять силы.
Поэтому следует наносить самые различные типы ударов, от нанесения антиправительственных граффити – до физического безадресного устранения чиновников определенных ведомств (налоговая служба, МВД, СБУ, госадминистрации и т.п.), депутатов, партийцев, силовиков и уничтожения объектов их прибыли.
Главной задачей на этом этапе следует считать относительную безопасность операций для самих повстанцев и внесение максимальной нервозности в ряды противника, что достигается как распылением локализации операций по территории страны, так и разнообразием объектов, по которым наносятся удары.
Следует также помнить, что ликвидация трех чиновников, партаппаратчиков или "силовиков" на районном уровне значительно легче и безопаснее, чем одна ликвидация на уровне столичном, а агитационный эффект при правильном освещении повстанцами этих акций через Интернет и СМИ – тот же, если не больший.
- Создание оперативных баз.
Повстанцам следует помнить, что их основные базы и опора должна располагаться в провинции, а не в столице. "Взятие" столицы – это завершающая стадия борьбы, а не начальная и все организации, которые начинали свою деятельность со столиц, как правило, терпели неудачи.
Столица всегда привлекает революционеров возможностью быстро заявить о себе, поскольку именно в столице сосредоточены все властные, информационные и политические узлы страны.
Кроме того, в столицах намного больше, чем в провинции, интеллектуалов и богемной публики, которые с удовольствием "играют" в оппозиционность и радикализм.
Однако, именно в столицах наиболее сильны спецслужбы и их агентура, наибольшая концентрация милиции на улицах, а весь радикализм местной богемы не идет дальше умных пламенных речей на кухнях и разрешенных властями митингах.
Также столичная оппозиционная публика в своей массе развращена широким выбором политических идей, яркостью ораторов и попустительством властей.
А потому – мало способна как к восприятию идей вооруженной борьбы (это для них недостаточно "эстетично" и слишком радикально), так и реальному участию в самой этой борьбе с ее рисками, грязью и лишениями.
Столица мало пригодна для разворачивания начальных стадий вооруженной борьбы еще и потому, что степень охраняемости как самих представителей власти, так и административно-хозяйственно-коммерческих объектов, интересных для нанесения ударов - на порядки выше, чем в провинции.
Уничтожить милицейский патруль и захватить его оружие где-нибудь в сельской местности в сотни раз безопаснее, чем даже на окраине столицы.
Ликвидировать прокурора или зарвавшегося чиновника в глухом районном центре намного проще, чем Генерального прокурора или депутата Верховной Рады.
Экспроприация денег и оружия у какого-нибудь сельского чиновничьего "князька" намного легче, чем из банка в центре Киева.
Также следует учитывать и финансовый фактор: содержание стационарной или временной оперативной базы в провинции в разы дешевле, чем в столице или крупных областных центрах.
В то же время, при достаточно развитой системе авто и ж/д сообщения легко можно оказаться в столице или областном центре в течение часа, выехав на электричке или рейсовом автобусе из какого-либо пригородного поселка.
- Пропагандивное воздействие на массы: любая повстанческая акция, даже экспроприация, должна рассматриваться в первую очередь не как военная, а как агитационная.
Целью же агитации должно быть с одной стороны – привлечение все новых бойцов в ряды повстанцев и, с другой стороны, - подрыв авторитета власти в глазах масс, а также - подавление воли к сопротивлению властных структур.
Соотношение агитационных акций к чисто боевым должно быть не менее 3:

1, то есть, на одну боевую акцию должно приходиться не менее трех, обеспечивающих ее пропагандивный эффект (размещение сообщений и видео-роликов в Интернете, распространение листовок, нанесение пропагандивных граффити и т.п.).
Следует максимально поддерживать все антиправительственные акции масс, даже в том случае, если сами организаторы этих акций всячески отмежевываются от вооруженной борьбы.
Например, в случае запрета властями какого-либо мирного антиправительственного или патриотического мероприятия (собрания, митинга и т.п.), повстанцам следует через все доступные им средства массовой информации заявить властям об акциях силового возмездия, если разрешение на проведение данного мероприятия не будет дано.
На любые силовые акции властей против мирного населения, беззакония и ущемления прав простого народа повстанцы должны отвечать ударами по представителям режима.
При этом в обязательном порядке доводя до простого народа где, когда и за что именно нанесен тот или иной удар.
При правильной и массированной пропаганде повстанцы вполне могут создать т.н. "эффект эха", когда под воздействием их примера начнут образовываться самостоятельные независимые боевые группы.
В случае появления таких групп можно говорить о 100% эффективности повстанческой пропаганды на этом этапе.
Тактика:
Основными элементами тактики данного этапа являются:
Децентрализация
Малочисленность личного состава групп
Конспирация
1) Децентрализация – суть этого элемента повстанческой тактики заключается в том, что каждая из повстанческих групп планирует и проводит свои операции самостоятельно, без предварительного уведомления центрального руководства повстанческого движения.
Центральное руководство должно заниматься идеологией, пропагандой и задавать цели ударов только в общем (например: "чиновники госадминистраций", а не конкретный "Иванов").
В отдельных случаях, с целью создания нервозности в рядах противника, центральное руководство может выносить заочные приговоры наиболее одиозным представителям правящего режима.
Однако, делать это нужно крайне редко, поскольку неисполнение этих приговоров повстанцами пропагандивно работает лишь на руку властям.
Гораздо лучше объявлять о вынесении приговора задним числом, после нанесения удара по тому или иному представителю власти.
Децентрализация позволяет каждой боевой группе быть уверенной, что ее выживание зависит только от нее самой, а ее гибель – не влечет за собой серьезного урона для повстанческого движения в целом.
Кроме того, даже в случае проникновения агентуры противника в центральное руководство организации, это не ведет к массированным провалам боевых групп.
Кроме того, при децентрализации каждая из групп в любой момент может стать на место центрального руководства повстанческого движения, в случае его уничтожения противником.
Обусловлено это тем, что каждая группа в миниатюре выполняет те же задачи и имеет те же навыки, что и центральное руководство: она самостоятельно осуществляет планирование и проведение боевых операций; она создает свою агентурно-разведыватель-ную сеть; она самостоятельно проводит агитационное обеспечение своих акций; она самостоятельно осуществляет рекрутинг новых бойцов, их обучение и формирование новых групп.
Центральное руководство на этом этапе вообще не имеет большого значения, если повстанцы имеют готовые идеологические схемы и четко знают кто им друг, а кто - враг.
Например, исламский джихад ни на Кавказе, ни в Афганистане практически не имеет своего "Главного штаба": его функцию выполняют периодические собрания полевых командиров, где и вырабатывается общая стратегия борьбы и координация действий.
По этой же схеме практически всегда осуществляется и борьба национально-освободительных движений, поскольку в случае оккупации страны у повстанцев, при всем различии их политической ориентации, всегда есть четкий общий враг – оккупационный режим и сотрудничающие с ним местные коллаборанты.
Задачами центрального руководства на данном этапе являются:
- четкая боевая идеология организации, пропаганда идей организации (главной целью которой является не ее реалистичность и "наукообразность", а мобилизационный импульс для приведения все большего количества населения к борьбе с режимом);
- циркуляция технической информации между боевыми группами (новые тактические приемы повстанцев, новые приемы борьбы с повстанцами властей, методы противодействия им и т.п.);
- общее определение направлений борьбы (какие организации и лица являются враждебными, какие – дружественными, какие объекты желательно уничтожать, а какие – нет и т.п.);
- установление сотрудничества и различных контактов с другими организациями, ведение переговоров "на высшем уровне", централизованные поставки оружия и снаряжения, создание зарубежных и местных учебных баз и т.п.
- функции высшего суда для членов организации;
- назначение руководства отдельных направлений, влияющих на деятельность всей организации: разведки и контрразведки, пропаганды, зарубежных связей и т.п.
Во всех же остальных вопросах принцип децентрализации должен применяться во всей полноте, где только это возможно.

2) Малочисленность личного состава групп.
Одной их частых ошибок начинающих повстанцев является увеличение числа бойцов в группах без всякой на то необходимости.
На самом деле группа в 3-5 человек, как правило, с большей эффективностью и меньшим риском способна выполнить практически все виды задач данного этапа борьбы, чем группа в 10-15 человек.
Для обороны же, окажись группа в окружении, практически мало имеет значение 5 или 15 человек с легким стрелковым оружием и ограниченным запасом патронов обороняется против роты или батальона прекрасно вооруженных солдат режима.
То же можно сказать и про штурмовые операции повстанцев: при штурме укрепленного вражеского объекта "в лоб", 15 человек – это 15 потенциальных трупов и не более того.
В то время как 3 человека вполне могут скрытно проникнуть на такой объект и уничтожить его или живую силу противника путем подрыва или применения ОВ.
Также важно учитывать и то, что 3-5 человек могут легко раствориться в толпе при наблюдении за объектом, во время его разведки, при передвижении по населенному пункту, в засаде или при отходе. 10-15 человек этого сделать не смогут.
Кроме того, 3-5 человек – это вместимость легковой машины: группа такой численности в полном составе может передвигаться "на колесах", которые она или купила или захватила на время операции.
Обеспечить же 2-3 автомобиля для многочисленной группы – намного сложнее, да и передвижение такой "мотоколоны" выглядит намного заметнее, чем одиночного автомобиля.
Передвижение по пресеченной местности группы в 3-5 человек, ее привалы, тактические и оперативные базы – также намного менее заметны и менее подвержены риску случайного обнаружения местным населением или противником, чем отряда в 10-15 человек.
Также у малочисленной группы всегда остается шанс скрытно выскользнуть из кольца окружения или, замаскировавшись, пропустить преследователей "через себя", что практически невозможно для многочисленной группы.
Даже на следующей стадии борьбы, когда она переходит в партизанскую фазу, группа в 5 человек, вооруженная уже более серьезно по принципу: командир-автоматчик, снайпер, гранатометчик, второй номер гранатомета-автоматчик (автомат + выстрелы для гранатомета), пулеметчик, второй номер пулемета-автоматчик (автомат + пулеметные патроны) – в состоянии наносить ощутимые удары даже по мощным колонам противника, исчезая при этом раньше, чем их успеют обнаружить.
Малочисленная группа имеет еще и то преимущество, что осуществить ее хорошую экипировку намного легче, чем многочисленной: найти средства на приобретение оружия и снаряжения для 3-х человек несравненно легче, чем для 10-ти.
Снять одну квартиру под оперативную базу для 3-5 человек намного дешевле (особенно в крупных городах), чем несколько квартир для большой группы.
Хорошо снабдить малочисленную группу деньгами, жильем, продовольствием, снаряжением, транспортом и оружием можно за счет "эксов" минимальных по риску и сложности исполнения, изымая средства во время акций против "жирных" представителей антинародного режима в провинции.
Исходя из всего вышеперечисленного, командир группы, если число ее бойцов увеличивается более 5-ти, должен разделить такую группу на две, выделив для командования новой группой наиболее способного для этого бойца.
По возможности, это не должен быть заместитель командира первичной группы, поскольку заместитель обычно располагает важной для выживания данной группы информацией: базы, агентура, тайники, источники финансирования и т.п, -выход которой за пределы первоначальной группы крайне нежелателен.
После такого разделения личные контакты между группами должны быть по возможности прекращены или сведены до максимально возможного минимума.
Любая информация о планируемых операциях, базах, тайниках, агентуре, личном составе группы и т.п. – должна оставаться внутри данной группы и не подлежит раскрытию даже перед соратниками из других групп.

3) Конспирация.
Конспирация является краеугольным камнем данного этапа борьбы.
Повстанцы на этой стадии ведут в основном борьбу т.н. "городских партизан", то есть – постоянно находятся во враждебном окружении, где любой человек на улице может оказаться врагом.
В отличие от партизана, который большую часть времени проводит в лесу в окружении соратников, где ему нет особой необходимости конспирироваться, городской диверсант должен быть постоянно настороже и любая его ошибка с конспирацией может привести к его аресту, с последующими пытками и гибелью.
Поэтому отправной точкой при планировании всех операций диверсионно-террористической группы должно быть – возможно ли соблюсти в этих операциях принципы конспирации, которые не позволят противнику выйти на группу.
Основные моменты, на которые должны обращать внимание повстанцы с точки зрения конспирации следующие:
- незаметность: повстанцы должны полностью сливаться с той средой, в которой они живут; при этом следует не только не выделяться одеждой или прической, но и внешним образом жизни, походкой, сленгом, взглядом, интересами.
Лучшие образы - это либо "забитый" работяга, либо – безобидный интеллигент (студент-очкарик, музыкант, художник и т.п.).
При определенных навыках и твердом легендировании (возраст, внешний вид, профессиональный сленг, знания, повадки) также хорошим образом прикрытия может являться "чиновник", "офицер", "летчик" ("моряк"), "священник" и т.п.
Ни в коем случае нельзя брать для прикрытия образы, связанные с агрессией и маргинализацией: спортсмен, криминал, скинхед, футбольный фанат, бомж, алкоголик и т.п.
- легендирование: каждый повстанец всегда должен иметь реалистичную "легенду", которая обосновывает его нахождение в том или ином месте, ту или иную поездку, тот или иной образ жизни.
Лучше, если это будет двойная или тройная легенда-"матрешка".
Например: патруль задержал повстанца на улице и спрашивает его, что он здесь делает.
Легенда №1 – учусь/живу/работаю здесь, приехал за товаром и т.п.
Легенда №2 ("вкладыш") – ищу проститутку или наркотики (не инъекционные! – их употребление легко определяемо по проколам на венах).
Легенда №3 ("вкладыш в вкладыше") – применяется в случае пыток, якобы "сломавшись": "промышляю квартирными кражами, приехал на "гастроли", разведывал новое место". Построение такой "матрешки" обусловлено тем, что спецслужбы привыкли больше доверять информации о негативных мотивах действий человека, чем о позитивно-нейтральных; кроме того, такая легенда с "криминальным" вкладышем легко обосновывает факт скрытности данного человека, не выдавая его как повстанца.
- контроль информации: каждый должен знать только то, что ему необходимо и положено знать и не пытаться выведать у соратников секретную информацию.
К секретной информации относится:
- сам факт принадлежности к повстанческой организации и какой-либо нелегальной деятельности;
- реальные Ф.И.О. повстанцев, сочувствующих и агентов, их место жительства, работа, привычки, биография, семья и связи;
- численность, состав, вооружение и место дислокации группы;
- планируемые операции;
- участие в прошлых операциях;
- личные базы повстанцев, места хранения оружия и снаряжения;
- личные коды, шифры, системы и способы связи;
- методы проведения операций, вербовки, действий в тех или иных штатных ситуациях.
- экстерриториальность: существует определенная закономерность, которой всегда пользуются спецслужбы: первые акции повстанцы, как правило, проводят в районе своего постоянного проживания.
Это обусловлено тем, что проведение акций в местах, где все хорошо знакомо и есть где надолго укрыться – намного и технически и психологически проще, чем в малознакомой местности.
Исходя из этого, спецслужбы в первую очередь проверяют всех мало-мальски известных им "экстремистов", проживающих в данной местности, постепенно расширяя такой поиск на данную область.
Поэтому повстанцам следует наносить первые свои удары вдали от области своей постоянной дислокации и лишь после трех-четырех акций в отдаленных местностях можно наносить также удары в местах постоянной дислокации.
- непредсказуемость: как в выборе целей для акций, так и в тактике их осуществления;
- запрет лишних контактов: как с посторонними людьми, так и с соратниками;
- ограничение на связь методом прямых встреч: передача информации, снаряжения, инструкций должна происходить бесконтактным методом (через Интернет, радио, систему "маяков", тайников и т.п.);
- шифрование и кодирование всей значимой информации: обращение друг к другу только по псевдо, все операции, агенты, объекты – должны называться только по их кодированным названиям;
- отсутствие в местах легального проживания и при обычных перемещениях каких-либо компрометирующих предметов и носителей информации: повстанцы не должны иметь ни при себе, ни в блокнотах, ни на электронных носителях, могущих попасть в руки противника при обыске или задержании, информации конспиративного или специального плана (изготовление ВВ, ВУ и ОВ, тактика, пропагандивные материалы и т.п.).
Информация, если это необходимо, хранится в Сети в зашифрованном виде методом двойного шифрования (имена, объекты, операции – под псевдо, адреса, телефонные номера, @, пароли доступа – с заранее известным искажением данных + применение шифровальных программ)
- тщательность в применении противорозыскных мероприятий: применение грима, подложных документов, дактилоскопическая, трассологическая, кинологическая и пр. защиты, защищенные методы работы в Интернете, ограничение или запрет использования сотовой связи и т.п.
- дезинформирование противника: проведение акций "под чужим флагом", употребление партийного сленга других радикальных объединений, оставление ложных улик, контролируемая утечка ложной информации о намеченных акциях, отвлекающие акции и т.п.
Очень важным является вопрос о соблюдении конспирации при различных закупках сырья для изготовления ВВ и ОВ, аренде помещений, приобретения на "черном рынке" оружия и боеприпасов и т.п.
Проблема здесь заключается в том, что грамотные спецслужбы, если только им не удается "накрыть" повстанцев во время проведения ими акций, всегда применяют метод ловли "в рыбных местах": располагают своих сотрудников и вербуют агентов в местах наиболее вероятного появления повстанцев.
Такими местами, как правило, являются: торговцы оружием и военным снаряжением; фирмы, продающие мелкие партии сырья для изготовления ВВ и ОВ (например – азотную кислоту, ацетон и пр.); радикальные организации, как реальные, так и виртуальные (Интернет-форумы, отслеживание посетителей "экстремистских" сайтов и сайтов со специальной тематикой: пиротехнической, военной, разведывательной и т.п.).
Параллельно с этим применяется метод ловли "на живца": например, через СМИ раскручивается некий персонаж (журналист, политик, "общественник"), который всячески оскорбляет повстанцев, льет грязь на их идеалы и пр.
При этом создается видимость легкодоступности повстанцев к этому персонажу.
На самом же деле – этот персонаж служит сыром в мышеловке, которая поставлена специально на повстанцев и, в случае попытки его ликвидации, повстанческая группа будет уничтожена засадой противника.
Персонаж может быть и наоборот - крайне положительно настроенным к повстанцам, например, журналист, политик или бизнесмен, который открыто заявляет о своей готовности всячески помочь повстанцам в их борьбе.
На самом же деле – это вполне может быть наживкой на крючке, поставленной в расчете на то, что повстанцы не приметнут воспользоваться такой возможностью поддержки.
Чтобы избежать этих ловушек следует:
а) максимально использовать грим, легендирование и неожиданность появления-исчезновения при контактах с людьми, которые теоретически могут являться "подставой" или "сдать" в последующем;
б) максимально оградить себя от контактов с криминальной средой, поскольку это та среда, где "стучит" каждый второй, не считая каждого первого;
в) стараться не закупать сырье в одном месте (а лучше – вообще не закупать, а воровать на производствах) или закупать для нужд легальных фирм-прикрытий, где это сырье должно являться частью какого-либо некриминального производственного цикла (травления, серебрения, изготовления лако-красочной продукции и т.п.);
г) не устанавливать личных контактов с параллельными (особенно - легально действующими) организациями и личностями, насколько бы близкими по духу они не казались – для этого есть Интернет.

Разведка:
Разведка является для повстанцев первоочередной задачей, без осуществления которой невозможно эффективное и длительное противостояние огромной машине государственного террора.
Грамотно поставленная разведка дает возможность наносить удары по наиболее уязвимым узлам государстывенной машины и самим эффективно уклоняться от ударов государственного репрессивного аппарата.
Повстанцы могут собирать необходимую им информацию как о враждебном элементе, так и о потенциальных союзниках следующими способами:
1) Фото/видеосъемка во время массовых акций:
- уличных митингов шествий;
- открытых собраний тех или иных организаций и групп;
- судебных заседаний;
- пресс-конференций;
- закрытых мероприятиях тех или иных организаций, фиксируя входящих/выходящих
2) Сбор информации через Интернет.
3) Просматривая телевизионные новости, политические ток-шоу, выступления политических и общественных деятелей, пресс-конференции и т.п.
4) Через адресные базы, которые нередко можно приобрести на СD.
5) С помощью наружного наблюдения за руководителями, активистами и отдельными членами организаций.
6) С помощью внедренной или завербованной в самой организации агентуры.

Существуют следующие виды агентуры:
- Влияния – завербованные лица, способные влиять на те или иные процессы во враждебных или дружественных организациях и группах.
- Добывающая – агентура, главной задачей которой является добыча тех или иных сведений.
- Обеспечения – агентура, задачей которой является техническое обеспечение тех или иных операций (перевозка предметов, закладка/изъятие предметов из тайников, "снятие" сигнала с "маяков", создание баз, закупка оружия и снаряжения и т.п.)
- Пропагандивная – агентура, обеспечивающая проведение тех или иных пропагандивных акций (устная агитация, изготовление и распространение агитационных материалов, распускание слухов, нанесение антиправительственных граффити и т.п.)
- Специальная – агентура, обладающая какими-либо специфическими знаниями и навыками, которые могут быть использованы повстанцами (изготовление ВВ, ВУ, ОВ, оружия, поддельных документов, хакеры, взломщики замков, ликвидаторы, медики и т.п.)