• Название:

    ХЛЕБНИКОВ

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ХЛЕБНИКОВ, ВЕЛИМИР (1885–1922), наст. имя Виктор Владимирович, русский поэт.
Родился 28 октября (9 ноября) 1885 в Малодербетовском улусе Астраханской губ. в семье орнитолога и лесовода, впоследствии – основателя первого в СССР заповедника.
С раннего детства Хлебников сопровождал отца в поездках, вел фенологические и орнитологические записи, позже участвовал в научных экспедициях в Дагестан, вместе с братом в 1905 совершил самостоятельное научное путешествие на Урал.
Первое из его сохранившихся стихотворений начиналось строкой О чем поешь ты, птичка в клетке?.. Мать Хлебникова посвятила себя воспитанию пятерых детей, которые благодаря ей получили хорошее домашнее образование, приобрели вкус к литературе, живописи и истории.
В связи со служебными обязанностями отца семья часто переезжала.
В 1897 Хлебников пошел в 3-й класс Симбирской гимназии, затем семья переехала в Казань, где будущий поэт окончил гимназию и в 1903 поступил в университет.
В годы учебы писал стихи и прозу, занимался живописью, математикой, биологией, химией, философией, изучал японский язык.
Университетские профессора считали его многообещающим натуралистом.
Сам же Хлебников в 1904 писал о себе:

Пусть на могильной плите прочтут:

Он нашел истинную классификацию наук, он связал время с пространством, он создал геометрию чисел.
Он нашел славяний, он основал институт изучения дородовой жизни ребенка....
В 1908 Хлебников приехал в Петербург и поступил в университет – сначала на естественный факультет, затем на историко-филологический (оставил учебу в 1911).
Сблизился с кругом символистов, посещал среды Вяч.
Иванова и Академию стиха при журнале Аполлон, где встречался с акмеистами.
Хлебникова сближал с символистами интерес к мифологии, русской истории и фольклору (именно в кругу Вяч.
Иванова он получил древнее славянское имя Велимир).
Однако уже в эти годы у Хлебникова появились отличные от символистов и акмеистов взгляды на природу слова.
С 1905, тяжело переживая поражение России в русско-японской войне и поражение Первой русской революции, он пытался вывести числовые законы Времени, влияющие на судьбы человечества.
В 1908 в журнале Весна было опубликовано первое стихотворение Хлебникова Искушение грешника.
Тогда же состоялось его знакомство с В.Каменским, Д.Бурлюком и др. членами группы Гилея, к которым затем присоединились В.Маяковский и Б.Лившиц.
Вскоре Хлебников стал главным теоретиком футуризма, который называл будетлянством.
Его стихи вошли в футуристический сборник Садок судей (1910), которым заявило о себе новое литературное движение.
В том же году вышло еще несколько поэтических и теоретических книг Хлебникова – Ряв!, Творения 1906–1908 и др.
Знаменитый сборник футуристов Пощечина общественному вкусу (1912) наполовину состоял из стихов Хлебникова – Кузнечик, Бобэоби пелись губы... и др.
Ритмический и звуковой строй этих стихов, а также написанных к тому времени пьесы Маркиз Дэзес (1909–1911) и поэмы Журавль (1909) был ориентирован на разговорную речь.
В Пощечине общественному вкусу была напечатана составленная Хлебниковым таблица Взор на 1917 год, в которой он, согласно своим исчислениям законов времени, предсказал падение государства.
В 1912 была издана книга Хлебникова Учитель и ученик, в которой он изложил основы будетлянства как нового искусства.
Его поэтико-лингвистические исследования легли в основу заумного языка, разработанного им совместно с поэтом А.Крученыхом и воплощенного в их общей поэме Игра в аду (1912).
В общем сборнике Крученыха и Хлебникова Слово как таковое (1913) о зауми было сказано, что она пользуется разрубленными словами, полусловами и их причудливыми хитрыми сочетаниями.
По определению Хлебникова, в зауми происходит сопряжение корней слов, первоначально разложенных на фонетические составляющие.
С началом Первой мировой войны Хлебников начал изучать законы прошлых войн, чтобы предсказать ход текущей войны.
Результатом этой работы стали книги Битвы 1915–1917 гг.
Новое учение о войне (1915) и Время мера мира (1916).
Неприятие мировой бойни составляет содержание поэмы Война в мышеловке (1915–1922) и других произведений этого периода.
В 1916 Хлебников был призван в армию и оказался в запасном полку в Царицыне, где, по его словам, прошел весь ад перевоплощения поэта в лишенное разума животное.
С помощью знакомого врача ему удалось добиться освобождения от армии.
В это время поэт мечтал создать общество Председателей Земного Шара, в которое мог бы войти каждый, кто ощущает свое единство с человечеством и ответственность за его судьбу.
В понимании Хлебникова, искусство имеет жизнестроительное значение в судьбе поэта-творянина.
С необходимостью внебытового существования творянина связаны странствия поэта по России.
Хлебников считал, что стихи – это все равно что путешествие, нужно быть там, где до сих пор еще никто не был.
Образ жизни Хлебникова точно охарактеризован в воспоминаниях поэта Н.Асеева:

В мире мелких расчетов и кропотливых устройств собственных судеб Хлебников поражал своей спокойной незаинтересованностью и неучастием в людской суетне.
Меньше всего он был похож на типичного литератора тех времен: или жреца на вершине признания, или мелкого пройдоху литературной богемы.
Да и не был он похож на человека какой бы то ни было определенной профессии.
Был он похож больше всего на длинноногую задумчивую птицу... Все окружающие относились к нему нежно и несколько недоуменно.
Октябрь 1917 Хлебников встретил в Петрограде.
Впоследствии описал увиденное в поэме Ночной обыск (1921).
В 1918 находился в Астрахани и описал свои впечатления в поэме Ночь перед Советами (1921).
В 1920–1921 на Украине Хлебников стал свидетелем разгрома армии Деникина, который описал в поэмах Ночь в окопе (1920), Каменная баба (1919), в рассказе Малиновая шашка (1921) и др. произведениях.
Затем Хлебников приехал на Кавказ, где работал в различных газетах, в бакинском и пятигорском отделении РОСТА, в Политпросвете Волжско-Каспийского флота.
Революционные события на Востоке стали темой поэмы Тиран без Тэ (1921).
Осмысление революции как вселенского явления происходит в поэме Ладомир (1920), опубликованной в Харькове.
Ее заглавие – неологизм, придуманный Хлебниковым для обозначения всеобщей гармонии.
В Ладомире создан образ неделимого человечества, объединенного с природой.
В декабре 1921 Хлебников вернулся в Москву.
К этому времени относится его пророчество относительно собственной судьбы:

Люди моей задачи часто умирают тридцати семи лет.
В 1922 написал Зангези, определив жанр этого произведения как сверхповесть и объяснив его внутренний строй следующим образом:

Сверхповесть, или заповесть, складывается из самостоятельных отрывков, каждый со своим особым богом, особой верой и особым уставом... Это эпос сознания, эпос о мыслительном процессе, связующем прошлое и будущее человечества.
Имя главного героя – непонятого пророка, второго я автора – произведено от слияния названий рек Ганг и Замбези, символизирующих Евразию и Африку.
Зангези пользуется заумным языком, кроме которого в поэме использован, по словам автора, также птичий язык, язык богов, звездный язык, разложение слова, звукопись, безумный язык.
В состав сверхповести введены Доски судьбы – составленные Хлебниковым числовые соотношения между историческими событиями.
Весной 1922, уже будучи тяжело больным, Хлебников отправился в Новгородскую губ. вместе с художником П.Митуричем.
Умер Хлебников в д.
Санталово 28 июня 1922.
Творчество Хлебникова оказало огромное влияние как на многих крупных поэтов 20 в. – В.Маяковского, О.Мандельштама, М.Цветаеву, Б.Пастернака, Н.Заболоцкого и др., так и на развитие новых – ритмических, словотворческих и пророческих – возможностей поэзии.
См. также РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА.