• Название:

    ТРАДИЦИОННЫЙ ИНТЕРЬЕР УДМУРТСКОЙ ИЗБЫ В 19 НА...

  • Размер: 0.08 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ТРАДИЦИОННЫЙ ИНТЕРЬЕР УДМУРТСКОЙ ИЗБЫ В XIX- НАЧАЛЕ XX ВВ.

СОДЕРЖАНИЕ:
I Введение Географическое положение Удмуртии II. Теоретическая часть1. Демографические и социально-экономические процессы в Удмуртиив XIX – начале XX веков2. Общая характеристика поселений2. Выбор места для строительства жилья3. Изба4. Кенос5. Куа6. Предметы для освещения жилья III. Заключение IV. Библиография VI. Приложение.

ВВЕДЕНИЕ.
Дом – это гениальное творение человечества, в котором отражаются традиции того или иного народа, его привычки и вкусы.
Именно в доме человек воплощает все свои мечты, вкладывает всю свою душу в его создание.
Так повелось, что испокон веков дом выполнял функцию защиты, тепла.
Говорят: мой дом – моя крепость.
Даже если не крепость, то всё равно самое надёжное место.
С домом связана вся жизнь человека и его семьи.
Без дома трудно представить каждого из нас.
Как и любой другой народ, удмурты имеют свои традиции при строительстве и оформлении дома.
Эти традиции формируются под влиянием, как внешних, так и внутренних факторов.
Так патриархальный уклад, относительная этническая замкнутость и обособленность Удмуртии в географическом плане определили особое отношение удмуртов к своему жилищу.
В сложном пространственно-предметном ансамбле жилища был заключён целый мир образов и представлений, в котором наиболее полно отразилась духовная жизнь народа, его мироощущение.
Особенно наглядно эта связь прослеживалась в оформлении национальных жилищ удмуртов XIX века – изба (корка).
Выбор темы моей работы объясняется, во-первых, моим личным интересом по данному вопросу, во-вторых, отсутствием систематизированных исследований по данной теме.
Цель данной работы заключается в том, чтобы ознакомиться с традиционным интерьером удмуртской избы в XIX – начале XX веков.
Для достижения цели работы, мне предстоит решить ряд задач:
1. сбор материала по данному вопросу
2. систематизация всего полученного материала Объектом данного исследования является оформление избы, а предметом – традиционный интерьер удмуртской избы в XIX – начале XX веков.
Проблема данной работы – малоизученность данного вопроса.
Как известно, одним методом работы невозможно вести исследовательскую деятельность и поэтому в своей работе я использовала следующие методы работы:
1. эмпирические методы:
- изучение исторической, художественной, публицистической литературы по интерьеру удмуртской избы.
2. теоретические методы:
- абстрагирование, сравнение, синтез, обобщение;
- классификация и систематизация.
При написании своей работы я опиралась на труды: историка И.Н.Шульгина, этнографа В.В.Пименова, этнографа В.Е.Владыкина, этнографа И.С.Христолюбовой, этнографа Д.А.Черашней.
На мой взгляд, данная тема актуальна и сегодня, так как даже в современном обществе при оформлении интерьера используются некоторые его традиционные элементы.
В современном мире в оформлении дома, применяются какие - то элементы старого оформления.

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ УДМУРТИИ.
Удмуртская Республика расположена в северо-западном лесном Приуралье.
Как государственное образование удмуртского народа учреждена 4 ноября 1920г.
Территория Удмуртии (42,1 тыс.кв.км.) больше Бельгии, Нидерландов, Швейцарии, примерно равна площади Дании.
По переписи 1989г.
Удмуртию населяет 1609,1 тыс. человек.
Столица-Ижевск (по-удмуртски - Ижкар, Ошкар), сравнительно молодой, но быстро растущий город (650 тыс. жителей), крупный индустриальный, научный, культурный центр с мощным интеллектуальным потенциалом.
Удмуртия широко известна своими ружьями, автомобилями, это родина отечественного мотоциклостроения.
Удмуртия – живописный край с благодатным климатом, со снежными морозными зимами и жарким летом.
Она богата бескрайними лесами, полноводными реками и бесчисленными серебряными родниками.
Здесь берёт своё начало одна из крупнейших рек Европы Кама.
В лесах водится всевозможная дичь: лоси, медведи, волки, рыси, лисы, куницы, белки; в реках – рыба: лещ, судак, щука, стерлядь, попадаются даже таймень, форель и хариус.
Богатства удмуртских недр – нефть, торф, бурый уголь и другие полезные ископаемые.
Однако самое главное богатство – это, конечно же, трудолюбивый, многогранно талантливый народ Удмуртии.
Воткинск-родина гениального композитора П.И.Чайковского, Глазов дал целую династию талантливых Книпперов и среди них – замечательная актриса О.Л.Книппер – Чехова.
Всему миру известно имя гениального оружейника М.Т.Калашникова.
Мировую славу получили наши великие спортсмены Г.А.Кулакова, Т.Тихонова, В.Медведцев, В.Чижов и другие.
Междуречье Камы и Вятки – историческая родина удмуртского народа.
Это один из древних этносов, относящихся к финно-угорским языкам, наряду с венграми, финнами, эстонцами, мордвой, мари и другими.
Ближайшие родственники удмуртов по языку – коми.
Общая численность удмуртов – около 750 тыс. человек (1989).
Наряду с удмуртами в Удмуртии живут русские (58%), татары (около 7%), а также представители более чем ста других национальностей.
Антропологи относят удмуртов к большой европеоидной расе, к её уральскому варианту.
Считают что удмурты вместе с ирландцами – один из самых златоволосых этносов в мире.
Говоря о характере удмуртов, обычно отмечают их миролюбие, доброжелательность, гостеприимство, стеснительность, бережливость, терпеливость, настойчивость.
Многих исследователей неизменно восхищало исключительное трудолюбие удмуртов, весёлый нрав, любовь к песне.
Восемнадцатый век – век массовой хриастинизации удмуртов.
Удмурты как этнос формировались в условиях леса, и лес оказал большое воздействие на их менталитет, хозяйство, материальную и духовную культуру.
Любимая цветовая гамма – классическая триада: чёрный – белый-красный
Удмуртия расположена на границе Европы и Азии, Великого леса и Великой степи, тюрко-мусульманского и славяно-христианского миров – это древняя контактная зона разных культур.
Быть между - всегда непросто, а здесь – тем более, можно превратиться в пыль истории.
Но удмуртам на протяжении многих веков не удалось потерять своё лицо, язык, культуру, более того быть интересным миру.
Нынешние удмурты подразделяются на две большие группы: северные и южные.

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В УДМУРТИИ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ.
В первой половине XIX века с некоторой степенью заторможенности, Удмуртия входила в русло общероссийских процессов: развивалась крупная мануфактурная промышленность, ускоряло свои позиции товарное производство в земледелии, усилилась дифференциация крестьянства, укреплялись и разнообразились связи с другими районами страны.
Характерной особенностью демографических процессов первой половины XIX века было активное освоение территории удмуртских уездов русскими крестьянами – переселенцами из других уездов Вятской губернии.
В 1839-1854 гг. в пределах Вятской губернии переселилось свыше 7,3 тыс. душ мужского пола, большая часть этих мигрантов осела в уездах нашего края.
Результатом оживления колонизационных процессов стало неуклонное возрастание удельного веса русского населения на фоне постепенного снижения удельного веса коренных жителей.
Следствием миграционных процессов было увеличение этнической чересполосицы.
Заметно сократилось число волостей с чисто удмуртским населением, появились смешанные русско-удмуртские селения, не характерные для предыдущих периодов.
Так по данным статистического описания 1850г., в губернии насчитывалось 1335 чисто удмуртских, 189 татарских, 153 марийских, 6 бесермянских, 8 коми-пермятских и 155 селений со смешанным составом жителей.
К концу XIX века на территории Удмуртии проживало 1 млн.336 тыс.402 человека.
Исторический процесс освоения и заселения Удмуртии привёл к складыванию здесь этнически неоднородного населения, среди которого наиболее многочисленными были удмурты (29,6 %) и русские (57, 6%).
Остальные этносы (более 12%) были представлены татарами (8,15%), марийцами (1,44%), коми (0,60%), башкирами (0,82%), тептярями (0,94%) и т.д.
Проникновение русских на территорию Удмуртии объяснялось естественным переселением населения, ощущавшего нехватку земли, в районы, где земли, пригодной для обработки, было ещё достаточно.
Зоны с преимущественно удмуртским населением (50-80%) охватывали в основном северные, восточные и центральные районы Удмуртии; на западе и юго-востоке доля удмуртов была менее 10-20%.
Под влиянием этих процессов и происходит формирование интерьера удмуртского жилища в XIX – начале XX веков.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОСЕЛЕНИЙ.
Сельские поселения формируются под влиянием географической среды, направления хозяйства этноса, его истории и других факторов.
В конце XIX - начале XX веков удмурты постепенно втягивались в общероссийское капиталистическое развитие, однако в среде удмуртского населения, где в целом происходили те же процессы, что и у остальных народов страны, наблюдалось отставание в развитии отдельных социально-экономических явлений.
Особенности экономической и культурной жизни накладывали заметный отпечаток и на развитие сельских поселений, способствовали сохранению архаических черт в их структуре.
Они проявлялись в формировании и эволюции сельских населённых пунктов, в архитектурно-планировочной структуре.
Для поселений удмуртов характерен приречный тип заселения: населенные пункты (гурт) располагались цепочкой вдоль рек, причём около мелких речек и ручьёв, текущих в логах и оврагах.
Особенностью удмуртского жилища, отличавшего его от строений других народов, было то, что его функции выполняли несколько строений: изба (корка), клеть (кенос), молитвенная постройка и летняя кухня (куа, куала), сени (корказь), коровник (скал гид), овчарня (ыж гид), навес для дров (лапас, липет ул).
Таким образом, можно утверждать, что развитие удмуртского жилища шло на основе местных традиций.

ВЫБОР МЕСТА ДЛЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ЖИЛЬЯ.
При строительстве домов был строго определён порядок работ и правила, которые всегда выполнялись.
Вот главные из них:

Собираясь строить, прежде всего, выбирали место для дома.
Лучше других среди удмуртов умели выбирать место под строительство домов ворожцы, называемые туно.
Они, погадав, могли указать точное место, где нужно поставить дом, но ещё до гадания вместе с ним выбирали подходящую местность.
Прежде всего, близко к дому должна быть вода: река, озеро или хотя бы колодец.
Чтобы найти место для колодца, ворожец рано утром ложился на землю и глядел на восходящее солнце, и там, где он видел над землёй слабое мерцание воздуха, копали колодец.
Место для колодца выбирали в летнюю сушь, чтобы уж наверняка найти большой запас воды, а не случайную дождевую подземную лужицу.
Место, где будут строить дом, должно находиться недалеко от леса, иметь рядом поле или поляну под огород, быть не болотистым, сухим и солнечным, чтобы усадьба освещалась солнцем весь день.
Дом старались поставить на склоне холма, чтобы защитить его от ветров.
Но на самом берегу реки дом старались не ставить, чтобы не загрязнять воду стоками со скотного двора и чтобы не затопило в разлив.
Наконец, подходящая местность находилась, оставалось только точно указать место на склоне холма, где встанет дом.
Тогда туно снимал свою шляпу и долго в неё наговаривал одному ему известные заклинания, которые обычно ворожцы передавали из поколения в поколение от отца к сыну.
Потом он подбрасывал шляпу вверх так высоко, как только мог.
Когда она падала на землю, внимательно осматривал её расположение на земле и решал: здесь строй хозяин.
Иногда площадку для строительства дома определяли по месту отдыха быка.
Предполагалось, что бык отдыхает только на благоприятных местах.
Никогда не строили дома на болотах и дорогах - они считались вредными и приносящими несчастья людям, поселившимся здесь.

ИЗБА.
В начале XIX века избы стояли внутри усадеб.
Однако уже во второй половине XIX века жилые дома выносились к улице.
В конце XIX – начале XX веков корка представляла собой избу срубного типа.
Размеры избы приближались к квадрату 5,5*6 м.
Такие размеры, видимо, были продиктованы определенным строительным модулем – толщиной срубленного дерева, так называемым ходовым бревном.
Принципы этой архитектуры, как считают исследователи, во многом связаны с влиянием русского народного творчества.
Основанием дома служили сосновые стулья, ставившиеся под углы и под середины брёвен первого венца.
В этот период ещё отмечен и наиболее архаичный способ постановки дома – без фундамента: первый венец, обмазанный смолой, укладывался непосредственно на грунт.
При складывании брёвен, чтобы не перепутать их, удмурты каждый сруб отмечали своей системой счёта.
В начале XIX века среди наиболее зажиточных крестьян появляются дома на сплошном каменном или кирпичном фундаменте.
Во время строительства дома широко бытовал обычай устраивать помочи (веме).
На помочи собирались родственники и ближайшие соседи.
В них участвовали мужчины и женщины, молодёжь и подростки.
Веме – форма крестьянской взаимоимопомощи, игнорировать которую считалось предосудительным.
Взаимное общение помочан позволяло обмениваться опытом, достигать взаимопонимания, облегчало труд, призвано было найти оптимальный вариант для той или иной трудовой операции, установить соответствующий трудовой ритм.
Для подростков и молодёжи помочи были хорошей школой.
Здесь они приобретали многие трудовые навыки, усваивали последовательность трудовых операций, приобретали опыт общения с людьми в процессе труда, усваивали правила поведения, народные обычаи.
Взрослые, наблюдая за ними, оценивали их работу, подбадривали, поощряли, а порой иронизировали.
Хозяева угощали помочан праздничным ужином.
Наём плотников со стороны носил эпизодический характер.
В конце XIX века при возведении стен применялся наиболее древний способ рубки углов в обло с вырубкой чашки в нижнем бревне.
Пазы прокладывались мхом и паклей.
Удмуртские мастера выработали оригинальный способ вырубки пазов: снаружи венцы вплотную прилегали друг к другу, мшение производилось после подъёма сруба и только с внутренней стороны.
Преимущество этого способа состояло в том, что такой сруб практически не давал осадки.
Избы повсеместно строились одноэтажные.
В северных и центральных частях Удмуртии они строились на более высоком подклете, чем у южных.
Внутри подпола (гулбеч) вдоль стен сооружалась завалинка: внешней завалинки у удмуртов не отмечено.
Пол и потолок укладывались по направлению от входной двери к противоположной стене; они изготовлялись из толстых плах, тёса или полубрёвен; в конце 19 века встречались ещё потолки из круглых брёвен.
Крыша (липет) возводилась двускатная на сойцах.
В середине 19 века большая часть жилищ имела только одно окно, косощатое с одной рамой, остальные были волоковые и располагались несимметрично, ближе к одному из углов, и чаще выходили во двор.
Позднее волоковые окна исчезают с фасадной стороны, но продолжают сохраняться в боковой стене.
Рамы вставлялись наглухо, лишь одно устраивалось раздвижным: одна половина сдвигалась вбок по горизонтальным пазам; рамы на петлях появились лишь в XX веке.
Вторые рамы появились также сравнительно поздно, ещё в начале 20-х гг.
В холодное время окна на ночь прикрывались снаружи соломенными матами.
Над окнами внутри избы развешивали полотенца с тканым узором.
Они напоминают по узору и расцветке головные полотенца, называемые чалма, но значительно длиннее их и шире.
В планировке жилых помещений преобладал северно-среднерусский тип, характерный для всего Русского севера, средней полосы и Поволжья: печь располагалась у входа, чаще на правой стороне, устьем к фасадной стене.
Изредка встречалась так называемая западнорусская планировка, при которой печь обращена устьем к боковой стене.
Как правило, печь ставилась вплотную к стенам, задней и боковой, либо к одной из них.
Такое положение печи до настоящего времени сохраняется у сибирских удмуртов, следующих традиции, принесённой со старого места жительства.
Позднее печь постепенно отходит от стены, за ней появляются проходы.
Для хранения утвари и других вещей над этим пространством стали сооружаться маленькие полати.
Устройство печи у северных и южных групп несколько отличалось: на севере налево или направо от устья печи устраивался очаг с подведённым котлом, южные удмурты сооружали печь со вмазанным котлом.
Печь предназначалась для выпечки хлеба, также она давала тепло, создавала семейный уют.
Под печью зимой держали мелкий скот и птицу.
В северной части Удмуртии вплоть до 20-х гг. нашего столетия сохранились печи с топкой по черному.
Высота изб составляла около 3, 5 м., поэтому дым держался выше головы взрослого человека и не мешал ему находиться в помещении.
В южных районах курные избы исчезли раньше, однако здесь отмечено бытование печи с заслонкой на чердаке, которую местное население называло удмуртской печью.
В противоположном от печи углу находилась божница (появляется в начале XX века), под нею стол.
Над третью площади избы в задней её части сооружались полати, на которые взбирались по лестнице у дверей; лишь в некоторых районах юга Удмуртии полати не отмечены.
Вдоль стен устраивались массивные широкие лавки (зус).
Они делились на мужские и женские.
На них стелили полосатые паласы (гын).
Над лавками по всему периметру стен, кроме задней, подвешивались полки.
По углам, кроме переднего, встраивались нары, позднее заменённые деревянными кроватями.
У южных групп удмуртов под влиянием татарского населения нары располагались вдоль всей передней стены.
Нары были широкими.
Если нары стояли в углу, то их отгораживали занавесом (катанчи) от остальной части избы.
Нары покрывали узорными тканями и вешали над ними ковер, сотканный хозяйкой дома.
Опускаясь, ковёр закрывал лежащие на нарах постельные принадлежности и в то же время создавал живописное пространство.
На ночь на нары ставили подголовник.
Он служил подставкой для подушек, удерживая их в изголовье.
Утром его опрокидывали на свёрнутую в рулон постель, развернув тыльной стороной стенки к людям, которые могли работать, сидя на нарах.
Удмуртские подголовники разделяются по конструкции на два типа.
Подголовники первого типа состоят из вертикальной спинки, соединяющей две или доски, закреплённые между боковыми столбцами.
К столбам крепятся под прямым углом узкие короткие лапки, в которые вставлены две доски, образующие наклонную к горизонтальной поверхности плоскость.
Подголовники второго типа состоят из невысокой вертикальной спинки, закреплённой между двумя столбиками, к краям которых под прямым углом крепятся две длинные широкие лапки, дополнительно соединённые между собой горизонтально расположенной доской.
Накладной доски подголовники второго типа не имеют.
Спинка и её тыльная сторона в подголовниках ряда районов Удмуртии получили в конце 19- начале 20 веков художественное оформление.
В каждой местности были свои технические приёмы резьбы и цветное решение орнамента.
Подвижной мебели в доме было очень мало: стол, стул, редко шкаф для посуды (кана).
Единственный в доме стул (пукон) ставили напротив переднего, самого почётного угла.
Он предназначался для главы семьи или особо почётного гостя.
Все же остальные размещались на лавках.
Однако святость переднего угла определялась не столько религиозными воззрениями (удмурты, несмотря на официальную христианизацию, не отличались особым почитанием икон, там находившихся), сколько его светским значением, что нашло отражение в термине тор сэрег (торо-вождь, старейшина; сэрег-угол).
Обеденный стол удмуртов состоял из двух основных частей:

1)столешницы - верхней доски стола накладной или просто прикреплённой к подстолю;

2)прямоугольного подстолья – нижней части на брусчатых или точечных ножках, соединённых между собой перекладинами (верхняя часть подстолья обшивалась досками, в которых с одной, широкой стороны, вставлялся выдвижной ящик).
Столы делались также с глухим, низко опущенным подстольем и обшивались досками в узор.
Ножки их были брусчатые, охваченные перекладинами.
Иногда столы украшались резьбой.
Внутри изба не имела перегородок, однако отдельные углы, по обычаю, закреплялись за женатыми членами семьи, здесь располагались их нары или кровать, здесь же они могли принимать гостей.
Хозяин дома, как правило, не имел преимущества в выборе места.
У северных групп удмуртов дом не разделялся на мужскую и женскую части; у южных пространство перед печью, хотя и не огораживалось, называлось женской половиной.
В XIX веке внешнему оформлению жилищ удмурты не уделяли большого внимания.
Брёвна сруба часто были неодинаковой длины и редко обрубались; наличники представляли гладкую обкладку, не украшались ни резьбой, ни рисунком.
Редко в украшении жилища встречались скульптурная обработка дерева, в частности охлупень имел на конце изображение коня или птицы.
В начале XX века среди зажиточной части населения, особенно в северных районах, получили распространение избы – пятистенки.
Они состояли из двух половин – зимней и летней.
Зимняя половина сохраняла ту же планировку, что и одно-каменная изба; летняя – не имела печи и выполняла роль клети: служила местом летнего обитания и хранения одежды.
Такая функциональная роль отличала их от подобных изб соседнего русского населения.
Наиболее богатыми крестьянами, купцами, священниками возводились и двухэтажные дома, первый этаж нередко возводился из кирпича.
Несмотря на все имеющиеся заимствования у других народов, о которых свидетельствует внутренний и внешний вид избы, всё же в строительной практике удмуртов можно выделить черты, обусловленные этническими причинами (печи с открытым очагом).
Хотя и идёт проникновение капиталистических отношений, однако сохраняются специфические черты, вызванные сохранением среди удмуртов остатков феодальных отношений.

КЕНОС.
С наступлением тёплых дней (с апреля по октябрь) семья переходила на жительство в кенос: количество их в хозяйстве составляло 2-3, а иногда и более.
Обычно они были двухэтажными, с галереями. (См. приложение 7).
Первый этаж использовался для хранения продуктов, второй предназначался для хранения одежды, а в летнее время служили жильём.
Для освещения второго этажа кеноса устраивалось волоковое окно.
Кеносы рубились из мощных, округлых, тщательно отделанных брёвен – мягкого золотого цвета.
Пол и потолок делали из аккуратно подогнанных друг другу широких досок, для которых выбирались в лесу самые крупные пихты и сосны.
Внутреннее убранство второго этажа кеноса, где находилась спальня, сохраняло целостное единство.
В тон золотистым стенам, полу и потолку – несложная по своей конструкции деревянная мебель.
В углу стояла широкая кровать или нары с резным или расписным изголовьем (йыразьпу) в форме скоса, клавшимся на кровать или на нары под подушку.
Нары закрывались с двух сторон узорным пологом (ын).
Вдоль стен на закреплённые лавки стелили полосатые паласы (гын).
Рядом с нарами ставили резной или расписной сундук (сандык).
Матицу украшали традиционными узорными полотенцами – мумыкор кышет, дословно платок на матицу.
Кеносы были без печей, поэтому их приходилось утеплять.
Богатые семьи стены кеноса драпировали суконными тканями (урдег), достаточно плотными и тёплыми, их естественные расцветки (серый, коричневый) зрительно расширяли пространство интерьера.
Полную завершённость обстановке кеноса придавали занавесы.
Их вешали по линии матицы во всю длину кеноса.
Клети характерны и для других народов, однако если у русских уже с XV века они использовались лишь как хозяйственное строение, у удмуртов сохранили функцию жилья до настоящего времени.

КУА.
Своеобразным строением была куа (куала), имевшаяся на каждом дворе и служившая местом семейного культа и одновременно летней кухней; до XIV – XV веков была местом постоянного жилья.
Архитектура куа была единой для всех групп удмуртов.
Использовались оригинальные архитектурно-конструктивные приёмы, свойственные, кстати, и Финляндии и Карелии: так, крыша куа укреплялась гнётом – рамой из двух жердей, концы которых скреплялись доской с двумя отверстиями.
Куа строилась квадратная в плане, с крышей на сомцах, один скат которой был длиннее другого и нависал над ним, защищая от дождя и не препятствовавшая выходу дыма.
Внутрь вела низкая, открывавшаяся (как и у клети) внутрь, дверь.
В середине из камней складывался очаг, над которым на деревянном крюке висел котёл.
Очаг, зола в нём и цепь в нём считались священными.
Вдоль стен стояли лавки, а в левом переднем углу и у двери стояли столы.
В переднем углу сооружалась полка для святыни – воршудной коробки и короба с посудой для жертвоприношений.
Пола, потолка, окон в куа не было.
У южных групп удмуртов встречались куа с пристроем для хранения продуктов.

ПРЕДМЕТЫ ДЛЯ ОСВЕЩЕНИЯ ЖИЛЬЯ.
Первоначально изба освещалась лучиной.
Однако на смену ей приходит светец.
СВЕТЕЦ. Деревянные избы первой половины XIX века освещались преимущественно лучиной, вставленной в светцы.
Светец состоял из массивного деревянного круглого, в виде торца или кубической формы основания, с укреплённым на нём столбиком (средняя высота 90-120 см.).
В вершину столбика вставляли железный четырёхгранный прут (светильня), рассечённый с одного конца на четыре пальца, в которые вкладывалась лучина.
Большинство светцов устанавливалось на полу.
Такой осветительный прибор мог сделать каждый своими средствами.
Иногда для светца применялась естественная развилка, служившая основанием для железной светильни.
Благодаря светцу свет распространялся на большую часть пространства избы, однако выделял очень едкий запах.
ЛАМПА. К концу XIX века крестьяне стали пользоваться керосиновым освещением.
В деревнях появились лампы со стеклянными или жестяными резервуарами.
В эти резервуары вставлялись медные горелки с плоским, тканным в виде ленты фитилем.
Лампа подвешивалась над обеденным столом на каркасе из железной проволоки, под железным окрашенным абажуром.
Теперь свет падал с высоты, и освещалась вся изба.
Но керосин был очень вредным веществом.
Таким образом, можно сказать, что в удмуртскую деревню в XIX – начале XX веков проникают капиталистические отношения, но сохраняются некоторые архаические формы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
На мой взгляд, при написании данной работы я достигла поставленной цели: я ознакомилась с интерьером удмуртской избы, и выявила под влиянием каких факторов, формировался данный интерьер.
Но при написании курсовой работы я встретила и ряд трудностей: так как данный вопрос малоизучен, материал приходилось собирать по крупицам, затем систематизировать.
Содержание моей работы можно использовать при изучении интерьера удмуртской избы в 8, 11 классах, как учителем при проведении урока по краеведению, так и учениками при подготовке докладов, сообщений, рефератов.
Я собираюсь проводить дальнейшее исследование темы.
Мне очень интересно провести параллель между интерьерами удмуртской и русской избы в XIX – начале XX веков.
Надеюсь, что моя работа будет достаточно познавательна для тех, кто будет ею пользоваться.

БИБЛИОГРАФИЯ:
1. Владыкин, В.И., Христолюбова, Л.С. Этнография удмуртов. – Ижевск:

Удмуртия, 1991 – 120 с.2. Владыкина, Т.Г., Христолюбова,Л.С. Фольклор и этнография удмуртов: обряды, обычаи, поверья. – Ижевск:

УИИЯЛ Уро АН СССР, 1989 – 172 с.3. Климов, К.М. Удмуртское народное искусство. – Ижевск:

Удмуртия, 1988 – 199 с.4. Козлова, Н.Т., Успенская,В.М. География Удмуртии:

Учебное пособие, для общеобразовательной школы, 2-е изд., испр. и доп. – Ижевск:

Удмуртия,1999 – 240 с.5. Куликова, К.И. История Удмуртии: конец XV – начало XX века. – Ижевск:

УИИЯЛ Уро РАН, 2004 – 552 с.6. Черашняя, Д.И. Отчий край.
Книга для чтения по удмуртскому краеведению.
Учебное пособие для 10-11 классов. – Ижевск:

Удмуртия, 1993 – 232 с.7. Пименов, В.В. Удмурты: историко-этнографические очерки. – Ижевск:

УИИЯЛ Уро РАН, 1993 – 300 с.8. Христолюбова, Л.С. Учёные – удмурты: библиографический справочник. – Ижевск:

Удмуртия, 1997-860 с.9. Шульгин, И.Н., Шкляев, В.В. Мы строим дом (памятники деревянного зодчества).
Ижевск:

Удмуртия, 1993.