Книга My life in pictures - главы Ранние годы, Ранние фильмы - мой перевод (обновление 23 января)

Формат документа: doc
Размер документа: 0.05 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Примечание: номера листов указаны в соответствии с порядковыми номера листов книги Моя жизнь в картинках формата PDF.
Обновление: 20 января 2021.


Лист 0044.

РАННИЕ ГОДЫ.

Я родился 16 апреля 1889 года в восемь часов вечера в Ист-лейн, Уолворт. Это был еще Лондон Диккенса. Мое детство было печальным, но теперь вспоминаю его с ностальгией, как во сне. Покупаю ламповое масло у двух старушек в лачуге, потому что оно было на грош дешевле. Падаю в Темзу и меня спасает большая собака - черный ретривер. Иду на Пикадилли, где каждый дверной проем, казалось, ведет к чему-то очаровательному...


Листы 46-47.

Моя мама, светлокожая, с фиолетово-голубыми глазами, играла субреток в варьете. Мы с братом Сиднеем обожали ее. Я почти не знал об отце и не помню, чтобы он жил с нами. Он тоже был актером водевилей (см. стр. 44-45) с прекрасным легким баритоном. Я очень горжусь своим отцом, и немного разочарован. Он был прекрасным артистом, но слишком много пил. Он умер сравнительно молодым, в возрасте 37 лет.


Листы 50-51. (разворот)

В 1896 году моя мать вместе со мной и моим старшим братом Сиднеем была вынуждена переехать в работный дом в Ламбете. Через три недели нас перевели в приют Ханвелла для детей-сирот и бедных детей. Вот мне семь с половиной лет. Я вспоминаю, что этот снимок сделан так, как будто это было вчера, я мог видеть камеру, но камера меня не видела! Я не осознавал этого - думал, что получаю полное представление о себе. И все же в те годы я был очень несчастен.


Листы 52-53. (разворот)

Большое фото: приют Ханвелла. Вверху справа: работный дом в Ламбете. Вверху слева: 287 Кеннингтон роуд, куда мы переехали в 1898 году, чтобы жить с моим отцом и его любовницей Луизой после того, как моя мать потеряла рассудок и была отправлена в сумасшедший дом в Кейн-Хилл. Ворота работного дома все еще там - одно из немногих мест, о которых меня не подводит память, когда я снова возвращаюсь к этим сценам детства.


Листы 54-55. (разворот)

Заголовок статьи, показанной на фото: Когда маленький Чарли Чаплин играл в путешествующем английском гастрольном шоу.

Эта газетная статья несколько неточна. Я не родился на 3 Pownall (или Parnell) Terrace, но жил там позже в большой бедности с моей матерью до ее второго психического срыва. Я играл в Шерлоке Холмсе с 1901 по 1905 год, в Лондоне и на гастролях. Помню, что я был очень разочарован этими фотографиями Билли, когда они были сделаны - я думал, что они очень плохие. Но сейчас они мне нравятся. В 1905 году я представлял собой влюбленного в Мари Доро, сыгравшую Алису Фолкнер в Холмсе.


Листы 56-57. (разворот)

Среди водевильных воплощений, которые я придумал для себя в шестнадцатилетнем возрасте, был известный шарлатан, доктор Уолфорд Боди (вверху). Я исполнил этот номер с компанией комиков под названием Цирк Кейси. Мне также нравилось подражать Бирбому Три, исполнявшему роль Феджина в Оливере Твисте (слева).


Листы 58-59. (разворот)

Текст на самой фотографии: Ипподром, Ноттингем, понедельник, 25 мая, прямиком из театра "Нью-Оксфорд, Лондон". "Цирк Кейси, 1906, включая великого Чарли Чаплина.

Я был звездой коллектива, зарабатывал три фунта в неделю. Одним из моих исполнений было в бурлеске о Дике Тёрпине. Это было ужасное шоу, но оно дало мне шанс развивать себя как комика. Мы взяли название из популярного детского шоу того времени. Я четвертый справа в центральном ряду. Здоровяк в кепке справа от меня был руководителем-дирижёром. Я помню, что у него был очень искусно сделанный дом, который мы все ходили смотреть. Впереди актеры, сзади — музыканты.


Листы 60-61. (разворот)

В 1907 году Сидней (вклейка слева, в возрасте 20 лет) устроил меня на работу к Фреду Карно (вклейка слева, он с его женой и другом). Моя первая роль была в скетче Футбольный матч в Лондонском Колизее. Здесь (большое фото) пять трупп Карно отправляются в турне от его офиса в районе Камберуэлл.


Листы 62-63.

Когда мне было девятнадцать, я впервые влюбился. Хетти Келли было пятнадцать. Я встретил ее в Streatham Empire, где я играл пьяницу в пьесе Mumming Birds, а она была с труппой песен и танцев Девушки-дудлы Берта Кутта. Мы встречались всего пять раз. Одиннадцать лет спустя она написала мне в Голливуд. Она была замужем и жила на Портман-сквер: не мог бы я навестить ее? По пути в Лондон я услышал, что она умерла. На этом снимке она (слева) со своей сестрой, вышедшей замуж за американского миллионера Фрэнка Джея Гулда.


Листы 64-65. (разворот)

Я сижу вторым слева в хоккейной команде Карно, позади меня стоит Стэн Лорел. Одним из многих прекрасных комиков, созданных Карно в его империи, состоявшей из более чем тридцати компаний, был Билли Ривз. Его брат Альф Ривз, менеджер американской компании Карно, увидел меня в Бирмингеме в скетче Катание на коньках, который написал Сидней, и предложил мне сыграть главную роль в американском скетче Вау-Ваус. Я считал, что это скучный, глупый скетч. Стэн Лорел играл в нем в качестве моего дублера.


Листы 66-67.

В сентябре 1910 года мы отправились из Саутгемптона на судне Каирнрона, направляясь в Квебек. Плавание было плохим, но я лишь притворился (на фото — прим.), что у меня морская болезнь. Сидней остался в Лондоне; на своей фотографии он желает мне удачи и Приятного путешествия.


Листы 68-69.

Скетч "Вау-вау" открыл выступления в Колониальном театре Нью-Йорка 3 октября 1910 года, а "Ночь в английском мюзик-холле" — неделей позже в театре Орфей в Бруклине. После Рождества мы взяли их плюс Ночь в Лондонском клубе в турне по Канаде и США (см. альбом вырезок, воспроизведенный на страницах 66-67 - безымянным актером, которого похвалили в обзоре, был я!). Вверху: вверху слева - Эми Министр, ставшая женой Альфа Ривза (фото ниже). Внизу слева Мюриэль Палмер, внизу справа Майк Ашер. Мы вернулись в Англию в конце 1911 года. Сидней женился, я снял унылую комнату рядом с ним на Брикстон-роуд, мне очень хотелось вернуться в Америку. В октябре 1912 года компания Карно снова отправились в плавание. Картинка справа относится ко второму американскому турне.


Листы 72-73.

Я купил это пальто у музыканта в Сан-Франциско во время моего первого американского турне. Я был высокого мнения об этом пальто. Пока кто-то не сказал, что в нем я выгляжу как хозяин цирка. После этого я больше его не носил. Не могу представить, кто могла быть маленькая Мэйбл (фото справа — прим.). Это была не Мейбл Норманд - я бы не назвал ее маленькой! Она была симпатичной темноглазой героиней комедий Кистоун.


Листы 74-75.

Я взял свою скрипку в Калифорнию в турне Карно. Альф Ривз в шляпе (на противоположной странице) и без нее (на этой странице).


Листы 76-77.

Вверху: я в центре Сан-Франциско. Слева: в роли пьяницы из Ночи в английском мюзик-холле. В 1911 году Мак Сеннет (в то время актер труппы Байограф Д. У. Гриффита) увидел, как я играл его в Мюзик-холле Уильяма Морриса в Нью-Йорке.


Листы 78-79.

Впервые, когда я был изображен один на афише, без упоминания Карно, было в театре Эмпресс в Сан-Франциско в 1911 году. Сид Грауман, владелец театра, сказал: Как только ты закончишь контракт с Карно, возвращайся сюда, и мы вместе будем устраивать концерты. Открытки справа датируются этим же периодом, показывают меня на границе с Мексикой, в Сан-Франциско и в Миннеаполисе. Два года спустя я все еще играл пьяного в Ночи в лондонском клубе, на этот раз в Эмпресс в Лос-Анджелесе, когда за кулисы после шоу, чтобы поздравить меня вернулся Мак Сеннетт. Я узнал о крупном мужчине с выпуклым лбом.
Он как бы случайно спросил меня, когда я присоединюсь к нему в Кистоун Фильм Компани, которую он основал в 1912 году. Я сказал, что могу начать в первую неделю декабря, когда закончится мой контракт с Карно. В последний раз я выступал с труппой 29 ноября 1913 года в Эмпресс в Канзас-Сити. Труппа возвращалась в Англию, а я - в Лос-Анджелес, где мне предстояло быть одному. Ощущение было тревожным.


Листы 80-81.

РАННИЕ ФИЛЬМЫ.

Я думал, что надену мешковатые штаны, большие туфли, трость и шляпу дерби. Я не мог решить, выглядеть ли мне старым или молодым, но вспомнив ожидания Сеннета, что я буду намного старше себя, я добавил небольшие усики, которые добавили бы возраста, не скрывая моего выражения. В тот момент, когда я был одет, одежда и грим позволяли меня чувствовать характер. К тому времени, как я вышел на сцену, Бродяга уже полностью родился.


Листы 82-83.

Большое фото: слева направо, Томас Харпер Инс, я, Мак Сеннет, Дэвид Уорк Гриффит. Мне очень понравился Мак Сеннетт. Гриффит копирует ту позу, которую политики использовали в 1914 году. Вклейка: Мейбл Норманд и плакат к моему второму фильму, представляющему Бродягу.


Листы 84-85.

ЗАРАБАТЫВАЯ НА ЖИЗНЬ
Переиздан в 1920 году как Пойманный Джонни.
Особенность первого фильма Чаплина, которая бросается в глаза, - длинные усы. Это восходит к Футбольному матчу, скетчу мюзик-холла Фреда Карно, в котором Чаплин был недобросовестным судьей. Фильм не удался, и, как говорят, Сеннетт винит во всем усы.
Подписи к кадрам.
1. Чаплин пытается добиться благосклонности 2. Минты Дёрфи и ее матери (Элис Дэвенпорт) 3. Но у него есть соперник (Генри Лерманн) 4. Успех Чаплина с дамами 5. приводит Лерманна в ярость, и. 6. начинается драка 7-8. которая приводит к травмам Чаплина, состоянию дискомфорта; 9. и женское сопровождение Чаплина утешает его.

Текст Чарли.
Я приехал в Лос-Анджелес и снял номер в небольшой гостинице. На следующее утро я сел в трамвай до пригорода Эдендейл. Студия Кистоун представляла собой полуразрушенное здание, окруженное зеленым забором, площадью 150 квадратных футов. На одной съемочной площадке Мейбл Норманд стучала в дверь и кричала: Впусти меня! На другой - великий Форд Стерлинг, которого я должен был заменить. Мак Сеннет отвел меня в сторону и объяснил свой метод работы: У нас нет сценария - мы берем идею, а затем следуем естественному ходу событий, пока она не приводит к погоне, которая является сутью нашей комедии. Мне выделили звездную гримерку, которую использовали Сеннет, Стерлинг и Роско Арбакл. Целыми днями я бродил по студии, гадая, когда же приступлю к работе. Наконец момент настал. Генри Лерман, главный режиссер Keystone после Сеннета, должен был начать новую картину и хотел, чтобы я играл газетного репортера. Зарабатывая на жизнь был первым из 35 короткометражных фильмов, которые я снял в Keystone в 1914 году. Фотографии отсюда до страницы 99 взяты из альбома для вырезок того периода.


Листы 86-87.

Чаплин создает впечатление, что он движется к карьере сильного злодея, со сдержанной акробатикой. Но время от времени он создает какие-нибудь счастливые позы или жесты, давая намек на свое будущее направление, как, например, в №12. Показанные сцены представляют собой только часть фильма.
10. Профессия Лерманна - журналист, его отправляют на поиски сенсаций. 11. и ему повезло, что он первым взял интервью у автомобилиста, попавшего в аварию. 12. Но Чаплин - его профессиональный соперник. 13-14. и сумел в суматохе найти записи и фотографии Лерманна. 15. Его преследует Лерманн ... 16. и он укрывается в доме рабочего, 17. где ему удается запереть Лерманна в спальне и 18. совершить побег.


Листы 88-89.

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ МЭЙБЛ.
1. Чаплин оставляет свою жену (Мейбл Норманд) одну на скамейке, пока гуляет. По возвращении он обнаруживает, что ее вовлекает в разговор гигантский незнакомец в спортивной одежде (Мак Суэйн). 2. Он выглядит достойно, 3. но встречает дерзость. 4-5. не обескураженный, он предпринимает дальнейшие попытки самоутвердиться, но 6. ему удается лишь повредить палец на ноге. 7-8. Ситуацию спасает приезд жены Суэйна, которая ругает его и уходит. 9. Чаплин выражает свое недовольство несчастной Мэйбл.


Листы 90-91.

10. Мэйбл решает, что ей нужно изучить искусство самообороны. 11. и берет боксерский манекен для тренировки. 12. Тем временем Суэйн терроризирует Чаплина в трактире. 13. По возвращении домой Чаплин сталкивается с манекеном и принимает его за Суэйна. 14. Он тщетно взывает к его лучшей природе. 16. Мэйбл играет на его заблуждении и обнимает манекен за шею. 17. Чаплин встает между ними, 18. но от размашистый удара манекена он падает на землю.


Листы 92-93.

ТРАНЖИРЫ.

Переиздан в 1920 году под название Ах, какая ночь!
1. Пьяный Арбакл возвращается в спальню в отеле 2. и Чаплин тоже. 3. Жена Арбакла возмущена. 4. И Чаплин тоже. 5. Два опозоренных мужа решают, 6. продлить совместное веселье, 7. и покинуть отель. 8. посетить Ресторан. 9. Чаплина уже в неустойчивом равновесии.


Листы 94-95.

10. но они чувствуют себя как дома, 11. и натыкаются на своих жен, 12. которые в жажде возмездия бросаются за ними в погоню. 13. Они спешат убежать из ресторана и 14. затем бродят по парку, 15. очень близко к краю декоративного озера, 16. Садятся в найденную ими лодку, и 17. устраиваются в ней спать, 18. но она тонет под ними.


Листы 96-97.

ТЕСТО И ДИНАМИТ
Выпуск этого фильма был отложен до 1916 года. Выпущен в 1920 году как Создатели пончиков.
1. Чаплин пытается угостить Вивиан Эдвардс причудливыми пирожными, но они прилипают к его рукам, 2. и неумышленным жестом посылает одно пирожное 3. в глаза покупателю. 4. Пытаясь исправить повреждение, Чаплин только усиливает его. 5. Оскорбленный клиент уходит. Владелец (Фриц Шаде) и его жена (Норма Николлс). 6. Чаплин спешит через кухню и 7. падает на другого официанта (Конклина). 8. Он получает поддержку от Повара, 9. и настаивает, что Конклин должен поднять и убрать посуду - начинается драка, 10. и Чаплин проваливается через люк, ведущий в пекарню. 11. Он осматривает печи и 12. обжигает пальцы.


Листы 98-99.

13. Работники пекарни бастуют, а Чаплину приказывают делать их работу. 14 Забастовка направлена на то, чтобы запугать его. Однако он столь энергично завладевает лопатой, 17. что в итоге ударяет Конклину в глаз. 18. Спускаются поболтать официантки, и Чаплин шлет прочь Конклина. 19. Некоторое время он успешно их развлекает, 21. но его демонстрация замешивания теста оканчивается катастрофой. 22. Чарли вызывается нести мешок с мукой из кухни. 23. Он вслепую бросается с ним через Ресторан.


Листы 100-101.

25-28. Его попытки нести поднос с выпечкой на голове 29-30. приводят лишь к рассыпанию. 31-32. Тем временем бастующие вставляют динамитную шашку в буханку, 33-35. и инструктируют проходящего мимо ребенка попросить, чтобы его можно было положить в духовку, чтобы он снова испекся. Чаплин по незнанию опорожняет корзину для посуды над головами заговорщиков, 36. которые принимают ответные меры.


Листы 102-103.

37-39. Чаплин демонстрирует свой метод изготовления булочек. Берет жену хозяина и вновь помогает ей подняться по лестнице. 40. К сожалению, отпечатки его рук видны на ее спине. 41. и возбуждают ревность мужа. 42-44. Чаплин отбивается всеми возможными снарядами и кажется 45. вероятным победителем. 47. когда в духовке взрывается запечатанная булочка.


Листы 104-105.

В 1914 году, когда Голливуд был еще в зачаточном состоянии, в Лос-Анджелес из Нью-Йорка приехал Даймонд Джим Брэди с сестрами Долли и их мужьями и устроил щедрый званый обед в отеле Александрия. Стоят слева направо: Морис Фаркуар, Лу Теллеген, неизвестный, Оуэн Мур (первый муж Мэри Пикфорд), я, Брэди, Реймонд Хичкок, неизвестный, Сеннетт, двое неизвестных. Сидит: вторая слева Карлотта Монтерей (впоследствии третья жена Юджина О'Нила); третья слева - Мейбл Норманд; третья справа - Эдна Пёрвиенс.

Листы 106-107.

В ноябре 1914 года я подписал контракт с Дж. М. Андерсоном (известным как Брончо Билли) и Джорджем К. Спуром из компании Essanay в Чикаго. Я должен был получать 1250 долларов в неделю и писать сценарии и снимать свои фильмы, а также сниматься в них. Я снял шестнадцать фильмов для Essanay, большинство из них с участием прекрасной Эдны Пёрвиенс (слева).


Листы 108-109.

Первыми двумя были картины "Его новая работа" (вверху) и "Ночь напролёт", обе короткометражки вышедшие в феврале 1915 года. В Ночи напролёт дебютировала девятнадцатилетняя Эдна.


Листы 110-111.

Вот я с Лео Уайтом в Чемпионе, моем третьем фильме для Essanay, в котором крошечную роль сыграл Дж. М. Андерсон. Название компании было создано из комбинации его фамилии и фамилии Спура (“S” and “A”).


Листы 112-113.

Я в центре довольно неряшливой группы на открытке выше, а на фотографии сверху я надел индийский головной убор - несомненно, в качестве комплимента торговой марке Essanay (она с изображением индейца — прим.). Мой первый фильм на Essanay был снят в Чикаго, следующие пять - в Сан-Франциско, а остальные - в Лос-Анджелесе. Хотя студия там находилась в трущобах, она позволяла мне быть недалеко от Сиднея, который заменил меня в Keystone. Он завершит свой контракт за месяц до окончания моего в Essanay. Мой успех был теперь настолько велик, что Сидней решил посвятить все свое время ведению моих дел. Я знал о своей популярности в Лос-Анджелесе, но не понимал ее масштабов.


Листы 114-115.

Работа (июнь 1915 г.) была также известна под названием Бумажная вешалка, а сцена у печи (слева) позже была включена в Тройную неприятность (1918 г.).


Листы 116-117.

Женщина (июль 1915 г.) была моей второй попыткой перевоплощения в женщину. Я уже играл ревнивую жену в Деловом дне на Кистоун.


Листы 118-119.

Подпись на фото: УЖИН, УСТРОЕННЫЙ Чарли Чаплину. КАСЛ КЕЙВ, 10 ФЕВРАЛЯ 1916 г.
Я четвертый справа в центральном ряду на ужине, устроенном для меня в Нью-Йорке. Я помню, что мужчина с усами справа вдали - известный карикатурист - в ту ночь напился и был очень забавен. Это Маркус Лоу в остроконечном колпаке в заднем ряду.


Листы 120-121.

В то время я писал много музыки (у меня даже была собственная компания) и с тех пор продолжаю писать. С шестнадцати лет я играл на скрипке и когда-то имел большие амбиции стать концертным исполнителем. Что касается виолончели - я хорошо с ней позировал, но только и всего.

Листы 122-123.

В декабре 1915 года я сделал свой "Бурлеск на Кармен" в двух частях, но после того, как я ушел, Essanay добавил еще две части и выпустил его в апреле 1916 года, к моему большому раздражению. Это привело к судебной тяжбе.
X