Диагностика и профилактика дисграфии у учащихся младших классов

Формат документа: doc
Размер документа: 0.54 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

ВЯТСКИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
Гуманитарный факультет
Кафедра педагогики



Диагностика и профилактика дисграфии у учащихся младших классов общеобразовательной школы

Выпускная квалификационная работа
студента направления Специальное
(дефектологическое) образование
Овечкина Дарья Александровна

Научный руководитель-
Старший преподаватель И.В. Луконина
_________________________

Рецензент-
_________________________
(учёная степень, научное звание, Ф.И.О)

Допущен (а) к защите
Зав. Кафедрой
доктор педагогических наук, профессор
Н.С. Александрова __________________
___ ____________________ 20___г.



Киров, 2014г.

Содержание
Введение 3
Глава 1. Теоретический анализ диагностики и профилактики дисграфии младших школьников общеобразовательной школы 8
1.1 История и современное состояние проблемы расстройств письма у младших школьников. Этиология и патогенез нарушения письменной речи
1.2 Симптоматика дисграфий 16
1.3 Классификация дисграфий 31
1.4 Выводы по теоретической части исследования 44
Глава 2. Эмпирическое исследование диагностики и профилактики дисграфии младших школьников общеобразовательной школы 45
2.1 Общая схема исследования, участники исследования
2.2 Методы исследования 45
2.3 Результаты эмпирического исследования диагностики и профилактики дисграфии младших школьников 48
2.4 Интерпретация результатов эмпирического исследования 58
Заключение 67
Список литературы 69
Приложения 74


Введение
Проблема нарушения письменности у младших школьников весьма актуальна в наше время. Очень многие дети испытывают трудности в овладении грамотностью и письмом. Трудности усвоения тех или иных школьных предметов являются наиболее частой причиной школьной дезадаптации, резкого снижения учебной мотивации, возникающих в связи с этим трудностей в поведении, а иногда даже и криминального поведения.
Проблема нарушений письменной речи у школьников - одна из самых актуальных для школьного обучения, поскольку письмо и чтение из цели начального обучения превращаются в средство дальнейшего получения знаний учащимися. С каждым годом в начальных классах школ увеличивается количество детей с различными видами дисграфии. Нарушения письма у детей изучаются давно, но до настоящего времени этот вопрос остаётся одной из актуальных проблем логопедии. Своевременное выявление нарушений письма, точное определение их патогенеза в каждом отдельном случае, отграничение дисграфий от ошибок письма иного характера чрезвычайно важно для построения системы логопедической работы. Особую значимость проблема приобретает в практике обучения детей, имеющих врождённую расщелину губы и нёба.
По разным данным, несколько десятков процентов детей не могут овладеть школьными навыками по состоянию своего нервно-психического здоровья. При этом у 2-10% учеников массовой школы и до 50% учеников вспомогательной школы препятствием для обучения становится дисграфия. Используя различные подходы, исследователи за рубежом сумели лишь отчасти раскрыть патогенез этого состояния и сформулировать некоторые принципы диагностики и коррекции. В нашей стране работ, посвященных специально дисграфии, почти нет, в имеющихся раскрывается, как правило, педагогический аспект этого расстройства.
Письменность - это особая, новая для ребенка знаковая система. Трудность ее усвоения связана не только с тем, что это символы второго порядка (символическое обозначение слов, которые сами являются символами первого порядка). Другая трудность обусловлена высокой степенью произвольности акта письма и наличием у него сложноорганизованной сенсомоторной базы. Чтобы овладение письмом стало возможным, языковые и когнитивные способности ребенка должны достичь определенного, минимально необходимого уровня зрелости. Поскольку хронологически этот этап совпадает с моментом поступления ребенка в школу, то это состояние называют школьной зрелостью. Нередко значение этого понятия абсолютизируют, полагая, что по его достижении ребенок способен обучаться в школе по любой программе. Однако транскультуральные сопоставления показывают скорее его условность. В разных странах это происходит в разном возрасте: в Индии - в 4 года, в Англии - в 4-5, Швеции, Германии - в 6-7, в США - в 6 лет. Знакомство с методиками начального обучения в этих странах показывает, что они адаптированы применительно к особенностям психики детей данного возраста. Эта адаптация касается как содержания и методов обучения, так и стиля взаимоотношений с детьми в классе. Таким образом, понятие школьная зрелость следует соотносить с уровнем требований и методикой обучения, присущими той или иной программе.
Сейчас около 50% школьников, имеющих врождённую расщелину губы и нёба, испытывают значительные затруднения в овладении грамотой и правописанием. Распространённость подобных отклонений во многом объясняется неудовлетворительным состоянием практики их преодоления и тех теоретических представлений, на которых она базируется.
В изучении закономерностей возникновения нарушений письма мы опирались на принцип системного подхода к рассмотрению речевой патологии. Системный анализ речевой деятельности, подчинённый принципу развития, помог нам раскрыть связи, существующие между функцией речедвигательного анализатора и слуховым восприятием, между произносительной деятельностью и формированием фонематических представлений, между устной и письменной речью. Анализ аномалий, проведённый с учётом законов развития, позволил также оценить роль основного дефекта артикуляции в становлении речи ребёнка, отделить первичные недостатки от проявляющихся следствий.
Впервые о такой проблеме в конце XIX - начале XX веков заговорили ученые, как А. Куссмауль, В. Морган, О. Беркан, Л. Гинельвунд, Ф. Варбург,
П. Рашбург и др.
Среди отечественных авторов, посвятивших свои работы вопросам изучения нарушения чтения у детей следует отметить такие имена:
Р.А. Ткачева, С.С. Мухина, М.Е. Хватцева, Р.Е. Левина, А.Н. Корнев, Р.И. Лалаева и др.
Учения о нарушениях письма существует уже более 100 лет. Однако и до настоящего времени вопросы диагностики и коррекции этих нарушений являются актуальными и сложными.
Актуальность нашей работы заключается в том, что количество детей с нарушениями письменной речи увеличивается с каждым годом, в связи с этим многие исследователи, учёные, логопеды стали разрабатывать различные методики по устранению разных форм дисграфии.
Актуальность и теоретическая значимость проблемы нарушения письма у младших школьников позволяет нам определить предмет, объект, гипотезу и задачи исследования.
Цель исследования: изучить симптоматику дисграфических ошибок учащихся младшего школьного возраста и определить пути и методы коррекционно-развивающей работы по устранению дисграфии в условиях школьного логопункта.
Объект исследования: дисграфические ошибки у младших школьников общеобразовательной школы.
Предмет исследования: методы коррекции специфических (дисграфических) ошибок письма у младших школьников общеобразовательной школы.
Гипотеза исследования: коррекционная работа по устранению нарушений письма у учащихся младших классов будет эффективна при использовании нейропсихологических методов коррекции по преодолению нарушения письма у младших школьников.
Из цели, гипотезы и учитывая специфику предмета исследования, определены следующие задачи:
1. Определить теоретическую сущность возникновения дисграфии у детей младшего школьного возраста
2. Проанализировать методы предупреждения и коррекции дисграфии у детей младшего школьного возраста.
3. Составить систему логопедической работы по устранению акустической дисграфии.
Методологической базой и теоретической основой нашей работы являются работы по проблеме нарушений письменной речи А.Н. Корнева,
Р.И. Лалаевой, И.Н. Садовниковой, Т.А. Фотековой.
Теоретическая значимость заключается в том что, в работе проанализированы источники, обобщен и систематизирован материал по проблеме коррекции нарушения письма у учащихся начальных классов. Рассмотрены общие подходы и методики устранения дисграфии. Практическая значимость заключается в том, что в работе подобрана методика для коррекции дисграфии, которая в дальнейшем может применяться в работе педагогами - практиками.
Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Теоретический анализ диагностики и профилактики дисграфии младших школьников общеобразовательной школы
1.1История и современное состояние письма у младших школьников
Этиология и патогенез нарушений письменной речи
Изучение нарушений письма и чтения у детей начинается с конца прошлого столетия и совпадает по времени с введением в наиболее развитых странах Европы государственного школьного обучения, доступного широким массам детей. При этом стало очевидным, что, кроме детей, не способных учиться из-за умственной отсталости, есть и другие, которые не могут овладеть грамотой, несмотря на нормальное интеллектуальное развитие.
В 1896 году английский врач P. Morgan [39, с. 33].описал четырнадцатилетнего мальчика, испытывавшего огромные трудности в чтении и письме. Он был сообразительным ребенком, успевал по алгебре, но с огромным трудом выучил алфавит и не мог научиться читать. В 1897 году аналогичный случай описал тоже англичанин, J. Кеrr, а уже в 1905 году вышла работа С. Thomas, обобщившая наблюдения ста случаев подобных нарушений. Позднее симптоматика таких состояний была тщательно изучена и детализирована в работах S. Orton (1937), М. Critchley (1970), Z. Matejcek (1972) и других исследователей. Если S. Orton, например, описывает лишь пять патогномоничных признаков специфических нарушений чтения, то у Е. Schwalb и соавторов (1971) их насчитывается уже шестнадцать.
Определения и терминология за более чем полувековой период изучения проблемы менялись неоднократно, и, тем не менее, единой, удовлетворяющей всех формулировки еще не найдено [Strother J., 1973]. Ни у кого не вызывает сомнений, что существуют дети с избирательными нарушениями чтения или письма. Однако сущность этого явления понимается по-разному. Для одних это одно из проявлений недоразвития устной речи [Спирова Л. Ф., Ястребова А. В., 1988], первичное расстройство звуковой структуры в письменной речи [Schilder P., 1944]. Для других - генуинное, идиопатическое моносимптоматическое расстройство [Critchley M., 1970]. В педагогической литературе принято к избирательным, специфическим нарушениям чтения относить случаи, когда возраст чтения (reading age) отстает от умственного возраста (mental age) на 20% и более или на два и более класса [Myklebust H., 1973].
Весьма разнообразна использовавшаяся применительно к этим состояниям терминология: словесная слепота по P. Morgan (1896) и
J. Hinshelwood (1917), легастения и словесная амблиопия [Claiborne J., 1906], алексия развития [Jackson E., 1907], зрительная словесная амнезия [Witmar С., 1907; Wolf J., 1916], парциальная анальфабетия [Engler В., 1917], брадилексия [Clapared E., 1916], стрефосимболия [Orton S., 1937], специфическое расстройство чтения [Silver A., Hagin R., 1960], специфическая задержка чтения [Rutter M., Yule W., 1973], врожденное нарушение чтения и письма [Walter В., 1954] и, наконец, дислексия развития [Critchley M., 1964] - термин, ставший наиболее употребимым в последние десятилетия, хотя не все признают его достаточно корректным [Rutter M., 1987].
Кроме терминологических предпочтений, формулировка диагноза обычно зависит и от профессиональной принадлежности специалиста: одно и то же состояние педагог скорее назовет специфическим нарушением чтения (specific reading disability), а врач - дислексией развития (developmental dislexia). Западные исследователи обычно включают в круг дислексии и нарушения письма, терминологически не выделяя последние.
Российские специалисты в данной области (подавляющее их большинство - логопеды) терминологически чаще выделяют специфическое нарушение письма - дисграфию и значительно реже - дислексию, приравнивая это явление к нарушениям чтения в широком смысле слова или используя последние два термина как синонимы. Подобные различия в категоризации одного и того же явления, зависящие от принадлежности исследователя к разным научным отраслям, приверженности определенным школам и научным направлениям, затрудняют междисциплинарный синтез знаний о природе дислексии.
При всем разнообразии подходов к обсуждаемой проблематике можно выделить несколько магистральных направлений исследования.
Дисграфия - большей частью врожденное расстройство, процесс письма изначально формируется искаженно. В случае приобретенной дисграфии, письмо было сформировано, а затем навык пострадал или исчез. [8, с. 18].
В основе дисграфии могут лежать различные этиологические факторы:
биологические причины. Недоразвитие или поражение головного мозга в разные периоды развития ребенка (пренатальный, натальный, постнатальный), патологии беременности, травматизация плода, асфиксии, менингоэнцефалиты, тяжелые соматические заболевания и инфекции, истощающие нервную систему ребенка. В результате страдают отделы головного мозга, обеспечивающие психологические функции, участвующие в процессе письма. При наличии органического повреждения головного мозга, дисграфии в большинстве случаев предшествует дизартрия, алалия, афазия или она возникает на фоне ДЦП, ЗПР, умственной отсталости, задержки психомоторного развития.
социально-психологические причины. К таким причинам относятся недостаточность речевых контактов, педагогическая запущенность, синдром госпитализма и т. д.
Частичное расстройство процессов чтения и письма обозначают терминами дислексия и дисграфия. Применительно к младшим школьникам вернее говорить не о расстройстве, а о трудностях овладения письменной речью. Их основным симптомом является наличие стойких специфических ошибок, возникновение которых у учеников общеобразовательной школы не связано ни со снижением интеллектуального развития, ни с выраженными нарушениями слуха и зрения, ни с нерегулярностью школьного обучения. Дислексия и дисграфия обычно встречаются в сочетании.
Этиологическое исследование нарушений письменной речи затруднено тем, что оно всегда ретроспективно, ибо факторы, вызвавшие указанные расстройства, к моменту поступления ребенка в школу могут отойти на второй план.
Тем не менее, анализ литературных данных позволяет установить целый ряд причин, возникших одновременно или последовательно. Нарушения чтения и письма могут быть обусловлены задержкой в формировании определенных функциональных систем, важных для освоения письменной речи, вследствие вредностей, действовавших в различные периоды развития ребенка. Кроме того, дислексия и дисграфия возникают при органических речевых расстройствах (А.Р.Лурия, С.М.Блинков, С.С.Ляпидевский, М.Е.Хватцев). Некоторые исследователи отмечают наследственную предрасположенность к дислексии (Б.Хапырен, М.Рудинеско и др.), когда передается качественная незрелость отдельных мозговых структур, участвующих в организации письменной речи. В отечественной литературе распространена концепция Р.Е.Левиной, трактующей нарушения чтения и письма как проявление системного нарушения речи, как отражение недоразвития устной речи во всех ее звеньях. [15].
Исследования последних десятилетий доказывают, что нередко одной из причин рассматриваемых нарушений чтения и письма являются трудности становления процесса латерализации [39, с. 33] (функциональной асимметрии в деятельности парных сенсомоторных органов). Несформированная в срок, а также перекрестно сложившаяся латералита обнаруживает, что не установилась доминантная роль одного из больших полушарий головного мозга. Это может явиться причиной нарушений речевого развития. В случаях задержки процесса латерализации и при различных формах конфликта доминирования затруднен корковый контроль над многими видами деятельности. Так, письмо правой рукой у ребенка-левши может страдать из-за снижения аналитико-синтетических способностей подчиненной гемисферы.
Дислексия и дисграфия могут быть следствием расстройства, имеющего место в обширной области праксиса и гнозиса, обеспечивающих восприятие пространства и времени, ибо важнейший фактор дислексии и дисграфии заключается в трудности нахождения исходной точки в пространстве и времени, а также в анализе и воспроизведении точной пространственной и временной последовательности (М.Суле, Ж.Ажуриагерра, Ф.Кошер).
Н.Гранжон и Ж.Ажуриагерра выражают мнение, что хорошо латерализованный ребенок имеет в своем правшестве или четком левшестве ясные справочные пункты, тогда как слабо или перекрестно латерализованный теряет опорные пункты, важные для его конструктивных действий. Связь между плохой латерализацией и нарушениями письменной речи имеет опосредованный характер, т.к. решающую роль играет не само состояние латералиты, а связанная с нею несформированность пространственных представлений и ориентировок. [39].
Интересно наблюдение М.Куцема и К.Лоная, указавших в качестве одной из причин дислексии на нарушение синтеза слуховых и зрительных возбуждений на уровне коры головного мозга.
Исследования выявляют также у детей с нарушениями чтения и письма в значительном проценте случаев несформированность произвольной моторики, недостаточность слухо-моторных координации и чувства ритма. [21, с. 5-8].
Возможно сочетание дислексии и дисграфии с умственной недостаточностью, снижением слуха или зрения, двуязычием, а семье, нерегулярностью школьного обучения. Каждый подобный случай требует тщательной диагностики.
Обри - Рудинеско установила новый патогенетический тип дислексии, при которой ведущими являются аффективные расстройства. Эта точка зрения была развита Дж.Гюттоном, который показал роль аффективного феномена в интеграции телесной схемы - в случаях дислексии, патологическую основу которой составляют недостаточность либо запаздывание формирования схемы тела. Большинство сторонников концепции дислексии как симптома неврологической незрелости также рассматривают возможность патогенеза, где ведущими являются аффективные нарушения. Сказанное не вызывает сомнений, если помнить, что эффективность является важным двигателем всей психической жизни ребенка.
По данным исследовательской группы Института Клапареда, в основе дислексии можно нередко наблюдать действие отрицательной связи мать-ребенок. Так, ребенок, которого кормят насильно, и который приучается сопротивляться в отношении съестного, приобретает ту же манеру и в отношении пищи интеллектуальной. Сопротивление, которое он обнаруживает при общении с матерью и при случае переносит на педагога, позволяет порой объяснить механизм дислексии, когда ошибки, обычные для начального периода обучения, продолжают удерживаться и в дальнейшем.
Проиллюстрируем сказанное примером из школьной биографии ребенка, имеющего первичные аффективные расстройства (A.-M.Fichot. L'enfant dyslexique. Paris, 1967. С.70 -72). Речь идет о мальчике восьми лет, собственная неуравновешенность которого отражает неблагополучие семейной жизни. Отец уехал, когда ребенку было три года. Мать много раз пробовала найти ему замену. Озабоченная, вновь оставленная, неспокойная, она стремилась компенсировать свой недостаточный интерес к сыну тем, что оплачивала его ученье в полуинтернате с хорошей репутацией.
На первом году обучения мальчик плохо писал и читал, нагромождая ошибки дислексического характера. Будучи раздражительным, недисциплинированным и к тому же мастером на раздоры, он, постоянно наказанный, находился обычно за дверью. Он появлялся неряшливый, грязный, грубый и агрессивный с волочащейся по полу огромной ученической сумкой, полной измочаленных книг и тетрадей, а также различных предметов, которые он собирал в мусорных ящиках перед тем, как войти в класс.
В течение трех месяцев педагогические усилия не имели никакого результата: ребенок был постоянно рассеян, не обнаруживал никакого стремления к участию в работе, всегда был готов обменяться местом, пером или тетрадью и проявил особое проворство в том, чтобы сделать непригодным все то, к чему прикасался.
В течение этих трех месяцев четверть часа в день, специально отведенная для самовыражения детей, посвящалась этим ребенком подчеркнутой демонстрации грубой и многословной агрессивности, что выражалось в его рисунках, посвященных исключительно теме бомбардировок, с сильным стуком подставки, сопровождающим моменты взрывов. Конечным результатом оказывалась бесформенная пачкотня. Единственный положительный момент всего этого то, что обстановка в классе становилась относительно более спокойной. В течение следующих шести месяцев сцены бомбардировок совершенствовались, изображались бойцы, война организовывалась, появились уцелевшие. В тетрадях битва продолжалась: перестановки букв, смешения, помарки, кляксы умножались, но улучшался контакт, ребенок не выражал более враждебности в отношении педагога (вероятно, единственного человека в заведении, который не прибегал к наказаниям). Мальчик пытался проявить свое расположение и выразить на свой манер, желание работать хорошо. Мало-помалу в рисунках появились новые персонажи, неизменно воинственные, но разряжаясь через них, мальчик постепенно обнаруживал более надежное продвижение и в других видах деятельности. При отсутствии подлинной психотерапии и при невозможности воздействия на семейную среду, видимо, эти сеансы явились благоприятным обстоятельством, способствующим заметному освобождению от агрессивности и успокоительной перемене. Они позволили хотя бы на втором году направить часть энергии на управляемый процесс обучения.
Подтверждением значимости первичных аффективных расстройств являются рецидивы дислексии и дисграфии, когда после тревожных событий в семье ребенка уже частично преодоленные нарушения чтения и письма обнаруживаются вновь со всеми своими проявлениями.
Значительная задержка в осознании ребенком телесной схемы может иметь различные причины. А.-М. Фишо указывает основные из них: нарушения неврологического характера; аффективные потрясения; недостаток знаний у ребенка; недостаточность его моторного развития. Когда в дальнейшем временно-пространственная организация усовершенствуется, могут остаться в виде последствий трудности чтения и письма.
Ошибки чтения и письма не являются ни постоянными, ни идентичными для конкретного слова. Такая изменчивость нарушений показывает, что ни один из патогенетических факторов не является решающим, но каждый имеет значение в совокупности с другими. Невозможно найти универсального объяснения, применимого ко всем случаям нарушений чтения и письма. Эти нарушения основываются на совокупности дисфункций: недостаточной сформированное речи, ручной умелости, телесной схемы и чувства ритма
(Ж. Ажуриагерра, К.Лонай, Н.Гранжон, С.Борель-Мэзонни). Многообразие патогенетических факторов рассматриваемых нарушений позволяет некоторым исследователям утверждать, что нет дислексии, есть дислексики (М.Рудинеско, М.Трела). Такое разнообразие научных толкований природы нарушений чтения и письма говорит о сложности данной проблемы. [14].
Тем не менее, продолжаются попытки классифицировать нарушения письменной речи. Новейшая классификация дислексии разработана Р.И.Лалаевой и включает следующие виды: фонематическую, семантическую, аграмматическую, оптическую и мнестическую дислексию. Разработана также и близкая данной классификация дисграфий, в которой выделены следующие формы: артикуляторно-акустическая; аграмматическая; оптическая; дисграфия на почве нарушения языкового анализа' и синтеза; дисграфия на основе нарушений фонемного распознавания. [14, с. 115].
По нашему убеждению, любая классификация лишь тогда подтверждает свою жизнеспособность, когда она становится рабочим инструментом специалистов.
Далее сосредоточимся на основной теме изложения - нарушениях письма, поскольку нарушения чтения заслуживают самостоятельного рассмотрения.
В этиологии расстройств письменной речи выделяют две группы явлений:
Конституциональные предпосылки (наследственная предрасположенность)
Энцефалопатические расстройства, обусловленные вредностями пренатального, натального, постнатального периодов развития. Повреждения на ранних этапах онтогенеза чаще вызывают аномалии развития подкорковых структур, "поздние" вредности в большей степени затрагивают кору головного мозга.
1.2 Симптоматика дисграфий
Основными симптомами дисграфии являются специфические (т.е. не связанные с применением орфографических правил) ошибки, которые носят стойкий характер, и возникновение которых не связано с нарушениями интеллектуального или сенсорного развития ребенка или с нерегулярностью его школьного обучения. [15, с. 228].
Мы применили принцип поуровневого анализа специфических ошибок - для удобства их систематизации как в целях их детального исследования, так и в целях лучшей организации коррекционного воздействия. Это позволило выделить три группы специфических ошибок:
ошибки на уровне буквы и слога;
ошибки на уровне слова;
ошибки на уровне предложения (словосочетания).
Главным критерием диагностики дисграфии принято считать наличие на письме так называемых "специфических ошибок".
пропуски букв, слогов, слов, их перестановки
замены и смешения букв, близких по акустико-артикуляторным характеристикам соответствующих звуков
смешения букв, сходных по начертанию
нарушения грамматического согласования и управления слов в предложении. Иначе говоря, искажения, замены, смешения букв (оптико-артикуляторно-акустический признак), искажение буквенно-слоговой структуры слов (пропуски, перестановки, добавления, разрывы), нарушения структуры предложений (пропуски, разрывы, перестановки слов.
ошибки на уровне буквы и слога
Это наиболее многочисленная и разнообразная по типам группа ошибок. Рассмотрим в первую очередь ошибки, отражающие трудности формирования фонематического (звукового) анализа; затем - ошибки фонематического восприятия (т.е. дифференциации фонем), а далее - ошибки иной природы.
Ошибки звукового анализа.
Д.Б. Эльконин определял звуковой анализ как действие по установлению последовательности и количества звуков в составе слова. В.К. Орфинская выделяла простые и сложные формы фонематического анализа, среди которых - узнавание звука среди других фонем и вычленение его из слова в начальной позиции, а также полный звуковой анализ слов. Простые формы анализа формируются в норме спонтанно - до поступления ребенка в школу, а сложные - уже в процессе обучения грамоте. Несформированность действия звукового анализа проявляется в письме в виде следующих типов специфических ошибок: пропуск, перестановка, вставка букв либо слогов. [21, с. 6].
Пропуск свидетельствует о том, что ученик не вычленяет в составе слова всех его звуковых компонентов, например снки - санки, кичат - кричат. Пропуск нескольких букв в слове есть следствие более грубого нарушения звукового анализа, приводящего к искажению и упрощению структуры слова: здоровье - дорве, брат - бт, девочка - девча, колокольчики - калкочи.
По нашим наблюдениям, пропуску буквы и слога до некоторой степени способствуют следующие позиционные условия:
а) встреча двух одноименных букв на стыке слов: ста(л) лакать, прилетае(т) только зимой, живу(т) дружно. В последнем случае по нормам орфоэпии произносится живуд дружно, т.е. имеет место регрессивная ассимиляция;
б) соседство слогов, включающих одинаковые буквы, обычно гласные, реже согласные: наста(ла), кузнечи(ки), ка{ра)ндаши, си(ди)т, ходи(ли), хрустит) и т.д. Можно предполагать, что дети, сопровождая письмо проговариванием, не согласующимся с темпом письма, сбиваются с замысла, встретив в составе слова повторяющийся звук.
Перестановки букв и слогов являются выражением трудностей анализа последовательности звуков в слове. Слоговая структура слов при этом может сохраняться без искажений, например: чулан - чунал, плюшевого - плюшегово, ковром - корвом, на лугах - нагалух, взъерошился - зверошился и др. Более многочисленны перестановки, искажающие слоговую структуру слов. Так, односложные слова, состоящие из обратного слога, заменяются прямым слогом: он - но, от школы - то школы, из берегов - зи берегов. В двусложных словах, состоящих из прямых слогов, один из них заменяется обратным: зима - зиам, дети - дейт. Наиболее часты перестановки в словах, имеющих стечение согласных: двор - довр, стёр - сёрт, брат - барт и т.д.
Вставки гласных букв наблюдаются обычно при стечении согласных (особенно, когда один из них взрывной): шекола, девочика, душиный, ноябарь, дружено, Александар. Эти вставки можно объяснить призвуком, который неизбежно появляется при медленном проговаривании слова в ходе письма и который напоминает редуцированный гласный.
Внешне с этими вставками сходны нижеследующие примеры, однако в них отмечается одна особенность: вставленной оказывается гласная, уже имеющаяся в составе слова, например: дуружно, в лесоко, на речуку, в укуклы. В отдельных случаях подобное повторение происходит с согласной: гулямем, сахахрный и др. Подобная вставка есть, по нашему мнению, отражение колебаний школьника при передаче последовательности звуков в слове, когда в письме отразились одновременно и не замеченная ребенком ошибка, и правильное написание. На это указывает всегда симметричное расположение вставленной буквы: ярече, на речуку, сахахрный, деверь. Диктуемое слово звучит доли секунды, ребенку сложно уловить мгновенное чередование фонем, их точную последовательность. Сравним аналогичное написание с последующим исправлением ошибки самим пишущим - когда включена операция контроля:

В последние годы у младших школьников стали обнаруживаться ошибки, которые нельзя отнести ни к одному из известных типов, а именно: в словах, начинающихся с прописной буквы, первая буква воспроизводится дважды, но во второй раз уже в виде строчной - Аавгуст, Рручей, Сскоро, Ггрибы, Оосень, Рребята. Эти ошибки - результат механического закрепления графо-моторных навыков, к которому привели первоклассников письменные упражнения в Прописях, где предлагаются для письма образцы букв в следующем виде: Вв, Лл, Сс, Ии, Ёё, Хх, Ээ.
Нередко учителя проводят по этому принципу написание всех остальных букв алфавита, Сдвоенное написание закрепляется в двигательной памяти детей и сохраняется в их письме в последующие годы.
Если сравнить ошибки типа Аавгуст, дружено и дуружно, можно убедиться, что, хотя все они формально подпадают под категорию вставки, природа этих ошибок различна, а потому они требуют разных методов искоренения. Последний пример должен быть отнесен к разряду перестановок, и тогда школьника следует тренировать в анализе последовательности звуков в постепенно усложняющихся комплексах (слогах, словах). В первом случае нужно устранить саму возможность механической тренировки в написании сдвоенных букв, а во втором случае - уточнять в проговаривании звуковой состав слова. [35].
Таким образом, при выборе наиболее целесообразных приемов коррекции логопед не может ограничиться формальной классификацией ошибок. Необходимо установить истоки ошибок с учетом всей совокупности специфических ошибок, характерных для каждого ученика. [14].
Ошибки фонематического восприятия.
В основе таких ошибок лежат трудности дифференциации фонем, имеющих акустико-артикуляционное сходство. В устной речи недифференцированность фонем ведет к заменам и смешениям звуков. Применительно к письму мы в подобных случаях обнаруживаем смешение букв, но не замену, что означало бы полное исключение из письма одной из смешиваемых букв, чего не происходит. Смешение букв указывает на то, что пишущий выделил в составе слова определенный звук, но для его обозначения выбрал несоответствующую букву. Это может иметь место при:
нестойкости соотнесения фонемы с графемой, когда не упрочилась связь между значением и зрительным образом буквы;
нечетком различении звуков, имеющих акустико-артикуляционное сходство.
По акустико-артикуляционному сходству смешиваются обычно следующие фонемы: парные звонкие и глухие согласные; лабиализованные гласные; сонорные; свистящие и шипящие; аффрикаты смешиваются как между собой, так и с любым из своих компонентов. Приводим примеры смещений в письме школьников.
Звонкие и глухие парные согласные в четкой позиции (т.е. исключаются случаи оглушения звонких и озвончения глухих в соответствии с орфоэпическими нормами):
Д - Т - тавно, сыдый, деди, дрещат, медёт вьюга, втрук, ситит, блетный, допетое бревно, итут домой.
- С - кослик, вазилёк, привосит, река узнула, как в зказке, звою сумку, саснуть.
Б - П - попеда, бодарил, просают, пельё, балатка, польшие.
Ж - Ш - шдёт, ужибла, кружился снешок, жумно, жишки, ложадь, весело шушшали шуки....
Г - К - долко, клавный, досга, кокда, собага, груглый, уколок.
В - Ф - портвель, ворточка, картовель, вавли, фьюга, ковта.
Лабиализованные гласные:
О - У - звенит рочей, по хрупкумульду, сизый голобь, дедошка.
Ё - Ю - клёква, лёбит, замюрзли, тюплый, салёт, самолют, перелютные птицы, висело ружью.
Заднеязычные:
Г - К - X - черёмука, колгоз, гороговый, за голмом. Сонорные:
Р - Л - хородный, смерый, провеляр, крюч, лабота.
Й - Л' - тут бывалети солька - тут бывает и сойка...
Свистящие и шипящие:
С - Ш - шиски, восли, шушим, шажали, пушиштый, гнёздыско.
- Ж - жажгли, скажал, излозение, привежли, зелезо, прузына.
С - Щ - нещёт, сенок, сетка.
Аффрикаты:
Ч - Щ - стущал, роча, хичный, чепки, пича, щасто. ц _ Ч-Ц - сквореч, граци, чапля, процитал, цястый.
Ч - Т - черчит, утитель, Жутька, вместе играч,
Ц - Т - девотька. пцицы, цвецет, Пеця...
Ц-С - рельцы, куриса, улиса...
Смешение букв по кинетическому сходству
Исследователи традиционно объясняют любые смешения либо акустико-артикуляционным сходством фонем, либо оптическим сходством букв - равно для чтения и письма. Включение в акт письма еще одного анализатора - двигательного - расценивается лишь как необходимое средство обеспечения технической стороны письма. Между тем, было бы неправильно не учитывать качественную перестройку, которая происходит в ассоциативной цепи слухо-речедвигательных и зрительно-двигательных представлений, обеспечивающих процесс письма. Нам удалось установить новый тип специфических ошибок - смешение букв по кинетическому сходству.
Буквы рукописного шрифта - это различные комбинации определенных элементов, принятых в графической системе данного языка. Мы выделили группу оптически сходных букв славянской графики (их сходство особенно усиливается в условиях скорописи). Затем мы сопоставили пары оптически сходных букв с наиболее часто смешиваемыми (попарно же) буквами в письме школьников; эти последние пары смешиваемых букв не связаны с особенностями произношения и не подпадают ни под одну из известных категорий ошибок. При этом выявлена большая распространенность смешения букв, в то время как смешения оптически сходных букв в письме учащихся массовой школы не обнаруживается.
Рассмотрим примеры смешения в письме букв по кинетическому сходству:
о - а (в ударной позиции) - бонт, куполся, ураки, глозки, страйка, лондыш, сенокас, тетродь, журовль, на гарку и мн. др.
б - д - людит, рыдоловы, угача, дольшой, мебведь, ядлоки, вородей...
и - у - прyрода, села мuха, на береги, кукишка, криглый, дедuшка, мы всталу рано, зелёный кист (куст)...
т - л - стасли, спанция, стешил, стисывать, пемнеет, вытнал снеток, шатка, настал атрель.
х - ж - поймал еха, можнатые, дорохки, нажодка, ледожод, вехливый,
л - я - февраЯь, кяюч, весеяо, из серых ская.
Г - P- Габота над ошибками, Ролова, Ролод, Гаки, Гастаял, Ролодный...
В указанных заменах обращает на себя внимание совпадение начертания первого элемента взаимозаменяемых букв. Написав первый элемент, ребенок не сумел далее дифференцировать тонкие движения руки в соответствии с замыслом: он либо неправильно передал количество однородных элементов (л - м, п - т, и - ш...), либо ошибочно выбрал последующий элемент (у - и, Г-Р, б-д..)
По-видимому, решающую роль играет тождество графо-моторных движений на старте каждой из смешиваемых букв. А буквы оптически сходные имеют разные отправные точки при их начертании и в письме школьников не смешиваются (эти точки выделены в таблице №1).
Нам довелось наблюдать стойкие смешения по кинетическому сходству у учеников старших классов общеобразовательной школы и у студентов педагогического вуза (б - д, и-у, п-т…).
Таблица №1
Смешения по кинетическому сходству
Буквы рукописного шрифта, имеющие сходство

оптическое
кинетическое

c - e o - c y - д - з л - и м- ш в - д
o - a б - д u- y У - Ч п - т П- Т л - м Л - М x - ж ч - ъ Г - P н - ю и - ш л - я H - K a - д


Контроль над ходом двигательных актов во время письма осуществляется благодаря зрительному восприятию и костно-мышечным ощущениям (кинестезиям). Умение оценивать правильность начертания букв на основе кинестезии позволяет пишущему вносить поправки в движения еще до совершения ошибок. При несформированности кинетической и динамической стороны двигательного акта у младших школьников кинестезии не могут иметь направляющего значения, и тогда происходит смешение букв, начертание первого элемента которых требует тождественных движений. С переходом на стадию связного письма отмечается значительный рост числа таких ошибок, что связано с убыстрением темпа письма и увеличением объема письменных работ. В широкой распространенности подобных смешений играет отрицательную роль также неправомерное методическое требование безотрывного написания слов с первых недель обучения детей в 1-ом классе. Стадия поэлементного написания букв практически отсутствует. Умение вносить предварительные поправки по ходу письма (до совершения ошибки) может быть выработано лишь при четкой разработке системы графических упражнений в букварном периоде.
Смешение букв по кинетическому сходству не следует воспринимать как безобидные описки на том основании, что они не связаны ни с произносительной стороной речи, ни с правилами орфографии. Такие ошибки могут повлечь за собой снижение качества не только письма, но и чтения, хотя конфигурация букв рукописного и печатного шрифта различна. Этот феномен имеет под собой то основание, что у школьников при указанных смешениях размываются неокрепшие еще связи между звуком и буквой: между фонемой и артикулемой - с одной стороны, и графемой и кинемой - с другой. Вот примеры ошибок чтения учеников 2-3 класса: жолодная зима, поле хелтеет, и давай Машу обнумать, тяжелая радота, дни столи короче и т.д. (на материале печатных текстов).
Таким образом, смешения букв по кинетическому сходству носят закономерный и стойкий характер, снижают в целом качество письма и чтения, имеют выраженную тенденцию к росту и при отсутствии профилактических и коррекционных мер тормозят развитие речемыслительной деятельности школьников.
Персеверации, антиципации. [48].
Своеобразное искажение фонетического наполнения слов возникает в устной и письменной речи по типу явлений прогрессивной и регрессивной ассимиляции и носит соответственно названия: персеверации (застревание) и антиципации (упреждение, предвосхищение): согласный, а реже - гласный - заменяет вытесненную букву в слове.
Примеры персевераций в письме:
а) в пределах слова: магазим, колхозниз, за зашиной (колхозник, машиной);
б) в пределах словосочетания: у деда Модоза;
в) в пределах предложения: Девочка кормила петуха и курм: Примеры антиципации в письме:
а) в пределах слова: на девевьях, дод крышей, с родмыми местами.
б) в пределах словосочетания, предложения: Жукчат ручейки. У нас дома есть - У насть.... Жалобко замяукал котенок - жалобно....
Возможна персеверация и антиципация слога (и даже слова): стутупали - ступали, спуспуклись - спускались; мелго мелкой рыбы - много мелкой рыбы. В основе ошибок указанных двух видов лежит слабость дифференцировочного торможения.
Ошибки на уровне слова
Если в устной речи слова в синтагме произносятся слитно, на одном выдохе, то в письменной речи слова предстают обособленно. Несовпадение норм устной и письменной речи вносит трудности в начальное обучение письму. Написание обнаруживает такой дефект анализа и синтеза слышимой речи, как нарушение индивидуализации слов: ребенок не сумел уловить и вычленить в речевом потоке устойчивые речевые единицы и их элементы. Это ведет к слитному написанию смежных слов либо к раздельному написанию частей слова.
Раздельное написание частей слова наблюдается чаще всего в следующих случаях:
когда приставка, а в бесприставочных словах начальная буква или слог напоминают предлог, союз, местоимение (и дут, на чалось, я сный, с мотри, с вой и др.). По-видимому, здесь имеет место генерализация правила о раздельном написании служебных частей речи;
при стечении согласных из-за их меньшей артикуляторной слитности происходит разрыв слова б рат, поп росил, д ля, п челы и др.).
В приведенных примерах не имел места перенос слова с одной строки на другую.
Многочисленные ошибки типа по дкроватью, по дстолом и т.п. объясняются фонетическими особенностями слогораздела на стыке предлога и следующего слова.
Слитно обычно пишутся служебные слова (предлоги, союзы) с последующим или предыдущим словом ветки елии сосны, кдому, надерево. Нередки случаи слитного написания двух самостоятельных слов и более: быличудные дни, кругомтихо, вся етвора, идетработа, светитлуна.
Своеобразны ошибки смещения границ слов, включающие одновременно слияние смежных слов и разрыв одного из них, например:
у дедмо Рза - у деда Мороза,
врекепе тя - в реке Петя поймал....
В некоторых случаях слияние слов как бы провоцируется наличием одноименной буквы в составе смежных слов - иначе говоря, ребенок сбивается с замысла, проговаривая при письме слова: на общем звуке переходит на следующее слово. При этом, как правило, имеет место пропуск части первого слова:
каждый день - каждень, куст шуршит - куршид, было лето - былето, посадил в клетку (к ого?) - посадил в клеткого.
Случаи грубого нарушения звукового анализа находят выражение в контаминациях слов:
лепят бабу - лептбау, была зима - блзм, в мешке подарки для ребят - мишкпаркилрит и т.п.
Морфемный аграмматизм является отражением в письме трудностей анализа и синтеза частей слов. Ошибки обнаруживаются в операции словообразования. Так, при попытке подбора проверочных слов для прояснения конечного согласного звука создаются несвойственные языку образования:
лед - ледик, мед - медик.
Образуя существительные посредством суффикса -ищ-, ученики 2-3-х классов часто не учитывают чередования согласных в корне и даже после устного анализа пишут:
рука - рукища, нога - ногища.
Нарушение функции словообразования обнаруживается особенно явственно при образовании прилагательного от существительного, например:
цветок, растущий в поле - поленой цветок,
_____________ в воде - водной цветок;
хвост медведя - медведин, медведий хвост;
____ лисы - лисичий хвост;
день, когда дует ветер - ветерный день;
__________ вьюга - вьюгный день.
Несформированность языковых обобщений проявляется в уподоблении различных морфем, например:
сильнеет греет солнышко, взмахнул лопатый, глубокие скважинные - вместо скважины и т.д.
Многочисленные примеры из письменных работ школьников подтверждают, что дети не осознают обобщенного значения морфем, часто ошибочно используют приставку или суффикс:
Пожарник поливает пожар - вместо заливает;
Лосиха присторожилась - вместо насторожилась;
Башня выглянуло гмуро - вместо выглядела хмуро и др.
Затрудняются дети с дисграфией и в выборе соответствующей формы глагола (по времени или виду - совершенному, несовершенному). Так, ученица 3-го класса написала в сочинении, не замечая алогичности написанного: Эту куклу подарила ей мама, когда умерла - вместо умирала.
Ошибки на уровне предложения
На начальном этапе обучения дети с трудом усваивают членимость речевых единиц, что отражается в отсутствии обозначения границ предложений - заглавных букв и точек, например: гуси вышли изадвора пошли на пруд встали на берик посмотрели на пруд на пруду водынету.
В определенной мере подобное написание объясняется тем, что поначалу внимание ребенка не может продуктивно распределяться между многими задачами письма: техническими, логическими, орфографическими. Имеет значение и несформированность умения воспринимать интонационное оформление фраз, соотносить его с основными правилами пунктуации.
Основная масса специфических ошибок на уровне словосочетания и предложения выражается в так называемых аграмматизмах, т.е. в нарушении связи слов: согласования и управления. Изменение слов по категориям числа, рода, падежа, времени образует сложную систему кодов, позволяющую упорядочить обозначаемые явления, выделить признаки и отнести их к определенным категориям. Недостаточный уровень языковых обобщений не позволяет порой школьникам уловить категориальные различия частей речи. Вот образец морфологического анализа ученицы IV класса:


В таком разборе не чувствуется никаких критериев. Даже правильное (случайно, по всей вероятности) определение абстрактного существительного жизнь перечеркивается ошибочным определением существительного народ как глагола.
При составлении сообщения из слов необходимо умение удерживать исходные элементы в кратковременной памяти - для их синтеза, а не хранить в долговременной памяти комбинации полных слов.
По теории Н.Хомского о существовании глубинной грамматики, одинаковой в своем фундаменте для разных языков, этот фундамент регламентирован жесткими ограничениями объема кратковременной памяти человека. Сужение объема оперативной памяти приводит к ошибкам согласования и управления в операции составления сообщений из слов. Приводим примеры таких ошибок:
большая белая пятно, ворона перезимовало, уже зеленеет всходы, старшие из рыбаков сказал..., Торжество счастья захлестнули птицу, Но не вечно ни юность, ни лето, Цвет красок Шишкин применил светлые, Пушкина не удовлетворяло жизнь в Кишиневе и др.
Определенные трудности представляет оперирование однородными членами предложения, например:
Девушка была румяной, гладко причесана, Эта книга учит честности, смелости и уважать своих друзей, Все это добро портилось, привращалась в труху, так как охватившая Плюшкина алчность, скупость вытравило из него всякое понимание действительной ценности вещей.
Неумение выделить ведущее слово в словосочетании приводит к ошибкам согласования даже при письме под диктовку, например: Засыпанным снегом лес был сказочно красив - вместо засыпанный снегом лес.
Особенно многочисленны ошибки в употреблении норм управления:
Зима ждала, ждала прурода, на ветки деревьях, по дорожках сада, сквозь деревьев, по веткам деревей, на ветках деревьях упал с санкох, шел к фермы и т.д.
Интересны следующие примеры: показались на лесных полянок и выбежал из камышовых зарослях, где можно отнести смешение окончаний родительного и предложного падежа существительных за счет совпадения (омонимии) форм имен прилагательных в указанных падежах, что могло дезориентировать школьников, слабо воспринимающих связь слов в предложении: выбежал из зарослей, зарослей камышовых.
Значительные трудности связаны с употреблением предлогов: их могут опускать, заменять, реже - удваивать, например:
вызвал доске, мы Шариком бегали, зайка жил живом уголке, играю из девочкой Леной, мой щенок збелом и сером, тень за деревом, перед деревом - вместо под деревом; в прохладную воду в светлой реки
1.3 Классификация дисграфийрафия письмо школьник логопедический
Многообразие патогенетических факторов и разных механизмов нарушения письменной речи говорит о сложности рассматриваемой проблемы, этим объясняется создание исследователями множества классификаций дисграфий.
Терминология, используемая авторами, весьма разнообразна, но содержание понятий во многом совпадает. Так, А.Н. Корнев (2003) считает, что систематика дисграфий разработана недостаточно и представлена преимущественно педагогическими её вариантами. И.Н. Садовникова (1993) считает, что любая классификация лишь тогда жизнеспособность, когда она становиться рабочим инструментом.
Существует несколько классификаций детской дисграфии, отражающих различное состояние науки на момент их разработки, а также свидетельствующих о разном понимании авторами механизмов данного расстройства (М. Е. Хватцев, 50-е годы XX века; О.А. Токарева, 60-е годы;
Р.И. Лалаева и сотрудники кафедры логопедии РГПУ им А.И. Герцена, 70-80-е гг.; А.Н. Корнев, 90-е гг., Т.В. Ахутина, начало XXI века).
Так, с позиции психофизиологического подхода, дисграфия рассматривается как следствие нарушения аналитико-синтетической деятельности анализаторов (С.С. Ляпидевский, 1953; О.А. Токарева, 1971). Характеризуя причины и механизмы дисграфии, ученые говорят о том, что первичное недоразвитие анализаторов и межанализаторных связей приводит к недостаточности анализа и синтеза разномодальной перцептивной информации, нарушению перекодирования сенсорной информации из одной модальности в другую, например, перевод звуков в буквы. Для овладения письмом ребенок должен усвоить графические образы букв, уметь соотносить их с соответствующими акустическими и речедвигательными (артикуляторными) характеристиками. У него должны быть сформированы навыки звукового и кинестетического анализа, развиты процессы зрительно-пространственного восприятия, психофизиологической основой которых являются как полноценное развитие анализаторов, так и установление координированных связей между ними.
Степень недостаточности межанализаторных связей коррелирует со степенью и характером затруднений в овладении письменной речью, а преимущественное нарушение того или иного анализатора позволило исследователям выделить соответствующие виды дисграфии: моторную, акустическую и оптическую. Наиболее подробно данные виды описаны в работе О.А. Токаревой (1969).
Акустическая дисграфия сопряжена с недостаточностью фонематического слуха, при которой страдает дифференциация фонем, нарушается установление правильных звукобуквенных соответствий. При этом виде дисграфии у детей отмечается также неполноценность операций звукового анализа и синтеза, вследствие чего в письме детей с акустической дисграфией помимо смешений букв, соответствующих акустически близким звукам, наблюдаются пропуски и перестановки букв.
Моторная дисграфия обусловлена неполноценной деятельностью двигательного анализатора, которая сопровождается развитием патологической инертности в формировании двигательных стереотипов. Вследствие этого у детей возникают трудности движения руки во время письма, не вырабатываются двигательные формулы букв. Недостаточность двигательного анализатора может отразиться и на качестве проговаривания записываемого слова, на которое ребенок опирается при уточнении его звукового состава. Кроме того, слабость двигательного анализатора может отрицательно влиять и на деятельность тесно связанного с ним в реализации процесса письма акустического анализатора.
Оптическая дисграфия связывается с недоразвитием у детей зрительных систем коры головного мозга. Неполноценность оптического анализатора может проявляться в нарушении целостного восприятия, дифференцированных зрительных представлений, зрительной памяти. Вследствие этого у детей затруднено запоминание и узнавание букв. В письме они смешивают оптически сходные буквы, неправильно располагают элементы букв в пространстве или путают их количество.
Современное психологическое и психолингвистическое изучение процесса письма свидетельствует о том, что оно является сложной формой речевой деятельности, включающей большое количество операций различного уровня: семантических, языковых, сенсомоторных. В связи с этим выделение видов дисграфии на основе нарушений анализаторного уровня в настоящее время является недостаточно обоснованным.
Классификация дисграфии М.Е. Хватцева (1959) разработана с позиции психофизиологического анализа механизмов нарушений письма разработана. Характеризуя тот или иной вид дисграфии, ученый рассматривал не только психофизиологические механизмы нарушения, но и соответствующие им расстройства речевой функции и языковых операций процесса письма.
Следует отметить, что Р.Е. Левина (1940) и М.Е. Хватцев (1959) были одними из первых исследователей, кто связал дисграфию прежде всего с недостаточностью языкового развития детей.
М.Е. Хватцев выделил пять видов дисграфии, два из которых - дисграфия на почве расстройств устной речи (косноязычие в письме) и оптическая дисграфия - присутствуют и в современной классификации.
Дисграфия на почве расстройств устной речи (графическое косноязычие). По мнению Хватцева М.Е., она возникает на почве неправильного звукопроизношения. Замены одних звуков другими, отсутствие звуков в произношении вызывают соответствующие замены и пропуски букв на письме.
Оптическая дисграфия. Данная форма дисграфии, по мнению ХватцеваМ.Е., вызывается нарушением или недоразвитием оптических речевых систем в головном мозге, при этом нарушается формирование зрительного образа буквы, слова. При литеральной дисграфии у ребенка нарушается зрительный образ буквы, наблюдаются искажения и замены изолированных букв. При вербальной дисграфии написание изолированных букв является сохранным, однако с трудом формируется зрительный образ слова с грубыми ошибками. При оптической дисграфии ребенок не различает сходные графически рукописные буквы: п-н, п-и, с-п, с-о, и-ш, л-м.
Дисграфию на почве нарушения произносительного ритма М.Е. Хватцев связывал с недостаточным развитием чувства слухоречевого ритма, отрицательно сказывающимся как в устной речи, так и в письме. При таком нарушении дети пропускают гласные буквы и слоги, не дописывают окончания слов. Согласно современным представлениям выделение этого вида дисграфии не правомерно, так как ритмическая структура является элементарной функцией, а в случае дисграфии принято говорить о нарушении высших психических функций. Кроме того, указанные ошибки могут быть обусловлены либо недоразвитием фонематического анализа и синтеза, либо искажениями звуко - слоговой структуры слова.
Причину дисграфии на почве акустической агнозии М.Е. Хватцев видел в недифференцированности слуховых восприятий звукового состава слов и недостаточности фонематического анализа. В письме детей это проявляется в заменах букв, соответствующих оппозиционным звукам, искажениям структуры слов и предложений. Имеющиеся затруднения в слуховой дифференциации звуков приводят к тому, что буквы не осознаются ребенком, и графема не соотносится с определенным звуком речи.
Дисграфия при моторной и сенсорной афазии наблюдается в случаях органического поражения головного мозга соответствующей локализации и сочетается с нарушениями устной речи. Ее характеризуют специфические для каждого варианта этой дисграфии расстройства анализа и синтеза структуры слов и предложений.
М.Е. Хватцев одним из первых охарактеризовал такое явление, как аграмматизм, который может наблюдаться не только в устной речи, но и при письме.
Следует отметить, что классификация М.Е. Хватцева в настоящее время не используется в практической деятельности логопедов, но ее роль в развитии учения о детской дисграфии очень велика. Теоретические представления о дисграфии как речевом расстройстве, разработанные им, лежат в основе современных логопедических классификаций нарушений чтения и письма у детей.
С позиции клинико-психологического (медико-психологического) подхода дисграфия часто рассматривается не как самостоятельное расстройство, а как один из симптомов, входящих в комплекс других, преимущественно неврологических или энцефалопатических нарушений (С.С.Мнухин, А.Н. Корнев). Причины и симптоматика дисграфии связываются, прежде всего с явлениями недоразвития и повреждения центральной нервной системы, проявляющимися в нейродинамических нарушениях и парциальной дефицитарности высших психических функций, в функциональной недостаточности их высших форм регуляции. В связи с этим многие авторы указывают на то, что нарушения письменной речи наиболее часто обнаруживаются в синдроме минимальной мозговой дисфункции, при задержке или других нарушениях психического развития.
Так, А.Н. Корнев (2003), рассматривая дисграфию с позиции клинико-психологического подхода и характеризуя возможные ее варианты, выделяет не только соответствующие ошибки в письме детей, но и симптомы клинических расстройств, обусловливающие и сопровождающие тот или иной вариант нарушения письма. Клинические и нейропсихологические исследования позволили ученому выявить неравномерность психического развития у детей с нарушениями письменной речи, определить то, что разные виды дисграфии сопровождаются у детей различными по степени выраженности и сочетаниям расстройствами нервно-психической деятельности. Автор выделяет дисфонологические дисграфии (паралалическую и фонематическую), связанные с нарушением языковых операций; дисграфию, обусловленную нарушением языкового анализа и синтеза, диспраксическую дисграфию, обусловленную нарушением формирования у детей графомоторных навыков.
Паралалинеский вариант дисграфии (отражение дефектов произношения в письме) проявляется в виде смешений букв, нарушений воспроизведения в письме звукослоговой структуры слов. Клиническая симптоматика этого вида дисграфии в большинстве случаев представлена синдромом осложненного психического инфантилизма. На фоне эмоциональной лабильности у детей обнаруживаются проявления церебрастении, повышенная отвлекаемость, слабость произвольной концентрации внимания и волевых процессов. Интеллектуальная сфера детей характеризуется выраженной неравномерностью. Вербально-логические способности существенно ниже невербальных. Из предпосылок интеллекта у детей страдают сукцессивные функции, тонкая пальцевая моторика.
Фонематическая дисграфия сопровождается стойкими ошибками в виде смешения букв, соответствующих оппозиционным согласным, близким по акустико-артикуляторным признакам. В письме детей возможны и пропуски букв. Устная речь не нарушена. В основе этого вида дисграфии, по данным А.Н. Корнева, лежит несовершенство фонематических представлений, слабая сформированность фонематического анализа, что отрицательно сказывается на избирательности фонемно-графемного выбора. Клиническая симптоматика проявляется в низкой умственной работоспособности, трудности концентрации и распределения внимания. Интеллектуальное развитие детей колеблется в пределах от нижней границы нормы до пограничной умственной отсталости. Вербально-логические способности страдают в значительно большей степени, чем невербальные. Из предпосылок интеллекта наиболее несовершенны сукцессивные функции, обеспечивающие различение, запоминание и воспроизведение временных последовательностей стимулов, действий или символов.
Дисграфию, обусловленную нарушением языкового анализа и синтеза, А.Н. Корнев относит к метаязыковым. У детей с этим видом дисграфии страдают не языковые (фонологические), а метаязыковые процессы: операции, связанные с осознанием основных лингвистических единиц членения речи (предложение, слово, слог, звук) и анализом устных высказываний на эти условные единицы. Этот вид дисграфии, по наблюдениям автора, является наиболее распространенным. В письме детей встречаются многочисленные пропуски и перестановки букв и слогов, нарушено деление текста на предложения (отсутствуют точки и заглавные буквы) и предложения - на слова. Возможны слитные написания слов, отдельное написание частей слова. В основе данного варианта дисграфии лежит несформированность навыка анализа и синтеза, являющегося одной из форм интеллектуальной деятельности. Освоение этого навыка зависит как от уровня языковой зрелости, так и от состояния предпосылок интеллекта и интеллектуальных способностей. Клиническое исследование обнаруживает у детей с данным вариантом дисграфии незрелость интеллектуальных способностей, достигающую иногда степени пограничной умственной отсталости. Неполноценность предпосылок интеллекта проявляется в нарушении произвольной концентрации и переключения внимания, нарушении динамического праксиса.
Диспраксическая дисграфия проявляется как неспособность овладения графическим образом букв. В письме детей присутствуют ошибки в виде замен букв, сходные по начертанию или имеющих одинаковые элементы, наблюдается недописывание элементов букв. У детей с этим видом нарушения письма медленно вырабатывается стабильная двигательная формула буквы, их характеризует неровный почерк, медленный темп письма. В клинической характеристике детей отмечается нарушение пальцевого праксиса, затруднения динамической организации движений (инертность в переключении). Невербальные интеллектуальные способности детей в целом ниже вербальных.
В настоящее время в рамках нейропсихологии также делаются попытки представить классификацию различных видов нарушения письма. Например, Т.В. Ахутина (2001) с позиции нейропсихологического подхода выделила варианты трудностей письма, которые часто встречаются у детей, но механизмы которых редко обсуждаются в логопедической (педагогической) литературе. В частности, автор выделила трудности письма по типу регуляторной дисграфии, обусловленной несформированностью произвольной регуляции действий (функций планирования и контроля). Так, у детей с данными нарушениями отмечаются проблемы с удержанием произвольного внимания, трудности ориентировки в задании, включения в задание, импульсивность решений и инертность, затруднения в переключении-с одного задания на другое. В письме характерны ошибки упрощения программы по типу патологической инертности. К ним относятся: инертное повторение (персеверация) букв, слогов, слов, типов заданий; пропуски букв и слогов; предвосхищение (антиципация) букв и слипание (контаминация) слов. Для детей с регуляторной дисграфией характерны трудности языкового анализа, являющиеся ярким проявлением снижения ориентировочной деятельности. Невозможность распределить внимание между технической стороной письма и орфографическими правилами приводит к тому, что дети не соблюдают правила написания прописной буквы, безударных гласных и т.п.
Второй вариант нарушений письма, который выделяет Т.В. Ахутина, обусловлен трудностями поддержания рабочего состояния, активного тонуса коры. При этом у детей наблюдается повышенная утомляемость, колебания работоспособности - уровень работоспособности меняется в течение четверти, недели, дня, урока. Обычно эти дети не сразу включаются в задание, а, начав его, быстро устают; через некоторое время рабочее состояние возвращается, но уже на сниженном уровне, вследствие чего ребенок вновь устает - ложится на парту или сползает с нее. На фоне утомления ребенок делает разнообразные грубые ошибки и, прежде всего, те, которые характерны для детей с трудностями программирования и контроля. Дети пишут медленно, навыки письма автоматизируются с большим трудом, во время письма может нарастать тонус мышц, ребенку трудно удержать рабочую позу. Величина букв, нажим, наклон колеблются в зависимости от утомления.
Третий вариант трудностей письма Т.В. Ахутина определяет как зрительно-пространственную дисграфию по правополушарному типу. От работы правого полушария зависят зрительно-моторная координация, возможность соотнесения движения с вертикальной и горизонтальной координатами, возможность объединения в одно целое и запоминание общего взаиморасположения частей, то есть восприятие целостного образа.
Анализируя трудности письма у детей с данным видом дисграфии, автор выявила характеризующие их особенности: - сложность в ориентировке на тетрадном листе, в нахождении начала строки, трудности в удержании строки; - постоянные колебания наклона и высоты букв, несоответствие элементов букв по размеру, раздельное написание букв в слове; - задержки актуализации графического и двигательного образов нужной буквы, замены зрительно похожих и близких по написанию букв (например К-Н), замены рукописных букв печатными, необычный способ написания букв, особенно прописных; - устойчивая зеркальность при написании букв 3, Е, э, с; замены букв У-Ч, д- б, д- в; - невозможность формирования навыка идеограммного письма (Клоссная робота, кено вместо кино); - пропуски и замены гласных, в том числе ударных; - нарушения порядка букв в слове; - тенденция к фонетическому письму (радостно - радсно); - трудности выделения целостного образа слова, вследствие чего два слова, а также слова с предлогами пишутся слитно (позднее в связи с повышенным вниманием, которое уделяется правилу написания предлогов, приставки пишутся отдельно от корней).
Выделенные особенности Т.В. Ахутина соотносит с одним механизмом - трудностями оперирования пространственной информацией и попытками их компенсации.
В отличие от правополушарных, левополушарные затруднения при письме могут проявляться в заменах букв, соответствующих близким по звучанию и произношению звукам; в нарушениях программирования и контроля. Т.В. Ахутина подчеркивает, что охарактеризованные трудности при письме могут быть разной степени выраженности, и совсем не обязательно они достигают того уровня тяжести, который предполагается при дисграфии.
Автор отмечает, что одни и те же по внешним проявлениям ошибки могут иметь разную природу, разные механизмы. Так, слитное написание слов может быть связано как с недостаточностью анализа языкового материала (из-за трудностей программирования и контроля), так и с трудностями формирования целостного образа написанного слова. Для определения механизма ошибок необходимо учитывать не отдельные ошибки, а весь симптомокомплекс особенностей письма. Более того, надежный вывод о механизме дисграфии может быть сделан при сопоставлении особенностей письма с состоянием других высших психических функций (Т.В. Ахутина, 2001).
А.Л. Сиротюк (2003), опираясь на исследования нейро-психологов в отношении сложной мозговой организации письма, выделяет три ведущих вида его нарушения:
речевые дисграфии (моторная и сенсорная), идущие в синдроме различных форм нарушений;
неречевые дисграфии (гностические) - идут в синдроме нарушения восприятия: зрительного, пространственного, оптико-пространственного;
дисграфии как нарушения (или несформированность) целенаправленного поведения, его организации и контроля, несформированности мотивов.
Как отмечает Е.А. Логинова (2004), психофизиологическое, клинико-психологическое и нейропсихологическое рассмотрение дисграфии с позиции ее природы (нарушения мозговых механизмов, нарушения формирования и развития высших психических функций) имеют большое значение для выяснения причин возникновения этого дефекта, его психопатологических механизмов. Клинические и нейропсихологические исследования позволяют расширить представления и о симптоматике дисграфии, не ограничивая ее только ошибками при письме, но характеризуя также особенности психической организации ребенка, страдающего расстройством письма.
Понимание детской дисграфии в соответствии с современной теорией логопедии отражено в ее классификации, разработанной сотрудниками кафедры логопедии РГПУ им. А. И. Герцена в 70-80-х годах XX столетия. В создании этой классификации принимали участие Л.Г. Парамонова, В.А. Ковшиков,
Р. И. Лалаева, Л.С. Волкова, Г.А. Волкова и другие ученые. С точки зрения логопедического подхода, дисграфия понимается прежде всего как специфическое нарушение языковых способностей, требующее специальных педагогических методов коррекции. Логопедическая теория связывает причины дисграфии у детей с недостаточностью высших психических функций (речевых и зрительно-пространственных), обеспечивающих процесс письма, а механизм расстройства - с неполноценностью тех или иных операций письма, преимущественно лингвистических.
Понимание дисграфии, как речевого нарушения, обусловлено не только тем, что письмо является видом речевой деятельности, но и тем, что, по данным специальных (логопедических) исследований, у детей младшего школьного возраста, не имеющих каких-либо особых проблем в сенсомоторном и психическом развитии, наиболее часто встречается дисграфия, связанная с недостаточностью тех или иных компонентов речевой функциональной системы.
Связь обусловленности детской дисграфии недостаточностью речевого развития или нарушением функционирования речевой системы нашла свое отражение в четырех из пяти выделяемых педагогической классификацией видов данного расстройства (Р.И. Лалаева, 1997). [14]
Артикуляторно-акустическая дисграфия может встречаться у детей, имеющих или имевших нарушения звукопроизношения. Дефектное произношение звуков или, в случае его преодоления, остаточная неполноценность кинестетических ощущений и представлений обусловливают трудности дифференциации ребенком артикуляторных признаков звука, препятствуют его успешному соотнесению с соответствующей буквой. У детей с этим видом дисграфии проговаривание при записи, важное для начала обучения письму, не является полноценной опорой для опознавания звуков и звукобуквенного структурирования слов. Вследствие этого в письме детей встречаются ошибки в виде смешений и пропусков букв.
Дисграфия на основе нарушения фонемного распознавания связывается с недостаточным уровнем функционирования операций сложного процесса различения и выбора фонем. В случае нарушения какой-либо из операций (слухового анализа, кинестетического анализа, выбора фонемы, слухового и кинестетического контроля) страдает весь процесс фонемного распознавания. В письме детей это проявляется в виде смешений или даже полных заменах букв на письме.
При дисграфии на почве нарушения языкового анализа и синтеза могут быть неполноценны разные виды этих сложных операций: деление предложения на слова и синтез предложения из слов, слоговой и фонематический анализ и синтез. В письме эта дисграфия проявляется в искажениях структуры слов и предложений (пропуски, перестановки, добавления букв, слогов, слов; слияние или разрыв слов). Фонематический анализ является наиболее сложным, поэтому ошибки в виде искажения звукобуквенной структуры слов наиболее распространены. [19]
Аграмматическая дисграфия связывается с недоразвитием у детей лексико-грамматического строя речи, несформированностью морфологических и синтаксических обобщений. Ошибки при этой дисграфии могут проявляться на уровне слов, словосочетаний, предложений и текстов - нарушение смысловых и грамматических связей между предложениями; искажения морфологической структуры слов; нарушение согласования слов; искажения предложно-падежных конструкций; пропуски членов предложений и др. Наиболее ярко аграмматическая дисграфия проявляется к окончанию обучения в начальной школе, т. е. тогда, когда морфологический принцип письма становится более значимым. [20]
Оптическая дисграфия связана с недоразвитием зрительного гнозиса и мнезиса, анализа и синтеза, пространственных представлений. В письме проявляется в виде замен графически сходных букв, искажений в написании букв, зеркальном написании. [22]
Классификация, разработанная специалистами кафедры РГПУ им.
А.И. Герцена, получила широкое распространение в логопедической практике, так как рассматривая основные механизмы и проявления языковых и оптических нарушений у детей с дисграфией, позволяет соотносить виды дисграфии с определенными и хорошо известными логопедам направлениями и методами коррекции.
1.4 Выводы по теоретической части исслдования
Исследование проблемы школьной неуспеваемости ведется достаточно давно. Дети с подобными расстройствами, несмотря на достаточные интеллектуальные способности, испытывают стойкие трудности в усвоении письма. Патогенез, механизмы нарушений, которые лежат в основе дисграфии и клинико-диагностические критерии исследованы фрагментарно. Попыткой восполнить указанный пробел является настоящая исследовательская работа, проводимая среди учащихся младших классов речевой школы.
Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что одним из ведущих нарушений в усвоении детьми школьных навыков является неполноценность овладения ими письмом и грамматическим материалом по родному языку. Расстройство письма у младших школьников занимает одно из центральных мест среди встречающихся у них речевых нарушений. Многочисленность расстройств письма свидетельствует о важности и актуальности проблемы изучения дисграфии у учащихся младших классов общеобразовательной школы.








Глава 2. Эмпирическое исследование диагностики и профилактики
дисграфии младших школьников
2.1 Общая схема исследования, участники исследования
К исследовательской работе были привлечены дети младшего школьного возраста МОУ СОШ с. Бурмакино с нормальным физическим слухом и с охранными возможностями интеллектуального развития. Не были использованы, какие либо предпочтения.
В констатирующем эксперименте принимали участие 15 детей, 8-9 лет.
Детям была предложена предварительная установка, отвечать по образцу или по аналогии с образцом ответа взрослого.
Перед предъявлением некоторых заданий взрослый предлагает испытуемому 2-3 обучающих задания, результаты которых не учитываются при подсчете результатов. Это обеспечивает умение ориентироваться на предъявляемый речевой материал и уровень требований взрослого.
Практическая часть состояла из трех этапов:
Констатирующий этап (время проведения сентябрь 2013 года).
Формирующий этап (время проведения декабрь 2013года, январь, февраль 2014 года).
Контрольный этап (время проведения март 2014 года).
2.2 Методы исследования.
Теоретический: анализ, синтез, обобщение научной и методической литературы по теме исследования;
Эмпирический: беседа, диагностическая работа, изучение продуктов деятельности, обобщение результатов исследования;
Статистические: количественный и качественный анализ.
Актуальность и значимость проблемы нарушения письма проанализированной в первых главах, позволили определить направление собственного констатирующего исследования.
Экспериментальная работа проводилась на базе МОУ СОШ с.Бурмакино. В эксперименте принимали участие 16 учащихся вторых классов. При изучении анамнеза детей было выявлено, что у большинства из них (у 11 человек) имеются остаточные явления органического поражения ЦНС в перинатальном периоде. Дети были поделены на две группы. Все дети - правши, имеют норму интеллекта. Возраст детей - 8-9 лет.
Вся экспериментальная работа продолжалась 6 месяцев, с сентября по март 2013-2014г.. С каждым ребёнком занятия проводились 1-2 раза в неделю. Продолжительность одного занятия составляла 20 - 30 мин.
В основу исследования устной и письменной речи учащихся младших классов общеобразовательной школы был взят вариант тестовой методики Р.И.Лалаевой, Л.В. Бенедиктовой. Обследование школьников осуществляется в два этапа. На первом (предварительном) этапе ставится задача выявления детей, страдающих нарушениями чтения и письма. Для этого логопед анализирует тетради детей, предлагает различные виды письменных работ (списывание, диктанты, изложение), исследует процесс чтения.
На втором этапе осуществляется специальное обследование детей с нарушениями чтения и письма. Задачей этого этапа является дифференциальная диагностика расстройств чтения и письма: определение симптоматики, механизмов и вида дислексии и дисграфии, а также степени их выраженности.
В исследовании была проведена диагностика уровня сформированности процесса письма у младших школьников, с выявлением у них (дисгафических) ошибок письма, степени овладения графо-моторными навыками, степени сформированности фонетико-фонематической и лексико-грамматической сторон речи.
Исследование письменной речи.
При исследовании письменной речи использовались следующие задания:
1. Исследование навыков письма.
2. Исследование навыков чтения.
3. Исследование знания основных терминов (звук, буква, слог, слово, предложение) и умение применять их в учебной практике.
Проверка работы осуществлялась следующим образом: напротив каждого задания фиксировались специфические (дисграфические) ошибки, указывалось их количество.
Максимальное число баллов за серию - 30.
Обследование высших психических функций.
Следствием недостаточности функционирования мозговых систем может явиться несформированность высших психических функций, обеспечивающих процесс усвоения знаний и умений.
Обследование проводилось с помощью сокращённого варианта нейропсихологических методик предложенных Л.С. Цветковой, А.В. Семенович. Методика разрабатывалась на основе представлений о психологической структуре процессов письма [35,41,40]. Были использованы следующие тесты:
1. Беседа: оценивается умение ребёнка вступать в контакт, ориентироваться на месте и во времени, эмоциональный фон, организация поведения, общая осведомлённость.
2. Тест Н.И. Озерецкого на реципрокную координацию рук.
3. Проба на динамический праксис "Кулак - ребро - ладонь"
4. Исследование орального праксиса.
5. Пробы Хеда на пространственную организацию движений.
6. Проба на исследование зрительного гнозиса.
7. Пробы на исследование слухо-речевой памяти.
8. Исследование фонематического слуха.
9. Исследование зрительной памяти.
10. Раскладывание геометрических фигур по инструкции исследование произвольной деятельности, её организации, устойчивости, вербальной памяти, переключения устойчивой деятельности.
11. Проба на исследование пространственных представлений.
12. Проба на восприятие и оценку эмоционального содержания картин, ситуаций - исследуется состояние эмоциональных отношений, их развитость, адекватность, неадекватность, негативизм, страхи, состояние глубинных структур мозга, лобных и височных областей левого и правого полушария.
2.3 Результаты эмпирического исследования
Обследование письма детей показало следующие результаты.
В письме имеются замены букв, как по графическому сходству, так и по акустическому, перестановки букв, пропуски и вставки лишних, ошибки в употреблении падежных окончаний, пропуски, замены предлогов, неправильное согласование слов в роде и падеже.
Обнаруженные затруднения и ошибки письма указывают на несформированность у детей фонематического анализа и синтеза, недостаточность дифференциации речевых звуков, детям свойственны грамматические неточности и графические ошибки.
Анализ письменных работ показал наличие у детей множественных ошибок, связанных с несформированностью оптико-пространственного восприятия. Дети затруднялись в ориентировке на тетрадном листе, не выделяли красной строки, нарушали порядок букв, слогов. У многих детей наблюдалось колебание наклона и высоты букв, фонетическое письмо, слитное написание слов с предлогами, отделение приставки от корня слова. Некоторые дети смешивали предлоги "перед - после - за", "к - у", "в - на".
Результаты анализа ошибок учащихся представлены в таблице 1.
В процессе обследования чтения у детей были выявлены многочисленные нарушения не только его технической стороны, но и смысловой, большое количество разнообразных ошибок. Отмечались замены букв и по фонематическому, и по оптическому сходству; нарушения звуко-слоговой структуры: пропуски букв и слогов, добавления букв, перестановки букв; ошибки угадывания. Многие дети допускали повторное считывание, пропуск строки, считывание верхней строки вместо нижней; повторы слогов и слов; грамматические ошибки.
Обследуя знания основных терминов (звук, буква, слог, слово, предложение) у детей были выявлены нарушения в определении звук-буква, количество слогов в слове, слов в предложении.

Таблица 1
Характеристика и частота ошибок в письменных работах детей
Типы ошибок
Виды ошибок
Число детей допускавших ошибки

Ошибки звукового состава
Замены согласных
Замены гласных
Пропуски гласных
Пропуски согласных
Пропуски слогов и частей слова
Перестановки
Добавления
Раздельное написание частей слова
14
6
15
8
5
4
7

Лексико-грамматические ошибки
Замена букв по количеству элементов
Замена букв по пространственному расположению
Зеркальное письмо букв
Общее искажение букв
10

6

4
7

Графические ошибки
Замена букв по количеству элементов
Замена букв по пространственному расположению
Зеркальное письмо букв
Общее искажение букв
9

5

4
4

Ошибки на правила правописания
Правописание жи, ши, ча, ща, чу, щу
Большая буква в начале предложения, в именах и кличках животных
Правописание мягких согласных
Правописание безударной гласной в корне слова (двухсложные слова)
8

8


12




Помимо письменной речи, исследовано развитие фонематического слуха, звукового анализа и синтеза слов, активного словарного запаса, грамматической стороны речи и связной речи.
Исследование фонематического слуха.
При обследовании развития фонематического слуха выявлена способность детей, выделять звук из ряда других звуков, из слоговых рядов, в словах и различать сходные звуки с помощью следующих заданий:
1. Повторение за логопедом серий слогов.
2. Выделение звука в слове.
3. Определение количества слогов в слове, произнесённом логопедом.
4. Называние картинки, скажи, чем отличаются. Максимальное число баллов за серию - 30.
В результате исследования фонематического слуха у детей младшего школьного возраста были выявлены затруднения в анализе услышанного и его воспроизведении, это говорит о том, что у детей наблюдается поверхностное речевое внимание.
Исследование состояния звукового анализа и синтеза слов.
При обследовании состояния звукового анализа и синтеза слов использовались следующие задания:
1. Определение количества звуков в словах (количественный анализ).
2. Выделение первого, последнего гласного (согласного) звука в слове.
3. Последовательное выделение каждого звука в слове.
4. Называние слов, в которых 3,4, 5 звуков. (5 слов).
Максимальное число баллов за серию — 30.
Анализ результатов данных заданий показал, что:
1) Трудности в выделении последовательно каждого звука в слове;
2) Затруднения в нахождении места звука в слове;
3) Преуменьшение количества звуков в слове при подсчёте.
Исследование грамматического строя речи.
При исследовании грамматического строя речи использовались следующие задания:
1. Составление предложений из слов.
2. Образование уменьшительной формы существительного.
3. Добавление предлогов в предложение.
4. Образование прилагательных от существительных.
Максимальное число баллов за серию - 30.
В результате исследования грамматического строя речи у детей младшего школьного возраста были выявлены затруднения в образовании имён прилагательных от существительных, в образовании уменьшительной формы существительных, добавление предлогов в предложение. Также были затруднения в конструировании предложений.
Исследование активного словарного запаса.
При исследовании активного словарного запаса использовались следующие задания:
1. Подбор синонимов.
2. Подбор антонимов.
3. Умение объяснять переносное значение слов в словосочетаниях и предложениях.
4. Классификация понятий (предметные картинки).
Максимальное число баллов за серию - 30.
В результате исследования активного словарного запаса у детей младшего школьного возраста были выявлены затруднение в подборе определений, синонимов и антонимов. Это свидетельствует о бедном словарном запасе. В речи детей отсутствуют деепричастия и причастия, многие наречия и предлоги. Дети затрудняются в использовании прилагательных "широкий - узкий", "тонкий - толстый", "длинный - короткий". Они заменяют их обозначениями "большой" или "маленький". Затрудняются в объяснение переносного значения слов в словосочетаниях и предложениях.
Исследование связной речи.
При исследовании связной речи использовались следующие задания:
1. Составление рассказа по серии сюжетных картинок из 4 - 5 картинок.
2. Пересказ прослушанного текста.
Максимальное число баллов за серию - 30.
В результате исследования связной речи у детей младшего школьного возраста были выявлены затруднения в составлении рассказа по серии сюжетных картинок из 4-5 картинок и при пересказе прослушанного текста.
Рассказы детей отличались небольшим объемом, нарушением связности высказываний, многочисленными повторами. Наиболее часто дети пользуются простым двусоставным нераспространенным предложением
Таким образом, все задания методики объединены в шесть серий с одинаковыми максимальными оценками в 30 баллов. Наибольшее количество баллов за всю методику составляет 180. Приняв эту цифру за 100%, можно высчитать процентное выражение успешности выполнения речевых проб, используя процедуру, описанную выше.
В таблице 2 представлены результаты диагностики учащихся младших классов общеобразовательной школы перед проведением коррекционно-развивающей работы.







Таблица 2
Результаты диагностики учащихся младших классов перед проведением коррекционно-развивающей работы
Показатели
Андрей С.
Саша М.
Катя В.
Люба П.
Дима Ж.
Сережа С.
Таня О.
Саша Д.
Таня Ч.
Наташа Г.
Рома П.
Миша В.
Аня С.
Гена П.
Кирилл П.

Исследование фонематического слуха
6
7,5
6,5
24
24
20
8,5
22
29
28
25
21,5
23,5
25
22

Групповой балл
352,5

Исследование звукового анализа и синтеза
23
25
22,5
25
24
23
24
23
23
25,5
23,5
22
18
26
20

Групповой балл
347,5

Исследование грамматического строя речи
26,5
27
26,5
19
26
24
20
23
24
22,5
19,5
18
24,5
23,5
18,5

Групповой балл
342,5

Исследование активного словарного запаса
17
23,5
24,5
17
15
19
20
16
19
25
23
17,5
16
15,5
16

Групповой балл
264

Исследование связной речи
21
22,5
27,5
17,5
20
22
17
25
25
23,5
18,5
20
18,5
23,5
18

Групповой балл
320

Исследование письменной речи
23
25
18,5
27
17,5
22
21
24
27
25
18,5
22
27
23
20

групповой балл
340,5

Общий индивидуальный балл за весь тест
136,5
150,5
146
134,5
124
128
130
122,5
147
149,5
128
121
127,5
136,5
120

Общий групповой балл за весь тест
1989,5


Индивидуальный процент успешности
78,5
83,5
81,1
74,7
68,8
71,1
80
65,4
81,6
83
71,1
67,2
70,8
75,8
70

Групповой процент успешности
74,5%








Обследование высших психических функций.
Следствием недостаточности функционирования мозговых систем может явиться несформированность высших психических функций, обеспечивающих процесс усвоения знаний и умений.
Обследование проводилось с помощью сокращённого варианта нейропсихологических методик предложенных Л.С. Цветковой, А.В. Семенович. Методика разрабатывалась на основе представлений о психологической структуре процессов письма [35,41,40]. Были использованы следующие тесты:
1. Беседа: оценивается умение ребёнка вступать в контакт, ориентироваться на месте и во времени, эмоциональный фон, организация поведения, общая осведомлённость.
2. Тест Н.И. Озерецкого на реципрокную координацию рук.
3. Проба на динамический праксис "Кулак - ребро - ладонь"
4. Исследование орального праксиса.
5. Пробы Хеда на пространственную организацию движений.
6. Проба на исследование зрительного гнозиса.
7. Пробы на исследование слухо-речевой памяти.
8. Исследование фонематического слуха.
9. Исследование зрительной памяти.
10. Раскладывание геометрических фигур по инструкции исследование произвольной деятельности, её организации, устойчивости, вербальной памяти, переключения устойчивой деятельности.
11. Проба на исследование пространственных представлений.
12. Проба на восприятие и оценку эмоционального содержания картин, ситуаций - исследуется состояние эмоциональных отношений, их развитость, адекватность, неадекватность, негативизм, страхи, состояние глубинных структур мозга, лобных и височных областей левого и правого полушария.
В таблице 3 представлены результаты нейропсихологического обследования учащихся младших классов общеобразовательной школы.
Анализ результатов исследования психической сферы учащихся показал, что у всех обследованных детей отмечается несформированность ряда высших психических функций: эмоционально — волевой сферы, динамической организации движения, слуховой памяти, фонематического слуха, нарушение зрительно - пространственного гнозиса, страдает память.






















Таблица 3
Результаты обследования высших психических функций учащихся младших классов

Андрей С.
Саша М.
Катя В.
Люба П.
Дима Ж.
Сережа С.
Таня О.
Саша Д.
Таня Ч.
Наташа Г.
Рома П.
Миша В.
Аня С.
Гена П.
Кирилл П.

Динамический праксис.
Проба Н.И. Озерецкого. Тест 2,3.
+
-
+
+
+
+
+
-
+
+
-
-
+
+
+

Оральный праксис. Тест 4.
+
_
_
+
+
+
-
+
+
+
+
-
-
-
+

Пространственный праксис.
Проба Хеда. Тест 5.
_
+
+
_
+
_
+

+
-
-
+
-
+
-
+

Зрительный гнозис. Тест 6.
_
_
_
+
+
_
-
-
-
+
+
-
-
+
+

Слухо-речевая память. Тест 7.
+
+
+
+
+
+
-
+
+
+
+
-
+
+
+

Фонематический слух. Тест 8.
_
_
+
_
_
_
+
+
-
-
+
+
+
+
-

Зрительная память. Тест 9.
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+

Произвольная деятельность. Тест 10.
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+

Пространственный гнозис. Тест 11.
+
+
_
+
+
+
+
-
+
+
-
-
+
-
+

Проба на восприятие и оценку эмоционально-волевой сферы. Тест 12.
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+

"+" - выполненное ребенком задание
"-" - не выполненное ребенком задание

Несформированность динамической организации движений проявлялась в отсутствии автоматизации при выполнении серии движений (Дима Ж., Люба П.,Таня О.) и ошибках (Катя В.). Отмечались трудности переключения с одной позы на другую внутри серий движений (Люба П.). Трудности переключения проявлялись также в виде своеобразных пауз, выраженных в растягиваний элемента движения, перед тем, как перейти к следующему элементу серии движений (Дима Ж.). Ошибки самостоятельно корректировались детьми, либо после просьбы взрослого повторить движения ещё раз. В пространственном праксисе имелись ошибки, связанные с неустойчивостью пространственных представлений (отношений "право-лево") (Сережа С.), замедленность выполнения задания (Саша М., Дима Ж., Саша Д.).
При исследовании слухо-речевой памяти отмечались пропуски слов, перестановки слов не только внутри одной серии слов, но и между сериями после первого предъявления, однако после второго предъявления наблюдалось точное воспроизведение слов-стимулов, дети не могли припомнить слова одной группы после воспроизведения другой (все дети).
Незрелость эмоционально-волевой сферы проявлялась в преобладании эмоциональной формы реагирования в процессе обследования (Люба П., Саша М.), несформированности учебной мотивации (Сережа С., Саша М., Саша Д.), некритичности (Люба П.). Эффективным видом помощи здесь может выступить организация вниманий и актуализация мотива деятельности.
Интерпретация результатов эмпирического исследования
Цель коррекционной работы: повышение эффективности преодоления нарушений письма у младших школьников при использовании в коррекционной работе нейропсихологических методов.
Обучающий эксперимент проводился с 3 декабря 2013 по 31 февраля 2014г. Занятия проводились в первую половину дня. Продолжительность занятия 30 минут. В неделю три занятия:
1 - коррекционная работа по развитию высших психических функций — 1 раз в неделю;
2 - коррекционная работа по преодолению нарушений письма — 2 раза в неделю.
В настоящем исследовании был выбран метод нейропсихологической коррекции. Задания были взяты из методов комплексной нейропсихологической коррекции, предложенной А.В. Семенович.
Метод комплексной нейропсихологической коррекции предполагает, что воздействие на сенсомоторный уровень с учётом общих закономерностей онтогенеза вызывает активизацию в развитии всех высших психических функций [22].
Занятия по развитию высших психических функций строились с учётом диагностики в констатирующем эксперименте. Каждое такое занятие содержало задания на развитие тех высших психических функций, которые, как было обнаружено по данным нейропсихологического исследования, были нарушены или недостаточно развиты.
Таким образом, каждое занятие содержало:
1. Упражнения на формирование одновременных и реципрокных взаимодействий;
2. Упражнения на развитие слухоречевой и зрительной памяти;
3. Задания на развитие интеллектуальных процессов;
4. Задания на развитие внимания.
Далее приводятся задания и упражнения по развитию каждой психической функции с объяснением методики преподнесения.
I. Формирование и коррекция базовых сенсомоторных (одновременных и реципрокных) взаимодействий.
Из предложенных Семенович А.В. заданий были отобраны те, которые посчитались удобными для выполнения в классе (например, исключились упражнения с исходным положением лежа). Кроме основной своей задачи формирования реципрокных взаимодействий задания сыграли ещё и роль физминутки. (приложение 1)
Чтобы отследить результативность формирующей работы, проводился контрольный эксперимент.
На заключительном этапе коррекционно – развивающей работы с учащимися младших классов по преодолению дисграфии, была проведена повторная диагностика, в которой использовались те же исследования, что и при первичном обследовании.
В таблице 4 представлены результаты анализа ошибок учащихся младших классов после коррекционно-развивающей работы.

















Таблица 4
Характеристика и частота ошибок в письменных работах детей
Типы ошибок
Виды ошибок
Число детей допустивших ошибки

Ошибки звукового состава
Замены согласных
Замены гласных
Пропуски гласных
Пропуски согласных
Пропуски слогов и частей слова
Перестановки
Добавления
Раздельное написание частей слова
6
4
5
7
4

3
-
5

Лексико-грамматические ошибки
Замена букв по количеству элементов
Замена букв по пространственному расположению
Зеркальное письмо букв
Общее искажение букв
5

4

2
5

Графические ошибки
Замена букв по количеству элементов
Замена букв по пространственному расположению
Зеркальное письмо букв
Общее искажение букв
6

3

-
3

Ошибки на правила правописания
Правописание жи, ши, ча, ща, чу, щу
Большая буква в начале предложения, в именах и кличках животных
Правописание мягких согласных
Правописание безударной гласной в корне слова (двухсложные слова)
5

4


4

7











Из полученных результатов видно, что состояние письменной речи у учеников после коррекционно-развивающей работы значительно улучшилось. Значительно расширился и обогатился словарный запас, за счет употребления антонимов, синонимов, прилагательных, глаголов.
Данные, полученные в ходе повторной диагностики, занесены в сводную таблицу 5 и представлены в процентном соотношении. Сравнительный анализ ошибок, допущенных детьми до и после коррекционной работы, представлен в таблице 6.




















Таблица 5
Результаты диагностики учащихся младших классов после проведения коррекционно-развивающей работы
Показатели
Андрей С.
Саша М.
Катя В.
Люба П.
Дима Ж.
Сережа С.
Таня О.
Саша Д.
Таня Ч.
Наташа Г.
Рома П.
Миша В.
Аня С.
Гена П.
Кирилл П.

Исследование фонематического слуха
29
29.5
28
25.5
24
25
27
26
29.5
28
26
22.5
23.5
23
24

Групповой балл
390,5

Исследование звукового анализа и синтеза
2830
29
27
27.5
23
26
24
25,5
23
25
24
23
18.5
27
20

Групповой балл
370,5

Исследование грамматического строя речи
28.5
30
28
23.5
26.5
25
30
29
24
22
18
20
25.5
25
26

Групповой балл
381

Исследование активного словарного запаса
25
27
24.5
21
20
23
22
26
19
26
23.5
18.5
17
16.5
18

Групповой балл
327

Исследование связной речи
26
27.5
27.5
23.5
16.5
22.5
20
25,5
25
23.5
19
22.5
17.5
23.5
18

Групповой балл
337

Исследование письменной речи
26.5
26
23
28
20.5
25
24
2
26.5
25
20,2
22
26.5
23
21,5

групповой балл
366,7


159.5
168
158
148
128.5
146.5
130
140
147
149.5
131
128.5
128.5
138
120

Общий групповой балл за весь тест
2128,5

Индивидуальный процент успешности
88.6
93.3
87.7
82.2
71.3
81.3
76
84
81.6
83
72.7
71.3
71.3
76.6
70

Групповой процент успешности
94.8%









76.15%






В результате проведенной экспериментальной работы, были сделаны следующие выводы:
В ходе экспериментальной работы была осуществлена диагностика уровня сформированности устной и письменной речи у младших школьников.
Коррекционная работа была направлена на:
- исправление специфических ошибок письма;
- формирование звукового анализа и синтеза;
- формирование и расширение словарного запаса;
- формирование грамматического строя речи.
3. Использовались методы диагностики и развития ВПФ для более эффективного преодоления трудностей обучения письму.
4. В результате проведения эксперимента наметилась положительная динамика на устранение письменных и речевых нарушений у детей, а именно:
а) произошло существенное снижение ошибок письменной речи. Дети стали правильно ориентироваться в пространстве.
б) значительно расширился словарный запас;
в) произошло существенное развитие грамматического строя речи.
5. Педагогический эксперимент заключался в устранении у детей нарушений письменной речи при помощи коррекционной работы с учетом комплексного подхода.
6. Результаты контрольного исследования показали эффективность проведенной коррекционной работы.





















Таблица 6
Сравнительный анализ ошибок, допущенных детьми до и после коррекционной работы.
Типы ошибок
Виды ошибок
Число детей допускавших ошибки до коррекционной работы
Число детей допустивших ошибки после коррекционной работы

Ошибки звукового состава
Замены согласных
Замены гласных
Пропуски гласных
Пропуски согласных
Пропуски слогов и частей слова
Перестановки
Добавления
Раздельное написание частей слова
14
6
15
8
5
4

7
6
4
5
7
4

3

-

5

Лексико-грамматические ошибки
Замена букв по количеству элементов
Замена букв по пространственному расположению
Зеркальное письмо букв
Общее искажение букв
10
6

4
7
5

4

2

5

Графические ошибки
Замена букв по количеству элементов
Замена букв по пространственному расположению
Зеркальное письмо букв
Общее искажение букв
9
5

4
4
6

3

-
3

Ошибки на правила правописания
Правописание жи, ши, ча, ща, чу, щу
Большая буква в начале предложения, в именах и кличках животных
Правописание мягких согласных
Правописание безударной гласной в корне слова (двухсложные слова)
8

8

9
12
5

4



4

7




Заключение
Нарушения письма (дисграфия) у детей изучаются давно, но и поныне это одна из самых актуальных проблем логопедии, ведь нарушения письма являются одной из самых распространенных форм речевой патологии у младших школьников. Нарушения письма оказывает влияние на весь процесс обучения и речевое развитие детей так и в формировании ряда функций неречевого характера (процесса латерализации, пространственных и временных ориентировок, двигательных функций руки, слухо-моторных координации). Своевременное выявление этих нарушений, точное определение их патогенеза в каждом отдельном случае, отграничения дисграфию от ошибок письма иного характера чрезвычайно важно для построения логопедической работы с детьми.
Анализ литературы показал, что систематическая специально организованная работа по развитию письменной речи младших школьников, может формировать у учащихся все коммуникативно-речевые умения.
Основная задача школьного логопеда состоит в том, чтобы своевременно выявить и преодолеть расстройства письменной речи, не допуская их перехода на последующие этапы обучения, что осложняет учебно-познавательную деятельность учащихся. Огромную роль в профилактике нарушений письменной речи играет совместная работа учителя-логопеда и учителя класса.
Подводя итоги работы необходимо заметить, что дисграфия, по мнению многих авторов, обусловлена условиями жизни и обучения ребенка. Поэтому возникновение в последние годы тенденцию к увеличению расстройств письменной речи у детей, можно остановить с помощью применения педагогических методов. Педагогика, логопедия, медицина должны в совокупности обеспечить необходимую коррекционную базу для профилактики и исправления речевых ошибок на письме у младших школьников общеобразовательных школ.
На основании полученных данных сделаны следующие выводы:
1. Понимание механизмов дисграфии и ее эффективная коррекция требуют психолого-педагогического изучения специфических ошибок письма, особенностей устной речи, а также нейропсихологического анализа других психических функций школьников.
2. Младшие школьники с дисграфией по характеру нарушений письма, особенностям устной речи и других психических функций представляют собой неоднородную группу.
3. Комплексный (психолого-педагогический и нейропсихологический) подход к анализу дисграфии у детей позволяет обнаружить закономерную взаимосвязь специфических ошибок письма, особенностей устной речи и других психических функций.
В идеале профилактической работы с детьми должны заниматься до их поступления в первый класс, но в ходе сложившейся обстановке в нашей стране на данный момент далеко не все дети имеют возможность посещать детские сады, в связи с их нехваткой. Родители зачастую не обладают соответствующими знаниями, поэтому тяжесть предотвращения дисграфии часто ложится на плечи школьного логопеда.
Таким образом, методика эффективно работают и помогают своевременно выявить и преодолеть расстройства письменной речи, не допуская их перехода, осложняющего учебно-познавательную деятельность учащихся, на последующие этапы обучения. Благодаря коррекционной работе на школьном логопункте возможно достичь положительной динамики в коррекции дисграфии у учащихся младших классов.


Список использованной литературы
Гейци, Э.Д. Диагностика детей среднего и старшего дошкольного возраста / Э.Д. Гейци. – Новосибирск: Изд-во МГПУ, 2006. – 568 с.
Глухов, В.П. Наглядно-дидактический материал для работы с детьми дошкольного возраста с нарушениями речи (ФФН и ОНР). Демонстрационный материал и методика / В.П. Глухов.– М.: Оникс, 2003. – 368 с.
Давидович, Л.Р.Организация коррекционно-развивающей среды для детей с речевыми нарушениями / Л.Р. Давидович, Т.С. Резниченко // Актуальные проблемы логопедической практики: Методич. материалы науч.-практ. конф. Центральные механизмы речи, поев. 100-летию проф. Н.Н. Трауготт / Отв. редактор М.Г. Храковская. – СПб., 2004. –С. 95 – 106.
Дуванова, С.П.Логопедическая коррекция психических процессов у старших дошкольников с задержкой психического развития, имеющих общее недоразвитие речи / С.П. Дуванова, О.В. Филатова // Практическая психология и логопедия. – 2005. – №2 (13).– С. 71– 77.
Занятия по развитию речи в детском саду / под ред. О.С.Ушаковой. – М.: Современность, 2005. – 363с.
Иванова, А.Я. Принципы психологических исследований умственной деятельности дошкольников с патологией речи / А.Я. Иванова, Э.С. Мандрусова. – М., Парад, 2004.– 262 с.
Игры и упражнения по развитию умственных способностей у детей дошкольного возраста / под ред.Л.А. Венгера. – М.,2004. – 56 с.
Каплунович, И.Я. Структура и основные этапы развития образного мышления в дошкольном возрасте / И.Я. Каплунович // Вопросы психологии.– 2004. – № 5. – С. 47-55.
Катаева, А.А. Дидактические игры в обучении дошкольников с отклонениями в развитии / А.А. Катаева. – М.: ВЛАДОС, 2004. – 224 с.
Каше, Г.А. Подготовка к школе детей с недостатками речи / Г.А. Каше. – М.: Лабиринт – Пресс, 2003. – 438с.
Коваленко, О.М. Диагностика комплексного мышления в форме предпонятий у детей старшего дошкольного возраста с ОНР III уровня / О.М. Коваленко, О.А. Шаповал. – М.: Сфера, 2005. – 60 с.
Кондратенко, И.Ю. Усвоение лексических значений детьми с общим недоразвитием речи / И.Ю. Кондратенко. – М.: ПЕРСЭ, 2006. – 216 с.
Лебединский, В.В. Нарушение психического развития у детей / В.В. Лебединский. – М.: Изд-во МГПУ, 2005. – 528 с.
Леонтьев, А.Н. К теории развития психики ребёнка / А.Н. Леонтьев. – М.: Изд-во МПСИ, 2007. – 564 с.
Лобачева, Е.К. Формирование звуко-слогового анализа у детей с общим недоразвитием речи / Е.К. Лобачева // Ребёнок. Раннее выявление отклонений в развитии речи и их преодоление / под ред. Ю.Ф. Гаркуши.2-е изд.– М., 2004. – С. 208 – 219.
Маклаков, А.Г. Общая психология / А.Г. Маклаков. – СПб.: Питер, 2006. – 568 с.
Мухина, В.С. Возрастная психология / В.С. Мухина. – М.: Академия, 2006. – 486 с.
Мясоед, П.А. Оценка интеллектуального развития младших школьников учителем / П.А. Мясоед // Вопросы психологии. – 2005. – № 6. – С. 89 – 101.
Новоселова, С.Л. Генетически ранние формы мышления / С.Л. Новоселова. – Воронеж: МОДЭК, 2006. – 318 с.
Нищева, Н.В. Система коррекционной работы в логопедической группе для детей с общим недоразвитием речи / Н.В. Нищева. – СПб.: ДЕТСТВО – ПРЕСС, 2004. – 248 с.
Основы логопедической работы с детьми / под ред. Чиркиной Г.В. – М.: АРКТИ, 2005. – 164 с.
Основы специальной психологии / под ред. Кузнецовой Л.В. – М.: Издательский центр Академия, 2007. – 480 с.
Основы специальной психологии: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. Заведений /Л.В.Кузнецова, Л.И. Переслени, Л.И.Солнцева и др.– М.: Издательский центр Академия, 2005. – 480 с.
Парамонова, Л. Г. Логопедия для всех / Л.Г. Парамонова. – М.: АСТ, 2008. – 322 с.
Понятийно-терминологический словарь логопеда / под ред. В.И. Селиверстова. – М.: Академический Проект, 2004. – 328 с.
Волосовец, Т.Б. Преодоление общего недоразвития речи у дошкольников / Т.В. Волосовец. – М., 2007. – 256 с.
Преснова О.В. Особенности наглядно-образного мышления у детей 6- летнего возраста с общим недоразвитием речи / О.В. Преснова // – Логопед. – 2004. – № 5– С. 104 – 111.
Психолого-педагогическая диагностика развития детей раннего и дошкольного возраста: Метод, пособие: с прил. альбома Нагляд. материал для обследования детей / под ред. Е.А. Стребелевой– М.: Просвещение, 2005. – 164 с.
Развитие мышления и умственное воспитание дошкольника / под ред. Н.Н. Поддьякова, А.Ф. Говорковой. – М.: Педагогика, 2005. – 275 с.
Развитие речи дошкольников с общим недоразвитием речи.– М.: Издательский центр Академия, 2006.– 144 с.
Ремезова, Л.А. Формирование у детей с нарушениями речи представлений о величине и измерении величин: Методич. пособие для логопедов, воспитателей детского сада для детей с нарушением зрения и родителей / Л.А. Ремезова, Л.В. Сергеева, О.Ф. Юрлина. – Самара: СГПУ, 2004. – 228 с.
Сазонова, С.Н. Развитие речи дошкольников с общим недоразвитием речи / С.Н. Сазонова. – М.: Академия, 2005. – 144 с.
Самусикова, Л.А. Игры для развития речи и мышления дошкольников / Л.А. Самусикова // Логопед. – 2004. – №2. – С. 65 – 69.
Селиверстов,В.И.Речевые игры с детьми / В.И. Селиверстов. – М.: Оникс, 2004. – 98 с.
Смирнова, Л.Н. Логопедия в детском саду: Занятия с детьми 6-7 лет с ОНР: пособие для логопедов и воспитателей / Л.Н. Смирнова. – М.: Мозаика-Синтез, 2006. – 95 с.
Соботович, Е.Ф. Речевое недоразвитие у детей и пути его коррекции / Е.Ф. Соботович. – М.: Классикс-стиль, 2007. – 160 с.
Сохин, Ф.А. Психолого-педагогические проблемы развития речи дошкольников / Ф.А. Сохин // Вопросы психологии. – 2005. – №3.– С.21–24.
Стребелева, Е.А. Формирование мышления у детей с отклонениями в развитии / Е.А. Стребелева. – М.: ВЛАДОС, 2004.– 184с.
Урунтаева, Г. А. Дошкольная психология / Г.А.Урунтаева. – М.: Академия, 2006.– 336 с.
Филичева, Т. Б. Устранение общего недоразвития речи у детей дошкольного возраста: практ. пособие / Т. Б. Филичева, Г. В. Чиркина. – М.: Айрис-пресс, 2008. – 224 с.
Фотекова, Т.А. Состояние и динамика высших психических функций у школьников с общим недоразвитием речи и задержкой психического развития / Т.А. Фотекова // Дефектология. – 2003. – №1. – С. 23 – 33.
Фотекова, Т.А. Сочетание нарушений познавательной и речевой сфер в структуре дефекта детей с общим недоразвитием речи / Т.А. Фотекова // Дефектология. – 2004. – №2.– С. 16 – 24.
Чиркина, Г.В.К вопросу об интеграции учащихся с нерезко выраженным недоразвитием речи / Г.В. Чиркина, Е.Л. Черкасов, Ю.Е. Вятлева // Дефектология. – 2004. – №4. – С. 14 – 23.
Швецова, И. А. Формирование фонематического восприятия и звукового анализа у дошкольников с общим недоразвитием речи / И.А. Швецова // Дошкольное воспитание.– 2007.– №5. – С. 8 – 12.






Приложение 1
Коррекционно-развивающая программа
Упражнения сидя
Отработка сочетанных движений глаз, языка и рук сначала выполняется в свободном темпе, а затем — под хлопки взрослого, ритмичную музыку и т.п.
1. Язык фиксирован в одном из положений: сильно сжатые челюсти; максимально открытый рот, язык спрятан; сильно открытый рот, максимально высунутый вперед язык. Выполняются сочетанные движения рук и глаз:
а) руки лежат на коленях параллельно друг другу; попеременно то правая рука ударяет по правому колену, то левая — по левому, одновременно с ударом выполняется движение глаз в одноименную с рукой, затем в противоположную от руки сторону; б) перекрещенные руки лежат на коленях; попеременно то правая рука ударяет по левому колену, то левая — по правому, одновременно с ударом выполняется движение глаз в одноименную с рукой, а затем в противоположную от руки сторону.
2. Взгляд фиксирован прямо перед собой. Выполняются сочетанные движения языка и рук аналогично описанным в упр. 1.
3. Сочетанные движения рук, глаз и языка. Сначала руки располагаются на коленях параллельно друг другу, а затем перекрещиваются. Ребенок попеременно хлопает ладонями по коленям, при этом глаза и язык двигаются следующим образом:
а) глаза вместе с языком двигаются сначала за ладонью, затем от нее;
б) глаза фиксированы прямо перед собой, язык двигается за ладонью,
от нее;
в) язык фиксирован в одном из приведенных выше положений, глаза двигаются за ладонью, от нее;
г) глаза двигаются за ладонью, язык — от нее;
д) язык двигается за ладонью, глаза — от нее.
4. Руки, сжатые в кулак, лежат на коленях (вытянуты вперед; в стороны), большие пальцы вверх. Движения руками выполняются однонаправлено и разнонаправлено с глазами и языком. Это же упражнение выполняется стоя с опущенными, поднятыми, вытянутыми вперед или в стороны руками. [22, с.111].
Упражнения стоя
1. Перекрестные и односторонние движения. На первом этапе ребенок предлагалось медленно шагать, попеременно касаясь то правой, то левой рукой до противоположного колена (перекрестные движения). На этапе освоения упражнения отсчитывалось 12 раз в медленном темпе. На втором этапе ребенок также шагает, но уже касаясь одноименного колена (односторонние движения). Так же 12 раз. На третьем и пятом этапах — перекрестные движения, на четвертом — односторонние.
Обязательным условием было — начинать и заканчивать упражнение перекрестными движениями. После того как ребенок освоил данное упражнение под счет, предлагалось ему вести счет самостоятельно — считая контролируя последовательность и переключение с движения на движение. Более сложный вариант этого упражнения — нагрузка зрительного анализатора, когда ребенок следит глазами за предметом, который перемещает педагог, или когда ребенок переводит глаза по словесной инструкции.
2. "Цыганочка". И. п. — поставить ноги на ширине плеч, руки опущены. Дотронуться правой рукой до поднятого левого колена, вернуться в и.п., затем сзади дотронуться левой рукой до правой пятки (согнутая в колене правая нога отводится назад). Вернуться в и.п. Повторить соответственно для левой руки и правого колена и правой руки и левой пятки. Повторить весь цикл 3 раза.
3. Рисование на доске, стене, листе бумаги сначала поочередно каждой рукой, а затем одновременно обеими. Чрезвычайно важно, чтобы двигались обе руки — в одну сторону, в противоположные, навстречу друг другу и т.д. Сначала ребенок рисует прямые линии — вертикальные, горизонтальные, наклонные; затем — разнообразные круги, овалы, восьмерки и орнаменты в разных положениях; одинаковые и разные фигуры на левой и правой половинах листа (вначале — ближе к центру, затем — ближе к краям листа); одно симметрично расположенное изображение; законченный сюжетный рисунок. Отмечалась необходимость отработки каждого из упражнений сначала каждой рукой отдельно, а уже потом двумя руками вместе.
4. "Ладушки". Эта игра одной из первых появляется в опыте любого ребёнка. Если он с ней не знаком — научите его играть сначала в классическом варианте. Затем усложните задачу:
а) хлопок в ладоши, хлопок двумя руками с партнером (руки у обоих перекрещены), хлопок, хлопок с партнером — "левая—правая", хлопок, хлопок с партнером — "правая—левая". Далее увеличивается число движений за счет соединения классического и данного вариантов;
б) "кулак—ладонь": руки ребенка все время повернуты ладонями друг к другу; хлопок в ладоши, удар кулака о ладонь, хлопок, удар другой ладони о кулак. Играя в паре, ребенок после хлопка удар "кулак—ладонь" делает с партнером. Еще более сложный вариант — удар "кулак—ладонь" делается с партнером перекрещенными руками (впереди то левая, то правая рука);
в) "ладушки" с разворотами ладоней: классический вариант, в котором хлопки с партнером осуществляются так, что одна ладонь ребенка смотрит вниз, а другая — вверх (или ставятся друг на друга ребрами);
г) после хлопка ребенок "здоровается" с партнером, как в классическом варианте, соприкасаясь с ним стопами, коленями, бедрами, локтями, плечами.
5. Ребенку предлагалось встать у стены, расставить ноги на ширине плеч, ладони положить на стене на уровне глаз. Ребенок передвигался вдоль стены на 3 — 5 м вправо, а затем — влево. Сначала двигаются одноименные, а потом противоположные рука и нога:
а) руки и ноги параллельны;
б) руки перекрещены, ноги параллельны;
в) ноги перекрещены, руки параллельны;
г) руки перекрещены, ноги перекрещены.
В более сложном варианте это упражнение выполняется с вытянутыми вверх руками; ребенок при этом смотрит прямо перед собой или закрывает глаза.
6. Прыжки на месте на двух ногах:
а) чередование прыжков: ноги врозь (предмет, например мяч, лежит на полу между стопами ног) и ноги вместе (предмет — то у носков, то у пяток ног);
б) чередование прыжков ноги врозь и ноги скрестно, поочередно правая и левая нога впереди (предмет, например гимнастическая палка, лежит между стопами ног).
Это же упражнение сначала выполнялось с движением рук в ту же сторону, что и ноги, затем — в противоположную.
7. Прыжки с продвижением, в качестве ориентира используется линия на полу между стопами ног:
а) чередование прыжков ноги врозь и ноги скрестно (поочередно впереди то правая, то левая нога); то же, но с аналогичным движением рук, вытянутых прямо перед собой, — сверху рука, одноименная (противоположная) стоящей впереди ноге;
б) чередование прыжков ноги врозь, руки скрестно перед собой и ноги скрестно, руки перед собой параллельно друг другу.
Это же упражнение выполняется с движением рук в ту же сторону, что и ноги, затем движения выполняются разнонаправлено.
8. Беговые упражнения с прямым и перекрестным перешагиванием через гимнастические палки, уложенные параллельно друг другу, под углом — в виде ломаной линии; по ориентирам (меловая разметка, кольца и т.д.).
Следующий блок упражнений может выполняться лежа, сидя или стоя. Необходимо каждое из них делать в три этапа: 1) руки прямые (опущены, подняты или вытянуты); 2) кисти фиксированы на плечах, локти свободны; 3) руки прижаты к груди, кисти свободны.
9. "Птенчики". Рот широко открывается — так, чтобы тянулись уголки рта, а затем плотно закрывается. Руки согнуты в локтях, ладони на уровне плеч, разжимать и сжимать кулаки, одновременно открывая и закрывая рот, и наоборот: сжимая кулак, открывать рот. Удерживать рот открытым (2-3 с), согласовывая это с движением рук.
10. "Жало змеи". Ребенок изображает языком жало змеи, резко выкидывая язык вперед с силой (до боли). Затем одновременно с языком жало змеи имитируют руки (согнутые в локтях руки выбрасываются вперед и возвращаются в исходное положение). Затем руки и язык двигаются разнонаправлено.
11. "Обезьянка". Ребенок изображает обезьянку, которая гримасничает перед зеркалом:
а) двигает нижней челюстью вперед-назад; то же — с одновременным движением рук вперед-назад; затем руки и челюсть двигаются разнонаправлено;
6) двигает челюсть вправо-влево; то же — с перемещением рук в ту же сторону, что и челюсть; затем руки и челюсть двигаются в разные стороны;
в) язык и челюсть двигаются в одну сторону, затем в разные стороны;
г) одновременное движение глаз и челюсти в одну сторону, а затем в разные стороны.
12. "Трубочка". Ребенок вытягивает губы "трубочкой" вперед, а затем растягивает их в улыбке. Это упражнение выполняется:
а) с одновременным вытягиванием рук вперед, когда ребенок делает "трубочку" и приведением ладоней к плечам во время выполнения "улыбки"; затем — наоборот: "трубочка" — руки к плечам (груди), "улыбка" — руки вверх (вперед) и т.д.;
б) вытягивание губ "трубочкой" вправо и влево; то же — с одновременным перемещением рук в ту же сторону, что и губы, а затем — с движением рук в противоположную сторону (например, губы — вправо, руки — влево);
в) вытягивание губ "трубочкой" вправо и влево с одновременным движением языка в ту же сторону, затем в противоположную;
г) вытягивание губ "трубочкой" вправо и влево с одновременными движениями глаз в ту же, а затем в противоположную сторону;
д) вытянутые губы "трубочкой" вращать по кругу (направо, затем налево).
13. "Качели". Ребенок изображает языком движение качелей: поднимает язык вверх, опускает его вниз; то же — с одновременным движением рук сначала в ту же, что и язык, а затем в противоположную ему сторону. Те же движения языка сочетать с движениями глаз.
14. "Часы". Движение языка к уголкам рта направо и налево-, то же — с одновременным перемещением рук в ту же сторону, что и язык, а затем в противоположную ему сторону. Сочетать движения языка с движениями глаз.
15. "Хомяк". Ребенок изображает хомяка, который идет по лесу. Вот какой он сытый (облизаться, надуть обе щеки, развести руки), а такой — голодный (втянуть щеки, пощелкать зубами, обнять себя). Идет и гоняет зерно из одной щеки в другую (поочередно надувать щеки в такт с руками). Влез в узкую норку и выплюнул зерно (бить кулачками по надутым щекам, с силой и шумом выдохнуть). Это задание необходимо дополнить любыми выразительными движениями рук, ног, всего тела.
II. Зрительная память.
1."Шапка-невидимка". В течение 3 сек. надо запомнить все предметы, собранные под шапкой, которая на это время поднимается, а затем перечислить их.
2. "Запомни и найди". Были приготовлены таблицы с изображением предметов, геометрических фигур. Ребенку показывались на 4—5сек. карточку с изображением предметов и предлагалось запомнить их, чтобы затем отыскать среди других в нижней части таблицы. То же — с геометрическими фигурами.
Между запоминанием и отыскиванием изображений следует делать паузы разной длительности (от 5 с до 5 мин), причем паузы могут быть как "пустыми", так и заполненными какой-либо деятельностью (например, рисованием, рассказыванием стихотворения, повторением алфавита или таблицы умножения, выполнением физических упражнений и т.д.).
3. "Запомни точно". А. Был приготовлен лист бумаги с 15 - 20 геометрическими фигурами, различными по размеру и форме (большие и маленькие круги, квадраты, треугольники, звезды, снежинки и тому подобное). Ребенка просили запомнить только большие (маленькие) фигурки, только округлые фигуры и т. п. Затем найти их на другом бланке.
Б. Был приготовлен бланк с правильными и перевернутыми (сверху вниз, справа налево) фигурками, цифрами или буквами (более сложным будет смешанный вариант); Ребенка просили запомнить только правильные (только перевернутые) фигурки (цифры, буквы), а затем найти и/или нарисовать их.
Время запоминания — 15 — 20 с. Количество запоминаемых элементов — от 5 до 10.
4. "Запомни и нарисуй". Для этого задания были подготовлены образцы для запоминания на отдельных листах бумаги, а также лист бумаги и карандаш. Ребенка просили внимательно посмотреть на образец и запомнить его. Затем предлагалось нарисовать по памяти эти фигурки в том же порядке. Предполагаемое время показа для первой последовательности - 2с. для второй — 3 - 4с, для пятой — 6-7с.
5 "Восстанови порядок". Были приготовлены 10 игрушек (предметов), разложенных в случайном порядке. Ребенку предлагалось запомнить их расположение (15 — 20 с). Затем он отворачивается, а педагог меняет несколько игрушек (предметов) местами. Ребенок должен восстановить все в первоначальном виде. В другом варианте эти эталоны выстраиваются в ряд; педагог меняет местами их порядок в ряду. Это задание может выполняться, как и предыдущее, на любом материале (предметы, цветы, животные, буквы и т.д.).
6 Дети встают полукругом; задача ведущего-ребенка — запомнить порядок расположения детей. Первый вариант — он отворачивается в называет детей по порядку, второй вариант — педагог изменяет порядок,
переставляя не более 3 — 5 детей, а ребенок его восстанавливает. 7. Дети замирают в разных позах; ведущий внимательно их осматривает и запоминает позы детей и их одежду. Затем он выходит из комнаты, а психолог производит не более 3 — 5 изменений в позах и одежде детей. Задача ведущего — вернуть все в исходное положение.
8. "Запомни фигуры". По набору карточек с различными изображениями ребенку объяснялось, что для того, чтобы хорошо запомнить материал, можно использовать такой прием, как классификация, т. е. объединение в группы похожих чем-то предметов.
Например, чтобы запомнить ряд геометрических фигур, их надо разделить на группы. На бланке могут быть изображены треугольники, круги, квадраты, перечеркнутые по-разному. Таким образом, эти фигуры можно разделить на группы в зависимости от их формы и/или типа перечеркивания. Теперь их легко запомнить и воспроизвести.
9."Вспомни пару". По бланкам с фигурами для запоминания и воспроизведения ребенку объяснялось, как ему предстоит вспомнить фигуры. Он смотрит на 1-й бланк и старается запомнить предложенные пары изображений (фигуру и знак). Затем бланк убирается и ему предлагается 2-й бланк — для воспроизведения, на котором он должен нарисовать в пустых клетках напротив каждой фигуры соответствующую ей пару.
10. "Найди пару". Материалом для игры были два одинаковых набора с изображением фигур, предметов, животных, цифр, букв, слов, цветных карточек; две колоды игральных карт (например, парой будут считаться две карты одного цвета, масти или достоинства).
Играют два и более участников. Парные картинки выкладываются изображением вниз в несколько рядов. Сначала первый игрок переворачивает любые две карточки, показывая всем участникам изображенные на них картинки. Все пытаются запомнить само изображение и местоположение карточек. Затем карточки возвращаются на свое место изображением вниз.
Следующий игрок проделывает то же самое, но с другими двумя карточками. Все последующие ходы участники делают с таким расчетом, чтобы за один ход открыть две одинаковые картинки. Открыв две одинаковые карточки, игрок забирает их себе и ему присуждается один фант (очко). При этом свободные места остаются пустыми (ряды не сдвигаются). Выигрывает тот, кто наберет больше фантов.
11. "Раскрась одним цветом одинаковые фигуры". Ребенку предлагается бланк с 7-20 геометрическими фигурами (треугольник, круг, квадрат и т.д.). Педагог предлагает ему показать круг, квадрат и т.д., а затем запомнить, что круги надо раскрасить желтым цветом, квадраты — красным, треугольники — зеленым и т.д.
Задание можно усложнять за счет увеличения количества и разнообразия фигур и цветов, добавления признака величины (большие и маленькие круги и т.п.), вводя в материал буквы и цифры.[22, с. 153].
III. Слухоречевая память.
1. "Магазин". Ребенка "отправляют" в "магазин" и просят запомнить все предметы, которые надо купить. Начинают с 1—2 предметов, постепенно увеличивая их количество до 5 —7. В этой игре полезно менять роли: и взрослый, и ребенок по очереди могут быть и дочкой (или сыном), и мамой (или папой), и продавцом, который сначала выслушивает заказ покупателя, а потом идет подбирать товар. Магазины могут быть разными: "Булочная", "Молоко", "Игрушки" и любые другие.
2. "Пары слов". Ребенку предлагается запомнить несколько слов, предъявляя каждое из них в паре с другим словом. Например, вы называете пары "кошка— молоко", "мальчик—машина", "стол—пирог" и просите запомнить вторые слова из каждой пары. Затем называете первое слово пары, а ребенок должен вспомнить и назвать второе слово. Задание можно постепенно усложнять, увеличивая количество пар слов и подбирая в пары слова с отдаленными смысловыми связями.
3. "Восстанови пропущенное слово". Ребенку зачитываются 5 -слов, не связанных между собой по смыслу: корова, стол, стена, письмо, цветок, сумка, голова. Затем ряд читается заново с пропуском одного из слов. Ребенок должен назвать пропущенное слово. Вариант задания: при повторном прочтении можно заменить одно слово другим (из одного семантического поля, например корова—теленок; близким по звучанию, например стол — стон); ребенок должен найти ошибку.
4. "Рыба, птица, зверь". Ведущий (сначала это должен быть взрослый) указывает по очереди на каждого игрока и произносит: "Рыба, птица, зверь, рыба, птица..." Тот игрок, на котором остановилась считалка, должен быстро (пока ведущий считает до трех) назвать в данном случае птицу. Если ответ правильный, ведущий продолжает игру, если ответ неверный — ребенок выбывает из игры. Названия не должны повторяться. Эту игру можно проводить в разных вариантах, когда дети называют, например, цветок, дерево и фрукт, мебель, имя.
5. "Повтори и продолжи". Ребенок называет какое-нибудь слово. Следующий участник игры повторяет это слово и добавляет новое. Таким образом, каждый из участников повторяет весь предыдущий ряд, добавляя в конце новое слово. Варианты игры: составление рядов из слов одной обобщающей группы (например: ягоды, фрукты, животные, мебель, посуда и т.д.); из определений к существительному (например: "Арбуз какой?" Ответы: "Зеленый, полосатый, сочный, сладкий, большой, круглый, спелый, тяжелый, вкусный (и т.д.)"). Более сложным является задание на составление связного рассказа, когда каждый из участников, повторяя предыдущие предложения, добавляет свое.
6. "Зашифруй предложение". Для запоминания даются короткие завершенные высказывания, например: "Волк выбежал из леса", "Дети играли во дворе" и т.д.
Попросите ребенка "зашифровать" предложение с помощью условных изображений так, чтобы запомнить его (например: волк + елка + стрелка и т.п.). В течение одного занятия рекомендуется давать для запоминания не более 2 — 3 фраз.
7. "Придумай, как запомнить слова". Ребенку объясняется, что, для тоге чтобы хорошо запомнить материал, можно использовать такой прием, как классификация, т.е. объединение в группы похожих чем-то предметов.
Теперь предложите ему запомнить набор слов, используя этот принцип: роза, вишня, тюльпан, огурец, ель, слива, дуб, гвоздика, томат, сосна, яблоко;
машина картошка самолет, огурец, троллейбус, помидор, солнце, лук, лампа поезд, фонарь, свеча.
8. "Стенограф". Для этого задания потребовались соответствующие картинки, лист бумаги и карандаш. Ребенку читается небольшой рассказ в течение 3 — 2 мин. В это время он должен обозначать:
а) события (действия) — карточками с картинками, подбирая и выкладывая их, следуя за ходом рассказа;
б) каждое предложение — чертой и затем указывать количество предложений в рассказе;
в) каждое слово — одним штрихом и затем указывать количество слов в рассказе.
9. "Цепочка ассоциацию". Необходимо запомнить 30 — 40 не связанных между собой слов, например: дом, кот, лес, апельсин, шкаф, змея, книга, пожар, крокодил и т.д. Для этого необходимо применить метод искусственных ассоциаций, который издавна использовался носителями феноменальной памяти. "Представьте себе дом, по которому ходит пушистый кот, который выпрыгивает в окно и оказывается в лесу, где на деревьях растут апельсины. Вы срываете апельсин, чистите его, и вдруг в нем оказывается шкаф, в углу которого притаилась змея, и т.д. Скрепив так между собой все слова, вы неожиданно убедитесь, что припоминаете их в нужном порядке от начала до конца". Такая тренировка, как легко понять, может быть перенесена затем на запоминание любого учебного материала
10. Необходимо научить ребенка таким широко известным мнемотехникам, как "Каждый охотник желает знать, где сидит фазан" очередность цветов радуга)., "Сегодня мы видим Землю много южнее склона рала и Нептун с Плутоном" (порядок расположения планет Солнечной системы) и так далее.[22, с. 154].
IV. Обобщающая функция слова. Многозначность и иерархия понятий. Интеллектуальные процессы,
В качестве упражнений для этого раздела прекрасно подходят всем известные задания на подбор аналогий, понимание пословиц и поговорок, метафор; игры в "морской бой", "крестики-нолики", шашки, карты; шарады; задания типа "найди семь отличий" и т. п.
1. "Закончи предложение". Ребенку предлагается: "Продолжи предложение, выбрав наиболее подходящее слово".
У дерева всегда есть... (листья, цветы, плоды, корень). У сапога всегда есть... (шнурки, подошва, молния, пряжка). У платья всегда есть... (подол, карманы, рукава, пуговицы). У картины всегда есть... (художник, рама, подпись).
2. "Найди сходство и различия". Ребенку для анализа предлагаются пары слов. Он должен отметить общее и разное в соответствующих объектах. Например, соловей - воробей, лето - зима, стул - диван, береза - ель, самолет -автомобиль, заяц - кролик, очки - бинокль, девочка - мальчик и далее.
3. "От частного к общему". Ребенку объясняется, что есть слова, которые обозначают множество похожих предметов, явлений. Эти слова являются общими понятиями. Например, словом фрукты можно назвать яблоки, апельсины, груши и т. п.
Но есть слова, указывающие на меньшее число похожих объектов, и они являются частными, конкретными понятиями. Любое из этих слов, например, яблоки, обозначает только яблоки, хотя это могут быть большие, маленькие, зеленые, красные, сладкие, кислые яблоки. А теперь попросите ребенка подобрать общее понятие к частным.
Ниже даны два ряда слов. К словам из первого ряда ребёнок подбирает подходящее понятие из второго ряда:
а) огурец, осень, пчела, север, дождь, павлин, озеро:
б) овощ, время года, сторона горизонта, осадки, ягода, водоём, птица.
4. "Чего больше?" Ребенок должен ответить на, вопрос: "Чего больше: берёз или деревьев земляники или ягод, мух или насекомых, цветов или ландышей, китов или млекопитающих, слов или существительных, квадратов или прямоугольников, пирожных или сладостей?" - и обосновать свой ответ.
5. "От общего к частному". Задание, обратное предыдущим. Ребенок должен выстроить "дерево", стволом которого является общее понятие, например природа, а ветвями – более частными, например живая – неживая. Затем от слова живая – соответственно ветви; растения – животные – люди и т.д. Следующее разветвление идет, например, от слова животные; домашние – дикие или птицы – змеи – рыбы – насекомые и далее.
6. "Подбери общее понятие". Ребенку предлагается назвать одним словом следующие понятия и дополнить ряд:
Яблоко, груша - …; стул, шкаф - …; огурец, капуста - …; ботинок, сапог - …; кукла, мячик - …; чашка, тарелка - …;кошка, слон - …; нога, рука - …; цветок, дерево - …; окунь, щука - …; роза, одуванчик - …; март, сентябрь - …; дуб, береза - …; фонарь, лампа - …; дождь, снег - … .
То же упражнение выполняется с наречиями, прилагательными, глаголами.
"Классификация по зрительному образцу". Для данного упражнения использовалось детское лото. Картинки были разложены и ребенку предлагалось выбрать все картинки, подходящие к эталонной. Например, к яблоку – все картинки, на которых изображены фрукты. Затем попросите его назвать каждую картинку; обсудите с ним, почему он сделал такой выбор, чем схожи (отличаются) эти приметы.
Можно выбирать картинки по определенному заданному общему признаку, например по форме, цвету или функциональному назначению.
"Разложи по группам". Ребенку предлагается некоторое количество изображений, которые он должен разложить на обобщенные группы, например: грибы и ягоды, обувь и одежда, животные и цветы. Он должен дать название каждой получившийся группе и перечислить (назвать) все ее составляющие.
"Классификация по обобщающему слову". По заданному понятию (например, посуда, овощи, мебель, предметы из железа, круглые, колючие, летают, сладкие и т.д.) ребенок должен выбрать из набора картинок те, которые ему будут соответствовать.
"Лишнее слово" ребенку предлагается выделить слово или признак, который в ряду других является лишним, а для тех остальных подобрать обобщающее понятие. Ребенок должен ответить на вопросы: "Какое слово лишнее? Почему?".
А. Тарелка, чашка, стол, чайник.
Темно, пасмурно, светло, зябко.
Береза, осина, сосна, дуб.
Быстро, бегом, вприпрыжку, ползком.
Диван, стол, кресло, дерево.
Много, чисто, мало, наполовину.
Ручка, мел, пенал, кукла.
Вчера, сегодня, утром, послезавтра.
Землетрясение, тайфун, гора, смерч.
Запятая, точка, тире, союз.
Аккуратно, неряшливо, грустно, старательно.
Б. Зимний, летний, осенний, июньский, весенний.
Лежать, стоять, плакать, сидеть.
Старый, высокий, молодой, пожилой, юный.
Красный, синий, красивый, желтый.
Молчать, шептать, смеяться, орать.
Сладкий, соленый, горький, кислый, жареный
11. "Ранжирование". Ребенку объясняется, что такое ранжирование, и просят его проранжировать по определенному (в каждом случае своему) принципу следующие понятия: горох — абрикос — арбуз — апельсин — вишня; пчела — воробей — бабочка — страус — сорока; зуб — рука — шея — палец — нога; снежинка — сосулька — айсберг —л ьдина — сугроб; улица — квартира — город — страна — Земля; младенец — юноша -мужчина — старик — мальчик; молчать — говорить — кричать — шептать.
12. "Многозначность слов". Игра "Посмотри, как интересно!". Называть ребенку какое-нибудь слово (существительное, прилагательное, наречие, глагол). Задание состоит в том, чтобы за короткий промежуток времени (1-3 мин) придумать как можно больше предложений-ситуаций с эталонным словом.
13. "Вставь пропущенное слово". Ребенку объясняется, если он не справляется сам, алгоритм решения такого рода интеллектуальных задач. Из первого примера ясно, что искомое слово роса образовано из пятой и четвертой букв первого слова и из третьей и четвертой — второго. Усвоив алгоритм решения (в других примерах он будет другой), ребенок должен найти нужный ответ.
БАГОР (РОСА) ТИСАК ГАРАЖ (...) ТАБАК
(ответ: жаба)
ФЛЯГА (АЛЬТ) ЖЕСТЬ КОСЯК (...) МИРАЖ
(ответ: кожа)
ВОСК (СОХА) ФРАХТ СКОТ(...) ФРОНТ
(ответ: окно)
КАНВА (ВНУК) УЛИКА ХОЛСТ (...) ОЛЕНЬ
(ответ: слон)
14."Садовник". Надо пройти так, как шел садовник. Он обошел по порядку все яблони (на рисунке — точки) и вернулся к исходной точке (*), ни разу не возвращаясь к одной и той же яблоне и пустым клеткам, не ходя по диагонали, не заходя на закрашенные клетки.
15. "Полянки". Ребенку предлагается рисунок "Полянки" и зашифрованное письмо-схема, помогающее найти нужный домик. Используя схему, он должен найти домик, а затем объяснить, как схема помогла ему найти путь.
Предложите выполнить обратную задачу. Дается аналогичный рисунок, на котором надо найти домик по инструкции психолога, например: "Вверх, направо, направо вниз, налево вниз" и далее. После этого ребенку надо нарисовать письмо-схему самостоятельно.
16. "Методы Равена и Айзенка". Прекрасной тренировкой в умении устанавливать закономерности являются задания типа широко известных матриц Равена и тестов Айзенка: "Какой картинкой из нижнего ряда нужно заполнить пустующее место?"
На начальном этапе решения таких задач взрослому необходимо помочь ребенку выявить закономерность и найти решение.
17. "Продолжи ряд чисел". Даны ряды чисел. Отметьте вместе с ребенком особенность (закономерность) составления каждого ряда и продолжите его, назвав (записав) подряд несколько чисел.
6 9 12 15 18 21 (...) (ответ: 24 27 30 33)
5 10 15 20 25 30 (...) (ответ: 35 40 45 50)
16 12 15 11 14 10 (...) (ответ: 13 9 12 8)
15 12 14 11 13 10 (...)
3 7 11 15 19 23 (...)
11 16 14 19 17 22 (...)
18. "Найди три числа". Ребенку предлагается: "Напиши три следующих числа в каждом ряду".
24 6 8(...)(ответ: 10 12 14)
1 47 10 (...) (ответ: 13 16 19)
21 17 13(...)(ответ:9 5 1)
18 10 6 4(...)
25 8 11 (...)
8 12 16 20 (...)
Помимо этого, в качестве коррекционного и абилитационного можно использовать материал, широко представленный в "Альбоме" Семенович А.В. (раздел "Интеллектуальные пробы") [22, с. 172].
V .Формирование навыков внимания и преодоления стереотипов,
В силу способа организации эти упражнения также играли функцию физминутки.
Упражнения строятся по следующему принципу: задается условный сигнал (хлопок, свисток, колокольчик и т.д.) и соответствующая ему реакция. В ходе игры ребенок должен как можно быстрее отреагировать на определенный сигнал необходимой реакцией. Во всех: этих играх-упражнениях важно поддерживать эмоциональный настрой, создавать условия соревнования, поддерживая мотивацию ребенка к выполнению задания. Например: "Кто самый внимательный, усидчивый, выдержанный (и далее)?
1. "Стоп-упражнения". Ребенок свободно двигается под музыку, делает какие-либо упражнения и т.д. По условному сигналу он должен замереть и держать позу, пока психолог не предложит ему продолжить. По этому же принципу построены: известные упражнения "Море волнуется", "Замри — отомри" и др.
2. "Зеваки". Дети идут по кругу. По сигналу (звонок, хлопок, свисток, колокольчик и т.п.) все останавливаются, делают три хлопка и поворачиваются кругом, затем продолжают движение.
Крайне важны упражнения на переключение, на преодоление стереотипа. Детям даются два-три условных сигнала, на которые- они, быстро переключаясь, должны ответить соответствующим действием.
3. "Условный сигнал". Выполняя какое-либо действие (двигаясь, рисуя, участвуя в беседе и т.д.) и услышав условный сигнал, дети должны (на каждом занятии выбирается что-то одно): посмотреть по сторонам и сказать, что изменилось в комнате (классе); встать и пробежать по кругу проговорить скороговорку и так далее.
4."Четыре стихии". Дети сидят (стоят) в кругу. Логопед договаривается с ними, что, если он скажет слово земля, все должны опустить руки вниз (присесть, произнести слово, относящееся к земле, например, трава: изобразить змею). Если сказано слово вода, надо вытянуть руки вперед (изобразить волны, водоросли; сказать водопад и т.д.); при слове воздух – поднять руки вверх (встать на носочки; изобразить полет птицы; сказать солнце); при слове огонь – произвести вращение рук в лучезапястных и локтевых суставах (повернуться кругом; изобразить костер; сказать саламандра и тому подобно).
5. Даются один условный сигнал и два положения (стоя и сидя), два действии (перекрестные и односторонние движения) или два упражнения ("кошка" и "кобра" называние четных и нечетных чисел; существительных и глаголов...). Каждый раз, услышав сигнал, ребенок должен, не останавливаясь, переключаться с первого упражнений (положения, действия) на второе, затем последующему сигналу — со второго на первое и так далее.
6. "Хлопки". Дети свободно передвигаются по комнате. На один хлопок логопеда им надо присесть на корточки (или произнести звезда), на -два - сделать "ласточку" (или произнести гроздь), на три — встать с поднятыми вверх прямыми руками (или произнести крендель).
7."Условные сигналы". Перед занятием логопед дает условные сигналы: если сделан один хлопок— надо посмотреть вверх, вниз (направо, налево, выполнить "качалку"); два хлопка — прислушаться к звукам вне комнаты (за окном, этажом выше, выполнить перекрестный шаг); три хлопка - закрыть глаза и почувствовать свое состояние (произнести скороговорку; "Карл у Клары украл кораллы" и т.п.). Услышав условный сигнал, ребенок выполняет соответствующее задание в течение 10—15 с.
8. "Канон". Дети стоят друг за другом таким образом, что руки лежат на плечах стоящего впереди. Услышав первый хлопок или любой из условных сигналов, первый ребенок поднимает вверх (влево, вправо) правую руку услышав второй сигнал, руку поднимает стоящий за ним и т.д. Когда правую руку поднимут все дети, они начинают в прямом или обратном порядке (это оговаривается заранее) поднимать левую руку...[22, с.112].
Логопедическая работа по преодолению дисграфии.
Логопедическая работа проводилась с учетом основных принципов:
- патогенетического принципа;
- принципа комплектности;
- принципа системности;
- принципа деятельностного подхода;
- принцип поэтапного формирования психологических функций;
- онтогенетического принципа;
- принципа учета "зоны ближайшего развития" (по Л.С.Выготскому); - принципа опоры на сохранное звено нарушенной психологической функции;
- принципа учета психологической структуры процессов чтения и письма и характера нарушения речевой деятельности;
- принципа учета симптоматики и степени выраженного нарушений чтения и письма;
- принципа максимальной опоры на полимодальные афферентации. на различные анализаторы (на начальных этапах работы), на возможно большее количество функциональных систем.
Для логопедической рабаты по преодолению нарушений письма использовались учебные пособия И.Н. Садовниковой Г.Г. Мисаренко, Р.И. Лалаевой, Л.Н. Ефименковой [5], [8], [13], [15], [21].
Направления работы по преодолению нарушений письма:
1) развитие фонематического слуха, фонематического анализа и синтеза слов, фонематических представлений;
2) развитие грамматического строя речи;
3) расширение словарного запаса обогащение активного словаря;
4) формирование связной речи.
Логопедическая работа по уточнению и закреплению дифференциации звуков проводилась с опорой на различные анализаторы (речеслуховой, речедвигательный, зрительный).
При этом учитывалось, что совершенствование слухопроизносительных дифференцировок осуществляется более успешно в том случае, если оно проводится в тесной связи с развитием фонематического анализа и синтеза. В работе по дифференциации звуков использовались и задания на развитие фонематического анализа и синтеза.
Логопедическая работа по дифференциации смешиваемых звуков велась по двум направлениям: работа над каждым из смешиваемых звуков, работа над слуховой и произносительной дифференциацией смешиваемых звуков.
Работа проводилась по следующему плану:
-уточнение артикуляции и звучания звука с опорой на зрительное слуховое и тактильное восприятие, кинестетическое ощущение; -выделение звука на фоне слога;
-определение наличия и места звука в слове (начало, середина, конец);
-определение места звука по отношению к другим (какой по счету звук, после какого произносится, перед каким звуком слышится в слове);
-выделение звука в предложении, тексте.
Далее проводилось сопоставление смешиваемых звуков в произносительном и слуховом плане. Дифференциация звуков осуществлялась в той же последовательности, что и работа по уточнению слуховой и произносительной характеристики каждого звука. Однако основной целью явилось их различение, поэтому речевой материал включал слова со смешиваемыми звуками.
В процессе работы каждый звук соотносился с определенной буквой. При коррекции дисграфии большое место занимали письменные упражнения закрепляющие дифференциацию звуков. Работу по развитию слогового анализа и синтеза начали с использования вспомогательных приемов (отхлопать, отстучать слово по слогам и назвать их количество), затем работа проводилась в плане громкой речи и, наконец, на основе слухопроизносительных представлений, во внутреннем плане.
В процессе развития слогов анализа в речевом плане делался акцент на умении выделять гласные звуки в слове, усвоение основного правила слогового деления: в слове столько слогов, сколько гласных звуков. Опора на гласные звуки при слоговом делении позволяет устранить предупредить такие ошибки чтения и письма, как пропуски гласных звуков, добавление в гласных.
Далее проводилась работа по выделению гласных звуков из слога и слова. Для этого сначала предлагались односложные слова (ох, ус, да, на, дом, стул, волк). Дети определяли гласный звук и место его в слове (начало, середина, конец). Предлагали использовать графическую схему слова. В зависимости от места гласного звука в слове ставился крестик в начале, середине или конце схемы:
Х ______ Х _________ _______________ Х
Затем проводилась работа на материале 2 и 3 сложных слов. Рекомендовались такие задания:
1) Назвать гласные в слове. Подбираются слова, произношение которых не отличается по написанию (лужа, пила, лом, канава);
2) Записать только гласные данного слова;
3) Выделить гласные звуки, найти соответствующие буквы;
4) Разложить картинки под определенным сочетанием гласных. Примерные картинки: рама, окна, луна, рука, горка, каша, сумка, .астра, кошка, лодка.
Записываются следующие схемы: А____а, о____а, у_____я.
Дня закрепления слогового анализа и синтеза предлагались следующие задания:
1) Повторить слово по слогам. Сосчитать количество слогов.
2) Определить количество слогов в названных словах, поднять соответствующую цифру.
3) Разложить картинки в два ряда в зависимости от количества слогов в их названии. Предлагаются картинки, в названиях которых 2-3-слога.
4) Выделить первый слог из названий картинок, записать его. Объединить слоги в слово, предложение, прочитать полученное слово, предложение. (Пример: "улей", "домик", "машина", "луна", "жаба" - после выделения первых слогов получается предложения – "У дома лужа").
5) Определить пропущенный слог в слове с помощью картинки: ____буз, лод___, ка____, ка____даш.
6) Составить слово из слогов, данных в беспорядке (нок, цып, ле, точ, лас, ка).
7) Выделить из предложения слова, состоящие из определенного количества слогов.
Так же проводилась работа по развитию фонематического анализа и синтеза. В ходе этой работы учитывалась последовательность формирования указанных форм языкового анализа в онтогенезе.
В процессе развития элементарных форм необходимо учитывать, что трудности выделения звука зависят от его характера, положения в слове, а также от произносительных особенностей звукового ряда.
Лучше всего выделяется гласный из начала слова (улей, аист). Щелевые звуки, как более длительные, выделяются легче, взрывные. Как и гласные они легче выделяются из начала слова. Выделение же взрывных звуков осуществляется успешнее, когда они находятся в конце слова.
Звуковой ряд из 2 - 3 гласных анализируются лучше, нем ряд, включающий согласные и гласные звуки. Это объясняется тем, что каждый звук в ряду гласных произносится почти тождественно изолированному произношению.
В связи с этими особенностями рекомендуется формировать функцию фонетического анализа и синтеза первоначально на материале ряда из гласных (ау, уа), затем ряда слогов (ум, на), потом на материале слова из двух или более слогов.
Первоначальная работа проводилась с опорой на вспомогательные средства: графическую схему слова и фишки. По мере выделения звуков ребёнок заполнял схему фишками. Действие, которое осуществлял ученик, представляет собой практическое действие по моделированию последовательности звуков в слове.
Следующим этапом был перевод фонематического анализа в речевой план без опоры на материализацию действия. Слово называлось, определялись первый, второй, третий и так далее звуки, уточнялось их количество.
Далее проводилась работа над фонематическим анализом в умственном плане. Ученики определяли количество и последовательность звуков, не называя слова, и непосредственно на слух не воспринимая его, то есть на основе представлений.
Примерные задания:
1. Придумать слова с тремя, четырьмя, пятью звуками.
2. Подобрать картинки, в названии которых 4-5 звуков.
3. Поднять цифру, соответствующую количеству звуков в названии картинки (картинки не называются).
4. Разложить картинки в 2 ряда в зависимости от количества звуков в слове.
Принцип усложнения реализовался через усложнение форм фонематического анализа и речевого материала. При этом широко использовались письменные работы.
Примерные виды работ по закреплению фонематического анализа слов:
1)Вставить пропущенные буквы в слова: ви . ка, ди . ан, ут . а, б . нокль.
2)Подобрать слова в которых заданный звук был бы на первом, на втором, на третьем месте (шуба, уши, кошка).
3)Составить слова различной звукослоговой структуры из букв разрезной азбуки, например: сом, нос, рама, кошка, банка, стол, волк и другие.
4)Выбрать из предложений слова с определённым количеством звуков, устно назвать их и записать.
5) Добавить различное количество звуков к одному и тому же слоту, чтобы получилось слово: па - (пар); па - - (парк); на - - - (паром); па - - - - (паруса),
6) Подобрать слово с определённым количеством звуков.
7) Подобрать слово на каждый звук. Слово записывается ив доске, К каждой букве подобрать слова, начинающиеся с соответствующего звука. Слона записываются в определенной последовательности: сначала слова из трех букв, затем из 4,5,6 букв.

р
у
ч
к
а

Рот
Уля
Час
Кот
Аня

Роза
Угол
Чаша
Каша
Аист

Рукав
Улица
Чехол
Корка
Астра


Преобразовать слова: а) добавляя звук: рот – крот, мех – смех, осы – косы, луг – плуг; б) изменяя один звук слова (цепочки слов): сом – сок – сук – суп – сух – сох – сыр – сын – сон; в) переставляя звуки: пила – липа, палка – лапка, кукла – кулак, волос – слово.
Какие слова можно составить из букв одного слова, например: ствол (стол, вол), крапива (парк, ива, карп, пар, рак, Ира)?
От записанного слова образовать цепочку слов таким образом, чтобы каждое последующее слово начиналось с последнего звука в соответствии с количеством точек на верхней грани кубика.
Слово-загадка. На доске пишется первая буква слова, вместо остальных ставятся точки. Если слово не отгадано, записывается вторая буква слова и так далее. Например: п…….(простокваша).
Игра в кубик. Дети бросают кубик и придумывают слово состоящее из определенного количества звуков в соответствии с количеством точек на верхней грани кубика.
Составить графическую схему предложения: __________ предложение,
______ ______ ______ слова,
___ ____ ____ ____ ___ слоги,
__ __ __ __ __ __ __ __ звуки.
14) Назвать слово, в котором звуки расположены в обратном порядке: нос — сон, кот - ток, сор - рос.
15) Вписать буквы в кружки. Например, вписать в данные кружки третью букву следующих слов: рак, брови, сумка.
16) Разгадать ребус. Детям предлагаются картинки, например: курица, осы, шуба, карандаш арбуз. Они выделяют первый звук в названиях картинок, записывают соответствующие буквы, прочитывают полученное слово (кошка).
17) Отобрать картинки с определенным количеством звуков в их названии. 18) Расставить картинки под цифрами 3, 4, 5 в зависимости от количества звуков в их названии. Предварительно картинки называются. Примерные картинки: сом, косы, мак, топор, забор.
19) Какой звук убежал? (Крот - кот, лампа - лама, рамка - рама). 20)Найти общий звук в словах: луна - стол, кино — игла, окна — дом. 21)Придумать слова к графической схеме.
22) Выбрать слова из предложения, которые соответствуют данной графической схеме.
23) Назвать деревья, цветы, животных, посуду и так далее слово-название которых соответствует данной графической схеме.
Конечной целью логопедической работы является формирование действий фонематического анализа в умственном плане, по представлению.
При работе над формированием морфологических и синтаксических обобщений нами были выбраны следующие направления в работе: уточнение структуры предложения, развитие функции словоизменения и словообразования, работа по морфологическому анализу состава слова и с однокоренными словами.
Усвоение морфологической системы языка осуществляется в тесной связи с освоением структуры предложения. Работа над предложением учитывает сложность структуры, последовательность появления различных его типов в онтогенезе. Работа над предложением строилась по следующему плану:
1) Двусоставные предложения, включающие существительные в именительном падеже и глагол третьего лица настоящего времени (Дерево растет).
2) Другие двусоставные предложения.
3) Распространенные предложения из трех-четырех слов: существительное, глагол и прямое дополнение (Девочка моет куклу). Предложения типа: Бабушка дает ленту внучке. Девочка гладит платок утюгом. Дети катаются с горки. Солнце светит ярко. В дальнейшем работа строится на более сложных предложениях.
Первоначально детям объясняется метод составления предложении по наглядным схемам на материале одного - двух предложений. Например, предлагалась картинка "Мальчик читает книгу". С помощью вопросов определялся субъект (мальчик), предикат (читает), объект действия (книгу). Каждый из выделенных элементов обозначается фишкой. Фишки соотносились непосредственно с предметами и действиями, изображениями на картинке. Дети составляли предложения по картинке, а под ней.
При формировании функции словоизменения обращалось внимание на изменение существительного по числам, падежам, употребление предлогов, согласование существительного и глагола, существительного и прилагательного, изменение глагола прошедшего времени по лицам, числам и родам и так далее.
Последовательность работы определялась последовательностью появления форм словоизменения в онтогенезе.
Формирование функции словоизменения и словообразования осуществлялось как в устной, так и в письменной речи.
Закрепление форм словоизменения и словообразования сначала проводилось в слове, затем в словосочетаниях, предложениях, текстах.








100





X