Чиполлино+

Формат документа: doc
Размер документа: 0.06 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Я "Исповедь" РуссоКак раз перечитал.Так буйно зарослоВсё новым смыслом в ней,Что книги не узнал,Страниц ее, частей.Как много новых лиц!Завистников, певиц,Распутниц, надувал.Скажи, знаток людей,Ты вклеил, приписал?Но ровен блеск полейИ незаметен клей.

Чиполлино, Или повесть о настоящем человечке
Каждому человеку, если он не гопник, приходится перечитывать детские книжки. С большого расстояния кажется, что Чиполлино, как брат-близнец, похож на Буратино. При перечитывании видишь, что между ними не больше общего, чем между их авторами – номенклатурным советским писателем и нищим итальянским журналистом. Столь же различны сами книги.
Золотой ключик с его мирискусническими арлекинами – это путеводитель по русскому и европейскому модерну. Италии там почти нет. Ну, а Чиполлино густо замешен на итальянских мотивах, включая кулинарные. Всякий знает, что Италия – это сначала хорошая кухня, а уж потом Ла Скала. В итальянском фильме антифашисты – узники концлагеря угрожают объявить голодовку: отказаться от капучино с бискотти на завтрак, от луковой похлебки на обед и пиццы с дрянью на ужин. Перепуганный комендант тут же удовлетворил требования бастующих.
Итак, отец героя мотает срок. Согласно версии, изложенной в книге, сидит он ни за что, однако с политическим оттенком: якобы наступил на ногу принцу Лимону. Есть все основания полагать, что источником версии был рассказ самого Чиполлино. Политическая статья, конечно, повышала статус героя в его новом окружении. Ну, а ни за что на языке бедняков может значить все, что угодно: контрабанда, скупка краденого, браконьерство и т.д. Представляю старого Чиполлоне с лицом великого комика Тото из фильма Закон есть закон.
И Чиполлино отправляется в путь под крокодильские песни Челентано. Скажите, как его зовут? Его зовут Серафино, Аккатоне, Рокко и его братья, Рокки Бальбоа, молодой Муссолини. Мы увидим его в Крестном отце, в Фильме любви и анархии, на площади Сан-Бабила, в Горьком рисе и в Похитителях велосипедов. Он – один из тех молодых итальянцев, которые знают, что хуже, чем в родной Калабрии, не будет нигде, и вооружены только бешеной энергией и готовностью ко всему. Это про него пела Софи Лорен на ломаном английском: You want to be americano, Cipollino? Дорога может привести его в Неаполь, город миллионеров, в Рим, открытый город, в Чикаго, город ветров, в Нью-Йорк, Нью-Йорк, в Монтевидео, в Аделаиду. Были времена, по-итальянски говорили даже в Екатеринбурге и Омске, и не только, как выразился Денис Горелов, военнопленные сизари-итальяшки.
Впрочем, путь Чиполлино оказался не таким долгим. Новое место мало отличалось от старого: деревня во владениях вдовствующих графинь Вишен. Обитатели деревни – чудаки и оригиналы, персонажи АмаркОрда: потчующий мальчишек леденцами кум Тыква, затурканный женой Лук Порей.
Кума Тыквочка, которую не прочь покатать и односельчане, и солдаты-лимончики, на Градиску, пожалуй, не тянет. Но ее округлые формы живо напоминают тыквообразные задницы крестьянок на велосипедах в том же кино.
Но нет мира под оливами. Именно здесь суждено Чиполлино пройти школу классовой борьбы. Значит, жанр все-таки – политический: Карло Лидзани, Дамиано Дамиани и Этторе Скола. Автор немного отступает от принципов социалистического реализма: у него личность борца формируется не в городе, не на заводе Фиат, к примеру. Впрочем, быт смешанный, не столько деревенский, сколько провинциальный. Тут и адвокат Горошек, и скрипач профессор Груша. Да и мастер Виноградинка, ключевое звено коммунистического подполья, – сапожник, т.е. все-таки не крестьянин.
Первое столкновение с властями происходит из-за возведения кумом Тыквой жилого строения. Незаконное строительство – широко распространенное преступление в бедных странах с коррумпированной экономикой. Участие мафии в строительном бизнесе одинаково характерно и для послевоенной Италии, и для современной России. Кавалер Помидор, которого я представляю с физиономией Берлускони, действовал энергично и жестко, но неэффективно и противозаконно. Выяснилось, что у Тыквы разрешение все-таки было. Самоуправство кавалера вызвало общее возмущение. Понятно, что ответные действия тоже не были правовыми. Приведение должностного лица в беспомощное состояние обманным путем с помощью сильнодействующего лекарственного средства с целью завладения имуществом, находящимся под административным арестом, тянет на хорошую уголовную статью. Мастино, кстати, вовсе не кабыздох какой-нибудь. Итальянский мастиф – собака серьезная. Кобель весит до 70 кг. Слюнявая пасть запросто перекусит мальчишку пополам. Чиполлино, тащивший его на руках до замка графинь, был, выходит, крепким парнем, сильно старше, чем его рисуют. Тот же пес и арестовал потом Чиполлино.
Почему-то только Мастино не стал овощем.
Для усмирения бунтовщиков был выслан отряд карабинеров. Невменяемые омончики покидали в кутузку всех, кого нашли в деревне.
Действие далее перемещается в замок графинь. Короля в Италии не было до 1861 года, а вот герцогов, графов и прочих маркизов – хоть отбавляй. Сами графини и их родня, психопат и плакса герцог Мандарин и патологический обжора барон Апельсин, вкупе с диктатором-выродком принцем Лимоном – полный набор гротескных типажей декаданса итальянской аристократии, знакомых по образам Лессинга, Стендаля, д’Аннунцио, князя Лампедузы, Феллини, Висконти. Особенно хорош, разумеется, герцог Мандарин. Его мог бы сыграть молодой Джанкарло Джаннини.
Среди обитателей замка – юный Вишенка, никому не нужный племянник графинь, наследство которого последние бессовестно транжирят. О нем написаны самые трогательные слова в повести. Разлучившись с Чиполлино, в первый раз в жизни Вишенка ощутил в сердце ту странную нестерпимую боль, которая называется страданием. Это было слишком много для него, и Вишенка почувствовал, что не может вынести такой муки. Он бросился на землю и отчаянно зарыдал. Кавалер Помидор поднял его, сунул под мышку, словно узелок, и пошел по аллее в замок.
Это бы снял Лукино Висконти. Юный граф, вдруг охваченный чувством к простому парню из народа. И вот исток левой идеи, тайна ее привлекательности, причина, по которой на ее основе было создано столько прекрасных стихов, песен, фильмов, книг, картин. Их авторы не были пролетариями. Неважно, что сам Родари был сыном булочника и рос в деревне. Писатель – всегда представитель среднего класса. Во-первых, потому что к этому классу принадлежат его читатели. Во-вторых, ему, чтобы писать, нужен досуг и письменный стол. У пролетария нет ни того, ни другого. Но зато жизнь представителя среднего класса подчинена строгой дисциплине, запретам и табу. Запрещается разговаривать с рыбами. Запрещается трогать цветы. Несдобровать тем мальчикам, которые отрываются от своих занятий и смотрят на мух. Учи завтрашние. Поэтому так соблазнительна для этих мальчиков доступность пролетарки, небрежная сила молодого рабочего, грация вора. И поэтому среди левых интеллектуалов так много голубых.
Короче, историю Чиполлино написал Вишенка.
Засим пропустим явно фрейдистские эпизоды, где кавалер Берлускони, scusi, Помидор вручает Земляничке бумажку от конфеты с тем, чтобы она ее облизала, и похищение означенной Земляничкой и Вишенкой ключей от темницы из чулка спящего кавалера.
Итальянские тюрьмы строили только для того, чтобы из них сбегали всякие Челлини, Казановы, Оводы и юные маркизы дель Донго.
После побега бунтовщиков дело приобретает огласку, начинает рассматриваться как политическое. Репрессиями руководит лично принц Лимон. В тюрьме оказывается новая партия арестованных, не взятых во время предыдущей облавы, среди них адвокат Горошек. С Горошком нам подают мир идей европейского экзистенциализма, широко воспринятого в Италии (Моравиа, Антониони, Бертолуччи). О Горошке Родари пишет, как Сартр. Главный поступок, совершенный адвокатом – отказ сотрудничать со следствием по делу о похищении домика Тыквы. Мол, знаю, но не скажу. Вообще-то он мог честно сказать не знаю. Непосредственного участия в транспортировке домика он не принимал. Домик спрятан в лесу – ну, так где еще его можно было спрятать. Так и старшина стрелковой роты Рыбак в повести Василя Быкова Сотников на допросе сообщает, что партизаны в лесу. А то в гестапо того не знали. Найден домик был не по наводке Горошка, а в результате крупномасштабной поисковой операции. То есть случайно. Ситуация напоминает ту, что описана Сартром в Стене. А поступок Горошка выглядит как немотивированное, недетерминированное, абсурдное действие – как раз такое, в котором выявляется человеческая свобода. В точном соответствии с идеями экзистенциализма, в пограничной ситуации Горошек переживает состояние отчуждения от самого себя. Такой маленький, такой толстенький, такой зелененький, с чисто вымытой головой и подстриженными ногтями, он все-таки должен умереть! Однако сознание Горошка – это ложное, или псевдоэкзистенциалистское сознание. Он, явно будучи выходцем из низов, онтологизирует свою социальную отчужденность. В действительности он пытается слиться либо с народом, отказываясь отвечать на допросе, либо с власть имущими, выдавая кавалеру Помидору местонахождение домика. Таким образом, бунт его лишен экзистенциального содержания и абсурдной силы и ведет его лишь к все более несомненному падению.
Скромная повесть коммуниста Джанни Родари, впервые изданная в 1951, видится теперь чуть ли не постмодернистской амальгамой. Умберто Эко – не первый, кто пародировал Конан Дойла. Английскому криминалисту из Имени розы предшествовал мистер Моркоу с его очаровательной собакой (Факт, факт!). Хорошо представляю, как Вильгельм Баскервильский ползает по своей келье и рассматривает через увеличительное стекло таз для умывания.
Нету в книжке только клерикалов. Какая же Италия без черной сутаны? Увы, итальянским коммунистам свойствен религиозный конформизм. Дорисуем. Может, к Горошку перед казнью, как к Оводу или Мерсо, приходил патер? Неужели вы так любите эту землю? – спросил бы он вполголоса. Все небесные блаженства не стоят одного-единственного волоска женщины, – ответил бы ему герой, и я бы с ним полностью согласился.
К концу книги Родари, кажется, немного надоело играть. В условном мире Приключений появляются реалии ХХ века: кино, кажется, даже телевизор. Вертухай в желтой форме, сообщающий Чиполлино о том, что его отец при смерти, оказывается пожилым человеком, служащим в тюрьме, чтобы кормить семью. И дальше все идет как всегда. Пока Чиполлино топчет зону, товарищи готовят ему побег.
Bandiera rossa trionfera.
Горошек выслан, кавалер Помидор отсидел свое. Пожалуй, тюремному почтальону пауку Хромоногу не пришлось бы скучать на пенсии.
Ладно, никого хоть к стенке не поставили. Скажем О белла чао, пока в следующей серии не появились новые герои: Бешеный Кактус и Конопля.









2


1




X