Маслов А.А. — «Мистерия Дао. Мир «Дао дэ цзина»»

Формат документа: doc
Размер документа: 1.49 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Алексей Александрович Маслов
Мистерия Дао. Мир Дао дэ цзина




Мистерия Дао. Мир Дао дэ цзина: Сфера; Москва; 1996
Аннотация

Сборник-монография, посвящен основному трактату китайской мистической традиции: Дао дэ цзин. Он содержит перевод текста, сделанный с учетом эзотерической традиции древнего Китая, комментарии блестящего ученого и мистика IIIв. (школа Учение о Сокровенном) Ван Би, а также исследование и комментарии переводчика, известного китаеведа, специалиста в области духовных и эзотерических традиций, д.и.н. А.А. Маслова.
Яркой чертой издания является уникальное оформление символической графикой оккультно-мистических даосских рукописей, что дает возможность глубже погрузиться в мир китайской мистерии. Живой, образный язык перевода и исследования, позволяют пролить свет на многие тайны мистической мудрости древнего Китая. Книга содержит редкое факсимильное воспроизведение ксилографической версии трактата Дао дэ цзин Сун Сюэ XIV в.

А. А. Маслов
Мистерия Дао. Мир Дао дэ цзина

Российская Академия Наук
ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
Центр изучения духовной цивилизации Восточной Азии
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ДУХОВНО-МИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Москва
МИСТЕРИЯ ДАО. МИР ДАО ДЭ ЦЗИНА
Перевод с древнекитайского н исследование А.А.Маслова
Москва Издательство Сфера Российского Теософского Общества 1996
Составление, перевод, исследование и комментарии д.и.н. А.А. Маслов
Художественное оформление по материалам даосских рукописей Д.Н.Попов
Мистерия Дао. Мир Дао дэ цзина. Сост., перев., иссл. и примеч. А. А. Маслова. Худож. оформление Д.Н.Попова.— М.: Издательство Сфера Российского Теософского Общества, 1996. — 512 с.— (Серия Источники).

ОТ РЕДАКЦИИ


Сборник представляет собой монографию, посвящённую одному из важнейших основополагающих трактатов китайской мистической традиции Дао дэ цзин, оказавшему огромное влияние на формирование как даосизма, так и всей духовной культуры Дальнего Востока.
Издание включает анализ раннедаосской (лаоистской) традиции (включая данные о личности самого JIao-цзы); редкое факсимильное воспроизведение ксилографической версии трактата Дао дэ цзин Сун Сюэ 1314г., отличающейся блестящей каллиграфией; первый перевод классического текста трактата непосредственно с древнекитайского языка, выполненный с учётом эзотерической традиции древнего Китая и указанием разночтений в наиболее древних и распространённых версиях; впервые переведённые на русский язык комментарии замечательного учёного и мистика IIIв., представителя школы Учение о Сокровенном, Ван Би; а также комментарии переводчика, известного китаеведа, специалиста в области духовных и эзотерических традиций Восточной Азии (не только внешне, но и внутренне знакомого с мистической традицией) д.и.н. АА.Маслова.
Оформление настоящего издания выполнено на основе символических изображений из оккультно-мистических даосских рукописей. Надеемся, что это представит читателю возможность более глубоко погрузиться в мир китайской мистерии. Живой, образный язык перевода и исследования, новые подходы и богатство материала позволяют пролить свет на многие тайны мистической мудрости древнего Китая и формирование особого типа дальневосточной культуры.
Попов Д.Н.


ПРЕДИСЛОВИЕ


Русскоязычному читателю предоставляется благоприятная возможность ознакомиться с одним из самых загадочных философских трактатов древности, оказавших существенное воздействие не только на формирование китайской культуры, но и на генотип обыденного сознания китайцев.
Первый перевод Дао дэ цзина в отечественной академической науке был осуществлён доктором философских наук Ян Хиншуном и издан в 1950 году. Работая над текстом, профессор Ян Хиншун, по его собственным словам, задался целью … разоблачить гоминдановских и западных буржуазных фальсификаторов философского учения Лаоцзы и показать истоки зарождения материалистических идей в древнем Китае. Естественно, что такой методологический подход не мог не отразиться и на качестве перевода.
Текст памятника многослоен, насыщен выражениями, умышленно скрадывающими подлинный смысл слов, что допускает самые различные толкования безгранично расширяя рамки творчества, а особенно если за перевод берётся непрофессионал. Для адекватного перевода подобного мистического текста недостаточно знать древнекитайский язык (весьма отличный от современного), необходимо реально представлять внутренние законы развития древнекитайской философской и социально-политической мысли, поскольку Дао дэ цзин, как и любой трактат VI–IIIвв. до н.э., насыщен подчас искусно скрытой полемикой с другими философскими школами, особенно с конфуцианской. Поэтому вполне закономерно, что к настоящему времени в самом Китае, по подсчётам специалистов, на каждые 7 иероглифов Дао дэ цзина уже приходится по целой книге комментариев.
Отличительной чертой данного перевода является то, что его автор не только использовал широкий круг традиционной (прежде всего Ван Би) и современной китайской комментаторской литературы (включая списки Дао дэ цзина, найденные в 70-х гг. в Маваньдуе), но и сумел на профессиональном уровне приобщить читателя к специфике духовной жизни Китая эпохи Борющихся царств (VI–IIIвв. до н.э.). Я согласен с предложенной автором концепцией дальневосточной культуры как некоего зеркала, ибо таким образом ему удалось подобрать один из основных ключей к раскрытию потаённой мысли памятника. Это отнюдь не значит, что предложенная трактовка (Дю дэ цзина не оставляет ниш для последующих исследователей. Уверен, что в ближайших столетиях появятся учёные, которые предложат своё видение некоторых основных понятий и концепций, и их перевод будет созвучен эпохе, ибо проблемы, поднимаемые в тексте, общецивилизационны. В этом и состоит прелесть Дао дэ цзина, ибо его недосказанность оставляет поле для бесконечного исследования. Но эта работа несомненно использует опыт всей предыдущей комментаторской литературы.
Не претендуя на абсолютную академичность и детальный анализ всех смысловых, исторических и семантических нюансов текста, А.А.Маслов поставил своей задачей ознакомить широкого читателя с первичными слоями памятника в контексте духовной и мистической традиции Китая, и я думаю, что он успешно справился с поставленной задачей.
Об этом свидетельствует уже сама организация материала: вступительная статья вводит читателя в духовную атмосферу Китая VI–IIIвв. до н.э., как бы готовя его к восприятию текста; комментарии яркого философа и мистика Ван Би (IIIв.) позволяют взглянуть на Дао дэ цзин глазами китайских последователей тайной традиции; краткие комментарии переводчика, сопровождающие каждый параграф трактата, помогают уяснить основной его замысел. Кстати, именно по такой традиционной схеме готовят свои издания и китайские исследователи текста — именно комментарий должен раскрыть суть сказанного, и в Китае всегда уделяли большое внимание этому особому виду интеллектуальной деятельности.
Поскольку Дао дэ цзин оказал заметное воздействие на политическую культуру Китая, а через неё опосредовано и на политическую культуру стран всего конфуцианского культурного региона (Япония и четыре малых дракона), хотелось бы обратить внимание читателя на одну особенность лаоистов — ранних даосских философов, близких по духу к учению, издлжснному JIao-цзы. Несмотря на порой полярные расхождения с конфуцианцами в понимании ценностных ориентиров личности и её роли в общественном устройстве, существовало нечто, что сближало обе школы: судьба этноса зависит от степени стабильности общества. Стабильность же возможна лишь в том государстве, где народ верит вышестоящим. Показательно, что как тс, так и другие использовали общий термин синь — вера, доверие. Там, где недостаточно веры (синь), появляется безверие (Дао дэ цзин 17). Весьма характерно, что Чжо Шэнчунь, один из многочисленных современных переводчиков Дао дэ цзина в Китае, трактует это же суждение чисто традиционно: Там, где недостаточно веры (синь), народ перестаёт верить правителю.
Не о том ли учил и Конфуций: Если народ перестаёт верить (синь), то государству не устоять (Лунь юй 12.7.).
Уверен, что это издание, показывающее всю многогранность раннего даосизма, позволит полнее и глубже осознать духовные истоки дальневосточной традиции.
Соруководителъ Центра изучения духовной цивилизации Восточной Азии ИДВ РАН д.и.н. Переломов Л.C.


А.А. Маслов
СТРАННИК ВЕЧНОСТИ

Моим родителям, со всей теплотой и искренностью.

Погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну.
1-е Кор., 1, 19.

У меня сердце невежды — столь замутнено!
Лao-цзы, 20.


Человек в зеркале

Не хотел ли каждый из нас хотя бы раз в жизни взглянуть в некое магическое зеркало, которое отразило бы как все красоты нашей души, так и всю её низменность? Естественно так, чтобы положительные стороны были отмечены другими людьми, а о тёмных сторонах нашей души никто не узнал, то есть общение с зеркалом получилось бы сокровенно-интимным, доступным лишь одной личности. Но какое же зеркало способно отразить всю глубину той традиции, на которой стоит каждый из нас (то, что эта глубина существует, мы благодаря самолюбию Допускаем априорно)? Ответ напрашивается сам собой — это прежде всего литература, философия, практически все виды искусства. Но кто осмелится утверждать, что в своих философских построениях мы действительно рисуем самих себя, а не вымышленный и весьма приятный нам идеал? Это вопрос вопросов — насколько адекватно мы можем понять самих себя и осознать тип той цивилизации, которую столь долго создавали.
Поиски ответа продолжались столетиями. Фактически вся античная, а позже и классическая западная философия с тем или иным успехом пробовала свои силы на этом поприще. И вот постепенно обнаружилось, что существует некое зеркало, где мы можем выглядеть вполне выигрышно,— это восточная, и в частности китайская, цивилизация. С одной стороны, в ней присутствуют огромной глубины философский пласт, сложная космогония, архитрудная геомантика и многое другое. Но с другой — всё это выглядит несколько примитивно и наигранно, особенно на поверхностный взгляд (а другого долгое время со стороны Запада и не было). Экзальтированное восхищение пышной китайской экзотикой успешно соседствовало со снисхождением к несложным морально-этическим рассуждениям китайцев о гуманности, долге, справедливости, принципе всех вещей — Пути-Дао и т.д. И это в то время, когда Европа пережила и едкий сарказм Вольтера по отношению к Китаю, и глубокомыслие Гегеля об объективном Абсолюте, и странствия души Ницше.
Так возникла проблема диалога культур, а точнее — поиска предела этого диалога, которая вряд ли когда-нибудь будет решена теоретически. Что в нашей цивилизации от них, а что исконно наше? Да и можно ли смешать в одной личности азиатский разрез глаз и восточную мифологическую образность мышления с рационалистической логикой и структурной строгостью европейского сознания? Зеркало восточной культуры внезапно показало нам, что мы рассматриваем там не какого-то варвара, не чужого, но едва ли не самого себя, только немного другого. Безусловно, у нас разные языки, привычки и традиции психологический настрой и, возможно, ритм энергетических полей этноса, но есть и что-то до боли знакомое — нечто позабытое из христианской традиции.




Это требует от нас прежде всего осмысления меры человеческого в человеке, обнаружения некого универсального начала в самостоятельной личности в противоположность частно-культурному ограничительному фактору, который принято называть национальной спецификой. Вероятно, универсальным является понятие высшей мудрости — той, что приходит вне слов, проистекает интуитивным образом из самых потаённых слоёв нашего сознания (или извне?). Приобщаясь к универсальному началу мироздания, к некой надсущности (назовём её трансцендентной), человек воспринимает огромную мощь, ощущаемую как Благая сила, огромное животворное начало, импульс не только к жизни, но и к пониманию самой жизни, что намного ценнее. На страницах Дао дэ цзина эта мощь названа Дэ — Благость, Благодать, Животворящая сила, Добродетель, Благое качество. Перевод не вполне точен, так как европейское понятие добродетель несёт в себе какую-то моральную оценку, в то время как мораль — это нормы, созданные человеком, следовательно, в определённой мере искусственные и наигранные, в то время как Дэ — это священная сила Космоса, манифестация универсального закона и пути всех явлений Дао в нашем мире. Действительно, истина стоит вне знаков или конкретных понятий, каждый народ старается выразить её в наиболее понятном и доступном для себя виде. Поэтому, знакомясь с мудростью древнего Китая, в данном случае через трактат Дао дэ цзин, мы читаем не о чём-то отдалённом, не о некой музейной этнографической редкости, но о своих же собственных потоках сознания, просто поданных в немного ином виде.
Эта вполне естественная мысль допускается нами почему-то с большим трудом. И здесь сказывается всё тот же синдром зеркала: в нём должен быть либо наш точный двойник, копия, либо какой-то совсем другой человек. И та и другая точка зрения на китайскую философию несколько раз сменились за последние 200 лет.
Замечательный знаток китайской культуры, католический миссионер Маттео Риччи, прибывший в Китай в начале XVI века, смотрел на возможность диалога мудрецов и культурное совпадение весьма пессимистично: Китай и Европа столь же отличаются друг от друга в традициях и обычаях, сколь и в географическом положении [59, 4]. Может быть, на самом деле никакого диалога культур не существует, а мы слышим лишь искажённое эхо самих себя: своих мыслей, нереализованных стремлений или полузабытых образов? Действительно, такое встречается в западной мысли достаточно часто, когда культурные традиции Китая подменяются нашими фантазиями о них. Вспомним хотя бы стабильный набор понятий, который многие и принимают за китайскую философию: инь и ян, Дао, пять первоэлементов, энергия ци. И многие с удивлением узнают, что центральный элемент китайской метафизики — Пустота, изначальная бескачественность или предельная простота мира, осмысление которой породило десятки восточных искусств: каллиграфию, монохромную живопись, икебану, разбивку миниатюрных садов, чайную церемонию, технику медитации.
Первый период осознания китайской культуры в России можно охарактеризовать так: они — совсем другие. Российская знать украшает свои покои привезёнными из далёкой Поднебесной империи живописными свитками, шёлковыми обоями, вазами с тончайшей перегородчатой эмалью. В Петродворце оборудуются два специальных китайских зала, выдержанных в чёрных лаковых тонах. Стены меншиковского дворца в Санкт-Петербурге украшаются рядами китайских живописных свитков VIII–XII веков, где были изображены сюжеты из традиционных романов, смысл которых вряд ли был известен хозяину дома и его гостям. Но это нравилось, восхищало своей утончённостью, ускользающим, но в то же время явно ощутимым покоем и глубокомыслием. В моду входят различные китайские безделушки — шинуазри. Они имеют смысл постольку, поскольку представляют совсем иную, чуждую по философскому духу культуру. Европейский эгоизм, индивидуализм противопоставлен в китайской философии идее о соотносимости, созвучии, единстве всех вещей, об абсолютной и неразрывной гармонии человека и космоса.
Русская религиозно-философская традиция ищет самоотражения, самоопределения в пространстве мировой культуры. Мысль такова: хотя мы и отстаём от Запада, но всё же опережаем Восток. Вот на этой волне впервые в России и появляется перевод небольшого, но чрезвычайно ёмкого мистического китайского трактата Дао дэ цзин (Канон Пути и Благости), приписываемого мудрецу VI–V веков до н.э. Лао-цзы. Трактат пришёл к нам по испорченному телефону: сначала он был не очень удачно переведён на японский язык, а потом уже с японского текста был сделан перевод на русский в книге Д. Конисси Философия Лаоси. Тао те кинг Лаоси. Сделан он был японским учёным, выпускником семинарии при Российской духовной миссии в Токио Кониси Масутаро (1862–1940). Примечательно, что выходу в свет этого перевода активно содействовал Л.Н.Толстой, интуитивно почувствовавший универсальный характер даосских ценностей, нимало не уступающих по своей глубине русскому философскому мировоззрению, но который размахом своего могучего русского ума, извечно жаждущего правды, мятущегося, бунтующего против собственных традиций, так и не понял спокойную рассудительность и миросозерцательную простоту даосизма и идею об извечной преемственности духа мудрецов.
Дао дэ цзин оказывается источником творческого вдохновения и даже особым мерилом у русских символистов. Например, Андрей Белый апеллировал к JIao-цзы едва ли не как к патриарху символического миропонимания: О символической действительности можно сказать, что она есть нечто; в нашем смысле это нечто есть Дао Лао-цзы [33, 60].
На этом. грустные и вместе с тем поучительные трансформации Дао дэ цзина не закончились. Запад всегда стремился видеть в Востоке собственное отражение и, наконец, перешёл к новой стадии: Они такие же в точности, как мы (антропологические различия несущественны). Это уже потом, в 80-х гг. нашего века, будут установлены коренные структурные различия в ориентации мозговых полушарий китайцев и европейцев, образно-мифологическое мышление китайского этноса окажется обусловленным на биопсихическом, (фактически — генетическом) уровне. А в 50-х гг. проповедуется идея о том, что развитие философской мысли на Востоке должно в общих чертах повторять развитие философии на Западе. В Китае, как и в цивилизованном мире, была обнаружена борьба двух линий философии,— материалистической и идеалистической, которая по странной случайности не замечалась самими носителями культуры, хотя, по утверждениям современных теоретиков китайской философии, существовала не одно тысячелетие (один из первых атеистов — Ван Чун жил ещё в Iв.). Следуя этой концепции, легендарный автор мистического трактата Лао-цзы был зачислен в разряд наивных диалектиков — название, напоминающее снисходительное похлопывание по плечу, мол, что-то, конечно, понял и о многом догадывался, но всё же до единственно верной теории не дошёл. Понятие Дао в трактовке Лао-цзы было воспринято современными критиками как вполне материалистичное, ибо оно ассоциировалось с объективным законом развития всех вещей, точнее это было названо естественным путём вещей, не допускающим какого-либо влияния извне (закономерен вопрос: а по богословским понятиям, Бог допускает влияние извне?). На этой волне выходит последний полный перевод Дао дэ цзина на русский язык, выполненный в 1950г. и повторенный в 1972г. [38, 34[. Правда, при этом пришлось изменить несколько пассажей, например, плавно обойти аналогии Дао и духа (6), о его надматериальной и даже надприродной сущности.
Сегодня, когда наши познания о внутренней жизни традиции Китая становятся более целостными, имеет смысл вновь всмотреться в зеркало восточной культуры. Нам становится доступной не просто история Поднебесной империи как цепь рядоположенных фактов (что и когда произошло), но сама логика её развития, столь непохожего на развитие всего остального мира. Постепенно переосмысливается и сам процесс привития традиционных духовных ценностей. Мы осознаём, что два великих мудреца древности — Конфуций и Лао-цзы создали такие учения и дали такой мощнейший духовный импульс к развитию всей дальневосточной культуры, что последующим поколениям оставалось лишь комментировать их. Лао-цзы была исчерпана область мистического, Конфуцием — морально-этического. В отличие от западной культуры, в которой каждое последующее поколение отрицает предыдущее или, говоря мягче, улучшает и углубляет, китайская цивилизация научилась накапливать и передавать. В определённый момент, а точнее в VI–IVвв. до н.э., произошёл сильный культурно-этнический перелом, энергетизировавший местный социум. Такая энергетизация (увы, другого термина пока не подобрать; Л.Н.Гумилёв называл это пассионарным толчком) была воспринята самими китайцами как духовный импульс, который попытались переварить и выразить в сравнительно системном виде ряд мудрецов — преемников этого энергетического толчка. Эти люди создали вокруг себя тесные сообщества учеников, которые принято называть философскими школами, хотя, как будет видно из дальнейшего, речь идёт собственно не о философии как науке мудрствования, а об особом способе символического переживания действительности. Кто-то из последователей в полной мере воспринял духовный импульс от своих учителей и сам стал передавать дальше то, что стало называться передачей истины или истинной передачей (чжэньчуань). Большинство же стало лишь имитировать внешнюю форму: ритуалы, слова, поступки, особые одеяния. Не случайно в Дао дэ цзине настойчиво повторяется мысль, что всякое слово лишь профанирует истинное знание, которое в действительности воспринимается как восприятие духовного энергетического импульса — материи чрезвычайно тонкой и постоянно ускользающей при строгом научном анализе.
В науке сложилась строгая традиция того, как надо анализировать философские тексты. Прежде всего определяется, к какой школе принадлежал автор, какие взгляды проповедовал, кто были его соперники, какой основополагающей линии он придерживался и самое главное — к чему призывал. С трудом допускается мысль, что древний философ мог не придерживаться линии, не противопоставлять себя кому-нибудь (что, конечно, не исключало победу его духовной мысли над другими благодаря большей внутренней мощи и привлекательности) и ни к чему не призывать. Он просто пытался записать на бумаге тот поток сознания, который ощущал в себе как присутствие сакральных, высших сил внутри профанного существа — человека.
Один из таких трактатов — Дао дэ цзин стал концентрированным выражением тех удивительных и во многом непонятных импульсов духа, охвативших Китай в середине 1тыс. до н.э.

На переломе традиций

Сколь трудно порою бывает осознать древний текст, перед нами не только дистанция времени, но и дистанция мудрости. Поэтому мы можем по-разному подходить к трактовке или, как сейчас принято говорить в отношении мистических писаний, к герменевтике Дао дэ цзина.
С одной стороны, безусловно, Дао дэ цзин наполнен историческими реалиями своего времени — эпохи Борющихся царств (475–221гг.), когда страна раздиралась конфликтами, когда сиюминутные амбиции правителей вступали в противоречие с идеальными думами о беззаветном служении государству через следование трансцендентным истинам. В этом смысле — перед нами текст конкретно-исторический. Но, с другой стороны, это текст мистический, текст, принадлежащий к эзотерической традиции, стоящей вне времени. Он полон метафизики сокровенного и извечного, существовавшего до человека и открывающегося в вечность. Мы можем воспринять лишь нечто значимое для нас — те извечные истины, которые, безусловно, присутствуют в трактате и будут столь же действительны для сотен будущих поколений.
В этой двойственности текста и заключена главная сложность его восприятия, его приближения к нашему сознанию и к нашей душе. И всё же попробуем осознать Дао дэ цзин не как нечто отстранённое, исторически-далёкое и азиатское, но как собственное, открывающее самое сокровенное, интимное начало в нас самих.
Прежде всего обратим внимание на одну важную особенность духовной жизни Поднебесной империи. В Китае никогда не было чисто философских, умозрительных школ. Не существовало ни малейшего разрыва между духовным и практическим, земным и небесным, или, как говорили сами китайцы, далёким и близким. Сложилась полная преемственность между философией и политикой, которые находились в соотношении как сущность и функция, осмысление — применение. Да и сама политика трактовалась шире, чем мы привыкли воспринимать её в западной традиции. Это был прежде всего способ универсальной коммуникации людей между собой во всех областях, установления в Поднебесной некой идеальной матрицы или символической формы настоящего государства, основанного на древнейшей идее Датун — всеобщего единства или способности нахождения всего в одном и наоборот. Так рождается гармония государства — взаимопонимание и взаимопроникновение всех вещей и явлений. Но как же можно установить такую идеальную коммуникацию между людьми, предварительно не договорившись с высшими силами или хотя бы не осознав их творческого присутствия в мире? Это уже область философии — науки о мудром осмыслении. Совершенномудрый, воспринявший этот импульс, способен привести в гармонию всю Поднебесную, то есть весь мир, лишь одним своим дыханием. Его миссия не только воспринимать высшие посылы, но и передавать их будь то через учеников и трактаты, либо в виде советов правителю.
На стыке архаической и постархаической традиции Китая, то есть в середине 1тыс. до н.э., происходит переосмысление того, с кем из высших начал следует договариваться, где же находится та пружина, благодаря которой мир живёт и трансформируется. Может быть, это всёпроникающие духи — объект поклонения в глубокой древности? Или абсолютно безличные, абстрактные начала, как Небо или Дао? Но если понятие Неба когда-то ассоциировалось с неким небесным владыкой и даже изображалось в виде человека с большой головой, то Дао — предельно безлично и, по сути, даже безымянно. Дао — не более чем условное обозначение этого нечто, и адекватно выразить Дао с помощью слов, знаков, рассказов и даже полунамеков невозможно.
Таким образом, спектр мотивов для осмысления был весьма широк и знаменовал собой отрыв от архаической традиции пугливых людей, способных поклоняться всему сразу, дабы обеспечить себе и своим детям безопасность и сытость. Китай получает мощнейший толчок, связанный частично с социальными, частично с географическими факторами, но прежде всего обусловленный самой логикой постижения божественных начал человечеством. Он вызывает к жизни новое понимание высшего. Китай получает могучий заряд, осмысливаемый им через зарождающиеся философские школы, которые, в свою очередь, будут передавать его в виде истинной традиции.
На смену вере в духов, практике общения с ними и многочисленными божествами, на смену тотемам и анимализму идёт осознание Единого Дао, порождающего всё живое и неживое и дающее своему детищу максимальную степень внутренней свободы. Осознать его присутствие в мире (а точнее — перед миром, до его рождения) невозможно, можно лишь, приобщившись к нему, обрести высшую Благость — Дэ. При этом понимание духов как структурообразующих сил космоса остаётся, но оказывается, что есть более высокое начало, обладающее предельной, высшей святостью.
Трактат Дао дэ цзин отразил те мысли, те импульсы, которые лежали в самом начале этого незавершённого пути к Единому.
Это произведение также иногда называют Лаоцзы по имени его легендарного создателя. Трактат удивительно краток даже по лапидарным китайским понятиям — в нём около пяти тысяч иероглифов. Как таковой, Дао дэ цзин оформился предположительно в V’lIIвв. до н.э., причём на основе более ранних сентенций ряда просветлённых мудрецов, среди которых возможно был тот, кого называли Лао-цзы. Через несколько столетий после его создания трактат был достаточно условно разделён на 81 параграф и две большие части: Канон Пути (Дао цзин) и Канон Благости (Дэ цзин).
Каноном (цзин) это произведение стало называться лишь с 11—Iвв. до н.э. Правда, долгое время его называли по-разному, и зачастую нелегко установить, о каком тексте идёт речь. Например, в трактате Сюнь-цзы его называют по имени одной из частей — Дао цзин (Канон Пути). В Хрониках династии Хань (Хань чжи), составленных приблизительно в конце Iв. до н.э., он уже именуется Лао-цзы, а впервые название Дао дэ цзин можно встретить лишь в I I Iвв. в списке известного комментатора этого текста Хэ Шаньгу на Главы и строфы Лао-цзы (Лао цзы чжан цзюй) [7]. Существует у Дао дэ цзина ещё несколько названий. Например, в кругах самих последователей даосизма он уважительно именуется Истинный канон Пути и Благости (Дао дэ чжэнь цзин) [11].
Примечательно, что два рукописных варианта Дао дэ цзина, обнаруженных в пещерах Маваньдуя недалеко от древней столицы Китая города Чанша, о которых мы ещё будем неоднократно упоминать, относящиеся ко IIв. до н.э., называются просто Лао-цзы и также подразделяются на две части. Правда, в этом случае первой считается та часть, которая именуется Главы о Благости (Дэ пянь), а второй — Главы о Пути (Дао пянь).
Само произведение таит в себе много загадок. Например, когда был создан трактат? Что послужило его основой? Какое отношение имел к нему Лаоцзы, да и был ли он вообще? Компилировал ли части трактата один человек или это плод работы представителей нескольких поколений? Читатель без труда замечает, что многие пассажи повторяются дважды, а то и трижды, встречаются и смысловые неувязки. Что это — неумелое составление, перепутанность таблиц, на которых в древности писались тексты, или, наоборот, блестящий литературный приём, подчёркивающий наиболее важные места и передающий характерные черты сознания настоящего мудреца? В любом случае перед нами не единый трактат (что не исключает его внутреннего единства), а антология ранней даосской мысли.
Нередко даосизм с полным на то основанием называют самой китайской религией, которая превратилась в своего рода квазинациональное учение. Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что под названием даосизм уживались во многом несхожие учения: и об управлении государством, и о достижении бессмертия, и о свершении дел недеянием, и даже поклонение духам, предсказание судьбы, врачевание и сексуальная практика. Как сравнительно целостная, но отнюдь не стройная система даосизм оформляется лишь к I–IIвв., чуть позже даже возникают мощные религиозные движения, одним из которых становится восстание даосской секты Тайпиндао (Пути Великого равенства) в 184г. под руководством Чжан Цзюэ. В середине IIв. возникает даосская секта Тяньшидао (небесных учителей), в которой Дао дэ цзин считался священной книгой, а руководитель секты был объявлен наместником Лао-цзы на земле. Интересно, что секта Небесных учителей путём сложных соглашений с государством существовала на правах полуавтономного государства вплоть до начала XX в.
Кто же такие ранние даосы? Прежде всего заметим, что данная категория людей долгое время себя даосами не считала и вообще никак не именовала себя. В момент создания Дао дэ цзина по дорогам Китая бродила масса людей, занимавшихся гаданием, врачеванием, геомантикой. Многие из них говорили о мистическом слиянии с природой в момент медитативного транса, а если быть точнее, о самоидентификации с высшим началом мира Путём-Дао, который порождает все вещи. Дао понималось как всёпорождающее, абсолютно мистически-иррациональное (то есть не познаваемое путём логического анализа), высшее начало. Дао — абсолютно запредельно для человеческих чувств, хотя предопределяет развитие каждой вещи и каждого явления. В более поздних текстах это начало ассоциировалось с сокровенным механизмом или пружиной, которая, раскручиваясь, дает проявление феноменам видимого мира. Само же Дао бессущностно и пустотно, оно никаково и не может быть определено словами.
Более конкретно о Дао ничего нельзя сказать, так как, по выражению Дао дэ цзина, оно расплывчато-туманно и в то же время неисчерпаемо. Поэтому, вероятно, многие даосы имели своё мнение по поводу более конкретных путей достижения единения с Дао. Далеко не все они были просветлёнными людьми, и многие руководствовались лишь неясными догадками. Параллельно с ними существовали и мудрецы — истинные люди (чжэньжэнь) или люди, обладающие высшим умением (нэнжэнь), получившие духовный импульс к внесловесному пониманию этого начала, ряд из которых даже сумел в сравнительно доступной, хотя по-прежнему метафизически-глубинной форме, поведать о Дао. Одним из таких людей, вероятно, и был Лао-цзы.
Дао абсолютно отстранено от человека, оно лишь предполагается через наличие вещей, которые являются как бы слепком с Дао. Его обыденность настолько велика, что и рассуждать о нём не имеет смысла. Сталкиваясь с ним каждый день, живя внутри него, мы не способны заметить это начало, ибо в мире нет ничего, что бы не являлось Дао. В противоположность этому Благость (Дэ) приобретает намного большее значение в мистической практике — её можно воочию пережить, ощутить. Правитель или отец семейства способен напитать своей Благостью тех, кто общается с ним. Мудрец, хотя и не способен сам породить Благость, действует в этом мире как её передатчик. Парадокс заключается в том, что можно обладать полнотой Благости, при этом ничего не зная, что стоит за ней: как сказал самый известный комментатор трактата, один из основателей мистической школы Сюаньсюэ (Учение о сокровенном) Ван Би, можно обладать Благостью, ничего не зная о её господине, то есть о Дао. Весь 51 полон намёков на вскармливающий и сокрытый характер Благости,— сокрытый отнюдь не потому, что сама Благость нам не известна, но из-за того, что нам никогда не постичь её исток.
Благость может быть непостоянна, её можно и утратить, с ней можно, равно как и с истиной, соприкоснуться лишь на миг, на исчезающе малую долю секунды. Благость не может быть дана раз и навсегда, лишь мудрец может обладать ею постоянно. Именно у него Благость может быть в избытке, в достатке, истинной и повсеместной (54). Тот смысл, который вкладывают в термин Дэ лаоисты, а позже и Ван Би, во многом близок, если не тождественен христианскому понятию Благодати.
В связи с абсолютной размытостью понятия Дао, его неуловимостью даосы предложили сотни методов приобщения к этому началу. Здесь была и медитативная практика, и поклонение духам, и сложнейшая эротологическая наука, хотя Дао дэ цзин не предлагает ни одного конкретного рецепта по той простой причине, что он сам и есть путь к Дао. Некоторые даосы стремились к единению с Дао посредством занятия специальными психомедитативными упражнениями, связанными с дыхательными и гимнастическими методиками, которые получили обобщённое название гимнастики даоинь. Посредством управления энергетической субстанцией ци они пробуждали внутри себя высшее духовное начало — дух шэнь и могли зачать в себе бессмертный зародыш. Вскармливали зародыш пилюлей бессмертия, которая либо выплавлялась в тигле из свинца, ртути, серебра, мышьяка и других составляющих, либо формировалась прямо внутри организма в области киноварного поля в животе из человеческого ингредиента семени-цзин и ци. Даос таким образом порождал сам себя, но уже в истинном виде. Под воздействием ряда гормонов, выделяющихся во время дыхательных упражнений в кровь, наступало состояние, подобное наркотическому с появлением галлюцинаций, что лишь подтверждало теорию о возможности такого рода слияния с высшим началом.
Прием пилюль бессмертия, которые, по сути дела, представляли либо мощнейшие психотропные средства, либо просто яды, приводил к стойким психическим изменениям или к смерти, что считалось освобождением от рамок тела, сковывающего душу, и обретением бессмертия. Практически повсеместно ранний даосизм был завязан на идее продления своих дней и бессмертии через приобщение к Дао. Не случайно все легендарные даосские патриархи жили едва ли не до двухсот-трехсот, а иногда и до семисот лет. Правда, характерно и другое: реальные факты показывают, что даосы умирали сравнительно рано. Да и имеет ли смысл жить такому человеку, когда чисто психологически ценность жизни преодолена и начинаются, говоря словами самих даосов, странствия между жизнью и смертью?
Для сотен людей, которые многообразными способами стремились к столь же многообразным целям, приблизительно во IIв. конфуцианцами был введен термин даоши (даосы), а то, что они исповедовали, стали называть даоцзяо — (даосизм). Позже стало принято разделять даосизм на философский, с его строгими и многоступенчатыми построениями, и религиозный, с верой в духов, поклонением местным божествам, в том числе и Лао-цзы. По существу, единого или даже двойственного религиозно-философского даосизма никогда не существовало. Это было крайне аморфное, рыхлое течение, по странному стечению обстоятельств объединённое общим термином (даже не понятием!) Дао.
Здесь же мы будем для удобства дальнейшего изложения называть даосизмом то удивительное собрание идей, которое встречаем в Дао дэ цзине, хотя, видимо, даже не все даосские школы до II–IIIвв. знали свой основополагающий трактат или хотя бы лишь слышали его в виде цитат. Кстати, вообще Дао дэ цзин долгое время передавался как тайная традиция именно устно и лишь потом был записан, хотя на этом его устная передача не прекратилась.




Несколько, на наш взгляд, важных замечаний о характере изложенного в Дао дэ цзине. Во-первых, там нет ни слова о каких-либо искусственных методах достижения Дао, например, гимнастических упражнениях, медитации и т.д. Лишь дважды упомянута энергетическая квазисубстанция ци в 10 и 42, которую следует регулировать особым образом, дабы успокоить и очистить своё сознание. Момент обретения истинности, то есть просветления, понимается как принятие внутреннего импульса. Это изначальное состояние сознания, растворившего себя в потоке изменений мира и слившегося со Вселенной, а не результат каких-то тренировочных методов. Да и как может быть иначе? Разве возможно призвать какими-либо дыхательно-медитативными способами высшее начало в душу человека? Другое дело — имитация, воспроизведение почти неотличимого состояния психики. Но то, что двум столпам раннего даосизма — Лао-цзы и Чжуан-цзы было присуще как душевное качество, их последователями достигалось в виде повторения состояния их сознания тренировочными методами, одним из которых, например, являлось выплавление пилюли бессмертия. Поэтому до сих пор в некоторых китайских книгах Лао-цзы считается едва ли не основоположником системы психорегуляции и оздоровления цигун, возникшей в среде оккультно-мистического даосизма.
Вероятно, каждой культуре суждено было пройти сквозь эту проблему взаимоотношения данного и приобретённого, схождения благого духа и обретения такого же благостного состояния через психопрактику. Вот характерный пример: в Vв. на Руси появляется течение исихастов, проповедовавших чисто созерцательную жизнь с Богом и посвящающих долгие часы медитативной практике. Но это оказалось, как и в Китае, довольно зыбкой почвой и предметом для профанаций. Мы уже заметили, что физиологические изменения, происходящие в теле, ведут к довольно удивительным трансформациям психики и различного рода галлюцинациям, становящимся ловушкой сознания. В XIIв. монах Никифор с Афона предложил особый метод хранения сердца (ср. даосское выражение сохранение сердца (души) в единстве): задержки дыхания с ритмическим повторением Иисусовой молитвы, опираясь при этом подбородком на грудь и сосредоточив взгляд на середине живота,— практически точное воспроизведение одной из даосских медитативных поз. Последователи этого метода утверждали, что таким образом достигается ощущение несказанной радости и созерцание божественного света. Если упомянуть, что медитирующие даосы называли своё состояние Великой радостью, воспринимали Дао как Великий свет, ослепительное сияние, а над головой их вставал столб света, то аналогия с христианством будет полной, дающей повод для осмысления единства медитативной традиции снискания просветления.
Во-вторых, мысль Дао дэ цзина знаменует собой отрыв от архаической традиции. В тексте попрежнему фигурируют духи, причём они чрезвычайно подвижны и влиятельны. Но всё же духи уже подчинены Дао и, по логике текста, порождены этим безымянным началом. Духи, несмотря на своё многообразие, подчинены принципу Единства, который знаменует собой присутствие Дао в этом мире. Даже древнейший объект поклонения — Небо (напомним, что в глубокой древности оно было персонифицировано) и то в даосизме отходит на второй план. Дао уподобляется в Дао дэ цзине универсальному порождающему началу — самке, из сокровенных врат которой выходят Небо и Земля. В важнейшем китайском философском течении конфуцианстве — Небо по-прежнему является ключевым миропорождающим понятием, влияющим на все поступки человека. Абсолютно бесформенное, безымянное, пустотное, ускользающее и вообще никакое Дао в даосизме именно через свою пластичность и неопределённость позволяет превалировать над всеми важнейшими началами, властвовавшими до сих пор,— Небом и духами.
Но не одно ли и то же подразумевали авторы трактата под терминами Дао и Тянь (Небо)? Мнения специалистов по этому поводу разделились. Одни исследователи отмечали, что Дао для ранних даосов — это прежде всего небесное Дао, как и указано в Дао дэ цзине. Более того, они считают, что Небо для Лао-цзы намного важнее, чем Дао, которое весьма расплывчато и неопределённо [43, 6163]. Другие же исследователи в противоположность первым считали, что Небо в Дао дэ цзине, безусловно, вторично по отношению к Дао [45, 64–69].
В мир приходит новая сила — точнее, её присутствие становится понятным ряду посвящённых,— которая оказывается более могучей и в то же время самой неприметной из всего, что фигурировало в философии до тех пор.
Универсальный смысл учения Дао дэ цзина становится более понятным в контексте общей культурно-психологической ситуации, которая сложилась к тому времени на просторах Центральной равнины. Что же это было за время? Прежде всего определимся с конкретной датой написания трактата. Традиционные китайские версии относят создание произведения к IVв. до н.э. Вычисляется эта дата весьма просто. Считается, что Лао-цзы одно время наставлял Конфуция в ритуале и был, таким образом, его современником. Даты жизни Конфуция известны — 551–479гг. до н.э. Если допустить, что Конфуций действительно жил в это время и действительно консультировался по священным вопросам с Лао-цзы, то получается, что трактат создан в IVв. до н.э. Однако большинство современных исследователей более умеренны в оценке древности произведения и называют конец IV — начало IIIв. до н.э. Полулегендарная встреча двух великих мудрецов — Лао-цзы и Конфуция как бы концентрирует их святость в одно историческое мгновение и предполагает передачу духовного импульса от учителя Лао-цзы к ученику Конфуцию, фактически — передачу истинной традиции. Несмотря на то, что в своём практическом воплощении даосизм и конфуцианство оказались далеко не одинаковыми, а в некоторые периоды истории вообще становились противниками, тем не менее очевидна мысль, что духовный импульс получен и любые конкретные слова мудрецов являются выражением этого внутреннего сакрального начала во внешнем мире, то есть независимо от того, что говорится, эти слова априорно несут в себе духовную истинность.
В любом случае, Дао дэ цзин был создан в переломный момент древней истории Китая. Страна раскололась на ряд противоборствующих царств, ведущих долгие, изнурительные и в основном малопродуктивные войны. Эта эпоха получила название Чжаньго — Борющихся царств или Воюющих государств (V–IIIвв. до н.э.). В результате кровопролитных раздоров выделилось семь сильнейших царств: Чу (где, по легенде, родился Лао-цзы), Ци, Чжао, Хань, Вэй, Ян и Цинь.
Появление железа нарушило гармонию социальных отношений, позволив людям, не обладающим знатностью, за счет обработки новых земель богатеть, в результате чего росли так называемые сильные дома. Казалось, золотой век китайской государственности остался позади, в страну приходит смута и хаос, и нет уже великих мудрецов древности Яо, Шуня, Хуан-ди, способных возвратить Китай в лоно вселенской гармонии. Страна напоминала психически больного человека, мечущегося в бесплодных попытках обрести душевный покой и в своих паррксизмах рождающего как агрессию по отношению к другим, так и вспышки действительной мудрости.
Так происходило становление основных школ философско-общественной мысли Китая. В тот момент они получили такой заряд удивительной энергии, что сумели охватить все области социальной и духовной жизни на несколько тысячелетий вперед. Как регулировать государство, как привести страну в гармонию с Небом — высшим деятельно-указующим началом мира? Как сделать народ покорным, устранить смуты? Может быть, стоит обратиться к высокой древности, когда народ придерживался важнейших морально-нравственных понятий, оставленных великими мудрецами и связывающих каждого человека с высшими сакральными силами мироздания? Так формируется мысль конфуцианства, основателем которого стал Кун-цзы, известный нам в западной транскрипции как Конфуций. Прежде всего, считал он, надо всё расставить на свои места или исправить имена, когда правитель будет правителем, отец отцом, сын сыном. Это можно было сделать через соблюдение строгих морально-этических устоев, суммируемых понятием ритуала (ли), например, гуманности, справедливости, долга, сыновней почтительности, заботы о младших. В хаос жизни вносилось универсальное регулирующее начало — культура (вэнь), которое стало предметом споров с даосами. Для последних всё культурное было равнозначно разрыву с природным началом мира, а следовательно, и с Дао (18, 19).
Конфуцианство выступало не как религия (хотя туда из архаики перекочевали и духи, и Небо), но как вид рационалистической социальной философии. Правитель следовал Небу, которое даровало ему свою Благую силу — Дэ (концепция Дэ в конфуцианстве и даосизме имеет различия), а правитель транслировал эту силу на своих подданных. Таким образом, государство жило по типу единой семьи, не случайно ходила поговорка: Вся Поднебесная — одна семья. Семья служила идеальной символической формой всякого сообщества в Китае: государства, философской школы, взаимоотношений чиновников и народа.
Другой философ, Мо-цзы (468–376 до н.э.) видел решение всех проблем в осознании всеобщей любви, причём эта любовь есть единственное желание Неба. Конфуцианскую гуманность монеты называли отдельной любовью (беай) и сравнивали с эгоизмом, противопоставляя этому любовь ко всем людям (чжоу ай жэнь). Жить они предлагали в соломенных хижинах, и ходить в холщовых одеждах, из традиции же следовало выбирать не всё, а только хорошее, чтобы следовать этому. Источником знания служила практическая деятельность — брать за образцы факты, которые видели или слышали массы людей. Таким образом, всякое знание должно было обладать практической ценностью, а его мистический исток, о котором говорили даосы, не обсуждался — это казалось излишним. Правда, монеты, как и даосы, считали, что музыка и развлечения лишь отвлекают народ и замутняют его сознание.
В понимании Дао также не было единства, хотя оно признавалось всеми школами. Например, для школы легистов или законников Дао было неким высшим юридическим законом, которому подчинялось даже Небо, само же оно не подчинено никаким законам. Для конфуцианцев Дао было схоже с неким Высшим Логосом, предназначение которого настолько затемнено, что и не стоило много рассуждать об этом. Поэтому они больше вели речь не о том, что стоит за видимым миром (это всё равно не известно), а о том, как надо себя вести в этом мире, дабы не нарушить гармонию. От духов же советовалось держаться подальше.
В такой ситуации и начинают формироваться даосские идеи. Их развитие пошло разными путями. С одной стороны, возникли школы мистико-оккультного даосизма, например в горах Маошань и недалеко от города Лояна, которые во II–IIIвв. развили теорию достижения бессмертия через приём пилюль бессмертия и дыхательные упражнения. А с другой стороны, во IIв. в Китае было поднято мощное восстание Жёлтых повязок, во главе которого стоял даос-мистик, руководитель секты Удомидао (Путь пяти зерен риса) Чжан Лу — внук основателя религиозного даосизма Чжан Даолиня.
Вместе с тем особое развитие приобретают школы философско-мистического толка, нередко занимающиеся и делами государства. Таково, в частности, направление, называемое Хуан-Лао,— школа Хуан-ди и Лао-цзы, которая считала, что изначальный духовный опыт проникновения в Дао был завещан ещё легендарным основателем китайской нации Жёлтым императором Хуан-ди. Главный упор она делала на осознание естественности в жизни человека, на то, как он должен следовать естественно-природному ходу вещей, прозревая в себе изначальные природные свойства и постигая тем самым свою судьбу. Здесь царил абсолютный параллелизм земного и небесного, космического и человеческого.
И здесь на первый план выходит то, что ряд исследователей именуют естественным законом [58, 76–84]. Именно его проповедь и ведётся на страницах Дао дэ цзина. В чисто терминологическом плане это понятие могло обозначаться и как Дао (Путь), и как Тянь Дао (Путь Неба), и как цзыжань (естественность). Последнее слово можно также перевести отчасти неловким, но однако достаточно точно выражающим его содержание термином — самотаковость, абсолютное соответствие и следование самому себе. Школа Хуан-Лао говорила об абсолютном и нерасторжимом подобии всех частей вселенной, в том числе и тождественности Дао, Неба и человека по своим внутренним природным свойствам, в результате чего возникает особое взаимоследование или взаимообусловленность (фа). Человек следует Земле. Земля следует Небу. Небо следует Дао. Дао же естественно (25).
По этому же естественному закону (не путать с законами природы) формируется и то, что мы называем моральными и нравственными устоями людей, при этом никакие моральные нормы не могут быть придуманы самим человеком, в чём даосы обвиняли конфуцианцев.
Государство также должно управляться не уложениями, придуманными человеком, пусть даже весьма мудрым, но по естественному закону, который одинаков как для дел небесных, так и дел земных, поэтому сложные законы и запреты представляются не только излишним приукрашательством, но могут привести государство к краху. Здесь возможен лишь один путь — безусловное следование естественному закону Дао.
Сложные философские построения существовали параллельно с чисто оккультной практикой, многочисленными народными верованиями, и конфуцианским осмыслением Дао как морального закона, которому должен следовать человек. Так что судьбы идеи Дао были весьма различны.

Нравственный ориентир традиции

Обычно мы привыкли ставить такой вопрос: кто написал Дао дэ цзин? В рамках традиции компилятивного создания трактатов, которые как бы передавали совокупную мудрость древности, ответить на него положительно невозможно. Поэтому перефразируем вопрос: кто записал Дао дэ цзин? Кто решился изложить на бумаге то знание, которое та же самая традиция предписывала оставлять не то что незаписанным, но даже невысказанным?
Посмотрим, в какой среде предположительно мог возникнуть Дао дэ цзин. Были ли его авторы самопогружёнными мистиками или служивыми интеллектуалами, отшельниками или придворными чиновниками? Ведь текст весьма неоднороден, в нём мы в равной степени можем встретить метафизическую космогонию и практическую науку управления государством. Обратимся к реалиям того времени.
На фоне клановой вражды, борьбы за власть между сильными домами, на территории Китая идёт колоссальное территориальное дробление. В начале эпохи Чуньцю (Вёсен и Осеней) в VIIIв. до н.э., здесь сосуществует 109 царств, к концу этого периода их количество уменьшается до 40. Сильные дома, то есть те, кто имел возможность как-то приобщиться к структурам власти, используя богатство и военную силу, и обладал немалыми земельными наделами, начинают практически полностью контролировать социальную жизнь в Срединных царствах, как тогда именовали Китай. В этих условиях более бедные и слабые малые дома, представители которых обладали не меньшей знатностью и благородством, перестают играть какую-либо роль в регулировании государственных дел, разрушаются, приходят в упадок. Выходцы из обедневших малых домов, будучи прекрасно образованными людьми, но не нашедшими своё место в политической и властной структуре, пополняли ряды служивых интеллектуалов, мучимых идеей гармонизации общества.
Царства на Центральной равнине росли, требовали всё больше и больше хитрости для их управления.
Наследственная знать была уже не в состоянии обеспечить необходимую стабильность в обществе, и тогда на подмостки политической истории выходит интеллектуальный потенциал древнего Китая — ши.
Кто же такие ши? Однозначного перевода слово ши не имеет и в основном его следует понимать контекстуально. Его переводят то как служивые мужи, то как учёные служивые люди; китайцы считают его синонимом слова интеллигенция. В любом случае, ши представляли собой интеллектуальную элиту общества в самом широком смысле. Обычно они служили хранителями архивов (напомним, что Лао-цзы также, по легенде, был хранителем архивов царства Чжоу), администраторами нижнего уровня. Многие из них были профессиональными воинами и советниками уездных правителей.
Исторически период деятельности ши охватывает более полутысячелетия. Это сословие сформировалось в конце эпохи Чжоу и, безусловно, и Конфуций, и Мо-цзы, и Лао-цзы принадлежали именно к ши. А в Ханьскую эпоху (И в. до н.э.— IIв. н.э.) ши угасают, возрастает конформность. Чистота нравственного идеала и искренность внутреннего посыла постепенно заменяются строгой ритуальной маской того, что должно быть. Вероятно, именно в среде ши и происходит письменная фиксация мистического знания и начинаются его первые светские трактовки, обобщённые в Дао дэ цзине.
Ши отличала одна весьма существенная черта — чрезвычайно развитое чувство социальной ответственности. Для них не существовало неразрешимого вопроса: кто виноват в той или иной социальной напасти. Причина — в нерадивых и жестоких правителях. Во всём виноваты они — ши, они отвечают за всё. Отвечают своей искренностью и верой (синь). Мистически они связаны со всем происходящим и даже с тем, что только должно будет случиться.
Ши представляют собой уникальный тип лиминальных (пограничных) личностей: с одной стороны, они приобщены к светской культуре и активной социальной жизни, с другой стороны, ищут ответа в мистической традиции, активно общаются с теми, кто, по их мнению, воплощает идеал знания,— мистиками, гадателями, прорицателями, посвящёнными. Ши черпают из этого источника знание о внутреннем двойнике мира, рассуждают о пустоте, что лежит в основе вещей, о Дао, которое порождает весь мир, о Благой силе, которой полнятся вещи и человек, таким образом используя весь спектр представлений великих мистиков.
Но здесь пролегает граница между образованным, тонким интеллектуалом ши и тем кругом людей, которые реально воплощали приобщённость к высшему знанию. Ши сами не были посвящёнными в мистические культы, не обладали в полной мере той силой и яркостью переживания, которое было присуще носителям мистической традиции.
Ощущение сакрального, непередаваемого уже ускользает от них, остаётся лишь смутное воспоминание о тайне. И поэтому всё то, что раньше считалось непередаваемым, извечно на устах, в сердцах, но не на бумаге, вдруг оказывается зафиксированным в письменном виде. Так постепенно появляется первая компиляция мистических откровений, которые самими записывающими уже не воспринимались как тайна — ведь это были не их откровения.
В отличие от ранних мистиков, посвященных в тайные культы, ши обладали прекрасным литературным даром, умели записывать не только эстетически изящно, с соблюдением всех канонов, но и объёмно. Они научились показывать не трёхмерное, а многомерное пространство мистического опыта, что выходит за рамки всякого логического осмысления мира. Это и придало столь характерный облик Дао дэ цзину, где за нарочитой сбивчивостью речей, повторений, оговорок лепится цельный образ небытийного и потустороннего, никак не объясняемого, и всё же ярко переживаемого. Ши умели учиться, умели слушать и воспринимать, их искренность и стремление к нравственной справедливости заставляла их бесстрашно открываться знаниям Неба и беззаветно доверяться мистическому опыту совершенномудрых.
Правда, сам факт письменной фиксации Дао дэ цзина показал, что те, кто стоял у истоков письменного текста, уже не вполне понимали, почему это не надо записывать. Запись ровно настолько же передает истину, присутствующую в сознании мудреца, насколько и искажает её, низводит до простого порядка слов. Порой она создает иллюзию всезнания, и зачастую, чем ближе человек считает себя подошедшим к постижению мудрости Лао-цзы, тем на самом деле он глубже увязает в болоте гордыни собственного сознания.
Ши мог называться и обычный чиновник при дворе, а лучшим ши был, конечно же, сам правитель. Но китайская культура всё же выше ценит другого ши — не просто служивого человека, находящегося на официальном посту, но личность иного рода. Он должен представлять собой не столько реальную личность, сколько совокупность идеальных черт человека. Более того, считалось вполне допустимым, если он отказывался от всех официальных постов, становился покинутым всеми отшельником, уединялся в деревне: ведь он воплощён не как служивый, но прежде всего как человек высшей добродетели. И здесь моральный фактор, нравственный импульс к самопреодолению, вечному самоочищению, идущий из глубины сознания человека, определяет его как истинного ши. Нравственное здесь приходит в гармонию с государственным. На вопрос
Цзыгуна о том, кто может быть назван ши, Конфуций ответил: Тот, кто в поступках совестлив, действуя во всех четырёх сторонах света, и не осрамится, выполняя поручение правителя. К тому же, такой муж в словах должен быть искренен, а в поступках — достигать плодов своих деяний.
Ши нельзя назвать каким-то отдельным сословием или тем более классом, это — прежде всего нравственный ориентир традиции. Его миссия заключена в преданном и беззаветном служении идеалам древности. Именно такое служение подразумевается во фразе из Дао дэ цзина: С древности искушённый муж видел мельчайше-утончённое, проникал в сокровенное и был непостижим в своей глубине (15).
Ши приравниваются к идеальным мудрецам древности. Особая лёгкость бытия, чистота переживаний, устремлённость в непроглядную даль высокого прошлого делали ши находящимися как бы вне социальной действительности. И в то же время они были людьми безусловно реальными, двумя ногами стоящими на земле. Жизнь, бесконечно обращённая в прошлое, мистическая действительность, равная идеалу, переводила их существование в какую-то иную, метафизическую реальность.
Этимология слова ши достаточно интересна. В древности понятие ши являлось синонимом понятию человек. Позже им стали обозначаться воины. И то и другое значение мы можем встретить в самом древнем китайском литературном произведении — Шицзин. Понятие ши трижды встречается в тексте Дао дэ цзина (15, 41, 68), причём каждый раз в первых строках параграфа. Правда, в 41 и 68 нет никакого основания переводить слово ши иначе, чем военачальник, воин. Неужели составитель трактата воспринимал ши лишь в этом смысле? По всей видимости, это так, а значит, та школа, тот очень узкий круг людей, объединённых идеями трактата, не идентифицировал себя с этой группой людей, равно как и ни с какой другой.
При этом автор не называет себя и отшельником, хотя это понятие уже встречалось в ту эпоху. Правда, всё это не мешает ему подчёркивать своё горделивое одиночество, отличность от других, неумение жить по законам толпы, ставя им в противовес единый закон природы Дао. В отличие от весёлого буйства людей, словно охваченных праздником императорского угощения, он печален, а если быть абсолютно точным,— находится в том предсостоянии бытия, где нет ещё ни радости, ни грусти, уподобляя себя нерождённому младенцу без улыбки. Но его печаль — это затаённая радость от ощущения вкуса бытия, это ликование от исключительно интимного общения с этим миром, в то время как другие люди веселы от мелких событий жизни, а не от события самой жизни.
Безусловные идеалисты по своим нравственным и политическим устремлениям, ши оказались одержимы идеей собственной харизмы, а точнее — её обретения. Именно она и подразумевалась в понятии Благости — Дэ. Традиционную социальную жизнь или существующий политический порядок они отнюдь не считали даже близкими к образцу и не здесь черпали силы к существованию. Никакого авторитета политический строй для них не представлял, они жили в иной, внеполитической, реальности. Иногда нам может показаться, что эти эмпиреи лежат в древности, как считал это Конфуций, да и ряд параграфов подтверждают это. Но их реальность — всегда реальность сегодняшнего дня, вечного настоящего, данного как внутренняя жизнь Дао, изначалие всех вещей, а отнюдь не сами вещи, не их существование.




Правители относились к подобным мудрецам ши весьма оригинально: их приглашали ко двору (при этом хорошим тоном считались многократные отказы ши), но по существу большого веса в определении политического курса они не имели. Со стороны власть предержащих это был скорее символ уважения к возвышенной мудрости, нежели желание достичь конкретной пользы от общения с ши. Великий мудрец и духовный последователь Мэн-цзы поучал ши:
Существуют три условия, при которых он (ши) должен согласиться принять пост, Равно как и существуют три условия, при которых он должен отвергнуть его. Во-первых, когда за ним посылают с величайшим уважением, с соблюдением всех необходимых ритуалов и говорят, что его советы будут воплощены в жизнь, муж должен согласиться. Но когда его советы не воплощаются в жизнь, он должен покинуть пост, хотя при этом соблюдается величайшая вежливость.
Во-вторых, когда за ним посылают с величайшим уважением, с соблюдением всех необходимых ритуалов, он должен согласиться, хотя его советы и не воплощаются в жизнь. Но он должен покинуть пост, когда вежливость не соблюдается тщательнейшим образом.
В-третьих, когда он более не способен есть ни утром, ни вечером и столь ослабел от голода, что не может выйти за ворота,— Лишь тогда он может принять милость от правителя, который, прослышав о его несчастьях, снизошёл до него, сказав: Так как я потерпел неудачу, не сумев воплотить в жизнь, то, чему вы учили, и потерпел другую неудачу, не послушав ваши советы, я буду испытывать огромный стыд, если сей муж умрёт на моей земле. Но причина такого согласия лишь в том, чтобы спастись от голодной смерти (20, 14).
Итак, Мэн-цзы допускает, что советы мудреца могут и не воплощаться в жизнь,— намного важнее соблюдение правильных ритуалов и вежливости. Да и сам правитель, оказывается, поддерживает странствующих ши зачастую лишь потому, что не хочет испытать позор за гибель сих достойных мужей на территории своего царства.
Сам Мэн-цзы как-то отказался прийти ко двору, сославшись на то, что страдает от простуды и не может выйти на ветер.
Не сложно понять, почему идеал ши перемещается не в область сиюминутного, зависящего от вежливости, ритуала или каприза правителя, а в сферу мистического правления. В отличие от конфуцианцев, которые считали, что решение всех бед состоит в возвращении к чистоте уложений древности и четким нравственным критериям, ряд достойных мужей видел выход отнюдь не в этом. Мы будем вслед за рядом западных исследователей называть этих людей, исповедовавших идеи Дао дэ цзина, лаоистами, а о самом содержании этого термина поговорим позже. Для них нет большой разницы между древним и современным, старое — отнюдь не идеальное, и традиционные ценности — далеко не образец. Лаоисты говорят об идеале внутреннего, описывают не столько государственный строй, сколько метафизическую композицию жизни, которая в равной степени могла осуществляться и в древности, и в современности.
Эти люди придерживались традиции возвышенного отшельничества, во многом непривычного для нас. Это — отнюдь не пустынножительство, не полное уединение, скажем, высоко в горах с соблюдением полной аскезы. Это — умение ускользать от людей, живя при этом среди них. С другой стороны, отшельничество не обязательно должно превращаться в вечные странствия и скитания, ибо Лао-цзы считает, что, не выходя за ворота, можно познать весь мир.
Отшельничество (и минь) лаоистов имеет вид абсолютно чистого и самоценного одиночества, позволяющего опознать себя на горизонте метафизической реальности, а вот у мудрецов ши в эпоху Хань оно обретает политический и во многом нравственный характер, превращаясь в обязательную часть ритуального поведения. Правителю было престижно иметь таких отшельников у себя при дворе, хотя большой функциональной нагрузки они не несли и представляли собой часть сложного игрового ритуала на подмостках имперской метаформы. Для самих же мудрецов было выгодно поднять свой статус ритуальным и вежливым отказом от официальных постов.
Как ни странно, в Ханьскую эпоху сама культура предписывала им не превращаться в служивых людей, в то время как во времена Лао-цзы это был вопрос исключительно личностной рефлексии. Нет ничего странного в том, что мужи, некогда беззаветно следовавшие идее мистической воплощенности государства и не видевшие себя в структуре реального администрирования, становились в эту эпоху старательными и далеко не бесталанными чиновниками, полностью интегрированными в государственную машину. В этом — ещё одна причина того, что даосизм, изначально будучи эзотерическим учением, безболезненно и незаметно утрачивает своё глубинное измерение, превращаясь, с одной стороны, в политическую доктрину с ритуально мистериальным подтекстом, а с другой стороны — ангажируется приверженцами оккультизма, вечной жизни, упрощаясь до конкретных методик.
Изначальный же идеал жизни ши лежал в постижении космической обусловленности человеческой жизни через простоту собственного существования, а отсюда — и предельную чистоту и искренность сознания. Но эта ликующая простота, эта неприкрашенная тонкость, постепенно превращающаяся в особую стилистику жизни ши, как ни странно, заслоняла собой мистический идеал традиции.
Их существование обретает вид изящного искусства: Искусство, которое основано на искусстве, что основано на искусстве, как выразился эстет XIIIв. Цянь Сиюань.
Здесь на первый план выходил особый нравственный посыл интроспекции, когда человек постоянно сверял себя с самим же собой,— но только древним, ушедшим и в то же время бесконечно возвращающимся внутри единого тела традиции.
Их стилистика жизни — гармония вечного ухода со службы, чтобы все время служить правителю. Но правителю не земному, а небесному, идеальному и отстранённому, тому, кого народ не знает и кто свершает дела вне деяния. Его среда — это шум сосен, уединённая беседка, глухое ворчание водопада вдалеке, неумолчный стрекот цикад летом и молчаливые снега зимой. Он смотрит на горные пики взглядом мудреца, который уже смотрел на них столетия назад, он взирает на водопад как на нечто текущее, непостоянное и в то же время извечно остающееся здесь.
Эта даосская символика текучести — не случайно Дао постоянно ассоциируется с водным потоком — есть выразитель вечного в непостоянном, всегда остающегося в том, что ускользает, уходит. Это и водная гладь, которая принимает в себя все ручейки и реки, сохраняя при этом могущество покоя, питая других, пополняется сама, вечно изменяется и остаётся той же (32). Это и восхищение сладкими росами, которые выпадают, когда сочетаются Небо и Земля (32).
Великий дар Дао — это жизнь, данная безвозмездно. Именно это и дает возможность тонкого, полноценного и внутренне абсолютно свободного существования в этом мире, вечно обращаясь к миру запредельному, пустотному, к изначальному истоку всех вещей.
Идеал ши, вечно ценимый в обществе, всё же оказался невостребованным этим обществом. И в этом заключался весь ужас их существования. Тонкая грань между неизмеримой глубиной мистического и требованиями практического в культуре, попытка преодолеть границу между искренним служением идеалу древности и конкретному правителю не удалась. Рецепт того удивительно мощного сплава мистического и практического, который был достигнут в Дао дэ цзине, оказался утрачен, а даосские изыскания переместились в область чистого оккультизма и бесед с духами.
В эпоху Борющихся царств социальный престиж ши достигает своего апогея. Нет, они не становятся главенствующим классом общества и не правят делами в государстве — они концентрируют в себе мудрость. Они как бы монополизируют в себе знание о сокровенном, внутреннем, им приписывается тайное правление Поднебесной.
Кстати, это и стало одной из причин того, что, преисполненные высоким чувством своей вселенской гармонизирующей миссии, они записали те тексты, которые им, с одной стороны, не принадлежали, а с другой — существовали только в устной форме. Но их авторы — действительно высокие мисты, великие посвящённые, были зачастую неграмотны, да и не видели необходимости в грамоте и иных приукрашенных знаниях, отличных от естественного пульса природы.
Поэтому ши видят свою миссию в том, чтобы записать и донести до правителя (а точнее, то того правителя, который ещё не пришёл, до его идеала) эти наставления из мира иной реальности.

К пределу самоопустошающейся пустоты

Да возможно ли это? Может ли абсолютная пустота к тому ещё опустошаться и достигать предела пустотности? То, что в начале кажется абсурдным, оказывается впоследствии для читателя Дао дэ цзина не только вполне допустимым, но в некотором смысле изящным и остроумным мироосмыслением даосизма, обладающим абсолютной непротиворечивостью и целостностью. Большинство конкретных понятий объяснено в комментариях к тексту Дао дэ цзина, здесь же остановимся на кардинально важной и в то же время трудновоспринимаемой вещи. Она заключена в том, что Лао-цзы рисует перед нами некий антимир, в котором царствуют антизначение, антиритуал, где на смену общепринятому мудрецу приходит антимудрец, который при этом ещё пребывает в недеянии (увэй) и самозабытии (ванво). Всё, что обычному человеку кажется ценным — золото, пища, знатность, успех, власть, почитание, слава, знание,— оказывается либо фальшью, либо наигрышем, либо ловушкой замутнённого сознания. Одним словом, всё то, что ценит Лао-цзы, оказывается противоположным вещам, или, проще говоря — скрытым от взоров, да и вообще от органов чувств, обращённым внутрь и развивающимся вспять: от силы — к ослаблению, от наполненного — к пустотному, от старости — к младенчеству, от формы — к бесформенному, от вещи — к её символу.
После всего вышесказанного нетрудно понять, почему истинный даосизм воспринимался с большим трудом и обычно превращался в более доступные пониманию методы обретения бессмертия или тонул в многочисленных ритуалах, в то время как на самом деле — это состояние сознания или, если быть более точным, просветлённого сознания.
Итак, всё, что присутствует в мире, да и сам мир форм порождается неким вездесущим началом, именуемым Дао. Впрочем, название большого значения не имеет, так как Дао все равно нельзя выразить с помощью слов, ощутить органами чувств или как-то объяснить. Оно безымянно, то есть на самом деле никак не называется. Стоит лишь как-то обозначить его,— и оно тотчас утрачивается, так как сознание привязывается к какому-то термину вместо того, чтобы вообще освободиться от слов и знаков. Для выражения смысла Дао был даже создан особый метаязык, антислово, разговор о котором ещё пойдёт ниже.
Одно из свойств Дао — его всераскинутость, оно распространяется и влево и вправо, и за каждым предметом, каждым явлением таится то начало, которое определяет существование мира. Правда, увидеть его нельзя, оно доступно лишь в момент просветления. Обычный же человек, даже зная о Дао, не узнаёт его,— встречаясь с ним, не увидим его лица. Итак, Дао извечно сокрыто, ускользающе, но в то же время реально присутствует в мире. И не только присутствует, но и определяет его, являясь таким образом, тёмным двойником действительности. Эта спрятанность Дао позволила обозначать его как сюань — тёмное, сокрытое, потаённое, сокровенное. Сокровенность противостоит внешней, видимой форме вещей, в том числе человеку и его чувствам. Например, на место добродетели приходит сокровенная Благость, на место знания приходит сокровенное знание, на место обыденной правильности суждений приходит сокровенная мудрость. Таким образом, где присутствует сокровенность — там есть и Дао. Но отсюда же и другой вывод — ничто истинное увидеть невозможно: оно сокрыто и сокровенно, потаённо за внешними формами вещей, самоотстранено от мира. Значит, и способ проникновения в него должен быть не обычный (скажем, усердное продумывание и усвоение информации), а трансцендентальный (непосредственное прочувствование или озарение).
Дао порождает вещи также не явленно, а скрыто. Для неискушенного взора всё происходит вполне привычно: ребёнок рождается от матери, дерево — из семени, дом строится из глины и кирпичей. Но существует и истинное, невидимое рождение. Не случайно Дао неоднократно в Дао дэ цзине сравнивается с женским началом (сокровенная самка, лоно), или с аллюзиями женского начала, например, лощина, долина. Сам акт рождения, таким образом, приобретает мистически-потаённый характер, так как за ним стоит одно из первопроявлений Дао. Этим, в частности, объясняются эзотерические мотивы эротизма в Дао дэ цзине. Отголоском их стали многочисленные даосские оргии и досконально разработанные сексуальные методики, ведущие к взаимодополнению женского начала инь и мужского ян и достижению внутреннего света, как учили даосы.
Дао противоположно вещам не только по принципу явленное — скрытое. Если все вещи имеют форму, то Дао — туманно, расплывчато, тёмно. При этом в нём есть самое главное: оно содержит семя или потенциальный зародыш всего мира (21). По древней китайской натурфилософской концепции, в мире сначала властвовал Хаос, который сопоставим с понятием Беспредельного (уцзи) и Прежденебесного (Сяньтянь), то есть когда не существовало даже такого основополагающего начала, как Небо. Дао же присутствовало всегда, при этом бесконечно порождая само себя и тая в себе некое динамическое начало для того, чтобы дать рождение всему миру. Это — момент предельной пустоты или небытия, столь высоко ценимого даосами. Если во внешнем, видимом мире вещи присутствуют в своей проявленной или актуальной форме, то в Пустоте они находятся в форме предрождения или виртуальной (предполагаемой) форме. Ситуация парадоксальна, но вполне осмысляема: в Пустоте ещё ничего не существует (ибо это — Пустота, Великое ничто), и в то же время допускается существование всего чего угодно. Это некое потенциальное пространство (11). Естественно, что в таком универсальном виде Пустота ценится больше, нежели мир форм, вещей, мир Посленебесного (Хоутянь), то есть когда уже возникло Небо. Возвращение к Дао — это возвращение к Пустоте, когда многочисленные вещи не мешают соединиться с ним.
Дао пустотно, но использованием не исчерпать его (4). Рождение всех вещей, совершение поступков, управление государством, достижение долголетия — всё это использование Дао. Однако нельзя исчерпать Пустоту, и таким образом, никаковость Дао позволяет ему быть бесконечно могущественным и в то же время неприметным.
Мир рождается из этой единой предформы Дао, причём возникает посредством деления на два. Чтобы не утратить это изначальное зародышевое единство, вещи возникают одновременно со своей противоположностью, например, как только возникает чёрное,— возникает и белое, вместе с женским возникает и мужское, вместе с добром возникает и зло, с красотой — уродство. Даосы называли это парным рождением (шуаншэн), и его смысл прекрасно показан уже в 2 Дао дэ цзина. Рождение уродства, фальши, глупости, поддельной мудрости нельзя рассматривать со знаком -, равно как и красоту, искренность, мудрость — со знаком +.
Вещи лишь поверяют или дополняют друг друга, как считали даосы. Кстати, и — и + подчинены этому закону парного рождения, следует лишь понимать, что истинное Дао, которое порождает все эти феномены, многократно и неизмеримо превосходит всяческие оценки. Оно даже не гуманно, не справедливо (5), оно просто пустотно, и этим сказано всё.
Рождение вещей — мириад вещей, как называли это даосы, включая сюда и вещи, и поступки, и явления, и мысли, и характеры, и вообще всё, что есть в этом мире,— идёт как постепенная, но при этом непреложная, необходимая и осмысленная утрата единства: одно рождает два, два — три и т.д. Принято считать, что Дао порождает инь и ян, инь и ян — Небо, Землю, человека и т.д. Правда, в Дао дэ цзине инь и ян не занимают столь важного места, как они стали занимать в китайской философии в более позднее время. В трактате гораздо чаще фигурируют их аналоги: самка — самец, покой — движение, бытие — небытие. Но здесь, в свете парного рождения, это не столь важно, одно рождает именно некие абстрактные два.
Вещи пребывают в процессе постоянных трансформаций или изменений (хуа), они непрестанно переходят одно в другое, меняют своё внутреннее состояние, колеблются между жизнью и смертью. Изменения происходят ежемгновенно, и уловить их нет никакой возможности, более того — одна трансформация начинается раньше, чем закончится другая, поэтому даосы вели речь об изменениях в изменениях (хуахуа). В процессе изменений одни вещи сополагаются с другими, образуя полифоническое разнообразие мира. Но, как мы уже знаем, Дао противоположно вещам, поэтому его качество — постоянство (чан). Оно трансформируется само в себя или единится с естественностью (цзыжань).
Поэтому постижение постоянства и есть слияние с Дао, а просветлённый человек (мин), который является истинным мудрецом-даосом,— это тот, кто постиг постоянство, обрёл покой и достиг предельной пустотности, незамутнённости сознания.
Дао даёт толчок к рождению вещей, оно как бы заводит некую сокровенную пружину (сюаньцзи — это один из синонимов Дао), благодаря которой вещи затем развиваются сами собой. Дао вскармливает и воспитывает вещи — даёт им изначальный импульс. И в то же время оно позволяет им развиваться самим по себе в состоянии естественности, то есть предоставляя им высшую степень свободы. Само же Дао — мерило этой абсолютной свободы, оно вскармливает вещи, но не властвует над ними. Именно так и поступает истинный мудрец в отношении как вещей, так и дюдей, а истинный император — в отношении своих подданных. Дао как бы предопределяет русло развития вещей, они же следуют естественному ходу саморазвития благодаря изначальному толчку. Это подобно тому, как река может в зависимости от ландшафта менять русло, образуя массу ответвлений и ручьёв, однако направление течения не изменит никогда. Таким образом, в даосизме причудливо сополагаются два начала, главенствование одного из которых было предметом извечных споров западных философов — судьба и свобода саморазвития. Концепция Дао сняла этот спор, так его и не начав. Возвращение к Дао — это возвращение к судьбе (16), а следовательно, и понимание своего мистического предопределения в мире, чем и отличается даос (51).
Продолжим тему противоположности пустоты Дао видимому миру. Если вещи разнообразны и непохожи, то Дао едино и тождественно самому себе, проще говоря, внутренне непротиворечиво. Непротиворечивость происходит не из того, что Дао развивается по какому-то одному закону или придерживается какой-то одной концепции. Наоборот, благодаря своей пустотности оно приемлет всё что угодно, дополняя одну противоположность другой. И сводит это всё в один Великий образ, который и постигает мудрец. Именно Дао классифицирует (лэй) все вещи, рождает мозаичность и яркость мира. Это легло в основу важнейшей эстетической концепции Китая.
Раз мир — прообраз Дао, то этот мир символичен. С одной стороны, он абсолютно реален и каждая вещь существует в действительности. С другой стороны, за этим миром стоит ещё более реальный, более ценный, более существенный мир. Но этот мир пустотен, потаён, невидим и с обыденной точки зрения иллюзорен. А вот в перевернутом мире даосизма всё наоборот: если видимый мир реален, то невидимый — иллюзорен. Причём опять-таки, следуя парному рождению, иллюзорность — реальность каждого мира существуют параллельно и одновременно. Это мир фантазма, где сон — реальность, а реальность — сон. Реальный сон не случайно стал расхожей темой даосских притч. Знаменитая история гласит, что однажды Чжуан-цзы приснилось, что он — бабочка, которая беззаботно порхает меж цветов. А когда даос проснулся, он не мог решить: то ли Чжуан-цзы снилось, что он бабочка, то ли бабочке снится, что она Чжуан-цзы. И хотя, как заключает легенда, между Чжуан-цзы и бабочкой, несомненно, есть разница, сам мир сливается в единый иллюзорно-реальный поток. Таким он и представлен в Дао дэ цзине.
Дао рассыпано в мириадах вещей, им же созданных и классифицированных. Лишь через мозаичность мира и его символическую сущность можно понять Дао. Дао же представляет собой начало и предел развития всякой формы, хотя само оно никак не оформлено. Это — некая сверхформа или, как сказано в Дао дэ цзине, форма, не имеющая форм. Именно через видимый мир можно подойти к Великому образу этих многочисленных форм. Характерно, что этот момент оставил глубокий след в китайском традиционном сознании. Например, в литературе сложилось особое направление энциклопедий, именуемых классификационными книгами (лэйшу). В них можно было встретить введения обо всём, собранные без какой-нибудь видимой системы. Но благодаря мозаичности описания мира количество переходило в качество и за всем этим многообразием проглядывала некая изначальная целостность Дао. Не случайно его называли Великим Единым (да и) или просто Единым. Столь же бессистемно украшались китайские дома, декорировались улицы, устраивались праздникк, создавались ритуальные костюмы — игра красок, набор несочетаемых материалов и сюжетов. Многие иностранцы до сих пор поражаются фантастическому разнообразию и яркости красок китайских улиц. Но это подспудно должно напоминать китайскому сознанию, что за яркостью кроется тёмно-сокровенное начало, а разнообразие лишь указывает на свою оборотную сторону в антимире, то есть на абсолютное единство. Не случайно даосы считали, что многообразие цветов, звуков, вкусовых ощущений лишь вредит человеку, равно как и избыток чувств (12).
Мир распадается на два состояния — внутреннее и внешнее, причём внутреннее начало более ценно, чем внешнее, так как именно оно позволяет непосредственно видеть Дао. Мир обычно представляется нам развивающимся по пути увеличения форм, усиления разнообразия, то есть идущим от внутренне-сокрытого к внешне-явленному. Но напомним, что для даоса мир дан отражённым в зеркале и, таким образом, развивающимся от внешнего к внутреннему. Поэтому ключевым параграфом Дао дэ цзина считается 40: Обращение вспять — это движение Дао. Ослабление — это использование Дао. Мир дан в ускользающем, вечно избегающем виде, равно как и истинный мудрец, который скрывает себя от мира.
От многообразия мир идёт к Единству в Дао, от форм — к бесформенному состоянию, от бытия и наличия — к небытию и пустоте, от изменений — к постоянству. Человек, который способен развиваться вместе с Дао в неком противодвижении, скрывать и ослаблять себя, зовётся мудрецом или совершенномудрым (шэньжэнь). Он обретает постоянство и таким образом становится бессмертным, так как единится с вечным Дао. Из этого постулата вышла сложная теория бессмертия в даосизме, даже заслонившая его философскую сторону оккультизмом.
Если человеко-мудрец достигает изначальной точки развёртывания мира, то есть становится тождественным с Дао и неотличимым от него, то такой человек пребывает в состоянии недеяния (увэй). Он лишь следует естественному ходу вещей, тому первоимпульсу, который они получили от миросозидающего начала. Любое действие означает вмешательство в этот естественный ход событий, нарушение гармоничной целостности мира. Отсюда и основной укор даосов правителям: они слишком много вмешиваются в людские дела и пытаются управлять с помощью ими же выдуманных законов вместо того, чтобы позволить вещам развиваться естественным образом. То, что ценится обычными людьми — смелые поступки, желание изменить мир,— оказывается, ведёт к нарушению гармоничного саморазвития мира. Таким образом, скрывая себя, мудрец следует от деяния к недеянию. Он находится в некой цепи самоутрат, или, как говорили сами даосы, в состоянии извечной самопотери. Мудрец растворён в Дао и отсутствует как отдельная индивидуалистическая личность — идеал личности на Западе. Он един с миром, с людьми, с природным началом Космоса, с Дао. А поскольку он абсолютно идентичен Дао, он и не заметен для обычных людей.
В своём самосокрытии и противодвижении мудрец доходит до логического предела этого процесса — он уподобляется младенцу. Младенец уподоблен Пустоте — ведь это человек в потенции. Он чист от окультуривающего начала мира, незамутнён сознанием и пребывает в нерасчленённом душевном состоянии. Его сознание ещё не начало метаться во внутреннем противоборстве, обнаружив неравенство между идеальным Я, то есть тем, что человек думает о себе, и реальным Я. Невозможность разрешить эту обычную человеческую проблему ведёт к нервным заболеваниям, а человек тонет в решении мелочных проблем, которые почему-то называет житейскими, хотя от истинной, внутренней жизни он как раз и оторван. Мудрец-младенец возвращается к абсолютному единству с миром. Более того, он даже способен преодолеть этот логический предел обратного развития — мудрец становится нерождённым ребёнком и, таким образом, находится лишь в преддверии мира. А преддверие мира — это и есть Пустота.
Уподобление младенцу как символ духовного перевоплощения человека часто встречается и в христианстве, например, апокрифическое Евангелие от Фомы содержит явную тематическую параллель с Дао дэ цзином: Иисус увидел младенцев, которые сосали молоко. Он сказал ученикам своим: Эти младенцы, которые сосут молоко, подобны тем, которые входят в царствие… Когда вы сделаете двоих одним и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону, и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и верхнюю сторону как нижнюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним, чтобы мужчина не был мужчиной, а женщина не была женщиной, когда вы сделаете глаза вместо глаза, и руку вместо руки, и ногу вместо ноги, образ вместо образа,— тогда вы войдёте в царствие.
Момент ощущения или внутреннего осмысления преддверия весьма существенен для мудреца. Для него важна не цель (для него нет целей — он следует Дао и тем самым может достигнуть всего, даже не думая об этом), но ощущение свободы творческого начала внутри самого себя. Добившись успеха — отступай,— учит Дао дэ цзин (9). Окончание действия означает окостенение, смерть, завершение саморазвития, а преддверие символизирует бесконечность выбора вариантов и огромную потенциальную энергию самого человека — он способен на всё, равно как и Пустота способна породить любую форму.
Люди ценят культуру, знания, умных и благородных людей. А вот Лао-цзы и здесь вводит нормы антимира или внутреннего мира: Устрани учения — и не будет более забот. Устрани мудрецов и отвергни мудрость — и выгода народу возрастёт стократно (19). Мудрость и знания — это привнесение разрушительного человеческого начала в единство мира, замена универсального высшего Знания индивидуальными навыками.
Истинная мудрость — это интуитивное, спонтанное проникновение в потоки Дао. А знание даосов отлично от книжного знания конфуцианцев, сама же культура и её облагораживающее воздействие могут явиться разрушительными для государства, народа и его духовного потенциала, привести к утрате целостного видения мира и Космоса.
Положительными началами даосизм считает вещи, которые обыденное сознание считает негативными и наоборот. Обычно в китайской философии, инь и ян формально равны, и взаимодополняющи, и тем не менее активное мужское начало ян ставится часто на первое место. В даосизме в силу того, что Дао сопоставляется с женским негативным началом и из-за того, что в нём царствуют законы антимира, женское превальирует над мужским, податливое, например, вода — над крепким, слабое — над сильным, мягкое и гибкое — над жёстким, покой — над движением, пассивное — над активным, сокрытое — над явленным. Не случайно мудрец пассивен, самоотстранён от мира, находится в состоянии покоя и пустотности сознания, незамечаем другими людьми, всегда ставит себя позади их. Могучее государство для того, чтобы подчинить себе малое государство, не идёт войной на него, а уподобляясь лощине (начало инь), бесконфликтно присоединяет его.
Хотя мудрец и сокрыт от глаз людей, тем не менее своей духовной мощью он влияет на мир и даже способен регулировать дела государства. Дао напитывает его Благой силой, священным витальным началом, высшим духовным могуществом (Дэ), переводимым обычно как Благость. Она и позволяет ему стоять выше людей или, вернее говоря, вне людей и вне мира, быть отстранённым от него. Такова плата за духовную силу и истинную, не вредящую людям мудрость,— одиночество и неприметность. Символичное наполнение жизни мудреца — это переживание полноты своих духовных свойств, своей целостности, и этот мотив — видение единства мира через его мозаичность — отразился и в китайской живописи.
Дао обладает высшим умением, так как оно способно создать всё, качественно. оформить даже пустоту, не прилагая никаких усилий и не ошибаясь. Но поскольку мудрец не отличим по своим свойствам от Дао, то он также — высший Мастер. Парадокс в том, что он может ничему не учиться,— его мастерство всеобще уже потому, что это мастерство от Дао. Несомненно, это противоречит общепринятым канонам о пользе, смысле и путях образования.
Что бы ни делал мудрец, он всегда транслирует через себя духовную мощь, напитывая ею мир. Он может ничего и не делать (вообще, его состояние — это извечное недеяние), но уже одним своим присутствием он осеняет души людей. Дело здесь даже не в том, чем он занимается, а в том, что он вкладывает в это. Например, в Китае было множество отменных каллиграфов, но лишь единицы считались истинными мастерами. Их каллиграфия стоила неимоверно дорого и висела на самых почётных местах в домах знати. И всё лишь потому, что иероглиф не просто красиво и канонически написан, а из-за того, что он написан духовно целостным человеком и передаёт это качество. Ещё один пример: мастера и ученики многих школ китайских боевых искусств ушу делали одни и те же комплексы, выполняя их практически одинаково. И различие между мастером и учеником на высших этапах проходило не по тому критерию — как делает, но по тому — кто делает, какой духовный импульс он вкладывает в выполнение действий. Не случайно говорили: Мастер проявляется лишь в одном движении, Истинный каллиграф виден лишь по одной черте.
Мир для мудреца представляет собой поле для творчества, правда, творчества своеобразного. Для человека западной традиции акт творчества может состояться лишь в тот момент, когда творение автора увидела публика: зрители оценили картину художника, читатели прочли стихотворение поэта. Для даоса творчество имеет обратный знак — оно скрыто и совершается не для почитателей или хулителей, но ради реализации Дао, выражения его в какой-то символической форме. Даос, достигая цели, не кичится этим, в принципе, цель для него не существенна, важно само действие, доведённое до своего предела, то есть до противодействия или недеяния.
Он не действует, но лишь откликается, и здесь авторы Дао дэ цзина утверждают приоритет естественного закона или естественности (цзыжань), ибо лишь он один воистину царит в мире. Даже Дао подчинено этому закону — Дао естественно или Дао сополагает себя с естественным законом (25). Строй самого языка Дао дэ цзина как бы подчинён осознанию этого следования. Таково понятие ин (следовать, чутко откликаться), например, мудрец следует, но не действует. Позже оно стало коррелироваться с буддийским понятием хэту или хэтупхалы, которое обозначало условия, предопределяющие судьбу человека, соответствие следствий причинам или, проще говоря, его карму.
Поэтому многие фразы означают не просто следование вещам (для этого есть другой термин — суй), но именно опору на вещи, их использование в мистическом пространстве жизни. Мудрец полагается именно на естественный закон, заключённый во всех явлениях, и следует естественно не столько делам или явлениям, но тому высшему закону, который заключён в них.
В своём вечном следовании естественному закону человек избавляется от сложнейшего комплекса чувств, замутняющих сознание, который лаоисты называли одним словом хо — тревоги, сомнения, соблазны, очарования, смешение чувств. Мудрец избавлен от желаний, которые в даосизме часто синонимировались со страстями (цин), или, точнее, он желает недеяния, то есть обладает противожеланиями. Такой человек свободен от корысти, алчности, но в то же время чем больше он даёт другим, тем богаче становится сам. Если все люди живут по принципу самоусиления, накопления, то есть усложнения жизни, делая её внешне более многообразной и комплексной, то мудрец её постоянно упрощает, приходя к некой изначальной простоте (пу), что является синонимом Дао. В даосизме под воздействием этой идеи Дао дэ цзина даже сложилась концепция возвращения к простоте и обретения истинности, когда даосы жили в скромных жилищах, ходили в холщовых одеждах, что не мешало им, говоря словами трактатов, в душе беречь драгоценную яшму. И здесь всё по-настоящему ценное оказывалось внутри в неявленном состоянии.
Эта изначальная простота не позволяет мудрецу проявлять себя, в чём его образ сходен с русскими христианскими отшельниками или индийскими гуру. У него три качества или три сокровища: бережливость, великодушие и то, что он не осмеливается быть первым в Поднебесной (67). Он ставит себя всегда позади людей и советует правителю, если тот хочет быть впереди всех, в своих речах ставить себя ниже людей. Как невидимое Дао соотносится с миром видимым, так же мудрец соотносится с людьми, правителями, государством — ставит себя в нижнюю позицию (здесь образное сравнение — самка и самец в 61) и при этом оказывается неявленным правителем всей Поднебесной.
Обратим внимание: в Китае служили не народу, а именно государству — явлению трансцендентному по возникновению и сакральному по своему характеру. Государство это не совокупность людей, живущих в нём, но сущность, бесконечно превосходящая обычную разумность бытия, оно потусторонне, как всякая мистическая реальность, как горизонт сознания и идеал существования.
Народу, как бесконечно большой и обезличенной группе (не случайно дословно по-китайски он обозначается как байсин — сотни людей), противостоит индивидуальность мудреца. Правда, индивидуальность эта особого рода — по сути, мудрец не более чем отражение, отблеск Дао. Он впрессован в эту действительность, представляет собой не столько одиноко стоящую сосну посреди голых гор, сколько саму ткань бытия, его первооснову. В этом — парадокс его обыденности, ведь мы зачастую замечаем лишь то, что бросается в глаза, как отчетливо улавливаем резкую паузу на фоне неумолчных переливов музыки. Он столь же обыден, как и то начало, откуда он черпает силы,— Дао. Великий Путь не имеет явных проявлений, не случайно, глядя на него, не увидеть его, как не случайны и его определения как обыденного и редко встречаемого.
Мудрец присутствует в этом мире как характерная и вполне привычная черта этой реальности, а не как древний громовержец со всеми свойствами грозного владыки, и в этом — отличие идеала ши от героя архаической традиции. Параллелизм здесь не сложно заметить, ведь Дао, присутствующее как великая мощь, но проявляющееся как обыденность, так же преодолевает архаическое понятие верховного владыки, данного всегда явно и отчетливо. Например, Небо в древней традиции могло карать и миловать, изменять путь человека, давать ему богатство и знатность. У Дао же такие черты вседержителя отсутствуют, хотя оно обладает возможностью высшего дара — дара жизни, дара самого факта существования.
Именно из-за естественности Дао Благая мощь — Дэ становится важнейшим атрибутом правильной жизни, предельной мудрости, связующим звеном между нашей реальностью и её тёмным двойником. В этом пространстве Дэ не существует принципиальных крайностей, равно как нет граней у круга, и именно поэтому здесь высшее Знание равно незнанию, истинное деяние — недеянию, предельное проявление — сокрытости и умалению, а великий звук обращается в молчание.
Качества Дао и его носителя мудреца хорошо видны из самого текста Дао дэ цзина и их не имеет смысла пересказывать. Здесь же отметим, что мудрецов, получивших такое высшее знание, немного, и ещё меньше тех, кто способен наделить ими своих последователей путём истинной передачи. Лао-цзы, как бы предчувствуя будущую профанацию и механическое восприятие своих идей, горестно заметил: Мои слова легко понять и столь же легко им следовать. И всё же никто в мире не способен их понять и тем более следовать им (70). Учение о том, что противоположно вещам, о сокровенном Дао и неком антимире фантазма оказалось слишком сложно, так как его надо было не изучать, а прочувствовать сердцем. При этом составители трактата показали конкретное применение удивительного учения, в частности для управления страной.
Нужно ли управлять народом? Столь примитивный, казалось бы, вопрос для раннего даосизма решался весьма тонко и неординарно. Если народом управлять,— это значит вмешиваться в естественный ход событий, нарушая спонтанность самопроявления Дао чисто человеческими приказами и законами. Но если им не управлять,— где гарантия того, что Поднебесная не придёт в хаос, что было предметом навязчивого страха любого правителя? Вспомним ситуацию, которая сложилась в Китае на момент создания Дао дэ цзина: бесконечные войны, конфликты и интриги между царствами. Среди мудрецов даже сложилось особое направление создателей альянсов, или союзов, одних царств против других. Философская школа, к которой принадлежал мудрец, большого значения не имела. Намного важнее были его личное обаяние, сила воздействия, красноречие и даже знание военной стратегии. Последним, например, прославился философ Мо-цзы, которому концепция всеобщей любви и единения через неё всех людей не мешала давать правителям великолепные стратегические советы, которые помогали одерживать верх в важных сражениях.
Давать советы властительным правителям, людям вспыльчивым и своевластным, хотя далеко не глупым, было небезопасно. Нужно было меткое слово, афористичная мудрость и умение предвидеть ситуацию. Именно последним, по легенде, и отличался Лao-цзы. Одна из историй произошла с ним через 128 лет после смерти Конфуция, то есть в середине IVв. до н.э. Сыма Цянь описывает, что некий Дань, хранитель архивов, был вызван на высочайшую аудиенцию к правителю царства Цинь. Этот Дань произнёс пророческие слова: Вначале царства Цинь и Чжоу были едины. Будучи едиными в течение пятисот лет, они разделились. Но через семьдесят лет должен родиться великий правитель. И действительно, приблизительно через семьдесят лет, в 221г. до н.э., возникло централизованное государство, объединённое властной рукой первого императора Китая Цинь Шихуана.
Дао дэ цзин не является книгой о том, как управлять государством, однако сам характер трактата позволяет сделать плавный и незаметный переход от рассуждений о бессущностном хаосе и вселенской пустоте к искусству управления через недеяние. Прежде всего, в Лао-цзы уравнены два понятия: мудрец и правитель. Действительно, разве человеку, не обретшему Дао, может быть доверено управление государством? Разве это не приобретёт оттенок профанации сакрального акта управления? На истинного правителя распространяются все качества мудреца. Он незаметен (Лучший правитель — тот, о котором народ не знает),— правит исподволь, не через приказы, а через умы, через сердце народа.
Принцип единого сердца позволяет правителю постоянно самоустранять собственное властное я и править изнутри. Мудрец не имеет постоянного сердца (души), его сердце — это сердце людей (49). Но хорошо ли это — отсутствие постоянства в серд. це? Оказывается, что да, так как для каждого человека мудрец-правитель оказывается своим, хотя и стоящим весьма высоко. Здесь сердце не просто противопоставление физическому началу и конгломерат духовных свойств человека. Это прежде всего сообщество или, правильнее, сообщительность всех людей внутри единого пространства духовной культуры или, как говорили сами китайцы, внутри тела культуры.
Это единство отнюдь не единомыслие (которое как раз всегда оказывается разрушительным для культуры), но единоощущение, основанное на сопереживании самого момента жизни как абсолютно конкретного выражения Дао. Безусловно, в повседневности это единство кажется мозаичным, рассеянным среди множества людей, характеров, форм, поступков. Именно мудрецу-правителю суждено оформить это единство в виде общего сердца — вселенской души, равной Дао.
Вот здесь и проявляется занимательный парадокс. Речь идёт об истинном правлении в даосизме: править не надо, надо просто быть. Если правитель следует Дао и своими словами, мыслями, поступками овеществляет это Дао, то сам он избавлен от необходимости что-то предпринимать. Проще говоря, правит не человек, но Дао, которое через конкретную личность ведёт мир к гармонии. В этом смысле правитель уникален (как высший властитель) и универсален (как ретранслятор Дао в сердце народа) одновременно. Он избавлен от ошибок, от вмешательства в людские дела. Естественно, что править через недеяние (или, в обыденном понимании, не править) может лишь человек, мастерски овладевший умением управлять.
Во многом концепция правления через недеяние и самосовершенствование вытекает из нравственного идеала тех, кто стоял у истоков Дао дэ цзина,— служивых мужей (ши). Ши не случайно уделяли столько внимания самовоспитанию, пестованию себя истинного. Центральное место в их мироотражении занимал правитель, полновластный, а потому и идеальный человек. Да и характер описания правителя, равно как и мудреца, весьма примечателен: перед нами не реальная картина, не состоявшийся человек, а то, каким он должен быть. Перед нами — гипербола действительности, идеальный и вечно недостижимый герой.
Формирование правителя идёт не исключительно через слепое веление Неба (хотя оно и присутствует здесь), но через вечное самовоспитание, в результате чего и достигается Благость.
Чтобы привести в гармонию сердце народа, правитель должен прежде всего очистить свою душу или сделать своё сердце безыскусным (49). Он избавлен от желаний, или, говоря более точно, его стрёмления ничем не отличаются от стремлений Дао. Правитель пренебрегает собой и потому сберегает себя, преследуя, как говорит Дао дэ цзин, личные цели (7).
В этом заключён своеобразный даосский эгоизм, который не следует путать с европейским индивидуализмом. Так, даос Ян Чжу (IVв. до н.э.) заявил, что мудрецы древности не пожертвовали даже одним волоском ради того, чтобы овладеть Поднебесной. За такое пассивное отношение к судьбам страны его не замедлили осудить конфуцианцы, в частности первый последователь самого Конфуция — Мэн-цзы. Но вспомним, что мир даосизма виден нам в зеркальном изображении, это антимир. Какие могут быть личные цели у даоса? Реализовать Дао через установление гармонии в мире? Но эгоизм этой цели достаточно относителен, к тому же, напомним, сердце мудреца — это сердце народа.
Конфуцианцы советовали просвещать людей, видели в этом залог устранения хаоса, ибо культурное начало — единственное спасение от энтропийных тенденций общества. Отношение даосов к знаниям, мудрости, просвещению и другим информативным влияниям нам уже известно — мудрецов, а точнее мудрствующих, не советовали подпускать к власти (3). Мудрецы-правители должны прозревать неприукрашенное и объемлить простоту, мало думать о себе и уменьшать свои желания (19). Важнее чем ложное просвещение — это наполнить желудки людей, опустошив их сердца. Истинная мудрость — удел немногих, и народу совсем не обязательно знать механизмы мудрого управления государством, важнее быть сытым и счастливым. Вспомним, что настоящих мудрецов народ не знает, не должен он знать и о мудрых правителях. Истинный правитель должен регулировать государство не законами и указами, а через свою Благую мощь — Благость. В связи с этим не покажется необычной мысль, что тот, кто реально управляет страной, может и не сидеть на троне.
Даосская мысль об управлении довольно проста: главное — не надо мешать развиваться ни народу, ни конкретным людям и не следует вносить в гармонию страны своё личностное, указующее начало. Желательно править государством, равно как и творить,— в преддверии: правь там, где нет ещё смуты. На практике же это оказалось чрезвычайно трудно реализовать. История показала, что качества мудреца и положение правителя совпадают исключительно редко.
Несомненно, текст соотносится с конкретикой ситуации того дня. Например, трактат призывает большие государства не выступать в качестве захватчиков малых, но быть их объединителями, что было крайне актуально в тот период, когда на территории Китая находилось несколько десятков царств. Государствам с разной силой и разными геополитическими интересами следует находить разумный компромисс, ведь в природе вещей не враждовать, не утверждать свой приоритет, но большому государству — завоёвывать доверие малого государства и принимать людей под своё крыло, малому государству — оказывать доверие великому государству и вникать в людские дела (61).
Итак, большое государство заботится о малом, а малое о ещё меньшем — конкретных жителях государства. Таково воплощение космической гармонии в делах государственных.
Увы, даосскому идеалу правления через недеяние не удалось осуществиться. Конечно, правители весьма высоко ценили даосизм, но в основном предпочитали его внешне-показную сторону. Как высшая аристократия, так и низы не сумели уловить до конца идею Дао, и лишь в художественном и поэтическом творчестве можно найти её реализацию. При этом имперская элита в некоторые периоды не прочь была воспользоваться достижениями даосов. Первый китайский император Цинь Шихуан (IIв. до н.э.) регулярно посылал экспедиции даосов на поиски островов бессмертия и столь же регулярно казнил неудачников. Он тратил немалые средства, снабжая даосских алхимиков ингредиентами для пилюли бессмертия и совершал некоторые даосские ритуалы. Известный буддийский пилигрим Сюань-цзан, который привёз буддийские сутры в Китай и чьи приключения описаны в известном романе Путешествие на Запад, получил высочайший указ перевести Дао дэ цзин на санскрит для просвещения Индии. В XIVв. монголы, основавшие на территории Китая династию Юань, первоначально активно поддерживали даосов и даже устроили публичную дискуссию между последними и буддистами. Правда, даосы с треском проиграли её, оказалось, что они, следуя собственной традиции антизнания, не знают многих основополагающих даосских сочинений. А вот Чингисхан вёл долгие беседы с даосским магом Чан Чунем о тайнах бессмертия.
Правителей интересовала прагматическая сторона даосизма, в основном — тайна бессмертия, хотя в Дао дэ цзине речь идёт о совершенном ином — о видении мира просветлённым человеком. Даосы ни разу не оказывались на тронах властителей, в лучшем случае были при дворе советниками,— видимо, истинные мудрецы не идут в правители. Чтобы управлять через недеяние и Благость, совершенно не обязательно занимать высшую ступень в социальной иерархии, достаточно просто следовать Дао. Как сказано в трактате, к такому человеку сама приходит Поднебесная.
Дао дэ цзин показал мир в перевёрнутом виде, в его зеркальном отображении. Это трактат о внутреннем мире и о внутреннем человеке, называемом мудрецом, который способен, видя внешние формы мира, понимать их символическую сущность, а за символами видеть Великий образ.
Даосский символизм приводит к тому, что каждый предмет раскрывается перед нами как предел сущего. Складывается ощущение абсолютной, но при этом необходимой, театрализации жизни,— ведь за этим театром кроется истинная внутренняя реальность, называемая полнотой жизненности за миром форм, и иначе чем в символах её не выразить.
В результате ощущения этой символической целостности мира, где всякая вещь и человек в своей внутренней форме сополагаются со всякой другой вещью и человеком, родился особый образ некого внутреннего человека, воплотившийся в Лао-цзы.

От человека к мифу: мудрец-ребёнок

Кто он? Откуда пришёл и куда удалился? Чему учил? Был ли задумчиво-серьёзен или мудро-насмешлив? Да и был ли он вообще? Эти вопросы могут быть столь же бесконечны, как и нить мыслей автора Дао дэ цзина. Читая произведение, приписываемое Лао-цзы, постоянно ощущаешь рядом с собой собеседника — тактичного, тонкого и всё же бесконечно далёкого от нас в своей мудрости и мистичности. Кажется, что он что-то не договорил, оборвал свою ритмизированную речь на полуслове, оставив нас в растерянности и поселив непреодолимое желание к самопознанию. И лишь потом осознаёшь, что оборванная песнь всегда запоминается ярче и заставляет задуматься глубже, чем та, что допета до конца и таким образом исчерпала себя. Автор лишь намекнул на нечто, что стоит за видимой реальностью, но отказался говорить пространно: ведь говорящий не знает, знающий не говорит. Дальше простирается поле исключительно собственного опыта. Разве можно позаимствовать у кого-то это ощущение сопричастности трансцендентному вместо того, чтобы прийти к такому слиянию самому? Миссия же этого чудесного старца4— показать дорогу, не рассказать, но как бы напомнить о Дао, вызвать его из глубин нашего подсознания.
Мастерское, далеко не хаотичное и не случайное построение Дао дэ цзина, семантически-литературная взаимопреемственность стихов рисуют перед нами образ реального человека Лао-цзы — во всяком случае так гласит традиция, которая не обманывает, но лишь мифологизирует, а это разные вещи.
Увы, здесь нас ждёт разочарование: вероятнее всего, этот образ собирателен, в основе его лежит жизнь нескольких людей — даосских мистиков-магов (фанши), сюжеты архаических мифов и народных преданий. И ещё — страстное желание чувствовать рядом с собой в мире присутствие такой небесной и в то же время глубоко человеческой, тёплой мудрости.
Древние историки будто бы специально сделали образ Лао-цзы предельно чудесным, и даже в какихто самых обыкновенных, вполне посюсторонних фактах видна запредельность мистической и непознаваемой нами души. Лао-цзы имеет вполне конкретное место рождения, родовое имя, даже государственную должность, но каждый этот обыденный и несколько даже скучноватый факт вдруг становитсячастью чего-то чудесного, сверх-обыденного. Соче-. тание строгого историзма и мифологического ореола прибавляет ещё больше обаяния Лао-цзы. В народной традиции Лао-цзы почитался как божество, его изображения и статуи можно было встретить во многих местных храмах и небольших кумирнях вместе с изображениями Конфуция, Будды и божествами — хранителями очага. Он — частый герой народных легенд и преданий, а философское начало учения Лао-цзы безболезненно смешивается с волшебством и чудесными превращениями. По одной из народных легенд, Лао-цзы обитает на 33-м небе — на несколько этажей выше, чем главенствующее божество народного пантеона Нефритовый император. Божество Лао-цзы помогает в сказках различным существам обрести бессмертие, переплавляя их в чудесной печи или курительнице и даруя им истинный вид. По другой легенде, Лао-цзы и сам сумел породить себя в истинном виде: родившись, он через некоторое время вновь вошёл в утробу своей матери Ли и появился затем уже в бессмертном виде. Мотив двойного рождения, при котором первое считается физическим, а другое духовным или истинным, пришёл из практики даосских алхимиков. Когда даос выплавлял пилюлю бессмертия и принимал её внутрь, то именно она и приводила к появлению в организме бессмертного зародыша. Лао-цзы же якобы сумел сделать это без всяких искусственных средств.
Не избавлена от подобной чудесности и официальная биография Лао-цзы. Она изложена в знаменитых Исторических записках (Ши цзи) Сыма Цяня — важнейшем труде по истории древнего Китая, составленном в Iв. до н.э., то есть, по крайней мере, через 300–400 лет после предполагаемого рождения мудреца. Имя Лао-цзы, а точнее, его прозвище дословно обознает Старый ребёнок или Старый мудрец. Настоящая же фамилия Лао-цзы, как считает Сыма Цянь, была — Ли, имя — Эр, а взрослое имя — Дань. Поэтому его могли называть то Ли Эр, то Лао Дань — Старец Дань. Он родился в царстве Чу, уезде Ку, волости Ли, деревне Цюйжэнь. Как часто бывало в Китае, жители деревни составляли один большой клан Ли, поэтому и считается, что родовое имя Лао-цзы было Ли.
Ко времени составления биографии Лао-цзы в Исторических записках человек Лао-цзы почти целиком растворился в мифологическом образе Лаоцзы, и историку Сыма Цяню приходилось использовать в основном народные предания. Например, он упоминает, мягко говоря, необычную продолжительность жизни даоса: Лао-цзы, возможно, жил более ста шестидесяти лет, а некоторые говорят и до двухсот, так как он следовал Дао и мог дожить до глубоких седин. Задумаемся, зачем мистифицировать образ Лао-цзы и накручивать такое количество чудес вокруг человека, мудрость которого, оставленная на страницах Дао дэ цзина, не вызывает сомнений?
Но чудесный характер этой мудрости доступен лишь духовно развитым людям, он не показной и, как всё в раннем даосизме, носит скрытый, убегаюшепотаённый характер. Проще говоря, он создавался далеко не для простого народа и вообще не был рассчитан на популярное чтение. А вот рассказы о чудесных поступках самого Лао-цзы как бы компенсируют (правда, одновременно и профанируют!) высокий смысл учения трактата. Вместе с тем привлекательность необычного образа Лао-цзы делает притягательным и тот трактат, который ему приписывается. Этот перенос чудесности, когда она становится более выпуклой и простонародной,— нередкий приём китайской традиции, то же произошло и с Конфуцием, и с легендарным основателем чаньбуддизма Бодхидхармой.
Собственно, именно поэтому о биографии человека Лао-цзы говорить бессмысленно. Речь идёт о человеке целостных свойств (цюаньжэнь), внутреннем человеке — абсолютно трансцендентной реальности, воплотившейся в конкретной личности. Он не имеет жизни как цепи конкретных фактов и событий, но сверхжизненен. Лао-цзы — вечный странник, так как его импульс мудрости всегда присутствует до сих пор в мире. Не случайно он просто куда-то ушёл, а не умер или не поселился в конкретном месте. У него нет могилы в отличие от Конфуция, похороненного на своей родине в Цюйфу.
Итак, это не человек, а идея об истинном, доподлинно внутреннем человеке — герое мистической традиции Китая. Будучи рождённым в исторической конкретике эпохи Борющихся царств и её политических и социальных коллизий, образ Лао-цзы стал полностью независим от неё.
По-видимому, наиболее точно характер сведений о жизни Лао-цзы выразил сам Сыма Цянь: Поднебесной неизвестно, где же заключена правда. Сыма Цянь, пытаясь быть объективным, перечисляет все версии, доставшиеся ему из устной традиции, а они имеют одну характерную особенность: устные рассказы сохраняют в себе не столько точность биографии, но впечатление от самого образа человека. Из-за этого несколько человек, которые носили одинаковые или похожие имена, стягиваются в одну мифологическую сверхличность. Напомним, что имя Лао-цзы переводится как Старый мудрец, поэтому оно могло принадлежать немалому количеству философов. Сыма Цянь тактично обходит все разночтения фразами типа: Говорят…, А есть ещё одна версия…. Так что говорить о каком-то более — менее точном описании Лао-цзы не приходится. Читателю в дальнейшем придётся учитывать, что речь идёт всё же не о реальной личности, а об овеществлении мифа о чудесном человеке. И когда мы в тексте и комментариях к трактату говорим Лао-цзы, то подразумеваем вообще создателей Дао дэ цзина.
Кстати, имя Лао-цзы прекрасно передаёт саму суть мудреца. Оно может быть переведено как Старый мудрец, так и Старый ребенок, так как иероглиф цзы имеет столь полярные значения. Эта игра слов легко объяснима уже из контекста самого Дао дэ цзина, где истинный мудрец описывается уподобившимся младенцу и, таким образом, завершившим процесс обратного развития и самосокрытия. Он сочетает в себе мудрость старика и свежую незамутнённость чувств малого дитя (20). Он воспринимает мир вне каких-то культурных установок, а в его первозданном, неприукрашенном виде. Его обратное развитие доведено до предельной стадии, а граница всякого предела — пустота. Именно поэтому дикие животные не нападают на такого мудреца, а свирепому воину некуда вонзить своё оружие. Мудрец-ребёнок, в виде которого пред нами и предстоит Лао-цзы, дан в символической, отсутствующей форме, которая позволяет ему являться и глубоким старцем, и неродившимся младенцем, править миром и не присутствовать в нём.
Сведений о человеке Лао-цзы немного. Большинство версий сходится на том, что он был старшим современником Конфуция. Об этом говорит не только Сыма Дянь, но и знаменитый. даос Чжуан-цзы в главе Жизнеописание Лао-цзы. Как воспитывался Лао-цзы, у кого обучался — история молчит. Он предстаёт перед нами уже как абсолютно целостная, завершённая личность. Какое-то время Лао-цзы занимал должность хранителя архивов в царстве Чжоу, и именно там произошла его памятная встреча с Конфуцием. Устные предания добавляют к этому, что одно время Лао-цзы сидел по левую руку от правителя и записывал мудрые высказывания как самого властителя, так и его подданных — мудрецов, которых, несмотря на многочисленные легенды, было немного, и поэтому каждое их свежее слово многократно продумывалось и комментировалось.
Исследователи неоднократно пытались высчитать годы его жизни, исходя из его предполагаемой встречи с Конфуцием, даты жизни которого известны сравнительно точно — 551–479гг. до н.э. Точной даты рождения и смерти Лао-цзы установить так и не удалось, но полагают, что он умер, а точнее, удалился навсегда от людей где-то между 460 и 450гг. до н.э. [42, 56]. Современные специалисты склонны относить его жизнь к более позднему периоду — гдето между 400 и 330гг. до н.э. [46, 245]. В любом случае, все эти даты весьма относительны, так как, по одним сведениям, Лао-цзы дожил до шестидесяти лет, по другим — более чем до двухсот, ибо, как указывал Сыма Цянь, он пестовал Дао и вскармливал долголетие. В своём долголетии Лао-цзы, скорее всего, действительно пережил Конфуция на пару десятков лет, хотя и был старше его.
Какую должность занимал Лао-цзы? Кажется, в этом отношении даже у самых придирчивых исследователей нет особых разногласий. Лао-цзы был хранителем архивов в царстве Чжоу, точнее, историком-хранителем (цаньши ши), как указывает Сыма Цянь. Сама эта должность свидетельствует о высокородном происхождении Лао-цзы, о его прекрасном знании канонов. Хотя и жил он в одиночестве, но, судя по всему, абсолютным отшельником не был, что соответствует статусу служивого мужа — ши, о котором речь ещё пойдём ниже.
Но и тут не обходится без разночтений. Чжуанцзы в главе Путь Неба даёт иное название Должности Лао-цзы — историк-смотритель архива (вэй цань ши), что, правда, не многим отличается от варианта Сыма Цяня. А вот Записки о ритуале именуют его должность как старший историк или великий историк (тай ши). Существует и иной вариант — младший историк (сяо ши), при этом следует учитывать, что должность великого историка обозначала просто чиновника-историописателя и могла включать в себя должность младшего историка. В любом случае в обязанностиэтих людей вменялось вести подробные хроники дел в государстве.
Нам придётся признать, что точное название должности Лао-цзы определить весьма трудно, но для нашего дальнейшего изложения вполне достаточно будет согласиться с тем, что был он чиновником-историописателем в царстве Чжоу, то есть занимал должность почётную, но не высокую,
Упадок древних царств, некогда могущественных и влиятельных, мог наступить крайне быстро — достаточно было взойти на трон чванливому и недалёкому правителю. Такая судьба постигла и царство Чжоу, где жил Лао-цзы. Мудрец, как гласит предание, оседлав буйвола (на некоторых изображениях он даже показан сидящим спиной вперёд как символ того, что его учение обратно общепринятым понятиям), отправился на запад. Смотритель одной из пограничных застав, охранявших дороги из Чжоу, увидев, что такой мудрец покидает его область, обратился к нему с просьбой оставить краткую запись с изложением его учения. Так и появился этот труд в двух частях, как характеризует его Сыма Цянь, позже названый Дао дэ цзин.
По традиционной версии, смотритель заставы столь проникся мудростью учения и так глубоко воспринял духовный импульс Лао-цзы, что сам составил замечательный даосский трактат Гуанинь-цзы (Мудрец с заставы Гуаньинь). Куда пошёл дальше удивительный человек Лао-цзы, где завершил свой путь,— это остаётся влекущей загадкой древнего мифа. Сыма Цянь открыто признаёт: Никто не знает, чем он закончил. А вот народные версии единодушны: Лао-цзы превратился в бессмертного небожителя-сяня, которого стали уважительно называть Тайшан Лаоцзюнь (Высочайший господин Лао).
Примечательно, что версия из философского или истинного даосизма не доводит до конца биографию Лао-цзы. Он превратился в странника вечности, причём не важно, воплощается это в физической или духовной форме. Даосизм выдвинул концепцию совместного воспитания формы (т.е. физически-телесного начала) и духа, составившую основу учения магов-фанши. В их устах эта концепция превратилась в теорию обретения бессмертия путём психопрактики, например, дыхательных и гимнастических упражнений (тун), специальных способов сидения в забытой (цзован), концентрации мысли (цуньсян), концентрации духа (цунынэнь), главенствования покоя (чжуцзин), визуализации священных образов, духов или цветовых изображений — так называемое сохранение единого света Правды. Лао-цзы ничего на счёт этого не говорил и скорее не поддерживал эти методики, считая их противоречащими естественному просветлению души путём перманентного пребывания в медитации, когда жизнь ничем не отличима от процесса самосозерцания и ежесекундного самоотождествления с Дао. Чуть выше мы уже рассуждали об этом. Но, как считали даосские маги, Лао-цзы оставил намёки и следы, а уж трактовать намёки китайцы умели блестяще. К тому же, и сам образ бессмертного Лао-цзы чрезвычайно манил их. Например, фраза Лао-цзы: Ценить своё тело — это то же самое, что ценить величайшие несчастья (13) была истолкована в пользу избавления от телесной оболочки (избавления от трупа, в даосской терминологии) и перерождения себя в исключительно духовное существо — сверхчеловека. Таким образом, исчезновение Лао-цзы из поля зрения историков дало толчок целому магическому направлению.
Основному биографу Лао-цзы — Сыма Цяню философское учение даоса было не очень понятно, да, вероятно, он себе и не ставил целью разбираться в столь загадочных вещах. Для него даосизм сконцентрировался в одной фразе из Дао дэ цзина, говорящей о смысле недеяния: Ли Эр практиковал недеяние, а народ изменялся сам по себе; любил покой, а народ сам исправлялся. Вот он — классический образ мудреца, презревшего всякую мелочность мира. Важнейшая черта, ощутимо подтверждающая для его современников святость Лао-цзы, заключалась в том факте, что учитель презрел государственную службу. Именно так поступали многие даосы, предпочитая внутреннюю свободу внешней знатности и почестям. Чжуан-цзы вообще считал, что лучше быть живой черепахой, волочащей свой хвост по грязи, нежели той же черепахой при дворе — только, мёртвой и используемой как предмет для поклонений в виде набитого чучела. Поэтому Сыма Цянь одобрительно отзывается о JIao-Цзы, говоря, что это был муж, живший в удалении от мира, чем воплощал даосский идеал сирого, одинокого, покинутого и не понятого в своей мудрости человека (42). Мудрость и сверхобыденность его учения традиция показывает по контрасту с Конфуцием. Диалог, который якобы произошёл между Конфуцием и Лао-цзы, лёг в основу повествования о легендарном создателе даосизма и известен в двух версиях — даосской и конфуцианской.
Предметом их беседы стал ритуал (ли), который иногда понимается как этикет, или, что менее точно,— церемониал. Для Конфуция ритуал являлся центральной частью учения. Ему приписывают слова: На несоответствующее ритуалу нельзя смотреть. Несоответствующее ритуалу нельзя слушать. Несоответствующее ритуалу нельзя произносить. Несоответствующее ритуалу нельзя делать. Для Конфуция ритуал был не просто набором слов, жестов, действий и музыкальных ритмов, но мера осмысления человеческого в человеке, внутренняя самооценка культурной личности. Именно знанием ритуалов человек выделялся из животного мира и преодолевал свою тварную сущность. Позже конфуцианский ритуал действительно перерос в сложный, но зачастую пустой и утомительный церемониал. Вероятно, опасность этого, заложенную в апологетике ритуала, почувствовал Лао-цзы.
Встреча Лао-цзы с Конфуцием упоминается во многих произведениях, что, правда, не мешает считать её легендарной, символически указывающей, с одной стороны, на изначальную связь двух учений, а с другой — на их концептуальную разницу в осмыслении ритуала и личной творческой свободы человека. Многие учёные, в том числе и средневековые, были не прочь объявить встречу двух великих мудрецов вымыслом — некоторым эпигонам конфуцианства было неприятно видеть Конфуция в качестве ученика основателя даосизма. Известный конфуцианский учёный Хань Юй (768–824гг.) был склонен по-другому объяснять эту встречу: он считал, что она состоялась в действительности, но на самом деле Конфуций отнюдь не учился у Лао-цзы. Он лишь просто проявил вежливое самоуничижение, присущее благородному мужу, и спросил о смысле ритуала того, кто в этом мог совсем и не разбираться.
Крупнейший трактат по теории и практике даосизма Вёсны и осени господина Люя (Люйши чуньцю) также придерживается классического варианта: Конфуций учился у Лао Даня.
Мог ли в действительности Конфуций учиться у Лао-цзы? Прежде всего посмотрим, сколько лет могло быть в ту пору Конфуцию. Его возраст называют по-разному. Например, в Чжуан-цзы мы встречаем: Когда Кун-цзы было пятьдесят один год, он отправился на юг к Лао Даню. Пятьдесят лет, по китайским понятиям,— срок не очень солидный для мудреца, но можно предположить, что в этом возрасте Конфуций был уже сложившейся личностью. А значит, между Лао-цзы и Конфуцием вполне могла происходить именно беседа двух мудрых мужей, но не обучение.
Совсем по-иному указывают возраст Конфуция Исторические записки. Из главы Конфуций и его школа (Кун-цзы шицзя) явствует, что Учитель в ту пору был весьма молод — ему могло быть от семнадцати до тридцати лет. А это — возраст ученика [31, 206].
В чём же заключалась беседа между двумя величайшими философами Китая и почему она до сих пор вызывает столько споров? Когда Конфуций прибыл в царство Чжоу, чтобы просить Лао-цзы растолковать ему сущность ритуала, даос указал ему на несовпадение внешних действий и слов с тонким чувствованием внутреннего общения с силами Космоса, то есть повёл речь о неявленном ритуале. Выразил он это так: То, о чём ты говоришь, касается лишь слов, оставленных людьми, чьи кости давным-давно превратились в прах. Более того, когда благородный муж находится в согласии с обстановкой, он сходит с колесницы; когда же ситуация обращается против него, он уносится с ветром.
Я слышал, что хороший торговец прячет свои запасы в безопасном месте и людям кажется, что он не имеет никакого добра, в то время как благородный муж, хотя и наделён высочайшей Благостью, но имеет глупейшее выражение лица. Избавьтесь от своей гордыни и непомерных желаний, от высокомерия и неуёмных стремлений. Всё это вредит вам. Это всё, что я могу сказать.
Как же так? Разве мир не следует регулировать через взаимосвязь гуманности, добродетели, долга, сыновней почтительности, увязанных в общую сеть ритуала? Такой не проявленный в действиях ритуал, спрятанный, как учил Лао-цзы,— слишком эфемерная ткань в конфуцианском миропонимании. Конфуций привык идти к единению с высшим началом через веши, более ощутимые и значимые: манеры, жесты, слова,— одним словом, через особый род маски, которую он обобщённо называл цзюньцзы (благородным мужем). У даосского же мудреца не просто отсутствует какая бы то ни было личина, но даже не видно самого лица. Как говорил сам Лао-цзы, встретившись с ним, не увидим его начала. Следуя за ним, не увидим его тыльной стороны или глядим на него и не видим его. (14) В глазах Конфуция всё это слишком пусто, слишком не подкреплено благородными речами и хорошими манерами, не воспринимаемо умозрительно, а потому и не принимаемо. Да и вряд ли это найдёт много сторонников, тем более среди сильных мира сего.
Вернувшись к себе, Конфуций так поведал ученикам о своей встрече с Лао-цзы: Я знаю, что птица может летать. Я знаю, что рыба может плавать. Знаю также, зверь может бегать. На то, что бегает, можно смастерить силки; на то, что плавает, можно изготовить сети; на то, что летает, можно сделать стрелу с верёвкой. Но дракон, поднимающийся в небо на ветре и облаках, стоит выше моего понимания. Сегодня я повстречался с Лао-цзы — как похож он на дракона!. Действительно, на сверхмысль Лао-цзы не изготовишь ловушку из обыденного сознания. Для Лао-цзы ритуал — это неистощимый поток духовной силы, связывающий человека с Дао. Говорить здесь не о чем и демонстрировать нечего: ведь Дао противоположно вещам, проще говоря, невидимо и невыразимо, а лишь ощущаемо.
Вряд ли такой занимательный диалог происходил в реальности, но именно таким он мог быть, так что большого-смыслового искажения здесь нет. Во многих параграфах Дао дэ цзина можно встретить завуалированную насмешку над конфуцианскими ритуальными догмами: Когда Великое Дао утрачивается,— возникают гуманность и долг (18), Когда утрачивается Дао, приходит Благость. Когда утрачивается Благость, приходит гуманность. Когда утрачивается гуманность, приходит справедливость. Когда утрачивается справедливость, приходят ритуалы (38).
Таким образом, все конфуцианские понятия оказываются вторичными по отношению к Дао, это — лишь искусственная попытка установить в обществе те отношения, которые должны наступать естественно через следование Дао и через присутствие в мире мудрецов, способных распространить свою Благую мощь Дэ на народ. Само же Дао, равно как и мудрецы, не отличается гуманностью (5). Поскольку оно никаково, то и стоит выше этих придуманных норм и никак не относится к человеку. Оно же позволяет ему быть, не владеет им, не властвует над ним, при чём же здесь какие-то отношения типа гуманности? А вот для конфуцианцев гуманность (жэнь), переводимая иногда как человеколюбие, справедливость,— это измерение глубины воздействия окультуривающего начала на человека, и естественно, что в наибольшей степени гуманностью должен обладать правитель.
Пути конфуцианства и даосизма, как и самих Конфуция и Лао-цзы, разошлись вовсе не в политике, а в вопросе мировосприятия и мироосмысления. В принципе, дело здесь даже не в ритуале, но в проблеме самосокрытия мудреца.
По даосской концепции, мудрец, уподобляя себя Дао и достигая мистического слияния с ним, устраняет всякое морально-этическое восприятие мира и властвует над ним через Дао. то есть через самоотсутствие, через самозабытие и недеяние. Конфуцианский же благородный муж привносит в мир ряд сложных моральных императивов, вместо того чтобы, наоборот, развиваясь вспять, как выразился Лао-цзы, уйти от мира.
Неоднократно конфуцианство и даосизм выступали единым фронтом на политической арене, и даже были попытки свести воедино их учение, благо смягчение оккультного фанатизма даосов и превращение даосизма во вполне философское учение, казалось бы, давало возможность сделать это.
Например, в XIIIв. даос Ли Даошунь — ученик знаменитого мага Чэнь Чжуаня составил ряд трактатов типа Исток познания Пути и Благости (Дао дэ хуэйюань), Сокровенно-потаённые требования по сохранению полноты истинности (Цюаньжэньцзи сюаньмяо), а его ученики обобщили учение Ли Даошуня в трактате Собрание высказываний о Средине и Гармонии (Чжунхэ цзи). Там утверждалось, что все три важнейших учения Китая — даосизм, конфуцианство и буддизм одинаково важны и сокровенны, и для каждого существует своё, особое понимание Средины.
Но все эти различия — лишь внешняя видимость. Можно достичь гармонии между разными Срединами и таким образом соединить все учения. Добавим, что на народном уровне даосизм и конфуцианство мирно соседствовали в одних и тех же храмах.
Однако то, что можно было примирить на уровне форм, особенно когда первоимпульс основателей учения стал ослабевать, нельзя было сделать на уровне мистического откровения. Ведь даосизм Лао-цзы являет не просто набор метких высказываний, но особый тип изменённого, просветлённого сознания. Конфуцианство — безусловно глубокое, эффективное и во многом даже остроумное в решении конфликтов учение — было всё же намного понятнее и человечнее, чем даосизм. Ведь далеко не каждому дано перестроить структуру своего сознания, напрямую общаясь с космическими силами.
Зато каждый мог следовать строгим, но в общемто несложным ритуальным предписаниям, которые к началу нашего времени были столь досконально разработаны, что охватывали всё, начиная от приготовления пищи, кончая похоронами. Человеческий разум не метался в поисках чего-то труднодоступного, напротив — он успокаивался. Жизнь китайца превращалась в следование нормам культуры, которые регулировали общество и поддерживали его в состоянии равновесия (когда традиция уравновешивает любое новшество). Так Китай живёт в потоке традиции до сих пор, следуя конфуцианским предписаниям, хотя уже мало кто помнит, как они конкретно формулируются. Даосизм же требовал запредельного. Нельзя следовать Дао наполовину или время от времени, хотя Дао дэ цзин предусматривает и такой вариант как одну из стадий просветления. Надо постоянно пребывать в потоке мировых изменений, быть свободным от желаний и блюсти чистоту сознания. Именно эта сложность и не позволила учению Лао-цзы стать всеобщим. Как разумно заметил Сыма Цянь, делая вывод из встречи Лао-цзы и Конфуция: Последователи Лао-цзы всячески принижали конфуцианцев, а конфуцианцы всячески принижали последователей Лао-цзы. Именно это имеют в виду, когда говорят: Людям, следующим различными путями, нечего сказать ободряющего друг другу.
Вернёмся к Лао-цзы. Диалог двух мудрецов передавался в различных источниках по-разному. Даже даос Чжуан-цзы излагает его по-своему, и у него фигурирует не Лао-цзы, а некий Лао Лай-цзы, хотя, судя по биографии, подразумевается именно основатель даосизма.
В конфуцианском трактате Лицзи (Записки о ритуале) [14], составленном в I в до н.э., Конфуций беседует уже не с удивительным мудрецом, чьи речи противоречат здравому смыслу, а с пожилым мужем, отлично разбирающимся в ритуалах и уважающим их. Здесь Лао-цзы выглядит вполне конфуцианцем. Вероятно, необычность мыслей Лао-цзы сильно раздражала последователей гуманности и долга, но сила импульса его личности оказалась такой, что подделать её стало уже невозможно.
Сама китайская цивилизация приняла этот духовный импульс, ретранслятором которого для всей культуры стал Лао-цзы. До сих пор в ряде тайных обществ и сектантских объединений Китая бытует теория о передаче Дао или нити Дао. В тайном обществе Игуаньдао (Путь, пронзающий Единым) которое, впрочем, легально действует на Тайване, считалось, что существовал некий первотолчок, благодаря которому в мире возникло понимание сущности истинного Дао. Это понимание было передано через легендарных первооснователей Поднебесной: Хуай-ди — Жёлтого императора, Яо и Шуня, а затем его носителем стал Лао-цзы. В момент своего общения с Конфуцием Лао-цзы передал ему эту истину, а тот, в свою очередь, своему ученику Мэнцзы. Через некоторое время духовный импульс перекочевал в Индию, где его носителем стал Будда Гаутама, а затем в VIв. вернулся в Китай с чань-буддийским первопатриархом Бодхидхармой.
Таким образом, для сектантской традиции Китая форма философской школы, будь то даосизм, буддизм или конфуцианство, не имеет значения — на определённом историческом отрезке каждая из них несла в себе первоимпульс мудрецов. И именно Лаоцзы было суждено впервые передать этот импульс в письменном виде.
В более простом виде эта версия звучит так: Лаоцзы и Будда — это одно и то же лицо. Следуя буддийской концепции, Лао-цзы — это одна из реинкарнаций (то есть ликов перерождения) Будды. А уход Лао-цзы на запад объясняется просто: он отправился в Индию, чтобы стать Буддой.
Для традиционной китайской культуры историчность Лао-цзы не имела большого значения. Такой человек просто не мог не быть — будь то в виде физического лица или духовного импульса. К тому же вокруг Лао-цзы сформировались сотни мифов и десятки философских школ. Возникла даже школа Хуан-Лао (Хуан-ди и Лао-цзы), являющаяся, по сути, одним из направлений даосизма, которая, впрочем, быстро исчезла. Примечательно, что Лаоцзы в ней приравнивался к первооснователю мира и основоположнику китайской нации.
В биографии Лао-цзы немало неясностей и загадок. Касаются они, прежде всего, историзма его жизни,— то, что неважно для китайской традиции, где миф столь же реален, как и сама реальность, и наоборот, для западного исследователя может стать темой большого исследования. Лао-цзы упоминается, как нам уже известно, у Сыма Цяня и у Чжуанцзы. В последнем случае возникают подозрения, что пассажи с упоминанием даосского учителя — это более поздние вставки, сделанные непосредственно для главы Поднебесная. В 24 главе Чжуан-цзы есть примечательный диалог между самим Чжуанцзы и известным софистом Хуэй Ши, постоянным спутником даоса. Чжуан-цзы говорит ему: Жо (конфуцианцы), Мо (Мо-цзы), Ян (Ян Чжу) и Пин (Гунсунь Лун) составляют четыре школы. Вместе с тобой их станет пятеро [29, 838]. И ни слова о Лао-цзы, который якобы был духовным учителем Чжуан-цзы. Странно…
Не менее удивительно и другое. Ярчайший последователь Конфуция, Мэн-цзы (IVв. до н.э.), будучи сильным полемистом, нападает на учения Ян Чжу и Мо-цзы и ни словом не упоминает о Лао-цзы, хотя, казалось бы, тот — противник достойный. Вероятно, сам трактат был записан никак не раньше середины IIIв. до н.э., тогда же и появилось имя Лао-цзы.
А кто же тогда действительно наставлял Конфуция? Да и существовал ли такой человек вообще? И ещё вопрос: почему же сам Конфуций не упоминал нигде о своей встрече с Лао-цзы? Разве мог человек, столь преданно следовавший заветам учителей, невежливо позабыть одного из своих наставников?
Однако полунамёк о встрече Конфуция и Лао-цзы можно обнаружить в Беседах и суждениях (Лунь юй) в главе Шу эр. Одна из самых знаменитых фраз в Беседах Конфуция, где он выражает свою преданность традициям древних мудрецов, звучит следующим образом: Описываю, но не создаю. Будучи искренним, люблю древность. И в этом я похож на старого Пэна [16, 27]. Большинство комментаторов издревле считали, что, говоря о старом Пэне, учитель имел в виду великого старца Пэн-цзу, прожившего, по легенде почти до восьмисот лет, отличавшегося не только долголетием, но и благостным образом жизни. Но вот ряд китайских философов, в том числе Ван Би и Ван Фучжи, по-другому поняли эту фразу Конфуция. Может быть, речь здесь идёт не о старце Пэне (по-китайски, Лао Пэн), но о Лао[-цзы] и Пэн[-цзу]? Отметим, что это вполне в духе китайской литературной традиции — стягивать два имени в одно по первым иероглифам, вспомним хотя бы название школы Хуан-Лао.
Таким образом, Конфуций не забыл того, кто наставлял его в истинном смысле ритуалов. Правда, самый знаменитый комментатор труда Конфуция, неоконфуцианец Чжу Си, в XIIIв. высказал немалое сомнение по поводу наличия в тексте упоминания о Лао-цзы. Но эти сомнения легко объяснимы чисто психологическим неприятием того факта, что основатель конфуцианства обучался у основателя даосизма.
Версия, что сам Лао-цзы не мог написать свой труд, высказывалась давно. Как ни странно, основным доказательством был достаточно простой, но трудно оспоримый довод,— само время, когда предположительно жил Лао-цзы не располагало к написанию книг. Тогда ещё не сложилась традиция философского трактата, которая начинается с Конфуция и Мо-цзы [41, 237]. Причём такой подход возник отнюдь не благодаря гиперкритицизму современной культуры и исторической науки, склонной отвергать все старые авторитеты.
Сколь ни велико было преклонение китайской культуры перед Лао-цзы, его авторство Дао да цзина подвергалось сомнениям уже издревле. Правда, первоначально речь шла не об историзме личности Лао-цзы, а лишь о том, мог ли этот человек создать такой трактат.

Первые серьёзные сомнения были высказаны ещё в XII веке. Учёный Ван Шипэн заметил: Весьма сомнительно, чтобы этот текст в пять тысяч иероглифов был написан Лао-цзы. В ту же эпоху стали поговаривать о нескольких Лао-цзы. Например, учёный-конфуцианец Е Ши считал: Тот человек, что наставлял Конфуция,— не тот Лао-цзы, что написал книгу. А тот человек, который написал книгу,— не Лао Дань из семьи Ли. Лишь безрассудные люди объединяют этих двух в одного.
Скорее всего, мы должны различать реального философа Лао Даня — одного из многих на том историческом промежутке — и мудреца Лао-цзы, чьё авторство Дао дэ цзина принадлежит, пожалуй, к области мифов. Например, известный китайский историк Го Можо сделал такой вывод: Хотя книга Лао-цзы не принадлежит кисти Лао Даня, но её основные мысли выработаны именно Лао Данем [41, 236]. Он же считал, что книга написана значительно позже того, как Лао-цзы вёл свою проповедь.
А вот ещё одно предположение, высказанное современным китайским учёным Лю Жолинем: человека, который наставлял Конфуция, звали Лао Дань, он и является великим мудрецом Лао-цзы. А трактат Лао-цзы записал некий Ли Эр. А это значит, что Лао Дань и Ли Эр — два разных человека. Лао Дань якобы много рассказывал, был, вероятно, великим мистиком и посвящённым, но никогда ничего не записывал, а вот Ли Эр, не отличаясь ни особым величием ума, ни посвящением в эзотерические знания, в эпоху Борющихся царств (475–221гг.) просто записал наставления Лао Даня. Многие не согласились с его оценкой, но и доказательно опровергнуть его мнение всё же не смогли.
Слово Лао-цзы таково же, как и его образ. Будучи неприукрашено и символически-всеобъемлюще, оно передаёт из поколения в поколение дух этого
удивительного человека. Для китайской традиции он всегда остаётся мудрецом, отважившимся на осознание высочайшей степени истинности, сумевшим выдержать её и передать последователям.

От мифа к… мифу

Итак, с версией о создании трактата именно неким мудрецом Лао-цзы придётся расстаться. Но кто же тогда? И вот с начала 50-х гг. нашего столетия начали возникать самые неожиданные и оригинальные предположения.
Самую неожиданную и одновременно красивую версию высказал Го Можо. Он утверждал, что трактат создан знаменитым мудрецом Гуаньинь-цзы — вероятно, именно тем Гуаньинь-цзы, которому Лаоцзы, по легенде, передал свой манускрипт.
Ход его мыслей был достаточно оригинальным. Он опирался на главу Жизнеописания Мэн-цзы, Сюнь-цры, Ле-цзы из Исторических записок Сыма Цяня. Сыма Цянь перечисляет имена некоторых мистиков и авторов трактатов и подчёркивает: Все они изучали искусство Пути и Благости Хуан-Лао. В частности, там встречается имя некого Хуань Юаня из царства Чу, написавшего Верхние и нижние главы (Шанся бянь) упоминается он среди имён достойных мужей, что любят изучение канонов.
В древней династийной истории — Книге династии Хань (Хань шу), в разделе Хроники искусства и литературы, есть интересная фраза: Имя его было Юань, происходил он из царства Чу и был учеником Лао-цзы [26]. Го Можо предположил, что произведение Верхние и нижние главы и есть ранняя версия Дао дэ цзина, уже тогда разделённого на две части.
Чтобы понять всю оригинальность этой версии, вспомним историю создания трактата, а точнее, тот миф, который окутывает рождение Дао дэ цзина: Лао-цзы якобы написал этот трактат для начальника заставы. Откуда пошла эта версия? Прежде всего её упоминает Сыма Цянь, и если внимательно вчитаться в строки Исторических записок, то возникнет немало вопросов. Дословно текст гласит: Лаоцзы… долго жил в царстве Чжоу. Увидев, что Чжоу стало клониться к упадку, он покинул его. Добрался он до заставы, и начальник заставы с радостью сказал: Мудреца, живущего в уединении, прошу написать книгу для меня. Так Лао-цзы написал книгу, состоящую из верхних и нижних глав [то есть из двух частей], рассказал в ней о Пути и Благости пятью тысячами иероглифов, а затем удалился.
В этих нескольких строках таится, по крайней мере, три загадки. Прежде всего обратим внимание, что Лао-цзы написал какую-то книгу из двух частей, причём из текста не ясно, то ли речь идёт именно о первой и второй части, то ли так называется книга Верхние и нижние главы (Шанся бянь). Но ведь именно так назывался труд, приписываемый Хуань Юаню! Не об этой ли книге идёт речь, и не Хуань Юань ли проезжал через заставу? Кажется, версия Го Можо находит подтверждение в самом авторитетном историческом труде древности.
Существует и ещё одно интересное доказательство авторства Хуань Юаня. Го Можо указывает, что, по всей вероятности, в древности имя Хуань Юань могло звучать как имя начальника Заставы Гуань Инь. Он считает, что по звучанию эти иероглифы были взаимозаменяемыми. Действительно, в истории Китая известно немало случаев, когда одно и то же имя, записанное со слуха, изображалось разными иероглифами. Таким образом, мы получаем неожиданный вывод: Гуань Инь и Хуань Юань — вероятно, одно и то же лицо, а позже в даосских кругах возникла легенда о двух разных людях, которую и изложил Сыма Цянь. Лао-цзы, проезжавшего через заставу, не существовало, а Дао дэ цзин был написан самим Гуань И нем.
Оригинальность и неожиданность этой версии несомненна. К тому же, китайская история знает философа с таким именем — Гуаньинь-цзы — Мудрец Гуаньинь. Он фигурирует в столь древних работах, как Чжуан-цзы и Главы о Поднебесной, где упоминается наряду с такими несомненно историческими персонами, как Мо-ди, Гунсунь Лун, а также рядом с именем Лао Даня. Он встречается в Главе о недвойственном вместе с именами Конфуция, Мо-цзы, Лао Даня, полоководца-философа Сунь Биня. До нас дошёл даже труд с аналогичным названием — Гуаньинь-цзы, приписываемый именно тому, кому передал Лао-цзы Дао дэ цзин, к тому же по своим идеям он в немалой степени перекликается с трактатом своего духовного учителя.
В труде Ле-цзы, приписываемом одному из ранних даосов, упоминается высказывание мудреца Уцзы: Лао-цзы и Гуаньинь достойны того, чтобы говорить о них как о мудрецах. Вероятно, Гуаньинь-цзы был одним из лучших учеников Лао-цзы, целиком посвящённым в суть его таинственного учения.
Итак, можно сделать вывод, что Дао дэ цзин написал мудрец по прозвищу Гуаньинь-цзы (Гуань Инь) — Мудрец с заставы, чьё имя также могло произноситься как Хуань Юань? Но и здесь китайский текст приберёг нам неожиданный сюрприз.
Мы не случайно призывали очень внимательно вчитаться в текст Сыма Цяня. Дело в том, что там нет имени Гуань Иня, в тексте дословно стоит гуань лин инь. Каждый иероглиф в этой фразе можно перевести, по крайней мере, двояко: гуань — застава или имя собственное; лин — указ, приказывать, командир; инь — чиновник или имя собственное. А это значит, что речь может идти либо о неком Гуань Линине или Гуань Ине, либо о командире-чиновнике, что охраняет заставу.
Ещё в VII веке в тексте Толкования истинного Канона о Пути и Благости, приписываемом императору династии Тан Сюаньцзуну (685–762гг.), который весьма высоко ценил великий трактат, была предложена ещё одна трактовка имени начальника заставы. Вероятно, комментатора той эпохи смутил иероглиф си (радоваться, нравиться), который идёт сразу за наименованием должности (имени?) начальника заставы. Обычно смысл фразы воспринимался как с радостью сказал…. Но при чём здесь радость? Может быть, иероглиф си относится к имени, а фразу следует понимать так: начальник заставы Инь Си [7, 26]?
Возражений против всех этих версий нашлось немало. Например, было отвергнуто предположение, что линь инь следует понимать как название чиновничьей должности, которая была введена якобы в царстве Чу,— таких названий должностей не существовало. Да и вообще, чиновник высокого ранга (а следовательно, в тексте должна стоять его должность) в мирное время не мог находиться на заставе [42, 27–29].
А мог ли Гуаньинь-цзы быть тем человеком, которого звали Хуань Юань? Прежде всего серьезным сомнениям была подвергнута версия о том, что в древности иероглифы Гуань Инь и Хуань Юань могли быть взаимозаменяемыми,— скорее всего, это явная передержка в желании свести двух ранних даосов в одно лицо. Судя по всему, Хуань Юань был
современником Мэн-цзы и жил в эпоху Борющихся царств — IVв. до н.э., а Гуаньинь жил в конце эпохи Чуньцю (Вёсен и Осеней), то есть в V вдо н.э. Сейчас называются даже более точные даты их жизни; Гуаньинь-цзы — 410–350гг. до н.э., а Хуань Юаня — 360–280гг. до н.э. [46, 245–246]. Значит, это были разные люди, каждый из которых в равной степени мог как быть автором трактата, так и не иметь к нему ни малейшего отношения.
Но вот новое предположение: Дао дэ цзин написал не кто иной, как Ян Чжу (450–370гг.), живший в царстве Вэй, личность, безусловно, историческая, так сказать — классический ранний даос. Не станем утверждать, что главы Ян Чжу в труде Лецзы писались именно самим мудрецом, безусловно, над ними поработали его ученики, но надеемся, что суть учения передана достаточно точно. Правда, сегодня считается, что всё это — более поздняя подделка [46, 17]. Тем не менее, по своей сути, доктрине, методу изложения ничто не стоит так близко к Дао дэ цзину, как главы Ян Чжу. К тому же, Ян Чжу, также как и Лао-цзы, проповедует некий естественный закон или естественность (цзыжань) как бесконфликтный путь существования в мире, что было свойственно школе Хуан-Лао. Ли Тайфэн путём текстологичского анализа установил, что, возможно весь трактат Дао дэ цзин был создан именно Ян Чжу [43, 31–43].
Напомним, что проповедовал Ян Чжу. Его взгляды зачастую называют эгоистическими, ибо во главу угла он, как утверждали его соперники, ставил собственную выгоду. Действительно, в основе учения Ян Чжу лежат два постулата — ценить себя (гуй цзы) и ради себя (вэй во). Он объяснял, что надо меньше обращать внимания на вещи, и больше — на свою жизненность, ибо только тогда можно сохранить истину. Именно в тот момент, когда человек перестаёт отвлекаться на внешние объекты и полностью отдаётся самосовершенствованию или пестованию целостной жизненности, только тогда он может реализовать себя как мудрец. Эгоизм здесь несёт высшую разумность,— пестуя себя и заботясь лишь о своей жизненности, человек обретатет самоочищение и просветление. И таким образом, тезис Ян Чжу ради себя (вэй во) становится концептуально схож с позицией JIao-цзы о недеянии (у во). Более того, исследователи указывали, что нет принципиальной разницы между этими двумя доктринами у Лао-цзы и Ян Чжу [46, 22]. И то, что Ян Чжу отказывался пожертвовать даже одним волосом со своей плоти ради великого блага Поднебесной, есть лишь другая форма призыва к самовоспитанию, который существует и у Лао-цзы, и у более позднего даоса Ханьфэй-цзы. Этот способ заключается в том, чтобы не отвлекаться на посторонние объекты, отбросить внешнее и не давать вещам утомлять тебя.
До сих пор идёт полемика: является Ян Чжу самостоятельным философом (не-даосом) или представляет собой родоначальника всего раннего даосизма. Последнее направление сейчас более убедительно доказывает свою позицию. Более того, можно предположить, что Лао-цзы либо непосредственно учился у Ян Чжу (отсюда и схожесть их доктрин), либо был хорошо знаком с его взглядами.
Но, что нам даёт замена Лао-цзы в качестве автора трактата на Ян Чжу или, скажем, на Гуаньиньцзы? Как ни странно, практически ничего, так как, например, исторических сведений о Ян Чжу ещё меньше, чем о Лао-цзы. Ян Чжу просто не занимал столь высокого места ни в китайской классической традиции, ни в народных преданиях, а поэтому его образ не оказался связанным с таким количеством легенд, как это случилось с Лао-цзы. Мы просто отказываемся от одного полумифического персонажа лишь для того, чтобы заменить его другим, не менее легендарным и загадочным.
Полемика о таинственном трактате продолжается, и загадка по-прежнему тяготеет над авторством Дао дэ цзина. Кажется, объективного ответа на этот вопрос достичь невозможно. А это значит, что надо искать принципиально иные подходы к вопросу о создании великого трактата.

От мифа к мистерии

С точки зрения исторической науки, вопрос о реальном существовании Лао-цзы и об авторстве Дао дэ цзина, безусловно, правомерен. Но с точки зрения той традиции, в которой формировался трактат и в которой возник сам даосизм, этот вопрос не просто неактуален, но абсолютно некорректен. Лао-цзы в этой традиции существует безотносительно своего исторического существования, причём существует не просто как миф, но как мистическое Тело, как воплощённая реальность иного мира.
Обратим внимание: смысл всей полемики об авторстве трактата заключается в нашем стремлении точно идентифицировать автора (записывателя) текста с какой-то конкретной личностью, о которой сохранились бы упоминания в исторических хрониках.
Спросим себя: да возможно ли это? Не является ли это пережитком мифологического сознания — искать единого человека, некого абсолютного мудреца, который один сумел воплотить в себе вселенскую мудрость? Посмотрим, нельзя ли найти иной подход к загадке авторства Дао дэ цзина.
Мы уже видели, что, скорее всего, трактат был записан служивыми мужами ши как отражение их нравственного идеала самосовершенствования. Но такая адресация авторства текста, хотя абсолютно верна, цо всё же весьма расплывчата.
Прежде всего спросим себя: как именовать людей, создавших трактат, если сами себя они никак не называли и в строгом смысле даосами не являлись? В западной литературе в последнее время встречается несколько непривычный, но достаточно точный термин — лаоисты, то есть последователи взглядов Лао-цзы. Не стоит понимать, что все они принадлежали к школе, возглавлявшейся Лао-цзы. Отнюдь нет, они просто исповедовали схожие взгляды и исполнялись единым устремлением к самообнаружению в пространстве Космоса. Лаоисты недолго продержались на философской арене, однако именно они дали начало всему даосизму, а если говорить шире,— всей китайской мистериологии.
Нельзя сказать, что эти люди остались для истории анонимными. Имена ранних лаоистов, безусловно, дошли до нас, но так как они сами никак не именовали себя, формально не причисляли ни к какой школе (тем более к даосам, ибо названия такого ещё не существовало), то и идентифицировать их достаточно сложно. Это могли быть люди, исповедующие схожие взгляды, посвящённые в одни и те же мистерии, но живущие в разных царствах и не часто встречающиеся. Они схожи и по социальному статусу — имеют благородное происхождение и любят изучать каноны, как характеризуют их Исторические записки. Например, Хуань Юань из царства Чу, один из претендентов на авторство Дао дэ цзина, безусловно, принадлежал к лаоистам. Исторические записки, жизнеописания Мэн-цзы, Сюньцзы, Ле-цзы упоминают ещё нескольких философов, которые изучали искусство Пути и Благости Хуаньди и Лао-цзы, среди них — некий Чжэнь Дао из царства Чжао, автор трактата Двенадцать толкований (Шиэр лунь), Тянь Пин из царства Ци. Как видно, лаоисты бродили по всему Китаю, проповедуя учение о Дао и Дэ.
Скорее всего, к кругу ранних лаоистов принадлежали уже известные нам Гуаньинь-цзы и Ян Чжу. Кстати, это вообще снимает вопрос о том, кто из них (или не из них) составил Дао дэ цзин, ибо это был труд одной школы. По своему социальному положению они принадлежали, как уже отмечалось, к служивым мужам — ши. Одним из самых ранних представителей этого течения был, скорее всего, некий Фань Ли (525–455гг.), живший там же, где и Лао-цзы,— в царстве Чу. Он даже составил какойто трактат из двух частей, который до нас не дошёл. Сыма Цянь, рассказывая о Лао-цзы, упоминает, например, некого Лао Лай-цзы, которого долгое время отождествляли с самим Лао-цзы. Но сегодня его считают философом, который также жил в царстве Чу в 530–450гг. до н.э. И составил философское произведение из пятнадцати глав, также не дошедшее до нас.
Можно заметить, что мистическое течение лаоистов формировалось на юге Китая в царстве Чу, хотя представители схожих взглядов жили и в царстве Вэй (Ян Чжу), и в царстве Цинь (Гуаньинь-цзы). Это была не столько школа, сколько общее течение, общее умонастроение.
Именно это течение, несколько позже, в эпоху Западная Хань (206г. до н.э.— 8г. н.э.), перерастает в известное нам направление Хуан-Лао, со сложной и хорошо разработанной философской и социальной доктриной, которое угасает уже к эпохе Восточной Хань (25-220гг.).
Эти люди не были в полном смысле отшельниками, как не были отшельниками и все ши. Сторонясь двора правителя (вспомним хотя бы их многочисленные отказы от официальной службы при дворе), они жили среди людей, при этом будучи отличными от них. Лишь я один одинок и не подаю признаков жизни! — восклицает автор трактата, хотя из контекста ясно, что живёт он отнюдь не в горах вдали от людей. Примечательна и другая фраза, коей Сыма Цянь характеризует Лао-цзы, который, напомним, бьц1 хранителем архивов, историком, чиновником, а следовательно, отнюдь не пустынножителем: Лаоцзы пестовал Путь и Благость. Его учение служило самосокрытию и безымянному. Не это ли характеристика отшельника в толпе людей, которыми, по сути, и были все лаоисты?
Да был ли сам Лао-цзы даосом? На этот парадоксальный вопрос можно с уверенностью ответить — нет. По сути, даосская практика, хотя и использовала активно понятие Дао (его, правда, использовал и Конфуций, и Мэн-цзы, и Мо-цзы), тяготела совсем к другому — к долголетию, бессмертию. Лао-цзы же не рассматривает продление жизни в качестве главной идеи своей доктрины, хотя косвенно говорит и об этой стороне единства с Дао. Разительное отличие учения, изложенного в Дао дэ цзине, от более поздней даосской теории позволило раду исследователей [48, 47; 49, 118; 51, 127] справедливо именовать эту школу лаоизмом, дабы отделить её от собственно даосизма с его ценностными ориентациями на конкретную практику достижения бессмертия. В отличие от последнего в Дао дэ цзине речь о практике почти не идёт, а точнее, здесь практика абсолютно слита с обретением естественности в поступках человека. Поскольку он прост, как необработанная древесина, внутриприроден, то нет смысла в какихто дополнительных методах — бессмысленно вести речь о них, ибо каждодневная жизнь ничем не отличима от мистической практики, а наша реальность есть точный идентификатор трансцендентного начала в этом мире.
Далеко не однозначно, что лаоизм плавно перерос в даосизм. По сути, мы говоримоб учении очень узкой школы, которой, предположительно, руководил Лао-цзы,— школы великих Посвящённых и к тому же блестящих интеллектуалов; школы, чьё учение в символическом виде изложено в Дао дэ цзине; школы, которая в своем чистом виде в силу колоссального духовного напряжения, необходимого для осознания Дао, не получила реального продолжения в истории. Но при этом она предопределила развитие даосизма, который в свою очередь повлиял практически на все духовные учения, эстетические и политические доктрины традиционного Китая.
Но не личностный мистический опыт проповедовали лаоисты. Они сами учились у более ранних мудрецов и мистиков, хранивших тайны посвящений, однако считавших излишним демонстрировать себя миру. Отголоски этой нарочитой закрытости мы можем слышать в Дао дэ цзине в призывах не обнажать себя, быть позади всех. Для этих до-лаоистских мистиков общение с сакральным, жизнь как вечное радение полностью заменили коммуникацию с людькш.
У этих мистиков не было единых взглядов и тем более стройной концепции, равно как не существует единой космогонии в самом Дао дэ цзине. Они не умели концептуализировать, но взамен этого обладали единым мистическим опытом, опытом живого общения с сакральным. Вполне вероятно, что далеко не все они использовали понятие Дао, не случайно в некоторых параграфах архаическое Небо Явно превалирует над всем остальным.
Лаоисты же записывают высказывания этих мистиков, составляют сборники их речений — логии и аграфу и тем самым привносят мистическое в наш мир, заставляя нас осознать и ощутить его ежемгновенное присутствие в каждом дыхании нашего, посюстороннего бытия. Именно поэтому мистерия мысли Дао дэ цзина внезапно открывается во вполне практическую деятельность человека и государства: здесь и наставление правителю, и мечта, чтобы народ жил на расстоянии взаимной видимости, наслаждался пищей и был доволен жилищем (80). В сознании лаоистов Дао становится не просто отвлечённой теорией, не слепком мистического опыта древних, а Путем не только метафизическим, но и практическим, Путём живым.
И в этом смысле Дао дэ цзин отнюдь не символичен, не аллегоричен, в нём нет ни малейшей наигранности и даже сокрытости. Он говорит о жизни каждого из нас — о жизни конкретной, повседневной. Он описывает то, что произошло, и то, что ещё только произойдёт. Ведь мудрецы, а точнее, единый великий Мудрец уже приходил в этот мир, учил людей, оставил им тайну сокровенного знания. И в то же время он ещё только должен прийти, не вернуться, а именно прийти вновь, чтобы подарить нам это знание за пределами знания. И в этом — парадокс мистической реальности мира, в котором Дао вечно возвращается к самому себе. Оно уже проявлено — и ему ещё суждено будет проявиться; оно уже породило все вещи и человека — и нам ещё суждено будет прийти в этот мир. Небытие уже реализовало себя в Бытии, уже разродилось мириадами явлений,— но ещё пребывает на уровне семени и только будет проявлять себя.
Мир уже погибал, великий Мудрец же сгинул, оставив после себя великий след, который и есть наш мир, наше Бытие, но в это же время он ещё только уходит от нас в каждый момент этого вечно длящегося настоящего. Но мир пребывает и в постоянстве — неизменности бесконечного возвращения, трансформируется, не изменяясь, и поэтому он никогда не бывает воистину истощён и ему не надо возрождать себя, не надо самодополняться, и в нём нет места смерти (50).
Мы узнали о тайном знании китайских мистиков через интеллектуально образованных ши, которые сами, может быть, не до конца понимали суть того, что попало в их руки, подобно тому, как о египетских мистериях мы узнали не от самих египетских мудрецов (кроме легендарного Гермеса Трисмегиста мы вообще не знаем их имён), а от Пифагора, Платона, Плотина, которые обучались в египетских мистериальных школах. Параллель можно продолжить: сложно не согласиться с тем, что учение этих греческих философов, сколь бы различные, на первый взгляд, идеи они ни проповедовали, подвело западный мир к гносеологически единой системе мировосприятия, готовой к приходу Христа, породившей и пронизавшей собой христианскую мистику и богословие, сформировавшей миросозерцание всей западной культуры. Но вряд ли кто сегодня согласится с утверждением, что современный представитель западной традиции мыслит отголосками египетской мистериологии. Мы помним не о египетской колыбели мудрости, а именно о её греческом осмыслении, об изящной антике греко-римских форм, а не о сумрачной тайне египетских посвящений, связанных с Исидой и Тотом.
Мы не знаем, по сути, ничего о том крайне закрытом круге посвящённых Поднебесной империи, в среде которых сформировалась теория, нашедшая своё отражение в Дао дэ цзине. Зато на первый план выходят те, кто переосмыслил и записал её для нового круга — круга служивых интеллектуалов и свободных мудрецов.
Судя по всему, и Лао-цзы, и другой претендент на авторство трактата — Ян Чжу, происходили из мелких зажиточных домов, ещё не пришедших в упадок, и были людьми хорошо образованными. И здесь нам вновь придётся вернуться к самому характеру интеллектуальной элиты той эпохи — ши.
Вокруг наиболее образованных интеллектуалов складывались группы учеников, постепенно формируясь в школы, в которых, правда, никогда не было более нескольких десятков учеников. Именно такие школы ши, собранные вокруг магической по притягательности и обаянию личности учителя, сформировались вокруг Конфуция, Мэн-цзы. Можно предположить, хотя и не вполне доказательно, что подобная школа сформировалась и вокруг Лао-цзы или того человека, который ассоциируется в традиции с этим именем. Эта школа, сама по себе будучи не столь мистической, сколько прагматической, в определённой мере политизировала учение мистических школ, перевела его на практический язык управления государством. Здесь метафизический горизонт бытия находит своё осознание как оправдание преданному служению древности, когда высшая мудрость и мистериальность являлись повседневностью жизни, когда сама по себе эта жизнь творилась не указами правителя, не силой оружия, но исключительно Благостью самого правителя, который, возможно, даже и не занимал формального поста. По сути, идеалом становится даже не император, а верховный жрец, чья власть зиждется не на политическом и военном могуществе, но на сакральной силе, данной ему космосом или, в осмыслении ши,— самим Дао.
Где же выход из интеллектуального кризиса государства? Ши предлагают отмечать достойных, превозносить способных, по достоинству оценивать таланты и заслуги людей, которые могут стать на один уровень с мудрецами. Но те, кто составлял Дао дэ цзин, относились явно к другому течению ши — для них более важным считалось незаметное величие духа, подспудное и неприметное властвование Поднебесной. Не превозноси мудрых — и люди не будут соперничать (3). Самоумаление в этом случае оборачивается величием духа, стремление к высокому посту, даже полученному по достоинству,— непривязанным странствием. Не случайно мудрец должен вечно идти за нагруженной телегой.
Именно в духе ши — желание умерить желания, оскудеть в поступках. В их же духе, получив блестящее образование, понять ущербность такого знания и объявить о необходимости отринуть мудрецов.
В их мироощущении чудесность ничем не отличается от обыденности — ведь Дао присутствует здесь и сейчас, неотъемлимо присуще этому дню. Если выражаться более точно,— посюсторонняя реальность есть атрибут и выразитель этого Дао. И поэтому простота и неприукрашенность, возвышенная скромность повседневной жизни становятся для ши смыслом существования.
Глубокий интеллектуализм ши уже не мог удовлетвориться примитивными представлениями о верховном духе — Небесном владыке (ди), не приемлел он и чувства абсолютной зависимости человека от него. Нет оснований думать, что ши разработали новую теорию мироосмысления,— именно теории, концепции с её сложными казуальными связями здесь не было, да и быть не могло. Сочетая в себе мистическое видение реальности и изящество мысли образованного человека, имея благодаря этому особую предрасположенность сознания, ши вырабатывают новый тип чувствования.
На смену верховному духу приходит Дао, которое является предком всех образов и [верховного] владыки (ди) (4). Именно тонкий интеллектуализм и возможность мистического видения позволяют им говорить об абсолютной самодостаточности Дао, которое возвращается к самому себе или само себе основа и само себе корень (Чжуан-цзы). Оно не требует себе ни преданного служения, ни жертв, ни ритуала, поэтому в учении лаоистов нет места религии. Более того, школа Лао-цзы означает конец всякой религии вообще, и в этом смысле последующий даосизм со сложной системой культов и литургикой в определённом смысле означает шаг назад. Что самое неожиданное — Дао в отличие от верховного божества не может ничего даровать. Тем не менее его можно использовать, не взывая к нему и ничего не прося,— просто целиком отдаваясь следованию ему. И здесь в мироотражении ши на первый план выходит даже не само Дао, ибо оно умозрительно непостижимо и, более того, абсолютно обыденно, слито в равной степени с чудесностью и повседневностью, стирая грань между внешним и внутренним в культуре и духе. Главенствующую роль начинает занимать понятие Благодати, Благости — реального воплощения Дао в человеке.
Концепция Дао в трактате показывает, что мистическая мысль Китая вплотную подошла к восприятию единого Бога. Здесь Дао прежде всего даёт человеку, равно как и всему тварному, абсолютную свободу воли (рождает, но не властвует). Прийти к Дао можно не путём каких-то упражнений, медитаций или пилюль бессмертия, как это практиковалось в более поздних школах, но через моральную устремлённость, через нравственный посыл и через веру или искренность (синь). Школа Лао-цзы утверждает, что нет принципиальной границы между человеком и Дао, что Дао чудесно и одновременно обыденно, оно в равной степени лишь намечено и уже абсолютно воплощено. Приобщение к Дао есть процесс вневременной, идущий как бы здесь, сегодня, рядом с нами, но постоянно открывающийся в совсем иную реальность.
Иероглиф шоу — долголетие, ставший священным для всей даосской традиции. Именно стремление стать столь же извечным и неугасимым, как неизменное Дао, привело к зарождению сотен систем психопрактики и управления внутренней энергией ци.
Иероглиф написан в стиле цаошу, подобно траве, гнущейся на ветру, без отрыва кисти от бумаги, что символизирует бесонечную циркуляцию ци в теле человека (выполнен даосом Е Чжи в 1863г.).
Школа Лао-цзы готовит Китай к доктрине, аналогичной христианской. Но по многим, достаточно сложным, причинам эта школа остаётся лишь небольшой и не очень значимой группой. Хотя более поздний даосизм называл Дао дэ цзин основополагающим трактатом, но сам до конца уже не понимал его и проповедовал совсем иные концепции. Например, не трудно видеть, что самый блестящий комментатор Дао дэ цзина Ван Би в IIIв. считал трактат, по сути дела, наставлением правителю и большинство пассажей воспринимал именно как своеобразный учебник по мистической практике управления государством.
Лаоизм показал не только новый подход к осмыслению мира, но одновременно явил собой и предел всякого осмысления вообще. Выше идти было практически нельзя: за утверждением о проявлении Дао через Благость-Дэ могла последовать лишь целостная концепция о Божьей Благодати, но единого Бога Китай не познал. И после мучительного достижения проявления истины в учении Лао-цзы вдруг последовал духовный и философский спад, эзотерическое и мистическое вдруг превращается в красивую картинку, составленную из застывших форм и способов достижения бессмертия. Но где исток этого явного отката назад? Эта слабость, эта немощь мистериального исходит, как ни странно, от самой правильности и несомненности истин учения Лао-цзы. Они одновременно и парадоксальны, и привычны — ну разве можно спорить, скажем, с таким утверждением, что слов никогда не бывает достаточно, чтобы выразить истину, или что умелый полководец не должен усердствовать в жестокостях?! Слишком уж привычно, слишком уж интегрировано в саму ткань бытия; не случайно Лао-цзы и его комментатор Ван Би постоянно подчёркивают обнаружение истины именно в естественности. Оказалось слишком сложным представить, что посюсторонняя жизнь постоянно, в каждый момент открывается в нечто бесконечно глубокое, расплывчато-туманное, без-образное, в котором и коренится исток всех вещей. Это не просто иной, отстранённый от нас мир, это лишь иная грань нашей реальности, которую можно, при наличии умения, узреть здесь и сейчас.
Понятия единого Бога, Бога Живого, в Китае не возникло, а потому и мудрость Дао дэ цзина, претворившая в себе оккультизм китайской архаики, осталась невостребованной в общественном сознании.
Учение Лао-цзы вошло в плоть и кровь культуры, объединилось с жизнью в самой её изначальной точке, на уровне подсознания, ощущения, предчувствия. В отличие от более позднего даосизма оно не стало религией, ибо не могло принять культ, не равный самой повседневной жизни.
Для лаоизма не было мистерии за пределами повседневности. Но вот сложность: лаоизм потребовал непрестанного, не обусловленного ничем совершенства человека, причём такого высочайшего напряжения духа, что для многих это трудно было даже осознать, не то что свершить. И тогда приходит вера в формулу, в заклинание — реальное возвращение к шаманистским формам религии. Происходит это незаметно и, в известной мере, даже естественнологическим путём. На поверхности учение Лао-цзы просто перерастает в даосизм. И с культурно-исторической точки зрения, это вполне верно. Однако посвящённому в мистерии ясно, что здесь утрачивается сам характер мистического опыта, само непередаваемое переживание внутренней реальности.
Ряд идей лаоизма трансформируется в даосское учение о бессмертии через постижение Дао. Хотя в Дао дэ цзине мы не найдём концепции бессмертия, но последующие поколения, не поняв мистического смысла трактата и всей школы лаоистов, стали осознавать даосизм как путь к вечной жизни. Это, кстати, отразилось и на изложении Сыма Цянем биографии Лао-цзы.
Не удивит ли нас, что Сыма Цянь, рассказывая о Лао-цзы, по сути, описывает житие двух, а то и трёх абсолютно разных людей?
Интересно, что за несколькими версиями о Лаоцзы у Сыма Цяня кроется сразу два направления, по которым стал развиваться даосизм. Первое отражено в рассказе об историке-чиновнике Лао-цзы, который покинул свою должность, осознав смысл Дао, что и попытался передать в трактате. Это — путь просветлённого мудреца, силой своего духа, искренностью и удивительной чистотой сознания прозревшего великое в малом. Это — квинтэссенция философского даосизма.
Другой Лао-цзы у Сыма Цяня — это, по сути, маг и долгожитель, чей возраст перевалил за двести лет. Сыма Цянь так характеризует его: Он пестовал Дао и достиг долголетия и бессмертия. Нам открывается совсем другой человек,— миф, герой народных легенд, небожитель. В эпоху, когда Сыма Цянь составлял свой труд, даосизм стал восприниматься уже не как учение о безотносительном просветлении духа, но как практическое учение о бессмертии. Поэтому и легендарный основатель даосизма превращается в основателя учения о бессмертии и долголетии через следование Дао. Оказывается, что в одном коротком рассказе Сыма Цянь, вероятно, сам того не желая, изложил всю историю трансформации подхода к даосизму л мифологизации образа Лао-цзы. Лао-цзы воплотил в себе метаформу всей китайской мистической культуры.
Образ Лао-цзы совмещает в себе два характера. Первый — внутренний человек, великий Посвящённый, отдалённый, живущий здесь, но дышащий воздухом потусторонней реальности. Второй — старательный книжник, хранитель архивов, мудрый, но невостребованный временем,— по сути дела, всё тот же ши.
Невероятная тяга к достижению бессмертия, а следовательно, и выработка десятков сложнейших методик психотренинга и алхимии постепенно, но уверенно заслоняют собственно духовную практику раннего лаоизма. Человек — доселе простой, искренний и внутриприродный — впадает в искушение достичь Дао как можно быстрей, разработать конкретные методики, этапы постижения. Это значительно усиливается после прихода в Китай буддизма, и в конце концов формируется сложнейшая теория даосизма, воплотившаяся в десятках мелких школ.

Вглядываясь в сокровенное

Нет того мудреца, который решился бы в Китае претендовать на полноту истины. Можно лишь, опираясь на априорную истинность Конфуция и Лаоцзы, попытаться осознать её глубину — и не более того. Китайская традиция особым образом умела вообще обходить утверждение об обладании абсолютной истиной даже древними совершенномудрыми. Ведь большинство трактатов писали не они сами, а ученики записывали лишь их изречения, как, например, это случилось с беседами Конфуция. Записывали, ничего не утверждая и как бы подспудно подчёркивая: мы фиксируем лишь то, что было сказано, а насколько истинно это речение,— решать не нам. Именно из этой посылки — обсуждать, не решая, обыгрывать высказывания Лао-цзы и Конфуция, не осмеливаясь высказаться об их истинности, уходить рассуждениями в области, весьма далёкие от самого изначального текста,— родилась традиция комментаторства.
Количество известных китайских комментариев Дао дэ цзина поражает — их более шестисот. По самой приблизительной статистике, на каждые семь слов текста уже создано по книге трактовок. Откуда такая тяга к объяснению того, что, по сути, нельзя ни целиком объяснить, ни дополнить чем-то более истинным? Не из страха ли перед опасностью не понять всё до конца, не исчерпать глубину Дао дэ цзина даже всей мощью китайской традиции? Ведь зачастую, пытаясь что-то объяснить, мы лишь стремимся доказать самим себе, что мы это понимаем, хотя в действительности это далеко не так.
Зачем же нужно было комментировать Дао дэ цзин, равно как и многие другие философские труды древнего Китая? Почему же толкование текстов приобретает столь широкий размах? Неужели чистая мудрость, слово истинного человека уже не говорит само за себя, да и кто может отважиться поставить свои слова рядом с иероглифами древнего просветлённого, например Лао-цзы, тем самым уравняв себя с мудрецом? Но традиция комментаторства в Китае имела совсем другую функцию: она сближала древность и современность, сжимала культурную и временную дистанции, давала ощущение личностного соприкосновения, интимной встречи с древним мудрецом.
Сам момент создания комментариев превращается в точку соприкосновения небесного мудреца — личности запредельной, потаённой, вечно неданной, но извечно живущей,— и человека-комментатора. Он не просто комментирует и объясняет,— как раз комментарии меньше всего что-либо пытались объяснить и зачастую превращалась просто в отдельный философский текст. Их внутренний смысл был в другом: перекинуть мост между вечностью и сегодняшним днём, соприкоснуться с небесной истиной, идущей от великого мудреца, подобного Лао-цзы или Конфуцию.
Естественно, за всеми многочисленными комментариями стояла и чисто практическая функция — объяснить то, что уже не понимали современники. Например, для подавляющего большинства современных, даже хорошо образованных китайцев Дао дэ цзин в изначальном виде абсолютно непонятен, поэтому широко издаются тексты с переводом на современный китайский язык. Но и для людей, которые отстояли от легендарного времени Лао-цзы лишь на несколько сотен лет, некоторые места казались тёмными, некоторые иероглифы — абсолютно непонятными и уже вышедшими из употребления. Другие иероглифы теряли свой первоначальный смысл. Например, иероглиф ци в 74, сегодня понимаемый как необычный, удивительный, в древности понимался как использование магических приёмов для вызывания злых духов или нарушение установленных норм. А без знания первоначального смысла теряется вся идея параграфа.
Итак, первый тип комментариев — это комментарии разъяснительные. Таковых большинство, причём многие несут личностный оттенок, скрытый за традицией покорного следования Дао дэ цзину, поэтому многие комментаторы дают абсолютно разные трактовки одному и тому же параграфу или даже слову.
Но существовал и другой, более сложный тип комментаторской работы, наложивший колоссальный отпечаток на духовную мысль Китая. Дело в том, что ряд якобы чисто пояснительных текстов превращался в отдельные философские труды. Комментатор, опираясь на авторитет древнего мудреца и даже используя те же самые термины, мог говорить совсем р другом, о своём, причём зачастую и не скрывал это. Ревизии, скажем Дао дэ цзина, не происходило, просто комментатор в том же духовном пространстве выстраивал иную концептуальную схему. Эти комментарии можно изучать отдельно как труды самостоятельных философских школ. Именно к этой категории относятся тексты Ван Би, Хэ Шангуна, комментарии Го Сяна к Чжуан-цзы. Ван Би и Го Сян именно на комментаторской работе отточили концепцию пустоты, небытия и сокровенного своей школы Сюаньсюэ (Учение о сокровенном). Поэтому комментарий Ван Би к Дао дэ цзину, приведённый в этой книге, следует расценивать не как рассуждения верного, но несколько туповатого последователя ранних лаоистов, но как труд абсолютно самостоятельной мистической школы, поднявшейся из древней мудрости Лао-цзы.
Но кто же отважится толковать слово истинного человека, великого мудреца, воплощённого как мистическая данность в нашем мире? Одним из таких людей становится Ван Би (226–249гг.).
Удивительный человек! Прожив немногим больше двадцати лет, он оставил о себе след как один из величайших мистиков Китая, он сумел воплотить в себе истину Дао! Ван Би не дожил и до двадцати трёх лет, увы, история не донесла до нас, почему так рано оборвалась жизнь этого великого мистика. Ван Би считается одним из основателей крупнейшей мистической школы древнего Китая — Сюаньсюэ (Учение о сокровенном).
Комментарии Ван Би стали самыми известными трактовками Дао дэ цзина, обнажив глубину мистического в древнем трактате. Более того, сам вариант Дао дэ цзина, который использовал Ван Би, долгое время считался каноническим и единственно возможным, пока не были обнаружены удивительные находки в Маваньдуе, о которых речь пойдёт позже.
Итак, посмотрим, что известно нам об этом необычном человеке. Обратимся к его биографии изложенной Хэ Шао (236–301гг.). Она появляется в официальной династийной хронике — Книге царства Вэй в качестве комментария к биографии некого Чун Хуэя (см. также [54, 151-153J).
Ван Би из Шаньяна, что в царстве Вэй (существовало в 220–265гг. на территории современной провинции Хэнань.— Прим. A.M.), любил рассуждать о Конфуции и даосах. Был он весьма талантлив в писаниях и непревзойдён в речах. Он написал комментарии на И цзин и Лао-цзы, занял пост шаншуляна — младшего секретаря при императорском секретариате и умер, когда ему едва перевалило за двадцать лет. В детстве Ван Би проявлял большой ум. В десять лет он уже любил Лао-цзы и проявил понимание. Отец его — Е также занимал пост младшего секретаря.
Ван Би отнюдь не был безраздельно пленён мудростью Дао дэ цзина. Можно сказать, что он считал его в определённой степени популяризацией, а возможно, даже и профанацией истинной мистической мудрости. Биограф Ван Би — Хэ Шао передаёт примечательный диалог, состоявшийся между Ван Би и Пэй Фэем, который занимал важный пост младшего секретаря Управления гражданскими делами (ли бу лан). Пэй Фэй, желая, вероятно, проверить смышлёность Ван Би, задал ему вопрос из области чистой софистики:
—Небытие — это воистину исток всех вещей, но мудрец не желает обсуждать это. Так почему же Лаоцзы постоянно рассуждал об этом?
—Мудрец (Конфуций.— Прим. A.M.) воплощал собой небытие, а о небытии невозможно рассказать. Вот почему мудрец даже не рассуждал о нём. А вот Лао-цзы принадлежал к миру бытия и постоянно говорил о его недостаточности.
Даосская внутренняя алхимия предусматривала выплавление внутренней пиллюли киновари (нэйдань) внутри тела человека, которое представлялось в виде огромной плавильной печи В нижнем киновирном поле даныпянь располагал ся треножник, где плавилось то чудесное среоство, которое затем возгонялось по позвоночному столбу в среднее, а затем и в верхнее киноварное поле
На символическом рисунке 1863г. (рис справа) показаны этапы возгонки: пиллюля плавится в нижнем поле в сокровенной заставе у корней дерева (нижние врата), где располага ется семя цзин, пгоходш четыре сезонных превращения, соответствующих фазам солнца и соединяется с энергией ци, восходит в средний даньтянь или средние врата на уровне сердца (мальчик возле созвездия Большой медведицы, особо почитаемого в даосизме), что соотвествует огню, следует выше к пагоде в двенадцать уступов; к основанию черепа в точку неф ритовой истины или нефритовых врат и, наконец, проникает в верхнее поле — голову, где соединяется с духовной субстанцией шэнь (изображение сидящего Л о-изы) Высшая точка — макушка или горы Куньлунь, священные пики Китая, где живут бессмертные и небожители, символизирует окончание возгонки пилюли бессмертия
Каждому из этапов соответствует определенная гексаграмма (рис. слева). Пиллюля возгоняется вдоль позвоночнника и опускается вновь в нижний даньтянь по передней части тела Следует сделать несколько таких возгонок, дабы выплавить истинное средство в соотвествии со специальной психотехникой, правилами дыхания, диетологией и сексуальной практикой.
Что это — реверанс в сторону конфуцианской культуры, которая во времена Ван Би уже безраздельно властвовала в китайской традиции? Чисто софистический приём ухода от обсуждения конфуцианской и даосской концепций? Так или иначе, представители Учения о сокровенном Конфуция ценили выше именно за его отказ говорить о том, что поведать невозможно,— о сокровенном, о небытии, а следовательно, тем самым как бы безмолвно указывал на свою приобщённость к нему.
Сколь неожиданный поворот мысли! Ван Би, не отрицая истинности учения Лао-цзы, подчёркивает его предельность посюсторонность: он принадлежит бытию. Более того, он — не мудрец, точнее, не тот Мудрец, что объемлет Небытие, растворяясь в нём до такой степени, что перестаёт говорить о нём. Ибо рассказывать о небытии — это то же самое, что глаголить о самом себе. Но человек, воплотивший собой Небытие, уже не принадлежит этому миру — миру видимому, осязаемому, дискутирующему и жаждущему истинного знания, пытающемуся понять и объяснить его другим.
Такой Мудрец Небытия вообще невоплотим в этом мире, невероятен. Ибо как человек он отсутствует, давая знать о себе лишь самим наличием универсального небесного знания. Сам факт того, что нам известно о существовании этого знания, поверяет нам присутствие в мире такого Мудреца из Небытия.
Лао-цзы же написал труд — пусть великий труд, но он говорил словами и рассуждал о сокровенном. Его легендарный ученик Вэнь-цзы (Мудрец культуры), используя слова своего учителя, тонко заметил: Книги рождаются из слов. Слова рождаются из знаний. Знающий на самом деле не познал непостоянства Дао. Имя, которое может быть поименовано, не явит собой сокровищницы книг. Множество слов и безграничность чисел не сравнимы с тем, как сохранять Средину [4, 5].
Итак, Ван Би одним из первых заговорил о том, что Лао-цзы, безусловно, будучи величайшим из когда-либо живших людей, на самом деле знал ровно столько, сколько полагается знать человеку от мира сего. Не случайно и Ван Би, и другой последователь сюаньсюэ, блестящий комментатор Чжуан-цзы Го Сян, считали, что Конфуций знал о сокровенном никак не меньше, если не больше, чем Лао-цзы. Именно поэтому он ни разу не заговорил о нём, считая, вероятно, невозможным передать его суть. Конфуций говорил лишь о том, что могут вынести слова, что можно передать с помощью знаков и образов. Однако есть вещи непроизносимые и немыслимые. Именно к таким и относятся сокровенное и небытие, ибо стоят они до разума человека, явлены в его предсознании, а поэтому о них не имеет смысла говорить. Слова тотчас обратятся в ложь, показав лишь одно: говорящий на самом деле ничего не знает о сокровенном и пребывает в искушении желанием поведать о сокровенном.
Ван Би свидетельствовал о мудрости невыразимой, от небытия пришедшей, как об исключительно внутреннем качестве. Он считал, что истинный человек должен воплощать мудрость внутри и благопристойность снаружи, при этом внутренняя мудрость соотносилась с Лао-цзы, а внешняя благопристойность — с Конфуцием. Таким образом Ван Би пытался соединить два учения внутри единого мистического пространства.
Но современники Ван Би не оценили его усилий по объединению двух учений. Он оказался объектом критики как со стороны конфуцианцев, так и даосских фундаменталистов. Одни были недовольны тем, что он комментировал даосскую концепцию, используя И цзин; другие не могли смириться с тем, что Ван Би интерпретировал Конфуция с позиций Лао-цзы. Даосские экзархи, напротив, критиковали его за то, что в качестве высшего идеала традиции он выдвигал именно Конфуция, лишь его именуя истинным мудрецом.
Вероятно, молодость Ван Би нередко смущала степенных китайских мужей, привыкших к тому, что лишь убелённый сединами человек имеет право на то, чтобы глаголить истину. Однако даже консервативное сознание чиновников было поражено талантом и мистическими откровениями Ван Би. Хроники Троецарствия. Книга царства Вэй рассказывают нам о такой истории. Как-то Хэ Янь (190–249гг.), главный секретарь Управления гражданскими делами, послушал молодого Ван Би и в восхищении воскликнул: Чжун Ни (Конфуций) называл младшие поколения внушающими страх. Но разве передо мной не тот человек, с которым можно рассуждать о взаимоотношениях Неба и человека?!
Мы не знаем подробностей жизни этого человека — пребывание его на земле было столь коротким и стремительным, что его образ даже не успел превратиться в миф.
По разрозненным историям можно догадаться, что в конце жизни Ван Би посещали удивительные видения. По его словам, с ним беседовали потаённо-утончённые божества и сокровенные духи, и, вероятно, это сильно тяготило его. Силой своего сознания, мощным волевым импульсом и рядом магических приёмов вступив во влекущий и страшно опасный мир духов, он оказался пленённым ими. Незадолго до своей смерти в 249г. он внезапно и непонятно для многих покидает двор правителя и оставляет успешную карьеру чиновника, стремясь найти успокоение в тиши уединённых беседок высоко в горах. Но, вероятно, было уже поздно — двадцатитрёхлетний мистик и учёный умирает.
Люди, которые при жизни беседовали с ним, например, уже известный нам Хэ Янь, и многие другие, даже после смерти Ван Би остались под впечатлением того магического образа, который он воплощал. Школа Учения о сокровенном стала быстро развиваться.
Широко распространилась практика чистых бесед (цинтань), воплотившая в себе лёгкую эстетику и магию культуры того времени. Это чистые беседы — беседы как бы ни о чём, без темы, без видимого смысла, но одновременно преисполненные метафизики того, что стоит за словом просветлённого человека. Это был особый тип передачи знания об истинном, исчерпание глубин смыслов, взаимообучение через непринуждённую лёгкость разговора.
Назывались они иногда сокровенными беседами (сюаньтань) или беседами о сокровенном (таньсюань). Два собеседника, обычно весьма образованные люди, садились за простой столик на горной террасе, откуда открывался восхитительный вид на потоки вод и могучее молчание гор, или в уединённой беседке в тиши леса и предавались чистой беседе. Обсуждались лишь вещи отдалённые, и очень часто темой бесед становились Книга перемен, Лао-цзы либо Чжуан-цзы. В неторопливой беседе велись речи о смысле пустотного и бесконечного, о взаимоотношениях сущности и функции, корней и ветвей, бытия и небытия, природных свойств и судьбы человека — фактически всего того, о чём пишет в своих комментариях Ван Би. Вполне вероятно, что его текст и родился из таких чистых бесед.
Но чистая беседа, смысл которой состоял, конечно же, не в бессмысленных философствованиях, но в очищении разума, заканчивалась весьма неожиданно — собеседники замолкали. Но сама беседа продолжалась — вне слов, как диалог душ, как вечное духовное соприкосновение. Слова открывались в небытие, и истина открывалась человеку.
Традиция чистых бесед, у истоков которой стояли Ван Би, Хэ Янь, Ся Хоусюань и другие мистики, истощилась уже в IV–V вв., когда ей на смену пришли буддийские проповеди. Канона чистых бесед не существовало, всё зависело от напряжения и чистоты душ собеседников, их умения проникать в истинные смыслы древних изречений, и, вероятно, китайская культура не могла позволить столь долгого перегрева душ.
Источником своего вдохновения и в то же время мистического опыта последователи сюаньсюэ считали три основных труда: И цзин, Лао-цзы и Чжуан-цзы, или три сокровенных. А ключевой фразой всего учения стала сентенция из первого параграфа Дао дэ цзина: Сокровенное и ещё раз сокровенное — врата ко множеству потаённого.
Эти люди, казалось, хотели воплотить древний идеал просвещённых служивых мужей, не случайно их именовали известнейшими мужами (минши). Одним из их устремлений, которое наиболее ярко выразил Ван Би, было примирить даосизм с морально-этическими нормами конфуцианства в лоне сокровенной глубины вещей, или, как они говорили сами, ввести даосизм в конфуцианство.
Они учились ценить небытие и познавать истинную сущность вещей (доподлинные имена), корень которых также заключён в абсолютной Пустоте. Для них воистину существовало лишь то, что отделено, затеряно в беспредельной Пустоте, где нет сущностей — вещей и имён и где царит абсолютная Благость — Дэ.
В строгом смысле, мы не можем назвать текст Ван Би комментарием, хотя именно так называет его китайская традиция. Мысль Ван Би как бы отталкивается от текста Дао дэ цзина, порой от одного слова и даже от одного из обертонов этого слова и убегает в непроглядную даль мистического. Например, комментарий к 36 представляет собой абсолютно самостоятельный трактат о том, каким образом проявляется Благость в человеке и мире. Так же как и последнее, примечание к 25 превращается в отдельное, практически не привязанное к тексту Дао дэ цзина небольшое философское эссе.
Мистическое сознание Ван Би на первое место ставит не понятие Дао, которое настолько отстранено и непостижимо, что даже не обладает именем, а категории бытия и небытия. Небытие для него прямой синоним Дао, причём это не просто отвлечённое понятие из области софистики, но непосредственное переживание изначальной пустоты, откуда исходят все вещи. Небытие (ую)— это основа, первосмысл мира, а бытие или наличие (ю)— это функция, проявление или как бы использование этой основы. Но вот парадокс учения Ван Би — нет никакой разницы между ними, ибо основа и её функции не двойственны. А это значит, мистерия мира разворачивается не где-то отдельно, не во внутреннем пространстве бытия, недоступном для нас, но непосредственно здесь, ежемгновенно. И китайский художник, изображая на шелку потоки вод и мрачную мощь гор, одновременно пишет и небытие, которое лежит за этим декором мира. Ван Би лишает нашу действительность двойственности и раскола, здесь символ равен самой реальности и мистическое всегда открывается в повседневность.
Поэтому и сам образ мудреца у Ван Би лишён позы, переживания торжественности момента своей мудрости. Ведь мудрец в своём поведении един со своим внутренним развитием, и у него нет необходимости дополнительно подчёркивать своё величие. Как-то Хэ Янь заметил, что мудрец не имеет ни радости, ни горя, ни восхищений, ни сожалений. Но Ван Би возразил ему: Мудрец полнится среди людей своим просветлённым духом, и он тождественен с пятью чувствами людей. Он полнится своим просветлённым духом, поэтому может опустошить своё тело и проникнуть в небытие. Он тождественен с пятью чувствами и поэтому не может, откликаясь на вещи, пребывать вне горестей и радостей. Таким образом, мудрец вечно пребывает среди людей, событийствуя с ними во всех мелочах жизни. Единственная разница в том, что мудрец откликается на вещи, но не устаёт от них [54, 152].
Ван Би вводит несколько новых определений Дао, скрывая их новизну за комментарием. Прежде все го он называет его невещественным, вневещным или внефеноменологическим (уу), а также безначальным (ую) (25), подчёркивая его полную небытийность, недоступность для сознания
Небытие для Ван Би является корнемj основой (бэнь) или телом, сущностью (ти), в то время как весь другой мир — мир бытия — это его функция (юн) проявления, то есть в любом случае нечто вторичное по отношению к глобальному всеотсутствию. Всеотсутствие едино, в то время как мир множественен, расчленён, полон многообразных проявлений и вещей.
Во главу своего учения Ван Би ставит понятие небытия, глобального всеотсутствия (у). Для него это небытие — абсолютная реальность не только сознания, но и космоса. Он пишет: Хотя Небо и Земля велики, богаты десятью тысячами вещами, хотя здесь грохочут громы и завывают ветры и всё это находится в постоянном круговороте, трансформациях и бесчисленных изменениях, тем не менее его основой является высшее небытие (отсутствие).
Но само небытие не дано непосредственно, оно сокрыто, извечно запрятано в мире форм. Мистерия Учения о сокровенном заключена в том, что суть миропроявления не исчерпывается рождением всех форм из мира небытия, как из лона матери. Взаимоотношения мира бытия и небытия более сложны. Прежде всего, они взаимопроницаемы, вечно преходящи, мерцающи и непостоянны. Истинное слово рождается лишь в молчании, в бессловесном глаголе волевого импульса мудреца. Само по себе наличие и многообразие указывают на высшую реальность, которая стоит за всем этим,— реальность безналичную и абсолютно единую. Чтобы обрести эту реальность, считает Ван Би, надо забыть и о словах, и о формах — об именах и названиях. Не преодолеть, не отбросить, но ненасильственно забыть — ведь истинное речение звучит лишь тогда, когда слова забыты и наступает молчаливое взаимопроникновение душ собеседников.
В этом мире потаённого, вечно сокрытого небытия воистину присутствует лишь воля, глобальный волевой импульс (и). В этом мире он реализуется в виде слова или речения (янь). Но последнего явно недостаточно, чтобы описать само небытие, ибо каждое слово принадлежит к миру посюстороннему, нашему, приземлённому. Оно даже приблизиться не может к высшей реальности и лишь уводит сознание в мир конкретных понятий, вещей, расчленённости. Это проявляется и в других бинарных оппозициях, например, небытие сопоставляется с покоем и постоянством — основными признаками Дао, а бытие — с бесконечным движением и изменениями.
Мир в представлении сюаньсюэ непостоянен, или, как говорит о нём Лао-цзы, быстротечен! Дословно быстротечное (ши) означает умирающее, и это слово лучше всего передаёт вечно исчезающий, бесконечно уходящий характер Дао. Это же подчёркивает и комментарий Ван Би — относительность величия Дао, которое на самом деле приходит к нам лишь как умирающее, разделяющееся, но отнюдь не единое. Мы постигаем зачастую его следы, его прах, но не его сущность и не великое целостное тело.
Комментарии Ван Би позволяют восстановить изначальный смысл многих фраз Дао дэ цзина, которые позже трактовались уже под воздействием более поздней традиции учения о бессмертии. Приведём лишь один пример, принципиально важный для понимания сути учения ранних лаоистов. Речь идёт о последних строках 15, вызывающих немалые проблемы при переводе:

Тот, кто сберегает Дао и не стремится к избытку.
Лишь потому, что он не стремится к избытку,
он способен сокрыться, не воплощаясь вновь.

Другой перевод этого фрагмента: Он способен сгинуть, не истощаясь (не испытывая необходимости дополняться). Эта фраза вызывала недоумения и затруднения у многих комментаторов и переводчиков. Действительно, разве мудрец, равный Дао, может сгинуть и больше не родиться, не вернуться в этот мир? Разве не про него сказано, что он действует не истощаясь, что в нём нет места смерти (50)? Может быть, перед нами просто описка древнего переписчика?
На западные языки эту фразу переводили, трактуя её через классическое понимание даосизма, где всегда утверждался приоритет бессмертия: Он способен постареть и воплотиться вновь или Способен умереть и возродиться.
Но мы отделены от древнего автора не только временной дистанцией более чем в две тысячи лет, но и колоссальной дистанцией культуры, ставящей непреодолимую границу между миром обыденным и мистериальным, между путём Неба и путём человека. Наше понимание далеко от Знания, даваемого в мистической традиции Лао-цзы.
И здесь комментарии Ван Би оказывают нам неоценимую помощь, да и не только комментарии — даже сам список трактата, составленный Ван Би. Порой мы встречаем в нём те иероглифы, которых нет в других вариантах. Примечательно, что в тексте Ван Би особенно подчёркивается отсутствие необходимости нового рождения,— в нём присутствует иероглиф син — новый, обновлённый, в то время как в ряде других версий этого иероглифа нет. Иероглиф би (состариться, сгинуть) Ван Би трактует как сокрыться, уйти в тень, покрыться, таким образом подчёркивая, что речь идёт не столько о смерти мудреца, сколько о его уходе из мира видимого, мира вещей, мира бытия, в то время как в метафизической реальности он продолжает жить.

Сокровенное Единение и медитативный текст

Дао дэ цзин заставляет нас подумать о немыслимом, произнести слова о невозможном, о том, что обыденное сознание просто не может допустить. Достаточно вспомнить о самоопустошающейся пустоте, высшей белизне, которая кажется покрытой пятнами, наличии и отсутствии, которые порождают друг друга. А даос XIIIв., принадлежащий к школе алхимиков на горе Маошань, Ду Даоцзэ, один из комментаторов Дао дэ цзина, вообще называл трактат каноном о трансформациях вселенских изменений — предельная степень делогизации сознания.
Дао дэ цзин бесконечно многомерен и, безусловно, его фразы не имеют какой-то одной-единственной верной трактовки. Кто-то верно заметил, что
сколько читателей у Дао дэ цзина, столько и трактовок. При этом нам придётся допустить, что, может быть, изначальный смысл древнего текста, за исключением каких-то наиболее очевидных отрывков, нам уже не доступен.
Дао дэ цзин — это ворота в иную реальность.
Уже упоминалось, что необычный характер Дао дэ цзина породил и немало версий о его происхождении. Сторонники одной утверждали, что он действительно либо создан Лао-цзы, либо ученики после ухода учителя записали его высказывания. Другая, полярно противоположная версия гласит, что Лаоцзы не только не имел ни малейшего отношения к Дао дэ цзину, но сам трактат представляет собой компиляцию высказываний представителей различных философских течений, причём живших, вероятно, в различное время и незнакомых друг с другом.
Сторонники последней версии приводят в доказательство многочисленные повторы и не связанные между собой пассажи внутри одного параграфа. Даже неискушённому читателю это несложно заметить, например в 5, где речь сначала идёт о негуманности Неба и Земли, затем мысль внезапно перескакивает на сравнение пространства между Небом и Землёй с кузнечными мехами и, наконец, говорится о вреде слов. Явно, что для составителей связкой между первой и второй частью послужили ключевые слова Небо и Земля, а последний пассаж прибавлен для ритма. Видимо, перепутаны пассажи в 64, переставлены местами в 31 (есть версия, что данный параграф вообще не принадлежит Дао дэ цзину, а является лишь комментарием к предыдущему параграфу). Многие места повторяются в прямом цитировании дважды, а то и трижды. Возможно, всё это говорит о том, что, во-первых, текст перепутан (он писался на бамбуковых дощечках, которые могли рассыпаться), а, во-вторых, составлялся разными авторами, причём не очень внимательно, раз образовались повторы. Но когда эта форма Дао дэ цзина стала канонической, что-либо исправлять было поздно — нельзя нарушать целостность священного текста.
Но возможно и другое. Разве способен человек в своей речи избежать смысловых повторов? Скорее наоборот, искусный оратор стремится к ним, дабы слушатели лучше запомнили его мысль, уловили её суть. Повторы приводят к тому, что создаётся ощущение присутствия реального собеседника, чья речь внешне аморфна, но подчинена внутренней логике, которая, следуя даосской теории, оборачивается антилогикой. Его речь сбивчива, прерывиста, в ней много восклицаний и риторических вопросов. Иногда сквозит восхищение (25), сомнение (10, 13), насмешка, лёгкое порицание (1),— но всё это в каком-то игровом, поверхностном виде, словно намёк на то, что истинность учения стоит за этими внешними формами и противоположна тому, что выражают слова. И вдруг за этими показными чувствами проступает покой истинного слова, а разрывный текст приобретает внутреннее единство. Это равносильно тому, что Дао проявляется лишь в мозаичном разнообразии и непохожести мира, который обретает единство, восходя к своей доформной стадии.
Мастерское построение текста тем не менее не исключает его более поздних доработок. В основу Дао дэ цзина были положены какие-то не дошедшие до нас трактаты, например, некие Незыблимые суждения (Цзянь янь), что следует из 41. Сейчас известно несколько списков Дао дэ цзина, классическими считаются версии Ван Би и вариант, обнаруженный во время раскопок скальных пещер Маваньдуя, недалеко от древней китайской столицы Сиани.
Споры об авторстве могли бы длиться бесконечно, ибо никаких надёжных доказательств бытующим версиям долгое время не находилось. Напомним, что самым древним текстом Дао дэ цзина, известным вплоть до 70-х гг. нашего века, был список, составленный Ван Би более чем через полтысячелетия после предполагаемой даты создания трактата. Да и таким ли был знаменитый мистический текст в момент его написания? Может быть, он оказался целиком переписанным, а то и подделанным? Какой текст держали перед собой великие мистики конца первого тысячелетия до нашей эры?
Казалось, на эти вопросы ответа так никогда и не будет. Но вот в декабре 1973г. происходит событие, коренным образом изменившее и более того — давшее абсолютно иное направление осмыслению всей древней китайской истории духовной мысли. Археологи уже несколько лет вели малопродуктивные раскопки старых гробниц эпохи Хань в Маваньдуе, недалеко от того места, где сегодня стоит город Чанша, а раньше располагалось царство Чу. Но вот исследователи добрались до гробницы сына Ли Цана — премьер-министра Чанша, и их глазам неожиданно открылась богатейшая коллекция: 300 лакированных, около ста деревянных фигурок, бамбуковые сосуды для пищи, картины на шёлке. Большинство этих находок датировалось IIв. до н.э. Но самое главное — среди этих работ было несколько диаграмм, надписей на шёлке, содержащих в совокупности более 120 тысяч иероглифов. Здесь были древнейшие сведения об астрологии, учении инь-ян, ранней алхимии и медитации, по оккультным наукам и медицине. Каково же было удивление исследователей, когда многие разрозненные тексты оказались древнейшими списками Дао дэ цзина, правда, без всякого названия! Более того, были найдены целых две версии трактата Лао-цзы, которые так и стали называть — Лao-цзы А и Лао-цзы Б или Бошу (Шёлковые книги) А и Б.
Итак, оказывается, по крайней мере во IIв. до н.э., Дао дэ цзин не только существовал, но и был известен власть предержащим, хранящим целых два списка этого трактата у себя в покоях. Маваньдуйские версии несколько отличались от классического, хотя и более позднего, Дао дэ цзина прежде всего нумерацией параграфов и, кроме того, по некоторым строчкам. И всё же эти различия не меняли коренным образом сути трактата, а значит, китайская традиция бережно донесла его до нашего времени, хотя, может быть, не до конца осознавая ту глубинную мудрость, которая была заложена в этих строках.
Отношение к самой структуре Дао дэ цзина у исследователей крайне неоднородно. Одни считали его абсолютно целостным текстом, написанным либо одним человеком, либо представителями одной школы. Другие напрочь отказывали трактату в единстве, считая его либо собранием высказываний различных школ, либо вообще компиляцией отдельных фраз по поводу.
Безусловно, текст создавался не одним человеком (это не мешает утверждать, что фразы были подобраны и записаны одной конкретной личностью) и, вероятно, не внутри одной чётко очерченной школы. В нём несколько явных слоёв, которые позволяют нам видеть, откуда пришла сама мудрость Дао дэ цзина.
Первый, самый ранний слой — это народные поговорки, крылатые выражения, поверья. Это также могли быть отрывки и из народных песен и речитативов, типа тех, что вошли в древнейший канон песен Шицзин (Книга песен). Но Дао дэ цзин пошёл значительно дальше, чем Шицзин, и дал совсем иное направление осмыслению этих речитативов, как бы показав ту внутреннюю высшую реальность, что стоит за обыденной жизнью каждого человека. Этот слой текста (назовём его фольклорным) зачастую служит отправной точкой для чисто философских рассуждений и идёт обычно в начале параграфа.
Другой слой трактата явно принадлежит творчеству ши, которые стремились подверстать к мудрости ранних мистиков конкретику своего времени. Речь идёт о ведении войн, о жизни народа, об идеальном государстве. Большинство из таких параграфов стоят в конце трактата. Тем не менее неверно считать, что когда-то этот слой практических высказываний отсутствовал, а трактат был короче. Повидимому, весь текст записывался одновременно как компендиум. Практические высказывания либо приписывались в конце, либо вписывались в текст центральных частей трактата и обретали гармоничное единство с ним.
Таким образом, по всей видимости, трактат был записан именно образованными ши, но его концепция была создана задолго до этого.
В основе Дао дэ цзина, вероятно, лежат устные высказывания древних мистиков, бережно записываемых ши в виде разрозненных кусков,— аграфы. Затем аграфа комментировалась, шлифовался её язык — так рождался целостный трактат.
Я сильно погрешил бы против истины, сказав, что аграфа была составлена из высказываний мудрецов и философов разных школ. Как таковых школ с целостной доктриной, ещё не существовало. В отношении мистического вообще невозможно представить непротиворечивую доктрину или теорию, оно стоит вне законов формальной логики. Аграфа была составлена из высказываний разных людей, своеобразных пророков, которым эзотерическая традиция приписала статус мудрецов.
Существует предположение, что ставший классическим. вариант Ван Би как бы вырос из маваньдуйских версий. Под рукой комментаторов и неизвестных нам переписчиков он трансформировался, ряд иероглифов выпадал, ряд фраз добавлялся или пояснялся, и так постепенно родился текст Ван Би. Такое предположение о формировании классического списка вполне допустимо, но далеко не однозначно. Выскажем другое предположение.
В основе как маваньдуйских вариантов, так и варианта Ван Би лежала одна аграфа. То есть не вариант Ван Би вырос из книг Бошу, но они вместе и самостоятельно черпали свои знания из одного источника. Сам по себе этот источник уже не представлял собой неупорядоченную аграфу, но текст с краткими комментариями. Тот, кто составлял комментарий (предположим Лао-цзы), и его последователи чётко разделяли текст на исходник, несущий в себе эзотерическую мудрость, и толкования к нему. Толкования приближали эзотерический план к экзотерическому, дела древности — к конкретике современного дня. Но уже ни Ван Би, ни составители Бошу не сознавали, или лишь смутно догадывались, что располагают уже комментированным текстом, причём комментированным в рамках эзотерической традиции. Ван Би же давал не столько эзотерические толкования, сколько экзотерические разъяснения. Не случайно он пытается разъяснить смысл тех или иных иероглифов, которые в его эпоху уже могли не пониматься.
В отличие от Ван Би предшествующий комментарий не толковал текст или куски из него, но как бы разворачивал его, продолжал мысль, не разъясняя отдельных фраз.
Явным примером этого может служить 13. Он начинается с древнейшего высказывания, вероятно из аграфы: Слава и позор подобны страху. Причём язык этой фразы настолько архаичен, что многие комментаторы открыто и безо всякого стыда признавали своё бессилие справиться с её первоначальным смыслом. Далее текст Дао дэ цзина напрямую комментирует первую сентенцию совсем другим языком. А Ван Би составил в свою очередь ещё один комментарий на уже комментированный текст.
Формирование канонического текста Дао дэ цзина началось, как нам уже известно, приблизительно в середине IIIв. до н.э., и почти двести лет он находился в текучей, пластичной форме. Это можно видеть по цитатам из Дао дэ цзина в других трактатах. Если в трактате Хуайнань-цзы (Мудрецы с горы Хуайнань)— известном даосском произведении, составленном около 140г. до н э., цитаты из Дао дэ цзина практически идентичны настоящему варианту, то в произведении представителя школы легистов, или законников, Хань Фэй-цзы (ум. в 233г. до н.э.) цитаты значительно отличаются. Можно встретить немало разночтений и в цитатах в Чжуан-цзы, хотя они без труда узнаются. Итак, постепенно текст стандартизировался, существовали даже особые книжники — боши, занимавшиеся компиляцией произведений и следившие за их формой. Вероятно, они и закончили составление канонического варианта Дао дэ цзина.
Ну а зачем следовало вообще записывать те мысли, которые считались, и не без основания, тайным знанием, не передаваемым вовне? Многие произведения составлялись как советы правителю или как поучительные истории из жизни мудрецов в качестве примеров для подражания. Но Дао дэ цзин не несёт дидактического оттенка, это прежде всего трактат мистических откровений.
Эпоха Борющихся царств становится временем не только окончательного формирования важнейших философских школ, но и написания базовых трактатов их представителями. Более того, сама школа начинает позже восприниматься как некая сообщность людей, собравшихся вокруг обсуждения, комментирования и следования высказываниям определённого канонического текста. Эту особенность заметил уже упоминавшийся нами католик Маттео Риччи: Здесь, в Китае… изучение литературы развито до такой степени, что найдётся немного людей, которые бы не интересовались этим в той или иной степени. Глядя на китайцев, становится абсолютно ясно, что все религиозные течения распространялись, а религиозные доктрины внушались больше письменными трудами, нежели устным словом [59, 446]. Обратим внимание на эту последнюю особенность.
В китайской традиции важен не просто сам письменный труд, но тот могучий импульс к духовному развитию, который в нём заложен. Проще говоря: важнее не что написано, но кто это писал, насколько он сам был погружён в то учение, которое проповедовал. В Китае написаны горы философской литературы, а собрание даосских произведений Дао цзан насчитывает более тысячи трактатов. Но важнейшие тексты можно пересчитать по пальцам. Вероятно, в них-то и был заложен тот импульс, благодаря которому стало возможным формирование философской школы лаоистов, духовное влияние которой сохранялось тысячелетиями.
Духовный импульс воспринимался рядом наиболее чувствительных людей. Их могло быть несколько сотен или несколько десятков, но лишь единицы умели формулировать те неясные, неопределённые мысли, которые рождались в их сознании. Это было чрезвычайно трудно, но ещё болезненнее было не выражать их. В этом случае могла возникать особая защитная реакция психики, выражавшаяся, например, в логизации, софистике или аллегорической форме забавных похождений мудрецов. Именно на этой волне возникают конфуцианская, легистская, моистская традиции, школа номиналистов и другие. Но ряд людей всё же сумели в форме парадоксальных высказываний выразить то мистическое начало, с которым соприкоснулись, дав ему название Дао (это слово, правда, существовало и раньше), хотя понимали относительность различных названий для него. Постепенно была найдена оптимальная форма словесно-внесловесной передачи смысла Дао, которая и была зафиксирована в Дао дэ цзине. Как набор высказываний она, конечно же, случайна, но переспрашивать у просветлённых людей было невозможно да и бессмысленно: они говорили то, что ощущали. Но в то же время существует внутреннее единство трактата, каждое высказывание, каждый иероглиф которого обыгрывают идею саморазвёртывания Дао в мире и его постижение мудрецом. Вероятно, так была найдена единственно возможная в данном случае форма передачи учения. Импульс ослабевал, и трактат являлся оптимальным вариантом. ретрансляции духа просветлённых людей, которые оказались сведены в образ Лао-цзы. В дальнейшем многие даосские трактаты с успехом повторяли форму Дао дэ цзина, но чем дальше по времени они отстояли от первотолчка, тем меньше чувствовали и тем меньше могли сами передать. Так даосизм превратился в рационалистическое и прагматическое учение о бессмертии, а не о слиянии с Дао.
И здесь мы можем вновь вернуться к вопросу о том, когда был создан Дао дэ цзин.
Строго говоря, мы должны различать время создания текста и время его записи в виде трактата. Весьма сложно указать сравнительно точную дату, когда сформировалась теория, изложенная в Дао дэ цзине, а вот время её письменной фиксации мы постараемся вычислить, так сказать, методом относительного анализа. Для этого следует посмотреть, упоминается ли Дао дэ цзин, а точнее, цитаты из него в других трудах, относящихся приблизительно к тому же периоду и, наоборот, апеллирует ли Дао дэ цзин к уже известным нам трудам.
При анализе Бесед и суждений Конфуция нас постигнет разочарование: великий учитель не упоминает название ни Дао дэ цзин, ни Лао-цзы. В противоположность этому, Дао дэ цзин наполнен явной полемикой с конфуцианцами, например, осуждает слепое понимание гуманности и справедливости, утверждая, что Небо не гуманно (5). Ряд исследователей указывали, что отношение к духам в 60 Дао дэ цзина — это явный выпад против моистов, которые отводили общению с духами важнейшее место в своей практике. Дао дэ цзин же подчинил духов более высокому началу, а следовательно, показал тщетность поклонения более низкому в ущерб высшему началу Дао. Монеты, равно как и конфуцианцы, считали обучение, получение знаний важнейшей частью жизни человека, путём его самовоспитания как благородного мужа. Мо-цзы призывал полниться учением. Дао дэ цзин же потребовал устранить учения, отвергнуть мудрость (19). Всего можно указать несколько десятков таких очевидных полемических моментов, причём составитель Дао дэ цзина, зачастую специально отталкиваясь от чисто конфуцианского утверждения, убедительно показывал его ущербность, демонстрируя блестящее мастерство полемиста.
Ряд исследователей также указывали, что, например, концепция Дао в Дао дэ цзине, по сути, представляет собой не что иное, как соединение понятий Пути Неба Конфуция и Воли Неба Мо-цзы [42, 20–21].
Не значит ли всё это, что Дао дэ цзин был написан позже Бесед и суждений и Мо-цзы? На первый взгляд кажется, что это именно так. Но древние тексты преподносят нам новую загадку.
Несомненно, Мо-цзы (475–395гг.) был знаком с трактатом, причём не с ранними логиями мудрецов, лёгшими в основу Дао дэ цзина, а с каким-то целостным текстом, который он так и называет: Лао-цзы. Мо-цзы обильно цитирует его, ничуть не смущаясь, что текст принадлежит как бы чуждой школе. Скорее всего, Дао дэ цзин в ту эпоху воспринимался как речения мудрецов, несущие универсальное знание. Думается, что в современном виде он ещё не существовал и, возможно, не содержал наиболее полемических моментов, направленных, например, против конфуцианских понятий.
Мо-цзы, ссылаясь на Лао-цзы, цитирует многие фразы из Дао дэ цзина, а зачастую предваряет их выражением поэтому говорят…, что вообще характерно для цитирования весьма уважаемых трудов, к которым апеллируют как к высшему авторитету. В частности, в Мо-цзы мы встречаем такие пассажи: Рыба не может покинуть глубину. Равно и государству нельзя показывать инструменты управления народу (36), Великое мастерство кажется грубым (45), Следуя Дао, день ото дня теряют. Теряя и вновь теряя, достигают недеяния. В недеянии нет того, что не вершилось бы само собой (48), Поэтому, тому, кто ценит Поднебесную больше, чем себя, может быть доверена Поднебесная. Тот, кто любит Поднебесную больше, чем себя, встретит поддержку Поднебесной (13), Мудрец не накопительствует. Но чем больше он делает для других, тем больше прибавляется ему (81). Таких прямых цитирований в Мо-цзы мы встретим больше десятка.
Итак, мы имеем две, на первый взгляд, противоречивые концепции. Первая утверждает, что Дао дэ цзин был написан позже трудов Конфуция и Мо-цзы, и не случайно он так активно полемизирует с их философскими взглядами. Другая пытается доказать, что, наоборот, ибо, по крайней мере, Мо-цзы был хорошо знаком с текстом Дао дэ цзина.
Противоречие здесь видимое. Оно существует лишь постольку, поскольку мы считаем, что Дао дэ цзин возник сразу как целостный текст и именно в той композиции, как мы знаем его сегодня. Но если принять наше предположение, что ещё до создания Дао дэ цзина по Китаю ходили какие-то записи, аграфа, где были изложены взгляды лаоистов, а точнее, тех мистиков, учение которых и легло в основу лаоизма,— то, вероятно, именно этой аграфой и пользовался Мо-цзы. Тогда Дао дэ цзин мог быть действительно написан позлее, причём сам Лао-цзы никакого отношения к факту записи текста уже не имел. Взгляды лаоистов, как и сам их круг, в который мог входить Лао-цзы, сформировались в конце эпохи Чуньцю — Вёсен и Осеней (770–476гг.), а текст был записан в период Чжаньго — в эпоху Борющихся царств (475–221гг.). Ряд исследователей склонны даже указывать более точно: именно в центральный период эпохи Борющихся царств, то есть приблизительно в IVв. до н.э. [46, 41]. В конце этой эпохи упоминания о тексте Лао-цзы встречаются уже в разных философских произведениях, то есть о трактате уже широко знали.
А мог ли текст быть записан раньше, скажем, в эпоху Вёсен и Осеней? Скорее всего, нет. Во всяком случае, этому противоречат некоторые названия должностей, встречающиеся в тексте, например правитель десяти тысяч колесниц и некоторые другие.
Справедливости ради упомянем ещё одну датировку текста. Существует ещё один небезынтересный способ того, как приблизительно узнать о времени создания произведения, на который указали китайские исследователи. Дело в том, что практически на все известные древние тексты были составлены комментарии, которые уже, в свою очередь, превратились вскоре в самостоятельные философские произведения. Было замечено, что между написанием текста и составлением комментария к нему должен пройти определённый срок, дабы трактат обрёл статус древности, а следовательно, и истинности. Этот период в среднем может равняться двумстам годам.
Первые своеобразные комментарии на Дао дэ цзин мы встречаем у мудреца Хань Фэй-цзы (280233гг.) в главах Толкуя Лао-цзы (Цзяо Лао) и Говорю о Лао-цзы (Юй Лао). А это значит, что Дао дэ цзин, следуя этой теории, мог быть создан уже, по крайней мере, в Vв. до н.э. [47, 89]. Правда, подобный способ датировки не может отличить время начала формирования несвязных отрывков из высказываний древних мудрецов от момента окончательного создания целостного текста.
Структура Дао дэ цзина абсолютным образом нацелена на свою главную цель — пробуждение внутренних духовных токов в человеке через восприятие мистического опыта, озарения. Будучи внешне разрывным, противоречиво-несвязным, текст сильнее воздействует на сознание, чем сочинения Конфуция, хотя последние, несомненно, понимаются быстрее. Очевидно, что большинство текстов, приписываемых великим учителям, писались не ими, а их учениками. Родилась и характерная форма для этого: фразы начинались с зачинов типа Мудрец сказал… или строились в виде ответов на вопросы учеников. Существовали и высказывания Конфуция и Мэн-цзы по поводу, произнесённые в какойнибудь экстремальной ситуации, например при пожаре конюшни. Ряд произведений составлялись по принципу аналогии, в частности, в Луньюе Конфуция можно встретить разделы, касающиеся сыновней почтительности, гуманности, общины. Именно здесь лежал исток китайских энциклопедий (лэйшу), которые до сих пор составляются по любому поводу.
Дао дэ цзин же составлен без видимого единства темы. Хотя книга разделена на две части — Канон Пути и Канон Благости, это разделение является весьма искусственным. В его основе лежит довольно забавный принцип: первый иероглиф 1-20 параграфа — это Дао, а первый значимый иероглиф 3-го параграфа, с которого начинается вторая часть,— Дэ.
Афоризмы Дао дэ цзина предлагают нам не теорию, не закон жизни, а его иллюстрации. Трактат говорит не столько о Дао, сколько о его проявлении — о природной и животворящей Силе — Дэ. Такой стиль изложения оказывается единственно возможным, ибо Дао описать нельзя, можно лишь полунамеком, нехитрой и ненавязчивой картинкой указать то место, где его точно нет.
Отсюда и характерное построение многих пассажей. Повидимому, составитель трактата в качестве первых строк некоторых параграфов берёт отрывки из других произведений, в том числе и противоположных по своей теории школ, из народных поговорок, высказываний мистиков, и даже цитирует философов тех школ, с которыми явно полемизировали лаоисты, например конфуцианцев.
В Дао дэ цзине практически нет притч, хотя много сравнений, носящих исключительно сокровенный, загадочный смысл,— сокровенная самка, всераскинутость долины, сокровенный сосуд. Здесь ничего не надо доказывать или объяснять, ссылаясь на прецеденты в прошлом, что делал обычно Конфуций,— идёт непосредственное проникновение в суть происходящего.
Есть и другой мастерский приём трактата — личное присутствие автора, который без всяких китайских самоуничижений говорит о себе я, и таким образом рассказ ведётся от первого лица. Создаётся впечатление, что учитель объясняет ученику, или, правильнее говоря, не столько объясняет словами, сколько передаёт благодаря личностному воздействию. Этот учитель — безусловно, просветлённый мудрец. Когда он говорит о себе, он использует всё тот же приём самосокрытия, приводя именно себя, а не других, в качестве иллюстрации для объяснений. Мудрец, стоящий перед нами, оказывается, как и Дао, противоположным вещам и развивающимся вспять: Все люди радостны, будто захвачены праздником императорского угощения или прогулкой по весенним террасам. Лишь я один безразличен и не подаю знаков, будто младенец, который ещё не научился улыбаться (как тут не вспомнить имя Лаоцзы — Старый ребёнок!— Прим. Л.М.) утомлённый, будто странник, не имеющий дома, куда бы мог возвратиться… У меня сердце невежды — столь замутнено! (20). Автор называет себя замутнённым и одновременно сравнивает своё сознание с безграничностью моря. Он одновременно погружён во тьму и неудержим, будто яростный ветер. В конце концов, он понимает, что отличается от других, но лишь в одном: он ценит Матерь Благости, то есть Дао, а это переводит его в качественно иной (не значит — лучший или худший) разряд людей. Их обычно называют не от мира сего, хотя такие мудрецы лучше всех понимают суть мира и его космическое предназначение. Просто состояние изменённого сознания внешне может проявляться одинаково и у просветлённого мудреца, и у сумасшедшего — не случайно Лао-цзы сравнивает себя с безумцем.
Действительно, разве не хотелось бы нам хоть раз вступить в беседу с таким удивительным человеком?
Здесь срабатывает обратный механизм. Сначала рассказы об удивительном человеке Лао-цзы повышали ценность трактата, а после его изучения возникает желание повстречаться с тем, кто сумел прочувствовать всё, что написано. Для даосов не было ничего невозможного — они практиковали встречу духа или соположение духовных импульсов — шэньхуй (мы бы назвали её астральной встречей) и могли, таким образом, ступать в след тени мудрецов, полагая, что весь мир не более чем след прошедшего здесь когда-то просветлённого человека. Этим он и ценен.
Ещё одиним приёмом воздействия текста на человека является его ритмизированный строй. Весь Дао дэ цзин состоит из неравномерных ритмизированных, а иногда и рифмованных пассажей, которые изредка прерываются кусками прозы — вероятно, более поздними привнесениями. Такой медитативный текст мог читаться нараспев. Даосские школы вообще предпочитали рецитировать (повторять вслух) свои сакральные тексты, не случайно они назывались у них гэ (песнями) или цзюэ (речетативами). В ряде случаев это снимало проблему понимания текста, который мог быть доступен лишь даосам высшей степени совершенства,— тексту находили практическое применение — рецитирование, а о его смысле можно было уже не думать. Учителянаставники сами объясняли всё, что необходимо ученику-даосу на данном этапе обучения.
Кстати, именно непривычная рифма Дао дэ цзина стала одним из веских свидетельств в пользу того, что текст создан разными людьми. Японский учёный Буно Исюн в своей работе О происхождении Лао-цзы обратил внимание на то, что рифма, а точнее, ритм многих частей трактата непостоянен, а порой и вовсе отсутствует. Иногда он настолько сбивчив, что ставит под сомнение даже начальные познания его составителя в области классических канонов.
Ритм Дао дэ цзина, безусловно, существует. Но это ритм не стихотворный, не ритм тонкого эстета и поэта, не красота слова на каллиграфическом свитке. Это ритм древний, присущий, в частности, самому древнему китайскому произведению — Шицзин (Книге песен).
Наиболее ритмизированные части трактата — это отрывки, записанные по четыре иероглифа в предложении, так называемым правильным ритмом (чжэн юнь). При этом и здесь бывают сбои на неправильную рифму, например (2):

Шэн эр бу ю, — Порождает, но не обладает,
Вэй эр бу тэ, — Действует, не имея воздаяния,
Гун чэн эр бу цзюй — Достигает совершенства, не считая это успехом.
Фу вэй бу цзюй — Он не стремится к успеху,
Ши и бу цюй — И тот не покидает его.

Обратим внимание, что, следуя древним канонам, здесь не рифмуются иероглифы, но соритмизируются фразы, причём иероглиф цзюй (пребывать в, здесь переведено как считать успехом) в третьей строке соритмизируется с иероглифами ю (обладать) и тэ (иметь воздаяние) из первой и второй строк. Но вот тот же самый иероглиф цзюй из четвертой строки уже напрямую рифмуется с цюй (покидать) из пятой строки. Это пример закономерной сбивчивости как рифмы, так и ритма, придающих особый колорит построению Дао дэ цзина.
Это — не поэтический ритм, ибо Дао дэ цзин в строгом смысле не литературное произведение, не пример изящной словесности древних, а текст мистериальных посвящений, построенный по своим внутренним законам. Это ритм экстатического сознания, коммуникации человека с небесным ритмом. Нельзя не согласиться, что существует разница в ритмах, но это лишь подтверждает наше предположение о том, что в основе Дао дэ цзина лежала более древняя аграфа. Именно она, вероятно, и записана ритмом по четыре или по три иероглифа.
Есть и другое подтверждение того, что многие фрагменты создавались в разное время и записывались со слуха. Многие служебные частицы, как то обозначение начала и конца фразы, модуляции речи (восклицание, вопрос, недоумение) в разных частях текста могут иметь разное значение.
До сих пор в ряде даосских школ можно встретить рецитацию отрывков или некоторых фраз из Дао дэ цзина. Некоторые школы внутреннего искусства или цигун используют их для постановки ритмичного дыхания во время упражнений и введения себя в особое психосоматическое состояние. Древние даосы школ Высшей чистоты, Полноты истинности подкрепляли такое рецитирование приёмом сильных психотропных препаратов и галлюциногенов, приготовленных на основе трав и растений, служивших также ингредиентами пилюли бессмертия. Фантасмагорические видения, изменение восприятия мира, ощущение саморастворения во вселенной в этом случае могли относиться на счёт благотворного воздействия текста.
Как же удаётся просветлённому даосу передать через трактат силу воздействия своей мысли? Ведь основной соперник непосредственного, интуитивного проникновения в суть вещей — это слова. Всякое слово не только определяет мысль, но к тому же и заключает её в определённые жёсткие рамки. Это, в конечном счёте, и позволяет наладить коммуникацию между людьми на уровне слов, так как существует определённая договорённость о значении того или иного слова. Но тем самым слово ограничивает поток сознания, вырывая из него какие-то куски, которые можно выразить в речи,— дискретные структуры. Здесь заключается опасность подмены значений слов, вместо того чтобы воспринимать реальность Дао, которая начинается там, где кончается слово, знак и вообще всякая форма.
Составитель Дао дэ цзина не питает иллюзий на этот счёт: Искренние речи не изящны, изящные речи не искренни. Добрый не красноречив, красноречивый не добр (81), Знающий не говорит, говорящий не знает (56). Можно ли преодолеть слово, перескочить через его ограниченное семантическое значение, то есть подобрать, как говорили даосы, истинное слово? И вот тогда создаётся особый метаязык даосизма, лексикон просветлённого мудреца. Прежде всего, набор слов сводится до минимума, чем максимально расширяется их смысловое значение. Одно слово начинает заменять целые фразы или мысли, здесь достаточно вспомнить понятие Дэ — (Благой мощи) или формы, не имеющей форм. Но в то же время высшее начало обыгрывается в десятке терминов: Путь, изначальная простота, пустота, сокровенная самка, дух долины, Великий образ, Великое следование, предел, истинность и т.д. Главное, чтобы мысль не застывала на одном понятии, а понимала всю его относительность.
Ведь Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао (1), а Дао, которое исходит изо рта (35), то есть произнесённое слово, совсем не выражает смысл Дао.
Итак, читателю должно быть ясно, что мы оперируем символами, за которыми, может быть, и возможно разглядеть истинный Путь. Благодаря тексту даос способен осознать дорогу к постижению Дао, по которой ему придётся идти самостоятельно,— ведь истинный мудрец, как учил Лао-цзы, одинок на своём пути.
Главное, надо понять, что слова имеют предка (70), и это подсказывает нам наличие за внешними формами звукового ряда таинственного нечто, которое мы договорились обозначать как Дао. У красноречивого болтуна слова — это пустышки, у мудреца за словами действительно стоит господин.
Многие термины, равно как и фразы в тексте, можно понимать и переводить только контекстуально. Дао дэ цзин использует свой метаязык — язык мистических сект, ранних последователей даосизма. Например, понятие у, зачастую переводимое как вещь, по сути, не имеет никакого отношения к вещам. Это — метасимвол материального мира, противоположный небытию и отсутствию. То, что окружает нас, что существует в нашей реальности,— всё это вещи. Поэтому, встречая термин у, нередко контекстуально можно без труда понять, что встречая термин у, в одном случае речь идёт именно о живом существе, человеке, а в другом случае — о явлении или действии.
Абсурдность слов показана через приём антилогики, в результате чего и сам даосизм воспринимается как антисистема по отношению ко всему, с чем мы сталкиваемся в обыденной жизни. Законы логики исключают наличие третьего элемента в бинарной (двойственной) системе. Это значит, что может быть либо белое, либо чёрное, но никак не чёрно-белое одновременно, при этом не утратившее свойств ни чёрного, ни белого. Следуя этому, человек — либо мудрец, либр глупец, и уж никак не может быть сокровенного или тёмного зеркала, которому уподобляется сознание мудреца (10): ведь такое зеркало ничего отражать не может. А вот Дао дэ цзин показывает и ненавязчиво доказывает, что можно, познав мужское, сохранять и женское, познав белое, сохранять и чёрное (28). По даосской концепции, вещи постигаются через свои противоположности, для чего и существует закон парного рождения. Поэтому одна сторона вещи автоматически предполагает наличие в ней же противоположности, чёрного в белом, инь в ян и наоборот. А поскольку всякая вещь неравноценна самой себе и, как говорит сам Лао-цзы, истинные слова похожи на свою противоположность, то бессмысленно пытаться одним метким словом выразить Дао. Слово одновременно будет являться и своей противоположностью — антисловом, поэтому построение Дао дэ цзина таково, что Дао — это неДао, истинное действие — это недеяние, глупец, в мирском смысле, на самом деле может оказаться мудрецом.
Для этого в трактате фигурируют самые простые слова, поле значений которых расширено настолько, что они переходят в своё противозначение. Действительно, разве сразу можно понять, что изначальная простота (пу)— самое труднодостижимое, а мудрствование и огромные знания — это фальшь? Лао-цзы не случайно использует язык, который сам же называет косноязычным, неприукрашенным, грубым, неотёсанным. Чем проще слово — тем большая глубина оказывается за ним.
Через такой метаязык человек постепенно может воспринять игровой, ненастоящий характер слов. Нам остаётся только предполагать, что, отбросив ненастоящие, но на первых этапах необходимые слова, а следовательно, и конкретные формы, мы увидим мир истинной бесформенности или, вновь цитируя трактат, форму без форм, которая и есть Дао.
Итак, форма трактата далеко не столь проста и хаотична, как может показаться на первый взгляд. Но в этом случае естественно возникает вопрос: а возможен ли перевод Дао дэ цзина на иностранные языки? Вопрос, правда, несколько запоздалый, так как уже существует более ста переводов знаменитого трактата. Думается, вряд ли можно создать такой вариант, который был бы полностью эквивалентен древнему тексту. Дао дэ цзин потенциально не предназначен для переложения не только на иностранный язык, но даже на современный китайский, хотя чисто технически это, конечно, можно сделать. Медитативный текст выстроен не только внешнеритмически, но и внутренне-логически, где размытость, параллелизм, многозначность любого термина, одинаковое звучание некоторых иероглифов должны способствовать вовлечению сознания в свободные странствия медитирующего духа. Таким образом, текст должен играть провоцирующее значение.
Такую медитативную структуру передать на каком-либо западном языке практически невозможно, так как у нас за определёнными терминами уже закрепились определённые значения. Приходится постоянно оговаривать, что, например, гуманность (жэнь)— это совсем не та гуманность, что была у великих французских гуманистов времён раннего Возрождения, долг и Благость не несут морального оттенка, мудрость — не та, которую ценили греческие философы, и т.д. и т.п. Какое уж тут провоцирующее значение текста! Сам по себе перевод с одного языка на другой становится возможным лишь благодаря тому, что разные культуры подмечают в мире одни и те же явления и дают им сравнительно эквивалентные названия. Всё просто, пока дело касается конкретных, обиходных понятий, но всё страшно осложняется, когда речь заходит о мироосмыслении. Вот несложный пример: как передать одним словом многозначность термина пу, который одновременно и изначальная простота, и необработанное дерево, причём в тексте Дао дэ цзина эта многозначность специально обыгрывается.

бесконечно расширь границы этого слова — синонима Дао (например, 8).

Концепция, воплотившаяся в Дао дэ цзине, оказалась столь же мистической, сколь и практической, что абсолютно точно отвечало мировосприятию интеллектуалов тех времён. Спор шёл не о том, существует ли эзотерическое в практическом и повседневном, а о том, стоит или не стоит говорить об этом экзотерически. Может быть, лучше просто умолчать о сокровенном, дать его через символ — символ абсолютно равный самой действительности, ничем не отличимой от неё? Мудрец как бы подчёркивает: Я говорю о том же самом, на что указываю, но и о другом. Я глаголю о таком же, но только внутреннем, об абсолютно идентичном, но истинном.
Переливы звуков, мысль, приходящая из непроглядного далека и стремительно ускользающая в пространства небытия,— в этом само трепетание мистической жизни нас самих. И это биение человеческого существования загадочно хотя бы уже потому, что мистическое и потустороннее ничем не отличимо от нашей повседневности. Речь идёт даже не о существовании этого двуединства, а о том, способны ли мы заметить его, не испугаемся ли той бездны смыслов, образов и архетипов, что приходят к нам оттуда, приходят ежемгновенно, ежесекундно, наполняя наше настоящее не только прошлым, но ещё неизведанным, но уже случившимся будущим.
Китайские прорицатели, каковыми являлись многие даосы, вовсе не предсказывали будущее, которое ещё должно когда-то случиться. Они говорили фактически о том, что уже есть, ибо всё пребывает в бесконечном сегодня. Таково и слово Дао дэ цзина — оно говорит о вечном в повседневном, и мы не можем отличить то, что уже случилось, от того, что ещё произойдёт. Здесь и будущее, и настоящее, и прошлое разворачиваются одновременно. Человек живёт в своём прошлом, уже прожив своё будущее. Это — пред-данность Космоса.
Мы предположили, что Дао дэ цзин заключает в себе в определённой степени оптимальную для данной традиции форму текста, благодаря которой становится возможной передача знаний о духовном единстве мира. Здесь каждая мелочь играет роль: построение фразы, расположение и даже написание иероглифов. Напомним, что в Китае пользуются рисуночной письменностью, иероглиф состоит из частей — графем, каждая из которых может иметь своё значение. Человек может воспринимать иероглиф и как картину, эмоционально воздействующую на сознание., Так, например, иероглиф Дао состоит из-графемы.идти (бежать) с остановками и графемы голова, впереди, поэтому всё вместе может восприниматься как то, что предшествует всему, то, что идёт впереди всех ве!цей и т.д.
Язык Лао-цзы лаконичен, парадоксален и метафоричен. Он намекает на смысл, принципиально отказываясь его обнажать,— ведь смысл заключён не в словах, а в том, насколько способен читающий сделать волевое усилие над собой в поисках истины.
Обладает ли автор трактата той полнотой истины, на которую претендует? Да и может ли кто-либо вообще обладать этой полнотой истины, не отличимой от самой изначальной сути человеческой (а равно — и небесной) природы?
Однако в том и состоит особенность китайского древнего трактата — всегда афористического и во многом мозаичного текста,— что на столь решительное утверждение его автор и не замахивается. Да он совсем и не автор, а лишь составитель. По сути, Лао-цзы ничего не утверждает, но лишь передаёт, повторяет услышанное. Он как бы намекает, на то, что передаёт услышанное от других, а нам самим решать, есть ли здесь истина.
Количество слов сведено к минимуму, составитель трактата использует их с каким-то мистическим трепетом, сверяя каждую фразу с внутренней истиной космоса,— и благодаря этому читатель вдруг оказывается со-бытиен с житием космоса. Как-то австрийский философ, лауреат Нобелевской премии Элиас Канетти заметил: Следовало бы уметь сказать это в столь немногих фразах, как Лао-цзы или Гераклит, а пока не способен на это, значит, на самом деле и нечего сказать. Воистину, автору древнего трактата есть что сказать. Может быть, именно поэтому он молчит о самом главном?
Слова древнего мистического текста не глаголят истину, более того — они даже не содержат самого, сакрального знания, ибо его суть словам не подвластна. Это как бы слепки с внутреннего мира, его проекции вовне, некие отражения в воде, столь же точно передающие форму вещей, сколь и причудливо-обманчиво искажающие её. Здесь — ритмизированная речь, постепенно переходящая в бубнение, внезапные перескоки с темы на тему,— он слышал об истине, а теперь передаёт, но не её, а просто слова.
Перед нами раскрывается особый тип трактатазеркала, в котором каждый видит то, над чем думает, ощущает то, что способна пережить его душа. Дао дэ цзин не обладает окончательным смыслом или единственно возможной точкой зрения на мир внешний и внутренний. Он раскачивает душу, заставляет её вибрировать, не определяет истину, но наталкивает на неё. Не случайно Ван Би усмотрел во многих параграфах текста прямые наставления императору, другие же видели отвлечённые рассуждения о человеке целостных свойств, далёкого от суеты двора властителя, третьи считали, что Дао дэ цзин отражает представления служивого люда, потерявшегося в своём времени, ищущего истину лишь в сокровенном и пытающегося через неё открыть мир для правителя государства.
В китайском тексте слова играют роль, лишь покуда они являются путеводными вехами. Крайне размытое и двусмысленное или, вернее, многосмысловое поле их значений не позволяет сознанию задерживаться на словах как на мелочной конкретике. Ведь просветлённость сознания есть именно свобода разума и духа от всяких конвенций языка и культуры. В какой-то момент универсальное становится личным — наступает единосердие, самозабытие. Текст отбрасывается, как нужный, но уже отработанный материал. Дальше — лишь поле личного опыта, так как импульс текста уже воспринят.
К сожалению, всю эту полифонию обертонов внутреннего текста невозможно передать на другие языки. Для этого просто пришлось бы составлять новый текст и, кстати, в западной традиции существует немало мистических или медитативных текстов, например, в гностической традиции, где сохраняется правило антислова, антизнания, метаязыка. Например, в апокрифе Гром. Совершенный ум, читаем: Я знание и незнание. Я стыд и дерзость. Я твердость и я боязливость. Я война и мир. Почитайте меня! Я презираемое и великое [32, 309].
Правда, всегда существует соблазн сделать текст более китайским и экзотическим, более красивым, причём варианты таких переводов существуют. Но сила текста кроется именно в его красоте без прикрас, в безыскусной недоговорённости, разъясняющей больше, чем долгие объяснения. В равной степени данный вариант перевода ни в коем случае нельзя считать академическим, снабжённым всеми возможными комментариями и трактовками разночтений. Наша задача заключалась в ином.
Увы, нас приучили писать помногу, долго, тяжело и скучно, спотыкаясь о частоколы слов. Западная философия во многом основана на силе литературного слова — вспомним хотя бы блестящих философов-писателей Вольтера, Ницше, Монтескьё и даже мистика Кастанеду. Лао-цзы же внешнюю пресность выражений заменяет внутренним богатством мысли. Дао дэ цзин поэтому не трудно читать, но его понимание западными читателями сталкивается с рядом трудностей. Автор даёт ответы на те вопросы, которые ещё не родились в нашем мозгу и которым, может быть, даже не суждено будет возникнуть.
Это — не-наши ответы на не-наши вопросы. И здесь причина заключена не столько в этнической несхожести мышления и выражения, но в том, что мысль просветлённого человека как Запада, так и Востока стоит намного выше обыденного сознания. Обратим внимание на одну характерную особенность: в Библии и Дао дэ цзине немало параллельных мест.
Что это — ещё одна загадка? Неизвестный нам контакт мудрецов, приведший к заимствованию целых выражений? А может быть, диалог культур Востока и Запада идёт именно на уровне духовной, внесловесной, неявной передачи могучего животворного импульса Мудрости? И зеркало, в которое мы вглядываемся, чтобы познать себя, оказывается тёмным зеркалом, отражающим нечто непознанное в нас самих?
Мир Дао дэ цзина — это мир ненастоящий, вечно убегающий, символический, но именно благодаря этому он опосредует собой полноту истины. Знание трактата распластывает саму природу, диффузирует её до абсолютного ничто, до расплывчато-туманного и туманно-неопределённого, до сплошной темноты и одновременно слепящего сияния Дао. И в этой символической перспективе, казалось бы, вотвот должно проступить бытие истины, нечто доподлинное, единственно верное в жизни культуры. Но нет — каждый раз конечное и абсолютное оказываются не то что невысказанными, но даже не намеченными абрисом, остаются где-то за кадром — за словом и даже за мыслью.
И благодаря этому древний китайский трактат несёт в себе универсальные ценности, не зависящие от времени и пространства, ибо величественной мистерии человеческого духа суждено длиться вечноДанное издание Дао дэ цзина не может претендовать на абсолютную академичность и разбор всех смысловых, исторических и семантических нюансов текста с многочисленными разночтениями. Задача его в другом — представить самому широкому читателю древний трактат в том контексте духовной и мистической традиции, в которой он сформировался.
Перевод выполнен в основном по изданиям Лаоцзы байхуа цзинь ши (Лао-цзы с комментариями и переводом на современный язык). Пекин, 1993 [10] и Лао-цзы чжу (Лао-цзы с комментариями Ван Би). Последнее издание также легло в основу перевода комментариев Ван Би, однако в ряде случаев указываются разночтения по другим изданиям комментариев, в частности, по японским версиям Окады, Кондо и Усами [21; 9; 23]. Полный список всех использованных вариантов издания Дао дэ цзина и комментариев Ван Би приведён в библиографии. В комментарии к каждому параграфу включены разночтения, встречающиеся в основном в списках Дао дэ цзина из Маваньдуя. Маваньдуйский вариант приведён по тексту, опубликованному в Бошу лао-цзы чжу ши юй яньцзю (Издание, перевод и исследование шёлковых манускриптов JIao-цзы).— Сост. Сюй Каншэн. Чанша, 1982 [1J. В нашем тексте обе версии Лао-цзы из Маваньдуя обозначены соответственно Бошу А и Бошу Б. Если версия Бошу специально не указана, значит, данный вариант разночтения относится к обеим версиям в равной степени. В ряде случаев указываются также разночтения по версиям Хэ Шангуна (III–IVвв.) [28], Фу И (559–639гг.) [25], Танского Сюаньцзуна (685–762гг.) [7], Чэн Хуаня (1730–1802гг.) [30], Гу Хуан (390453) [6], Фань Инюаня (1246–1269) [24], Линь Сии (?-1235) [15], Ван Цзяо (1521–1599) и других.

Дао Дэ-цзин
老子道德经

唐易州龙兴观道德经碑本

一章

道,可道,非常道;名,可名,非常名。无名,天地始;有名,万物母。常无,欲观其妙;常有,欲观其徼。此两者同出而异名,同谓之玄,玄之又玄,众妙之门。

二章

天下皆知美之为美,斯恶已;皆知善之为善,斯不善已。故有无相生,难易相成,长短相形,高下相倾,音声相和,前后相随。是以圣人处无为之事,行不言之教。万物作而不辞,生而不有,为而不恃,成功不居。夫唯不居,是以不去。

三章

不上贤,使民不争;不贵难得之货,使民不盗;不见可欲,使心不乱。圣人治:虚其心,实其腹,弱其志,强其骨。常使民无知无欲,使知者不敢为,则无不治。

四章

道冲,而用之久不盈。深乎!万物宗。挫其锐,解其忿,和其光,同其尘。湛常存。吾不知谁子?象帝之先。

五章

天地不仁,以万物为刍狗;圣人不仁,以百姓为刍狗。天地之间,其犹橐蘥。虚而不屈,动而俞出。多言数穷,不如守中。

六章

谷神不死,是谓玄牝。玄牝门,天地根。绵绵若存,用之不勤。

七章

天长地久。天地所以能长久者,以其不自生,故能长久。是以圣人后其身而身先,外其身而身存。以其无私,故能成其私。

八章

上善若水。水善利万物,又不争。处众人之所恶,故几于道。居善地,心善渊,与善人,言善信,政善治,事善能,动善时。夫唯不争,故无尤。

九章

持而盈之,不若其以。揣而锐之,不可长保。金玉满堂,莫之能守。富贵而骄,自遗其咎。功成、名遂、身退,天之道。

十章

载营魄抱一,能无离?专气致柔,能婴儿?涤除玄览,能无疵?爱人治国,能无为?天门开阖,能为雌?明白四达,能无知?生之畜之,生而不有,为而不恃,长而不宰,是谓玄德。

十一章

三十辐共一毂,当其无有,车之用。埏埴以为器,当其无有,器之用。凿户牖以为室,当其无有,室之用。有之以为利,无之以为用。

十二章

五色令人目盲;五音令人耳聋;五味令人口爽;驰骋田猎,令人心发狂;难得之货,令人行妨。是以圣人为腹不为目。故去彼取此。

十三章

宠辱若惊,贵大患若身。何谓宠辱?辱为下。得之若惊,失之若惊,是谓宠辱若惊。何谓贵大患若身?吾所以有大患,为我有身。及我无身,吾有何患!故贵身于天下,若可托天下;爱以身为天下者,若可寄天下。

十四章

视之不见,名曰夷;听之不闻,名曰希;抟之不得,名曰微。此三者不可致诘,故混而为一。其上不曒,在下不昧。绳绳不可名,复归于无物。是谓无状之状,无物之象,是谓忽恍。迎不见其首,随不见其后。执古之道,以语今之有。以知古始,是谓道已。

十五章

古之善为士者,微妙玄通,深不可识。夫唯不可识,故强为之容:豫若冬涉川,犹若畏四邻,俨若客,涣若冰将释,敦若朴,混若浊,旷若谷。熟能浊以静之?徐清。安以动之?徐生。保此道者,不欲盈。夫唯不盈,能弊复成。

十六章

致虚极,守静笃。万物并作,吾以观其复。夫物云云,各归其根。归根曰静,静曰复命,复命曰常,知常曰明。不知常,忘作,凶。知常容,容能公,公能王,王能天,天能道,道能久,没身不殆。

十七章

太上,下知有之;其次,亲之豫之;其次,畏之侮之。信不足,有不信!由其贵言。成功事遂,百姓谓我自然。

十八章

大道废,有人义。智惠出,有大伪。六亲不和,有孝慈。国家昏乱,有忠臣。

十九章

绝圣弃智,民利百倍;绝民弃义,民复孝慈;绝巧弃利,盗贼无有。此三者,为文不足,故令有所属:见素抱朴,少私寡欲。

二十章

绝学无忧。唯之与阿,相去几何?善之与恶,相去何若?人之所畏,不可不畏。忙兮其未央!众人熙熙,若享太牢,若春登台。我魄未兆,若婴儿未孩。乘乘无所归!众人皆有余,我独若遗。我愚人之心,纯纯。俗人昭昭,我独若昏。俗人察察,我独闷闷。淡若海,漂无所止。众人皆有已,我独顽似鄙。我独异于人,而贵食母。

二十一章

孔得之容,唯道是从。道之为物,唯恍唯忽。忽恍中有象,恍忽中有物。真冥中有精,其精甚真,其中有信。自古及今,其名不去,以阅众甫。吾何以知众甫之然?以此。

二十二章

曲则全,枉则正;洼则盈,弊则新;少则得,多则或。是以圣人抱一为天下式。不自见,故明;不自是,故彰;不自伐,故有功;不自矜,故长。夫惟不争,故天下莫能与之争。古之所谓‘曲则全’,岂虚语?故成全而归之。

二十三章

希言自然。飘风不终朝,骤雨不终日。熟为此?天地。天地上不能久,而况于人?故从事而道者,道德之;同于德者,德德之;同于失者,道失之。信不足,有不信。

二十四章

企者不久,跨者不行,自见不明,自是不彰,自伐无功,自矜不长。其在道,曰余食赘行,物或有恶之,故有道不处。

二十五章

有物混成,先天地生。寂漠!独立不改,周行不殆,可以为天下母。吾不知其名,强字之曰道,强为之名曰大。大曰逝,逝曰远,远曰返。道大,天大,地大,王大。域中有四大,而王处一。人法地,地法天,天法道,道法自然。

二十六章

重为轻根,静为躁君。是以君子终日行,不离辎重,虽有荣观,燕处超然。如何万乘之主,以身轻天下?轻则失臣,躁则失君。

二十七章

善行,无辙迹;善言,无瘕谪;善计,不用筹策;善闭,无关键不可开;善结,无绳约不可解。是以圣人常善救人,而无弃人;常善救物,而无弃物。是谓袭明。善人,不善人之师;不善人,善人之资。不贵其师,不爱其资,虽知大迷,此谓要妙。

二十八章

知其雄,守其雌,为天下蹊。为天下蹊,常德不离,复归于婴儿。知其白,守其黑,为天下式。常得不忒,复归于无极。知其荣,守其辱,为天下谷。为天下谷,常得乃足,复归于朴。朴散为器,圣人用为官长。是以大制无割。

二十九章

将欲取天下而为之,吾见其不得已。天下神器,不可为。为者败之,执者失之。夫物或行或随,或嘘或吹,或强或赢,或接或隳。是以圣人去甚,去奢,去泰。

三十章

以道作人主者,不以兵强天下,其事好还:师之所处,荆棘生。故善者果而已,不以取强。果而勿骄,果而勿矜,果而勿伐,果而不得以,是果而勿强。物牡则老,谓之非道,非道早已。

三十一章

夫佳兵者,不祥之器,物或恶之,故有道不处。君子居则贵左,用兵则贵右。兵者不祥之器,非君子之器,不得已而用之,恬惔为上,故不美,若美之,是乐杀人。夫乐杀者,不可得意于天下。故吉事尚左,凶事尚右。是以偏将军居左,上将军居右。杀人众多,以悲哀泣之;战胜,以哀礼处之。

三十二章

道常无名。朴虽小,天下不敢臣。王侯若能守,万物将自宾。天地相合,以降甘露,人莫之令而自均。始制有名。名亦既有,天将知止。知止不殆。譬道在天下,犹川谷与江海。

三十三章

知人者智,自知者明。胜人有力,自胜者强。知足者富,强行有志。不失其所者久,死而不亡者寿。

三十四章

大道汜,其可左右。万物恃之以生而不辞,成功不名有。爱养万物不为主,可名于大。是以圣人终不为大,故能成其大。

三十五章

执大象,天下往。往而不害,安平太。乐与饵,过客止。道出言,淡无味,视不足见,听不足闻,用不可既。

三十六章

将欲翕之,必故张之;将欲弱之,必故强之;将欲废之,必固兴之;将欲夺之,必固与之。是谓微明。柔胜刚,弱胜强。鱼不可脱于渊,国有利器,不可示人。

三十七章

道常无为而无不为。侯王若能守,万物将自化。化而欲作,吾将镇之以无名之朴。无名之朴,亦将不欲。不欲以静,天下将自正。

三十八章

上德不德,是以有德。下德不失德,是以无德。上德无为而无以为,下德无为而有以为。上仁为之而无以为,上义为之而有以为。上礼为之而莫之应,则攘臂而仍之。故失道而后德,失德而后仁,失仁而后义,失义而后礼。夫礼者,忠信之薄,而乱之首。前识者,道之华,而愚之始。是以大丈夫处其厚不处其薄,居其实不居其华。故去彼取此。

三十九章

昔之得一者:天得一以清,地得一以宁,神得一以灵,谷得一以盈,万物得一以生,侯王得一以为天下正。天无以清,将恐裂;地无以宁,将恐发;神无以灵,将恐歇;谷无以盈,将恐竭;万物无以生,将恐灭;侯王无以贞,将恐蹶。故贵以贱为本,高以下为基。是以侯王自谓孤、寡、不毂,此其以贱为本耶非?故致数车无车。不欲琭琭如玉,落落如石。

四十章

反者道之动,弱者道之用。天下万物生于有,有生于无。

四十一章

上士闻道,勤而行之;中士闻道,若存若亡;下士闻道,大笑之。不笑不足以为道。故建言有之:明道若昧,进道若退,夷道若类,上德若谷,大白若辱,广德若不足,建德若偷,质真若渝,大方无隅,大器晚成,大音希声,大象无形。道隐无名。夫唯道,善贷且善。

四十二章

道生一,一生二,二生三,三生万物。万物负阴而抱阳,冲气以为和。人之所恶,唯孤、寡、不毂,而王公以为称。故物或损之而益,或益之而损。人之所教,我亦教之:强梁者不得其死,吾将以为教父。

四十三章

天下之至柔,驰骋天下之至坚。无有入于无闻。是以知无为有益。不言之教,无为之益,天下希及之。

四十四章

名与身熟亲?身与货熟多?得与亡熟病?是故甚爱必大费,多藏必厚亡。故知足不辱,知止不殆,可以长久。

四十五章

大成若缺,其用不弊。大盈若冲,其用不穷。大直若屈,大巧若拙,大辩若讷。躁胜塞,静胜热,清静以为天下正。

四十六章

天下有道,却走马以粪;天下无道,戎马生于郊。罪莫大于可欲,祸莫大于不知足,罪莫大于欲得。故知足之足,常足。

四十七章

不出户,知天下;不窥牖,见天道。其出弥远,其知弥近。是以圣人不行而知,不见而名,不为而成。

四十八章

为学日益,为道日损,损之又损之,以至于无为。无为无不为。取天下常以无事,及其有事,不足以取天下。

四十九章

圣人无心,以百姓心为心。善者吾善之,不善者吾亦善之,得善。信者吾信之,不信者吾亦信之,得信。圣人在天下,怵怵;为天下,浑其心。百姓皆注其耳目,圣人皆孩之。

五十章

出生入死。生之徒十有三,死之徒十有三,人之生,动之死地,十有三。夫何故?以其生生之厚。盖闻善摄生者,陆行不遇虎兕,入军不被甲兵。兕无所投其角,虎无所措其爪,兵无所容其刃。夫何故?以其无死地。

五十一章

道生之,德畜之,物形之,势成之。是以万物莫不尊道而贵德。道之尊,德之贵,夫莫之命而常自然。故道生之,德畜之,长之育之,成之熟之,养之覆之。生而不有,为而不恃,长而不宰,是谓玄德。

五十二章

天下有始,以为天下母。既知其母,又知其子。既知其子,复守其母。没身不殆。塞其兑,闭其门。终身不勤。开其兑,济其事,终身不救。见小曰明,守柔曰强。用其光,复归其明,无遗身殃,是谓习常。

五十三章

使我介然有知,行于大道,唯施是畏。大道甚夷,而人好俓。朝甚除,田甚芜,仓甚虚,服文彩,带利剑,厌饮食,财货有余,是谓盗夸。非道也哉!

五十四章

善建者不拔,善抱者不脱,子孙祭祀不辍。修之身,其乃德真;修之家,其德有余;修之乡,其德乃长;修之于国,其德乃丰;修之于天下,其德乃普。故以身观身,以家观家,以乡观乡,以国观国,以天下观天下。吾何以知天下之然?以此。

五十五章

含德之厚,比于赤子。毒虫不螫,猛兽不据,玃鸟不搏。骨弱筋柔而握固。未知牝牡之合而朘作,精之至。终日号而不嗄,和之至。知和曰常,知常曰明,益生曰祥,心使气曰强。物壮则老,谓之不道,不道早已。

五十六章

知者不言,言者不知。塞其兑,闭其门,挫其锐,解其忿,和其光,同其尘,是谓玄同。故不可得而亲,不可得而疏;不可得而利,亦不可得而害,不可得而贵,亦不可得而贱。故为天下贵。

五十七章

以正治国,以奇用兵,以无事取天下。吾何以知其然?以此。天下多忌讳,而人弥贫;人多利器,国家滋昏;人多伎巧,奇物滋起;法物滋彰,盗贼多有。故圣人云:‘我无为,人自化;我好静,人自正;我无事,人自富;我无欲,人自朴。’

五十八章

其政闷闷,其人醇醇;其政察察,其人缺缺。祸,福之所倚;福,祸之所伏。熟知其极?其无正。政复为奇,善复为妖。人之迷,其日固久。是以圣人方而不割,廉而不害,直而不肆,光而不曜。

五十九章

治人事天,莫若啬。夫唯啬,是谓早服。早服谓之重积德。重积德则无不克,无不克则莫知其极。莫知其极,可以有国。有国之母,可以长久。是谓深根、固蔕、长生、久视之道。

六十章

治大国若亨小鲜。以道莅天下,其鬼不神。非其鬼不神,其神不伤人。非其神不伤人,圣人亦不伤人。夫两不相伤,故得交归。

六十一章

大国者下流,天下之交,天下之牝。牡常以静胜牝,以静为下。故大国以下小国,则取小国;小国以下大国,则取大国。故或下以取,或下如取。大国不过欲兼畜人,小国不过欲入事人。此两者各得其所欲,大者宜为下。

六十二章

道者,万物之奥。善,人之宝;不善,人之所不保。美言可以市尊,行可以加人。人之不善,何弃之有?故立天子,置三公,虽有拱璧以先驷马,不如坐进此道。古之所以贵此道者何?不曰求以得,有罪以勉,故为天下贵。

六十三章

为无为,事无事,味无味。大小多少,报怨以德。图难于易,为大于细。天下难事,必作于易;天下大事,必作于细。是以圣人终不为大,故能成其大。夫轻诺必寡信,多易必多难,是以圣人犹难之,故终无难。

六十四章

其安易持,其未兆易谋,其脆易破,其微易散。为之于未有,治之于未乱。合抱之木,生于毫末;九层之台,起于累土;千里之行,始于足下。为者败之,执者失之。是以圣人无为,故无败;无执,故无失。民之从事,常于几成而败之。慎终如始,则无败事。是以圣人欲不欲,不贵难得之货;学不学,复众人之所过。以辅万物之自然而不敢为。

六十五章

古之善为道者,非以明人,将以愚之。民之难治,以其多智。以智治国,国之贼;不以智治国,国之福。知此两者,亦揩式。常知揩式,是谓玄德。玄德深远,与物反,然后乃至大顺。

六十六章

江海所以能为百谷王,以其善下之,故能为百谷王。是以圣人欲上人,必以言下之;欲先人,必以身后之。是以圣人处上而人不重,处前而人不害,是以天下乐推而不厌。以其不争,故天下莫与之争。

六十七章

天下皆谓我大,不肖。夫唯大,故不肖。若肖,久矣其细!我有三宝,持而宝之:一曰慈,二曰俭,三曰不敢为天下先。夫慈,故能勇;俭,故能广;不敢为天下先,故能成器长。今舍慈且勇,舍俭且广,舍后且先,死矣。夫慈,以战则胜,以守则固。天将救之,以慈卫之。

六十八章

古之善为士者不武,善战者不怒,善胜敌者不争,善用仁者为下。是谓不争之德,是以用人之力,是谓配天古之极。

六十九章

用兵有言:‘吾不敢为主而为客,不敢进寸而退尺。’是谓行无行,攘无臂,仍无敌,执无兵。祸莫大于轻敌,轻敌几丧吾宝。故抗兵相加,则哀者胜。

七十章

吾言甚易知,甚易行。天下莫能知,莫能行。言有宗,事有君。夫唯无知,是以不我知。知我者希,则我者贵。是以圣人被褐怀玉。

七十一章

知不知上,不知知,病。是以圣人不病。以其病病,是以不病。

七十二章

民不畏威,大威至。无狭其所居,无厌其所生。夫唯不厌,是以不厌。是以圣人自知不自见,自爱不自贵。故去彼取此。

七十三章

勇于敢则杀,勇于不敢则活,知此两者或利或害。天之所恶,孰知其故?天之道,不争而善胜,不言而善应,不召而自来,坦然而善谋。天网恢恢,疏而不漏。

七十四章

民不畏死,奈何以死惧之?若使常畏死,而为奇者,吾执得而杀之,熟敢?常有司杀者杀。夫代司杀者杀,是谓代大匠斲。夫代大匠斲,希有不伤其手。

七十五章

民之饥,以其上食税之多,是以饥。民之难治,以其上有为,是以难治。人之轻死,以其生生之厚,是以轻死。夫唯无以生为者,是贤于贵生。

七十六章

人生之柔弱,其死坚强。万物草木生之柔脆,其死枯槁。故坚强者死之徒,柔弱者生之徒。是以兵强则不胜,木强则共。故坚强处下,柔弱处上。

七十七章

天之道,其犹张弓!高者抑之,下者举之,有余者损之,不足者与之。天之道,损有余而补不足;人道则不然,损不足,奉有余。熟能有余以奉天下?其唯有道者。是以圣人为而不恃,功成不处,斯不见贤。

七十八章

天下柔弱莫过于水,而攻坚;强莫之能先。其无以易之。故弱胜强,柔胜刚,天下莫能知,莫能行。故圣人云:‘受国之垢,是谓社稷主;受国不祥,是谓天下王。’正言若反。

七十九章

和大怨,必有余怨,安可以为善?是以圣人执左契,不责于人。故有德司契,无德司彻。天道无亲,常与善人。

八十章

小国寡人,使有什伯之器而不用,使人重死而不远徙。虽有舟轝,无所乘之;虽有甲兵,无所陈之。使民复结绳而用之。甘其食,美其服,安其居,乐其俗,邻国相望,鸡狗之声相闻,民至老死,不相往来。

八十一章

信言不美,美言不信。善者不辩,辩者不善。知者不博,博者不知。
圣人不积,既以为人己愈有,既以与人己愈多。天之道,利而不害。圣人之道,为而不争。

Дао дэ цзин
Перевод Алексея Маслова

КНИГА ПЕРВАЯ


1

1 Дао, которое может быть выражено словами,
не есть постоянное Дао.
2 Имя, которое может быть поименовано,
не есть постоянное имя. 1
3 Небытие зовется началом Неба и Земли.
4 Бытие зовется Матерью мириад созданий. 2
5 Поэтому, желая узреть
его утонченно неуловимую сущность,
6 обрети постоянство небытия.3
7 Желая наблюдать его проявления,
пребывай в постоянстве бытия. 4
8 Оба они произрастают вместе
и различаются лишь именем.
9 Будучи тождественными,
они зовутся сокровенным.
1Cокровенное и еще раз сокровенное —
врата ко множеству потаенного. 5

2

1 Лишь только в Поднебесной узнали,
что красивое — красиво,
2 тотчас появилось и уродство.
3 Как только все узнали, что добро — это добро,
4 тотчас появилось и зло.
5 Ибо наличие и отсутствие порождают друг друга.
6 Сложное и простое создают друг друга.
7 Длинное и короткое поверяют друг друга.
8 Высокое и низкое тянутся друг к другу.
9 Голоса и звуки
приходят в гармонию друг с другом.
10 До и после следуют друг за другом. 6
11 Поэтому мудрец действует недеянием 7
и учит молчанием.
12 Мириады созданий возникают из этого,
13 а он не правит ими.
14 Он порождает их и не обладает ими;
15 действует, не имея воздаяния; 8
16 достигая совершенства, не считает это успехом; 9
17 в силу того, что он никогда не стремится к успеху,
18 тот никогда не покидает его. 10

3

1 Не превозноси мудрых —
и люди не будут соперничать.
2 Не цени редкие вещи — и не будут красть.
3 Не гляди на то, что возбуждает желания,
4 и сердца людей не придут в смятение. 11
5 Поэтому, управляя людьми,
6 мудрец опустошает их сердца
и наполняет желудки; 12
7 ослабляет их волю, но усиливает их кости; 13
8 постоянно стремится к тому,
9 чтобы они были незатронуты знаниями
и свободны от желаний, 14
10 а те, кто освящен мудростью,
не помышляли о действии. 15
11 Действуй недеянием —
12 и не будет того, что не управлялось бы тобой.

4

1 Дао пустотно,
но использованием не исчерпать его.
2 Глубочайшее! Оно подобно предку мириад существ.
3 Притупи лезвие, развяжи узлы,
4 пригаси блеск, уподобь его пылинке.
5 Отсутствующее!
Лишь кажущееся присутствующим здесь.
6 Мне не постичь, чьим сыном оно является.
7 Но кажется предком [Небесного] Владыки. 16

5

1 Небо и Земля не гуманны
2 и относятся к мириадам существ,
как к соломенным собачкам. 17
3 Мудрый человек не гуманен
4 и относится к людям,
как к соломенным собачкам. 18
5 Не подобно ли пространство
между Небом и Землей
[кузнечным] мехам?
6 Будучи пустотным, оно неисчерпаемо. 19
7 Чем больше оно движется,
тем больше ему прибавляется.
8 Произносящий бесчисленное множество речей
9 не сравнится со сберегающим это в себе. 20

6

1 Дух в долине никогда не умирает.
2 И зовется это сокровенной самкой.
3 Врата сокровенной самки
4 зовутся корнем Неба и Земли.
5 Едва различимое,
лишь кажущееся присутствующим здесь,
6 оно неисчерпаемо в использовании. 21

7

1 Небо извечно, Земля — долговременна.
2 Небо и Земля могут быть извечны
и долговременны,
3 ибо они не порождают сами себя. 22
4 Вот почему они извечны и долговременны.
5 Поэтому мудрец, становясь позади всех,
6 оказывается впереди всех,
7 пренебрегает собой и потому сберегает себя.
8 Разве этим он не преследует личных целей?
9 Поэтому он и может достичь их. 23

8

1 Человек высшей Благости подобен воде,
2 ибо вода приносит пользу мириадам существ,
не соперничая с ними,
3 и находится в том месте, которое все ненавидят. 24
4 Поэтому она близка Дао. 25
5 В жилище он ценит землю,
6 в сердце ценит глубину,
7 в союзе ценит гуманность,
8 в словах ценит искренность,
9 в правлении ценит порядок,
10 в поступках ценит способности,
11 в делах ценит время.
12 В силу того, что он не соперничает,
он и не допускает ошибок. 26

9

1 Лучше вовремя остановиться,
чем наполнить [сосуд] до краев. 27
2 Если заточить лезвие до предела,
то долго его не сохранить. 28
3 Покои могут быть полны золота и каменьев,
4 но не найдется того, кто устерег бы их. 29
5 Похваляться богатством и знатностью —
значит накликать на себя беду. 30
6 Добившись успеха — отступай.
7 В этом — Путь Неба. 31

10

1 Можно ли, соединив душу и плоть,
2 объять Единое и не утратить это? 32
3 Можно ли, регулируя ци и становясь податливым,
4 обрести состояние новорожденного? 33
5 Можно ли, отполировав сокровенное зеркало,
6 не оставить на нем пятен? 34
7 Можно ли, любя народ и правя государством,
8 пребывать в недеянии? 35
9 Можно ли, открывая и закрывая Небесные Врата,
10 сохранять состояние самки? 36
11 Можно ли, постигнув четыре начала,
12 пребывать вне знания? 37
13 Давать жизнь и вскармливать?
14 Давать жизнь 38 и не обладать этим? 39
15 Действуя, не требовать воздаяния?
16 Взращивая, не править этим?
17 Это зовется сокровенной Благостью. 40

11

1 Тридцать спиц соединяются в одной ступице.
2 Использование же повозки
3 обуславливается пустотой между ними. 41
4 Для того, чтобы изготовить сосуд,
размешивают глину.
5 Использование же сосуда обуславливается
пустотой в нем.
6 Для того, чтобы соорудить жилище,
прорубают двери и окна.
7 Использование же жилища обуславливается
пустотой в нем.
8 Поэтому ту выгоду, которую получаем
благодаря наличию,
9 мы можем использовать
лишь благодаря отсутствию. 42

12

1 Пять цветов слепят глаза человека.
2 Пять тонов музыки притупляют его слух.
3 Пять вкусовых ощущений ранят его рот.
4 Скачка на лошадях и охота
делают необузданым его сердце. 43
5 Редкие вещи влекут человека
к совершению зла. 44
6 Поэтому мудрец заботится о желудке,
а не о глазах;
7 отказывается от одного, дабы достичь другого. 45

13

1 Слава и позор подобны страху.
2 Ценить свое тело —
3 то же самое, что ценить величайшие несчастья.
4 Что значит: Слава и позор подобны страху? 46
5 Даже при малейшей славе,
достигая ее — страшатся,
6 утрачивая — страшатся тоже.
7 Это и значит: Слава и позор подобны страху.
8 Что значит: Ценить свое тело — то же самое,
9 что ценить величайшие несчастья? 47
10 Причина, по которой я сталкиваюсь
с величайшими несчастьями,
11 заключена в том, что я имею тело. 48
12 Если бы я не имел тела, 49
откуда же взяться несчастьям?
13 Поэтому, тому, кто ценит Поднебесную
больше, чем себя,
14 может быть доверена Поднебесная. 50
15 Тот, кто любит Поднебесную больше, чем себя,
16 встретит поддержку Поднебесной. 51

14

1 Глядим на него и не видим.
Зовем это заурядным.
2 Слушаем его и не слышим. Зовем это редким.
3 Пытаемся коснуться его и не достигаем.
4 Зовем это мельчайшим.
5 Эти три ипостаси невозможно разделить,
6 ибо смешаны они и являют собой Единое. 52
7 Его верхняя часть не источает света.
8 Его нижняя часть не окутана мраком.
9 Едва различимое, его нельзя даже поименовать.
10 Оно возвращается к тому,
что не имеет сущности.
11 Это зовется формой, не имеющей форм;
12 образом, не имеющим сущности. 53
13 Это зовется расплывчато-туманным. 54
14 Встретившись с ним, не увидим его начала.
15 Следуя за ним, не увидим его тыльной стороны.
16 Придерживайся пути древности,
17 дабы контролировать дела сегодняшние. 55
18 Способность познать изначальную древность
19 и зовется принципом Дао.

15

1 С древности искушенный муж
2 видел мельчайше утонченное,
3 проникал в сокровенное
и был непостижим в своей глубине.
4 Из за того, что он непостижим,
можно лишь описать его.
5 Он робок, будто переходит реку зимой. 56
6 Он осмотрителен,
словно опасается своих соседей.
7 Он серьезен, как гость.
8 Он неоформленно распылен, будто тающий лед.
9 Он груб, подобно необработанному дереву;
10 пустотен, подобно долине;
11 неясен, словно мутная вода. 58
12 Кто способен посредством покоя
13 мутное постепенно сделать прозрачным?
14 Кто способен посредством долгого движения
15 постепенно породить к жизни безмятежное? 59
16 Сберегающий Дао и не стремящийся к избытку. 60
17 Лишь потому, что он не стремится к избытку,
18 он способен сокрыться, не воплощаясь вновь. 61

16

1 Достигая предельной пустоты,
2 Я сохраняю полный покой. 62
3 Мириады вещей возникают вместе, 63
4 я же взираю на их возвращение. 64
5 Из множества вещей
каждая восходит к своему корню. 65
6 Возвращение к корню назову умиротворением.
7 Это то, что зовется возвращением к судьбе.
8 Возвращение к судьбе назову постоянством. 66
9 Познавшего постоянство назову просветленным.
10 Не познавший постоянства творит зло и коварен.
11 Тот, кто познал постоянство,— всеобъемлющ.
12 Всеобъемлющий беспристрастен,
13 беспристрастный становится государем,
14 государь единится с Небом, Небо единится с Дао.
15 Дао единится с вечностью.
16 Достигший этого
17 до конца дней своих не встретит опасностей.

17

1 Лучший из правителей —
2 тот, о существовании которого низы не знают. 67
3 Следом за ним идут те правители,
4 которых любят и почитают. 68
5 За ними следуют правители, которых низы боятся, 69
6 вслед за коими идут правители, которых презирают. 70
7 Тот, в ком недостаточно искренности,
8 сталкивается с неискренностью. 71
9 Сомневающиеся, они ценят свои слова.
10 Когда их цель достигнута, а дело завершено,
11 простой народ говорит:
12 Это случилось с нами само собой. 72

18

1 Когда Великое Дао утрачивается,
2 возникают гуманность и долг. 73
3 Когда появляется великое мудрствование,
4 то возникает и великая фальшь. 74
5 Когда нет гармонии
среди шести категорий родственников,
6 то возникает сыновняя почтительность.
7 Когда государство и уделы охвачены смутой,
8 то появляются преданные чиновники. 75

19

1 Устрани учения — и не будет более забот.
2 Устрани мудрецов и отвергни мудрость —
3 и выгода народу возрастет стократно.
4 Устрани человеколюбие, отвергни справедливость —
5 и народ вернется к сыновней почтительности
и добрым делам.
6 Устрани хитроумие, отвергни выгоду —
7 и не будет более воров и бандитов.
8 Эти три [начала] обманчиво приукрашены
9 и не обладают достаточностью.
10 Поэтому надо сделать так,
чтобы люди принадлежали к тем,
11 кто прозревает неприукрашенное
и объемлет простоту,
12 мало думает о себе и уменьшает свои желания. 76

20

1 Велика ли разница между одобрением и хулой?
2 Велико ли расстояние между добром и злом?
3 Того, чего боятся люди, нельзя не бояться. 77
4 Пустынное! Оно не имеет границ. 78
5 Все люди радостны,
6 будто захвачены
праздником императорского угощения
7 или прогулкой по весенним террасам. 79
8 Лишь я один безразличен и не подаю знаков,
9 будто младенец,
который еще не научился улыбаться; 80
10 утомленный, словно странник,
11 не имеющий дома, куда бы мог возвратиться. 81
12 Люди все имеют с избытком,
13 лишь я один подобен отказавшемуся ото всего. 82
14 У меня сердце невежды — столь замутнено! 84
15 Простые люди пресветло светлы,
16 лишь я один погружен во тьму.
17 Простые люди пречисто-чисты, 86
18 лишь я один невежественно безыскусен,
19 безграничен, словно море, 87
20 неудержим, будто яростный ветер. 88
21 Все люди знают об использовании, 89
22 но я один глуп и ограничен. 90
23 Лишь я один отличаюсь от других и ценю матерь Благости. 91

21

1 Облик великой Благости проистекает из Дао. 92
2 В вещах Дао неразличимо-туманно. 93
3 Неразличимо туманное!
Но в нем заключены образы.
4 Туманно неразличимое! Но оно объемлет вещи. 94
5 Отдаленное и темное! Но оно содержит семя. 95
6 Семя это истинное,
ибо оно освящено искренностью. 96
7 С древности и до наших дней
имя его не высказано. 97
8 Оно известно как отец мириад созданий. 98
9 Откуда я знаю,
что форма отца созданий такова?
10 Из него же самого. 99

22

1 Склоняясь, сохраняем целостность. 100
2 Сгибаемся, затем распрямляемся. 101
3 Опустошаемся, затем наполняемся. 102
4 Стареем, чтобы потом обновиться.
5 Уменьшаем, дабы затем достичь завершения. 103
6 Увеличиваем —
и становимся жертвой заблуждения. 104
7 Таким образом, мудрецы объемлели Единое,
8 делая его принципом Поднебесной; 105
9 не показывали себя и потому были разумны;
10 не считали себя правыми,
потому их правота была очевидна;
11 не превозносили себя, потому достигали успеха;
12 не хвастали, потому могли прожить долго.
13 И лишь потому, что они ни с кем не соперничали,
14 никто в Поднебесной не мог соперничать с ними.
15 Фраза древних:
Склоняясь, сохраняем целостность, —
16 разве это пустые слова?
17 Достигший целостности, вернется к этому.

23

1 Редко пользоваться словами —
2 значит следовать естественности. 106
3 Поэтому резкий ветер не может длиться все утро,
4 а проливной дождь не может хлестать весь день.
5 Кто делает все это? Небо и Земля.
6 Если даже Небо и Земля
не могут сделать что то вечным,
7 так что же требовать от человека?! 107
8 Поэтому он действует через Дао.
9 Действующий через Дао тождественен с Дао. 108
10 Обретший Благость тождественен с Благостью. 109
11 Утрачивающий тождественен с утратой. 110
12 Тождественный с Дао —
радостно принимается Дао.
13 Тождественный с Благостью —
радостно принимается Благостью.
14 Тождественный с утратой —
радостно принимается утратой. 111
15 Тот, в ком недостаточно искренности,
встретится с неискренностью. 112

24

1 Стоящему на цыпочках долго не простоять. 113
2 Идущему большими шагами далеко не уйти.
3 Демонстрирующий себя — не просветлен.
4 Считающий себя правым — не очевиден.
5 Кичащийся собой не имеет заслуг.
6 Заносчивому не стать властителем.
7 Рассуждая с позиций Дао, про это говорят:
8 Излишество в пище
и непристойность в поступках 114
9 в сочетании с вещами несут вред.
10 Поэтому, обладающий Дао,
свободен от пребывания в этом.

25

1 Существует нечто, из Хаоса возникшее,
2 рожденное прежде Неба и Земли. 115
3 Беззвучно пустотное, одиноко неизменчивое. 116
4 Двигаясь по кругу, не устает
5 и способно быть матерью Неба и Земли. 117
6 Я не знаю его имени, 118
7 а иероглифом обозначу это Дао. 119
8 Через силу назову его еще и Великим. 120
9 Великое назову скоротечным. 121
10 Быстротечное назову отдаленным.
11 Отдаленное назову обращающимся вспять. 122
12 Поэтому Дао — велико,
13 Небо — велико,
14 Земля — велика.
15 Человек также велик. 123
16 Во Вселенной пребывают эти четыре великих,124
17 и человек — одно из них. 125
18 Человек следует Земле.
19 Земля следует Небу.
20 Небо следует Дао.
21 Дао же таково само по себе. 126

26

1 Тяжелое — это корень легкого.
2 Покой — это правитель движения. 127
3 Поэтому мудрец, странствуя повседневно,
4 не отходит от груженой повозки. 128
5 Хотя он владеет роскошными дворцами,
6 в своем умиротворении он отстранен от них. 129
7 Может ли властитель десяти тысяч колесниц
8 пренебрегать Поднебесной ради себя?
9 То, что легко,— не имеет корней.
10 То, что пребывает в движении,— утрачивает правителя. 130

27

1 Умеющий путешествовать не оставляет колеи. 131
2 Умеющий говорить не делает оговорок. 132
3 Умеющий считать не пользуется счетными палочками. 133
4 Умеющий закрывать двери не пользуется засовами,
5 а то, что он закрыл, невозможно открыть.
6 Умеющий связывать не использует веревок,
7 а то, что он завязал, невозможно распутать. 134
8 Поэтому мудрецу часто удается спасать людей,
9 не оставляя ни одного из них. 135
10 Это зовется сокрытой мудростью.
11 Поэтому добрый человек — учитель злых людей. 136
12 Злой человек — материал для добрых людей.
13 Если не ценить учителей,
14 если не любить материала для них,
15 то даже умудренные впадут в величайшие заблуждения. 138
16 Это зовется глубочайшей утонченностью.

28

1 Познав мужское, сохраняй и женское,
2 становясь лощиной Поднебесной.
3 Будь лощиной Поднебесной, —
4 тогда постоянная Благость не покинет тебя,
5 и вернешься в состояние новорожденного. 139
6 Познав белое, сохраняй и черное,
7 становясь образчиком Поднебесной. 140
8 Будь образчиком Поднебесной, —
9 тогда в постоянной Благости не будет недостатка, 141
10 и вернешься к Беспредельному. 142
11 Познав славу, сохраняй безвестность,
12 становясь долиной Поднебесной.
13 Будь долиной Поднебесной, —
14 тогда постоянная Благость будет в избытке,
15 и вернешься к изначальной простоте. 143
16 Когда изначальная простота рассеивается,
17 то возникают инструменты.
18 Мудрец использует их
19 и становится правителем чиновников. 144
20 Поэтому даже великие уложения не несут вреда. 145

29

1 Тому, кто хочет править Поднебесной
2 и при этом предается деяниям,
3 я думаю, не достичь успеха.
4 Поднебесная — это священный сосуд, 146
5 с которым ничего нельзя сделать.
6 Действующий — потерпит неудачу. 147
7 Желающий обрести это — утратит.
8 Поэтому одни существа идут впереди, другие следуют за ними.
9 Одни выдыхают через нос, другие дуют ртом.
10 Одни разрушают, другие уничтожаются.
11 Вот почему мудрец сторонится избыточности,
12 избегает чрезмерности и отбрасывает бахвальство. 148

30

1 Тот, кто помогает правителю людей посредством Дао,
2 не понуждает Поднебесную силой оружия. 149
3 Этому делу предначертано доброе воздаяние. 150
4 Там, где стояли лагерем войска,
5 растут лишь терновники да колючки.
6 После большого сражения
7 неизбежно грядет неурожайный год. 151
8 Умелый [полководец] достигает цели
9 и на этом останавливается. 152
10 Он не смеет прибегать к принуждению.
11 Он достигает цели и не восхваляет себя;
12 достигает цели и не кичится этим;
13 достигает цели и не проявляет высокомерия; 153
14 достигает цели лишь тогда, когда у него нет другого выбора;
15 достигает цели, но не принуждает.
16 Когда вещи, исполняясь силы, стареют,
17 то это зовется противоречащим Дао.
18 То, что противоречит Дао, сгинет до срока. 154

31

1 Оружие — инструмент зла.
2 Даже вещи — и те ненавидят его.
3 Поэтому ему нет места у того, кто овладел Дао.
4 Благородный муж, будучи дома,
предпочитает левую сторону,
5 а отправляясь в поход — правую.
6 Оружие — инструмент зла,
7 а не орудие благородного мужа.
8 И он не пользуется им,
пока его к этому не принудят;
9 а главное — делает это
в равнодушии к славе и выгоде,
10 побеждает, но не стремится к славе.
11 Стремящийся же к славе
получает удовольствие, убивая людей.
12 Тот, кто получает удовольствие, убивая людей,
13 никогда не сможет повелевать Поднебесной.
14 В случае радостного события обращайся влево,
15 в случае печального события — вправо.
16 Место помощника полководца — слева,
17 место полководца — справа.
18 Это значит, что приходит время
погребальных обрядов.
19 Когда гибнет великое множество людей,
20 кто то должен оплакивать их, скорбя.
21 Даже когда достигнута победа в сражении,
22 должно найтись место и погребальным обрядам.

32

1 Дао неизменно и безымянно.
2 Хотя простота и мала,
3 никто в Поднебесной не может править ею.
4 Если бы правитель и князья
могли придерживаться ее,
5 мириады существ сами повиновались бы ей. 155
6 Когда Небо и Земля взаимосочетаются,
7 то выпадают сладкие росы
8 и народ безо всяких указов умиротворяется. 156
9 Когда начинается управление, —
возникают и имена.
10 Коль скоро возникают имена, —
11 муж должен знать,
что настало время остановиться.
12 Знающий, где надо остановиться, избежит гибели. 157
13 Дао в Поднебесной подобно рекам и морям,
14 куда впадают долинные ручьи. 158

33

1 Познавший людей — мудр.
2 Познавший себя — просветлен. 159
3 Побеждающий людей — силен.
4 Победивший себя — могущественен. 160
5 Познавший меру — богат. 161
6 Упорный — целеустремлен. 162
7 Тот, кто не утратит этого,
обретет долговечность 163
8 и будет жить долго, не умирая. 164

34

1 Великое Дао всеохватно
и распростерто и влево, и вправо. 165
2 Мириады созданий опираются на него,
3 а оно порождает их и не отрекается от них,
4 но достигая успеха, остается безвестным.
5 Оно одевает и вскармливает мириады созданий,
не правя ими.
6 Неизменно остается свободным от желаний
7 и может быть названо Малым. 166
8 Мириады созданий возвращаются к нему,
9 и посему оно может быть названо Великим.
10 В силу того,
что оно никогда не считает себя Великим, 167
11 ему удается достичь величия. 168

35

1 К тому, кто овладел Великим образом,
приходит Поднебесная. 169
2 Приходит — и устраняются бедствия,
3 наступают умиротворение и покой. 170
4 Музыка и изысканная пища
остановят уходящего путника.
5 Когда Дао исходит изо рта,
6 оно не имеет запаха, не видимо и не слышимо,
7 но в использовании неисчерпаемо. 171

36

1 Желая что то сжать, сначала растяни его.
2 Желая что то ослабить, сначала усиль его.
3 Желая что то уничтожить,
позволь этому сначала расцвести.
4 Желая что то отнять, сначала дай это.
5 Это и зовется
утонченно искусным просветлением. 172
6 Мягкое и слабое одолевают твердое и сильное.
7 Рыба не может покинуть глубину.
8 Равно и государству
9 нельзя показывать инструменты управления народу. 173

37

1 Дао извечно пребывает в недеянии, 174
2 но нет того, чего бы оно ни совершало. 175
3 Если правители и князья могли бы соблюдать его,
4 мириады существ обрели бы самопреображение.
5 Если же после того,
как они обретут преображение,
6 родятся желания,
7 то я погашу их безымянной простотой. 176
8 Безымянная простота свободна от желаний. 177
9 И если, избавясь от желаний,
я обрету спокойствие,
10 то Поднебесная сама придет в порядок.

КНИГА ВТОРАЯ


38

1 Человек высшей Благости
не проявляет свою Благость,
2 и потому он обладает Благостью.
3 Человек низкой Благости
не отклоняется от Благости,
4 и потому он не обладает Благостью.
5 Человек высшей Благости пребывает в недеянии
6 и не имеет намерения действовать.
7 Человек низкой Благости погружен в деяния
8 и к тому же имеет намерение действовать.
9 Человек высокой гуманности действует,
10 и нет того, чего бы он ни сделал.
11 Человек высокой справедливости действует,
12 но все же остается то, что еще надо сделать.
13 Человек высоких ритуалов погружен в деяния,
14 но когда он не достигает желаемого,
15 то закатывает рукава и прибегает к силе.
16 Поэтому, когда утрачивается Дао, —
приходит Благость.
17 Когда утрачивается Благость, —
приходит человеколюбие.
18 Когда утрачивается человеколюбие, —
приходит справедливость.
19 Когда утрачивается справедливость, —
приходят ритуалы.
20 Ритуалы —
это тончайшая ширма
для преданности и искренности
21 и предвестник смуты.
22 Предзнание —
это цветок Дао
и начало невежества.
23 Поэтому великий муж
пребывает в плотно возвышенном
24 и отвергает тонко ничтожное.
25 Он принимает плоды и отвергает цветы.
26 Поэтому он отказывается от первого
ради второго. 178

39

1 Вот то, что с древности пребывало в Едином: 179
2 Небо пребывало в Едином
и потому достигало чистоты.
3 Земля пребывала в Едином
и потому достигала покоя.
4 Духи пребывали в Едином
5 и потому были одухотворенно подвижны.
6 Долина пребывала в Едином
и потому достигала расцвета.
7 Мириады вещей пребывали в Едином
8 и потому обретали рождение.
9 Правитель и князья пребывали в Едином
10 и потому были честны с Поднебесной. 180
11 Лишь благодаря Единому они достигали этого.
12 Если Небо не чисто, оно разверзается. 181
13 Если Земля не спокойна, она опускается.
14 Если духи не одухотворенно подвижны,
они истощаются.
15 Если долина не расцветает, она иссыхает.
16 Если мириады вещей не обретают рождения,
17 они обречены на уничтожение.
18 Если знать и правители не честны,
они будут свергнуты.
19 Поэтому в основе ценного лежит дешевое.
20 Благородный муж рассматривает
21 подданных в качестве своего корня.
22 Высшие рассматривают низших
в качестве своей основы.
23 Поэтому правитель и князья называют себя
24 сирыми, покинутыми, неудачниками.
25 Так разве это не значит:
26 Рассматривать подданных
в качестве своего корня?
27 Разве это не так?
28 Поэтому они и достигают
величайшего признания вне признания,
29 не желая быть прекраснейшими, словно яшма,
30 и твердейшими, будто камень. 182

40

1 Обращение вспять — это движение Дао. 183
2 Ослабление — это использование Дао. 184
3 Мириады существ в Поднебесной
рождаются из бытия.
4 Бытие же рождается из небытия. 185

41

1 Когда муж высоких способностей слышит о Дао,
2 он усердно следует ему.186
3 Когда муж средних способностей слышит о Дао,
4 он порой сохраняет его, порой утрачивает.
5 Когда муж низких способностей слышит о Дао,
6 он громко смеется над ним.
7 Если бы над ним не смеялись,
8 было бы недостаточно,
9 чтобы оно считалось истинным Дао.
10 Поэтому Извечные суждения гласят: 187
11 Пресветлое Дао кажется темным. 188
12 Дао, ведущее вперед, кажется влекущим назад. 189
13 Обыденное Дао кажется исключительным. 190
14 Высшая Благость подобна долине. 191
15 Великая белизна кажется покрытой пятнами. 192
16 Всеохватная Благость кажется недостаточной. 193
17 Подлинная Благость кажется сокрытой. 194
18 Извечная истина кажется пустой. 195
19 Великий квадрат не имеет углов. 196
20 Великий сосуд долог в изготовлении. 197
21 Великий Звук не часто услышишь. 198
22 Великий Образ не имеет формы.
23 Дао потаенно и безымянно.
24 И лишь потому, что это — Дао,
25 оно может быть совершенным
и в воздаянии, и в воплощении. 199

42

1 Дао порождает одно.
2 Одно порождает два.
3 Два порождает три.
4 Три порождает мириады существ.
5 Мириады существ несут в себе инь
и объемлют ян,
6 а пустотное ци приводит их в гармонию.
7 Нет слов, которых бы человек страшился больше,
8 чем сирый, покинутый, неудачник.
9 А ведь знать и правители
именно так называют себя.
10 Поэтому вещи то принижаются, возвышаясь,
11 то возвышаются, принижаясь. 200
12 Тому, чему учат другие, учу и я: 201
13 Сильные и жестокие
не умирают своей смертью.
14 И считаю это своим первейшим наставлением. 202

43

1 Самое мягкое в Поднебесной
2 может одолеть самое твердое в Поднебесной. 203
3 То, что не имеет сущности, проникает туда,
где нет даже щели.
4 Потому то я и постиг пользу недеяния. 204
5 Но учение вне слов и пользу недеяния
6 крайне редко встретишь в Поднебесной.

44

1 Что дороже — славное имя или жизнь? 205
2 Что ценнее — жизнь или богатство? 206
3 Что мучительнее — достигать или утрачивать? 207
4 Вот почему великие пристрастия
неизбежно ведут к большим потерям,
5 а неуемное накопление
оборачивается огромной утратой. 208
6 Знай меру — и не придется испытать стыд.
7 Умей остановиться —
и не столкнешься с опасностями.
8 И сумеешь прожить долго.

45

1 Великое совершенство кажется ущербным, 209
2 но в использовании неистощимо.
3 Великая наполненность кажется пустой,
4 но в использовании бесконечна. 210
5 Великая прямизна кажется изогнутой. 211
6 Великое мастерство кажется грубым. 212
7 Великое красноречие кажется косноязычным. 213
8 Покой побеждает движение,
а холод одолевает жару.
9 Лишь тот, кто умиротворен и спокоен,
10 способен править Поднебесной. 214

46

1 Когда Поднебесная следует Дао,
2 боевых лошадей отправляют унавоживать поля. 215
3 Когда Поднебесная не следует Дао,
4 боевых лошадей приводят к городским стенам. 216
5 Нет большей беды, чем не знать меры.
6 Нет большего зла, чем быть в плену у желаний.
7 Поэтому, познавший меру в мере,
8 неизменно хранит ее.

47

1 Не выходя со двора, можно познать весь мир.
2 Не выглядывая в окно, можно узреть Путь Неба. 217
3 Чем дальше идешь — тем меньше узнаешь. 218
4 Поэтому мудрецы познавали,
никуда не отправляясь;
5 постигали, не видя; 219
6 свершали, не действуя. 220

48

1 Следуя учению, день ото дня обретают. 221
2 Следуя Дао, день ото дня теряют. 222
3 Теряя и вновь теряя, достигают недеяния.
4 В недеянии нет того,
что не вершилось бы само собой. 223
5 Не свершая дел,
неизменно овладевают Поднебесной. 224
6 Лишь предашься делам — 225
7 как станешь недостоин овладеть Поднебесной. 226

49

1 Мудрец не имеет постоянного сердца.
2 Его сердце — сердце людей. 227
3 Для добрых я добр.
4 Для недобрых я тоже добр. 228
5 И так достигаю добра. 229
6 Искренним я верю.
7 Неискренним я верю тоже.
8 И так достигаю искренности.
9 Мудрец, правя в Поднебесной,
10 делает свое сердце безыскусным
11 и приводит его в согласие с Поднебесной.
12 Люди внемлют ему слухом и взором. 230
13 Он же смотрит на них как на своих детей. 231

50

1 Появляясь — живем, уходя — умираем. 232
2 Трое из десяти последуют жизни.
3 Трое из десяти последуют смерти.
4 Тех, кто стремится к жизни
5 и потому часто сталкивается со смертью, —
6 также трое из десяти.
7 Почему это так?
8 Потому что они излишне стремятся к жизни.
9 Я слышал, что искушенный
в сбережении своей жизни,
10 в своих странствиях
не столкнется с носорогами и тиграми.
11 В сражении его не задеть ударом оружия.
12 Носорогам некуда воткнуть свой рог.
13 Тиграм некуда вонзить свои когти.
14 Воину некуда направить свое оружие.
15 Почему это так?
16 Потому что в нем нет места смерти. 233

51

1 Дао порождает, Благость вскармливает.
2 В вещах оформляется,
3 в обстоятельствах воплощается. 234
4 Поэтому мириады существ
не только почитают Дао,
5 но и ценят Благость. 235
6 Почитают Дао и ценят Благость не за то,
7 что они предопределяют судьбу,
8 а потому, что извечно следуют естественности. 236
9 Вот поэтому Дао порождает,
Благость вскармливает.
10 Взращивает и воспитывает,
11 классифицирует и укрепляет,
12 пестует и оберегает, 237
13 порождает, но не обладает этим,
14 свершает и не требует воздаяния,
15 взращивает [мириады вещей]
и не властвует над ними. 238
16 Оттого и зовется это сокровенной Благостью. 239

52

1 Поднебесная имеет начало,
2 которое является Матерью Поднебесной.
3 Когда достигнута мать, —
4 познаешь и ее детей.
5 Когда познаны дети, —
6 вновь возвращаешься для сбережения матери.
7 И тогда до конца дней своих
не встретишь опасности. 241
8 Закрой отверстия, запри двери — 242
9 и в твоем теле более не родятся болезни. 243
10 Открой отверстия, предайся делам —
11 и твое тело уже не спасти. 244
12 То, что видится малым, назову пресветлым.
13 Сохраняющее гибкость назову укрепленным. 245
14 Используй его сияние, 246
15 возвращайся к его свету — 247
16 и не причинишь себе вреда. 248
17 Это и зовется овладением постоянством.

53

1 Когда я обрету мельчайшее знание,
2 я буду следовать Великому Пути,
3 не боясь заблудиться. 249
4 Великое Дао просто,
5 но люди предпочитают узкие тропинки. 250
6 Когда двор роскошествует, 251
7 а поля поросли сорняками
8 и амбары пусты; 252
9 когда знать, опоясавшись драгоценными мечами,
10 излишествует в напитках и еде,
11 в избытке владея всяким добром, —
12 это зовется грабительством и бахвальством.
13 О, сколь отлично это от Дао! 253

54

1 То, что глубоко посадил, нельзя выдернуть. 254
2 То, что крепко обхватил, трудно отнять. 255
3 Поэтому нельзя положить конец
4 ритуальным подношениям сыновей и внуков
своим предкам. 256
5 Пестуй это в своем теле —
и Благость [в тебе] обретет истинность.
6 Пестуй это в семье —
и Благость будет в достатке. 257
7 Пестуй это в своем государстве —
и Благости будет в избытке.
8 Пестуй это в Поднебесной —
и Благость станет повсеместной.
9 Поэтому смотри на других людей
через самого себя.
1Cмотри на другие семьи через свою семью.
11 Смотри на другие деревни через свою деревню.
12 Смотри на другие государства
через свое государство. 258
13 Смотри на Поднебесную через Поднебесную. 259
14 Откуда мне знать, что Поднебесная такова?
15 Из нее же самой. 260

55

1 Постигший глубину Благости
2 уподобляется новорожденному.
3 Ядовитые насекомые не жалят его.
4 Дикие звери не бросаются на него.
5 Хищные птицы не клюют его. 261
6 Его кости слабы, а мышцы податливы,
7 но хватка крепка. 262
8 Он не знает о союзе мужского и женского,
9 но пенис его уже воспрял, 263
10 ибо семя его достигло совершенства.
11 Он кричит весь день, но голос его не хрипнет, 264
12 ибо гармония его достигла совершенства.
13 Познание гармонии
зовется достижением постоянства. 265
14 Познание постоянства зовется просветлением. 266
15 Избыток жизни
зовется [недобрым] знамением. 267
16 Регулирование [круговорота] ци сердцем
зовется укреплением. 268
17 Вещи, исполняясь силы, стареют,
18 и это считается противоречащим Дао.
19 То, что противоречит Дао,
20 рано приходит к своему концу.

56

1 Знающий не говорит. 269
2 Говорящий не знает. 270
3 Закрой отверстия, запри двери,
4 притупи лезвие, 271 распутай узлы, 272
5 пригаси свет, 273 уподобься пылинке. 274
6 Это зовется сокровенным единением.
7 Поэтому ты не можешь,
8 достигнув его, сродниться с ним.
9 И не можешь,
10 достигнув его, пренебречь им. 275
11 Не можешь, достигнув его, извлечь пользу.
12 И не можешь, достигнув его, причинить вред. 276
13 Не можешь, достигнув его, облагородить его.
14 И не можешь, достигнув его, унизить его. 277
15 Потому оно и почитается в Поднебесной. 278

57

1 Управляй государством строгостью.
2 Используй армию с умением.
3 Но покоряй Поднебесную, не действуя. 279
4 Откуда я знаю это?
5 Из него же самого.
6 Чем больше запретов в Поднебесной,
7 тем беднее становится народ.
8 Чем больше оружия у народа,
9 тем сильнее смута в государстве. 280
10 Чем больше люди искусны в ремесле своем,
11 тем больше творится неправедных дел. 281
12 Чем лучше знают законы,
13 тем больше становится воров и бандитов. 282
14 Поэтому мудрец говорит:
15 Я пребываю в недеянии,
16 а народ сам преображается.
17 Я люблю покой,
18 а народ сам исправляется.
19 Я не предпринимаю действий,
20 а народ сам богатеет.
21 Я не имею желаний,
22 а народ сам опрощается. 283

58

1 Когда власть пассивно отстраненна,
2 то и народ чистосердечно-прост. 284
3 Когда правительство жестокосердно-строго,
4 то и народ хитер и убог. 285
5 Несчастье — вот что является опорой счастья.
6 Счастье — вот где кроется несчастье.
7 И кто знает, где положен предел этому?
8 И нет в этом правильности. 286
9 Правильность оборачивается ловкостью. 287
10 Добро оборачивается коварством. 288
11 Людские заблуждения,
о сколь стары и неизменны они! 289
12 Вот почему мудрец хотя и прям, но не груб; 290
13 остер, но не колет; 291
14 прямолинеен, но не своеволен; 292
15 ярок, но не слепит. 293

59

1 В правлении людьми и служении Небу
2 ничто не сравнится с воздержанностью. 294
3 Тот, кто воздержан,
4 зовется изначально готовым [следовать Дао]. 295
5 Тот, кто готов изначально,
6 зовется собравшим Благость в избытке. 296
7 Для того, в ком Благость собрана в избытке,
8 нет ничего, способного противостоять ему.
9 Если ему ничто не может противостоять,
10 то нет ему предела. 297
11 Если нет ему предела,
12 то он может владеть государством. 298
13 Обладая Матерью государства,
14 можно стать долговечным. 299
15 Это зовется глубокими и крепкими корнями
16 нетленного и долговечного Дао.

60

1 Управление большим государством
2 подобно варке мелкой рыбешки. 300
3 Когда управляешь Поднебесной через Дао,
4 даже духи утрачивают свою духовную мощь. 301
5 Но даже если они и не теряют своей духовной мощи,
6 то мощь эта не вредят людям. 302
7 И если даже духи не вредят людям,
8 то и мудрецы не могут им повредить. 303
9 А поскольку они не вредят друг другу,
10 то и Благость их, сочетаясь, восходит [к Дао]. 304

61

1 Великое государство подобно низовью реки, 305
2 где сходятся [воды] Поднебесной, 306
3 и самке Поднебесной. 307
4 Самка всегда одолевает самца своим покоем.
5 Пребывая в покое,
она занимает нижнюю позицию. 310
6 Поэтому великое государство,
занимая нижнюю позицию,
7 завоевывает доверие малого государства.
8 Малое государство, занимая нижнюю позицию,
9 оказывает доверие великому государству. 311
10 Поэтому то, что занимает нижнюю позицию,
11 либо завоевывает доверие, либо оказывает его. 312
12 Все, к чему стремится большое государство, —
13 лишь принимать людей под свое крыло.
14 Все, к чему стремится малое государство, —
15 это вникать в людские дела.
16 Если оба хотят достичь желаемого,
17 большее должно занять нижнюю позицию. 313

62

1 Дао — величайшее хранилище мириад существ. 314
2 Это то, что является сокровищем добрых людей 315
3 и защитой для тех, в ком нет добра. 316
4 Прекрасные слова высоко ценятся при продаже.
5 Прекрасные поступки
могут вызвать людское уважение. 317
6 Даже если в человеке нет добра,
зачем же отвергать его? 318
7 Поэтому взошедший на трон правитель
и три властвующих князя, 319
8 хотя и имеют драгоценные кольца
9 и сопровождаются четверкой лошадей,
10 не сравнятся с теми,
кто, не сходя с места, снискал дары Дао. 320
11 Почему древние ценили Дао?
12 Разве не говорилось:
Устремись, дабы достичь его,
13 и даже если ты имел пороки — избегнешь зла.
14 За это оно и ценится в Поднебесной. 321

63

1 Действуй недеянием.
2 Совершай дела недеянием.
3 Осязай то, что не имеет запаха. 322
4 Умаляй великое и делай большое малым.
5 И на зло воздавай Благостью. 323
6 Намеревайся свершить трудное, пока оно легко.
7 Осуществляй большое, пока оно мало.
8 Все трудные дела в Поднебесной
должны вершиться, пока они легки.
9 Все великие дела в Поднебесной
должны вершиться, пока они малы.
10 Вот почему мудрецы,
11 никогда не начиная своих свершений с великого,
12 могли достичь Великого.
13 В том, кто легко дает обещания,
мало искренности.
14 Тот, кто считает дела легкими,
15 неизбежно столкнется с великими трудностями.
16 Вот почему мудрецы,
считая многие дела крайне трудными, 324
17 от начала не сталкивались с трудностями.

64

1 Легко сохранить то,
что умиротворено.
2 Легко спланировать то,
что еще не получило развития. 325
3 Легко разломать то,
что еще хрупко.
4 Легко рассеять то,
что еще мало. 326
5 Действуй тогда,
когда еще ничего нет. 327
6 Правь там,
где еще нет смуты. 328
8 Полнокровное древо вырастает
из мельчайшего ничто.
9 Башня в девять уступов
поднимается из просеянной земли.
10 Путешествие в тысячу ли
начинается с одного шага.
11 Действующий — терпит неудачу.
12 Стяжающий — утрачивает. 329
13 Поэтому мудрец, пребывая в недеянии,
не терпит неудач
14 и поскольку не стяжает —
не утрачивает.
15 Зачастую люди терпят неудачу в делах,
15 находясь на пороге успеха. 330
16 Будь в конце столь же осторожен,
как и в начале, —
17 и не будет неудачных дел.
18 Вот почему мудрецы желали не-желания
19 и не ценили труднодостижимых предметов, 331
20 учились вне учения
21 и возвращались к ошибкам людей, 332
22 дабы помочь мириадам существ
пребывать в естественности
23 и воздерживаться от деяний.

65

1 Издревле совершенные в следовании Дао
2 не просвещали народ,
но оставляли его невежественным.
3 Причина того, что народом трудно управлять, 333
4 заключена в избытке у него знаний. 334
5 Потому управление государством
с помощью знания
6 будет разрушительно для государства. 335
7 Отказ от управления государством
с помощью знания
8 будет благотворен для государства.
9 Два этих примера являются образчиками.
10 Неизменное понимание этих образчиков
11 зовется сокровенной Благостью.
12 О, сколь глубока, сколь отдалена
сокровенная Благость! 336
13 Сколь противоположна она вещам! 337
14 Но лишь то, что идет за ней,
и есть Великое Следование.

66

1 Моря и реки лишь потому могут быть
властителями сотен долин,
2 что способны ставить себя ниже их.
3 Вот почему они могут быть
властителями сотен долин.
4 Поэтому тот,
кто желает возвыситься над людьми,
5 в речах своих должен ставить себя ниже их.
6 Тот, кто желает идти впереди людей,
7 должен встать позади них.
8 Вот почему мудрец стоит над людьми,
9 но не бывает им в тягость;
10 находится впереди, но не вредит народу.
11 Оттого вся Поднебесная без устали
12 и с радостью поддерживает его.
13 Он не вступает в борьбу,
и потому нет в Поднебесной того,
14 кто мог бы соперничать с ним.

67

1 Все в мире говорят,
что мое Дао велико и ни на что не похоже.
2 Лишь потому, что оно велико,
оно и ни на что не похоже.
3 Если бы оно походило на что нибудь,
4 то давно бы стало едва приметным. 338
5 Я обладаю тремя сокровищами,
[кои] храню и [коими] дорожу.
6 Первое — великодушие.
7 Второе — бережливость.
8 Третье — не смею быть первым в Поднебесной.
9 Благодаря великодушию могу быть храбрым. 339
10 Благодаря бережливости могу быть щедрым. 340
11 Благодаря тому,
что не смею быть первым в Поднебесной,
12 могу стать господином сосудов. 341
13 Сегодня те, кто жертвует
великодушием ради храбрости, 342
14 бережливостью ради щедрости,
15 местом позади ради того, чтобы быть впереди,
16 обречены на смерть.
17 Великодушием побеждаешь в наступлении 343
18 и становишься неприступным в обороне.
19 Даже Небо спасает тех,
20 кто бережет себя великодушием.

68

1 Умелый полководец не воинственен. 344
2 Умелый в сражении не гневлив. 345
3 Умеющий побеждать врага
не вступает [с ним в поединок]. 346
4 Умеющий использовать людей
ставит себя ниже их.
5 Это зовется Благостью без противостояния.
6 Это зовется способностью использовать людей. 347
7 Это зовется
следованием Небу и Пределу древности.

69

1 У стратегов есть поговорка:
2 Я не посмею быть хозяином, буду лишь гостем.
3 Я не дерзну шагнуть и на цунь вперед,
но отступлю на чи назад.
4 Это зовется продвижением вне движения, 348
5 закатыванием рукавов, не имея рук,
6 противостоянием врагу, не имея противника, 349
7 победой без оружия.
8 Нет большего несчастья,
9 чем легко одержать верх
над слабым противником.
1Cлабый противник будет стоить мне
всех моих сокровищ. 350
11 Когда две враждующие стороны
вступают в поединок,
12 побеждает преисполненный милосердия. 351

70

1 Мои слова легко понять
2 и столь же легко им следовать.
3 И все же никто в мире не способен их понять
4 и тем более следовать им. 352
5 Слова имеют предка, дела имеют господина. 353
6 Из за того, что люди сиры,
им и не удается понять меня. 354
7 Как же мало тех, кто понимает меня!
8 Как же редки те, кто следует мне. 355
9 Поэтому мудрецы носили холщовые одежды,
10 но в душе берегли драгоценную яшму. 356

71

1 Знать и при этом думать, что не знаешь, —
2 это высшее достижение.
3 Не знать и при этом думать, что знаешь, —
4 это ведет к трудностям. 357
5 Мудрец не имеет трудностей
6 лишь потому, что устранил [главную] трудность.
7 Лишь потому, что он осознает трудности,
он устраняет их.
8 Вот потому он и не имеет трудностей.

72

1 Если народ не трепещет перед властью,
2 то власть достигает величайшего могущества.
3 Не сгоняйте народ с его мест,
4 не презирайте устоев его жизни. 358
5 Тот, кто не презирает этого, 359
не презрен будет. 360
6 Вот почему мудрецы, познав себя,
не проявляли себя; 361
7 любили себя, не превознося себя. 362
8 И потому, отказываясь от одного,
они достигали другого.

73

1 Кто безрассуден в своем бесстрашии —
погибает. 363
2 Кто не безрассуден в своем бесстрашии —
остается жить. 364
3 Из этих двух начал одно ведет к пользе,
другое — к беде. 365
4 Кто знает, почему Небо презирает одно из них?
5 Даже мудрецы считали некоторые дела
крайне трудными. 366
6 Путь Неба не соперничает, но побеждает; 367
7 не говорит, но дает ответ; 368
8 не будучи призванным, приходит сам; 369
9 медлителен, но в намерениях всеобъемлющ. 370
10 Широка Небесная сеть, редки ее ячейки,
но не пропускают ничего.

74

1 Когда народ не боится смерти,
зачем же угрожать ему смертью?
2 Если бы народ постоянно боялся смерти,
а я хватал провинившихся
3 и предавал их казни,
кто посмел бы творить беззаконие? 371
4 Всегда существует Палач, который казнит.
5 Казнить от имени Палача —
6 подобно тому,
как рубить дерево от имени Великого мастера.
7 Редко найдется тот,
кто, рубя от имени Великого мастера,
8 не поранил бы себе руки. 372

75

1 Народ голоден,
ибо налоги верхов на зерно слишком велики, —
2 оттого он и голоден.
3 Народом трудно управлять,
ибо верхи творят деяния, —
4 оттого им и трудно управлять.
5 Народ презирает смерть,
ибо верхи слишком ценят свою жизнь, —
6 оттого он и презирает смерть.
7 Те, кто не слишком заботится о своей жизни,
8 стоят выше тех, кто переоценивает ее. 373

76

1 При рождении человек податлив и слаб.
Умирая — тверд и крепок.
2 Трава и деревья гибки и податливы при жизни,
3 а умирая, становятся сухи и ломки.
4 Поэтому твердое и сильное идут стезей смерти,
5 а податливое и слабое идут стезей жизни.
6 Оттого сильное войско обречено на погибель, 374
7 а крепкое дерево будет срублено. 375
8 Потому крепкое и сильное стоят ниже, 376
9 а податливое и слабое — выше. 377

77

1 Разве не напоминает Путь Неба
натягивание лука?
2 Что было вверху — опускается,
3 а что было внизу — поднимается.
4 Что было в избытке — уменьшается,
5 а что было в недостатке — дополняется.
6 В этом и заключается Путь Неба:
7 уменьшать то, что в избытке,
8 и дополнять то, что в недостатке.
9 Путь человека, увы, не таков. 378
10 Он уменьшает то, что и так в недостатке,
11 и дополняет этим то, что и так в избытке.
12 Кто же может дополнить Поднебесную тем,
13 чем он владеет в избытке?
14 Лишь тот, кто обладает Дао.
15 Именно так поступали мудрецы
и не требовали воздаяния,
16 достигали цели и не считали это заслугой.
17 Ибо они не хотели,
18 чтобы их ставили выше других. 379

78

1 В Поднебесной нет ничего
податливее и слабее воды.
2 Но в противостоянии твердому и сильному
ничто не сравнится с ней.
3 И в использовании
ничто не может заменить ее. 380
4 Слабое одолеет сильное,
податливое одолеет твердое.
5 Нет в Поднебесной того, кто не знал бы об этом.
6 Но нет и того, кто мог бы следовать этому.
7 Именно об этом и говорили мудрецы:
8 Принимающий на себя скверну государства,
9 зовется правителем алтарей и амбаров.
10 Принимающий на себя беды страны,
11 зовется властителем Поднебесной.
12 Истинные слова
похожи на свою противоположность.

79

1 Даже когда утихнут великие несчастья,
2 какая то беда непременно останется. 381
3 Так можно ли назвать это благом?
4 Поэтому мудрецы,
беря в руку левую часть [договорной] бирки, 382
5 не требовали взыскания долгов с народа.
6 Благостный человек
правит через договоренность. 383
7 Человек вне Благости правит через налоги. 384
8 Путь Неба беспристрастен,
9 он лишь извечно воздает добрым людям.

80

1 Когда государство мало,
а его население невелико, 385
2 пусть даже у него будет
огромное количество оружия, —
3 некому будет воспользоваться им. 386
4 Люди же, в страхе смерти,
не уедут в дальние места. 387
5 Даже если у них будут корабли и повозки,
они не снарядят их.
6 Даже если у них будут доспехи и оружие,
7 им не представится случая
продемонстрировать их.
8 Чтобы народ вернулся
9 к использованию узелковых веревок [для письма],
10 пусть наслаждается пищей,
11 красуется одеждами,
12 будет доволен жилищем
13 и радуется жизни.
14 Когда соседние владения
находятся на расстоянии взаимной видимости,
15 они слышат пение петухов и лай собак
друг у друга,
16 а народ доживает до старости
и умирает, не ездя туда сюда. 388

81

1 Искренние речи не изящны, 389
изящные речи не искренни. 390
2 Добрый не красноречив, красноречивый не добр.
3 Мудрый не образован, образованный не мудр. 391
4 Мудрец не накопительствует. 392
5 Но чем больше он делает для других,
тем больше прибавляется ему. 393
6 Чем больше он дает другим,
тем богаче становится сам. 394
7 Путь Неба — в принесении пользы
без причинения вреда. 395
8 Путь мудреца — в деянии без противостояния. 396


Ван Би
Комментарии

1.Выраженное словами Дао и поименованное Имя соотносятся с делами и соответствуют форме вещей и потому непостоянны. Таким образом, о [постоянном] невозможно говорить и ему нельзя дать имя.
2.Всё бытийствующее произошло из небытия (отсутствия). Поэтому момент бесформенного и безымянного зовётся началом мириад вещей. А когда оно [бытийствующее] обретает форму и имя, то растёт, воспитывается, защищает и пестуется, являясь Матерью. Поэтому я говорю о Дао как о бесформенном и безымянном начале и завершении всех вещей. Начинать и завершаться, не зная почему,— вот сокровенное из сокровенного.
3.Утончённо-потаённое (мяо) бесконечно мало. Мириады вещей, рождаясь из мельчайшего, достигают своего завершения, начинаются из небытия (из ничто), а затем проявляются. Поэтому, пребывая в постоянстве небытия и желая достичь пустотного, можно узреть утончённое начало вещей.
4.Сокровенная глубина (высшая форма) возвращается к истоку. Вся выгода, что ни есть в бытии (наличии), должна достигаться в использовании небытия (отсутствия). Основа желании должна пребывать в Дао, дабы затем они принесли пользу. Поэтому, имеющий желание может узреть сокровенную глубину начала вещей.
5.Оба соотносятся с началом Матери. Произрастают вместе означает, что они вместе произрастают из сокровенного. Различаясь в именах, они не могут быть тождественными. То, что было прежде всего, зовётся Началом. То, что находится в конце, зовётся Матерью. Сокровенное темно, безмолвно и отсутствующе. Это то, откуда проистекают и Начало, и Матерь. Ему нельзя дать имя, а потому и невозможно говорить о нём. Говоря о сокровенном и называя его — сокровенное, его нельзя достичь и назвать таким образом. Называя его таким образом, его нельзя определить лишь сокровенным, и дав ему имя — просто утратим его. Поэтому и говорим о сокровенном и ещё раз сокровенном. Из него исходит всё утончённо-потаённое, потому мы и зовём его вратами ко множеству потаённого.
6.Красота увеличивает радость в людских сердцах, а уродство вселяет в них скорбь. Поэтому красота и уродство подобны радости и гневу, доброе и дурное похожи на истину и ложь. Радость и гнев тождественны в своём корне, истинное и ложное имеют единые врата. Поэтому их нельзя достичь по отдельности. Эти шестеро показывают, что в природном законе ничего нельзя постичь по отдельности.
7.[Мудрецу] вполне достаточно быть естественным (соблюдать естественность), а предаваясь деяниям, он лишь тубит себя.
8.Мудрость и знание порождают сами себя. [Если ради их достижения] предаваться деяниям, то это лишь приведёт ко лжи.
9.Через совершенство все вещи сами достигают своего завершения. Поэтому он не считает это успехом (заслугой).
10.Поскольку совершенство заключено само в себе, оно продлится долго.
11.Мудрые значит способные. Превозносить значит высоко оценивать. Ценить значит приписывать высокую цену. Если назначать на посты лишь способных людей, то зачем же превозносить их? Если использовать лишь полезное, то зачем же ценить его? Превозносить недостойного и прославлять его имя — значит оценивать его выше, чем пост, на который его назначили. Если товары оцениваются выше, чем их полезность, то это вызывает лишь алчность. Поэтому если то, чего желаешь, не видишь, то и сердце не придёт в смятение.
12.Сердце объемлет мудрость, желудок же — пищу. В пустотном [сердце] есть мудрость, а вот в наполненном [желудке] нет знания.
13.Кости без знания — всего лишь скелет. Воля, порождая дела, приводит сердце в смятение. Если сердце будет опустошено, то и воля будет ослаблена.
14.Сохраняет их истинность.
15.[Освящённые] мудростью — те, кто знает, как действовать.
16.Если поддерживать определённое количество [членов] в одной семье, это всё равно не сделает семью целостной. Если поддерживать определённое количество людей внутри одного государства, то это всё равно не сделает государство завершённым. Нельзя считать [нормальной] функцией истощение сил, поднятием больших тяжестей. И хотя человек может знать, как управлять мириадами вещей, но он не сможет это сделать, если не будет обладать двумя началами Дао (инь и ян). И хотя Земля может обладать формами душ-по, но если она не следует Небу, то и не сможет обрести полноту своего покоя. И хотя Небо обладает образами семян, не следуя Дао, оно не сможет сохранить этих семян. Когда оно опустошается и используется, то таким использованием ие истощить его. Когда оно созидается, то наполняется, а наполняясь, переполняется. Когда оно опустошается и используется, то вновь возвращается к неистощимому. В своём действии оно предельно безгранично. И хотя форма его велика, она не утомляет тело. И хотя дел его множество, они не превзойдут [положенного] числа. Если все вещи отбрасывают это и стремятся к своему господину, то где же упокоится их господин? Разве он ~ недостаточно глубок, чтобы быть предком всех вещей?! Лезвие притуплено, но не сломано. Узлы развязаны без всякого труда. Его блеск пригашен, но тело его не загрязнено. Оно уподоблено пылинке, но истинность его не отброшена. Разве этого не достаточно, чтобы оно сохранялось? Земля сохраняет свои формы, и нет той Благости, что не поддерживалась бы ею. Небо наслаждается своими образами, и нет той Благости, которая не нашла бы здесь убежище. Но даже Небо и Земля не могут сравниться с ним (Дао). Разве их существование может предшествовать Верховному Владыке? Владыка — это Небесный Владыка.
17.Небо и Земля вверяют себя естественности. В недеянии и вне созидания все вещи сами властвуют друг над другом. Потому они и не гуманны. Гуманность должна созидать, устанавливать, править и изменять вещи с милосердием н через деяния. Будучи созданными, установленными, подчинёнными и изменёнными, вещи утрачивают свою истинность. В милосердии и в деяниях вещи утрачивают свою полную сохранность. Если вещи утрачивают свою полную сохранность, то этого уже недостаточно, чтобы быть готовым к ударам. Земля рождает солому не для скота, но именно скот поедает солому. [Небо] не порождает собак для человека, но люди едят собак. Недеяние по отношению ко всем вещам означает позволение всем вещам достичь предназначенной им функции. И тогда они станут самодостаточны. Но если кто-нибудь будет в этом деле пользоваться мудрствованиями, то и ветви древа потянутся за этим.
18.Мудрец, единя свою Благость с Небом и Землёй, уподобляет людей соломенным собачкам.
19.Меха (то)— это набор больших мешков. Палка (юэ) подобна флейте. В мехах абсолютно пусто, они не обладают чувствами и находятся в недеянии. Поэтому они пустотны и в этом — безграничны. В движении они не истощаются. Между Небом и Землёй всё, пребывающее в пустоте, следует естественности. Поэтому оно никогда не истощается, и в этом подобно мехам.
20.Чем больше он делает, тем больше он утрачивает. Соотносясь с вещами, он взращивает в них зло. Соприкасаясь с делами, он говорит неправильные речи. Сберегая это внутри себя, подобно мехам, он никогда не окажется истощённым. Если он устранит себя и позволит вещам [следовать самим себе], то не будет ничего такого, что не подчинялось бы Принцину. Если бы меха пожелали сами издать звук, то этого было бы совсем недостаточно для тех, кто дует в них.
21.Дух в долине — это центр долины и отсутствие этой долины. Не имея ни формы, ни тени, ие ускользая и не удаляясь, он пребывает низко и недвижно, сохраняя покой, не угасает и таким образом порождает долину. Форму его не увидеть, поэтому он достигает вещей. Лежит низко и недвижно, поэтому ему нельзя дать имени. Вот почему зову его корнем Неба и Земли. Он едва различим, лишь кажется присутствующим здесь, и в использовании он недвижим. Врата — это лоно сокровенной самки. Оно (Дао) имеет своей основой это лоно и обретает единое тело с предельным, поэтому и зовём его корнем Неба и Земли. Если кто-то захочет сказать, что оно существует, ему не увидеть его формы. Если кто-то захочет сказать, что оно не существует, он даст рождение мириадам вещей. Поэтому оно едва различимо, лишь кажется присутствующим здесь. Оно ничего не оставляет незавершённым, а использованием не утомить его. Поэтому оно неисчерпаемо в использовании.
22.Порождать самих себя — это значит вступать в соперничество. Не порождать самих себя — это возвращаться к вещам.
23.Отсутствие себя — это ничего не делать для себя. [Мудрец] находится впереди [всех] и сохраняет себя, поэтому он и может достичь личных целей.
24.Люди ненавидят низкое место.
25.Дао — отсутствие (небытие), вода — наличие (бытие).
Поэтому она очень близка Дао [но не тождественна].
26.Это значит, что все люди должны откликаться на Дао управления [государством].
27.Остановиться означает не утратить Благость.
Не утратить Благость, но наполнить [сосуд] до краев — это ведёт к переполнению. Поэтому даже тот, кто не может вовремя остановиться, лучше того, кто не имеет ни Благости, ни заслуг.
28.Заточить [лезвие] до остроты, а острому довести до предела равносильно тому, чтобы разрушить его. Поэтому долго его не сохранить.
29.Лучше остановиться [в их накоплении].
30.Такие не смогут сохранять себя долго.
31.Четыре времени года сменяют друг друга, каждое выполняет свою роль, а потом уходит.
32.Соединить означает пребывать в. Душа и плоть (инь по)— это то, что в человеке присутствует постоянно. Единое обозначает истинность в человеке. Это означает, что человек может постоянно находиться в своём доме, объемля Единое своим очищенным духом и не утрачивая этого. И тогда все вещи сами придут в гости к нему.
33.Регулировать — означает позволить этому циркулировать самостоятельно. Стать — означает достичь в этом предела. Всё это означает, что если позволить ци циркулировать естественным образом, можно достичь гармонии высшей податливости. Если уподобиться новорождённому, у которого ещё нет желаний, то все вещи обретут свою целостность и достигнут изначальной природы.
34.Сокровенное — это предел всякой вещи. Это значит, что оно может омыть зло и нарочитое приукрашательство для того, чтобы достичь предельного состояния зеркала, не позволяя вещам замутнять его ясность и оставлять на нём пятна,— разве это не чудесно? И тогда всё происходит в соответствии с тождественностью сокровенному.
35.Используй искусство для свершений и предсказания судьбы, дабы достичь сокрытой мудрости. Устрани пятна с сокровенного зеркала, дабы отвергнуть мудрость. Править государством без мудрствований — значит отвергнуть мудрость. Что можно сделать без мудрости? В этом случае народ не будет избегать [указов правителя], и можно будет управлять государством.
36.Небесными Вратами называются врата, откуда выходит вся Поднебесная. Открывать н закрывать означает обстановку [чередования] порядка и хаоса. Чередовать открытие н закрытие — это прокладывать дорогу в Поднебесной. Потому это н зовётся открывать и закрывать Небесные Врата. Самка откликается, но не зазывает [к себе], следует, но сама не действует. Это значит, что, открывая и закрывая Небесные Врата, лучше всего быть самкой. И тогда все вещи сами придут к тебе и будут пребывать в безопасности.
37.Это значит, что постигший эти четыре начала, находится вне заблуждений, вне сомнений и может пребывать в недеянии. Тогда все вещи могут прийти к преображению. Это и значит, что Дао постоянно пребывает в недеянии. Если бы правитель и властительные князья смогли бы придерживаться этого, то все вещи преображались бы сами.
38.Не ставить препятствий истоку этого.
39.Не препятствовать [проявлению] изначальных природных свойств.
40.Если не ставить препятствий истоку этого, то вещи рождаются сами. Так чья же заслуга, в этом? Если не препятствовать [проявлению] их изначальной природы, то вещи, становятся самодостаточными. Так кто же сделал это? Этого достаточно для того, чтобы вещи взращивались сами без нашего вмешательства и управления.
Обладать Благостью без правителя — разве это не сокровенно? Это значит, что сокровенная Благость — это обладать Благостью, не зная о её господине. И в этом — мрак мистерии.
41.Ступица может объединить тридцать спиц потому, что она пуста. Благодаря этой пустоте она приемлет любую вещь. И потому она может объединить их.
42.Дерево, глина и стены представляют собой три примера использования отсутствия. Говоря об отсутствии, подразумевают, что из наличия можно извлекать выгоду лишь благодаря использованию того, что отсутствует.
43.Ранить означает утрачивать. Рот человека утрачивает свою функцию, поэтому и говорим, что [пять вкусовых ощущений] ранят [рот]. Уши, глаза, рот и сердце следуют своим изначальным природным свойствам. Если же они не следуют своим изначальным природным свойствам и противоречат своему предназначению, то нарушают тем самым естественный закон, и [вследствие этого] они слепнут, глохнут, ранятся и безумствуют.
44.Редкие вещи ставят препятствия на правильном пути человека. Поэтому они влекут к совершению зла.
45.Заботиться о желудке — означает питаться материальной пищей; о глазах — означает поработить себя материальными вещами. Потому мудрец не заботится о глазах.
46.Слава всегда сопровождается позором. Удача всегда идёт рядом с несчастьем. Страх н позор — одинаковы. Удача н несчастье — тождественны. Когда, будучи внизу, смотришь на славу н позор, на удачу и несчастье как на страх, то никогда не станешь причиной хаоса в Поднебесной.
47.Величайшие несчастья — это удача н слава. Тот, кто слишком усердствует в жизни, неизбежно войдёт на территорию смерти. Потому это и зовётся величайшим несчастьем. Когда человек заблуждается в отношении почестей и славы, это начинает влиять и на его тело. Вот почему говорят, что величайшее несчастье подобно телу.
48.Из-за того, что он обладает телом.
49.Вернулся бы к естественности.
50.Ничто не может изменить его. Поэтому и говорится: ценить. И [поэтому] он может встретить поддержку Поднебесной.
51.Небытие может ранить тело. И это значит любить её. Тому, кто не позволяет славе н позору изменить или повредить себе, может быть доверена Поднебесная.
Дословно: его тело.
52.Они не имеют ни образа, ни звука, ни голоса, и поэтому нет места, куда бы они ни проникли, и места, которого бы они ни достигли. Они не известны ни моим ушам, ни глазам, ни телу, и я не знаю, как назвать их. Поэтому их невозможно разделить, ибо смешаны они и являют собой Единое.
53.Если бы мы захотели поведать о его (Дао) небытии (отсутствии), то сказали бы, что всё выходит оттуда и обретает своё воплощение. Если бы мы захотели поведать о его бытии (наличии), то сказали бы, что форму его невозможно увидеть. Поэтому и зовём его формой, не имеющей форм, и образом, не имеющим сущности.
54.Его невозможно определить.
55.Будучи бесформенным и без-образным, оно является яредком мириад вещей. Хотя современное н древнее не тождественны, хотя время движется и меняются нравы, но нет того, что не проистекало бы из него, дабы установился порядок. Поэтому необходимо придерживаться Дао древности, чтобы контролировать дела современности. Хотя высокая древность и отдалена, её Дао, попрежнему сохраняется. Вот почему, хотя мы и живём в сегодняшнем дне, мы можем познать начало древности.
56.Переходя реку зимой, человек осторожничает [и думает] — переходить или не переходить. Это — описание чувства, которое невозможно увидеть.
57.Когда соседи четырёх сторон света объединяются, чтобы напасть на господина, который находится в центре, из-за его сдержанности они не знают о его намерениях. Также и глядя на человека высшей Благости, мы не можем видеть его проявлений. Поэтому его благостные устремления не видны, ибо он также осмотрителен.
58.Здесь всё выражается через слова подобно, будто, ибо образ его не может быть нн оформлен, ни поименован.
59.Используй тёмное, дабы прояснить принцип вещей. Посредством покоя делай мутные вещи прозрачными. Посредством движения порождай к жизни безмятежное. Вот она — естественность Дао! Кто способен — говорит о сложности [этого дела]. Постепенно — говорит о его щепетильности и осторожности.
60.Избыток — это переполнение.
61.Сокрыться — это обрести убежище.
62.Это означает достигнуть предельной пустоты вещей н сохранить истинную прямоту спокойной вещи.
63.Все вещи двигаются, рождаются и взращиваются [вместе].
64.С пустотой и покоем я гляжу на их возвращение. Всё сущее начинается из пустоты. Всякое движение — из покоя. Поэтому хотя мириады вещей возникают вместе, они неизбежно возвращаются к пустоте и покою. Это и есть передел всякой вещи.
65.Каждая возвращается к своему началу.
66.Возвращаясь к своим корням, всё обретает умиротворение. Поэтому это и зовётся покоем. Покой означает возвращение к своей судьбе. Поэтому и зовём это возвращением к судьбе. Возвращение к судьбе означает достижение постоянства жизненности. Поэтому и называем это постоянством.
67.Лучший означает великого человека. Великий человек находится наверху. Поэтому он н лучший из всех. Великий человек, находясь наверху, пребывает в недеянии, наставляет вне слов. Все создания действуют сами по себе, а он не вмешивается. Поэтому низы лишь знают о том, что он существует н, сами следуют тому, кто наверху.
68.Будучи неспособными пребывать в недеянии и наставлять вне слов, они придерживаются добрых дел и позволяют им развиваться, поэтому низы их любят и почитают.
69.Будучи неспособными вернуться к милосердию и гуманности, они отдают приказы и полагаются лишь на своё могущество и власть.
70.Будучи неспособными исправлять и помогать народу через законы, они управляют государством через мудрствование. Низы ‘знают, как избежать этого и не следовать их указам, поэтому и говорится, что они презирают их.
71.Если он контролирует своё тело, но разрушает свои изначальные природные
свойства, то рождаются болезни. Если, стремясь помочь людям, он разрушает их истинность, то возникают беды и несчастья. Если его искренности недостаточно, то и ему ответят неискренностью. Это — Путь естественности. И если он не сможет сам пребывать в этом, то никакая мудрость не поможет ему.
72.Знамения природы невозможно увидеть. Их смысл невозможно постичь. Ничто не может изменить их слов.
Слова должны иметь отзвук. Поэтому и говорится: Сомневающиеся, они ценят свои слова. Свершая дела в недеянии и наставляя вне слов, они через формы устанавливают [порядок] вещей. Они достигают своих целей и свершают дела, но люди не знают, как это произошло.
73.Утрачивается недеяние, а мудрствование используется как лучший путь для стимулирования вещей.
74.Следуй искусству и используй знания для того, чтобы выявить разврат и фальшь.
75.Самое красивое имя рождается из великого зла. Это значит, что красота и зло выходят из единых врат. Шесть категорий родственников — это отец и сын, старший и младший братья, муж и жена. Если среди шести родственников сама воцаряется гармония, а государство само регулируется, то нет необходимости в сыновней почтительности, отеческой заботе и преданных чиновниках. Рыбы не узнают друг друга на путях в реках и озерах, но смачивают друг друга, животворя Благостью.
76.Мудрость и знания — это прекрасные таланты. Гуманность н справедливость — прекрасные людские качества. Хитроумие и выгода — прекрасны в использовании. Говоря воистину о том, что они должны быть устранены, имеем в виду, что их явно недостаточно н они не могут выразить того, на что указывают. Поэтому н говорят, что эти трое — приукрашены и недостаточны. Поэтому надо сделать так, чтобы люди придерживались неприукрашенности, простоты и уменьшали свои желания.
77.Следующая глава указывает, что тот, кто следует учению, день ото дня обретает, а тот, кто следует Дао, день ото дня теряет. Поэтому в учении обретают способности и увеличивают знания. Если человек не имеет желаний и удовлетворён, то зачем же ему стремиться к большему? Если человек, не обладая знаниями, попадает в цель, то зачем же ему стремиться к улучшению? Воробьи и ласточки подходят друг другу, а горлицы и дикие голуби не любят друг друга. Люди в деревнях должны знать о войлоке н мехах. Достаточно лишь быть естественным. Стремление к большему приведёт лишь к сожалениям. Поэтому удлинять ноги у утки ничем не лучше, чем укорачивать шею у аиста. Страж перед доброй славой ничем не отличается от страха перед наказанием. Есть ли разница между прекрасным и безобразным? Поэтому того, чего боятся люди, я также боюсь, но я не могу придерживаться этого в использовании.
78.Это — вздох над своей отдалённостью от обыденности.
79.Люди введены в заблуждение красотой и продвижением [по службе], смущены [желанием] славы и выгоды. Желания возрастают, а сердца приходят в возбуждение. Поэтому они радостны, будто захвачены праздником императорского угощения или прогулкой по весенним террасам.
80.Это значит, что, будучи всеохватен (свободен), я не имею формы, которой можно было бы дать имя, и не подаю знаков, которые можно было бы заметить, подобно ребёнку, который ещё не научился улыбаться.
81.Будто я не имею своего дома.
82.Среди людей нет таких, кто не наполнял бы свою грудь н сердце волей [к деяниям] до переполнения. Поэтому н говорится, что они всё имеют с избытком. Лишь я один свободен, пребывая в недеянии и вне желании, уподобляясь отказавшемуся ото всего.
83.Как у абсолютного невежды, моё сердце не знает различии, в моей воле не прояв
ляется никаких желаний, и мои чувства не видны. Я подобен глупцу.
84.Безразличное, оно не может быть просветлено.
85.Слепяще их сияние.
86.Различать (также очищать)— значит анализировать различия.
87.Мои чувства не видны.
88.Не [сдержат] ни канаты, ни якоря.
89.Использование означает функцию. Они все желают действовать или использовать себя.
90.Нет ничего такого, что я желал бы сделать. Безразличный и невежественный, кажется, я ничего не знаю. Поэтому я один глуп н ограничен.
91.Вскармливаться от матери — это корень жизни. Люди забывают о корне человеческой жизни и ценят лишь ветви да пустое приукрашательство. Поэтому лишь я один отличаюсь от других.
92.Великая означает пустотная. Лишь рассматривая пустоту в качестве Благости, можно действовать в соответствии с Дао.
93.Неразличимо-туманное — это восклицание над бесформенностью и непривязанностью Дао.
94.Вещи берут своё начало из бесформенного, а в непривязанном обретают своё завершение. Таким образом, вещи берут свое начало и обретают завершение, не зная, от
куда происходит всё это. Поэтому и говорят: неразличимо-туманное, туманно-неразличнмое, но в нём заключены образы.
95.Отдалённое н тёмное — восклицание над тем, что глубоко и далеко. Глубокое н отдаленное, его нельзя увидеть, но через него можно узреть мириады вещей и обрести истину. Поэтому н говорим: Отделенное и тёмное! Но в нем заключены образы.
96.Искренность — это [прежде всего] свидетельство искренности. Вещи возвращаются к тёмному и так достигают предела истинного семени, что определено самой изначальной природой вещей. Поэтому и говорим: Семя это истинно, ибо оно освящено искренностью.
97.Пределу истины невозможно дать имя. Его имя — безымянное. С древности до сегодняшнего дня ничто не вершится без него. Поэтому с древности н до наших дней имя его не высказано.
98.Отец мириад вещей означает их начало. Его безымянность и означает начало всех вещей.
99.Как сказано выше, откуда я знаю, что начало всех вещей заключено в небытии (отсутствии)? Я знаю это из него же самого!
100.Не слишком обращая внимание на свою просветленность, сохраняем целостность.
101.Не считают себя правыми, и поэтому их правота становится очевидной.
102.Не кичливы и поэтому достигают успеха.
103.Hе хвастали и поэтому могли прожить долго.
104.Дао естественности подобно дереву. Если оно слишком разрастается, то удаляется от своих корней. Если разрастается мало, то придерживается своей основы. Когда слишком увеличиваемся — удаляемся от истины. Поэтому и говорим: становимся жертвой заблуждениям. Уменьшать — значит возвращаться к своей основе. Поэтому и называем это обретением (достижением).
105.Единое — это предел наименьшего. Образчик — то, чему подражают.
106.Слушаю и не слышу его. Зову его редким. Далее говорится, что Дао беззвучно и не имеет запаха. Чтобы увидеть его, недостаточно смотреть на него. Чтобы услышать его, недостаточно слушать его. Вот эти слова без запаха и без звука и есть слова, достигшие естественности.
107.Это значит, что стремительный порыв и прекрасные начинания не CMOiyr продлиться долго.
108.Действующий через — значит поступающий в соответствии с Дао и действующий через Дао. Дао, будучи бесформенным и пребывая в недеянии, завершает и помогает всем вещам. Поэтому тот, кто действует через Дао, может действовать в недеянии и наставлять вне слов. Оно вечно н бесконечно, все вещи в нём обретают истинность н единое тело с Дао. И таким обра&ом они становятся тождественными с Дао.
109.Обретать — значит иметь немногое, иметь немногое — значит обретать. И лишь поэтому это зовётся достигать. Тот, кто следует обретению [Благости], достигает единого тела с обретением. Поэтому он тождественен с обретением.
110.Утрачивает тот, кто сосредоточил слишком многое. Сосредоточить слишком многое — значит утратить. Поэтому это и зовётся утратой. Действующий в утрате имеет тело, тождественное с утратой. Поэтому он тот, кто утрачивает.
111.Это значит, что куда бы он ни шёл, он получает соответствующий отклик.
112.Если в ком-то искренности н преданности недостаточно, то он сам столкнётся с неискренностью.
113.Если что-то устремляется вперёд, то оно утрачивает свою безопасность. Поэтому стоящему на цыпочках долго не простоять.
114.Рассуждая с точки зрения Дао, они подобны тем, кто вернулся к дурным привычкам, или тем, кто переедает на угощениях. И хотя изначально они были добры, но всё же стали развращены. Хотя изначально имели успех, но из-за своей алчности стали непристойными.
115.Хаос не постичь знанием, но все вещи возникают из него. Поэтому и говорится: из Хаоса возникшее. Я не знаю, чьим сыном оно является, потому и [говорю]: рождённое прежде Неба и Земли.
116.Беззвучно-пустотное указывает на бесформенность его тела. Это нечто равно отсутствию вещей, поэтому и называем его одиноким. Возвращается и изменяется, начинается и завершается, не утрачивая своего постоянства. Вот почему называем его неизменчивым.
117.Двигается по кругу везде, не останавливаясь и не пропадая, и в своём начале может породить целостную Великую Форму. Поэтому оно может быть Матерью Поднебесной.
118.Имя определяет форму, а оно, из Хаоса возникшее и бесформенное, не может быть определено. Поэтому и говорится: не знаю его имени.
119.Имя определяет форму, а иероглиф называет то, что можно произнести. Дао же соотносится с невещественным и безначальным. В Хаосе возникшее, оно может быть названо самым великим.
120.Причина того, что я называю его иероглифом Дао, заключается в желании показать, что среди всех вещей, [название] которых можно произнести, оно является Велнчаишин. Но из-за того, что определяю его иероглифом, я тем самым связываю его с Великим. Всё, что связано с Великим, должно разделиться. Разделяясь, оно утрачивает свой Предел. Поэтому лишь через силу назову его Великим.
121.Быстротечное означает уходящее, не сохраняющее в единстве тело Великого, которое двигается по кругу, и нет того места, которого оно бы ни достигало. Поэтому и называю его скоротечным.
122.Отдалённое означает предел. Поэтому и называю его отдалённым. Двигается по кругу бесконечно, не имеет предела и не отклоняется ни в одну из сторон быстротечного. Оно не следует тому, чего достигает, его сущность одинока, поэтому и называем его обращающимся вспять.
123.В природе Неба и Земли человек является самым ценимым, а правитель является властителем человека. Хотя он и не осознает Великое, он возвращается к Великому. И из трёх других правитель также является Величайшим.
124.Четыре Великих — это Дао, Небо, Земля и правитель. Все вещи, которые имеют имена и названия, не являются предельной [реальностью]. То, что называется Дао, самопорождающе. И именно потому, что оно самопорождающе, оно может именоваться Дао. Поэтому, Дао, которое имеет название, не столь велико, как Дао, которое не имеет названия. Того, что не имеет названия, нельзя достичь и дать ему имя. Зовут его Вселенной. Дао, Небо, Земля и правитель находятся внутри этого безымянного. Поэтому и говорят, что во Вселенной существуют эти четыре великих.
125.Он велик, ибо является властителем человека.
126.Следовать значит соответствовать правилам. Человек не вредит Земле и поэтому, следуя Земле, обретает абсолютную безопасность. Земля не вредит Небу и поэтому, следуя Небу, обретает свою абсолютную роль. Небо не вредит Дао и поэтому, следуя Дао, обретает возможность покровительствовать всему. Дао не вредит естественности и поэтому, следуя естественности, обретает свою изначальную природу. В квадрате следует квадрату, в круге следует кругу и никогда не идет против естественности. Естественность — это речение, не имеющее названия, слово о предельной реальности. Пользование мудростью не сравнится с от сутствием знания. Форма духов не столь хороша, как образ, содержащий семя. Образ, содержащий семя, не столь хорош, как бесформенное. Наличие ритуала не столь хорошо, как его отсутствие. Поэтому они взаимным образом следуют друг другу. Дао следует естественности, и поэтому Небо обретает опору. Небо следует Дао, и поэтому Земля обретает свои функции. Земля следует Небу, и поэтому человек имеет свой образ (облик). Поэтому правитель, единя их, является их властителем.
127.Ни одна лёгкая вещь не сможет нести тяжёлого. Малое не способно придавить (обуздать) большое. Тот, кто сам не передвигается, заставляет передвигаться других. То, что не движется, контролирует движение других. Вот почему тяжёлое должно быть корнем лёгкого, а покой — правитель движения.
128.Тяжёлое — это основа, поэтому он не отходит [от гружёной повозки].
129.Он не задействует сердце (душу).
130.Лёгкое не может подавить тяжёлое. Утратить основу — значит погибнуть. Утратить правителя — значит утратить место правителя.
131.Двигается (путешествует), следуя естественности. Не создаёт и не начинает. Поэтому достигает всего, не оставляя колеи. Лёгкое потеряет своих министров [21].
132.Следует природе вещей, не разделяя и не анализируя [их]. Без промаха (изъяна) может достичь врат.
133.Следует счёту вещей, не пользуясь формами.
134.Следует естественности вещей, не создавая, не проявляясь. Поэтому он не пользуется ни засовами, ни верёвками, а открыть или развязать это невозможно. Эти пять [истин] говорят о том, что нельзя ни создавать, ни проявлять, но надо лишь следовать природе вещей и не контролировать вещи формой.
135.Мудрец не устанавливает формы и имена через сличение вещей. Он не создаёт и не стимулирует их, дабы совершенно забыть об их несхожести [друг с другом]. Он помогает вещам развиваться естественным путём, но не кладёт этому начала. Поэтому и говорится: не оставляет ни одного из них. Не превозносит талантливых и умелых, поэтому народ не соперничает. Не ценит те вещи, что трудно достижимы, поэтому народ не ворует. Не смотрит на то, что разжигает желания, и поэтому в людских сердцах не поселяется смута. Всегда бережёт людские сердца от желаний и стремлений, вот почему он не оставляет ни одного из них.
136.Стимулирует, чтобы добрый учил злого. Поэтому он и является учителем.
137.Материал обозначает потребность. Добрый человек использует добро,
чтобы выровнять алого, пользуется добром, чтобы исправить зло. Поэтому злой человек необходим добрым людям.
138.Хотя человек может обладать мудростью и сам использует свою мудрость, но, не следуя вещам, он обязательно утратит Дао. Поэтому и говорится:. даже умудрённые впадают в величайшие заблуждения.
139.Мужское принадлежит тому, что впереди. Женское принадлежит тому, что позади. Тот, кто знает, как вести Поднебесную вперёд, должен оставаться позади. Поэтому мудрец находится позади и таким образом сам оказывается впереди. Лощина не призывает к себе ничего, но всё само возвращается в лощину. Новорождённый никогда не пользуется мудростью, но единится с мудростью естественности.
140.Образчик означает образец.
141.Не иметь недостатка значит не иметь ущерба в этом.
142.[Благость] будет бесконечной.
143.В этих трёх: постоянстве, обращении вспять н положении позади — и заключается полнота Благости. Как сказано в последующем параграфе: Обращение вспять — это движение Дао. И невозможно достичь завершения (успеха). И Матерь этого пребывает в постоянстве.
144.Простота (кусок необработанного дерева)— это истинность. Когда истинность рассеивается, то возникают сотни дорог и рождается великое множество категорий, подобно инструментам (сосудам). Следуя этому рассеиванию, мудрец назначает чиновников, используя добрых людей в качестве учителей, а злых людей — в качестве материала [для добрых людей], изменяет устои и обращается к [древним] обычаям, дабы вернуться к Единому.
145.Великие уложения являются сердцем для сердца Поднебесной. Поэтому великие уложения и не приносят вреда.
146.Священное не имеет ни форм, ни углов. А сосуд — это созданный (составленный) предмет. То, что создано вне формы, н зовётся священным сосудом.
147.Изначальная природа мириад вещей заключена в естественности. Поэтому ей можно следовать, но нельзя действовать; можно проникнуться, но нельзя схватить (обрести).
Вещи обладают постоянством изначальной природы, значит, предавшись деяниям, обязательно потерпишь неудачу. Вещи приходят и уходят, поэтому, стремясь обрестн, обязательно утратишь.
148.Эти слова одни…, другие. говорят о том, что все вещи и события следуют либо вместе, либо в разных направлениях, следуют вспять, либо возвращаются, и их
нельзя использовать для деяний, обрести их или причинить им вред.
Мудрец достигает естественности и плывёт сквозь страсти мириад существ. Поэтому он идёт следом, но [сам] не действует, следует, но не свершает (не проявляет себя), устраняет то, что вводит его в соблазн (сомнения), и то, что вызывает желания. Поэтому в его сердце нет хаоса, а изначальная природа вещей достигается сама.
149.Тот, кто помогает правителю посредством Дао, не может использовать военную силу для понуждения Поднебесной. Как же сам правитель, который воплощает Дао, может пользоваться ею?
150.Полагающий начало чему-либо, желает достичь успехов и порождает дела. Тот же, кто обрёл Дао, желает возвратиться к недеянию. Поэтому его делам предназначено доброе воздаяние.
151.Это значит, что полководцы зачастую несут зло и вред. Они не могут оказать никакой помощи, ио несут лишь несчастья: разорение людям и оскудение земле.
Поэтому растут лишь терновники да колючки.
152.Цель означает плоды. Это значит, что умелый в использовании войск лишь помогает устранить беды, но не будет стремиться путём военной силы покорить Поднебесную.
153.Это значит, что хотя полководец достигает цели, помогает устранить беды, но делает он это лишь потому, что у него нет другого выбора. И если он вновь прибегает к [военной силе] для устранения смуты, он не пользуется результатами этого, чтобы творить насилие.
154.Исполнение силон означает стремительное развитие военной силы, как, например, использование армии для покорения Поднебесной. Резкий ветер не может длиться всё утро, а проливной дождь не может хлестать весь день. Поэтому стремительное развитие противоречит Дао и привёдет к гибели раньше времени.
155.Дао, будучи бесформенным, не может быть охвачено, а будучи постоянным, оно не может быть поименовано. Небытие же именуем постоянством, поэтому Дао постоянно в безымянстве. Простота — это нечто с небытием (отсутствием) в своём сердце. И ей также нет имени. Поэтому, если хочешь достичь Дао, нет ничего лучшего, чем сохранять простоту. Тот, кто мудр, может заставить повиноваться себе (стать чиновником). Бесстрашный может стать воином. Искусному можно поручить [сложную] работу, а сильный может поднимать большие тяжести. Простота же неясна, недвижима и близка к небытию, поэтому ничто не может покорить её. Охватывай простоту в недеянии, не позволяй вещам истощать истинность в тебе и не позволяй желаниям вредить твоему духу. И тогда мириады вещей сами будут повиноваться, а Дао достигается само собой.
156.Это значит, что Небо и Земля взаимосочетаются, и тогда сладкие росы выпадают сами безо всяких призывов. Я же сохраняю истинность своей природы и нахожусь в недеянии. И тогда народ безо всяких указов умиротворяется.
157.Началом правления зовётся тот момент, когда начинает рассеиваться простота н назначают старших над служивым людом. Начиная правление с назначения старших над служивыми, нельзя не установить имена для того, чтобы разделить их по рангам знатности. Поэтому, когда начинается правление, то возникают и имена. С этого момента народ вынужден бороться даже за кончик шила. Поэтому и говорят, что коль скоро возникают имена, то муж должен знать, что настало время остановиться. Если имена начинают праиить вещами, то это уже — матерь бесправия. Поэтому знающий, где надо остановиться, избежит гибели.
158.Долинные ручьи стремятся к рекам и морям. Но реки и моря не зовут их к себе. Не призывают и не требуют, но те сами возвращаются к ним. Тот, кто действует через Дао в Поднебесной, не станет приказывать, но всё умиротворится само; он не станет требовать, но всё достнгнется само собой. Поэтому и говорится, что Дао в Поднебесной подобно рекам и морям, куда впадают долинные ручьи.
159.Тот, кто познал людей,— лишь просто обрёл мудрость. Он не сравнится с тем, кто познал себя, превзойдя высшее в мудрости.
160.Побеждающий людей, лишь просто обладает силой. Он не сравним с тем, кто победил сам себя, и не найдётся того, что сумело бы одолеть его силу. Использующий свою мудрость для других, не сравнится с тем, кто использует свою мудрость лишь для себя. Использующий свою силу для других не сравнится с тем, кто использует свою силу лишь для себя. Тот, кто применяет свою просветлённость лишь для себя, добивается того, что ничто не ускользнёт от него. Тот, кто применяет свою силу лишь для себя, добивается того, что ничто не сумеет изменить его.
161.Тот, кто познал меру, никогда не утратит себя. Вот поэтому он богат.
162.Тот, кто действует усердно, ставит волю прежде всего. Поэтому упорный — целеустремлён (обладает волей).
163.Тот, кто знает, как оценить свои силы ещё до того, как начал действовать, не утратит своего положения н будет долговечен.
164.Хотя человек и умирает, но если его жизненный Путь (Дао) не угас, он может достичь абсолютного долголетия. Хотя и нет у него уже тела, но Дао по-прежнему сохраняется. Тем более если тело его сохранилось, то и Дао не сгинет.
165.Это значит, что Дао растекается повсеместно и нет такого места, до которого бы оно не доходило.
Оно может распространяться влево и вправо, вверх и вниз, идти по кругу и закручиваться по спирали,— именно таким образом оно используется. Поэтому нет того места, которого бы оно не достигало.
166.Все вещи рождаются из Дао. Рождаясь таким образом, они не знают своего истока. Поэтому, когда Поднебесная неизменно остаётся свободной от желаний, то мириады вещей занимают предназначенные им места, словно Дао и не воздействует на них. Поэтому и называем его Малым.
167.Мириады вещей возвращаются к нему, чтобы обрести жизнь и силу, и всё же не знают своего истока. В силу этого его нельзя назвать Малым, и посему вновь вернёмся к имени Великое.
168.Стать Великим из ничтожного. Преодолевать трудное из лёгкого.
169.Великий образ — это Матерь Небесного образа. Он ни тёплый, ни горячий, ни холодный, поэтому он может охватывать все вещи, не причиняя им ни малейшего вреда.
Если правитель придерживается этого, то за ним последует вся Поднебесная.
170.Он не имеет ни формы, ни сторон, ни блеска, поэтому все вещи могут следовать за ним без вреда и несчастий.
171.Это значит, что Дао глубочайше и велико. Когда люди слышат речи о Дао, то [эти слова] не сравнятся с ощущением радости от музыки и изысканной пищи, что поселяется в людских сердцах. Музыка и изысказанная нища могут заставить остановиться уходящего путника, а слова о Дао, что исходят из уст, бесвкусны и не имеют запаха. Смотри на него — и не увидишь, поэтому для радости очей оно недостаточно. Слушай его — и не услышишь, а потому и для услады слуха оно не подходит. Пускай кажется оно никчёмным, но в использовании оно неистощимо.
172.Если желаешь устранить насильников и искоренить смутьянов, следуй этим четырем [правилам]. Следуя изначальной природе вещей, дай им самим разрушить себя. Не используй наказаний для того, что уже само готово уничтожиться. Поэтому это и зовётся утончённо-искусным просветлением. Когда что-то растянуто уже в достаточной мере, а ты хочешь растянуть его ещё больше,— сам окажешься сжат народом. Если что-то растянуто ещё недостаточно,— тот, кто растянет его чуть больше, достигнет выгоды, а кому не удастся сделать это, погибнет.
173.Инструменты управления — это инструменты управления государством. Если следовать изначальной природе вещей, не применяя наказаний для регулирования и не обнажая инструментов, а все вещи сами займут положенные им места, то это и явится инструментом для пользы государства. Показывать инструменты управления народу означает использовать наказания. Применять наказания ради пользы государства означает погубить его. Если рыба покинет глубину, то обязательно обнаружит себя и погибнет. Если показывать народу государственные рычаги, используя наказания, это также обязательно приведёт к гибели.
174.Следует естественности.
175.Нет того, что бы не управлялось этим и не проистекало из него.
176.После того, как они обретут преображение, родятся желания. Родятся — значит сформируются. И тогда подавлю их своей безымянной простотой, [даже] не будучи их хозяином.
177.Не имеет желания соперничать.
178.Благость означает обретение. Постоянно обретать н не проигрывать, получать пользу и не иметь вреда — это и зовётся Благостью. Как обретается Благость? Из Дао. Чем полнится Благость? Использованием недеяния. Если использовать недеяние, то ничто не вступает в действие. Поэтому, когда находятся в небытии, то нет такой вещи, которая осталась бы нерегулируемой. Если же они пребывают в бытии, то этого будет недостаточно, чтобы избежать жизни. Поэтому, хотя Небо и Земля всеохватны, в их сердце пребывает небытие. Мудрецы и правители, хотя и велики, смотрят на пустоту как на своего правителя. Поэтому и говорится: Если взирать на возвращение, то можно узреть сердце Неба и Земли. Если размышлять над солнцем (зимним солнцестоянием), то можно узреть первоправителей [древности].
Если он сумеет умалить свое я и не будет обладать телом (жизнью), то все [народы вокруг] четырёх морей не смогут не поддержать его, а всё далёкое и близкое придёт к нему. Но если он превозносит себя и обретает своё сердце, то не сможет сохранить свое единое тело (жизнь) в целостности, а его мышцы и плоть не смогут вытерпеть друг Друга.
Поэтому человек высшей Благости использует лишь Дао. Хотя он обладает Благостью, но не проявляет её, не овладевает и не использует, поэтому он и обретает Благость и ничего не оставляет несделанным. Он достигает, не стремясь к этому, не действует, но совершает. Поэтому, хотя он и обладает Благостью, он не называет это Благостью.
Человек низкой Благости достигает, стремясь к этому, свершает, действуя; и так, правя вещами, утверждает добро. Поэтому его Благость получает имя. Тот, кто достигает, стремясь к этому, не сумеет избежать потери. Тот, кто свершает, действуя, не сможет избежать провала. Когда рождается имя добро, тотчас ему откликается недоброе. Поэтому человек низкой Благости действует и к тому же имеет намерение действовать. Тот, кто не имеет намерения действовать, распространяет своё недеяние повсюду. Человек, который не может действовать через недеяние, обладает низкой Благостью, а это значит — гуманностью, справедливостью, ритуалом. Если прояснить различия между высшей и низшей Благостью и сопоставить низшую Благость с высшей Благостью, то [последняя] достигнет небытия в качестве своего предела. Если измерить то, что стоит ниже низшей Благости,— это будет высшая гуманность.
Возможно, достаточно достичь состояния, в котором нет посыла к деянию и всё же сохраняется необходимость действовать. Если же действовать, не имея желания действовать, в этом и будет заключаться опасность деяния. Корень этого находится в недеянии, матерь этого заключена в отсутствии имени. Если устранить корень, позабыть мать и следовать лишь сыну, то, хотя достижения и будут велики, это уже не поможет. Хотя имя может быть прекрасно, всё равно неизбежно родится фальшь. Если человек не может свершать, находясь в недеянии, править, не занимаясь этим, то это и есть деяние. Поэтому он должен относиться ко всем с гуманностью и любовью.
Когда любят безотносительно себя, то человек высшей гуманности действует, но не имеет самого намерения сделать что-то. Если любовь не может быть всеобщей, то появляются уклонение и противостояние, исправление и приведение к истинному. [Человек] со справедливостью поверяет гневливого, воистину помогая одним и нападая на других. И тогда всё обретает намерение действовать. Поэтому человек высшей справедливости действует, к тому же ещё и обладает намерением действовать. Тот, кто прям, не может быть искренним, и тогда он склоняется к излишнему приукрашательству, утончённым письменам и уважению ритуалов, постоянно спорит о том, как пестовать уважение, и поэтому между двумя сторонами, несогласными между собой, рождаются гнев и неприязнь. Поэтому человек высоких ритуалов погружён в деяния, а когда он не достигает желаемого, то закатывает рукава и прибегает к силе.
О, предел великого — Дао! Исходя из этого, ничто, кроме него, не достойно уважения. Тот, кто достиг немалого состояния, имеет большое богатство и к тому же обладает мириадами вещей, каждая из которых достигает своей Благости,— хотя ценит небытие в качестве функции, но не должен пренебрегать им в качестве основы. Он не может отвергнуть небытие в качестве основы действия и, значит, утрачивает его величие. Поэтому и говорится, что когда утрачивается Дао, за ним следует Благость. Использовать небытие — это значит достигать Матери. Поэтому никто не может устать, а все вещи находятся в порядке. Ниже этого, когда утрачиваешь возможность использовать Матерь и не можешь пребывать в недеянии, тогда надо широко благодетельствовать. Если не можешь широко благодетельствовать, то лучше всего ценить справедливость. Если не можешь придерживаться справедливости, то цени приукрашательства и церемонии. Поэтому, когда утрачивается Благость, за ней возникает гуманность. Когда утрачивается гуманность, за ней возникает справедливость. Когда утрачивается справедливость, за ней возникают ритуалы. Ритуалы начинаются с недостаточности в преданности и искренности, с неясности в общении, с упреков во внешности и с борьбы за контроль. Когда внутри появляются гуманность и справедливость, следование им в конце концов приведёт к фальши. Как же те, кто привержен ко внешнему приукрашательству, могут прожить долго? Поэтому ритуалы означают истончение преданности и искренности и начало смуты.
Предзнание (предугадывание) означает знать раньше, нежели другие сделают. Это и есть низшая Благость. Изгони мудрствование ради утверждения предзнания. Упорно трудись над силой мудрости, дабы вершить мирские дела. Хотя Благость [этого человека] и чиста, но он полон коварства и лукавства. Хотя нрав его и превозносится повсюду, он уже утратил честность и благородство. Трудясь, он лишь привносит хаос в дела. И хотя он использует всю свою мудрость, он лишь вредит людям.
Отбрось себя и позволь вещам быть самими собой, и тогда в недеянии само воцарится умиротворение. Сохраняй простоту, и тогда не будет необходимости следовать канонам и уложениям. Оставь то, что собрано, и позволь [людям] сохранить это. Познание приукрашенности Дао — это начало глупости. Если бы он мог достичь Матерь всех свершений, тогда мириады событий вершились бы без его контроля и мириады вещей сохранялись бы без его труда. Это и есть — использовать вне формы и властвовать вне имени. И тогда можно проявить гуманность и справедливость. И тогда можно продемонстрировать ритуалы и церемонии. Пребывая в Великом Дао, покоряй, не имея имени. И тогда ничему не отдаёшь предпочтения и ничего не вскармливаешь. Все пестуют свою честность и искренно предаются делам. Гуманность и Благость становятся велики, следование справедливости — правильно, ритуалы и церемонии — чисты.
Отбрось то, в чём пребываешь, забудь то, что даёт жизнь, используй свою завершённую форму, трудись над своими мудрствованиями, и тогда гуманность станет фальшивой, справедливость будет сопряжена с соперничеством, ритуалы — с враждой. Поэтому Благость гуманности не измеряется самой гуманностью. Следование правильности в справедливости не вершится лишь благодаря самой этой справедливости. Чистота ритуалов и церемониалов не достигается лишь при помощи самих ритуалов.
Пребывай в Дао и соотносись с Матерью, различай без предубеждений, прозревай без соперничества. Используй безымянное, и его имя станет искренним. Используй бесформенное, и его форма станет совершенной. Береги Матерь, дабы сохранить сына. Поклоняйся корню, дабы овладеть кроной. Тогда сможешь обладать и именем, и формой, а ложное не родится. Великая красота сочетается с Небом, и нет здесь места приукрашательству. Не отдаляй Матерь и не утрачивай корня. Гуманность и справедливость — порождения Матери, и они не могут быть формой Матери. Инструменты изготавливаются ремесленником, сами они не могут быть ремесленником. Оставь Матерь и используй сына, забудь о корнях и следуй ветвям. Имена начнут разделяться, формы станут обретать границы, и хотя они достигнут предела величия, им не обрести своей завершённости. И хотя расцветёт красота, всё же будут и беды, и сожаления. Если достижения зависят от деяний, разве это достойно следования?
179.С древности означает в самом начале. Единое (единство)— это начало всех чисел и предел всех вещей. Все вещи рождаются из Единого, поэтому [оно] и является их правителем. Все вещи получают свою завершённость из Единого. Обретая завершённость, они пребывают в этой завершённости. Пребывая в завершённости, они утрачивают свою Матерь. Поэтому они разрушаются и разрываются.
180.В этом Единстве каждый обретает чистоту, покой, одухотворённость, расцвет, рождение и честность.
181.Используй Единое, чтобы достичь чистоты. Используй даже нечистое, чтобы очиститься. Сохраняй Единое — и тогда не утратишь чистоту. Иначе использование чистоты разверзнет Небо. Поэтому нельзя пренебрегать Матерью достижений. Те же, кто не использует этих достижений,— утратят свой корень.
182.Чистота ие может сама очиститься, полнота не может сама наполниться. Все они обладают Матерью, которая сохраняет их формы. Поэтому чистота не может быть ценима. Полноты не может быть слишком много. Ценное заключено вМатери, но Матерь не обладает ценными формами, ибо в основе ценного лежит дешёвое (fc основе благородного лежит худородное), в основе высокого лежит низкое. Поэтому то, что воистину достойно признания, не нолучает признания. Яшмы и камин, будь они прекраснейшими и твердейшими, всё равно телесно ограничены своими формами. Поэтому они (мудрецы] и не желали их.
183.Высокое рассматривает низкое в качестве своей основы. Ценное рассматривает иеценимое в качестве своего корня. Бытие рассматривает небытие в качестве своей функции. Это и есть обращение вспять. Если движение знает о своём отсутствии (небытии), то все вещи становятся взаимопроницаемыми.
Поэтому и говорится, что обращение вспять — это движение Дао.
184.Слабое и податливое могут взаимопроникать без границ и вне предела.
185.Все вещи в Поднебесной рассматривают бытие в качестве своей жизни. Корень начала бытия лежит в небытии. Если кто-нибудь желает достичь целостности, он должен обращаться вспять, в небытие.
186.Это тот, кто обладает волей.
187.Извечные означает установившиеся.
188.Светит, но не слепит.
189.Помести себя назад — и ты окажешься впереди. Устрани свое тело (помести себя вовне)— и ты сохранишь себя.
190.Исключительное означает необычное.
Великое обыденное Дао следует изначальной природе вещей, но оно никогда не придерживается обыденности и разделяет вещи между собой. Его обыденность не увидеть, и поэтому оно кажется исключительным и необычным.
191.Не считайте Благость благостной, ибо в её недрах нет ничего.
192.Познав белое, необходимо сохранять и чёрное. И тогда можно будет достичь великой белизны.
193.Всеохватная Благость никогда не бывает полной. Будучи обширной, но бесформенной, она никогда не сможет стать абсолютно достаточной.
194.Сокрытый означает потаённый. Подлинная Благость, следуя естественному ходу развития вещей, ничего не устанавливает и ничего не использует. Поэтому она и кажется сокрытой.
195.Извечная истина никогда не восхваляет (не обнажает) себя, потому и кажется пустой.
196.Квадрат невозможно разрезать, поэтому он и не имеет углов.
197.Великий сосуд (инструмент) вершит Поднебесную, не отдавая предпочтения целостности или различиям. Поэтому он долог в изготовлении.
198.Слушаем его и не слышим, поэтому зовём его редким: его звук неслышим. То, что имеет звуки, имеет и различные тона. То, что имеет различные тона,— если это не звук гун, то уж звук шан. Поэтому различные тона не могут охватить всей массы звуков. Вот почему ни один звук не может стать Великим Звуком.
199.Все эти добрые дела вершатся из Дао. Если это образ, то он является Великим Образом, а Великий Образ не имеет формы. Если это звук, то он является Великим Звуком, а Великий Звук не часто услышишь. Вещи находят своё воплощение благодаря этому, но его воплощенной формы не увидеть. Поэтому всё это потаённо и безымянно. Воздавая, оно не делает это лишь ради своих нужд. Оно [Дао] воздаёт лишь однажды, но и этого достаточно, чтобы Благость продлилась вечно. Поэтому и говорят, что будучи совершенным в воздаянии и воплощении, оно не уподобляется тому портному, что кроит платье, ничего не прибавляя к форме [материи, а лишь отнимая от неё]. Поэтому оно и зовётся совершенным в воплощении.
200.Мириады вещей имеют мириады форм, но возвращаются к Единому. Как они могут достичь этого Единого? Ибо они возникают из ничего. Из ничего возникает и Единое. Поэтому Единое может быть названо ничем (небытием). Если оно названо Единым, как оно может быть не описано? Описывая его и обладая Единым,— разве это уже не два? Если обладать Одним (Единым), обладать двумя,— разве это не рождает три? [Переходим] из небытия в бытие (из отсутствия в наличие), а цифры заканчиваются. Исходя из этого, ничто проистекает из Дао. Значит, глядя на рождение мириад вещей, я знаю их господина. Хотя у них мириады форм, их пустотное ци сводится к Единому. Люди имеют свои души, разные государства имеют разные обычаи, но обретают Единое (единство), когда правители и князья становятся их господами; Если Единое является их господином, разве оно может быть забыто? Чем больше [Единое] множится, тем дальше [люди] оказываются от него. Принижаться — это значит быть близко к нему. Принизиться до крайности — это значит достичь Предела. Поэтому оно, называясь Единым, достигает трех. То, чей корень не заключён в Едином, может ли оно приблизиться к Дао? Принижаясь — возвышаться — разве это пустые слова?
201.Я не заставляю людей следовать за мной, но пользуюсь естественностью, дабы указать на этот принцип: следование этому принесёт удачу, пренебрежение этим принесёт несчастье. Поэтому люди учат друг друга, предостерегая, что пренебрежение этим принесёт несчастье им самим. Также и я учу людей не пренебрегать этим.
202.Сильные и жестокие не могут умереть своей смертью. Люди учат друг друга быть сильными и жестокими, точно так же, как и я учу людей не быть сильными и жестокими, указывая, что сила и жестокость не дадут умереть своей смертью. Из этих наставлений следует, что тот, кто послушается моего учения, обретёт удачу. Поэтому я могу принять тех, кто отвергает другие учения, и значит, могу считать это своим первейшим наставлением.
203.Нет того [места], куда бы не мог проникнуть воздух (ци). Нет канавки, в которую бы не затекла вода.
204.Пустота, отсутствие, мягкость и податливость — нет того, куда бы они не проникли, и нет того, где им был бы положен предел. Податливую вещь нельзя сломать, толкнув её. И тем самым можно познать пользу от недеяния.
205.Тот, кто предпочитает громкое имя и высокие посты, пренебрегает своей жизнью.
206.Тот, кто ценит богатство, никогда не бывает удовлетворён и оставляет слишком мало для своей жизни.
207.Что из этого лучше — достичь большой выгоды или утратить свою жизнь?
208.Великие пристрастия нарушают проникновение в вещи. Неуёмное накопление не позволит ему соприкасаться с вещами. И тогда будет много требований и нападок, которые приведут к ущербности вещей. Поэтому это зовётся большими потерями и огромной утратой.
209.Совершенствоваться (воплощаться), следуя вещам, означает не придерживаться образа Единого. Поэтому оно и кажется ущербным.
210.Великая наполненность означает достаточное наполнение для следования запросам вещей без пристрастия и алчности. Поэтому она и кажется пустой.
211.Следуя вещам, достигаем прямизны. Но прямизна не заключена в Едином. Поэтому она и кажется изогнутой.
212.Великое мастерство заключается в том, чтобы следовать естественности в изготовлении сосудов, не создавая при этом ничего излишнего (необычного). Поэтому оно и кажется грубым.
213.Великое красноречие заключается в том, чтобы следовать в словах вещам и не говорить ничего от себя. Поэтому оно и кажется косноязычным.
214.Через движение можно победить холод. Покой и недеяние побеждают жару. Занимаясь этим, можно через умиротворение и покой править Поднебесной. Покой сохраняет в целостности истинность вещей, в то время как движение противоречит изначальным природным свойствам вещей. Поэтому лишь благодаря покою и умиротворению можно достичь того, что подобно [правлению] Высшего над Великим.
215.Когда в Поднебесную приходит Дао, то все знают меру и знают, где остановиться. Не стремясь к внешнему, каждый лишь пестует в себе внутреннее. Вот почему боевых лошадей и отправляют унавоживать поля.
216.Обладая бесчисленными желаниями и не заботясь о пестовании внутреннего начала в себе, каждый стремится лишь к внешнему. Вот почему боевых лошадей и приходится приводить к городским стенам.
217.Все дела имеют своего предка, а вещи имеют своего господина. Хотя н имеют они различные пути, но все возвращаются к одному. И хотя разные у них думы, но все они приходят к одному. Дао обладает величайшим постоянством. Принцип (закон — ли) также обладает своим великим достижением. Тот, кто овладел Дао древности, сможет контролировать настоящее. И хотя живёт он в настоящем, он способен постичь начало древности. Поэтому, не выходя со двора и не выглядывая в окно, можно узреть Путь Неба.
218.Небытие (ничто) заключается в Едином, но возникает оно из великого множества. Глядим на Дао и не можем увидеть его, слушаем и не можем услышать. Постигаем, но не можем достичь. Но тому, кто посвящён в него, нет необходимости выходить со двора. Тот же, кто не посвящён в него, чем дальше идёт, тем больше заблуждается.
219.Они достигали главного в вещах, поэтому хотя и не ходили никуда, но в мыслях могли постичь [Дао]. Они знали предка всех вещей, поэтому хотя и не видели его, но, основываясь на принципе истинного и ложного, могли достичь и поименовать его.
220.Чтобы постичь изначальную природу вещей, надо просто следовать им — не более того. Поэтому можно свершать, не действуя.
221.Он желает улучшить свои способности и обрести то, что изучает.
222.Он желает вернуться к пустоте и небытию.
223.Когда что-то свершаешь, всегда останется что-то несвершённое. Поэтому в недеянии всё вершится само собой. (В недеянии нет того, что осталось бы несделанным.)
224.Постоянное движение — это следование.
225.Сам себе создашь [дела].
226.Ибо утрачивается основа правления.
227.Постоянное движение есть следование.
228.Следуя каждому в соответствии с его функцией, я не утрачу добра.
229.Я не бросаю людей.
230.Каждый использует свою образованность.
231.Он позволяет им всем жить в гармонии и пребывать вне желаний, подобно ребёнку. Земля и Небо устанавливают порядок, мудрец же способен общаться как с людьми, так и с духами. В отношении простого народа и способных людей он воздаёт способным и забирает у богатых. Достойных величия он возвеличивает. Достойных богатства он одаривает. Все вещи имеют своего предка, все дела имеют своего господина. И если даже шёлковая полоска закрывает ему глаза, он не страшится быть обманутым. И даже если жёлтая шапочка закрывает ему уши, он не боится нерадивости. Так зачем же утруждать ему себя образованностью, чтобы проверить чувства людей? Если он доискивается [до сути] вещей своей образованностью, то и вещи откликнутся ему своей образованностью. Если он выверяет вещи своим недоверием, то и вещи откликнутся ему недоверием. Душа (сердце) Поднебесной не тождественна его душе, но её отклик не будет иметь никаких отличий. Поэтому нет необходимости пользоваться своими чувствами. Из самых величайших несчастий нет большего, чем пользоваться своей образованностью.
Используй мудрствования — и люди начнут тяжбы между собой, примени силу — и люди начнут враждовать. Не используй мудрствований, и люди, что пришли на судебный двор, будут огорчены. Не используй силу — и люди, что пришли на поля сражений, убоятся. Тот, кто не может предостеречь людей от использования мудрствований и силы, окажется один против многих соперников. И когда против одного будут стоять десятки тысяч и сотни тысяч врагов, он расширит сети законов, увеличит формы наказаний, поставит заставы на всех дорогах, будет врываться в дома. Тогда все вещи утратят свою естественность. Люди обрядятся в траур, птицы наверху придут в хаос и рыбы внизу придут в смятение. И тогда мудрец вернётся в мир. Ничего не рождая в своей душе, он единит себя с душой Поднебесной. Не имея идей, не будучи предвзятым, он никого и не выбирает. Так почему же люди должны избегать его? Он ничего не требует. Так почему же люди должны откликаться? Не избегая и не откликаясь, люди не смогут не пользоваться его чувствами. Человек не должен отбрасывать то, что он сможет сделать, и не должен заниматься тем, чего он сделать не сможет. Он должен отвергать свои сильные стороны и действовать, используя свои слабые стороны. И тогда тот, кто говорит, будет говорить лишь о том, что может сделать, а тот, кто что-то выполняет, будет делать лишь то, что способен сделать. Поэтому, люди будут внемлить ему слухом и взором, а мудрец будет смотреть на них как на своих детей.
232.Возникновение означает момент рождения, уход — момент смерти.
233.Три в десяти означает трое из десяти. Тех, кто примет путь смерти и последует ему вплоть до смертного предела, также трое ив десяти. В тех людях, кто живя, излишне стремится к жизни, не найдётся места для жизни. Те же, кто искушён в сокрытии своей жизни, не считают жизнь за жизнь (не уделяют жизни особого внимания). И потому в них нет места смерти. Нет оружия вреднее, чем клевец воина, нет животных опаснее, чем носороги и тнгры. Если найдётся тот, кто сумеет заставить воина не обнажать своего оружия, и если носороги и тигры не решатся вонзить в него свои рога и когти, то он не будет снедать себя желаниями. Так есть ли в нём место для смерти? Саламандры считают глубину мелководьем и роют там себе норы. Могучие орлы считают горы низинами и строят на вершинах себе гнезда. И тогда, когда гарпунщики и ловцы птиц не могут достичь их, в них нет места для смерти. Но когда, привлечённые сладкой приманкой, они выходят в те места, где нет места жизни,— разве это не называется излишним стремлением к жизни? Поэтому если
Люди не следуют слепо за своими желаниями, отрываясь от своей основы, если они не ведомы своими страстями, затемняющими истинность в них, то, вступая в бой, они не будут ранены, а в странствиях на них никто не нападёт. И младенец — драгоценный пример тому!
234.Сначала вещи порождаются, затем вскармливаются. Вскармливаются, а затем обретают форму. Обретая форму, они находят окончательное воплощение. Но откуда они обретают жизнь? Из Дао. А из чего вскармливаются они? Из Благости. А в чём обретают форму? В вещах. А где они находят воплощение (завершение)? В обстоятельствах. Из-за того, что они. лишь следуют (причинно откликаются), не может быть ничего такого, что не обрело бы форму. Лишь благодаря тому, что существуют обстоятельства, не может быть ничего такого, что не нашло бы своего воплощения. Вещи лишь потому могут рождаться, а затем находить своё воплощение, что они имеют свой исток. Но откуда проистекает этот исток? Ни из чего иного, как из Дао. Двигаясь к своему пределу, они также достигают Дао. Они следуют своим причинам, н потому каждое [явление] имеет своё название.
235.Дао — это исток всех вещей. Благость — это то, что обретают все вещи. Через исток достигают [Благости]. Поэтому и говорят, что не обретя и не утратив почнтания, люди попадают в несчастье. Значит, и нельзя достичь [Дао], не ценя [Благость].
236.Предопределять судьбу также означает жаловать титулом.
237.Обретать воплощение значит обретать субстанциональность. В этом (в Благости) каждый обретает своё прибежище и укрытие, поэтому его жизни не будет вреда.
238.Действует, но не обладает этим.
239.Это значит обладать Благостью, ничего не зная о её господине. Она проистекает из тёмно-потаённого, поэтому мы и зовём её сокровенной Благостью.
240.Обладать хорошим началом — это значит обладать хорошим вскармливанием и уходом. Поэтому Поднебесная имеет начало, и оно может быть Матерью Поднебесной.
241.Матерь — это основа (корень). Сын — это верхушка. Достичь корня — это значит познать верхушку.
Никто не должен отрываться от корней, стремясь к верхушке.
242.Отверстия — это там, где рождаются дела и желания. Двери — это то, откуда дела и желания выходят наружу.
243.Он пребывает вне дел и в вечном избегании [мира], [поэтому] в его теле не родятся болезни.
244.Он не закрыл источника [желаний] и рождения дел, поэтому его тело уже не спасти.
245.Чтобы достичь успеха в управлении, никогда не полагайся на великое. Видение великого (больших вещей)— ещё не есть просветление, а вот видение малого — и есть просветление. Сбережение сильного — ещё не достижение укрепления, а вот сохранение гибкого и есть укрепление.
246.Высветляй Дао, дабы устранить людские заблуждения.
247.Там, где нет света, существует выверение [через мудрствование].
248.Дао — и есть постоянство.
249.Это значит: даже если я буду обладать весьма скудным знанием, я всё равно буду следовать Великим Путём. Единственное, чего я боюсь,— как бы не заблудиться.
250.Это значит: Великий Путь широк, прям и ровен, и всё же люди теряют его и не следуют ему. Они предпочитают ложные тропы и, действуя, ставят преграды на Великом Пути. Вот почему и говорят, что Великий Путь прост, но люди предпочитают узкие тропинки.
251.Двор — дворец правителя. Роскошествует — значит, что он чист и хорош.
252.Когда двор чист и хорош, то поля порастают сорняками, а амбары опустошаются. Поддержание одного [в порядке] порождает беды у многих.
253.Если будешь пытаться овладеть всеми вещами, не следуя Дао, то это приведёт к заблуждениям (искажениям). Заблуждения означает грабительство. Бахвальство (излишество) означает, не следуя Дао, украсть. трон. Поэтому упоминание об отличном от Дао сделано для того, чтобы прояснить, что отличное от Дао — это грабительство и бахвальство.
254.Укрепи его корень и лишь затем взращивай верхушку. И тогда его не выдернуть.
255.Не будь слишком алчным — бери лишь то, что соответствует твоим возможностям. И тогда этого у тебя не отнять.
256.Сыновья и внуки совершают ритуальные подношения [своим предкам], передают Дао, и значит, этому не будет конца.
257.Начиная с себя, передавай это другим людям. Через пестование самого себя достигнешь истины. Пестуя это в семье, достигнешь достатка. Пестуя это, не прекращая, сумеешь вернуться к Великому.
258.Ибо все они одинаковы.
259.Используя души людей, что живут в Поднебесной, дабы узреть Дао Поднебесной.
Дао Поднебесной — будь то в следовании или в противоречии, в счастье или несчастье — подобно Дао человека.
260.Вышесказанное означает: как я могу достичь знания о Поднебесной? Могу познать, лишь изучая самого себя и не стремясь к чему-то внешнему.
Это то, о чём говорится: не выходя со двора, познать весь мир.
261.Младенец, что пребывает вне стремлений и вне желаний, никогда не враждует ни с чем. Поэтому ядовитые насекомые не жалят его. Тот, кто обладает глубиной Благости, никогда ни с чем не враждует. Поэтому не найдётся того, что могло бы нарушить его целостность.
262.Используя мягкость и податливость, он может схватить целостно и крепко.
263.Воспрял означает, что уже вырос. Ничто не может повредить его телу, поэтому он может целостно взрасти. Это значит, что если он постиг глубину Благости, ничто не сможет повредить его Благости или изменить его истинность. Мягкий и податливый, он ни с кем не враждует, а потому н не может быть поражён или сломлен. И во всём он таков
264.Он обладает душой свободной от вражды или желаний, поэтому он может кричать целый день, а голос его не охрипнет.
265.Для вещей гармония — это постоянство. Поэтому познать гармонию — это значит достичь постоянства.
266.То, что не ярко и не темно, не холодно и не горячо — это и есть постоянство. Не обладающее формой, невозможно увидеть. Потому это и зовётся просветлением.
267.Нельзя иметь избыток жизни. Имеющий избыток умрёт молодым.
268.Сердце должно быть пусто. И тогда через ци достигнешь укрепления.
269.Он следует естественности.
270.Он создаёт себе трудности в делах.
271.Целиком сохраняя его качество.
272.Устрани исток соперничества.
273.Если нечему будет слишком проявляться, то не будет и соперничества.
274.Если ничто не будешь считать слишком дешёвым (презренным), то не испытаешь и позора.
275.Если кто-то, достигнув, сроднился с ним, то он же и пренебрёг им.
276.Если кто-то, достигнув его, извлекает пользу, то он же и причиняет вред.
277.Тот, кто достигнув его, облагораживает его, он же и унижает его.
278.И к этому нечего прибавить.
279.Управляй Поднебесной с помощью Дао, и тогда в Поднебесной воцарится мир. Управляй Поднебесной с помощью строгости, и тогда [в ответ] возникнут строгость и хитрость. Но через недеяние можно завоевать всю Поднебесную. Впередиидущий параграф говорит, что не свершая дел, неизменно овладевают Поднебесной. Тот же, кто предается делам, недостаточно хорош, чтобы овладеть Поднебесной. Поэтому тот, кто правит Поднебесной через строгость, недостаточно хорош, чтобы овладеть Поднебесной, и ему приводится с хитростью использовать войска. Тот же, кто правит Поднебесной с помощью Дао, чтит корень и даёт отдых ветвям. Тот, кто правит Поднебесной с помощью строгости, устанавливает законы, чтобы нападать на вещи.
Когда корни не пущены, то и ветви не бывают густыми, а народ не может выдержать этого. Поэтому ему [правителю] и приходится прибегать к хитрости в управлении армией.
280.Оружие соотносится с теми инструментами, которые используют ради своей выгоды. Когда народ становится сильным, государство ослабляется.
281.Когда народ излишне мудрствует, то расцветает ловкость и обман. Когда расцветают ловкость и обман, творятся несправедливые дела.
282.Придерживаться строгости, дабы уменьшить желания,— для этого надо использовать военную ловкость. Можно множить запреты и предписания, желая уменьшить бедность, но народ всё равно будет беднеть. Можно использовать острое оружие, чтобы усилить государство, но в государстве станет лишь больше смуты. Всё это
приведёт лишь к тому, что ради того, чтобы править верхушкой, уничтожат корни.
283.Когда те люди, что находятся наверху, охвачены желаниями, народ стремительно следует ва ними. Если я желаю лишь того, чтобы пребывать жне-желаниято й у народа не возникает желаний, и он сам опрощается. Эти четыре положения означают: (надо] ценить корни и давать отдых ветвям.
284.Тот, кто умел в управлении, не имеет ни формы, нн имени, ни дел, ни правил, которых придерживается. Будучи пассивноотстранённым, он в конце концов достигает великого правления. Поэтому власть пассивно-отстранённа. Народ, которому не с кем соперничать, великодушен и прост. Поэтому народ чистосердечно-прост.
285.Создание уголовных законов и провозглашение имён, любовь к использованию наград и наказаний, чтобы исправить грубость и разврат,— гзовётся жестокосердием. Раздели народ по категориям и различным родам — и тогда он начнёт соперничать и враждовать.
Вот почему народ хитёр и убог.
286.Что значит — знающии, где положен предел умелому правлению? Лишь [умелый правитель], ничего не устанавливающий, обладающий правильностью, ничего не свершающий и является безымянным. Отстранённопассивный, он может свершить великую перемену в Поднебесной. Это и есть — предел.
287.Правильное управление государством влечет возвращение к использованию ловкости в [применении] военной силы. Поэтому правильность оборачивается ловкостью.
288.Установление добра ради приведения всех вещей в гармонию возвращает к впадению в такой грех какковарство.
289.Людские заблуждения означают, что люди давным-давно утратили Дао. Они не могут принять правильного и умелого правления.
290.Управление вещами через прямоту заставляет их отказаться от неправедного, но эта прямота не ранит. Вот почему говорят: Великий квадрат не имеет углов.
291.Острота означает абсолютную честность. Колоть означает ранить. Абсолютная честность используется для очищения людей, дабы они изгнали из себя все пороки и недостатки. Однако [мудрец] не использует абсолютную честность, чтобы не повредить кому-то.
292.Управляя вещами с прямотой, он заставляет всех избавляться от своей порочности. Но в своей прямоте он не своевольничает. Поэтому и говорят: Великая прямизна кажется изогнутой.
293.Он использует свою яркость, чтобы устранить заблуждения, но своим светом никогда не доискивается до чего-то спрятанного или сокрытого. Поэтому и говорится: Пресветлое Дао кажется тёмным. Всё это означает, что надо ценить корень и давать отдых ветвям, не нападать на них, но возвращать их [к Дао].
294.Ничто не сравнится означает нет ничего лучше.
Воздержанность соотносится с крестьянином. Когда крестьянин обрабатывает поле, он уничтожает разные культуры, сводя их к одной. Восполняя свою естественность, он не проявляет торопливости в [исправлении] недостатков, но устраняет саму причину этих оных. Вверху он наследует велениям Неба, а внизу утешает народ. И нет ничего лучше этого.
295.Быть изначально готовым — и есть постоянство.
296.Лишь сосредоточив Благость в избытке и отказавшись от желаний что-либо резко отвергать, можно с самого начала следовать постоянству. Именно поэтому тот, кто изначально готов [следовать Дао] с самого начала, является сосредоточившим Благость в избытке.
297.Дао — безгранично.
298.Находясь в ограничениях и пытаясь управлять государством, никто не сможет им воистину управлять.
299.То, что делает государство умиротворённым, и зовётся его Матерью. Сосредоточивать Благость означает, что сначала следует обнаруживать её корни, а лишь затем вскармливать её ветви. И тогда можно стать долговечным.
300.Это значит: не приводит [государство] в беспорядок. Поспешность ведёт к большому вреду, а покой сохраняет целостность истины. Значит, чем больше государство, тем спокойнее должен быть его правитель. И поэтому он может целиком завоевать сердца народа.
301.Управление большим государством подобно варке мелкой рыбешки. Если править Поднебесной в соответствии с Дао, то и духи утрачивают своё могущество.
302.Духи не вредят естественности (не мешают естественному ходу событий). Когда вещи сохраняют естественность, то и духи, не могут повлиять на них. Если духи не могут повлиять на них, то и люди не знают, что духи — это духи.
303.Поскольку Дао пребывает в гармонии, то и духи не вредят людям. Когда духи не вредят людям, то и люди не знают, что духи — это духи. Поскольку Дао находится в гармонии, то и мудрец не вредит людям. Когда мудрец не вредит людям, то и люди не знают, что мудрец — это мудрец. Другими словами, если люди не знают, что духи — это духи, то они не знают, что мудрецы — это мудрецы. Если не позволять людям узнать, что духи и мудрецы — это духи и мудрецы, то это и будет пределом Дао.
304.Если духи не вредят людям, то и мудрецы также не вредят им. Если мудрецы не вредят людям, то и духи не вредят им также. Это значит, что они оба воздерживаются от того, чтобы вредить другим.
И духи, и мудрецы находятся в соответствии с Дао, а их Благость, сочетаясь, восходит к Дао.
305.Реки и моря огромны, но всегда находятся в низинах. Поэтому сотни потоков вливаются в них. Великое государство огромно и схоже с низиной, и поэтому вся Поднебесная сливается в него. Поэтому говорят, что великое государство подобно низовью реки.
306.Куда возвращается ся Поднебесная.
307.К ней — спокойной и нетребовательной — сами возвращаются все вещи. Самка означает женское начало. Мужское означает агрессивное и алчное начало. Женское в своём извечном покое может одолеть мужское. Благодаря своему покою и тому, что оно занимает нижнюю позицию, к нему возвращаются все вещи.
308.Благодаря своему покою она может занимать нижнюю позицию.
309.Говоря, что великое государство занимает нижнюю позицию, имеем в виду, что великое государство помещает себя ниже (ведет себя скромнее), чем малое государство.
310.Малое государство вливается в него.
311.Великое государство принимает его.
312.Это значит, что лишь пестуя в себе смирение, каждый может достичь предназначенного ему положения.
313.Малое государство пестует в себе нижнюю H&fttgtttO (ёмирение) для сохранения своей целостности. Оно Не может заставить Поднебесную прийти к йШ. Когда великое государство пестует смирение, Поднебесная сама придёт к нему. И тогда каждый достигает того, чего хочет, а большее должно находиться внизу.
314.Хранилище означает нечто укрытое, где можно обрести тайную обитель.
315.Сокровищем является его (Дао) использование.
316.Защита — это то, что может беречь целостным образом.
317.Это значит, что Дао предшествует всему, и нет ничего более ценного, чем оно само. Даже если будешь иметь прекрасные драгоценности и великолепных лошадей, они никогда не сравнятся с ним. Так же и прекрасные слова — благодаря им можно распродать все товары.
Поэтому прекрасные слова высоко ценятся при продаже. Хорошие деяния найдут отклик и за тысячу ли. И поэтому прекрасные поступки могут вызвать уважение других людей.
318.Недобрый человек должен сберегать Дао, дабы не быть отвергнутым.
319.Те, кто великими делами следует Дао.
320.Дары Дао соотносятся с тем, о чём говорилось выше. Взошедший на трон правитель и властвующие три князя ценили свои звания и уважали своих подданных ради обретения Дао. И нетничего более ценного, чем это. Поэтому обладание драгоценными нефритовыми кольцами, которые едва можно обхватить руками и сопровождение четвёркой коней никогда не сравнится с тем, чтобы следовать Дао, не сходя с места.
321.Стремясь, достигает того, к чему стремится. Желая избежать, избегает. И нет того, что оно оставляло бы неиспользованным. За это [Дао] и ценится в Поднебесной.
322.Сделай недеяние своей обителью, учи вне слов, наслаждайся тем, что не имеет ни вкуса, ни запаха,— это и есть предел управления.
323.Малое зло недостойно воздаяния. Великое зло достойно кары. То, что следует тождественному с Поднебесной, и есть Благость.
324.Даже обладая талантами мудреца, всё же трудно соприкасаться с тем, что мало и легко. Так разве может тот, кто не обладает талантами мудреца, пренебречь этим? Вот почему и говорится: Даже мудрецы считают некоторые дела крайне трудными.
325.Даже в умиротворении человек не должен забывать об опасности. Обладая чемлибо, нельзя забывать о том, что [можешь] утратить это. Потому это и зовётся лёгким.
326.Он (правитель) оставляет небытие для вхождения в бытие из-за своей малости и слабости, а значит, этого ещё недостаточно для великого достижения. Поэтому его (то, что ещё-мало) легко рассеять. Эти четыре положения означают, что человек должен быть осторожным в достижении результатов. Нельзя допустить, чтобы ты не сохранил этого из-за того, что оно ещё отсутствует, не рассеял его из-за того, что оно ещё мало. Если что-то ещё отсутствует и ты не сохранил [этого состояния], то оно родится. Если что-то мало, а ты не рассеял его, то оно станет ещё больше. Поэтому если думать о сложностях в конце, так же как и о трудностях в начале, то не будет провала в делах.
327.Это означает — когда они (вещи и явления) ещё умиротворены и не проявили себя.
328.Это значит — когда всё ещё мало и хрупко.
329.Будь осторожным до конца и устраняй даже малое. Будь осторожен даже в малом и устраняй хаос. Но если же ты правишь через деяния, устанавливаешь имена и формы, то это станет истоком неверных дел, когда возобладают хитрость и обман. А это означает поражения и утраты.
330.Ибо они не бывают осторожны до самого конца.
331.Хорошие желания, хотя и малы, но и они рождают соперничество. Труднодости
жимые предметы, хотя и малы, но и они подвигают на воровство и алчность.
332.Не обучаясь, быть способным (умелым)— это и есть естественность. Но говорить о том, что не надо учиться?— ото совершать ошибку. Поэтому мудрец, учась, пребывал вне учениями тем самым возвращался к ошибкам [людей].
333.Просвещение означает умение видеть использование хитрости и сокрытие простоты. Невежество означает отсутствие знания, сохранение истинности и следование естественности.
334.Он обладает многими знаниями и использует хитрость. Поэтому им трудно управлять.
335.Знание означает управление. Управлять страной с помощью знания — значит разрушать её. Потому это и зовётся знанием. Народом трудно управлять потому, что он обладает слишком многими знаниями. В этом деле самое главное — завалить все проходы, закрыть все двери и оставить народ вне знаний и вне желаний. Если кто знаниями или искусством возбуждает народ и вводит в искус его сердца, то ему вновь, придётся прибегать к ловкости и искусству, дабы защитить народ от обмана. И тогда народ, узнав о его хитрости, последует ей, дабы защитить себя. Чем больше тайны, хитрости и обмана в его мыслях, тем к большему лицемерию приведут они.
Поэтому управление государством с помощью знания будет разрушительно для государства.
336.Образчик означает тождественность. древности до современности они были абсолютно одинаковы (тождественны) и неуничтожимы. Те, кто могли познать эти образчики, звались обладателями сокровенной Благости. А сокровенная Благость глубока и отдалённа.
337.Возвращается к своей истинности.
338.Давно бы стало едва приметным означает, что оно стало бы едва приметным на долгое время.
339.В наступлении великодушие приносит победу, в обороне приносит твёрдость. Поэтому благодаря великодушию я могу быть смелым.
340.Бережливость означает умеренность в расходах. В этом случае в Поднебесной не будет нужды. Поэтому благодаря бережливости могу быть щедрым.
341.Лишь помещая себя позади всех, можно добиться того, что все вещи вернутся к тебе. Таким образом, устанавливая и завершая все вещи ради выгоды Поднебесной, можно стать правителем всех вещей.
342.Ради означает достигать.
343.Помогать друг другу, не избегая трудностей, н есть побеждать.
344.Полководец (ши)— это командующий над солдатами. Быть воинствен
ным означает рваться вперед и измываться над людьми,
345.Находится позади и не рвётся вперед. Отзывается, но не взывает. Потому он и не испытывает гнева.
346.Не сражается с ним.
347.Используя людей, он не становится под них. И тогда ему не придётся прибегать к [своей] способности и [использовать людей].
348.Его ничто не остановит.
349.Продвижение вперёд — это армейское наступление.
Это значит, что преисполненный милосердия и сожаления, не стремясь быть впереди всех, он вступает в сражение, продвигается вперёд вне дорог, закатывает рукава, не имея рук, противостоит Врагу, не имея противника. И значит — нет того, кто мог бы противостоять ему.
350.Это значит, что я, преисполненный милосердия и сожаления, не хочу полагаться лишь на свою мощь и становиться не имеющим себе равных противников во всей Поднебесной. И если я всё же достигну того, что стану непобедимым, то скажу про это: к мс ей большой беде. Сокровища соотносятся с тремя драгоценностями. Потому и говорю, что Это будет стоить утраты всех моих сокровищ.
351.Вступать [в поединок] означает поднимать [оружие друг на друга]. Взаимо[дополнение] означает столкновение. Тот, кто, будучи преисполнен милосердия, вступает в поединок, не преследует выгоды и избежит несчастья. И поэтому он побеждает.
352.Познать можно, не выходя со двора и не выглядывая в окно. Поэтому [эти слова] очень легко понять. Можно свершать, пребывая в недеянии. Поэтому им легко следовать. Но люди захвачены желаниями и потому не способны понять это. Они ослеплены славой и выгодой, потому и не способны следовать этому.
353.Предок — это предок мириад вещей. Господин — это правитель мириад вещей.
354.Лишь потому, что мои речи имеют предка, а дела имеют господина, я могу быть понят. Но люди не достигают этого и не могут понять меня.
355.Из-за моей глубины мало тех, кто понимает меня. Чем меньше людей знает меня, тем меньше равных я нахожу себе. Поэтому и говорю, что мало тех, кто понимает меня, и редки те, кто следует мне.
356.Обряжаясь в холщовые одежды, мудрец становится похожим на пыль, [что осела на его одеждах]. Сберегая в душе драгоценную яшму, он ценит свою истинность. Мудреца трудно узнать, ибо он, будучи похож на свою пыль, сохраняет драгоценную яшму в душе и никогда не изменял этому. Вот почему его трудно узнать и они столь редки.
357.Тот, кто не знает, что знания недостаточны, столкнётся с трудностями.
358.Чистота и недеяние зовутся здесь местами [проживания]. Смиренность (почтительность) н непереполненность названа здесь жизнью. Если кто-нибудь, отринув чистоту, поступает по зову своих поспешных (невыдержанных) желаний, отбросив смирение, действует через могущество и власть, то он разрушает вещи и смущает народ. Власть становится более неспособной контролировать народ, а народ больше не может терпеть такую власть. Тогда и верхи, и низы приходят в величайшее волнение, и наступает наказание Небес. Поэтому и говорят: Если народ не трепещет перед властью, то власть достигает величайшего могущества. Не сгоняйте народ с его мест, не презирайте устоев его жизни. А это значит, что нельзя полагаться лишь на силу власти.
359.Не презирает сам.
360.Если человек не презирает сам, то и Поднебесная не презирает его.
361.Они не проявляли своего знания лишь ради того, чтобы происпускать своё сияние или пользоваться своим могуществом.
362.Тот, кто [слишком] ценит себя, сгоняет [народ] с мест и презирает устои его жизни.
363.Точно не умрёт своей смертью.
364.Точно будет соответствовать жизни.
365.Они оба бесстрашны, но по тому, что они делают, они разнятся в пользе и не совпадают в беде. Поэтому они могут быть либо полезны, либо вредь-гь
366.Кто означает кто из тех. А это значит: кто может знать, что презирает Небо, или причину отлучения от него? Лишь мудрец. Но даже просветлённые мудрецы в своём бесстрашии считали некоторые дела крайне трудными. А что же говорить о тех, кто не обладает просветлённостью мудреца, но желает действовать? Поэтому и говорю — это крайне. трудно.
367.Небо ни с кем не соперничает, поэтому ничто в Поднебесной не может соперничать с ним.
368.Если следовать этому, то это принесёт счастье. Если противоречить этйму, то столкнёшься с несчастьями. [Путь Неба] не говорит, но искушён в ответах.
369.Располагается в низине, и поэтому все вещи сами возвращаются к нему.
370.Ниспосылает знамения, дабы можно было узреть удачу и несчастье. Перед делами воспитывает искренность. Пребывая в мире (умиротворений), не забывает об опасности. Имеет намерение до того, как посылать предзнаменования. Поэтому и говорим: Медлителен, но в намерениях всеобъемлющ.
371.Те, кто занимается чем-то необыкновенным или приводит толпы в смятение, зовутся провинившимися (нарушителями).
372.Противореча следованию [Дао, человек] порождает скверну и зло. Негуманный человек губнт других. Поэтому всегда существует Палач.
373.Это значит: то, что заставляет народ жить в захолустье и приводит правление в хаос, идёт сверху, а не снизу. Народ всегда следует за тем, кто наверху.
374.Сильное войско, творя насилие в Поднебесной, столкнётся с людской Ненавистью. Поэтому оно никогда не победит.
375.Ибо ставит себя над вещами.
376.Имеется ввиду ствол дерева.
377.Имеются ввиду ветви дерева.
378.Тот, кто единит свою Благость с Небом и Землёй, может охватить их подобно Пути Неба. Но если же он уподобляется человеку с его силами, то в этом случае каждый обладает своими индивидуальными свойствами и не может достичь равенства с другими. Но как только он уподобляется тому, кто смотрит на отсутствие индивидуально-телесных свойств и эгоизма как на естественный закон,— тотчас может единить свою Благость с Небом и Землёй.
379.Это означает: Вот почему мудрец не желал ставить себя выше других, чтобы быть равным Поднебесной.
380.Иероглиф и означает использование. Под словом её имеется в виду вода. Всё это означает, что в использовании мягкости и податливости воды не найдётся ни одной вещи, которая заменила бы её.
381.Не зная, как заключать договора, человек попадает в великие несчастья. И даже когда всё приходит в гармонию с Благостью, раны всё же остаются незалеченными. Поэтому и существуют несчастья, которые оказываются иеустраиёнными.
382.Левая часть бирки предотвращает возникновение несчастий (недоразумений).
383.Челонек, обладающий Благостью, помнит о своих договорённостях н не позволяет возникать несчастьям, неся ответственность перед людьми.
384.Это ошибка — править людьми с помощью налогов.
385.Если и малое государство с небольшим населением может вернуться к древности, то что же говорить о большом государстве, полном народа!
Поэтому и говорится именно о малом государстве [в качестве примера].
386.Имеется в виду, что если у народа будет [даже] огромное количество оружия, то он им [всё равно] не воспользуется. Так зачем же беспокоиться о том, что оружия недостаточно?
387.Люди не пользуются ничем, но лишь ценят свою жизнь. Не потворствуй взяточннчеству, дабы каждый находил покой в своём доме. И тогда народ станет бояться смерти и не будет уезжать в дальние края.
388.Не имея ни желаний, ни чаяний.
389.Субстанциональность — это их качество.
390.И корень заключён в необработанной простоте.
391.Предел [мудреца] содержится в Едином.
392.Вне эгоизма он самодостаточен н через добро позволяет вещам быть самими собой.
393.За это он н уважаем вещами.
394.Поэтому вещи возвращаются к нему.
395.Двигаясь в постоянстве, [Путь Неба] порождает и завершает [вещи и явления].
396.[Мудрец] следует тому, что выгодно Небу, и поэтому они не причиняют вреда друг Другу.

А.А. Маслов
Комментарии

КНИГА ПЕРВАЯ


1

Понять одно-единственное слово, которое больше чем слово,— в этом и заключена величайшая тайна даосизма. Дао понимается сразу в нескольких смыслах, и в этом его универсализм: прежде всего, как порождающий исток всех вещей, во-вторых, как закон развития Вселенной, в-третьих, как принцип человеческого общества. В этом смысле Дао напоминает древние архаические понятия верховного владыки (Шанди) и деперсонифицированного Великого единого (тайи), и в то же время концепция Дао у лаоистов преодолевает архаику, чыходя в сферу осознания Благой силы, Благости, исходящей от Дао.
Во фразе (1) трижды повторен иероглиф дао, который может обозначать как путь, так и говорить, выражать словами. На игре слов и построена эта фраза, ставшая едва ли не визитной карточкой даосизма. Её можно перевести и так: Путь, который может быть пройден (или — сделан путём), не есть постоянный путь. Дао стоит вне слов или каких-либо имён (мин) и названий (2), и потому описать его нельзя. Все слова и явления вторичны по отношению к Дао, так как оно само создаёт все явления и не подчинено им. Здесь речь идёт о двух Дао: постоянном Дао, которое не может быть выражено словами, и Дао, выраженном с помощью слов. Они абсолютно тождественны и различаются лишь в имени. Автор тем самым объясняет, что истинное Дао, как бы мы ни старались его выразить, всегда останется отдалено от нас, поэтому стараясь облечь сущность даосского учения в какие-то термины, мы лишь затемняем его. В трактате говорится именно о том Дао, что выражено словами у и о тех вещах, которые с ним связаны. Это первый шаг на пути проникновения в то, что не имеет ни названий, ни сущностей.
У даосских мистиков складывается особое осмысление понятия Матери (му) (4). Это не просто порождающее лоно, предшествующее всему, но наоборот,— завершение внутриутробного развития, момент предреализации и перехода из небытия в бытие. Не случайно Ван Би понимает под матерью именно то, что было в конце (1–4). К тому же понятие Матерь противопоставляется понятию начало, исток (ши)— того, что было прежде всего. Иероглиф шоу (идти перед чем-то, предшествовать) входит составной графемой в иероглиф дао (путь), и тем самым Ван Би, следуя за полунамёком автора Дао дэ цзина, ставит понятие матерь в качестве синонима предела, считает его границей между отсутствием и наличием. Постигнуть можно лишь матерь вещей, то есть то, что соотносится с вещным миром, моментом рождения мира бытия, в то время как то, что лежит перед матерьюне откроется стоящему вне внутренней традиции человеку и тем более не будет им понято. Матерь отнюдь не синоним Дао, а лишь одна из его функций как всёпорождающего начала (25, 52).
Бошу Б (1):
Дао, выраженное словами, не есть долговечное (хэн) Дао.

2

Противоположности не только порождают друг друга, но возникают одновременно, что именуется в даосизме парным рождением. Достаточно появиться хоть одному определению, одному субъективному чувству, как мир раскалывается на бинарные оппозиции, и процесс этот лавинообразен. Мир и является этими переливами противоположностей, бесконечно дополняющих друг друга. Здесь как символ выступает круг или кольцо — предмет, где до и после следуют друг за другом, по сути, представляя собой единое. Вмешательство в этот процесс бессмысленно, можно лишь внимать ему. Поэтому истинный учитель-мудрец не тратит слов на поучения, а учит лишь одним своим присутствием в мире. Тем самым он становится равноценен Дао. Для него собственная жизнь — не путь к успеху, но лишь реализация Дао, поэтому он отсутствует в мире как индивидуальная личность.
Во фразе (9) имеется в виду, что звуки музыкальных инструментов и голоса людей вступают в созвучие. Речь идёт прежде всего о взаимоотклике, взаимовыверенности звука человека и звука Неба, не случайно Чжуан-цзы именовал человека флейтой Неба. Это — пространство полного созвучия, равного абсолютному несовпадению,— продолжение одного в другом, но абсолютно отличном. Не случайно Вэнь-цзы, считающийся прямым учеником Лао-цзы, откликнулся на строку (7) так: Длинное и короткое не поверяют друг друга [4, 17], формально противореча своему учителю, но в логике мистического продолжая его мысль. Мотив парности вселенского рождения был характерен для ранних даосских школ и рассматривался исключительно через симролику со-звучания вселенских звуков. В этом — не только резонанс природы, но взаимосглаживание крайностей. Например, в Люйши чуньцю. Шииньбянь (Вёсны и осени господина Люя. О совпадении звуков) мы читаем: Звуки также могут совпадать. Очень великое стремиться к душевному разладу, а очень малое стремится к обиде. Очень чистое стремится к гибели, очень загрязнённое стремится к низкому [17, 44]. И так чистое и загрязнённое приходят в созвучную гармонию.
Мудрец в учении Лао-цзы характеризуется прежде всего тем, что пребывает в чистейшем покое, ни с кем не соперничает. В отличие от конфуцианского идеала совершенномудрого, он не преодолевает себя, не воспитывает в себе гуманность или добродетель, ибо всё это рассматривается даосами как всего лишь слова, никчёмное приукрашательство. Мудрец подобен Дао, он вбирает его в себя, поэтому такому человеку нет надобности заниматься самовоспитанием.
Бошу (10):
До и после следуют друг за другом, становясь извечными (хэн) (или: и так — извечно).
Бошу (11):
Поэтому мудрец пребывает (цзю) в недеянии.
Ван Би (12–13):
Мириады созданий возникают из этого, а он не волит (сы) ими.
В данном случае приведён вариант Бошу.

3

В этом параграфе, как и в предыдущем, вновь обыгрывается мотив парного рождения, но чётче прослеживается доктрина антизнания или антимудрости. Знание (чжи) здесь противоречит следованию Дао, как обычное человеческое мудрствование мешает естественному ходу событий. Поэтому и говорится о свершении дел недеяниемчто будет означать реализацию Дао. Надо лишь довериться естественной спонтанности мира. Мудрецы, считающие, что могут спланировать мир, кажутся величайшим злом. Истинный мудрец, презрев утончённую манерность глубокомыслия, осуществляет самое насущное: вскармливает и укрепляет народ, отбирая у него волю,— этот удел истинных людей. Политика превознесения мудрых (1) стала одной из важнейших доктрин правителя в эпоху Борющихся царств и раннюю Цин. Правитель нередко строго наказывал нижестоящих чиновников за то, что те не могли по достоинству оценить того или иного мудреца и привлечь его на службу. Лao-цзы же расценивает это как социальную дисгармонию, нарушение естественного порядка, при котором мудрец должен править подспудно и незаметно, не от двора.
Лучший способ правления — упрощение, доведение До абсолютной диффузии видимого мира — мира человека в пространстве Космоса. Отсюда неожиданный поворот к мысли о насущном, о наполнении желудков (6), которая оборачивается высшей мудростью истинного недеяния (11–12). Наносное, книжное знание в отрыве от личного опыта переживания Неба — бесполезно, а истинное Знание в голове простолюдинов — опасно. Поэтому незатронутость знанием (9), его недоступность для тех, кому оно без нужды, может стать залогом стабильности в обществе.
Бошу (4):
и люди не придут в смятение.

4

Умение использовать (юн) вещи и людей, не истощая их, считалось в даосизме высшим искусством. Каждая вещь изначально пустотна, то есть бескачественна, и для того, чтобы сделать её вечной и неисчерпаемой, нужно понять искусство использования мощи Универсального начала. Пустотность Дао сравнивалась Даосами с флейтой, из которой можно извлекать прекрасные звуки лишь благодаря полому пространству внутри неё. Это и есть завуалированное использование пустоты Дао. Такой процесс начинается лишь в тот момент, когда Дао понимается как абсолютное отсутствие и парадоксальная глубина пустоты. Это приводит к осознанию Дао как подобия самого себя — подобно предку мириад существ.
Несмотря на всю иррациональность Дао, человеческий ум не способен удержаться от вопроса о его происхождении, но автор отказывается говорить об этом, ибо’в равной степени нельзя постичь как возможность сотворения кем-то того начала, которое само создаёт весь мир, так и то, что универсальный характер Дао позволяет ему быть вообще нетварным и данным как вечное присутствие пустоты (вместе с тем лишь кажущееся присутствующим). Даос подчёркивает, что Дао является предком Небесного или Высшего Владыки (Шанди), который в архаической традиции понимался как персонифицированный создатель Поднебесной. Изначально даже иероглиф Небо изображался как человек с очень большой головой, стоящий широко расставив ноги. Даосы преодолели эту персонификацию и определили Дао как полную пустоту, которую при этом можно использовать. Фраза (3–4) несколько выбивается из общего контекста параграфа, к тому же она целиком повторена в 56. Ряд комментаторов (Гао Хэн, Ма Шулунь) из-за этого высказал вполне обоснованное мнение, что эта фраза вкралась в канонический текст по ошибке, а в первоначальных наставлениях отсутствовала.
Лао-цзы неоднократным повторением слов будто, словно, кажется (хо, сы, жо) подчёркивает иллюзорный характер Дао, абсолютную невозможность передать его сущность через объяснения. Это — лишь намёк, уподобление знакомому, но не истина.
Понятие Ди в до-чжоускую эпоху (до XIв. до н.э.)было равносильно понятию Бог, а точнее Верховный Дух. В эпоху Чжоу, как преодоление архаической традиции, стало шире употребляться слово Небо (тянь). Ди по-прежнему было в обиходе, особенно в двух случаях: прежде всего, так себя называли правители, подчёркивая свой запредельный характер, вовторых, оно употреблялось в мистических сектах как обозначение одухотворённого и частично персонифицированного начала всего сущего. Если Ван Би считает его именно небесным правителем (тяньди), то другой комментатор — Чэнь Чжу понимает ди просто как естественность или природу. Небо могло пониматься и как высший космический принцип, противоположный обыденной, земной реальности.
Строка (7) имеет несколько трактовок, в том числе и на сов еменном китайском языке. Помимо той, которая приведена в тексте, фразу можно читать и так: Но является предком всем образам и самому Небесному Владыке. Дело в том, что иероглиф сян понимается и как кажется, словно, и как образ. В последнем случае вся фраза (6–7) соотносится с пассажем из 21: Туманное и размытое, но в нём заключены образы. Таким образом, перед нами раскрывается опережающий характер Дао, предшествующий даже верховному божеству и зачаткам вещей — образам. Здесь проявляется интеллектуальная тяга ши к предельному десубстанцированию первоначала, где всякое абсолютное есть одновременно и самое отсутствующее.

5

Соломенная собачка — символ двойственности человеческой ценности. Ритуальных собачек старательно изготавливали из соломы перед празднествами и отбрасывали, равнодушно забывая, сразу же после них. Культовая церемония с соломенными собачками была описана в Чжуан-цзы. Этот предмет имел ценность лишь в момент его использования. Их не любили, понимая их бутафорность. Небо и Земля столь же равнодушны к человеку, превосходя в своём величии любое чувство, в том числе и гуманность, к которой звали конфуцианцы. Мудрец избавлен от чувств, которые влекут его к действенному вмешательству в мир. Его никаковость, абсолютная пустотность в чувствах даёт ему возможность управлять этим миром. Величавая невысказанность смысла Дао позволяет сберечь суть Пути внутри себя, действовать там, где положен конец всякому действию,— в пустоте или промежутке (цзянь) между бытием и небытием. Именно это пространство пустотного, звенящее своей пустотой и бесчувствием, и имеется в виду, когда говорится о кузнечных мехах (5). Они не имеют самостоятельной ценности — мехи лишь раздувают пламя или извлекают звук из музыкального инструмента. Но без этой пустоты мехов не может возникнуть ни прекрасная мелодия, ни искусно выкованный меч. Есть лишь до нелепого малый, стремительно ускользающий промежуток истинного действия и недеяния одновременно. Мир плавится кузнечными мехами — странной вибрацией между наполненным и опустошённым, свёрнутым и развёрнутым, сжатым и растянутым,— такова символика кузнечных мехов.
Понимание целостности мироздания приходит с отказом от чувственного, гуманного отношения к чему-либо. Жэнь — гуманность, справедливость, человеколюбие — является одной из наиболее важных категорий в конфуцианстве. Именно так должен относиться правитель к своим подданным, отец — к детям, муж — к жене и вообще любой вышестоящий к нижестоящему. Конфуцианцы считали, что такие отношения абсолютным образом воспроизводят древнюю коммуникацию в обществе, а следовательно,— идеальный космический порядок, противостоящий хаосу и смуте. Но даос утверждает абсолютное равнодушие природы, её безличностность. Всеобщность природы всегда оказывается равносильна её всеотсутствию, неналичию в какой-либо конкретной точке пространства. Небо и Земля пребывают в недеянии, и потому в них отсутствует всякое определение, всякое чувство по отношению к человеку.
Фраза (1–4) представляет собой прекрасный образец абсолютного параллелизма китайского текста, благодаря чему можно заметить, что Небо и Земля, соотносимые с мириадами вещей и существ, символизируют собой космический абсолют, а мудрец, который соотносится с людьми,— земную мистерию.
Строка (9) породила немало трактовок, например: не сравним с тем, кто сберегает пустоту, не сравним с тем, кто сохраняет срединный путь, не сравним с тем, кто взирает на то, что внутри.
Возможно, речь идёт об одной из древнейших методик самосозерцания — сохранение средины или сохранение пустотного, заключающейся в том, чтобы сосредоточить своё сознание на нескольких частях тела (низ живота и голова), затем вывести свой дух за пределы собственного тела, сохраняя при этом отчётливое сознание своего я.
Ван Би (8–9):
Произносящий множество речей быстро истощится. Он не сравним со сберегающим Срединное.
Бошу (8–9):
Тот, кто много слушает, быстро истощится.

6

Это один из самых архаически-мистических параграфов трактата, наполненных ранней даосской символикой. Долина намекает на всераскинутость Дао, а также его низинность, т.е. скрыто-тёмный характер. гДолинный дух является отголоском древнейших космогонических представлений, родившихся ещё до появления теории Дао. Не случайно низинные места в Китае связывались с местом пребывания духов. Из древности же приходит и образ сокровенной самки, который неоднократно повторяется в Дао дэ цзине (10, 61). Дао выступает как женское порождающее начало, некая потаённая неявленная самка, из лона которой выходят Небо, Земля и всё, что существует в пространстве между ними, т.е. мириады созданий и вещей.
Череда рождений бесконечна, и самка кажется неисчерпаемой, однако ошибётся тот, кто по рождениям будет судить о порождающем начале как таковом. Оно потенциально недоступно человеческому сознанию, абсолютно трансцендентно и потому лишь кажется присутствующим здесь.
Текст Дао дэ цзина многослоен и неоднороден по времени создания. Перед нами высказывание одной из самых ранних, ещё не оформившихся школ натурфилософов, от которой пошла нить к даосизму Дао дэ цзина, хотя само Дао здесь не упоминается. Думается, что параграфы, где встречается самка, можно отнести к исходному материалу Дао дэ цзина.
Иероглиф юй может пониматься не только как долина, но и как вскармливание, пестование, а следовательно, здесь речь идёт о вскармливающем и бессмертном духе, что абсолютным образом отвечает ранним представлениям о Дао как о животворном духе. Долина также подразумевает и идеальное состояние сознания (15, 28), повсеместно распростёртое, спокойное и ровное.
Примечательно, что в этом параграфе слово Дао не упомянуто ни разу, и вероятно, перед нами текст, взятый из очень древних шаманистских культов. По древнейшим китайским представлениям, долины были населены духами (а не одним духом). Однако позже иероглиф шэнь (дух) стал пониматься не столько как природное божество, но как высшая духовная субстанция человека, открывающаяся после долгой практики самовоспитания.

7

Небо и Земля порождаются Дао, которое стоит вне времени. Это и предопределяет их вечность, в то время как всё, что рождается само, обречено на быструю гибель. Человек, не следующий Дао, уподоблялся даосами древу без корней, которому суждено быстро засохнуть лишь потому, что оно самостоятельно, оторвано от своей основы.
Вторая часть параграфа может быть случайным привнесением, которое, однако, не выбивается из общего контекста трактата. Истинный мудрец не заботится о себе, но следует естественному ходу событий. Именно непротиворечивость его пути с путём вещей и обеспечивает ему долгую жизнь. Примечательно, что личные цели такого человека неотличимы от целей народа, и его эгоизм приобретает оттенок судьбоносного осуществления Дао. Мудрец должен вдумываться в своё мистическое предназначение в этом мире, только тогда он достигает своих целей, не вмешиваясь в жизнь людей. Именно эгоистический оттенок последней фразы породил версию, что автором ряда пассажей текста был Ян Чжу, проповедовавший индивидуализм и эгоизм как выражение исключительно личностного следования Дао.

8

Вода — универсальный символ даосизма, показывающий всераскинутость, изменчивость и непостоянство формы Дао. Описание реки в китайской поэтике носило скрытый символ всепроницаемости Великого Пути. Даосское искусство психорегуляции также использовало гидравлическую терминологию, говоря о токе или циркуляции в организме. Вода не обладает собственной формой и принимает форму сосуда, в который налита, поэтому и является универсальным наполнителем пустоты сосуда, которому в даосизме уподоблялась вселенная (5, 11). Таким образом, вода не соперничает с внешней формой и является всегда чем-то внутренним по отношению к ней, а внутреннее в китайской культуре ценится априорно выше, чем внешне-формальное. В этом смысле вода приносит несомненную пользу, так как определяет качество предмета, его духовно-глубинное наполнение, нимало не завися от внешней формы Н не влияя на неё — не соперничая. Мощь воды, так же как и мощь Дао, скрыта, не заметна для стороннего наблюдателя, но в то же время нет того, что бы противостояло ей. Таким образом, ценность всякой вещи определяется по её внутреннему содержанию, и даосы учили видеть в каждом явлении его оселок, внутреннюю сущность: в словах — искренность, в душе — глубину и т.д. Даосский идеал — не просто вода, а вода, стекающая вниз. Человек, в том числе и ши, должен уметь соглашаться быть внизу, там, где никто не желает быть. Высказывание (5-11)— типичная древняя сакральная формулировка, предназначенная для ритмизированной рецитации (многократного повторения) и медитации. Речь в этом отрывке идёт о предельном совершенстве, о наиболее важном и сокровенном в любой вещи. Благодаря этому фразу можно перевести:
Совершенное в жилище — это земля, совершенное в сердце — это глубина, совершенное в союзе — это гуманность, совершенное в словах — это искренность, совершенное в правлении — это порядок.
Фу И (7):
в союзе ценит человека.
Бошу А (7):
строка отсутствует.
Бошу Б (7):
в Небе ценит добро.
Бошу А (8):
в преданности ценит искренность.

9

В первых (I) строках параграфа речь, вероятно, идёт о ритуальном сосуде, находившемся в одном из храмов царства Чжоу или Лу. Он стоял ровно, будучи пустым, однако, наполнившись до краёв, тотчас переворачивался. Даосизм рассматривал Дао как срединный путь вещей, позволяющий избежать всякого излишества, которое неизбежно вело к гибели вещи или человека. В этом — смысл эстетического наслаждения лёгкой незавершённостью, где радость приносит не окончание дела, а сам процесс творчества.
Символом умирания, отступления на самом пике жизненности и расцвета в дальневосточной эстетике стало любование опадающими лепестками сливы, так и не успевшими превратиться в плоды. Даосизм неоднократно обыгрывает тему утраты или самопотери (4) как саморастворения в потоке мировых изменений, взаимоналожения собственного пути с Путём Неба.
Характерно, что в этом параграфе сочетается архаическое понимание Неба как творца всего сущего и Пути-Дао — наднебесного начала, что знаменует собой отход от старой традиции и обращение в область трансцендентного и потенциально бесформенного.
Первая сентенция (1)— ритмизированный стих, излагающий даосский принцип избегания излишества. Такого идеала — отступать, добившись успеха — придерживались некоторые наиболее мудрые чиновники, покидая свои должности, лишь только достигали своего высочайшего взлета. Даосское понятие Великий предел (тайцзи) связано с переходом в предельном состоянии одного качества в другое, поэтому и великий — предельный — успех неизбежно должен перейти в грандиозный крах. Умение остановиться всегда оказывается особым мастерством избежать краха, принизить или сокрыть себя, достигнув истинного величия. Здесь выявляется важнейшее понятие ранней даосской мистики — остановиться вовремя (цзы), что означает: оставить великое дело незавершённым и тем самым сохранить его навечно.
Бошу (3):
Дом может быть наполнен золотом и каменьями.
Ван Би (6):
Добившись успеха й выполнив долг — отступай.

10

Практика даосизма в определённой степени парадоксальна, так как рассчитана на человека, владеющего изменёнными состояниями сознания. Основной парадокс — это абсолютное равенство деяния и недеяния или, точнее, недеяния как абсолютной концентрации всякого деяния, любого действия в потенции.
Этот параграф непосредственно соотносится с практикой самосовершенствования, которую развили даосы в более поздние времена, превратив в одну из сложнейших систем мистического самовоспитания во всём мире. Примечательно, что эта практика должнь вести не к долголетию и бессмертию, не к просветлению, но прежде всего к обретению сокровенной Благой мощи — мощи неявленной, но извечно воздействующей на весь мир. Весь этот отрывок можно считать одним из самых древних наставлений по медитации, в нём присутствуют многие понятия, которые в дальнейшем использовались даосами для внутреннего созерцания. Например, понятие объять Единое (бао и) (2), то есть вобрать в себя Дао, через несколько веков превратилось в самостоятельную методику медитации и визуализации духов, а также выхода за пределы своего тела.
Параграф наполнен эзотерическими реалиями ранней мистической практики, причём изначального значения ряда медитативных техник мы не знаем. В частности, в строке (1) речь идёт, о единении инь и по. Считается, что инь и по в даосской психопрактике представляют то же самое, что два типа душ — хунь и по, символизирующих единство телесного и духовного. Это обусловлено тем, что адепт, занимаясь психорегуляцией, в равной степени совершенствует своё духовное и физическое начала. Душа и плоть в древности понимались как три небесных души-ху ь и семь земных душ-по, воплотившихся в человеке. Например, в соответствии с комментариями Хэ Шаньгуна, тяжёлые дущи-ло понимаются как животные или плотские живущие в лёгких человека, а лёгкие души-хукь — как небесно-духовные, сосредоточенные в печени. После смерти все души возвращались в изначальное состояние — воспаряли на Небо и уходили в Землю, в то время как их единство символизировало полноту жизненности человека, которая и есть постижение Дао, или Единого.
В этом же заключался и древнейший смысл жертвоприношений, когда умерщвляя жертву, её как бы разделяли на души, часть из которых становилась жертвой для Небес, а часть — для Земли (Записки о ритуале глава Особые жертвоприношения на окраинах [14, 141]).
Помимо практики концентрации и визуализации духов, каковой и было единение души и плоти, применялась и другая техника — регуляция ци (3). Вероятно, во времена создания трактата уже использовались дыхательно-медитативные упражнения, основанные на циркуляции энергетической субстанции ци в теле человека, а также на регуляции дыхания, однако их конкретный вид нам сегодня не известен. Дословно регуляция ци (чжуань ци) переводится как сосредоточение ци или переполнение себя ци. Это означает особое умение сконцентрировать ци и не позволять ему развеяться, выйти из организма, ибо это может привести к болезни или даже смерти человека. Возможно, в древности это означало лишь способ абсолютного успокоения сознания, устранения отвлекающих мыслей ради безраздельного приобщения к Дао.
Разум истинного даоса — всегда тёмное, сокровенное зеркало (5–6), в котором лишь отражается действительность, само при этом не меняясь. Но в даосском зеркале не увидеть ни изображения, ни самого зеркала — ведь оно тёмное, сокровенное. Любое пятно обнаружит разум даоса, нарушит его пустотность. Другой парадокс — это сочетание управления государством и недеяния (7–8), который разъясняется в последних строках параграфа: регулирование государства и людей осуществляется как реализация пути Дао, а мудрец или правитель — лишь передатчик Дао, воплощающий в себе, таким образом, скрытую Благость.
По поводу Небесных Врат (9), которые следует открывать и закрывать, у комментаторов нет единого мнения. Одни считают их отверстиями в человеческом теле, в частности уши, рот, нос, а поэтому речь идёт о неких упражнениях, позволяющих сохранять себя как воплощение всёпорождающего начала Дао — самки (ср. 6). В Чжуан-цзы объясняется, что Небесные Врата — это некие мистические врата, через которые всё порождается и вновь возвращается в пустоту, что
делает их схожим с женским лоном, а по функции — с самкой. Того же мнения придерживается и Ван Би, делая при этом упор на искусстве управления государством через открытое и закрытое. Третьи считают, что открытие и закрытие Небесных Врат представляет собой различные формы управления народом, чередования наказаний и поощрений. Противоречия в трактовках нет, если учитывать, что в китайской философии присутствует идея символического единства, сообщительности или созвучия (юнь) между небесным и человеческим, выраженная в полном совпадении их свойств и функций. Открытие-закрытие (кай-би) является реминисценцией двух противоположных начал — движения и покоя, концентрации и отдачи, рождения и возвращения в утробу. Например, в приложении к органам человеческого тела это понимается как зрение, слух, речь, слюноотделение, способность принимать пищу. Так или иначе истинный человек должен переживать пульсирующий, ритмический характер всякого явления во Вселенной и соучаствовать в нём, сохраняя при этом нижнее состояние — состояние самки.
Сентенция (13–17), по мнению ряда исследователей, вкралась в параграф по ошибке, она вновь повторяется практически в том же виде в 51, а следовательно, должна читаться без вопросительных интонаций как утверждение: Даёт жизнь и вскармливает. Даёт жизнь и не обладает этим… И это зовётся сокровенной Благостью. Примечательно, что для понятия вскармливать (му) Лao-цзы использует термин, который может переводиться как пасти (оберегать) скот. Следовательно, Дао и Дэ выступают в роли пастухов или пастырей вещей, вещи же, в том числе и человек,— в роли стада или агнцев.
Во фразе (10) говорится о четырёх началах, хотя в предыдущем тексте речь идёт о пяти (объять Единое, обрести состояние новорождённого, не оставить пятен на сокровенном зеркале, пребывать в недеянии, сохранять состояние самки). Думается, что одна из пяти предыдущих фраз была привнесена в текст позже. Точно так же последний пассаж (14–18) явно стоит не на месте и попал сюда по ошибке, которая затем закрепилась в истории. Этот же абзац повторен в 51.
Бошу (5–6):
Можно ли, изготавливая зеркало (пестуя состояние зеркала), не оставить на нём пятен?
Ван Би (11–12):
Можно ли, постигнув четыре начала, пребывать в недеянии?

11

Параграф построен на игре понятий, пробуждающих работу сознания: по-китайски, у означает как отсутствие, так и небытие, пустоту, неданность, а ю — наличие, бытие. Пустота есть свойство Дао, позволяющее говорить о нём как о великом ничто, об абсолютной пустоте. Лишь пустота, как нейтрально-неопределённая среда, может породить любую форму, любое движение. Она приемлет всё (отсюда и другое определение Дао — Единое), и в то же время ни на чём не настаивает, ничего не утверждает. Поэтому всякий предмет в китайской эстетико-философской традиции был ценен тем, что за ним символически прозревалась пустота Дао. Позже это стало основой для пейзажной живописи типа горы-водыа также утончённой до избыточной мелочности китайской скульптуры.

12

Музыка в китайской традиции воспринималась как набор упорядоченных звуков, поэтому приведение голосов и звуков в гармонию (2) связывалось с пониманием Космоса как взаиморезонирующих, упорядоченных звуков, покинувших состояние хаоса. С этим ассо
циировалось и приведение в порядок государства. Китайская музыкальная азбука строится по системе пентатоники, образующей диатонический ряд, включавший в древности пять основных тонов: гун, шан, цзяо, цзи, юй. В эпоху Чжоу (12-3 вв. до н.э.) к ним добавились ещё два тона — бяньцзи (изменённый цзи) и бяньгун (изменённый гун). Каждый из этих пяти или семи тонов может быть воспроизведён двенадцатью способами, образуя таким образом шестьдесят или восемьдесят четыре звучания китайской музыки. Символический смысл фразы (2) заключается в том, что достаточно возникнуть лишь пяти звукам, как из них рождается весь музыкальный ряд, который ранит слух. Поэтому надо избежать именно рождения того, что стоит в начале многообразия или легко остановить то, что ещё не проявилось.
С пятью тонами соотносятся пять цветов (зелёный, (или синий), красный, жёлтый, белый, чёрный) и пять вкусовых ощущений (кислый, горький, сладкий, острый, солёный). Если человек станет изучать мелодию по отдельным звукам, а многообразие мира — по отдельным краскам, он утратит целостную картину действительности. Особая яркость и острота ощущений возбуждают человека, выводят его из состояния спокойного равновесия и, таким образом, внешние возбудители влияют на его внутренний мир. Всякое неподконтрольное желание, аляповатость красок и неупорядоченность звуков подобны древней китайской забаве — охоте на лошадях, сопровождающейся необузданностью и дисгармоничностью чувств. Это всё — мир внешних феноменов, противоположный внутренней, скрытой сущности Дао. В Дао присутствует лишь Великий Звук (47), а вся полифония мира — многократное повторение его эха. Само же Дао не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, ни звучания, которые были бы доступны разуму.
Фраза (6) испокон веков вызывала немало споров. По одной из версий, мудрец более обращает внимание на то, чтобы накормить людей, нежели на внешние развлечения. По другим версиям, понятие желудка или живота (фу) соотносится с понятием внутреннего, в частности внутреннего успокоения, умиротворения, а взор или глаз (му) — внешнего, поэтому фраза может трактоваться как мудрец заботится о внутреннем, а не о внешнем.
Сентенция (7), как считают современные даосы, несомненно, относится к практике самовоспитания — мудрец отбрасывает это, чтобы достичь того (38, 72).
В маваньдуйском варианте фразы первые сентенции переставлены местами:
Пять цветов слепят глаза человека.
Редкие вещи влекут человека к свершению зла!
Скачка на лошадях и охота делают необузданным его сердце.
Пять тонов музыки притупляют его слух.
Пять вкусовых ощущений язвят его рот.

13

Этот отрывок, равно как и комментарии к нему, представляет собой раннюю доктрину натурализма. В данном случае она характеризуется абсолютным параллелизмом человеческого и небесного, вечного и преходящего, материального и несубстанционального, например уподобление тела и несчастья. Человек не должен ценить себя, позволять славе, почестям или позору завладеть собой. Цель его — уподобление, достижение единотелесности со всей Поднебесной.
И обретения, и утраты у обычных людей вызывают страх за своё положение, что вытекает из крайне субъективного отношения к происходящему, виной чему — переоценка собственного я, слишком серьёзное отношение к самому себе. Понятие тело (шэнь) выступает здесь, во-первых, как субъективно-личностное я и, во-вторых, как физически-телесное начало в противоположность духовно-психическому сердцу. Таким образом, понятию тела наиболее точным образом отвечает европейский термин персона, личность.
Преодоление собственных страстей, желаний, амбиций позволяет человеку избавиться от личностной мелочности, осознав себя как единую часть многоликой Поднебесной. В Дао дэ цзине, равно как и в комментариях Ван Би, под термином шэнь также неоднократно подразумевается жизнь, материальное присутствие человека в этом мире. А поэтому фразу (8-12) можно переводить так: Что значит: Ценить свою жизнь — то же самое, что ценить величайшие несчастья? Причина, по которой я сталкиваюсь с величайшими несчастьями, заключена в том, что я обладаю жизнью. Если бы я не обладал жизнью, откуда же взяться несчастьям? Таким образом, речь может идти именно о мистическом преодолении своего физического существования.
Возможно, что параграф составлен из цитат последователей разных школ учения натурализма, по которому Поднебесную, как мистический и космический организм, следует ценить больше, чем свою жизнь, и доверять больше, чем самому себе. В частности, фраза (1) принадлежит традиции Ян Чжу и тех ши, которые уклонялись от почестей и приглашений на высокие должности. Она представляет собой, вероятно, распространённую в то время поговорку, взятую в качестве исходной точки рассуждений, в то время как всё дальнейшее — своеобразный комментарий к ней последователей направления Лао-цзы.
Перевод этого отрывка крайне затруднителен, и он звучит по-разному как у переводчиков, так и у китайских комментаторов. Автор полагает, что неважно, позора или удачи достигает человек,— в любом случае это вредит его природе. Здесь есть и намёк на абсолютное равнодушие, негуманность мудреца, который черпает эту никаковость в самом Дао (5). Поэтому слишком высоко ценить самого себя — означает отделяться от природной естественности, и это будет являться величайшим несчастьем.
Понятие тела (шэнь) в даосской трактовке имеет очень широкое семантическое поле. Это не только физический облик, но и совокупность психо-духовных свойств человека. По сути дела — это личность, низшее эго, и именно в этом значении использует понятие тело Ван Би.
В версиях Окады и Сунь Куана отсутствует часть фразы (4): подчинены страху.
Фу И и Бошу (13–16):
Поэтому тот, кто ценит Поднебесную больше, чем себя,
встретит поддержку Поднебесной.
Тому же, кто любит Поднебесную больше, чем себя,
может быть доверена Поднебесная.

14

Классический параграф, показывающий потенциальную неуловимость Дао. Оно присутствует не столько в пестроте вещей, сколько в их заурядности — обыденной мелочности и редкости. Отсюда происходит важнейший принцип традиционной китайской эстетики — мудрое любование простотой вещей, их ускользаемостью в потоке перемен: капля росы на листке, готовая вспорхнуть птица, стремительный поток горных вод. В этой не-данности и преходящей природе вещей и вырисовывается понимание Единого Дао, которое распростёрто во все стороны настолько, что даже превосходит Небо и Землю,— не источает света, как Небо, и не окутано мраком как Земля. Поэтому смысл Дао коренится именно в отсутствии не только субстанциональной формы, но даже и предформы — образа и сущности.
Кажется, что последние четыре строки — вставка из какого-то другого параграфа, хотя она ничуть не противоречит общему смыслу отрывка. Здесь звучит мотив золотого века древности, когда мудрецы и правители следовали Дао, и поэтому изначальная древностьесть своеобразное зеркало, метафизическая глубина истории вообще, вглядываясь в которую, видят не события или конкретных людей, но проявления саморазвёртывания Дао. В этом смысл столь пристально-осторожного отношения китайцев к своей истории.
В параграфе видно и другое: Дао — это не путь чего-либо, но абсолютная внефеноменальная сущность, превосходящая всякую конкретику, что отличает даосизм от других философских течений Китая. Следовать древним уложениям — это значит следовать Дао, а принцип (ли), который в конфуцианстве обозначал следование ритуальным нормам поведения в каждый момент жизни, у Лao-цзы превращается лишь в один из атрибутов Дао.
Примечательно, что осмысление характера Дао формировалось из древних представлений о духах. Например, сентенция (1–4) представляет собой древний мистериальный отрывок, посвященный описанию духов.
Порой лишь кажется, что нам удалось уловить суть Дао, что путём размышлений, медитации мы достигли предела нашего бытия, но зачастую — это не более чем иллюзия. Дао — заурядное и мельчайшее — вечно ускользает от нас. Реально достигнув его, мы можем даже не заметить этого.
Здесь особо подчёркивается относительность определения Дао словами, взятыми из нашего обыденного опыта. У него три весьма относительных и одновременно абсолютно неразделимых определения: заурядное, редкое, мельчайшее (1–4), которые комментатор сводит к абсолютному отсутствию. Подчёркивается не величие Дао, не его неохватность и грандиозность, но малость, неприметность, расплывчатая туманность.
Последняя фраза (18–19) говорит о неком принципе или записи (цзи) Дао. Современные китайские комментаторы склонны понимать это именно как глубочайший и основной принцип, однако, возможно, во времена написания трактата ему приписывался другой смысл: запись, заметка, имеющий сложное космогоническое значение. Как утверждает трактат Хунфань (Великий принцип), существует пять типов записей или представителей (агентов) Неба: записи года, месяца, дня, положения звезд и сезонов. По сути, они и определяют космогоническое положение вещи в пространстве Дао.
Бошу (1):
Глядим на него и не видим. Зовём это утончённомельчайшим.
Бошу (16–17):
Придерживайся Дао современности, дабы контролировать дела сегодняшние.

15

Истинный человек — даос, хотя и обладает чудесными свойствами, но абсолютно адекватен тому, кто не достиг определённой степени внутреннего развития. Он просто незаметен и неотличим в сфере обыденности, хотя и управляет ею. Важнейшая черта такого человека — отстранённость от мира, неприметность и пустотность. Пред нами — особая осторожность к самому акту жизни, трепетность и осмотрительность.
Автор трактата вновь отказывается от определения сущности Дао и передаёт его облик путём сравнений (будто, словно), где фигурируют многозначные термины: долина — символ всераскинутости Дао, необработанное’дерево — образ изначальной доформной простоты, мутная вода — вековая туманная муть Дао, из которой выявляются формы. Перед нами — сверхчеловек китайской традиции, не имеющий при этом собственного лица и несущий на себе лишь лик Дао.
Примечательно, что в тексте Ван Би в строке (1) использован иероглиф муж (или), в то время как в более древнем мавандуйском варианте — Дао. Можно предположить, что ко IIв. понятие мужа-ши и мужа, следующего Дао стали во многом взаимозаменяемыми, что представляло собой моральную реализацию нравственного идеала традиции Китая.
Последняя фраза (17–18)— своеобразная квинтэссенция смысла даосского самосокрытия. В большинстве переводов её завершение звучало так: Он способен умереть и возродиться вновь, что на самом деле не вполне соответствует древнему тексту. Понятие бессмертия у ранних мистиков базировалось отнюдь не на стремлении к вечной жизни как бесконечному существованию в физическом теле, но на приобщении к Дао, которое осознавалось как исключительно духовное соитие. Человек не столько продлевал свою жизнь, сколько сокрывал её, низводил до мельчайшего, до небытия, и тогда сама полнота жизни становилась равной не многообразию её проявлений, но тождественности с Единым, с Дао. Поэтому просветлённому даосу, не стремящемуся к избытку жизни и уменьшившему её проявления до предела, нет необходимости возрождаться вновь, ибо это будет равносильно отходу от Единого Дао.
Развёрнутый перевод фразы таков: Лишь потому, что он не стремится к избытку, он может умереть, не испытывая необходимости воплощаться вновь.
Бошу и Фу И (1):
В древности, искушённый в Дао…
Бошу Б и Фу И (18):
он способен сокрыться, не воплощаясь.

16

Продвижение по ступеням восхождения к Дао идёт от понимания смысла мировых трансформаций к обретению того, что избавлено от них, то есть к пребыванию в состоянии постоянства и покоя. Вещи разнятся (в даосской традиции, классифицируются) лишь по своей внешней форме, а по внутренней сути единятся в общем гкорне — Дао. Дао и предопределяет судьбу вещей и человека (51), поэтому возвращение к своему истоку равносильно познанию собственной судьбы, пониманию миссии мудреца в этом мире. Мудреца отличает особая ясность ума, проистекающая из того, что он черпает своё знание (для обычных людей — антимудрость) из трансцендентного опыта Дао. Такое состояние сознания, обретшего полный покой и постоянство, и считалось просветлённостью (мин). Зло и коварство — отнюдь не природные свойства человека, они появляются лишь тогда, когда индивид утрачивает связь с Дао. Изначально же он чист и никакое, пустотен, равно как и его праматерь — Дао.
Постоянство, уравнивающее мудреца со своим истоком, придает ему характер целостной, всеобъемлющей неизменчивости. Эта неизменчивость не противоречит концепции гибкости, лабильности, податливости, проповедуемой натурфилософами. Пустота может трансформироваться только в пустоту, и поэтому самоопустошающаяся пустота представлялась для даосов пределом неизменчивости (чан). В то же время она символизирует собой некую беспристрастность пространства и души, в которой нет места какому-либо желанию или чувству (5). Это — белый лист бумаги, готовый к написанию любого иероглифа, который, разделив пространство бумаги на чёрное и белое, пустое и наполненное, тем не менее не повлияет на само качество бумаги.
Также и беспристрастный мудрец или истинный правитель готов к приёму любых форм — письмён культуры или узора (19), т.е. становится всеобъемлющим. Естественно, что такой человек и становится государем — будь то властителем страны или душ других людей. Мысль о том, что государь единится с Небом и глаголет от его имени, повлияла на формирование идеи харизматического правителя-мудреца, осеменяющего народ небесной Благостью. Даосы же пошли ещё дальше, заявляя, что правитель своими корнями уходит в предельную, невообразимую пустоту Дао и поэтому сам становится трансцендентным существом. Пустота и покой являют собой характеристики одного и того же высшего состояния сознания, в котором отсутствует движение и всякая вещь. Обретая Дао, человек, по сути, возвращается к своим изначальным свойствам, к своей структуре, неотличимой ничем от структуры Космоса,— это и есть древнейшее понятие судьбы или жизненности (мин) (7–8). Возвращение к судьбе или возвращение к своей природе к XIIв. выросло в сложную концепцию самовоспитания, основанную на комплексе медитативных и дыхательных техник, которую развивали представители школы неоконфуцианцев.
Идея взаимоследования небесного и земного, сакрального и профанного (14–15) широко проповедовалась ранними даосами. Возвращение к судьбе (7) понимается как достижение изначальных свойств человека, которые ничем не отличаются от свойств самого Дао. Это не только то, что предписано человеку, но и мистерия развёртывания самого Дао, заключённая в человеке. Поэтому возвращение к судьбе превращается в достижение Дао, в обретение вечности, а значит, и постоянства (8).
У Цзин Лунби и Фу И между строками (6–7) стоит:
Умиротворение зовётся возвращением к судьбе.

17

Истинный правитель должен править простыми средствами у т.е. используя естественные пружины развития общества и не изобретая того, что противоречило бы его внутренним посылам. Правитель-мудрец незаметен, так как правит, по сути, не он, но Дао, властитель же абсолютным образом интегрирован в Дао. Иерархия правителей, данная в Дао дэ цзине, представляет собой своеобразную последовательность отклонения от Дао, утраты его смысла. Даже те правители, которых любят, не являются истинными мудрецами, так как завоёвывают любовь через активные деяния, вмешательство в жизнь людей. Народ же должен считать, что всё происходит само собой. В тексте используется термин цзыжань — естественность, спонтанность, который является характеристикой влияния Дао на мир и символом полной гармонии, свободы самопроявлений любой вещи. Схожее понятие мы встречаем, в частности, у великого мистика Э. Сведенборга (XVIIIв.), который говорил о Ipsum esse, что дословно переводится как сама суть. В свою очередь, это представляет собой абсолютное соответствие термину цзыжань (цзы — сам, жань — суть, таковость).
Ключевая фраза параграфа (7–8) касается понятия синь — вера, искренностьи фразу можно перевести так: Там, где недостаточно веры, появляется безверие. Процесс сакральной передачи некого сверхзнания между высшим и низшим, например Небом и человеком, мастером и учеником, происходит лишь благодаря полной искренности в помыслах и абсолютной содоверительности, когда оба сливаются воедино, образуя единое тело. Для того, кто не искренен и не чист сердцем, закрыт путь к истинной мудрости, и Небо не говорит с ним.

18

Гуманность, долг, сыновья почтительность — основные категории конфуцианской философии, призванные регулировать отношения в обществе и поддерживать гармонию между правителем и подданными, отцом и детьми. Но не противоестественно ли это — регулировать отношения через наигранно-придуманные приятия? Словесная игра отвергалась даосами, направляя человека внутрь его сознания, его истинных чувств. Все эти категории — лишь отражение негативных тенденций общества, лихорадочно стремящегося
восстановить гармонию золотого века. Следуя даосской концепции, внешние формы мира противоположны внутренней сути, как чёрное противоположно белому, но одновременно они и дополняют друг друга. Поэтому проповедь высоконравственных конфуцианских категорий расценивалась как грозный знак смуты в обществе, а призывы к преданным чиновникам — как признание в его безысходной коррумпированности. Шестью категориями родственников, на которых базировалась китайская семья, считались отец и сын, старшие и младшие братья, муж и жена.

19

Мотив антизнания — важнейшая тема даосов, которые проповедовали ложность любого канонического знания, почерпнутого лишь из книг, без преемствования духовного внеписьменного опыта древних первоучителей. Такие ложные учения и их носители лишь дисгармонизируют вселенную, выводят её из состояния упорядоченности, в которой она изначально пребывает благодаря Благой силе Дао.
Часть этого параграфа (1–5) явно полемична и направлена против конфуцианцев, а точнее, против их понимания культуры, которое лаоисты рассматривали как противоестественное вмешательство человека в природный закон, а Ван Би называл излишним приукрашателъством. Для конфуцианцев благородный муж как бы облагораживал и приукрашал мир, культивируя слово и письменный текст. Таким образом, вэнь было мерой человека культурного в человеке природном, способом его самоопознания в мире необлагороженного и дикого. Для этого и служили многочисленные морально-нравственные категории, сводимые к гармонии вселенского ритуала и тщательности жизненного церемониала, которым должен был следовать человек именно как существо не столько природное, сколько социальное. Даосы же считали, что вэнь нарушает природную целостность человека, пестует внешнюю форму, красивость в ущерб внутреннему постижению сути вещей и соединению с универсальным разумом Дао. Поэтому JIao-цзы учит красоте без прикраспрезирая узор культуры. Внешняя простота его учения не отвлекает последователей на изучение внешних форм, но сразу указывает на нечто более глубокое и серьёзное, что таится за расписной ширмой мудрых рассуждений о гуманности, хитроумии и выгоде. Одновременно преодоление желаний, связанное с упрощением мира, не должно сопровождаться насильственным изменением сознания. Желания постепенно сами изживаются, когда душа мудреца становится тождественной с телом Дао.
До сих пор китайское понятие культура (вэньхуа) дословно переводится как внесение изменений в узор мира или приукрашение. Даосам же это казалось нарушением естественности мира.

20

Даосизм, очищая сознание человека, переворачивает смысл многих морально-нравственных категорий, столь ценимых государственными мужами. Оказывается, что в своей абсолютной форме они почти не различаются и присутствуют лишь как пара оппозиций в сознании человека (2), в то время как в потоке Дао разница между хорошим и плохим отсутствует. Обычные люди воспринимали просветлённого даоса как глупца или безумца, не понимающего моральных установок общества. Даос же сравнивает себя с новорожденным, или, точнее, с ещё нерождённым, неулыбавшимся ребёнком, в сознании которого отсутствуют какие-либо мысли и желания.
Возвращение в состояние новорождённого, а затем само порождение в виде нового, истинногочеловека, столь ценимое в даосизме, берёт свои истоки в ранних ритуалах инициации как качественном перерождении человека. Примечательно, что иероглифы замутнённость (дунь) и погружённость во тьму (хунь) образуют имя Хуньдуня — одного из персонажей даосской традиции, персонифицированного создателя мира. Его сущность — пустота, отсутствие постоянной формы (он изображался в виде то человека, то собакообразного существа и т.п.). По существу, хуньдунь — лишь ритмизированный набор звуков, не связанных ни с формой, ни с содержанием. Все черты архаического Хуньдуня, символизировавшего изначальный Хаос, перешли и на понятие Дао.
Здесь символика безграничности и всераспростёртости слита с самоумалением, когда мельчайшее (человек) оказывается самым великим и неохватным, равным Дао.
Отрывок (5-22), носящий явный поэтический характер и полный образов древней мифо-поэтики, не только несколько выбивается из общего контекста параграфа, но контрастирует и с языком всего текста. В нём виден ярко выраженный личностный характер, мощная экспрессия, и это позволило некоторым исследователям [51; 50] предположить, что этот фрагмент нелаоистского характера, возможно, пришёл из фольклорных песен или из другого трактата того времени — Чжу-цзы. Непосредственно в текст трактата он, вероятно, вошёл из аграфы и включён сюда, поскольку точно передаёт идеал безыскусного мудреца, отстранённого от этого мира.
В Бошу между (4) и (5) стоит:
Простые люди умеют различать.
Лишь я один не вижу разницы.

21

Благость (Дэ) выступает как сокрытая и благодатная мощь, через которую Дао управляет вещами и напитывает их. Именно эта Благость и воспринимается, явственно ощущается людьми. Само же Дао не только не субстанционально, но абсолютно размыто даже в сознании мудреца. Именно эта неопределённость и позволяет Дао предшествовать любой конкретике мира. Семя (цзин) понимается не только как исток или протоначало всех вещей, обладающее силой истинности, но и как некое вещество, осеменяющее мир Благостью. С этим связано и нехарактерное именование Дао отцом мириад созданий, так как семя связано с мужским началом ян. В других же местах Дао — это исключительно женское порождающее начало (2, 6). В отличие от Великого образа, коим является само Дао (35), обычные образы можно понять и измерить, а вещи, которые являются внешними проявлениями образов, можно также классифицировать и распознать через органы чувств.
Но откуда известна автору суть Дао, которое, судя по его же рассуждениям, не познаётся через внешние символы, то есть вещи? И здесь автор тонко подчёркивает важнейшую мысль своего учения: Дао постигается лишь через абсолютное слияние, отождествление мудреца с этим Началом.
Бошу (7):
С наших дней до древности…
Перестановка слов в этой фразе не случайна — у Ван Би стоит: С древности и до сегодняшних дней. В маваньдуйском варианте, равно как и в школе ХуанЛао, даосизм понимался как современное учение, призванное осмыслить дела древности.
Бошу (9):
Откуда я знаю, что начало вещей таково?

22

Параграф показывает, что ещё до создания трактата существовали некие логии — речения древних мудрецов, по своему содержанию схожие с ранней даосской мыслью. От принципа непротивоборства, ускользания и отталкивается автор Дао дэ цзина. Податливость, извечная мягкость, лёгкое, почти незаметное со прикосновение с миром и выделяют мудреца из среды обычных людей. Эта податливость косвенно напоминает принцип действия лука, не случайно этот образ встречается и в 77.
Следование Дао начинается в тот момент, когда исчезает конфронтация с миром и возникает содоверительность между природой и человеком. Истинный человек избегает мира как вязкого болота желаний и деяний и не показывает себя. Таким образом, он не заметен для противников и может не беспокоиться за свою жизнь.
В нём отсутствует мелочность желаний — агрессивность или амбициозность. Его чувства сведены в одну точку — Единое и выступают как предельная концентрация духа сверхчеловека. Поэтому даосский мудрец, избегая столкновений с миром, может понять его целостность и внутреннюю подоплёку всего сущего.
В строке (8) использован иероглиф uiu, который здесь переведён как принцип. В древности под ши понимали бирки для гадания, раскладывая которые, предсказывали судьбу. Таким образом предполагалось символическое единство простой деревянной или костяной бирки и глубины космической судьбы. Таким образом, можно сказать, что Мудрец объемлет Единое, используя его в качестве инструмента для предсказаний судьбы Поднебесной.
Первый пассаж (1–6), очевидно, представляет собой набор фольклорных высказываний, вероятно, внесённых в качестве примеров мистической диалектики в даосскую аграфу. Сами эти фразы приписывались древним мудрецам (15). Остальная часть текста — лаоистский комментарий на эти высказывания, начинающийся со вводной фразы (7–8) и построенный по парному принципу: фраза (9) соотносится с фразой (1), фраза (10)— с фразой (2) и т.д.
Бошу А (2):
Сгибаемся — и обретаем стабильность.
Бошу Б и Фу И (2):
Сгибаемся — и обретаем правоту (чжэн).
Бошу (8):
делая его самцом Поднебесной.

23

Истинный человек живёт в отсутствии вербальной активности (1), что позволяет такому человеку, не проявляя себя, продлить свою жизнь (3–4). Это называлось искусством самосбереженияд, переросшего позже в сложную систему психопрактики. Даосы утверждали приоритет Дао над Небом и Землёй, то есть над теми началами, которые в архаической традиции считались творцами всего видимого мира и мира духов. Но оказывается: всё, что порождено Небом, даже такие стихии, как ветер и дождь, далеко не вечны. Значит, на вечность обречено лишь то, что создано безымянным началом — Дао, которое не проявляет себя даже в словах, что и подчёркивает первая фраза параграфа. Единственный путь человека к бессмертию своих мыслей и свершений — это следование Дао, которое делегирует ему свою вечность. В этот момент пропадает граница между человеком, следующим Дао, и самим Дао — они обретают полное единство.
Это ключевая мысль даосизма. Дао нельзя уподобить божественному началу мира, которое глаголет через особо избранных людей, как это проповедует христианство; но возникает абсолютное соположение, мистическое перетекание Дао-человека, который так и именовался — даоши. Благодаря обретению полной тождественности с Дао, человек не просто совершал благодатные поступки и следовал ритуалу, как это предписывало конфуцианство, но сам воплощал эманацию Дао в реальной жизни — Благость. Поэтому даос не должен был уметь совершать какие-то поступки или делать дела, ведь он сам представлял собой предельную концентрацию высшего мастерства, порождённого к жизни единством с Дао. У Лао-цзы это названо Благостью или Благодатью, а с XIII–XIVвв. такое высшее мастерство, сверхумение, сакральные возможности стали называть ёмким словом гунфу, перекочевавшим позднее из мистико-оккультных учений в боевые искусства ушу.
Но неизбежным итогом единения с Дао является самоутрата, самопотеря в потоке вселенских изменений. Отрешение от мира невозможно без отрешения от самого себя, и момент недеяния всегда равнозначен тому, что у даосов именовалось ван во — самозабытием. Мотив утраты постоянно звучит в Дао дэ цзине едва ли не как важнейший способ достижения единства с Дао. Через несколько веков столь парадоксальный способ многим показался хотя в целом и приемлемым, но весьма трудным, и ему на смену пришли методики гимнастико-медитативных и дыхательных упражнений типа даоинь и цигун. Здесь же перед нами — чистая игра ума без всяких вспомогательных средств, Что нужно для этого? Всего лишь чистота сердца, искренность, абсолютное доверие к метафизической глубине природы, называемой Дао. Автор вновь повторяет фразу из 17.
Бошу (12):
фраза отсутствует.
Бошу (13–14):
Тождественный с Благостью — ценится Дао.
Тождественный с утратой — утрачивается Дао.

24

Передвижение на цыпочках, возможно, связано с конфуцианскими ритуалами, а большие шаги — с древними ритуальными танцами. Суть даосизма в том, что он проповедует внутренний ритуал, литургию души, никак не проявляющуюся во внешних церемониях. Тот же, кто проявляет себя и отводит своим словам и поступкам роль окончательной истины, на самом деле неискренен. Согласно Дао дэ цзину, внешняя правота и приукрашенность оборачиваются в душе фальшью и уродством и, наоборот, по принципу взаимоуравновешивающихся противоположностей (47). Истинный даос хотя и пребывает в вещном мире, не захвачен желаниями. Он как бы отражает их от себя, подобно зеркалу, и остаётся незатронутым внешним миром. Поэтому человек, который обрёл Дао, автоматически становится свободен от возвращения к дурным привычкам (10). Смысл фразы (3–4) раскрывается в 22.
Бошу (2):
фраза отсутствует.
Бошу (3–4):
Настаивающему на своих взглядах не стать знаменитым.
Излишне смотрящему на себя не стать просветлённым.
Бошу (10):
Поэтому даже тот, кто имеет желания,
не позволит им остаться [в себе].

25

Хаос (1) в даосской традиции выступает как некое положительное, порождающее начало, которое содержит в себе семена всех вещей мира. Момент, когда ещё не возникло даже Небо, именовался Лрежденебесным и считался исходным состоянием мира, куда стремится своим сознанием истинный даос, так как лишь там присутствует полная пустотность. Порождая все изменения мира, переход одного явления в другое, Дао само по себе остаётся неизменчивым, и нет той вещи, которой оно могло бы уподобиться. Его символ — одиночество, а раз мудрец тождественен Дао (23), то и его путь — отшельничество в толпе людей или уход в горы. Одиночество — удел мудрости, так как возвышенная мудрость часто принимается за безумие, и великие даосы, например Чжуан-цзы и Гэ Хун, говорили о том, что люди принимают их за безумных и не способны понять их. Дословно определение, применяемое к Дао,— одиноко стоящее (ду ли), говорит об абсолютной отдельности Дао, его несмешиваемости с другими вещами.
Нельзя не только понять, логически уяснить Дао, но даже хоть как-то обозначить его. Любой знак будет либо ложью, либо символом, ничего не говорящим о том, что скрывается за ним. Лао-цзы вновь указывает нам на то, что дао — это лишь ничего не значащий иероглиф, и даже громкое слово Великое даётся ему с трудом. Великое в просветлённом разуме даоса ассоциируется с понятием быстротечности, ускользания, непостоянства, а поэтому и мудрец — это человек, который вечно проходит мимо, не оставляя следов. В этом и есть отстранённость или отдалённость Дао, его глубинность, не измеримая обычными человеческими понятиями.
Для даоса Великое — это то, что способно возвратиться вспятьто есть вновь вернуться к состоянию Прежденебесного Хаоса. Человек отнюдь не центральная фигура мироздания, а один из четырёх великих, иерархически восходящий к Дао через некое следование или уподобление. Лишь Дао свободно от этого следования, так как оно самодостаточно и замыкается на самом себе, воплощая изначальную естественность и обеспечивая её для других вещей. Некоторые переводчики так трактовали последнюю фразу (21): Дао следует естественности. Но это явный нонсенс, ибо из этого следует, что естественность стоит над Дао и представляет собой высшую сущность.
Во фрагменте (18–21) иероглиф фа переведён как следоватьхотя это ни в коей мере не отражает глубинного смысла взаимоследования в теории лаоистов. Термин фа может быть переведён как закон, модель, метод, стандарт и выражает прежде всего соответствие какому-нибудь канону. Понятие фа нередко применялось для описания социального порядка как закон, предписание, в том числе и уголовное законодательство, но Дао дэ цзин, выражая параллелизм социального и природного, делает закон (а в данном случае — взаимоследование) понятием надсоциальным и космическим, превращая его в естественный закон. Именно так осознавали понятие закона или следования канону не только лаоисты, но и последователи течения Хуан-Лао [58, 48–49, 62]. Поэтому более точным термином может являться брать себе за образец: Человек берёт себе за образец Землю… Дао берёт себе за образец естественность. Правда, последняя фраза может смутить строгого критика: если Дао берёт себе что-то за образец (в данном случае — естественность, естественный закон), значит, есть нечто стоящееад Дао? На самом деле скрытый смысл фразы таков: Дао следует естественному закону, который заключён в нём самом, или просто: Дао берёт за образец само-естественность.
Ван Би понимал этот параграф уже не в лаоистской традиции, обрисовывающей место истинного человека во Вселенной, но как текст, определяющий роль правителя, который является хозяином человека. Именно он в списке Ван Би занимает во фразе (18) место человека, именно он соотносится с Дао и получает от него Благость.
В современном понимании цю во фразе (16) означает государство, страна, в крайнем случае — мир. Однако по смыслу ясно, что речь идёт именно о пространстве, не ограниченном никакими рамками, абсолютно бесконечном и вмещающем в себя даже то Дао, у которого есть имя (Ван Би), в отличие от безымянного Дао, о котором невозможно даже говорить. BapnaHf из Маваньдуя использует также термин го, означающий именно государство. Это прекрасная иллюстрация того, что древние китайцы осознавали своё государство именно как бесконечное пространство, на которое распространяется Благость.
Бошу (4):
фраза отсутствует.
Бошу (6):
Назову его ещё и Великим.
Ван Би (15):
правитель также велик.
Бошу (14):
В государстве (го) существуют эти четыре великих.

26

В этом отрывке хорошо видно, сколь близки в сознании даосского последователя образы мудреца и правителя Поднебесной. Немудрый просто не может считаться правителем, даже если он занимает самый высокий пост. Если властитель государства является действительно совершенномудрым человеком, то его не могут испортить никакие богатства и роскошь, ибо мудрец, пребывая в мирской жизни, всегда отстранён от неё и может сохранять чистоту сознания. Риторический вопрос данного параграфа, который, по сути дела, сводится к сочетанию в мудреце универсального и уникального или общественного и личностно-эгоистического, не требует обязательного ответа. Казалось бы, правитель должен думать лишь об интересах Поднебесной и о её благе, забывая о себе. Но это, следуя даосской традиции, возможно лишь тогда, когда желания правителя вступают в противоречие с путём Поднебесной, а личные интересы не совпадают с интересами народа. В этом случае правитель не может считаться мудрецом и должен отказаться от трона.
У истинного мудреца-правителя личностно-эгоистическое совпадает с общественным и мирообъемлющим, ибо душа мудреца — это душа народа.
Такое состояние приходит лишь из недеяния и обретения полного умиротворения в душе. Всякое начало коренится в своей противоположности, что выражается традиционной натурфилософской теорией о взаимопроникновении и взаимопереходе инь и ян. Вероятно, в момент создания трактата эти два понятия ещё не заняли прочного места в даосской теории, хотя принцип дополнения бинарных оппозиций уже существовал. Понятия гинь и ян как противоположные начала употреблялись в смысле теневой и солнечный склон горы, а затем приобрели универсальный смысл тёмного — светлого, женского — мужского, отрицательного — положительного и т.п. Поэтому в тексте Дао дэ цзина, и в частности данного параграфа, в основном речь идёт не собственно об инь — ян, а об их представителях: например, лёгкое — тяжёлое, покой — движение. Обратим внимание, что в даосской теории положительный оттенок имеет именно пассивное начало, как правитель всякого активного действия: лёгкое правит тяжёлым, а покой властвует над движением (61). Поэтому облик мудреца ассоциируется с чем-то отстранённо-неприметным и умиротворённоблаженным.
В тексте (4) речь дословно идёт об особой телеге для перевозки зерна и грузов для армии, что делает этот параграф похожим на ряд других военных отрывков Дао дэ цзина (68, 69).
Одной из самых примечательных и неожиданных черт параграфа является ряд понятий, характерных не для ханьцев — коренного населения Китая, но для национальности гуйцзу. В частности, жунгуань (5) (дословно: славное (приятное) для взора) означает место для проведения праздников, зрелищ, а также путешествия по красивым местам, а янчу (дословно: гнездовье ласточки)— в одном смысле, покой, умиротворение, а у гуйцзу — повседневная жизнь. Всё это позволяет предположить, что строки (3–6) или, по крайней мере, (5–6) могли прийти от гуйцзу, и тогда их можно перевести следующим образом:
И если даже он ведёт красивую жизнь,
в своей повседневности он не погружён в неё.

27

Всякое умение приобретает в даосизме смысл высшего, абсолютного мастерства. Доходя до предела, оно переходит в свою противоположность — становится неприметным, ненавязчивым и тем не менее всеопределяющим.
Отсюда и даосская мудрость всегда будет считаться сокрытой, потаённой, сокровенной (сюань). Первая фраза параграфа, которая иногда переводится как умеющий ходить не оставляет следа, породила к жизни многие легенды о даосских магах, которые передвигались, оседлав драконов, и ходили, не оставляя следов. След — мистическое понятие в даосизме. Весь наш мир — не более чем чудесный след, удивительное эхо некого мистического первоучителя, некогда прошедшего здесь, и этот невидимый след намного превосходит обычный отпечаток ноги. Таким образом и работает механизм традиции в Китае — человек осознает себя как некий проводник между совершенномудрыми прошлого и преемниками этой мудрости в будущем, умея ступить в след. Но высший мастер абсолютно запределен — он даже не оставляет следа.
Сакральное мастерство истинного человека заключалось ещё и в том, что он не нуждался ни в каких вспомогательных средствах, что связывается с принципом недеяния. Даже само спасение людей происходит лишь благодаря тому, что мудрец не вмешивается в их жизнь, а лишь учит людей следовать естественному пути жизни. Для этого нужна доброта, причём доброта особого рода, построенная на невмешательстве и следовании Дао. Глубочайшая утончённость в обучении людей не отделима от осознания того, что мудрец может реализовать свою миссию лишь в том случае, если он уважает тех учителей, которые шли перед ним, и тех людей, которых он обучает и которые пойдут за ним. Во фразе (2) речь дословно идёт не просто об оговорке, но о мельчайшем, едва заметном изъяне в драгоценном камне: гУмеющий говорить не допустит и малейшего изъяна
Оставленность, утрата Дао может постигнуть даже мудрейших людей (15), и они могут переживать безблагостное состояние. А значит, обретение Дао может быть в равной степени и окончательным, и в то же время могут случаться моменты его утраты.

28

Мудрец удивительным образом способен сочетать в себе противоположные начала, при этом придерживаясь всегда тех сил, которые обобщённо именовались началом инь (ср. 26). Частично это связано с женской порождающей функцией Дао, частично — с неявленностъю у потаённостью мудреца в этом мире. Лощина Поднебесной, которой следует уподобиться мудрецу, является местом стечения всех вод мира воедино и, таким образом, символизирует собой первоначальный вселенский Хаос. Другой даосский образ — долина трактуется в 6 как всераскинутость Дао.
Образчик Поднебесной (7–8)— это не столько пример, на который надо равняться всем другим существам, сколько именно живое воплощение абсолютно универсальной мудрости Дао, универсальная метаформа всего мира. В древности иероглифом ши (образчик, идеальная форма) могла также обозначаться ритуальная утварь для гадания. И здесь вновь возникает аллюзия священного вместилища, лона небесного ритуала, земного опосредования священного. Общий мотив всех трансформаций в сознании даоса — это развитие вспять и возвращение к своему началу — к состоянию новорожденного (10, 55), к Беспредельному, к изначальной простоте. Всё это — образы абсолютной нерасчленённости, полной пустоты, когда ещё не произошло разделения мира на противоположности, не родились инь и ян, и всё пребывает в состоянии пред-рождения, чудесного преддверия, которое в даосской традиции ценится много выше, чем состояние свершения или окончательного достижения цели. Вселенная, равная абсолютной пустоте, называлась Беспредельным (уцзи), из которого в дальнейшем зарождается Великий предел (тайцзи), делящийся на инь и ян. Однако эта теория окончательно сформировалась лишь к XI–XIIвв., а во времена создания трактата Беспредельное воспринималось как изначальное состояние, когда нет предела положенного всякому явлению в его форме (так как самих форм ещё нет), но существует лишь неопределённо-туманная как Дао пред-форма всего мира.
Возвращение к началу связывается с неизменностью в добродетели, что означает понимание человеком самого Дао. Основная идея здесь — это необходимость принять весь мир без остатка, вобрать его в себя, т.е. стать лощиной, образчиком и долиной, что и породит постоянство Благости.
Изначальная простота (пу)— одна из аллюзий Дао — переводится также как необработанное дерево, причём в сознании даосского адепта чётко прослеживалась преемственность сакрального и профанного оттенков этого слова. Поэтому фразу делая изначальную простоту своим инструментом… можно также перевести как обрабатывая необработанное дерево, изготавливают утварь (сосуды). Вероятно, такое сравнение человека с утварью было неприятно Конфуцию, и он в своём сочинении ответил: Благородный муж — не предмет утвари (12.1), поставив на первое место именно ритуальное благородство конфуцианского мужа в противоположность чистой простоте и природной целостности сознания даоса. Но лишь когда сознание правителя руководствуется естественностью развития событий и опирается на человека (35). Мудрец же в отличие от обычных людей понимает этот скрытый характер Дао и поэтому больше думает о внутреннем мире (о желудке), нежели о внешних звуковых, цветовых и вкусовых эффектах (о глазах), и ради этого внутреннего отказывается от внешне-показной славы и добродетелей.
Развитие мира, в том числе и человеческого общества, есть постепенное отделение от истинности, её рассеивание (16–17). Но надо научиться следовать этой дисперсии истинности и в соответствии с ней назначать чиновников, которые, в идеальном варианте, должны продолжать нести в себе эту истинность. Высшее умение заключено в том, чтобы законами и уложениями не вредить обществу или сделать так, как дословно гласит фраза (20), чтобы великие уложения не разрезали (не разделяли) [мир]. Само подчёркивание, что уложения являются именно великими, намекает, что за ними стоит действие Дао.
Тан Вэньбо (VIIIв.) (12): фраза отсутствует.
Бошу между строками (5) и (6) содержат пассаж:
Познав белое, сохраняй и чёрное,
становясь долиной Поднебесной.
Будучи долиной Поднебесной,
вберёшь достаточно постоянной Благости
и сумеешь вернуться к простоте.

29

Понятие священного сосуда или инструмента (шэньци) связывается в даосизме с исключительным полем приложения сил Дао, где невозможно никакое действие со стороны человека. Не случайно говорилось, что великий сосуд долог в изготовлении (41). Таким образом, нельзя человеку вмешиваться в форму священного сосуда — Поднебесной, можно лишь, следуя Дао, использовать пустоту внутри его. Сосуд мира точным образом отражает переменчиво-пустотный характер действительности — внутреннего наполнения сосуда, куда может быть налита любая жидкость или насыпано любое вещество. Благодаря такому широкому семантическому полю значений сосуда в даосской терминологии выражение правитель сосудов может пониматься и как властитель страны (2, 67), и как постигший способ использования пустоты сосуда — Дао (11). В этом же параграфе оба значения полностью совпали.
Люди отличаются непостоянством и неравны по своим возможностям лишь из-за того, что слишком увлечены своей целью, забывая, что многие их шаги идут вразрез с естественным током событий. Они вредят не только себе, но и окружающим (1). Лишь мудрец может понять, с какого момента всякое действие будет излишеством.
Фраза (10) в различных списках переводится поразному. По классической версии Дао цзана, она звучит так: Одни садятся [на телегу], другие падают [с неё]. По версиям XI–XIIвв., она звучит так: Одни получают поддержку, другие проваливаются [21; 9]. В любом случае речь идёт о возможности следования естественному закону. Следование Дао уже сопоставлялось со следованием мудреца в своих странствиях за гружёной телегой(26), а следовательно, сесть на телегу означает приобщение к Дао, упасть с неё — отпадение от Дао, оставленность человека за его деяния.
Интересна фраза (9). Возможно, здесь говорится об одной из ранних методик дыхательных упражнений. Есть и другая трактовка, говорящая о слабости и неприметности истинного действия: Одни, дуя слегка, раздувают огонь. Другие, дуя во всю мочь, лишь задувают его. Плоды приносит лишь то, что делается неприметно, путём внутреннего усилия.

30

В эпоху Борющихся царств многие мудрецы предлагали свои услуги правителям государств для урегулирования военных конфликтов, создания стратегических альянсов, разработки планов защиты и нападения.
Первые фразы (1–2) представляют собой типичный совет такого мудреца, странствующего ши, правителю небольшого царства. В этой ситуации возникал вопрос, сколь человеколюбива может быть функция такого мудреца-советчика? Должен ли он заботиться об интересах правителя или интересах народа?
Обладая замечательным умением воздействовать на сознание сильных мира сего, даосы старались разрешать все конфликты лишь мирным путём, предлагая для этого способ следования Дао. В этой области у них сложилась достаточно гибкая и тонкая теория подчинения через слабость и податливость (6, 61). Сила, гтворение насилия, принуждение (10–15), что обозначается иероглифом цян, рассматриваются как крайне негативный и даже опасный тип поведения и правления, противоположный мягкому ускользанию от столкновения с миром. И здесь должен соблюдаться срединный путь меры во всём, иначе нарушение допустимой границы в военно-государственных деяниях приведёт к неминуемой гибели одной из воюющих сторон.
Здесь важна причина того, из-за чего полководец прибегает к военной силе. Она выражается кратким изречением бу дэ и, которое можно перевести как потому что нет иного выбора, против желания, ибо никак не миновать. Речь, по сути, идёт лишь о реализации своей миссии, мистический исток которой лежит вне воли человека.
Этот параграф, равно как и ряд подобных ему, явно представляет собой самую позднюю часть Дао дэ цзина, заслуга написания которой принадлежит не ранним мистикам, но конкретным составителям, вероятно, из числа служивых людей — ши.
Это попытка осмысления древнейшей мистической теории в приложении к конкретике эпохи непрекращающихся войн.
Бошу (6–7):
фраза отсутствует.

31

Этот параграф вызвал множество споров среди комментаторов и исследователей. Самый известный комментатор Дао дэ цзина Ван Би оставил его вообще без комментариев, а это, в свою очередь, породило много предположений. Долгое время считалось, что текст комментариев Ван Би смешался с текстом трактата и 31, по сути, написан Ван Би как толкование к 30. Другие исследователи предполагают, что параграф был дописан уже после Ван Би и не является аутентичным текстом ранних даосов. Но после находки в 1973г. древнейших вариантов трактата в Маваньдуе оказалось, что этот параграф содержался в корпусе трактата задолго до Ван Би. Может быть, Ван Би сомневался в подлинности этого отрывка, действительно выбивающегося из общего контекста. По одной из версий, именно о нём Ван Би сказал: Я сомневаюсь, что этот параграф написан JIao-цзы. Скорее всего, этот фрагмент не принадлежал ни к мистическому лаоистскому направлению, ни к классическому даосизму, а, действительно, был добавлен как комментарий служивых людей, сделанный в духе времени, но по строению фраз стилизованный под древний текст.
В любом случае, части параграфа перемешаны между собой. Дело в том, что в древности текст писался на бамбуковых вертикальных дощечках, скреплявшихся между собой верёвками, образуя подобие книги. Иногда верёвки рвались, и дощечки соединялись уже в другой, ошибочной последовательности, нарушая целостность текста. Так, вероятно, произошло не только с этим параграфом, но и со многими другими в Дао дэ цзине. Скорее всего, первым должен был идти отрывок (6-13), а за ним (1–5) и (14–22).
Центром параграфа можно считать наименее понятную, на первый взгляд, фразу (4–5). В древности левая сторона сополагалась с положительным началом ян, жизнью, природной витальной силой. Она считалась почётной стороной и ассоциировалась с праздничными, радостными событиями. Правая же сторона являлась символом начала инь, гибели, безвременного угасания, была менее почетной и символизировала погребальные обряды, похоронные процессии и т.д.
Таким образом, любая война связана с правой стороной, то есть со смертью, сколь бы победоносным ни было сражение. Поэтому благородный муж, сидя дома, не прибегает к военной силе и оказывается справа, т.е. следует жизни, но отправляясь в военный поход, оказывается слева, а значит, и может обречь себя на безвременную гибель. Ту же мысль проповедует и отрывок (16–18), который прямо свидетельствует, что придёт время для погребальных обрядов. Поэтому и подчёркивается, что оружие — инструмент зла или армия — инструмент, приносящий несчастья (возможный вариант перевода).
Примечательно, что речь идёт не о мудреце — мистическом идеале даосизма, а о благородном муже (цзюнь цзы), который являлся нравственным ориентиром именно конфуцианцев. Не был ли этот параграф приписан к даоскому тексту в рамках конфуцианской традиции? А может быть, это завуалированная критика конфуцианства, где благородный муж непостоянен: то сидит дома и следует жизни, то отправляется на войну и обрекает себя на гибель?
Бошу (1):
фраза отсутствует.
Бошу (6–7):
Оружие — не орудие благородного мужа.
Это инструмент зла.

32

Правители и князья выступают как носители простоты Дао, так как в даосской традиции всякий властитель человеческих судеб должен быть мудрецом.
Если эта категория людей следует Дао и распространяет своё невидимое влияние на всю страну, то остальные существа подключаются к этому процессу, сами того не замечая. Это символизирует сочетание йлй взаимоприкосновение Неба и Земли, а сладкие росы выступают как аллегория счастья и благоденствия. Всякое управление, равносильное нарушению естественности Космоса, порождает возникновение противоположностей (2) и рождает действие, то есть вмешательство в природную незамутнённость мира. Так рождаются имена. Лишь только человек пытается дать чему-либо имя, ему приходится относить вещь к определённому разряду, давать ей характеристику, делить на плохое — хорошее. Вещь вычленяется из общего мирового потока, её соотносительность с Дао теряется, а целостность мира нарушается. Таким образом, возникновение имён означает субъективно-личностную оценку мира и отторжение себя от природного единства. Дао же безымянно, так как разум человека не способен обозначить его словом (1), и вместе с тем безвестно (21), то есть скрыто от человека, что по-китайски обозначается одним словом умин. В момент появления имён мудрец должен останавливаться, так как он переступил ту черту, за которой начинается активное вмешательство в естественность, т.е. деяние. Этот пассаж — прекрасная иллюстрация антиноминализма, родившегося среди ранних мистиков из опыта общения с метафизической реальностью, где действительно нет имён — то есть прообразов вещей.
Слияние или взаимосочетание Неба и Земли (6) представляет собой аллюзию древнейшего изначального положения Неба и Земли, когда они лежали одно на другом, были целостны и не разделены. По сути, речь идёт о бесконечном совокуплении священных начал, проходящем через пространство бытия человека. Такое положение двух начал понималось в древности как позиция in coitus, благодаря чему Небо осеменяло Землю и рождался человек. Древнейший трактат Ли цзи (Записки о ритуале) говорил по этому поводу: Когда Небо и Земля взаимосочетаются, то все вещи рождаются из этого [14, 92]. В этом параграфе в качестве синонима привнесения в землю осеменяющей влаги, дарующей жизнь и счастье, выступает выпадение сладких рос (7).
В древних текстах знаки препинания отсутствуют, что неизбежно порождает существенно различные варианты прочтения. Так, отрывок (1–3) в варианте Чжан И трактуется следующим образом: Дао постоянно безымянно и просто. Хотя оно и мало, никто в Поднебесной не может править им.
Истинное развёртывание мира — это обращение внутрь себя, интровертность как знак обладания истинной и незамутнённой природой. Поэтому вещи могут гостить у самих себя — таков дословный перевод фразы (5).

33

Между обыденными знаниями людей и высшей мудростью Дао пролегла огромная пропасть, хотя многим она кажется несущественной. Если обычный человек путём упорных занятий, чтения книг и раздумий над поступками других может познать мудрость, то истинный даос всё равно будет качественно отличаться от него своей просветлённостью (мин), которая является результатом его слияния с Дао. Победа над собой — самая трудная, так как в даосизме она связана с самоперерождением в истинном виде. За счёт этого приобретается внутреннее могущество — мощь, заимствованная у Дао. От этого отличается простая физическая сила — ли, которой оперирует большинство людей. Через внутреннее самоусиление и духовное просветление лежит путь к долголетию (шоу)— искомой цели многих китайских мистиков. У даосов долголетие и бессмертие понимались не столько как сохранение своей физической оболочки, но как сохранение семи душ человека, а в более общем плане,— своего я как некого духовного импульса, черпающего вечность нз Дао. В ряде оккультных даосских школ, например Высшей чистоты (Шанцин), физическая смерть понималась как избавление от трупа — своеобразной тюрьмы душ, которые могли переселяться в других людей. У Лao-цзы нет столь разработанной теории бессмертия, для него долголетие связано с просветлённым, а потому и победившим время сознанием.

34

Дао сочетает в себе ипостась мельчайше-растворённого и величайше-всеохватного. Именно поэтому ему трудно подобрать аналог и выразить через какие-то понятия внешнего мира. Безвестность Дао связана с темой его одиночества и неповторимости (25). Свободу от желаний даосы считали малым достижением (сяочэн), начальным этапом следования Дао. Поэтому динамика развития самого Дао также предусматривает степень малого. В данном случае это малое — спокойно-равнодушное, непредвзятое отношение к вещам. Высшее же умение заключено в том, что вещи возвращаются к своему порождающему началу без всякого принуждения (не правя ими). Это и соответствует скрытому величию Дао.

35

Великий Образ — один из многочисленных синонимов Дао, говорящий о его чисто символическом, образном (в противоположность формальному) восприятии человеком. Правитель, желающий управлять государством, не должен добиваться этого администрированием. Ему достаточно лишь понять Дао как универсальный закон и принцип любой вещи, в том числе и Поднебесной. Естественно, что тогда весь мир приходит к этому человеку. Музыка и изысканная пища с древности считались важнейшими атрибутами императорского двора, а Конфуций придавал музыке особое воспитательно-облагораживающее значение. Однако даос считает, что все эти вещи — вторичны и способны выполнять свои функции лишь тогда, когда правитель следует Дао. Дао, исходящее из уст (5),— не более чем слово, и этой аналогией Лао-цзы пытается объяснить неощутимость, неформализуемость Дао. Во многих текстах по внутренней традиции Китая встречаются слова о сакральном умении использовать то, что не имеет ни запаха, ни формы, ни даже образа. Именно эта неопределённость Дао и не позволяет исчерпать его. Использование пустоты Дао как наиболее мощного и бесконечного начала мира стала ключевой темой у даосских магов, последователей внутреннего искусства, тайцзицюань, и прочих искусств Дао.
Бошу и Фу И (5–6):
Глаголемое от Дао, не имеет ни вкуса, ни вцда.

36

Следуя даосскому пониманию сути вещей, свершения наДо начинать от противоположного, доводя его до предельного состояния, и тогда цель достигается сама собой в недеянии. В этом состоит и хитрость управления государством, заключающаяся в умелом регулировании настроений народа, хотя принцип преодоления жёсткого с помощью слабого выходит далеко за рамки политико-социальной сферы. Государство управляет народом исподволь, не показывая ни своих истинных целей, ни способов их достижения. Иначе оно уподобится глубоководной рыбе, которая, едва попав на мелководье, тотчас погибает.
Здесь отражён весьма древний спор о том, надо ли посвящать народ в способы и мотивы управления государством. Мудрые ши, как видно, считали наиболее эффективным способом скрытое воздействие на душу народа, подобно тому как Дао вне усилия правит вещами. Понятие инструменты управления или, дословно, полезные инструменты (ли ци) в разные эпохи трактовалось по-разному: например, как власть, как исключительно военная сила (инструмент и оружие обозначаются одним иероглифом), как сложная система чередования наказаний и поощрений.
Строки (1–4) перекликаются с трактовкой знамений и сакральных знаков в ранней практике гаданий. В мистических системах возникновение какого-либо явления определяется через возникновение его противоположности. Всякому явлению предшествуют как бы своеобразные колебания среды, данные нам зачастую как его противоположность, воспринимая которые, и можно предугадать его возникновение. Истинное действие как бы уже находится внутри своей противоположности, а внутриутробное, виртуальное состояние в даосизме и есть идеальное бытие всякой вещи. Таким образом, сжатое есть знак скорого наступления растянутого, а усиление — это предшествие ослабления.

37

Недеяние — основной признак Дао. Все вещи в мире находятся в извечных, ни на миг не прекращающихся изменениях и, таким образом, действуют именно через эти самотрансформации. Необходимость в каком-то дополнительном вмешательстве отпадает сама собой, так как это противоречило бы Дао как естественному пути развития. Серьёзное препятствие к пониманию этого заключается в неуёмных желаниях что-то сделать самому, нарушив гармонию мироздания. Всякое желание создаёт иллюзию того, что можно изменить жизнь лишь усилием воли, в то время как по даосским представлениям, истинная воля — не нервозное стремление, но эхо Дао внутри человека. Понимание этого приводит к отказу от действия как такового и позволяет властвовать над миром лишь одним спокойствием, которое означает душевное следование Дао. Управление государством будет благотворным для народа лишь тогда, когда правитель избавлен от личных желаний и следует Дао.
Бошу (2): фраза отсутствует.

КНИГА ВТОРАЯ


38

Этот параграф открывает вторую книгу, традиционно, хотя и весьма условно называемую Каноном Благости. Благость (Дэ) понимается в даосизме не как некое морально-этическое качество, но как мистическая мощь, через которую Дао проявляет себя. Она имеет ярко выраженное энергетизирующее значение как первосила, приводящая в движение наиболее светлые силы мира. Если Дао не может восприниматься человеком непосредственно, так как оно, с одной стороны, обыденно, а с другой — велико, то Благость — это то, что реально может восприниматься человеком. Обладание Дэ воспринимается как Благость, сошедшая на человека из метафизической до-формной глубины. Поэтому нельзя научиться Благости или не отклоняться от неё — это не зависит от личного желания человека. Сам факт обладания Благостью ничем не проявляет себя — ни в излишних благостных поступках, ни в речах, так как всякое дело совершается само собой без дополнительного человеческого вмешательства, лишь благодаря сверхмощи Дэ. Здесь представлена своеобразная иерархия ценностей в глазах мудреца. Причём мерилом является степень вмешательства в естественный ход событий. Конфуцианские ценности: гуманность, справедливость, ритуал — стоят значительно ниже Благой силы Дао, а ритуал вообще рассматривается как прямое насилие над естественностью или тонкая бамбуковая ширма (бао)— подделка, призванная скрыть утрату природной целостности жизни. Возникновение в обществе апологетики ритуала сигнализирует о том, что истинные ценности Дао утрачены и назревает хаос. Ритуал уподобляется обычному приукрашательству — цветам, в то время как истинный человек-даос избегает внешней красивости и стремится постичь плод всякого деяния, т.е. внутреннюю сущность явлений.
В данном случае цветы (хуа) (22, 25) следует понимать как приукрашательство, излишнее внешнее декорирование того, что должно быть простым и ясным. Поэтому цветы излишни, ведь это то же самое, что стремиться к ветвям, забывая о корнях.
Примечательно, что Ван Би видит скрытый смысл этого параграфа в обсуждении недеяния. Для него недеяние не просто следование Дао, но, прежде всего, отсутствие личного желания что-либо делать, отсутствие намерения к действию, когда всё идёт своим путём.
Фу И (7–8):
Человек низкой Благости погружён в деяния и к тому же не имеет намерения действовать.
В Бошу фраза (7–8) отсутствует.
Бошу А (21):
и обитель невежества.
Бошу Б (21):
и обитель смуты.

39

Пребывание в Едином означает следование Дао. Утрата Единого влечёт за собой почти апокалиптические разрушения. Это один из немногих параграфов, где говорится о духах как важнейшей наполняющей силе мироздания. Это отголосок древней шаманистической традиции, хотя духи здесь занимают подчинённое положение по отношению к Дао и, таким образом, безличное и несущностное, предельно абстрактное начало играет в учении Лао-цзы значительно большую роль, чем сущностно-конкретные духи или персонифицированные боги.
Это, в свою очередь, говорит о высокой образности архаического китайского мышления, которому стали доступны необыкновенные глубины мира, где нельзя опереться на конкретную форму, божество или сакральную вещь. Символическая пустотность Дао стала в китайской традиции ценнее, нежели конкретное воплощение магической силы, так как именно единство этой пустоты предопределяет небесную чистоту, земной покой и т.п.
Другая мысль, относящаяся к сюжету наставлений правителю, заключена в установлении преемственности, соотнесённости между верхом и низом китайского общества. А ради этого правитель может и устранить свои личностные амбиции, став одиноким и сирым (42). Яшме или нефриту приписывались чудесные магические свойства. Этот камень украшал одежду и предметы утвари знати и присутствовал в даосской атрибутике. Но даже к такой явной, видимой для всех ценности, как. яшма, не должен стремиться правитель. Его задача — лишь в использовании Дао для управления государством, а не самопроявление.
Бошу (7–8):
фраза отсутствует.
Бошу и Окада (28):
Поэтому повозка, разделённая на части, уже не может быть повозкой.

40

В ряде даосских текстов Дао сравнивалось со священным механизмом или пружиной, которая, раскручиваясь, даёт проявление мириадам существ, а скручиваясь, возвращает всё в небытие. Поэтому символика обратного развития, возвращения в пустоту, в материнское лоно, в состояние новорождённого часто встречается в даосизме. Сущность Дао, вытекающая из слов параграфа, заключается в обращении вспять вплоть до полного самоустранения. Отсюда видна и его функция — ослабление. Поэтому даосы и говорят о таких вещах, как слабость, гибкость, неприметность, как о своём идеале. Разнообразие живых существ и многоцветие явлений мира не должно смущать даоса, ибо всё коренится в небытии или отсутствии, а посему надо видеть единую суть всех вещей мира, не размениваясь на частности.

41

Лишь исключительно одарённый человек способен постичь смысл Дао. Поэтому людей, которых можно причислить к настоящим даосам, крайне мало. Из-за своей малопонятности и доступности лишь интуитивному восприятию Дао всегда будет предметом профанации или насмешек, что стало расхожей темой в истории средневекового даосизма. Причиной насмешек над идеей Дао стала его противополЪжность видимой сущности вещей. В силу своей сокрытости, ненавязчивости Дао игнорируется людьми, которые ценят лишь заметное, яркое, бросающееся в глаза. Истинный же Путь превосходит все вещи, и его нельзя выразить какой-нибудь конкретной формой или вещью, хоть он и породил эту вещь. Поэтому: Великий образ не имеет формы. Великим квадратом обычно называлось государство чли земля, что при китаецентричной теории мира было одним и тем же. Даже иероглиф государство или царство (го) был заключён в прямоугольник. Всераспростёртость великого квадрата — государства позволяла говорить о нём как о лишённом углов, т.е. границ.
Форма должна выражать некую сверхъестественную истинность Дао, которая стоит за всякой вещью. Лишь тогда эта форма имеет смысл. Но если она в полной мере отражает Великий Образ, то всякая вещь или действие могут быть сокращены, редуцированы до одного малозаметного акта. Так, например, в каллиграфии восхищались лишь одной чертой, проведённой на бумаге и разделившей мир на чёрное и белое, т.е. на инь и ян. Истинное пение могло рассматриваться как воспроизведение всего лишь одной ноты или звука Дао, который перед человеком предстает в виде упорядоченной мелодии, и поэтому звук великого мастера (фактически прообраз Дао) обычному слушателю недоступен. Великий сосуд под силу изготовить лишь мастеру-даосу, так как этот сосуд ассоциируется именно с созданием пространства для видимого, или вещного, мира (29).
О каких Извечных суждениях или, дословно, Незыблимых речениях идёт речь? У комментаторов нет единого мнения на этот счёт, поэтому с равной справедливостью высказываются две версии. Первая гласит, что речь идёт о цитате из какого-то мистического произведения, которое не дошло до нас и, возможно, существовало лишь в устном виде.
Судя по отрывку, идеи этого произведения оказали сильное влияние на авторов Дао дэ цзина. По другой версии — это поговорки, и фразу следует читать так: Установившиеся поговорки гласят…. Тем не менее суть этого отрывка проливает свет на внутреннюю кухню составителей трактата. Вероятно, в основе наиболее мистических (космологических) отрывков текста лежала некая аграфа, запись высказываний древних учителей, великих посвящённых, мистиков, причём запись открытого типа: в неё могли добавлять фразы, переиначивать их по своему разумению. Абсолютного канона тогда ещё не сложилось, и эта аграфа представляла собой своеобразную копилку мудрости, которая затем, канонизировавшись и формализовавшись, легла в основу даосской концепции. Здесь их внимание, вероятно, привлекло яркое и образное объяснение того, что Дао по своей сути противоположно всякой видимой реальности и бесконечно превосходит её.
Фраза (18) не имеет однозначной трактовки и в тексте переведена так, как понимал её Ван Би, хотя возможны и другие варианты, например: Извечная истина кажется изменчивой или Наипростейшая истина кажется замутнённой (юй). Так или иначе, речь идёт о том, что обладать полнотой истины мы не можем — ищем откровения в премудростях, а подходя к простоте, которая и есть истина, думаем, что перед нами — лишь пустота — никчёмность.
Бошу Б (22):
Небесный образ не имеет формы.
Бошу (24–25):
И лишь потому, что это — Дао,
оно может быть совершенным как в начале, так и в завершении.

42

Первые четыре таинственные строки породили несколько трактовок, ясно лишь то, что в них говорится о принципе развёртывания мироздания. Этот параграф открывает нам космогоническую теорию даосизма и может являться одной из самых древних частей Дао дэ цзина. Существует немало его трактовок, однако ни одну из них нельзя признать удовлетворительной и вполне доказательной. Общепринято считать, что Дао порождает Единое, то есть самоё себя или Высший предел (тайцзи). Единое порождает два начала — инь и ян. Инь и ян порождают Небо, Землю и человека в качестве посредника между двумя началами. Есть и другая трактовка: три — это инь, ян и то, что получается от их соединения. Таким образом, мироздание понимается как дифференциация и формообразование изначального Хаоса, а значит, утрата Единства. Поэтому фраза может переводиться так: Дао порождает Единое, Единое порождает двойственное, двойственное порождает тройственное, а тройственное порождает множественное.
В Китае семейность и многодетность считались эталоном счастливой жизни, а одиночество, покинутость и оторванность от семьи либо презирались, либо вызывали сожаление. Но мудрец намеренно идёт на это гордое одиночество (39), сохраняя внутреннее единство. Поэтому его единение с народом может достигаться и от противного, незаметно, а Лао-цзы возвращается к важнейшей мысли о том, что сильное обречено на неминуемую смерть, так как слишком явно проявляет себя, утрачивая способность склоняться перед ещё большей силой и отказываться от активного противодействия.
Немалую загадку представляет собой понятие чунци — пустотное ци, что можно также перевести как текучее ци, бьющееся (пульсирующее) ци, родившееся от соединения двух противоположностей — инь и ян. По одной из трактовок, у древних мистиков существовала теория, что вселенная состоит из трёх элементов или трёх типов ци: инь-ци, ян-ци, которые восходят к своей первоформе — пустотному ци, которое, по сути, и есть Дао.
Терминами сирый, униженный зачастую называли себя идеальные правители, подчёркивая свою подчинённость Небу, некую убогость, оборачивающуюся внутренней святостью.
Вероятно, этот параграф составлен из двух ранее не связанных высказываний — космогонической части (16) и мистико-политического наставления правителю (7-14). Скорее всего, соединение их в одном параграфе случайно. Лишь с большим трудом можно представить, что вторая часть является как бы лаоистским прикладным комментарием на космогонию ранних мистов. Последнее высказывание (12) явно пришло не из даосской традиции и, возможно, было народной поговоркой, а затем оказалось занесённым в протодаосскую аграфу. В тексте (14) дословно речь идёт об отеческом наставлении (цзяофу), однако, судя по комментариям, предполагалось именно наипервейшее наставление, наставление, что идёт перед всеми учениями.
Бошу А (7):
Нет слов, которых бы мир страшился больше.
Бошу А (12):
И я почитаю это своим отеческим учением.

43

Постижение недеяния связано в раннем даосизме с отказом от слов (ср. 1), так как они имеют сущность и ограничивают мысль. Гомологический ряд даосизма: мягкость — бессущностность — недеяние ведёт к следованию Дао.
Однако во времена создания Дао дэ цзина слишком много философских течений пытались объяснить природу человека и сущность мира с помощью сложных рассуждений, а конфуцианство непосредственно пыталось упорядочить мир. Это и вызывало неприятие ранних даосов.
Здесь как нельзя лучше видно абсолютное равенство в даосском учении между самым мягким, неимеющим сущности и недеянием. Это предельный уровень пустотности, когда неимеющее сущности проникает туда, где нет даже щелей,— недеяние в пустоте, бессущностное, которое, ничего не предпринимая, творит весь мир. Понятие щели, промежутка (цзянь) приходит из самого мистического осмысления пространства бытия. Между Небом и Землёй не существует промежутка, но именно в этом промежутке, который дан исключительно как пространство метафизического бытия, и разворачивается весь мир. Умение быть в промежутке, не имея промежутка, понимать его как виртуальную сущность мира — в этом великое мастерство даоса.
Бошу (3):
Вещи, приходящие из небытия, проникают туда, где нет даже щели.
Бошу (5–6):
Но крайне редко можно встретить учение вне слов и обретение пользы от недеяния.

44

Человек вечно мечется в рамках мучительного выбора, теряя спокойствие и чистоту сознания. И в этом положении любое решение будет утратой для него. Для человека Дао — это прежде всего срединный путь и на начальных этапах заключён в осознании меры и границы всякого действия.
Поэтому даосизм был свободен как от самоограничений изнуряющего аскетизма, так и губительной для тела и духа вседозволенности,— и то и другое пересекало границы срединного Пути, отведённого Небом для человека. Здесь прослеживаются зачатки той идеи, которая станет главенствующей в более позднем даосизме.
Это стремление к обретению вечной жизни и преодолению старости. Однако Лао-цзы не учит применению терапевтических средств, гимнастических упражнений или изготовлению пилюли бессмертия, что показалось бы искусственным средством, а ведёт естественным путём спонтанного обретения Дао через соблюдение разумной меры в жизни вообще.
Знание меры (или знать, где остановиться) (6) предостерегает человека от соблазна гордыни собственного сознания, любования своими умственными способностями. Необходимо обрести меру и в мудрствовании, после чего следует предать себя природной естественности,— не своим собственным мыслям, но слышанию Великого звука Дао.

45

Дао по своему знаку противоположно внешней видимости вещей, равно как внешнее и внутреннее, являясь полярными противоположностями, дополняют мир до единого целого. Отсюда и проистекает мысль о кажущемся мире даосизма. Мир — не иллюзия, не продукт самообмана сознания, как это полагалось в буддизме. Он абсолютно реален, но тем не менее качество это реальности иное, чем представляется обычному человеку. Отказ от внешней приукрашенности даёт возможность проявления глубинного богатства мысли. Пёстрые одежды не нужны мудрецу, ибо его смысл — простота. Существует некий эстетически-утончённый смысл в незавершённости, ущербности совершенства, оборванной и лишь поэтому вечно звучащей песне. Скупость слов даёт простор мысли, примером чему служит сам Дао дэ цзин. Пустота обладает тем удивительным свойством, что приемлет любые формы, и поэтому равносильна Великой наполненности, а своей неограниченностью, незаформализованностью она даёт возможность безграничного использования тому, кто понял это. Через использование противоположностей можно достичь цели и посредством покоя править миром изнутри. Сознание мудреца стремится к умалению великого. Речь идёт прежде всего о внутреннем действии, об идеале молчаливого слова — грубом красноречии или ущербном величии. Сентенция (5), естественно, должна восприниматься не буквально, но в значении: великая прямота кажется компромиссом.
Так же трактует эти понятия и конфуцианец Мэнцзы [20, ЗВ1]. Возможно, иероглифы в сентенции (8) переставлены местами и следует читать: Движение побеждает холод, а покой одолевает жару, что значительно ближе к чисто практическому смыслу. В популярных изданиях именно так пишется эта фраза. Но традиционные комментаторы Цзян Янчэн, Ян Линфэн придерживались именно той версии, которая приведена в нашем переводе. В ней же видел глубокий смысл и Ван Би, который в своих комментариях к 60 и 61 использует обычное для даосов противопоставление холод — движение и жара — покой: двигаемся — вредим себе; приходя в покой, достигаем великой истинности. Цзян Янчэн считал, что покой и движение (в его трактовке — действие) противоположны друг другу.

46

Хотя война как средство гармонизации вселенной не отвергалась даосами (6, 69), тем не менее неумелый правитель мог начать её и из-за корыстных побуждений, не следуя Дао. Это считалось совершением действий наперекор естественному пути и, соответственно, непониманием меры в поступках.
Привести лошадь к городским стенам (4) значит вести приготовления к войне. Есть и другое значение у иероглифа цзяо, который здесь переведён как городская стена или окраина: он может трактоваться как священная площадка. В древности она представляла собой невысокую насыпь, связанную с миром духов и отправлением ритуалов. Плен желаний и незнание меры (5–6), которые JIao-цзы считает величайшими бедами, имеют здесь двоякий смыл. С одной стороны, речь идёт именно об умиротворении сознания человека, отрешении от внешнего мира, и вступлении во внутреннюю реальность Дао — это путь подвижничества. С другой стороны, это пагубное желание правителя вести войны за новые территории, обрекая на слёзы и кровь сотни людей. Здесь исторические реалии эпохи Борющихся царств вновь совмещаются с мистическим вневременным универсализмом трактата в целом.
Бошу (6):
Нет большего проступка, чем попасть в плен желаний.
В версии Окады между строками (5) и (6) стоит фраза:
Нет преступления большего, чем иметь желания.

47

В Китае было принято, чтобы ши путешествовали по стране для того, чтобы накопить опыт, пообщаться с просвещёнными людьми. Но Лао-цзы ставит во главу угла исключительно личностный, внутренний опыт от общения с Небом, а не с людьми. Путешествия здесь не только пространственные — они прежде всего духовные. Слишком дальние странствия — это всегда бесполезные мудрствования и отрыв от естественной простоты мыслей. Близость к простоте всегда оборачивается внутренним величием.
В даосизме распространилось понятие странствия духа как высочайшего эстетически чистого восприятия мира, как собственного поля опыта. Необходимо не просто накапливать информацию об окружающем мире, но осознавать те внутренние трансформации духа, которые она порождает. Поэтому внутреннее путешествие и познание самого себя как части мира считается более ценным, чем формальные странствия и пустые возвышенные рассуждения, оборачивающиеся обыкновенной тратой времени. Даосское антизнание, таким образом, можно рассматривать как отказ от псевдознаний, мёртвой мудрости, взятой взаймы из книг или подслушанной у других людей. Этот мотив знания, равного незнанию, и вселенской мудрости, не отличимой от мудрости собственного сердца, нашёл своё развитие в чань(дзэн)— буддизме.

48

Учение в виде образования по канонам противопоставляется Дао и как искусственно-излишнее противополагается естественно-самодостаточному пути вещей.
В потоке Дао чело век-мудрец утрачивает границы самого себя, растворяется в потоке мировых изменений, приходит к некому абсолютному самоотрицанию, понимаемому под самопотерей, самоутратой, самозабытием. Когда мудрец полностью сливается с Дао, он, сохраняя личностную оболочку, отождествляет своё индивидуальное сознание с Универсальным разумом (являющимся вместе с тем и не-разумом, не-мудростью). Когда процесс обратного развития завершён (40), приходит недеяние, так как в любом индивидуальном поступке на самом деле присутствует сверхдействие Дао. Как психическое состояние самоутрата представляет собой сосредоточие человека на континуальных потоках сознания, напрямую сообщающихся с трансцендентной реальностью, стоящей над вещами и предопределяющей всякое явление. Характерно, что именно недеяние и самопотеря были целью ранних даосов (если вообще можно говорить о целевой направленности их пустотной жизни), в то время как почти параллельно развиваются многочисленные методы пестования пилюли бессмертия и саморегуляции через дыхательно-гимнастические упражнения, направленные на достижение долголетия и бессмертия человека. Хотя они и составили важнейшую часть даосизма, но, по сути, они противоречили смыслу учения Дао дэ цзина о самоутрате и недеянии. Первая фраза (1) явно направлена против конфуцианских идеалов учения (сюэ), которые утверждали, что нет большей радости, чем учиться и совершенствоваться в изученном. Именно эту конфуцианскую мудрость использует Лао-цзы в качестве отправной точки для своих рассуждений. Для него это не более чем заимствованная, книжная мудрость. И как бы соглашаясь с конфуцианцами, он нарочито умаляет своё учение, в результате которого лишь утрачивают. Здесь особая игра слов и дословно (1–3) звучит как Делая учение… Делая Дао… достигают неделания (недеяния).
В трактате Мо-цзы цитируются лишь строки (24). Возможно, в древности они и составляли центральную часть параграфа, вокруг которой потом был создан остальной текст в качестве комментария.
Бошу (1):
Слыша о Дао, день ото дня утрачивают (умерщвляют).

49

Отношения мудреца и народа повторяют отношения отца и детей. Мудрец-правитель должен быть растворён душой в народе и тем самым воздействовать на сознание масс. Тогда его правление будет незаметным и безболезненным (17). Мудрец неизменно добродетелен, он потенциально благостен и через свою любовь к людям исправляет общество. В его сердце есть лишь простота и безыскусность — вечные спутники искренней веры, и именно через свою доброжелательную искренность он привлекает к себе людей. Вера народа в правителя-мудреца всегда сопровождается верой властителя в собственный народ и, более того, в слияние с ним без низменного уподобления.
У комментаторов нет единого мнения по поводу того, какой иероглиф стоит во фразах (5) и (8) — достигать или Благость (они оба звучат как дэ). Поэтому вместо фраз И так достигаю добра… И так достигаю искренности может стоять: И так совершенствуюсь в Благости… И этим искренне проявляю Благость.
Строгий правитель противоречит идеалу истинного правителя. Всем своим обликом правитель символизирует заботу о народе. Примечательно, что сентенция (2–8) утверждает приоритет абсолютной добродетели, безотносительно поведения других людей. Ибо путь мудреца — путь самовоспитания, и проявляя благость к другим людям, он прежде всего совершенствует самого себя. У Лао-цзы понятие Дэ проявляет себя зачастую в виде высшего блага для других через самосовершенствование, как абсолютная преданность народу (79, 63). Другой возможный перевод (13): Мудрецы действуют подобно детям, что соответствует идеалу мудреца-ребёнка, который действует интуитивно и непредвзято.
Бошу (1):
Мудрец не имеет неизменного (хэн) сердца.
В Бошу не используется местоимение я, и поэтому перевод (3–8) может звучать так:
К добрым — иди с добром.
К злым — тоже иди с добром.
И так воспитывай добро.
Верь искренним.
Неискренним также верь.
И так достигай искренности.

50

Возможна и другая, не менее корректная трактовка первой фразы Появление в жизни — это вхождение в смерть. Так или иначе обычный человек как фатумом неизбежно скован этими двумя началами, определяющими всё его существование. Есть предположение, что первая фраза, вероятно, была народной поговоркой, достаточно пессимистической и близкой тяжёлой жизни простого народа [51].
Можно предложить и другой перевод (2), базирующийся на магическом числе тринадцать. Китайская фраза позволяет сделать это, так как в буквальном переводе может звучать и как три из десяти, и как десять и три. Именно столько — тринадцать, по китайским представлениям, существует основных составляющих частей человеческого тела: это четыре конечности и девять отверстий.
Возможны и другие трактовки числа тринадцать: семь ощущений или переживаний — лю цин (радость, гнев, скорбь, ликование, любовь, злость) и шесть желаний, порождаемых органами чувств,— лю юй (звук, цвет, аромат, вкус, покои и одеяния). Так или иначе и первые, и вторые тринадцать структурируют нашу жизнь, овладевают нашим сознанием, диктуют наше поведение, а затем замутняют изначальную природу и ведут к смерти. И этот круг безысходен. Рождение, безусловное предание себя жизни и её приятие есть уже потенциальная смерть. Поэтому: тринадцать дают жизнь, и тринадцать несут смерть.
Думается, что возможность столь широкого толкования возникает не случайно. Она навеяна самим мистическим характером текста, требующим не столько понимания, сколько проникновения. Сентенция (2–6) построена на загадке, отгадка которой, тем не менее, очевидна: всего девять человек из десяти следуют какой-либо дорогой — дорогой жизни или смерти. Но о десятом ничего не сказано, и именно через это умолчание, нарочитое отсутствие десятого, мы понимаем, кто он такой. Это мудрец, превзошедший как жизнь, так и смерть, пребывающий в иной реальности — реальности небытия и абсолютного отсутствия. Он вечен не потому, что способен жить бесконечно, но потому, что преодолевает как жизнь, так и смерть, ибо вообще не принадлежит к нашей реальности, хотя и присутствует в этом мире.
Поэтому вечность существования — это, прежде всего, уподобление себя бесконечно малому, самосокрытие, сбережение жизни в противоположность стремлению к жизни, которое и проявляется в семи чувствах и шести желаниях.
Стремление к жизни есть самое опасное желание, ибо привязывает человека к вещам и подчиняет его действительности, обрекает его на умирание. Идеал даоса — новорождённый (20, 55), восходящий к абсолютной пустоте, безыскусности изначального хаоса. Его пустотно-пластичная форма позволяет ему оставаться незамеченным для других людей. Любая опасность несущественна для мудреца, ибо он сам являет некое Абсолютное отсутствие, вечную пустоту Дао, где нет места даже такому началу, как смерть,— извечной теме, оживляющей западную философию и придающей ей экзистенциальное звучание.

51

По китайским традиционным понятиям, судьба или предначертание (мин)— единственно возможный путь вещей в этом мире, который предопределяется Дао. Но здесь проявляется гибкий характер воздействия Дао: оно не только рисует судьбу каждой вещи, но и даёт ей развиваться самой по себе, и тем самым в мире сочетается необходимость и случайность, предначертание и свобода выбора. Дао порождает вещи, а Благость наполняет их жизненной силой, даёт возможность саморазвития. Всё остальное определяется уже тем семенем, которое изначально заложено в каждой вещи. Поэтому Дао и Дэ, определяя формы мира, не принуждают их, а дают возможность свободного самопроявления.
Сама вселенная, таким образом, представляется моментом глобального творчества, вечно длящимся актом самосозидания. Роль запредельных начал — Дао и Благости не видна и всегда останется интимно-сокровенной для того, кто видит в мире лишь вещи-формы. Для просветлённого даоса мир, наоборот, представляется лишь символом, и он ценит ту вторую, истинную реальность Дао, которая стоит за миром форм.
Пассаж (1–3) построен весьма примечательным образом. Во фразе (1) речь идёт о своеобразном распределении обязанностей между Дао и Дэ: Дао порождает весь мир вещей и явлений, а Дэ напитывает их той Благой силой, благодаря которой этот мир и может развиваться. Однако из построения пассажа непосредственным образом не видно, к какому из начал. Дао или Дэ, относится фраза (2–3). Можно предположить следующий вариант реконструкции текста: [Дао] в вещах оформляется (или обретает формы). [Благость] в обстоятельствах воплощается (или реализуется). Этот вариант в общем плане отвечает логике даосского мистицизма, поскольку свидетельсвует о том, что Дао находит своё оформление (син) именно в конкретных вещах (у), а Благость может реализоваться лишь в конкретной ситуации.
Возможен и другой вариант, если предположить, что речь идёт об описании последовательной развёртки мироздания: Дао порождает. Благость вскармливает. Вещи обретают свою форму. Обстоятельства (явления) реализуются. Поскольку все четыре фразы абсолютно идентично построены и даже рифмуются между собой (дао шэн чжи, дэ му. чжи, у син чжи, ши чэн чжи), такой вариант представляется вполне приемлемым.
Однако возможен и третий случай: составитель текста намеренно не указал прямо, о каком оформлении и воплощении в обстоятельствах идёт речь, поскольку существует мистическое единство действия (то есть недеяния) Дао и Дэ, которые не только однонаправлены, но и порой не различимы. В любом случае, вещи и явления (обстоятельства или ситуации) выступают в качестве тех начал, где Дао и Дэ могут конкретизировать себя. Такая же безлично-метафизическая форма выражения использована в пассаже (1012).
Говоря об обстоятельствах (ши), в которых находят воплощение Дао и Дэ(3), мудрец имеет в виду всё то, что нас окружает,— природу и климат, людей и культуру. Правда, существует и более сложная трактовка этого термина: обстоятельства — это, прежде всего, не сама окружающая среда, но цепь взаимодействий в ней, например, переход инь и ян, смена сезонов года, рождение и смерть.

52

Этот параграф, как и множество других в Дао дэ цзине, изобилует эвфемизмами — выражениями, скрадывающими прямой смысл слов. Это соответствует общей идее даосизма о невозможности выразить истину обычными словами (1). В (1–6) начало Поднебесной — это, конечно же, Дао, сыновья — мириады вещей, порождённые им (см. комментарий к 1). Нельзя понять смысл вещей, не постигнув Дао, как нельзя уяснить смысл существования частного, не постигнув, что за этим кроется нечто универсально-всеобщее. Даос в процессе медитации отталкивается от конкретики вещей и поступков и постепенно возвращается к постижению Дао для того, чтобы сберечь это постижение внутри себя. Нередко даосы описывали первые этапы медитации как видение яркого света, ослепительного сияния, нисходящего на человека благостной мощью Небес. Не случайно Дао дэ цзин неоднократно упоминает этот сверхблеск Дао (4, 56, 5). Но это лишь иллюзия того, что человек понял смысл Дао, истинное Дао не имеет никакого видимого выражения, в том числе и блеска. В процессе психотренинга у даосов после наблюдения сияния наступает второй этап, характеризующийся созерцанием абсолютной пустоты. Поэтому учителя давали неизменный совет: пригаси его сияние. Здесь же мы читаем и о ранних формах даосской терапии, связанных с медитацией. Процесс самосозерцания требовал полного отключения от внешнего мира, т.е. закрытия отверстий и запирания дверей. Открытие отверстий вело к потере внутренней концентрации и духовного начала (шэнь) в человеке, и как неизбежный результат — болезни и смерть.
Бошу, Фу И (17):
Это и зовётся преемствованием (практикой) постоянства.

53

Обладает ли даос всей полнотой истины, окончательным знанием? Возможно, да, но он никогда не претендует на это и, более того, стремится не столько к глобальной истине, сколько к реализации полноты своих природных свойств. Именно эта черта учения Лао-цзы породила множество противоречивых трактовок фразы (1). В этой фразе термин цзыжань по отношению к знанию, которое обретёт даос, может толковаться как окончательное, уверенное, твёрдое, как хитрое, смышлёное, искушённое и, наконец, мельчайший, самый малый. Ряд переводчиков считают, что речь идёт именно об обретении окончательного знания, которое и позволяет даосу не сбиться с пути в своих странствиях по истине [52, 42]. Однако даже малое, неокончательное, несовершенное знание истинного даёт возможность следовать Великим Путём, в отличие от знания о Великом, которое зачастую не более чем иллюзия.
Структуру этого параграфа можно считать классической для Дао дэ цзина. В начале следует отправная фраза (1–3), подкреплённая некой поговоркой (4–5), вероятно родившейся в среде китайских мистиков. Вся остальная часть параграфа — своеобразное разъяснение, комментарий составителя, более поздний и привязанный к конкретным бедам того времени: пустым амбарам, заброшенным полям и двору правителя, утопающему в излишествах.
Для даосов знание (чжи)— это понимание порядка вещей, осмысление действия Дао. Но так как Дао абсолютно иррационально и алогично, то задача сводится не к обдумыванию, что и является узкой тропинкой, но именно к проникновению в Дао. Параграф полон скорби: абсолютно ясно, что нынешний двор и государство вообще утеряли Дао и Поднебесная близка к хаосу. Интересно и отношение мудреца к самому себе, видимое в первой фразе. Он самоуничижительно считает себя ещё не постигшим смысл Дао, вечным учеником, открытым для самосовершенствования и движения вглубь себя.
Перевод фразы (12) здесь дан так, как её понимал Ван Би, судя по его комментариям. Однако, по всей вероятности, китайская традиция понимала эту фразу совсем иначе и речь о бахвальстве или излишестве (юй) в ней отнюдь не шла. Ван Би просто неверно трактовал последний иероглиф фразы, который действительно в одном из своих значений понимается как бахвалиться, заниматься приукрашательством. Но вот в версии Бошу Б мы вообще неожиданно встречаем иероглиф миска, лохань (юй).
Ответ на эту загадку можно найти в Ханьфэйцзы, глава Цзяолаобянь (Разъяснения Лао-цзы). Там употреблён иероглиф юй, означающий большую свирель, которая первой звучит в оркестре, а в переносном смысле — это главный зачинщик. Таким образом, в этой трактовке фраза (12) понимается как: Это зовётся началом разбоя или Это и есть главные зачинщики разбор. В древности иероглифы бахвальство, миска, зачинщик, звучащие одинаково — юй, использовались как взаимозаменяемые, к тому же не будем забывать, что трактат первоначально явился записью устной мистической традиции и переписчикам было трудно уловить, какой из омофонов следует вписывать в текст. Таким образом, речь идёт о главном грабителе, по которому, как по ведущей флейте в оркестре, настраиваются все другие лжецы и сластолюбцы.
Бошу А (13):
фраза отсутствует.
Бошу Б (13):
Главный грабитель — сколь отличен он от Дао!

54

В этом параграфе некоторые склонны усматривать мысль о незыблемости больших крепких кланов (1–4) и о том, что именно с семьи начинается царство Благости во всей Поднебесной. Сыновняя почтительность, уважение к предкам занимали важнейшее место в китайской культурной традиции. Считалось, что при соблюдении всех культов и ритуалов предки передавали своим потомкам Благую силу (Дэ) и таким образом складывалась единая линия духовной передачи. Это и предопределяет укоренение человека в собственной культуре, ощущение себя носителем определённой духовной традиции.
Поднебесная мыслилась в семейных категориях. Например, правитель считался отцом подданных, а народ, связанный квазиродственными узами, составлял единое тело государства. В Китае ходила известная поговорка: Вся Поднебесная — одна семья.
Приобщение к единому телу Поднебесной проистекает из использования принципа всеобщности естественного закона (цзыжань), при котором всё, что содержится внутри одного человека, содержится и внутри другого, а Дао человека ничем не отличимо от Дао всего мира (см. комментарии Ван Би). Поэтому самопознание есть одновременно и постижение всей вселенной, а установление целостной Благости хотя бы в одной семье есть установление Благости и во всём мире.

55

Дао развивается неким противодвижением: от внешнего — к внутреннему, от явленного — к скрытому, поэтому возвращение в состояние новорождённого есть результат следования Дао. Это возвращение мудреца к собственному истоку, в эмбрионально-предначальное состояние. Истинный даос, так же как и Дао, ослабляет себя, т.е. смывает со своего сознания всё условности, привнесённые культурой, и упражнйет собственное тело особыми гимнастическими упражнениями даоинь. Он становится полностью уподобленным природе, разлитым своим сознанием во всём мире.
Частый сюжет китайской живописи, посвящённый даосским святым, изображает истинного человека в лесу, сливающимся с деревьями, спящим на свирепом тигре или находящимся невредимым среди диких животных. В таком состоянии он способен совершить любое дело, но пребывает ещё в предзнании и, следовательно, в недеянии. Даосская эротическая символика выражает изначальную нерасчленённость противоположных начал в сознании мудреца и потенциальную готовность к зарождению форм мира и всяких действий. Нехрипнущий в крике голос новорождённого намекает на неисчерпаемую мощь Дао.
Всё это достигается благодаря полной гармонии человека с окружающей средой, когда он оказывается абсолютно здоровым существом как в физическом, так и в психическом плане, а окружающий мир не проявляет к нему враждебности, относясь к человеку как к части самого себя. Счастье для даоса заключено в познании смысла перемен и обретении неизменного состояния духа. Это противоречило многим конфуцианским установкам общества, где счастье понималось как многодетность в семье, почитание предков, соблюдение иерархической субординации в обществе, где всё находится на своих местах.
Автор вновь возвращается к психорегуляции даосов (10), называя её: регулирование ци сердцем. Сердце (синь), или душа, понималось в Китае как конгломерат психических свойств человека в отличие от его телесного начала и не ограничивалось лишь физиологическим органом.
Поэтому, вероятно, ранние даосы использовали психовизуализацию тока ци по меридианам внутри тела человека, что приводило к внутреннему укреплению, не требуя физического набора силы. Последний же расценивался как стремительное движение к концу, так как противоречил тенденции Дао к развитию вспять.
Речь идёт о том, что младенец ничего ещё не знает, но уже умеет всё, его умение предшествует знанию.
Ван Би (9):
Но [пенис его] уже целиком увеличился.
Бошу А (9):
Но живот его уже вздымается.
Бошу Б (9):
Но пенис его уже готов к этому.

56

Этот параграф передаёт изначальное учение китайских мистиков о Дао и практически не испытал привнесений социального или политического характера. Первая фраза стала крылатым выражением всего даосизма и свидетельствует о противоположности высказанного знания и континуальных потоков сознания, которые не входят в узкие рамки слов. Поэтому и надо учить молчанием (2).
Важнейшим способом изменения сознания становится медитация как момент освоения внутреннего поля опыта, на что обычный человек не обращает внимания. Такая медитация базируется прежде всего на свёртывании мира до собственного внутреннего пространства. Человек отключает органы чувств — закрывает отверстия и запирает двери, чтобы внешний мир не отвлекал его. Он сводит до минимума свои чувства и постепенно растворяет себя в потоке мировых изменений, уподобляясь пылинке.
Вероятно, выражение о распускании узлов (см. также 4) связано с древней узелковой письменностью (80), и развязывание узлов на верёвке означало стирание с неё всякой информации и возвращении в изначально чистое состояние. В этот миг и наступает сокровенное единение — момент мистической соотнесённости всего со всем и проникновения человека во все вещи мира, которые единятся в Дао.
И всё же Дао остаётся над человеком и никоим образом не может быть затронуто им. Оно навсегда останется сокровенно-отдалённым началом. За свою всепроникаемость в вещи и в то же время абсолютную независимость от них и ценится Дао в мире.

57

Чаще всего фразу (1) переводят так: Управляй государством с помощью справедливости (чжэн). Однако комментарии Ван Би показывают, что речь идёт не столько о справедливости, сколько о строгости, Жёсткой прямоте, которая приводит к негативной ответной реакции у народа. Примечательно, что весь этот параграф уже во IIв. понимался как указание к всяческому ослаблению сознания, или мудрости, народа, которое порождает обман, ловкость, воровство. Чисто макиавеллиевский принцип ослабления, уничтожения желаний у народа здесь приобретает иной ракурс: надо бороться не с желаниями людей, не с их обманами и изворотливостью, т.е. не с ветвями, но с корнями. А корни эти представляют собой избыток жизненных побуждений и алчных желаний у тех, кто стоит наверху. Поэтому управление народом, безусловно, сводится к внутреннему совершенству того, кто им управляет (15–22).
Строгость и хитрость приемлемы для решения многих дел, но это удел обыденного сознания. К мудрецу же всё приходит в тот момент, когда он превосходит всякое действие. Любой акт — будь то издание законов или использование оружия — есть вмешательство в естественный мировой поток, и самое благое побуждение оборачивается своей негативной стороной. Не мешать людям быть самим собой — уже величайшее достижение, дать воле свободно проявляться и следовать потоку мировых трансформаций — это и есть путь к истинно светлому лику изначальной простоты. Даже новые вещи, по мысли автора, вредны, так как смысл старых ещё не исчерпан.
Смысл фразы (4–5) весьма тёмен, и она может иметь несколько трактовок. Ряд комментаторов (Хэ Шаньгун, Чжан И) придерживаются версии, что смысл выражения из него же самого раскрывается в пассаже (6-13), который следует непосредственно за этой фразой. Но судя по структуре текста, пассаж (1–5) является значительно более ранним,а остальная часть параграфа, возможно, была создана в качестве комментария к нему. Это означает, что выражение из него же самого говорит о неком Высшем Начале, которое дарует мистическое Знание о самом себе и которое здесь никак не обозначено. К тому же, это может свидетельствовать и о крайней архаичности пассажа, когда Высшее Начало лишь мистическим образом ощущалось, но оставалось анонимным и не обозначалось, несколько позже будучи поименованным как Небо, Дао, Ма терь и т.д. Высшее Знание даётся как непосредственное интуитивное приобщение к Высшему Началу, для этого не требуется никаких посредников в виде объяснений, книг, обучения или чего-то иного.
Искусность людей (10) означает как достижение высшего мастерства в ремесле, так и хитроумие, излишнее мудрствование, что естественно приводит к неправедным делам (в других вариантах: делам удивительным, деяниям необычным, уловкам, ловкачеству — ци у). Возможно, что первоначально эта фраза представляла собой фольклорную поговорку и не носила негативного оттенка: Чем более искусны люди, тем больше рождается деяний необычайных. Однако в лаоистской среде она стала означать вмешательство в природную естественность человеческим хитроумием, а значит, и нести оттенок осуждения. Примечательно, что Сыма Цянь характеризовал смысл учения JIao-цзы именно словами этого параграфа: Я пребываю в недеянии, а народ сам преображается…
Бошу (21–22): Я желаю нежелания, а народ сам опрощается.

58

Недеяние, к которому даосы призывали истинных правителей, внешне может напоминать пассивно-отстранённое правление. Но лишь в этом случае оно не вредит народу. Жёсткие меры ведут же лишь к обнищанию народа, так как государство перестаёт следовать Дао. Тогда любое благое дело оборачивается негативной стороной, и образуется безысходно замкнутый круг, в котором несчастье одних становится успехом других, и наоборот. Лишь недеяние, обнаружение в вещах и во всяком действии золотой середины предотвратит переход поступков в свою противоположность. В этом и должно заключаться мастерство правителямудреца.
Можно предложить другой перевод характера власти, то есть правителя (1): глуп и некомпетентен. В любом случае, это вызов идеалу конфуцианского правителя — строгого, церемонного, придерживающегося множества ритуальных уложений, постоянно так или иначе проявляющего себя то гуманностью, то подавлением смут. Но даос не виден — не слепящ.
Мир крайностей неизбежно ведёт к несчастью, избыточность — к утрате всего. Эта мысль в дальнейшем помогла ассимилироваться на китайской почве буддизму, провозгласившему, что жизнь — это величайшее несчастье, а причиной этого несчастья является привязанность к жизни. Способствовала проникновению буддизма в Китай и идея о неком воздаянии Неба, проскальзывавшая в даосизме, хотя и в крайне неоформленном виде (79). Мысль о кармическом воздаянии и перевоплощении сополагалась с идеей о возвращении вещей к своему истоку и обновлении благодаря следованию Дао.
Бошу (5):
фраза отсутствует.

59

Выражение служение Небу или поклонение Небу — ши тянь (1) вызывало споры уже у древних комментаторов, в частности, высказывалось предположение, что под Небом подразумевается Я. Таким образом, вся фраза приобретает иной оттенок: В служении людям и пестовании самого себя ничто не сравнится с воздержанностью. Этой версии придерживается и ряд современных исследователей [10, 115].
Воздержанность имеет очень широкое поле значений в древнекитайском языке, в том числе бережливость-экономия и отсутствие расточительности, а также и соблюдение определённых правил жизни. В данном случае воздержанность — это прежде всего даосское самосокрытие мудреца, ведущее к предельной внутренней концентрации могучего жизненного импульса, т.е. Благости. Предел положен только вещам. Достигая предела, они переходят в свою противоположность. В связи с неизменчивостью Дао оно лишено трансформаций (хотя весьма мобильно и податливо), и потому отсутствие в нём предела делает его всемогущим. Само же Дао и есть предельное состояние всех вещей.
Мудрец, накопивший в себе Благость и ставший идентичным с Дао, также беспределен и внесмертен (смерть — предел жизни, и наоборот).
Это — один из параграфов, где Дэ обнаруживает свой энергетический облик, что видно как из самого текста, так и из комментариев Ван Би. Благость можно аккумулировать, сосредотачивать, при этом прозревая как бы её изначалие, её исток — корень, не отвлекаясь на внешние проявления — ветви. Именно аккумулирование Дэ в избытке (6–7) позволяет воплотить в человеке правителя — властителя над людьми.
Иногда фразу (1–4) считают парадоксальным высказыванием, распространённым в народе, и переводят так: Правя ли людьми, служа ли Небу, лучше всего быть крестьянином. Тот, кто является крестьянином, тот рано одевается [51, 59]. В данном случае крестьянин становится символом огромного напряжения, непрестанного труда, повседневного подвижничества в своём деле. Стоит ему лишь прекратить работать,— и его Ожидает голодная смерть. Равно и мудрец не может не исполнять своей миссии. Во фразе (3–4) трактовка иероглифа фу даст нам вариант: Тот, кто воздержан, способен повиноваться (последовать) Дао с самого начала.
Лишь наделённый высшей Благостью, полученной от Дао, может владеть государством (12), то есть взвалить на себя и вынести всё бремя государственных дел. Речь идёт не столько о собственно обладании или управлении государством, сколько о выполнении некой вселенской миссии гармонизации этого мира. В древности понятие го (государство) имело более широкий смысл — удел, на который распространяется власть или Благость правителя, а следовательно, под обладанием государством подразумевается осеменение мудрецом своей Благостью всего мира, а не какой-то конкретной страны.
Это подтверждает и выражение (13), говорящее о Матери государства, то есть о том начале, которое стоит у истока правления этим миром вообще — о Дао. Ибо Матерь государства, безусловно, означает Матерь мира — само Дао. Дао не только глубинно, но и предельно широко, распространено повсеместно. Именно этот смысл заключён в сентенции (15–16), которая в дословном переводе звучит так: Это зовётся глубокими корнями, которые идут в стороны (гэн), и крепкими корнями, которые идут вглубь (ди).
Бошу (3–4):
Лишь воздержанность приносит раннюю [готовность следовать Дао].

60

Чтобы сварить мелкую рыбёшку, достаточно лишь окунуть её в кипящую воду — процесс приготовления несложен и почти незаметен. Но здесь важно и не переварить, не познав меры.
В мыслях о взаимодействии мудрецов и духов скрещивается архаика веры в мощь духов и философия Дао. Последняя уже побеждает, и Дао оказывается выше духов, поскольку оно стоит над добром и злом, над вредоносной силой духов. Не причинять зла действиями — уже великая польза. Духи способны вредить злом, мудрец — желанием совершать добро, которое тоже является вмешательством в естественный ход событий.
Оказывается, духи и мудрецы едины в своей природе, соотносясь между собой как мир людей и мир нелюдей, мир внешний и мир внутренний. Их Благость сочетается или, что полнее по смыслу, совокупляется (цзяо). Не стоит человеку сторониться мира духов, но и нельзя бороться с ним, так как духи, равно как и мудрецы, ведут к восхождению к Дао.
Мудрец не только не страшится духов, но способен даже сочетать, единить (цзяо) с ними свою Благую мощь (10), являя тем самым свою безраздельную власть как над материальным, так и над тонким миром. Не изменит эту идею и другая трактовка фразы: То к ним целиком (цзяо) возвращается вся Благая мощь. Идеал правителя и мудреца — человек, стоящий, равно как и Дао, над миром духов, находящийся благодаря своему величию, своей Благой мощи вне его. Он выше их и, более того, именно такой мудрец гармонизирует собой весь мировой порядок.
Эту мысль высказывал и Чжуан-цзы, утверждая: Боги и духи не вредят ему, четыре времени года соразмеряют друг друга…и всё живущее избегает безвременной смерти. Таковы манеры великого правителя — истинного, но вечно потаённого властителя людей (36, 60, 63, 64): мягкость, извечная деликатность, неприметность и даже отсутствие всякого действия. Это жизнь, преодолевшая сам момент проживания как действия и саму смерть как окончание действия. Это жизнь, прожитая завтра.
Бошу (8):
то и мудрецы не вредят.

61

Сравнение государства с низовьем реки и самкой напоминает нам о следовании Дао, несущем ярко выраженный оттенок пассивного, сокрытого начала инь. Об этом же говорит и символика воды, связанная с непостоянством форм Дао. Спокойствие — это прежде всего погружение внутрь событий и нахождение корня всякого действия. Деятельная активность оборачивается хаосом и ведёт к вражде, противостоянию, войнам, в то время как даосы проповедовали победу через мягкость и податливость. Вопрос о присоединении государств был весьма актуален в эпоху Борющихся царств, когда был создан Дао дэ цзин, и обычно разрешался путём создания военных альянсов двух государств против третьего. Это разоряло как побеждённых, так и победителей. Даосские мудрецы предлагали в качестве основного метода дипломатическое урегулирование, где инициатива исходит от большого государства, которое внешне проявляет податливость, а на самом же деле лишь набирает внутреннее могущество. Важнейший принцип даосских мудрецов — Побеждай податливостью, через покой преодолевай активность, а через мягкость — твёрдость — в китайской культуре приобрёл не только политико-государственный, но и общечеловеческий смысл.
Жизнь приобретает оттенок эстетически-возвышенного ускользания, податливо-женского начала, имеющего возможность давать жизнь новым вещам и явлениям и оберегать самоё себя. Здесь берёт своё начало особый характер китайской эротики, где женщина выступает в качестве священного носителя изначальной истины, дающего советы даже императорам о пользе и смысле сексуальных контактов, которые ведут к единению с Дао.
Подчинение одного государства другому — это не только способ выживания, но ещё и высочайшая мудрость самоутверждения и, более того,— победы. Ведь самка одолевает самца именно своей податливостью, подчинённостью, а единение через совокупление ещё не означает их абсолютного уравнивания и слияния. Единясь как физически, так и мистически, они порождают нечто третье — Благую мощь.
Вторая и третья фразы в тексте Ван Би переставлены местами, а так как иероглиф цзяо — сходиться трактуется так же, как и совокупляться (Где совокупляется вся Поднебесная), то сентенция может получить совсем иное осмысление, близкое по духу к ранней даосской традиции, где мир представлялся как величественное созвучное совокупление всего со всем, неутомимого самца и всеобщей самки:
Великое государство подобно низовью реки и самке Поднебесной, совокупляющейся со всей Поднебесной.

62

Добро (шань) выступает как мера внутренней красоты человека в отличие от внешнего украшательства, которое, по мнению даосов, лишь отвлекает человека от следования Дао.
Но есть то, что стоит выше добра и облагораживает даже злых людей. Это — Дао, любовно и сокрыто пестуемое добрыми людьми и распространяющее свою Благость даже на злых благодаря своему индифферентному отношению к добру и злу (5). Дорога к пониманию Дао открыта вс&м, даже злым, которые, постигнув Великий Образ, автоматически избегнут зла благодаря нейтрально-ускользающему характеру Дао. Красота слов и благородство поступков, таким образом, ещё не определяют истинной благости человека и являются лишь внешними, и, возможно, наигранными качествами, но не свойством просветлённой души.
Наоборот, яркость выездов правителей, блеск драгоценных нефритовых колец — символа знатности и власти, лишь отдаляют человека от понимания внутренних пружин мира. Дао возможно понять не через поступки, но, не сходя с места, в акте интуитивного и непосредственного прозрения (47), ибо Дао одновременно и коренится в человеке, и бесконечно превосходит его.
Фраза (5) имеет несколько трактовок при переводе и долгое время правильной считалась следующая: Прекрасные поступки могут вознести человека над другими. Но это в принципе противоречит лаоистскому идеалу коммуникации между людьми, когда мудрец ставит себя позади всех. Безусловно, здесь речь идёт именно об уважении к мудрецу со стороны других людей — это и есть норма взаимоотношений между мудрецами и обычными людьми.
Дао не просто всеразвёрнуто, оно одновременно является и мистическим центром всего Космоса — в данном случае иероглиф ао в первой фразе может пониматься и как хранилище, и как сокрытый центр. В древности таким иероглифом обозначали алтарь или кумирню, которая понималась как место схождения Неба и Земли, их мистического соприкосновения. Соответственно, человек, находящийся в таком сакральном центре, принадлежит в равной степени и небесному и земному, и небытийному и посюстороннему.
Но что есть человек, в котором нет добра (бу шань), для Лао-цзы? Это отнюдь не злой, не низкий человек, это лишь тот, в ком отсутствует момент внутреннего пестования самого себя, волевой импульс к достижению Дао. Мудрец не мыслит обыденными категориями добра и зла — для него это лишь болезнь сознания, его разделённость, привязанность к миру бытия. Добро для него — категория космического порядка, неизменный спутник Благой мощи. Не злых делать добрыми, не жестокосердных — гуманными, как призывали Конфуций и Мэн-цзы, но всем без исключения ненавязчиво и неприметно указывать путь к достижению Благой мощи, то есть приобщать людей к высшему добру,— такова миссия мудреца.
Три князя или три сановника (сань гун) (7) в эпоху Чжоу, когда был написан трактат, занимали самые высокие места при правителе и жили подле него во дворце. Это были: тайши — наставник императора, тайфу — наставник двора при персоне несовершеннолетнего императора и тайбао — попечитель правителя, обычно отвечавший за ритуалы. С эпохи Хань три сановника хотя номинально и занимали высокое положение в обществе, реальной властью уже не обладали. Выезд императора и трёх князей был великолепен: на четвёрку лошадей надевалась сбруя из драгоценных нефритовых колец. Таким выездом обладали лишь эти четыре персоны.
Поэтому трём сановникам как обобщающему типажу для всех роскошествующих противопоставляется тот, кто ничего не делает — достигает Дао, не сходя с места. Существует и другой смысл этой фразы. В древности иероглифом цзинь (следовать, идти вперёд) обозначались особые дары, которые преподносились простолюдинами людям более высоким по рангу. Поэтому вся фраза может переводиться так: Не сравняться с тем, кто [принимает] дары Дао, не сходя с места (дословно: сидя). Перед нами весьма редкий случай, когда достижение Дао расценивается как мистический дар.
Бошу (1):
Дао — это то, куда изливаются (стекают) все вещи.

63

Здесь, как нигде ярко, выражена мысль прорастания Дао с той абсолютной и неизменной неизбежностью, как дерево прорастает из семени. Вечное обращение вспять, осуществление того, что даже непредположимо и есть сверхдействие, абсолютно равное недействию (2). Свершение вне деяния — это, скорее, не рецепт жизни, но особая стилистика поведения мудреца, обусловленная внутренним настроем, полученным от следования Дао. Важен не напряжённый и изматывающий труд, но делание вовремя, делание, когда ещё ничего нет, а следовательно, не требуется и никакого напряжения. За зло воздавай Благостью (5)— альтруистическая мысль, широко распространённая в ранней китайской философии, встречается она и у Конфуция (см. 16, 1336).
Этот параграф по смыслу и по многим фразам сходен с 64. Единственный способ действовать недеянием — это начинать свершения тогда, когда мир как таковой существует лишь в потенции, в своём преддверии, т е. в состоянии Беспредельного. Именно в этот момент мудрец подключается к делам и следует их развитию, не прилагая никаких усилий к их свершению. Трудности же возникают в момент изменения естественного хода событий.

64

Действие в преддверии всякого события, да и мира вообще с полным правом может считаться недеянием. Нужно действовать до действия — и это будет недеянием. Важно заметить исток любого явления, дабы искоренить замутняющие разум желания ещё в самом начале.
Для строительства высоких башен, состоящих из нескольких уступов-террас, использовалась особая глина, для которой в течение нескольких месяцев просеивался мельчайший песок. Постепенно из неоформленной мельчайшей массы возводилось грандиозное сооружение, которому было предназначено стоять века. Поэтому каждый момент жизни должен быть осмыслен в перспективах его развития, проникнут волевым импульсом и, отслеживающим всякое действие человека, делая его жизнь наполненной. Важный совет правителю заключается в том, чтобы править, то есть приводить государство в гармонию с мировым порядком ещё до того, как там воцарится смута и Дао будет окончательно утрачено. Смысл жизни мудреца заключается в направлении всех людей по пути естественности присутствием своей Добродетели в этом государстве. Он не должен отдавать предпочтения какому-то учению, ставящему пределы осмыслению мира, или быть захваченным потоком желаний, которые поведут его по пути деяний и стяжаний.
Для лаоистов кардинальную важность приобретает ощущение особой трепетности перед самой мистерией жизни, осторожности перед поступком: ведь каждое действие оставляет след в вечности. В трактате Сюнь-цзы рассказывается о том, как Ян Чжу стоял в слезах у начала дороги: он никак не мог решиться сделать первый шаг, ибо, ошибившись в первом шаге, он мог в конце пути отклониться на тысячи ли! Кстати, это явный намёк на знаменитую фразу этого параграфа (9). Трактат Хуайнань-цзы так прокомментировал его поведение: Ян-цзы (Ян Чжу) взирал на дорогу и был в слезах, ибо он мог пойти на юг, а мог пойти и на север. Мо-цзы, увидев, как ткут шёлковую нить, также залился слезами, ибо нить могла выйти чёрной, а могла выйти и белой. Вот оно — ощущение того, что находишься у самого истока, у самой завязи жизни, и здесь рождение всего многообразия мира. Это и боязнь повредить своей внутренней природе, как говорили комментаторы этого случая. В начале пути царствует абсолютная свобода выбора, но дальше уже приходится идти по тому пути, на который встал.
Даос чужд великих целей, он ценит лишь преддверие, виртуальное, нереализованное в этом мире (1). Он сам живёт на этой грани пред-бытийного. Символика прорастающего древа — полнокровного или древа, которое с трудом охватишь руками, есть сам знак прорастания жизни из небытия, из мельчайшего, из семени (7), поэтому ценна именно эта завязь, в то время как взор обычных людей услаждает лишь её реализация — великая башня, огромное дерево. Истина в том, что надо научиться ценить малое, как учили даосы, узреть малое в великом и обнаружить недостижимомельчашее в неохватно-огромном. Истинное стремление — это всегда шаг к началу вещей, а не к их расцвету, ибо расцвет, по сути, уже есть их умирание. Всё это проникнуто нежеланием — бесстрашным стремлением к вовек недостижимому, что, по сути, представляет собой рецепт даосского самосовершенствования.
Поскольку понятия ошибка и проходить мимо обозначались одним иероглифом (го), возможно несколько трактовок фразы (21): Были противоположны людским ошибкам, Исправлял ошибки людей, Возвращались к тому, мимо чего прошло множество людей.
Бошу (8):
используя мириады вещей для достижения естественности.

65

Знание — лишь миф, отвлекающий народ от его основных занятий, и оно в данном случае противоположно естественному ходу событий. Тонкий расчёт и планирование создают иллюзию управления, власти над вещами, в то время как правитель сам попадает в плен вещей и обстоятельств. Анти-знание (19, 71) означает непосредственное заимствование высшей мудрости Дао, в то время как человеческое знание — не более чем изобретательство, затемняющее изначальную простоту вещей.
В комментариях Ван Би невежество рассматривается как непосредственное следование естественности и Дао, а следовательно, как идеальное состояние космической души человека. Не случайно в 20 Лао-цзы говорит: У меня ум невежды — столь замутнён. Когда правитель отказывается управлять государством с помощью знания, т.е. силового вмешательства, становится невеждой, не используя никаких искусственных способов принуждения, он начинает следовать Дао и позволяет явлениям развиваться самим собой, управляя ими неявленно, из нижней позиции (61). Таким образом, истинная Благость всегда сокровенна, то есть не видима для стороннего наблюдателя. Она кажется страшно отдалённой от нашего мира, который оперирует лишь осязаемыми вещами. Поэтому Благость представляется чем-то внутренним, противоположным внешне-вещному началу мира, но абсолютно равным истине (12–13). Лишь после понимания этой невидимой стороны Благости можно прийти к Великому Следованию, т.е. Дао. Понятие Великого следования (дашунь) многое раскрывает в концепции Лао-цзы. Прежде всего, путь мудреца заключён не столько в понимании или узнавании о Дао, сколько в чистом следовании естественному закону. Само же это следование проявляется. в посюстороннем мире как Благость, и мудрец — это носитель Благости, глаголящий о мире истинном, но невидимом.
Первые строки, возможно, направлены против программы философской школы моистов, предлагавших чисто практический путь решения всех проблем государства через просвещение народа. Идеалом древности всегда останется мудрец, сберегающий знание в себе, а не демонстрирующий его простолюдинам, которые всё равно будут не способны воспользоваться им (1–2). Истинное знание — не наносное, не книжное, но всегда не видно и из-за этого элитарно.
Образчик (9) понимается как нечто неизменное в традиции. Собственно говоря, это и есть традиция, передаваемая с древности до современности. Не случайно древними комментаторами образчик понимался как способ действия (26; 25], тождественность тому, что было раньше [11].
Бошу А (1):
Говорили, что те, кто практиковал Дао…
Бошу Б (1):
Древние, кто практиковал Дао…
Бошу (5–8):
Поэтому просвещающий государство знаниями разрушает его.
Несведущий, как просвещать государство, принесёт Благость в страну.

66

Мотив тёмного или скрытого управления людьми вытекает из ненасильственного характера властвования Дао над миром. Мудрец всегда занимает нижнюю позицию, уподобляя себя Дао (61). В китайской традиционной речи часто встречаются самоуничижительные обороты, когда говорящий сравнивает себя с кончиком осенней паутинки, зёрнышком риса, москитом, пытающимся бить в колокол, богомолом, желающим перевернуть гружёную телегу, что соответствует поведению истинного мудреца, никогда не проявляющего своего превосходства над собеседником.
Мягкостью и душевной щедростью (хотя его разум — тёмное зеркало для людей — 10) он завоёвывает себе сторонников и друзей, проповедуя полную бесконфликтность своим недеянием.
Версии Кондо и Усами не используют слово мудрец во фразе (8).
Бошу А (8-10):
Вот почему он находится впереди, но не вредит народу.
Стоит над людьми, но не бывает им в тягость.

67

Во фразе (1) намеренно подчёркивается выражение моё Дао, что вызывало многочисленные споры в научных кругах, поскольку, по лаоистской концепции, личное обладание Дао невозможно. Существуют, по крайней мере, два толкования этой фразы. Прежде всего, в тексте стоит иероглиф во — я или мы, характерный и для современного языка, в то время как в других местах (69, 70) используется иероглиф у в
том же значении. Поэтому, возможно, эта фраза представляет собой привнесение, скорее всего, поговорку из устной традиции, что подчёркивается и самим построением параграфа.
Можно допустить и другое объяснение, обусловленное скрытой полемикой с конфуцианцами. У Конфуция и его последователей термин Дао обозначает не столько объективный, универсальный Путь, сколько моральный, этико-нравственный Принцип, а зачастую и просто нормативные правила поведения. И потому сенценцией моё Дао велико и ни на что не похоже автор трактата противопоставляет универсальное, ни с чем не сопоставимое мистическое осознание Пути у даосов узко-ограниченному, мирскому пониманию Дао у конфуцианцев.
Одиночество и неповторимость Дао (25) не позволяют уподобить его какой-то конкретной вещи, оно всегда будет превосходить любую физическую данность. Этим и объясняется то, что Дао нельзя описать словами (1) или даже намекнуть на него. Если бы Дао было сопоставимо с чем-нибудь, то вряд ли оно могло бы претендовать на эпитет Великое и стало бы обычным малым, а то и едва приметным явлением. Здесь слышится отголосок какой-то полемики автора Дао дэ цзина с теми, кто говорил о ни на что непохожести, непривычности и труднопонимаемости его учения, порвавшего с культом духов и даже Небо понимавшего как производное от Дао.
Великодушие или сострадание (цзы)— это важнейшее душевное качество человека, который реализовал полноту своих природных свойств. Великодушие — это и момент полной соотносительности человека и вещей, абсолютной взаимосвязи всего со всем, что и ведёт к пониманию Единого Дао. Это исключительно сакральное чувство, так как Дао великодушно позволяет вещам развиваться самим по себе. Всякое проявление активного действия — храбрости, щедрости, тяги к власти должно подкрепляться своей оборотной, внутренней стороной — великодушием, бережливостыо, самоумалением. Совет Лао-цзы властителю государства, которого он архаично именует господином (ритуальных) сосудовт.е. первожрецом, звучит тактично, но властно: мудрец правит исподволь, не зовёт к себе, но ждёт, пока к нему придут люди, не ломая их, но лишь тонко направляя к Дао (66).
Бошу А (5):
Я постоянно обладаю тремя сокровищами.
Бошу Б (5):
Я постоянно обладаю тремя сокровищами, кои храню и дорожу.
Бошу А (12):
могу стать господином всех дел.
Бошу А (14):
фраза отсутствует.
Бошу А и Б (19–20):
Если Небо завершает человека,
то я укрепляю его своим великодушием.

68

Не был ли автор трактата профессиональным стратегом, на что указывают 44, 68 и 69? Его мысли в полной мере пересекаются с идеями таких знаменитых воителей как, Сунь-цзы, У-цзы и Чжугэ Лян. Они впервые поднимают вопрос об умении использовать людей (6) в боевой практике, находя каждому человеку именно ту сферу, в которой он может полноценно проявить себя. Война для даоса — лишь одна из сфер приложения искусства Дао, поэтому мудрец, представляющий собой предельную концентрацию сакрального умения, может приложить себя на любом поприще.
Примечательно, что военные советы незаметно перетекают в рассуждения об искусстве использования людей — довольно болезненном вопросе на протяжении всей древней истории Китая, соприкасающемся с практикой назначения чиновников на местах. В метафизическом смысле, лишь Дао — высшее искусство, которое не только создало мир, но и приводит его в гармонию. Умелость — это атрибут настоящего мудреца, так как он полностью тождественен Дао, а умелость Дао заключается в моментальном самоустранении, самопотере в момент достижения цели. Таким образом бой выигрывается без сражения, ибо нет одного из соперников, а люди следуют за мудрым правителем, по сути, не видя, за кем идут (17), и считая, что осуществляют действия по своей воле. Использование людей базируется на принципе, схожем с военной тактикой: поддаться, а затем взять верх. Полководец не нападает, а действует от защиты и тем самым сохраняет пассивное недеяние.
Предел древности (7) обычно трактуется как закон или принцип.
Здесь — игра иероглифами и смыслами. Ши в (1) может переводиться и как воин, солдат, и как муж. Таким образом, в этой однозначности символов мужа и воина вырисовывается идеал истинного человека — даоса. Он обладает высшей умелостью, несопоставимой с обычными навыками людей, которые достигаются в процессе долгих тренировок. Его умелость — не от мира сего, она равняется самой небесной Благости. По сути, перед нами — описание духовного статуса правителя людей — не гневливого, ускользающе-незаметного, следующего не своим желаниям, но идеалу древности.
Составитель текста, стремясь соблюсти единый ритмический строй и даже рифму фраз (1–3), оставил фразу (3) нарочито оборванной. Существуют два варианта реконструкции: не затевает [с ним спор] и не вступает [с ним в поединок].
Весь пассаж (1–4) представляется крайне архаическим, бытовавшим, возможно, на уровне поговорки, и таким образом, отрывок (5–7) является типично лаоистским комментарием к более древнему фольклорному высказыванию.
Бошу А (6–7):
Это зовётся использованием людей.
Это зовётся Небом и Пределом древности.
Бошу Б (6–7):
Это зовётся использованием людей.
Это зовётся следованием Небу и Пределу древности.

69

Цунь (ок. 3,2см.) и чи (ок. 0,3м.)— традиционные китайские меры длины.
Война, в представлении даосов,— это восстановление изначальной гармонии мира, но вестись она должна даосским способом — самоустранением. Противнику предоставляется главенствующее положение, что заставляет его раскрыть планы, исчерпать силы, ударить в пустоту,— одним словом, обнаружить себя как действующее начало. Умелый полководец противостоит движению покоем и поэтому побеждает с наименьшими потерями. Естественно, что принцип боя как предельно экстремальной ситуации экстраполируется и на обыденную жизнь, где, в принципе, действуют те же законы, поэтому данный параграф — далеко не обычный совет, как вести войну. Лёгкий противник отнимает силы, так как не заставляет работать сознание и не приводит к самореализации. Более того, слабый противник требует применения именно активной силы, что является нарушением закона о следовании Дао через покой и слабость. Истинный полководец не столько тот, кто умело строит войска и ведёт наступление, но тот, кто способен сделать то, что в рамки обыденного сознания не укладывается, свершить то, что, по сути, не может являться действием (4–7). Но это — действие через силу, и здесь нужна особая осторожность, внутренний такт, дабы не нарушить войной естественный ход вещей.
Для Великого Мастера поединок — великое несчастье (8–9), ибо его мастерство имеет иную миссию в этом мире. Война, в представлениях даосских стратегов, ведётся именно в интересах народа, приводя его в гармонию с Дао.
Существует устоявшийся перевод фразы (4), который звучит следующим образом: Это зовётся продвижением вперёд, не имея дороги, что, в сущности, не совсем верно. По-китайски, фраза звучит как син у син, то есть представляет собой два одинаковых иероглифа син, разделённых отрицанием у. Поэтому приведённый здесь перевод продвижение вне движения ближе к оригиналу и по структуре, и по смыслу, поскольку соответствует даосской концепции наиболее эффективного действия вне действия, не прилагая никаких усилий. Если же принять во внимание общий военно-стратегический характер параграфа, то эта фраза может звучать как продвижение вне строя или движение без диспозиции. Эта игра смыслов, где философско-мистическое пересекается с мирским, думается, заложена изначально для сближения сакрального и профанного.
Какие же сокровища (10) имеет в виду мудрец? Речь идёт о трёх драгоценностях, упомянутых в 67. Лаоцзы интересует здесь, конечно же, не столько тактические наставления в поединке, сколько удивительно точное взаимосоответствие между поведением и манерой мышления умелого воина и мудреца: в нём превалирует слабость и избегание над силой и прямым столкновением. Обычный боец смотрит на бой как на удачную возможность доказать свою силу, покрыть себя славой и, может быть, даже занять неплохую должность. Благодаря своим воинским успехам он хочет быть хозяином. Великий воин, равно как и великий муж (напомним, что они обозначаются одним иероглифом ши) уступчив этому миру, не нападает, но защищается — он лишь гость (2). В этом — проявление высшего милосердия, сожаления (12), ибо великий воин никогда не смотрит на своего противника как на возможность легко добиться успеха, но уважает саму мистерию всякой жизни и выходит на битву всегда с чувством милосердия, которое является выражением Благости — Дэ.
Ван Би (Некогда две враждующие стороны вступают во взаимоусиление (взаимодополнение)…

70

Перед нами — безусловно, слова проповедника: сам строй параграфа передаёт оттенок устного речения, обращения к ученикам, а может быть, и к самому себе. Парадокс Лao-цзы заключался в том, что в чистом виде его учению мало кто следовал, и в этом смысле сомнения, выраженные здесь, оказались пророческими. Его мысль, вероятно, оказалась слишком сложной, а может, и ослепляюще простой; и основной массе тех, кто называл себя даосами, было невозможно понять её. Поэтому, хотя практически во всех даосских школах Дао дэ цзин высоко ценился и повсеместно цитировался, даосизм как таковой приобрёл направление либо социально-политической доктрины управления государством, либо оккультно-мистического учения достижения бессмертия. Многие последователи даосизма, выходившие из среды простого народа, были слишком сиры, убоги духом и знанием (6), чтобы осознать мысль о слиянии с Дао исключительно путём трансформаций духа и принятия действительности как символического отражения всепорождающей пустоты. Лао-цзы намекает, что при этом нужны и определённые врождённые способности. Его слова, хотя сам мудрец и понимает их относительность (56, 1), подразумевают под собой врата к метафизической глубине мира: ведь они имеют предка, равно как и все поступки имеют за собой некое определяющее, господствующее начало, т.е. Дао.
Таким образом, в мистической философии Лао-цзы не столь важно, что говорится, сколь, кто говорит. У Лао-цзы за словами-символами стоит предок, он ощущает, опознаёт его. Слово превращается из пустого набора звуков в знак и указатель внутреннего бытия культуры духа. Невидимость Дао для стороннего наблюдателя приводит к мысли о тайном, или спрятанном, характере мудрости даоса (9-10). Отсюда берёт начало и характерный облик китайских совершенномудрых, которые носили рваные хоЛщовые одежды, всклокоченные волосы и бороды, отличались непредсказуемостью поступков, иногда были калеками и т.д. Этот внешне отталкивающий образ как бы намекает, что. за ним скрывается абсолютно противоположное начало — духовная глубина и душевная красота. Простота снаружи, одежды, покрытые пылью сотен дорог, пройденных даосом, и чистота души понимаются как абсолютная величина жизни. Истинный мудрец похож на Дао — драгоценность под грубыми одеждами, мудрость под простотой слов, великий звук за неизбывным молчанием. Так, дословный перевод фразы (9-10): Мудрец рядится в холщовые одежды, но прижимает к себе (вбирает вовнутрь) яшму.
Учение Лао-цзы парадоксально — его истина находится здесь, совсем рядом, именно о этом мире. Её можно достичь духовным преображением, не уходя в инобытие, подобно буддийской нирване. Но именно эта обыденность и смущает многих людей. Они стремятся к сверхобыденному, забывая, что мудрецы ходят в обычных холщовых одеждах. И именно поэтому самое простое оказывается для людей самым сложным. Они привязаны к словам, к вербальным объяснениям, ожидая, что им расскажут рецепт того, как достичь истины, точно и полно обрисуют все этапы этого пути. Но парадокс в том, что никакого пути к истине в учении Лао-цзы нет,— существует лишь мужественное, безраздельное и в чём-то безрассудное следование за учителем вне слов, вне объяснений и даже вне достижений.
Бошу А (5):
Мои слова имеют господина, дела имеют предка.

71

Самая большая ловушка для сознания — уверенность в незыблемости и постоянстве своих знаний. Истинное знание незаметно, ибо оно интуитивно. И здесь даосское понимание знания как внутреннего чувства всеобъемлющей мощи Дао противостоит обыденному знанию как накапливанию информации или конфуцианскому знанию ритуалов. Мотив антизнания и антимудрости вытекает из важнейшей функции Дао — развиваться вспять (40) и творить мир именно через самосокрытие или самопотерю, ставя вместо себя предметы и любые конкретные формы. Таким образом, антизнание — это понимание Дао, а знание — это понимание видимых явлений и предметов; не случайно даосы выступали против всякого мудрствования (19). Даосизм как бы переворачивает мир, меняет местами его знаки и тем самым устраняет трудности. Парадокс заключён в том, что истинной перемены не происходит, ибо всё сводимо к некому Единому, где понятие бинарных оппозиций утрачивает свой смысл.
Такой подход к антизнанию, к состоянию внезнания как к критерию высочайшей чистоты сознания делает правомерной и другой перевод сентенций (1–4): Знать, находясь во внезнании,— вот высшее достижение. Не знать постижимое — вот где заключены трудности. Главная трудность коренится именно в стремлении что-либо узнать, достичь какого-то определённого объёма знаний, что на самом деле весьма далеко от постижения истины, то есть от высшего Знания, равного внезнанию. Тогда и возникают трудности, огрехи, болезни сознания (именно как болезнь дословно переводится иероглиф бин, трактуемый нами как трудность). Это прежде всего утрата единства с миром и приход ко внутреннему расколу.
Достаточно лишь устранить эту болезнь — единственную главную трудность (6), мужественно отречься