Луиза Бей — Мистер Мейфэр

Формат документа: doc
Размер документа: 1.24 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Автор: Луиза Бей

Книга: Мистер Мейфэр

Оригинальное название: Mr. Mayfair

Серия: Мистер

Книга в серии: 1

Переводчик: Наташа П.

Редактор: Ms. Lucifer

Вычитка: Ms. Lucifer, Ведьмочка









Луиза Бей
МИСТЕР МЕЙФЭР


∙ АННОТАЦИЯ ∙

Еще ни одна новость не повергала меня в такой шок — мой парень женится.
Ладно, формально, мой бывший парень. Пару месяцев назад он заявил, что нам нужен тайм-аут, но я все еще считала его своим долго и счастливо.
В любой другой день можно было бы счесть, что его уход навсегда — это худшее, что могло произойти.
Но не сегодня.
Потому что собираются соединить себя узами брака не только мой парень, но и моя лучшая подруга — его невеста.
Они прислали мне приглашение.
Но я туда ни за что не поеду. И мне все равно, что действо будет в прекрасной Шотландии.
Меня не переубедит никто и ничто.
Даже восхитительно красивый незнакомец, который говорит, что поедет со мной.
Даже не смотря на то, что он стреляет в меня лукавой, сексуальной улыбкой.
Но как я могу сказать нет, когда он предлагает мне возможность всей жизни — исполнение моей мечты?
Я выдвигаю условие: он будет моим новым парнем. Ну, то есть, моим ненастоящим новым парнем.
Мне предстоит узнать, насколько это весело — притворяться.

ГЛАВА 1

Бек

— Кевин Бейкон - настоящий говнюк, — сказал я, ударяя ракеткой по маленькому черному резиновому мячику.
Декстер отшатнулся, когда мяч срикошетил в его яйца.
— Что он тебе сделал?
— Это правило шести рукопожатий - полная херня.
— О чем ты? — спросил Декстер, тяжело дыша. Я знал, что надирая его зад, рисковал задеть и его хрупкое самолюбие. Декстер, без сомнения, спишет своё поражение на ту давнюю лыжную травму, на которую до сих пор жаловался. Как по мне, любой лыжник заслуживал каждого полученного повреждения, ибо спуск по склону с непонятными креплениями на ногах может закончиться только одним путем.
— Ну, знаешь, идея о том, что все люди планеты знакомы через шесть человек. Типа знают друг друга...
— Ты не можешь винить в этом Кевина Бейкона. Такое явно придумал не он, — заметил Декстер перед подачей.
— О’кей, раз ты у нас такой педантичный, то Фридьеш Каринти - настоящий говнюк.
— Не могу понять: ты меня обматерил или сказал что-то по-украински.
— Он - венгр, — ответил я, вытирая лоб рукавом. Я измерял физические нагрузки не по сожженным калориям или потраченному в тренажерном зале времени, а по количеству выделенного пота. Кто-то просто обязан изобрести прибор для измерения потоотделения - я бы заплатил за него любые деньги. Насколько мне было известно, именно нагрузки приносили лучшие результаты. — Это он разработал эту дерьмовую теорию. Вычитал из Википедии.
— Черт, — выплюнул друг, когда мяч ударился о штукатурку ниже красной линии, даруя мне победу, которую я ожидал с момента нашего выхода на корт. Декстер проигрывал в сквош только тогда, когда у него были проблемы с бизнесом, поэтому я не собирался особо кичиться выигрышем.
— Ага, теперь понимаю. В чем проблема-то?
Я наклонился и подхватил вышедший из игры мяч, когда тот подкатился ко мне.
— Его теория ошибочна. Я проверил все свои контакты, но так и не смог обнаружить связующее звено с Генри Дауни.
— Ты все еще пытаешься встретиться с этим потомственным миллиардером? — Декстер ухмыльнулся, как будто моя неудача в бизнесе должна была компенсировать его дерьмовое выступление на корте. — Похоже, тебе придется отказаться от идеи.
— Генри Дауни - не просто потомственный миллиардер. Он - потомственный миллиардер, который стоит между мной и девятью с четвертью миллионами фунтов, и я не собираюсь отказываться от таких денег. Я связался с каждым своим знакомым, но остался с пустыми руками. Мне казалось, что кто-то по-любому должен был быть с ним знаком. Вот на хрена мне богатые, успешные друзья, если от них никакого толку?
— Нас таких много? Или ты имеешь в виду пятерых самых близких друзей, которые прошли бы ради тебя через огонь?
Он знал, что я шутил также, как я знал, что Манчестер Юнайтед собираются выиграть Лигу чемпионов. Просто совпадение, что парни, с которыми я сблизился еще будучи подростком, были богаты и успешны. Мне было не важно, чем они занимались, потому как они были прекрасными людьми, уж точно лучше моего отца. Я готов броситься в огонь ради них, и они поступят ради меня также. Только из этого не следует, что я не мог посетовать на то, что ни один из них не смог добиться для меня встречи с Генри Дауни, пусть своими жалобами я и напоминал капризного младенца, как смел заметить Декстер.
Я закатил глаза и кивнул в сторону раздевалки. Мне бы принять душ, а потом придумать план.
— Не надо проходить сквозь огонь вместо меня. Мне нужно всего-то, чтобы некто познакомил меня с владельцем собственности, который стоит между мной и десятью миллионами фунтов.
— Ты говорил девять миллионов с четвертью.
— А я уже говорил, как сильно ты меня раздражаешь?
— Пару раз, — ответил Декстер, толкая дверь в раздевалку. — Послушай, если тебе не через кого с ним познакомиться, то почему бы тебе просто не разыскать его и не наткнуться как бы случайно?
Я посмотрел на него спасибо-за-совет-мамочка взглядом.
— Я так и сделал. В прошлом месяце в вестибюле отеля Дорчестер. Он пожал мне руку и свалил, даже не остановившись, чтобы узнать мое имя.
Декстер поморщился, и он был прав. Было неловко. Я почувствовал себя девятилетним пацаном, встретившим Криштиану Роналду.
Я открыл дверцу шкафчика и достал телефон, чтобы проверить сообщения. Два новых пропущенных звонка от Даниэль. Дерьмо. Еще и с этим мне приходится иметь дело.
— Мне удалось получить доступ к его календарю, так что...
— Как, черт возьми, ты это сделал?
— Не спрашивай. Ты должен все правдоподобно отрицать, чтобы, в случае чего, не оказаться в тюрьме.
Как понял я, то получив нужную мне информацию, я нарушил несколько британских законов и пару международных. Оставалось только верить, что оно того стоило.
— Ну, надеюсь, что вы с Джошуа не загремите за решетку.
Я проигнорировал его очевидное предположение, что в этом замешан Джошуа - еще один член нашей брат-за-брата компании. Джошуа обожал взламывать правительственные учреждения забавы ради. Остальные играли в сквош.
— У меня хорошие связи... Кто-то считает меня влиятельным человеком в сфере недвижимости. У меня есть деньги и ресурсы. Если что, то я знаю даже марку туалетной бумаги, которую использует этот мужчина! Но, по всей видимости, этого недостаточно, чтобы добиться встречи.
Случилось бы иначе, будь в моем свидетельстве о рождении имя биологического отца.
— Тебе нужно успокоиться и как следует все обдумать, мать твою!
— Отличный совет, — пробормотал я, просматривая электронную почту. Одно было от Джошуа с маршрутом и расписанием Генри на ближайшие пару месяцев. Я плюхнулся на скамейку и открыл письмо с надеждой обнаружить, что он наконец-то договорился о ланче или встрече с кем-то из моих знакомых.
Но увы. Ничего. Хотя... целая неделя была пустой. Он что, собирался в отпуск?
— Это того типа, у которого ты хочешь купить здание в Мейфэре, верно?
— Да, я владею всеми остальными участками в квартале, кроме одного - самого захудалого из них, и он ничего с ним не делает. Он запущен и идеален к застройке. Его чертовски просто благоустроить.
Там было здание, которым я был одержим с тех пор, как себя помню.
— Ну значит, в худшем случае, ты просто его пропустишь.
Я покачал головой.
— Я не собираюсь ничего пропускать. Я воплощу свою задумку.
Цифры уже посчитаны: без здания Генри такой прибыли не видать. А потери я не принимал. И вообще, дело было не только в деньгах.
В этом доме жила мама, когда узнала, что была беременна мной.
Именно из этого здания ее выселил владелец здания и, по совместительству, мой биологический отец, как только узнал, что она беременна мной.
Когда тот умер, его унаследовал дальний родственник. Я был подростком, когда мама рассказала мне эту историю, и с того момента мне захотелось приобрести это здание. Возможно, я думал, что если буду владеть им (владеть тем, что я должен был унаследовать), то ошибки исправятся.
Что сотру их и начну заново.
Что перепишу историю.
Документ, который прислал Джошуа, я изучил. Зачем Генри заблокировал целую неделю? Он не брал отпуск. Я присмотрелся: М&K. Набрал это в поисковике на телефоне. Что может означать M&K? До меня никак не доходило, пока я прокручивал результаты, чем его мог интересовать мебельный магазин в Уигане или американский ди-джей. У Генри были не просто старые деньги, он носил графский или какой-то такой титул, хотя и не распространялся о нем. Интуиция мне подсказывала, что он не ходит по магазинам в Уигане, и в компанию его друзей не входят ди-джеи.
Я свернул поисковик и уже собирался позвонить Джошуа, чтобы попытаться получить дополнительную информацию, как появилось еще одно письмо с вложением. Открыв его, я увидел дату и M&K. Это было модное электронное приглашение на свадьбу. Очевидно, Джошуа раздирало такое же любопытство, что и меня. Что это за недельная свадьба такая? Жених с невестой и их гости не работают? М означало Мэтью, а К - Карен. С помощью Гугла я выяснил, что с ними не знаком, в чем не было ничего удивительного. Этих ребят можно встретить разве что на поле для крокета: Мэтью был в спортивном жакете и соломенной шляпе. Я понятия не имел, почему скучные выпускники Итона с богатством, которое передается по наследству, отличаются от большинства нормальных людей, но факт на лицо - они отличались. Должно быть, дело в растрепанных волосах и окружающей их ауре.
Светская свадьба стала бы идеальным местом для знакомства с Генри. Он будет расслаблен и в хорошем настроении, ибо будет находиться в своем кругу.
Вот только круги у нас разные.
Мои деньги, в отличие от семейных денег, были так же новы, как рассвет, что исключало меня из свадебной вечеринки. Я мог разве что стоять снаружи и подсматривать в окно, будучи так и не в силах встретиться с Генри Дауни.
— Кстати, о разрушениях, как там Даниэль? Эти отношения ты уже успел разрушить? — поинтересовался Декстер, вытаскивая меня из одержимости Генри.
Я оторвал взгляд от телефона.
— Что? С ней все нормально.
Честно говоря, в этом я не был уверен. Я ее разозлил. Снова. В нашу последнюю встречу за ужином она заговорила о том, чтобы перевести наши отношения на новый уровень. Вот только мне нравилось все так, как есть: пару совместных ужинов в неделю с последующей ночевкой. Времени ни на что другое у меня попросту не было. Я много работал, подыскивая сделки, изучая новые возможности и решая вопросы пожарной безопасности на текущих объектах. Ни на что в моей жизни времени не оставалось, исключение - пять самых близких друзей. И пусть после этого можно назвать меня мудаком, но я считаю, что женщины важны в общем смысле. Какой-то конкретной у меня не было, правда в последние несколько месяцев я встречался с Даниэль. До нее была Джульетта, а к концу лета, судя по всему, будет кто-то еще. Наверное, мне все же стоило отвечать на звонки Даниэль, но ведь я и был занят, да еще эта история с Генри меня доконала!
— Когда ты в последний раз ходил с ней на свидание? Или разговаривал за пределами спальни?
— Господи, решил стать моим психотерапевтом?
Чувство вины разлилось под моей кожей, но я не отрывал глаз от телефона. В эту субботу я отменил ужин. Снова. Она была в бешенстве, поэтому я решил дать ей немного времени остынуть. Сегодня был уже четверг. Дерьмо. Стоило ей перезвонить. Скажи я это Декстеру, он назовет меня придурком. Я планировал поступить иначе, но так погрузился в остальные проблемы, что неким образом Даниэль оказалась в нижней части списка важных дел. Я залез в голосовую почту, чтобы проверить тон ее голоса и выяснить, находился ли я еще в немилости.
Удалил три перезвони мне сообщения. В четвертом было Где ты?, а в пятом просьба перезвонить, но спокойным, расслабленным голосом. Идеальным. Как я и надеялся. Чего я не ожидал, так это шестого сообщения. А может, и ожидал. Она бросила меня, говоря это уничижительным тоном и резкими словами.
— Ты в порядке? — спросил Декстер, изучая выражение моего лица.
Я закончил прослушивать запись.
— Ага. Я - эгоистичный, дерьмовый трудоголик. И теперь - бывший Даниэль Фишер.
Второй раз за утро Декстер вполне заслуженно поморщился на меня.
Я пожал плечами, словно с этим нельзя ничего поделать. Словно наш разрыв не был моей виной.
— Мне следовало позвонить ей раньше.
Декстер кивнул, поправляя полотенце на талии.
— Да, следовало. С другой стороны, будь она той самой женщиной, ты бы не забыл ей позвонить. Или не стал бы избегать ее звонков. Ты бы сам хотел с ней пообщаться.
— Да что, черт возьми, тебе известно о тех самых женщинах?
— Что-то известно, — ответил он.
— Но это не про Стейси, — заметил я, имея в виду девушку, с которой он сейчас делил постель.
— Не про Стейси... Но если я облажался с той самой женщиной не означает, что и ты должен. Учись на моих ошибках.
Я закатил глаза и вернулся к письму от Джошуа.
— Я обязательно доложу Стейси, что она всего лишь временно исполняющая обязанности при нашей следующей встрече.
— Не будь придурком.
— И ты не будь, — ответил я.
Но я вел себя как придурок. Даниэль казалась смирившейся, как будто я поступил так, как она и ожидала. Это жалило. Таким же тоном моя классная руководительница отчитывала меня, когда я сообщил, что не собираюсь поступать в университет. Учился я хорошо, но в дальнейшей учебе заинтересован не был. Это было не для меня. Я хотел зарабатывать деньги. Сомневаюсь, что встреться она со мной сейчас, то разговаривала бы со мной тем же тоном. Тогда она посчитала меня ленивым, вот только было с точностью наоборот. Университет хорош для людей, как Генри, и кем бы ни были эти Мэтью и Карен - у меня были дела поважнее. Мне нужно было заработать свое состояние.
Но каким бы богатым я не был, я не вращался в тех кругах, в которых вращался Генри Дауни.
Что было необходимо изменить. Мне нужно было придумать, как получить приглашение на свадьбу года высшего общества.
ГЛАВА 2

Бек

Я провел пальцем по списку гостей уже во второй раз. Я наверняка что-то упустил. Кого-то.
— Я проверил три раза, сэр, — подытожил мой помощник, Рой, с другой стороны стола. — Я даже искал знакомых среди ваших знакомых.
Когда я вышел из душа и вернулся к себе, Джошуа прислал мне список гостей на свадьбу, на которой будет присутствовать Генри, так что я был полон решимости найти свой путь туда. Отец жениха был хорошо известен в Сити, будучи партнером в одном из старейших инвестиционных банков Лондона. Этот тип людей мне знаком: их раздражало, когда в лондонские клубы стали впускать женщин, и они тосковали по денькам, когда никто не ждал, что после обеда следует вернуться в офис. Эти люди оставляли мясо на костях, которое я приходил и обгладывал. Отец невесты был землевладельцем, поэтому мало чем занимался, разве что разъезжал на лэндж ровере в твидовом костюме. Если бы я только знал кого-то, кто только туда собирался, то смог бы уговорить его попросить Генри на свадьбе встретиться со мной, объяснить ему, что я держу свое слово и мне можно доверять... может быть, даже попросил бы упомянуть, что у меня есть деловое предложение. Но кто бы меня туда не ввёл, я должен быть осторожен. Мы с Декстером подтрунивали друг над другом, но если бы друг собирался на ту свадьбу, то Генри бы подумал, что я - его крестная фея к окончанию речи Декстера. Так бы поступил каждый из нашей шестерки. Мы были братьями во всем, кроме имени. Но довериться кому-то еще? Я не был уверен, что смог бы положиться в столь важном деле на кого-то другого. Круто было бы, если бы меня самого пригласили на свадьбу. Тогда Генри был бы вынужден меня выслушать, и я уверен, что смог бы убедить его подписать контракт.
— Я точно никого не знаю?
Пускай я не учился в нужных университетах и не рос в нужных кругах, но уже давно добился успеха. Я зарабатывал больше, чем большинство жителей Лондона вместе взятых, да и к тому же имел дела с адвокатами и другими деловыми людьми дни напролет. Каждый день. Но не был знаком ни с кем из этих трехсот пятидесяти человек приглашенных на свадьбу!
— Настолько, насколько это возможно. Я сделал перекрестные ссылки на ваши контакты и вашу страницу в LinkedIn. И даже проверил списки рождественских открыток за последние пять лет, чтобы узнать, не пропустил ли кого-нибудь.
Ничего удивительного. Пусть мы и были британцами, живущими в одном городе, но я все еще существовал на другой планете для этих людей.
— Полагаю, в списке нет ни одной незамужней женщины?
Кто-то точно должен был ехать без парня. Я одинок, так что мог бы выследить ее, соблазнить и отправиться на свадьбу в качестве пары. Нет, план - дерьмо. Я должен был быть уверен, что попаду на эту свадьбу, и не собирался оставлять это на волю случая. Мне нужна какая-то гарантия, контракт или что-то в этом роде.
— В самом конце списка те, кто не подавал сведения о своем плюс один, — сказал Рой. Я перевернул страницу и увидел одно мужское и три женских имени.
— У тебя есть их возраст?
Или фотографии.
— Нет, сэр. Но я могу выяснить это.
Мне нужно было точно знать, кто эти три женщины.
Кэндис Гулд.
Сьюзи Догерти.
Стелла Лондон.
Три одинокие женщины - кто-то из них мне поможет. Будучи приглашенными на свадьбу, у них было то, что мне нужно больше, чем кислород. Может, я и не смогу стать их парой на торжестве в виде соблазнителя, но ведь все чего-то хотят, а в моем распоряжении имелись значительные средства. Мне просто нужно выяснить их желания, а затем сделать обмен - приглашение на свадьбу за пони или неделю на яхте или что-то еще, о чем мечтают люди, которые ни дня не ударили палец о палец. Мне просто нужно было разыскать их и сделать предложение, от которого они не захотят отказаться.
Одна из этих женщин была ключом к зданию Дауни.
ГЛАВА 3

Стелла

Как говорится, еще один день, еще один доллар. Правда, для меня еще один день означал еще двенадцать часов в дерьмовом офисе с самым дерьмовым на свете боссом. Хуже - это только подыскивать для незнакомых людей работу, которая им не по душе. Возможно, дело в том, что я работаю только пару месяцев в этой должности, но ощущение, что я никогда не привыкну быть специалистом по подбору персонала.
На столе зажужжал мобильный, и я глянула через плечо на пустой кабинет босса. Она ненавидела, когда кто-то общался на личные темы во время работы. Если бы дыхание требовало времени, то она запретила бы и это.
Звонок от Флоренс, а она никогда не звонила мне на работу. Собрав волю в кулак, я приняла вызов.
— Привет, — прошептала я.
— Ты перед компьютером? — спросила она.
— Ну, конечно же! Я вроде как прикована к нему...
— Через пять минут буду у тебя. Чем бы ты ни занималась, не проверяй электронную почту. Бери пальто и жди меня внизу.
Флоренс, должно быть, сошла с ума. Я, на минутку, не вылезаю из электронки.
— Я уже смотрю на свой ящик, Флоренс.
— Я имею в виду твою личную электронную почту. Обещай мне. Выключи компьютер и жди меня внизу, или я ворвусь в твой офис и вытащу тебя оттуда.
— Еще рано. Я не могу просто уйти. В чем проблема? — Кажется, все серьезно. — У вас с Горди все в порядке?
Они с Горди были идеальной парой, но возможно всё - даже в раю случаются неполадки.
— Я только что свернула на Монмут-стрит. Ты одета?
Господи! Она не сказала, что у них всё в порядке. Флоренс нуждалась во мне, а это превосходит гнев моего босса.
— Иду, — выпалила я, зажимая телефон между плечом и подбородком, выходя из системы.
Я стянула куртку со спинки стула и направилась к выходу, игнорируя острый взгляд помощницы босса на часы, когда она увидела, что ухожу.
Я увидела Флоренс, как только двери лифта раздвинулись. Она смотрела на меня с другой стороны стеклянных дверей: ее плечи были опущены, лоб нахмурен, а лицо бледное, прямо как у мертвеца. Было ясно, что произошло нечто катастрофическое.
Я начала планировать убийство Горди.
— Мне так жаль, Флоренс, — попыталась поддержать ее я, открыв свои объятия и притянув ее к себе.
Она так крепко вцепилась в меня, что дышать мне удавалось с трудом. Должно быть, она опустошена. А мы-то считали Горди хорошим парнем...
— Я хотела, чтобы ты услышала это от меня, — сказала Флоренс, отстраняясь и обнимая меня за плечи.
— Конечно. Я здесь ради тебя, — ответила я, схватив ее за руку. — Если хочешь, я помогу тебе похоронить тело.
Она нахмурилась, словно мое предложение ее удивило, но с чего бы это? Не было ничего, что бы я ни сделала для Флоренс. Для любой из моих двух лучших подруг.
Мы пересекли улицу, и нашли свободный столик в баре на Монмут-стрит напротив офиса. Одним из немногих положительных моментов в моей работе было то, что здание располагалось в Вест-Энде и было окружено барами и ресторанами.
— Нам понадобится вино, — заметила я.
И лопата. Если она не убьет Горди, то это сделаю я.
Мы заказали бутылку вина и сели.
— Так ты видела? — поинтересовалась Флоренс. — Ты кажешься слишком спокойной.
— Что именно? — уточнила я. — О, — вспомнила, вытаскивая свой телефон. — Ты что-то говорила о личной почте...
— Хочешь сказать, что не в курсе? — уточнила Флоренс.
— О чем?
Она вырвала телефон у меня из рук и вцепилась в мое запястье.
— Какое тело ты собралась помогать хоронить? — спросила она.
— Горди, конечно. Скажи мне только, что он натворил.
Она покачала головой.
— Горди тут не при чем. Это Мэтт.
Все внутри меня упало, я застыла в ожидании. Если Флоренс примчалась в Сити с работы в шесть часов вечера среды, то новость не могла быть хорошей. Неужели он попал в аварию? Или его отец умер?
— Он женится, — заявила она, сжимая мои руки.
Я отстранилась, пытаясь понять, о чем это она говорит.
— Конечно, он не женится. Мы расстались всего два месяца назад.
Не то чтобы я считала это расставанием, потому как это не являлось точным описанием происходящего. Мы просто взяли перерыв. Это было всего лишь временное явление. Он прибывал в шоке от того, что все наши друзья женились, а нас продолжали спрашивать, когда же мы будем следующими. У него просто было это мужское помутнение рассудка, как у того же самого принца Уильяма. У них с Кейт Миддлтон был трехмесячный перерыв в отношениях, прежде чем Уильям сделал ей предложение.
— Мне так жаль, Стелла.
Флоренс подняла на меня глаза полные слез, и мое сердце пустилось вскачь. Она говорила на полном серьезе.
— В смысле? На ком? Откуда ты знаешь?
— Приглашение доставили в офис Горди, ну, а потом еще была электронная рассылка с расписанием. Не бери в голову.
Я попыталась сглотнуть, но комок в горле не хотел проваливаться. Я потянулась за бокалом вина, который торопливо наливала Флоренс.
— Ничего не понимаю. Должно быть, произошла какая-то ошибка.
Как Мэтт мог жениться? Нет, он не делал мне предложения, но мы встречались семь лет. А жили вместе шесть. Это было просто невозможно. Должно быть, Флоренс что-то не так поняла.
— Дальше - хуже. — Флоренс покачала головой. — Не знаю, как это лучше преподнести, но он... женится на Карен.
Все мое тело оцепенело.
Я не могла говорить.
Не могла дышать.
Не могла думать.
Флоренс положила передо мной белую карточку.
Я провела пальцем по каллиграфическому шрифту, пока желудок медленно и неумолимо сжимался, словно смешивал бетон. Такое приглашение я выбрала бы для своей собственной свадьбы: толстая белая открытка, тонкий золотой ободок и элегантные черные буквы с вензелями. Просто. Со вкусом. И утончено.
Очевидно, украсть любовь всей моей жизни было недостаточно. Моя лучшая подруга переняла и мой вкус к свадебным штучкам.
— Карен и Мэтт? — Я всматривалась в лицо Флоренс в поисках ответов. — Мой Мэтт? Моя Карен?
Флоренс склонила голову набок.
— По какой-то причине они пригласили тебя. Я понятия не имела, что между ними что-то есть. Как и Горди.
Они прислали мне приглашение? Полагаю, я стала вроде как их связующим звеном.
— Как долго у них?..
Из-за этого Мэтт меня бросил? Оглядываясь назад, его оправдания для нашего расставания кажутся... надуманными.

Я не уверен, что нам суждено быть вместе навсегда.

Мы хотим от жизни разного.

Я подумала, что он просто нервничал, так как наши отношения подходили к логической свадьбе и рождению детей.
Видимо, я ошиблась.
— Карен клянется, что это с тех пор, как вы расстались, но...
— Ты, что, говорила с ней?
Теперь, прокрутив информацию в голове, я поняла, что уже давно нормально не общалась с Карен... Ну, мы точно не болтали подолгу. Мы переписывались. Все время. На протяжении многих дней. Но вот не виделись и не разговаривали уже несколько недель.
— Позвонила ей, как только Горди сообщил, что получил приглашение. Его привезли ему в офис, что странно. Ну, не важно, не это я собиралась выяснять.
До меня дошла только половина слов Флоренс.
— Прости, так что она сказала?
— Немного, — Флоренс остановилась и перевела дыхание. — Только что они с Мэттом поняли, что испытывают что-то друг к другу, и что у них все серьезно. Больше ничего. Как только я упомянула о тебе, она придумала какой-то предлог насчет звонка по второй линии и повесила трубку.
Итак, мой парень собирался жениться. Бывший парень, но не суть. Мужчина, с которым я делила постель семь лет, пока два месяца назад мы не взяли перерыв в отношениях. Казалось бы, хуже быть просто не могло, но нет: почему он собирался жениться на моей лучшей подруге?
Почему?
— Она беременна?
Флоренс откинулась на спинку стула.
— Ты думаешь, дело в этом?
Почему все это вообще происходит?
Почему Мэтт женился на ком-то другом, когда должен был жениться на мне?
Почему моя лучшая подруга выходит замуж и не сказала мне об этом?
Почему они женятся друг на друге?
— Я просто не думаю, что другой вопрос может расставить все по своим местам, — пробормотала я. — А вот если они переспали, и она залетела, то причина для такой поспешной свадьбы вполне логична.
Такое понять проще, чем факт, что моя лучшая подруга испытывала чувства к моему парню, потому что это приводило меня к следующему: как долго они что-то к друг другу уже чувствовали? Неужели, когда Мэтт был со мной, ему нравилась Карен? У них был роман? Несколько месяцев? Или несколько лет? А может с самого начала наших отношений?
— Не понимаю, почему она мне ничего не сказала, — пискнула я. — Не похоже, что она планировала это от меня скрывать, ведь прислала приглашение.
— У меня нет ответа на этот вопрос, кроме того, что она та еще стерва.
Этого вполне достаточно. Пока.
— Наверное, поэтому она и пригласила меня. Эдакое своеобразное заявление. Трусливая предательница даже не смогла сказать мне в лицо, что увела моего парня.
— Как думаешь, у них была интрижка, когда вы еще жили вместе?
— Это первый вопрос в моем списке, ответы на которые я хочу из них выбить.
Как я не могла ничего не заметить? С нашего переезда в Лондон Мэтт много работал допоздна (мы приехали из Манчестера, потому что ему предложили работу его мечты), но я понимала, что он просто выкладывался на полную.
Когда он успевал крутить романы на стороне?
В наших отношениях был на этап, когда я покупала ему трусы, а он напоминал мне, что я не звонила своему брату в течение трех недель.
Мы были командой.
Мы были влюблены.
Мы собирались провести вместе всю оставшуюся жизнь.
По крайней мере, так думала я.
Мне следовало бы плакать, но по какой-то причине слезы не появлялись. Возможно, я не верила, что это правда. А может, их иссушила вспышка гнева, которую я уже начала ощущать.
Карен была частью моей жизни с первых школьных дней. Рядом с ней я всегда чувствовала себя немного неопрятной. Даже тогда. В пять лет ее гольфы никогда не спадали и не сморщивались на щиколотках, как у меня. В тринадцать ее лицо не оккупировали прыщи, так что ей не приходилось их скрывать, а в двадцать я ни разу не видела ее с потекшей подводкой для глаз или ресницами с комками туши.
Карен познакомилась с Мэттом еще до того, как мы стали парой. Она приезжала навестить меня в Манчестере во время нашего первого семестра в университете и порхала вокруг, обмениваясь советами по макияжу с девчонками из моего кампуса, пока парни пускали на нее слюни. Она изо всех сил старалась вписаться в Эксетерский университет, что не имело для меня никакого смысла, так как она и без того понравилась всем моим друзьям.
Когда Мэтт вытащил меня на танцпол во время летнего бала и сказал, что я хорошо на него влияю, да и сиськи у меня отличные, я пребыла в восторге, что Карен уже видела его и могла помочь мне проанализировать наши отношения.
Семь лет спустя Карен знала Мэтта почти так же хорошо, как и я.
— Может быть, тебе стоит пойти на свадьбу, и когда священник спросит, есть кто-то против их брака, ты встанешь и задашь этот вопрос? — предложила Флоренс. — Хотя, очевидно, что ты не можешь пойти.
— Конечно, я не могу пойти, — парировала я. Несмотря на приглашение, я наверняка являлась последним человеком, которого Карен хотела бы видеть на своей свадьбе. Иначе было бы, если бы мой бывший парень - человек, с которым я думала, что проведу остаток своей жизни - не женился бы на моей бывшей лучшей подруге. — А ты?
Я любила Флоренс как сестру, но если Карен оказалась способной переспать с моим парнем, то как она могла поступить с Флоренс?
— Конечно, нет, — ответила она.
— Но Горди захочет поехать. И он не захочет ехать без тебя. Если бы прошло больше времени, и я была бы замужем или хотя бы с кем-то встречалась, то обязательно поехала.
Хотелось бы мне увидеть лицо Карен, когда она получила мой ответ с согласием на приглашение на свадьбу!
— К приглашению также шло расписание, — сказала Флоренс.
Я нахмурилась. Я была так сосредоточена на белой карточке, которая так походила на ту, которую выбрала бы я, что забыла о письме.
— Все будет происходить в Шотландии и длиться целую неделю.
Я откинулась на спинку стула, радуясь, что мой пиджак скрывает мурашки размером с кротовый холм, которые появились на моих руках.
— В замке его дяди? — спросила я.
Флоренс кивнула, и в моем животе заурчало, словно у автомобиля, работающего на холостых.
— Он всегда говорил, что хочет жениться именно там.
Мы ездили туда прошлым летом, гуляли, катались на лошадях, спали под звездами. Это было потрясающе. Даже волшебно.
— Мэтт - круглый идиот, — подытожила Флоренс.
Мэтта Гордона ждала жизнь, которую мы с ним планировали... Только с кем-то другим.
ГЛАВА 4

Стелла

Я уставилась на бокал вина, который поставила передо мной Флоренс. С тех пор, как она рассказала мне о Мэтте и Карен, она ежедневно находила предлог проходить мимо моего офиса, чтобы я не пила в одиночестве.
Мы в том же баре с одним и тем же вином.
Последние три недели прошли как в тумане, где я ничего не видела и ни о чем, кроме Карен и Мэтте, не думала. Туман предательства.
Я работала, но не помнила, чтобы что-то делала, разве что включала компьютер в начале дня и выключала в конце.
У меня все еще не было ответов ни на один из бесконечных вопросов, которые крутились в голове.
— Вы просто обязаны пойти, чтобы потом доложить мне, как было ужасно и какое отвратительное у нее было платье, — заявила я.
Бедная Флоренс. Несомненно, ей наскучили мои бесконечные размышления о произошедшем. Я хотела вырваться из этого состояния и думать о чем-то другом, но застряла в этом чистилище, где мучила себя тысячью воображаемых сцен с Мэттом и Карен в главной роли.
Как они шептались за моей спиной.
Как смеялась над моей глупостью, потому что я никак не могла понять, что он любит ее. Не меня.
Как таращились в календарь, пытаясь угадать идеальную субботу для свадьбы.
Как составляли список гостей.
Как выбирали свадебные приглашения.
Как целовались.
Как трахались.
Я схватила бокал с вином и сделала большой глоток, надеясь, что это притупит воображение.
— Может быть, тебе стоит пойти самой, наняв горячего, сексуального жеребчика, как в том фильме, — Флоренс задумалась. — Том, с актрисой из сериала Уилл и Грейс.
— Жених напрокат?
Она с энтузиазмом закивала.
— Ага. В Лондоне должно быть подобное агентство. Ты даже можешь притвориться, что помолвлена. Так ты опозоришь Карен в ее большой день. Во-первых, за то, что она украла твоего парня, а во-вторых, за то, что пригласила тебя.
— В вино что-то подмешали? — хмыкнула я. Флоренс была бухгалтером и всегда придумывала для себя альтернативные, более захватывающие реальности. — Ты же знаешь, что я не смогу так поступить.
— Но тебе стоит! Карен увела твоего парня, а ты не хочешь ее опозорить? Пора бы тебе думать о себе. Ты всегда слишком беспокоишься об остальных, а нужно ставить свои потребности на первое место.
— Я почти уверена, что Дермота Малруни нанять не получиться, да и этот фильм не учитывал социальные сети, так что наемного бойфренда быстро вычислят. Я буду выглядеть круглой дурой, когда обман раскроется. Следовательно, я думаю о себе.
— Хм, все можно, просто стоит подыскать крутого иностранного бизнесмена или голливудского актера или...
— Как минимум того, на ком отлично сидит костюм, — хихикнула я.
— Кстати об этом, — сказала Флоренс, показывая, чтобы я посмотрела через плечо.
Я обернулась и увидела, на чем была сосредоточена Флоренс. Или, точнее, на ком. Мужчина был не в ее вкусе. Высокий - да, но Флоренс обычно предпочитала блондинов. Густые темные волосы, оливковая кожа и квадратная челюсть нравились скорее мне. Во всяком случае, теоретически.
На практике... Эм, Мэтт не был маленьким, но мы были одного роста, когда я была на каблуках. Конечно, я считала его симпатичным, правда он был не из тех парней, на которых все обращали внимание.
А вот этого мужчину было невозможно проигнорировать.
Он поймал мой взгляд и ухмыльнулся. Инстинктивно я улыбнулась в ответ. Затем повернулась к Флоренс, когда мужчина пронесся мимо нашего столика, поднялся по каменным ступеням, вдоль которых росли деревья, и вошел в бар.
— Ты должна найти кого-то вроде него и пригласить на свадьбу, — сказала Флоренс.
— Этот парень либо женат, либо гей. А если каким-то чудом он ни то, ни другое, то тогда психопат. Мужчины для меня - запретная зона. Я уже ни в чем не уверена. Если я ошибалась насчет парня, с которым делила постель последние семь лет, то, без сомнения, я ошибалась и во многих других вещах, связанных с людьми с пенисами.
— Дамы, — обратился к нам официант, который подошел к нашему столику с ведерком льда и двумя бокалами шампанского.
— Мы этого не заказывали, — буркнула я, глядя на бутылку Дом Периньон и жалея, что такое мы не могли себе позволить.
— Это от джентльмена за баром, — ответил он, кивнув в сторону окна.
Обернувшись, я встретилась взглядом с темноволосым незнакомцем, который на несколько секунд выбил меня из колеи.
— Мы не можем принять это, — сказала я, когда официант разлил шампанское по бокалам. От того, с какой легкостью на моем лице расползлась улыбка, я почувствовала себя неловко. Если мужчина смог заставить меня улыбнуться в моем-то настроении, то ему определенно нельзя было доверять.
— Конечно, можем, — отмахнулась Флоренс, поднимая полный бокал в сторону незнакомца.
Я закатила глаза и сделала глоток, решив больше не смотреть на него.
— Как ты считаешь, я должна проигнорировать приглашение или ответить отказом?
— Я считаю, ты должна ответить на приглашение письмом-бомбой или вообще ничего не отвечать, — ответила Флоренс.
— Было бы неплохо, если бы у меня была веская причина для отказа, кроме очевидной, — пробормотала я.
— Просто не отвечай. Или придумай причину. Скажи, что у тебя командировка на Мальдивах.
— Угу, вот только никто не поверит, что я полетела на Мальдивы по работе. Я - консультант по подбору персонала, а не супермодель.
Единственное путешествие, которое я совершала с момента трудоустройства, - это поездка в головной офис в Уилтшире, но я не была уверена, что однодневный выезд в Суиндон заставит кого-нибудь ревновать.
— Скорее всего, но хотя бы упомяни свое повышение.
— Опять же, руководитель отдела в консалтинговой компании по подбору персонала не привлечет внимания.
Мое быстрое повышение было желанным, но оно не согревало мое сердце и не удовлетворило мою душу. Оно тупо оплачивало ипотеку.
— Ты что, совсем отказалась от мечты стать дизайнером интерьера?
Ответ на вопрос Флоренс был прост. Я открыла свое дело, но доход оно приносило не сразу. Когда Мэтт съехал, нужно было оплачивать счета, поэтому мне пришлось проявить благоразумие и взяться за первую попавшуюся работу. Я все еще не была уверена, что поступила правильно, но я цеплялась за нашу общую квартиру. Ипотеку мы переписали на меня, потому как в глубине души я надеялась, что Мэтт вернется... вернется домой, ко мне.
— Набор персонала обеспечивает стабильный доход, который мне необходим для оплаты кредита.
— Поверить не могу, что ты бросила свой бизнес и переехала в Лондон ради него, а он отвернулся от тебя и так поступил...
— Я переехала в Лондон не ради него.
Если считать так, то я казалась слабой. Пусть я была обманута и предана, но я отказывалась становиться жертвой.
— Ты бы все еще жила в Манчестере, если бы не он.
— Я понимаю, но мы были парой, командой, а это была работа его мечты.
Мой бизнес по дизайну интерьеров тогда процветал. Меня нанимали повторно, и каждый полученный контракт приводил к еще одному. Тогда Мэтту сделали отличное предложение и, вероятно, единственное в жизни с такой возможностью.
— Я собиралась провести остаток своей жизни с ним, поэтому хотела, чтобы у него была работа, о которой он всегда мечтал.
— Значит, ты поставила его на первое место. Впрочем, как всегда.
— Я поставила на первое место наши отношения. Я выбрала мечту о совместном будущем. Посчитала, что смогу построить бизнес по дизайну интерьеров в Лондоне.
Первые несколько месяцев были потрачены на обустройство и установление контактов. Когда Мэтт ушел от меня, у меня еще не было наработанных клиентов, но была ипотека, которую нужно было оплачивать, так что я сделала единственное, что могла, - подала заявки везде, где только можно, независимо от того, было ли это связано с дизайном.
— Но ты ненавидишь свою работу. Ты говорила, что это на время поиска новых клиентов.
— Да, но такова жизнь.
Подбор персонала занимал много времени. Как только я туда устроилась, мне стало казаться, что моя жизнь не принадлежит мне. Начальница, похоже, считала, что я принадлежу ей. В прошлую среду она позвонила мне в половине одиннадцатого вечера, когда я лежала в постели с айпадом, наблюдая за Леденящими душу приключениями Сабрины, надеясь наткнуться на заклинание, которое перевернет мою жизнь. Босс даже не извинилась за столь поздний звонок, словно вполне себе нормальным было звонить и спрашивать, хорошо ли прошла встреча с одним из наших крупных клиентов.
— Единственный способ вернуться к дизайну интерьера - это найти клиента, который мог бы занять меня, скажем, на полгода. Таким образом, у меня бы точно были деньги и крупный контракт.
— А нельзя устроиться на работу в фирму? По крайней мере, ты будешь делать то, что любишь.
— Там не так много рабочих мест, а если вакансия появляется, то низкооплачиваемая. Среди соискателей слишком много деток с трастовыми фондами, а им не нужны деньги.
— Прошу прощения, — глубокий мужской голос заставил мои ступни вибрировать, а кожу покрыться мурашками.
Я посмотрела вверх и увидела, что мистер Горячий парень в костюме, купивший нам шампанское, стоит у нашего столика. Улыбка расплылась на моем лице, отбросив в сторону крупицы разума.
— Эм, спасибо за шампанское, — пробормотала я.
— Я заметил вас, когда проходил мимо, и хотел привлечь ваше внимание.
Я решила не говорить, что ему это удалось, когда он просто проходил мимо.
— Это было приятным моментом после дерьмового дня, — ответила я. Он улыбнулся, и на долю секунды нам показалось, что вокруг нас возникла десятифутовая стена, закрывшая весь остальной мир, оставив нас двоих смотреть друг на друга.
— Печально, что у вас был плохой день, но я рад, что смог его улучшить, — пропел он, одаривая меня улыбкой, от которой у меня затряслись колени. Все в нем – от широких плеч до манеры говорить – давало понять, что этот парень настоящий мужчина.
— Пожалуйста, присоединяйтесь к нам, — брякнула Флоренс, из-за чего мне захотелось ее прибить. Она знала, что я поклялась вести безбрачную жизнь, так что меньше всего мне нужен рядом бог секса в костюме, который размахивал бы искушением перед моим лицом. К тому же в обед я облилась мисо-супом – еще одно доказательство того, что я не готова флиртовать. Не готова к свиданиям. Не готова к любому взаимодействию с мужчинами.
— Тогда вы двое повеселитесь, — выпалила я, наклоняясь за своей сумочкой. — А я пошла.
Я чувствовала свирепый взгляд Флоренс на мне нутром, но мне было все равно. Да, мужчины не каждый день клеились ко мне, но сегодня я была для этого не в духе. Я хотела отправиться домой, переодеться в пижаму, посмотреть Золотую молодежь Челси и слопать калорийное мороженое.
Когда я встала, мужчина опустил руку на мое плечо.
— Можно пять минут твоего времени? У меня к тебе предложение, Стелла.
Я замерла, холодок пробежал по моей спине, когда я попыталась понять, как, черт возьми, он узнал мое имя.
ГЛАВА 5

Бек

— Откуда ты знаешь мое имя? — спросила она, подозрительно на меня поглядывая.
— Могу я к вам присоединиться? Сейчас все объясню.
Девушка нахмурилась, но не ответила отказом, поэтому я схватил стул с соседнего столика и сел. Стелла Лондон оказалась единственной незамужней женщиной, которую пригласили на эту свадьбу. Другие две кандидатки были пожилыми тетушками: одна была полностью прикована к постели, а вторая проживала во Флориде и не могла совершить долгий перелет. Обеих пригласили явно для галочки.
Стелла была моим последним шансом. Я просто обязан это провернуть.
Я пытался встретиться со Стеллой в ее офисе. Ситуация казалась необычной, чтобы решать ее по электронной почте - не хотелось быть похожим на одного из тех мошенников, которые обещают миллионы, если за администрирование ему немедленно перечислят триста фунтов. Я решил, что лучше всего будет зайти к ней на работу и договориться о встрече, ведь я, как-никак, собирался сделать деловое предложение. И когда я уже направлялся в ее офис, то заметил Стеллу. Ее лицо показалось мне прекрасным и знакомым, но я сразу не понял почему, пока заходил в бар отлить, прежде чем продолжить путь. Только держа в руке член, до меня дошло, кто она такая, и я не собирался упускать возможность познакомиться с ней. Слишком многое было поставлено на карту.
— Насколько я понимаю, ты - консультант по подбору персонала. Очень амбициозный, насколько я могу судить. Тебя повысили практически сразу, как только ты присоединилась к Фостер и Партнёры. — Я сделал паузу, чтобы сбавить обороты. Спешка ни к чему. Нельзя все испортить.
Я откинулся назад и посмотрел на нее. Найденные мною фотографии в социальных сетях не воздавали ей должное. Ее волосы были длиннее и ниспадали мягкими светлыми волнами на плечи, а голубые глаза на снимках вживую оказались практически фиолетовым, что полностью отвлекало. На полных губах не было и следа косметики, а родинке на левой скуле гордились бы голливудские секс-бомбы пятидесятых.
Она пробежалась по мне взглядом и нахмурилась.
— Откуда ты знаешь, как долго я работаю? Неважно, мне нужно идти.
— Понимаю, это кажется немного странным. — Я подался вперед. — Просто дай мне пару минут, чтобы все объяснить. Я здесь, чтобы сделать тебе деловое предложение. Уверен, оно тебя заинтересует.
Я провел целое исследование, как делал всегда при заключении новых деловых сделок. Нет ничего хуже, чем узнавать какую-либо информацию после заключения контракта. Это самый простой способ выбрасывать деньги на ветер. Гораздо проще потратить немного усилий заранее и понять, во что сделка может обойтись, чтобы заранее вложить расходы в бюджет.
Исходя из полученных данных, я понял, что Стелла быстро продвинулась по карьерной лестнице, переехав в Лондон. Она сменила профессию, казалась амбициозной и целеустремленной. В прошлом месяце девушка давала интервью в одном журнале, рассказывая о любви к своему работодателю и как сильно надеется стать партнером. Так как мне нужно было убедиться, что она согласится на мое предложение, я, следуя логике, намеревался предложить ей то, чего она действительно хочет, - еще один шаг вперед для реализации своих планов. Времени на переговоры катастрофически не хватило. Мне необходимо, чтобы Стелла согласилась сразу.
Поэтому я собирался сделать ей предложение, от которого она не сможет отказаться.
— Я занимаюсь недвижимостью и скоро начинаю новый проект. Я подумал, что ты захочешь взяться за набор персонала.
— Тебе нужны услуги Фостер и Партнеры?
Вместо того чтобы выглядеть взволнованной, она, скорее, была смущенной. Точно такой же взгляд был у Джошуа, когда я спросил у него, собирается ли он в Вегас на мальчишник Габриэля... словно мой вопрос был глупым.
— Как по мне, то мы бы отлично сработались. Мне нужно набрать более сотни человек, и я мог бы передать это предложение твоему руководству при условии, что тебя сделают партнером.
Вряд ли у нее когда-нибудь выпадал такой шанс, который прилетал ей словно снег на голову. Не было и речи о том, чтобы договориться о гонораре или неисключительном контракте. А работа на Уайлд Девелопментс станет для нее вишенкой на торте. Мы были брендом, который был у всех на слуху.
— Зачем это тебе?
— По многим причинам. Как я уже сказал, я думаю, что мы отлично сработаемся, а из того, что я слышал, ты хорошо справляешься со своей работой.
Она закатила глаза, как будто я был каким-то развратным старым пронырой, который только что попросил ее подняться наверх, чтобы посмотреть на коллекцию, а не тем, кто предложил ей охренительный шанс. Я ожидал, что девушка проявит чуть больше энтузиазма.
— Тогда предлагаю позвонить в офис. Я не занимаюсь подбором для застройщиков.
Возможно, она ослышалась. Вряд ли она была бы столь пренебрежительна, если бы правильно меня поняла.
— Я сказал, что помогу тебе стать партнером.
Она расхохоталась. Неужели пьяна? Все шло не по плану.
— Как будто мне не все равно.
Я сжал кулаки, когда мои ладони начали потеть. Мать вашу! Я думал, что Стелла Лондон была карьеристкой с амбициями. Я что, ошибся?
— Ты не хочешь быть партнером? — уточнил я, делая все возможное, чтобы мой голос звучал ровно.
— А почему тебя это волнует? Кто ты такой?
— Мне нужен настоящий профессионал для подбора персонала, — сказал я, пытаясь свести тему разговора в нужное русло.
— Ну, я не из таких. — Она выдохнула и повернулась к подруге. — Я не создана для этого.
Если ей было все равно на эту карьеру, то она могла бы просто назвать свою цену. Я выставил себя идиотом, появившись без запасного плана. Из прочитанной статьи я сделал неверные предположения, чего нельзя было допускать.
— Мне нужна твоя помощь, Стелла.
Как я оказался в положении, где цель, к которой я стремился всю свою жизнь, зависела от того, захочет ли незнакомка получить повышение? Я бы уже давно забил на это все, будь на кону другая недвижимость. Но от этого проекта я отказаться не мог.
— Серьезно, любой в офисе будет рад с тобой поработать. Позвонить Шейле. Она отвечает за подбор строителей.
Да на хрен мне не сдался консультант по подбору персонала!
Стоит все выложить начистоту, иначе я потеряю свой шанс.
— Да, но у нее нет того, что нужно мне.
Стелла резко ко мне развернулась.
— Что именно? Я не собираюсь с тобой спать только потому, что у тебя кадровый кризис.
Я ничего не мог с собой поделать и рассмеялся.
— Нет, я не об этом. Я хочу поговорить с тобой о свадьбе Мэтью и Карен.
Девушка стала цвета только что выпавшего снега.
— А что со свадьбой?
— Я надеялся, что смогу поехать в качестве твоей пары.
— Ну, сегодня явно не твой день, потому что я туда ни за что не поеду. А даже если бы и собиралась, то я тебя совсем не знаю.
Меня наверняка сглазили.
— Просто выслушай меня. Дай мне пять минут.
Стелла уставилась на подругу.
— Ты права. Я не умею ставить себя на первое место. Я должна уйти, верно?
Подруга пожала плечами.
— Ты можешь выслушать его, а потом уйти.
Стелла вздохнула и откинулась на спинку стула.
— Окей, тогда будь откровенным. Кто ты, черт возьми, такой, откуда ты меня знаешь и что тебе нужно?
А она явно потеряла терпение. Когда тебя прижимают к стенке, единственный выход - правда.
— Меня зовут Бек Уайлд. Я занимаюсь недвижимостью. У человека по имени Генри Дауни в руках мое будущее. Он владеет зданием, которое я хочу купить.
Снимая ночлежки в Хакни (еще до того, как этот округ стал популярным), измученный от долгих рабочих часов и грязный от строительного мусора, я то и дело сворачивал на Бонд-стрит и бродил по Мейфэру среди ночи, чтобы поглазеть на здание Дауни. Это стало одержимостью.
Я жаждал это здание. Жаждал купить его, чтобы потом снести. Восстановить с нуля, усовершенствовать. Это было бы своего радо завоевание. Покорение своего прошлого.
Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы купить эту недвижимость.
А Стелла Лондон была моей последней надеждой.
— Крестный отец Карен? — спросила она.
Мне пришлось сдержаться, чтобы не пригвоздить ее к стулу и не начать подробный допрос. Они знакомы? Это даже лучше, чем я надеялся.
— Вы знакомы?
— Немного. Он приезжал на ее дни рождения, и еще мы ездили к нему на Багамы, когда нам было по семнадцать. Если честно, я не совсем понимаю, зачем тебе нужно идти на свадьбу, чтобы купить дом? Откуда ты меня знаешь и чего...
— Чего добиваюсь? — закончил за нее. — Я уже несколько месяцев безуспешно пытаюсь устроить встречу с Генри. Эта свадьба даст возможность поговорить с ним и убедить продать дом в Мейфэре.
— Я не понимаю, какое это имеет отношение ко мне.
— Я нарыл немного информации, поэтому знаю, что ты приглашена свадьбу... Я хочу пойти в качестве твоего плюс один.
Она хихикнула.
— Ну, как я уже сказала, я не еду, так что тебе придётся найти кого-нибудь другого.
Я не рассчитывал, что она откажется от приглашения, точно так же, как не ожидал, что она рассмеется мне в лицо, когда я предложу ей повышение по работе. Еще никогда я так не лажал. Всё кричало мне отказаться от этой сделки, но это здание было символом невезения для моей семьи, что интересовало меня в его покупке.
— Я готов сделать так, что это будет стоить твоего времени.
Она могла бы получить всю прибыль в девять с четвертью миллионов. Ну, может быть, не совсем всю, но...
— Как я уже сказала, я не собираюсь на свадьбу и не собираюсь помогать Фостер и Партнеры в найме. — Она снова встала. — На этот раз я действительно ухожу. Флоренс, я позвоню тебе позже, а тебе, Бек, спасибо за шампанское.
Господи, я терял ее. Вероятно, я слишком напирал, стоит просто дать ей немного пространства и сделать предложение в другой день, когда у нее будет время об этом подумать. Я вытащил визитную карточку.
— Тебе все равно, появится ли у Фостер новый клиент, — сказал я. — Понял. Но подумай, чего хочешь ты. Даже если это всего лишь чек. Мне нужно попасть на эту свадьбу.
— Чек? Никакие деньги не убедят меня отпраздновать свадьбу Мэтта и Карен.
Почему бы не дать мне перерыв и даровать удачу? Как будто кто-то намеренно пытался саботировать этот проект. Я привык, что тяжелая работа окупается. Я никогда не тратил так много времени и сил на выкуп собственности, но до сих пор топтался на одном месте без какого-либо намека на прогресс.
— Если не чек, то, может быть, я смогу оказать тебе услугу, — предложил я. — У меня много знакомых. Если ты хочешь сменить работу, то я могу помочь. Или, может быть, ты хочешь безбедную жизнь. Подумай хорошенько.
— Меня это не интересует, — отмахнулась Стелла. — Пойти на эту свадьбу - это все равно, что провести отпуск в аду. Даже хуже.
— Стелла, — позвала ее подруга. — Возьми его визитку.
Стелла посмотрела на нее убийственным взглядом.
— Я не пойду на эту свадьбу. Мне плевать на гребанное повышение. Или на безбедную жизнь. Это мероприятие того не стоит.
— Я знаю, но ведь у тебя есть мечты, — заметила подруга. — Ты ничего не потеряешь, если возьмешь визитку этого парня. Подумай в одиночестве о том, что может стоить этой поездки, и если что-то надумаешь, то сможешь ему позвонить.
Я захотел тут же выписать чек этой девушке.
Стелла выхватила у меня визитку, как ребенок, которого заставляют есть овощи, прежде чем дать конфет.
— Сегодняшний день вышел из-под контроля. Мне нужно, чтобы он закончился.
Это чувство было мне знакомо.

ГЛАВА 6

Стелла

— Представь, что он джинн, — раздался голос Флоренс по громкой связи, пока я заканчивала чистить зубы.
Я сделала глоток воды из стакана, прополоскала рот и сплюнула.
— Что ты пила?
— Я серьезно. Мистер горячий костюм — это джинн.
— А я тогда что? Лампа? Мне не очень хочется, чтобы он в меня проникал.
— Нет, сумасшедшая извращенка. Ты — Аладдин.
Я закатила глаза.
— И он собирается исполнить три моих желания?
— Именно! Он сказал подумать о том, что ты хочешь. Может тебе и пофиг на карьеру менеджера по подбору персонала, но, возможно, у него получиться помочь получить тебе другую работу.
— Ты забыла, какую цену за это придется заплатить? Ты не в своем уме, если считаешь хорошей идеей пойти на эту свадьбу. Я скорее проткну себе руку ржавым ножом. Несколько раз.
О чем только думала Флоренс? Она сама не хотела идти на свадьбу. Свадьба — это повод порадоваться за двух влюбленных людей, а не наблюдать, как два человека, которые лгали и предали тебя самым ужасным образом, начинают свою совместную жизнь.
— Нет, сам поход на эту свадьбу ужасен...
— Ну, в этом мы обе согласны.
— Но...
Какие могут быть но? В данной ситуации не было никаких приемлемых но. Я ни за что туда не пойду.
— Ты хочешь вернуть свой бизнес? Вернуть свою жизнь, верно?
— Конечно.
Я хотела вернуться назад во время, когда Мэтт любил меня, мы были счастливы вместе. Вот только я не знала, когда это было. Кто знает, может, они с Карен тайком встречались за моей спиной еще в Манчестере? Может мы переехали в Лондон, чтобы им было удобнее заниматься своей интрижкой?
Я сделала еще один глоток воды.
— Если в силах Бека сделать это, то, возможно, несколько дней на свадьбе того стоят?
Неужели Карен добралась до нее? Кто-то убедил Флоренс, что Карен и Мэтт не так уж и отвратительно поступили?
— Бек не может перемотать время вспять. Он не может помешать Мэтту и Карен пожениться.
— Если он не может исправить твое прошлое, то, возможно, сумеет чуточку улучшить твое будущее.
Я не могла думать о будущем, так как до сих пор топталась на месте, пытаясь понять, в какую сторону идти. За два месяца до того, как пришли приглашения, я занималась своими делами, полагая, что Мэтт скоро ко мне вернется. Я действительно не считала, что мы расстались навсегда. Я до сих пор не начала планировать свою жизнь без него.
— Я знаю, что это будет ужасно, — продолжила Флоренс, — но подумай вот о чем: они послали тебе это приглашение, потому что они либо трусы, либо хотели причинить тебе боль. Но что, если ты примешь приглашение? Это последнее, чего они ожидают. Так ты возвратишь себе контроль. Ты заставишь их почувствовать себя не в своей тарелке.
— Заставлять их чувствовать себя не в своей тарелке не стоит того, чтобы делать себя несчастной.
— Согласна. Но тут не только это. Просто хоть раз поставь себя на первое место. — Когда я подошла, чтобы сбросить вызов, Флоренс продолжила: — Просто выслушай меня. Если, теоретически, этот парень, Бек, может дать тебе что-то, что сделает поездку на эту свадьбу стоящей, то ты должна это сделать. Договорились?
Флоренс вцепилась как собака в кость. До меня никак не доходило, почему она не могла бросить эту затею.
— От Бека мне ничего не нужно. Ничто не стоит того, чтобы идти на эту свадьбу.
— А мне так не кажется, — не согласилась она. — Он сказал, что занимается недвижимостью, верно?
— Угу, — подтвердила я. — Он хочет приобрести недвижимость в Мейфэре, которой владеет Генри Дауни. — Я схватила с прикроватной тумбочки последний выпуск журнала Elle Дизайн, позволив Флоренс продолжить вести разговор... Ей это было явно необходимо, вот только ничего не способно изменить мое решение.
— Верно! Итак, я его погуглила, ну... потому что, чем еще заняться в автобусе, если не выискивать информации о незнакомцах? Раньше я фотографировала людей, которые заходили в транспорт, чтобы нарыть что-нибудь о них через программу распознавания лиц.
— Ты точно издеваешься надо мной!
— А вот и нет. Когда знаешь о ком-то больше, чем он о тебе, то чувствуешься себя всесильной. В общем, загугли Уайлд Девелопментс.
Не было смысла спорить, поэтому, чтобы успокоить Флоренс, я вытащила ноутбук из-под кровати и вбила название в поисковик.
— Во-первых, все, что он сказал, похоже на правду. Он занимается недвижимостью и заработал много денег в строительстве бутиков и элитного жилья в центре Лондона. Нашла?
Когда я открыла элегантный веб-сайт, мое сердце затрепетало, как будто его возвратили к жизни. От представленных проектов захватывало дух. Просторные, изящные, с невероятным видом. Дорогая отделка из итальянского мрамора, венецианское стекло и красивая фарфоровая плитка... Будучи дизайнером, я хотела поработать с таким бюджетом. Мне нравились необычные пространства в старых зданиях. Моей фишкой была современная классика, хотя, придя ко мне домой, никому бы даже в голову не пришло, что я - дизайнер. Мэтт был очень требователен к нашей квартире. Когда я еще занималась своим делом, мое портфолио было скорее традиционным, потому что именно этого хотели мои клиенты. То, что делали в Уайлд Девелопментс, было мне очень близко по духу.
— Интересно, кто его дизайнер, — пробормотала я, кликая мышкой. — У него отличный вкус.
— Как и у тебя, — вставила Флоренс.
— Да с таким бюджетом я бы и не такое могла сотворить!
Я скучала по модернизации пространства из убогих и нелюбимых в свежие и захватывающие. Я чувствовала себя феей-крестной, когда улучшала дома людей, даруя им комфортное место, которым можно было бы даже похвастаться друзьям. Как по мне, я была врачом или терапевтом, только выписывала лекарство для души.
— Именно об этом я и говорю. Ты можешь попросить Бека дать тебе такую возможность.
— Что? Попросить чек, чтобы переделать свою квартиру? Ни за что! Я не возьму денег у незнакомца в обмен на свидание.
— Нет! — взвизгнула она. — Он собирается перестроить дом в Мейфэре, верно?
— Ну?
Я что-то упустила?
— Так скажи ему, что хочешь стать ведущим дизайнером в этом проекте!
— Не говори глупостей, — фыркнула я. — Я уже полгода не работаю. У меня нет портфолио. И я никогда не делала ничего такого масштаба. Или в таком стиле.
— Воспользуйся своим портфелем из Манчестера, — настаивала Флоренс.
— Здесь хотят не того, что люди в Манчестере... там все попроще. К тому же, я никогда не ничего не меняла. Раньше я работала с чистым холстом.
— Ну, это и не особо важно, потому что тебе не нужно проходить собеседование. Главное, что ты сама знаешь, что можешь это сделать. Так ведь? Ради этого можно съездить в Шотландию.
Это звучало нелепо. Я не могла потребовать работу у незнакомца. Он рассмеется мне в лицо. Мне даже не удалось убедить своего парня, что я отличный дизайнер, так какая вероятность, что я смогу продать себя элитному застройщику?
— Само собой, я могу это сделать, вот только доказать мне это нечем. Без вариантов...
Моей мечтой было проектировать дизайн подобных помещений. Но все, чем я могла похвастаться за последнее время в своем резюме, — подбором персонала. Даже когда у меня был свой бизнес, я никогда не бралась за проекты, что делали Уайлд Девелопментс, так что точно не впечатлю Бека своими творениями в Манчестере.
— Бек велел подумать, чего ты хочешь. А ты все время мне говоришь, что ненавидишь свою работу. Это же идеальный вариант!
— Какой? Прибегнуть к шантажу?
— Это не шантаж,… а деловая сделка! У него есть то, что нужно тебе, а у тебя есть то, что нужно ему. Это обмен.
— То же самое можно сказать о проститутке и ее клиенте.
— Я не говорю, чтобы ты переспала с этим парнем, хотя это чертовски заманчиво. Он попросил тебя назвать цену за приглашение на свадьбу. Стоит ли такая возможность недели мучений? Это твой шанс вернуть карьеру, свою жизнь. Стоит ли твоя мечта недели понаблюдений, как твой бывший-идиот женится на девушке, которую ты считала подругой?
Работа в такой компании, как Уайлд Девелопментс, продлилась бы несколько месяцев. За это время я смогла бы сделать новое портфолио и вернуться к любимому делу.
— Чисто теоретически. Но я не уверена, что смогу смотреть на Карен и Мэтта вместе, смотреть, как они... женятся. — Слова застряли у меня в горле.
Карен знала, как сильно я ждала предложения от Мэтта. Я говорила с ней об этом. Она предложила поставить ему ультиматум. Они тогда встречались? Неужели ее совет был рассчитан на то, чтобы разлучить нас, а не продвинуть наши отношения? Теперь каждый наш разговор омрачился. Я-то думала, что она готова ради меня убить. А теперь знала, что убила бы она скорее меня, чтобы выскочить замуж за моего парня.
— Ты думаешь, я смогу пойти на эту свадьбу? Мне кажется, меня будет постоянно тошнить или я начну бесконтрольно кричать во время церемоний или что-то в этом роде. Я не доверяю себе, боюсь сделать что-то ужасное.
— Если ты пойдешь, я пойду с тобой, — заявила Флоренс. — В качестве моральной поддержки. Возможно, все пройдет легче, ведь ты используешь их свадьбу в своих целях. Это твоя возможность забрать власть обратно. Твой шанс для завершения.
Безвластность... Да, это было отличное описание моих чувств за последние несколько недель. У меня отняли будущее, и я ничего не могла с этим поделать.
Я ненавидела Карен. И я ненавидела, что ненавидела ее. Я не хотела становиться человеком, который живет горечью и ненавистью. Я хотела двигаться дальше. Хотела завершения, о котором упомянула Флоренс.
Мечтала о каком-то стремлении, чтобы оно дало мне возможность сосредоточиться, а не постоянно размышлять о двух людях, о которых я предпочла бы не думать.
— А вишенкой на торте станет сопровождение невероятно горячего парня. Все поверят, что вы пара! Повторите успех Дермота Малруни в Женихе напрокат. Ты только выиграешь, заставив его притвориться твоим парнем.
Флоренс говорила так, словно вопрос был решенным.
— Давай подведем итог, ты хочешь, чтобы я убедила Бека сделать меня ведущим дизайнером в многомиллиардной проекте и притвориться моим парнем, а потом выходные провести с бывшим парнем и бывшей подругой, делая вид, что меня их парочка нисколько не трогает?
Позитивный взгляд на ситуацию Флоренс был милым, вот только она либо была пьяна, либо сошла с ума.
— Хочешь сказать, что откажешься идти на свадьбу, даже если джинн Бек согласится на эту сделку?
Нет, из-за такого я бы потерпела. Флоренс была права. Я долгое время не принимала решения и шла на компромиссы, ставя Мэтта и наши отношения превыше всего. Но у нас с Мэттом больше не было отношений. Как и не было тайм-аута. Теперь я сама по себе. И мне пора начать думать о своем будущем. Работа менеджером по подбору персонала была временной мерой, а нет ничего более постоянного, чем временное. Пора принимать решительные меры.
Был ли Бек Уайлд моим выигрышным лотерейным билетом? Моим лекарством для исцеления, которое поможет мне пережить предательство Мэтта и Карена? Был ли он тем, кто подарит мне возможность сделать карьеру?
— Он точно не согласится.
— Не попробуешь - не узнаешь. Что ты теряешь?
Мне казалось, что я уже все потеряла: карьеру, отношения... Поход на свадьбу может лишить меня еще и гордости.
Или вернуть ее.
Все, что мне нужно было сделать, - это убедить Бека, что я справлюсь с крупным проектом, пусть без послужного списка и без каких-либо доказательств, а затем просто появиться на свадьбе моего бывшего парня и бывшей лучшей подруги.
Кажется довольно простым. Или нет?

ГЛАВА 7

Бек

Как правило, к решению неразрешимых проблем я подходил творчески. С недвижимостью это отлично срабатывало, но с текущей ситуацией не помогало.
Для уточнения, сейчас я находился в говновороте.
— Слушай, Бек, я сделал все, что мог. Время на исходе, — голос Крейга по громкой связи раздался на блестящем стеклянном столе.
По моему телу побежали мурашки. Я должен сделать что-то еще. Я не мог просто так отказаться от проекта в Мейфэре.
Развернулся на стуле, чтобы полюбоваться видом на купол Святого Павла, который возвышался надо мной. Вид из окна напоминал, как высоко я поднялся.
— Нельзя вот так опустить руки и все бросить. Рынок изменился. Никто не может позволить себе держать собственность в течение нескольких месяцев, не развивая ее и не получая прибыли.
Я потеряю десять миллионов фунтов.
Как минимум.
Если бы речь шла всего лишь о десяти миллионах фунтов, то уйти было бы легче. Но здесь крылось то, что нельзя купить за деньги.
Да и не Крейгу мириться с убытками... и уж точно он не потеряет сон из-за того, что я отказалась от мечты всей своей жизни.
— Ну, все мы терпим убытки. Так бывает. Двигайся дальше.
На это его заявление я покачал головой. Все должно было произойти не так. Я не отчаивался как-то договориться с Генри. Будь у меня пять минут, я бы убедил его в сделке.
— Я знаю, что такое ты слышать не хочешь, но банк больше не собирается ждать. Нам необходимо обеспечить финансирование. Позже ты получишь официальное уведомление, в котором будет указано, что у тебя есть тридцать дней, чтобы либо начать работы, либо выставить недвижимость на продажу. И если это не сделаешь ты сам, то подключимся мы.
Я откинулся на спинку стула и провел пальцем по воротнику рубашки, будто пытался ослабить петлю, по ощущениям, затягивающуюся вокруг моего горла. Слова были сказаны. Крейг немного приукрасил ситуацию, но по факту, я не смогу выплатить кредит, если ничего не решится в течение месяца. Я потеряю деньги, свою мечту и подорву репутацию.
Я был готов ко всему, но нужно было найти где-то силы и энергию.
Я никак не мог позволить банку вмешаться. Если проект провалится, пойдут слухи, что я потерял преимущество, что вполне способно отложить финансирование других проектов будущими кредиторами. Нельзя вернуться на исходную точку. Я проделал слишком долгий путь, начиная с проектирования малометражек в Ист-Энде.
Долбанная Стелла Лондон!
Я думал, она станет выходом из ситуации. Но виноват с ней сам.
Стоило поискать необычный подход, но в тот момент у меня было ноль идей. Мой мозг был пуст, осталась одна надежда.
— Не будет никаких просрочек, — объявляю Крейгу. — Я получу здание Дауни, поверь мне.
— Надеюсь, но, как я уже сказал, у тебя тридцать дней. Ждем транша или сами предпримем шаги, чтобы вернуть кредит.
Стук в дверь моего кабинета прервал разговор.
— Буду держать тебя в курсе, — пообещал я и, повернувшись, увидел, что дверь открылась и вошла секретарша. — Не могу больше говорить, у меня назначена следующая встреча.
Следующей встречи не ожидалось в течение еще нескольких часов, но не хотелось и дальше переливать из пустого в порожнее с Крейгом. Я его прекрасно понял: он опустил дамоклов меч еще на пару сантиметров.
— Простите, что прерываю, сэр, — извинилась Джина, — но в приемной Стелла Лондон, которая настаивает, что вы захотите ее видеть.
Давление вокруг моих ребер немного ослабло, благодаря чему я смог сделать вдох и заметить усмешку в уголках моего рта.
Именно в момент, когда я серьезно стал переживать за свой зад, госпожа удача улыбнулась и привела ко мне Стеллу Лондон. Девушка могла прийти сюда лишь по одной причине: заключить сделку.
Прямо сейчас я соглашусь на все, что бы она ни потребовала, лишь бы она сходила со мной на свадьбу.
Я попросил Джину проводить ее ко мне, и взъерошил пальцами волосы.
Когда Стелла вошла в комнату, ее светлые волосы были зачесаны назад, а красная юбка облегала идеальную фигуру, похожую на песочные часы. По моей шее побежали мурашки, проводя осмотр. Я и забыл, насколько она привлекательна, вероятно, потому, что она сидела при нашем знакомстве.
— Спасибо, что пришла, — поблагодарил я. — Могу предложить тебе что-нибудь выпить? Чай, кофе?
— Минеральную воду. Безо льда.
Я взглянул на Джину. Та кивнула и закрыла за собой дверь.
— Рада снова тебя видеть. — На привлекательных женщин всегда приятно смотреть, но я надеялся, что мне понравится то, что она скажет, даже больше, чем любование на нее. А любоваться ею мне очень нравилось.
— Теперь уже я кое-что раскопала о тебе, чтобы быть в курсе ситуации, — заявила она.
Если она меня гуглила, то наверняка чтобы понять, можно ли мне доверять. А это означало, что она определенно заинтересована в заключении сделки. Теперь она знала, что я не шарлатан и не аферист, и мы могли бы начать переговоры.
— Пожалуйста, присаживайся. — Я указал на стул напротив. — Расскажи мне, что тебе удалось выяснить.
Она осмотрелась в моем кабинете, усаживаясь.
— Много всего. — Она прищурилась, когда я сел напротив нее. — Что-то хорошее. Что-то... — Она покраснела, явно не желая делиться своими мыслями, отчего я еще больше захотел все разузнать. — В общем, достаточно информации.
— Я весь во внимании, — сказал я, не сдерживая улыбку. Господи, румянец начал растекаться по ее шее, и мне захотелось расстегнуть пуговицы ее блузки и проследить за ним до самого конца.
— Неважно, — отрезала Стелла. Ее резкие слова заставили мой член дернуться, и я откашлялся, пытаясь сосредоточить свое внимание на деле. — Главное, я знаю, что ты нуждаешься в знакомстве с Генри, в чем я могу тебе помочь.
— Значит, я буду сопровождать тебя на свадьбу? — Мое сердце стучало о ребра, пытаясь привлечь мое внимание. Неужели все будет так просто? — Всю неделю, — добавил я. К моменту окончания свадьбы останется неделя для выплат банку. Мне нужно все возможное время, которое я могу провести с Генри. Мне нужно не просто убедить его заключить сделку. Мне нужна его подпись на документах.
— Если ты согласишься на мои условия.
Ей нужно просто их назвать. Не было ничего, чего бы я ни сделал, чтобы пойти на эту свадьбу. После разговора с Крейгом мне нельзя терять ни минуты. Я словно находился в трех шагах от вершины Эвереста, хотя все говорили, что я не смогу туда добраться. Я проделал длинный путь не для того, чтобы отказаться от достижения всего, чего я когда-либо хотел.
— Продолжай, — попросил я, стараясь не выглядеть слишком нетерпеливым в ожидании того, что там она придумала.
— У тебя есть недвижимость в Мейфэре рядом с домом Генри, что, должно быть, стоило тебе больших денег...
Она вообще собиралась переходить к делу? Ничего нового из ее слов я не узнал.
— Что ты хочешь, Стелла?
— Я видела твои проекты. — Она замолчала, словно решала, что сказать дальше. — Я хочу стать дизайнером в здании... Хочу заниматься всем: кухнями, ванными комнатами, полами, отделкой, а затем обставить одну квартиру для публичных просмотров. — Стелла скрестила свои длинные ноги перед собой, и мне пришлось постараться сосредоточиться на ее словах.
Пришлось попытаться упорядочить их в своем мозгу таким образом, чтобы сказанное имело смысл.
— Ты менеджер по подбору персонала, — выдавил я, пытаясь вспомнить информацию о ней. Она переехала в Лондон около полугода назад из Манчестера и начала работать в рекрутинговой фирме. Может, у нее имелся опыт в дизайне? Она же не думала, что кто-то с улицы может стать дизайнером за одну ночь?
— По образованию я дизайнер интерьеров, — сказала она. — Еще полгода назад у меня был свой бизнес. Я уже занималась подобным.
Она перевела взгляд с моего плеча на руку, а потом на окно. Она о чем-то врала. Я просто не мог понять, о чем именно. У нее совершенно точно был свой бизнес в Манчестере. Должно быть, я настолько зациклился на ее работе кадровиком и упустил факт, что она занималась дизайном. Черт, я так жаждал победы, что не обращал внимания на детали!
— У меня уже есть кое-кто на этот проект. — Насколько серьезно она к этому относилась? Смогу ли я убедить ее просто взять чек? Так было бы много проще.
Она отодвинула стул и встала, словно разговор окончен. Ни за что я бы не позволил ей уйти.
— Расскажи мне о своем опыте. Сейчас ты занимаешься подбором персонала, почему ты хочешь вернуться к дизайну?
— Мне пришлось сменить профиль из-за личных причин, но дизайн — это то, чем я хочу заниматься, — пояснила она. — Я не просто люблю его, мне нравится создавать дома мечты для людей... места, которые они себе представляют. Места, где люди создают семью, празднуют свои успехи и восстанавливаются после неудач. Это моя страсть, мое призвание, если хочешь, и я действительно хороша в этом. — Она прочистила горло, пытаясь снять явное напряжение. — Ты спросил меня об условиях, так вот, это мои.
Ну, она хотя бы была готова заключить сделку.
— У тебя есть портфолио? Я бы хотел на него взглянуть.
Вместо того чтобы просто отвергнуть ее условия, я надеялся как можно мягче объяснить, почему ее предложение было смехотворным. Нужно, чтобы она согласилась с тем, что я мог ей предложить.
— Это не собеседование на работу. Если ты не хочешь идти на эту свадьбу, тогда ладно. — Она встала.
Я настиг ее, когда она уже вцепилась в ручку на двери моего кабинета.
— Стелла, подожди. Давай все обсудим, — успокоил я, вдыхая аромат лепестков роз и потираясь о шелк ее блузки. Я был слишком близко к ней, поэтому отступил назад, засунув руки в карманы и сдерживая свое желание смахнуть волосы с ее лица, чтобы лучше видеть ее глаза. — Ты должна понять, что проекты, над которыми я работаю, требуют дизайнера с послужным списком, знающего последние тенденции и новшества. Я просто пытаюсь защитить нас двоих от...
— А мне кажется, ты просто хочешь и рыбку съесть, и в пруд не лезть. Ты сам просил меня назвать свои условия.
Мне просто необходимо быстро что-то придумать. Не круто, когда тебя держат под дулом пистолета, но примерно это и делала Стелла. Правда, альтернативой был банк, вышибающий мне мозги. Мне нужно было добраться до Генри, так что я сделаю все, что потребуется. Может, она поработает вместе с действующим дизайнером для проекта?
— Я знаю, что это не собеседование, — вздохнул я. — Но успокой меня. — Она выдержала мой взгляд, поэтому я продолжил. — Допустим, я соглашусь, чтобы ты работала над проектом в Мейфэре. Каково твое видение?
Она фыркнула, но начала говорить.
— Я думаю, что проект — эта жилища состоятельных людей, у которых уже есть основной дом на территории страны и им просто нужно небольшое удобное убежище в городе, либо это дома квартиры для бездетных или одиноких пар. Нам стоит учитывать, что в твои планы входит продажа на международном рынке. Так вот, стиль последнего проекта в Фитцровии прекрасен, но теперь потенциальные покупатели будут ожидать еще большей роскоши, большей эксклюзивности, но в том же классическим стилем. В моем видении, каждое здание должно обладать некой уникальностью. В подобных проектах это не редкость, но в большинстве случаев они осовременены, я же предлагаю обратится в винтаж. Мы могли бы использовать антикварное стекло в спальнях, вставить немного мрамора в одну из стен в ванной комнате. Рядом с моим домом реконструируется театр. Мы могли бы выкупить у них сцену, восстановить ее и использовать в качестве пола в главных спальнях. Также можно установить старинные светильники. Главное не переусердствовать: просто одна или две вещи в каждой квартире, которых больше ни у кого нет, вещи со своей историей. Это прекрасно. Но это маркетинг.
Мне понравились ее идеи. И она сообразила, что я собираюсь продавать квартиры, а не просто их реставрировать. Я глубоко вдохнул, потому что она схватила меня за яйца. Если я откажусь, то могу попрощаться с отличным шансом получить здание Дауни.
— У меня должно быть право отстранить тебя, если у тебя не получится.
Может быть, мне удастся уломать ее свозить меня на свадьбу, а потом пересмотреть условия... ну, дать ей однокомнатную квартиру для реализации своих дизайнерских идей, а на остальные здания взять своего проверенного дизайнера. А то в худшем случае мне придется после нее еще все переделывать.
Стелла вытащила папку из подмышки и достала оттуда какие-то бумаги.
— Ты сможешь уволить меня, если я не уложусь в сроки, указанные в плане проекта, или если перерасход будет выше семи процентов. Это изложено в десятом пункте.
Я пролистал контракт на оказание услуг, который она мне вручила.
— Договор типовой, — добавила девушка. — Просто распишись на последней странице.
Без контракта у меня были варианты. Подписав его, я лишусь возможности вести переговоры. Вот только у меня не было другого выбора. Придется обдумать все позже.
— Лучше бы ты действительно была профессионалом, — проворчал я, вытаскивая ручку из внутреннего кармана пиджака.
— Лучшая из лучших. Кстати, есть еще кое-что.
Я уставился на нее в ожидании, чего там она хотела сказать... Вероятно, хотела получить макеты или долю прибыли.
— Ты должен притвориться моим парнем. По-настоящему-втрескавшимся-в-меня парнем.
Я усмехнулся. Она хотела со мной замутить?
— На свадьбе? — уточнил я.
— Угу, на вечеринке по случаю помолвки, и пока мы будем в Шотландии, и на любом другом мероприятии.
— А сколько планируется мероприятий?
И снова ее взгляд метнулся от моего плеча к куполу собора Святого Павла позади меня.
— Понятия не имею. Насколько мне известно, свадебная церемония и помолвка.
Должно быть, таким способом она приглашала меня на свидание.
— Если ты хочешь, чтобы я сходил с тобой поужинать, то так и скажи. Ты привлекательная женщина, и...
Она вздохнула.
— Не будь идиотом. Мне не нужен парень. Мне просто нужно выглядеть так, как будто у меня есть парень. — Она выхватила у меня подписанный контракт и сунула его в сумку. — У нас чисто деловая сделка. На этом все. — Она помахала передо мной бумагами. — Но необходимо, чтобы все выглядело правдоподобно.
Судя по всему, для нее это было важным, чего я не мог понять.
— То есть мы должны притворяться на людях, но не наедине?
Она склонила голову набок.
— Я не прошу тебя стать моим жиголо, Бек. Все будет напоказ. — Она закатила глаза, как будто я являлся самым глупым мужчиной на свете. Стелла Лондон была для меня загадкой. Я привык к тому, что женщины флиртуют. Улыбаются. Играют с волосами, разговаривая со мной... и уж точно не раздражаются, словно я приставучий младший брат.
— Но почему? — У меня было такое чувство, что я играл роль в дурацкой мыльной теленовелле без полного сценария.
— А это важно? Такие у меня условия. Соглашайся или отвали.
Я не жаловался. Это казалось странным, но не нарушало сделку. Мне просто было любопытно, почему она поставила это условие.
— Окей. Я притворюсь твоим парнем.
С ролью настоящего бойфренда у меня были проблемы, но кто знает, может быть, если я притворюсь, то это поможет мне в следующих отношениях.
— Тогда до связи. Помолвка состоится в эту субботу. — Она повернулась к двери. — Заедешь за мной в семь.
И Стелла вышла из моего кабинета.
— Подожди, мне нужен твой адрес. И твой номер.
— Уверена, что ты с этим разберешься. Как-никак, ты выследил меня в моем любимом баре.
Дверь захлопнулась, и предчувствие мне подсказывало, что я могу оказаться в дураках.
Но эта женщина давала мне возможность получить мои деньги, и ради десяти миллионов фунтов стерлингов, моего будущего бизнеса и шанса исправить ошибки прошлого, я готов с этим смириться.

ГЛАВА 8

Стелла

Глядя в зеркало, я нацепила на себя маску храбреца. В этот раз мне удалось накрасить ресницы, не выглядя при этом проституткой. А купленный на распродаже тональный крем оправдал свое обещание выровнять тон моей кожи. Я надеялась, что он скроет красные пятна, которые появятся, как только я окажусь в радиусе десяти футов от Мэтта и Карен. Неужели они не могли свалить в Тасманию или куда-нибудь в этом духе?
— Ты уверена, что не хочешь, чтобы я за тобой заехала? Мы уже в пути, — предложила Флоренс.
— Нет, я поеду с Беком.
Я взглянула на часы. Он должен появиться с минуты на минуту. Как только я покинула его офис в начале недели, он написал мне через пару часов на электронную почту, что разыскал номер моего мобильного и домашний адрес. У него, вероятно, они уже были, и такое внимание было приятным. С Мэттом я всегда сама выбирала рестораны, относила его костюм в химчистку и заказывала такси. И вот куда это меня привело.
Флоренс вздохнула.
— Все-таки гениальная идея - выставить его твоим парнем на время свадьбы.
— Сделать вид, что он - мой парень. Но да. От этого сегодняшний вечер и свадьба кажутся немного менее ужасающими.
— Это решит множество твоих проблем. Ну, то есть ты идешь на свадьбу, сделав вид, что двинулась дальше...
— Эй, я действительно отпустила ситуацию и даже планирую свое будущее. Вчера вечером я не выпила даже бокала вина!
Нет, туман предательства не рассеялся, но с тех пор, как я побывала в офисе Бека, видимость немного улучшилась.
Из-за долгой паузы на другом конце провода я решила, что подруга мне не верит. Я на самом деле не хотела возвращения Мэтта. Окей, я, может, и скучала по нему, или, по крайней мере, скучала по человеку, которым его считала. Но такое предательство невозможно забыть.
— Ты что-нибудь слышала от Карен с тех пор, как получила приглашение? — спросила она.
— Нет. Только автоматический ответ на почту. А ты?
Я представила, как Флоренс сейчас усмехнулась.
— Да, она звонила мне вчера. Лучше расскажи, ты выглядишь горячо? В чем пойдешь?
Я снова посмотрела в зеркало. Не стала бы говорить, что я выглядела горячо, но на лице не было никаких намеков на красноту, а волосы, благодаря чудо-шампуню, не электризовались.
— Белая блузка, черные брюки и черный пиджак с блестками.
— Избавься от блузки. Оставь один пиджак.
— В смысле пойти в лифчике? Глупости какие! Я изо всех сил стараюсь не выглядеть шлюхой, несмотря на тяготение моих ресниц к древней профессии.
— И лифчика не надо. Пиджак же на пуговицах! К тому же, если зайти в интернет-магазин одежды, то увидишь, что подобные пиджаки так и носят.
Я являлась обладательницей не самой большой в мире груди, но все же не хотела демонстрировать всем то, что имелось.
— У тебя ведь есть лента для тела? Займись делом и сними блузку.
Раздался сигнал домофона, от которого я подпрыгнула, а живот снова скрутило. Это действительно происходило. Если бы я как следует обо всем подумала, то не открыла бы дверь, нырнув под одеяло с бутылкой вина и каким-нибудь журналом о дизайне.
— Мне пора. Бек здесь. Да, кстати, называй его Беком при встрече, а не мистером Горячий костюм.
Сегодня Генри не будет на вечеринке, о чем было известно Беку, так что он шел только ради меня. Чтобы выполнить свою часть нашего соглашения. Часть меня боялась, что он отступит, найдет другой способ получить желаемое, оставив меня в неудобном положении, где мне нужно было бы объяснить, почему я не пришла на свадьбу.
Босиком сбежала вниз по лестнице, чтобы встретить его. Силуэт мужчины заполнял витражные панели в двери - я и забыла, какой он высокий.
— Привет, — поздоровалась я, распахнув дверь и натянув улыбку. Пусть он и обязан был прийти сегодня вечером, но это не означало, что я не должна быть вежливой, верно?
— Мисс Лондон, — сказал он, протягивая небольшой букет цветов.
— Сладкий горошек? — Такое я не ожидала и от настоящего бойфренда. — Поднимайся, — пригласила я.
— Мама их обожает.
— Не стоило приносить цветы. — Я повернула на кухню, где достала из шкафа вазу. — Только для остальных ты должен вести себя как мой парень, я же не нуждаюсь в мужской компании. Но все равно спасибо.
Он стоял в дверях кухни, которая, по словам Мэтта, была слишком тесна для двоих, стоило мне только завести речь о совместном приготовлении пищи.
— Люблю быть лучшим во всем. И больно в этом признаваться, но настоящий парень из меня так себе.
— Не удивил, — усмехнулась я. — Идеальный мужчина мне еще не встречался.
Было странно видеть другого в своей квартире. Я не приводила сюда никого, кроме Мэтта. Но стоило отметить, что дискомфорта от компании Бека на моей территории я не ощущала. Возможно, это потому, что мы не встречались по-настоящему, следовательно, у меня не было повода сравнивать его с Мэттом. Я не волновалась, подчёркивает ли освещение достоинства моей фигуры или заметно ли мое корректирующее белье. Мне было все равно, что он обо мне думал.
Схватив вазу с цветами, выпроводила Бека из комнаты.
— Присаживайся, я выйду через минуту. Ничего не трогай.
— Я бы не осмелился, — буркнул он, поднимая руки в капитуляции и пятясь к дивану.
Я уставилась на него, пытаясь понять, серьезно ли он говорит.
— Как думаешь, я похожа на человека, который любит покомандовать?
Мэтт часто жаловался, что я говорю ему, что и как делать, а Флоренс и Карен пытались убедить меня, что это он ведет себя как придурок. Карен действительно так думала или таким образом пыталась скрыть свои истинные чувства? Всегда ли она любила Мэтта или между ними что-то возникло недавно? Во рту снова появился металлический привкус, и я сглотнула, пытаясь заставить его исчезнуть.
Чтобы заиметь шанс на новые успешные отношения, мне, вероятно, нужно научиться быть менее властной. С чем не согласилась бы Флоренс. Но она жила ради того, чтобы поучить меня, так что ее мнение не имело значения.
Смешок Бека остановил мою тревогу. Его смех был неожиданным и согревал кончики моих пальцев, как приветственный огонь в холодный день.
— Я думаю, что ты похожа на женщину, которая знает, чего хочет, и не позволит ничему встать у нее на пути. — Бек опустил глаза в пол, а затем снова поднял их, пристально меня изучая. — Это не так уж плохо, — добавил он, нахмурившись. — Ты выглядишь такой разъяренной. Мне нравится. Это чертовски горячо. Ты - мой женский эквивалент.
— И как самовлюбленный человек, ты считаешь себя горячим? — рассмеялась я, а в внутри словно сдвинули тяжелую каменную дверь египетской гробницы, которую не открывали уже тысячу лет. Почему с этим совершенно незнакомым мужчиной я так хорошо себя чувствовала?
— Нет ничего плохого в уверенности в себе, — заметил он.
Никаких сомнений, что Бек самоуверенный мужчина. Возможно, общение с ним пойдет мне на пользу.
— Дай мне пару минут, и мы пойдем, — крикнула из коридора, направляясь в спальню. — Мне нужно только определиться с нарядом. Не могу решить, нужен ли мне топ под пиджак.
— Или что?
Я сняла свою шелковую блузку и надела пиджак, застегнув его на две пуговицы.
— Или что - что? — прокричала в гостиную.
— Топ или что-то еще?
— Или только бюстгальтер, — ответила я, проходя к нему. — А ты как думаешь? — спросила я, оглядывая свое декольте. С моего угла обзора зрелище выглядело слишком.
— Определенно только бюстгальтер, — заявил Бек, а когда я подняла глаза, то увидела, что он тоже таращился на мое декольте.
— Вот видишь? Я не могу это надеть. У меня сиськи наружу! — Я не хотела, чтобы мой внешний вид кричал, как сильно я старалась над своим образом и не хотела, чтобы Мэтт считал меня распутницей. Он всегда очень придирчиво относился к моей одежде, и хотя поначалу я воспринимала это как контроль, после знакомства с его семьей я поняла, что он просто пытался угодить своей маме. Я могла ненавидеть Мэтта, но не хотела, чтобы он посмотрел на меня и сказал: Слава Богу, что я не попросил ее выйти за меня замуж. Я хотела надеть что-нибудь такое, что заставило бы его пожалеть о содеянном.
— Они не совсем наружу, — принялся отрицать Бек. — Они просто немного вышли поприветствовать меня.
Я прижала руки к груди.
— Они не приветствуют ни тебя, ни кого-либо другого.
— Тогда подмигивают.
— Матерь Божья! — вздохнула я, развернувшись обратно в спальню. — Мои сиськи не подмигивают!
— Ну, если бы ты была моей девушкой, я бы точно пригласил тебя на свидание в наряде с подмигивающей грудью.
Я не могла удержаться от смеха.
— Не стоит говорить такое женщине. Никогда.
Я только познакомилась с этим парнем, а мы уже спорили о моих сиськах. Похоже, у нас серьезные отношения.
— Хороший совет, — крикнул он. — Но, честно говоря, ты выглядишь горячо. Лучше, чем с блузкой, она тебя... старит.
Старость - это не то, к чему я стремилась.
—А так ты сексуальна, — сказал он. — Ну, то есть, твой наряд.
Я схватила вечернюю сумочку.
— Я думаю, что если с таким спокойствием мы будем обсуждать мою грудь, то такими темпами к концу вечера мы будем писать с открытой дверью.
Он придержал для меня входную дверь, и я нырнула под его руку, чтобы выбраться наружу.
— Возможно, нам стоит обменяться некоторыми подробностями друг о друге или, по крайней мере, рассказать, как мы познакомились, как долго встречаемся и все такое...
Я остановилась на середине лестницы, когда поток льда поцеловал основание моего позвоночника и холод пробрался под мою кожу.
— Черт! Мы совершенно не готовы. Я даже не знаю, где ты вырос и твое второе имя!
Я собиралась пойти и солгать всем о том, что Бек - любовь всей моей жизни, но при этом не имела понятия, чем он любит заниматься воскресным утром. Любил ли он спорт и читал ли газеты?
Было совершенно очевидно, что мы только что познакомились.
Я была близка к полному унижению.
Закрыв дверь, я заперла ее на ключ. Наверное, мне следует попросить Бека уйти, отменив нашу договоренность. Идея была нелепа. Во всем виновата Флоренс. Только ей под силу уговорить меня на подобное.
— Кент и Роберт, — ответил он, протягивая руку, чтобы пропустить такси первой.
— Не думаю, что нам стоит это делать, — выпалила я, оставаясь на тротуаре, пока Бек придерживал для меня дверцу такси. — Это безумие. Люди посчитают меня сумасшедшей, когда наш обман раскроется.
— Садись в такси, Стелла.
— Я серьезно. Я никогда не умела врать. Я к этому не готова.
— Мы можем обсудить все по дороге.
Может быть, дело в его спокойствии, но я сделала, как он сказал, и села в такси.
— Будем говорить, что мы встретились на работе. Так мы уйдем недалеко от правды. Ты рассказала мне о своих дизайнерских идеях, я пригласил тебя на работу, а после - на свидание.
Либо он был превосходным лжецом, либо проворачивал раньше.
— У тебя большой опыт в подобного рода делах?
— Притворяться фальшивым парнем? — Он вскинул брови, как будто я только что спросила его, не подумывал ли он когда-нибудь завести ламу в качестве домашнего животного.
— Ну, знаешь, врать.
— Все лгут, — парировал он. — Но у меня никогда не было фальшивой девушки, нет.
— Ох, мать твою! У тебя есть настоящая? — Конечно, у него была девушка. Рядом с этим парнем даже браться Хемсворт, казалось, проиграли в лотерею генофонда. — Наш план ей точно не понравится. — Мое сердце колотилось в грудной клетке, разбудив пульс и заставив вспотеть руки. — Что, если кто-то ее знает...
— Серьезно, Стелла, тебе нужно успокоиться, иначе у тебя случится приступ инсульта. Я ни с кем не встречаюсь.
— Нет? Как так?
Бек был красив и богат. Ему следовало бы иметь целую вереницу женщин, которые ловили бы каждое его слово.
— Если я правильно помню голосовое сообщение, которое оставила мне на прошлой неделе моя уже бывшая подружка, то я эгоистичный засранец-трудоголик. Ох, кусок дерьма. Не засранец.
Я скривилась.
— Долго встречались?
Он снова усмехнулся, проведя костяшками пальцев по подбородку.
— Несколько месяцев. Я не лелею разбитое сердце, не беспокойся об этом.
На секунду я забыла о вечеринке, о Карен и Мэтте, желая продолжать пытать Бека, как долго они были вместе, был ли он верен, или жили ли они вместе, но каким-то чудом остановила себя.
— Возможно, нам стоит пропустить сегодняшний вечер, — сказала я. — Подготовимся как следует, изучим друг друга, чтобы отправиться на свадьбу во всеоружии. Осталось всего две недели, но к тому времени я уже буду знать, любишь ты тофу или дельтапланеризм.
— Это взаимоисключающий выбор? — уточнил он, ухмыляясь.
Я не могла не улыбнуться в ответ.
— Умоляю, только не говори, что ты любишь тофу. — Я драматически вздохнула. — Не уверена, что у меня могут быть фальшивые отношения с любителем творога из бобов.
По венам растеклась гордость, когда мужчина усмехнулся. Казалось, за создание этого смеха я должна была получить медаль отличия или что-то типа того.
— Все нормально. Нам просто нужно постараться не разлучаться надолго, тогда тебе не будут задавать вопросы обо мне и наоборот.
Его оптимизм восхищал. Но кое-что могло пойти катастрофически неправильно. Хотя я и не хотела, чтобы кто-то еще меня жалел, я должна рассказать ему о Мэтте. Можно было бы смолчать, будь он просто еще одним гостем на вечеринке. Но Мэтт являлся женихом. Вечеринка была в его честь. Люди решат, что Бек в курсе моей истории с Мэттом.
— Тебе, наверное, следует знать, что я встречалась с женихом, — прошептала я. Я приготовилась к тому, что Бек меня пожалеет, либо будет таращится на меня в потрясении.
Но он повернулся ко мне, когда такси остановилось. Уличный фонарь осветил контуры его лица, подчеркивая острый подбородок. Повезло же мужчинам - они могли сползти с кровати, надеть костюм и выглядеть чертовски сексуально. Я же почти два с половиной часа наводила марафет, стараясь при этом не быть похожей на распутницу.
— Серьезно? Долго? — спросил он.
Я вздохнула и выглянула в окно.
— Долго. Мы познакомились в университете. На какое-то время наши отношения испортились, но я думала, что мы будем вместе еще долго. У всех пар бывает кризис.
— И вы так хорошо расстались, что тебя пригласили на свадьбу? Мило.
Я пожала плечами, стараясь не обращать внимания на тяжесть его взгляда, впивающегося в мою кожу.
— У нас много общих знакомых. Будет проще, если мы будем вести себя вежливо.
— Тебе нравится его невеста?
Мои же отношения с Карен вызывали больше вопросов, чем ответов. Я-то ожидала, что он спросит меня, когда мы расстались.
— Ну, знаешь, у нас один круг друзей.
— Неужели? — хмыкнул он, когда мы подъехали к отелю Беркли.
Если бы он посчитал странным, что я все еще общаюсь со своим бывшим, то что бы он подумал, узнав, что Карен была моей лучшей подругой с начальной школы вплоть до момента, когда она украла любовь всей моей жизни?
— Угу, — промычала я, открывая дверь машины.
Прежде чем мои ноги коснулись земли, Бек каким-то образом подскочил к моей стороне машины и протянул мне руку.
— Мы его ненавидим? Или наоборот? Просто чтобы я был готов.
Ненавидеть Мэтта было бы легче. Все, на чем я могла сосредоточиться, - это почему так произошло и как могло бы быть. А что, если бы мы не переехали в Лондон? Что, если бы я подтолкнула его к женитьбе много лет назад?
— У нас нет времени, чтобы ненавидеть его. Он - история, и я намного счастливее с тобой, потому что ты богаче и твой член больше.
— Ну, всё верно по обоим пунктам, — заметил Бек, ведя меня к входу.
Несмотря на то, что я попала в одну из самых сложных ситуаций в своей жизни, я не могла не улыбнуться, когда Бек приобнял меня за талию. Но он все еще был мне совершенно незнаком. Я не понимала, как мы могли провести вечер, притворяясь глубоко влюбленными, когда я почти ничего о нем не знала. Нас обязательно поймают, но если бы моя бывшая лучшая подруга не выходила замуж за моего бывшего парня, я бы не пребывала в таком отчаянии, что стала бы шантажировать кого-то, лишь он притворялся, что любит меня. Если я когда-нибудь и нуждалась в чуде, то только сейчас.

ГЛАВА 9

Стелла

— Помады на зубах нет? — спросила я, входя в вестибюль Беркли, не отрывая глаз от Бека. Карен всегда была безупречно одета... даже ранним утром с похмелья на ее ресницах всегда была наложена тушь, а на ногах — каблуки. На моих же пятках можно было увидеть разве что прилипшую туалетную бумагу. Сегодня вечером я хотела выглядеть так, будто у меня все получилось. Я хотела, чтобы люди, увидев меня, подумали, что Мэтт был идиотом, раз оставил меня.
В этот вечер я не хотела чувствовать себя брошенной бывшей.
Я хотела чувствовать себя красивой. И привлекательной. И сексуальной.
Я хотела чувствовать себя женщиной, которой не изменяют мужчины. А той, на которой мужчины женятся.
Бек взял мою ладонь, и мне стало тяжело устоять на ногах, как десятилетней девочке на маминых каблуках. На мгновение я забыла, что вот-вот столкнусь лицом к лицу с Мэттом и Карен. Уже давно до меня так ласково не касался мужчина. Оглядываясь назад, я не могла вспомнить, когда в последний раз Мэтт держал меня за руку.
Бек сегодня выглядел до смешного великолепно. Я отвела взгляд, потому что так таращится было уже слишком.
— Ты чертовски изумительно выглядишь, — прошептал он. — А теперь пойдем к твоим друзьям.
Я смотрела на него, пока он вел нас по длинному коридору. Он действительно это и имел в виду, или просто пытался остановить мое растущее беспокойство по поводу сегодняшнего вечера? Потому как этому мужчине точно известно значение слова изумительно.
Он уверенно продвигался вперед, хотя я не видела никаких признаков главного зала.
— Ты знаешь, куда идешь?
— В письме, которое ты мне переслала, было написано банкетный зал. Он там.
— Ты бывал здесь раньше? — Для него привычны вечеринки в пятизвездочных отелях? Нравились ли они ему? Какое вино он пил?
Ох, слишком много вопросов.
— Угу, несколько раз. Ну, знаешь, на благотворительных ужинах.
— Я действительно ничего о тебе не знаю.
Сегодня над нами горела надпись катастрофа. Следует просто показаться, а затем быстро свалить.
Бек сжал мою руку, когда моя подруга, Джо, подошла к нам. Она скользнула взглядом от меня к Беку а затем снова ко мне. Глаза ее значительно расширились.
— Я так рада, что ты пришла! — завизжала она и притянула меня к себе, чтобы обнять. — Ты удивительный человек.
— Ты бы решила иначе, если бы прочитала мои мысли.
— Ты здесь, вот что важно. И выглядишь потрясающе. — Она отступила назад, чтобы рассмотреть меня. — Такая секси!
— Но это не я, верно?
— Это полностью ты. Все сдержанно, элегантно и секси. Настоящая ты.
Моя тревога отступила на пару шагов, плечи расслабились.
Джо повернулась к Беку.
— Я Джо Фраммер.
Боже, между паническими атаками из-за того, что я недостаточно знаю Бека, из-за выбора наряда и из-за предстоящей встречи с Карен и Мэттом, я совершенно забыла их представить. Мне нужно было сосредоточиться.
— Бек Уайлд, — сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать Джо в обе щеки.
— Приятно познакомиться. Я хочу узнать все о вас двоих! — воскликнула она, сопровождая нас к месту вечеринки. — Кто-то хранит секреты. Расскажите мне все немедленно. Как долго это продолжается?
Я понимала, что буду лгать Карен и Мэтту, но не подумала о том, что мне придется обманывать и моих друзей - людей, которых я любила. Джо не заслужила, чтобы я ей лгала, не смотря на то, что она точно поняла бы мои мотивы.
Я была ужасным человеком. У меня не было ни малейшего шанса провернуть это дело. Я оглянулась через плечо, гадая, не слишком ли поздно притвориться, что у меня несварение желудка. Вот только это стало бы очередной ложью.
— Зависит от того, что ты имеешь в виду: когда мы впервые встретились или когда начали встречаться. Наш первый выход в свет был пару месяцев назад? — Бек повернулся ко мне за подтверждением. Я кротко кивнула.
— Ух ты, а ты, оказывается, умеешь быть скрытной, — охнула Джо. — По твоему Facebook или Instagram и не скажешь.
Дерьмо. Дурацкие соцсети. Мне даже в голову не приходило, что стоило что-то выложить туда. Прежде чем я успела что-то ляпнуть, вмешался Бек.
— Верно, я вообще против социальных сетей, если только они не связаны с бизнесом.
— О, я понимаю, — вздохнула Джо. — Я как-то слышала о людях вроде тебя, но считала, что они похожи на лох-несское чудовище или йети... в общем, мифические существа.
— У меня нет Instagram, но я существую, — сказал он. — Удивительно, не правда ли?
— А может, это просто означает, что ты слишком стар, — хихикнула я.
— Или гораздо больше заинтересован в том, чтобы проводить время с тобой, а не торчать сутками в интернете. — Он уставился на меня своими зелеными глазами, и стены, которые появились при нашей первой встрече, снова закрыли нас от остальных, оставив наедине. Мы смотрели друг на друга, словно были знакомы тысячу жизней и не нуждались в словах, чтобы общаться.
Джо прочистила горло, возвращая нас в реальность.
— Вечеринка там, — сказала она, кивнув в сторону двойных дверей.
Мы вошли, и я пробежалась глазами по банкетному залу. Какофония сверкающих огней, пастельных тонов и звуков струнного квартета окружили нас. У меня перехватило дыхание. Все было прекрасным. Огромная композиция из сирени и летних цветов свисала с потолка над центральным баром, сделанным из зеркал и стекла. Еще больше цветов висело по бокам комнаты, заполняя пространство легким ароматом.
Здесь не чувствовалось руки Мэтта. Его семья предпочла бы что-нибудь более традиционное в семейном доме. Нет, это устроила Карен: дорого, со вкусом. Наверное, хорошо, что Мэтт научился идти на компромисс. Он всегда был слишком упрямым со мной, и все-таки, почему он ни в чем не уступал мне?
Болтовня, звон бокалов и смех гуляли по залу. Скорее всего, я была единственным человеком в этой комнате, который не был счастлив за Карен и Мэтта. Единственный человек, который, когда кто-то заметил, что они идеально подходят друг другу, согласился, но только потому, что они оба были предателями, неверными, презренными людьми.
— Флоренс и Горди здесь? — спросила я. Если бы мы с Беком болтали с ними, это избавило бы нас от необходимости общаться со слишком любопытными знакомыми.
— Я их еще не видела, — ответила Джо.
Мы подошли к смехотворно тонкому, высокому столу, возле которого принято стоять и потягивать напитки.
— Оставайся здесь, а я схожу за выпивкой, — сказал Бек.
Он собирался бросить меня? Его идея провести весь вечер вместе меня устраивала. Что произойдет, если он столкнется с кем-то и расскажет им тысячу вещей о наших отношениях, о которых я не имела понятия? Или если появятся Мэтт и Карен, а Бека не будет рядом, чтобы я не казалась озлобленной бывшей подружкой, какой себя чувствовала?
Пока я осматривала зал в поисках Флоренс и Горди, к нашему столику подобралась Карен. Мое зрение слегка затуманилось, я ухватилась за край стола, чтобы не упасть. Господи, она могла бы, по крайней мере, позволить мне освоиться и снова начать дышать полной грудью.
Передо мной стояла женщина, укравшая моего парня, моего любовника, моего друга.
Или женщина, ради которой он меня бросил.
Нельзя сказать, что было хуже.
Я попыталась посмотреть на нее как на незнакомку... что в ней такого, что заставило его забыть про семь лет наших отношений?
Была ли она красивее, смешнее, изобретательнее в постели?
Или он просто ее сильнее любит?
— Я так рада, что ты здесь, — завизжала она, обнимая меня так, будто ничего не произошло.
Я пыталась подготовиться к этому моменту, но у меня не было плана игры. Я могла вести себя до смешного мило, ерничая исподтишка. Могла быть спокойной, но отстраненной. Могла проигнорировать ее или сказать все, что я о ней думаю. Вот только тогда наше приглашение, скорее всего, отменят, так что последнее не было хорошим вариантом.
Я решила поступить правильно, но меня парализовали гнев, страх и непонимание.
— Я не была уверена, что у тебя получится, — запричитала Карен. — Знаю, что ты ответила на приглашение и все такое, но, честно говоря, я ожидала, что ты заболеешь желудочным гриппом или чем-то еще.
Я изобразила свою лучшую фальшивую улыбку. То есть она ожидала, что я солгу? Наверное, судила обо мне по себе.
— Мой желудок в полном порядке, спасибо.
Карен не только не испытывала угрызений совести, но даже не смогла быть со мной любезной. Она отбила моего парня и теперь вела себя так, словно он и без того все время принадлежал ей. Хотя, вполне возможно, что так оно и было.
Или она испытывала неловкость и надеялась, что мы все просто забудем об этом? Ведь так легко забыть, что ты потеряла любовь всей своей жизни из-за своей лучшей подруги!
Она засмеялась, уставившись на мое декольте.
— Ну, я рада. А ты привела свою... пару или как?
— О да, конечно, — ответила за меня Джо. — Он вон там, у бара. Высокий, симпатичный.
Я не могла не улыбнуться этому описанию, когда мы все перевели взгляд на бар. Бек, несомненно, ростом не обделен. И хорошо выглядит. Хорошо выглядит - мягко сказано. Он был одним из тех людей, на которых оборачивались, проходя мимо на улице. Он был достаточно красив, чтобы походить на модель, но то, как он носил этот костюм — или любой из костюмов, в которых я его видела, — кричало об уверенности.
Мы втроем смотрели, как он возвращается с ведерком со льдом и стаканами. Я встретилась с ним взглядом, и напряжение покинуло мое тело. Было в нем что-то такое, что заставляло меня думать, будто я знаю его целую вечность. Он улыбнулся мне такой искренней улыбкой, что я ощутила ее до самых кончиков пальцев.
— Ого, в этом взгляде столько любви! — охнула рядом со мной Джо.
Если бы только она знала...
— Дамы, — сказал он, ставя ведерко со льдом на стол.
— Это Карен, — представила бывшую подругу я, вспомнив в этот раз о своих манерах. — Невеста.
Я не была уверена почему, но он не поцеловал Карен так, как сделал с Джо. Вместо этого просто протянул ей руку.
— Бек Уайлд. Приятно познакомиться.
— Дом Периньон? — спросила Джо, взглянув на этикетку.
— Да, я попросил нам бутылку. — Бек начал разливать спиртное по бокалам. — Это что-то вроде нашего напитка.
— Вашего напитка? — хмыкнула Карен.
— Такое вино мы пили на первом свидании, — ответил Бек. — Я пытался произвести впечатление на эту красивую женщину. — Он протянул мне бокал и поцеловал в щеку. Господи, этот парень был хорош в притворстве. — Это сделать нелегко, — продолжал он. — Но, надеюсь, я завоевал ее расположение.
— Как вы познакомились? — начала допрос Карен.
— На работе, — пробормотала я и сделала глоток.
— О, — протянула она. — Ты специалист по подбору персонала?
Бек усмехнулся.
— Нет. С этим я бы точно не справился. Нужно быть слишком добрым к кандидатам и клиентам. Стелла занимается дизайном одного из моих зданий.
— Неужели? — хором спросили Карен и Джо.
— Мне казалось, ты забросила затею с дизайнером интерьеров? — уточнила Карен, слегка сжимая губы.
Затею? Это было не какой-то глупостью или хобби. Мне нравилась эта работа.
Но я решила не обращать на ее выпад внимания.
— Нет. Я просто ненадолго оставляла дизайн.
— Что было безумием! — заявил Бек. — Тебе нужно максимально использовать свой талант. — Он обнял меня за талию и притянул к себе. Жар его тела окутал меня, как броня, пока его рука крепко держала меня на месте, словно щит.
— Можно сказать и так, — ответила я, пытаясь продолжить наш фарс. Он был чертовски в этом хорош, и мне стоило идти с ним в одну ногу.
— Я говорю это потому, что это правда, — сказал он и повернулся к Карен и Джо. — Вы же знаете, какая Стелла скромная. Вечно она не верит, что в чем-то лучшая.
Я не могла отвести от него глаз, пока он скользил рукой по моей спине. На секунду я почти поверила, что он говорил серьезно.
Все внутри меня таяло, как мороженое на солнце.
Но, конечно, это было неправдой. Все это было только для создания видимости.
— Уже при нашем знакомстве я понял, что просто обязан пригласить ее на свидание, вот только Стеллу пришлось долго уговаривать.
Я взглянула на Карен и Джо, чтобы понять, купились ли они на это. Обе были сосредоточены на Беке, словно он вытаскивал белых кроликов из ведерка со льдом. Если его поведение сегодня вечером было хоть немного схоже с тем, как он вел себя со своими подружками, я искренне не понимала, почему он все еще был одинок. Бек был веселым, уверенным, внимательным и со светлой душой.
— Ты загнал меня в угол, — ответила я.
Он ухмыльнулся, как будто мы делились какой-то своей шуткой, о которой больше никто не знал.
— Ты держала жесткую позицию в переговорах.
Я искренне рассмеялась. Это стоило добавить к списку замечательных вещей в Беке.
— Я не могла легко сдаться.
— Что ж, Стелла, он, кажется, идеален и совершенно в тебя влюблен, — заметила Карен. — Ты уверена, что не заплатила ему за то, чтобы он сопровождал тебя сюда?
В животе все перевернулось, словно меня только что застали за использованием маминой косметики.
Карен улыбнулась, как будто шутила, но я-то ее знала. Пусть у меня и заняло это двадцать лет, но, в конце концов, я ее раскусила. И также я знала, что если у нее возникнут подозрения, что наши с Беком отношения фальшивые, то отвлечь ее будет практически невозможно.
— Я так рад наконец-то познакомиться с тобой, Карен, — вставил Бек. — Стелла так хорошо о тебе отзывалась! Мы будем рады оказаться в Шотландии. Люблю это место.
Я скользнула рукой вокруг его талии. Боже, с этим парнем притворяться проще простого.
Губы Карен дернулись.
— Да, мы с Мэттом счастливы, что вы приняли приглашение.
Она выделила имя моего бывшего парня, как будто хотела этим меня уколоть. Что вдруг я могла забыть, что она выходит за него замуж. Как будто я когда-нибудь смогу! Неужели она всегда была такой? Такой черствой, такой бессердечной? Такой стервой?
— Привет, — поздоровалась Флоренс, оказавшись у нашего столика.
— Флоренс! — воскликнул Бек и чмокнул ее в щеку. — Сейчас принесу тебе тоже бокал.
Бек вернулся на бар, и я не могла не смотреть на него. Задница была у него что надо. Обнаружу ли я в нем что-то такое, что мне не понравится? Я надеялась. Последнее, что мне было нужно, — это влюбиться в Бека. Мы были деловыми партнерами. К тому же веры, что мне встретиться хороший парень, у меня не осталось. А когда я отойду от всей этой ситуации – лет, эдак, через двадцать – я просто позволю Флоренс подобрать для меня пару. Она способна выбрать мне парня: у нее гораздо больше здравого смысла и она никогда бы не связалась с мужиком, который изменил бы ей или ушел к ее лучшей подруге.
Флоренс закатила глаза, поворачивая бутылку в ведерке со льдом, чтобы взглянуть на этикетку.
— Опять Дом Периньон? Не надоедает общение с таким горячим, богатым, очаровательным парнем?
Я рассмеялась. Возможно, неделя в Шотландии с Беком будет не так уж плоха.
— Никто не совершенен.
Хотя Бек Уайлд был идеальным фальшивым парнем. Идеальным лжецом. Он все схватывал на лету и болтал, как будто это было его работой. Неудивительно, что он не беспокоился о сегодняшнем вечере. Я сама почти поверила, что мы встречаемся.
— Вот именно, — протянула Карен. — Я уверена, что в нем много такого, что выводит тебя из себя, верно?
Бек велел держаться как можно ближе к правде.
— Честно говоря, я пока ничего такого не нашла, — ответила я.
— Итак, когда ты познакомилась с ним, Флоренс? — спросила Карен.
— Во время их знакомства, — ответила она.
Мое сердце замерло, и мне показалось, что руки предательницы Карен сдавили мою грудную клетку, желая проломить ребра. Я не посвятила Флоренс в историю нашей первой встречи...
Мы совсем не подготовились.
— Я доверяю мнению Флоренс, поэтому, прежде чем согласилась пойти на свидание, познакомила их, — встряла я.
Карен улыбнулась слабой фальшивой улыбкой.
— Класс. Как мило!
Фуф, вроде проканало.
— Ну, вы двое, кажется, идеально подходите друг другу, — восхитилась Джо. — Приятно видеть тебя с кем-то, кто ценит, насколько ты прекрасна. — Джо не хотела обидеть Мэтта, особенно когда рядом стояла Карен, но по хмурому взгляду невесты ясно, что она восприняла это за оскорбление.
— Верно, — ответила Карен. — Очень важно показать мужчине себя с лучшей стороны.
— Не уверена, что я так могу, — заспорила я. — Как по мне, стоит демонстрировать как хорошее, так и плохое. Не обязательно любить каждую частичку кого-то, но скрывать что-то, по моему мнению, неправильно.
Честность важна в моих отношениях. А теперь и подавно. Я никогда ничего не скрывала от Мэтта. Возможно, именно поэтому у них с Карен все сработало. Может быть, мужчинам нравится видеть только хорошую, сексуальную, смешную сторону женщины. Может быть, раздражительным после работы девушкам, любительницам носить старые, поношенные футболки и тем, кто не краситься на выходные, суждено быть одинокими. Если это было правдой, то я останусь одна на всю оставшуюся жизнь. На публике мы с Беком играли, но продолжать в том же духе я не могла себе позволить. Это было не для меня.
Бек вернулся к столику с двумя дополнительными бокалами.
— Горди скоро подойдет, верно? — Как он умудрился запомнить имя парня Флоренс? Неудивительно, что он велел мне не волноваться.
— Да, он отдает вещи в гардероб. Спасибо, Бек. Прекращай эти выкрутасы с шампанским или я привыкну к нему.
— Ты знаком с Горди? — спросила Карен.
— Наслышан о нем от этих двух, — сказал он, поднимая подбородок в сторону Флоренс и меня.
— Вы отлично поладите, — вставила Флоренс.
— Мы должны поужинать вместе на следующей неделе. Пойдем в тот ресторан, о котором я тебе говорил. — Бек повернулся ко мне. — Там подают лучшие устрицы.
О, нет! Ведь все шло так хорошо...
У меня пересохло во рту, я попыталась сглотнуть, чтобы сказать что-нибудь и спасти ситуацию. Любой, кто знал меня дольше двадцати четырех часов, знал, что я ненавижу моллюсков.
— Зачем вести Стеллу туда, где подают отличные устрицы? — принялась выяснять Карен с хитрой улыбкой. Нас поймали.
Карен уставилась на меня, несмотря на то, что задала вопрос Беку. Ей хотелось позлорадствовать.
Кто эта женщина? Неужели с ней я делилась секретами, мечтами, страхами... мы столько пережили вместе. И все же она предала меня, словно я для нее никто. Как и моя жизнь, мое счастье не имело для нее никакого значения.
Я перевела дыхание.
Не стоит пытаться вести себя с ней честно и открыто. Она не реагировала на такие вещи. Возможно, ложь была единственным, что она понимала.
— Бек дурачится, — улыбнулась я, расправив плечи и приготовившись к драке. — Он знает, что я ненавижу моллюсков.
Бек усмехнулся рядом со мной.
— Я все еще надеюсь, что смогу переубедить ее. Это самое плохое в тебе, Стелла.
Карен склонила голову набок.
— Так странно. А мне не показалось, что ты шутишь.
— А я думаю, ты не очень хорошо меня знаешь. — Бек пожал плечами. Он был хорош. Но я сомневалась, что он был достаточно хорош, чтобы сбить Карен со следа.
Карен была похожа на собаку-ищейку, которую невозможно легко успокоить.
Нам нужно как следует подготовиться. Карен теперь будет искать другие несостыковки между мной и Беком. И единственное, что унизительнее, чем твой бойфренд, бросивший тебя ради твоей лучшей подруги, - это когда тебя уличают в том, что ты привела на их свадьбу фальшивого парня.
Мы не переживем неделю в Шотландии, если в тысячу раз лучше не подготовимся.

ГЛАВА 10

Бек

Большинство людей ненавидят работать по воскресеньям, но я не входил в их число. Проходя пустые столы в Уайлд Девелопментс, я направился в свой кабинет в задней части здания.
Мне нравилось работать по выходным. Телефоны молчали, не было постоянного потока людей, которые врывались в мой кабинет за подписью или просто желанием узнать мое мнение. Чтобы добиться цели, мне была нужна тишина. А теперь, когда до подписания Генри права на собственность в Мейфэре оставалось всего несколько недель, дел хватало с лихвой. Мне нужно поработать над тендерной документацией для архитекторов, просмотреть чертежи (их раздобыл Джошуа, и они были точнее, чем планы, которые мне достались ранее) и, наконец, пора бы определить, что же делать с дизайнером. Я согласился на предложение Стеллы, но, увидев вчера ее квартиру, забеспокоился. Ничто в ней не кричало о роскоши, высоком классе или ультрасовременном дизайне.
Я закрыл дверь кабинета, когда зазвонил мой мобильный.
— Стелла, — поприветствовал ее я. — Как раз о тебе думал.
Молчание, а затем:
— Я ни за что на свете не пойду на эту свадьбу с тобой. Идея была нелепой.
Разочарование скрутило мои внутренности. Черта с два я позволю ей передумать. Слишком многое было поставлено на карту.
— О чем ты говоришь? — спросил я, стараясь, чтобы мой голос звучал ровно. Мне хотелось накричать на нее, но я понимал, что вряд ли это будет результативно.
— Я только что разговаривала по телефону с Флоренс. Карен звонила ей, задавала кучу вопросов о нас с тобой, говорила, что между нами что-то не так...
Эта женщина, может быть, и красива, но являлась абсолютным параноиком.
— Уверен, что Карен будет сосредоточена на своей свадьбе в Шотландии, а не на нас.
Стелла вздохнула, как будто я что-то не понимал.
— Ты плохо знаешь Карен. Она сосредоточена на том, чтобы выставить меня в плохом свете.
Разве эти женщины не были подругами? Нырять в их кроличью нору у меня не было никакого желания. Меня волновало только приглашение на свадьбу. Только это имело значение.
— Все пройдет хорошо.
— Вчера нас чуть не поймали. Я едва не спалилась за вечер, а неделю не выдержу и подавно.
Я бросил ключи на стол и присел на его краешек, поглядывая на город.
— Послушай, ты сама предложила нам притвориться парой.
Идея была тупой. Почему мы не могли пойти в качестве друзей?
— Я знаю. И теперь полностью признаю, что это был ужасный план и что я идиотка. Твоей вины здесь нет. Я просто ставлю тебя в известность, что не смогу сделать это снова. Я ни за что не справлюсь. Так что давай просто сойдемся на том, что это не сработает, и я всё отменю... скажу, что у меня операция по удалению грыжи или что-то в этом роде.
Так, мне срочно нужно ее понять. Я не собирался отступать.
— Почему тебя это вообще волнует? В худшем случае, люди поймут, что мы не встречаемся. Это не конец света. — Я недостаточно хорошо знал Стеллу, чтобы понять, как ее переубедить, но должен был попытаться. — Ты рассмеялась мне в лицо, когда я предложил тебе работу в кадровом агентстве, но когда ворвалась в мой офис и потребовала, чтобы я сделал тебя дизайнером, была настроена решительно. Ты явно хочешь этим заниматься, иначе просто попросила бы у меня чек. И теперь вот так сдашься? — Я старался говорить спокойным тоном и логично, но реализация моей давней мечты висела на волоске. Потерю денег я бы пережил. Может быть. Но я не собирался упускать возможность развития того квартала в Мейфэре.
— Лучше отказаться от чего-либо, чем столкнуться с полным унижением перед всеми, кого я знаю. Я отказываюсь оставаться в центре этого скандала! Я не знаю, когда у тебя день рождения и на какой стороне кровати ты спишь. Было безумием думать, что я смогу это вынести.
Так вот в чем была проблема! Она чувствовала себя неподготовленной и так, словно все могло выйти из-под ее контроля. Ну, я могу это исправить. Я взял ключи и встал.
— Где ты?
— Дома в гостиной, а что?
— Скоро буду у тебя, будем готовиться, — заявил я, открывая дверь своего кабинета и направляясь к выходу те же путем, каким пришел несколько минут назад.
— Готовиться? — переспросила она.
— Держу пари, ты была зубрилой в университете. И, вероятно, смоделировала какой-то проект для здания в Мейфэре, прежде чем пришла ко мне на сделку. Я прав?
— Эм, люди и ходят за этим в университет. Учиться.
— А вот и нет. — Я помчался вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. — Большинство ходят в университет ради вечеринок. Но бог с ним. Ты любишь все планировать, и я к этому готов. Нам просто нужно обдумать свое поведение на этой свадьбе. Я буду через пятнадцать минут.
— Нет! Ты не можешь вот так прийти! Я в пижаме.
— Тем лучше. Мне нужно знать, сколько времени тебе необходимо, чтобы принять душ и собраться. Это только поможет.
— Чему поможет?
Я толкнул стеклянные двери наружу и нажал на автомобильную сигнализацию.
— Я говорил тебе, что главное во лжи — это держаться как можно ближе к правде. Мы узнаем друг друга получше. Таким образом, когда доберемся до Шотландии, тебе не придется лгать, как и мне.
Я сел на водительское сиденье спортивной машины, на которой резвился только по выходным, и завел двигатель. Эта малышка принадлежала мне уже больше года, но каждый раз, когда я садился за руль, она все еще заставляла меня улыбаться, как красивая женщина в одном нижнем белье на моей кровати.
— Это ужасная идея. У нас всего две недели. Серьезные отношения не строятся за один день.
— Тогда мы сделаем это за пару, — отмахнулся я, выходя из машины и направляясь к квартире Стеллы. Нужно закончить разговор прежде, чем она успеет принять какое-нибудь опрометчивое решение.
— С чего ты вдруг взял, что у меня есть два свободных дня? У меня полно дел, которые нужно сделать. Мне есть куда сходить. Есть люди, с которыми надо встретиться.
— Верно. А параллельно будем узнавать друг друга. Если я к тебе присоединюсь, то это пойдет только на пользу. Я понимаю, к чему ты клонишь. Изучил твои причуды...
— У меня нет причуд.
Я усмехнулся и представил себе, как она слегка нахмурилась и поджала губы.
— У всех нас они есть. Это делает нас интересными.
Я воспринял ее молчание за добрый знак.
— Мы проведем некоторое время вместе, и прежде чем ты успеешь даже понять, мы узнаем друг друга достаточно хорошо и сможем спокойно провести неделю в Шотландии.
— Ни в коем случае...
— Эй, я видел, как сильно ты хотела поработать дизайнером. Неужели перегорела? Разве это не стоит небольших усилий? Если ты хорошо поработаешь над проектом в Уайлд Девелопментс в Мейфэре, то, ну, точно больше не будешь консультантом по подбору персонала.
Я поставил ногу на педаль газа. Я почти убедил ее — это было видно по тому, как слабели ее аргументы.
— Я всего в нескольких минутах езды от тебя.
— А как же информация о тебе? Мне нужно хотя бы знать, чем ты любишь занимаешься в выходные!
— Ну, когда ты позвонила, я был в офисе, но давай проведем сегодня и завтра — и две недели до свадьбы — как пара. Таким образом, к поездке в Шотландию это станет для нас естественным. Нам не нужно будет притворяться. Так и ты дашь своей карьере новый старт, и я уговорю Генри продать мне дом. И все счастливы.
Я не стал говорить, что почти все выходные проводил на работе и что для меня быть парой — это не более чем ужинать вместе и заниматься сексом. Но я готов на что угодно, в том числе пожертвовать всего тремя неделями жизни в обмен на десять миллионов фунтов и победу над своими демонами.
— Думаю, мы можем посмотреть, как пройдет сегодняшний день... — прошептала она.
Я молчал, чтобы ненароком не отговорить ее от этой попытки.
— Тебе лучше поторопиться, пока я не передумала, — добавила Стелла.
— Буду через пять минут.

ГЛАВА 11

Стелла

Я подпрыгнула от звонка в дверь. Бек не мог так быстро приехать, верно? Я все ещё держала мобильный в руке — мы разъединились всего несколько минут назад.
Мне следовало переодеться: на пижаме была дырка, а резинка на поясе ослабла так, что штаны болтались на бёдрах. У одиночества много недостатков. Один из них — ношение любимых вещей дома, потому что все равно некому покритиковать тебя или добавить комментарий о том, как чья-то мама выглядела идеально в любое время дня и ночи.
Бек же в наши встречи словно только что сошел с подиума модного показа в Милане. Я была уверена, что у его настоящих подружек нет подобной пижамы.
Но если я не его подружка, то какая мне разница, как я выгляжу?
Я открыла домофон и оставила входную дверь на задвижке. Стоило ли дать ему комплект ключей на два месяца? Нет, это было бы слишком.
— Ты когда-нибудь жил с женщиной? — крикнула я, услышав, как он вошел в дверь. Видел ли он девушек не только при идеальном макияжем, с уложенными волосами и в лучшем нижнем белье?
— Эм, и тебе привет, Стелла. И нет. Я никогда не жил с женщиной. — Он появился в дверном проеме кухни так же легко, как вчера вечером, когда заехал за мной. Он явно чувствовал себя как дома, но Бек был из тех парней, которые, вероятно, чувствовали себя комфортно в любом месте.
— А давал женщине ключ от своей квартиры? — Бек был прав — мне нужна была работа дизайнера. Я хотела прекратить свой круг разочарований, в котором пребывала с тех пор, как узнала о Мэтте и Карен. Поэтому мы должны продолжать нашу игру. Особенно после моего телефонного разговора с Флоренс. — Хочешь кофе? — Нам предстояло узнать о множестве вещей за очень короткое время. До поездки в Шотландию оставалось всего несколько недель.
— На вопрос с ключами ответ нет. Хотя, пару раз их предлагали мне. И воду, если можно. Фильтрованная из крана подойдет.
— Ты не пьешь кофе?
Он покачал головой, и я глубоко вздохнула. Нам предстояло многое обсудить.
— Мне нужны подробности. Не пить кофе — это не шутки.
— Серьезно?
— Ну да. Как на счет чая?
— Нет. Не выношу вкуса. Как и вкуса кофе. И вообще, я не любитель эффекта от кофеина.
— Кофеин поднимает тебе настроение? — Вполне возможно, что Бек был одним из тех скучных людей, которые не умеют радоваться жизни. Во всем всегда был подвох.
— Не особо, но и он может сбить тебя с толку. Я также не фанат алкоголя.
— Воу. Правда? Совсем не пьешь? Ты алкоголик? Или принимаешь наркотики? — засыпала его миллионом вопросов.
— Нет, — усмехнулся он. — Я не алкоголик и не употребляю наркотики.
— Мне показалось, ты говорил, что отлично проводил время в юности. Вряд ли в университете обошлось без алкоголя и каких-то веществ... не то чтобы я что-то употребляла, но свою долю выпивки не упустила.
— Я не учился в университете.
Я замерла с ложкой, на которой балансировал чайный пакетик, а потом повернулась к Беку, чтобы посмотреть, насколько он был серьезен.
— Нет? Как же так?
Все мои друзья учились в университете.
Он пожал плечами.
— Мне было не до этого. Я хотел поскорее начать зарабатывать деньги.
— Ну, этого ты точно добился.
— Именно.
— А твои родители не возражали?
Он закатил глаза.
— Нет.
До этого я неосознанно строила предположения о Беке. Я думала, что он происходил из привилегированного среднего класса, как я и все мои знакомые. Но он поменял созданную мной картинку.
— Ты сразу же занялся недвижимостью? — поинтересовалась я. У него были русские покровители, семейные деньги или что-то еще? Возможно, его бизнес был прикрытием для отмывания денег мафии. В Лондоне вообще есть мафия?
— Почти. Я подрабатывал во многих местах, скопил немного денег, взял кредит на покупку квартиры в Хакни и продал ее. Затем сделал то же самое. И так по кругу, ну, ты поняла.
Такого я и предположить не могла. Мои знакомые работают юристами, врачами или стали помогать вести семейный бизнес. Перепродажа недвижимости в Хакни не было частью моего мира.
— Значит, от квартиры в Хакни до особняков в Мейфэре?
Он засунул руки в карманы и посмотрел мне в глаза.
— Видимо, да.
— Твои родители, должно быть, гордятся тобой, — заметила я, надеясь вытянуть из него побольше сведений о его прошлом.
— Наверное. Не особо задумывался об этом.
— Вы с ними близки?
Он рассмеялся.
— Тебе понадобятся блокнот и ручка. Иди в душ, а потом ты будешь делать свои дела, а параллельно мы будем разговаривать.
Я планировала провести день, скрестив ноги на диване, работая над дизайнерскими идеями для его проекта, но не собиралась говорить ему об этом. Не стоит Беку наблюдать за этим бессистемным процессом.
— Ладно, мы сможем поболтать через дверь ванной. Нельзя терять время, — заявила я, направляясь в спальню с чашкой чая в руке.
— Все будет хорошо, расслабься.
Пока я закрывала дверь ванной, он снял туфли и уселся на мою кровать, словно мы сто лет как знакомы. Было странно разговаривать с незнакомцем в своей квартире, раздеваясь при этом. Он мог быть убийцей или, как минимум, извращенцем. Хотя, я как-то не уловила извращенной атмосферы вокруг него. Он был слишком самоуверен, слишком.
— Не думаю, что нам устроят допрос в надежде поймать тебя, — пробормотал он.
— Я же сказала, Карен та еще девица. Она точно захочет нас подловить.
— Но почему? Ты же говорила, что вы подруги?
— В последнее время мы отдалились друг от друга, — вздохнула я. — Она сказала Флоренс, что, по ее мнению, между нами что-то не так.
— А ей-то что? Потому что ее жених твой бывший? Разве между вами не было все кончено много лет назад?
Я вошла в душ, радуясь, что Бек не видит выражения моего лица.
— Ты же знаешь, как люди любят посплетничать, — крикнула я, чтобы он услышал мой ответ, меняя тему. — Мы с ним долго встречались.
Я бы не стала вот так сразу выкладывать новому парню все подробности старых отношений, верно ведь? Если я должна пойти на эту свадьбу, то я сделаю это с человеком, который не будет считать меня дурой. Который не будет знать, что я провела годы с мужчиной, который бросил меня ради моей лучшей подруги.
Унижения мне хватало и без того. Мне нужен был отдых от позора, какая-то безопасная гавань.
— Вы были помолвлены? — низкий голос Бека донесся сквозь закрытую дверь.
Я зажмурилась, позволяя воде струиться по лицу, надеясь, что тупая боль в животе будет смыта. Вот почему я не хотела идти на свадьбу. Девяносто шесть и четыре десятых процента времени я чувствовала себя прекрасно, пока не думала о Мэтте и о том, как они с Карен поступили. Но если я поеду в Шотландию, то от этих двоих не будет спасения целую неделю.
— Официально нет, — промямлила я. — Но говорили об этом. Я надеялась, что это рано или поздно произойдет.
Я думала, что мы планировали наше будущее совместным. И я очень в этом ошиблась.
— Вы жили вместе?
— Да. В этой квартире.
За дверью воцарилась тишина. Хорошо, разговор о Мэтте официально закончился, теперь мы могли бы перейти к более важным вещам.
— Ты здесь все декорировала? — спросил он.
— Не волнуйся, — успокоила его я. — Я понимаю, что ты от меня ожидаешь. Смогу все сделать в нужном тебе стиле. Все здесь в основном выбирал Мэтт, а не я. Что на счет тебя? Почему ты никогда не жил с женщиной?
Бек ответил после небольшой паузы:
— Мне нравится личное пространство. Предпочитаю наслаждаться возвращением домой, включением новостей, открытием пива и сидением на диване в одних трусах.
Прям эквивалент для мальчишек пижамы, мороженого и повторного просмотра Дневника Бриджит Джонс.
— А что мешает отдыхать так с женщиной?
Я закончила ополаскивать волосы и выключила душ.
— Никогда не пробовал. Вообще я люблю тишину. Устаю от постоянных разговоров. Я не хочу слышать о том, что случилось у нее за день, или не забыть спросить, как она свозила свою кошку к ветеринару или что-то такое.
— Ух ты. Жестко, — ответила я, вытираясь и надевая свой любимый халат — белый, весь в розовых фламинго. Я стирала и носила его так часто, что подмышкой появилась маленькая дырочка, но это была самая удобная вещь на свете.
Мэтт ненавидел его.
— Жестко? Что именно, что мне нравится моя собственная компания? — уточнил он, когда я открыла дверь. Он развалился на моей кровати, закинув одну руку за голову и скрестив длинные ноги в лодыжках. При его виде внизу живота запорхали бабочки. Он мог заключать выгодные сделки, быть излишне самоуверенным, но против точеной челюсти и отличного тела невозможно было устоять. То, как идеально сидела на нем рубашка, то, как брюки намекали на его явно мускулистые ягодицы, было почти непристойным. Я отвернулась, пытаясь сосредоточиться.
— Я полагаю, это имеет смысл, если ты никогда не был влюблен, чего, очевидно, с тобой не происходило.
Улыбка расплылась по его лицу, как восход солнца.
— Очевидно?
Я отвернулась и села перед туалетным столиком, поглядывая на него через зеркало.
— Ну да, это ясно по двум причинам. Во-первых, для тебя не было бы рутинным слушать ее болтовню. И уж точно ты бы хотел знать все о ее кошке.
— Я действительно не люблю кошек, — сказал он.
— Может быть, и нет, но если кошка важна для твоей девушки, а она в свою очередь важна для тебя, тогда ты захочешь узнать все о походе к ветеринару. — То, как он смотрел на меня, свидетельствовало, что он мне не поверил. Да и что с того? — Для протокола, у меня кошки нет.
— Слава богу. А что за вторая причина? — спросил он, поднимаясь.
— У всех бывают дни, когда мы хотим посидеть и расслабиться после работы. Влюбленные могут сделать это вместе.
Он закинул ногу на ногу и принялся изучать вещи на прикроватной тумбочке.
— Между тобой и Мэттом было так?
Я помолчала, наблюдая, как Бек берет серебряную шкатулку для безделушек, купленную мной во время поездки в Индию с Мэттом после окончания школы. Родители Мэтта не одобрили годовой перерыв в учебе, поэтому у нас были только шесть недель. Мы были так счастливы, словно готовились к марафону или сидели за кулисами театра перед первым спектаклем, — мы были полны волнения и нервозности, надежды и ожидания. Я думала, что мы будем вместе всегда.
Много воды утекло с тех пор.
— Возможно. В самом начале все было хорошо.
— Этого я тоже не понимаю в подобных отношениях. Вы держитесь друг за друга, когда всем вокруг ясно, что ни один из вас не счастлив и обоим нужно двигаться дальше. Почему, черт возьми, так происходит?
Я развернула полотенце на голове и взяла расческу.
— Полагаю, один из пары или оба надеются, что все наладится. Хотят, чтобы все было как раньше. Трудно уйти, когда потратил на отношения столько времени и усилий.
— Слишком высокая цена, как по мне. Это время и усилия потрачены впустую. Нет смысла тратить больше ресурсов на бесполезный проект.
— Ого. Вот только отношения — это не баланс. Здесь замешаны чувства. Или ты просто бессердечный бизнесмен, который все сводит к одному — холодным, твердым деньгам?
Схватив в руки читаемую мной книгу Щегол, Бек повернулся и уставился на меня. На самом деле, эту книгу я лишь пыталась прочесть. На самом деле я поглощала последнее произведение Норы Робертс. У меня вошло в привычку держать у кровати одну книгу, одобренную Мэттом, а то, что меня действительно интересовало, находилось в электронной книге, где он не мог прокомментировать количество клеток мозга, которые я теряла при прочтении. Полагаю, притворяться мне больше не для кого.
— Может, и так. Возможно, я просто не способен на отношения.
— Что на счет твоей последней подружки?
— Ее зовут Даниэль. Она фармацевт. Великолепная девушка.
Я не собиралась признаваться в этом, но предполагала, что он встречался с моделями или балеринами. Где, черт возьми, мужчины находят балерин? Все бывшие бойфренды Флоренс бросали ее ради танцовщиц.
— Что тебе в ней понравилось? — стало интересно мне.
— У нее было мало свободного времени.
Я расхохоталась.
— Тебе нравилось, что она была вечно занята?
Он пожал плечами.
— Ну, она еще и симпатичная. Фигуристая. И волосы такие... блестящие. Что ты хочешь, чтобы я сказал?
Я прикусила нижнюю губу, стараясь снова не рассмеяться. Этот парень был в полной растерянности.
— Почему первое, что пришло тебе в голову, что у нее было мало свободного времени? Потому что тебе не нужно было часто с ней видеться?
Он бросил мой экземпляр Щегла на кровать и подошел к платяному шкафу.
— Нет. Мне просто нравилось, что у нее была своя жизнь, свои друзья. Она не прилипала ко мне. Хотя, думаю, это я считал, что она не особо нуждалась в моем внимании.
— Значит, твоя идеальная женщина не должна ничего от тебя хотеть? Чтобы тебе не приходилось обращать на нее внимания, слушать, как прошел ее день, беспокоиться о том, что для нее важно? Нужно только, чтобы она была рядом, когда надо потрахаться? Как-то так?
— Ты перевернула все так, будто я придурок, — обиделся он, вытаскивая розовую толстовку из шкафа, которую стоило подарить или, по крайней мере, убрать куда-то подальше, поскольку я никогда ее не надевала.
— Я просто повторяю то, что услышала.
— Ты хочешь сказать, что я придурок.
— Этого я не говорила. — Но и не сказала, что это не так. Сделав макияж, я встала и вытащила из комода у окна джинсы и топ. — Сходи, поройся на кухне или еще где-нибудь, пока я переоденусь.
Он уставился на меня с серьезным выражением лица.
— Я обязан увидеть тебя голой для нашего исследования.
Жар поднялся по моему телу и ударил в щеки. Я задрожала. Прошло много времени с тех пор, как я впервые чувствовала влечение к кому-то.
Я взглянула на Бека — тот усмехнулся и выскользнул из комнаты.
Он был полной противоположностью Мэтта. Мэтт никогда не боялся обязательств. Он всегда представлял себе свою жизнь с женой и детьми. Может, все потому, что мы начали встречаться, будучи еще очень молодыми. Мы хотели быть вместе, хотели узнать, как прошел день друг у друга.
Попытка заставить Бека вести себя как влюбленного мужчину потребует некоторой работы.

ГЛАВА 12

Бек

Всегда обходил стороной выяснение отношений с женщинами. Но, так как у нас была своего рода сделка, то, пускай в отношениях я и был профаном, но бизнесменом был отлиным. Покопавшись, я нашел примеры работ Стеллы: она явно получила образование, о котором говорила, и хотя крупных клиентов у нее еще не было, мне стало очевидно, что она привнесла некоторую индивидуальность в каждый проект. Но вот ее квартира была до краев набита старым хламом, который совсем друг с другом не сочетался.
— Мы едем к тебе? — спросила она. — Чтобы я могла порыться в твоих вещах и вынести безмолвные суждения?
Я рассмеялся. Она была дерзкой, забавной и каким-то образом умудрялась меня поддевать.
— Ко мне мы не поедем, и я рад, что ты сложишь свое мнение обо мне без помощи чего-либо, — сказал я, нажимая на брелок — двери разблокировались, фары ламборджини вспыхнули.
— Серьезно? — протянула Стелла. — Это твоя машина?
— Это проблема? — уточнил я, открывая ей дверцу, прежде чем обойти автомобиль спереди к водительскому месту.
— Просто это немного... очевидно, — заявила она, когда я сел.
— А под очевидным ты подразумеваешь новые деньги? — огрызнулся я, но сразу пожалел, что упомянул об этом. Джошуа и Декстер всегда подтрунивали надо мной из-за этой машины. Но мне она нравилась. Какой смысл в деньгах, если нельзя получать от них удовольствия?
— Нет, в этом нет ничего плохого.
— Быстрые тачки — это весело. Если это очевидно, что ж, я смирюсь с этим.
Я свернул на переполненную дорогу. Не находись мы в центре Лондона, я показал бы ей, насколько крутыми могут быть такие машины. Пускай мои деньги не передавались из поколения в поколение, но они были так же хороши, как и унаследованные.
— У меня никогда не было автомобиля, но каждому свое. Так куда же мы едем, если не к тебе домой?
— Понятия не имею. Чем ты любишь заниматься по выходным?
Стелла выдохнула, скорее всего, для того, чтобы выиграть немного времени на обдумывание ответа.
— Обычно доделываю работу или так сильно устаю после работы, что тупо валяюсь в постели и жду смерти, — улыбнулась она.
Она была забавной. Своей девчонкой.
— Расскажи, как происходит подбор персонала. Почему ты занимаешься тем, что тебе явно не нравится? Когда ты уделяла время хобби?
Она наклонилась вперед и начала возиться с кондиционером.
— Это не входит в вводный курс, такие вопросы для продвинутого. И вообще, ты уже достаточно обо мне услышал, плюс, уже два раза побывал в моей квартире. Я же не знаю, живешь ты в развалюхе в Кройдоне или в георгианском особняке в Белгравии.
Я рассмеялся, радуясь возможности уйти от разговоров о ее работе, хотя мне было любопытно, как она там оказалась. Но уверен, рано или поздно она мне все расскажет.
— Я живу в Мейфэре, само собой.
— Само собой, — пробормотала она. — Мистер Мейфэр. Как я могла забыть?
— Итак, когда ты не лежишь в постели и не ждешь смерти, как ты любишь проводить время в Лондоне?
— Есть? — она скорее спросила, чем ответила. — Особенно в выходные. Беру газету и ем. Главное, чтобы никакой политики.
— Ну, мы можем поужинать, но газеты я запрещаю. Нам нужно поговорить, чтобы мне не пришлось выслушивать твои истерики, потому что ты, видите ли, не чувствуешь себя достаточно подготовленной.
— Ты будто знаешь меня уже тысячу лет. Но серьезно, может быть, нам стоит просто смириться с тем, что это невозможно, пожать друг другу руки и жить дальше? Если Карен узнает, что мы на самом деле не встречаемся... Думаю, мне придется эмигрировать, лишь бы избежать позора.
— Никакой эмиграции. Не сдавайся без боя, мы же договорились. — Я вообще не понимал, зачем ей так нужна пара на эту свадьбу, но раз уж для этого ей нужен я, то я готов. — Стоит ли я тебе напоминать, что ты станешь дизайнером в моем новом здании? Когда ты еще получишь такую возможность?
Я не стал упоминать ни о старинном сундуке в ее спальне, который, казалось, ни с чем не сочетался, ни о странном кожаном диване в ее гостиной, который скорее подходил душному клубу для мужчин. Возможно, она просто не могла позволить себе ничего нового. Я попытался сосредоточиться на работах, которые она делала ранее, и подавить страх, что ее талант к дизайну интерьера был только в ее воображении. Не стоит создавать трудности заранее.
— И еще кое-что. По выходным ты лежишь в постели в ожидании смерти, — усмехнулся над чересчур драматичным описанием подобного настроения, — а путешествие немного встряхнет тебя, сделает жизнь немного интереснее. Прими этот вызов.
— А если я потерплю неудачу?.. — Она замолчала. Безнадежность в ее глазах говорила о том, что в ее истории было нечто большее, чем то, что она мне рассказала.
— Сделаешь мне одолжение? — попросил я. Ей пора перестать думать, что ее принуждают. Выбор все-таки за ней.
— Еще одно?
— Забавно, — хмыкнул я, выруливая из потока машин налево с Мэрилебон-роуд. — Если ты получаешь что-то взамен, то это не одолжение, а выгодная сделка. Я прошу две недели. Проведем их вместе. Узнаем побольше друг о друге, а потом, если ты посчитаешь, что не готова, мы не пойдем на свадьбу. Скажешь, что заболела или что-то в этом роде. Думай в позитивном ключе. Помни о своей цели. Это главное.
Я взглянул на нее — она смотрела в окно, рисуя кончиком пальца на стекле маленькие круги.
— Ты прав. Я перестала верить, что у меня может что-то получиться.
От печали в ее голосе по моей коже пробежал холодок, меня словно обдало прохладным воздухом.
— Мне уже говорили, что я меняю жизнь женщин. Итак, приготовься.
Она повернулась ко мне и улыбнулась.
— Ты такой пошлый.
Ее улыбка была способна растопить любой лед.
— Значит, мы договорились?
— Ага, — решительно кивнула она. — Я перестану ныть, и мы оба сделаем все возможное в течение следующих нескольких недель.
Я должен убедиться, что эта женщина знает обо мне больше, чем собственная мать и пятеро моих лучших друзей вместе взятых. Я ни за что не позволю Стелле Лондон или Генри Дауни ускользнуть от меня.
* * *
— Куда теперь? — спросила Стелла, когда мы вернулись к машине после долгого ужина, который, казалось, пролетел в один миг.
Я взглянул на часы — было больше шести. Как могло пройти столько времени, а я ничего не заметил?
Мне хотелось высадить Стеллу у дома и отправиться в паб. Именно этим я и занимался по воскресеньям.
— Тебе не нужно готовиться к завтрашнему дню? — поинтересовался я, прежде чем сесть за руль и завести двигатель.
— Готовиться к чему? — уточнила Стелла. — К еще одной захватывающей неделе, посвященной подбору персонала? Не сомневаюсь, что завтра, попав в офис, на меня обрушится волна телефонных звонков и электронных писем. — Несколько минут мы ехали молча. — Итак, что ты обычно делаешь по воскресеньям?
— Работаю. Отдыхаю с друзьями.
— А как насчет женщин? Даже если Даниэль дали отставку, то, конечно, для мужчины вроде тебя секс стоит на повестке дня?
В смысле для мужчины вроде тебя? Я не был таким типом. Не укладывался в шаблоны.
— Только не по воскресеньям, — ответил я.
— По религиозным соображениям?
Я повернулся, чтобы посмотреть, серьезна ли она сейчас, но увидел широкую, теплую улыбку, которую Стелла редко показывала.
Решил пойти ва-банк. Она хотела быть готовой? И могла подкалывать меня? Я собирался взять ее с собой в паб.
— Да, я обычный бенедиктинский монах.
— Только энергетика от тебя исходит другая.
— Странно это. Вообще, по воскресеньям я ем жирную пищу и пью пиво с моими старыми друзьями.
— Ты вроде не пьешь?
— Они пьют пиво, а я — лимонад.
— Ну, ты знаешь, что я собираюсь сейчас предложить...
— Я всегда впереди тебя. Мы сейчас забросим машину, а потом пойдем к ним.
— Ничего, что я в джинсах? — Она критически осмотрела свою одежду. — И майка на мне уже старая.
— Клянусь, никто из этих парней не заметит, что на тебе надето.
— Ну, спасибо. Неудивительно, что женщины не являются частью ваших воскресных вечеров, учитывая твою склонность к комплиментам.
— Я не о том, что они тебя не заметят. Я о том, что их внимание не будет сосредоточено на твоей одежде. Сначала они обратят внимание на твою улыбку. А уже тогда, без сомнения, оценят твою задницу, груди и ноги. И им будет все равно на майку из прошлогодней коллекции.
— Даже не знаю, посмеяться мне или ударить тебя, — хихикнула она и игриво шлепнула меня по руке, а я притворился, что мне больно.
— Не мы такие, жизнь такая, — усмехнулся я, а Стелла закатила глаза. — Что? Ты сама сказала, что я — пошляк. Я просто доказываю твою правоту. Радуйся!
— Хочешь сказать, мужчины разбивают женщин на части тела? — спросила она, когда я въехал в гараж.
Это был один из тех вопросов, на которые невозможно было ответить. Я бы выглядел либо полным придурком, либо абсолютным придурком. Мне пришлось подумать над ответом.
— Первое, что мы замечаем, — это внешность женщины. Это факт. Но это не единственное, что нас волнует. И ты не можешь сказать, что для женщины внешний вид мужчины — не главное. — Я заглушил двигатель. — Мне нравится внимание женщин. Я не против, когда меня разглядывают. Человеческая натура такова, что нас привлекает что-то физическое.
Мы вышли из машины и направились к выходу. Да, мы придем рано, но подниматься в квартиру не имело смысла. Я не был уверен, что готов к тому, что Стелла окажется в моем пространстве.
— Значит, ты хочешь сказать, что я должна подготовиться к тому, что твои друзья сделают из меня объект желания?
— Не больше, чем из любой другой женщины в баре. Зато они не будут сосредоточены на твоей майке.
Я взмахнул рукой, приглашая ее проходить вперед, когда двери лифта открылись в вестибюле.
У нас шестерых в компании были пары в разные моменты времени: у кого-то было что-то серьезное, а у кого-то — не очень, но только один из нас был женат. Женщинам не запрещено было появляться на наших еженедельных встречах в пабе, но их никто не приводил, поэтому я не знал, как парни отреагируют на Стеллу.
Джошуа и Декстер знали, что я еду со Стеллой на свадьбу ради разговора с Генри. Но стоило рассказать и остальным, чтобы никто не надумал ничего лишнего и не решил, что все настолько серьезно, что я не могу оставить девушку даже на один вечер. Это настолько не в моем характере, что они подумали бы, будто я подхватил какую-то странную болезнь. Да я сам с трудом представлял, что когда-нибудь буду настолько близок с женщиной. Идеальными отношениями всегда считал встречи дважды в неделю за ужином и последующей ночевкой. Одной мысли о том, чтобы спать в одной постели с кем-то каждую ночь, хватало, чтобы у меня начала чесаться кожа и вспотели ладони.
— А мне нужно пить пиво? Потому что, если вписаться означает пить пиво, то я с удовольствием откажусь. Ненавижу пиво.
— Не обязательно, — сказал я с притворным предупреждением. — Не забывай, я пью лимонад.
Я открыл дверь, которая вела к выходу из здания, и Стелла остановилась как вкопанная.
— Мы не зайдем к тебе домой?
— Нам незачем. Мы идем сразу в паб. Он на углу.
Она подозрительно посмотрела на меня, но прошла через стеклянные двери.
— Обожаю лондонское лето, — заявила она.
— Особенно когда солнечно, — добавил я, выходя из жилого комплекса.
Мы с парнями по очереди выбирали паб, но за многие годы три из них стали любимыми. Сегодня была моя очередь, а это означало, что мы проведем вечер на углу моего дома.
— И не слишком влажно, — вставила Стелла.
— И если тебе не приходится сидеть в пробке.
— И если не нужно работать. Давай перефразирую. Обожаю не влажное, без работы, без пробок и солнечное лондонское лето.
Я молча кивнул. С этим не поспорить.
— И лучше всего провести такие вечера в компании друзей.
— Согласна. О, Панчбоул? — спросила она, запрокинув голову, чтобы получше рассмотреть вывеску. Мягкий солнечный свет коснулся прядей ее волос. — Это паб принадлежит Гаю Ричи?
— Он продал его, — доложил я, открыв дверь и приглашая ее заходить внутрь. — Много лет назад. Поверь мне, здесь здорово.
Это был мой любимый паб в Лондоне. Заведение похоже на старинное, которое немного отреставрировали и облагородили. Что меня вполне устраивало.
— Как в Мейфэре. Конечно, здесь здорово, — усмехнулась она, а затем осмотрелась. — Черт возьми, здесь очень круто!
В баре был хороший выбор пива, которое так любили мужчины, и красные кожаные кресла и столы из темного дерева словно кричали об этом.
— Нравиться? — спросил я.
Она пожала плечами.
— Конечно. Но бьюсь об заклад, что Дом Периньон здесь не найти, — пошутила она.
— Я бы на это не ставил. Займи столик, а я пойду закажу. Хочешь шампанского?
— Даже не знаю... Вина, пожалуйста.
— Какого?
— Подойдёт и белое домашнее.
Однажды я заказал Даниэль домашнее вино. Господи, что она мне устроила! Что это пойло никто не пьет и что я должен был помнить, какое вино она предпочитала. Очевидно, я нашел единственного человека в Лондоне, которому нравилось домашнее вино.
По традиции тот, кто первым приходил в паб, заказывал выпивку для всех, даже если это означало, что пиво выдохнется. Заказ был несложный, но я трижды проверил его правильность у девушки-бармена, прежде чем вернулся к нашему большому круглому столу с разносом, на котором стояло семь напитков. Похоже, нам со Стеллой предстоял большой вечер, но парни скоро будут здесь.
— Так вы, ребята, работали вместе? Или росли вместе? Откуда вы знаете друг друга?
— Герцог Эдинбургский, — ответил я. — Когда я был подростком, около нашего дома стали собираться всякие шайки. Мама посчитала, что если по выходным я буду делать что-то полезное и мечтать получить премию герцога Эдинбургского, проводя время на открытом воздухе, лазая по горам и занимаясь волонтерством, то избегу тюрьмы. Что и произошло.
Некоторые из моих одноклассников все-таки отсидели срок.
— И вы поддерживали связь все эти годы?
— Да. За три года я получил все три награды. И это открыло мне новое будущее. Ты этим занималась? — спросил я, усаживаясь на один из низких табуретов.
Она покачала головой.
— Я знала людей, которые это делали, но сама предпочитала быть сторонним наблюдателем. А тебе что нравилось? Походы? Ты часто лазил по горам, верно?
— Отчасти, — ответил я. — Поскольку дети со всей округи, из разных школ и разных слоев общества вместе получали награду, я познакомился с людьми, которые хотели от жизни большего, чем избежать из тюрьмы или стать наркоторговцем, — объяснил я, перенося последнюю пинту пива с подноса на стол. Я был единственным ребенком в школе, который получил награду герцога Эдинбургского, но никому в своем классе об этом не сказал. Я рано научился не сдавать боеприпасы врагам. — У ребят из других районов были другие истории, совершенно другая жизнь. И я понял, что моя судьба не решена, и я не обязан жить там, где родился. — Я глубоко вздохнул, все еще чувствуя благодарность за то, что наткнулся на программу герцога Эдинбургского. Если бы я не увидел плакат на доске объявлений у актового зала, то не пошел бы тайком записываться на участие во время урока географии, отпросившись якобы в туалет. Меня ждала бы совсем другая жизнь. — Мы познакомились с девушкой, с которой разделили серебряную медаль. Она в итоге переплыла Атлантику с ее приятелем. Удивительно. Она стала самой молодой девушкой, которая на такое отважилась. Когда ты видишь стремление в других людях, то хочешь такого же. Так было положено начало моим амбициям. Когда я проводил время с ребятами из программы, я понимал, что в мире было для меня, где разделяли мои надежды и мечты о будущем. Я обнаружил свою выдержку и решимость. К концу этих трех лет я заложил основы человека, которым стал, и подружился с пятью лучшими людьми, которых только можно встретить.
— Бек, это потрясающая история.
Глаза Стеллы сверкали, она казалась искренне очарованной моим рассказом. Для всех нас это действительно было потрясающим. Часы, когда я карабкался вверх и вниз по горам под дождем, снегом и невыносимой жарой, когда работал волонтером с обездоленными детьми, когда собирал деньги для бездомных, стали частью моей жизни.
— Кстати, вот и Декстер, — сказал я, взглянув на дверь.
Он подошел к столу, и его взгляд скользнул от меня к Стелле и обратно. Брови его с каждой секундой все сильнее сливались с волосами на голове.
— Привет, приятель, — поздоровался я. — Ты слышал о Стелле. — Я показал на нее рукой.
— А, точно. Вы двое идете вместе на свадьбу. — Он расцеловал Стеллу в обе щеки, прежде чем усесться рядом с ней.
— Таков наш план, — подтвердил я, пока Стелла приходила в себя.
— И теперь вы друзья? — спросил он.
— Движемся в этом направлении, — хмыкнул я. — Так как я иду в качестве парня Стеллы, то мы подумали, что было бы неплохо провести некоторое время вместе.
— Он притворяется моим парнем, так что мне нужно знать о нем все. Я надеюсь, что, будучи его друзьями, вы сможете просветить меня о вещах, которыми он со мной не делится.
Декстер улыбнулся ей так, словно только что выиграл в лотерею.
— Уверен, что смогу с этим помочь.
— С чем помочь? — спросил Джошуа, оказавшись у нашего столика. Он бросил бумажник на стол, пока не заметил Стеллу. Клянусь, однажды он выйдет на дорогу, потому что будет разрабатывать какой-то сложный алгоритм или что-то в этом роде.
— Джошуа, Стелла. Стелла, Джошуа.
Все-таки следовало опоздать, тогда бы мне пришлось представлять Стеллу всего раз.
— Мы должны вспомнить все ужасы о Беке, чтобы рассказать Стелле, — заявил Декстер.
— Мы не на отдыхе в Лас Вегасе... у нас только один вечер, — бросил Джошуа.
Мне действительно стоило проинструктировать их, прежде чем приводить Стеллу. Они шутили, но я не был уверен, что это не заставит Стеллу бежать в противоположном направлении от свадьбы. Меньше всего я хотел, чтобы парни уничтожили мой последний шанс встретиться с Генри.
К приезду Эндрю, Стелла уже знала, что я дерьмово играю в футбол. (Я не стал добавлять, что все потому, что я ненавидел эту игру.) К моменту, когда мы выпили свое первые пинты, Стелла почти допила вино. Румянец на ее щеках и почти постоянная улыбка ей очень шли. Видимо, подколы в мою сторону ее расслабили.
— У него были такие тонкие ноги, что он мог соскользнуть в канализацию, — растрепал Декстер.
— Отвали, — отмахнулся я. — Я просто был худым, вот и все.
— Скорее хилым, — вставил Тристан. — Моя мама обычно складывала шоколадные батончики в мой рюкзак, чтобы я тебя угостил. Она думала, что ты недоедаешь.
— Это ложь. Ты никогда не давал мне шоколад.
— Конечно, нет. Я приберегал его для себя. — Тристан пожал плечами, как будто я был идиотом.
— Вы все вместе прошли уровни программы? — поинтересовалась Стелла.
— Да. У нас всех бронза, серебро и золото, что заняло некоторое время, — похвастался Тристан. — Я бы сказал, годы. Так что я не смог бы избавиться от этих парней, даже если бы захотел.
— Участие в этой программе — одна из лучших вещей в моей жизни, даже если это означало, что мне приходилось общаться с этой кучкой неудачников, — сказал Декстер. — Но больше всего я горжусь получением всех трех наград.
Я кивнул и поднял глаза, увидев, что остальные четверо парней тоже кивали. Тристан был миллиардером, создавший свой онлайн-бизнес с нуля по поставкам фармацевтической продукции. Декстер владел ювелирной сетью и являлся самым проницательным человеком, которого я когда-либо встречал. Каждый из нашей шестерки был лучшим в своей области. Нам всем было чем гордиться. Но программа герцога Эдинбургского входит в тройку лучших в списке достижений любого из нас. Мы все были обязаны немалой частью нашего успеха навыкам, которые развили в те времена.
— А вы ездили в Букингемский дворец? — спросила Стелла.
— Конечно, как только преодолели золотой уровень. Мы даже познакомились с герцогом Эдинбургским. — Декстер достал телефон и вывел на экран фотографию, на которой они с мамой и папой стояли перед воротами дворца. У всех нас был похожий снимок. И конечно, был кадр нашей шестерки.
— Вы, похоже, отдавались этому делу всей душой, — заметила Стелла.
— Ну, особенно Бек, — буркнул Декстер. — Если бы он не попал в программу герцога Эдинбургского, то свалился бы в какую-нибудь сточную канаву.
— Пошел ты. Я просто был худощав.
Стелла рассмеялась, и часть меня захотела раздеться догола и доказать, что многое изменилось. У меня по-прежнему было худощавое телосложение, но в отличие от четырнадцати лет, теперь мышцы определяли мою фигуру. Я уже не мог совершать длительные походы на свежем воздухе, но любил бег и посещал тренажерный зал.
— Итак, что еще мне нужно знать об этом парне? — промурлыкала Стелла.
— Он отвратительно конкурентоспособен, — сказал Тристан.
— И это говоришь мне ты? — Он должно быть шутит. Дух соперничества переполнял Тристана, вот только он часто проигрывал.
— Мы говорим не обо мне, — отмахнулся он. — А о тебе.
— Мы все любим здоровую конкуренцию, — заметил я. Никто из нас не мог с этим поспорить.
Мы не стали говорить, что каждый бы встал перед поездом ради другого.
Отец Габриэля умер, когда мне было семнадцать. Я сделал три пересадки на транспорте и прошел пешком семь миль, чтобы попасть на похороны.
Два года назад бойфренд сестры Тристана ударил ее. Джошуа выследил его в интернете, опустошил его банковские счета, испортил кредитную историю и добавил ему судимость за нападение с отягчающими обстоятельствами.
Когда я купил свою первую квартиру в Хакни, они все пришли помочь мне прибраться в том месте.
Мы были братьями. Некоторое время назад я понял, что семья — это не общая кровь, а опыт, который вас связывает.
— Ладно, а как насчет нынешних вредных привычек? — задала вопрос Стелла.
— Честно говоря, у него не самый лучший послужной список с женщинами, — сказал Джошуа. — Но в остальном он вполне приличный парень.
— Как выглядит его послужной список с женщинами? — допытывалась Стелла.
— Женщины просто не в моем фокусе, — ответил я, прежде чем кто-то успел добавить что-то, отчего я не смог бы отвертеться. — Поэтому я немного легкомысленный.
— У тебя когда-нибудь были серьезные отношения?
— Серьезные? У него? — с усмешкой встрял Декстер.
— Я слишком много работаю, — пробормотал я.
— Как я уже говорил тебе, приятель, тебе не придется сознательно прилагать усилия, когда ты найдешь подходящую женщину. А пока для тебя отлично подходят и свободные отношения, — добавил Декстер.
— Так сейчас у вас что-то вроде обучения перед свадьбой? — спросил Джошуа. — Наверное, сейчас вы пытаетесь усвоить как можно больше информации, учитывая, что ты улетаешь в Нью-Йорк на следующей неделе.
Черт, я совсем забыл, что еду в Штаты.
Стелла этому явно не обрадовалась.
— Ты собираешься в Нью-Йорк? — взвизгнула она. — Надолго?
— Поездка займет всего десять дней. Я проведу несколько суток и в Чикаго.
— Ты можешь отменить? Нам нужно подготовиться. Я не буду выставлять себя круглой дурой перед друзьями.
До разговора о поездке я чувствовал, что Стелла сдавалась. Она расслабилась, и я даже начал наслаждаться ее обществом. Но сейчас я чувствовал, что она снова начинала переживать.
— Я не могу отменить встречу. Я добивался ее на протяжении нескольких месяцев. Но все будет хорошо. Я чувствую, что ты знаешь меня лучше, чем моя собственная мать.
На встрече в Чикаго обсуждалась возможность переоформления старого отеля в роскошные апартаменты. Это может оказаться очень прибыльным делом. И я с нетерпением ждал возможности расширить сферу своей деятельности и немного расправить крылья.
Стелла поставила бокал на стол и откинулась на спинку стула. Над ней словно сгустились темные тучи. Уголки ее рта опустились, а брови насупились.
— Я серьезно, Бек, Карен обязательно захочет смутить меня. Не думаю, что справлюсь с этим. У меня было столько унижений, что хватит на всю жизнь. Присутствовать на свадьбе само по себе отстойно.
— Унижений? О чем ты?
Ее глаза наполнились слезами, чего я меньше всего ожидал. Несмотря на то, что она утверждала, что они с Карен подруги, это было не так. Но почему посещение свадьбы настолько ужасно? Я не хотел спрашивать, рискуя расстроить ее еще больше.
— Поехали со мной в Америку? — предложил я.
— Не сходи с ума. Я не могу сорваться за тобой в Нью-Йорк. Кроме всего прочего, мне не дадут отпуск, учитывая, что я беру неделю на свадьбу.
— Тогда напиши заявление. Ты все равно не сможешь работать там и обустраивать мое здание одновременно.
Что я творил? Я не должен поощрять ее бросить работу. Для меня было бы лучше, если бы она сама поняла, что не может работать на двух работах, и в конечном итоге вышла из моего проекта.
— Я что-нибудь придумаю. — Она постучала пальцем по дну бокала с вином. Голос ее звучал не слишком убедительно. — А пока тебе нужно отменить свою поездку.
— Этому не бывать. Мы постоянно будем на связи. Даже можем использовать FaceTime. Но я ничего не отменю. Конец истории.
— О, а я говорил, какой Бек упрямый? — спросил Джошуа.
— Отвали, — снова отмахнулся от него я. — На моем месте ты бы тоже не отказался. И в этом нет необходимости. Если бы у нас были отношения, мы бы много говорили по телефону, так что именно так мы и поступим. Я буду звонить тебе пять раз на дню, если понадобится.
Честно говоря, поездка в США, когда Стелла так нервничала, оказалась совсем не вовремя. Но я буду часто звонить ей: задавать вопросы ей и отвечать на ее. Это был прекрасный вариант.
— Я думаю, как ты и сказал, я могу подождать и посмотреть, насколько уверенно я себя буду чувствовать. А в случае чего, скажу, что я больна и откажусь от поездки.
— Мы будем готовы. Я тебе обещаю.
Единственное, что Стелла должна обо мне знать, — это то, что я не давал обещаний, которые не выполнял.

ГЛАВА 13

Стелла

Теперь, когда Бек оказался в Нью-Йорке, я собиралась взять быка за рога. Тем более что он не на необитаемом острове без мобильника.
Растолкав локтями толпу в ресторане Севен Дилс во время обеденного перерыва, я поставила тарелку с салатом на стол и достала телефон. В Нью-Йорке было девять утра. Бек должен быть уже готов к парочке вопросов.

Я: Ты тут?
БЕК: Где тут?
Я: На связи?
БЕК: Нет.

Почти смешно.
Мне нужно было как можно эффективнее использовать время, пока он отсутствовал. Стоит прикинуть, что могла раскопать Карен. В интернете о нас, как о паре, не было никакой информации, что могло стать проблемой. Бек не был скрытым геем, женатым, священником или кем-то еще.
Ему нравились женщины, о чем заверили в том пабе его друзья. Я усмехнулась. Бек всегда казался спокойным и уверенным, и приятно было увидеть, что он не идеален. То, как его друзья подтрунивали над ним в моем присутствии, его явно раздражало.
Что было мило.
Словно он хотел показать мне лучшую версию самого себя. Словно хотел мне понравиться.
И он мне действительно нравился. Пока что. Впрочем, это не имело значения. Нет, он, конечно, привлекательный. Да восьмидесятипятилетняя монахиня-лесбиянка пофлиртовала бы с Беком!
Но это не имело значения. Потому что мы не встречались. Мы просто узнавали друг друга. Это совсем другое.
В той или иной степени.

Я: Какой твой любимый ресторан в Лондоне?

Ничего.
Через две минуты — ничего.
Десять минут спустя — все еще ничего.
Пять часов спустя, когда я собиралась домой, Бек все еще молчал. Что могло быть важнее этого? Я-то думала, что он реально хотел пойти на свадьбу.
Пока я крепко сжимала телефон, заметила, что он был в сети.
Но ответа по-прежнему не было.
Я напечатала привет, но потом удалила. Затем напечатала еще одно менее вежливое сообщение и удалила его.
Если бы кто-нибудь из здравомыслящих людей увидел меня сейчас, то озадачился бы моим поведением. Пришло время позвать единственного человека в здравом уме и светлой памяти, в котором я была абсолютно уверена: Флоренс.
Я промчалась мимо лифтов и спустилась по лестнице, чтобы спокойно воспользоваться мобильным телефоном.
— Привет, — ответила она.
— Мне нужно, чтобы ты отговорила меня от совершения опрометчивого поступка. О, и тебе привет.
Она протяжно вздохнула, что заставило меня наполнить легкие.
— Что происходит?
Флоренс понимала, насколько трудной будет для меня эта свадьба. Она точно поймет мой испуг.
— Бек не отвечает на мои сообщения.
Я вышла из здания, и каким-то чудом мой автобус уже стоял на остановке. Забралась в него, крепко прижимая телефон к уху в надежде, что услышу Флоренс сквозь шум уличного движения и объявления в автобусе.
— Вообще не отвечает? Или он просто не ответил на одно сообщение. Так что?
— Он не ответил на сообщение, которое я отправила пять часов назад. И прежде, чем ты спросишь, сейчас в Нью-Йорке обеденное время.
Я не настолько неразумна, чтобы ждать ответа посреди ночи.
— Ты сама знаешь, что я собираюсь сказать, — сказала Флоренс.
Я взглянула в окно, где толпы офисных работников пытались покинуть этот район, и наблюдала за потоком туристов.
— Что мне вообще не следовало соглашаться ехать на свадьбу? — Ну, это было разумным. — Что это была сделка, от которой я не могла...
— Ты же знаешь, что я хотела сказать не это! Он в Нью-Йорке по делам, а не только для того, чтобы все время с тобой переписываться. Он ответит. Он знает, что тебе нужна поддержка и что с тобой нужно держать руку на пульсе.
Она была права. Вероятно, Бек был на совещании. Или встрече.
Но неужели он не отлучался пописать?
— Карен приложит все усилия, чтобы выяснить, не притворяемся ли мы. Я не позволю, чтобы в нашей броне появились трещины.
— Да, она что-то задумала. Она больше интересуется тобой и Беком, чем собственной свадьбой. Вчера вечером она снова позвонила мне и назадавала кучу вопросов о том, когда вы познакомились, а потом когда я успела познакомиться с ним.
Мое сердце заколотилось, высасывая кровь из пальцев ног, превращая их в ледышки. Я почти надеялась, что Флоренс скажет, будто Карен уже забыла о нас и что в Шотландии она будет более сосредоточена на своей свадьбе и гостях, но бывшая подруга точно поступит наоборот.
— Может, мне следует поехать в Нью-Йорк? — спросила я. Я могла бы позвонить на работу и сказать, что заболела. Хотя, я настолько везучая, что наткнусь на кого-нибудь из офиса в аэропорту.
— Да какая разница, что думает Карен! — разозлилась Флоренс. — Она ведьма. Тебе не нужно, чтобы она тебе верила.
А мне-то казалось, что Флоренс меня понимала.
— Нельзя, чтобы Карен узнала, что мы с Беком не пара. Горди же ничего не разболтал?
Флоренс пыталась так меня подготовить, прежде чем заявить, что Горди все растрепал?
— Горди не разговаривает с Карен. Да и с Мэттом. Между нами, девочками, они немного поссорились. Горди не одобряет его поступок.
Горди был милым, добрым малым, и он заслужил Флоренс.
Мои мысли снова увязали в долине Я-не-могу-поверить-что-это-случилось. Там я провела много времени, размышляя и задаваясь вопросом, что произошло, когда все пошло не так, как долго Мэтт и Карен были вместе... Я не могла вернуться туда.
— Ну, что сделано, то сделано. Я пытаюсь смотреть в будущее, иначе не согласилась бы ехать на свадьбу.
Автобус остановился на моей остановке. Моя квартира, где я думала, мы с Мэттом будет жить после свадьбы, находилась всего в паре шагов.
— Вот именно, так какая разница, если Карен узнает о тебе с Беком? Ты все равно получишь эту работу. Ты все еще двигаешься вперед!
Я могла получить работу своей мечты, но мне хотелось большего. Я хотела бы верить, что могу быть не просто девушкой, чьей-то лучшей подругой или бывшей жениха.
— Мне нужна уверенность, — заявила я. — Да, работа - это круто. Мне нужен шанс, чтобы мой талант заметили, но мне нужно что-то еще. Я боюсь проиграть. Переживаю, что получив работу, я что-то испорчу. Для поломки шаблона мне нужно, чтобы наше притворство прошло гладко.
— Чтобы покончить с чередой неудач?
Я вставила ключ в замок и толкнула дверь в коридор. С тех пор как Мэтт уехал, в доме абсолютно ничего не изменилось. Правда, не было самого Мэтта. На крючках все еще висело несколько пальто, хотя теперь это были только мои пальто и куртки. На столе по-прежнему стоял кактус, который привезла в свой последний приезд его мама. Бардовый ковер так же, как и раньше, делал коридор темным.
— Именно. Наверное. — Я не чувствовала себя полной неудачницей, но настолько привыкла к плохим вещам, что это начало казаться нормальным. — Должно произойти что-то хорошее. И знаешь что? Я хочу убедить всех на этой свадьбе, включая Карен, что Бек — мой парень, просто чтобы доказать людям, что это возможно.
— Я тебя не понимаю. Что возможно? Что ты можешь встречаться с таким парнем, как Бек?
— Типо того. Ну, он хорошо выглядит, трудолюбив, у него отличное тело, свой бизнес. И иногда он забавный. У него хорошие друзья. Не знаю... Я просто хочу, чтобы люди верили, что я стою кого-то вроде него. Что я стою чего-то большего, чем парня-изменщика. Клянусь, все вокруг считают, что я это сама заслужила.
Я часто пыталась понять, могло ли сложиться все как-то иначе. Что я могла сделать, чтобы остановить измену Мэтта?
— Стелла, я верю, что ты стоишь большего, чем парня вроде Мэтта.
Мне не понравилось, что она с жалостью произнесла мое имя.
— Ты не считаешься. Ты не беспристрастна. — Я открыла прикроватный ящик Мэтта. Когда я упаковывала его вещи, то позабыла про комод, а когда поняла — не потрудилась сказать ему. И не стала там что-то убирать. Словно не хотела избавляться от последних напоминаний о нем по какой-то причине. Теперь пачка мятных леденцов, ручка, которую ему подарил отец в честь первого трудоустройства, и потрепанный экземпляр журнала для путешественников были единственными вещами Мэтта, оставшимися в этой квартире. В моей жизни. Я с грохотом захлопнула ящик. — Дело не только в Беке, я хочу, чтобы люди думали, что я сильная и способная. И что вся моя жизнь не разбита на миллион кусочков.
— Ты хочешь, чтобы другие в это поверили?
Да. Я хотела, чтобы весь мир поверил, что я в полном порядке. Что я не только смогла пережить предательство Мэтта и Карен, но и преуспела несмотря ни на что.
Если другие в это поверят, может быть, тогда смогу и я.
Телефон просигналил о поступлении сообщения.
— Я ставлю тебя на громкую связь, — предупредила я. Если Бек был в сети, я хотела извлечь из этого максимум пользы.

БЕК: Джей Шики. Твой?

Значит, он не умер. И мне понравился его выбор ресторана.
Мэтт любил мясной ресторан Рул, поэтому мы частенько ходили туда. Я же предпочитала что-нибудь более современное и менее душное. Как Джей Шики или Скоттс. Но Мэтт не любил рыбу.

Я: Скоттс.
БЕК: Класс. Мне там тоже нравится. У тебя есть братья и сестры?

Я ухмыльнулась и упала на кровать. Бек отнесся серьезно к нашему договору.
— Ты думаешь, что когда-нибудь я оглянусь назад и скажу: Слава богу, что это случилось? Слава богу, что Мэтт изменил мне и женился на Карен?
— Совершенно верно, — уверила меня Флоренс. — Не удивлюсь, если к концу года они разведутся.
— А я даже не замечу, что они разводятся, потому что буду полностью занята работой.
— И у тебя будет потрясающий секс с умным, красивым, веселым парнем, который относится к тебе как к золоту.
— Настоящий секс? Или понарошку, как у меня с Беком?
— Никогда не знаешь, что может произойти... Вдруг к концу недели в Шотландии у тебя будет настоящий секс с Беком? — ответила Флоренс.
Я проигнорировала удар сердца по ребрам от этой мысли.
— Мне просто нужна работа дизайнера. Я смогу прожить без его члена.
— Держу пари, он у него потрясающий. Как и он сам, — хихикнула Флоренс.
— Я сбрасываю, — сказала я сквозь смех. — Это просто смешно, и, кстати, Бек только что ответил. Мне нужно засыпать его вопросами.
— Не хочу тебя расстраивать, но скажу: Я же говорила! — протянула Флоренс. — И скажу то же самое, когда вы двое окажетесь в Шотландии.
— Я кладу трубку, — буркнула я.
Мы с Беком не собирались встречаться. Мы собирались прикинуться парнем и девушкой. Бек хотел купить здание в Мейфэре, а я — вернуть себе свою жизнь.

ГЛАВА 14

Стелла

— Думаешь, мы готовы? — спросила я, расстегивая чемодан в нашем гостиничном номере. Не смотря на деловые встречи Бека, разницу во времени и моего босса-дракона, мы с Беком переписывались каждый день, говорили несколько раз и даже выходили на связь по Skype, но я все еще нервничала. Все утро я пыталась подавить нарастающую панику, но теперь, оказавшись в часе езды от начала празднования свадьбы двух людей, которые меня предали, пребывание здесь казалось нелепым. А общество Бека лишь усугубляло ситуацию, словно это подчеркивало факт, что я одинока. Что у меня никого не было. — Мне даже в голову не приходило совместное проживание в одной комнате. Мне нужно выпить.
— В смысле?
— Ну, знаешь, два человека, одна кровать...
— Я думаю, проживание в разных номерах вызвало бы подозрения.
Он явно считал меня глупой для жизни. Конечно, я понимала, что нам придётся делить комнату в отеле, но морально к этому я не подготовилась. Вся моя энергия ушла на настрой пережить выходные. В день церемонии я планировала занять место на одной из задних скамей, подальше от прохода, чтобы как можно меньше видеть и слышать. А потом, не став дожидаться фотосессии, сбежать в гостиницу. У нас было время, чтобы подготовиться к этому дню.
Но тут мы столкнулись с первым препятствием — я не задумывалась, что буду делить спальню с совершенно незнакомым человеком. И тут, словно мой чемодан хотел посмеяться надо мной, я вытащила свою пижаму. Если бы мы с Беком действительно встречались, моя розовая ночная рубашка с яркими ромашками не стала бы тем, что нужно. Без сомнения, он привык видеть женщин в чем-то прозрачном, сексуальном... в чем невозможно спать. Что ж, сегодня вечером он узнает, что женщины надевают в постель, когда не планируют делить ее с привлекательным мужчиной.
— Я знаю, — ответила я. — Но это странно. Мы едва знаем друг друга.
— Это даже отдаленно не соответствует действительности. Ты знаешь обо мне больше, чем кто-либо, за исключением моей семьи и пяти близких друзей.
Чем больше времени я проводила с Беком, тем больше вопросов возникало в моей голове.
— Какое второе имя твоей мамы? — спохватилась я.
— Бриджит.
— Наверное, мне следовало с ней познакомиться.
Он усмехнулся, как делал в большинстве случаев, когда я ступала на территорию стихийного бедствия. С тех пор как мы заключили договор, ему пришлось трижды уговаривать меня взять себя в руки. И у него это хорошо получалось. Он знал, что говорить и на какие кнопки нажимать. Это было странно... Я понимала, что Бек делал это, чтобы получить желаемое, но, казалось, что он принимал мои интересы близко к сердцу. Но он просто защищал то, что хотел. Это следовало бы помнить. Он не милый парень. У Бека был план, как бы убедительно он себя ни вел. Все, что он делал, было притворством.
— Ты же знаешь, что мы не встречаемся, правда? — уточнил он. — Мы всего лишь делаем вид, что в отношениях, которым меньше трех месяцев.
Он молниеносно распаковал вещи, застегнул молнию на чемодане и спрятал его за дверью.
Я драматично вздохнула.
— Бек, когда ты уверен, то и выглядишь уверенным. Три месяца — долгий срок. Отношения в этот период развиваются. Запомни, мы влюблены друг в друга. У нас все серьезно.
Он помолчал секунду, затем:
— Три месяца — это много? Ты реально через три месяца будешь разговаривать с парнем о будущем и браке?
Я призадумалась. Я не могла вспомнить, когда мы с Мэттом начали говорить о браке, будущем и именах для наших детей, но мы были молоды, когда познакомились. Это казалось само собой разумеющимся — планировать будущее. Вот только будущее так и не наступило.
— Как по мне, то все зависит от отношений, но если все идет хорошо, то, конечно. Почему бы и нет?
— Я даже не заказываю столик на неделю вперед, и уж точно не думаю о том, куда отправиться на медовый месяц.
— Итак, ты ждешь ту самую девушку или просто отказываешься остепениться до определенного возраста?
Он откинулся на кровать и стал наблюдать, как я продолжаю распаковывать вещи, щелкать замками и приводить себя в порядок.
— Хочешь спросить, не планирую ли я серьезные отношения на следующий день после своего тридцати пятилетия?
— Некоторые мужчины так и поступают. — Мэтт обожал строить планы. Всякий раз, когда я упоминала о браке, он говорил, как хочет достичь определенного этапа в своей карьере или переехать в место получше. Всегда существовала какая-то практическая причина, почему это было не вовремя. Хотя, видя, как быстро он сделал предложение Карен, все эти причины превратились в оправдания. — Я поняла. Ты не принадлежишь к их числу. Тебе разбили сердце, в этом проблема?
— Нет никакой проблемы и никакой истории с разбитым сердцем. Мне нравиться жить так, как я живу. Что насчет тебя? Ты ищешь мужчину, который поведет тебя к алтарю в течение трех месяцев?
— Боже, нет, но я бы поняла в течение трех месяцев, хочу выйти за человека замуж или нет. — Правда, я не могла представить сейчас, что сделаю это. Мы с Мэттом выросли вместе. Не было ничего, чего бы мы не знали друг о друге. Я никогда ни с кем не была настолько близка, и именно этого я и искала — человека, который знал бы меня снаружи и внутри. Я не хотела прятаться или притворяться, показывать себя с лучшей стороны, как говорила Карен. — Я не уверена, что буду готова к этому без определенных условий. Трудно найти кого-то, с кем хочется проводить все свое время, делиться всеми мыслями и слышать то, о чем думает он. Представь, если бы последние несколько недель были реальными отношениями: урывки телефонных звонков, сообщений. Это тяжело, но оно того стоит.
С Беком это было нетрудно, потому что я была одержима желанием избежать унижения. С ним было легко разговаривать, и он доблестно мирился с моими безумными вопросами.
— Если кто-нибудь спросит, мы ведь не помолвлены, верно? — спросил он.
— Похоже, тебя пугает такая перспектива, даже если это не по-настоящему. — Я покачала головой. Слава богу, что я не встречалась с Беком. Мы не продержались бы и вечера. Все в нем кричало, что он боялся обязательств. — Мы отчаянно любим друг друга, но помолвки нет. Но, конечно, если кто-то толкнет тебя локтем и бросит: Ты следующий, постарайся не выглядеть так, будто тебя попросили отрезать ногу ржавым ножом. Улыбнись и скажи что-нибудь позитивное, например...
— Если она согласится или надеюсь, что да. Я понял тебя, Стелла. Не переживай, что я все испорчу.
На самом деле я не волновалась из-за Бека. Он отлично справлялся. Я беспокоилась за себя. Как я отреагирую на то, что Карен и Мэтт празднуют официальное начало их совместной жизни? Смогу ли я проглотить боль при виде всех собравшихся, которые будут желать им семейного счастья? Буду ли я представлять себя на ее месте, а потом ненавидеть себя за то, что выгляжу жалкой?
— Здесь есть мини-бар? Мне нужно выпить.
Бек взглянул на часы и направился к шкафчику под окном. Было еще только время обеда, но мне нужно было что-то, что придало бы мне смелости спуститься в холл.
— Что ты хочешь? — спросил он, заглядывая в маленький холодильник.
— Там есть вино?
Он вытащил бутылку, взял бокал и налил мне.
— Все будет хорошо, Стелла. Мы полностью готовы. Нам просто нужно держаться вместе, как на вечеринке по случаю помолвки.
Да что он понимал? Это не его бывший парень и не его бывшая лучшая подруга связывали себя узами брака. Мне просто нужно напомнить себе, что это всего лишь неделя из моей жизни, и что взамен я верну свою карьеру.
Я могу это сделать.
Я заставлю людей поверить, что меня не сломила измена Мэтта и Карен.
Я могу убедить всех, что у меня новая, лучшая жизнь.
Наверное...

ГЛАВА 15

Бек

Никогда не любил свадьбы. Всегда можно найти местечко получше: работа, походы с ребятами, скотобойня... Но эта свадьба была другой. Эта свадьба была работой. И Генри Дауни был единственной встречей, которую я запланировал.
Я осмотрел светлую, залитую солнцем комнату, где всем вручали приветственные напитки, и старался выглядеть так, будто никого не искал. Но искал. Пусть сегодня шел только первый день, но я не хотел упускать возможности встретиться с Генри.
— Боже, как красиво! — восхитилась Стелла.
Не факт, что она осознавала, как сильно сжала мою ладонь. Я словно был ее спасательным жилетом в неспокойных, открытых водах. Пробежался взглядом по комнате, пытаясь понять, что с ней происходило. Ну да, тут было красиво. Повсюду, куда ни глянь, были синие и белые свежие цветы. Они обрамляли двери, картинные рамки и стояли маленькими композициями на каждом столе. Французские двери вели в кирпичный внутренний дворик, куда выходили гости. Возможно, Генри прогуливался где-то там. Вроде там играл струнный квартет... может быть, ему нравилась музыка?
Когда мы проходили через зал, к нам подошел официант с подносом шампанского. Я взял два бокала и протянул один Стелле. Она так быстро его осушила, что я отдал ей и свой. Она смущенно улыбнулась, но все же приняла его. Лучше бы ей быть поаккуратнее с алкоголем, иначе мне придется выносить ее отсюда. Она была сама не своя от напряжения. И я не понимал, было ли это связано со свадьбой ее бывшего или она боялась, что нас поймают на обмане.
Знакомство со Стеллой открыло мне глаза. Я получил представление о том, как думают женщины. За последние две недели я понял, что женщины, с которыми я обычно проводил время, не говорили мне и половины того, о чем они думали. Стелла, напротив, не сдерживалась. Я практически постоянно получал комментарии о том, что происходило у нее в голове. Она заверила меня, что все женщины одинаково думают о разных вещах: о мужчинах, которые звонят только поздно вечером, о мужчинах, которые не хотят ласкать женщину, но ждут минета, и о мужчинах с волосами на спине... и о многих других вещах. Я также узнал ее мнение о мужчинах, которые преследуют женщин (что, очевидно, происходило с Флоренс до появления Горди), о радостях работы в постели и важности ежей. В общем, у меня словно внезапно появилась сестра.
Разве что Стелла была горячей.
— Ты прекрасно выглядишь, — я попытался успокоить ее нервы. Если бы я плохо ее изучил, то решил бы, что у нее проблемы с алкоголем, но я никогда не видел ее в таком состоянии раньше.
Сегодня она выглядела особенно потрясающе, выбрав легкое платье с цветочным принтом, длинными развевающимися рукавами и глубоким вырезом. Когда она шла, я мельком видел ее подтянутые, загорелые ноги. Наряд казался скромным, но на деле таковым не был. И он подходил Стелле. Эта вещь словно намекала на нечто интересное. Платье было сшито словно специально для нее. Но больше всего мне сегодня понравилось, как она подняла волосы заколкой со свежими цветами. Смотрелось невинно и сексуально одновременно. Прическа подчеркивала ее длинную шею и скулы. Стелла была великолепна, хотя и не осознавала, насколько великолепна.
Ей не о чем было беспокоиться. Я видел невесту всего один раз, но уже тогда удивился, почему бывший Стеллы ее бросил. Не то чтобы Карен была некрасивой, но и не настолько красивой, как Стелла. Даже близко нет.
— Я не вижу Генри, — сказала она, осушая второй бокал шампанского и ловя проходящего мимо официанта, чтобы поменять пустой фужер на два полных.
Один протянула мне.
— Ты уверена, что не собираешься выпить оба? — спросил я с улыбкой.
Она поморщилась.
— Прости. Мне нужно что-то, чтобы пережить сегодняшний вечер. Надеюсь, самым сложным будет увидеть их вместе только в первый раз.
Они разве не дружили? Стелла не рассказала историю полностью, но, учитывая ее откровенность со мной, у нее должны были быть причины хранить секреты. Мне не хотелось на нее напирать.
— А вот и Флоренс с Горди. Они могли видеть Генри.
— Как ты держишься? — спросила Флоренс после приветствия.
— В порядке, — ответила Стелла. — Ну, настолько хорошо, насколько это возможно.
— Тебе нужно выпить, — сказала Флоренс. — А может, и нет, — добавила она, когда Стелла споткнулась о совершенно ровную поверхность. А ведь не было и восьми. При такой скорости в течение часа ее начнет мутить.
— Это все из-за дурацких туфель, но признаюсь, что это не первый мой бокал. Мне стоит притормозить с выпивкой или Беку придется относить меня наверх на руках.
— Это не входит в пакет услуг, — хмыкнул я, а Стелла покраснела и приложила палец к губам.
Я не имел в виду нашу сделку, просто бросил небрежный комментарий, который должен был стать просто шуткой, но чувствовал жар на щеках Стеллы, хотя и не прикасался к ним. Ей нужно перестать так зацикливаться на том, что наши отношения ненастоящие, и сосредоточиться на том, что было реальным.
Я действительно знал ее... больше, чем любую другую женщину.
Она мне очень нравилась.
И мне очень хотелось узнать ее поближе.
* * *
Как по сигналу, незадолго до десяти вечера, Стелла схватилась за живот и простонала:
— Я не очень хорошо себя чувствую, лучше вернусь в номер.
Я не заметил Генри и был уверен, что он появится ближе к концу. Мне стоило проявить терпение. Вот только все мое терпение было израсходовано. Мне необходима на контракте его подпись. И у меня была ровно неделя, чтобы ее получить. Тогда я смогу позвонить в банк и попросить их отозвать собак, а самому начать строительство. Мне надоело ждать.
— Я поднимусь с тобой, — проворчал я, забирая у Стеллы бокал, прежде чем она успела опрокинуть последние остатки шампанского, которые мы, скорее всего, снова увидим.
К счастью, пьяная Стелла оказалась безобидной и забавной. И милой. Парочка моих бывших подружек после нескольких бокалов вина превращались в двухголовых огнедышащих монстров. Ни с одной из них я давно не встречался. Последней была Джоан. Она была неприступной и сексуальной, все шло хорошо, пока однажды пятничным вечером мы не отправились на ужин. Выпив, она вела себя так, будто была одержима злым духом. Говорила, что в меня никто не влюбится, потому что я бессердечный ублюдок, который использует женщин только для секса. Таким образом, все ее неприступность и отстранённость оказались... наигранными.
Стелла же стала расслабленной. Ее плечи опускались после каждого глотка.
Она склонила голову набок, повторяя Флоренс и Горди, что сильно их любит. Затем она схватила Флоренс и обняла так, будто они больше никогда не увидятся.
— Через девять часов вы встретитесь за завтраком, — хмыкнул я.
— Точно, и Беа с Джо скоро приедут. Будет так здорово увидеть их! — Стелла вскинула рукой в воздухе и выставила вперед бедро. Она точно кому-нибудь выколет глаз. — Прям встреча выпускников!
Будем надеяться, что Генри приедет завтра. Лучше бы Джошуа был прав, когда говорил, что Генри будет здесь всю неделю, иначе случиться что-то непредвиденное.
— Ох, пора в кровать, — вспомнила Стелла. Я положил руку на ее поясницу, мягко подталкивая девушку вперед. — Бек, ты очень хороший парень, — протянула она, тыкаясь пальцем мне в скулу, пока мы поднимались по старой дубовой лестнице. С каждым ее шагом упругие бедра выглядывали из-под выреза платья. Оно подходило ей идеально — милое и сексуальное. — Сегодня ты вел себя как настоящий джентльмен.
— Ты ожидала чего-то другого? — спросил я, оказавшись у номера, и вытащил ключ.
Я обернулся, когда понял, что Стеллы рядом со мной нет — она застыла посреди коридора.
— Я привлекательна? — спросила она.
Земля под ногами вдруг стала менее устойчивой... Неужели Стелла превратится в Джоан? Был ли это вопрос с подвохом, когда любой мой ответ вызовет ярость? Если я скажу да, то унижу ее, а если нет, то стану подлым ублюдком?
— Конечно. Пойдем внутрь. — Я указал на нашу комнату, придерживая дверь открытой.
— Ты серьезно? — задала она вопрос, проскальзывая мимо меня. — Или ты это сказал просто так?
Мне пришлось глубоко вдохнуть — открылся великолепный вид на зад Стеллы, когда она наклонилась, чтобы расстегнуть туфли. Несомненно, она была привлекательна. Еще в момент нашего знакомства меня поразила ее открытость. И ее высокие скулы, и ее глаза, которые сейчас пристально на меня смотрели.
— Я редко говорю что-то просто так, — ответил я, снимая куртку и вешая ее на вешалку.
— А я подхожу для брака?
О боже, неужели мы действительно собираемся это делать? Я не был ее терапевтом. Не был ее сестрой или лучшей подругой. Девичьи разговоры не для меня.
— Я понятия не имею, кто подходит для брака.
— Карен подходит для брака. — Стелла стала бороться с молнией на спине своего платья, и я шагнул вперед, чтобы помочь ей. — Это же ясно. Мы ведь на ее свадьбе. Но я, очевидно, не подхожу... во всяком случае, не Мэтту. И ни для кого, судя по моему одинокому безымянному пальцу.
Прежде чем я успел отвернуться, Стелла опустила расстегнутое платье на пол. Полсекунды я ждал, что же она будет делать, и она, казалось, перестала беспокоиться о том, что будет делить со мной постель и ванную — она была совершенно счастлива щеголять в одном нижнем белье. И я не собирался напоминать ей об этом. У нее было фантастическое тело: кожа была безупречной и во всех нужных местах имелись округлости. Некоторым мужчинам нравились большие сиськи, но я предпочитал женщин, чьи груди были пропорциональны всему остальному. Как у Стеллы.
Она наклонилась, сунула руку под подушку, достала оттуда пижаму и начала ее надевать.
— Держу пари, что женщины, с которыми ты обычно спишь, носят суперсексуальные неглиже, верно? — Она икнула на слове неглиже, и мне пришлось сдержать улыбку. Она была очаровательна.
— Обычно они голые.
Если женщина оставалась со мной на ночь, в одежде не было нужды. Ночевки я устраивал не для того, чтобы посмотреть Игру престолов и попить чай.
Она сморщила нос.
— Уф. Это отвратительно. И холодно. А что будет, если сработает пожарная сигнализация?
— Хочешь сказать, что мне стоит одеться? — уточнил я.
Ее глаза расширились, а потом она начала хихикать.
— Да! Прикрой свой член.
Мда, не это я привык слышать в спальне.
— Как думаешь, кто-нибудь когда-нибудь женится на мне? — спросила она, изучая свое белье, прежде чем рухнуть на маленький синий диван рядом с мини-баром.
Я натянул футболку и подошел к ней. Ей нужен был стакан воды.
— Ты хочешь выйти замуж за кого-то конкретного или тебе все равно за кого? — поинтересовался я. Я никогда не понимал женщин, целью которых было замужество. Разве не всему свое время?
Я присел на корточки у шкафа с напитками и вытащил стаканы и воду.
— Я хочу сказать, что, по-моему, есть девушки, на ком женятся, а есть те, на ком — нет.
Я протянул ей стакан.
— Спасибо, — поблагодарила она. Ее глаза потускнели, а уголки рта опустились. Обычно она была жизнерадостной, решительной и сосредоточенной на нашей подготовке.
Я занял место рядом с ней.
— Не думаю, что это правда. Но опять же, ты, вероятно, спрашиваешь не того парня.
— Готова поспорить, что ты встречаешься только с моделями и чертовыми балеринами.
— Не помню, что когда-либо встречался с балериной. А что такое?
Я опустил руку на спинку дивана и наклонился к девушке. Почему она так не любит балерин? А что за зацикленность на браке? Может это связано с тем, что мы находились на свадьбе ее бывшего?
— Но я не твой тип, верно? В этом я уверена.
В этом не было никаких сомнений, но не потому, что я не взглянул бы на нее еще раз, если бы встретил на улице. Взглянул бы. Я бы заметил ее из другого конца комнаты. Я мог бы даже угостить ее выпивкой или ужином. Но после общения с ней я понял, что в ней есть нечто большее. И она достойна большего.
— Стелла, ты очень привлекательная женщина...
Прежде чем я успел закончить фразу, она бросилась на меня и прижалась губами к моему рту.
Я замер.
Как правило, у меня не возникало проблем с женщинами, которые целовали меня первыми. Особенно с такими привлекательными женщинами, как Стелла. Но я уже достаточно хорошо ее изучил, чтобы понимать, что этот поцелуй — не для меня. Все это происходило из-за свадьбы, нервов и алкоголя. Завтра ее будет переполнять сожаление, а так быть не должно. Если я собирался целоваться со Стеллой Лондон, то она не должна пожалеть об этом. Она не должна думать о своем бывшем или о том, что нас могут разоблачить. И она не должна находиться под воздействием бутылки шампанского.
Стелла отстранилась и закрыла лицо руками.
— О, боже мой! Извини. Сама не понимаю, что творю. Конечно, ты не хочешь меня!
Я не знал, что сказать.
— Дело не в этом, Стелла. Просто...
Она закрыла уши ладонями и сомкнула веки.
— Нет, пожалуйста, не надо ничего объяснять. Я устала, выпила и слишком эмоциональна. Мне очень жаль. — Она вскочила с дивана и направилась к шкафу, откуда вытащила одеяла. — Я буду спать на диване. Пожалуйста, мы можем притвориться, что этого никогда не было?
Черт возьми, как будто я собирался позволить ей спать на диване! Меньше всего мне хотелось смутить ее. Если бы она выпила не так много, я бы ответил на поцелуй. Ну что за херня?
— Не говори глупостей. Я займу диван, если тебе неудобно спать в одной кровати.
— Скорее наоборот. Я идиотка. Мне было просто одиноко и жалко себя. Мне очень, очень жаль.
— Пожалуйста, перестань извиняться. Я очень польщен...
Она застонала и потащила одеяла к дивану, согнала меня, а сама занялась созданием импровизированной кровати.
— Я серьезно. Ты великолепна.
Я не стал говорить, что был бы готов полностью раздеться, будь она трезвее и менее переживающей о своем бывшем парне или о том, что не замужем.
Стелла забралась под одеяло и повернулась к спинке дивана, поджав под себя ноги.
— Я была бы очень благодарна, если бы мы могли просто забыть обо всем этом.
Я провел рукой по волосам, отчаянно мечтая успокоить ее. В произошедшем действительно не было ничего особенного.
— Конечно. Считай, что все забыто, но при одном условии: ты будешь спать в постели. Я займу диван, если тебе от этого станет легче.
— Ты не можешь здесь спать! Ты слишком высокий.
И я бы на самом деле предпочел не проводить ночь, обхватывая голову ногами.
— Давай вместе ляжем в постель. Сделаю стену из подушек посередине, если это тебе поможет?
Я принялся раскладывать подушки на середине кровати, но когда закончил, Стелла не пошевелилась. Только одним способом можно было ее перенести. Я сгреб девушку с дивана и, прежде чем она успела спросить, какого черта я делаю, уложил ее на кровать.
— Ну вот. Теперь спать. Утром ты почувствуешь себя лучше.
— Спасибо, — прошептала она, и я усмехнулся про себя. Она была милой, когда смущалась. Я понятия не имел, почему она не считала себя подходящей для замужества — она затмила всех сегодня вечером. Пусть она и не верила, но она была неотразимой, ее хотелось целовать. Почему тогда так получилось сегодня? Время для этого было неподходящим. Когда я ее поцелую, она не будет думать ни о каких бывших парнях.
Она не будет пьяной.
Она не будет грустной.
И она никогда не пожалеет об этом.

ГЛАВА 16

Стелла

О. Мой. Бог.
Каждый раз, вспоминая прошлый вечер, душа уходила в пятки, и мне приходилось абстрагироваться от всего, чтобы меня не стошнило. Почему я не потеряла сознание, вместо того, чтобы пытаться поцеловать Бека? Мне словно было мало унижения от пребывания на свадьбе своего бывшего парня с незнакомцем, который притворялся моим парнем! И вот теперь я добавила еще немного позора, пытаясь поцеловать самого красивого мужчину на свете.
Какая же я идиотка.
Я стала сомневаться, что стоит проводить здесь остаток недели. Будь я достаточно трезвой ночью, чтобы зарядить свой телефон, то наверняка уже заказала бы билет на самолет из этой пещеры унижения. Не помогло и то, что всех нас загрузили в автобус и повезли в замок дяди Мэтта на целый день. Путешествие длилось всего пятнадцать минут, но узкие извилистые дороги вперемешку с воспоминаниями о вчерашнем вечере грозили вызвать восстание вчерашнего ужина. Зато я пришла одной из первых, а значит, одной из первых и уйду. Я чуть было не пропустила поездку и была почти уверена, что к концу дня пожалею, что не сделала этого.
Автобус остановился перед замком Глундис. В последний раз, когда я здесь была, мы с Мэттом останавливались в западном крыле в спальне Черчилля, названной в честь ее самого известного обитателя. Я попыталась отогнать воспоминания. Теперь все было по-другому. Я не могла ничего изменить. В каждый наш совместный приезд сюда за последние несколько лет я задавалась вопросом, сделает ли Мэтт предложение. Прошлым летом этого тоже не произошло.
Я прижалась головой к стеклу, чтобы рассмотреть башенки из красного кирпича, который со временем был деформирован ветром. На широких каменных ступенях, сужающихся к входу, расстелен красный ковер, дабы подчеркнуть важность каждого гостя. В прошлый раз ко мне относились как к члену семьи. А теперь я стала одной из гостей.
Покинув автомобиль, я оказалась под редким шотландским солнцем, пытаясь сосредоточиться на чем-то другом, кроме сжимающегося узла в животе.
— Привет! — подбежала ко мне Флоренс. — Я не видела, как ты села в автобус. Как твоя голова? Сильно болит с утра?
— Не напоминай мне об этом. Чувствую себя развалиной.
Джо и Беа подошли ко мне, и я раскрыла руки, чтобы заключить их в объятия. Мои девочки.
Сегодня я не буду постоянно видеть Бека, а к вечеру, надеюсь, волшебным образом его память сотрется, и он не вспомнит о моем печальном, жалком унижении. Мужчинам и женщинам предстоял раздельный отдых, для каждой группы были запланированы разные мероприятия. Судя по всему, парни будут стрелять. А мы, скорее всего, собирать икебаны или что-то в этом роде. В приглашении обещали приятный день. Но я была уверена, что он таковым не будет.
— Я так рада встрече! — воскликнула Беа. — Я счастлива, что мы проведем с тобой целую неделю!
Слава богу, нашелся хоть один положительный момент. А то я уже начала подумывать, не провести ли мне остаток недели с надуманным тонзиллитом. Или чем-нибудь более заразным, чтобы поселиться в отдельной комнате, где мне не придется контактировать с Беком Уайльдом. Если бы я только могла обернуть время вспять и заставить себя лечь прямо в постель, не сказав ему ни слова...
Больше не буду пить. Никогда.
— Ты можешь поверить, что мы будем заниматься этой керамической фигней? — возмущалась Джо, когда мы последовали за остальными к стене здания, где находились пять длинных столов со стульями по обеим сторонам. По бокам стояли стеллажи с глиняными горшками и красками. — Почему мы не можем пострелять с ребятами?
Если бы я не выставила себя полной дурой вчера вечером перед Беком, то согласилась бы здесь, но в данный момент я была благодарна, что нас разделили по половому признаку, даже если это выглядело сексистской чушью.
— Мэтт никогда бы не согласился расписывать керамику, а Карен не стала бы стрелять, так что, думаю, это имеет смысл, — заметила Флоренс. — Это похоже на мальчишник и девичник, которых у них не было.
— Понимаю, но отчаянно хочу познакомиться с новым мужчиной Стеллы! — заявила Беа, когда мы заняли свои места в конце стола. Если я надеялась, что получу отсрочку от тошноты, то жестко ошиблась. Флоренс была единственной, кто знал, что Бек на самом деле не был моим парнем. Она убедила меня, что чем меньше людей знали правду, тем лучше. Мне было ужасно противно лгать Беа, ведь она всегда откровенно рассказывала о своей личной жизни.
— Ну, впереди у нас четыре дня, так что я уверена, ты увидишь его в какой-то момент, — буркнула я, изо всех сил стараясь изобразить искреннюю, влюбленную улыбку.
— Помяни дьявола, — хмыкнула Флоренс. Мы проследили за ее взглядом и увидели Бека, который направлялся к нам.
Боже. Что ему надо? Я притворилась спящей, когда он встал на пробежку, затем бросилась в душ и выбралась из номера до его возвращения. Я мысленно похлопала себя по спине, похвалив. Нам с Беком не о чем было говорить, да и мне нужно было несколько часов, чтобы остыть после того унижения.
Теперь я собиралась вести себя как послушная подружка.
— Привет, — поздоровался он. — Привет, Флоренс. Джо.
— Я Беа, подруга Стеллы из Сент-Кэтрин, — представилась Беа и улыбнулась Беку.
— Приятно познакомиться, Беа, — ответил Бек, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в щеку. — Я так много о тебе слышал. И только что познакомился с Джеймсом.
Впечатляет, что он вспомнил имя бойфренда Беа и то, что они вместе. Он был так чертовски убедителен, что должен был зарабатывать на жизнь актерством.
— Стелла, — он обратился ко мне, и мое сердце гулко забилось в груди, пока унижение, смущение и немного похоти боролись между собой. — Можно тебя на пару слов? — Он поманил меня к себе и отошел от всех.
Я последовала за ним по траве. Какого черта он здесь забыл? Ночью я была на грани безумия. Я еще никогда не пыталась поцеловать мужчину. Ну почему стоило начинать с Бека Уайльда? Он, вероятно, собирался завести неловкий разговор о том, что считает меня своим другом, а мне теперь придется объяснять, что виновата не моя тяга к нему, а вино. И что я просто пыталась улучшить свое настроение. Может быть, немного виновата и тяга к нему, потому что он был так чертовски мил со мной... Тут и без вина было трудно устоять.
Бек остановился метрах в двадцати от места, где все выбирали керамические штуковины, чтобы никто не мог услышать, о чем мы говорим.
— Послушай, я очень сожалею о вчерашнем вечере, Бек, — начала я, пытаясь предотвратить разговор, который он собирался начать.
Бек запустил руки в волосы, словно готовясь сообщить дурные вести.
— Тебе не о чем беспокоиться, — добавила я. — Обещаю, что этого больше не повтори... — Он обхватил мое лицо руками, согревая мою кожу своим теплом. — Что?
Что происходило? Почему он прикасался ко мне? Это было частью шоу? Я всматривалась в его лицо в поиске ответов.
— Я собираюсь поцеловать тебя сейчас. Готова? — спросил он. Я отступила назад, а он шагнул вперед, продолжая держать руки на моем лице. — Ты меня слышишь?
— Я не понимаю...
Прежде чем я успела закончить фразу, он опустил свои губы на мой рот, отправляя искры энергии по моей коже.
Что это? Его губы были мягкими, но настойчивыми, от него пахло кокосовым гелем для душа, свежескошенной травой и чем-то мужским.
Он разорвал наш поцелуй, но не отодвинулся, а прижался лбом к моему лбу. Скорее всего, он сделал это, чтобы доказать окружающим, что мы пара.
— Я долго этого ждал. — Он выпрямился и сделал полшага назад, словно ему было мало эмоций на моем лице, и он хотел проверить реакцию моего тела на его поцелуй. А тот все еще отдавался эхом в кончиках моих пальцев и сбившемся дыхании.
— Я что-то пропустила?.. — я запнулась, пытаясь понять, почему он меня поцеловал. Кто за нами наблюдал?
Бек обнял меня за талию и притянул к себе ради нового поцелуя, и на этот раз его язык раздвинул мои губы. Бек застонал, углубляя поцелуй. Внизу моего живота запорхали бабочки, ритм сердца ускорился, а кожу стало покалывать. Мои колени ослабли, и мне пришлось прижаться к мужчине, чтобы не упасть. Но это не остановило головокружение — мир, казалось, завертелся.
— Боже, — выдохнул Бек, отстранившись, но не выпуская меня из объятий. — Я не совсем понимаю как оставить тебя в покое до конца дня, но мне придется это сделать. Я в тридцати секундах от того, чтобы повалить тебя на траву и трахнуть, как четырнадцатилетний подросток.
Я улыбнулась ему, смущенная и немного дезориентированная.
— Что... Я к тому, что-то случилось? Кто-то что-то сказал?
Бек выждал паузу, и в его глазах появилась мягкость, которой я раньше не замечала.
— Ночью... Ну, я этого не ожидал. Ты была...
— В ударе, — закончила я за него.
Он пожал плечами.
— Я не хотел воспользоваться ситуацией. А во время утренней пробежки я решил, что не хочу больше ждать ни минуты, чтобы поцеловать тебя. — Выражение его лица изменилось, когда он поймал мой взгляд. Похоже, он был так же ошеломлен и растерян, как и я. — Все нормально, да? — Он провел большим пальцем по моей челюсти. — Вчера вечером ты, кажется, созрела для поцелуев.
Вся эта ситуация была такой странной. Прошлой ночью я вела себя как сумасшедшая. А сегодня утром, когда я думала о своей попытке поцеловать его, я чувствовала лишь полное унижение. Я не была готова к его вопросу.
— Все в порядке, — заверила я. — Неожиданно. Так ты сделал это не потому, что кто-то что-то сказал? — спросила я.
— Стелла, послушай меня. Я не целую женщин из чувства долга. Я поцеловал тебя, потому что захотел. Хочу.
Я хотела отвернуться, чтобы Бек не видел, как сильно его поцелуй на меня подействовал, несмотря на позор того дня.
— Вчера мне не следовало этого делать.
— Вчера было вчера. — Он сделал паузу. — Ты слишком много выпила.
Хоть я и была в стельку, но, к сожалению, могла вспомнить каждый момент того, как на него набросилась.
Я прижала ладонь к его груди, чтобы дать себе немного личного пространства.
— Мы здесь для того, чтобы познакомить тебя с Генри... Ну, ты же помнишь?
Он притянул меня и снова поцеловал.
— Бизнес на первом месте. Но мне очень нравится целовать тебя.
Я прижала кончики пальцев к губам, чтобы скрыть улыбку. Он действительно отлично целовался. И за те шестьдесят секунд, как это случилось, я ни разу не вспомнила о Мэтте, о Карен и об их предательстве. Судя по всему, поцелуй Бека, словно нажатием клавиши, удаляет воспоминания из моего разума.
— Мне тоже, — кивнула я.
В реальность меня вернул звук разбитого глиняного горшка. Я оглянулась через плечо и увидела, что за нами наблюдала Флоренс. Мне нужно было ей всё объяснить. Не то чтобы мне было что сказать. Это был всего лишь поцелуй.
— Мне пора возвращаться... Расписывать керамику, — я съежилась.
— Звучит увлекательно. Как только вы закончите, эти тарелки будут бросать в воздух, чтобы мы в них стреляли? — спросил он. — Эти люди, забавы ради, вытворяют весьма странные вещи.
— Эти люди?
— Ты же знаешь... Люди с деньгами.
— Стоит ли тебе напомнить, что мы прилетели сюда на твоем частном самолете? — поинтересовалась я.
— Нет, ведь мои деньги не передались по наследству. Я не один из этих людей, — сказал он. — Я не стреляю в неодушевленные предметы от нечего делать. Я предпочитаю хорошую еду, спорт и секс. Я человек простой.
Я рассмеялась, потому что сама бы не увидела разницу между Беком и окружающими нас людьми. Но полагаю, разница была. Я росла среди богатых парней. Теперь же, когда Бек обратил на это внимание, я ощутила разницу. Неочевидную, но внутри этого мужчины скрывался драйв, жажда, которую я не так часто видела.
— Простые удовольствия самые лучшие, — заметила я.
— Абсолютно верно. — Уголки его рта дернулись, а глаза сверкнули оттенком злобы. — Мне нужно вернуться к стрельбе по глиняным голубям. Интересно, сексом они занимаются так же, как и тем, что они называют спортом? Неудовлетворительно?
И как малолетка, услышавшая слово секс, я вздрогнула. Сложно было представить, что секс с Беком мог быть неудовлетворительным.
Я уставилась на землю в надежде скрыть румянец, охвативший мои щеки.
— Угу. Мы оба должны пойти и повеселиться.
Мне удалось занять место за столом подальше от Карен с людьми, которых я любила, но теперь мне уже не представлялось радостным пребывание далеко от мальчиков, каким я его считала во время поездки в автобусе.
— Значит, увидимся в отеле? — Он наклонился, чтобы поймать мой взгляд, словно его вопрос содержал больше смысла, чем казалось на первый взгляд.
Я кивнула и, отворачиваясь, сложила руки на груди, но все равно чувствовала притяжение к Беку, которого раньше не наблюдала.
Меня уже очень давно не целовали так, как это делал Бек. На самом деле, я не была уверена, что меня вообще настолько захватывал обычный поцелуй. С Мэттом мы были слишком молоды, чтобы понять, что единение губ может быть обещанием чего-то хорошего или плохого. Поцелуй Бека был настолько мощным, что если бы это было обещанием чего-то, то либо обещанием катастрофы, либо обещанием лучшего, что когда-либо случалось в моей жизни.
Я не была уверена, что смогу выдержать и то, и другое.
И побрела обратно к столикам, старательно избегая смотреть на Карен.
— Как вам Бек? — спросила с ухмылкой Флоренс, словно умирала от желания сказать мне что-то в стиле а я говорила.
Беа и Джо смотрели на меня, как птенцы, ждущие, когда их накормят обрывками сплетен.
— Ну, ты сама видела, — высокий и красивый брюнет.
— Ага, — согласилась Беа. — И, судя по всему, феноменально целуется.
В этом не было никаких сомнений.
— Давай я помогу тебе выбрать, что бы расписать, — предложила Флоренс, вскакивая со стула и подталкивая меня к полкам, заваленным различными видами заранее приготовленной керамики.
— О, боже, что происходит? — спросила она громким шепотом, протягивая мне вазу.
Я оглянулась на наш столик, чтобы проверить, не наблюдает ли кто-нибудь за нами или не слышит ли кто-то, но все были поглощены своими делами.
— Ничего...
— Прекрати сейчас же! Только не говори, что это ничего не значило! Вы целовались не на публику. Ты спишь с ним? Я не могу поверить, что ты не поделилась этим со мной, когда я говорила, что между вами что-то происходит.
— Нет, я с ним не сплю. Так далеко не зашло... То, что ты видела, — это весь масштаб того, что произошло между нами.
— Погоди, это ваш первый поцелуй? Да что происходит?
— Он сказал, что во время утреней пробежки понял, что хочет поцеловать меня.
Флоренс прищурилась, молча обвиняя меня в том, что я не рассказывала ей всю историю.
— Помнишь, как я напилась вчера вечером? Находиться здесь немного... ненормально. И в какой-то момент я набросилась на Бека.
— Набросилась?
Да, такое поведение не совсем для меня свойственно, не то чтобы у меня был стиль общения с мужчинами — для меня всегда был только Мэтт.
— Да. Все произошло ужасно неловко, и если ты кому-нибудь расскажешь, я убью тебя...
— Ну а он что?
— Эм, он вежливо отказался. — Меня замутило от стыда, когда я вспомнила прошлую ночь. Несмотря на то, что он поцеловал меня сегодня, я все еще хотела, чтобы этого не случалось.
— А что тогда было сегодня?
— Ты знаешь столько же, сколько и я. Он сказал, что захотел меня поцеловать.
Флоренс глубоко вздохнула.
— Ну, он явно без ума от тебя, — сказала она, как ни в чем не бывало. — Это так мило, что он не поцеловал тебя, когда ты бросилась на него, а сделал это на глазах у всех. Он явно не мог больше ждать.
Флоренс была безнадежным романтиком.
— Он явно не без ума от меня. Это всего лишь поцелуй.
Тот, от одного воспоминания о котором мурашки бежали по коже.
— Вы будете вместе всю следующую неделю. Будете спать в одной постели. Должно произойти нечто большее.
Я скривила губы. У нас был всего лишь поцелуй. Но что, если Флоренс была права, и он снова поцелует меня? А если захочет большего?
Конечно, рано или поздно у меня должен кто-то появиться после Мэтта. Если я не собиралась поселиться в местном монастыре на следующие пятьдесят лет, то мне нужен был другой мужчина. Просто где-то в глубине души я еще не дошла до вопроса, кто бы это мог стать.
Не то чтобы я могла игнорировать Бека и его привлекательность. Она бросалась в глаза, как товарный поезд.
Да и Бек был так добр ко мне, такой уверенный, надежный и участливый.
Существовали причины, по которым я бросился на него, а не на посыльного.
— Вы оба явно увлечены друг другом, и если ты все еще его привлекаешь после своего броска, то это говорит о многом, — подвела итог Флоренс.
— После броска? Ты серьёзно? Мы можем об этом забыть? Это достаточно унизительно.
Но Флоренс была права, если после того, как он видел меня пьяной и эмоциональной, он не убежал в горы, то возможно, Бек мог стать моим следующим мужчиной. Проблема заключалась в том, что я не доверяла никому настолько, чтобы попросить совета, а сама решиться не могла.
— У него имеется личная заинтересованность в том, чтобы быть милым со мной, — сказала я, пока мои мысли кружились от сомнений и недоверия. — Наверное, он забеспокоился, что я брошу его после того, как он отверг меня, поэтому и поцеловал. Чтобы осчастливить.
Это означал его поцелуй? Неужели он защищал свои собственные интересы? Он казался вполне искренним, но если он хотел поцеловать меня, был ли он действительно таким джентльменом, что сдержался прошлой ночью?
— Стелла, я была свидетелем этого поцелуя. В нем не было ничего фальшивого или вынужденного.
Вот только она не знала Бека.
Как и я. И хотя то, что я о нем знала, мне нравилось, тот факт, что я находилась на свадьбе человека, за которого собиралась выйти замуж, говорил, что моим суждениям нельзя доверять.
Я здесь ради работы, я боролась за свое будущее. Я не собиралась сбиваться с курса из-за мужских показных поцелуев.
Ни за что.

ГЛАВА 17

Бек

Я выделялся, как большой палец на руке. Я был в темно-синем пиджаке от Tom Ford против моря зеленых и коричневых жакетов от Barbours и костюмов из твида. Этим было сказано все, что нужно было знать обо мне и остальных людях, которые здесь находились — у меня были новые деньги в отличие от них.
Но, черт возьми, я стрелял лучше, чем большинство в этой компании. А стрелять по глиняным предметам было чертовски скучно. Я не понимал сути. Это все равно, что стрелять из пневматической винтовки по консервным банкам на задворках заброшенных гаражей. И я овладел этим лет эдак в тринадцать.
В любом другом случае я бы просто вернулся в отель. У меня накопилось много электронной почты, тысяча пропущенных звонков, но ничто, даже стрельба по глиняным голубям, не могла заставить меня уйти. Генри Дауни находился в десяти метрах от меня, и я никуда не собирался, пока не пообщаюсь с ним.
Конечно, я за ним не следил, но краем глаза заметил, что он стоял с тремя или четырьмя другими мужчинами, один из которых был бывшим парнем Стеллы. Нас не познакомили официально, но я несколько раз ловил взгляд Мэтта: сначала на вечеринке по случаю помолвки, а потом вчера вечером. Что было странным. Он явно оставил их отношения в прошлом, потому что собирался жениться, но у меня сложилось четкое впечатление, что у них со Стеллой не все решено.
Но, возможно, мне это только казалось.
В последнее время мое воображение работало на пределе возможностей. Ночью, когда Стелла попыталась поцеловать меня, я чуть не прижал ее к стене, чтобы зацеловать до тех пор, пока она не забыла бы какой сегодня день недели. С того момента я представлял, какая она на вкус, как будет ощущаться ее кожа под моими руками. Меня интересовало, был ли легкий цветочный аромат ее духами или она с ним просыпалась. И теперь, когда я поцеловал ее, я думал лишь о том, когда смогу снова это повторить.
Но это будет позже. Сейчас мне следовало сосредоточиться на том, почему мы оба здесь.
Я увидел, что Генри отделился от небольшой группы, с которой разговаривал, и направился к накрытому закусками и напитками столу, и я решил воспользоваться этой возможностью. Сделал глубокий вдох. Нельзя все испортить, подходя к нему слишком быстро, хотя таково было мое обычное поведение. По опыту, люди вроде Генри не любили чувствовать себя в западне. Они привыкли контролировать большинство ситуаций, поэтому мне было необходимо не торопиться и придерживаться своего плана.
Подойдя к столу, я принялся заваривать себе чашку чая.
— Сегодня прекрасный день для прогулок, — вскользь бросил я, стараясь говорить как можно небрежнее, словно не мечтал приковать его к батарее, пока он не отпишет мне собственность в Мейфэре.
Я привык иметь дело с самыми разными типами людей. Люди, у которых я приобретал жилье в восточном спальном районе Лондона, отличались от тех, с кем я имел дело теперь, отстраивая элитную жилую недвижимость. Я гордился тем, что находил общий язык с некоторыми людьми, пусть и льстил чьему-то самолюбию. Я делал то, что требовалось, чтобы получить желаемое. Разница заключалась в том, что те, с кем я до этого работал, нуждались в том, что я мог предложить. С Генри же все было иначе. Здание Дауни не было выставлено на продажу.
Генри ничего от меня не было нужно.
Плюс ко всему, он был аристократом, следовательно, я был настолько далеко от своей зоны комфорта, что мне понадобиться кислородная маска и парашют про запас.
— Прекрасный день, — ответил он и протянул руку. — Генри Дауни. Как поживаете?
Я пожал ему руку.
— Бек Уайльд. — Я не мог заставить себя сказать как поживаете в ответ. Мне нравилось находить общий язык с людьми, но я не был обманщиком. Я не мог притворяться тем, кем не являлся, и никогда никому не сказал бы как поживаете.
Генри улыбнулся, и мои плечи немного расслабились. Наконец-то я здесь. Перед человеком, который мог дать мне то, чего я больше всего хотел: закрытую дверь в мое прошлое. Мне всего-то нужно сблизиться с человеком, с которым у меня не было ничего общего. С человеком, который, без сомнения, будет смотреть на меня свысока, потому что я не учился в школе с громким названием.
Но мне нужно было ему понравиться. Мне предстояло много работы.
И для начала нужно указать на совпадение того, что мы оказались на одной свадьбе.
— Генри Дауни? Знакомое имя, — сказал я, готовясь сложить перед ним два плюс два.
Я не успел продолжить тему имени, так как нас прервали. Бывший Стеллы. Мне едва удалось сдержать стон. Не хватило всего нескольких минут, чтобы сказать Генри, что мы уже знакомы и что я пытался с ним связаться.
— Мы не встречались, — сказал Мэтт, протягивая руку. — Я Мэтт, жених. Вы пара Стеллы, верно?
Пара? Весьма интересный способ обращения. Зато он выдал намного больше, чем намеревался. Он явно пытался меня унизить, и если бы я действительно был парнем Стеллы, то, возможно, и обиделся бы. Но его намек был настолько прозрачным, что я ни капли не оскорбился. Но ему не нужно было знать, что я вижу его насквозь.
— Бек Уайльд. Я парень Стеллы. Приятно познакомиться и мои поздравления.
Мэтт пристально меня изучал, пытаясь прожечь во мне дыры. Господи, через секунду он вытащит свой член и предложит помериться размерами.
Я мысленно прокрутил в голове все, что говорила Стелла. Она вряд ли когда-либо упоминала, почему они с Мэттом расстались. Я предположил, что они встречались долгое время и стали, скорее, друзьями, что между ними произошло что-то безобидное, и сейчас их отношения напоминали связь брата и сестры. Теперь мне предстояло расспросить Стеллу об этом. Такую информацию сообщают новому парню, если у них все серьезно. И вообще, мне было просто интересно.
— Похоже, неделя обещает быть чудной, — заметил я. — Идеальная погода для свадьбы. Вам повезло, учитывая, что мы в Шотландии.
— Это так. И конечно, я женюсь на идеальной женщине, — добавил он. — Как вам сегодняшний день?
Возможно, у меня опять разыгралось воображение, но мне показалось, что его намек на совершенство Карен звучал довольно резко.
— Отличная компания, чудесная погода и чашка чая. Что еще может пожелать человек? — ответил я, бросив взгляд на Генри.
— Вот-вот, — согласился Генри, поднимая чашку.
— Совершенно верно, — сказал Мэтт, натянуто улыбнувшись. — Я провел здесь практически каждое лето своей жизни, наслаждаясь живописными пейзажами. Прекрасная погода — это глазурь на торте.
— Вам очень повезло, — поддержал я.
Мэтт и эти люди не были похожими на меня. Они могли целое лето стрелять и кататься на лошадях, пока я вытаскивал гниющие половицы из квартиры в Нью-Кроссе. Сейчас мои сотрудники выполняли физическую работу, но летние дни я проводил в офисе, обсуждая цены следующего проекта или контролируя строителей и проектировщиков.
Мне нужно было зарабатывать деньги. А этим людям достаточно было просто родиться.
— Не думаю, что мы вращаемся в одних кругах, — добавил Мэтт. — А чем вы занимаетесь?
Я вовсе не жаждал отвечать на вопросы Мэтта, потому что он, без сомнения, хотел меня поддеть. Но именно эта была та информация, которую я хотел сообщить Генри.
— Я застройщик, — ответил я. — В основном жилых помещений. Так я познакомился со Стеллой. Она дизайнер одного из моих зданий.
Мэтт скривился, как будто съел что-то кислое.
— Неужели? Что за здание?
— Роскошная резиденция. В Мейфэре.
Для Генри был идеальный момент, чтобы сказать, что у него есть там собственность. Что он владелец какого-то захудалого здания, которое нуждалось в реставрации, но тот любовался сельской местностью, словно я болтал о погоде.
Терпение. Это только наш первый разговор. У меня был план, даже если от него немного пришлось отклониться.
— Как интересно, — хмыкнул Мэтт, прочищая горло и, казалось, нервничая.
— Прошу меня простить, мне нужно позвонить, — сказал Генри, отчего я чуть не застонал.
Упустить возможность поболтать с Генри — достаточно плохо. Но остаться наедине с бывшим парнем Стеллы — еще хуже.
— Совсем забыл, мне нужно отправить письмо. Рад познакомиться с вами обоими.
Я вытащил телефон из кармана и побрел к холму неподалеку от дома. Никакой уверенности, как мне удастся прожить следующую неделю в окружении этих людей, которые любили пустые разговоры и обсуждения погоды. Возможно, дело было не только в их поверхностности. Возможно, жизнь, в которой тебе во всем потакают, и лето, стрельба и игры в крокет делали тебя вечно очарованным.
Чего я никогда не узнаю. Я никогда не впишусь в подобную компанию. Мой отец позаботился об этом.

ГЛАВА 18

Стелла

Я стерла пятно туши с правого глаза, а после попыталась избежать той же ошибки с левым глазом. Мне сложно было вспомнить, когда в последний раз я чувствовала себя так перед встречей с мужчиной. Да я в принципе не могла понять, что именно чувствовала. Это были нервы? Даже на первых свиданиях с Мэттом я не помнила таких ощущений при одной мысли о мужчине. То, как перехватывало дыхание, стоило только вспомнить о Беке, то, как мурашки бежали по коже, когда я воскрешала в памяти наш поцелуй, — все это было для меня в новинку.
Я продолжала прокручивать в голове наш поцелуй, задаваясь вопросом, что его вызвало: поцеловал ли меня Бек из-за необходимости, из-за отчаяния или, как он сказал, просто его желая? А не передумал ли он? Вдруг он не захочет поцеловать меня еще раз? А если захочет, должна ли я сопротивляться, напомнив, что все между нами — ложь?
Слишком много вопросов.
Я сунула кисточку обратно в тюбик туши. Бек еще не вернулся после их мужского занятия, и я не хотела выглядеть так, будто ждала его. К счастью, мой педикюр продержался четыре дня без сколов, поэтому я выбрала черные сандалии. Этим вечером женщины и мужчины ужинали отдельно, опять же в попытке воссоздать девичник и мальчишник. Это казалось немного нелепым, и хотя мне не хотелось признаваться в этом себе, часть меня жаждала провести вечер с Беком, несмотря на то, что я знала, — растущее тепло между нами могло быть только в моей голове.
Я подскочила, услышав скрежет дверной ручки, но успела надеть вторую сандалию и встать, когда Бек вошел в комнату.
— Привет, — поздоровалась я так, будто меня поймали за чем-то неправильным.
Бек скользнул взглядом по моему телу.
— Ты выглядишь... — Его глаза расширились и, наконец, встретились с моими. — Симпатично.
От его слов по спине побежали мурашки, как будто он прижался языком к моей коже. Как ему удавалось говорить симпатично настолько сексуально?
— Спасибо, — стушевалась я, надеясь, что он не сможет прочитать мои мысли. Всё внутри меня завертелось, как осенние листья на ветру.
— Похоже, ты уходишь, — заметил он, когда я взяла свою вечернюю сумочку.
— У нас раздельный ужин, — ответила я, открывая сумку, чтобы проверить, взяла ли все необходимое, несмотря на то, что проверила это как раз перед его приходом. Я просто не могла смотреть ему в глаза, боясь показать, насколько мне понравился наш поцелуй. Я хотела выглядеть крутой. Словно не было ничего особенного в том, что этот горячий, сексуальный парень искал меня, чтобы поцеловать на глазах у всех. Как будто это было обычным. — Фуршет начинается в половине седьмого.
Он взглянул на часы.
— Я надеялся, что мы сможем поговорить.
Листья с глухим стуком опали на землю. По моему опыту, всякий раз, когда мужчины хотели поговорить, это не означало ничего хорошего.
Бек снял куртку, бросил ее на кровать и уверенно направился ко мне, как будто выполнял некую миссию. Я отступила на шаг, когда мне показалось, что он собирается сбить меня с ног. Но он подошел ко мне, обнял одной рукой мою спину и скользнул ладонью за мою шею, а после снова меня поцеловал. На этот раз все произошло с большим натиском, как будто Бек весь день копил свои поцелуи. Мое тело обмякло, прижавшись к его твердой мраморной груди. Он был теплым и прекрасно пах, как лесной опад после ливня.
Его стон послал вибрации по всему моему телу, отчего я растаяла и тяжело задышала.
— Поговорить? — спросила я, отстранившись.
Он провел большим пальцем по моей скуле.
— Да. Я не хотел, чтобы что-то... Я хотел убедиться, что не перешел границы дозволенного.
— Когда ты поцеловал меня? Зачем тогда снова это сделал?
В Беке вроде не было ничего фальшивого. Но опять же, я верила всему, что говорил мне Мэтт.
— Кто знает? — Он пожал плечами.
— Не заморачивайся.
— Не заморачиваться? — повторил он, скидывая ботинки. Затем сел на кровать и снял часы.
— Ты почувствовал потребность поцеловать меня, и ты это сделал. Ничего страшного.
Он усмехнулся, вставая и расстегивая рубашку. Мне было необходимо убраться отсюда к чертовой матери. Судя по его действиям, он скоро окажется голым, а я не могла гарантировать, что смогу держать свои руки при себе.
— Не нужно ничего обсуждать? Я думал, женщины любят говорить о таких вещах.
— Возможно, это ускользнуло от твоего внимания, но женщины — это не одна большая группа похожих людей, которые думают и действуют одинаково.
— А-а-а, — протянул он, снимая рубашку. Я оказалась лицом к лицу с его твердой бронзовой грудью. Здорово, что он не делал эпиляцию. Такой красивый мужчина, как Бек, имел полное право быть тщеславным, но я не считала выбритую мужскую грудь привлекательной. — Так вот где я ошибся. — Он начал расстегивать ремень, и я повернулась и направилась к двери. Стало невыносимо жарко, но я старалась сохранять хладнокровие. — Увидимся позже, — крикнул он мне вслед, когда я вылетела в коридор.
Наверное, я сама ответила на свой вопрос, что же будет дальше между нами — никаких перемен в настроении Бека и последующих поцелуев.
Мы с Беком должны были притворяться. Но постоянные бабочки внизу живота и учащенное сердцебиение, словно я пробежала стометровку финала Олимпиады, были бесспорно реальными, когда он был рядом.

ГЛАВА 19

Бек

Я подготовился. Изменил стратегию, как поговорить с Генри по поводу собственности в Мейфэре. Я решил просто сказать ему, что не понял этого раньше, но что он, должно быть, тот самый Генри Дауни, который владел интересующим меня зданием.
Я был готов увидеть его снова.
Приготовился сделать свой ход.
Но его здесь не было, черт возьми.
Я в семидесятый раз за вечер взглянул на часы. Натикало почти десять, а к половине одиннадцатого мероприятие должно было подойти к концу. Он так и не пришел. Я всю ночь держал ухо востро, но не слышал, чтобы кто-нибудь упоминал о нем. Покрутив бокал с тоником в руке, я не отрывал взгляда от входной двери, как делал весь вечер, надеясь, что Генри появится в последнюю минуту.
Что было бесполезным. С таким же успехом я мог вернуться в номер. Я осушил стакан и направился на выход. Может, проверю парковку, чтобы посмотреть, там ли еще его машина. Правда, это мне мало о чем скажет, ведь он мог просто отъехать на этот вечер. Я уговаривал себя набраться терпения, но мое время было не бесконечным. Только неделя.
Когда я повернул за угол, мое внимание привлек смех из оранжереи. Сквозь маленькое оконное стекло я увидел Стеллу, которая болтала с Флоренс и другими женщинами на свадьбе.
Я остановился, и Стелла моментально повернулась и заметила, что я за ней наблюдал, как будто почувствовала мое присутствие. Она выглядела потрясающе: волосы были собраны в конский хвост, а щеки разрумянились. Недолго думая, я улыбнулся ей и получил улыбку в ответ, после чего она наклонилась, чтобы сказать что-то Флоренс, а затем направилась в мою сторону.
— Привет, — сказала она, подходя ближе. — Ты в порядке?
Я пожал плечами.
— Я решил вернуться в номер и проверить электронную почту.
Она пару раз моргнула, словно ждала от меня продолжения, ждала правды.
— Я тоже пойду, — решила она через пару секунд.
— В этом нет необходимости.
Мне нужно было наверстать упущенное на работе, хотя в компании это было бы делать приятнее. С кем-то, с кем можно поразмышлять о том, где находился Генри. С кем-то, с кем я мог обсудить свою новую стратегию.
Стелла посмотрела на меня так, словно пыталась пробраться в мой разум, желая узнать, совпадают ли мои слова с мыслями.
— Знаю. Но я сама хочу в номер. Сейчас схожу за своей сумочкой.
Когда Стелла собралась уходить, ее догнала невеста. Стелла заметно напряглась от прикосновения Карен к ее руке.
— Уже уходишь? — спросила Карен, расплываясь в улыбке.
Стелла улыбнулась в ответ, но теперь я знал ее достаточно хорошо, чтобы отличить настоящую улыбку от фальшивой, и в улыбке Стеллы не было ничего искреннего.
— Мы хотим сохранить немного энергии для всех событий этой недели, — промямлила Стелла.
— Да, всё впечатляет, не правда ли? Это была идея Мэтта — устроить целую неделю настоящего праздника. Да и, как ты знаешь, я обожаю Шотландию. Мэтт привез меня в замок, чтобы убедить, что именно здесь нам нужно пожениться.
Карен продолжала болтать, но Стелла не произнесла ни слова, только кивала и натянуто улыбалась. Эту сторону Стеллы я практически не видел. Она была похожа оленя в свете фар. Она казалась уязвимой и... обреченной.
Я шагнул вперед и взял Стеллу за руку.
— Нам пора. Надеюсь, ты не возражаешь, — отчеканил я.
— Конечно, нет, — ответила Карен. — Я так рада, что вы здесь, чтобы отпраздновать это событие вместе с нами. Увидимся завтра.
Фальшивая улыбка Стеллы исчезла, когда она повернулась ко мне.
— Спасибо. Я как язык проглотила...
Передо мной стояла совсем другая Стелла. Не та, что была полна решимости и не боялась просить о том, чего она хотела. Не кто-то уверенный. Уверенный в себе. Что такого было в Карен, что заставило Стеллу потерять дар речи?
Все еще держась за руки, мы направились к лестнице.
— Ты встречалась с Мэттом целую вечность? — спросил я.
— Еще с университета.
— Но ты уже видела Генри, крестного отца Карен. Ты говорила, что ездила к нему гостить. Так ты знала Карен еще до встречи с Мэттом?
— Мы были лучшими подругами с пяти лет, — сказала она, пытаясь вырвать свою руку, но я лишь крепче сжал ее.
— А теперь она выходит замуж за твоего бывшего парня. Это же странно?
Мне это казалось странным, но, как говориться, каждому свое.
Мы поднялись по лестнице и молча свернули в коридор, ведущий к нашей комнате.
В конце концов Стелла сказала:
— Это немного странно.
Я не часто тратил время на разговоры с женщинами о чем-то личном, но по молчанию, по тому, как она напряглась и уставилась в землю при появлении Карен, я понял, что немного странно — это было еще мягко сказано.
— Через сколько после вашего с Мэттом расставания он и Карен начали встречаться?
Она хмыкнула, потом вздохнула и покачала головой.
— Понятия не имею. Мы с Мэттом расстались около трех месяцев назад. Я не знала, что между ним и Карен что-то было, пока не получила приглашение на свадьбу.
— Господи, Стелла! Я понятия не имел. — Теперь стало ясно, почему ей потребовалось так много времени, чтобы решиться прийти на свадьбу. — Какого черта тебя пригласили?
Она все-таки выдернула свою руку и начала рыться в своей вечерней сумочке.
— О, я думаю, они хотели сделать вид, что все в порядке или что-то в этом роде. Решили вести себя так, будто наше расставание с Мэттом не было такой уж большой проблемой. И они не ожидали, что я приду.
Она протянула мне ключ-карту, я взял ее, открыл и придержал дверь, чтобы Стелла вошла внутрь.
— Ты, должно быть, очень хочешь заняться ремонтом здания в Мейфэре.
— Сейчас сильнее, чем когда ты впервые меня спросил. Тогда я будто не понимала, что это то, что мне нужно, что это даст мне цель, к которой можно стремиться, даст будущее, — ответила она.
Я промолчал. Слова застряли у меня в горле, отягощенные печалью. Если она не видела будущего, то была явно опустошена.
— Пойду, переоденусь, — бросила Стелла, подхватывая с кровати пижаму и направляясь в ванную, прежде чем я успел что-то сказать.
Я разделся до трусов, включил телевизор и облокотился на спинку кровати, покручивая телефон, как будто там были ответы.
— Эй, а где наша подушка-стена? — поинтересовалась Стелла, выходя из ванной с пучком на голове и в пижаме. Она выглядела потрясающе в вечернем туалете, но она была одной из тех женщин, которые выглядели еще лучше без всякой мишуры.
— Должно быть, горничная ее снесла.
— Ну, что ж, сегодня ты в безопасности. Я же трезвая, — пошутила она, откидывая одеяло со своей стороны кровати.
— Сам тогда виноват, я же тебя напоил, — заметил я, убрав телефон и забираясь под одеяло.
Она засмеялась и легла на бок лицом ко мне.
— Да, но показала я себя не с лучшей стороны.
— Судя по тому, что я видел, у тебя много лучших сторон, — ответил я. — Хочешь поговорить о Мэтте? Или Карен?
Она покачала головой и сложила ладони под щекой.
— Мне нечего сказать. Я думала, что он станет мужчиной, с которым я проведу остаток своей жизни, но на этой неделе он женится на девушке, которую я считала своей лучшей подругой. Можно с уверенностью сказать, что мои суждения не особо надежны. Мне нужно всего-то пережить эту неделю и сосредоточиться на своем будущем, а не на прошлом.
Между нами повисло молчание.
— Во всяком случае, я продолжаю твердить себе это, — добавила она.
Я заправил локон ее волос за ухо, не зная, как ее подбодрить. Судя по всему, я все ухудшил.
— Прости, что привез тебя сюда.
Именно я заставил ее встретиться лицом к лицу с людьми, которые причинили ей боль. Она сказала, что не знает, когда Карен и Мэтт начали встречаться, но если они поженились всего через несколько месяцев после того, как Мэтт и Стелла расстались, значит, что-то произошло, пока они были вместе.
Я ненавидел тех, кто изменял.
— Не стоит. Ты помогаешь мне с моим будущим, помнишь?
Но этого было недостаточно.
— Ты хотела выйти за него замуж? Вы поэтому расстались?
Она посмотрела на комод под окном.
— Я бы вышла за него замуж много лет назад, и он это знал. Я думала, мы просто ждем подходящего момента. По-видимому, неправильным было не время, а девушка.
Слушая ее, неприятное чувство расползалось в нутре.
— Ты ожидала, что он женится на тебе, а он тебя обманывал, подыскивая вариант получше?
Это показалось мне знакомым. Ну, Мэтт хотя бы не оставил Стеллу беременной, а потом и бездомной.
— Я не уверена, что он меня обманывал. — Она легла на спину и стала смотреть в потолок. — Я думала, что мы собираемся пожениться и провести остаток жизни вместе. Даже когда он покончил с нашими отношениями, я считала, что это нервоз, прежде чем взять на себя такие обязательства. Я никогда не думала, что мы расстались навсегда, а потом... пришло приглашение.
— Господи, вот это завершение.
— Я сама была в шоке.
— Что ты ему сказала? А Карен? Что они сказали в свое оправдание?
Снова тишина.
— Ничего, — ответила она. — Я, эм, никогда не спрашивала его. Или ее.
Я сел на кровати.
— Ты не обсудила это с ними? Даже когда получила приглашение?
— А что тут обсуждать? Я не собиралась отговаривать его или умолять жениться на мне. Смысл?
— Ты могла бы накричать на них, выплеснуть все свои эмоции и дать им понять, что ты чувствуешь. — Я бы хотел этого для нее.
Она пожала плечами.
— Я уже стала той, которой можно изменять и лгать. Я уже та девушка, которую пригласили на свадьбу, потому что посчитали, что я порадуюсь за них или типо того. А может, им вообще все равно на меня. Наверное, я не захотела давать им повода уважать меня еще меньше.
— Какая разница, что они думают? Любой из них! Это явно те люди, которых ты не хочешь больше видеть возле себя. Ты должна была встретиться с ними лицом к лицу просто ради того, чтобы почувствовать себя лучше. Выстоять против них. Не будь женщиной, которая с улыбкой принимает подачки!
На ее глаза навернулись слезы. Я зашел слишком далеко. Не хотел называть ее слабой. Она была здесь — на свадьбе своей бывшей лучшей подруги и бывшего бойфренда. И улыбалась. Что требовало мужества и силы. Но чувствовать себя обиженной — нормально. Сердиться тоже нормально. Меня вот раздирало от злости.
— Прости меня, — попросил я прощения. — Просто... они нравятся людям... они ведут себя так, как будто мир принадлежит им, а мы просто в нем живем. Как будто мы ничего не значим. Они считают, что имеют право на все. Им без разницы, кто попадет под раздачу на их пути к получению желаемого. — Моя мать была жертвой подобного отношения, и это еще сильнее меня злило. — Ты заслуживаешь большего, Стелла.
— Я репетировала, — тихо прошептала она, как будто не хотела, чтобы я это слышал. — То, что я бы им сказала. Ей и ему. Первое время после того, как я получила приглашение, я почти не спала. У меня было полно времени, чтобы подготовить тост. Наверное, я потратила на него больше времени, чем отец невесты.
— Так скажи это.
Она глубоко вздохнула.
— В итоге я буду стоять, словно воды в рот набрала, а Мэтт попытается заговорить со мной... и почувствую ли я себя лучше?
— Ты не узнаешь, если не попытаешься.
— Наверное, я предпочитаю избегать Мэтта. Он и близко не подходит ко мне. И пока он этого не делает, со мной все будет в порядке. Я не хочу, чтобы меня заставляли чувствовать, что вся эта ситуация — дело моих рук. А именно так и произойдет.
— Вы с ним вообще не разговаривали?
Она покачала головой.
— Если я его хоть немного знаю, он сердится из-за того, что я пришла, несмотря на приглашение.
— Зато Карен не может держаться от тебя подальше. Я видел, как она подходила к тебе несколько раз.
— Ага, я была близка к тому, чтобы сказать ей что-нибудь, но потом начинаю винить только себя. Всю жизнь Карен брала то, что хотела, а я никогда не выступала против, никогда не критиковала ее и не говорила, что на самом деле думала. В школе она заставила нас поменяться кроватями, потому что не хотела спать рядом с туалетом. Когда мы обедали в ресторанах, она заставляла меня заказывать десерт, а потом съедала его сама. Она брала мою одежду и не возвращала. Я это сама позволяла. Годами. И я делала то же самое с Мэттом. Я хотела, чтобы он был счастлив больше меня.
— Ты не умеешь ставить себя на первое место, — добавил я.
— Похоже на клише.
— Похоже, что это правда.
— Я считала их яркими, сильными личностями и искренне хотела, чтобы люди, которых я любила, были счастливы.
— Но ты должна хотеть того же и для себя, иначе тобой будут помыкать. — Это случилось с моей матерью: ее использовали, когда рядом не было лучшего, а потом бросили, как только жизнь наладилась. Меня от подобного тошнило. — Обещай мне, что ты начнешь радовать себя прежде, чем радовать других.
— Я не могу давать обещаний, которые не знаю, смогу ли сдержать.
— Обещай, что хотя бы попытаешься. А если Мэтт скажет что-нибудь о том, что ты появилась на свадьбе... ему придется иметь дело со мной.
— Ты будешь моим рыцарем в сияющих доспехах? — спросила она.
— Только никаких мечей. Я просто дам ему понять, насколько он никчемный.
Она повернулась ко мне и положила свою теплую, мягкую ладонь на мою руку.
— Пожалуйста, не говори ему ни слова. До сих пор мне удавалось избегать его, и это все, что мне необходимо до воскресенья.
— Лучше бы ему держаться от тебя подальше.
Я не мог наказать мужчину, который бросил мою мать, словно она была никем, потому что он умер, но если Мэтт хотя бы выдохнет в сторону Стеллы, я за себя не ручаюсь.
— Обещай мне, что ничего не скажешь, — взмолилась она.
— Стелла, я не могу давать обещаний, которые не знаю, смогу ли сдержать, — повторил я ее слова.
— Я уже видела силу твоего характера. И знаю, что ты прекрасно можешь контролировать себя, если сам этого хочешь. — Она сжала мою ладонь. — Не думай, что я тебе не благодарна. Просто ты хочешь защитить меня... — Она вздохнула. — Больше, чем когда-либо это делал Мэтт.
— Но почему я должен себя контролировать? Этому парню нужна правда-матка...
— Ради меня. Вот почему.
Этими двумя словами она украла ветер из моих парусов.
Ради нее.
Причина была простой, но самой лучшей. И с этим не поспоришь.
— Обещаю, что ничего не скажу, — сказал я. Ради нее — Стелла стоила обещания.
Ради нее я бы держал десятилетия разочарований взаперти и не стал бы обрушивать их на Мэтта, каким бы заманчивым это ни было.
Я не был уверен, есть ли что-то, чего бы я ни сделал ради нее.

ГЛАВА 20

Стелла

Бек взял меня за руку, когда мы вышли из гостиничного номера, чтобы присоединиться к остальным на пикнике. Я проснулась с чувством боли, не снаружи, а словно каким-то образом внутри меня появились синяки. Вполне возможно, так было уже некоторое время, просто я не замечала. Мне до сих пор было сложно поверить, что я призналась Беку вчера о Мэтте и Карен. Он наверняка теперь считал меня тряпкой.
Как только мы ступили на кирпичную веранду, перед нами возникла Карен. Никакой возможности сбежать в противоположном направлении или избежать зрительного контакта; мы стояли лицом к лицу. Стыд поднимался от ног и просачивался в мой живот. Стыд за то, что я ничего ей не сказала и позволила обращаться с собой так, как она со мной обращалась.
— Привет, — поздоровалась она, взглянув на наши с Беком переплетенные пальцы. — Сегодня такой солнечный день!
— Да, прекрасный день, — сказала я, изо всех сил стараясь улыбнуться.
Даже если бы у меня хватило смелости что-то сказать, я не могла рисковать и подвести Бека. Все-таки Генри был крестным отцом Карен. Если я испорчу ей свадьбу, нас попросят уехать, и Бек потеряет шанс уговорить Генри продать ему дом. Но если бы я собралась что-то сказать, то рассказала бы ей, как ее первый парень появился в моем доме за неделю до их расставания и признался мне в любви. Я могла бы сказать, что ее младшая сестра Элси однажды заявила мне, что ей не нравится, как Карен разговаривает со мной. Или бы показала ей сообщение, которое получила от ее матери на следующий день после того, как пришло приглашение, где она сожалела о том, что сделала ее дочь.
Но я, конечно, промолчала.
— Ну, тогда проходите к плакучим ивам, там все устроено, — сказала она. — Увидимся позже.
— Она очень жизнерадостна, — заметил Бек, когда мы спускались по ступенькам. — Это раздражает.
Я рассмеялась.
— О да. Она всегда была такой, ничего не меняется. — Мне всегда казалось, что это ее внутренняя броня.
— Я думаю, это наследственное, — сказал он. — С деньгами жизнь всегда прекрасна.
На траве у реки разложили разноцветные клетчатые одеяла для пикника. На каждом одеяле стояла плетеная корзина и квадратная карточка с напечатанными именами. Бек счел это нормальным и не списал на особенности высших классов, потому что сидеть на пикнике — нормально, и неважно, кто ты такой.
Мы с ним бродили от одного пустого одеяла к другому в поисках своих имен.
— Люди разные. Нельзя судить о ком-то только потому, что у его семьи есть деньги. — Бек внимательно рассматривал карточки с именами и не ответил мне, игнорируя или не слыша. — Вот и мы, — сказала я, заметив свое имя двумя одеялами выше, на самом краю. Я скинула балетки и села.
— Ты больше не думала о том, чтобы встретиться с Мэттом или Карен... или даже лучше, с ними обоими? — спросил он, протягивая мне карточку и открывая корзину.
— Может, тебе и нравится наживать себе врагов, а мне — нет.
— Дело не в том, чтобы наживать себе врагов. Речь идет о том, чтобы постоять за себя.
Не было смысла снова заводить этот разговор. Не я помогала Карен выбирать свадебное платье, я не была подружкой невесты или типо того.
— Ну, если бы я с ней поругалась, меня бы не пригласили и тебя бы здесь не было. Так что считай, тебе повезло, и замолчи.
Он усмехнулся и протянул мне бокал вина.
— Окей. Замечание принято. Я просто не понимаю, вот и все.
Я заметила Флоренс и Беа на другой стороне моря одеял, у самой реки. Карен, должно быть, выделила им одеяло на четверых.
— Смотри, Флоренс машет рукой, — сказал Бек.
Я молча кивнула.
— Да. Она там с Беа и Джо, — пробормотала я, заметив остальных членов нашей банды.
— Не сомневаюсь, что твоя лучшая подруга Карен отвечала за рассадку гостей. Пошли, — скомандовал Бек, вставая. — Мы перенесем туда наше одеяло. — Он потянул за зеленую шерсть, на которой я сидела. — Вставай!
— Бек, нет. План рассадки создан не просто так.
— Все в порядке. — Он сгреб в охапку корзину. — Эта неделя достаточно трудна для тебя и без того, чтобы тебя держали далеко от друзей.
— Не факт, что она сделала это со зла, — проворчала я, не веря в то, что сказал Бек. Она, вероятно, не хотела, чтобы я мельтешила перед ее глазами как напоминание о том, что она сделала, хотя в таком случае ей не стоило приглашать меня вовсе.
— Полагаю, это зависит от твоего определения зла. Ей срать с высокой колокольни на твои чувства. Вставай, — повторил он, — или я перекину тебя через плечо. Если ты не можешь постоять за себя, это придется сделать мне.
Я вздрогнула. Я не могла припомнить, чтобы кто-нибудь когда-нибудь приходил мне на помощь. Я не привыкла, что мужчина беспокоится о моих чувствах или следит, что я наслаждаюсь проведенным днем.
Что-то вспыхнуло во мне, придавая сил, и я поднялась на ноги.
Мэтт должен был стать тем парнем.
Он должен был стать тем человеком, который хотел для меня лучшего, который стоял бы за меня горой и делал все, чтобы скрасить мой день.
Из-за того, что мы были вместе так долго, слилось воедино то, что у меня было и что я должна была ожидать. Я совсем забыла, что чего-то стоила. Может, Бек и не был настоящим парнем, но во всех отношениях он был лучше, чем когда-либо был Мэтт.
Он был ко мне добрее. Относился более уважительно. Он болел за меня, подбадривал. Не говоря уже о том, что он красивее, смешнее и лучше целуется.
Мэтт оказал мне услугу, бросив меня. Постоянные, тонкие подколы, отсутствие любви и доброты, не говоря уже о том, что он всегда выдвигал свои потребности на первое место в списке, хотя я это и так ему позволяла. Бек подарил мне новую нормальную жизнь, и к старой я никогда не смогу вернуться.
Это действительно о чем-то говорило, если поддельный парень круче, чем настоящий.
Осознание того, что Мэтт освободил меня, принесло облегчение, грусть ушла. И неуверенность... если я так долго ошибалась насчет Мэтта, то в чем еще я ошибалась? В ком еще?
Прежде чем я получила возможность додумать свою мысль, Бек сунул одеяло под мышку и стал пробираться между другими гостями. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним, торопливо надев туфли и собрав бокалы. Происходящее казалось таким дерзким, снимало общественные ограничения. На этот раз я делала что-то, чтобы осчастливить себя.
— Привет, — поздоровался Бек, когда мы подошли к месту, где собрались все мои друзья. — Вы не возражаете, если мы присоединимся к вам?
— Конечно, нет, — ответила Флоренс. — Я вообще не понимаю, почему вас посадили не с нами. И вообще, кто, черт возьми, придумал рассадку на пикнике?
Бек бросил на меня я же тебе говорил взгляд и, несмотря на то, что это немного раздражало, я не могла не восхититься тем, что ему было не наплевать. Я словно одержала маленькую победу над Карен и Мэттом, а Бек стал человеком, благодаря которому это стало возможно.
— Кто будет вино? — спросил Бек, протягивая нам бутылку из корзины. Налив всем, он наполнил мой бокал и несколько глотков себе. — Пью каждый день и наблюдаю за рекой, — пробормотал он, когда мы все смотрели сквозь завесу ивовых ветвей на пристань у реки. — Прям как в романе Форстера.
— Ты много читал Форстера? — хихикнула я.
— Я прочитал Комнату с видом на Арно, — ответил он, и моя улыбка тут же исчезла.
— Серьезно? — удивилась я. — Это было в школьной программе?
— Нет. Я посмотрел фильм, он мне понравился, поэтому я решил прочитать книгу.
Он был невероятно серьезен, и мне пришлось подавить смешок. Этот парень казался неподходящей аудиторией для любого фильма киностудии Мерчант-Айвори.
Бек перевел взгляд на меня.
— Ты что, смеешься надо мной? — спросил он, ухмыляясь.
— Никогда, — ответила я и сделала глоток вина. Из меня вышла отвратительная лгунья.
— Что я могу сказать? Это хороший фильм и лучшая книга.
— Не думала, что такое в твоем вкусе. Разве они не грустные и романтичные?
Бек был упрям и решителен. Никому не удалось бы добиться такого успеха, не имея этих преимуществ. Любовь к костюмированной драме не совсем здесь подходила. Но что я понимала? Я не могла отличить хороших людей от плохих. Друзей от врагов.
Мне хотелось побольше расспросить о его вкусах в кино, чтобы понять, было ли это характерным для него или просто случайностью, но не захотела выдавать, как мало мы знали друг о друге.
— А я никогда его не видела, — призналась я. — Поэтому не могу прокомментировать.
— Когда мы вернемся в Лондон, мы посмотрим его как-нибудь вечером.
Я взглянула на Беа, чтобы проверить, заметила ли она что-нибудь, но та о чем-то разговаривала с Флоренс. Этот разговор был настоящим или для публики? В любом случае, мне он нравился.
— Тебе придется показать свои любимые фрагменты, — сказала я.
Он усмехнулся.
— Мне кажется, ты мне не веришь. У моей сестры была фаза просмотра всех этих фильмов, а так как я был послушным младшим братом, то пару раз присутствовал при этом. Сейчас я понимаю, что она, наверное, приходила в себя после того, как ей разбили сердце. Ей было лет пятнадцать.
Черт, забыла, как ее зовут.
Я понизила голос, потому что не могла не спросить, но не хотела, чтобы кто-нибудь услышал:
— Вы все еще близки? С сестрой?
— Она старше и замужем, у нее двое детей. Мы видимся не часто, но мне нравится, когда это происходит.
— Скажите, что это не Карен и Мэтт приплыли на лодке, — пробормотала Флоренс, указывая на воду.
Она прервала меня, а я уже воображала загорелого молодого Бека, который читал Форстера. Люди начали перешептываться, и, конечно же, Карен во всем белом и Мэтт в своем обычном летнем костюме из хлопчатобумажных брюк и синей рубашки выбрались из маленькой гребной лодки на пристань. Возможно, я надеялась, что один из них упадет головой в воду, но не собиралась кому-либо в этом признаваться.
— Как же она любит внимание, — хмыкнула Джо. — Сначала целая свадебная неделя. А теперь это? — Она склонила голову набок, изучая реку.
Если бы Карен сказала мне, что отправится на пикник на гребной лодке в белом воздушном платье, когда мы еще были подругами, я бы подумала, что она веселая и беззаботная.
— Это совсем не весело? — уточнила я.
— Карен всегда весело, когда все смотрят на нее, — сказала Беа. — Неужели ты не замечала?
— Если она такая эгоистичная и самовлюбленная, почему мы дружили с ней все эти годы? — не понимала я. Заметили ли Беа и Джо эту сторону Карен с тех пор, как она обручилась с Мэттом, или они всегда это видели?
— Потому что ты всегда хотела, чтобы мы встречались вчетвером, — сказала Беа.
— Ты всегда включала Карен в рассылки или приглашала ее с нами.
Это было неосознанно. Мне нравилось общаться со всеми.
— Я никогда этого не замечала...
— Потому что ты видишь в каждом только хорошее. Хочешь лучшего для всех. Это прекрасно, но такие люди, как Карен, съедают твою доброту, словно летний пудинг, — отчеканила Флоренс.
Карен всегда любила находиться в центре событий. Все остальные принимали нас за зрителей, но меня это никогда особо не беспокоило — я не замечала, что мной пользовались. Может быть, Мэтт был таким же. Когда мы были вместе, я думала, что мы были звездами-партнерами, но, возможно, я просто подметала за ним в закулисье.
— Или как фруктовый салат, — заметила Беа. — Мэтт такой же... Они оба пользовались твоей добротой.
Бек ткнул в меня локтем и кивнул в сторону Флоренс и Беа, как бы говоря, что я должна прислушаться к их словам.
Дело в том, что я смутно припоминала, как Флоренс и Беа говорили мне все это раньше, но отмахивалась. Но теперь, после того, что случилось, я больше не могла игнорировать то, кем были Карен и Мэтт на самом деле. Но кто еще мог оказаться моим врагом, а не другом? Если двое из тех, с кем я была ближе всего на свете, могли предать меня, то это мог сделать кто угодно.
Когда счастливая пара оказалась на берегу реки, чтобы присоединиться к остальным, все захлопали в ладоши и заулюлюкали.
— Я надеялся, что кто-нибудь из них нырнет, — хихикнул Бек рядом со мной.
Я прикусила нижнюю губу, чтобы удержаться от смеха. Сегодняшний день укрепил меня в своем мнение о Беке. Он заставил меня признать, что происходит на самом деле.
Он осмелился сделать то, чего не делала я, говорить то, чего я не могла, заставлял меня видеть вещи такими, какими они были, а не такими, какими я хотела их видеть. Были наши поцелуи настоящими или фальшивыми, но Бек менял мой взгляд на мир и на саму себя.
Я просто надеялась, что не ошиблась в нем так же, как в Мэтте и Карен.

ГЛАВА 21

Бек

Стелла опустила взгляд на мою бабочку, потом подняла на подбородок и, наконец, посмотрела в мои глаза.
— Мило выглядишь.
Солнце отбрасывало золотистый, туманный свет в гостиничный номер, делая ее прекраснее обычного, освещая ее лицо, подчеркивая родинку на щеке и губы бантиком. Короткая юбка открывала ноги от ушей.
— Мило? — переспросил я. — Я не уверен, что это комплимент.
— Может быть, он им и не был, — ответила она.
Эта девушка не давала мне спуску, но я не мог вспомнить, когда еще так веселился. Ни одна женщина не доставляла мне столько хлопот, сколько Стелла, и уж точно это не делала ни одна из моих любовниц. Я предпочитал женщин, с которыми было легко. Я не о сексе, а о том, что они отлично вписывались в мою жизнь, не требуя от меня чего-то. Благодаря этому всю свою энергию я вкладывал в бизнес.
Что меня устраивало. Возможно, будь Стелла моей настоящей девушкой, то с ней было бы также легко, но в качестве подставной подруги она была вызывающей и забавной, и не раз говорила мне, что я ее раздражаю.
— Ты выглядишь гораздо лучше, чем просто мило, — сказал я.
Она развернулась; черные и белые пайетки подчеркнули каждый изгиб ее тела.
— Похоже на стиль тридцатых? Все наверняка прошлись по костюмерным магазинам и что-то придумали.
— Отличное сексуальное платье. И вообще, почему ты хочешь быть как все эти люди?
Она улыбнулась.
— Знаешь, они не так уж и плохи. В любом случае, другого платья у меня нет, так что придется обойтись этим.
— Этого будет более чем достаточно. Я буду стараться держать свои руки при себе весь вечер.
Мы не целовались со вчерашнего дня, но сейчас, глядя на нее, я мог думать только о поцелуе.
— У меня есть боа из перьев, — продолжила она, проигнорировав меня. — Но думаю, это будет выглядеть безвкусно. А ты как думаешь?
Она накинула нечто с черными перьями на плечи. Обычно, когда женщина спрашивала мое мнение о ее наряде, я отвечал то, что она хотела услышать, лишь бы побыстрее вывести нас за дверь, но со Стеллой все иначе. Я хотел, чтобы она выглядела как можно лучше, чувствовала себя уверенной в себе. Я хотел, чтобы она чувствовала власть при общении с этими людьми. Потому что она была лучше их всех.
— Думаю, что не стоит. Платья достаточно самого по себе.
— Ты прав, — согласилась она, бросая боа на кровать. — Оно немного отвлекает. И с ним я похожа на стриптизершу.
— Если это поможет тебе войти в образ, то, возможно, я передумаю.
Она взяла свою вечернюю сумочку и ударила меня ею.
— Пошли уже. — И первой вышла из гостиничного номера.
— Стало быть, сегодня только коктейли? — спросил я, идя по коридору. — Никакой еды?
— Понятия не имею. Не могу представить, чтобы Карен об этом не подумала. Вполне возможно, нас ожидают канапе.
— Пожалуй, закажу еду в номер к нашему возвращению, — пробормотал я. — А вот и Генри! — Я кивнул в сторону группы, которая направлялась к нам с другого конца коридора. — Он редко бывает один. Это одна из причин, почему с ним так трудно переговорить.
— Сейчас идеальный вариант. Я его еще не видела. Пошли! — скомандовала она, набирая скорость, чтобы мы могли с ним пересечься.
— Генри, — позвала его Стелла. — Как я рада тебя видеть! — Улыбка осветила ее лицо, и укол ревности расцвел в моем животе. Она улыбнется когда-нибудь так же широко и мне?
— Стелла, дорогая. Как ты? Выглядишь замечательно, — ответил Генри, такой обаятельный и доброжелательный.
— Я в полном порядке, спасибо. Могу я представить тебе Бека Уайлда?
Она любовно взяла меня за руку и прижалась ко мне всем телом, как будто принадлежала мне. У меня перехватило дыхание, но не потому, что это было неудобно, а потому, что это казалось само собой разумеющимся... правильным.
— Мистер Уайлд, очень приятно снова вас видеть. На днях вы отлично справились со стрельбой по глине. Надеюсь, тетеревов завтра вы нам все-таки оставите.
— Даю вам слово, сэр, — пообещал я. Возможно, я был лицемером, так как даже не мог произнести слово вегетарианец, но точно не хотел, чтобы души бедных птиц преследовали меня. Пусть это останется на совести пэров. — После нашей встречи я понял, что наши пути в Лондоне пару раз почти пересекались. — Я не собирался упоминать о моменте в Дорчестере, когда я пытался ему представиться. — Это было связано с одной вашей собственностью, которая меня заинтересовала.
Генри нахмурился.
— Неужели? Я не помню.
— Да, здание Дауни в Мейфэре.
Он глубоко вздохнул и покачал головой.
— Верно, оно еще не продано. Но я не помню никаких предложений.
— Что ж, возможно, мы могли бы найти время, чтобы обсудить это, — сказал я.
— Да, конечно. А сейчас мне нужно повидаться с Грэмом. — Он покачал головой и снова повернулся к Стелле. — Прекрасно выглядишь, дорогая. — Затем повернулся ко мне. — Присмотри за ней... мистер Уайлд.
Генри направился к бару и оставил нас со Стеллой у входа на вечеринку. Великолепно. Он даже не помнил моего имени.
— Кто такой Грэм? — поинтересовался я.
— Понятия не имею, — ответила она. — Расскажешь мне, что случилось?
— Что? Когда?
— Генри упоминал, что ты хорошо стреляешь, — напомнила Стелла, когда мы сели за столик.
— Ах, да. Удивительно, как часто эти люди промахиваются, учитывая, что они это делают все время.
Стелла застонала.
— Скажи мне, ты что, всех побил?
Да почему она стонет? Я думал, что впечатлю ее.
— С легкостью, — похвастался я. — Слишком много времени провел с пневматической винтовкой и тремя пустыми банками из-под томатного супа.
Она наклонилась ко мне.
— Я задам тебе вопрос и хочу, чтобы ты честно на него ответил. Насколько сильно тебе нужно это здание в Мейфэре?
Неужели она что-то упустила? Я думал, что выразился более чем ясно.
— Крайне нужно.
— Тогда засунь свое эго в шкаф, дай свою кредитную карточку и следуй моим инструкциям.
— Ты хочешь, чтобы я угостил всех выпивкой? — уточнил я.
— Это последнее, что я от тебя хочу. — Она вытащила свой телефон и залипла в нем. — Завтра утром свободный день — никаких свадебных мероприятий. Попробуем поискать необходимое в деревне, но если ничего не найдем, то придется съездить в Инвернесс, — бормотала она так, словно я знал, о чем она говорит.
— Что мы ищем? — спросил я.
— Ты явно не в почете у Генри. Ваше знакомство было катастрофой.
Не самое удачно подобранное слово. Ведь вроде все было неплохо? Возможно, он не помнил моего имени, не стал расспрашивать меня о здании и о моем интересе к нему. И пусть прервал разговор, но прогресс был... или нет? Наверное, радоваться было особо не чему, но я, по крайней мере, поговорил с ним.
— Итак, нам нужно начать все заново, — заявила Стелла. — Мы пройдемся по магазинам и купим тебе кое-что, а я помогу наладить ваши отношения с Генри.
— Что же мне нужно купить, чтобы помочь договориться с Генри? Веревку, клейкую ленту и немного хлороформа?
— Обхохочешься, — съязвила она. — Одежду. Мы собираемся тебя приодеть.
— Мы собираемся поиграть в Красотку? — хмыкнул я.
— Думай обо мне как о Ричарде Гире. А ты — Джулия Робертс, только не такая горячая.
— Чисто для протокола, ты выглядишь лучше Ричарда или Джулии.
— Видишь? Ты можешь быть очаровательным.
Она пригладила лацкан моего пиджака, и мне пришлось подавить желание усадить ее к себе на колени.
— Значит, Tom Ford недостаточно хорош?
— Слишком хорош. Ты же знаешь, у этих людей нет самих денег. Их богатство — собственность, предметы искусства и трасты... Они хранители состояния: тратят время, стараясь не тратить деньги. Сам понимаешь, вроде не глупый.
— В том-то и дело. Я могу обогатить Генри, если он уделит мне время.
— Твой способ пока не сработал, он не проявил особого интереса к разговору о твоем предложении насчет его дома. Если ты хочешь, чтобы он продал ту собственность, то нужно играть по его правилам. Никто не любит показушников.
Мне понравилась дерзость Стеллы сразу, как только я ее встретил (когда она решительно отказала мне). Но еще одно слово — и я официально разозлюсь.
— Я не показушник!
— Тогда почему ты выиграл вчера?
— Ты же не предлагаешь мне притворяться мелкой букашкой, чтобы раздуть эго этих людей? — уточнил я.
— Если требовалось только потешить чье-то эго, то это было бы слишком легко. И я не понимаю, почему ты настолько упрям, но отказываешься бороться, чтоб получить желаемое. Ты же можешь быть очаровательным, убедительным, поэтому не понимаю, почему ты отказываешься использовать свою силу убеждения с ними. Если бы я не знала тебя лучше, я бы сказала, что часть тебя вообще не хочет получить здание Дауни.
— Ты же знаешь, что я хочу это здание больше всего на свете.
— Почему? У тебя много денег. Это явно не просто финансовая необходимость.
Она ждала от меня ответа, будто я должен был выложить ей все свои секреты.
Я промолчал.
— Ты будто пытаешься настроить людей против себя. Тебе нужно привлечь их на свою сторону, и ты это знаешь. Поэтому я не понимаю Tom Ford, когда все остальные в твиде. Зачем победа на стрельбище, когда тебе следовало сосредоточиться на разговоре с Генри и позволить хозяину выиграть. Все это не имеет смысла.
— Нефть и вода, — буркнул я. — Мы не смешиваемся. Я им не нравлюсь.
— Ты мне нравишься, — прошептала она.
Неужели она не поняла? Она не была похожа на остальных. Она не была похожа ни на одну женщину, которую я когда-либо встречал.
— Ты совсем другая.
— Тогда доверься мне и позволь провести тебя по магазинам.
— Если ты позволишь мне поцеловать тебя, — заявил я. С нашего последнего поцелуя прошло слишком много времени.
Легкая улыбка тронула ее губы.
— Тебе лишь бы заключить сделку. Но ты просишь о том, что я более чем готова отдать просто так. Возможно, тебе следует отточить свои навыки ведения переговоров.
Эта женщина была остра, как булавка.
— Ну, тогда, может быть, я заставлю тебя подождать.
— Опять ожидание... — вздохнула она.
Я подавил усмешку и попытался игнорировать боль в яйцах при мысли, что откажу ей.
Да, мне был нужен особняк Дауни. Но еще больше я хотел Стеллу Лондон. Сегодняшняя ночь обещала быть долгой, и я должен был использовать каждую унцию своего самоконтроля, чтобы остановить себя от того, чтобы вытащить ее с этой вечеринки, вернуться в нашу комнату и немедленно раздеть догола.

ГЛАВА 22

Бек

Если я скажу Стелле, что собираюсь сделать с ней сегодня вечером, она, без сомнения, оторвет один из своих ультравысоких каблуков и вобьет его в мою голову. Она чертовски сексуально выглядела, всецело отдавалась людям, и сумела поменять мои взгляды на многие вещи. Но самыми лучшими были легкость и комфорт, который чувствуешь возле нее, словно попадаешь домой. Я словно проводил время с друзьями, только это еще лучше, потому что она была великолепной, и я хотел ее раздеть.
Терпение. Весь вечер я проявлял немалую долю терпения, так что был рад, наконец, оттуда сбежать.
Я отпер дверь нашего номера и придержал ее открытой, чтобы Стелла вошла.
— Ты обещал мне поцелуй, — напомнила она. — Время позднее, а я все еще без поцелуев.
— Без поцелуев? — переспросил я. — Нельзя, чтобы так и оставалось.
Я развернул девушку к себе, обхватил ладонями ее лицо и прижался ртом к ее губам.
Ее руки скользнули вверх по моей рубашке, и я сдержал дрожь. Когда простое прикосновение к одежде оказывало на меня такое сильное воздействие?
Я хотел эту женщину. Именно ее. Не просто секс с красивой девушкой. Мне хотелось раздеть Стеллу, лизать и ласкать каждый сантиметр ее тела, пока я не узнаю ее лучше, чем самого себя.
Я хотел поглотить ее.
Она вздрогнула от моего прикосновения и поймала мои запястья. Я отстранился.
— Все нормально?
Она улыбнулась; ее губы покраснели от жара.
— Абсолютно.
— Ты же понимаешь, что сейчас будет больше, чем поцелуй?
— Ох, серьёзно? — удивилась она. — Что ты задумал?
Я обвил руками ее талию и крепко прижал к себе.
— Всякие штучки голышом.
Она рассмеялась.
— Ты такой Казанова!
Обходительный парень, коим я был раньше, который знал, как соблазнить женщину, исчез. Я никогда по-настоящему не понимал, что значит оказаться обезоруженным, пока не повстречал Стеллу Лондон. Я наклонился и поцеловал ее в шею.
— Я не пытаюсь быть кем-то, кроме себя, — ответил я, потянув молнию на ее платье сзади.
Я раздел девушку до нижнего белья и повел обратно к кровати. Мне нужно было взять себя в руки, вернуть контроль над ситуацией. Я наклонился, прижался поцелуем к ее мягкому животу и позволил себе вдохнуть ее запах. Сегодня она будет моей. Окончательно.
Я подцепил большими пальцами ее трусики, стащил их, а после толкнул Стеллу обратно на кровать, встав на колени у ее ног. Мой член начал пульсировать, стоило мне подумать о том, какова она на вкус. О том, как невероятно она пахла.
Господи, да что со мной такое? Я был похож на подростка, листающего раздел нижнего белья в мамином каталоге.
Когда я поцеловал местечко соединения ее бедер, она застонала. Отлично. Не только у меня проблемы. Стелла тоже была возбуждена, хотела этого. Хотела меня.
Я оставил поцелуи на ее бедрах, после чего опустился вниз, наслаждаясь теплотой ее гладкой кожи. Мне не стоило торопиться, но хотелось всего сразу.
— Бек, — простонала Стелла, скользя руками по моим волосам. Звук ее удовольствия вибрировал по всему моему телу, скапливаясь в моих яйцах и создавая потребность в ней с каждой секундой.
Я провел языком по ее клитору.
— Тебе придется набраться терпения. — Я сказал это не только ей, но и себе.
Она вздохнула, и я начал делать медленные, грязные движения, проникая в нее все глубже и глубже. Мне хотелось зарыться в нее всем телом.
Я глубоко вдохнул, пытаясь приглушить свое рычание и сосредоточиться на длинных взмахах своего языка. Бедра Стеллы приподнялись, и я прижал руку к горячей коже ее живота, а другую — к бедру, чтобы удержать ее на месте.
— Скажешь, когда будешь на грани, — приказал я.
Я ощутил новый прилив влаги своим языком, и Стелла начала тереться о мой рот.
— Бек, — простонала она.
Я отодвинулся.
— Кончаешь? — спросил я.
— Да... нет... О, боже, — снова простонала она, когда я прижал кончики пальцев к ее молочной коже, теплой, как морская вода на солнце.
На какую-то долю секунды я задумался, а ласкал ли ее Мэтт? Вряд ли он имел хоть малейшее представление о том, что делать с женщиной. Мне придется показать Стелле, что она ничего не упустила, расставшись с ним.
Я возобновил свое исследование Стеллы, целуя, облизывая и посасывая, упиваясь ее вздохами и стонами, наслаждаясь тем, как она крепко жмурилась, пытаясь блокировать удовольствие. У неё было идеальное тело: плавные изгибы и впадины, по которым бежали мурашки. Она дрожала под моим языком, посылая искры похоти прямиком к моему члену. Определенно она была готова кончить. Я отстранился, чтобы оценить выражение ее лица.
Выглядела Стелла потерянной. Окрыленной. Ее щеки пылали, а волосы разметались по кровати.
Еще никогда я не видел ее настолько прекрасной.
— Не кончай! — рявкнул я.
— Я близко, — прошептала она; ее голос звучал хрипло и тихо.
С этим нужно было что-то сделать. Я лизнул ее в последний раз и сел обратно.
— Вдохни. — Она растерянно посмотрела на меня. — Я же запретил тебе кончать.
Мне нравилось, что оргазмы не доставались ей слишком просто. Но немного времени — и она будет кончать по команде.
Стелла приподнялась на локтях.
— Бек, что...
— Ничего не будет, пока ты не пообещаешь, что не кончишь, не предупредив меня.
— Я об-бещаю, — пробормотала она.
Я снова оказался между ее ног, чтоб начать дуть на ее клитор и обводить пальцем ее вход. Стелла застонала.
— Я серьезно, Стелла. Расслабься и сделай глубокий вдох, или я остановлюсь.
— Чего ты добиваешься? — Ее взгляд скользнул по моему лицу.
— Поверь мне, ты сама все скоро узнаешь.
Ее грудная клетка приподнялась, когда легкие наполнились воздухом, а затем девушка выдохнула — долгий, медленный вдох сорвался с ее губ.
— Лучше? — спросил я.
— Типо того.
— Ты не на грани оргазма прямо сейчас?
— Мда, у нас с тобой разные понятия лучшего.
Я прижался губами к ее бедру, чтобы скрыть улыбку.
— Посмотрим.
Работая вокруг ее входа пальцами, я ласкал языком ее клитор. Тело Стеллы напряглось, ее дыхание участилось, а руки вцепились в мои волосы.
Она была уже близко. Снова.
— Стелла, — прорычал я. Ей нужно было научиться общаться.
Без дальнейших подсказок она сделала еще один глубокий вдох и расслабилась на матрасе.
— Так-то лучше.
От ее уступчивости мой рот наполнялся слюной, а член становился твердым. Стеллу было чертовски весело и забавно трахать.
Работая пальцами и языком, я наслаждался, как Стелла старалась глубоко дышать и расслабиться, но когда я скользнул в нее третьим пальцем, ее спина выгнулась дугой, и она запричитала:
— Я сейчас... сейчас...
Я вытащил пальцы и сел. Еще рано.
— Так вот чем ты занимаешься? — буркнула она. Ее кожа раскраснелась, а слова звучали неразборчиво, словно она замучилась. — Пытаешь женщин?
Я мог бы часами заниматься этим со Стеллой.
— Я играю с тобой, а не мучаю. — Мне не удалось скрыть своей усмешки. — И поверь, когда я, наконец, позволю тебе кончить, ты будешь в восторге.
Мой член также отчаянно ныл, нуждаясь в освобождении. Но мне нравилось лишать удовольствия не только Стеллу.
— То, ради чего тебе приходится стараться, самое лучшее. — Я поцеловал ее в губы и направился в ванную. Там разделся и налил два стакана воды.
Когда я вернулся, девушка перевела взгляд на мой член.
— Ты собираешься трахнуть меня?
— Мы будем трахаться всю ночь. Но член ты пока не заработала. Тебе придется трудиться немного усерднее, пока ты не докажешь, что готова.
Она застонала, и на этот раз не от удовольствия.
— Попей. Я не хочу, чтобы у тебя случилось обезвоживание.
Я ожидал, что она начнет спорить, но она приподнялась на локтях, все еще разглядывая мой стояк, и взяла у меня стакан. Мой член дернулся под ее взглядом. Стелла вздохнула и глотнула воды, как будто не могла дождаться своей награды.
Она ее получит. В итоге.
Стелла вернула мне стакан и легла обратно.
— Раздвинь ноги, — попросил я, вернувшись в прежнее положение, чтобы продолжить ласкать девушку пальцами и языком. Стелла вцепились в простыни, но без моей подсказки разжала пальцы и глубоко вдохнула.
Хорошая девочка.
Я подвел ее к краю еще три раза, но она не жаловалась. На самом деле, она, казалось, видела в этом вызов.
Стелла вжалась в матрас, ее ноги и руки расслаблено лежали, а остекленевший взгляд говорил о том, что она полностью приняла мою пытку.
Когда я начал работать усерднее, она попыталась заглушить свои стоны, но пульсация ее внутренних мышц и поджимающиеся пальцы ног выдавали ее. Наконец она сдалась и с громким стоном протянула:
— Бек, я сейчас кончу.
— Дыши глубже и давай.
Она бросила на меня испуганный взгляд, как будто боялась того, что оргазм может с ней сделать.
— С тобой все будет хорошо, — успокоил я, когда судороги в ее теле начали распространяться. Я почти видел, как оргазм полз вверх по телу. Соски Стеллы напряглись, спина выгнулась дугой, а сама она молча потянулась ко мне — за ободрением или от нужды? Я понятия не имел, но что-то внутри меня шевельнулось.
Когда ее охватил оргазм, я поднялся к ней, и она обвила руками мою талию.
— Ты в порядке? — спросил я, когда она пришла в себя. Я перекатился на бок, и она последовала за мной, закинув ногу на ногу.
— Гм, да. Это было... Не знаю. Так интенсивно. Еще ничего такого не испытывала... Я имею в виду... интенсивно.
Я усмехнулся.
— Тебе понравилась моя пытка?
— Насчет пыток я не уверена. Было трудно, зато оргазм... Прямо мать всех кульминаций. Я никогда не чувствовала ничего подобного.
Это было меньшее, что она заслуживала.
— Мы только разогреваемся.
— Мне уже тепло, — хихикнула она, приподнявшись на локтях, и потом оседлала меня.
Она была восхитительно мокрой, немедленно покрыв меня своей влагой.
— Где ты научился этому дерьму? — спросила она, двигая бедрами вперед и назад. — Я ожидала, что ты будешь... эм...
Я подложил руку под голову, ожидая, что она объяснит мне свое представление обо мне.
— Не знаю... Эгоистичным. Нетерпеливым.
— Ты явно трахалась не с тем парнем.
— Очевидно, — буркнула она, прижимая ладони к моей груди. — Вообще-то, был только Мэтт. У меня не так уж много опыта.
Господи, вдобавок ко всему, она была на свадьбе единственного парня, с которым когда-либо спала. Каждый раз, когда я понимал, насколько трудной была для нее эта неделя, я узнавал что-то еще.
— Ну, теперь есть я.
И она заслужила самый лучший секс, который только могла предложить жизнь. Я не мог не радоваться факту, что я стал мужчиной, показавшим ей, как хорошо это может быть.
Перевернув Стеллу на спину, достал презерватив из бумажника, который оставил на прикроватном столике. Я не хотел больше ждать ни минуты.
Чем больше я узнавал Стеллу, тем больше мне хотелось узнавать еще. Когда она впервые вышла из себя и я провел с ней целый день, слушая ее болтовню, все, чего я хотел, — это поднять ее настроение, чтобы она не отказалась от этой свадьбы. Но теперь я хотел узнать ее. Хотел знать о ней факты, которые совершенно не нужны, чтобы предстать перед незнакомцами парой. Я хотел проникнуть в ее разум. Внутрь ее тела. Хотел почувствовать эту женщину.
— Ты готова? — уточнил я, водя членом у ее входа.
— Все зависит от обстоятельств. Ты опять собираешься меня пытать?
— Я собираюсь трахнуть тебя. Больше никаких пыток.
— Тогда я более чем готова. — Она провела ладонями вдоль тела и раздвинула ноги. Черт, я еще не был внутри нее, но просто от осознания, что через несколько секунд там окажусь, челюсть напряглась, а член дернулся в моей руке.
Я продвинулся внутрь нее ровно настолько, чтобы она почувствовала меня.
— О боже, — выдохнула она, будто была потеряна в пустыне в течение нескольких дней, а я дал ей стакан холодной воды.
Пока медленно входил в нее, она глубоко дышала, словно пыталась контролировать свой оргазм, словно одним толчком моего члена я мог заставить ее кончить. Что не вредило моему эго.
Я протолкнулся до конца, проникая как можно глубже.
— Так хорошо, Бек. — Стелла выгнула спину.
Внутри нее было тесно и чертовски идеально. Мне нужно было время, чтобы перевести дух. Я не был готов сдаться и хотел, чтобы она кончила снова.
Я так же медленно вышел из нее и попытался привыкнуть к своим ощущениям. Пытался привыкнуть к ее виду: как двигались ее груди от моих движений над ней; как она сосредоточенно прикусывала нижнюю губу; как она смотрела на меня — словно я подарил ей Луну.
Я не был уверен, что замечал такие детали в постели. Не то чтобы я не был сосредоточен на удовольствии женщины — это всегда было частью пакета. Но сравнив, как сейчас я относился к Стелле (как хотел насладиться происходящим, запомнить первый раз), я понял, что до нее секс всегда был чистой биологией. С ней все было... по-другому, глубже.
Она схватила меня за руку.
— Ты в порядке? — спросила она, вытаскивая меня из моих дум.
Я был более чем в порядке.
Кивнув, я толкнулся в этот раз резче. Стелла прикрыла глаза и медленно, тяжело вздохнула. Господи, даже ее дыхание было сексуальным.
Я сам сомкнул веки, пытаясь отгородиться от всего остального, закрыв свой разум. Мне нужно было сосредоточиться. Я задал ритм, стараясь не думать о том, какая мягкая, тугая и совершенная Стелла Лондон.
— Бек, — прошептала она, возвращая меня в действительность. — Мне так хорошо. Такое может быть?
Она провела пальцами по моей спине, и я не смог остановить гортанный стон, который вырвался наружу.
Пот скапливался у меня на лбу, но не от физических усилий, а от попыток сдержать себя, чтобы не излиться в нее. Мой член увеличился от похоти, мышцы отяжелели от желания, но я продолжал врываться в нее. Я хотел доставить ей удовольствие, но больше всего я хотел сохранить эти чувства, эти новые ощущения, которые витали вокруг меня.
— Бек, Бек, Бек, — в панике повторяла она.
— Эй, — позвал я, прижимаясь грудной клеткой к ее груди.
— Я так близко, и мне так хорошо. Не думаю, что смогу остановить это.
Я выдохнул, почти с облегчением понимая, что скоро конец. Я не мог больше терпеть — слишком хорошо это было.
Я знал, что не смогу остановить свой оргазм, когда придет ее.
— Ш-ш-ш, — успокоил я, целуя ее в шею. — Ты можешь кончить, детка.
Она лениво моргнула и опустила руки за головой. Я чувствовал, как оргазм настигал ее. Как крошечная дрожь превращалась в свирепую. Когда Стелла выгнулась дугой, у меня снесло крышу.
Больше не было смысла сдерживаться. Я отстранился и снова толкнулся. Мой оргазм пополз вверх по позвоночнику, кружась и вращаясь, все выше и выше, пока не взорвался в каждой клетке моего тела.
Он вытягивал из меня каждую унцию, каждую молекулу энергии, высасывая все, кроме ощущения приближающегося наслаждения. Все, что я чувствовал — это соприкосновение наших тел и насколько прекрасным это было.
Я прижался к Стелле, уткнувшись лицом в ее шею. Она крепче обняла меня, как будто думала, что я могу куда-то уйти.
Как будто я мог.
У меня не было сил даже поднять голову.
Но если бы и были, я не предпочел бы оказаться в другом месте.

ГЛАВА 23

Стелла

Дворники работали без остановки, смахивая капли со стекла. Дороги были до смешного узкими, но Бека, сидевшего за рулем арендованного ленд ровера, это не смущало.
— Может повернуть назад? — предложила я, прижимая бумаги.
Бек бегло на меня посмотрел, затем похлопал по ноге и оставил руку на моем бедре, что уже не походило на дружеское успокоение. До вчерашнего вечера я сомневалась в наших отношениях — не могла понять, что было настоящим, а что фальшивым. Но прошлая ночь со всеми синяками и следами укусов, а также почти постоянные мурашки на коже при общении с Беком расставили все по своим местам.
— Все в порядке. Это просто дождь. Я могу ехать медленнее, если ты нервничаешь. — Я не могла сказать, в чем конкретно было дело — в его словах или тоне — но я поверила ему, когда он сказал, что все в порядке. Тем не менее, не дожидаясь моего ответа, он чуть убрал ногу с педали газа, сбавляя скорость. При каждом удобном случае он показывал, как важны мои чувства, мои желания, мои потребности. — Через пару часов должно проясниться, так что обратный путь будет легче. Вот на вертолете в такой видимости было бы сложнее.
В такую погоду я ни за что не села бы в вертолет, но, к счастью, в деревне милях в двенадцати отсюда расположился чудный магазин, где можно было купить все необходимое.
Не то чтобы покупка вещей была столь важной. На самом деле мне хотелось докопаться, что двигало Беком. Он был умен. У него было достаточно денег, чтобы знать, как все это работает: неважно, в какой среде ты вырос, люди заключают сделки с теми, кто им нравится, и кому они доверяют. А Бек никак не желал вписываться в их круг.
— Скоро нам предстоит поездка в Форт-Уильям, — сказала я, изучая подробный список мероприятий, который нам дали в день прибытия. — Одеться следует относительно просто. Сначала придется иметь дело с походом, а потом запланирована стрельба. Купить тебе смокинг мы уже не успеем...
— Я привез великолепный смокинг.
Этот парень был неравнодушен к Tom Ford, и кто мог его за это винить? Он выглядел эффектно во всем, что носил, но аристократы предпочитали сшитые на заказ костюмы с Сэвилл-Роу. И они заметят разницу.
— Если у меня нет портного, к которому моя семья обращается уже четыре поколения, это не означает, что мой смокинг не подходит.
— Тебе нужно перестать думать о том, как по-твоему все должно быть, и сфокусироваться на том, как достичь желаемого.
Костяшки его пальцев на руле побелели.
— Почему ты так стремишься выделиться среди окружающих? — допытывалась я, скользя рукой по его ноге. Комментарии Бека о людях с деньгами по-прежнему казались бессмысленными, и я была полна решимости докопаться до сути. Мне хотелось узнать его получше. Я хотела понять, что именно заставляет его действовать. Раньше я считала, что знала Мэтта, но оказалось, что все эти годы я жила с незнакомцем. Поэтому я не собиралась принимать отговорки Бека. Я хотела копнуть глубже. И не в последнюю очередь это было связано с тем, что мы делили постель.
Прошлая ночь стала такой... неожиданной. Я бы ни за что не стала отрицать привлекательность Бека. Правда, он не был в моем вкусе... Эм, внешне он мне нравился, но Бек был таким... не просто дерзким. У него была уверенность в себе, которой не хватало Мэтту. Внешне Мэтт казался уверенным, он чувствовал себя комфортно в мире государственных школ и старых денег, но не обладал стальным стержнем.
А еще членом, как у Бека.
Но не только причиндалы Бека сделали прошлую ночь такой незабываемой. Скорее то, что он заставил меня чувствовать. Как будто он хотел меня, а не секса. Я не могла вспомнить, чтобы чувствовала подобное с Мэттом. Секс с Беком дарил... свободу. Я перестала думать о том, где я находилась и что произошло, меня вынудили вернуться в настоящее. Хотя, Бек не собирался становиться частью моего будущего. Как бы мы с ним ни наслаждались обществом друг друга, как бы я ни была убеждена, что наши отношения реальны, мы оба торчали в Шотландии — вместе — не просто так. И причиной не было желание завязать серьезные отношения.
Уголки рта Бека дернулись, когда он попытался сдержать улыбку. То ли это была реакция на мои слова, то ли на мою руку, то ли он тоже вспомнил прошлую ночь.
Бек откашлялся, поймал меня за запястье и положил мою руку себе на бедро.
— Поход не станет проблемой, — сказал он. — Мы не на гору Бен-Невис собираемся подниматься. Нам не нужны крепления и прочая фигня. С собой я прихватил серые походные брюки.
Держу пари, они были совершенно новыми. И я готова поспорить, что его задница выглядела в них фантастически.
— Согласна. Эту проблему, вероятно, мы решим с помощью пилочки для ногтей и ножниц.
— Не представляю, что ты этим хочешь сказать, но точно знаю, что не позволю тебе резать брюки. В прошлом году я поднимался в них на Скофелл-Пайк. Так что с ними все в порядке.
Звучало многообещающе. На них как минимум отсутствует этикетка и складки от упаковки. Для людей с фамильными деньгами это было главным. Ничто не должно было выглядеть так, словно на это только что потратили деньги. И это Бек знал. Значит, он хотел выделиться. Но почему?
— Ты поднимался на Скофелл?
Мне понравилась мысль о Беке в дикой местности, со слегка взъерошенными волосами и пятном грязи на идеальной челюсти. Вспотевшего Бека я видела, и мне понравилось.
— Да, какая-то благотворительная акция, которой занимался Декстер.
— Значит, ты пожертвовал своим дорогущим тренажерным залом ради прогулок на свежем воздухе? Я думала, ты оставил это, когда получил награду своего герцога Эдинбургского?
Мы повернули направо, и в поле зрения появились признаки жизни.
— Похоже, нам туда, — произнес он, кивая на здания впереди. — И у меня нет проблем с выходом на улицу. Никогда не было и не будет. Я мог бы жить в городе...
— В пентхаусе в самом дорогом районе страны... Нет, в самом дорогом месте Европы.
— Это не значит, что мне не нравится улица. Я вырос в деревне. И это ты нервничаешь, потому что идет дождь.
Он поднял мою руку со своих колен и поцеловал в запястье, как будто это было совершенно нормально. Своими губами он словно впрыснул похоть прямо в мои вены.
Я отстранилась, не уверенная в том, как долго смогу выдерживать силу его прикосновений.
— О, это, должно быть, нужная нам деревня, — сказал он. — В какой магазин хочешь пойти?
Я пробежалась взглядом по улице, когда Бек замедлил ход.
— Вон тот, слева, — указала я.
— Ты уверена, что мы найдем то, что нам нужно? — спросил он, подъезжая к магазину с темно-зелеными оконными рамами и кремовой вывеской на фасаде, гласившей: Камерон Джеймс. Экипировка джентльмена. — Мы словно в городе-призраке.
— Это конечно не Сэвилл Роу... Уверена я только в том, что не захватила с собой зонт.
Между машиной и дверью магазина было около трех метров, но этого расстояния хватало, чтобы утонуть в такую-то погоду.
Бек взял с заднего сиденья куртку.
— Возьми это.
Прежде чем я успела отказаться, он вышел из автомобиля и, вместо того чтобы направиться в магазин, обогнул капот и открыл мою дверь.
К такому можно легко привыкнуть, но Беку не стоило об этом знать.
— Я сама могу открыть дверь. Ты промокнешь насквозь.
Я соскользнула со своего места, держа его куртку над головой и наслаждаясь ее запахом.
— Давай ко мне, — предложила я, пытаясь укрыть и его.
Не обращая на меня внимания, он взял меня за руку и потянул вперед.
Колокольчик все еще звенел, когда мы закрыли за собой дверь и позволили дождевым каплям стекать на коврик у входа.
Я посмотрела на Бека, и мой желудок спрыгнул с утеса высотой в милю. Интересно, привыкну ли я хоть когда-нибудь к его красоте? Дождь ее подчеркивал: лицо было в каплях, а волосы слиплись от воды, словно он только что вышел из душа.
— Ты... — Я провела кончиками пальцев по его бровям, и он лениво прикрыл глаза.
Мужчина позади нас откашлялся.
— Чем могу помочь?
Бек вытер лицо руками и пригладил волосы.
— Беку нужна одежда для охоты.
— Отлично. Меня зовут Ангус. Пожалуйста, следуйте за мной.
Снаружи магазин казался крошечным, но внутри, казалось, был бесконечным. Единственными посетителями были мы, но запасов одежды хватило бы на толпу людей. От пола до потолка тянулись встроенные шкафы из старого дуба и стеллажи, набитые обувью, рубашками, куртками, тростями, ботинками, пальто, брюками, килтами, резиновыми сапогами и биноклями. Посередине стояло несколько витрин с носками, галстуками или бабочками. Этот магазин словно доставили по воздуху прямо с Сэвилл Роу в шотландское высокогорье. Здесь было все, что нам нужно.
— Мисс, не хотите ли присесть? — Ангус указал на маленькое красное бархатное кресло сбоку от шкафа, полного синих галстуков разного узора. — Сэр, вы можете пройти в примерочную. — Ангус кивнул в сторону дубовой двери рядом со мной. — Я принесу вам кое-что, — сказал он и поспешил прочь.
— Что? Он не хочет узнать мой размер или что мне нравится?
— Сколько этому мужчине? Лет шестьдесят? Я думаю, он работает здесь около сорока пяти лет, так что на глаз определил твой размер и понимает без слов, что тебе понравится.
— Мне понравится подпись Генри на бумагах.
— Именно.
Бек вздохнул, а затем расплылся в улыбке.
— Хочешь присоединиться ко мне, чтобы целоваться, пока Ангус не вернулся?
Я рассмеялась. Именно это я и хотела сделать. Но прежде чем я успела ответить, вернулся Ангус, утопая в твиде, и загнал Бека обратно в раздевалку.
— Я ожидал, что костюм будет менее модным, — дал оценку Бек, показавшись в темно-зеленом твидовом костюме-тройке.
— Да, — ответил Ангус, явно умея читать мысли. — Это традиционный вариант, но производитель любит вносить современные акценты в некоторые из своих проектов. Он отлично на вас сидит, как будто был сшит на заказ.
Ангус был прав: пиджак идеально облегал плечи Бека, а темно-зеленый цвет оттенял его глаза.
— Как тебе галстук? — спросил Бек, расстегивая пиджак и демонстрируя жилет.
— Генри точно будет одет официально, — сказала я, стараясь не думать о том, как чертовски хорошо этот парень выглядел в твиде. Как такое вообще возможно?
— И цветовая гамма шотландская, — заметил Ангус.
— Тогда давайте возьмем его, — согласился Бек. — А что еще?
— Я составила список, — сказала я, доставая блокнот и ручку. — Нам нужны охотничьи ботинки, непромокаемая куртка. Думаю, какие-нибудь джинсы для поездки в Форт-Уильям. Может быть, простенький твидовый пиджак и шляпу?
Вряд ли удастся заставить Бека носить шляпу, но попробовать стоило.
— Можете забыть о шляпе, — сказал Бек Ангусу. — Но остальное приемлемо.
Ангус поспешил прочь, а Бек повернулся ко мне.
— Я не любитель шляп.
— Еще пять минут назад ты не представлял, что наденешь твидовый костюм. — Он закатил глаза. — Если я задам тебе вопрос, обещаешь сказать правду? — спросила я.
Он нахмурился.
— Я никогда не лгал тебе.
Бек был прав. Он никогда не давал мне повода сомневаться в своих словах, но в данный момент я сомневалась во всем.
— Почему здание Дауни так тебе нужно? — поинтересовалась я. — Ты богатый человек. Остальная часть квартала принадлежит тебе. Ты заработал бы много денег и без этой собственности. — Он шагнул вперед, чтобы посмотреть, не приближается ли Ангус, отчего у меня возникло ощущение, что Бек будет только рад его вмешательству. Но к счастью для меня, Ангус все еще собирал новый гардероб Бека. — Это кажется личным.
Бек вздохнул и выдохнул, явно сдаваясь.
— Похоже на то.
Я молчала, желая, чтобы он продолжал. Мне хотелось узнать больше. Хотелось знать все об этом мужчине.
— Раньше в этом доме жила моя мать, когда была беременна мной.
Я чувствовала, что в покупке этого здания было нечто большее, но такая сентиментальность стала для меня шоком.
— Ты хочешь стать владельцем в память о былом? — уточнила я.
— Едва ли. Ее попросили уехать прямо перед родами, но ей некуда было идти. Она рассказала мне эту историю, когда мне было шестнадцать. С тех пор я зациклился на этом здании.
— Потому что ее попросили уйти?
Он кивнул, теребя синие галстуки перед нами.
— Генри унаследовал здание от своего кузена Патрика Дауни. — Бек сделал паузу. — От моего биологического отца.
Холодок пополз вверх по моему позвоночнику.
Он ранее говорил о своем отце — о человеке, которого явно любил и который был жив.
— Я думала, твой отец...
— Я никогда не был знаком с Патриком Дауни. Мой отец вырастил меня и является единственным человеком, которого я считаю отцом. Патрик Дауни воспользовался моей матерью, а потом выгнал ее, как будто она была никем. Когда она была его любовницей, то жила в квартире в этом здании. Но стоило ей забеременеть, получила от его адвоката письмо о выселении. Вместе с деньгами на аборт.
Мои внутренности сжались, но я старалась не дрожать.
Теперь все обрело смысл.
Его одержимость зданием Дауни.
Его решимость отличаться от аристократов, от людей с фамильными деньгами. Он не хотел вписываться в тот мир, потому что не хотел быть похожим на мужчину, который смог так поступить с женщиной.
Я встала, подошла к Беку и обняла руками его талию. Он отступил назад, оказавшись вне моей досягаемости.
— Не надо меня жалеть.
Я посмотрела на него снизу вверх.
— Мне обидно не только за тебя, но и за твою маму. Никто этого не заслуживает.
Он кивнул и на этот раз смягчился, когда я обняла его и прижалась головой к его груди.
— Здание Дауни не будет существовать, когда я со всем покончу.
— Когда мы с этим покончим, — поправила я его.
— Последнее слово всегда остается за тобой? — хмыкнул он.
— Чаще всего. Кстати, одежды недостаточно. Это просто чтобы окружающие убедились, что ты не отличаешься. Тебе необходимо поменять модель своего поведения с ними. Ты сам себя саботируешь.
Он вздохнул.
— Я знаю. Сам позволяю этим людям лезть мне под кожу. Каждый раз, когда я говорю с кем-то, меня так и тянет спросить их, когда они в последний раз работали полный рабочий день.
— И ты удивишься ответу, — сказала я. — Ты знаком с дядей Мэтта Ричардом?
— Нет.
— У него нет нужды работать из-за огромного наследства, но он детский нейрохирург. Работает полный рабочий день в государственной больнице, даже не принимает частных пациентов.
А если я расскажу, что Ричард любит брать сложные дела, чтобы оставаться на сверхурочные, то Бек мне точно не поверит.
Бек кивнул, явно решив, что исключения встречаются везде, вот только люди есть люди — богатые или бедные. Некоторые — хорошие, а некоторые — придурки.
— А Нэнси Мидоуз, с которой я тебя познакомлю, если представится случай, семь дней в неделю занимается благотворительностью. Она вообще не отдыхает. В прошлом году она собрала тринадцать миллионов фунтов для бездомных. Не все люди, рожденные в достатке, никчемные. Как не каждый, кто сам добился высот, достойный человек.
— Я знаю, но...
— Тебе понравится Генри. Он действительно один из хороших людей. Просто дай ему шанс.
— Мне нужно это здание, — ответил он.
— Тогда ты знаешь, что тебе нужно сделать. Ты должен быть очаровательным, дружелюбным, чтобы заставить Генри есть из твоей ладони. Чтобы поладить с ним, просто уважай его мнение.
— Мне нужно сосредоточиться на цели и не делать поспешных выводов, — подвел он итог.
—Да, помни о конечной цели. Задача покажется тебе несложной, если ты дашь этим людям шанс.
Он прижался губами к моему лбу.
— Не знаю, что бы я без тебя делал.
Я закрыла глаза, радуясь, что он нуждался во мне, потому что я нуждалась в нем. Если бы не он, я бы все еще оплакивала человека, который не стоил моих слез, но теперь я была сосредоточена на своем будущем. На здании Дауни и развитии в Мейфэре. Генри отпишет нам эту недвижимость, чтобы мы снесли ее и дали вторую жизнь.

ГЛАВА 24

Бек

Я надеялся, Стелла вспомнит, что мне была отведена роль Джулии Робертс в Красотке, а не Стива Маккуина из Большого побега. Мы остановились у магазина Бутс, чтобы купить там пилочку для ногтей и пемзу, которые были в списке Стеллы. Затем у входа в отель она зачерпнула немного земли с клумбы и положила ее в маленький пластиковый пакет из сумочки.
— Я все еще не понимаю, что происходит, — пробормотал я уже в нашем гостиничном номере. Стелла раскладывала на кровати наши покупки.
— Я тебе сейчас покажу. Можешь достать ножницы из туалетного столика в ванной, пожалуйста?
Мне следовало снова поднять ей настроение. Когда я включил свет в ванной, в моем разуме вспыхнули образы прошлой ночи. Кожа Стеллы была такой гладкой, что я словно скользил языком по ровному льду. Мои руки идеально ложились на ее бедра. И как же хорошо она пахла!
Но секс есть секс. Им сложно не наслаждаться, хотя со Стеллой он казался особенным. Но удивительным было то, что она была слишком сосредоточена на нашей сегодняшней миссии. А то, как она обнимала меня, когда я признался в своей связи со зданием Дауни... Словно утешала меня. Каким-то образом это связало нас. Никто больше не знал, почему я так сильно хотел это здание. Это вроде было само собой разумеющимся.
Я всегда заявлял, что предпочитал поверхностные отношения с женщинами, но в Стеллу захотел углубиться. С каждым шагом вперед наши отношения становились все лучше и правильнее, как будто я ждал эту женщину, и теперь, когда она оказалась рядом, все в моей жизни обрело смысл.
Когда я протянул ей ножницы, она стояла на коленях у кровати, полностью сосредоточившись на подкладке пиджака костюма за пять тысяч фунтов, который я только что купил и надену один раз. Она обрезала нити в подкладке и проделала там дырку длиной около трех сантиметров.
— Это какая-то пассивно-агрессивная хрень? Сначала ты заставляешь меня покупать вещи, а потом уничтожаешь их, потому что бесишься из-за того, что я тебя не удовлетворяю? — спросил я.
Она замерла и перевела взгляд на меня.
— С какими девушками ты встречался? — Она была явно шокирована и настолько же ей было меня жаль. — И ты достаточно меня удовлетворил. Разве это не очевидно по моим оргазмам?
Стелла заставила меня поработать над ее кульминациями, поэтому каждый ее оргазм я ценил. К тому же, от этого и мое удовольствие казалось сильнее.
— Я с радостью сделаю это еще раз, если ты сочтешь это недостаточным. Не хотелось бы тебя разочаровывать.
Она усмехнулась, но покачала головой, словно я был неисправимым пятнадцатилетним мальчишкой, одержимым лучшей подругой своей старшей сестры.
— Давай сосредоточимся. Тебе нужна подпись Генри на бумагах. А потом... — Она пожала плечами. — Давай... давай уже перейдем к брюкам, — сказала она. — Мы же не хотим, чтобы они выглядели слишком новыми.
Она потянулась за пемзой и начала растирать ею шов.
— Знаешь, я начинаю думать, что ты немного сумасшедшая.
— Все должно выглядеть поношенным, а не так, будто мы купили это девяносто минут назад.
— Хочешь сказать, что все должно выглядеть так, будто брюки купил мой дед, а я такой скупердяй, что совершил набег на его гардероб?
Я сбросил ботинки.
— Открой свой разум. — Она посмотрела на меня с такой теплой улыбкой, что я почувствовал жар во всем теле.
Я сел рядом с ней на пол и поднял пемзу.
— Итак, ты знаешь, почему я так сильно хочу здание Дауни. Почему ты хочешь работать дизайнером настолько, что готова смотреть, как твой бывший женится на твоей лучшей подруге?
Она сделала глубокий вдох.
— Разве ты не должен меня поощрять, а не спрашивать, почему я сумасшедшая?
Я пожал плечами.
— Ты уже здесь. За что я очень благодарен. Но если бы я был на твоем месте, не думаю, что кто-нибудь смог бы затащить меня сюда.
Она моргнула, закрыв глаза на секунду дольше, чем обычно, как будто пыталась стереть из памяти воспоминания.
— По иронии судьбы, разработка твоего проекта в Мейфэре — это возможность двигаться вперед после всего, что произошло. Я ненавижу свою работу, но не могу оставить ее, пока не подберу что-то другое. У меня был успешный дизайнерский бизнес в Манчестере, но Мэтту выпала возможность работать в Лондоне, поэтому мы переехали. Я начала строить новый бизнес, но когда Мэтт... оставил меня, мне удалось найти только два небольших проекта. Так что, у меня не оказалось достойного постоянного заработка, но была ипотека... Лондон весьма дорогой.
— Он оставил тебя с ипотекой?
— Я велела ему уйти, не подумав об оплате.
— Ему следовало поступить правильно и продолжать платить свою долю. — Я стиснул зубы от мысли, что Мэтт вот так просто бросил Стеллу, оставив ее со всем разбираться самой.
— Я виновата. Нужно было сначала все обдумать.
Вот вечно Стелла любую проблему взваливала на себя.
— Тебе следовало попросить его внести вклад.
— Я не могла этого сделать. Он там не жил.
— Но ты бросила свой бизнес, переехала в другой город ради него!
Стелла, похоже, не видела той несправедливости, которая была очевидна для меня.
— И ради себя. Я хотела жить вместе, и в любом случае, мне нравится Лондон. Я всегда хотела там жить.
Она не смотрела на меня, пока говорила. Я хотел посочувствовать ей, но знал, что она не захочет моей жалости.
— Ты умеешь давать. Но брать у тебя получается плохо, — заметил я.
В моей голове завихрились мысли, что я мог бы для нее сделать. Мог купить ей что-нибудь, оплатить ипотеку или типо того. Это не потому, что Стелла была женщиной, которая не могла сама о себе позаботиться, а потому что она была девушкой, заслуживающей того, чтобы ее баловали.
А этот Мэтт нуждался в ком-то, кто объяснил бы ему, что такие девушки, как Стелла, на дороге не валяются. Она пошла на жертвы, чтобы сделать его счастливым. Бросила все ради их отношений, ради совместного будущего. Она думала о них, в то время как он — только о себе.
— Когда Генри распишется на пунктирной линии, проект в Мейфэре перевернет мою жизнь. Я уже начала подыскивать поставщиков.
Как бы я ни нервничал из-за ее участия в моем проекте, я хотел, чтобы она преуспела и создала лучшее будущее для себя.
— Может, я сумею тебя свести с несколькими людьми.
Она посмотрела на меня из-под ресниц.
— И ты это сделаешь?
Неужели она не поняла? Не было ничего, чего бы я не сделал для нее.
— Без проблем. И я не думаю, что когда-либо говорил тебе спасибо за то, что ты все-таки поехала сюда.
— Это не значит, что я ничего не получу взамен.
Так вот что это было? Простой обмен? Возможно, я придавал слишком большое значение тому, что она делала, но мне казалось, что мы были командой. Что она сидит на полу гостиничного номера, погрузив руки в море твида, потому что хочет помочь мне.
— Здание Дауни изменит все для нас обоих, — сказала она.
— Верно. Но можем ли мы перестать называть это здание зданием Дауни? — спросил я.
— Как ты его назовешь? Здание Уайльда?
— Вся застройка будет называться One Park Street.
Мне не нужно было называть здание в свою честь. Я просто хотел стереть его наследие. И создать собственное для себя. И Стеллы.

ГЛАВА 25

Стелла

В спальне меня ждал горячий полуобнаженный мужчина, но по плану дня мне пришлось находиться с полуобнаженной кучей женщин.
Нет ничего лучше, чем день в спа-салоне.
Обычно это именно так.
Но мало того, что я была не с Беком, мне пришлось общаться с Карен.
— Стелла, — позвала Карен, стоило мне войти в комнату отдыха: темное помещение, освещенное только свечами. На заднем плане играла успокаивающая музыка, а вокруг центральной экспозиции с камнями и кристаллами стояли шезлонги. — Здесь есть свободное место.
Неудивительно, что она стала первым человеком, с которым я столкнулась сегодня.
До того, как она увела моего парня, я бы предположила, что она была милой, предложив мне местечко возле себя, но теперь я не могла представить, что она может сделать что-то хорошее для кого-то. Возможно, она жаждала устроить шоу для других присутствующих, или она просто захотела заглушить муки совести. В любом случае, я не собиралась доставлять ей удовольствие и устраивать сцену, отказываясь от ее предложения.
Тем более, Флоренс сидела по другую руку от меня.
— Я как раз говорила Флоренс, что почти не видела тебя, — зачирикала она, похлопывая по шезлонгу рядом с собой. — Я хочу услышать все о твоем молодом человеке.
Мне пришлось растянуть улыбку, чтобы не запаниковать как обычно, когда мне приходилось говорить о моем фальшивом парне. Теперь Бек был хотя бы моим самым настоящим любовником.
— Что ты хочешь знать? — уточнила я.
— У вас серьезно? Что он из себя представляет? — спросила она.
— Из того, что видела я, — встряла Флоренс, — он обаятелен, щедр, забавен и без ума от Стеллы.
Флоренс была, пожалуй, самым лучшим человеком на свете. Она знала, что врушка из меня никакая. Но впервые за долгое время я не чувствовала потребности в защите.
— Ты ничего не видела, если не видела его голым, — добавила я.
Глаза Флоренс расширились, и я кивнула.
— Хорошо же он тебя трахнул, — хихикнула она, а я усмехнулась. — Знаешь что? С таким мужчиной, как он, я не уверена, что вообще выбиралась бы из спальни.
— Мне понадобилось время, чтобы прийти в себя, — прошептала я, и это было правдой.
После нашей первой совместной ночи мне нужно было немного мысленного пространства, чтобы переварить то, что он заставил меня чувствовать. А после вчерашней ночи мне было необходимо физическое восстановление. Каждая мышца и кость болели. И я не знала из-за чего точно: то ли из-за того, что мы творили, то ли из-за моего желания все повторить.
— Значит, у вас просто интрижка? — спросила Карен.
Ничто из того, что я сказала, этого не предполагало.
— Об интрижке не было и речи. — Я схватила журнал из стопки на столе между мной и Флоренс.
— Но это не может быть серьезно, — заявила Карен. — Вы вместе всего несколько месяцев.
Было просто невероятно, что я находилась на этой свадьбе. Бек был во многом прав — я действительно никогда не ругалась с Карен и Мэттом. Может быть, причина, по которой они думали, что могут вот так меня предать, а затем ожидать, что все будет хорошо, заключалась в том, что я не была человеком, который противостоял людям. Я не любила вызывать неудобства, хотела, чтобы все были счастливы и ладили.
И меня слишком долго топтали ногами.
— Да какая разница, даже если у них просто интрижка? — вмешалась Флоренс. — Бек такой горячий, я бы взяла все, что он предлагает.
— Ага, — промурлыкала Карен. — Вряд ли он мужчина, который когда-либо женится.
— Ну, тот, кто готов к браку, не обязательно самый лучший, — ответила я, пролистывая страницы журнала, но не смотря на них. Мне хотелось, чтобы Карен перестала комментировать мою личную жизнь, а то как будто не она украла моего парня. Нет, понятно, что Мэтт сам сделал этот выбор, но все же ей должно быть стыдно. — Всего несколько месяцев назад я встречалась с человеком, который, как мне казалось, был из тех, кто готов к браку, и только посмотрите, чем это закончилось! — Я отложила журнал и повернулась к Карен; мой пульс стучал в ушах, пока я пыталась собраться с духом. — Семь лет я провела с Мэттом, а женится он на тебе. Возможно, я не хочу, чтобы кто-то притворялся, что хочет жениться на мне, а потом женился на моей лучшей подруге.
Я почти слышала, как челюсть Флоренс ударилась об пол. Я, наконец, выдохнула и расслабила плечи.
Я все это держала в себе, раздавленная, как мячик, и теперь, когда весь воздух вышел, мне стало легче.
Карен яростно заморгала.
— Ну, если ты так себя чувствуешь, то я не понимаю, зачем ты приехала.
— Чувствую что? Боль? Предательство? Опустошение? — Неужели она действительно думала, что меня это устроит? — Учитывая то, как вы поступили, я не понимаю, зачем вы меня пригласили, — парировала я.
— Я думала, ты порадуешься за нас. Все-таки было не похоже, что вы все еще жили вместе.
Я фыркнула, пораженная отсутствием в ней сочувствия. Я пыталась найти причину случившегося в себе, но теперь всё стало очевидным.
Я ни в чем не была виновата.
Слон, который сидел у меня на груди с тех пор, как я получила приглашение, двинулся дальше, чтобы отдохнуть где-нибудь в другом месте.
— Если бы это было правдой, у тебя хватило бы совести сказать мне в лицо, что ты выходишь замуж за моего парня. Я бы не узнала об этом факте, открыв приглашение.
Она не думала, что я за нее порадуюсь. Ей было все равно.
— Люди не могут решать в кого им влюбляться, Стелла. Я думала, ты поймешь.
Она думала, что я пойму, потому что я всегда понимала. Я всегда оправдывала ее эгоистичное поведение, постоянно ставила ее счастье выше своего собственного... Как делала со всеми. Но с меня довольно.
— Я была влюблена в него семь лет, или ты забыла? — закипела я.
Мотивы Карен все еще сбивали меня с толку. Возможно ли, что они действительно полюбили друг друга?
В любом случае, мне не нужно было притворяться, что я за них рада.
Она смотрела на меня широко распахнутыми глазами и с приоткрытым ртом, как будто не знала, сбежать ей или накричать на меня.
— Оно того стоило? Ты счастлива? — спросила я, искренне желая знать. Разве брак с моим бывшим парнем удовлетворит ее? Неужели потеря подруги, с которой она общалась с пяти лет, ее не удручала?
— Конечно, — сказала она, ощетинившись. Затем посмотрела на часы. — Наверное, про нас забыли. Пойду узнаю, что за задержка.
— Верно, — согласилась я. — Они не должны заставлять невесту ждать.
Мои ноги и руки были расслаблены, словно я уже сделала массаж. Я всегда предполагала, что конфронтация приносит гнев и разочарование, но рассказывая Карен о своих чувствах, я словно принесла мир.
— Вау, ты молодец, — прошептала Флоренс, пока мы наблюдали за уходом Карен. — Я уже много лет жду, когда ты поставишь ее на место. Не могу поверить, что она думала, будто ты будешь за нее рада.
— Я слишком долго была ковриком для ног, — пробормотала я.
— Это говорит о ней гораздо больше, чем о тебе, но мне нравится новая Стелла. Время, проведенное с Беком, сделало тебя храброй?
— Не уверена, что храбрость — подходящее слово.
Время, проведенное с Беком, не придало мне смелости, но показало мне перспективы и держало подальше от драмы и катастроф. Бек был чужаком, который не имел никакой выгоды от правды. Флоренс годами твердила мне, что я должна противостоять Карен, но каким-то образом именно взгляд на себя глазами Бека все изменил.
— Если Бек не делает тебя храброй, то как он на тебя влияет? — Флоренс улыбнулась так широко, что я невольно улыбнулась в ответ, но не только из-за ее намеков, но и просто потому, что у меня была такая подруга, как Флоренс. Она хотела, чтобы я была счастлива. Такие друзья, как она, встречаются гораздо реже, чем я привыкла думать.
— Словно у меня больше места для дыхания, — ответила я. — Он такой... Хочу сказать, мы застряли с ним здесь и мне с ним... комфортно. Мне двадцать шесть, а у меня никогда не было интрижки, так что, наверное, это тот самый курортный роман, которого у меня никогда не было.
— Давно пора. Никогда не знаешь, что из этого выйдет. К тому же, он не Марко Руссо, который возвращается в Италию через пару месяцев.
Я рассмеялась. Марко Руссо... И как Флоренс запоминала такие вещи? Он был нашим учителем-практикантом, когда нам было по четырнадцать. Все девочки в школе тащились от его смуглой кожи, совершенно позабыв о выпускных экзаменах.
— После сдачи экзаменов ты собиралась в Италию.
— Серьезно? А ведь он наверняка и не вспомнил бы наших имен на следующий день, — вздохнула она.
— Да он никогда не знал наших имен.
— Но более привлекательного мужчину я тогда не видела, — предалась воспоминаниям Флоренс. — Я была уверена, что если найду его в Италии, он влюбится в меня, мы поженимся, будем жить в Тоскане, рисовать и будем вечно счастливы.
У всех нас были детские фантазии, которые теперь казались нелепыми. Точно так же, как мысль о том, что я собиралась выйти замуж за Мэтта, казалась теперь чем-то совершенно бредовым.
— Ты выглядишь счастливой, — заметила Флоренс. — Когда ты с Беком.
Скорее всего, так оно и было. Но я не собиралась позволять себе думать, что это нечто большее, чем есть на самом деле.
— Не смеши. — Я бросила журнал обратно на стол. — Бек — временная остановка, чтобы подготовиться к чему-то реальному. Как анестетик перед операцией или канапе перед основным блюдом.
Эти слова мне самой показались горькими на вкус. Я не была уверена в их правдивости. Отношения с Беком казались началом чего-то глобального, но я не хотела снова оказаться наивной девчонкой, которая во что-то ввязалась и снова упустила преимущество.
Если Бек не был моим будущим, то был хотя бы шепотом будущего — намеком на то, что после всего, что произошло, жизнь может наладиться. Впервые за долгое время я начала задаваться вопросом, что могло бы сделать меня счастливой.

ГЛАВА 26

Бек

Я проснулся полный решимости. Стелла была права. Я знал, что мне нужно делать. Мне необходимо было сосредоточиться на цели и не зацикливаться на том, как эти люди (в частности кузен Генри) поступил с моей матерью.
Стелла помогла мне сконцентрироваться, пробудив во мне все самое лучшее.
Благодаря новой одежде, местами помятой и грязной, я стал похож на остальных. Кивнув нескольким людям, я направился к группе мужчин на краю широкой подъездной аллеи.
— Доброе утро, — поздоровался я. — Прекрасный день.
Мне уже приходилось сталкиваться с подобными людьми. Черт возьми, я дружил с обладателями трастовых фондов. Стелла сказала, что Генри — хороший человек, и хотя мне было трудно поверить, что кто-то, связанный с Патриком Дауни, может быть порядочным, я доверился ей.
Генри стоял рядом с кипером, поэтому я повернул в его сторону.
— Сегодня мы стреляем диких птиц, а не куропаток, выращенных в поместье. — Рядом со мной оказался Мэтт, одетый в светло-зеленый твидовый костюм и коричневые носки до колен, а на голову нацепил плоскую кепку в тон.
На расстоянии он выглядел лет на пятьдесят старше, чем был на самом деле. От головного убора я отказался, и хотя Стелла хотела, чтобы я надел бриджи и резиновые сапоги, я настоял на брюках и прогулочных ботинках.
— Ты готов? — спросил он.
— Как всегда, — ответил я.
Стелла подготовила меня, рассказав, что подразумевалось под стрельбой куропаток. Обычно я сам справлялся с подобным, но в этот раз я всему сопротивлялся, отвергая каждую часть этого образа жизни, возможно потому, что сам был отвергнут этим обществом. Патрик Дауни не хотел меня, оттолкнул меня и мою мать, поэтому я не хотел приобщаться ко всему этому. Но, как сказала Стелла, если мне нужно здание Дауни, я должен сделать все, что потребуется.
— Любишь стрелять? — спросил Мэтт.
— Гольф мне больше по душе, — сказал я.
— Отлично, — обрадовался он. — Возможно, нам стоит сыграть несколько лунок, когда я вернусь из свадебного путешествия. Девочки посплетничали бы, оставив нас, мальчиков, наедине.
С какой стати он решил, что я хочу проводить с ним время? Он был бывшим парнем Стеллы. Кроме того, мне хватало моих друзей. Пяти суперконкурентных задниц было более чем достаточно. Свободных вакансий на место моего друга не было.
— Как тебе Шотландия? — никак не успокаивался он. — Вчера был ужасный дождь, но сегодня хотя бы видно солнце. Я не хотел ничего отменять.
— Ты не отменил бы стрельбу из-за дождя, парень, — рявкнул Мэтту Генри, когда подошел к нам. — Мы бы надели непромокаемые костюмы и занялись бы делом.
— Я люблю дождь, — сказал я, что было правдой. — И никогда не пропускаю пробежки из-за погоды.
— Верное решение, — согласился Генри. — Ты бы никогда не вышел на улицу в Шотландии, если бы боялся воды, — он фыркнул и повернулся ко мне. — Значит, вы новый приятель Стеллы? — уточнил он.
— Да, сэр.
— Ну, она прекрасная девушка. Я очень ее люблю. Я знал ее с самого детства. Умница, хоть и не кричит об этом. Мне это в ней нравилось.
По крайней мере, в одном мы с Генри были согласны.
— Она недооценивает себя, — заметил я. — Очень скромная, несмотря на то, что... великолепна.
Было легко говорить правду, если это касалось Стеллы.
Он кивнул.
— Ставит других людей на первое место. Других людей, которые откровенно не заслуживают этого. — Он косо глянул на Мэтта, у которого хватило здравого смысла притвориться, что он не слышал, о чем шла речь.
— Я только что увидел Филиппа. Прошу меня простить, — засобирался Мэтт. — Мне нужно с ним переговорить.
— Ну и правильно, что сбежал отсюда, — пробормотал Генри. — Он с моей крестницей ужасно поступили со Стеллой. Эгоистичны и самонадеянны, они оба. Стелле будет лучше без него.
На моем лице появилась улыбка.
— Сам бы я не смог выразиться лучше. Но его утрата — это мой выигрыш.
— Просто постарайтесь понять, что вы нашли в этой девушке.
Стелла понравилась мне с первого взгляда, она была привлекательной, и я наслаждался ее отвагой. Но после более близкого знакомства она вышла на совершенно новый уровень очарования. Я зауважал ее, получал удовольствие от ее общества, да и просто не мог оторваться от нее.
— С каждым днем я все больше ею восхищаюсь, — ответил я.
— Никогда не понимал бабников. Встретив свою жену, я был полон решимости жениться на ней. Я видел, какая она добрая. Она пробуждала во мне самое лучшее, а я мог заставить ее смеяться. Чего еще можно желать? Даже годы спустя мы делаем друг друга лучше.
Я посмотрел на сельскую местность, покрытую мшистой зеленью и приглушенными коричневыми пятнами. Со Стеллой было что-то похожее — она делала меня лучше. Она видела во мне то, чего не видели другие, вытягивая это из меня.
— Мэтт умеет только брать, — вздохнул Генри. — Возможно, Карен - это то, что ему нужно. Если бы он женился на Стелле, она бы никогда не узнала, что такое быть обожаемой и уважаемой. А она этого заслуживает. Она особенная.
— Особенная, — согласился я. Инстинкт хорошо руководил мной на протяжении всей моей карьеры, и в тот момент он шептал мне, что в словах Генри было нечто большее, чем просто просьба присматривать за Стеллой. Как будто он знал, что мы не были парой, поэтому указал, что мне не стоит упускать возможности сохранить ее в своей жизни, когда закончится эта неделя.
Но, возможно, просто мой разум играл со мной злые шутки.
— Доводилось раньше стрелять в рябчиков? — спросил Генри.
— Никогда, — признался я. — Это не мое. Я стрелял несколько раз по горшкам. И много раз по консервным банкам.
— А-а-а, прямо как я в детстве с пневматической винтовкой в задней части конюшни. — Я усмехнулся. Возможно, у нас с Генри было больше общего, чем я себе представлял. — Именно поэтому вы так отлично отстрелялись в тот день.
— Консервные банки не прошли даром, — хмыкнул я.
— Я так понимаю, вы не захватили с собой пистолет?
Я отрицательно покачал головой.
— Я тоже не захватил свой. Пойдемте, помогу вам выбрать.
Когда мы шли к киперу, смех Мэтта эхом разнесся по всей компании. Генри прочистил горло.
— Я сказал Карен, что мужчина, который изменил одной женщине, изменит и другой.
— Как по мне, это мудрые слова, — ответил я.
— Вы присматривайте за Стеллой. Может быть, в следующий раз, мы увидимся уже на вашей свадьбе.
Я не стал идти на поводу Генри. Последние несколько недель со Стеллой были веселыми. Сама идея притвориться, что мы встречаемся, казалась невероятной скорее ей, чем мне. Еще никогда я не прилагал усилий в отношениях, кроме отношений со Стеллой... Мне гораздо лучше удалось быть фальшивым парнем, чем настоящим. Мы были скорее товарищами по команде с общей целью. Но именно это заставило меня задуматься, что, возможно, именно так и строились отношения.
— Ну, мы еще не дошли до этого момента, — улыбнулся я.
Генри остановился и посмотрел мне прямо в глаза.
— Вы похожи на человека, который знает, чего хочет. Если Стелла вам важна, то не надо с ней играть.
Меня восхитило, как он ее защищал.
Стелла могла заставить меня смотреть на вещи по-другому, даже если она делала это не специально. Она встряхнула мое восприятие, как снежный шар, а когда снежинки внутри успокоились, все вернулось в норму, но навсегда изменилось.
— Да, это подойдет, — думал вслух Генри, протягивая мне ружье, отвлекая меня от мыслей о Стелле и о том, что будет, когда снегопад уляжется, и я вернусь к прежней жизни. Возможно ли это вообще.
— Может быть, мы сможем выкроить немного времени на этой неделе, чтобы побольше поговорить о здании Дауни, — предложил я.
— Ох, точно, — Генри вздохнул. — Вы сказали, что пытались организовать встречу по этому поводу. Вы хотели сдать его в аренду? — спросил он. — Боюсь, ему требуется капитальный ремонт. Оно в ужасном состоянии.
— Вообще-то, я хотел бы его купить.
Брови Генри исчезли под шляпой.
— Не думаю, что оно продается. — Его слова прозвучали не очень убедительно. — По крайней мере, я никогда не думал о его продаже.
— Я могу предложить вам хорошую цену. Но, боюсь, мне нужно поскорее начать действовать. У меня мало времени, а, как вы сами сказали, место нуждается в работе. Если бы вы продали его мне, вы могли бы инвестировать во что-то другое, от чего легче получать доход.
Генри кивнул, но промолчал. Я не хотел давить. Мне следовало потерпеть. Пусть эта идея уляжется в его голове.
— Дайте мне знать, сколько вы готовы заплатить. Я немного подумаю. А пока, если у вас есть какие-то документы, которые я могу просмотреть или отправить своим адвокатам, то можете их прислать.
Пока он говорил, я стоял, затаив дыхание, не веря, что мы вели этот разговор и что он сразу не отмахнулся от моего предложения.
Я не знал, сыграл ли роль костюм из твида или сигнал от Стеллы, что Генри нужно дать преимущество, но что-то изменилось. Если я буду продолжать слушать Стеллу, то здание Дауни наконец-то станет моим.

ГЛАВА 27

Бек

Скрипнув дверью гостиничного номера, вошла Стелла, улыбаясь так, словно ждала меня. Выражение ее лица сбило меня с ног — она была счастлива меня видеть.
И это было чертовски фантастично.
— Сколько беззащитных куропаток ты сегодня убил? — спросила она, сбрасывая туфли.
Я положил телефон на стол, чтобы уделить ей все свое внимание. Волосы Стеллы были высоко собраны на голове, а на лице отсутствовал макияж. Она выглядела прекрасно.
— Смешно. Ты будешь мной гордиться. — Я кивком головы подозвал ее к себе.
— Да неужели?
Стоило ей подойти ко мне на достаточно близкое расстояние, я схватил ее за руку и притянул между своих коленей.
— Я сблизился с Генри. Он твой настоящий поклонник.
Она провела пальцами по моим волосам.
— Серьезно?
— Ага. Ты ему очень нравишься. И он не самый большой поклонник Мэтта, насколько я могу судить.
— Неужели? Ну, значит, нас таких двое. — Она прижалась ко мне, когда я опустил руки на ее бедра.
— Уверена? — спросил ее. — Если бы он бросил Карен и побежал к тебе со словами, что совершил самую большую ошибку в своей жизни, что бы ты сделала?
— Согласилась бы с ним.
— Приняла бы его обратно? — поинтересовался я.
Стелла многое могла предложить мужчине, ей не стоило растрачивать себя на идиота, который не ценил ее.
— Это никогда не произойдет, поэтому не хочу тратить время и энергию на размышления о том, что было бы.
Она уклонилась от ответа... неужели действительно не понимала, что достойна большего?
— Ты бы вернулась к нему? — допытывался я. Потому что именно так поступила бы Стелла. Она соглашалась на все, лишь бы сделать других людей счастливыми, не думая о том, чего хотела сама.
— Я не задумывалась об этом. — Она сделала паузу. — Но нет, — выдохнула, ее брови сошлись на переносице, как будто девушка глубоко погрузилась в свои мысли. — Нет, не думаю, что я бы это сделала. Я бы всегда ждала, что он снова меня бросит. И вообще, Мэтт не тот человек, за которого я его принимала. Он... другой. Хочу сказать, что ошибалась насчет него. Он поступил непростительно, но...
— Есть какое-то но? — удивился я. Неужели она считала, что Мэтту можно было найти оправдание?
— Да. Часть меня, очень маленькая часть, думает, что могло быть и хуже. Что, если бы мы поженились, а потом я узнала, что он и Карен вместе спят или что он не любит меня так, как люблю его я? Не знаю, когда это пройдёт, пока мне еще больно, но я верю, что со временем мне станет лучше. Когда вернемся в Лондон.
Я не мог перестать улыбаться. Я надеялся, что сыграл свою роль в том, что она поверила в будущее.
Я посадил ее к себе на колени. Возможно, стоило показать Стелле то самое лучше.
Я скользнул рукой под ее юбку, закончив говорить о Мэтте.
— Как спа-салон? Что с тобой делали?
Стелла заерзала, когда моя рука нырнула между ее бедер.
— Эм, массаж?
— Кто прикасался к тебе? Девушка или парень?
— Девушка, а что? Ты ревнуешь?
Я подцепил пальцем кружевную резинку ее трусиков.
— Это зависит от обстоятельств, — ответил я. — Конец был достойным?
Она откинула голову назад и рассмеялась, а я улыбнулся. Не из-за моего неоднозначного вопроса, а из-за восхитительного счастливого смеха Стеллы. Бесспорно, Мэтт был идиотом, изменив ей с ее лучшей подругой. Но что, если я откажусь от нее по возвращению в Лондон? Кем тогда стану я?
Она ахнула и вцепилась в мое плечо, когда мои пальцы погрузились ее плоть.
— Нет, ты единственный зачинщик моих достойных концов на этой неделе.
Так и должно быть.
— Ты не рассказал, как все прошло с Генри, — вспомнила она, придвинувшись так, что мой большой палец коснулся ее клитора.
— Ты хочешь, чтобы я рассказал, как прошел мой день, и отпустил тебя?
Вот так поступали пары?
Стелла улыбнулась и поцеловала меня в щеку.
— Нет, но я хочу услышать об этом.
— Сначала оргазм, — решил я, убрал руку и поставил ее на ноги. Она выглядела смущенной, пока я раздевал ее, стягивая с нее футболку через голову. — А потом мы поговорим о делах.
— Если ты так настаиваешь. Жаловаться не буду.
— Да, я позабочусь, чтобы тебе не на что было жаловаться.
Я расстегнул застежку ее лифчика, а она опустила бретельки. Затем, присев на колени, расстегнул ее юбку. Одежда предназначалась для людей, находящихся за пределами этой комнаты. Она была частью представления — маска, доспехи.
Обнажившись, Стелла легла на кровать, согнув руку в районе локтя, и стала смотреть, как я раздевался.
— Мне нравится тусоваться с тобой, — сказала она, и мое сердце екнуло.
Я хотел, чтобы ее слова значили больше.
Я хотел, чтобы она чувствовала больше.
— Мне тоже нравится тусоваться с тобой.
Я снял с себя последнюю одежду и напал на обнаженную и ожидающую меня девушку. Я не мог торопить события. Мне хотелось ласкать каждый изгиб, каждую впадинку и каждую выпуклость ее тела. Прикоснуться языком к ее коже, показывая, каким чертовски ненасытным она меня делала.
Я провел пальцами по ее телу, как слепой, читающий тайны вечной жизни. Я хотел убедиться, что ничего не упустил, что правильно понял каждое ее слово.
— Ты в порядке? — спросила Стелла. — Ты кажешься напряженным. Хочешь поговорить о Генри?
Ей было невдомек, что возможно, я был слишком очарован ею.
— Я не думаю о Генри. Я думаю о том, какое потрясающее у тебя тело.
Она накрыла мою руку.
— Правда?
— В это так трудно поверить? — Я предполагал, что когда мужчина, с которым ты собиралась провести остаток своей жизни, тебе изменил, легко поверить, что ты не достойна... восхищения?
Она не ответила, поэтому я продолжил свое исследование.
Казалось, я еще не проводил время с женщиной так, как со Стеллой. Я никогда не любил торопить события, но это было просто для более яркого финала. Со Стеллой я тянул потому, что хотел насладиться моментом, а не просто достичь оргазма. Мне нужно было полностью погрузиться в нее, насытиться ею. Еще никогда я не испытывал ничего подобного.
— Перевернись на живот, — попросил я.
Я сглотнул, когда она повернулась, и заходящее солнце, проникая через окна, подчеркнуло сияние ее кожи.
— Давай пропустим ужин, — предложил я. — Завтра с этими людьми проведем весь день. А сегодня останемся здесь.
Она оглянулась через плечо, словно проверяя, правильно ли расслышала. Легкая улыбка приподняла уголки ее губ — отчасти с подозрением, отчасти с беспокойством. Мне было непросто. Чувства, которые пробуждала во мне Стелла, были мне незнакомы. Еще никогда я не проводил столько времени с полностью одетой женщиной, с которой спал. Но ее отличало не только то, что я многое уже о ней знал. Просто Стелла была Стеллой.
Бескорыстной.
Заботливой.
Сексуальной.
Мне нравилась в ней тысяча вещей.
Я приподнял ее бедра и потянул вниз, чтобы ее ноги коснулись пола.
— Вот так, думаю.
Она приподнялась на локтях, касаясь грудями матраса. Я зарычал, вспомнив, как они ощущались у меня во рту.
Позже.
Я потянулся за презервативом. Мне было необходимо трахнуть Стеллу жестко и быстро. Нужно было заявить на нее права, заставить ее увидеть то, что видел в ней я.
Склонившись над ней, я прошептал ей на ухо:
— Ты будешь так долго кончать, что забудешь все плохое и будешь помнить только хорошее.
Я хотел, чтобы она забыла о своих подозрениях и разбитом сердце. Хотел, чтобы она поняла, что доверять кому-то можно. Я опустил руки на ее плечи, погладил большим пальцем впадинку на ее шее, а другой ладонью провел вниз по ее позвоночнику. Достигнув основания ее спины, я продолжил спускаться между ее ягодиц к ее лону.
Она промокла насквозь; ее влага разжигала мою похоть. Мне надоело просто прикасаться к ней. Я жаждал оказаться внутри.
Проникая в ее рот большим пальцем, чтобы она пососала его, расположил свой член возле ее входа. Вместо того, чтобы проникнуть в нее медленно, я вошел одним резким, быстрым толчком. Притянув ее к себе, продвигался вперед, оказываясь все глубже, глубже, глубже.
Она стонала так громко, что любой прохожий за окном услышал бы ее. Черт, большинство людей в радиусе полумили услышали бы.
— Ты разорвешь меня пополам, — закричала она, сжимая в руках простыни.
— Никогда, — прорычал я.
Я отступал и снова вонзался, сильно и быстро. Стелла все так же отчаянно стонала. Мои яйца напряглись, и я обхватил ее талию рукой. Я должен был успокоить ее, чтобы она оставалась неподвижной, к тому же мне нужно было оказаться максимально близко к ней, чувствовать каждую вибрацию на ее коже.
— Еще, — крикнула она, когда я замер.
Я толкнулся снова, снова и снова. Невозможно было разобрать, кто какие звуки издавал, поскольку они отражались от стен комнаты.
Стелла выгнула спину дугой.
— Сейчас... Пожалуйста! Бек, пожалуйста, дай мне кончить.
Сейчас не время заставлять ее ждать. Наша страсть и желание в другом измерении, откуда оргазм был единственным выходом. Я не мог больше сдерживаться, как и она.
Но то, что она просила моего разрешения, как ждала моего согласия, прежде чем полностью отпустить себя, — это было уже слишком. Это было слишком.
— Давай, детка, — слова обожгли мне горло, и прежде, чем приказ полностью слетел с моих губ, она начала дрожать под моими пальцами. Моя кульминация зародилась в основании позвоночника, кружась и стремясь вверх. Это продолжалось и продолжалось, пока я не покинул свое тело.
Приобняв Стеллу за талию, я крепко прижал ее к себе, пока она извивалась подо мной и наши оргазмы сливались воедино.
Я упал на кровать, все еще держа ее. Наше неровное дыхание начало успокаиваться.
— Бек...
Я подождал, пока она закончит свою мысль. Что она хотела сказать? Прокомментировать интенсивность произошедшего? Но она оставила фразу незаконченной, как будто ожидала, что я сам заполню пробел.
Стелла повернулась в моих руках так, что мы оказались лицом друг к другу, и положила ладони мне на грудь.
— Расслабляет покруче, чем спа.
Я рассмеялся.
— Как тебе день?
Она уткнулась в меня носом, вздыхая. Желая запечатлеть в памяти ее удовлетворенное состояние, я закрыл глаза, ощущая ее дыхание на своей коже. После секса мои мысли обычно витали в других местах: либо снова на трахе, либо о мейлах. Как правило, я тянулся к телефону, чтобы пройтись по списку дел и закрыть следующую сделку.
Держа в объятиях Стеллу, я хотел только одного — чтобы это не прекращалось.
— Я не помню своего дня, — ответила она. — Но ты должен рассказать мне о Генри. Ты сказал, что вы пообщались.
— Говорили о тебе. Еще у меня сложилось впечатление, что он не слишком доволен поведением Карен. — Она не ответила. — Может, ты и права насчет него. Возможно, он хороший человек.
— Я с нетерпением жду, когда ты будешь со мной соглашаться, как только мы приступим к проектированию.
— Не особо на это рассчитывай. Мне трудно угодить.
— Ах, неужели? — охнула она, вырываясь из моей хватки, чтобы спуститься вниз и взять мой член за основание.
Я усмехнулся, но затем застонал, когда Стелла оказалась на коленях между моих ног. Я бросил взгляд на прикроватный столик и взял оттуда заколку для волос, которую протянул девушке. Ни за что я не пропустил бы визуальные эффекты.
Стелла ухмыльнулась и откинула волосы назад, обнажив высокую тугую грудь и плоский живот. Это как в Выборе Софи: мой член во рту Стеллы (что, вероятно, эпично выглядело бы) или скольжение ее бархатной кожи, когда снова ее трахнул бы, на этот раз лицом к лицу.
Мне нужны были оба варианта немедленно.
Стелла отлично учила меня терпению.
Заколов сзади волосы, она наклонилась и сжала рукой мой член. Ее хватка была идеальной — уверенной и сильной. Стелла подняла глаза, облизала губы и сглотнула. Я был готов кончить сию минуту на эту идеально гладкую шею, и это стало бы лучшим минетом, который у меня когда-либо был.
Продолжай я и дальше на нее смотреть, все закончилось бы слишком быстро, поэтому я вытаращился в потолок, почувствовав, как ее язык соединяется с нижней частью моего члена. Ощущения были похожи на выстрел из стартового пистолета. Я сжал руки и попытался сделать ровный вдох, пока Стелла делала ровные, сладкие взмахи по моей длине. Это был марафон, а не спринт... Я надеялся.
Когда она втянула головку в рот и начала сосать, мне же пришлось сосредоточиться на том, чтобы держать свои бедра прижатыми к кровати и не врезаться в ее горло поглубже. Затем Стелла отстранилась, чтобы облизать каждый мой миллиметр. Кожа, где она прикасалась, гудела и усиливала томление во всем моем теле. Девушка обвела языком кончик, заставляя меня ждать, когда она вновь полностью возьмет меня в рот. Платила мне той же монетой. Это была чистая, восхитительная пытка, и мне пришлось с этим смириться.
Невероятно медленно она заглатывала меня все глубже и глубже, а потом отстранилась и чуть пустила в ход зубы.
В тот момент я бы отдал ей все свое состояние, если бы она позволила мне перевернуть себя на спину и трахнуть в рот. Но я не двигался, парализованный желанием и вожделением, пока она сама не застонала. Я больше не мог сдерживаться. Некоторые женщины издавали звуки во время минета, к чему я всегда относился скептически — неужели они думали, что мужчины хотели именно этого? Они что, пересмотрели порно или перечитали Космополитен? Но стоны Стеллы были такими настоящими, такими реальными и искренними, что у меня не возникало никаких сомнений, что ей нравилось сосать мой член.
Никогда в жизни я так сильно не хотел женщину.
— Я сейчас кончу, — объявил я.
— В рот? — спросила она.
Времени на разговоры не оставалось. Я притянул Стеллу и перевернул на спину.
— Лежать так, — скомандовал я, взяв член в руку.
Я хотел видеть ее, когда кончу. Любоваться ее обнаженным телом. Стелла подняла и свела ноги, как будто хотела спрятаться, но я покачал головой и широко раздвинул ее колени, открывая ее влажную киску.
Черт, да. Ей явно понравился мой член во рту.
Пока я двигал ладонью по своей длине — раз, другой — Стелла тыльной стороной ладони вытерла рот от слюны, отчего я кончил, разразившись по ее животу и простонав ее имя.
— Ты чертовски удивительна, — сказал я, падая обратно на кровать.
— Я едва прикоснулась к тебе, — ответила она, прижимая горячую ладонь к моей груди.
— И посмотри, что из этого вышло. Мне чертовски неловко. Твое тело... Твое... всё.
Я был слишком близок к некому признанию, но понял, что собирался сказать. Мне стоило испугаться своих слов, потому что чувства поднимались и прорывались с поверхности моей души. Я хотел быть мужчиной, которого Стелла хотела, жаждала и заслуживала.

ГЛАВА 28

Стелла

Я должна была бы бояться поездки с людьми, которые причинили мне боль, но пока Бек находился рядом, я действительно с нетерпением ждала путешествия.
— Ты часто ездишь на автобусе? — Я сжала его руку, когда мы шли через двор к автобусу, который должен был отвезти нас в Форт-Уильям.
— По-твоему, я выгляжу на восемьдесят?
Я прищурилась, якобы пытаясь его как следует рассмотреть.
— Может быть, в плохой день, — ответила я, и он уставился на меня. — Но, повезло, что у тебя нет плохих дней. Это все магия твоего Tom Ford. Остальным же приходится терпеть Zara и частенько выглядеть так, будто не спали целую неделю.
— Zara или нет, я никогда не видел, чтобы ты выглядела иначе, чем чертовски феноменально.
Все внутри меня затрепетало. Нас никто не мог сейчас подслушать, нужды притворяться не было, поэтому слова Бека... Он был добрее ко мне, приветливее, чем когда-либо Мэтт.
— Погода Шотландии, должно быть, помутнила твой разум, — хихикнула я.
Бек принадлежал типу парней, которые вставали в пять утра, проводили пятерней по волосам и были готовыми к выходу на подиум. Большинству из нас повезло меньше.
Повышенные голоса у дверей автобуса привлекли мое внимание. Мужчина с планшетом в руках, чьи волосы по цвету напоминали дорожный конус, улыбался Карен сквозь стиснутые зубы.
— Я не знаю, что вам сказать, — бормотал он. — В системе бронь на сорок четыре человека.
— Мы заявляли сорок восемь! Пассажиров на четыре больше, чем свободных мест.
— Мы могли бы поехать сами, — предложил Бек Карен. — Стелла таким образом прикоснется к прекрасной легкой музыке.
— Ты не любишь легкую музыку, — проворчала я, потянув его за руку.
— Я не собирался признаваться в таких вещах, когда мы только начали встречаться. Сомнительные вкусы и вредные привычки следует демонстрировать, когда мы прикипим друг к другу, верно? Думаю, сейчас самое подходящее время для признаний... — Он сделал глубокий вдох. — Я обожаю The Carpenters.
Я разразилась смехом. У Бека было невероятное самомнение, но время от времени он шокировал меня, не заботясь о том, что люди о нем подумают.
— Давай поедем на машине, тогда сможем спокойно им подпевать, — согласилась я.
Мы снова повернулись к Карен, которая закатила глаза.
— Значит, осталось два человека. Мы с Мэттом тоже поедем отдельно, чтобы побыть наедине.
Неделю назад подобный комментарий причинил бы мне боль, напомнив о ее предательстве с удвоенной силой. Но теперь ее слова прошли стороной — она потеряла способность обидеть меня. Карен не добивалась моего прощения. Казалось, она твердо решила думать только о себе. Я всегда завидовала ее независимости, тому, как она шла по жизни — бесстрашно и решительно. Но она была скорее беспечной, чем бесстрашной. Ей были чужды человеческие чувства.
Я годами наблюдала за ней сквозь грязное стекло, пока кто-то не пришел со средством для уборки и тряпкой. Но то, что теперь я ясно ее видела, не означало, что мне не было больно. Из-за этого я стала постоянно оглядываться по сторонам, гадая, где же другие грязные окна. Кого еще я видела таким, каким хотела видеть, а не какими они были на самом деле?
Я больше не доверяла своим суждениям.
— Все нормально? — спросил Бек, когда мы направились к машине. — Или аренда авто — это тоже удел лишь людей с новыми деньгами?
Я рассмеялась.
— Почему это тебе захотелось сесть за руль? — задала встречный вопрос.
— Вместо того, чтобы сидеть в автобусе и шпионить за всеми исподтишка? Я определенно лучше сам поведу. — Он нажал кнопку на брелоке, и вспыхнули фары, после чего он открыл пассажирскую дверь. — Так мы вместе потусуемся, ты меня покритикуешь, заставишь меня посмеяться. Но насчет The Carpenters я не шутил.
Я забралась в машину, вращая в руке телефон. Открыв свой сохраненный плейлист, пристроила мобильный в держатель на приборной панели, подключив его к Bluetooth.
— Что послушаем сначала? — спросила я, когда Бек скользнул на водительское сиденье. — Close To You? Superstar?
— Я не против. Давай с самого верха.
Первой песней была Superstar. После вступления зазвучали первые строки.
— Ты вроде собирался петь? — напомнила я.
— Я не силен в многозадачности, — хмыкнул он, резко сворачивая налево на подъездную дорожку отеля. — Учитывая, как ты волнуешься в машине, я подумал, что ты хочешь, чтобы я сконцентрировался.
— Только когда идет дождь...
Прежде чем я успела закончить фразу, он начал петь с интонацией и попаданием в ноты.
— Присоединишься? — предложил он в перерыве между стихами.
— О, лучше побуду зрителем, а не членом группы. — Я попыталась подавить возникающий смех, но не из-за его пения. Дело было в этой легкой музыке.
Бек крутанул руль, и музыка отошла на задний план.
— Итак, расскажи мне немного о Форт-Уильяме. Там ли захоронены тайны высшего общества? Совершу ли я социальное самоубийство, если не буду знать, что предок Мэтта основал это место в пятнадцатом веке?
Бек считал, что покупка здания Дауни позволит похоронить некоторых призраков, но что-то мне подсказывало, что его рану исцелит не оно.
— Ну, судя по тому, что мне сказала Флоренс, сегодня мы просто пообедаем на озере Лох-Линн.
— Не могу поверить, что мы не отправимся изучать местность, находясь всего в двух шагах от Бен-Невиса. Там прекрасно. Я просмотрел план на сегодня, и под походом подразумевается прогулка по территории. — Он покачал головой. — Полагаю, им приходится угождать большинству, но это кажется пустой тратой времени.
— Я никогда не путешествовала по Шотландии пешком, но по тому, что я видела, ландшафт здесь великолепен.
— Ты была здесь и никогда не отправлялась в поход? Ты, должно быть, шутишь! Мы с ребятами практически жили здесь, участвуя в программе герцога Эдинбургского.
— Я приезжала сюда только с Мэттом, а он не любитель ходить пешком. И не любитель дождя.
— Ну, я собираюсь привезти тебя сюда еще раз, чтобы смотаться в поход.
Я затаила дыхание, ожидая подробностей. Неужели он говорил о своих планах на будущее? В машине нас было двое. Отсутствовала необходимость устраивать шоу, так почему же он предложил нам вернуться сюда? Я воспринимала нас с Беком как нечто временное, как курортный роман, но мог ли он думать, что между нами нечто большее?
Мой пульс застучал в ушах, предупреждая меня... но о чем? Я не собиралась позволять себе думать об этом. Я была полна решимости просто наслаждаться моментами с Беком и радоваться, что он залечивал нанесенные Мэттом раны.
— Но никакого кемпинга? — это был самый уклончивый ответ, который я смогла придумать.
— Ничего не обещаю. Просыпаться посреди природы — восхитительно... Подобное дерьмо очень важно.
Я рассмеялась.
— Подобное дерьмо? Да ты философ. Тебе стоит написать книгу, проводить консультации.
— Может я и выразился грубо, но достаточно правдиво.
— Тогда постарайся не выражаться так при Генри. Собираешься поговорить с ним о собственности в Мейфэре?
— Надо бы. Я не могу рисковать и ждать до церемонии. Не хотелось бы упустить сделку, поэтому нужно найти возможность сегодня. Я приготовил бумаги, которые он просил, но надеюсь, что он их просмотрит лишь мельком. У нас не так много времени.
— Флоренс переслала мне по электронной почте план рассадки, наши места в противоположном конце комнаты от Генри, — сказала я. — Поэтому думаю, что ты должен попытаться поговорить с ним, прежде чем все сядут. Я буду только мешать, но если вы останетесь вдвоем, то сможете обсудить дела. Я побуду с Флоренс и Горди, или пойду в бар, или еще куда-нибудь.
Может быть, подписание документов на здание Дауни теперь было важнее мне, чем Беку. После нескольких недель зализывания своих ран, поездка сюда пробудила во мне что-то, или, возможно, закрыла дверь в прошлое. Мне не терпелось приступить к своему будущему, независимо от того, включало ли это будущее Бека.

* * *

После долгих поисков, я наконец заметила Флоренс и Горди на парковке, где они вели оживленную беседу, но решила, что не следовало прерывать их только потому, что я не хотела бродить по ресторану, пытаясь избежать встречи с Мэттом, Карен и их семьями. Всего несколько недель назад я считала многих людей в этой комнате родными, но сейчас мы избегали смотреть друг другу в глаза и притворялись, что нас не существует.
Может, я и не знала точно, где мое будущее, но точно определилась, что оно не среди этих людей.
— Джин с тоником, пожалуйста, — попросила я бармена, повернувшись лицом к стойке, чтобы не встречаться ни с кем взглядом.
— Вы в порядке? — спросил бармен, и я поняла, что таращилась на него.
— Да, в полном.
Я вела себя как идиотка, будучи уверенной женщиной в расцвете сил, я не должна была избегать кого-либо. Я не сделала ничего плохого. Взяв свой стакан, я слегка повернулась, чтобы полюбоваться открывшимся видом. Когда увидела Бека с Генри, улыбнулась. Он точно получит здание Дауни. Я была в этом уверена. Он мог убедить кого угодно в чем угодно.
— Стелла, — раздался знакомый голос у меня за спиной, и я застыла.
Это не могло происходить.
Вот почему я пряталась.
Как бы сильно я не хотела проводить время с Карен, это было лучше, чем говорить со своим бывшим парнем.
— Мэтт? — Я повернулась и посмотрела на него, пытаясь придать своему лицу какое-то нейтральное выражение.
Его глаза были широко распахнуты и покраснели, а вены на шее вздулись, словно он собирался драться.
— Что ты здесь делаешь? — прошипел он, оглядываясь вокруг, дабы убедиться, что никто не смотрел.
— В Форт-Уильяме? — не совсем поняла его вопрос. — Кажется, это было частью маршрута...
— Для чего проводишь здесь всю неделю? Зачем приехала? — Он потянулся, чтобы схватить меня за запястье, но я вовремя убрала руку и отошла в сторону.
— О чем ты? Вы меня пригласили! — сказала я.
С чего ему на меня злиться?
— Ты не должна была соглашаться, Стелла. Ты выставляешь себя полной дурой. Разве ты не видишь?
Внутри меня словно что-то перевернулось, тошнота смешалась со смятением; было ощущение, что враги загнали меня в угол.
Его лицо горело гневом и порицанием — он на меня злился. А злиться должна была я! Виноватым был он, ведь он ушел к моей лучшей подруге.
Что я такого сделала?
— Если бы ты не хотел, чтобы я здесь была, то не стоило приглашать, — ответила я, стараясь говорить спокойно, несмотря на то, что пыталась удержаться на плаву в неспокойных водах.
Несправедливость ситуации была смягчена позором, который Мэтт всегда умудрялся проецировать на меня. Например, когда он сказал мне, что я люблю показуху, потому что мне понравился неоднозначный предмет мебели в нашу квартиру. Или как он на меня посмотрел, стоило мне выиграть в конкурсе по реконструкции интерьера местного отеля в Манчестере. Я никогда не замечала этого раньше, но теперь, размышляя об этом, я поняла, что Мэтт заставлял меня стыдиться многих увлекающих меня вещей.
— Это так типично для тебя, Стелла. Убого. Отчаянно.
По окончанию школы мы с Мэттом уехали на лето в Индию. В нашу первую ночь в Дели, возвращаясь с ужина, мы наткнулись на слона с владельцем в центре города. Мужчина взимал плату с туристов за фотографию со слоном. Я не понимала, как таким мощным животным можно так легко управлять с помощью обычной цепи вокруг толстой ноги. Слон мог сбить хозяина с ног и сбежать в джунгли. Как хозяин научил следовать за ним?
И только теперь, стоя перед Мэттом, я поняла.
Слона приучили, что если он переступит черту, то последует боль. Именно страх перед болью останавливал его от попытки бежать.
Боль слона была физической. Боль, которую Мэтт причинял мне все эти годы, была душевной. Я была напугана, как и тот слон.
Слабые. У нас обоих отняли нашу силу.
И стоя перед ним, я все еще чувствовала, как натягивалась та цепь под его гневом, но не была уверена, хватит ли у меня сил броситься на него и освободиться.
— Карен хотела быть милой. Я ей говорил, что ты выкинешь что-то подобное. Вечно ты не смотришь правде в глаза, Стелла.
Я не знала, что сказать. Это был человек, которого я любила семь лет. Человек, которому я доверяла, мечтала о семье с ним, но сейчас он смотрел на меня со смесью презрения, гнева и раздражения, как будто мы были незнакомцами.
— Ты пригласил меня, — повторила я. Мне вовсе не хотелось сообщать ему, что это было последнее место, где я хотела бы проводить время.
— А чего ты хотела, приехав сюда? Думала, что я передумаю? Тебе стоило понять много лет назад, что мы были вместе временно. Я не сделал тебе предложения, Стелла, ожидая, ты поймешь намек. У нас не было ничего особо хорошего, но ты, казалось, все равно продолжала жить, не читая между строк, думая, что мы будем вместе навсегда. Я надеялся, что переезд в Лондон положит конец всему этому. Но ты приклеилась ко мне и поехала за мной. Господи, проснись!
Я была оленем в свете фар. Ладно, Мэтт не любил меня. Ладно, Мэтт женился на моей лучшей подруге... но он пытался сказать, что это было моей виной. Я теряла свои силы под холодной решимостью его взгляда. Он жаждал меня уколоть. Решил сломить меня. Мэтт вел себя так, словно срезал цепь с моей ноги много лет назад и с тех пор пытался прогнать меня. Неужели я была такой наивной? Я была в шоке, когда он сказал о новой работе в Лондоне, но он никогда не заводил речь о расставании. Никогда не предлагал поехать туда самому.
Пока он не сказал, что уходит от меня, не было никаких признаков, что у нас что-то шло не так. Но, возможно, с его точки зрения мы и не были парой. Он заставил меня сомневаться во всем.
Неужели я пропустила его попытки покончить с нами? Очевидно, я стремилась к общему будущему, но если он его не хотел, то почему просто не сказал, что больше не любит меня? Почему не ушел раньше? А если он не хотел, чтобы я переехала с ним в Лондон, он должен был просто сказать мне об этом.
— Моей вины здесь нет, — твердо сказала я. Увы, я не смогла придумать более внятной защиты.
Он вздохнул и закатил глаза.
— Ты всегда видишь только то, что хочешь видеть. Все всегда по одному сценарию — у тебя как будто туннельное зрение, ты не видишь, что твориться вокруг. Ты видишь только версию реальности Стеллы. Не сомневаюсь, что с твоим новым парнем происходит то же самое. — Он кивнул в сторону Бека и Генри.
Возможно, я упустила возможность выяснить отношения с Мэттом. Может быть, мне следовало больше общаться на тему нашего будущего, но я любила его и думала, что он любил меня. Мне и в голову не приходило не доверять ему свое сердце.
Но это больше не повторится. Мое сердце никогда не достанется кому-то легко. Чтобы не навоображал себе Мэтт, теперь я не буду ожидать, что мои чувства совпадут с чувствами другого человека. Я не стану ожидать, что люди будут честными, прямолинейными и преданными. Мне надоело быть женщиной, которой пользуются мужчины.
Я выучила свой урок, и я не повторю тех же ошибок снова.

ГЛАВА 29

Бек

Спасибо Господу за Стеллу. Без нее я бы не справился с бесконечными обедами, выпивками и ужинами или бессмысленной светской болтовней. Сегодня мне предстояло прижать Генри к стенке и уговорить его согласиться на продажу здания Дауни. Я не собирался покидать Шотландию без этой победы — это было моей основной задачей. И у меня было мало времени.
Я взглянул на Стеллу, стоявшую у стойки бара. От этого разговора много зависело, но когда она посмотрела на меня, я ни на секунду не усомнился в себе. Я хотел этого. Конечно, хотел, но еще я хотел достигнуть этого для нее, чтобы она могла заняться дизайном, вернуть свой бизнес в нужное русло и забыть о своем идиоте-бывшем. Возможно, она нуждалась в этой победе даже больше, чем я.
Я направился к Генри, который стоял у большого панорамного окна с видом на озеро и горы. Пейзаж соответствовал цветовой гамме магазина, что мы посетили на днях. Коричневый, лилово-розовый и зеленый. Я никогда не обращал особого внимания на пейзаж, когда, будучи подростками, мы с ребятами сюда приезжали. Да, нам нравились виды, но мы были сосредоточены на цели добраться до вершины горы, конца тропы и золотой награды.
— Генри, — обратился я, когда он отвернулся от окна. — Восхищаетесь фантастическим видом?
— Да, конечно. Я прихожу сюда большую часть своей жизни, но от этого по-прежнему захватывает дух.
— Впервые я приехал сюда в восемнадцать. До того, как я начал свой первый бизнес, до того, как решил, что буду делать со своей жизнью. Но здесь ничего не изменилось.
— Благодаря этому и чувствуешь особый комфорт.
Хотя я предпочел бы поболтать с Генри, чем с большинством других людей здесь, вести с ним светскую беседу я не особо горел.
— Я собрал документы и готов отправить их вам по электронной почте, если продиктуете адрес, — сказал я. Когда Генри назвал мне его, я достал телефон и отправил бумаги. Я позаботился об этом заранее с адвокатами, чтобы если у Генри не возникло возражений, он мог бы все сразу подписать и заключить сделку.
Не то чтобы я ожидал этого. Просто не хотел допускать возможности срыва контракта из-за собственной неподготовленности.
— Готово, — сообщил я, пряча телефон обратно в карман.
— Посмотрю что там. Но прошу предоставить мне немного информации, почему вы хотите эту собственность? — спросил Генри.
Я попытался проглотить образовавшийся комок в горле, который появлялся каждый раз, стоило мне подумать о своей матери и о том, как с ней обошлись.
— Кажется, я упоминал, что владею другими зданиями в том квартале. Я планирую превратить все это в элитный жилой комплекс Мейфэра.
— Планируется полный снос?
— Верно, — я кивнул.
— Это здание носит наше фамильное имя с момента постройки в середине восемнадцатого века. Если бы я согласился продать дом, то хотел бы, чтобы его название сохранилось.
Несмотря на кровное родство, я никогда не связывал с собой фамилию Дауни. У меня просто не было выбора, поскольку отец отрекся от меня. И я был чертовски уверен, что, как только купил бы это здание, название здания кануло бы в небытие.
Мне не нужны были постоянные напоминания о том, кем я не являлся.
— Весь квартал будет представлять собой один большой комплекс с совершенно новым названием, — сказал я.
— Ну, может быть, вы сможете дать имя Дауни корпусу или что-то в этом роде? — предложил Генри.
— Над этим нужно подумать, — ответил я, намеренно уклоняясь от ответа.
— Нам придется договориться, где именно будет указано это имя, — продолжил Генри. — Например, табличка в вестибюле, объясняющая родственные связи? — Только через мой труп. — Что скажете?
— Вы хотите внести данный пункт в контракт? — уточнил я.
— Совершенно верно, — подтвердил Генри. — Нечасто я продаю собственность... А уж для сноса тем более. К тому же, это здание было частью нашего семейного имения на протяжении многих поколений.
Можно было бы открыться ему, объяснить, что хоть и не носил фамилию Дауни, но в моих жилах текла эта кровь. Но я не желал использовать свою связь с биологическим отцом, чтобы добиться чего-то в своей жизни. Он никогда ничего мне не дарил. И я не собирался ничего брать. Я упорно трудился ради всего, что у меня когда-либо было, и это не должно было измениться.
— Я понимаю, что приемлемей было бы передать недвижимость кому-нибудь из членов семьи. Но по моему опыту, Генри, и прости меня, если я выскажусь грубо, иногда члены семьи не самые лучшие претенденты, чтобы заботиться о такой собственности, как здание Дауни. Я собираюсь следить за ним, лелеять его... создать наследие для следующих поколений.
Я взглянул на Стеллу, возможно, надеясь снова зарядиться ее уверенность во мне и восстановить силы. Это было очень важно для Генри, и я не хотел ошибиться.
Она поймала мой взгляд, но рядом с ней стояла вовсе не Флоренс. Стелла опустила голову и уставилась в пол, разговаривая с мужчиной, который находился ко мне спиной. Похоже, она собиралась плакать. Это Горди ее довел?
Прежде чем я успел сообразить, кто с ней, Генри ответил:
— Я понимаю, о чем вы говорите, но, на этот раз вы должны простить меня, если я выскажусь грубо, я вас не знаю. Я уверен, что вы честный человек и отвечаете за свои слова...
Мое внимание должно было быть на сто процентов сосредоточено на Генри, но все, что я видел, — это то, как Стелла вздрогнула, когда тот мужчина попытался схватить ее за запястье.
— Это Мэтт со Стеллой? — спросил я, не подумав. Я перебил Генри, когда должен был все свое внимание обратить к нему.
— Думаю, да, — ответил Генри.
Какого хера этот придурок ее хватал? Стелла отступила, но он шагнул к ней, угрожая и напирая, явно повысив голос.
Я привстал, нависнув над своим креслом. Может стоило пойти туда? Я не обязан был защищать Стеллу, но она не заслуживала того, что говорил Мэтт.
Следовало бы заключить сделку с Генри, исполняя свои жизненные амбиции, но...
— Генри, прошу меня простить.
Я мог думать только том, что нужно убедиться - Мэтт обидел Стеллу в последний раз. Он не заслуживал ни ее времени, ни разговоров с ней, ни ее слез.
Я готов был отказаться от заключения сделки, над которой работал всю свою жизнь.
Но есть вещи поважнее.
Я никогда еще не двигался так быстро, но моя рука оказалась на пояснице Стеллы через секунду. Самое большее — две. Она ахнула, когда я прикоснулся к ней, а затем посмотрела на меня. Ее глаза горели печалью, которую я помнил с момента нашей первой встречи.
Я взглянул на Мэтта. Это было его рук дело.
Мне хотелось убить его. Но я дал Стелле обещание, что не стану ничего говорить Мэтту, не стану требовать от него ответа и не скажу, что он ничего не стоит, раз с презрением относится к столь ценной женщине.
Хорошо, что обещание Стелле пересилило мое желание дать Мэтту то, что ему причиталось.
— Простите, что прерываю, но мне нужно поговорить с моей девушкой, — рявкнул я и вывел Стеллу из комнаты.
Подальше от человека, который отшвырнул ее в сторону.
Подальше от человека, который встал между мной и зданием Дауни, и от того финала, которого я так отчаянно хотел.
ГЛАВА 30

Стелла

Даже после пробежки этот мужчина выглядел прекрасно с блестящим от влаги лбом и вздымающейся грудью. Это было что-то с чем-то. Неудивительно, что в последние дни я казалась невероятно рассеянной.
— Великолепно выглядишь, — сказал Бек у входа в гостиничный номер.
Даже взгляда на него хватало, чтобы улетучивалось мое чувство вины, которое все еще обволакивало меня, как тонкий слой пота в душный августовский день в Лондоне.
— Как думаешь, увидишь Генри сегодня? — спросила я.
Бек пожал плечами и снял футболку. Позавчера он вытащил меня из ресторана, сославшись на необходимость поговорить. Хоть я и не была как никогда рада его видеть, но меня удручало, что в этот момент Бек близок к заключению сделки. Вчера Генри навещал семью, поэтому не присоединился к остальным. Я переживала, что Бек упустил свой шанс.
— Мне следовало отправить тебя назад поговорить с Генри. Я могла бы подождать в машине.
— Ты это уже говорила. Я ни за что не оставил бы тебя.
— А спасибо я говорила?
Он повернулся ко мне с улыбкой.
— Говорила. Много раз.
Он скинул кроссовки и направился в ванную, оставив дверь открытой.
На обратном пути в отель я едва сдерживалась, чтобы не вцепиться в Бека. В какой-то момент мы остановились, и я забралась к нему на колени на заднем сиденье. Я не знала почему, но Бек прервал разборки Мэтта, оставив при этом Генри, чтобы прийти мне на помощь... Никто никогда не делал для меня ничего подобного.
— И я бы поступил так же, — добавил он. — Ему повезло, что я не ударил его. Не дай я того обещания, то, наверное, сделал бы это. Ты все еще не собираешься со мной поделиться, что он тебе сказал?
Я не могла ему сказать. Было слишком неловко говорить, что, по словам Мэтта, я выглядела отчаявшейся, придя на свадьбу. И что я должна была понять, что он никогда не женился бы на мне.
— Сам понимаешь. Он просто пытался оправдать побег с моей лучшей подругой.
Я пыталась отстраниться от тех жестоких слов, но даже вспоминать его обвинения было сравнимо с попаданием соли на рану.
Неужели я была в отчаянии? Неужели я пропустила знаки? Правда, я никогда не думала, что Мэтт или Карен способны на подобный обман, на отсутствие преданности. Мне казалось, что они любили меня. Ошибиться сильнее было сложно.
— Типичный трус. Хотел свои проблемы перевести с больной головы на здоровую.
— Мне все равно, — солгала я. — Меня больше беспокоит Генри.
Сейчас мне только и оставалось, что сосредоточиться на будущем. Все, что я могла сделать, это двигаться дальше, беречь свое сердце и не повторять ту же ошибку снова. Моей целью было сосредоточиться на работе.
— Он мог бы подписать бумаги, если бы ты не пошел меня выручать.
— Возможно. Но, похоже, ему важно сохранить фамилию Дауни для здания.
Я была так поглощена собственной драмой, что мы совсем не обсудили разговор Бека и Генри.
— В каком смысле?
— Назвать так корпус, или вестибюль, или еще чего-нибудь.
— Полагаю, что учитывая твое прошлое, это большое и жирное нет.
Он резко повернул голову.
— Да. Именно так.
— Я понимаю, — сказала я. Он рассматривал это строительство как своего рода терапию. Необходимость сохранить имя Дауни могла ее испортить. Но все же, это казалось небольшой ценой. — Ты должен спросить себя, готов ли ты от всего отказаться, если это станет камнем преткновения для Генри.
— Мне нужно принять душ, давай поговорим там, — предложил он.
Я попыталась вспомнить наши с Мэттом отношения. Мы когда-нибудь разговаривали в ванной? Жизнь всегда была такой насыщенной, что я не могла вспомнить, когда мы в последний раз нормально разговаривали.
— По-твоему, я веду себя по-идиотски из-за этого? Рублю с плеча?
— Я этого не говорила, — заметила я.
Бек продолжал раздеваться с открытой дверью ванной. Каким же самоуверенным он был! Мы были знакомы всего несколько недель, но я знала его тело лучше, чем свое собственное. Маленький шрам на его челюсти, который я не могла разглядеть, пока не оказалась всего в нескольких сантиметрах от его лица — результат падения и удара о камни во время поездки. Ямочки прямо над его ягодицами были причиной, по которой мне нравилось наблюдать с кровати, как он обнаженный дефилировал по номеру. Его руки были в два раза больше моих, они обнимали мою талию, бедра, груди, как будто так и должно быть. Мне будет не хватать всего этого.
Я буду скучать по нему.
— Не говорила, но по легкому подергиванию твоего рта и тому, что ты отворачиваешься, я сделал вывод, что ты не согласна. Скажи, что ты думаешь, Стелла. Я хочу это услышать.
Мы были знакомы всего нечего, но во многих отношениях он знал меня лучше, чем некоторые из моих самых старых друзей.
— Судя по всему, ты собираешься рубить с плеча.
— Я, да будет известно, так часто поступал, — признался он.
— Ну, я не из тех, кто умеет спорить. Даже Флоренс уговорила меня приехать на эту свадьбу.
— И я понимаю, почему ты не хотела ехать. Поступок Мэтта и Карен отвратителен.
— А я понимаю, почему ты не хочешь, чтобы имя Дауни висело на твоем комплексе.
Он вошел в душ, но смотрел на меня.
— Никогда не позволяй парню говорить тебе, что ты не гребаный приз, Стелла.
Он сказал это так, словно считал, что я — лучшее, что когда-либо могло случиться с мужчиной, а от его взгляда при этом кожу стало покалывать.
— Означает ли это, что ты примешь условие Генри?
Он вздохнул, как будто ситуация была невероятной.
— А что бы ты сделала на моем месте?
— Неправильный вопрос, — хмыкнула я. — Тебе надо прикинуть, что сделал бы Уоррен Баффет или Джефф Безос.
— Ты хочешь, чтобы я не вмешивал чувства?
— На самом деле, нет. Я думаю, что если твоя цель — это заключить выгодную сделку, то соглашайся на условия Генри. Именно так поступили бы Уоррен или Джефф.
— Конечно, я хочу заключить выгодную сделку, — сказал он.
Отчасти это было правдой, но были и другие причины, по которым он хотел получить здание Дауни.
— Или ты хочешь похоронить призраков? — продолжила я. — Если это так, то покупка этого здания с сохранением названия не удовлетворит тебя так, как тебе оно нужно.
— То есть, надо отказаться?
Я отрицательно покачала головой.
— Я говорю, что надо решить, что для тебя важнее: оставить прошлое в прошлом или отказаться от здания. Если Генри настаивает на сохранении названия в честь твоего отца, тогда, возможно, тебе стоит уйти.
Бек вышел из душа, а я проковыляла обратно в спальню и быстро оделась в юбку под закос Zara и блузку от Prada.
— Ты права, это не только победа, — сказал Бек, вытираясь полотенцем. — Здесь большее, чем заключение сделки. Я не смогу спокойно жить, если часть здания будет носить фамилию отца. Я хочу двигаться вперед.
Я разделяла его желание, и не могла отделаться от мысли, что только что выстрелила себе в ногу. Если Бек не купит здание Дауни, то с чем останусь я? С паршивой работой, которую ненавидела, и с квартирой, которую делила с Мэттом.
— Тогда, полагаю, у тебя есть ответ, — подытожила я.
— Может быть, — ответил он. — Если, конечно, я не смогу убедить Генри отказаться от названия. Стоит попробовать еще раз.
— Надеюсь, ты увидишь его сегодня на церемонии.
Бек натянул брюки и снял рубашку с вешалки в шкафу.
— И тогда это закончиться, — добавила я.
После сегодняшнего дня я смогу жить дальше. Первая глава моей жизни, которая, как я думала, будет длиться всю книгу, будет закончена. Но поскольку Бек находился в подвешенном состоянии со зданием Дауни, я понятия не имела, что меня ждет.
Бек схватил свой чемодан, потянулся к кровати за футболкой и натянул ее через голову.
— Давай собираться, — сказал он.
— Сейчас? — Я взглянула на часы. — Мы не можем опоздать на церемонию.
Собрать вещи можно было бы позже. Я ни за что не опоздаю в церковь, рискуя садиться на скамью под всеобщее внимание.
— Нет, давай поедем сегодня. Сейчас. У меня есть контакты Генри. Позвоню ему. Напишу.
Мое сердце заколотилось, волнение и облегчение смешались внизу живота. Хоть мысль о том, что мне предстояло смотреть как Мэтт и Карен давали обеты друг другу, больше не вызывала тошноты (как было в начале недели), это точно не было желанием в моем списке.
— Не лучше ли поговорить с ним с глазу на глаз?
— Думаю, мне нужно дать ему переварить информацию. — Бек вытащил свою одежду из шкафа и бросил ее в чемодан. — Если только ты не хочешь пойти туда по какой-то другой причине? Завершение или что-то еще?
— Это последнее место, где я хочу быть.
— Тогда, снимай свои сексуальные туфли и собирайся. — Он схватил свой телефон с прикроватной тумбочки, а я камнем упала на матрас. — Я собираюсь договориться насчет самолета, но если ты хочешь остаться, то мы останемся.
Волновало ли меня, что на церемонии не окажется двух человек? Люди, вероятно, решат, что я не смогла этого вынести, и они не ошибутся. Меня бы здесь вообще не было, если бы не Бек и не работа дизайнера. Если Бек предлагал мне бесплатный пропуск на выход из тюрьмы, почему бы мне его не принять?
— Ты уверен? Точно достаточно сблизился с Генри?
— Я думаю, нам обоим нужно бежать прямо сейчас.
— Если ты уверен, то...
— Стелла, ты как будто ждешь, что я передумаю. Уход может стать толчком, который нужен Генри. — Он поднял трубку. — Слово за тобой.
Я не хотела оставаться здесь. Не хотела смотреть, как Мэтт женится на Карен. Я хотела оказаться в воздухе на обратном пути в Лондон. Я не была уверена, что хотела вернуться в квартиру, которую мы делили с Мэттом, или на работу, на которую пришлось ходить, чтобы оплачивать ипотеку, но я знала, что находиться здесь было худшим вариантом.
— Погнали отсюда.
Когда адреналин растекся по моим венам, я вскочила и начала снимать свой наряд для свадьбы, осматривая комнату в поисках джинсов.
— Мы действительно это делаем? Это кажется каким-то неправильным.
— Джо, — сказал в трубку Бек, — сегодня мне понадобится самолет. Мы собираемся покинуть отель примерно через десять минут, так что через полчаса будем на аэродроме. — Затем закончил вызов и повернулся ко мне. — Да, мы это делаем. Пора бы тебе делать то, что лучше для тебя, а не то, что лучше для Мэтта, твоих друзей и даже меня. — Он улыбнулся и притянул меня к себе, поцеловав в макушку. — Самое время.

ГЛАВА 31

Стелла

Из заднего окна машины я наблюдала, как отель исчезал в шотландской серости. Я должна была убедиться, что мы покинули это место.
— Я как будто оставляю прошлое позади, — сказала я. — Буквально. Образно. Все осталось там.
— Тебя это устраивает? — поинтересовался Бек.
Я повернула голову в сторону лобового стекла.
— Это облегчение. Что сделала это. И что не пришлось идти на церемонию. Сомневаюсь, что когда-нибудь увижу Мэтта и Карен снова.
— А Флоренс и Горди?
— Конечно. Флоренс удивительная. — Бек молчал. — Она хорошая подруга, — добавила я. — Не знаю, что бы я без нее делала.
Он пожал плечами.
Это было странно, потому что я узнала Бека достаточно хорошо, чтобы понимать, что его равнодушие было напускным. Он не соглашался со мной, но сдерживал себя, чтобы не высказать этого.
— Тебе не нравится Флоренс?
Бек постучал большими пальцами по рулю.
— Мне не нравится, что она все еще дружит с Карен.
Я потянулась к его руке. Так мило, что это его волновало, но он ошибался насчет Флоренс.
— Флоренс не дружит с Карен.
— Она пришла на свадьбу. Честно говоря, я не очень хорошо знаю Горди, но он кажется хорошим парнем. Я не понимаю, почему он не настоял на своем и не отказался приезжать.
Мне пришлось подавить смешок.
— Настоял на своем? Хотела бы я посмотреть, как он будет указывать Флоренс, что делать. Но к твоему сведению, Флоренс обещала приехать в Шотландию, только если поеду я. Она не хотела, чтобы я проходила через это в одиночку. И она бы не приехала, если бы я не нуждалась в ней здесь.
Бек глубоко и медленно вздохнул.
— Хорошо, — сказал он. — Теперь смысла больше. И Горди просто согласился с планом?
— Он сделает все, лишь бы Флоренс была счастливой. Теперь можешь перестать их осуждать. Хотя мне приятно, что ты меня защищаешь.
— Для меня важен характер человека. И ты это знаешь.
Во многих отношениях я многое знала о Беке, учитывая то короткое время, что мы провели в обществе друг друга. Но в свете последних событий я поняла, что лучше не предполагать, что я кого-то знала. После разговора с Мэттом моя неуверенность в собственных суждениях о людях достигла критической отметки.
— Никак не могу понять, почему ты так долго встречалась с Мэттом или дружила с Карен. По тому, что я видел, эти двое заслуживают друг друга. Ни один из них не заслуживает такого друга, как ты.
Смотреть на происходящее со стороны гораздо проще, глаз сразу цепляется за неправильные вещи. Но когда находишься в центре событий, не заметить это очень легко.
— Никто никогда не виноват на все сто процентов, — ответила я.
Мы свернули на главную дорогу и набрали скорость.
— Если этот мудак успешно заставил тебя почувствовать себя виноватой из-за того, что он ушел к твоей лучшей подруге, то...
— Нет, дело не в этом. Просто когда ты находишься в отношениях, главной целью становиться чувствовать себя счастливыми, а это означает идти на компромиссы и принять, что ты не можешь быть все время прав.
— Поэтому вы с Мэттом были вместе?
Я не уверена, что вообще понимала, что двигало Мэттом, отчего чувствовала себя еще более глупо. Я слепо плелась вперед, ожидая, что все на свете добры и что в какой-то момент мне будет даровано счастливое будущее.
— В наших отношениях подобное не наблюдалось за Мэттом, — сказала я. — Но это не значит, что мои намерения не были благими.
— В этом все и дело, верно? У тебя были хорошие намерения, а ему было насрать.
Мэтт заботился обо мне. Наверное.
— Мы были счастливы долгое время.
— А когда ты перестала быть счастливой, ты ушла?
Мой желудок скрутило. Я не переставала быть счастливой. Даже когда он покончил с нами, я любила его и думала, что все наладиться.
Я была такой дурой.
Даже быстро взглянув, становилось ясно, что наши отношения с Мэттом были далеки от совершенства. Оглядываясь назад, я поняла, что он был властным, требовательным и более-чем-немного снобом.
Бек был прав. Я видела то, что хотела видеть: игнорировала плохое и создавала хорошее в наших отношениях. Я смотрела на мир в розовых очках.
Теперь я боялась, что мое искаженное зрение не ограничивалось Мэттом и Карен, что я не способна видеть реальность. В Беке я тоже просто хотела видеть только хорошее? То, что происходило между нами, казалось реальным, что он готов сделать для меня все, что угодно. Но я и раньше ошибалась.
— Я не оглядываюсь назад, а концентрируюсь на будущем. На проекте в Мейфэре.
— Если мы туда доберёмся, — заметил Бек.
— Ты справишься.
Он ухмыльнулся и взял меня за руку, переплетая наши пальцы. Было ли это просто притворством?
— Спасибо за доверие. Но я уже решил. Мне нужно это здание без сохранения названия или вообще не нужно.
В этот момент по Bluetooth раздался звонок, и вспыхнуло имя Генри. Он должен был присутствовать на церемонии.
— Генри, — ответил на вызов Бек.
— Если у вас есть хоть капля здравого смысла, то вы увезли прекрасную Стеллу с этого парада лицемерия. Девочка не должна там находиться.
— Согласен. Мы как раз направляемся в аэропорт и собираемся вернуться в Лондон.
— Очень хорошо, — выдохнул он. — Я позвонил, потому что мы не закончили наш разговор в Форт-Уильямсе.
Бек откашлялся.
— Да, извините за это. Я...
— Не нужно извиняться. Вы поступили совершенно правильно, — успокоил Генри. — Благодаря этому я задумался о семье и верности. Слишком много Дауни не проявили той силы характера, какую показали вы, вмешавшись в конфликт между дорогой Стеллой и Мэттом. Между нами говоря, кузен, от которого я унаследовал эту недвижимость, был не самым лучшим человеком. Пожалуй, фамилия Уайлд заслуживает того, чтобы быть единственной в вашем проекте.
Я сжала руки в кулаки, надеясь, что это поможет сдержать восторженные визги, готовые вырваться наружу.
— Я благодарен вам. — Бек одарил меня улыбкой и взглядом человека, который знал, что такое победа.
— Я правильно понял, тысяча четыреста пятьдесят за квадратный фут? — уточнил Генри.
— Совершенно верно, — ответил Бек.
Сумма казалась огромной, но Бек сказал, что это справедливая цена. После некоторых исследований я поняла, что если хорошо выполню свою работу, то все траты окупятся.
— Если вы согласитесь на полторы тысячи, то я готов подписать документы, — сказал Генри.
— Если мы оформим документы к четвергу, то я готов заплатить эту цену.
— Тогда предлагаю развести огонь между нашими адвокатами, — усмехнулся Генри. — И приходите со Стеллой на ужин в субботу, чтобы отпраздновать это событие.
Бек повернулся ко мне, и я, не задумываясь, с энтузиазмом кивнула. Генри не мог дать согласие в еще более подходящее время. Теперь я с нетерпением буду ждать, когда смогу приступить к работе.
— Мы придем, — сказал Бек. — Не смею вас больше задерживать, свяжусь с вашими адвокатами. Наслаждайтесь свадьбой, сэр.
— Ты получил свое здание, — улыбнулась я Беку. — Я знала, что у тебя все получится.
— А ты получила проект, — ответил он.
— Мое будущее.
Он протянул руку и приобнял мое лицо, проведя большим пальцем по моей скуле.
— Мы должны отпраздновать это, когда вернемся в Лондон.
Мое сердце ухнуло в пятки. Я намеренно не позволяла себе думать о нас с Беком по ту сторону шотландской границы. Но до возвращения в Англию нам оставалось около часа.
Если он предлагал свидание, то я не знала, как поступить — Мэтт научил меня беречь свое сердце.
— Мы же договорились отметить с Генри, — напомнила я.
— Да, но я хотел бы отпраздновать только с тобой.
Он устранил все сомнения, отчего в ушах зазвенело. Я не знала, что стало этому причиной: страх или сомнение.
— Это определенно стоит отпраздновать, — согласилась я.
Заключение сделки Беком было праздником.
Противостояние Карен было чем-то вроде праздника.
Побег со свадьбы казался праздником.
В моей жизни было много хорошего, за что я могла бы поднять бокал. Но делать это с Беком?
Была ли я достаточно храброй, чтобы доверять себе? Возможно ли, что я стала видеть, как обстояли дела на самом деле, а не как мне хотелось бы?
Последняя неделя с Беком прошла замечательно. Но мы оба жили во лжи. Точно так же, как делали мы с Мэттом. Ну, в этот раз я хотя бы знала об обмане. Но происходящее все еще было запутанным и сложным.
Мэтт, показав мне, как отличается реальность от той жизни, которую я себе представляла, вытащил ковер из-под моих ног. Теперь мне нужно было отряхнуться и снова научиться ходить.
— Ты хочешь притвориться, что мы встречаемся, за ужином с Генри? — спросила я.
Мы не обсуждали дальнейший план. Мы делали вид, что встречаемся, и спали вместе. Но можно ли сказать, что мы пара сейчас?
Бек бросил на меня взгляд, его глаза сузились.
— Ты притворяешься? Прошлой ночью в постели мне так не показалось. — Широкая улыбка искривила его губы. — Или сегодня утром в душе или...
— Ладно, я поняла. Просто, знаешь, Шотландия была такой... Шотландией.
— Я не знаю, что означает Шотландия была Шотландией.
Я сама не понимала, что плела. Дело в том, что мы не обсуждали встречи в реальной жизни. Наверное, именно этим мы сейчас и занимались — решали, что будет по возвращению в Лондон.
— Ты хочешь все закончить, когда мы вернемся? — он задал вопрос, и его голос прозвучал немного холоднее и отстраненнее, чем несколько секунд назад.
Я прикусила внутреннюю сторону щеки. Хотела ли я?
Мне нравился Бек. Мне очень нравилось заниматься сексом с Беком. Он был забавным. И милым, даже когда был серьезен.
Он спас меня от Мэтта и предложил не присутствовать на сегодняшней церемонии.
Бек казался хорошим парнем. Но и Мэтт тоже.
Мне нужно было выяснить, есть ли у меня какой-то врожденный порок, из-за которого я видела в людях только хорошее.
Флоренс часто говорила мне, что Мэтт вел себя как эгоист и, что я все время шла ему на уступки, но я этого не видела.
Мне нужно было время, чтобы все обдумать. Или поработать над своими инстинктами. Мне нужно было исправить свою сломанную часть, которая показывала вещи не такими, какими они были на самом деле.
Чего мне не хотелось, так это прыгать из огня да в полымя.
Внизу живота сжалось, когда я поняла, что строить отношения с Беком было, вероятно, ужасной идеей. История показала, что мои инстинкты находились в отключенном состоянии. Если это кажется правильным, значит, это неправильно. Конечно, он меня поймет, когда подумает об этом.
— Мы будем работать вместе. Может быть, это не очень хорошая идея, смешивать бизнес... — Я не была уверена, что он понял. Еще я наполовину надеялась, что он согласится, наполовину — что он начнет меня уговаривать. Что, безусловно, ему бы удалось. — Ну, понимаешь, секс?
Бек отвернулся от меня и уставился прямо перед собой.
— Ладно, будем профессионалами.
И это все?
Я ожидала, что он представит контраргумент. Предполагала, что мне придется, по крайней мере, бороться. Я видела Бека в действии. Когда ему что-то было нужно, он ни перед чем не останавливался.
Похоже, он не хотел меня. Настолько сильно.
Наверное, мои суждения не были такими уж и неверными. Мои сомнения относительно него были вполне обоснованы.

ГЛАВА 32

Бек

Я хотел сосредоточиться на работе, но с тех пор, как покинул Шотландию, мой мозг словно погрузился в черный туман, из которого я никак не мог выбраться. Прошло всего несколько дней, но казалось, будто пролетели недели... месяцы.
Я побарабанил пальцами по черному блестящему столу, другой рукой держа стеклянный стакан.
— Это что, вода? — хмыкнул Декстер, стоило ему оказаться рядом и морщась так, будто я пил аккумуляторную кислоту.
— С долькой лайма. Что-то не так?
Алкоголь был последним, что мне было нужно. Мне была нужна ясная голова.
Декс повесил пиджак на спинку стула и кивнул бармену.
— Откуда взялось такое настроение?
— Отвали, с моим настроением все в порядке, — огрызнулся я.
— Как скажешь, — успокоил он, откинувшись на спинку стула и поблагодарив бармена, который поставил перед ним бокал виски.
— Ты полный кретин, раз платишь за это место. — Никогда не понимал, почему люди платят за членство, чтобы попасть туда, что, по сути, являлось баром и рестораном. Я оглядел клуб Декстера: на потолке отражался наш стол, из темного круга которого, словно солнце, рассеивались лучи. — Таких баров в Лондоне тысяча.
Что было не совсем правдой. Место было хорошим, но далеко не скромным.
— Оке-е-ей, — протянул Декстер. — Ты собираешься рассказать мне, почему выглядишь так, будто у тебя только что умерла собака?
— Все со мной в порядке. Просто долго тебя ждал.
Я не мог сосредоточиться на работе, что было на меня не похоже, поэтому отправился в спортзал, а потом прямиком сюда. Я надеялся, что физические упражнения прояснят мою голову, но ничего не помогало. Я мог думать только о Стелле. Где она была? Что она делала? О чем она думала? С кем она была?
— А еще ты не флиртуешь с официантками, что означает, что ты либо потерял кучу денег, либо не добился своего в чем-то важном. Что произошло? — допытывался он.
Господи, неужели этот парень возомнил себя моим психотерапевтом?
— Ни то, ни другое, мадам Зельда. Перестань пытаться прочитать мои мысли, предсказать судьбу или что там еще.
— Ну и как тебе Шотландия?
Мы играли в двадцать вопросов?
— Нужно ли заполнить для тебя анкету о моей жизни? — съязвил я.
Декстер расхохотался.
— Судя по всему, у тебя месячные.
— Не будь сексистом, ублюдок, — рявкнул я. Обычно это было моей ролью.
Декстер раздражал меня сегодня вечером. Сегодня меня все раздражало.
— Ах, прости, я и забыл, что ты — оплот политкорректности.
— Не быть мудаком — это не быть политкорректным, это значит не быть мудаком.
Декстер приподнял брови.
— Вполне справедливо. Значит, у тебя нет месячных, потому что ты не женщина, не то чтобы быть женщиной — это плохо, а месячные — это здорово, но серьезно, приятель, какого хрена с тобой происходит?
Я откинулся на спинку стула.
— Просто у меня кое-что на уме, вот и все.
За стойкой хостесс Тристан болтал с кем-то из персонала.
— Этот парень явно хочет потрахаться, — заметил Декстер.
— Угу, — промычал я, когда Тристан подошел к нашему столику.
— Там Кристи, — пояснил он. — Горячая, правда?
— Это не значит, что ты должен ее трахать, — сказал Декстер тоном, как будто объяснял четырехлетнему ребенку не подходить к огню.
— Это не значит, что я не должен ее трахать.
У Тристана сейчас был какой-то трудный период. Правда, этот этап длился около пяти лет.
— Неужели сегодня только мы трое? — удивился он.
— Габриэль может присоединиться к нам позже, он работает допоздна, — сказал Декстер.
— Как Шотландия? — спросил Тристан. — Здание твое?
Я вздохнул. Это должно было стать победой, но таковой не ощущалось. Возможно, все измениться, когда документы будут подписаны.
— Цена согласована. Все вопросы улажены. Теперь жду подписи на контракте.
— Ух ты, отличные новости... не так ли? — уточнил Тристан.
— Так ли! — рявкнул я. Без Стеллы здание Дауни не казалось таким уж важным.
— Его собака умерла, — вставил Декстер, пытаясь объяснить, почему выражение моего лица не соответствовало новостям о том, что сделка, которую я так долго ждал и над которой так усердно работал, наконец-то состоится.
— С моей собакой все в порядке. — Я покачал головой. О чем я вообще? — У меня нет гребаной собаки. Никто не умер. Никто не болен. Я просто... занят.
Я не упустил взгляд, который Тристан бросил на Декстера, явно сообщая ему, что я балансировал на грани нервного срыва. Может быть, так и было.
— Занят? — переспросил Тристан.
— Типа того. Много работы и все такое. Да еще и Декстер вел себя как придурок и раздражал меня.
— Очевидно, я сексист, — пояснил Декстер.
— Это само собой, — согласился Тристан. — Но это не новость. — Он сделал глоток напитка, который только что перед ним поставили. Очевидно, флирт с хостесс не сводился только к получению ее номера телефона. — В Шотландии все сработало. С работой все в порядке. Ни одна собака не умерла. Как там Стелла?
Мать его за ногу. Временами я ненавидел Тристана. Он настоящий сыщик. Почему он все еще был членом нашего клуба?
— Нормально. — Декстер и Тристан одновременно втянули воздух. — Что? — спросил я.
— Его плохое настроение связано со Стеллой, — подытожил Декстер.
— Не говори глупостей. — Если бы я только мог перестать думать о ней, все вернулось бы на круги своя.
— Ага, это определенно связано со Стеллой. Она дала плохую оценку твоей очень слабой игре? — спросил Тристан.
— Не слабая у меня игра. И плохой оценки она не давала.
Я мысленно застонал. Я только что помахал перед ними красной тряпкой.
— А-а-а-а, — протянули они хором.
— Судя по выражению лица висельника, его проблемы связаны с женщиной, — сказал Тристан. — Не то чтобы я когда-нибудь видел его на Беке. Это интересно.
У меня не было проблем с женщинами. Мы со Стеллой не встречались. Мы даже не разговаривали.
— Ты с ней переспал, а что случилось потом? — доставал меня Декстер.
— Ничего. Не хочу об этом говорить.
— Появилось то, о чем ты не хочешь говорить, — хмыкнул Тристан. Он действительно действовал мне на нервы.
— Заткнись, — гаркнул я.
— Вам двоим следует остановиться, пока не дошло до драки, — попросил Декстер. — Но серьезно, что у вас произошло со Стеллой? Я никогда не видел тебя таким. Ты ерничаешь и раздражаешься. Мы смеемся не над тобой, мы смеемся вместе с тобой.
— Я смеюсь над ним, — вставил Тристан. — Но ты можешь взять номерок Кристи, если это поможет.
Мне нужно было уйти, иначе мы с Тристаном набьем друг другу физиономии. Может, я и был в плохом настроении, но он был неестественно веселым.
— Заткнись, Тристан, — гаркнул Декстер.
— Прости, — пробормотал он, затем провел рукой по лицу. — Я вел себя как придурок. Расскажи нам, что случилось?
— Ничего не случилось. Просто... — Просто я не был уверен, когда все пошло не так. — Я предложил ей отпраздновать удачную сделку, но она не казалась заинтересованной. Сказала, что нам лучше не переступать черту. Все.
Я ничего не понимал. Мы провели невероятную неделю. Удивительную неделю. Почему она не захотела отметить? Ну и пофиг.
— Она тебе нравится, Бек, — заявил Декстер. — Я не совсем понимаю, что такого витает в шотландском воздухе, но теперь ты думаешь о женщине.
— Я вовсе не думаю. — Просто был немного раздражен ее поведением.
— Обычно тебя не волнует чужое мнение, но мысли Стеллы, очевидно, имеют значение, — продолжил Декстер. — Если тебе от этого станет легче, я думаю, она великолепна. Хорошо держалась, и еще она очень горячая, да, Тристан?
— Я бы ее трахнул, — ответил Тристан.
— Эй, — предупредил я. Мне не нравилось, что Тристан думал о Стелле в подобном ключе.
— Ну, неудивительно, что такое сказал Тристан. Было бы удивительно, если бы он не хотел ей вдуть, — хмыкнул Декстер.
— То же верно, — согласился я. — В общем, даже если она мне и нравилась, чего я не утверждаю, мы не разговаривали с тех пор, как вернулись.
Тристан закатил глаза.
— Настойчивость окупается. Посмотри на меня и Кристи. Я три месяца угробил, чтобы раздобыть ее номерок. Тебе просто стоит как следует поработать.
— Я не работаю над тем, чтобы заполучить женщину, — хмурюсь я.
— Иногда это того стоит, — заметил Декстер. — Ты же не хочешь ни о чем сожалеть? И судя по твоему настроению, Стелла для тебя важна.
— Она мне нравилась. Конец истории.
А еще мне казалось, что я нравился ей. И я думал, что так оно и было. Думал, что мы на одной волне.
— Конец истории? — переспросил Тристан. — Я никогда не слышал, чтобы ты признавался, что женщина тебе нравится. Ты вообще редко даже упоминал женщину.
Тристан преувеличивал. Как обычно.
— Я просто не понимаю. Мы отлично провели время. Я неправильно понял ситуацию?
— Судя по нашему телефонному разговору из Шотландии, ее очень серьезный парень женился на ее лучшей подруге. Поэтому Стелла какое-то время, вероятно, будет считать, что ее все хотят обмануть. Подобная хрень не проходит бесследно.
Я глубоко вздохнул и попытался осмыслить то, что сказал Декстер. Хоть Стелла никак не выдавала себя, но мой друг был прав. Наверное, ей было нелегко смотреть, как Мэтт и Карен изображали счастливую пару, даже если Стелла считала Мэтта говнюком.
— Ну да, это я понимаю. — Должно быть, она посчитала, что мне тоже нельзя доверять. — Но я не собираюсь тратить свою энергию на женщину, которая была счастлива уйти.
— Она придет в себя. Стелла - умная девушка, — сказал Декстер.
— И забавная, — встрял Тристан. — Раз уж она тебе не нужна, то можешь дать мне ее номер?
Господи, как же Тристан сегодня действовал мне на нервы!
— Да что с тобой такое? Ты не можешь найти себе женщину, поэтому прицепился к моей?
Он пристально посмотрел на меня.
— Твоей женщине? Звучит серьезно. Разберись с этим. Потому что если не я, то какой-нибудь другой парень опередит тебя, и ты навечно останешься с таким дерьмовым настроением.
Меня зазнобило. Тристан был прав — какой-нибудь другой парень обязательно положит на нее глаз. Стелла была гребаным призом. Тот же самый водоворот страха, который я испытывал, когда думал, что мне придется отказаться от проекта в Мейфэре, завихрился в животе, только на этот раз он был острее, настойчивее и сильнее.
— Да, но тут уже ничего не поделаешь. Она меня не хочет. Это конец.
Уголки губ Декстера поползли вверх.
— Она, скорее всего, боится. Но это не значит, что она не хочет тебя. Ты ведь понимаешь?
Декстер сам, как обычно, ничего не понял. Она не хотела меня. Может и была причина, но все сводилось к одному.
Декстер допил виски.
— Тристан, не принесешь мне еще выпить?
— Это делают официанты. К твоему сведению, я не официантка, — ответил он, не отрывая взгляда от телефона.
— Ладно, — Декстер вздохнул. — Может ты свалишь на несколько минут, чтобы я мог поговорить с Беком наедине?
Тристан поднял голову и усмехнулся.
— Так бы сразу и сказал.
Он выскользнул из кабинки и направился к Кристи.
Я откинулся назад, приготовившись получить от Декстера выволочку. За последние несколько лет он через многое прошел. Потерял родителей. Разгребал дерьмо за братом. Построил свой бизнес с нуля. Но он всегда сохранял ясную голову, чем я восхищался. Он ни на секунду не сомневался в своей судьбе.
— Не хотел лезть к тебе в душу, — начал он, — но ты не думал, что не можешь сблизиться с людьми из-за того, что случилось с твоим биологическим отцом?
Вот вам и свидетельство того, насколько хорошо Декстер знал меня. Он никогда не называл мужчину, от которого забеременела моя мама, моим папой или просто моим отцом.
— По-твоему, я не сближаюсь с людьми, потому что не знал своего биологического отца?
— От тебя отказались до момента твоего рождения, что неизбежно на тебе сказалось.
— Я не так наивен, как ты думаешь, — отмахнулся я. — Это определенно на меня повлияло. Я только что провел бог знает сколько времени, чтобы заполучить собственность Дауни.
— Мне бы не хотелось, чтобы из-за этого ты упустил кого-то, кто мог бы сделать тебя счастливым, — сказал он.
Что конкретно хотел сказать Декстер я не понял, но он привлек мое внимание.
— Твой биологический отец был засранцем, — продолжил он.
— Угу, — согласился я. — Но какое это имеет отношение к Стелле?
— Стелла бежит, потому что ей страшно. Не потому, что она коза.
— Я и не думал, что она коза.
Я думал, что она замечательная. Особенная. Такая, о которых слагали стихи и любовные сонаты.
— Иногда приходится гоняться за тем, что действительно важно.
Стелле нечего было бояться со мной. Она знала это. Декстер ошибался.
— Она меня не боится.
— А я, держу пари, что она боится, что ей причинят боль. Посмотри, через что она прошла. Дело не в том, что она отказывается от тебя, а в том, что она боится кого-то близко подпускать.
Декстер был прав. Я понимал, что Стелла будет сдержанно относиться к тому, чтобы снова начать с кем-то встречаться. Но я и не предлагал ей переезд!
— Я просто предложил выпить. Если она не заинтересована, тогда...
— Приятель, она заинтересована. Я увидел это еще в пабе.
— В пабе? Тогда мы едва знали друг друга.
— Поверь мне. Я знаю, как выглядит влюбленная женщина. И ты тоже был увлечен ею. Вы по-особенному смотрели друг на друга.
Декстер точно описал мои чувства — как будто мы со Стеллой были двумя сторонами одной медали. Но это чувство явно не было взаимным.
Я пожал плечами.
— Ты же меня знаешь. Из меня так себе парень.
— Ты сам знаешь, что я на это скажу, — предупредил он. — Из тебя был так себе парень, потому что тебе было плевать на женщин, с которыми ты проводил время.
— Итак, если твои теории верны, то Стелла — та самая женщина, и я должен за ней погоняться?
— Нет, ты должен торчать в пабе, пить литрами воду и размышлять, почему тебя бортанули.
Я схватил свой стакан, надеясь, что Декстер продолжит, но не желал просить его объяснять дальше.
— Я никогда не видел тебя в плохом настроении из-за того, что женщина отклонила твое приглашение на ужин или выпить.
Я не мог припомнить, чтобы такое вообще когда-нибудь происходило.
— Это случалось и раньше, но я уверен, что ты этого не помнишь, потому что раньше тебе было наплевать. Но со Стеллой все по-другому.
Я не хотел признавать, что он был прав, но Декстер был прав — она была другой. Стелла, казалось, понимала меня. Знала меня. Не только из-за того, что она знала, чем занималась моя мать и то, как я обожаю бифштексы. Она знала мою душу.
— Я не могу заставить ее встречаться со мной, Декстер. Она сказала нет.
— Она сама себе не доверяет. Не доверяет тебе. Ты должен ухаживать за ней. Продолжай показывать ей, что ты отличный мужчина, и она придет к тебе.
— Я не должен убеждать кого-то встречаться со мной.
Я видел, как Стелла со многим мирилась, чтобы сделать других людей счастливыми. Она должна была действительно хотеть меня. Выбрать быть со мной. Мне не хотелось ее уговаривать.
— Дело не в том, как она к тебе относится. Дело в ее отношении к миру. Будь парнем, который делает мир безопасным для нее. Если Стелла — твоя женщина, то твоя задача — дать ей то, что ей нужно. Она должна знать, что с тобой она в безопасности. Понимать, что ты не собираешься вытирать об нее ноги. И поверь мне, каждая женщина должна знать, что за нее стоит бороться. — Она определенно заслужила всего этого. — Если она важна для тебя так, как я думаю, — продолжил Декстер, — то не позволяй ничему встать у тебя на пути. Человек, который породил тебя, от тебя отвернулся, но Стелла делает не это. Она не отвергает тебя, она защищает себя.
Я позволил словам Декстера осесть в моем сознании. Когда я усердно работал, чтобы получить желаемое, чтобы доказать, чего я достоин.
Я постучал пальцем по краю своего стакана. А ведь я не стал бороться за Стеллу. Даже не объяснил ей свои мотивы. Декстер был прав — это потому, что боялся быть отвергнутым. Снова.
Мне не хотелось терять такого человека, как Стелла, только потому, что мне было страшно. Я не позволю своему прошлому влиять на мое будущее. Генри, продав мне здание Дауни, завершил эту главу в моей жизни.
И Стелла Лондон была в моем будущем. В этом я был уверен.

ГЛАВА 33

Стелла

Я собиралась многое доказать Беку Уайлду. Интерьеры проекта в Мейфэре должны были стать предметом разговоров всего Лондона. Они будут получать награды и заставлять людей шептаться на вечеринках о том, как все замечательно. Мне просто нужно было вдохновиться, найти компанию-поставщика и придумать что-то, чего еще не видели в Лондоне.
— Ты уже в третий раз зеваешь за последние семь минут, — заметила Флоренс, склонив голову набок, при этом уставившись на нижнюю часть стола. Магазин милых штучек на улице Мэрилебон Хай был одним из моих любимых. Здесь продавалось много антиквариата и новых вещей: мебель, предметы искусства, вазы, горшки, ковры. Это было похоже на посещение переполненного лондонского особняка, принадлежащего кому-то с отличным вкусом, но нехваткой места. — Почему ты такая уставшая? Бек не давал тебе спать?
— Думаю, мне придется несколько раз съездить за границу, — уклонилась от ее вопроса.
Я взяла неделю отпуска ради Шотландии, так что мой злобный босс ни за что не позволила бы мне взять еще один отпуск. Решить все с работой было следующим в списке дел, сразу после забыть о Беке, но раньше чем разобраться в своей жизни.
— Зачем? С Беком?
— За поставщиками. — Мне хотелось, чтобы она перестала его везде впутывать. — Если только я не выберу полностью британский интерьер. Превратить комплекс во что-то, что создавалось только местными жителями нашей страны. Неплохая идея.
Но будет ли тогда это достаточно роскошным? Мне нужна была какая-то фишка, а не только роскошь и богатство. Я собиралась сделать все возможное, чтобы произвести впечатление на Бека. Может быть, тогда он поймет, что упустил...
— Такое чувство, что в тебе снова появился задор, — сказала Флоренс. — Как думаешь, на прошлой неделе ты, наконец, получила завершение старых отношений?
Я плюхнулась на зеленый дамасский диван.
— Не уверена, что завершение — подходящее слово.
Присутствие Бека отвлекло мое внимание. Из него вышло великолепное отвлечение.
— Похоже, ты действительно двигаешься дальше. Надеюсь, ты сможешь восстановить свой бизнес, оставить этот подбор персонала и забыть о Мэтте и Карен. Особенно теперь, когда ты встречаешься с кем-то другим.
— Я ни с кем не встречаюсь, — выпалила я. — Бек и я... Ничего серьезного. Теперь мы снова в Лондоне, так что...
— Что? — охнула Флоренс, наконец-то оторвавшись от китайской чаши, и присоединилась ко мне на диване. — Что случилось? Вы оба, казалось, были так увлечены друг другом.
Я влюбилась в него. Слишком. Чересчур увлеклась сексом и тем, как он держал меня за руку, словно не хотел отпускать. Тем, как он смотрел на меня, когда думал, что я не видела. Наши отношения походили на медовый месяц, но потом нас резко выбросило домой, поэтому все это было аннулировано.
— Значит, мы хорошо сыграли.
Она толкнула меня локтем в бок.
— Да ладно, мы обе знаем, что это было нечто большее. Что случилось?
— Я просто поняла, что слишком доверчива. Мне нужно стать жестче. Предполагать худшее. Видеть вещи такими, какие они есть, а не такими, какими я хочу их видеть. — Я встала и начала осматривать комнату в поисках вдохновения.
— Стелла, что пошло не так?
— Ничего. Бек... я же его почти не знала. Но одно можно сказать наверняка. Я не собираюсь прыгать из огня да в полымя.
— Правильно, ни в какие пожары прыгать не стоит. Он положил конец вашим отношениям?
— Отношениям? У нас не было ничего, что могло бы закончиться. Была просто интрижка, чтобы скоротать время.
— То есть, он не предлагал встретиться в Лондоне? — уточнила она.
— Типо того. Ну, эм, можно сказать и так. — Я сглотнула, пытаясь избавиться от воспоминаний об испытанном разочаровании, когда он даже не попытался убедить меня, что у нас получиться совместить профессиональное и личное.
— Так что он сделал? — допытывалась она.
— Он говорил что-то о том, что следует отпраздновать покупку здания Дауни.
— Ага, и что же ты ответила?
— Ничего такого. Он не выглядел слишком воодушевленным. Я сказала что-то о том, что поскольку мы будем работать вместе, то следует не переходить за определенную черту.
— Он пригласил тебя, а ты сказала нет. — Флоренс закатила глаза и поднялась с дивана.
— Нет. Не я. Я... Когда Бек чего-то хочет, он этого добивается. Борется. Я не стала прыгать от счастья на его предложение встретиться и отметить что-то, но он тупо согласился и успокоился. Ему было все равно. Я просто открыла для него дверь на выход.
— Ты уверена? — спросила она. — Мне показалось, что он тобой очарован.
— Да, так же я думала о Мэтте. — Я пожала плечами. — Людям нельзя доверять. Нет, подожди... мужчинам нельзя доверять!
Когда она не ответила, я взглянула на нее. Она сморщила нос, словно кто-то заставил ее понюхать кислое молоко.
— Мы ведь подруги, верно? А подруги говорят друг другу, если ведут себя как идиотки, да? Так вот, Мэтту нельзя доверять. Он был засранцем. Но это не означает, что Бек такой же. Оставь уже Мэтта. Не позволяй ему разрушить твое будущее. Не позволяй ему забрать то, что есть у тебя и Бека.
Мое сердце заколотилось точно так же, как когда я думала, что облажалась на работе, или когда я нечаянно доводила другого человека до слез.
— Подожди, нет, — отмахнулась я. Дело было не во мне. — Бек не хотел меня видеть. Это было очевидно. Может, я и не ухватилась за его идею о праздновании, но его это, похоже, не тронуло. Нисколько. Я знаю, как он себя ведет, если хочет чего-то.
— Ты видела, как он выглядит, когда хочет купить дом, — спорила Флоренс. — А не когда он приглашает женщину на свидание. Людей с самым раздутым эго проще всего обидеть.
Мысль о том, что я раздавила эго Бека, казалась смехотворной.
— Я уверена, что многие женщины поцелуют его и помогут исцелить раненное самомнение.
— Может, но только не та, которая ему нужна, — ответила она.
Я сложила руки на груди и подошла к окну. Мне нужно было подумать, привести мысли в порядок.
— Я не хочу повторять ту же ошибку снова, — прошептала я, когда Флоренс подошла ко мне. — Я не хочу оказаться дурой, которая думает, что ее парень влюблен в нее, а потом последней узнает, что он собирается жениться на другой.
— Ты была не последней. Все думали, что вы с Мэттом поженитесь.
— Я не хочу неправильно читать знаки, думать, что Бек влюблен в меня, а потом выяснять, что это просто секс. Мне нужно двигаться дальше, чтобы история не повторилась.
— Все ясно. Бек появился в момент, когда ты еще не пережила...
— Шок. Предательство, боль. Я не могу пройти через это снова. Пора двигаться дальше, — сказала я, отстраняясь и решительно кивая.
— Это звучит прекрасно. И увидев вас вместе на прошлой неделе, я бы сказала, что Бек Уайлд — тот человек, с которым можно двигаться дальше.
Я закатила глаза.
— Просто потому, что я решила двигаться дальше, не значит, что я должна прыгать на первого попавшегося парня.
— Согласна. Но не убегай от парня, который может быть идеальным для тебя, потому что ты боишься. Понятно, что ты относишься к нему с подозрением, но если он тебе нравится, то стоит дать ему шанс.
— Для чего? Чтобы сидеть и ждать, когда он причинит мне боль? Мэтт был прав. Оглядываясь назад, я понимаю, что были признаки того, что он не думал о будущем со мной. Я не спрашивала себя, почему, черт возьми, он так много говорил о браке, но всегда при этом упоминал, что сейчас неподходящее время. Да я даже не давила, чтобы он поторопился делать мне предложение.
— Не мучай себя, оглядываясь назад. Только потому, что ты не заметила никаких так называемых признаков, не означает, что ты виновата.
— Мэтт не считал, что виноваты мы оба. Он сказал, что во всем виновата я.
— Ну, разумеется! Он избалованный, эгоистичный мальчишка, который не хочет отвечать за свои поступки.
— Но если бы я не была такой невежественной, то могла бы избежать боли.
Она склонила голову, как бы бросая мне вызов, при этом не произнося ни слова.
— Ладно, боль всегда сопровождает расставание, — сдалась я. — Но, по крайней мере, я бы не чувствовала себя такой идиоткой.
— Понимаю. Но единственный способ не рисковать — это не влюбляться снова. Бек, или кто бы это ни был, не даст железобетонную гарантию.
— Верно, — я согласилась. — Но в то же время, если прозвучат предупредительные сигналы...
— Твои предупредительные сигналы в данный момент находятся на спусковом курке.
Возможно, она была права. Возможно, я слишком остро отреагировала, но факт заключался в том, что Бек не вышибал мою входную дверь с криками, что отчаянно хотел со мной быть.
— Мне нужен мужчина, которому я действительно буду нужна. Который увидит во мне приз. Тот, кто захочет убедить меня, что мы должны быть вместе.
— Ты чувствуешь то же самое по отношению к Беку? Он действительно тебе нужен? Видишь его призом? Все зависит не только от Бека. Тебе нужно решить, чего ты сама хочешь. Может быть, тебе недостаточно, чтобы тебя просто любили. Клянусь, ты никогда не спрашивала себя, была ли ты счастлива с Мэттом. Ты всегда делала то, что хотел он. Ты всегда так сосредоточена на других, что не спрашиваешь себя, чего хочешь сама.
Уже не впервые кто-то описывал наши отношения в таком ключе.
— Я действительно любила Мэтта, — сказала я. — Я бы бросила его, если бы не любила.
— Неужели? — не поверила она. — Или ты просто к нему привыкла, не знала ничего лучшего и старалась извлечь из этого максимум пользы?
— Я хотела выйти за него замуж, — отчеканила я. Я бы не встречалась с кем-то семь лет, чтобы извлечь максимум пользы. Я считала, что нас ждало совместное будущее.
— Ты хотела выйти за него замуж или просто хотела следующей ступени?
— Я любила его, Флоренс.
Она вздохнула.
— Я знаю, что веду себя грубо. Я просто хочу, чтобы ты была счастлива. Следующий мужчина в твоей жизни должен быть настолько особенным, что ты не сможешь жить без него. Я не хочу, чтобы ты связалась с кем-то только потому, что кто-то тебя выбрал.
Может быть, мы с Мэттом и не были Антонием и Клеопатрой, но я была счастлива.
Я глубоко вздохнула, пытаясь вспомнить, каково было жить с Мэттом. Прошло всего несколько месяцев с нашего расставания, но воспоминания стали слишком туманными. Я была счастлива, но чего-то не хватало. Пребывание с Беком показало мне чего именно. Бек слушал меня, доверял мне, следовал моим советам. А я верила в него и думала, что он чувствовал то же самое.
— Не все с Мэттом было идеальным. И я, вероятно, просто соглашалась на все. Я хотела сделать его счастливым.
— Но что делает счастливой тебя, Стелла? — спросила она.
Я попыталась сдержать улыбку, представляя, как Бек замедлил ход под дождем, как взял меня за руку и увел от Мэтта, но не устраивал сцен, потому что обещал этого не делать. Представила его тело и то, что оно могло сделать с моим.
— Он мне действительно нравится, — тихо сказала я.
— Бек? — Флоренс уточнила.
— Я просто не понимаю, почему он не проявил настойчивость, — прошептала я. — Но, не смотря на то, что он мне нравится, что я его хочу и думаю, что он может сделать меня счастливой, я не могу быть с мужчиной, который не хочет меня настолько, чтобы побороться за меня.
— Я поняла. Но что-то мне подсказывает, что до тебя у Бека не было ничего подобного. Он, наверное, так же растерян, как и ты. Может быть, тебе нужно дать ему понять, что ты готова?
— Может быть, — ответила я. Теперь, когда я позволила себе думать о нем, мне не терпелось увидеть его.
— Разве вы не собирались поужинать с крестным отцом Карен? — спросила она меня.
Я молча кивнула. Ужин планировался на субботу. Осталось всего два дня.
— Может быть, это самое подходящее время, чтобы дать ему знать.
— Что знать? — спросила я.
— Что ты готова. Что ему нужно бороться.
Может быть, я слишком поспешила назвать наши отношения курортным романом? Потому что все казалось искренним. Я пыталась убедить себя, что не подходила ему, но чем дольше я была без него, тем сильнее не могла избавиться от чувства, что он тот, с кем я должна быть.

ГЛАВА 34

Стелла

Стуча в дверь своего босса, я не могла решить, была ли я самой большой идиоткой на свете или обычной дурой, которая гналась за своими мечтами.
— В чем дело? — гаркнула она, и я открыла дверь. — Что теперь, Стелла? У меня куча дел, и если ты не выполнила план в этом месяце, то и у тебя тоже.
По крайней мере, она не превратилась в милашку, иначе мне было бы немного не по себе. Интересно, всегда ли она была стервой или эта ужасная работа сделала ее такой?
— Я не отниму у вас много времени. Я просто хотела передать вам это лично.
Живот скрутило от нервов, когда я положила бумажный лист на ее стол. Я поступала правильно, я знала это. Пришло время для прыжка веры.
— Что это? — спросила она, как будто я только что передала ей лопату с дерьмом.
— Заявление на увольнение. Дайте мне знать, если хотите, чтобы я отработала какое-то время.
Мгновенно я почувствовала, будто кто-то привязал воздушные шары к моему телу, и я стала на десять тонн легче. Я повернулась и направилась к выходу.
— Увольнение? О чем, черт возьми, ты говоришь?
У двери я обернулась и улыбнулась.
— Я ухожу.
Быть консультантом по персоналу — не мое.
— Куда переходишь? К Уитмен и Джонс? Они полные ублюдки, чтобы работать...
— У меня пока нет работы. Я собираюсь заняться собственным бизнесом, связанным с дизайном.
— Ты не нашла место? — Она поднялась на ноги и навалилась на стол. Будь я к ней чуть ближе, то испугалась бы, что она набросится на меня. — Разве тебе не надо платить по счетам?
Оплачивать ипотеку больше не было верхом моих мечтаний, я хотела быть счастливой.
— Я выставила квартиру на продажу. — Я не хотела жить в месте, куда мы с Мэттом переехали вместе, и продолжать находиться в окружении нарушенных обещаний и отвратительного вкуса. — Риэлтор сказал, что к концу недели мне найдут покупателя.
Я планировала использовать полученные средства на жизнь, пока не подниму свой бизнес на ноги. Если это займет больше времени, чем хватит моих денег, я устроюсь на неполный рабочий день на работу, которая не поглотит мою душу.
— Ну, удачи тебе, — выплюнула она, словно пожелала мне тропической болезни, а не всех благ. — Собирай свои вещи. Я не хочу больше видеть тебя в офисе.
Моя улыбка не исчезла, пока я шла к выходу — воздушные шарики направляли меня вперед.
Я была свободна. И в начале новой жизни.

ГЛАВА 35

Стелла

Повернув лодыжку, я рассматривала новые босоножки со всех сторон. Красные атласные ремешки обтягивали ноги и идеально сочетались с лаком для ногтей. Каблуков выше я еще не видела, что невероятно сексуально. Если уж эти каблуки не намекали на то, что я готова к борьбе, то ничего не скажет.
Я решила, что Флоренс права — я боялась и все еще залечивала свои раны, так что Беку нужно знать, что я готова. Для него. Потому что так и было. Возможно, он не сможет дать мне то, что нужно, но я обязана выяснить это сама.
Я решила выложить карты на стол: рассказать ему о своих чувствах и о том, чего хочу. Он либо согласится, либо нет. Я не собиралась быть одной из его девушек для встреч, я не смогу быть с ним, если не буду уверена, что он предан мне так же, как и я ему.
Мне нужен был мужчина, который хотел меня и никого больше. Если я отдавала свое сердце, то хотела сердце мужчины взамен.
Когда раздался звонок в дверь, у меня перехватило дыхание. Это был он. Я скучала по нему. Его отсутствие ощущалось все сильнее, поэтому осознание того, что он находился по другую сторону двери, было подобно приливу, который ворвался и заполнил мое сердце.
Я подтянула лифчик (идеальное сочетание скромности и сексуальности, правда, не без бретелек — никогда такие не любила) и повернулась в сторону, дабы убедиться, что длинное черное платье не застряло в моих трусиках. Затем схватила клатч и направилась к выходу.
Мне стало жарко, стоило открыть дверь и встретиться глазами с Беком.
Его волосы, казалось, отросли, и мне захотелось запустить в них пальцы, чтобы лучше рассмотреть его прекрасные глаза.
— Привет, — поздоровалась я, чувствуя, как учащенно бьется пульс под кожей.
— Прекрасно выглядишь. — Бек не отрывал от меня взгляда.
Возможно, мне не стоило тратить так много времени на выбор платья, обуви и идеального оттенка лака для ногтей.
— Ты тоже, — ответила я, борясь с желанием скользнуть руками по его груди и прижаться щекой к его сердцу.
— Готова? — спросил он, вырывая меня из моих мыслей.
Я кивнула, и он взял меня за руку так же, как делал это в Шотландии. Я прикусила нижнюю губу, пока мы шли к машине.
— Нам надо поговорить, — сказал он, садясь за руль и заводя мотор.
— Поговорить? — повторила я, как будто не это собиралась предложить сама.
— Да, — подтвердил он. — Есть кое-что, что я хотел бы сказать. Вообще-то, много чего.
— Я тоже.
Он быстро на меня взглянул.
Предвкушение и нетерпение щекотали кончики моих пальцев.
— Все обсудим позже, — сказал он. — Но сначала поужинаем.
— Только мы и Генри, верно? — уточнила я. — Ты бы сказал, будь это приветственным вечером после медового месяца Карен и Мэтта?
— Нет, я бы отклонил приглашение.
Бек не смотрел на меня, только сдвинул брови, отчего его хмурый взгляд стал еще суровее.
— Меня вообще не следовало приглашать на свадьбу. Им должно было быть слишком стыдно, да и я могла появиться и сжечь все дотла. Не то чтобы я когда-нибудь подобное провернула бы, но вообще мне не следовало быть такой вежливой. Ты понимаешь, о чем я?
— Понимаю, — бросил он; выражение его лица ничего не выражало, пока автомобиль двигался в плотном потоке машин.
— Я устала быть вежливой с людьми, которые причиняют мне боль. — Я выдохнула, смотря в окно. Лондон был полон удивительных вещей. В жизни было столько всего, за что можно ухватиться. Я больше не хотела сидеть сложа руки. — Ты не возражаешь, если мы выключим кондиционер и откроем окно?
— Конечно, нет, — ответил он, нажимая кнопку на руле. Вентилятор перестал жужжать, а окна открылись.
— Так-то лучше, — улыбнулась я.
Он взглянул на меня и ухмыльнулся, как будто знал что-то, чего не знала я.
— Что? — спросила я, желая тоже быть в курсе дела.
— Ничего, — ответил он. — Позже.
— Мы поговорим позже об открытом окне?
Бек выдержал паузу, словно раздумывая, стоит ли вдаваться в подробности. Затем кивнул.
— Позже. Давай поужинаем. После этого наша договоренность подойдет к концу.
Позже казалось чем-то невероятно далеким.
Мы проезжали бесконечные улицы с коваными перилами. Я хотела оказаться возле них и посмотреть, что спрятано за ними. Мне не терпелось вернуться к проектированию. К поиску материалов, исследованию поставщиков.
— Я уволилась на этой неделе, — объявила я, пока мы продолжали ехать к дому Генри.
— Серьезно? — спросил он.
— Ага. Написала заявление во вторник.
— Это потрясающе, Стелла. Как ты?
Внизу живота поселилось тепло от его энтузиазма.
— Нервничаю, но чувствую облегчение. У меня не так много сбережений, но квартира выставлена на продажу. В эти выходные запланировано пять просмотров. Я надеюсь, что смогу использовать капитал за нее, пока снова не встану на ноги.
— Ты собирается сосредоточиться исключительно на дизайне интерьера?
— Абсолютно. Удивляюсь, как мне удалось продержаться так долго.
— Значит, ты выяснила, чего хочешь и идешь к этому, — пробормотал он практически про себя. — Повезло же тебе.
С каждым словом ухмылка Бека становилась все шире и шире. Был ли он просто счастлив за меня? Так ли работали отношения? Мне хотелось проникнуть в его мозг и понять, о чем он думал. Видел ли он в нас коллег, друзей, босса и подчиненную? Или он хотел, чтобы я присоединилась к его маленькой черной книжке, где он записывал женщин и листал всякий раз, когда ему нужна была компания?
Мне не нравился ни один из этих вариантов.
— Я знаю, что ты сказал позже, Бек. Но...
— Вот мы и приехали, — указал он, въезжая на закрытую подъездную дорожку. — Нас, должно быть, ждут.
— Может, у нас найдется пять минут, прежде чем мы войдем?
— Давай покончим с Генри. Чтобы после ужина все было настоящим.
Прежде чем я успела спросить, что он имел в виду, Бек выключил двигатель и вылез из машины.
Все после этого ужина будет настоящим? Как долго он притворялся?
Позже лучше поторопиться.

ГЛАВА 36

Бек

Строители работали всю ночь, чтобы все подготовить. Мне никогда не приходилось говорить о своих чувствах, и я не был уверен, что мои слова заставят ее передумать. Мне хотелось показать Стелле что-то осязаемое, продемонстрировать то, что я чувствовал.
Такие девушки, как Стелла встречались раз в жизни, и это был мой единственный шанс убедить ее, что я ей подхожу. Я должен был сделать все правильно.
— Ужин прошел отлично, — сказала Стелла с пассажирского сиденья. — Генри очаровательный.
Я был слишком взвинчен и взволнован из-за того, что собирался сказать, что почти забыл, что она находилась рядом со мной.
— Ага. Милый.
— Ты в порядке? — спросила она.
В этом я не был уверен. Мои ладони вспотели. Я не мог усидеть на месте. Раньше мне казалось, что я очень хотел получить подпись Генри на контракте для строительства, но это не шло ни в какое сравнение с потребностью сделать Стеллу своей.
— Все прекрасно, — ответил я. Почувствую себя лучше, когда мы доберемся до моего офиса и я покажу ей, что сделал.
— Ты едешь на восток, — заметила она. — Я могу поехать домой на такси, если...
— Сам отвезу тебя. Просто нужно забрать кое-что из офиса.
Ухаживание за женщинами, как выразился Декстер, не было для меня привычным делом. Мне никогда не приходилось просить кого-то дать мне шанс. И не приходилось объяснять, что я чувствовал.
У меня была одна попытка произвести впечатление без какого-либо опыта.
Но все должно сработать. Уж я постараюсь.
Я остановил автомобиль у нужного здания.
— В выходные в городе всегда так тихо, — сказала она, оглядываясь по сторонам. Уличные фонари освещали ее скулы и полные, мягкие губы. Прошло слишком много времени с тех пор, как мне было дозволено прикоснуться к ним.
— Поднимешься наверх? — предложил я.
— В твой офис?
Она вскинула брови, как бы ни понимая, но без дальнейших вопросов отстегнула ремень безопасности и открыла дверь. В этом была вся Стелла. Да, из-за бывшего она не доверяла людям, но она все равно осталась открытой, великолепной женщиной, которая сделает все, чтобы угодить дорогому ей человеку. Ей просто необходим правильный мужчина, о котором она могла бы заботиться.
Я взял ее за руку, когда присоединился к ней на тротуаре. Она подняла на меня глаза и улыбнулась.
— Нам надо поговорить, — прошептала она. — Я должна кое-что сказать, и ты говорил, что ты тоже.
Я провел ее через раздвижные двери внутрь к лифтам.
— Ты права, — ответил я. — Я бы хотел начать первым, если ты не возражаешь.
Она кивнула, и я сжал ее руку, молча поблагодарив за терпение.
— Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как я была здесь в последний раз, — улыбнулась она, когда двери лифта открылись на этаже, где был мой кабинет.
Для меня это было словно в другой жизни.
Я направил Стеллу к панорамному окну, откуда открывался вид на Собор Святого Павла.
— Потрясающий вид, — восхитилась она, смотря на собор, который построили почти четыреста лет назад. — А ты знал, что для того, чтобы построить столь дерзкий проект, сэр Кристофер Рен сделал вид, что строит скромную церковь, а потом убрал леса и удивил всех?
Я улыбнулся. Возможно, подсознательно я черпал вдохновение у архитектора собора Святого Павла, когда под ложным предлогом привел Стеллу в свой кабинет.
— Серьезно? Должно быть, что-то витает здесь в воздухе, — хмыкнул я.
— О чем ты? — спросила она.
Не отвечая, я перешел из своего кабинета к другому офису на этом же этаже.
— Что происходит? — не понимала Стелла.
Я кивнул в сторону розовой неоновой вывески.
— Я думаю, твоему новому бизнесу нужен офис.
Она подошла ближе и заглянула внутрь, почти прижавшись носом к стеклу.
— Мы можем войти... Я вроде как владелец здания. — Я открыл дверь и провел ее внутрь.
— Ничего не понимаю. На вывеске написано Лондонское дизайн-агентство.
Она отпустила мою руку и направилась к столу.
Господи, я знал, что плох в этом.
— Верно. Я не знал, как еще... Эм... Я хотел показать тебе, как... мне нужно, чтобы ты знала...
Ну и бред. Декстер говорил, что я полон обаяния, но все оно явно выветрилось из меня.
— Стелла, я знаю, ты беспокоишься из-за того, что мы будем работать вместе, что неправильно смешивать приятное с полезным, но мы делали это с самого начала. И нам это отлично удавалось.
— Я ничего не понимаю. Ты хочешь, чтобы я работала у тебя под боком? — спросила она.
— Я хочу, чтобы мы были партнерами.
— Деловыми партнерами? — уточнила она.
— Нет. — Боже. Как я могу быть таким мямлей? — Когда мы заключили сделку, я понятия не имел, что притворяясь твоим парнем, все приведёт к тому... что я буду к тебе чувствовать. Может, все началось с вранья, но мои чувства к тебе настолько искренние, насколько это только возможно.
Она покраснела и прислонилась к столу, который, как я надеялся, будет ее. Мое сердце колотилось в груди, как кулак, который с озверением бился в дверь.
Она не произнесла ни слова. Было ли этого достаточно?
— Если тебе все еще нужно разобраться в своих чувствах к Мэтту, я готов быть терпеливым. Чтобы завоевать тебя. Чтобы ты поняла, что он никогда не заслуживал тебя. Если у тебя есть сомнения в том, сможем ли мы работать и встречаться, я постараюсь их развеять. Дай мне шанс, и я докажу, как сильно я люблю тебя.
Стелла ахнула от моего признания. Я любил ее. Она была всем, чего я хотел.
Она подошла ко мне. Достаточно близко, чтобы я мог прикоснуться к ней, но я почему-то сдержался. Я хотел ясно мыслить, и не был уверен, что смогу сосредоточиться, если до нее дотронусь.
— У меня нет чувств к Мэтту, которые мне нужно преодолеть. И да, я немного нервничаю из-за работы и наших отношений. Но на самом деле, больше всего я боюсь.
— Меня?
Она прижала руку к моей груди, и я мгновенно расслабился. Ее тепло было подобно возвращению домой. Где бы она ни была, я должен был быть рядом.
— Я боюсь, что мне будет больно, — ответила она. — Боюсь, что из меня сделают дуру. Но больше всего я боюсь своих чувств к тебе. Они настолько сильные, что ты можешь опустошить меня навсегда. Ты способен причинить мне гораздо большую боль, чем Мэтт. Я не переживу, если ты разобьешь мне сердце.
Я обнял ее за талию.
— Я никогда так не поступлю с тобой.
— Но после Шотландии ты, кажется, не особо переживал из-за того, что мы не увидимся. Ты просто пожал плечами, как будто это не имело значения.
— Стелла, я был потрясен. Я предполагал, что наши отношения продолжаться, но ты решила оставить все позади. Я был неподготовлен.
Она кивнула, теребя пуговицу на моей рубашке.
— Я ждала, что ты будешь меня убеждать. Я видела, как ты себя вел, когда чего-то хотел, а потому, как ты легко от меня отказался, я решила, что была не важна тебе. А после случившегося мне нужно быть важной для кого-то.
Конечно, она нуждалась в этом. Она это заслужила. Ей нужно было, чтобы я боролся за нее, а я сдался. Мне оставалось только надеяться, что еще не слишком поздно.
— Никто никогда не был для меня важнее тебя, — сказал я.
Она посмотрела на меня так, словно пыталась понять, говорил ли я правду.
Тысяча слов застряла у меня в горле, пытаясь вырваться наружу
— Поэтому я и привел тебя сюда, — продолжил я. — Я хочу, чтобы мы были вместе... дома и в офисе. Я хочу, чтобы ты занималась тем, что любишь, чтобы ты была счастлива, а я приложу для этого любые силы. Я хочу поддержать тебя и твой бизнес.
Она огляделась по сторонам.
— Двадцать четыре часа в сутки вместе? — хихикнула она. Звук был настолько восхитительным, что я буду добиваться его так часто, как только смогу. До конца своих дней.
— Ты даже не представляешь, что я сейчас чувствую. Со мной еще никогда такого не происходило... От мысли, что я потерял тебя, мне становилось больно. Я не понимал, что это такое, но ходил, стиснув зубы и с непрекращающейся головной болью. Она исчезла, как только я увидел тебя сегодня вечером. — Стелла потянулась к моему лицу. — Я хочу просыпаться с тобой каждое утро, а не только когда мы застряли в каком-нибудь шотландском замке. Я хочу, чтобы мы работали вместе, тогда нам не придется проводить день порознь. Мы можем болтать сутки на пролет. Обсуждать бизнес-проекты. Господи, я хочу знать, какого цвета на тебе белье и почему ты злишься после телефонного звонка.
— Я тоже хочу.
— Хочу любить тебя. Если ты мне позволишь.
Я перевел дыхание. Это все, что у меня было. Я просто надеялся, что этого будет достаточно.
Она выждала паузу, каждая наносекунда которой растянулась и превратилась в часы. Наконец она заговорила:
— Поездка с тобой в Шотландию многое изменило для меня. Вернувшись домой, я поняла, чего хочу. Я уволилась, выставила квартиру на продажу... потому что так хотела.
— А ты хочешь нас? — спросил я, как всегда не утерпев. Если она была так решительно настроена, то почему не связалась со мной? После Шотландии я вообще ничего о ней не слышал.
— Это последняя часть головоломки. Ты говоришь, что хочешь меня, и я знаю, что ты нужен мне. Я хотела поговорить сегодня с тобой о том, что не готова быть просто очередной твоей девушкой.
— Ты никогда не была очередной для меня. Ты женщина, с которой я хочу проводить каждый час бодрствования, хочу поделиться каждой мыслью в своей голове. Ты — единственный человек, от которого я приму совет в выборе одежды, и единственный человек на этой планете, которому я позволю делить мой кабинет. Ты никогда не будешь просто девушкой. Ты — моя женщина. К черту Мэтта, к черту всех остальных мужчин на планете.
Она приложила палец к моим губам.
— Я должна быть с тобой откровенна. Мне было больно от того, что сделал Мэтт. Я была опустошена. Но он не вызывал никогда всей той гаммы чувств во мне, которые вызываешь ты. С тобой я кажусь себе сильной, а не слабой, мое мнение начинает иметь значение. Я словно становлюсь умнее и сексуальнее. Никогда не сравнивай себя ни с кем и особенно с Мэттом.
Напряжение в моих мышцах ослабло. Мне нужно было услышать это от нее больше, чем я позволял себе думать. У меня никогда не было отношений с женщиной, достойной упоминания, но она мечтала провести остаток своей жизни с Мэттом. Я ненавидел его за это, но также хотел пожать руку этому придурку за то, что он оказался таким глупым, что отпустил ее. Потому что это означало, что ее получил я.
— Ты несравненна, — улыбнулся я.
— Итак, мы делаем это? — спросила она.
Я усмехнулся.
— Да. Но тебе, возможно, придется использовать свою пемзу. У меня есть несколько острых углов, которые требуют шлифовки. Тебе придется многому меня учить.
— О, я так и сделаю, не волнуйся.
Я обхватил ее лицо руками.
— Я знал.
И я буду наслаждаться каждой секундой, когда она будет меня наставлять и объяснять, как именно я должен ее любить.
И я буду любить ее так, как она захочет, и так, как смогу.

ГЛАВА 37

Бек

Я скользнул руками по ее бедрам, поднимая ее юбку.
— Ты знаешь, к чему это приведет.
— Я знаю, что ты пытаешься залезть в мои трусики, — ответила она, откинувшись на стол и раздвинув ноги. Жалоб не прозвучало. — Но не знаю, что именно ты имеешь в виду.
— Ты же понимаешь, что я только что признался тебе в любви, и ты, очевидно, тоже меня любишь, что мы впервые за много дней остались наедине и что я мечтаю прикоснуться к твоей коже с тех пор, как мы покинули Шотландию?
Она усмехнулась в ответ. Эта женщина одной только улыбкой способна прикончить меня.
— А помимо этого? — спросила она, запрокинув голову, когда я все настойчивее и настойчивее целовал ее в шею.
— Мы должны окрестить твой новый офис. Таким образом, каждая встреча, каждый телефонный звонок, каждая мысль здесь будут напоминать обо мне.
Я начал расстегивать ее блузку, но она остановила меня.
— Бек, нас видит весь Лондон.
— Нет, если только кто-то не стоит на куполе собора Святого Павла. — Она попыталась меня прервать, но мое веселье, должно быть, отразилось на моем лице, и она остановилась. — Прежде чем ты скажешь что-нибудь о людях, наблюдающих из Золотой Галереи или Каменной галереи — они закрыты. — Я закончил расстегивать ее блузку. — А если проходила какая-то частная выставка или объявился нарушитель, проникший после закрытия. — Я наклонился и поцеловал ее между грудей. — Тогда думаю, они заслуживают шоу.
Я опустил руку между ее ног и стянул с нее трусики. Она ахнула, стоило мне провести пальцами по ее киске.
— Вау, ты такая чувствительная.
— Не дразни меня, — взмолилась она. — Только не сегодня.
Я погрузил в нее два пальца, и она застонала.
— Обещаю, никаких поддразниваний.
Не совсем поддразнивания. Но самое лучшее происходит тогда, когда очень сильно стремишься к желаемому.
Я убрал руку и выпрямился, пробуя ее на вкус, облизывая пальцы.
— Слаще меда, — промурлыкал я.
Она села и потянулась к моей ширинке. Я сделал шаг назад, снял куртку и повесил ее на вешалку за дверью.
— Бек, — взмолилась она.
Я перевел дыхание. Нам не куда было спешить. Нас впереди ждала целая жизнь, чтобы...
Заставлять ее умолять.
Заставлять ее кончать.
Делать ее счастливой.
И я собирался наслаждаться каждым моментом.
Расстегнув запонки на рубашке, я положил их на стеклянный стол и закатал рукава. Стон Стеллы дал понять, что, несмотря на все протесты, ей понравилось немного помучиться.
Она была моей идеальной женщиной во всех отношениях.
— Ты такая нетерпеливая. Что мне с тобой делать? — спросил я.
— Все, что захочешь, — ответила она.
Как я уже сказал — идеальная женщина.
Я не стал больше ничего говорить, просто стоял, любуясь ею, любуясь ее восхитительной киской, готовой к моим пальцам, губам и члену. Стелла застонала и опустила руку, чтобы коснуться себя.
В мгновение ока я обхватил пальцами ее запястье.
— Нет, ты должна спросить у меня. Играть с ней позволено только мне. — Я взял ее руку и приложил к своему покрытому тканью члену. — А это твое.
Стелла нащупала молнию, а затем вцепилась в нее пальцами.
Такая охренительно нетерпеливая.
Такая чертовски идеальная.
Моя.
Я стиснул зубы, но не смог удержаться и толкнулся в ее руку. Черт, даже ее пальцы были лучше, чем все, что у меня было до Стеллы.
— Не думаю, что ты сможешь сдержаться, — заявила она. — Даже если очень того хочешь.
— Желаешь проверить эту теорию? — уточнил я, отступая от нее.
Она покачала головой; паника отразилась на ее лице.
— Нет!
Я толкнул ее на стол. С одной стороны он был освещен уличными фонарями, с другой — затененный.
Я развел ее колени в стороны и наклонился, чтобы в очередной раз восхититься ее лоном. Оно было прекрасно — мягкое, сладкое, горячее и нуждающееся. И теперь оно принадлежало мне.
Стелла заерзала под моим взглядом, но не от смущения, а от желания. Черт, как же мне так повезло?
— Пожалуйста, Бек.
Она была права. Я не мог сдержаться, да и не хотел. Прижал головку члена к ее входу и постарался не взорваться от обжигающего жара. Боже, как же мне этого не хватало. Я скучал по этому. Скучал по ощущению, что у меня есть все, что мне нужно. Только когда она ушла, я понял, что она значила гораздо больше, чем я мог себе представить.
Она была всем.
Я глубоко вдохнул и скользнул в Стеллу, наблюдая за ее реакцией. И она была именно такой, как я помнил. Близость с другим человеком, казалось, обрела новый смысл со Стеллой. Наш союз словно был предсказан тысячелетием назад всезнающим Богом или был предначертан судьбой.
Мы должны были быть вместе.
Я никогда ни в чем не был так уверен, как в ней. Как в нас.
— Я не знала, что можно так относиться к кому-то. Это больше, чем любовь, — прошептала она, вторя моим мыслям.
Я накрыл ее своим телом.
— Знаю.
Я начал входить и выходить, чувствуя, как узы судьбы опутывают нас, связывая все сильнее.
Стелла схватила меня за подбородок, впиваясь пальцами в щетину, и приблизила мои губы к своему рту. Погрузив свой язык в мой рот, она застонала, посылая вибрации удовольствия вниз по моему телу.
Прервав наш поцелуй, я собрался с духом, положил руки на стол по обе стороны от нее и глубоко вздохнул. Это было уже слишком. Эта женщина была слишком хороша для меня.
Ее волосы разметались по стеклянному столу. Ее тело отражалось от каждой поверхности, куда бы я ни посмотрел: от стеклянных окон до хромированных ножек стола. Она окружала меня, что ошеломляло и восхищало. Я бы хотел, чтобы это длилось вечно.
Но мне нужно было трахнуть ее. Мне нужно было кончить. А после, мне нужно будет сделать это снова, и снова, и снова.
Целой жизни с этой женщиной не будет достаточно.
Я был в двух секундах от того, чтобы сдаться, от того, чтобы отдаться своему оргазму, но я жаждал ее удовольствия сильнее, чем своего собственного, поэтому с невероятной силой воли адреналин обжег мои конечности, давая мне силы продолжать толкаться, продолжать двигаться.
— Бек! — воскликнула она.
Отчаяние в ее глазах кричало, что она на грани.
— Давай, Стелла. Кончай со мной.
Она вздохнула с благодарностью и тоской, пока ее тело взрывалось. Красивее этого зрелища я еще не видел. Толкнувшись еще раз, я кончил, задыхаясь от яростного оргазма, который вышел с ревом из моих легких.
Силу наслаждения со Стеллой я выдерживал с трудом.
Через мгновение темноты я открыл глаза и увидел, что она смотрела на меня. Тяжело дыша, я положил голову на ее груди и прохрипел:
— Скажи мне, чего ты хочешь?
— Тебя, — прошептала она. — Я хочу тебя. Я нуждаюсь в тебе. Только в тебе.
С момента нашей встречи, сам того не понимая, я ждал от нее именно этих слов. Только услышав их, я успокоился. Как будто был найден последний кусочек головоломки. Сам я также не нуждался ни в чем, кроме нее: ни в зданиях, ни в новостройках, ни в одобрении той части общества, которая решительно меня отвергла. Мне не нужно было ничего, кроме женщины, которая изменила мое представление о самом себе. Она исцелила мои раны, стерла шрамы и показала будущее.

ЭПИЛОГ

Полгода спустя

Стелла

Было ли неправильным чувствовать сексуальное притяжение к камню? Я изучала взглядом тонкие серые прожилки белого мрамора статуи и наслаждалась. Прекрасно.
— Стелла? Это текут слюни? — пробормотала появившаяся рядом Флоренс.
— Возможно. Что ты здесь делаешь? — Может, я была настолько поглощена убранствами, что пропустила обеденную встречу?
— Я позвонила в офис, и мне сказали, что ты здесь.
В последний раз она звонила в другой мой офис на другую работу... Сейчас я вела совершенно другую жизнь.
— Все в порядке? — спросила я, скользя ладонью по холодной гладкой поверхности. Но отвернулась, дабы не поддаться соблазну лизнуть ее.
Флоренс поморщилась, когда я повела ее к лифту из пентхауса, над которым мы работали.
— Давай выбираться отсюда.
— Я хотела, чтобы ты услышала это от меня, — начала Флоренс, ступая в кабину.
— О, боже, может, ты прекратишь так начинать предложения? — рассмеялась я. — Сейчас я хотя бы уверена, что ты не собираешься мне сообщить, что Карен сбежала с Беком.
Не было и дня, чтобы я засомневалась в любви Бека ко мне. Он был человеком, который верил, что любовь — это глагол, и находил множество способов показать мне, что он чувствовал.
Благодаря ему я теперь знала, что такое настоящая любовь.
— Нет, но ты не поверишь, когда я скажу, что она натворила сейчас.
Грузовой лифт с глухим стуком остановился на нужном этаже.
— Что?
— Ну, она бросила Мэтта. Оставила его.
Несмотря на все недостатки Карен, я не могла и предположить, что она откажется от брака, срок которого составлял шесть месяцев.
— Судя по всему, она поймала его, когда он сунул руку под юбку одной из подруг ее матери на новоселье. И они целовались. Виноватым стал в этот раз выпитый алкоголь.
Я рассмеялась, хотя это было совсем не смешным. Я никогда не думала, что Мэтт такой. Возможно, он и изменял мне, но я не думала, что это было для него обычным делом. Но, похоже, это было заложено в его ДНК.
— Ты уверена, что это непросто выдумка Карен, чтобы отвлечь всех от того, что сделала она?
Флоренс пожала плечами.
— Мне это сказала Беа, а ей — Карен.
Бек был прав — эти двое действительно заслуживали друг друга.
Мы перешли через дорогу к скамейке, которую облюбовали мы с Беком.
— Как ты себя чувствуешь? — спросила Флоренс. — Я подумала, что ты можешь немного расстроиться.
— Расстроиться? — уточнила я. — Я не чувствую ничего, кроме облегчения от того, что не участвую в этой драме. И благодарна судьбе, что не поймала его. Я рада, что он не вернулся ко мне, когда я была еще способна его простить. Его женитьба на Карен — ужасный поступок, но она привела меня к Беку, так что нет поводов для грусти.
Я ухмыльнулась, когда Бек помахал мне рукой с соседней улицы. Затем пошел к нам.
— Господи, какой же он красивый, Стелла.
— Есть такое. Но именно его сердце и чувство юмора заставляют меня любить его с каждым днем все сильнее.
— О чем вы тут сплетничаете? — спросил Бек.
— Говорила Флоренс, как сильно люблю тебя, — сказала я, и на его лице расползлась улыбка, которая появлялась всякий раз, стоило мне признаться ему в своих чувствах.
— Не так сильно, как я люблю тебя, — прошептал он, целуя меня в макушку.
— Вы двое до смешного подходите друг другу, — хихикнула Флоренс.
— Так же, как вы с Горди.
— И это еще одна причина, по которой я здесь, — сказала Флоренс. — Горди сделал мне предложение, и я согласилась.
Я вскочила и бросилась обнимать Флоренс.
— Класс! Я так рада за тебя!
— Я хочу, чтобы ты была подружкой невесты. Горди хочет грандиозную свадьбу. Я бы лучше сбежала от всех, но, знаешь, он не так часто о чем-то просит.
— Я в полном восторге! — Я повернулась к Беку. — Разве это не здорово?
— Хотелось бы такого же буйства эмоций, когда я делаю тебе предложение. — Он закатил глаза.
Мне пришлось подавить смешок. Бек делал предложение почти ежемесячно. И каждый раз я отвечала может быть, нет или еще нет. Он воспринимал отказы спокойно, но я понимала, почему мое сегодняшнее возбуждение было для него таким болезненным.
— Здесь другое. Флоренс и Горди вместе навсегда.
— Так же, как и мы, — ответил он.
— Верно. Тогда что поменяется, если мы поженимся?
Я была так уверена, что выйду замуж за Мэтта, что почему-то не хотела принижать то, что было у нас с Беком своим желанием выскочить замуж. Простой церемонии казалось почему-то недостаточно. Я не видела в этом смысла.
— Рано или поздно я тебя измотаю, — заявил он.
Я рассмеялась. Если Беку это было так важно, то однажды он сделает мне предложение, и я соглашусь. Я знала, что он любит меня, и это было всем необходимым. Любовь, обожание, уважение и время Бека были большим, о чем я могла только мечтать. Он был всем, что мне было нужно.

Двенадцать месяцев спустя

Бек

Я смотрел на недавно отремонтированную, готовящуюся к открытию, улицу. Красная кирпичная кладка была вычищена, восстановлена и выглядела так же хорошо, как и сто пятьдесят лет назад. Арочные окна освещались, скрывая прекрасные интерьеры, полностью преображенные Стеллой. Сегодня вечером мы запустили продажи первых квартир по строгому приглашению.
— Ты сделал это, — сказала Стелла рядом со мной.
Я скользнул рукой вокруг ее талии.
— Мы сделали это.
— Но это для тебя... Это больше, чем еще один завершенный проект. Что ты чувствуешь?
— Немного не то, что я ожидал, — ответил я. — Оглядываясь назад, я понимаю, что был настоящим маньяком, а уж ставить тебя во главу дизайна было полным безумием. Но я был в отчаянии.
— Эй. — Стелла ударила меня в живот и рассмеялась.
— Ты проделала более чем удивительную работу. Намного лучше любого дизайнера, с которым я когда-либо работал. Но серьезно, я не знал тебя. И конечно мне не стоило вот так просто соглашаться, но я хотел, чтобы здание Дауни было перестроено любой ценой.
— Теперь ты чувствуешь себя свободным? Победившим свое прошлое? — спросила она.
Я не мог вспомнить, когда в последний раз задумывался о своем биологическом отце.
— Да, но я не уверен, что это имеет какое-то отношение к зданию. По мне, это связано с тобой и нашей совместной жизнью... будущим, которое у нас будет. — Мне нравилось, что я все еще мог заставить ее краснеть. Я надеялся, что это так и останется, даже когда нам будет по девяносто и мы будем драться тростями. — Мысль о пяти маленьких Уайлдах в нашем новом доме заставляет все остальное казаться смешным.
— Меньше пяти, — ужаснулась Стелла. — И не Уайлдами. Обычными лондонскими младенцами.
— После того, как мы поженимся, они будут Уайлдами.
— Нет, после свадьбы я останусь Стеллой Лондон. А ты — Беком Уайлдом. Наши дети будут Лондон-Уайлд или Уайлд-Лондон.
— Это просто смешно. У наших детей не будет двойной фамилии.
— Тогда просто Лондон, — заявила она.
Я усмехнулся — отчасти потому, что она знала, что я уступлю почти всему, что она захочет. Но главным образом потому, что она не сказала, что не собирается выходить за меня замуж.
Потому что она обычно так и делала. Каждый раз, когда я спрашивал ее. А я спрашивал много раз. Стелла была призом, за который я никогда не перестану бороться.
Знакомая рука сжала мое плечо.
— Недурно, приятель. Совсем недурно, — сказал Декстер, подходя к нам сзади.
— Недурно? Ты еще не видел интерьер, — проворчал я.
— Там невероятно, — согласилась Стелла. — Это эквивалент бриллианта в недвижимости.
— Ошибаешься, — отмахнулся Декстер, но блеск в его глазах означал только одно — он нашел камень, за которым гнался.
— Ты торгуешь углем, — хмыкнул я. — Я предпочитаю кирпич и раствор.
— Перестань дразнить Декстера, — хихикнула Стелла.
— Держись за нее, — сказал Декстер. — Она особенная. Такие женщины, как Стелла, встречаются не чаще одного раза в жизни.
— Я в курсе, приятель. До тебя очередь ещё не дошла. Но дойдет.
Декстер улыбнулся и кивнул, явно не желая вдаваться в подробности, но и не поверив мне.
— У меня такое чувство, что в следующем году мы будем встречаться парами, — произнесла Стелла. — Хочу сказать, что любая девушка была бы счастлива с тобой, таким веселым, красивым, да еще и с миллионами бриллиантов на кончиках твоих пальцев. — Она повернулась ко мне. — Если бы я не влюбилась в тебя, то встала бы первой к нему в очереди.
Мое сердце почти останавливалось каждый раз, когда она говорила, что любит меня. Даже сейчас. Больше года прошло с момента нашей встречи.
— Не буду жаловаться, — отмахнулся Декстер. — Не то чтобы у меня никогда не было того, что есть у вас, ребята. Но я был достаточно глуп, чтобы все испортить. Вы не следуйте моему примеру.
Декстер верил в любовь, но считал, что такое случалось раз в жизни. Пребывание со Стеллой изменило мой взгляд на многие вещи. Декстер был прав. Любить женщину было важным, и я не мог поверить, что мой друг планировал провести остаток своей жизни в одиночестве.
— Я постараюсь, — дал слово я, на этот раз не желая насмехаться над ним. — Как только она, наконец, скажет да, наберу тебе первому. Нам понадобится камень для кольца.
— Не нужен мне камень, — возразила Стелла, и я сдержал улыбку. Она уже думала о кольце. Интересненько.
Я наклонился и поцеловал ее в губы.
— Ты заслуживаешь камень.
— Неужели вы не можете хоть на секунду оторваться друг от друга? — раздался за моей спиной раздражающий голос.
Я обернулся и увидел, что к нам подходили Тристан и Габриэль. Габриэль должен был находиться в Майами. Должно быть, он только что сошел с трапа. Он знал, что сегодняшний вечер очень важен для меня, поэтому прилетел.
Как же мне так чертовски повезло? Друзья, которые встанут перед пулей ради меня и женщина, ради которой я встану перед пулей. Неудивительно, что мое прошлое растворилось в воздухе. Жизнь не была лучше, чем сейчас.
— Вы, ребята, выглядите великолепно, — сказала Стелла им обоим, и я крепче сжал ее руку. Теперь она стала завсегдатаем наших воскресных вечерних встреч, и парни ее обожали. Похоже, произошло посвящение женщины в нашу группу.
— Не такие великолепные, как ты, — сделал комплимент Тристан, беря ее за руку и целуя в тыльную сторону ладони.
— Прекрати, — я фыркнул, оттягивая Стеллу назад, отчего она рассмеялась.
— Теперь, когда я знаю, что Стелла занята, то могу с уверенностью сказать, что никогда не женюсь, — заявил Тристан.
Он был говнюком. Но именно так я бы почувствовал себя, если бы Стелла была с Тристаном — исчез бы смысл искать кого-то еще, если женщина, предназначенная мне, была под запретом.
— Значит, вот та самая улица, — протянул Тристан. — Выглядит вполне прилично, но если это так мило, то почему вы двое не переезжаете?
Стелла предложила нам снять один из двух пентхаусов, но мне не хотелось. Что бы я чувствовал, живя рядом с местом, где укоренились Дауни? Правда теперь, после преображения квартала, после возникшей близости со Стеллой и наших общих трудов, я не мог придумать лучшего места для жизни.
— Вообще-то, — начал я, доставая из кармана брюк ключи от пентхауса, — я уже думал об этом. Поскольку сегодня старт продаж, может быть, нам стоит совершить экскурсию и посмотреть на все с точки зрения покупателя?
Стелла приподнялась на цыпочки; ее глаза горели.
— Серьезно? Я надеялась вопреки всему, что ты изменишь свое мнение, когда увидишь это место.
— Извините нас, джентльмены, идите и налейте себе шампанского. Мы собираемся пойти и посмотреть на квартиру, куда привезем моего первенца из больницы, — заявил я, затягивая Стеллу в здание через отдельный лифт.
— Ты это серьезно? — уточнила она.
— На счет чего? Сына? Больницы или пентхауса?
Она усмехнулась.
— Я имела в виду пентхаус, но вообще обо всем, наверное.
Мы вышли из лифта и направились прямо в вестибюль лучших апартаментов W1. Мраморные полы, хрустальная люстра, медные инкрустации на дверных косяках. Все выглядело идеально.
— Я серьезно отношусь ко всему, что связано с нашим будущим, — ответил я на входе в коридор, но Стелла не двигалась. Когда я повернулся, она кусала внутреннюю сторону щеки, как делала, нервничая.
— Ну, тогда у меня есть вопрос, — сказала она.
— Спрашивай о чем угодно, — попросил я.
Она порылась в сумочке и что-то вытащила.
— Как насчет того, чтобы надеть вот это? — спросила она, протягивая мне черную бархатную коробочку. Это была одна из коробочек с драгоценностями, которые Декстер предоставлял своим клиентам.
Моя женщина делает мне предложение? После всех этих месяцев, когда я просил ее выйти за меня замуж, она, наконец согласилась? Я не мог отвести от нее глаз. Вечер становился идеальным, как раз тогда, когда я думал, что жизнь не может стать лучше. Но такова была жизнь со Стеллой. Как только я решал, что мы достигли вершины, она устанавливала новый стандарт счастья.
Когда я не взял у нее коробочку, она осторожно открыла ее, продемонстрировав два кольца — одно с бриллиантами, другое платиновое.
Я надеялся, что эта женщина никогда не перестанет удивлять меня.
Она закатила глаза, стоило мне ухмыльнуться.
— Так что ты скажешь? — спросила она.
Ладно, это может быть не самое романтичное предложение, которое я когда-либо слышал, но я бы не хотел ничего иного.
— Конечно, я надену кольцо.
— Бек! — прикрикнула она.
— Что? Я не могу ответить на вопрос, который мне не задали.
Она рассмеялась.
— Ты невозможен. Но я люблю тебя. Ты женишься на мне?
— Ты само совершенство. Я тоже люблю тебя и буду жениться на тебе каждый день недели до конца жизни.
Я взял у нее коробочку, вытащил кольцо с бриллиантом и встал на одно колено.
— Ты самая добрая, веселая, сексуальная женщина, которую я когда-либо встречал. Я люблю тебя так сильно, что иногда это пугает меня. Всю свою жизнь я искал что-то, чтобы заполнить пустоту в моей жизни. В течение многих лет я думал, что здание Дауни было ответом. Но все это время я просто ждал тебя.
Стелла шагнула вперед, склонила голову набок и запустила пальцы мне в волосы.
— Выходи за меня замуж, — предложил я. — И я никогда не перестану стараться, чтобы сделать тебя счастливой.
Она села на мое согнутое колено и обвила руками мою шею.
— Я люблю тебя, Бек Уайлд. Сейчас. Завтра. Навсегда. До встречи с тобой я словно не жила по-настоящему. Кстати, это мы заключили сделку.
Быть со Стеллой Лондон было не просто разовой сделкой. Это была ежедневная победа, и ничто не могло с ней сравниться. Не имело значения, что происходило в жизни — хорошее или плохое — пока Стелла была рядом со мной, все было прекрасно. Поиски закрытой двери в мое прошлое открыли небеса и принесли мне Стеллу. Я больше никогда не оглянусь назад.

Команда перевода благодарит наших читателей за уделённое книге время (. Надеемся, вам понравилась история наших прекрасных и милых Бека и Стеллы, потому что следующая книга про Декстера будет ждать вас у нас в группе: https://vk.com/book_in_fashion :)
















Район Лондона
Социальная сеть для поиска и установления деловых контактов
Песни той самой группы The Carpenters























X