Пирожкова_интерпретация Гоголя НОС_3 варианта

Формат документа: doc
Размер документа: 0.04 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Бытие и ничто

Просыпаясь в каком-то яростном бреду, будто человек, прошедший через девять кругов анестезии, Миша с усилием разжал слипшиеся, как листы бумаги, веки. Осеннее солнце насмешливо жалило глаза – оно успело заскочить в последний летний вагон и посмеивалось над теми, кто остался на перроне в ожидании зимы. Тяжелыми, влажными руками он дотронулся до лица, чтобы легкими движениями протереть щеки, а потом перейти к глазам – обычная повадка уставшего, измученного человека. В голове ещё играла музыка её хлестких слов:
– Нам нужно расстаться.
Так просто и так удивительно жестоко. Как молотком по клавишам старого рояля. Сколько раз земля слышала эту фразу – тысячи, сотни тысяч лет люди говорили ее тем, кого не могли одарить светом своей любви. Неожиданно Мишины руки выжидательно замерли, позволив разуму предвосхитить их дальнейшие движения и дать хоть какое-то объяснение обнаруженному: мишин нос исчез. На том самом месте, где ему положено быть, зияла пустота. Ничто. Почти как у Сартра, только более прозаично. Бытие и ничто. Миша встал с кровати и подошёл к массивному напольному зеркалу, отданному ему ещё прабабкой. Руки не ошиблись. Носа не было.
– Неужели она! Не только сердце, но и нос! Как подло, как низко! Зачем он ей? Неужели отдаст тому, другому, у которого нос гораздо хуже, с нелепой горбинкой, крючком вниз.
Худшего предательства Миша представить не мог. Но как и полагается всякой невротической душе, он с изощренным издевательством начал воображать, как тот, другой, наденет его нос и отправится с ней в театр. Будет вдыхать запах её льняных волос, а заболевши, шмыгать им неистово и призывно, получая в ответ заботу и малиновый чай с чабрецом. Нет, Миша не мог этого допустить! Малиновая, как тот чай, раскатистая злость стала подступать к горлу.
– Ненавижу! – Сказал вслух Миша и сунул в пустоту палец. Палец тоже исчез. – Это как так? Ты и палец забрала? Ах, ты мерзавка!
Миша неистово зашагал в кухню, налетел плечом на дверной косят и некрасиво выругался. В кухне, держась за ноющее плечо, он выбирал нож: тонкий острый для хлеба – не пойдёт. А вот этот тесак идеален! В последний раз он разделывал им барашка, подаренного ей тем самым другим, чьих достоинств она на тот момент ещё не оценила. Сжав рукоять ножа, Миша вновь направился к зеркалу.
– Ну что ты на это скажешь? – Он сунул нож остриём в зияющую пустоту носа, через секунду тот провалился внутрь. С какой-то оцепенелой растерянностью Миша смотрел в черноту: – Жалко нож. Был совсем новый.


Психологический сифилис
Звенит над головой комар,Он жаждет мною насладиться.Как залежавшийся товарВаляюсь я, и мне не спится.Пойду гулять, нет, лучше выпью,А, может, постирать белье? –А между делом с чувством пылкимСебя бы сдал на вторсырье.Встаю, кроты находят тапки,И Посейдон меня манит,Щека в подушки отпечатках,А это что же, разъедрит!?Там в зеркалах вспухает горе –На фоне плитки в желтый цвет:И уши есть, два глаза, брови,Но где же нос? А носа нет…
Вот это да, вот незадача –Лица эстетики ядро!А как в столовой на раздаче?А как без носа я в метро?Хотя, и вкус и обоняньеНе актуальны уж давно.И вечной маски обаяньеМне покрывает все лицо.Да что там нос! Терял себя я,И так ни разу не нашел.И так сойдет! Дырой зияя,Я безмятежно спать пошел.

Не свое дело


Действующие лица

Косухин, молодой человек лет 30, чуть полноватый, с жидкими белокурыми волосами и такими же усиками.
Светлана, 25-летняя барышня, помощница Косухина по личным делам.

Действие первое

В дверь настойчиво звонят уже несколько минут, пока Косухин пытается натянуть свои панталоны. Он стремительно бежит по лестнице вниз, спотыкается на последней ступеньке и растягивается на мягком желтоватом от старости ковре.

КОСУХИН: Да иду, я иду (шепелявым голосом)

Он неловко поднимается с пола и идет к двери. Открывает. В дверях стоит Светлана.

СВЕТЛАНА: Дмитрий Сергеевич, а где же ваш нос?

Косухин шарит по лицу сначала правой рукой, потом обеими.

КОСУХИН: Действительно, нет носа. Да ведь только вчера вечером был.

СВЕТЛАНА: а не потому ли его нет, Дмитрий Сергеевич, что вы его опять не в свое дело сунули?

КОСУХИН: ничего я никуда не совал!

СВЕТЛАНА: а что тогда это?

Она достает из кармана небольшой сверток, разворачивает его и протягивает Косухину.

СВЕТЛАНА: ваш?

КОСУХИН: мой.

Между ними возникает неловкая пауза, Косухин кряхтит и гмкает. Светлана между тем проходит в комнату.

СВЕТЛАНА: Дмитрий Сергеевич, я уже устала разыскивать ваш нос. В октябре вы оставили его на скамейке у дома Шваревых, когда узнали, что они разводятся. На прошлой неделе его обнаружили под кроватью у прокурора Копейкина. Вы и сами знаете, во что ваш обошлось замять этот скандал. В прошлое воскресенье вы его подбросили в городском борделе – ну как не стыдно! А что вчера? А вчера вы решили, что ваш нос непременно должен переночевать у меня, именно в тот момент, когда я сказала, что не могу выйти на работу в субботу по личным причинам!

КОСУХИН: Я… это не я. Он сам. Бросьте ваши обвинения. Вы знаете, что я ничего не могу с этим поделать. Таковы мои гены. Горькое бремя наследства! Да мог ли я по своей воле избавить себя от носа!?

СВЕТЛАНА: Дмитрий Сергеевич, вам нужно лечиться! Обратитесь к отоларингологу, психотерапевту или, наконец, к детективу! Любых мер будет мало. А если когда-нибудь ваш нос раздавят или пожарят с луком на подсолнечном масле? Как тогда вы будете жить?

Косухин плюхается в кресло и закуривает сигарету.

КОСУХИН: не говори ерунды, никто не жарит человеческие носы. Тем более, я тебе плачу за выполнение таких мелких поручений.

СЕТЛАНА: это не поручение! Дмитрий Сергеевич, Нужно знать меру во всем! Ну, хорошо, прокурор. Ладно – проститутки. Но зачем же вы мне его подложили?

КОСУХИН: Таков путь, Светлана Тимофеевна. Таков путь.





X